Коулл Вергилия: другие произведения.

Черный код

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    Подтвердить вину убийцы легко. Особенно, если он сам во всем сознался. Но что, если этот обаятельный мерзавец затронет самые потаенные струны твоей души?
    Выражаю благодарность в консультации по судебному делопроизводству Валентине, Елене (Алене) и Ксении
    ЗАВЕРШЕНО, выложено не полностью
    АСТ, 2016 г. Вышла на бумаге в сентябре 2016 ISBN: 978-5-17-098770-2
    <купить на бумаге>
    <купить на бумаге>












   Альтернативная обложка от Дочери самурая.
  
  
  
-1-
  
  Я коснулась пальцами прохладной хромированной дверной ручки, но повернуть так и не смогла. Закрыла глаза, раздраженно выдохнула через нос, выпрямила спину и обернулась к Вронской - адвокату подсудимого - сухопарой женщине в годах с белой, почти бесцветной кожей и крашеными в платиновый цвет волосами.
  - В переговорную я пойду одна.
  Она приподняла бровь.
  - Я бы хотела присутствовать при встрече с подзащитным.
  - Вы можете присутствовать в комнате наблюдения. Оттуда все прекрасно слышно и видно через специальное окно, - отрезала я, понимая, что в другой ситуации, возможно, пришлось бы уступить.
  Но я находилась перед серой металлической дверью в комнату, в которую не имела ни малейшего желания входить. Мне предстояло в ближайшем будущем тесно общаться с человеком, о котором ходили самые дурные слухи. И на фоне подобной перспективы все лишние наблюдатели, страстно дрожащие над соблюдением формальностей, могли идти лесом.
  - Это мой первый контакт с объектом, - отчеканила я, глядя ей прямо в глаза, - и от того, насколько доверительные отношения между нами возникнут, зависит успех вашего, как вы говорите, дела. Поэтому я настаиваю на том, чтобы первая встреча и беседа состоялись с глазу на глаз. Даже если это будет подразумевать лишь условное уединение.
  С минуту Вронская сверлила меня взглядом, но все же соизволила отойти к другой двери, ведущей в комнату наблюдения. Избавившись от нежеланного эскорта, я переложила пластиковую папку с досье из одной вспотевшей ладони в другую и заставила себя войти в переговорную.
  Все оказалось даже хуже, чем ожидала.
  Он был красив той универсальной красотой, которая нравится девяноста процентам половозрелых женщин, если учесть, что остальные десять - лесбиянки. Не смазлив, а именно красив. Спокойной, мужской, достигшей своего расцвета красотой. Прямой нос. Широкие скулы. Густые темные волосы и брови. Верхняя губа, пожалуй, казалась чуть-чуть длинноватой, но это нисколько не портило общую картину. Даже казенная одежда на мощных плечах смотрелась так, что ее хотелось сорвать с него зубами, постанывая от желания. Ни один экран телевизора не мог передать реальности. У меня перехватило дыхание и закололо в груди. Я прилипла спиной к двери, сглатывая и напоминая себе, что где-то там в моей жизни имеется Сережа.
  Мне сразу же не понравился взгляд будущего объекта. Слишком умный и проницательный. И поза, которую принял мужчина. Ноги широко расставлены. Руки небрежно сложены на столешнице, словно на запястьях в целях моей безопасности совсем нет наручников, а те, в свою очередь, не прикованы цепью к металлическому поручню посередине стола.
  Подсудимый, чья жизнь полностью зависит от результата моей работы.
  Я сглотнула еще раз, отлепилась от двери. Краем глаза наконец-то начала замечать окружающую обстановку: охранника с каменным выражением лица, который замер в углу, и то самое широкое тонированное окно, отделяющее нас от комнаты наблюдения.
  Никогда не отдавала себе отчета, что мои каблуки так громко стучат по плиткам. Или это грохотало мое сердце? Все те несколько секунд, которые потребовались, чтобы преодолеть расстояние от двери до стола и приземлиться напротив объекта, я кожей чувствовала на себе ироничный и слегка презрительный мужской взгляд.
  Сделав вид, что меня это совершенно не волнует, я хлопнула по столу папкой и распахнула ее. Фотография, приклеенная в левом верхнем углу досье, тоже была лишь слабым подобием реальности. Я все больше начинала жалеть, что уступила мольбам и согласилась взяться за это дело.
  - Итак... - мне пришлось прочистить горло, потому что голос получился слишком хриплым, - Максим Велс, тридцать два года...
  - Синий Код, одна из десяти лучших Синих Кодов страны, - ответил он в унисон мне.
  Я вскинула ледяной взгляд, показывая, что его комментарии не приветствуются. В карих глазах плясала насмешка. Всем видом их обладатель показывал мне, что плевать хотел и на эксперимент, и на то, что я притащилась сюда вершить его судьбу.
  - Не одна из десяти, а лучшая, - высокомерно уточнила я, - иначе ваш адвокат не доставала бы меня звонками два дня подряд. Но мы сейчас не меня обсуждаем.
  - Это не мой адвокат, - покачал Макс головой, - а моей сестры. А что до десятки лучших... так говорили в прессе. Я всего лишь повторяю чужие слова.
  Я с трудом удержалась, чтобы не фыркнуть. Корчит из себя всезнайку, основываясь лишь на слухах из прессы.
  - Как бы то ни было, адвокат вашей сестры собрался защищать вас.
  Он развел руками.
  - Тут я не могу помешать. Пробовал отказаться, но безуспешно.
  - Вернемся к досье, - я опустила взгляд вниз, уповая, чтобы Макс не расценил это как попытку бегства. Смотреть на его холеное и гордое лицо и одновременно соображать было выше моих сил. - Тридцать два года, женат...
  - Был женат.
  Неужели развелся? Невозможно поверить, что какая-то счастливица добровольно упустила его из капкана. Я подавила приятное удивление в груди и мысленно отругала себя.
  - В любом случае это никак не влияет на дело. Вот здесь написано, что вы... - я еще раз пробежала глазами по строчкам, - вы сами требуете назначить в качестве приговора смертную казнь?!
  Так как Макс не отвечал, мне пришлось посмотреть на него. Словно только и ждал этого, самодовольный засранец медленно кивнул. Прекрасно. Он даже говорить вслух уже считает ниже своего достоинства.
  - Но почему?! - все же не сдержала удивления я.
  - Потому что я этого достоин.
  Замечательный ответ. Убийцу хотят спасти все, кроме самого убийцы. Чего еще ожидать от человека, который ведет себя так, словно сделал миру одолжение одним своим появлением на свет?
  - Конечно вы этого достойны, - прошипела я, против воли растеряв всю профессиональную компетентность. Эмоции захлестнули с головой. - Потому что вы застрелили гения с перспективным будущим. Надежду нашей страны! Ты... убил... его...
  Ни один мускул не дрогнул на лице Макса, пока он выслушивал мои гневные обвинения. Неизвестно, что творилось в комнате наблюдения, но для меня самой стало ясно, что первый контакт с объектом пошел ко всем чертям. Нет более неподходящего для работы человека, чем тот, к которому перцептор испытывает личную неприязнь. А я ее испытывала. Хоть Сергей и просил не показывать это никому. Я честно старалась так и делать, пока разговор не коснулся больной темы.
  - Андрей Викторович был моим учителем, - судорожно сжимая кулаки, процедила я, - моим наставником... я обязана ему всем, что у меня есть... а ты его... убил!
  - Мне очень жаль, Синий Код.
  Показалось, или в голосе этого мерзавца прозвучало сочувствие?
  Я тряхнула головой.
  - У меня есть имя. Меня зовут Анита. Называть меня Синим Кодом - это просто неуважение.
  Внезапно Макс подался вперед. Его мощное тело с таким усилием обрушилось на стол, что я невольно отпрянула, прижалась к спинке стула, а охранник встрепенулся и потянул руку к дубинке.
  - Ты можешь называть себя как угодно, - прорычал мне в лицо Макс, грозно сверкая глазами, - но для меня ты - просто зомбированная девочка, одна из множества точно таких же зомбированных людей. Мне плевать, оскорбляет тебя этот факт или нет. Как по мне, так даже звание Синего Кода для тебя слишком высокое. Ты годна лишь для одного дела. Чтобы я швырнул тебя голяком на этот стол и отделал по самое 'не хочу'. И поверь, я бы с большим удовольствием сделал это, не будь мои руки прикованы к этой железяке.
  Он прищурился и оскалился, часто и глубоко дыша. Я поймала себя на мысли, что пытаюсь отклониться до боли в позвоночнике. В переговорной повисла тишина.
  - На место! - послышался приказ охранника.
  Макс тут же стрельнул в меня из-под век прежним насмешливым взглядом и принял расслабленную позу. Я сгребла со стола досье, поднялась на ноги. Колени слегка дрожали, но не от страха - от ярости.
  - Первый сеанс считаю оконченным, - бросила я, пытаясь сохранить последние крохи самоуважения, - но советую приготовиться к следующему. Если вы откажетесь добровольно вступать в контакт, придется делать это медикаментозно. Предупреждаю, что это больно. Хотя вам наверняка тоже наплевать. Но так или иначе, поверьте, я увижу всю картину. И, возможно, ваше прошение о казни с радостью удовлетворят.
  Повернувшись на каблуках, я пошагала к двери.
  - Отлично, Синий Код, - ударился мне в спину насмешливый голос. - До встречи в моих фантазиях. Поверь, они будут очень эротичными.
  
   Некоторое время назад
  
  Теплая вода текла по плечам, лаская и обволакивая кожу. Гладила бедра, скользила по ногам, искрилась брызгами вокруг ступней. Я выдохнула, склонила голову в одну сторону, потом - в другую, разминая еще затекшие после сна мышцы шеи. Утренний душ должен быть прохладным, чтобы бодрил и настраивал на новый день, но почему-то хотелось чего-то нежного и расслабляющего.
  Как мужские пальцы, которые легли на затылок и принялись массировать его.
  Я невольно застонала. Даже не заметила, как муж вошел в кабинку и присоединился ко мне. Обычно дуновение воздуха его выдавало. Видимо, в этот раз я слишком задумалась или просто так подействовала накопившаяся усталость?
  - Вчера поздно пришла, маська... - шепнул на ухо Сергей, прижимаясь ко мне сзади всем телом. Сильные плечи, твердая грудь и... уже полная боевая готовность в паху.
  Я снова издала протяжный стон, потому что подушечки его больших пальцев начали обводить мой выступающий седьмой позвонок, а ладони - разминать мышцы у основания шеи.
  - Было много работы.
  - Всю ночь ворочалась... плохо спала?
  Не открывая глаз, я, насколько могла, кивнула.
  - Кто на этот раз?
  Я помотала головой, показывая, что не хочу вспоминать тот кошмар. Не зря ведь выкладывалась по полной, чтобы скорее закрыть дело. Все закончилось, и теперь хотелось лишь покоя и отдыха.
  - Кто? - настаивал Сергей. - Расскажи, легче станет.
  Давление на мышцы увеличилось. Стало сильным, до боли, но именно это ощущение показалось мне самым приятным. Кровь разогревалась и делала кожу эластичнее, а в совокупности с теплым душем все походило на неплохой сеанс релакса.
  - Педофил, - неохотно процедила я сквозь зубы. - Никак не признавался, где держит своих жертв, и остался ли там кто-то в живых. Но я его пробила. Наконец-то.
  Легкая дрожь побежала по телу при воспоминаниях об увиденном. А, учитывая, что пришлось и побывать в шкуре тех самых жертв... немудрено, что я не могла толком уснуть до утра.
  - Хочешь вступить в контакт? Поработать со мной?
  Я слабо улыбнулась. В паре перцепторов есть и свои преимущества. А Сергей всегда был заботливым мужем. Не просто поддерживал меня. Иногда казалось - читал как раскрытую книгу. Но бывали моменты, когда забота скрипела сахаром на зубах.
   Муж прижимал меня к себе все крепче. Его горячие губы скользнули по тому месту, где только что блуждали пальцы. Язык обвел позвонки на моей шее. Руки обхватили меня, нашли и осторожно сжали грудь. Я невольно выгнулась и потерлась попкой о Сергея.
  - Не хочу. Уже скинула все образы на куратора. То, что осталось - забудется само собой, как и положено. Я уже получила соответствующую установку.
  Муж резко подал бедра вперед, твердый член оказался между моих ног. Знакомые движения человека, который уже изучен вдоль и поперек. Вода струилась по нашим телам, а я уже предвкушала, что сейчас Сергей развернет меня к себе, прижмет спиной к стенке душевой кабины.
  - Помочь тебе забыть, маська? Помочь?
  От резкого поворота мокрые волосы хлестнули по плечам. Жадные губы накрыли мой рот. Руки подхватили под попку. Ответа от меня никто не ждал. Я просто позволила ласкать себя. Возможно, это - не самый худший способ скинуть напряжение после нескольких трудных недель работы.
  В коротких волосах мужа блестели капельки воды. Ресницы слиплись. Иногда его голова попадала под поток воды, и тогда по лицу струились прозрачные ручейки. Когда он целовал меня, вода попадала в рот. Я почувствовала, что Сергей ловит мои руки и соединяет наши ладони. Хрипло и отрывисто прошептала:
  - Сейчас?
  - Ты начни, я подхвачу, - пробормотал он мне в губы.
  Мы собирались заняться тем видом секса, который можно испытать лишь с перцептором. Изысканное удовольствие, достойное касты избранных. А если учесть, что подобных нам - единицы...
  Я стиснула пальцы Сережи, одновременно ощущая его первый толчок в мое уже готовое тело.
  
  Он невольно смотрит вперед и замирает, от удивления приоткрыв рот.
  - Что это?
  Оглядываюсь через плечо. Темная ночь над многомиллионным городом. Квадратные силуэты домов. Россыпь огней, подобных бриллиантовым брызгам. Голубой и розовый неон вывесок. Там, вдалеке, серая гладь бухты. Мы - над всем этим. И отделяет нас лишь толстое стекло прозрачной стены небоскреба.
  - Это Нью-Йорк.
  Муж усмехается, переводит на меня сияющий взгляд.
  - У нас утро, а ты решила показать мне ночь над Нью-Йорком?!
  Обвиваю руками его шею.
  - Сейчас там на самом деле ночь.
  Он подается вперед. Взвизгиваю, прижатая к прозрачной преграде, за которой - бездна огней. Поверх моего плеча Сергей дышит на стекло, проводит пальцем, оставляя полоску на запотевшем участке.
  Проверяет: фантазия или воспоминание.
  - Если бы я по-настоящему побывала в Нью-Йорке, неужели бы ты этого не знал? - дразню сквозь смех.
  Он хмыкает.
  - Мало ли...
  В следующую секунду чувствую, как муж отводит бедра назад. Его член медленно выскальзывает, влажный и гладкий. Закусываю губу, ловлю взгляд, скорчив заискивающую гримаску.
  - Тебе не нравится? Сменить декорации?
  Сергей широко ухмыляется.
  - Шутишь? Ты, как всегда, лучшая из лучших.
  Я тоже улыбаюсь. Я знаю это. Мы в президентском номере одного из самых дорогих отелей. Под босыми ступнями - мягкий ковер. Можно почувствовать, как утопают в нем ноги. Мебель в благородных бежевых тонах. Живые чайные розы в красивой вазе на столике. Их тонкий аромат пьянит и кружит голову.
  Прекрасный вид. Здесь все для нас.
  Каждая мелочь продумана.
  Сергей разворачивает меня лицом к стеклу. В слабом отблеске огней вижу только свой силуэт и машинально приглаживаю растрепавшиеся волосы. Муж не дает долго прихорашиваться: у него на меня свои планы. Он кладет мои руки по очереди ладонями на стену. Я зажата в ловушке между горячим и холодным. Между надежностью и зыбкой бездной. Первое же движение вырывает прерывистый вздох из моей груди. Пальцы скрючиваются и скребут по стеклу. Сергей снова внутри. Он наполняет меня. Двигается точно так, как это необходимо. Мы слишком хорошо знаем друг друга. Я уверена, что еще через полторы минуты у меня случится оргазм, и поэтому жадно впитываю взглядом изумительную картину. Плод моей собственной фантазии. Я умею создавать не только кошмары. Я умею создавать красоту.
  Смотрю туда до тех пор, пока откуда-то изнутри не рождается щемящая волна. Она заставляет прижаться щекой к стеклу, закрыть глаза и закричать.
  
  Я вздрогнула, потому что снова ощутила, как сверху хлещет вода. Мы в душе. С нежной улыбкой Сергей поцеловал меня в лоб и отстранился.
  - Отдышись. А я пока пойду нам завтрак готовить.
  Несмотря на усталость после сеанса, я все-таки почувствовала себя лучше. Прислонившись плечом к стенке, вяло наблюдала, как муж наспех моется и покидает тесное пространство. Потом привела в порядок себя.
  Когда облачилась в халатик, обмотала волосы полотенцем и вышла на кухню, уже полностью одетый Сергей с бодрой улыбкой подал кружку горячего кофе. На столе обнаружилась тарелка с яичницей. Телевизор на стене тихонько бормотал фоном какую-то утреннюю передачу.
  - Вот теперь с добрым утром, любимая!
  Я не успела поблагодарить, потому что внимание привлекла резко сменившаяся заставка на экране. В углу появлялась и исчезала красная надпись 'Экстренное сообщение'. Двое полицейских под вспышками многочисленных фотокамер вели под локти темноволосого мужчину. Он наклонил голову, лицо не удавалось разглядеть. Только воротник зеленой рубашки-поло.
  - Что это там в новостях? - удивилась я.
  Сергей взял пульт со стола и прибавил звук.
  - Сегодня полиция, - заговорил уверенный женский голос за кадром, - арестовала владельца сети подпольных казино, который добровольно признался в том, что застрелил из собственного пистолета нашего всемирно известного соотечественника, лауреата Нобелевской премии за вклад в науку, Андрея Соловьева. Соловьев был известен, как реформатор и разработчик уникальной программы, не имеющей аналогов в мире, под условным названием 'Синий код'...
  Что-то со звоном разлетелось у моих ног, и я с опозданием поняла, что выронила кружку.
  - Ты не обожглась? - муж присел, с беспокойством провел ладонями по моим лодыжкам. - Стой, а то еще наступишь и поранишься.
  Пока я приходила в себя от шока, он принес веник и тряпку и стал деловито наводить порядок. Выпуск новостей уже закончился, включили фильм, но я не могла отделаться от ощущения нереальности происходящего. Так бывает, когда общаешься с человеком, а потом вдруг резко узнаешь, что его не стало. И не просто не стало - его убил какой-то бандит! Владелец подпольного казино! Да что вообще могло связывать таких разных людей?!
  А вот меня с Андреем Викторовичем связывало многое...
  В две тысячи шестнадцатом году правительство запустило в массы новейшую научную разработку 'Синий код'. Я запомнила тот день на всю жизнь. Старт программы застал меня в университетской столовой, где мы с одногруппниками перекусывали на скорую руку в небольшом промежутке между занятиями.
  Старенький телевизор в углу помещения, показывал какую-то мыльную оперу для домохозяек, но вдруг сменил картинку с рыдающей от счастья героиней на ярко-синий экран. В тот же миг из динамиков раздался невыносимый хрип и скрежет. Мне показалось, что в голове взорвалась водородная бомба. Сметая со стола посуду и остатки еды, я упала на четвереньки, забрызгивая пол кровью. Она текла из ушей, носа и горла. Помню, что ужасно боялась захлебнуться. В мозгу билась лишь одна мысль - я умираю. Мои друзья вскочили с мест и застыли в шоке. Никто больше во всем университете не почувствовал того, что испытала я. Они не понимали, что со мной творится, и боялись подойти.
  Так весь мир узнал о существовании перцепторов.
  По всей стране нас - тех, у кого сочетание звукового и светового воздействия вызвало очевидную реакцию - набралось около двух десятков. Позже проводили вторую волну и третью, но вычисляли еще меньше. До сих пор наука не смогла найти какой-то алгоритм появления перцепторов среди обычных людей. Наши родители не обладали подобным умением, поэтому о наследственности не шло и речи. Возможно, свойство все-таки передавалось генетически, но через многие поколения. А возможно, определялось индивидуальными мутациями плода во время беременности.
  Но тогда, в ту первую волну, мне было страшно. Очень. Узнав о происшествии, кто-то из администрации университета куда-то позвонил - и за мной вместо 'Скорой' приехала тонированная машина без опознавательных знаков. Одногруппники сторонились, как чумную, пока два человека в военной форме увели меня под руки и посадили в автомобиль. Я не успела даже позвонить родным.
  Потом была научная лаборатория, где меня, напуганную и дрожащую, встретил человек с широкой жизнерадостной улыбкой. Мы называли его по имени-отчеству, хотя ему совсем недавно стукнуло тридцать пять и, казалось, такое официальное обращение его даже смущает. Андрей Викторович носил смешные круглые очки, рыжие волосы и бородку, белый халат с навязчивым запахом камфоры, а неизменная улыбка всюду сопровождала каждое действие.
  Об учебе пришлось забыть. Моим родителям объяснили, что передо мной теперь лежит гораздо более перспективное будущее, и моя задача - получить те знания, которые даст Соловьев, а не какое-то учебное заведение. Мама-библиотекарь и папа-столяр - люди старой закалки - только переглянулись и пожали плечами: 'Надо так надо'. Никто тогда не понимал, что происходит и к чему все приведет.
  Чуть позже в моей жизни появился Сергей. Его выявили во второй волне, привезли к нам с самого Урала. Тогда уже стало заметно, что не все перцепторы показывают одинаковый уровень. Кто-то оказался сильнее, кто-то - наоборот. Мне легко давались все практические занятия. Достаточно просто я научилась устанавливать контакт и уже перешла к изучению архитектурного конструирования виртуальной реальности для объекта. Это считалось очень сложным предметом. Помню, как бесконечно гуляла по городу и трогала все, что попадалось под руку. Шершавые стены. Гладкие поручни перил. Холодную плитку тротуара. Мягкую шерсть кошек. Нагретые солнцем спинки деревянных скамеек. Изучала тактильные ощущения. Раньше и в голову не приходило обращать внимание, но теперь для меня это стало одним из аспектов работы.
  Чтобы создавать то, чего нет, надо сначала изучить то, что существует.
  Сергею приходилось нелегко. Его сил не хватало, чтобы удержать контакт более чем на пять минут. Он злился, нервничал, краснел. Даже в сердцах уходил прочь с занятий, несмотря на то, что Андрей Викторович всегда был терпеливым и понимающим с каждым из нас.
  Так мы с Сережей и сблизились. В какой-то момент я решила ему помочь. Мы начали работать в паре, со мной у него получалось. Из-за усиленных занятий в лаборатории ни у кого из перцепторов не оставалось времени на личную жизнь, и однажды мы с Сергеем обнаружили, что личную жизнь можно строить... в своих фантазиях.
  Наверно, мы были первыми, кто открыл виртуальный секс с перцептором.
  В таком сумасшедшем темпе пролетели несколько лет. Словно щелкнули выключателем - и я опомнилась под вспышками фотокамер, в ряду еще нескольких таких же счастливчиков, облаченных в одинаковую темно-синюю форму. Андрей Викторович что-то долго и взволнованно говорил сразу в несколько микрофонов. Сергей аплодировал мне из толпы: для пресс-конференции выставили только лучших представителей экспериментальной группы.
  Внезапно я осознала, что передо мной открыты все дороги. Из неведомой зверюшки, странно отреагировавшей на шум из телевизора, я превратилась в высококлассного специалиста-универсала. Таких, как я, готовы были оторвать с руками сотни заинтересованных лиц.
  Кого-то завербовала ФСБ. Мне выпала дорога в судебные эксперты. Те, кто не вошел в список лучших, нашли свое место в эротическом бизнесе - для этого не требовалось больших умений. Сергей перебивался случайными заработками, но четко дал понять, что никуда меня не отпустит.
  После первого года самостоятельной работы я купила родителям шикарную квартиру. Еще через полгода - мы с теперь уже мужем тоже обзавелись жильем. Обновили машины. Свое двадцатипятилетие я встретила очень уважаемым человеком, один час работы которого стоил очень и очень дорого. Я могла уже диктовать условия и качать права, и ко мне прислушивались.
  Стоит ли говорить, что Соловьев навсегда остался для всей моей семьи кем-то вроде божественного благодетеля? Что бы ждало меня, не создай он в свое время программу 'Синий код'?!
  Я, наконец, отвлеклась от воспоминаний и посмотрела на Сергея, который заканчивал вытирать темно-коричневую кофейную лужицу.
  - Ты как-то странно спокоен.
  Он вскинул голову, на лице отразилась растерянность.
  - Ты совсем не расстроен из-за Андрея Викторовича? - спросила я, уже примерно догадываясь, каков будет ответ.
  Сергей оставил в покое тряпку, выпрямился.
  - Я знал еще вчера, маська.
  - Что?!
  - Послушай, ну ты же с головой ушла в работу, отключила телефон, - муж говорил торопливо, словно боялся, что разозлюсь. - Потом пришла поздно, уставшая. Мне знакомые позвонили, сказали. Но если бы я сразу вывалил на тебя, ты вообще бы глаз не сомкнула.
  Он обнял меня, заставил прижаться щекой к груди и погладил по голове.
  - Конечно я тоже огорчился, маська.
  Вопреки словам, в голосе мужа не проявилось ни капли сожаления. Я только вздохнула. Если уж по справедливости, то чего требовать от Сергея? Не добившись успеха, он вообще перестал хоть как-то участвовать в программе 'Синий код'. Делал сеансы только со мной и только ради нашего общего удовольствия. Соловьев значил для него не больше, чем сосед по лестничной клетке.
  - Зачем надо было убивать Андрея Викторовича? - все же пожаловалась я. - Ума не приложу. Он не делал никому ничего плохого.
  - У тебя есть шанс это выяснить, - Сергей усадил меня на стул, а сам быстро завершил уборку и подошел к раковине, чтобы вымыть руки.
  - Каким образом? - фыркнула я.
  - Семья того человека ищет перцептора для участия в рассмотрении дела. И обещает неплохие деньги за психодиагностическое освидетельствование.
  - Откуда ты знаешь? - насторожилась я.
  Сергей выключил воду, повернулся и неторопливо сложил руки на груди.
  - Его адвокат звонила вчера.
  - Мне?!
  - Сюда. К нам домой. Твой телефон ведь был выключен, помнишь?
  - Откуда они узнали номер?
  Муж пожал плечами.
  - Наверно, кто-то из твоих бывших клиентов поделился?
  Я не стала спорить. Такое вполне могло быть. Внезапно Сергей сделал пару шагов, опустился передо мной на колени и взял мои руки в свои. В последний раз я видела его в таком умоляющем виде в тот день, когда он делал мне предложение.
  - Они заплатят еще больше, если ты убедишься, что чувак арестован по ошибке.
  - Что?! - от возмущения я попыталась выдернуть руки, но муж вцепился мертвой хваткой и даже скрипнул зубами, удерживая их.
  - Послушай, маська. Послушай! Мы могли бы купить дом. Целый дом! Ты же хотела дом, а? Там будет два этажа и гараж... - он подумал и добавил: - И детская. Все как мы мечтали, помнишь?
  - Мы накопим и купим такой дом, но не на деньги убийцы близкого мне человека! - прошипела я. - Он признался! Что тут еще выяснять?!
  - Накопим, - с жаром подхватил Сергей, - но за какой срок? А тут всего одно дело - и наша мечта исполнится. Мы заведем ребенка, станем настоящей семьей. Ты узнаешь, почему он убил Соловьева. А если оправдаешь парня... - глаза у мужа загорелись, и он тряхнул головой: - Черт, да мы сможем путешествовать по миру целый год! Это будет великолепно! Я увезу тебя в Индию, покажу Китай, мы встретим рассвет на побережье Слоновой Кости!
  Я смотрела в лицо человека, с которым была неразлучна последние несколько лет, и совсем не узнавала его. Черты озарились почти безумной радостью.
  - Сережа! Этот бандит убил Андрея Викторовича!
  Но муж не хотел слушать никаких аргументов.
  - Мертвым уже все равно. А живым - нет. Вдумайся в цифру. Просто представь, какая это куча денег.
  Я все-таки отобрала руки и сцепила пальцы в замок.
  - Куча денег - это если я докажу его невиновность. А как я смогу это сделать, если он на самом деле убил?
  В глазах Сергея зажглись хитрые огоньки.
  - Ты можешь сконструировать сцену преступления. Обратить нападение в самооборону.
  - Ты предлагаешь мне подделать сцену преступления?! - я не сдержалась и повысила голос. - Как?! Куратор поймет, что это не воспоминание, а фантазия, когда я передам визуальный образ для просмотра!
  Муж фыркнул, а потом и рассмеялся.
  - Поймет? Ты идеально конструируешь! Сегодня в той гостинице... да я даже чувствовал холодок от кондиционера, который был направлен в нашу сторону! Как тут можно понять?
  - Вызовут кого-то из наших. Из десятки лучших. В качестве контрольного эксперта. Это же преступление государственной важности! Такая потеря для науки!
  - Не смеши, маська. С твоей репутацией? Твоим словам поверят в ту же секунду, как ты их произнесешь! Никому и в голову не придет усомниться. Ты тоже не последний человек в науке.
  Я вскочила на ноги и принялась мерить шагами кухню.
  - Именно потому, что дорожу репутацией, я ничего не собираюсь подделывать!
  - Ну ладно, - не сдавался Сергей. - Просто выясни, за что убили Соловьева. Разве это не принесет тебе удовлетворение? Ты узнаешь мотивы убийцы. Мы купим дом. Это тоже неплохо.
  - Если ты так хочешь этот дом, бери и занимайся этим делом сам! - выпалила я и тут же прикусила язык, но поздно: муж дернулся как от удара.
  - Думаешь, я бы не занялся, если бы мог? - тихо и как-то обреченно произнес он и опустился на стул, разом потеряв весь запал и желание меня уговаривать.
  - Сереж, прости... - теперь уже я присела перед ним и попыталась встретиться взглядом.
  Муж отводил глаза и выглядел побитой собакой.
  - Сереж, ну я не хотела напоминать... ну пожалуйста, не обижайся...
  Наконец, он посмотрел на меня.
  - Ты - сильная, маська. Я навсегда лишь твой оруженосец. Думаешь, мне весело от этого? Тысячу раз я хотел заняться работой вместо тебя. Но у тебя получается лучше. Всегда получалось. А за дело прошу взяться лишь потому, что уверен - ты сможешь.
  Что-то в моей груди больно сжалось в комок от его надтреснутого голоса.
  И я неохотно кивнула.
  
  
  
  
-2-
  
  В день первого сеанса я пришла пораньше, чтобы настроиться и понаблюдать, как готовят помещение медблока, выделенного мне для работы. К стойке с подголовником подкатили аппараты, контролирующие показатели жизнедеятельности организма, и реанимационный набор. Одна из медсестер, на вид немногим старше меня, вдруг оставила занятие и подошла, не смея поднять глаза, чтобы взглянуть прямо.
  - Вы ведь Анита? - зазвучал робкий голосок.
  - Да.
  Ее круглое лицо озарилось радостью узнавания.
  - Я хотела только сказать... для меня честь работать с вами... это такой опыт...
  - Я не врач. И мало что понимаю в медицине, - оборвала я ее.
  - Тем не менее... может, вы уделите мне время? Потом? Знаете, мой дедушка... он умер два месяца назад... и мне хотелось бы с ним поговорить...
  Она, наконец, подняла глаза, полные надежды. Я с трудом удержалась, чтобы не поморщиться. Прошло столько лет с момента старта 'Синего кода', а среди обывателей по-прежнему какие только слухи не ходили о том, на что способны перцепторы.
  Приказав себе быть дружелюбной, я потрепала ее по рукаву белого халата.
  - Я не экстрасенс. И не могу вызывать духов мертвых.
  Щеки девушки заметно покраснели.
  - Это я знаю, но... дедушка воспитал меня. Я хотела бы просто повидаться с ним еще раз...
  - Вы можете посмотреть на его фотографию.
  - Это будет не то, как вы не понимаете! Я хочу обнять его! Вы же сможете сделать так, чтобы я его обняла?
  Я подавила тяжелый вздох.
  - Я могу воссоздать его образ. Но это будут ваши воспоминания. Ничего нового не произойдет. Он не скажет вам то, чего вы никогда от него не слышали прежде.
  - Пусть так! - она едва ли не ногой топнула.
  - Софья! Почему болтаем вместо того, чтобы работать? - рядом с нами появился Васильев, главврач тюремного медблока. Дородный мужчина с двойным подбородком, он напоминал ходячую гору. Медсестра юркнула прочь, а врач повернулся ко мне. - Простите. Что-то персонал совсем от рук отбился.
  - Ничего, - слабо улыбнулась я. - Я привыкла. Как ваша внучка?
  С Васильевым мы уже работали раньше над некоторыми делами, и это позволяло общаться на почти дружеской ноте.
  - Пошла уже, егоза, - хмыкнул тот. - Фотку как-нибудь дам посмотреть. Что-то еще нужно?
  Он кивком показал в сторону оборудования. Я обвела взглядом помещение с несколькими кушетками и прямоугольным забранным решеткой окошком. Персонал вытянулся по струнке, показывая, что готов приступать.
  - Спасибо. Все идеально, - поблагодарила я главврача.
  - Тогда заводим, - он выглянул в коридор и подал кому-то знак.
  Я невольно отступила к стене и тут же разозлилась на себя за слабость. Почему не могу подавить реакцию на появление убийцы? Это он должен меня бояться! Он! А не я.
  Под охраной ввели Макса, и довольно просторная прохладная комната стала вдруг тесной и жаркой, как Ад. Мой будущий объект смотрел прямо перед собой, на губах играла легкая ухмылка. В профиль этот засранец был не менее красивым, чем в анфас. Я скрипнула зубами.
  Проходя мимо, Макс совсем чуть-чуть переместил взгляд. Казалось, что он просто смотрит немного в сторону, и, пожалуй, только я единственная из всех почувствовала: боковым зрением он ищет меня. Слишком гордый, чтобы открыто продемонстрировать интерес и повернуть голову. Сложная натура.
  Следом вошла Вронская. Заметив, что адвокат с нескрываемым любопытством оглядывается, я подошла и поздоровалась.
  - Наверно, мне нужно кое-что объяснить, - я показала на Макса, которого мягкими кожаными ремнями пристегивали к стойке так, как пристегивают буйных больных. Плечи, запястья, бедра, щиколотки. Удерживающий поперечный ремень через живот. И еще один - на лоб. Смотреть на связанного до неподвижного состояния убийцу мне неожиданно понравилось.
  - Есть угроза жизни, я так понимаю? - обеспокоилась Вронская, разглядывая реанимационный набор.
  - Это простая предусмотрительность, - тут же заверила ее я. - Так как мы имеем дело с вмешательством в работу мозга, у некоторых объектов случаются эпилептические припадки или инсульты. Даже изучив заранее медкарту, невозможно предугадать, как пойдет дело. Поэтому мы обязаны иметь под рукой все необходимое.
  Мой ответ, похоже, удовлетворил адвоката, и она кивнула.
  - Сколько сеансов потребуется?
  Я пожала плечами.
  - Единой схемы нет. Все зависит от того, будет ли объект сопротивляться вторжению в свою голову или решит сотрудничать. В любом случае, я не доберусь до воспоминаний, пока его подсознание не перестанет воспринимать меня, как вторженца. А для этого потребуется минимум пара сеансов. Мы начнем с простых фантазий на отвлеченные темы, чтобы привыкнуть друг к другу.
  - И что будет, когда вы доберетесь до воспоминаний?
  Я повернулась в сторону Макса и тут же пожалела об этом. Одежду на его мощной груди расстегнули, на резко обозначившиеся мышцы груди наклеивали датчики. Сам он перехватил мой взгляд и ухмыльнулся. Я резко отвернулась. Смотреть на бледное лицо адвоката было куда спокойнее.
  - Я увижу то, что произошло, его глазами. Потом через специальную программу передам картинку в электронный файл. Ее можно будет запустить на любом мониторе и просмотреть любому желающему.
  - В суде это должны принять, как достоверное и допустимое доказательство, - напомнила Вронская.
  Подобные скептические замечания мне доводилось слышать уже много раз, поэтому я лишь растянула губы в снисходительной улыбке.
  - Подумайте сами. Как собирают доказательства? Патологоанатом изучает тело. Следователь - улики на месте преступления. Но как они приходят к выводу? Только через свои догадки. Мне не требуется строить догадки. Я получаю доступ к событиям от первого лица.
  - А если возникнут сомнения, что это именно воспоминание, а не фантазия? - продолжала въедливая старуха.
  - Поверьте, я пойму. Существуют неоспоримые признаки. Фантазия создается совместно. Мозг объекта рождает идею, мой мозг ее подхватывает и воплощает. Я - строитель, который возводит здание по чужому эскизу, чтобы вам было более понятно. Только на самом деле это не здание, а кусочек воображаемой реальности, которую не так-то просто отличить от настоящей. И вся эта выдумка создается за доли секунды. Но даже находясь в ней, ее можно менять. Сносить стены, сажать деревья.
  Вронская приподняла бровь.
  - Если же мы в воспоминаниях, - продолжила я, - то мозг объекта все равно воспринимает происходящее, как свершившееся событие. Оно пройдет своим чередом, как фильм. Я не смогу разбить стекло, если оно не разбивалось тогда в прошлом. Не сумею даже оставить отпечатка пальца на зеркале. Вот вам и признак.
  На секунду показалось, что мне удалось привести неопровержимый аргумент, но адвокат все равно наморщила лоб.
  - Но опять же, если вы увидите все глазами участника событий, то как быть с полноценной картинкой? Он же смотрел только вперед, когда стрелял. А что происходило по бокам? Вдруг на месте преступления находился кто-то еще и сделал выстрел одновременно с ним? Как вы разбираетесь в таких случаях?
  - Боковое зрение. Наши глаза получают основную информацию прямым взглядом. Но одновременно с этим мы имеем более широкий угол обзора, только обрабатываем его подсознательно. Поверьте, того, что записалось на подкорке, не сможет осознать мой объект. Но я - смогу. Мой мозг вытащит это, сложит в единую картинку, словно склеит черепки разбитой вазы. И представит вам.
  - Удачи, Анита, - кивнула, наконец, Вронская с холодной вежливой улыбкой на сухих тонких губах.
  - Пожелайте удачи не мне, а ему, - фыркнула я, указав на ее подзащитного.
  Глаза женщины иронично блеснули.
  - В нем я уверена.
  Мне бы такую уверенность. В себе. И в том, что я делаю правильный шаг.
  Нацепив каменное выражение лица, я повернулась к Максу. Со скучающим видом он поджидал меня в окружении ремней и проводов. Я приблизилась. Мне предстояло установить с ним физический контакт. Проще говоря - взять за руки. Но когда пальцы оказались совсем близко от его ладоней, я поняла, что не могу. Не могу пересилить себя и коснуться рук этого мужчины. Нас разделяло ничтожное расстояние, я могла разглядеть каждый крохотный волосок на его груди, чувствовала, что он смотрит прямо мне в лицо и изучает его с затаенным дыханием. Но что-то все равно удерживало и отталкивало от последнего шага.
  Так длилось какое-то время. Все в молчании ожидали, что будет. А я тянула время и не могла.
  Неожиданно Макс дернулся так, что затрещали кожаные ремни, а в следующую секунду мои пальцы оказались до боли стиснуты в его хватке.
  - Давай, Синий Код, - прошипел он мне в лицо, обдавая горячим дыханием, - начинай уже свою экзекуцию.
  И тут я словно прозрела. Подняла голову и встретилась взглядом с его глазами цвета крепкого кофе. Мысли прояснились, ступор ушел.
  - Тебе страшно! - негромко воскликнула я. - Ты боишься!
  - Да хрен тебе, - грубо бросил он и выпятил нижнюю челюсть.
  Но меня уже было не обмануть.
  - Ты не можешь контролировать ситуацию. Не знаешь, что будет. И поэтому боишься!
  Я едва не рассмеялась. Приятно осознавать слабости противника. И когда он боится, то ты - уже нет. Осмелев, я закрыла глаза и позволила сознанию раствориться в сознании Макса.
  
  Сеанс первый.
  Состояние перцептора: стабильное.
  Состояние объекта: стабильное.
  Характер действий: моделирование.
  
   После легкого дискомфорта, связанного с внедрением в неподготовленное сознание другого человека, открываю глаза и обнаруживаю себя в комнате обычного 'панельного' дома. Места тут немного, как раз для кровати и письменного стола. Окно выбито, осколки торчат по краям рамы, как зубы в акульей пасти. Вытягиваю шею и вижу густо заросший травой двор, ржавые детские качели и темные провалы окон в безжизненном доме напротив.
   Ярко светит солнце. Жарко. И тишина.
   Переступаю с ноги на ногу, изучаю старую мебель, засыпанную осколками стекла и мусором. Что-то неуловимо знакомое чудится здесь, но не могу разобраться в ощущениях. Замечаю, что с улицы не доносится никаких звуков. Ни привычного шума автомобильных моторов, ни щебета птиц.
  - Макс?
  Из соседней комнаты слышится слабый шорох. Иду туда. Макс должен быть рядом, куда он мог деться? Обычно люди боятся, попадая в виртуальную реальность, и жмутся к единственному знакомому человеку - перцептору. Так работает инстинкт самосохранения, когда объект обнаруживает себя резко вырванным из настоящего.
  Но Макса нигде нет.
  Блуждаю по странной квартире, словно побывавшей во власти урагана. Вещи разворочены, мебель разбита. Не обнаружив ни одной живой души, толкаю входную дверь и спускаюсь по лестнице вниз. Замираю на пороге, не решаясь выйти на улицу.
  А чувство юмора у моего объекта еще то. Вокруг - чертова постапокалиптика, и я уже ни капли не сомневаюсь, что Макс каким-то образом нафантазировал себе ее.
  Бетонный козырек подъезда обрушился, огромные глыбы валяются, затрудняя выход. Сквозь них пробиваются ростки. Все выглядит очень заброшенным. Кое-как выбираюсь наружу, под палящее летнее солнце. Точно. Этот город оставили много лет назад. Нет бродячих собак или кошек, а мусор в контейнерах, похоже, давно сгнил.
  - Макс, выходи! Расскажи мне, что все это значит?
  Мой голос кажется незнакомым и слегка напуганным. Он отражается от мертвых стен мертвого города, теряется между бетонных пластов.
  Снова шорох.
  Я выхожу на открытое пространство между домами. У перевернутого на бок автомобиля ржавое днище, и за ним кто-то шевелится.
  - Макс? Что за детский сад?!
  Из укрытия появляется грязная рука, с которой свисают лохмотья не менее перепачканной одежды. Затем - нога. Существо передвигается на четвереньках, но, увидев меня, медленно выпрямляется и превращается в 'человека прямоходящего'. Это точно не Макс - понимаю по телосложению. Из-за трансформаторной будки выползает его собрат. Напрягаюсь. Все здесь - порождение сознания моего объекта, а я - чужеродный организм. Все живые существа воспринимают меня, как угрозу, и будут готовы атаковать при малейшей возможности. Несколько первых сеансов всегда так.
  Откидываю в сторону руку и ощущаю в пальцах знакомую тяжесть пистолета. Что ж, конструировать можно не только экстерьер, но и оружие. Навожу прицел на приближающееся немытое существо, но они лезут, как тараканы из коробки с печеньем. Насчитываю трех... шестерых...
  Один подбирается совсем близко, и внезапно я узнаю это лицо с небесно-голубыми глазами и чуть вздернутым кверху носом.
  - Тимур?
  Поворачиваю голову и точно так же узнаю второго.
  - Матвей?
  Это не просто фантомы больного воображения ублюдочного Макса. Это - перцепторы, моя команда. Десятка лучших, с которыми мы прошли столько лет обучения. С этими людьми я ела, пила и жила в замкнутом пространстве очень долгое время. Но теперь они... нелюди.
  Макс просто поиздевался надо мной. Притворился напуганным, а сам зашвырнул в извращенную фантазию. Откуда он узнал, как выглядят мои знакомые? Увидел в том репортаже с пресс-конференции, когда мы стояли бок о бок? Или припомнил, что читал статью в одной из газет, куда разлетелись снимки? Как бы то ни было, он подготовился, а я оказалась слишком беспечной, воспринимая его наравне с далекими от программы 'Синий Код' людьми.
  Мысли лихорадочно проносятся в голове за какие-то три-четыре секунды, но выстрелить я все равно не успеваю. Ближайшее существо бросается на меня. От удара о землю на мгновение темнеет в глазах и вышибает дух. Да, здесь все по-настоящему, и боль - тоже. Десятки пальцев щиплют и мнут меня. Склонившиеся обезумевшие лица застилают белый свет. Они хотят разорвать меня! Просто растерзать на кусочки голыми руками! Одежда трещит по швам. Пистолет куда-то выпадает. Я начинаю отчаянно бороться, бью без разбора по лицам, плечам, но все напрасно. Пытаюсь найти хоть что-то для защиты, хотя бы схватить камень с земли, но пальцы соскальзывают. Чудовища все плотнее смыкаются.
  В единственном оставшемся просвете я вижу торчащий вверх обломок того самого бетонного козырька. Из-за края показывается Макс. Он поднимается на вершину, как победитель - на свой трон, и спокойно наблюдает за представлением.
  - Ублюдок! - кричу я во всю мощь легких, пока кровь из разбитой губы заливает мне рот. - Прекрати это!
  - Прекрати лезть в мою голову, Синий Код! - слышится ответ.
  - Нет! Нет, мать твою! - я ощущаю чьи-то зубы, которые впиваются в мочку моего уха, и просто по-звериному рычу от боли и ярости.
  Даже если меня растерзают сейчас, я не умру. Нас вышвырнет из сеанса, и мне опять будут сниться кошмары несколько ночей подряд, но все-таки этому гаду глупо надеяться, что первая же атака меня отпугнет. Поэтому я отчаянно кусаюсь, царапаюсь, борюсь с тупой болью во всем теле.
  Но не сдаюсь.
  - Прекрати, Синий Код! - снова взывает Макс.
  - Это ты прекрати! - мне настолько больно, что слезы брызжут из глаз. Я уже на грани того, чтобы добровольно выйти из сеанса, и лишь из чистого упрямства и ненависти к красивому самодовольному выродку продолжаю держаться. Но боль побеждает, и я вою: - Подумай о чем-нибудь другом! Пожалуйста!
  
  Все тело дрожит от напряжения. Я стою на четвереньках и еще стискиваю в скрюченных пальцах что-то мягкое. Открываю глаза и натыкаюсь взглядом на белоснежное ковровое покрытие с длинным ворсом. Вот это уже больше походит на фантазии нормальных людей. Тех людей, которые подсознательно стараются представить пасторальную картинку или уютное кресло возле камина, когда их просят подумать о чем-либо нейтральном.
  На всякий случай быстро оглядываюсь по сторонам: атаковать меня уже никто не собирается. Это просто комната. Чья-то спальня. Дорогая мебель. Пытаюсь отдышаться и успокоиться. Над широкой кроватью - картина с изображением скачущей галопом лошади. Макс, заложив руки за голову, покоится на подушках. Вид портит лишь прежняя казенная одежда, но тут ничего не поделать: его образ в моем подсознании запечатлен именно таким. 'Породистый жеребец', - сразу приходит мне в голову. По лицу видно, что он очень доволен собой.
  Макс поднимается, и я с легким трепетом отмечаю, что впервые вижу его не со скованными руками. Сейчас он полностью свободен, и это заставляет слегка отпрянуть. Макс присаживается на корточки рядом со мной, проводит рукой по волосам. Жест скупой ласки. Так треплют по загривку любимую сучку, которая принесла мяч. Я смотрю в его лицо и даже не пытаюсь скрыть эмоции, которые бушуют внутри.
  - Доволен своей выходкой?
  Чувственные губы мужчины мягко растягиваются в улыбке.
  - Да. А ты?
  Я фыркаю и качаю головой. Лучше не отвечать на провокацию.
  - Где это мы?
  - Я подумал, что достаточно поухаживал за девушкой, и теперь пора пригласить ее к себе домой, - голос Макса сочится издевкой.
  Я мгновенно забываю о недавнем нападении. Сажусь на пятки и оглядываюсь уже по-другому, более внимательно. Стараюсь подмечать детали. Значит, это его дом. Редкая удача! Гораздо полезнее оказаться здесь, чем на зеленом лугу или у берега моря. Макс рвет все шаблоны. То пугает меня, то подпускает неожиданно близко. Но анализировать информацию я буду позже. Пока что моя задача - наблюдать.
  - Значит, это твоя спальня?
  - Ага, - продолжая излучать благодушие, Макс вытирает что-то большим пальцем из уголка моего рта.
  Я не успеваю отреагировать, а он уже засовывает подушечку себе в рот и облизывает. Смутно припоминаю, где и чем могла испачкаться. Разве что во время атаки тех существ...
  - Это моя кровь! - вспыхиваю я.
  Макс не считает нужным спорить, его глаза горят, как у ребенка, запущенного в магазин игрушек, но я смотрю лишь на его губы, обхватившие палец. Внутри все резко скручивает от медленного посасывающего движения. Он делает это так, что мне начинает казаться: не игра ли это моего собственного воображения? Не потеряла ли я ту грань, за которой заканчивается моделирование из головы объекта, и начинаются мои собственные фантазии? Не фантазирую ли я сейчас для себя?
  От этих мыслей поеживаюсь. Впервые за долгое время с момента выпуска что-то выходит из-под моего контроля. Впервые я не чувствую, что управляю ситуацией так, как должна. Но никак не удается понять почему. Возможно, это понимание придет позже. В другой ситуации я бы просто позвонила своему наставнику и обсудила проблему, но Соловьев мертв. Как ни странно, именно эта мысль отрезвляет и заставляет встряхнуться и прекратить пялиться на Макса, как на праздничный торт.
  - Ты, правда, поранилась? На вкус кровь очень даже настоящая, - прищелкивает он языком.
  - Здесь все настоящее, если ты еще не понял, - отвечаю я и позволяю себе маленькую слабость: закатываю глаза, показывая предубеждение.
  Зря волновалась. Все идет по плану. Макс явно и успешно перешел на вторую стадию адаптации, которую мы в лаборатории между собой называли: 'а так можно?'. Объект понимает, что окружающая обстановка не несет угрозы, свыкается с пребыванием в виртуальном мире, как две капли воды похожем на настоящий, и, естественно, начинает его исследовать. Он - как первооткрыватель, заплывший к незнакомым берегам. Ему все интересно и все нужно опробовать, чтобы понять, каковы допустимые границы.
  Моя задача - не ограничивать эти порывы.
  - Ты можешь убедиться сам, - пожимаю я плечами, - если у тебя есть тайник, проверь, что там лежит.
  Он недоверчиво усмехается. В ответ остаюсь абсолютно серьезной. Мы у него дома! Я готова пойти на любую хитрость, чтобы узнать всю подноготную. Раз уж мне выпала такая удача.
  Макс смотрит на меня долгим взглядом. Потом поднимается на ноги, возвышаясь надо мной. Я по-прежнему остаюсь перед ним на коленях, всем видом подтверждая свою пассивную роль в происходящем. Он делает шаг назад. Очень несмелый шаг. Проверяет меня. Ждет, когда рассмеюсь и сообщу, что пошутила. Что понятия не имею, какие там секреты он прячет.
  Но ты ошибаешься, милый. Я не блефую. Твои секреты уже смоделированы и находятся там, где знаешь только ты. Я понятия не имею, что это и где оно. Но оно там есть.
  Словно переступив черту недоверия, Макс резко поворачивается, подходит к кровати. Сдвигает в сторону картину. Мысленно ставлю себе плюсик, когда вижу вмонтированную в стену железную дверцу сейфа. Похоже, Макс еще сомневается, потому что, не таясь от меня, набирает код. Или просто не считает нужным?
  Дверца распахивается. Я чувствую, как усиленно мой объект старается не показывать удивления. На темно-красное покрывало кровати падает пистолет.
  - Ты держишь над кроватью оружие? - удивляюсь я, хотя, по сути, тут нечему удивляться.
  - А что ты ожидала увидеть? - фыркает Макс. - Сушеные скальпы моих врагов?
  Я качаю головой. Разочарована. Да, я ожидала чего-то... менее банального.
  Внезапно Макс подбирает пистолет и направляет его на меня.
  - Что будет, если я спущу в тебя обойму, Синий Код? - с любопытством интересуется он.
  Я одариваю его скептическим взглядом. По лицу же видно: дразнит, играет. Не собирается стрелять по-настоящему. Вот когда меня терзали нелюди - вот тогда все было по-другому. А сейчас мой объект развлекается.
  - Ты можешь меня убить, и мне будет больно. Но всего лишь прервешь сеанс. Завтра я вернусь, очень злая, и устрою тебе за это адскую жаровню, - отвечаю я без тени улыбки.
  - А если я сделаю так? - он приставляет пистолет к виску.
  Тут все еще проще.
  - Ты не можешь себя убить.
  - Не могу?
  - Нет. Я работаю с твоим подсознанием, а в подсознании каждого человека заложен мощный инстинкт самосохранения. Ты не сможешь сломать шаблон, навязанный природой, и причинить самому себе вред.
  - А как же самоубийцы?
  - В реальности? Там мы действуем сознательно, заглушая голос инстинкта. Это другое.
  Едва успеваю договорить, как Макс нажимает на спусковой крючок. Раздается сухой щелчок - и ничего. Я чувствую, что мои ноги затекли, и меняю позу, усаживаясь поудобнее. Это представление может затянуться надолго.
  Макс недоверчиво крутит в руках пистолет, разбирает его, проверяет обойму. Направляет на стену. От неожиданности вскрикиваю и зажимаю уши руками. Крохотный взрыв разрывает обои и оставляет небольшую дырку под ними. Макс снова приставляет оружие к себе. И снова осечка.
  - Охренеть...
  - Ты наигрался?
  Он отбрасывает пистолет в сторону и направляется к платяному шкафу-купе.
  - А разве мы здесь не для того, чтобы поиграть, Синий Код?
  Макс сдвигает в сторону дверь и изучает содержимое. Со своего места я вижу рукава отглаженных рубашек, аккуратно развешанных в ряд. Интересно, кто занимается его одеждой? Он ведь не женат. То есть, уже не женат.
  - Вообще-то, для того, чтобы привыкнуть друг к другу. Но если ты за свои тридцать два года не наигрался...
  Воздух резко заканчивается в моей груди, и фраза обрывается на полуслове, потому что Макс, как оказалось, уже успел расправиться с пуговицами на одежде и одним движением скидывает ее с плеч. Стоя ко мне спиной, вытягивает руки из рукавов. Лопатки обозначаются, трицепсы играют под кожей. Я не дышу. Я не могу вспомнить, о чем мы говорили. Он не должен быть таким... таким вышибающим дух, как столкновение с груженым трейлером, который несется с горки на полном ходу.
  Макс, тем временем, спускает одежду по бедрам, до колен, вытаскивает ноги из штанин. Снимает трусы. Вид его обнаженных ягодиц заставляет мои щеки гореть. У него, вообще, есть хоть какое-то понятие о приличиях или стыде? Или он к каждой малознакомой женщине предпочитает поворачиваться голым задом?
  - Привыкаешь? - вполоборота спрашивает Макс.
  Я тут же зажмуриваюсь до боли в глазах.
  - Что?
  - Привыкаешь уже, Синий Код? Все успела рассмотреть?
  - Я... я не смотрела! - на языке так и вертятся многочисленные нелестные эпитеты в адрес этого засранца, чей смех разносится по комнате.
  - Точно? Потому что теперь я повернулся к тебе своей лучшей стороной.
  Закрываю лицо руками. Чтобы уж наверняка.
  - Ты что, никогда не видела голого мужчину?
  Издевается, сволочь такая. Наслаждается игрой.
  - Я замужем! - рявкаю самым грозным голосом из всех возможных.
  - М-м-м, - судя по интонации, он не удивлен. И даже не разочарован. Скорее, получил тот ответ, которого и ожидал. И от этого ему скучно.
  Шорох одежды прекращается. Выжидаю еще какое-то время и осторожно приоткрываю глаза. Макс, действительно, стоит лицом ко мне. К счастью, он уже одет в джинсы и светло-голубую рубашку-поло с короткими рукавами. Ему удивительно идет его одежда. Без тюремного облачения он смотрится совсем по-другому. И в глазах уже другое выражение. Мне снова не по себе.
  - И как твой муж относится к тому, что ты вытворяешь с клиентами? - Макс делает шаг, и я невольно начинаю отползать назад, наблюдая, как он приближается, опускается на колени рядом.
  Протягивает руку и проводит костяшками пальцев по моей щеке. Тут же отбрасываю его ладонь.
  - Не клиентами, а объектами. Он понимает, что это - часть моей работы.
  - Часть такой работы?
  Макс начинает наклоняться. Его взгляд неотрывно исследует мои губы. В следующую секунду его голова дергается в сторону, а на щеке загорается отпечаток моей ладони. Ч-ч-черт! Это больно. Потираю руку.
  - Эротических услуг не оказываю, - издаю я разъяренное шипение.
  Макс приподнимает бровь, как бы говоря: 'да неужели?'. Рывком он поднимается на ноги, затем так же, рывком, хватает за руку и поднимает меня. Выдыхаю с облегчением: последняя черта в этапе 'а так можно?' подведена. Недостаток сеансов с мужчинами в том, что меня не пытался изнасиловать на этом этапе только ленивый. Макс еще душкой оказался, отстал сразу, как схлопотал по морде. Учитывая контингент, с которым приходилось работать, иногда все складывалось хуже. Вплоть до выхода из сеанса.
  Но моя радость слишком преждевременна. Молниеносным броском Макс протягивает руку и наматывает на кулак мои длинные волосы. Тянет на себя, заставляя выгнуться и сморщиться от боли. Склоняется надо мной. Обхватывает мою верхнюю губу. Его рот - влажный и горячий. Прикосновения - не грубые, но и не нежные. Он целует меня не потому, что испытывает какие-то чувства. Он ставит меня на место этим поцелуем. Я сказала ему 'нет', а он доказывает, что это 'да'.
  Пытаюсь его укусить, но Макс уворачивается и подхватывает теперь уже нижнюю губу. Ощущаю его дыхание на своем языке. Тоже влажное и горячее. Из груди поднимается волна протеста. Я бьюсь, как рыба, пойманная на крючок, но ничего не могу сделать. То есть могу, но не должна. Макс засовывает язык мне в рот. Если он так же занимается сексом, то я не понимаю, почему от него ушла жена. Хотя, стоп. Почему ушла? Может, он ее бросил? Второй вариант кажется более правдоподобным. Потому что так целуются только те, кто перепробовал в своей жизни много женщин. Верные и склонные к постоянству мужчины так не целуются.
  Мой муж так не целуется.
  Макс с упоением владеет мной. Я мысленно перебираю виды оружия, которым хочу его убить. За то, что он так хорош, и у меня между ног уже все тяжелеет. За то, что он пользуется моей слабостью и даже не скрывает этого.
  Наконец, с негромким отзвуком поцелуя Макс отпускает меня. Мои губы горят, мое чертово тело горит, мои трусики мокрые, и я подозреваю, что они будут такими и в реальности, куда придется вернуться. Но как только давление на волосы ослабевает, я размахиваюсь и даю Максу вторую пощечину.
  Он потирает место удара рукой и облизывает еще влажные губы.
  - Судя по тому, что бьешь ты не сильно, я делаю вывод, что либо тебе запрещено наносить мне увечья, либо... - он делает многозначительную паузу, - ... либо тебе все понравилось, и ты хочешь еще.
  - Если я врежу тебе в третий раз, ты инсульт в реальности схлопочешь. Выбор за тобой, - бросаю я, стараясь держаться независимо, насколько это возможно в моем состоянии.
  - Но ты же не схлопотала инсульт там, в начале.
  Он намекает на потасовку с чудовищами в начале сеанса? Я фыркаю.
  - Мой мозг подготовлен, чтобы переносить боль. А твой - нет. То, что кажется тебе здесь игрой фантазии, воспринимается твоим телом намного острее, чем ты можешь подумать. Не веришь? Проверь свои трусы, когда мы выйдем из сеанса.
  На секунду в глазах Макса мелькает замешательство, и я не могу удержаться от торжествующей улыбки. Все-таки мы играем на моей территории, пусть и пока по его правилам. Интересно будет взглянуть в его лицо, когда он обнаружит себя в окружении медицинского персонала с мощным стояком, а то и вовсе... с собственным семенем в штанах.
  О том, как посмотрят на меня, я стараюсь не думать. Привыкла.
  - Чего ты от меня хочешь, Синий Код? - вдруг тихо спрашивает Макс.
  Ответ давно готов.
  - Хочу узнать, почему ты убил Соловьева. Хочу увидеть все подробности.
  - Нет.
  Я жду, что он скажет что-то еще, попробует аргументировать отказ, но, похоже, объяснений не будет.
  - Я же все равно доберусь туда.
  - Это мы еще посмотрим, Синий Код.
  - Хорошо. Посмотрим.
  - И куда это ты собралась? - спрашивает Макс, когда я направляюсь к двери.
  Его голос звучит все еще немного растерянным. Это моя маленькая победа.
  - Хочу осмотреться в твоем логове. Раз уж ты так гостеприимно меня пригласил.
  Чувствую себя маленькой мстительной язвой. И мне совершенно не стыдно за это.
  Распахиваю дверь и выдыхаю от изумления. Замираю на пороге. Чувствую, что Макс стоит за спиной, очень близко, и не хочу ощущать его присутствие так остро, но удивление пересиливает все другие эмоции.
  Я ожидала, что это будет его квартира. Да, я определенно настроилась увидеть за дверью еще одну комнату или кухню. Но бесконечно длинный коридор тянется направо от меня, а череда окон с одной стороны освещает череду дверей с противоположной.
  - Ты меня сейчас разыгрываешь? - шепчу я.
  - Добро пожаловать в родовое гнездо моей семьи, - недовольным голосом ворчит Макс.
  - Ты живешь... в поместье? - все-таки выхожу в коридор, делаю несколько шагов и выглядываю в окно. Мы на втором этаже, внизу открывается просторный, усыпанный мелким гравием двор, от зеленого луга дом отгораживают плодовые деревья, на нижней ветке одного из них - веревочные качели.
  - Это просто очень большой дом.
  Я поворачиваюсь, Макс с нахмуренными бровями стоит, сложив руки на груди. Похоже, его всерьез беспокоят мои передвижения. Любопытство захлестывает меня с новой силой. Он что, не понимает, какой козырь вложил в мои руки?!
  - Наверно, недешево стоит его содержать, - размышляю вслух, а сама начинаю двигаться в сторону выхода. Шаги скрадывает мягкий ковер.
  Макс неохотно следует за мной. Предполагаю, что в глубине души ему льстит мое восхищение его жилищем, и только поэтому он позволяет мне бродить здесь.
  - Могу себе позволить, - хмыкает он.
  - Я слышала, твой бизнес арестовали.
  - Надеюсь, ты не сдашь меня, если скажу, что не кладу все яйца в одну корзину.
  На миг мы встречаемся взглядами. Он... только что признался, что имеет еще какой-то подпольный бизнес? Впрочем, мне все равно. Я здесь не для того, чтобы заставить его заполнять налоговую декларацию.
  - Тогда я не понимаю, зачем тебе делать это, - качаю я головой.
  - Делать что, Синий Код?
  - Лишаться всего этого, - я обвожу рукой окружающую нас обстановку. - Хорошего дома, например.
  - Дом оформлен на мою сестру. И перейдет к ее детям. Тут я спокоен.
  - Хорошо, но как насчет части дохода от бизнеса?
  - Казино давно уже не прибыльный бизнес. Я сам не знал, куда сбагрить этот балласт.
  - Но стоило ли попадать в тюрьму? Это все бессмыслица какая-то. Что Андрей Викторович сделал такого, чтобы ты захотел его убить?
  Я останавливаюсь примерно на середине пути и выжидающе смотрю на Макса. Он молча возвращает взгляд, и это длится так долго, что мое терпение потихоньку иссякает.
  - Будешь играть в молчанку? - не выдерживаю я.
  Он равнодушно пожимает плечами и идет дальше. За это я готова смоделировать в руке что-нибудь тяжелое и запустить ему в спину.
  - Ты же не наемный киллер! - бросаю вдогонку. - Тебе ведь нужно было решиться переступить грань и кого-то убить. В первый раз это непросто.
  - А кто сказал, что это в первый раз?
  Вопрос повисает в воздухе, и мне снова не по себе. Я чего-то не знаю о Максе. Изучила его досье, но кажется, что прочитала тоненькую брошюрку о совершенно другом человеке. В той пластиковой папке была фотография Макса, но вот описан там был не он. И мне ужасно не хочется знакомиться с тем, другим, человеком. Хочется простоты и ясности. Хочется понять мотивы и больше не погружаться в подсознание Максима Велса. Но своим молчанием он вызывает во мне сомнения. И словно волоком волочит по пути, по которому я следовать не хочу.
  - Отлично, - выдыхаю я и, воспользовавшись тем, что Макс прошел вперед и не успевает меня остановить, подлетаю к ближайшей двери, - разберусь и без твоей помощи.
  Он издает протестующий возглас, но я уже поворачиваю ручку и врываюсь в комнату. Это детская, прямо как из журналов для будущих мам. Кроватка под пышным белым пологом стоит у стены, рядом пеленальный столик и комод. Целая гора игрушек. Окружающая обстановка на миг искажается, как испорченная помехами картинка в телевизоре, и в следующую секунду в центре комнаты я вижу женщину. У нее длинные светлые взлохмаченные волосы и перекошенное от страха лицо. Стройные загорелые ноги испачканы в крови, точеные руки от кистей до локтя - тоже. На шее блестит золотая цепочка, но мне бросаются в глаза еще и синие отметины от мужских пальцев. Белая объемная рубашка с небрежно закатанными рукавами расстегнута наполовину и едва доходит до середины бедер. Внизу она тоже измазана в крови.
  - Не подходи ко мне, Максим! - заламывает руки женщина, ее тушь черными потоками струится по щекам вместе со слезами.
  Это выглядит так реалистично, что на миг мне кажется, что я ворвалась в помещение прямо в середине супружеской ссоры. По спине бежит легкий холодок, потому что взгляд незнакомки устремлен поверх моего плеча, и я точно знаю, на кого она смотрит. На того, кто стоит сейчас прямо за мной, и чье дыхание касается моего затылка.
  Заметив рядом с собой книжную полку, я тянусь и пытаюсь сбросить на пол одну из книг. Она кажется приклеенной намертво, сдвинуть ее с места мне не под силу. Окончательно убеждаюсь, что попала в воспоминания Макса. Похоже, что ворвавшись в комнату следом за мной, он невольно воспроизвел в памяти развернувшиеся здесь события. В первый же сеанс! Он определенно бьет все рекорды.
  - Пожалуйста, ради Бога, не трогай меня! - продолжает истерично кричать женщина.
  Макс хватает меня за горло и выволакивает в коридор. Сквозь шум в ушах слышу звук захлопнувшейся двери. Макс с размаху ударяет меня о стену. Затылок, плечи, спина - все взрывается острой болью. Наваливается сам. Мне не хватает воздуха, и перед глазами идут разноцветные пятна.
  - Прекрати так делать! - оглушительно орет он мне в лицо.
  - Это ты... - хриплю я, - сам... это не я... это ты...
  - Прекрати лезть в мою голову, Синий Код!
  В момент, когда я уже перестаю себя контролировать и решаю его ударить, ноздри начинает щекотать навязчивый запах жасмина. Это очень плотный и тяжелый запах, его просто невозможно игнорировать. Стискиваю зубы. Жасмин - это не хорошо. Это значит, что там, в реальности, у моего объекта жизненные показатели вышли за пределы нормы. Мне нельзя его бить. Если не хочу вогнать в кому, конечно же.
  Когда-то давно, в лаборатории, мы с Соловьевым разрабатывали систему знаков. Перцептор, погруженный в сеанс, не ощущает того, что происходит в реальности. Он может не понять, когда пора остановиться. Поэтому в случае опасности наблюдатели из медицинского персонала должны подать знак. Звуки и изображения - бесполезны. Запах стал универсальным решением проблемы. Для себя я выбрала жасмин и с тех пор не изменяла привычке.
  - Ты не понимаешь по-хорошему, да? - шепчет мне прямо в ухо Макс.
  От этого шепота мне не менее жутко, чем от крика.
  - Остановись... - задыхаюсь я, - просто объясни... что это было...
  - Ты не понимаешь по-хорошему, - уже утвердительно произносит он, растягивая слова.
  Пальцы Макса разжимаются, и я с громким хрипом жадно наполняю легкие воздухом. Правда, это единственная поблажка. Он снова стискивает пальцы. Другой рукой задирает мою юбку. Разрывает трусики. Не отрывая от меня бешеного взгляда, плюет на свою ладонь, а потом припечатывает ее мне между ног. С усилием проводит вниз и обратно наверх. Возится с 'молнией' на своих джинсах. У него лицо человека, которого бесполезно умолять о пощаде.
  Я сдаюсь.
  В момент, когда Макс входит в меня, я выбрасываю нас из сеанса.
  
  Оглушительный писк медицинских приборов ударил по ушам в тот момент, когда я открыла глаза. Кофточка неприятно липла к спине, мокрой от пота. Я тут же выдернула свои руки из пальцев Макса. Его челюсти были стиснуты, на скулах играли желваки. Взгляд оставался прежним, тяжелым и злым. Та самая медсестра, которая в начале сеанса подходила ко мне, бросилась вводить ему что-то внутривенно, а он зыркнул на нее так, что бедная девушка вздрогнула.
  Главврач убрал от моего лица ароматизированную подушечку с запахом жасмина и обеспокоенно заглянул в глаза.
  - Вы в норме?
  Но я смотрела только на Макса. Похоже, что ему ввели успокоительное, потому что взгляд стал 'уплывать'.
  - Никогда больше... не появляйся здесь... - пробормотал он заплетающимся языком.
  Я назвала его матерным словом, развернулась на каблуках и ушла, не обращая внимания на Вронскую, которая пыталась со мной заговорить.
  
  
-3-
  
  Сергей нашел меня в туалете для посетителей, где я сидела на закрытой крышке унитаза и дрожащими руками пыталась подкурить третью по счету сигарету. Распахнул не запертую, а только прикрытую дверь кабинки, пару секунд постоял, разглядывая меня.
  - Маська, нельзя курить! Нельзя! - муж нагнулся, выхватил у меня сигарету, от которой только-только пошел дымок, затушил ее о стену и выкинул в мусорную корзину. Отобрал из моих пальцев зажигалку и полупустую пачку, поднял с пола сумочку и запихнул все туда.
  Странно, он запрещал мне курить, якобы о здоровье заботился, но никогда не совершал ничего кардинального. Не выкидывал мои сигареты, например. Просто убирал их с глаз. Боялся обидеть?
  - А я за тобой приехал, ждал-ждал, а ты не выходишь, - муж присел передо мной на корточки, отвел пряди волос от лица, - зашел спросить, никто тебя не видел. Хорошо, что уборщица подсказала, что ты вроде сюда пошла.
  - Я не хочу продолжать... - пробормотала я, поднимая взгляд на его обеспокоенное лицо, - хочу отказаться...
  Сергей встревожился еще больше.
  - Нельзя отказываться, маська! К нам на счет уже деньги упали. Я проверял.
  - Он меня чуть не изнасиловал...
  - Но ты же знаешь, что делать. Ты всегда знаешь, как поступать в таких ситуациях. Самооборона и все такое.
  - Я не смогла применить самооборону. Он сильно нервничал.
  - Ну это правильно. Не стоит рисковать здоровьем курицы, которая несет такие золотые яйца, - усмехнулся муж.
  Я посмотрела на него округлившимися глазами, а потом взорвалась:
  - Ты что, мать твою, глухой? Он чуть не трахнул меня! Этот сукин чертов сын душил и пытался трахнуть меня, а ты говоришь, что мне не стоило защищаться?! Каждый раз, на каждом первом сеансе какой-нибудь козел пытается меня трахнуть, это, по-твоему, нормально?!
  - Ш-ш-ш! Ш-ш-ш! - Сергей обхватил меня, прижал голову к своему плечу и принялся раскачиваться, похлопывая по спине и утешая. - У тебя истерика, маська. Ты приписываешь мне то, чего я не говорил.
  - Отпусти меня! - дернулась я.
  - Ш-ш-ш! Тебе надо выпить. Поехали домой. Я подогрею тебе вина и сделаю расслабляющий массаж. Сама не заметишь, как уснешь сном младенца.
  Он поглаживал и укачивал меня, пока я пыталась вырваться и колотила его по рукам. Наконец, его терпеливость победила мои эмоции, и я сдалась.
  - Пойми меня, маська, - пробормотал муж, - если бы ты была неподготовленной нежной барышней, я бы никогда не допустил тебя туда. Но ты - боец. Ты - лучшая. Ты все умеешь. Нет таких ситуаций, которые бы вы не прорабатывали уже с Соловьевым. Ты всегда знаешь, что делать.
  Я не знала, как ему сказать, что в тот момент, когда Макс размазал меня по стенке, я ощущала себя самой нежной и беспомощной из всех барышень.
  - В том-то и дело, - пробормотала я, - похоже, что мы не все прорабатывали. В этот раз все идет не так.
  - Как это 'не так'? - удивился Сергей.
  - У него воспоминания стали прорываться в первый же сеанс. Его сознание сначала оттолкнуло меня, а потом приняло глубоко в себя.
  Рука мужа замерла на моем плече.
  - Он... перцептор?
  Я покусала губы, раздумывая, что ответить на вопрос, который уже тысячу раз задала самой себе.
  - Нет. Не думаю. Когда входишь в сознание перцептора, это происходит очень легко и быстро. Ну что я тебе объясняю, ты и сам все знаешь. В начале сеанса я испытывала дискомфорт, как при слиянии с не-перцептором. Это и сбило меня с толку. Потому что потом... он как будто все знал. Меня знал. Мои слабые стороны знал, - я припомнила, как сообщила Максу, что замужем, и с какой откровенной скукой он на это отреагировал, - и только притворялся, что не в курсе. Он даже специально называет меня 'Синий Код', потому что откуда-то знает, как меня это бесит. Как будто не только я проникла в его подсознание, но и он - в мое. А когда я совершила непредсказуемый шаг... просто бросилась в первую попавшуюся дверь... это его вывело из себя.
  - Тебе, наверно, показалось, маська, - Сергей помог мне подняться. - Ты совсем себя загнала. Только-только после одного дела, и сразу взялась за второе, вот и кажется. Пойдем. Пойдем.
  Придерживая за плечи, он повел меня из здания следственного изолятора. Погода испортилась, на улице стемнело, хлестал дождь. Заботливо раскрыв над головой зонт, Сергей помог мне добежать до машины и усадил в теплый салон. Сам, пригибаясь под хлесткими струями и складывая зонт на ходу, обогнул автомобиль и сел за руль. Я устало прислонилась щекой в спинке сиденья и прикрыла глаза.
  - Сереж, мы должны вернуть деньги. Я не хочу заниматься этим делом. Это слишком сложное дело для меня.
  Лицо мужа в полутьме виднелось благодаря подсветке приборной панели. Я заметила, что он нахмурился.
  - Для тебя не бывает сложных дел, маська.
  - Сереж... - вздохнула я.
  - Кроме того, я уже потратил немного, - перебил муж. - Тебя порадовать хотел. Вот смотри. Сама весь сюрприз испортила.
  Поглядывая на дорогу, он завел одну руку за кресло, нашарил на заднем сиденье коробку и бросил ее мне на колени. Я неохотно выпрямилась и пригляделась.
  - Планшет последней модели, со всеми наворотами, - пояснил муж. - Я и себе такой же купил. Здесь можно поставить функцию...
  Он принялся расписывать мне прелести нового приобретения, а я отложила коробку и закрыла глаза. Никак не удавалось избавиться от навязчивых видений. Макс, который выглядит совсем мальчишкой, когда исследует собственную спальню и дразнит меня голым задом. И человек, который осознанно сжимает пальцы на моей шее, с бешеным взглядом потемневших глаз, с перекошенным лицом. Просто потому, что я увидела его ссору с женой. После его слов, что он убил не в первый раз.
  Я сглотнула, потому что это совпадение раньше не приходило на ум. Он мог убить ее? Я не знала всех обстоятельств его семейной драмы. Но понимала, что их ссора в детской - неспроста, и ее рубашка и ноги в крови - неспроста тоже. И еще она кричала, чтобы он не трогал ее. Она боялась его. Это было написано на лице.
  Может ли Макс ударить женщину, причинить ей боль? Я потерла шею и грустно усмехнулась. Может, если она выходит за пределы допустимого. А в чем заключаются эти пределы - решает только он.
  А еще Макс вел себя как человек, которому по жизни позволено многое. У меня не проходило ощущение, что убийство Соловьева было запланированным действием, а не спонтанным. Потому что Макс не терял ничего, кроме собственной жизни. Его недвижимость принадлежала родным, об утрате бизнеса он отзывался с равнодушием человека, который ничего не лишился. Так зачем же ему такой изощренный способ покончить с собой? Самоубийство через убийство самого выдающегося ученого страны? Я чувствовала, что голова вот-вот взорвется от мыслей.
  Оставался еще один вариант. Макс мог делать это от скуки. Разве скука не развращает успешных людей? Он женился на женщине, которую по каким-то причинам мог безнаказанно истязать до тех пор, пока... пока это каким-то образом не закончилось. Не думаю, что он ограничивался только одной женщиной. Вот просто уверена в этом. Он занимался бизнесом, но в какой-то момент потерял интерес к его развитию. А может, и к самой жизни. Пустить себе пулю в лоб из того пистолета, спрятанного в тайнике - банально. Прогреметь на всю страну, мелькать в каждом репортаже, остаться на устах у тысяч людей, отхватить немного славы - и умереть на гребне этой волны, поджарившись на электрическом стуле?
  Прекрасный выход для больного на голову ублюдка. И не новый. Убийца Леннона или Кеннеди уже проходили этот путь. Прославиться, лишив жизни того, кто уже известен всему миру.
  Я заметила, что муж давно уже умолк, и открыла глаза. Стеклоочистители отбрасывали с лобового стекла потоки воды. Сергей напряженно вглядывался то на дорогу, то в зеркало заднего вида.
  - Что случилось? - удивилась я.
  - Машина какая-то за нами едет. Давно, - он бросил на меня взгляд и тут же скрыл настоящие эмоции за улыбкой, - да не волнуйся, маська. Может, показалось. Непогода еще эта... плохо видно. Расслабься. Со мной тебе нечего бояться.
  Но расслабиться уже не получалось. Весь путь до дома я то и дело подмечала, что Сергей не перестает мониторить слежку за нами, и только гадала, зачем она кому-то понадобилась. Наконец, наш автомобиль въехал на подземную стоянку. Мы почти дома.
  - Давай быстренько до лестницы, - сказал муж, указывая на белую дверь с электронным замком.
  Я только поставила ногу на бетонный пол и встала, как темно-синий фургон на полном ходу ворвался на стоянку. Боковая дверь отъехала в сторону, оттуда выпрыгнул мужчина с камерой на плече и рюкзаком за спиной и девушка в ярко-красном деловом костюме.
  - Анита! Пару слов! Анита! - заверещала она, бросившись ко мне.
  Мы с Сергеем переглянулись поверх крыши автомобиля, и я захлопнула дверь.
  - Не даю интервью.
  - Всего пару слов! Это правда, что вы решили защищать человека, которого проклинают тысячи людей в нашей стране? Что толкнуло вас пойти против общества?
  Я прикрылась рукой от ослепительного бьющего в глаза фонаря камеры. Как журналисты уже успели пронюхать?!
  - Я его не защищаю. Я провожу анализ мотивов.
  - Но стало известно, что анализ оплатила именно сторона защиты. Это ли не прямое доказательство, что ваше заключение будет оправдательным?
  - Мое заключение будет правдивым, - стуча каблуками, я быстро направилась к двери, но назойливые репортеры не отставали.
  - Что, вообще, толкнуло вас пойти на это, если господин Велс сам дал признательные показания в том, что виновен? Не попытка ли это с его стороны спастись? Он спохватился перед лицом реального наказания? Почему он обратился именно к вам? Вы были знакомы раньше? Вы состояли когда-нибудь в личных отношениях с подсудимым?
  Вопросы сыпались на меня подобно граду камней. И я понимала, что это только начало.
  Внезапно между камерой и мной возник Сергей. Муж загородил меня собой и даже широко раскинул руки.
  - Я - муж Аниты, меня зовут Сергей Юсупов, - заговорил он, наклонившись к протянутому микрофону, - и конечно, моя жена не состояла ни в каких отношениях с подсудимым. Мы просто хотим помочь всем нашим согражданам разобраться в этом деле. Мы понимаем, что смерть профессора Соловьева стала огромной потерей для каждого из нас. Это горе вошло в наши дома. Мы словно потеряли члена семьи. Поэтому мы помогаем правосудию. Недостаточно просто слов 'я виновен'. Убийцу нужно ткнуть лицом в его злодеяние. Нужно заставить раскаяться. Мы...
  Я приложила ключ к замку и скользнула внутрь, быстро захлопнув за собой дверь. Сергей остался снаружи давать пресс-конференцию вместо меня.
  Он поднялся гораздо позже, когда я уже успела принять душ и лечь в кровать, натянув одеяло до подбородка. Лежала с закрытыми глазами, а на коже снова и снова ощущались горячие пальцы Макса. Его разъяренные крики звенели в ушах. 'Прекрати так делать!' Ярость. Ненависть. Боль. Я ворочалась и понимала, что без порции снотворного мне будет просто не уснуть.
  Сергей походил по квартире, выключил везде свет и тоже скользнул под одеяло. Прижал меня к себе, начал целовать за ушком.
  - Ну что, ответил на все вопросы? - ледяным тоном поинтересовалась я.
  - На все, маська. За свою репутацию можешь теперь не волноваться. Я все объяснил.
  Похоже, муж даже не заметил подвоха в вопросе. Уже возбуждался. Принялся целовать мою шею с придыханием. В тех самых местах, где пальцы Макса душили меня. Я не сдержала отчаянного стона.
  - Давай сегодня не будем.
  Сергей поднял голову.
  - Почему, маська? Ты вся на нервах. Давай я тебя расслаблю... мою девочку... мою кошечку...
  Одной рукой он начал массировать мою грудь. Принялся выцеловывать подбородок. Обычно мне это нравилось. Но теперь... я не могла отвечать взаимностью мужу всего несколько часов спустя после того, как меня касался Макс. Пусть даже это случилось не в реальности. Раньше секс позволял отвлечься от ужасов, с которыми приходилось работать. Но после поцелуя Макса... я поймала себя на мысли, что невольно начинаю сравнивать. Это сводило с ума.
  Со стоном я оттолкнула мужа.
  - Не хочу, сказала же! Не сегодня!
  Сергей помолчал. Потом резко отвернулся ко мне спиной и укрылся одеялом
  - Ну как хочешь, - проворчал он.
  Я вздохнула, потому что снова невольно обидела его. Наверно, муж на самом деле хотел как лучше. По-своему пытался помочь справиться с плохим настроением. Не его вина, что я не призналась во всех подробностях. Ведь раньше меня никто не целовал. Нападали - да. Но все нападки пресекались. До сегодняшнего дня.
  Я откинула одеяло, не включая свет, сходила на кухню за таблеткой снотворного. Подумав, выпила две. Когда вернулась обратно, Сергей уже тихонько посапывал.
  
  'Слов 'Я виновен' недостаточно'.
  Газета с таким заголовком на первой полосе лежала передо мной на кухонном столе следующим утром. Я смотрела на фотографию улыбающегося Сергея, добавленную к статье, и давилась кофе с гренками, которые он приготовил. Муж, насвистывая, сидел напротив, прислонившись спиной к стенке и сложив ногу на ногу, и ковырялся в своем новом планшете. Я думала, что он проснется сердитым после моего вчерашнего отказа в сексе, но, похоже, Сергей решил не усугублять ссору и сделать вид, что ничего не было.
  Чего нельзя было сказать обо мне.
  Я подняла кружку и вылила ее содержимое прямо на фотографию. На столе образовалась некрасивая лужа.
  - Эй! Ты что? - спохватился Сергей.
  Он схватил газету и побежал стряхивать ее над раковиной. Поздно: жидкость уже испортила страницы. Муж повернулся ко мне с выражением обиды на лице.
  - Зачем? Я же специально с утра в киоск сбегал! Для тебя ее принес!
  - Слов 'Я виновен' более чем достаточно, - я со стуком вернула кружку на стол.
  Сергей скорчил непонимающую гримасу.
  - Ты о чем, маська?
  - Он признался. Почему бы не оставить все, как есть?!
  - Потому что... - осторожно протянул муж, - богатеям некуда девать деньги, и они хотят поделиться ими с нами?!
  Я уронила лицо в ладони.
  - Деньги, деньги. Тебя что-нибудь еще интересует в этой жизни?
  - Маська, да я же о тебе забочусь...
  - Заботишься? Зачем тогда трепался с этой репортершей? 'Моя жена уже почти готова дать однозначный ответ. Ждите сенсацию', - я исказила голос, передразнивая мужа, потом добавила уже без кривляний: - Какую, на хрен, сенсацию? Я ничего не готова ответить! Я вообще не хочу больше разбираться в том, кто и за что убил Андрея Викторовича! Все равно его не вернуть. А без него вся программа 'Синий код' - всего лишь сборище дилетантов. И я чувствую себя дилетанткой, когда сталкиваюсь с ситуацией, которую не понимаю и не могу объяснить.
  Внезапно Сергей тоже начал выходить из себя.
  - Ну сообщи всем, что он стрелял просто из любви к убийствам, - развел муж руками, - мы же так и договаривались изначально. Просто отработай тот кусок, который мы уже получили. Что, так трудно вскрыть воспоминания этого чувака? Ты же сама говоришь, что они прорываются. Выбери нужное.
  - Сережа! Это тебе не планшеты в магазине выбирать!
  - Ну конечно же нет, Анечка! - в тон выпалил муж. - Куда мне до этого. Не для средних умов.
   - Ох, не начинай.
  - Это ты не начинай! Нравится, когда я унижаюсь? Мне опять на колени встать?
  Злобно прищурившись, мы уставились друг на друга. Наконец, я хлопнула ладонью по столу и встала.
  - Ты куда? - удивился муж.
  - За телефоном, - я отправилась в спальню.
  - Маська! Не твори глупостей!
  - Каких глупостей например, Сереж? Я звоню адвокату Велсов.
  - Маська... - не сводя глаз с телефона в моей руке, муж беспомощно замер на пороге.
  Я демонстративно набрала номер и ответила ему вызывающим взглядом. Стояла так до тех пор, пока Вронская очень сонным голосом не ответила на звонок.
  - Анита? - прокаркала она. - Сегодня же суббота. Что-то случилось?
  - Я хочу встретиться с заказчиком, - грубо перебила я.
  - С Максимом? - опешила адвокат.
  - Вам Максим деньги платит?
  - Нет... Даша... его сестра.
  - Вот с ней я и хочу встретиться. Организуйте мне встречу. Сегодня же. Или я бросаю это дело.
  Вронская на том конце провода охнула одновременно с Сергеем, который стоял передо мной. Я отключила звонок и с силой сжала телефон в кулаке. Не хотела признаваться мужу, но он загнал меня в ловушку. Все, кто прочел его слова в утренней газете, теперь ждут от меня ответа. Сенсации. И мне придется ее дать.
  
  Вронская заехала за мной в обед на своем новеньком 'Ниссане'. Я уж подумала, не прикупила ли адвокат машину на те деньги, которые и ей вручили в качестве задатка, но удержалась от комментариев. Одетая в нежно-розовый брючный костюм, который на любой другой женщине мог бы показаться вульгарностью, Вронская умудрялась прекрасно выглядеть для своих лет. Возрастные морщины на шее прикрывал легкий газовый шарфик, под большими очками в пол-лица прятались 'гусиные лапки', губы были тщательно подкрашены так, чтобы помада не скапливалась в складках.
  - Марина, скажите честно, что заставило вас взяться за защиту Максима? - спросила я чуть позже, когда мы проезжали городской парк.
  - Судьба, - пожала она плечами, не отрывая взгляда от дороги, - я - их семейный адвокат.
  - Даже так... и вам уже приходилось защищать его в суде?
  - По обвинению в убийстве? - она слабо улыбнулась, словно прочла мои мысли. - Нет.
  Я тут же мысленно одернула себя. Ну конечно, глупо интересоваться компроматом на человека у его адвоката. Вронская хоть и выглядела в данный момент мягкой и дружелюбной, но, конечно, дурой не была и не стала бы по доброте душевной выбалтывать мне всю подноготную своего подзащитного.
  - Вы верите, что он невиновен? - все же спросила я.
  Адвокат пристально взглянула на меня.
  - Пока идет это дело, разбудите меня среди ночи, и я в ту же секунду отвечу 'да'.
  - Пока идет это дело? А по-настоящему? Когда дело закончится?
  - Когда дело закончится, вы, Анита, уже будете знать все сами.
  Разговор затух сам собой. Вронская продолжала защищать интересы Макса, а меня - держать на расстоянии.
  Когда из-за верхушек деревьев показалась крыша жилого строения, я невольно затаила дыхание. Дом, увиденный мной изнутри, снаружи оказался большим и серым, с темно-красной черепичной крышей. Покрышки автомобиля зашуршали по гравию подъездной дорожки, а Вронская вдруг сдернула с шеи шарфик и бросила мне на колени.
  - Анита, прикройте лицо.
  - Что?
  Я проследила за ее взглядом и увидела несколько автофургонов, похожих на тот, который преследовал нас с Сергеем вчера вечером. Люди с камерами и микрофонами скучали в ожидании кого-то или чего-то. Некоторые поглощали фаст-фуд. Другие болтали между собой. Скучающая девушка сидела на веревочной качели, укрепленной на нижней ветке ближайшего к дому дерева.
  - Стервятники, - бросила Вронская, вытягивая шею, чтобы найти место для парковки.
  Мне хватило вчерашнего столкновения, чтобы испытать солидарность с адвокатом. Хотя будь на моем месте Сергей, его бы встреча порадовала.
  - Они... ждут нас? - я быстро накинула на голову шарфик, пахнущий терпкими духами Вронской, и обмотала его вокруг лица наподобие паранджи.
  - Они просто ждут. Чего угодно. Пожалуйста, не вздумайте вступать в разговоры. Каждое слово может быть использовано против нас.
  - О, не волнуйтесь, - поспешила заверить я, - мне самой публичность сейчас ни к чему. Надеюсь, меня не узнают.
  Едва машина остановилась, как люди бросились к нам. Защелкали вспышки фотокамер. Прикрывая голову руками, я выскочила из машины и бросилась к дому. Интересно, как хозяева относятся к такому дежурству под дверями? Неужели их это не напрягает? На секунду мне стало страшно, что если дело затянется, подобная вахта раскинется и возле моего жилища. И тогда я точно сойду с ума.
  - Без комментариев! Без комментариев! - кричала где-то за моей спиной Вронская, точно так же протискиваясь через толпу репортеров.
  Наконец, мы вбежали в гостеприимно распахнувшиеся двери, а замок щелкнул, приглушая возбужденные возгласы и крики.
  Я сняла платок и вернула его адвокату. Женщина, впустившая нас в дом, вежливо улыбнулась. Улыбка вышла кривоватой, но, приглядевшись, я поняла, что это ее природная особенность. На чуть тронутой румянами щеке проступила ямочка. У хозяйки были очень длинные, до пояса, темные волосы и отличная фигура, затянутая в черное платье-футляр с квадратным вырезом. Правда, под глазами виднелись припухлости, а сквозь тонкую кожу на руках, шее и груди проглядывали синие венки. Я не смогла точно на глаз определить ее возраст, но решила, что она все-таки не старше Макса.
  - Я - Дарья, - представилась хозяйка дома.
  - Очень приятно. Анита.
  - Пройдемте?
  По пути в гостиную я оглядывала ту часть жилища, которую не успела захватить в видениях Макса. Мне понравились отделанные мореным дубом стены и высокие потолки. Напольные 'английские' часы с боем в коридоре и помпезные светильники. Дарья усадила нас на диван и придвинула столик с уже приготовленным кофейником и бутылкой 'Хеннесси', а сама уселась напротив в кресло.
  - Вы курите, Анита? - сказала она, передвигая керамическую пепельницу с угла столика в центр.
  Я поколебалась всего секунду.
  - Да, спасибо.
  Мы подкурили. Дарья откинулась в кресле и повертела в пальцах длинную белую сигарету. Ее кривоватая улыбка казалась слегка нервной, но магнетической, и я почему-то не могла оторвать взгляда от этой женщины.
  - Пейте кофе, - она кивнула в сторону кофейника.
  - Спасибо. Хочу отдышаться после пробежки от репортеров.
  Вронская молча налила напиток себе и мне и взяла свою чашку. Видимо, не хотела мешать нашему разговору, поэтому вела себя тихо.
  Повисла пауза.
  Дарья потянулась за коньяком.
  - Может, хотите этого, Анита?
  - О, нет, спасибо. Еще слишком рано.
  Не выпуская из пальцев сигарету, сестра Макса отвинтила крышку. Налила в свою пустую чашку. Я ожидала, что спиртное будет разбавлено порцией кофе, но Дарья слегка дрожащей рукой с видимым наслаждением поднесла чашку к губам и сделала глоток.
  - Так зачем вы хотели встретиться со мной? - подняла она на меня глаза.
  - Я хочу узнать больше о прошлом вашего брата.
  - Мне можно об этом рассказывать? - Дарья перевела удивленный взгляд на Вронскую.
  - Я слежу за ходом беседы, - заверила ее адвокат.
  - А вам есть что скрывать? - парировала я.
  Сигарета ярко вспыхнула и начала тлеть, когда сестра Макса затянулась, взяв паузу вместо ответа.
  - Не хотелось бы ворошить семейное белье, - ответила она, одновременно выпуская изо рта струйки дыма.
  Я тоже сделала затяжку. И на что рассчитывала? На дружеские посиделки?
  - Поймите, Даша. Вы хотите защитить брата. Но он этого не хочет. Вчера он отказался сотрудничать, - я поежилась и подумала, что выбрала очень мягкое определение для того, что сделал Макс. - Но вы платите мне деньги, значит, придется продолжать. Значит, вашему брату будет больно. Вы ведь не хотите причинять ему лишнюю боль? Мне просто нужно понять, в каком направлении работать. А я совершенно не могу этого понять, потому что Максим закрыт для меня.
  - Больно? - нижняя губа у Дарьи задрожала. - Я не хочу, чтобы Максиму было больно.
  - Вы его сильно любите?
  Кривая ухмылка превратилась в перекошенный оскал.
  - Он не самый худший из братьев. По крайней мере, мне с ним повезло больше, чем с отцом.
  - Отцом?
  Дарья снова посмотрела в сторону Вронской. Затем - на меня.
  - Вы не знаете, кто наш с Максимом отец?!
  Вопрос прозвучал так, словно меня обвиняли в незнании алфавита. Я стряхнула пепел, стараясь скрыть удивление и неловкость.
  - Простите, нет.
  - Лютый. Точно не слышали о таком?
  Теперь уже я повернулась к Вронской. Пожилая женщина попивала кофе и смотрела по сторонам. Я сдалась.
  - Простите, Дарья. Мне очень жаль, но... понятия не имею.
  - Ну Лютый! - моя собеседница подалась вперед. - Криминальный авторитет! О нем же все знали! Его живьем сожгли вместе с баром, где он бухал!
  Я поежилась.
  - Сочувствую. Наверно, я провела много лет в лаборатории, погруженной в науку, и что-то пропустила.
  Объяснение Дарью устроило, и она с довольным видом откинулась назад.
  - Чтобы вы поняли, кем был наш отец, я всего лишь опишу, как умерла наша мать. Они выходили из театра, с этой своей кучей телохранителей, - она закатила глаза и взмахнула рукой, - подъехали люди от конкурентов и открыли шквальный огонь. Телохранители бросились прикрывать отца собой, но их завалили первыми. Тогда он схватил нашу мать, которая стояла рядом, и прикрылся ею. И выжил. Вот так.
  - А она? - похолодела я.
  - А у нее были самые шикарные похороны в городе, - заявила Дарья, глядя на меня в упор.
   Под этим пристальным взглядом я сглотнула.
  - А Максим... он похож на вашего отца?
  Дарья сделала глоток и облизнула губы.
  - Он гораздо лучше нашего отца.
  Почему-то мне не понравилось, как это прозвучало.
  - Вы можете рассказать о его жене?
  - Они не любили друг друга, - равнодушно отозвалась Дарья. Казалось, в этот момент она была больше занята тем, что тушила окурок в пепельнице.
  - Зачем тогда они поженились? - удивилась я.
  - Максиму надоело всовывать разным шлюхам, и он решил остановиться на одной.
  - Она вам не нравилась, - прищурилась я.
  Дарья только отмахнулась.
  - Я вас умоляю. Варька меня не трогала, а я не трогала ее.
  - А Максим... он ее трогал? Он ее бил?
  - Анита... - вдруг подала голос Вронская.
  - Мне просто нужно узнать про его жену, - резко повернулась я, - потому что он про нее вспоминает. Я не могу понять, нужны эти воспоминания или их можно пропустить.
  Адвокат поколебалась, но все-таки кивнула Дарье.
  - Они постоянно ссорились, - скучающим голосом отозвалась та. - Помню, как-то раз Варька собиралась с подругами на отдых в Испанию, а Макс примчался откуда-то, и они очень сильно поругались. Он ее никуда не пустил. По-моему, после этого она его возненавидела просто.
  - И? Развелась с ним?
  - Развелась? - Дарья посмотрела на меня с удивлением, потом тряхнула головой и фыркнула. - Максим не из тех, с кем разводятся.
  - Это я уже поняла... - тихонько пробормотала я и добавила уже громче: - Тогда что же случилось?
  Дарья налила себе еще порцию спиртного и взяла новую сигарету. Было заметно, что разговор не доставляет ей удовольствия.
  - Ее автобус сбил. Но вы не думайте, она вообще странная была. Когда Максим узнал, что она сидит на игле...
  - Сидит на игле?!
  - Ох, я не сказала, - спохватилась Дарья, - да, после того случая с Испанией Варька наркоманить потихоньку начала. Может, конечно, и до этого наркоманила, но мы не замечали. А тогда Макс заметил, - она усмехнулась, - ну вы знаете Макса...
  - Я? Вот уж точно нет.
  - Это образное выражение, - Дарья многозначительно посмотрела на меня, - надо знать Макса, чтобы понять его. Он не любил Варьку, но и не хотел видеть рядом с собой ходячий труп. Резко воспылал к ней чувствами, стал вытаскивать из этого дерьма. Она так выла, когда он привязывал ее к кровати...
  - Зачем?!
  Сестра Макса фыркнула.
  - Ну чтобы за новой дозой не сбегала. Он же ей врачей сюда нанимал, они капельницы всякие ставили, чтобы кровь очистить. Макс ей даже ребенка заделал, рассчитывал, что одумается ради материнского инстинкта. Ой, - Дарья обратилась к Вронской, - наверно, мне не стоило рассказывать, что мой брат сделал ребенка жене, которую не отвязывал при этом от кровати?
  - Боюсь, его имиджу это уже не навредит... - протянула я и задала вопрос, который уже давно вертелся на языке: - А что стало с ребенком?
  - Пф-ф-ф... - моя собеседница выпустила воздух через плотно сжатые губы, - я знаю только по слухам. Максим не любит эту тему.
  - Но вы можете рассказать мне хотя бы слухи? Чтобы я не касалась этой темы с ним, раз он так ее не любит?
  - А это как-то относится к делу?
  Я вздохнула, подумав, что сестра иногда может быть такой же трудно идущей на контакт, как и брат.
  - В том-то и дело, что пока не понятно, что к чему относится. Простите, что сую нос даже в такие нюансы, но как я сказала - это было ваше желание узнать его мотивы, а не мое.
  Дарья посмотрела на меня исподлобья, словно пыталась прочесть мысли. Потом едва заметно кивнула.
  - Варька обманула его. Притворилась, что рада материнству. Максим поверил и отвязал ее. К тому же врачи стали говорить, что ей полезны пешие прогулки и вообще движение. Тогда она сбежала. Он перевернул вверх дном весь город в ее поисках. Привез назад уже под кайфом. Разразилась такая ссора... - Дарья поморщилась, - в общем, я не знаю, что там происходило, но у нее случился выкидыш. Думаю, так даже лучше, учитывая, что бедный малыш наверняка родился бы уродцем, получив дозу героина вместе с матерью. После этого Максим словно махнул на жену рукой. Перестал носиться с ней, как с писаной торбой. Поставил крест. Она снова сбежала, ее не было дома несколько дней, и ее уже никто не искал. А потом сообщили, что она в умате вышла на дорогу и попала под автобус. Мы все вздохнули с облегчением, и мой брат - в том числе.
  Я помолчала. Напольные часы в коридоре отбили время.
  - Налейте мне коньяку, - попросила я.
  Дарья криво ухмыльнулась и выполнила мою просьбу.
  - Добро пожаловать в жизнь нашего семейства, - с иронией произнесла она. - Вы уже шокированы?
  - Скорее, начинаю что-то понимать, - я разбавила темно-коричневую лужицу на дне чашки густо-черным уже немного остывшим напитком из кофейника и отпила. - Может, Максим по неосторожности нанес жене увечья и потом мучился совестью из-за ее выкидыша?
  - Послушайте, Анита, - вдруг твердым голосом заговорила Дарья, - я же по глазам вижу, что вы теперь считаете моего брата монстром. Но это не так. В те моменты, когда он в хорошем настроении - это самый добрый и замечательный человек в мире. Самый лучший и внимательный брат. Спросите кого угодно, спросите его людей - все скажут о нем только положительное.
  - Но бывают моменты, когда он в плохом настроении? - я вспомнила, как Макс со всей силы грохнул меня о стенку, и поежилась. Если Дарья сейчас будет все отрицать, я просто ей не поверю.
  К счастью, сестра Макса так делать не стала.
  - Бывают моменты, - неохотно призналась она, - когда он внезапно замыкается в себе. Уходит на свою половину дома, в свою комнату, и долго-долго оттуда не появляется. Иногда я слышу удары в стену или яростные вопли. Но потом он выходит, абсолютно спокойный и сдержанный, и как ни в чем не бывало едет заниматься делами. И он никогда не принимает неверных решений. Максим не только взял на себя все дела после смерти отца. Он сумел заключить перемирие с конкурентами и прекратить с ними войну. Увеличил наши доходы. Конечно, ради этого ему приходилось идти на всякое... но каждый раз, когда мне казалось, что он совершает ошибку - он оказывался прав.
  Мне охотно верилось в тот образ, который рисовала Дарья. Я уже сама успела повидать ее брата в двух диаметрально противоположных состояниях. И конечно, узнав, что он приходится сыном криминальному авторитету, окончательно утратила любые иллюзии на его счет. Имея отцовский пример перед глазами, Макс просто не мог вырасти мягким и нерешительным. Вопрос лишь, насколько он похож на своего отца в том, что касается распоряжения чужими судьбами.
  - Вы хотите сказать, что убийство профессора Соловьева тоже оправданно? - вздернула я бровь.
  - Анита... - раздался предупреждающий голос Вронской, - это вы должны нам сказать, а не мы - вам.
  Я подавила раздражение.
  - Хорошо, - снова обратилась к Дарье, - но вы верите в то, что ваш брат был абсолютно непричастен к выкидышу его жены? Что он не тряхнул ее в порыве этого своего плохого настроения? Не толкнул в стену сгоряча? Вы же говорите, что у них были бурные ссоры.
  Она торопливо допила содержимое чашки и отвернулась, засунув в рот сигарету. Ее руки подозрительно дрожали.
  - Дарья? Вы мне ответите?
  - Анита! - Вронская дернула меня за локоть. - Эта тема не относится к делу. И этой семье неприятно ее поднимать. Воздержитесь, пожалуйста...
  - Максим сказал, что Соловьев - не первая его жертва, - прошипела я в ответ. - Я хочу понять, кто был первым? Его неродившийся ребенок? Вы верите, что ваш подзащитный - не псих? Вам самой разве не проще выиграть дело, списав его действия на состояние аффекта? Может, он не в первый раз убивает из ярости?
  - Максим - не псих, - ледяным тоном отрезала Дарья, по-прежнему не глядя на меня.
  - Мой подзащитный, - вторила ей Вронская, - не страдает психическими отклонениями.
  - Тогда почему он решил хладнокровно убить Соловьева и затем сдаться полиции? - я обвела взглядом обеих женщин, уже читая по их лицам ответ. - Он и вам этого не объяснил, ведь так? Он никому не сказал о своих мотивах. Это, по-вашему, поведение нормального человека?
  Вопрос так и повис в воздухе, и неизвестно, прозвучал бы вообще на него ответ или нет, но нам помешали. В комнату вбежало двое детей. Они стремительно пронеслись мимо нас и прижались с обеих сторон к Дарье. Я внимательно их рассмотрела. Светловолосые, не в мать. Мальчик, одетый в костюмчик, выглядел лет на семь-восемь. Девочка была помладше на пару лет. Она скромно оправила короткую клетчатую юбочку и покосилась на меня.
  - Где ваша няня? - строго спросила Дарья у детей.
  - Она уснула, - пояснил мальчик, - а мы хотели выйти во двор поиграть.
  - Но там какие-то люди, - добавила девочка, - они бросились к нам, а мы убежали обратно.
  Вронская пробормотала что-то под нос и покачала головой.
  - Это ваши дети? - уточнила я.
  - Да, - улыбнулась сестра Макса, - мои.
  - А их отец...
  - Я его выгнала. Давно уже. Кстати, Максим меня предупреждал с самого начала, и даже в этом оказался прав. Простите, мне надо вернуть их няне, а то будут мешать. Дети, пойдемте, - она встала и наклонилась ко мне, добавив шепотом: - Этот козел изменял мне со своей секретаршей.
  Я наблюдала, как Дарья уходит, держа за руки обоих отпрысков, высокая, стройная, с густой темной шевелюрой, и поражалась, что такой женщине смог изменить муж. Но потом подумала о ее манере держаться, о неврастенической кривой ухмылке и бог весть каких секретах брата, которые она скрывала, и подумала, что все не так уж просто.
  Покосилась на Вронскую. Адвокат продолжала смаковать остывший кофе.
  - Вы не возражаете, если я схожу в туалет, пока у нас перерыв?
  Старуха похлопала ресницами и пожала плечами.
  - Я здесь не хозяйка, но... туалет по коридору направо.
  Я поблагодарила и вышла из гостиной. Конечно, справлять нужду не собиралась. Просто не отпускало ощущение, что Дарья хочет защитить брата не только от закона. Она так же пыталась, пусть и невольно, защитить его от меня. Не сотрудничала, а только убеждала себя и всех нас, что сотрудничает. И в этом тоже походила на Макса.
  Оглядевшись, я начала быстро подниматься по лестнице, ведущей на второй этаж. Оказавшись на площадке, растерялась. При моделировании этого дома мне удалось увидеть только часть коридора, и теперь я не понимала, в какую сторону двигаться. Постояв немного, догадалась выглянуть в окно. Я же видела двор, и теперь могла ориентироваться по его виду. Так и есть, мне следовало двигаться вправо. Я побежала туда, лишь на секунду задержавшись напротив двери в детскую. Захотелось толкнуть ее, хотя я понимала, что вряд ли увижу там что-то новое или полезное. Полезными были лишь видения Макса.
  Я не могла объяснить себе, почему стремлюсь в его спальню, но все-таки прибежала туда. Дверь оказалась не заперта. В первый момент я даже вздрогнула от того, что уже была здесь. В виртуальной реальности. Хотя чему удивляться? Я распахнула шкаф-купе, провела рукой по рукавам рубашек. Все совпадало, один в один. Перевела взгляд на картину над кроватью. Скинув туфли, забралась на постель, сдвинула раму и замерла перед сейфом.
  Стоит ли?
  Впрочем, я зашла уже достаточно далеко, чтобы не останавливаться на достигнутом. Код сам собой всплыл в памяти. Я нажала нужные кнопки, раздалось тихое жужжание - и металлическая дверца открылась. Пистолет лежал прямо сразу, в легкой доступности. Я несмело коснулась пальцами холодной рукоятки. Это правда. Все правда. Макс пустил меня в свой дом. Невольно или все-таки осознанно? Он - псих или хладнокровный расчетливый гений, умеющий просчитать ситуацию на два шага вперед? Он может ошибиться или всегда прав?
  Он пытался меня изнасиловать, потому что привык причинять боль женщинам, или... просто понял, что только такой шаг заставит меня сломаться и выпрыгнуть из сеанса, не погружаясь в его воспоминания о жене?! Ведь полулюди-полутвари меня не сломили.
  От прикосновения пистолет слегка сдвинулся, под рукояткой показался плотный белый кусочек бумаги. Я затаила дыхание. Это было в сейфе при моделировании или нет? Макс умышленно играл с оружием, чтобы мне не пришло в голову спросить, что лежит там еще?
  Я протянула руку, собираясь взять находку...
  - Что это вы тут делаете?
  Я подпрыгнула на кровати и повернулась к сейфу спиной. Дарья стояла на пороге, сложив руки на груди и приподняв бровь. Мне еще никогда не было так стыдно, как сейчас.
  - П-п-простите... - я понимала, что ни одно из оправданий не будет принято всерьез, - я видела эту комнату на прошлом сеансе с Максимом и просто хотела проверить...
  - Проверить что? - суровым тоном поинтересовалась хозяйка дома, оглядывая меня с головы до ног.
  - Проверить, что эта комната существует на самом деле, - я слезла с кровати и обулась, чувствуя себя в высшей степени неловко. Сейф так и остался открытым за моей спиной.
  - Откуда вы узнали код? - Дарья обогнула кровать с другой стороны, потянулась и захлопнула дверцу. - Даже я его не знаю.
  Мои щеки горели, словно я украла бутылку в супермаркете и попала в полицию.
  - Максим мне его сказал... то есть показал. Наверно, он не думал, что я когда-то окажусь здесь по-настоящему.
  - Конечно не думал. Я тоже от вас такого не ожидала.
  Я попятилась к выходу из комнаты. Похоже, меня сейчас просто-напросто вышвырнут из дома. И все бы хорошо - с ненавистным делом будет покончено, если сестра Макса передумает мне платить - но вот белый кусочек бумажки теперь не давал покоя. Может, это и есть тот самый мотив для убийства Соловьева?
  - Простите меня, Дарья, пожалуйста! - взмолилась я и даже руки на груди сложила. - Я понимаю, как это выглядит. И вы возмущены. Но мы на одной стороне. Я полезла в сейф, чтобы понять, как действовать дальше с вашим братом. Только поэтому. Не за деньгами или драгоценностями. Клянусь вам!
  Неожиданно лицо Дарьи смягчилось. Она приблизилась ко мне, взяла за руку и вывела в коридор. Закрыла дверь и покусала губы.
  - Старуха не разрешает мне сильно болтать с вами, - заговорила она, и я с трудом догадалась, что речь идет о Вронской, - и наверно она права. Но если вы можете помочь Максиму...
  Я схватила ее пальцы и сжала в своих, ощущая себя лицемеркой.
  - Я очень хочу ему помочь! Вы не представляете как!
  Больше всего мне хотелось попросить ее показать тот кусок бумаги, но язык не повернулся. Учитывая нестабильное положение после обыска чужих сейфов, я ступала по очень тонкому льду.
  - Да? - в глазах Дарьи зажглась надежда. - Вы сможете? Он ведь единственный, кто у меня остался... я не смогу без него... я так ему обязана...
  Ее лицо покраснело, и выступили слезы.
  - Конечно, конечно, - заверила я.
  - Но я правда не знаю, почему он убил того ученого...
  - Но вы можете знать что-то другое. Максим убивал кого-то раньше? Вы ведь знаете это? Знаете?
  Дарья принялась нервно улыбаться и кусать губы. Ее слегка потряхивало, глаза стали лихорадочно блестеть.
  - Пообещайте, что вы больше никому не расскажете. Это тайна.
  - Клянусь, что использую эти сведения только для сеансов. Чтобы вывести его на правильные воспоминания, - тут я не лукавила. Заводить на Макса еще одно дело об убийстве не собиралась. Мне просто нужно было покончить со своей работой. И избавиться от него. Навсегда.
  - Да, - выдохнула Дарья. - Максим убил кое-кого. Очень давно. Когда мы были подростками.
  - Кого? - промолвила я внезапно охрипшим голосом.
  Моя собеседница отошла к окну, уперлась в стену ладонью и выглянула во двор. Постояла, будто собираясь с мыслями. Я боялась даже шелохнуться, чтобы не испортить минуту откровения.
  - Я вас сейчас наверно еще больше шокирую, Анита, - Дарья быстро повернулась, заламывая пальцы. - Мой отец тогда держал в заложниках человека.
  - В заложниках?! - удивилась я.
  - Вы, похоже, не в курсе, как ведут себя такие, как мой отец? Если им что-то надо, они могут похитить заложника из враждебной группировки с целью ведения переговоров. И у нас такой был.
  Я мысленно поклялась себе больше ничему не удивляться.
  - И что же случилось?
  - Меня подвело детское любопытство, - Дарья поморщилась. - Я часто прокрадывалась на него посмотреть, и однажды он каким-то образом освободился и напал на меня. Хорошо, что Максим вовремя подоспел и... в общем, он закопал тело в лесополосе за домом. Отцу мы соврали, что заложник сбежал. Сказать правду не осмелились. Это, конечно, еще больше усложнило разборки с той группировкой, но... вы понимаете, что если бы брат не спас меня, все могло бы закончиться хуже?!
  Мне пришлось с неохотой согласиться. Оставалось выяснить лишь несколько нюансов.
  - И где это произошло?
  - В конюшне.
  - У вас есть еще и конюшня?
  - Да. Старая конюшня, где раньше держали лошадей. Теперь, конечно, не держим. Она находится с другой стороны дома, поэтому ее не видно с дороги.
  Я подумала о толпе репортеров, притаившихся у дверей.
  - А ее как-то можно посмотреть?
  Дарья заметно опешила.
  - Зачем вам на нее смотреть?
  - Мне нужно увидеть ее своими глазами. Обязательно. Там что-то перестраивали с тех пор, как... все случилось?
  - Нет. Конюшня старая. Никому до нее нет дела, - медленно протянула Дарья, а мне не терпелось уже приступить.
  - Я хочу потрогать ее. Это необходимо для сеанса. Можно как-то отвлечь репортеров и пропустить меня туда?
  Сестра Макса ненадолго задумалась.
  - Отвлекать не надо. Есть задняя дверь. Вы можете спокойно выйти и прогуляться. Но я не понимаю, зачем...
  - Я сама еще не понимаю, - вздохнула я, - но мне надо с чего-то начинать.
  
  Еще через полчаса мы с Вронской отчалили обратно. Адвокат, видимо, догадалась, что я не зря где-то пропадала все это время. Потянувшись, чтобы включить в машине кондиционер, она бросила мне неодобрительный взгляд.
  - Анита, мне не нравится, что вы ведете двойную игру за моей спиной, - заметила она. - Я думаю, нам все-таки стоит работать на доверии.
  Я пожала плечами. На доверии я бы не узнала и малой толики того, что удалось выжать из Дарьи наедине.
  - Моя следующая просьба вам тоже не понравится, - ответила я, - мне нужна бумага, по которой я не буду нести никакой ответственности за причинение ущерба здоровью вашего подзащитного. И это не обсуждается.
  
  
  
-4-
  
  Видеть, как вытягивается от удивления лицо Макса, было приятно. Когда его ввели в подготовленное для сеанса помещение, это ощущение помогло мне подавить глухую дрожь внутри. До встречи с Дарьей я полагала, что узнаю о ее брате больше и перестану так нервничать в его присутствии. Но ничего не изменилось. Наоборот, полученные знания только еще больше запутали и сбили меня с толку. Я уповала лишь на то, что сегодня пробью оборону своего объекта и завершу работу с ним.
  Макс быстро успел совладать с собой. Я высоко вздернула подбородок, когда он проходил мимо. Цепкий мужской взгляд скользнул по мне сверху вниз. Я старалась не вспоминать о том, как закончилась наша последняя встреча, не думать о грубом прикосновении его увлажненной слюной ладони между моих ног и моменте, когда его обнаженные бедра прижались к моим. Это пугало и будоражило одновременно. За красивой внешностью Макса скрывалось нечто темное, и мне совсем не улыбалось тонуть в этом омуте.
  Запястья подсудимого освободили от наручников. Рукава одежды были подкатаны до локтя, открывая крепкие предплечья с крупными венами. В сгибе одной руки я не без удовлетворения заметила синяк после предыдущих инъекций. Что ж, сегодня к этим 'украшениям' наверняка добавится еще парочка.
  Улучив момент, когда он посмотрел на меня, я подняла перед его лицом документ.
  - У меня разрешение на медикаментозное вмешательство. Я предупреждала.
  Макс ответил мне долгим взглядом, а потом произнес голосом, от которого мурашки побежали по коже:
  - Значит, тебе все-таки понравилось, раз ты пришла еще.
  Кое-кто из персонала посмотрел на нас с нескрываемым любопытством, и я предпочла прикусить язык, оставив момент пикировки до тех пор, пока мы не окажемся наедине в моем подсознании. Да, на грядущем сеансе я собиралась окунуть Макса в свою реальность, а не моделировать из его головы. Жестоко и против всех правил слишком рано, но он не давал мне иного выбора.
  Макса пристегнули к опоре и закрепили в вене катетер с капельницей. Он с презрением проследил за действиями медсестры, потом вернулся взглядом ко мне. Недвусмысленно задержался на моей груди, прикрытой тканью светлой блузки, и усмехнулся. Словно раздел меня взглядом, полюбовался, и увиденное ему понравилось.
  Я сглотнула, дождалась разрешения врача, который проверил, что все идет по плану, и подошла к своему объекту. Вложила ладони в сильные пальцы Макса. Настоящие мужские руки. Крепкие, с легкостью подчиняющие себе. Слишком уж легко подчиняющие...
   Мои руки невольно задрожали. Макс стиснул их, зафиксировал, унял эту дрожь. Он продолжал разглядывать меня.
  - Ну и кто из нас теперь боится, Синий Код? - услышала я его тихий шепот.
  
  Сеанс второй.
  Состояние перцептора: стабильное.
  Состояние объекта: стабильное.
  Характер действий: внедрение.
  
  Солнечные лучи пробиваются сквозь щели над притолокой входной двери и падают наискосок вниз. На полу разбросано свежее сено, и от тех мест, где оно успело нагреться от солнца, исходит восхитительный аромат пряного летнего луга. Каюсь, в реальности его там не было. Та конюшня, старая и покосившаяся, какой я увидела ее в день встречи с Дарьей, воняла застарелым конским навозом и плесенью. Но мне не требовалось воссоздавать ее такой, как сейчас. Меня интересовало прошлое. То, что существовало много-много лет назад. Я подключила немного фантазии и...
  Это место стало волшебным. Я сообразила, когда увидела воочию плод своих виртуальных трудов. Оно получилось слишком светлым, уютным, наполненным сельской романтикой. Ряд деревянных стойл, расположенных по обеим сторонам помещения, образовывает длинный и достаточно широкий коридор. В воздухе танцуют пылинки, и изредка вьется облачком мелкая мошкара, прилетевшая на запах травы и конского пота. Где-то в глубине фыркает и перебирает копытами лошадь. Я не вижу ее, но отчетливо слышу.
  Я сижу на полу, прислонившись спиной к стойлу. Макс примерно в такой же позе - напротив. Он молча позволяет мне рассмотреть собственную работу, но сам не любуется декорациями. Просто сверлит меня взглядом. Это плохо. Ведь вся суть моего замысла заключается именно в том, чтобы натолкнуть на воспоминания, вызванные знакомым местом. Я невольно подтягиваю колени ближе к груди и чувствую себя дрессировщиком, который ради представления добровольно запирается с тигром в клетке. Так и есть, на потеху публике я вынуждена сама строить клетки и сама же в них запираться, а мой тигр... взглядом голодного зверя он просто смотрит на меня и ждет удобного момента для броска.
  - Итак, ты пришла... - вдруг решает заговорить Макс, от которого, конечно же, не укрылись мои нервные ерзанья.
  Его голос, глубокий и насмешливый, словно обволакивает, наполняет собой помещение, и мне страшно. Потому что короткой фразой мой объект умудряется высказать целую гамму подтекста. Он рад, что я пришла? Удивляется, что мне хватило смелости? Предвкушает очередную игру? Наслаждается воспоминаниями о своей прошлой победе?
  - Я пришла, - мой голос не выражает ничего.
  Макс начинает подниматься, и я моментально вскакиваю на ноги и принимаю боевую стойку. Пожалуй, чересчур поспешно для того, чтобы скрыть панику. Макс следит за моим порывом и явно хочет его прокомментировать, но тут же хватается одной рукой за стойло, а другой - за свой висок. Его мощное тело шатает, как осину на ветру.
  - Что за...
  - Я же говорила, что в случае сопротивления тебе будет больно, - мстительно поясняю я. - Ты - на седативном. Снились когда-нибудь сны, где ты хочешь очень быстро побежать, но еле двигаешь ногами, как под водой? Добро пожаловать в мой мир. Мир замедленных движений, боли и кошмаров, от которых ты не очнешься, пока я не захочу. Надеюсь, это отобьет у тебя охоту распускать руки.
  Некоторое время Макс стоит так, словно борется с головокружением. Могу только представлять, как ему паршиво. На себе никогда такое не пробовала, к счастью.
  Наконец, мой объект выпрямляет спину. Он делает несколько шагов вперед... достаточно неуверенных... а затем каким-то образом умудряется резко преодолеть разделяющие нас метры. Его руки упираются в деревяшки по обеим сторонам от меня, и я внезапно обнаруживаю себя стиснутой со всех сторон.
   Макс поднимает голову. Я застигнута врасплох уверенным взглядом хищника, сжавшего в лапах свою жертву, и только небеса знают, что на самом деле он испытывает сейчас.
  - Маленький Синий Код очень злой... - выдыхает Макс мне в лицо.
  Я отворачиваюсь, всем видом пытаясь показать, как мне неприятно, а на самом деле задыхаюсь, ощущая, как мужской взгляд скользит по моей щеке вниз, переходит на шею и спускается до груди. Я играю с огнем. Мысленно убеждаю себя, что до сих пор не оттолкнула этого мужчину лишь потому, что полностью контролирую ситуацию.
  Но я вру. Жестоко вру сама себе и, что самое печальное, это понимаю. Я ловлю его дыхание на своей коже. Чувствую жар сильного тела. У меня никогда такого не было. Такого адреналина, такой гаммы эмоций от негодования до больного извращенного интереса. Каким-то образом Макс умудряется притягивать меня. Поэтому я так боюсь личных контактов с ним. Поэтому отчаянно запрещаю себе замечать его не только внешнюю, но внутреннюю силу.
  - Синий Код предпочитает, чтобы его называли перцептором, - ворчливо замечаю я.
  Кажется, это забавляет Макса еще больше.
  - Но ты ведь только что сама назвала себя Синим Кодом!
  Я злюсь, потому что краснею, и краснею от того, что злюсь. Он поймал меня врасплох на моих же словах. В ту секунду, когда я решаю оттолкнуть Макса и вырваться из его плена, он отрывает одну руку от опоры и проводит костяшками пальцев по моей щеке.
  - Наверно, я должен извиниться...
  Он говорит это искренне, с ощутимой долей сожаления. И смотрит так, словно хочет проникнуть в самую душу и овладеть моим подсознанием.
  'Да! Да, ты должен извиниться, чертов ублюдок! - кричит все внутри меня. - Должен извиниться за то, что вообще допустил мысль, что можешь тянуть ко мне свои лапы!'
  Но вместо этого я ледяным тоном отвечаю:
  - Мне не нужны твои извинения.
  - Нет, они нужны тебе, Синий Код, - с серьезным видом возражает Макс, - чтобы ты больше не плакала по ночам.
  Я парализована и не могу ничего другого, кроме как уставиться на него. Откуда он знает?! Даже мой собственный муж не подозревает о том, что я плакала той ночью после сеанса. Плакала так долго, пока не уснула под действием снотворного, и даже во сне продолжала мучиться.
  - Я же знаю, - все тише продолжает Макс, - что с тобой нельзя так...
  - Как 'так'?! - перебиваю я дрожащим и слегка истеричным голосом. - 'Так' - это душить и трахать, как шлюху? Вот так со мной не надо? Так что ж ты раньше не остановился, если понимаешь это?
  - Потому что тебе хотелось продолжения, Синий Код. Хотелось проверить до какой грани я смогу дойти с тобой. Ты проверяла меня, и знаешь... - он наклоняется еще ближе, удерживая со мной контакт глаза в глаза, - с тобой или без тебя, но граней для меня не существует.
  Я хочу фыркнуть и отвернуться, окатить волной презрения, но могу только оцепенело стоять, вжимаясь в шершавые доски.
  - Почему ты не сбежала сразу? - сверкает глазами Макс, нависая надо мной. - Например, в тот момент, когда я задрал твою юбку? Когда коснулся тебя? Я расстегивал свой чертов ремень целых пять минут! И только когда ты ощутила меня внутри, удовлетворила любопытство о том, какой я, когда нахожусь в тебе, как сладко тебе быть оттраханной кем-то, не так ванильно и рафинадно, как делает твой муж, с этими поцелуями за ушком и нежной возней... только тогда ты выпрыгнула.
  Я лишь мотаю головой в знак протеста. От его слов, от тихого шепота, словно воскрешающего перед глазами события, жарко и тесно в груди. Я хочу доказать ему, что это не так, что моя верность мужу не должна даже подвергаться сомнениям, но все, о чем могу думать... да, о, да, тот момент, когда я почувствовала, как Макс проникает в меня. Когда его член раздвигал складки моего тела, возбужденный яростью, а не страстью, и в этом было что-то извращенное и неправильное, но острое и сводящее с ума. Я не знаю, почему так долго сопротивлялась и чего ждала, но теперь, когда он ставит под сомнение мои истинные мысли и чувства, волей-неволей начинаю признавать долю его правоты.
  Я не знаю, почему ждала с ним до последнего.
  - Ведь где-то глубоко внутри тебе хочется быть оттраханной на пике эмоций, - усмехается Макс, будто читая все по моим глазам, - потерять контроль, ту власть, которую ты привыкла испытывать над мужчинами из-за того, что всегда и во всем была лучшей. И я бы трахнул тебя без прелюдии, и не в качестве награды, а в качестве наказания, потому что ты нарушила запретные границы и сделала то, что не должна была делать.
  Я закрываю глаза и долго стою так. Меня трясет. Я понимаю, что нелепо проигрываю Максу по всем фронтам. Не могу направить его внимание в нужное мне русло. Вообще ничего не могу, кроме того, чтобы представлять его на месте своего мужа. И если бы даже он привязал меня к кровати и занимался со мной любовью ради выполнения супружеского долга, как делал это со своей женой... я бы наверняка стонала и извивалась в путах, наслаждаясь каждым его толчком внутри моего тела. Поднимала бы бедра навстречу, чтобы ему было удобнее брать меня.
  А может быть, так и было? Может, она тоже сопротивлялась только поначалу? А потом все заканчивалось тем, что связанная женщина теряла голову, пока ей овладевал сильный мужчина? Потому что такому, как Макс, невозможно сопротивляться долго. Его хочется просто потому, что он есть. Он создан природой, чтобы сводить женщин с ума. Заниматься с ними сексом.
  И убивать.
  Последняя мысль отрезвляет меня и расставляет все по местам. Наконец, я чувствую ту спасительную соломинку, за которую могу уцепиться, чтобы не начать срывать с себя одежду и растекаться лужицей перед Максом.
  - Почему же ты так долго расстегивал свой ремень? - отвечаю я, и в его глазах мелькает изумление. Не ожидал, что буду способна на сопротивление после такого пассажа. - Я же видела выражение твоего лица. Ты не получал удовольствие от того, что делал. Хотел напугать. И когда я не сбежала в первую же секунду, то спутала тебе все карты. И тебе пришлось идти до конца. Но хотел ли ты этого на самом деле? - Я качаю головой. - Не думаю. Ты просто поступил так, как делаешь все в этой жизни. Идешь до конца вне зависимости от того, хочется тебе этого или нет. Так же, как ты лечил от зависимости свою жену.
  Зрачки у Макса расширяются, и я могу вздохнуть свободнее, потому что он делает шаг назад.
  - Мой Синий Код навел справки, - это не вопрос, а утверждение. А еще Макс удивлен. Снова. Не ожидал, что я зайду так далеко?
  - Не все женщины живут лишь только для того, чтобы быть оттраханными тобой, - смелею я. - Для некоторых ты - просто работа. Упрямый осел, на которого в конце концов найдется упряжь. А для личной жизни у меня есть муж. И кстати, гораздо приятнее, когда женщина хочет поцеловать тебя сама, а не потому, что ты тянешь ее к себе за волосы!
  Я сама наступаю на него, бросаю все слова в лицо, но тут же жалею о порыве. В глазах Макса загорается недобрый огонек. Я отпрыгиваю назад, забывая, что там препятствие. Спина прижимается к доскам, и мой объект, несмотря на замедленность его движений, успевает догнать.
  - То есть, ты никогда не хотела поцеловать меня, Синий Код? - шепчет... нет, жарко выдыхает он мне в шею, пока одна рука запутывается в моих волосах и оттягивает голову назад, открывая доступ для его губ. - Сама? Не хотела?
  Живот Макса прижимается к моему животу, его бедра трутся о мои, будто он испытывает агонию из-за того, что не может взять меня прямо здесь и сейчас.
  - Нет, конечно! - жалобно выкрикиваю я, ощущая, что завожусь с пол-оборота так, как никогда не делала раньше: самозабвенно, теряя рассудок от физических ощущений.
  Это пугает. До странного зудящего чувства под ложечкой. Макс воплощает в жизнь то, о чем говорил ранее. Показывает, что станет со мной, если утрачу контроль. И то, что до него никто и никогда не мог вывести меня из себя, только больше показывает, насколько опасна ситуация теперь. Я ударяю его обеими руками в плечи, и Макс, ослабленный действием лекарств, отшатывается. Но через секунду снова набрасывается на меня.
  - Врешь, - он усмехается, а у меня мурашки бегут по коже там, где ее касается теплое дыхание мужчины, - даже в нашу первую встречу? Когда ты стояла и пялилась на меня у дверей? Ты не представляла, как отдаешься мне? Как делаешь все то, что стесняешься делать с мужем? Сосешь мой член? Не просто водишь по нему губами, а вбираешь так глубоко, как можешь? Кричишь мое имя, когда я беру тебя сзади?
  - Да как ты... смеешь... - я дергаюсь, как придавленная ботинком гусеница, пока Макс целует мою шею, мягко, нежно, в противовес грязным и пошлым словам, которые бормочет в перерывах между прикосновениями.
  Собираюсь оттолкнуть его, но вместо этого только комкаю в пальцах грубую ткань его одежды. Сама не знаю, то ли пытаюсь отдалиться, то ли притягиваю его к себе все крепче. Мне стыдно до слез, что я такая. Слабая и безвольная в его руках. Неверная своему мужу, причем сознательно, что еще хуже.
  Но мне до боли в искусанных губах хорошо.
  Макс отпускает мои волосы, но я остаюсь в прежней позе с откинутой назад головой. Не хочу смотреть в его лицо. Не хочу, чтобы он видел, что прав. Во всем. Я желаю его именно так, как он описал. Завидую всем его женщинам, потому что они уже испытали это. С ним. И вряд ли терзались за это угрызениями совести.
  Руки Макса забираются под мою кофточку, а затем - под плотные чашки лифчика. Большие пальцы обеих рук находят соски и легонько вдавливают их в мягкую плоть круговыми движениями. Мне кажется, что все это Макс делает между моих ног - так далеко распространяются отголоски его действий по моему телу.
  Я молюсь, чтобы он не останавливался. Потому что уверена, что потом горько пожалею о том, что позволила ему прикасаться к себе, буду мучиться от стыда и унижения.
  Но ведь это будет потом? Не сейчас. Не сейчас...
  - В прошлый раз я поцеловал тебя не против воли. Твои глаза просили сделать это, Синий Код.
   Макс целует мое горло, ласкает его губами, скользит языком. Спускается к ключицам. Его ладони играют с моей грудью, теребят и мнут ее голодными, истосковавшимися по сексу движениями, и все вместе это сливается в одну сладкую пытку. Я не выдерживаю и начинаю тереться об его руки и жалобно постанывать. То царапаю ногтями доски, рискуя загнать болезненные занозы, то снова хватаю Макса за плечи, извиваясь перед ним.
  Наконец, он тоже издает первый глухой стон. Его бедра двигаются снизу вверх, и твердая выпуклость под одеждой раз за разом прокатывается по самому чувствительному месту между моих ног, вызывая сначала покалывание, потом жжение, а затем такую волну острого спазма, что я внезапно понимаю - все пропало. Я так привыкла к четко выверенным и рассчитанным буквально до минуты оргазмам с Сергеем, что сейчас просто шокирована этим новым, беспощадным и неконтролируемым ощущением.
  - Я не могу... мне нельзя... - делаю последнюю слабую попытку. Как будто индульгенцию себе покупаю, собираясь согрешить. Причем согрешить от души, на полную катушку.
  - Да, ты не можешь. Тебе нельзя, - соглашается Макс. Он поднимает голову и возвышается надо мной, распластанной и уничтоженной им. Смотрит сверху вниз, вбирая взглядом каждую черточку моего лица. - Но я могу. И мне можно.
  Он принимается расстегивать мои джинсы. Для этого сеанса я специально надела их, чтобы не давать такой легкий доступ к телу, как в прошлый раз, но теперь очень горько об этом жалею. Потому что когда верхняя пуговица с небольшим щелчком выскакивает из петли, мое тело горит от боли неудовлетворенного желания. Пока руки Макса неторопливо тянут вниз 'молнию', я думаю о том, что он мог бы уже быть внутри...
  Глядя мне в глаза, Макс запускает руки мне за пояс и приспускает джинсы до середины бедер. Упирается одной рукой в стену за моей спиной, закусывает нижнюю губу с выражением дикого желания на лице. Средний палец едва касается меня, а я дергаюсь, как пронзенная молнией.
  - Ш-ш-ш... - Макс начинает легкими касаниями обводить вход в мое тело. Раз за разом. Раз за разом. Не сдвигаясь с траектории, сколько бы мучений мне это ни причиняло. Я всхлипываю, прижимаю к губам сжатый кулак, кусаю собственные костяшки. Он же видит, что делает со мной!
  Улучив момент, я делаю рывок бедрами, пытаюсь насадиться на его пальцы, но Макс убирает руку. Затем возвращается к пытке и снова отдергивает руку, когда я хочу ее прекратить. Хищная улыбка расцветает на его лице, только на нижней губе, прямо по центру, где впивались зубы, выступает немного крови. Прежде я даже и не подозревала, что могу издавать звуки, которые рвутся из груди сейчас. Болезненная мольба, хрип, переходящий в стон. Все мое тело дрожит от напряжения. Все, о чем я могу думать - это как поймать его пальцы.
  - Ты странно ведешь себя для девушки, которая не любит, когда ее тянут за волосы, - слышится над ухом издевательский шепот Макса.
  Свободной рукой он резко хватает меня за длинные пряди и дергает их, заставляя выгнуться. Другой - вводит в меня палец, глубоко, по самую костяшку. Мышцы моего живота сокращаются, я больше ничего не вижу перед собой, и некоторое время нахожусь в странном состоянии нирваны. Словно в тумане, чувствую, что Макс с силой хватает мое запястье, отводит руку ото рта, и понимаю, что все это время грызла собственный кулак. Взамен между моих губ появляется его палец, и я кусаю его, облизываю, вбираю в рот с совершенно безумным остервенением, просто потому что не могу иначе.
  Очнувшись, я обнаруживаю себя в объятиях Макса, а его лицо - в каких-то жалких сантиметрах от моего. Я пытаюсь поймать его полураскрытые губы, еще не до конца отдавая себе отчет в действиях. Макс слегка дрожит, прижимая меня к себе, но уклоняется от ласки и произносит все тем же издевательским хрипловатым шепотом:
  - Ты права. Гораздо приятнее, когда женщина сама хочет меня поцеловать.
  Как вспышка в моей голове проносится озарение: что это было, и как я выглядела в его глазах.
  - С-с-сука! - выдыхаю сквозь зубы.
  Я отталкиваю его с силой, которой, к сожалению, не чувствовала в себе прежде. Макс с трудом удерживается на ногах, но больше не стремится ко мне. Отходит к противоположной стене, прислоняется к ней и просто съезжает вниз с видом человека, который смертельно устал. Складывает руки на коленях и прикрывает глаза. Я отворачиваюсь, чтобы торопливо застегнуть джинсы и одернуть кофточку.
  - Если ты думаешь, что смог меня смутить, и после этого я перестану добиваться от тебя правды, то ты жестоко ошибся, - бормочу я и злюсь, потому что пальцы плохо слушаются, а пуговица выскальзывает из петли.
  - Правды? - усмехается за моей спиной Макс. - Какой правды, Синий Код? Я всегда говорю правду. Я убил твоего профессора. Это ты себе лжешь. Во всем. Даже в том, что тебе не хочется меня по-настоящему.
  - А тебе, видимо, хочется, - огрызаюсь я.
  - Я сижу в одиночной камере и вижу только тупые рожи охранников. Меня может посещать лишь старуха-адвокат, которую я не хочу видеть, сестра, которая никогда сюда не придет без моего разрешения, и ты, Синий Код. Через пару заседаний суда меня все-таки приговорят, с твоей помощью или без нее. Так что плохого в том, что я хочу напоследок... - Макс обрывает фразу, как будто глушит какой-то внутренний порыв, но потом едва слышно добавляет: - Тебя, Анита.
  Я по-прежнему не поворачиваюсь, но теперь по другой причине. Я не верю своим ушам. Где-то под ребрами словно трепещет маленькая бабочка, это пугает еще больше, чем предыдущая потеря самоконтроля. Макс назвал меня по имени!
  Меня захлестывает радость. Дикая, беспричинная радость от того, что для него я больше не Синий Код. Что Макс хочет именно меня, не безликого перцептора, не виртуальную секс-игрушку, которая назойливо лезет в его фантазии и от которой ему никуда не деться.
  Он хочет меня!
  - Мы можем распорядиться оставшимся мне временем по-другому, - слышится усталый голос Макса. - Не тратить его на то, что не требует доказательств.
  'Это шанс на миллион', - стучится в голове навязчивая мысль. Потому что Макс - моя фантазия. Порочная, тайная, постыдная фантазия, бросающая вызов всему, что было мне дорого прежде.
  Но это же Макс, одергиваю я себя, и трепет затихает. Это человек, который, по словам его собственной сестры, никогда не ошибается. Он читает меня, как раскрытую книгу. Как наверняка читал многих женщин до меня. В самом деле, на десятой, пятнадцатой или двадцатой партнерше перестаешь гадать, что происходит в их мыслях, и начинаешь просто все понимать по их поведению. Так делала я в работе со своими объектами. До Макса.
  Ну конечно, он практикует на мне мои же собственные методы! Пытается переключить внимание на то, что выгодно ему. Бессовестно управляет моими чувствами.
  - Я замужем, - отвечаю резко, чтобы скрыть дрожь в голосе. Ни к чему показывать, что хотя бы на мгновение допустила мысль, что стану его любовницей вопреки здравому смыслу.
  - Я знаю. И ты мне только что это продемонстрировала, - усмехается он.
  Удар ниже пояса. Впрочем, вполне заслуженный. Позабыв, что не хотела встречаться с ним взглядом, я поворачиваюсь и сама смотрю в упор. Порываюсь что-то сказать, но Макс останавливает меня жестом.
  - Прости, Синий Код. Сегодня я не настроен с тобой воевать. К тому же, на правду не обижаются.
  - Ах, на правду! - я складываю руки на груди и, кажется, даже ногой притопываю. - Почему бы тебе, раз уж мы снова заговорили о правде, не поведать, за что, все-таки, ты убил Андрея Викторовича? Что такого он сделал тебе?
  - Ничего. Он был ни в чем не виноват, - пожимает плечами Макс, и его лицо превращается в непроницаемую маску.
  - Это была кровная месть? Типа вендетты?
  - Нет.
  - Может, вы что-то не поделили в прошлом?
  - Мы не были знакомы в прошлом.
  Похоже, он может играть в эту игру бесконечно.
  - Почему же ты тогда выстрелил? Хочешь сказать, что тебе просто нравится стрелять в незнакомых людей?
  Равнодушная маска сменяется хищной.
  - Иногда - да, Синий Код.
  Я понимаю, что он - страшный человек. И не могу отделаться от ощущения, что он не врет. Слишком уж уверенно отвечает. Без ноток сомнения или страха. На руках волоски встают дыбом, а по коже бегут мурашки. Я вдруг осознаю, что буквально несколько минут назад терлась всем телом и кончала с мужчиной, который, возможно, убил больше, чем одну жертву. Это не укладывается в голове. Этому нет объяснения. Это не похоже на меня.
  - Я была у тебя дома, - бормочу я. - И познакомилась с твоей сестрой.
  - Это я уже понял, - показалось, или в глазах Макса снова зажегся огонек интереса?
  - Она хочет тебя спасти, - продолжаю я.
  - У нее не получится.
  - Мне кажется, она знает, - не хочу лукавить я. - Но все равно делает это из чувства благодарности.
  - Конечно. Я старался, чтобы она ни в чем не нуждалась.
  - Нет, не поэтому, - я стараюсь говорить спокойно и не ускорять темп речи, чтобы Макс не почувствовал подвоха раньше времени. - Дарья чувствует себя обязанной за то, что ты защитил ее когда-то. Прямо здесь.
  Я делаю жест рукой, и Макс невольно поворачивает голову, оглядывая конюшню. Задерживаю дыхание, пока он рассматривает широкий проход между стойл. Только бы получилось! Только бы сработало!
  Поначалу ничего не происходит. Макс хмурится и морщит лоб, как будто силится что-то припомнить. На меня накатывает оцепенение. Неужели... я ошиблась? Неужели Дарья что-то напутала? Или сам Макс забыл, где все происходило? Ведь тогда они были почти детьми.
  Но вдруг картинка меняется. Совсем незначительно - дверь дальнего стойла приоткрывается и остается так. Взгляд у моего объекта светлеет. Макс порывается встать, но поздно - я уже бегу со всех ног, опережая его. Распахиваю деревянную створку...
  ...и отскакиваю обратно. Прямо на входе, коленями в соломе стоит грузный человек. За спиной у него виднеется вбитое в стену кольцо и обрывок замусоленной веревки. Его куртка испачкана в земле, руки свисают до пола, голова со спутанными грязными волосами опущена. Вилы, которыми обычно перекидывают сено, проткнули его шею. Сломанной деревянной ручкой, огрызок которой валяется тут же, они упираются в землю и служат опорой для тела. Вот почему он не падает.
  Несколько мгновений я разглядываю эту чудовищную конструкцию. Потом носком туфли пытаюсь толкнуть висящую руку мертвеца, но та не шевелится. Даже капельки крови, бегущие из-под рукава, застыли на кончиках пальцев и не срываются вниз. Все статично. Это воспоминание.
  За спиной плачет девочка. Я поворачиваюсь и вижу Дарью такой, какой она была много лет назад. С пухлыми румяными щечками, блестящими густыми темными волосами, заплетенными в две косички. Очень красивой, под стать брату, и очень юной. У нее короткая юбочка-солнце, расстегнутая кожаная куртка с множеством 'молний' в качестве декора и белая блузка под ней. На воротнике остался темный отпечаток грязного пальца.
  - Прости, Максим, - плачет Дарья, жалобно глядя на приближающегося к ней Макса. Я на мгновение бросаю взгляд на него: на лице написана братская нежность. Видеть его таким очень непривычно. - Это не я... я не знаю, как так получилось... оно само...
  Макс останавливается перед фантомом собственного воспоминания, поднимает руку и ласково проводит по щеке девочки. Та продолжает плакать и умоляет помочь. Я не выдерживаю и прекращаю это. Дарья исчезает, и труп - вместе с ней.
  - И что это было? - требую я ответа, пока Макс удивленно моргает, словно только что очнулся.
  - Добилась, чего хотела. Да, Синий Код? - с издевкой произносит он и снова становится хмурым.
  - Что это было? - повторяю я. Но догадка уже приходит сама собой. - Это Дарья! Это она убила того заложника!
  - Она рассказала тебе? - Макс качает головой с явным осуждением. - Не стоило.
  Я припоминаю, с какой неохотой и волнением его сестра открывала мне 'страшную семейную тайну'.
  - Но она сказала, что его убил ты!
  - Правильно, - усмехается он.
  - Что правильного?! Я же только что все видела! Не знаю как, но это она насадила его на вилы!
  Челюсть у Макса упрямо выдвигается вперед.
  - А если бы я успел прийти раньше, то все равно бы сделал это сам, Синий Код! Дашку нельзя винить. Он приманивал ее. Прикидывался добрым. Попросил принести зеркальце, уж не знаю, что там наболтал. А сам сломал его и осколком успел распилить веревку, а потом напасть на мою сестру. Дашкино счастье, что она схватила первые попавшиеся под руку вилы, а он умудрился на них наткнуться.
  - Это понятно... но твоя сестра сказала, что убил его ты! Убил и закопал в лесу.
  - Закопал я, - кивает Макс, - и приказал ей, что если дело хоть когда-нибудь всплывет, говорить, что это сделал я.
  - Но почему?!
  Он смотрит на меня так, словно я не способна понять очевидные вещи.
  - А разве так не положено поступать старшему брату? Отец бы шкуру с нее спустил. Ей было всего четырнадцать, а у него была тяжелая рука.
  - Спасибо, я уже наслышана...
  Мне требуется время, чтобы все переосмыслить. В том, что и брат, и сестра в детстве до ужаса боялись отцовского гнева, я не сомневалась. Ну не может быть добрым и ласковым человек, который подставил под пули собственную жену и глазом не моргнул. Ни за что не поверю и детей вполне понимаю. Но вот поступок Дарьи в разговоре со мной... она же уже взрослая женщина! Их отца уже давно нет в живых! Как же правдоподобно она поверяла мне их совместную с братом тайну! Будто и в самом деле верила, что убийца - он, а не она.
  Вспомнилась ее вечная нервная ухмылка, слова Макса 'я ей приказал'. Все встало на свои места. Похоже, что избавившись от отца, Дарья предпочла впасть в зависимость от брата, потому что так было удобнее. Ее слабая, склонная к истерии натура неудержимо тянулась к кому-то более сильному. Брат приказывал, он решал за нее проблемы, а она только нервно курила, потягивала коньяк в неподходящее для этого время суток и изводила мужа подозрениями в изменах.
  Чем больше я узнаю о семействе Велсов, тем чаще вспоминаю слова Дарьи 'добро пожаловать... вы уже шокированы?'.
  - Твоя сестра всегда слушается твоих приказов? - спрашиваю я у недовольного Макса.
  - Всегда, - даже не колеблется он.
  Конечно, и тут нет никаких сомнений. Дарья его боготворит... или боится? Ведь жена Макса не слушалась... и это закончилось очень плохо.
  - Тогда почему ты ей не прикажешь убрать адвоката и не платить мне?
  - Это единственный момент, в котором она стоит на своем.
  И ведь правда. При всех своих недостатках Дарья заняла твердую позицию лишь в вопросе спасения брата. Что же это - боязнь остаться без опоры в жизни, ведь сама причитала, что кроме него у нее никого не осталось: родители умерли, муж ушел. Или ей все-таки движет искренняя сестринская любовь? Попытка спастись самой, помогая брату, или первый за долгое время осознанный взрослый поступок?
  Я продолжаю теряться в догадках. На эти вопросы у меня пока ответа нет. Зато возникает еще один вопрос: каким же человеком надо быть, чтобы собственная сестра защищала тебя лишь из чувства эгоистичного страха?
  Макс внимательно наблюдает за мной, пока размышляю. Похоже, его даже забавляет любоваться, как я силюсь прийти к какому-то определенному умозаключению. И он совершенно точно не собирается облегчать мне задачу.
  - Ну что, Синий Код, - наконец, произносит, - ты все еще хочешь снова появляться в моей голове?
  Я не знаю, чего хочу. Нужно обдумать увиденное. Нужно понять... мне нужно что-то понять в отношении Макса, сделать какой-то важный вывод, только пока не понимаю - какой. Ясно лишь одно - я пошла по ложному пути в этот раз.
  - Если не желаешь больше меня видеть, у тебя есть выход, - отвечаю я, стараясь выглядеть невозмутимой. - Покажи мне момент преступления. И все закончится.
  Макс фыркает. Смотрит так, словно я сказала милую глупость или отпустила забавную шуточку. Но уже через секунду его брови сходятся на переносице.
  - А ты не из тех, кто верит людям на слово. Да, Синий Код?
  Смирившись с тем, что сегодняшний сеанс не продвинул дело ни на шаг вперед, я лишь огрызаюсь:
  - Такая уж у меня работа, ничего личного. Можешь расслабиться до следующего раза, а пока все...
  Неожиданно он хватает за руку, больно сжимает пальцы, подтягивая меня к себе. Я возмущенно вскрикиваю и пытаюсь вырваться, но все равно оказываюсь слишком близко.
  - Может быть, я хочу, чтобы мне поверили на слово, Синий Код, - выдыхает Макс прямо в лицо, сверкая глазами и заставляя оцепенеть от ощущения близости наших тел. - Чтобы хоть раз в жизни... хотя бы ты... поверила мне на слово!
  Другой рукой он хватает меня за затылок и придерживает голову, чтобы не смогла увернуться от поцелуя. Теперь все по-другому, не как в тот, первый, раз в его спальне. Макс вкладывает в этот поцелуй всю силу и страсть, но не проверяет степень готовности к сопротивлению и не доказывает ничего. Он вынимает из меня душу, возносит ее на небеса и швыряет оттуда вниз. Ласкает мои губы своим ртом, но на самом деле лишает разума, способности ясно мыслить. Если это его способ убеждать, то я почти раздавлена аргументом.
  Самое ужасное, что я чувствую - Макс тоже получает удовольствие от нашего поцелуя и даже не пытается это скрыть. Он смакует мой рот, те ощущения, что мы дарим друг другу, и я невольно повторяю за ним. Не просто механически отвечаю на поцелуй, совершая давно заученные движения, как привыкла это делать. Я пробую мужские губы на вкус, наслаждаюсь их мягкостью и полнотой, их теплом, будоражащими прикосновениями его языка к моему. Страшно представить, что будет, если я займусь сексом с этим мужчиной. Это меня сломает и сделает его рабыней на всю жизнь. Зависимой секс-рабыней.
  Макс отпускает меня и с удовлетворением окидывает взглядом. Я все еще облизываю свои губы и пытаюсь восстановить дыхание. Наверняка выгляжу очень вульгарно, но почему-то в такой момент это не волнует.
  - Я разрешаю тебе подумать, Синий Код, - говорит мне Макс. Даже не говорит, а приказывает. - Не нужно больше этих уловок с лекарствами и проникновением в мой дом. В следующий раз, когда ты придешь, я сам тебе все покажу, если попросишь.
  Я не могу сдержать удивленного вздоха, но он не дает мне ничего сказать.
  - Но в ответ на искренность я попрошу искренности и от тебя. Ты должна признать, что хочешь меня, а не своего мужа. В следующий раз я хочу увидеть тебя голой в моей постели. С раздвинутыми ногами и без этого ложного стыда, за которым ты прячешься. И тогда я сделаю с тобой все, о чем ты мечтаешь, но боишься признаться себе самой.
  Мне в лицо словно холодной воды плеснули. Я отшатываюсь.
  - Ты предлагаешь переспать с тобой ради того, чтобы добиться признаний?!
  Макс красноречиво молчит. Пожалуй, слишком красноречиво.
  - Гори в Аду! - стискиваю я кулаки так, что ногти больно впиваются в ладони.
  Вырываюсь из сеанса, а в ушах так и звучит голос, полный издевки:
  - Скоро так и будет, Синий Код. Скоро.
  
  
-5-
  
  Я не запомнила, что делала или говорила окружающим с того момента, как снова очутилась в реальности лицом к лицу с Максом, и до тех пор, пока не выбежала из здания в вечернюю прохладу. Вроде бы адвокат успела упомянуть что-то о заседании суда, назначенном на завтра. Завтра? Уже так скоро? Нет, я пока не готова ответить. Мне надо разобраться. В чем? В себе, прежде всего. Мне надо разобраться в себе.
  Сергей предупредил еще утром, что встретить не сможет, и теперь это было даже на руку. Я села за руль, тронула машину с места, стараясь унять дрожь во всем теле и избавиться от навязчивого образа перед глазами, но поехала не в сторону дома. Не хотела появляться в супружеском гнезде с безумным видом и мокрыми от возбуждения трусиками. Требовалось подумать и остыть. Решить, что я буду делать с тем искушением, которое представлял собой Макс. Он же лепит меня, как мягкую глину! Впервые мой разум вступил в такой конфликт с чувствами. Даже не чувствами - дикой иррациональной похотью в сторону малознакомого и довольно скрытного мужчины. Да, кажется, нашлось определение тому, что влекло меня к Максу и заставляло позабыть о Сергее.
  Дорога привела за пределы города. Сообразив, что поднимаюсь на холм, а по правую руку открывается вид на раскинувшиеся у подножия жилые районы, я спохватилась. Как еще в столб не врезалась на первом крутом повороте, будучи в такой прострации! Сердце колотилось в груди, мысли метались, как птицы, которых спугнули с гнезд.
  Резко ударив по педали тормоза, я распахнула дверь и выскочила из машины. Пустую дорогу освещала только-только поднявшаяся из-за горизонта луна. Тихо и никого нет. То, что нужно. Я шагнула на обочину. Нога в туфле подвернулась на первой же кочке, тогда я скинула обувь и рысцой стала спускаться вниз по холму. Трава, влажная от вечерней росы, холодила ступни. Штанины джинсов тут же потяжелели, намокнув внизу. Убедившись, что меня не видно с дороги, я села, а потом и рухнула спиной на землю. Обхватила себя руками и крепко зажмурилась.
  Я тряслась, как в припадке. Поняла, что хочу согласиться на предложение Макса больше всего на свете, и это ломает меня. Хочу поставить на кон всю свою жизнь ради того, чтобы стать его женщиной на одну короткую ночь. Или день? Неважно. Я хотела его так, как никогда не желала собственного мужа.
  Поцелуи и прикосновения Макса продолжали гореть на моей коже. Я подтянула колени к животу, выгнулась, провела кончиками пальцев по шее. Там, где он целовал меня. И ведь это все произошло даже не по-настоящему! Не в реальности! Только в наших с ним фантазиях! Но это было так реально, что в моей голове все перемешалось.
  На самом деле Макс никогда не целовал меня, не ласкал мою грудь и не доводил до оргазма своими прикосновениями. И это еще больше сводило с ума. Мое тело требовало того, что не могло произойти. Грудь ныла, между ног все саднило от неутоленного желания. Жестокая расплата за игры разума. Так же, как раньше я мучилась бессонницей после увиденных кошмарных преступлений. Только теперь пытка была иного рода. Мой объект не терзал никого на моих глазах. Он терзал меня. Последовательно, искусно и с полной самоотдачей. Я жалобно заскулила и скользнула рукой к пуговице джинсов, но тут же с отвращением ее отдернула. До чего докатилась?! Нет. Такие мучения будет непросто заглушить снотворным или самоудовлетворением - здесь нужен тот, кто их начал. Но Макс никогда не сможет ко мне прикоснуться в реальной жизни, только если...
  Я скрипнула зубами. Только если я его не оправдаю. Не подделаю сцену преступления, например, как предлагал Сергей. Неужели все к этому и идет? Макс намеренно распалял и сводил меня с ума, чтобы заставить сделать так, как ему надо? И если хорошенько подумать, то, действительно, зачем ему я как не для этого? Заняться сексом виртуально? Я фыркнула вслух. Не думаю, что секс с женщинами был редким событием в его жизни.
   В сердцах я ударила кулаками по траве. Какая-то часть меня не хотела верить, что Макс настолько коварен. Нет, он просто почти приговоренный к камере смертников человек, который хочет напоследок пожить хотя бы в фантазиях. И так уж получилось, что он может это сделать лишь со мной. Наверняка образы реальной жизни, куда я его окунаю, кажутся глотком свежего воздуха после унылых одиночных застенков.
  Или все-таки нет? Какая версия больше подходит такому человеку, как Максим Велс?!
  Сырой вечерний воздух начал пробираться под одежду, холодить тело, и мысли стали понемногу проясняться. Я села и обхватила голову руками. Зарылась пальцами в волосы. Что же я творю?! Примчалась неизвестно куда, катаюсь по земле, как самка в течке, мечтаю о том, чего не может быть. У меня же дома Сергей, верный и заботливый муж. А я о нем совершенно позабыла! На какое-то время в моем сознании остались лишь двое - я и Макс, а муж куда-то благополучно исчез. Но ведь так нельзя! У нас с Сережей дом, семья. Мы вместе много лет. Он - тот, кто утешал меня после трудных сеансов, всегда был рядом. Быт налажен, у нас много общих друзей и знакомых. С таким человеком можно прожить всю жизнь в безмятежности, не беспокоясь о своей репутации или его криминальном прошлом.
  И променять все это на вулкан страстей с пусть красивым, пусть сексуальным и загадочным, но все-таки преступником?
  Я сошла с ума. Определенно свихнулась, раз допустила, что такое возможно.
  Нет. Максом нужно переболеть. Вот просто стиснуть зубы и пережить, как лихорадку. Он - мое искушение, мой дьявол-соблазнитель. Но он - не мое будущее.
  Внезапно я ощутила, что за спиной кто-то стоит. Подняла голову. Все так же сияли огнями жилые кварталы вдалеке, а луна поднималась все выше. Изо рта вырывался пар от дыхания. Но жуткое ощущение не проходило. Когда я уже собиралась повернуться, прозвучал мужской голос:
  - Девушка, вам плохо?
  Я подскочила на месте. Отодвинулась в сторону, вглядываясь в темный силуэт. Из-за того, что тень падала на лицо, не могла понять, кто это. Но по голосу - достаточно молодой незнакомец. Он стоял, засунув руки в карманы джинсов, и смотрел, как я отползаю от него по траве. Сколько успел увидеть? Вот ту неприглядную картину похоти тоже застал? Или только ее финальные аккорды, в которых я боролась уже не с телом, а с совестью?
  - Все в порядке, - проблеяла я, не зная, чего ожидать.
  - Я подумал, что с вами случилось что-то плохое.
  - Нет. Я просто... вышла подышать.
  Ну да. Какой бред я несу! Вышла подышать, полежать в мокрой траве. Обычное такое поведение обычной такой женщины на окраине города посреди ночи. Мне стало страшно. И телефон остался в сумочке, а сумка - в машине. И Сергей наверняка уже забеспокоился, где пропадаю, и названивал триста раз. А я вот тут - с незнакомцем. И пикнуть не успею, как он меня скрутит.
  - Пойдемте, я вас к машине провожу, - он протянул руку.
  - Нет, спасибо, - замотала я головой, отползая еще дальше.
  - Пойдемте! - это был уже приказ.
  С какой это стати ему приказывать мне? Кто он такой? Тем не менее, спорить с мужчиной я не решилась. Поднялась на ноги, отряхнула одежду, пытаясь придумать план по спасению. Незнакомец подошел и схватил меня за руку. Вблизи он, и правда, оказался молодым парнем. На маньяка не походил совершенно, но я не стала расслабляться раньше времени.
  Уверенно ступая по кочкам, мужчина начал подниматься по склону и тащить меня за собой. Мои ноги скользили на влажной земле, и я даже порадовалась, что выбираюсь не одна, а то неизвестно, как бы смогла это сделать. Когда мы вышли на ровное место у обочины, я едва не застонала от осознания собственной глупости. Моя машина стояла с распахнутой дверью со стороны водителя, с работающим на холостых оборотах двигателем. В салоне горел свет, на пассажирском сиденье отчетливо виднелась сумка.
  Не удивительно, что кто-то остановился узнать, в чем дело. Как еще не ограбили?!
  За своей машиной я увидела второй автомобиль. Свет фар бил в мою сторону, мешая разглядеть. Почудилось лишь, что там есть кто-то еще. Значит, мой незнакомец не один? Сколько их? И что они намерены делать?
  - Возьмите, - мужчина наклонился, а потом выпрямился и протянул мне туфли. - Я на них чуть не наступил, когда искал вас.
  - С-с-пасибо.
  Я принялась лихорадочно обуваться. Мужчина молча стоял, пока я обогнула автомобиль, села за руль и захлопнула дверь. Тут же заблокировала все замки и вздохнула немного спокойнее. Не поблагодарила незнакомца за помощь, ну и ладно. Пусть лучше покажусь невежливой, чем нарвусь на повышенный интерес к своей персоне. Все-таки со стороны явно произвела странное впечатление.
  Пока я разворачивала машину на шоссе, заметила, как мужчина идет к своему автомобилю. Там, и правда, виднелся еще один силуэт. Я устремилась по направлению к городу, и в зеркале заднего вида заметила, что автомобиль незнакомцев так же делает полукруг и едет обратно. Но если они наткнулись на мою машину случайно, значит просто мчались по своим делам из города! Ведь остановились на моей полосе движения. Иначе бы их автомобиль стоял с противоположной стороны дороги. Так зачем им теперь следовать за мной?
  У меня резко вспотели ладони. Одной рукой удерживая руль, другой я кое-как расстегнула сумку и нашла телефон. Так и есть, два пропущенных от Сергея. Я нажала кнопку обратного вызова.
  - Маська! - ответил муж. - Ты где пропадаешь?!
  - Сереж, можешь меня встретить? Внизу, на стоянке.
  - Могу... а что случилось?
  Я посмотрела в зеркало заднего вида. Автомобиль двигался на достаточном расстоянии, не сокращая, но и не увеличивая его. Впереди появились первые жилые дома, улицы ярко освещались фонарями. Может, зря паникую?
  - Ничего не случилось... просто задерживаюсь, и как-то страшновато одной идти.
  - Да у нас же безопасный район.
  - Да, но... - неожиданно меня охватило раздражение на Сергея. Я попросила встретить, зачем эта тьма вопросов 'а что и как?'. - Не хочешь, не выходи. Сама дойду.
  Я отключила телефон и бросила его в сумку. Сергей принялся названивать, но брать трубку больше не хотелось. Вот зачем он так делает? Зачем еще больше увеличивает различия между собой и Максом? После того, как я твердо решила не поддаваться увлечению? Зачем снова невольно заставляет думать о том, что Макс взял на себя преступление сестры, не побоявшись наказания за это, а мой собственный муж ленится спуститься вниз к подъезду, чтобы меня встретить?!
  В конце концов, Сергей звонить перестал. Всю дорогу я просидела, как на иголках. Автомобиль двигался за мной на прежнем расстоянии. Я специально свернула с центральной улицы на боковую. Та машина последовала за мной. Это уже не походило на банальное совпадение. Я начала мысленно успокаивать себя. Если бы они хотели что-то сделать, то наверняка сделали бы это в темных кустах. Зачем отпускать меня, а потом следить? И кто это мог быть?
  Наконец, я свернула на подземную парковку своего дома, промчалась между рядов чужих автомобилей и остановилась у самой двери в подъезд. Обернулась, цепляясь вспотевшими ладонями за руль - но следом никто в воротах не появился. Может, все-таки показалось? Решив не искушать судьбу, я подхватила сумку и бросилась прочь из машины.
  Когда поднялась в квартиру, обнаружила Сергея в гостиной, с планшетом в руках. Он сидел ко мне спиной и даже не повернулся, хотя наверняка слышал скрежет ключа в замке. Обиделся. Я только скрипнула зубами. В последнее время мы что-то часто стали ссориться. И всегда причиной конфликтов прямо или косвенно становился Макс. Хотелось схватить мужа за грудки, хорошенько встряхнуть и спросить: 'Что же ты делаешь? Зачем сам меня к нему толкаешь?!'
  Но я промолчала. Пошла снимать грязные вещи, усмехнулась про себя, что как дурочка продумала в лифте целую историю, если вдруг муж спросит, почему испачкалась. Не заметил и не спросил.
  Сергей появился на пороге спальни, когда я уже осталась в одном белье. Окинул долгим взглядом, стоя вполоборота и засунув руки в карманы домашних штанов. Я выпрямилась, с вызовом посмотрела в ответ. Заметила, как загорелись его глаза при виде моего тела, но муж подавил этот порыв. Лишь мотнул головой и проворчал:
  - Ужин в микроволновке. Специально для тебя подогрел.
  Он оставил меня в растерянных чувствах. В этом был весь Сергей. Каждый раз, когда я хотела разозлиться на него как следует, он начинал усиленно проявлять заботу, и мой запал рассеивался. В конце концов, не всякий муж ждет любимую с работы с подогретым ужином на столе. Пусть даже и ленится встретить ее холодной темной ночью у подъезда.
  Может, стоит просто принимать его таким, какой он есть? Я размышляла над этим, пока сидела на кухне и жевала сосиску с макаронами, а Сергей опять скрылся в гостиной. Странный вопрос. Всегда ведь и принимала. Всегда.
  До того момента, как не встретила Макса.
  Муж пришел, когда я уже споласкивала в раковине тарелку. Обнял сзади, зарылся носом в волосы и прошептал:
  - Дуешься еще, маська?
  Теперь, когда я была в безопасности собственной квартиры, поездка в сопровождении загадочной машины начинала казаться игрой воображения или глупым случайным совпадением, а вот совесть все больше грызла. Действительно, чего я распсиховалась? Сорвала на муже злость из-за того, что не достучалась до объекта на сеансе, а вот объект, наоборот, нашел мои слабые места. И за ночную поездку черт знает куда теперь было стыдно, и за то, что меня толкнуло умчаться. Перед глазами потемнело. Сергей стоял позади, согревал меня в объятиях, а я все равно думала о Максе!
  Я положила тарелку на дно раковины, выключила воду и вытерла руки полотенцем. Потом повернулась к мужу, заглянула в знакомые до боли глаза.
  - Нет, уже не дуюсь. Спасибо за ужин.
  Он сразу заулыбался. Видимо, переживал, что не сможет быстро помириться. Обнял крепче, прижался бедрами, как бы давая понять, что возбуждается.
  - А я сегодня полдня наш будущий дом выбирал. Хочешь, покажу варианты?
  Усилием воли я снова подавила раздражение, которое начало подниматься внутри.
  - Потом, Сереж. Горит, что ли?! Все равно у нас пока денег на него нет.
  - Но помечтать никто не запрещал...
  - Помечтай лучше о новой работе, - я оттолкнула его и отправилась в ванную, чувствуя себя ужасной сукой за то, что без конца прохожусь с Сергеем по больному.
  Вторую попытку помириться он предпринял, когда мы уже легли в постель.
  - Не злись, маська, - шепнул муж, поворачиваясь ко мне под шорох одеяла. Легонько поцеловал за ухом, потом в щеку. - Ты опять какая-то напряженная.
  Как там Макс назвал это? 'Нежная возня'? Очень подходящее определение.
  Я стиснула зубы, пока рука Сергея нащупывала край моей тонкой сорочки и поднимала его вверх по бедрам. Почему не могу расслабиться и просто подумать о муже? Почему перед глазами постоянно другой человек, а в ушах звучат те слова, что он мне говорил?
  Сергей, заметив, что не сопротивляюсь и не отталкиваю, перекатился на меня, принялся целовать губы, шею, плечи. Я отвечала, хоть и прекрасно понимала, что делаю это слишком вяло, чтобы муж не заметил разницы. Но он продолжал ласкать меня. Я же решила стоически вынести ночной супружеский ритуал. Может, это избавит от мыслей о Максе? Я ведь делаю правильную вещь - занимаюсь сексом со своим мужем.
  - Отправимся куда-нибудь? - прошептал Сергей, переплетая наши пальцы. - Начнешь?
  Я похолодела. Отправиться в сеанс? С головой, полной дум о мужчине, который заставлял меня течь, как мартовскую кошку? Такого и врагу не пожелаешь.
  - Я устала от вымышленной реальности, - пробормотала я, выдернула руки из хватки мужа и погладила его по спине, - давай хоть иногда делать это, как все.
  - Как все? - в полутьме мне показалось, что он поморщился. - Но это же скучно!
  - А я - не клоун, чтобы постоянно развлекать, - огрызнулась я.
  Сергей помолчал.
  - Ладно, маська, - вздохнул, будто делал одолжение, - не хочешь - не будем. Глупо, конечно, не пользоваться возможностью, раз уж мы - перцепторы.
  - Я не могу быть перцептором двадцать четыре часа в сутки. Я хочу хоть немного отдохнуть.
  На миг показалось, что муж сейчас передумает и отвернется. Но Сергей, немного поколебавшись после моего резкого тона, все же вернулся к делу. Раздвинул мои ноги, сполз вниз под одеяло, принялся ласкать меня языком. Я знала, что муж не очень любит подобное занятие, он всегда неохотно шел на уступки, даже когда сама просила. Больше предпочитал обратную версию, когда я делала приятно ему. Видимо, почувствовал, что все плохо, раз сподобился без уговоров.
  Но и этот порыв не помог. Точнее, помог отчасти. Тело, измученное посягательствами Макса, начало отзываться, но вот чувства... мысли... я никак не могла отрешиться от дум и включиться в процесс.
  Сергей подтянулся на руках обратно и еще какое-то время терзал губами мою грудь. Ждал готовности, а мне вдруг так все смертельно надоело. Я выгнулась, возненавидев себя окончательно, и прошептала:
  - Войди в меня...
  Упрашивать долго не пришлось. Муж подхватил под бедра, с глухим стоном погрузился, тут же начал двигаться. Шептал мое имя, гладил по волосам. Вроде все как обычно, и раньше мне это нравилось. Но теперь я лишь смотрела в потолок, смещаясь туда-сюда по простыни, пока Сергей занимался любовью с моим телом. Да, с телом, но не со мной.
  Наконец, он стал дергаться слишком резко, и по опыту я догадалась, что его финал не за горами.
  - Маська, ты скоро? - задыхаясь, просипел Сергей.
  - Не жди меня.
  - Но как же...?
  Он усилил напор, и я поспешила солгать:
  - Я уже раньше успела. Ты не заметил?
  Впрочем, я и правда успела чуть раньше. С Максом. И мой муж ничего не заподозрил.
  - Ну ладно...
  Через минуту муж засопел мне в плечо и скатился на постель. Чмокнул в щеку, довольно хмыкнул. Я лежала в прежней позе с раздвинутыми ногами, между которых на прохладном воздухе ощущалась влага. Там все пульсировало, горело, жаждало мужчину... но не того. Грудь словно стиснули железной рукой. Что же со мной происходит? Почему я так чудовищно себя чувствую?
  Сергей повернулся на другой бок, и его дыхание стало размеренным. Я полежала еще некоторое время, чтобы убедиться: он провалился в глубокий сон. Потом сползла с кровати, отправилась в ванную. Колени подломились, как только закрыла за собой дверь. Я опустилась прямо на коврик с жестким ворсом и всхлипнула, зажимая рот рукой. Кого пытаюсь обмануть? Я 'подсела', и у меня ломка. Макс прикоснулся ко мне и отравил все мысли своим присутствием. Я думала только о нем весь вечер, хоть и убеждала себя, что это не так. Я хотела его. Безудержно, вопреки своей совести, возненавидев за это саму себя. Жаждала разгадать его загадку, понять, что им движет, и способен ли он хоть на какие-то чувства?
  На братские - способен, я видела тому подтверждение. И, наверно, это был первый крючок, больно вонзившийся в мою плоть. Я видела бесконечную любовь и нежность, написанную на лице Макса, когда он в своем воспоминании встретился с сестрой. Любовь и нежность на лице человека, который признался мне, что 'иногда' получает удовольствие, стреляя в людей! Я поняла, что так притягивает к нему женщин. Все они мечтают разгадать его. Каждая думает, что вот именно ей-то он и покажет свои истинные эмоции и способность любить. Добился ли кто-то успеха?
  Седьмое чувство подсказывало, что таких счастливиц в мире нет.
  И все же, я просунула руку между своих ног и принялась яростно ласкать себя с именем этого человека на устах. Пальцы скользили по влажным складкам, и теперь возбуждение нахлынуло, откуда ни возьмись. Макс мог бы гордиться собой. Он сломал мне жизнь, коснувшись ее лишь по кривой траектории. Меня душили стены собственной квартиры, больше не привлекал муж. Я плотно села на крючок и поняла, что сама ни за что уже не брошу разбирательство по делу Максима Велса, пока не доведу его до логического завершения. Я разгадаю его в отличие от них всех. И в процессе либо поставлю его на колени, либо паду сама. Двух победителей не будет.
  Представив, как стою на коленях перед обнаженным Максом, я бурно кончила от собственной руки.
  
  Следующим утром Сергей проснулся в хорошем настроении, ходил по квартире, насвистывал, а я не могла смотреть ему в глаза. Даже не стала спорить, когда заявил, что пойдет со мной на заседание суда. 'Ты же так волнуешься, маська, я вижу'. Нашел, когда переживать. Да, я волновалась. Потому что снова должна была столкнуться с Максом лицом к лицу, а перед глазами все еще стояла ночная отвратительная сцена: я на полу в ванной, с рукой между своих ног, кончаю, думая о нем. Оргазм - настолько сладкий, что мне до сих пор было за это стыдно.
  Поймет ли Макс, что со мной происходит? Ведь каким-то образом догадался про то, что плакала после первого сеанса с ним. Он - очень внимательный и дьявольски умный. И полюбил играть со мной.
  Когда я допивала остывающий кофе, зазвонил домашний телефон. Сергей оказался проворнее и ответил первым. С растерянным выражением лица принес трубку:
  - Маська, это тебя.
  - Кто? - насторожилась я.
  - Тим... из Десятки...
  Я взяла трубку немеющими пальцами. Тим - это Тимур, один из тех, с кем мы выпускались из лаборатории Соловьева. У него еще была кличка 'Летчик'. Не помню, кто дал. Вроде как за выправку военную и за то, что любил моделировать воздушное пилотирование ради развлечения. Хобби у него такое было: 'прокачу тебя на самолете, а завтра - на параплане, а на дирижабле хочешь?' Сколько времени мы не общались? Дорожки разошлись, он попал, кажется, в ФСБ. Но теперь... внезапный звонок...
  - Привет, Тим, - прошелестела я в трубку.
  - Здоров, Анют. Как жизнь?
  - Новости смотришь? - я нервно усмехнулась, намекая на недавнее интервью Сергея. - Хорошо жизнь. А у тебя?
  - Женился. Двое деток уже.
  - Ух, ты! Здорово...
  - Анют, - голос у Тимура вдруг из дружелюбно-веселого стал резко-деловым, - а ты мне можешь по-дружески на один вопрос ответить?
  - Конечно... - растерялась я.
  - Ты не знаешь, над чем Андрей Викторович работал в последнее время перед смертью?
  Я едва не выронила кружку, которую только-только собиралась поднести к губам, и поспешила поставить ее на стол от греха подальше.
  - А почему ты спрашиваешь?
  Тимур помолчал, словно раздумывал над ответом.
  - Ты знаешь, что вчера его квартиру ограбили? Все вверх дном перевернули. И кто-то явно что-то там искал.
  Сергей присел за стол напротив меня и ловил каждое слово. Я лишь округлила глаза в ответ на его немой вопрос. В голове разлилась звенящая пустота.
  - Ограбили? Вчера? Почему ты звонишь мне?
  - Я всем звоню. Всем нашим. Но ты вроде как очень близко с Андреем Викторовичем общалась. Ближе всех.
  Я закусила губу. Попыталась проанализировать отношения, которые связывали меня с Соловьевым. Трепетные отношения ученицы с наставником, но никак не дружеские. Нет, Соловьев всегда выдерживал между нами дистанцию. В том, что касалось консультации, помощи - я знала, что могу обратиться в любое время и получу исчерпывающий ответ. Но только теперь начала осознавать, что как о человеке, о наставнике я знала очень мало. Он не делился личной информацией, больше спрашивал о нас, чем рассказывал о себе. И уж конечно, никто понятия не имел, чем Соловьев занимается помимо программы 'Синий код'.
  - Тим, я ничего не знаю, - вздохнула я. - Может, и работал, только нам не говорил?
  - Ты же понимаешь, что если не ответишь, мне придется вызвать тебя к нам? - тихим и ледяным голосом произнес Тимур.
  Я слушала и не узнавала бывшего одногруппника. Тимур говорил со мной, как абсолютно чужой человек, жаждущий добиться правды любой ценой. Как я разговаривала со своими объектами на сеансах. Никаких личных эмоций, только рабочие отношения.
  - Куда 'к нам', Тим?! В ФСБ? - воскликнула я в недоумении.
  Он помолчал, потом неохотно выдал:
  - В секретный отдел, Анита.
  Я мысленно присвистнула. Дело, похоже, обретало более серьезный оборот, чем казалось на первый взгляд. Неужели наработки Соловьева проходили под грифом 'Совершенно секретно'?! Программа 'Синий код' была адаптирована для общественности, но что, если существовали еще программы? Например, военного характера? Созданием универсальных солдат грезили многие влиятельные люди во все времена.
  Спрашивать у Тимура о правдивости догадок было бесполезно. Даже если бы хотел, он по долгу службы не смог бы мне ничего сообщить.
  - Пойми, я не горю желанием доводить до такого, - начал оправдываться Тимур, - меня и так по головке не погладят за то, что звоню тебе вот так. Рискую карьерой, потому что рассчитывал на твою помощь по дружбе, Анют.
  - Думаешь, это может быть связано с делом, которое я веду?
  - А ты думаешь, что может? - оживился он.
  Я понятия не имела, что думать. Макс вел себя подозрительно, не объясняя мотивов, но он не выглядел человеком, замешанным в играх 'совершенной секретности'. Возникало неясное ощущение, что за взломом квартиры мог стоять вообще кто-то третий. Но кто?!
  - Не вижу связи, - покачала я головой, - почему ограбление произошло с таким промежутком после убийства? Зачем Велсу сдаваться, вместо того, чтобы хорошенько пошарить в квартире?
  - Чтобы снять с себя подозрения? - предположил Тим без особого энтузиазма.
  - И в чем? Чего он таким образом бы избежал? Ему и так светит 'вышкарь', - я потерла лоб.
  - Но других предположений у тебя нет?
  Я покачала головой, словно он мог меня увидеть.
  - Нет...
  - Тогда я должен снять у тебя визуальные образы с сеансов, чтобы сделать выводы.
  В горле встал комок. Визуальные образы? Того, что делал со мной Макс? Я глянула на Сергея, сгорающего от любопытства совсем рядом. Муж даже вперед подался и сцепил пальцы в замок. Как бы он отнесся к увиденному? Боже, я не могу позволить, чтобы это видел кто-то еще!
  - Я только начала. Была всего пара сеансов. Знакомство, в основном. Когда внедрюсь в его память, тогда обязательно, Тим. Без вопросов, - произнесла я, стараясь звучать уверенно. - Но пока... сам понимаешь, мы занимались лишь моделированием.
  Мысленно я взмолилась, чтобы Тимуру или кому-либо еще не пришло в голову копаться в протоколах сеансов, где черным по белому было зафиксировано 'внедрение', то есть мое нахождение в воспоминаниях объекта.
  Сердце гулко колотилось в ушах, пока я ждала ответа от Тимура. Если он будет настаивать, если вызовет меня в свой отдел, ничего утаить все равно не получится. И пусть там нет секретной информации, но от такой мысли мурашки побежали по коже.
  - Хорошо, запиши мой телефон, - смилостивился Тимур, - и позвони, как появится информация.
  Я сохранила его номер и завершила разговор.
  - Ты правильно сделала, что не сказала ему ничего, маська, - тут же подал голос Сергей. Видимо, смог услышать достаточно из разговора.
  - Почему? - из любопытства поинтересовалась я, решив не уточнять, что и говорить особо было нечего.
  - Чтобы свести дело к оправданию, - уверенно кивнул муж.
  Я тряхнула головой, не поверив собственным ушам. И это все, что его заботит?
  - Сереж! Я же сказала, что не буду подделывать данные! Даже ради денег!
  Он открыл рот, чтобы возразить, но я остановила его жестом:
  - Хватит! Слышать ничего не желаю! Это ты ради 'бабла' продаться готов, меня по себе не ровняй!
  Сергей начал краснеть до тех пор, пока не стал багровым. Я впервые видела его таким и даже слегка оторопела. Муж резко вскочил с места, дернулся в мою сторону и тут же замер. Его нижняя губа задрожала, на лбу выступила испарина. Вскоре он трясся уже весь. Как же жалко он выглядел в тот момент! Прямо противно стало.
  Я тоже поднялась с места, глядя ему в глаза.
  - Что заткнуть меня хочешь? Но не можешь? Кишка тонка?
  Это был прямой вызов. Хотелось, чтобы хоть раз Сергей рявкнул на меня как следует, поставил на место. Просто доказал, что не лыком шит. Что осталось в нем еще сильное мужское начало, к которому может потянуться женщина.
  Но муж сделал глубокий вздох и взял себя в руки.
  - Не хочу с тобой ругаться, маська, - пробормотал он.
  Я фыркнула и вышла из кухни.
  
  К зданию суда мы доехали в гробовом молчании. Заседание планировали открытым, поэтому у входа уже собралась толпа репортеров. Я поморщилась, представив, что придется прокладывать путь и отбиваться от навязчивых вопросов. Сергей, наоборот, приободрился и даже улыбку натянул, когда кто-то особо ушлый подбежал к машине с фотокамерой и защелкал вспышкой.
  - Не вздумай опять давать интервью, - проворчала я. - С меня хватило одной твоей пресс-конференции.
  Возможно, недавняя ссора еще действовала на мужа угнетающе, но спорить он не стал. Мы выбрались из автомобиля и перебежками, кое-как, достигли зала суда. Там кипела бурная деятельность. Операторы различных телекомпаний суетились вокруг камер, установленных на штативах, присутствующие рассаживались по местам. Обстановка напомнила мне зрителей Колизея, которые пришли поглазеть на битву гладиаторов. Им все равно, кто упадет, а кого помилуют, главное - зрелище, шоу. Каково Максу будет чувствовать себя зверем на арене? Я могла только догадываться.
  Заседание еще не началось, но в зале уже царила духота. Воздух казался плотным, он царапал горло и раздирал легкие, как сироп, вызывая отвращение при каждом вдохе. А может, так просто сказывалась моя нервозность? Вронская, которая сидела на месте защиты и обмахивалась папкой, заметила нас с Сергеем и кивнула. Ее белоснежные волосы были взбиты в высокую прическу, пара локонов упала на лоб. Темный костюм в серую полоску сидел безупречно. На шее блеснула золотая цепочка.
  Мы протиснулись к адвокату и заняли места. Вскоре появилась и Дарья. Она не снимала больших солнцезащитных очков и шла, низко опустив голову. Лишь придерживала за ухом длинные распущенные волосы, чтобы не падали на лицо. Ее сопровождал молодой мужчина в куртке и джинсах. С первого же взгляда становилось предельно ясно, что это - не ее друг или ухажер. Слишком уж внимательно он оглядывал окружающих, а когда кто-то из фотографов бросился к Дарье, чтобы сделать фото, ее сопровождающий молниеносным броском выхватил аппарат, что-то тихо сказал владельцу и ткнул обратно в руки. Фотограф предпочел поджать хвост и ретироваться к дверям.
  Телохранитель. Значит, Дарье есть чего бояться? В принципе, да, если учесть всенародную нелюбовь к убийце Соловьева, которую подогревали и всячески тиражировали СМИ. Находясь в тюрьме, Макс был недосягаем для общественности, а вот его сестра продолжала ходить по улицам или, например, появляться в зале суда.
  Добравшись до первых рядов, Дарья сняла очки, оглядела нас с Сергеем равнодушным взглядом и приблизилась.
  - Здравствуйте, Анита, - сказала она с легким холодком в голосе.
  Я постаралась не показывать удивления. В нашу встречу в особняке Велсов Дарья чуть ли не умоляла меня спасти Макса, а теперь изображала из себя снежную королеву. В очередной раз я подивилась общим семейным чертам брата и сестры, которые на публике предпочитали прятаться за маской невозмутимости, вне зависимости от истинных эмоций.
  - Здравствуйте, - ответила я.
  На этом общение закончилось. Дарья спокойно устроилась чуть дальше по ряду и сложила руки на коленях. Было заметно, как подрагивают тонкие пальцы с голубыми прожилками, сжавшие дужки очков. Ее спутник занял соседнее место.
  Вскоре в зале суда яблоку стало негде упасть. Я в прямом смысле слова начала задыхаться не только от волнения, но и от того, что последние жалкие крупицы кислорода бесследно растворились в атмосфере. Присяжные расселись на трибуне. В это время со служебного входа вошел судья - невысокий пожилой мужчина с седой шевелюрой и бровями цвета снега, одетый, как и полагается, в мантию. По толпе пробежал шепоток, когда в сопровождении охраны ввели Макса.
  Он шел, гордо вскинув голову и глядя прямо перед собой. От него исходила потрясающая мощь и сила, и никакие наручники или казенная одежда не могли смазать или заглушить вибрации, которые, казалось, он весь излучал. Точно как гладиатор перед боем. Все страхи и переживания оставил где-то там, за ареной. Только полная готовность встретить свою судьбу такой, какая она есть.
  Я жадно впитывала взглядом каждый сантиметр его тела. Руки спокойно сложены перед собой, на скулах - легкая щетина, в глазах - отблеск стали. Украдкой я заметила, как заволновалась Дарья: она вытянула шею, и ее пальцы стиснули очки так крепко, что те вот-вот грозили сломаться.
  Толпа закипела, как вышедшее из берегов море, пока Макса размещали за решеткой места для подсудимого. Судье даже пришлось стучать молотком и призывать всех к порядку. Макс, тем временем, опустился на сиденье, поднял голову...
  И посмотрел прямо на меня.
  Мне словно в лицо кипятком плеснули. Я сделала судорожный вдох, пытаясь унять бешено застучавшее сердце. Почему Макс обратил взор сразу на меня? Разве его сестра, которая находилась не так уж далеко, не заслуживала первого родственного взгляда? Разве его не интересовало настроение судьи или те зеваки, явившиеся позубоскалить?
  Видимо, нет, потому что Макс продолжал прожигать меня взглядом. Волна жара прокатилась по моему телу снизу вверх и выступила испариной на лбу. Я поспешно отвернулась, пытаясь сосредоточиться на бормотании судьи, который начал зачитывать что-то по бумаге. Даже от Сергея не укрылось мое состояние. Муж потянулся и взял меня за руку, согрел похолодевшие кончики пальцев в своих ладонях.
  - Что ты так разволновалась, маська?
  Я не могла сосредоточиться на вопросе и сообразить, что отвечать. Смотрела на судью, а сама сгорала от любопытства: продолжает ли Макс наблюдать за мной? Он же видит, что я пришла с мужем, и может сделать из этого определенные выводы. Да, это хорошо, что Сергей увязался за мной. Теперь Макс поймет, что я совсем не схожу по нему с ума, а состою в крепких семейных отношениях.
  Выждав некоторое время, я опустила глаза, а потом украдкой снова взглянула в сторону заключенного. Проклятье! Попалась! Он продолжал смотреть на меня, только теперь уголок губ чуть дрогнул в ухмылке. Я замерла, перестав замечать даже раздражавшую духоту. Как же я ошибалась в Максе! Его ни капли не смутило, что меня держит за руку другой мужчина. Наоборот, он совершенно не обращал внимания на Сергея, словно не считал того хоть каким-либо препятствием на своем пути. Как будто, я была его, Макса, женщиной, а тот, кто вился со мной рядом - так, прибился по случайности. Как мотылек, которого не считают нужным сгонять со стекла, лишь произносят: 'Сам слетит'.
  Подумав об этом, я невольно нахмурилась. Взгляд у Макса потеплел. Еще несколько секунд он продолжал изучать меня в упор, потом начал поворачивать голову, все еще удерживая наш контакт. На губах играла легкая снисходительная усмешка. Мгновение - и Макс отвел взгляд, продолжая улыбаться каким-то своим мыслям.
  Все. Аудиенция окончена.
  В сердцах я выдернула пальцы из ладоней Сергея и сложила руки на груди. Вот как Максу удается постоянно оставаться хозяином ситуации? Он словно ткнул меня носом в мой же собственный чересчур очевидный интерес к его персоне и с видом победителя теперь внимал речам судьи.
  С места поднялся обвинитель - кареглазый мужчина с несходящим с лица скептическим выражением. В более молодом возрасте он наверняка считался красавцем. И густые каштановые волосы вон как тщательно уложил. Из материалов дела в памяти всплыла фамилия: Григорович. Он произнес небольшое вступительное слово. Я слушала вполуха, отчаянно заставляя себя больше не смотреть в сторону Макса. Опомнилась, лишь когда прозвучал голос судьи:
  - Подсудимый, вам понятно обвинение?
  - Понятно, - последовал сухой ответ.
  - Переходим к допросу свидетелей обвинения. Для дачи показаний приглашается Тимофеева Оксана Олеговна.
  Все как по команде повернули головы к выходу. Я воспользовалась этой возможностью, чтобы скользнуть взглядом по Максу. Не поверила собственным глазам. Он нахмурился! Стало понятно, что женское имя ему знакомо. И он очень не рад, что его обладательница сейчас появится перед судом.
  В зал в сопровождении секретаря вошла девушка в короткой кофте, открывающей полоску живота над брючками в обтяжку. Яркие рыжие волосы были затянуты в 'хвост', а в руках виднелась черная лаковая сумка. Закусив губы, выкрашенные перламутровой помадой, свидетельница двинулась к положенному ей месту. Поравнявшись с Максом, она замедлила шаг и остановилась, потому что он задрал голову и посмотрел на нее снизу вверх прежним хмурым взглядом.
  Впервые я видела, как его взгляд действует на других женщин. Неужели сама так же выгляжу со стороны? С дрожащими руками, нервно прикушенной губой, широко распахнутыми глазами, в которых играет чистейшее вожделение, будто этот мужчина не сидит, отделенный от нее решеткой, а трахает ее в этот момент. Трахает с оттяжкой, долго, до второго, а то и третьего пота и безжалостно.
  Или это было не вожделение, а ужас? Иногда одно легко спутать с другим. Можно бояться человека до такой степени, что это превращается в одержимость. Сколько раз я слышала про жертв насилия, навсегда связанных с их мучителями нерушимой и необъяснимой связью!
  А можно и просто хотеть так, что начинаешь сама этого бояться...
  Только оклик судьи привел девушку в чувство, и та, вздрогнув, быстро достигла трибуны. Мне пришла в голову мысль, что, пожалуй, никто в этом зале не видит картинку такой, какой вижу ее я, проникнув уже ранее во внутренний мир преступника. Понимают ли остальные, что свидетельница испытывает к подсудимому?
  Дрожащим голосом девушка представилась по просьбе судьи и подтвердила, что знает о наказании за лжесвидетельствование. После этого обвинителю разрешили начинать. Григорович поднялся с места, широким жестом пригладил и без того безупречно уложенные волосы. Его лицо преобразилось, засветилось предвкушением, как у гончей, напавшей на след. Обвинитель приблизился к свидетельнице, встал так, чтобы загородить собой Макса и приободрил ее улыбкой.
  - Как давно вы знаете подсудимого?
  - Уже несколько лет, - охотно ответила девушка.
  - Он упоминал при вас когда-нибудь по профессоре Соловьеве?
  - М-м-м... - она задумалась, - пожалуй, что нет.
  - Расскажите, насколько близко вы знакомы с подсудимым?
  Девушка опустила взгляд в пол и произнесла монотонным голосом:
  - Он спал со мной.
  В толпе зашептались, Сергей тихонько присвистнул. Я же не почувствовала ни капли удивления. Боже, люди, где ваши глаза? Это же и так понятно!
  - То есть у вас была любовная связь? - как Чеширский кот заулыбался и едва ли не замурлыкал обвинитель. - Может, вы были его невестой?
  Девушка мотнула головой, и рыжий 'хвостик' перепрыгнул с одного плеча на другое. Поднимать взгляд она по-прежнему не собиралась.
  - Нет. Такие, как Максим, не заводят любовных связей. Говорю же, он просто спал со мной. К тому же, у него на тот момент была жена. Кажется, беременная. А я была замужем...
  За моей спиной заахали. Теперь я понимала, почему именно эту девушку вызвали в качестве свидетельницы со стороны обвинения. Она топила Макса своими показаниями. Как огромный мельничный жернов, который ему повесили на шею перед тем, как столкнуть в пруд. Потому что хуже убийцы профессора, перевернувшего весь научный мир, может быть только убийца, который изменял своей беременной жене с какой-то рыжей свиристелкой. Каждый из присутствующих и все, кто посмотрит потом телевизионный эфир из зала суда, сделают единственно верный вывод: за решеткой сидит человек без каких-либо моральных ценностей.
  Мне даже захотелось заступиться за Макса. Сказать, что его жена была наркоманкой, ребенка он ей сделал без какой-либо любви и, естественно, о супружеской верности в их семейной ситуации вряд ли могла идти речь. Но потом я спохватилась. Собираюсь защищать? Его? Смешно. Это то, чего он и ждет по своей извращенной прихоти. Плевать Макс хотел на оплаченного сестрой адвоката, он жаждет увидеть, как я изгаляюсь ужом на горячей сковородке, чтобы занять его сторону!
  Я взглянула на Дарью, ведь именно она рассказала мне о прошлом брата. Может, захочет высказать пару слов в защиту? Но сестра Макса выглядела отрешенной.
  - Как вы можете охарактеризовать подсудимого? - продолжил Григорович допрос свидетельницы. - Не казался ли он вам склонным к насилию?
  - Ваша честь... - начала подниматься с места Вронская, но обвинитель быстро прервал ее:
  - Перефразирую. Каким был характер ваших отношений?
  Девушка на миг подняла глаза, но тут же вернулась в исходную позу.
  - Да... он иногда делал мне больно...
  - А точнее? Как он делал вам больно?
  Я перевела взгляд на Макса - он продолжал оставаться спокойным, как удав. Успел взять себя в руки?
  - Просто делал больно, - неуверенно протянула свидетельница.
  Григорович принялся расхаживать вокруг, и я заметила, что каждый раз, когда он смещается в сторону и открывает девушке обзор на подсудимого, та втягивает голову в плечи.
  - Хорошо, а если отрешиться от вашей личной жизни? С другими людьми он как себя вел?
  - Однажды я случайно услышала разговор... Максим обсуждал с кем-то склады. Ну те, которые расположены в промзоне... - дождавшись, чтобы обвинитель кивнул, свидетельница заговорила дальше: - Я помню, что он сказал такую фразу: 'Ты дождешься, что через пару недель эти склады сгорят'.
  В зале повисла гробовая тишина. Я тоже затаила дыхание вместе с остальными. Вспомнила тот случай. Пожар в промышленной зоне наделал шума во всем городе. Убытки подсчитывали миллионами, ходили слухи и о человеческих жертвах. Склады полыхали так, что пять пожарных расчетов не могли справиться с огнем, пока все не выгорело дотла. Кто-то из владельцев помещений потом даже разорился, не сумев выйти из долгов.
  - Вы думаете, подсудимый мог стоять за поджогом? - вкрадчивым тоном поинтересовался Григорович.
  - Протестую, ваша честь! - вскочила с места Вронская, но свидетельница быстро ответила:
  - У меня нет доказательств. Я слышала только эту фразу. Но я считаю, что Максим виноват в смерти моего мужа.
  Я сглотнула сухой ком в горле. Что-то новенькое. Судья жестом велел Вронской вернуться на место и сообщил, что протест принят.
  - У вас есть какие-то доказательства? - обратился он к свидетельнице. - Вы выдвигаете серьезное обвинение.
  Та шмыгнула носом и покраснела.
  - Саша... он застал нас как-то... в гостинице... просто ворвался в номер, когда мы... не знаю, как выследил... и тогда Максим... - она прижала кончики пальцев к уголкам глаз, чтобы слезы не вытекли и не смыли тушь, - Максим сломал ему руку... и избил... и хотел уйти...
  Я повернулась к Максу и увидела, как выдвинулась его челюсть, и затрепетали ноздри. Вот она, живая, настоящая реакция! Ярость во взгляде, крепко сжавшиеся кулаки. Только что эта реакция означает? Ему неприятно слышать правду? Или ложь?
  - Саша крикнул вдогонку, что найдет его и уроет... за меня... - лепетала девушка, - а Максим обернулся и сказал, что он... что он... сдохнет.
  Григорович, сама любезность, вынул из кармана платок и подал свидетельнице. Та с благодарностью приняла.
  - И как умер ваш муж? - задал обвинитель вопрос, который наверняка крутился на языке у всех собравшихся.
  Девушка пожала плечами.
  - Его зарезали в пьяной драке, в баре... вскоре после того случая... и вы же знаете, кто такой Максим... ему ничего не стоило все организовать...
  Прежде чем кто-либо успел добавить что-то еще, Дарья вдруг вскочила на ноги, откинула упавшие на лицо волосы и завопила не своим голосом на весь зал:
  - Я убью тебя, сука! Тварь! Я тебя уничтожу, шалава, за твой язык поганый!
  Крик вышел таким пронзительным, что я невольно вздрогнула. Столько ненависти звучало в голосе сестры Макса и столько отчаяния! Казалось, она искренне протестует против наветов на брата. Я вспомнила, что уже видела подобное ранее. В воспоминаниях Макса, когда он вышвырнул меня из детской с криком: 'Зачем так делать?!' Что это - семейный темперамент, глубоко похороненный под слоем напускной невозмутимости и прорывающийся лишь в минуты очень сильного волнения? Если так, то под ледяной маской обоих Велсов воистину скрывается настоящий вулкан. И когда он извергается, то сметает всех вокруг.
  Так или иначе, угрозы достигли цели - свидетельница сжалась в комок. Обеими руками она судорожно мяла платок. Судья принялся стучать молотком и призывать Дарью к порядку. Вронская тоже встала, пытаясь тихим голосом образумить свою нанимательницу, но это оказалось не так-то просто. Та начала вырываться, то и дело откидывая волосы от лица, и продолжала выкрикивать ругательства в сторону оппонентки.
  Скандал разрастался до неимоверных масштабов. Я поморщилась, представляя, какую почву для рассуждений Дарья дает журналистам. Завтра все газеты и телерепортажи будут пестреть комментариями из зала суда, а сплетни вокруг Макса и его сестры вспыхнут с новой силой. Любителям почесать языки найдется, чем скоротать вечерок. Я оглянулась - все сидели, охваченные любопытством, как при просмотре интересного фильма, все камеры были направлены на нарушительницу порядка, а фотоаппараты щелкали непрерывно.
  На крик прибежали приставы. Они попытались увести Дарью, которая визжала и отбивалась как дикая кошка, но тут на их пути стеной вырос тот самый парень, который сопровождал сестру Макса в качестве телохранителя. Неизвестно, до чего бы дошло дело, если бы поднявшийся шум вдруг не перекрыл один голос. И этот сердитый низкий голос выкрикнул лишь одно слово:
  - Даша!
  Она тут же поникла, словно сбитая на лету стрелой птица. Безвольно пошатнулась, когда пристав дернул ее за локоть на себя. Макс успел вскочить и стоял, ухватившись обеими руками за прутья решетки. Смотрел на сестру с гневом в глазах. Я поразилась, какую власть он имел над ней, раз мог усмирить коротким окриком, в то время как несколько человек одновременно не добились нужного эффекта. Дарья подняла голову, на ее лице отразилась молчаливая мольба. Я видела в этом лишь одно толкование: сестра Макса умоляла разрешить его спасти. Но сам Макс слегка прищурился, и этого оказалось достаточно, чтобы Дарья всхлипнула и опустила голову.
  - Покиньте зал суда! Немедленно! - потребовал судья.
  Не сопротивляясь более, Дарья позволила увести себя под перекрестным огнем из взглядов и вспышек фотокамер. Телохранитель не отставал ни на шаг, зыркая на журналистов. Когда Дарья проходила мимо брата, показалось, что его губы шевельнулись, но были ли на самом деле сказаны еще какие-то слова - оставалось загадкой. И если были, то он приободрил ее или отругал?
  Двери за сестрой Макса закрылись, и, казалось бы, инцидент исчерпал себя.
  - Я закончил, ваша честь, - с чувством выполненного долга произнес Григорович.
  - У защиты есть вопросы к свидетелю? - уже более ровным голосом спросил судья.
  Вронская, все еще взбудораженная после происшествия, медленно поднялась с места. Вместо того чтобы сразу ответить, она вдруг повернулась и тоже посмотрела на Макса. Он едва заметно качнул головой, и тогда Вронская четко произнесла:
  - Нет, ваша честь.
  Для меня весь мир перевернулся. Словно картинка восприятия исказилась, и заседание стало выглядеть одним большим фарсом, в котором близкие Максу люди почему-то действуют, как послушные марионетки, даже если это противоречит логике. Как у Вронской не могло быть вопросов к той дамочке? Да даже у меня к ней имелась куча вопросов! С чего она взяла, что угроза, брошенная разгневанному мужу пойманным с поличным любовником, может точно подтверждать его вину? Дарья вот только что тоже пожелала свидетельнице смерти, неужели теперь пойдет убивать? Нет, угрожать это одно, претворять слова в жизнь - другое. Или девушка знает больше, чем говорит, но настолько запугана, что смогла выдавить лишь жалкие крохи признания, а под темными водами молчания таится огромный и жуткий айсберг правды?
  И Макс тоже хорош. Не впервой ему, как оказалось, отбиваться от разгневанных мужей. Я перевела взгляд на Сергея, который, как и все, с любопытством следил за происходящим. Может, поэтому Макс его соперником не считает? Потому что привык всех, кто ему мешает, отправлять в мир иной, как Соловьева и того беднягу - мужа свидетельницы?
  Но тем не менее, одно движение головы - и Вронская отказалась что-либо предпринимать в его защиту. Интересно, как бы на это отреагировала Дарья?
  Я сидела, переполняемая вопросами, на которые, уже по привычке, не находила ответа, пока проводили допрос следующих свидетелей - двоих полицейских, первыми прибывших на место по вызову. Их ответы были предельно краткими: преступник сам вызвал полицию, находился в квартире на момент их появления. Добровольно сдал оружие, указал на труп, признал вину. Беспрекословно позволил себя арестовать. Кроме подсудимого других людей не обнаружили. Я слушала описания и только качала головой. Макс - сама покорность! Ну не странно ли? Вот именно, что странно! Именно эта странность и не давала мне покоя с тех самых пор, как я села напротив него и открыла его досье. Такое поведение противоречило даже тому первому впечатлению, которое у меня о нем сложилось. И чем больше я углублялась в дело, тем больше выпячивалось это противоречие.
  Как на иголках я просидела до того момента, пока огласили дату и время следующего заседания. Макса уводили, а Сергей принялся что-то жужжать на ухо. Кажется, описывал свои впечатления от шоу, которое устроила Дарья. Но его слова не откладывались в моей голове. Все, на что я была способна - это дождаться, пока Вронская гордо выплывет из зала, поймать ее и оттеснить в сторонку от основной толпы.
  - Анита! - удивленно воскликнула адвокат и смерила меня взглядом, когда я загородила ей дорогу и оттолкнула к стене.
  - Почему вы не стали задавать вопросы свидетельнице? - потребовала я ответа.
  - Вы не могли бы умерить тон? - отчеканила Вронская, но меня уже не волновало, что она подумает.
  Я схватила за рукав пиджака и тряхнула ее.
  - Почему? Вы его адвокат! Отвечайте! Я видела, как он подал вам знак!
  Женщина вздернула подбородок, и возмущение в ее глазах вдруг сменилось снисходительной искрой.
  - Потому что Максим никогда не ошибается в том, что он делает.
   Я скрипнула зубами. Где-то уже слышала эту фразу! Адвокат переложила портфель с бумагами из одной руки в другую и схватила меня за запястье. Я не ожидала, что хватка у старухи окажется такой крепкой, и от боли придется разжать пальцы.
  - И позвольте дать вам один совет, Анита, - продолжила Вронская с превосходством в голосе, - если Максим когда-нибудь скажет вам что-нибудь сделать - слушайтесь его безукоснительно. Вам же будет лучше.
  Я застыла, как изваяние. Старуха только что... мне угрожала?!
  Вронская сделала шаг, намереваясь меня обогнуть, но задержалась и снова посмотрела в глаза:
  - Ах да, второй совет: не смейте больше так со мной разговаривать.
  С этими словами она гордо удалилась. Я выдохнула. Вот престарелая сучка! Есть хоть кто-то в окружении Макса, кто окажется простым открытым человеком без таинственных секретов за душой, без умалчиваний и двусмысленных ответов? Что это за заговор такой вселенский вокруг него? Люди, которые просят меня его спасти, сами же оставляют попытки к спасению по одной лишь его просьбе.
  Но я не собиралась сдаваться. Не на ту напали. Макс приказывал мне отказаться от его дела, но несмотря на совет Вронской слушаться его я не планировала.
  
  По дороге домой Сергей находился в радостном возбуждении. Он все-таки улучил момент, чтобы попасть вместе со мной в кадр какого-то папарацци, а я настолько погрузилась в размышления, что спохватилась слишком поздно. Все же, заставила себя проглотить упреки. Нехорошо отыгрываться на муже за плохое настроение из-за того, что не могу разгадать загадку Макса.
  Мне требовалась тишина. Хоть немного тишины, чтобы обдумать и сопоставить факты. Казалось, уже появились какие-то намеки к разгадке, какая-то тонкая ниточка, которую я должна была вот-вот ухватить и все не могла этого сделать. Но муж завалился на диван смотреть футбол и, конечно, предпочел включить полную громкость. Я металась по спальне, впивалась ногтями в ладони и сходила с ума.
  Ночью мы спали, отвернувшись друг от друга.
  Проснулась я раньше будильника и с ощущением, будто совсем не отдохнула. Сергей, позевывая, вышел на кухню, когда я сидела напротив открытого окна, уже допивала вторую кружку кофе и курила, используя вместо пепельницы блюдце.
  - Ты что делаешь, маська?! - спохватился он. - В доме нельзя курить!
  Отобрал у меня сигарету, затушил и выбросил в ведро, сполоснул под краном блюдце, а окно закрывать не стал, всем видом показывая, что нечем дышать.
  - Почему, Сереж? - равнодушно произнесла я.
  - Как, почему? - удивился он. - Квартира провоняется, и я пассивным курильщиком стану. И вообще, ты что, умереть раньше времени хочешь?
  В другое время я бы, наверно, подколола его по поводу того, за чье здоровье он на самом деле беспокоится, но голову занимали лишь события прошедшего заседания.
  - А как ты думаешь, почему человек хочет умереть раньше времени? - обратилась к мужу я.
  Его глаза слегка расширились.
  - Маська... у тебя проблемы? Ты же знаешь, что можешь все мне рассказать. Только не делай глупостей...
  Я усмехнулась. Достала из пачки новую сигарету, глотком опустошила до дна чашку и подкурила вопреки просьбе мужа. Понимала, что опять провоцирую его и мотаю нервы, но упорно продолжала это делать. Проверяла на прочность? Кажется, и Макс так говорил: что я проверяла и его пределы. Вот только там мне сразу обозначили четкие границы, которые нельзя пересекать.
  - Успокойся, Сереж. Когда я решу сбежать от тебя в мир иной, обязательно сообщу.
  Видимо, сморозила жестокую глупость, потому что муж нахмурился. Он взял стул и присел неподалеку от меня.
  - Ты в последние дни какая-то дерганая. Пора тебе заканчивать с этим делом, - голос Сергея потеплел и стал вкрадчивым, - и я уже предлагал тебе готовое решение. Найди ему оправдание, пока не стало хуже.
  - Да я не хочу находить оправдания просто так! Я хочу правды!
  - И что тебе даст эта правда? А, маська? Кому она нужна, твоя правда?
  - Мне нужна. Я узнаю, почему он хочет умереть.
  - Потому что он - богатый мудак, который бесится с жиру, - фыркнул Сергей.
  - Да. Он - богатый мудак, - не стала спорить я, - но в нем есть что-то еще...
  - Чужая душа - потемки, маська.
  - Но ведь не для меня! Сереж, не для меня!
  Муж пожал плечами.
  - Зачем тогда спрашиваешь мое мнение, если сама все отвергаешь?
  Я покачала головой. И правда, зачем? Просто хотелось поговорить, обсудить с кем-то накипевшее в душе? И ведь раньше я так и делала - разговаривала с Сергеем, рассказывала ему какие-то моменты, в которых испытывала трудности. О работе с Максом я не поведала ему ничего. Да и чем могла поделиться? Тем, что мой объект сделал мне заманчивое предложение: он готов добровольно показать нужное воспоминание в обмен на секс? Интересно, как бы отреагировал Сергей на такое? Возмутился бы? Или ответил: 'делай, что хочешь, только оправдай его, маська'?
  Я поняла, что мучило меня весь вечер и всю ночь. Слова Макса прочно засели в голове. Возможно, именно ключевое воспоминание, которое он так прячет, помогло бы расставить все точки над 'i'. Стало бы той связующей ниточкой, вьющейся сквозь мои пальцы, но не позволяющей себя схватить. Но готова ли я заплатить за это обозначенную цену? Я хотела Макса до зубовного скрежета, до сумасшествия, до такой степени, что перестала испытывать удовольствие с собственным мужем. Пожалуй, я желала слишком многого - переспать с этим человеком, разгадать его тайну и... не разочароваться в нем.
  Но я не хотела чувствовать себя товаром для обмена в сделке. Уступить Максу - означало потерять уважение к самой себе. Неожиданно подумалось: может, он знал и об этом? Специально поставил такое условие? Ведь теперь я оттягивала момент очередного сеанса с ним, а разве не того и надо было Максу? Держать меня подальше от себя? По-плохому, по-хорошему... да как угодно! Лишь бы я не лезла к нему в голову.
  Что ж, умения загонять людей в угол ему не занимать.
  - Ты поедешь сегодня на работу, маська? - напомнил о себе Сергей. - Я мог бы встретить...
  Я поколебалась еще немного и смалодушничала:
  - Нет. Прокачусь по магазинам. Надо взять передышку.
  - Но...
  - Что 'но'? Можно же мне потратить деньги, которые я сама же и заработала?
  Да, я знала, чем заткнуть Сергея. Вот они, преимущества брака, когда успеваешь изучить партнера от и до.
  Правда, о своем поступке я же и пожалела. Сначала все складывалось нормально. Я собралась, отправилась в торговый центр, долго бродила по бутикам, рассеянно щупала вещи. Когда опомнилась с кучей пакетов в руках - на улице испортилась погода, и полил дождь. Я посетовала, что не загнала машину на стоянку у центра, а оставила неподалеку у сквера: хотела еще прогуляться и подышать воздухом, да и не планировала столько покупать.
  Когда вышла на улицу, небо выглядело почти черным, гремел гром. По тротуарам текли потоки воды. Чертыхаясь, я побежала, то и дело сталкиваясь с прохожими, которые тоже торопились, низко нагнув головы и прикрывшись зонтами, и поэтому не замечали, кто идет навстречу. В туфлях мгновенно захлюпало, даже пальцы поджать хотелось от неприятных ощущений.
  Вот и тот самый сквер. Я уже полезла в сумочку за ключами, как застыла с широко открытым ртом. Потом выругалась вслух так громко, что пробегавший мимо парень шарахнулся.
  Моей машины на месте не оказалось. Зато неподалеку мигал оранжевым огоньком эвакуатор, грузивший на борт чей-то старенький 'Мерседес'. Над головой, раскатисто, из одного конца неба в другой, прогрохотал громовой рокот. Я швырнула обратно в сумку ключи и вынула телефон. Набрала номер мужа. К счастью, он ответил почти сразу.
  - Сереж! Мою машину эвакуировали!
  Послышалось сдавленное оханье.
  - А где ты умудрилась ее оставить, маська?
  - Возле сквера в центре.
  - Там же знак 'Парковка запрещена!' Ты что, не видела?!
  Я поморщилась. Ну конечно, ничего не видела, кроме лица Макса перед глазами. Все, о чем могла думать - как распутать клубок загадок. Страшно представить, что же напокупала в магазине в таком состоянии.
  - Ты можешь меня забрать? Я уже вся мокрая, - я тряхнула пакетами, с которых капала вода.
  - Конечно. Переходи дорогу и добеги до остановки за перекрестком. Буду минут через двадцать.
  Я выругалась.
  - Сереж, а ты можешь к скверу подъехать? Я тут под деревом спрячусь, чтобы не промокнуть еще больше. А то пока до остановки добегу - насквозь вымокну. Ты посмотри, как льет!
  - Маська, там на проспекте возле сквера вечно пробка. Я еще пятнадцать минут минимум в ней потеряю. А с перекрестка по другой улице смогу подъехать. О тебе же забочусь.
  Я пригляделась к потоку машин и была вынуждена признать правоту мужа. Пришлось согласиться, убрать телефон, втянуть голову в плечи и броситься под потоки воды.
  Как и предполагала, до остановки я добралась мокрой до нитки. Под пластиковой крышей набилась целая толпа людей. Все ждали транспорта, никто не хотел стоять под дождем. Поначалу я втиснулась с краю, стараясь не обращать внимания на капли, падающие прямо на макушку с угла козырька. Но потом подошла какая-то жирная тетка с хозяйственными сумками, бесцеремонно вклинилась в людскую массу - и я оказалась вытолкнутой прочь, как изгой.
  Обернулась - все стояли с отсутствующим видом, будто им и дела не было до того, что кому-то не хватило места. Главное, что сами спрятались. Я только презрительно скривилась, но решила не связываться. Осталась на месте, подрагивая от злости и холода, пока вода текла по волосам, лицу и одежде.
  Время шло, но Сергей все не появлялся. Я уже начала терять терпение и занималась тем, что изобретала в уме все новые и новые вариации ругательств, склоняя слова между собой в различных интерпретациях.
  - Возьмите, - прозвучал за спиной мужской голос.
  Я обернулась, пожалуй, чуть резче, чем следовало. Все-таки нервишки-то расшалились. И не зря. Мужчина, который подошел ко мне, показался знакомым. Я прищурилась, пытаясь вспомнить, где его видела, а когда снизошло озарение - холодная волна прокатилась по позвоночнику. И дождь тут был совсем не при чем.
  Этот парень вытаскивал меня со склона в вечер после сеанса с Максом! И потом преследовал на машине до самого дома!
  Я невольно шарахнулась в сторону. Только этого не хватало. Значит, слежка мне не показалась. Более того, она продолжалась, а я слишком быстро успокоилась и утратила бдительность, поэтому и не замечала ее. Так кто же это такие? И что им нужно?
  Заметив мою реакцию, мужчина подошел ближе, сурово поджал губы и повторил:
  - Возьмите!
  Я перевела взгляд на то, что он мне протягивал. Зонт. Обычный черный мужской зонт. Наверняка его собственный, потому что не новый - ручка показалась немного поцарапанной. Я сглотнула. Будь я проклята, если хоть что-то понимала!
  - Возьмите! - в третий раз повторил незнакомец и настойчиво сунул зонт мне в руки.
  Я машинально подхватила подарок. С чувством выполненного долга, написанным во взгляде, мужчина развернулся и пошел прочь, пока не скрылся за пеленой дождя. Я только ошарашено смотрела вслед и хлопала ресницами. Сначала он убеждает меня ехать домой, потом находит посреди города и вручает зонт, когда я оказалась вымокшей до нитки...
  Что происходит?
  Опомнившись, я раскрыла зонт и подняла над головой. Да, сухой он меня уже не сделал, но, по крайней мере, по лицу больше не струились потоки, и дожидаться мужа стало легче.
  Сергей подъехал через полчаса вместо двадцати обещанных минут.
  - О, так ты с зонтом, маська! - оглядел он меня, распахнув дверь. - А я волновался...
  - Где тебя так долго носило? - процедила я, усаживаясь в теплый салон.
  В носу засвербело, и из груди вырвалось чихание.
  - Так весь город плывет, - виноватым тоном начал оправдываться муж. - Везде пробки.
  Я промолчала. Весь город плыл, картинка за окном была тому подтверждением. Но кто-то умудрился доплыть до меня раньше. Кто-то, обеспокоенный лишь тем, чтобы вручить мне зонт.
  
  
-6-
  
  Прогулки под дождем не прошли бесследно для здоровья, и уже к вечеру я свалилась с температурой. Сергей отпаивал меня лекарствами и горячим чаем, протирал прохладной водой, чтобы сбить жар. Полночи провел на ногах, такой предупредительный и заботливый, что мне стало совестно за свое недавнее поведение с ним. Спозаранку на следующий день съездил за моей машиной, отыскал и забрал ее. Я заставляла себя улыбаться и быть милой с мужем, а Сергей прямо светился от счастья, но с поцелуями не лез, наоборот, надел и постоянно носил тканевую маску, чтобы не заразиться.
  Странно, но мне от этого стало даже легче.
  Температура продержалась еще два дня, ужасно болело горло, накатила слабость. Я еле доползала до туалета, а потом - обратно до кровати, и ощущала себя жуткой развалиной. Звонила Вронская, чтобы узнать насчет сеанса, но вместо меня трубку взял Сергей и ответил, что болею. И в этом я тоже испытала облегчение, так как до сих пор не придумала, как поступить с Максом.
  Еще через пару дней я спохватилась, не пропустила ли очередное заседание суда? Хоть убей, не могла припомнить дату, даром что слышала ее из уст судьи. Самочувствие постепенно улучшалось, я уже сносно выглядела и передвигалась по квартире, хотя и продолжала кашлять, поэтому решила уточнить информацию у адвоката.
  - Да, Анита, - холодно ответила в телефонной трубке Вронская, которая, похоже, затаила некоторую обиду после нашего последнего разговора.
  Я вздохнула. Шестое чувство подсказывало, что с адвокатом стоит помириться. Не удалось взять нахрапом, значит, надо попытаться втереться в доверие. Получится ли - другой вопрос, все-таки Вронская производила впечатление человека, безгранично преданного семье Велсов, и Максу даже в большей степени, чем Дарье. Но попытаться стоило.
  - Марина, простите меня за то, что тогда на вас накричала, - покаялась я. - Мы могли бы забыть о том неприятном случае?
  - Возможно, - прозвучал сухой ответ.
  Я беззвучно скорчила гримасу. Старуха-кремень!
  - Я хотела уточнить у вас время следующего заседания...
  - А заседание перенесли, Анита, - оборвала меня она. - Поздно вы спохватились.
  - Почему перенесли? - где-то внутри зашевелилось нехорошее подозрение.
  - На Максима было совершено покушение в изоляторе.
  Я опустилась на подлокотник дивана, возле которого, по счастью, стояла. В ушах зазвенело. В горле запершило. Такой реакции не ожидала сама от себя.
  - Что с ним? - хрипло произнесла я и откашлялась. - Он жив?
  - Ножевое ранение. Он сейчас в лазарете. Суд отложили до выздоровления.
  - Известно, кто его ранил? Как это могло произойти? Я думала, он в одиночной камере...
  - Я тоже так думала, Анита, - сердито отозвалась Вронская. - Но вы должны понимать, кто такой Максим. Кое-кому за решеткой до него даже легче добраться, чем на воле. Это все, что я могу вам сказать. Виновных не нашли и неизвестно, найдут ли. Охрану сменили, будем надеяться, такого не повторится.
  Я помолчала, пытаясь продраться через туманные намеки.
  - Вы имеете в виду, что это мог сделать кто-то из криминального мира?
  - Максим владеет определенной собственностью, сейчас он слаб, - адвокат хмыкнула, - удачный момент для конкурентов.
  - Но зачем организовывать покушение до суда с обвинительным вердиктом?
  - Может, потому что как я ни старалась не афишировать ваше участие, Анита, о нем стало многим известно? - уклончиво ответила Вронская. - И исход суда трудно угадать? Вам бы я посоветовала тоже быть аккуратнее.
  По рукам побежали мурашки. Я вспомнила странного мужчину, уже два раза неожиданно появлявшегося рядом, но тут же отогнала панику. Нет, если бы он хотел навредить, то имел кучу возможностей для этого. Тем не менее, самое ужасное, что со мной пока случилось - я промочила ноги и слегла с ангиной.
  Но все-таки слова Вронской оставили неприятный холодок внутри. Попрощавшись с адвокатом, я несколько мгновений просидела неподвижно, взвешивая все 'за' и 'против', а потом принялась собираться.
  - Ты куда, маська? - Сергей вышел из ванной, где чистил зубы и брился.
  - Съезжу на работу, - я уже прыгала на одной ноге, натягивая на другую чулок.
  - Ты же еще кашляешь!
  - Ну и что, мне же не пять лет, чтобы сидеть дома, пока все не пройдет, - я посмотрела, как вытянулось лицо мужа, и смягчила тон. Подошла и чмокнула в благоухающую лосьоном гладкую щеку. - Ты у меня такой заботливый. Спасибо.
  Он что-то проворчал и пошел на кухню. Я услышала звук включенного чайника, пока красилась перед зеркалом. К моменту, когда Сергей загремел жестянкой, в которой мы хранили чай, я уже выпорхнула из квартиры.
  Примчавшись в изолятор, первым делом бросилась к главврачу. К счастью, по имевшемуся служебному пропуску попасть к нему было несложно. Васильев, сидя в своем кабинете, увешанном плакатами с изображением различных органов человека, тоже попивал чаек из старомодной голубой чашки со щербатыми краями.
  - Ох, милочка! - всплеснул он руками, когда я после пробежки по холодному утреннему воздуху не смогла справиться с приступом кашля. - Да у вас бронхит!
  - Не обращайте внимания, - смутилась я, - последствия простуды.
  - Я вам сейчас одну 'бормотушку' выпишу, - он выдвинул ящик скрипучего стола, достал очки, листок бумаги и ручку и принялся писать, - завтра как новенькая будете!
  - Спасибо, - я приняла записку с неразборчивыми каракулями и сунула в карман, - а я к вам по делу.
  - С удовольствием, - кивнул Васильев и отхлебнул еще чайку.
  - Я хочу увидеть Максима Велса.
  Главврач едва не поперхнулся жидкостью и со стуком поставил чашку на стол.
  - Он сейчас в лазарете. Я бы строго рекомендовал воздержаться от сеансов на время лечения...
  - Я не ради сеанса, просто хочу его проведать.
  - Но у нас не городская больница, где разрешены посещения больных...
  - Он - мой подопытный! - оборвала я главврача. - Я тоже в некотором роде несу ответственность за его состояние. Можно мне его увидеть? Пожалуйста...
  Васильев пожевал губами. Было заметно, что дружеское расположение ко мне борется в нем с профессиональными обязанностями.
  - Пожалуйста, - повторила я, понимая, что в очередной раз нарушаю инструкции ради Макса.
  До какой же грани меня доведет тяга к нему?! Даже страшно стало от собственного безрассудства, но в то же время - радостно от того, что своими глазами смогу убедиться: он жив.
  - Анита-Анита, - со вздохом покачал головой главврач и поднялся с места, - что ж вы веревки из старика вьете?
  - Да какой же вы старик, Аркадий Григорьевич, - подыграла я, - молодой еще.
  - Ха! Молодой! - он жестом указал на дверь. - Дедушка уже.
  - Молодой дедушка.
  Я продолжала кокетничать с Васильевым всю дорогу до медблока, а у самой тряслись поджилки от предвкушения встречи с Максом. Видимо, проклятие двуличности пало и на меня, как и на всех приближенных к нему людей. Что же заставляет других лгать и изворачиваться ради него? Может, узнаю сегодня?
  В довольно прохладном помещении с узкими зарешеченными окнами находилось несколько кроватей, но занятой оказалась лишь одна. Мое сердце пропустило удар, стоило увидеть Макса. Он лежал, повернув голову набок и закрыв глаза. Обнаженная грудь мерно вздымалась, поверх ребер была наложена повязка. Ноги укрывала застиранная до серого цвета простыня. Его ранили в живот? Очень опасное ранение, как мне всегда казалось. Но, видимо, обошлось, и жизненно важные органы не задеты.
  - Спит, - прокомментировал Васильев, пододвигая к кровати стул для меня, - после укола.
  - Как это случилось? - пролепетала я, опускаясь на сиденье.
  - Да кто знает? В камеру, говорят, кто-то пробрался ночью, когда все спали. Хорошо, что у вашего подопечного реакция не подвела. Успел перенаправить удар. Метились в горло, получилось в живот. Нападавший сразу сбежал, как промашку понял. Ну, так говорят.
  Ну конечно. Видимо, чтобы не 'светиться'.
  - Вы можете дать мне немного времени? - повернулась я к Васильеву, который горой возвышался за спиной.
  Тот потоптался на месте.
  - Разве что недолго.
  Я дождалась, пока шаги стихнут, и хлопнет дверь. Потом, уже не таясь, жадным взглядом впилась в Макса. На правом плече у него оказалась татуировка в виде арабской вязи, охватывающей крепкий бицепс. Грудь рельефная, как с картинки. Боже, какой же он красивый, разве такие бывают?! Бывают наверняка в воображении каждой домохозяйки, насмотревшейся фильмов о любви, но чтобы вот так... передо мной... вживую...
  Я не выдержала и коснулась его. Кожа теплая и гладкая. Очень приятная на ощупь. Я провела ладонью по груди Макса, стараясь не спускаться к повязке, чтобы не причинять лишней боли. Он слегка пошевелился, чуть мотнул головой, приоткрыл губы. Меня охватила дрожь от его неосознанной реакции. Как же захотелось его поцеловать!
  Соблазн был очень велик, и искушение усиливалось тем, что Макс спал, а значит, не отдавал себе отчета в происходящем. Он бы и не заметил... всего один маленький поцелуй... почти невесомое прикосновение к его губам в реальности... я ведь знала, какие они там, в наших с ним виртуальных встречах. Но будут ли они такими на самом деле?
  Я сглотнула.
  Нет, нельзя. Нельзя позволять себе настолько терять голову. Я же взрослый разумный человек, замужняя женщина! А веду себя, как девчонка, которая радуется возможности украдкой поцеловать понравившегося мальчика!
  К тому же, я здесь не за этим.
  Убрав ладонь с груди Макса, я взяла его правую руку. Посмотрела на безымянный палец. Обычно у тех, кто носит или носил обручальное кольцо, на этом месте кожа чуть стерта. У Макса - нет следа. Давненько он снял свое...
  Интересно, он сделал это до того, как его жена попала под автобус или после? Хотел скорее избавиться от всего, что напоминало о кошмарном браке? Или просто безделушка надоела?
  Я сжала руку Макса между своих ладоней. Еще в лаборатории Соловьева мы разработали ряд запретов для перцепторов. То, чего ни в коем случае нельзя делать, чтобы не навредить объекту. Одним из таких правил было - соблюдать осознанность.
  Нельзя проникать в подсознание человека, не предупредив его об этом. Каждый раз перед сеансом объект видит, что перцептор стоит перед ним и готовится начать сеанс. И потом, во время нахождения в виртуальной реальности, у подопытного есть своеобразный якорь. То, что помогает впоследствии провести границу между сеансом и настоящей жизнью. Воспоминание о том, что перцептор был.
  Вступить во взаимодействие со спящим человеком - означает лишить его этого якоря. Он просто обнаружит себя в другом месте и будет воспринимать все за чистую монету. А потом, проснувшись, не поймет, как снова оказался в прошлом, ведь прожил уже какое-то время в ином временном отрезке! Ощущения, наверно, можно сравнить с амнезией, когда человек не может вспомнить определенный кусок из минувших дней и не соображает, как оказался в том или ином месте.
  Это очень жестоко.
  Это может свести с ума.
  - Прости меня, - прошептала я, - но ты поставил мне слишком жесткие рамки. Ты сильный. Ты справишься.
  Неизвестно, кого больше уговаривала - его или себя. Начать сеанс с раненым человеком, без мониторинга жизнедеятельности и во сне... мой наставник пришел бы в ужас, если бы услышал о подобном. Но Соловьев умер, а я держала за руку его возможного убийцу.
  И терять мне было уже нечего.
  Наклонившись к Максу, я закрыла глаза и произнесла над его ухом:
  - Зачем ты убил Андрея Викторовича?
  
  В первый же момент я оказываюсь в темноте и не могу ничего разглядеть. Пытаюсь ориентироваться на другие ощущения. Трясет. Шум мотора. Я в машине? В фургоне, если быть точной. Да, в каком-то фургоне, потому что глаза привыкают и различают свет, проникающий в щель между дверей. Я сижу на полу и стараюсь сохранить равновесие, чтобы не валиться на спину на каждой кочке.
  Проверяю руки и ноги - не связаны. Я свободна, одета в удобную одежду. Пора разыскать Макса.
  - Значит, ты все-таки поверила мне?
  Я вздрагиваю от звука его голоса. Да вот же он, здесь, рядом со мной. Пытаюсь разглядеть его, но вижу лишь очертания силуэта. Макс прижимает меня к себе. Застываю, потому что это очень нежные объятия. И это очень неожиданно.
  - Не бойся, - с усмешкой шепчет Макс и гладит меня по волосам, - неужели ты думаешь, что теперь, когда все наконец-то закончилось, я позволю случиться с тобой хоть чему-то плохому?
  Закрываю глаза. Боже, я хочу этого мужчину таким, какой он есть сейчас! Хочу, чтобы он всегда обнимал меня так и закрывал от всех невзгод, потому что знаю - он может. Но не понимаю - почему меня?!
  Тем не менее, нужно продолжать подыгрывать. Макс верит, что сейчас живет в реальности, и я не должна разрушать его убеждения, если хочу чего-то добиться.
  - С тобой я ничего не боюсь, - бормочу я и прячу лицо у него на груди.
  - И ты все-таки заглянула в ту ячейку, да? - довольным голосом продолжает он.
  Ячейку? Стараюсь не слишком напрягаться, чтобы не выдавать себя. Значит, существует какая-то ячейка, пожалуй, банковская, куда мне стоит заглянуть? Так и хочется спросить, где же искать это загадочное место и что там лежит, но опять боюсь вызвать подозрения.
  - Да, заглянула.
  - Я знал, что ты мне поверишь, - Макс берет меня двумя пальцами за подбородок и приподнимает лицо к себе. - С первого момента, как увидел, это было как выстрел, как озарение. Я просто знал, что это ты.
  Для меня его слова тоже звучат, как озарение. Как будто, это не он, а я лишилась якоря и затерялась где-то между реальностью и выдумкой. Потому что Макс не может говорить такие слова мне. Или может?!
  - Я?! - протягиваю удивленно и все еще не верю ушам.
  - Ты, Анита, - усмехается Макс.
  А потом меня целует. Со стоном прижимается к моим губам и тут же отпускает их, будто одергивает себя. Замирает. Делает глубокий прерывистый вдох. Кровь пульсирует в моих висках от волнения, словно это - самый первый раз для нас обоих.
  - Всегда хотел узнать, какая ты на вкус в реальности.
  Меня захлестывает горькая радость от того, что в полутьме не видно выражения глаз. Потому что я знаю то, чего Макс не осознает: он не в реальности. Один-единственный раз, обманом, но все-таки я имею некоторое преимущество. Так почему же мне не по себе?
  - И какая? - хрипло отзываюсь я и провожу языком по губам.
  На пару мгновений Макс задумывается. Потом легкими движениями убирает волосы мне за уши, открывая лицо.
  - Настоящая.
  Проклятье! Моя совесть не выдержит этого. Но руки Макса скользят по спине, и что-то внутри шепчет эгоистичным голоском: 'не возражай... позволь... останься... он никогда не подпустит тебя больше так близко... другого шанса не будет...' И я выгибаюсь, подставляю шею для поцелуев, зарываюсь пальцами в успевшие немного отрасти волосы на затылке Макса. Он выдыхает в мое плечо с полустоном, хватка становится другой, более знакомой, более властной. Перестает сдерживаться, отпускает себя на волю. Больше не скрывает от меня то, что всегда так притягивало и одновременно пугало. Желание. Способность подчинить. Способность быть сильнее.
  И я понимаю, что хочу этого. Дрожи от его прикосновений, искусанных от нетерпения губ. Вот чего мне не хватало с момента, как Макс впервые отравил мое тело ядом своих ласк.
  Фургон продолжает подпрыгивать на кочках и крениться на поворотах. Нас кидает друг на друга, вокруг все грохочет и лязгает. Руки Макса жадно шарят по моему телу, не оставляя без внимания ни одного участка. Я чувствую, что тону, увязаю в пучине его прикосновений. Другой реальности не существует. Вот она, моя реальность, где я с Максом по доброй воле, без борьбы, без противостояния, без прошлого, без моего мужа и его жены, все с чистого листа, сначала, только для нас двоих...
  - Анита... - хриплым голосом говорит Макс. - Знаешь, сколько у меня было темных ночей, таких хреновых дней, что опускались руки, когда казалось, что я больше не потяну эту лямку, когда хотелось все бросить? Но я верил, что этот момент наступит, и боролся дальше. За тебя. За свою веру в тебя. Я верил, что ты не подведешь.
  Отворачиваюсь и закусываю согнутый указательный палец, чтобы не закричать. Что же он делает со мной? Чего просит? Зачем обрушивает так яростно весь гнет своей страсти, какой-то затаенной боли и безумного убеждения в чем-то, чего я не понимаю?
  Как будто знает, что именно вся сложность его натуры и привлекает, привязывает к нему крепче любого каната, заставляет терять голову быстрее любого наркотика.
  Макс отпускает меня, и я скорее догадываюсь, чем вижу, как он начинает дрожащими руками судорожно расстегивать на себе одежду. Внизу живота все мгновенно тяжелеет. Не нужно ничего говорить, все понятно без слов. Он хочет меня, я хочу его. Что может быть проще?
  Зря я прикасалась к Максу до сеанса. Теперь точно знаю, какая на ощупь его кожа. И уверена, что на правом плече обнаружила бы татуировку, если б смогла что-то разглядеть. Макс нетерпеливо расправляется с пуговицами на моей одежде, скользит ладонями по груди, забираясь под чашечки лифчика и дразня соски. Я же не хотела сдаваться... кажется, не хотела...
  - Стой. Стой... куда мы едем? - бормочу я, пока еще могу что-то соображать.
  - Это ты скажи, куда мы едем, - одной рукой Макс стягивает с себя одежду, другой - придвигает меня ближе. - Выбор за тобой. Теперь все дороги открыты. Только я больше не могу ждать. И не хочу. Хочу узнать тебя сейчас.
  На миг мне становится страшно. Не за себя, за него. За то разочарование, которое ждет его при пробуждении. Кое-что, наконец-то, становится понятным. Макс представляет, что свободен, а я каким-то образом ему на пути к этой свободе помогла. Все это время он мечтал о том, что получит оправдательный вердикт? Почему так убежден, что я должна ему поверить?
  - Подожди... подожди... - оторвать его от меня непросто. - Почему же ты не рассказал мне всю правду сразу?
  Макс поднимает голову, и я чувствую, как напрягаются его мышцы под моими руками.
  - В этом и весь фокус. Нельзя ничего рассказывать. Разве ты не поняла?
  С опозданием я догадываюсь, что сделала что-то не так. Макс хватает меня за плечи, больно сжимает их.
  - Ты что, ничего не поняла, Анита? Отвечай мне!
  И в этот момент под нами пробуждается землетрясение. По-другому я не могу объяснить резкий толчок, который отбрасывает Макса от меня.
  - Что за... - сквозь зубы ругается он.
  Я уже примерно понимаю, что это, но не успеваю ничего объяснить. Нас снова трясет. Фургон подбрасывает. Ощущение полета в воздухе. Все кувырком. Удар о землю. Скрежет железа по камням.
  И я все прекращаю.
  
  - Что вы делаете?! - перепуганный насмерть Васильев склонился надо мной и тряс за плечо с такой силой, что моя голова моталась туда-сюда.
  Мне потребовалась пара секунд, чтобы переключиться в режим реальности. Вернулся специфический медицинский запах, прохлада помещения и яркий дневной свет из окон.
  - Это вы что делаете?! - зашипела я, отпустила Макса и сбросила с себя руку главврача. - Никогда, ни в коем случае не трясите перцептора во время сеанса! Мой вестибулярный аппарат только что сыграл злую шутку с вашим... пациентом.
  Я заставила себя повернуться и посмотреть на Макса. Он лежал в той же позе, только на висках выступили капли пота, а на скулах играли желваки. Оставалось надеяться, что ему не нанесла большого вреда резкая встряска, которую мой мозг интерпретировал как землетрясение и последующую за этим аварию.
  - Вы говорили, что никакого сеанса не будет! - Васильев был очень зол.
  Я поморщилась. Поругалась с адвокатом, теперь и отношения с главврачом испортила, а ведь он мог бы мне еще помочь по-дружески. И ради чего? Еще большего количества появившихся вопросов о поведении Макса?
  - Вы понимаете, что я должен буду сообщить об этом кому следует? - все больше выходил из себя главврач. Его голос гремел по помещению, как иерихонская труба, отражаясь от стен.
  Проклятье! Да, я понимала. Но надеялась, что до такого не дойдет. Теперь все плохо. Очень, очень плохо. Что же я натворила? И как теперь разобраться со всем, что наговорил мне Макс?
  Я попятилась, рассеянно прижимая к животу сумку. Васильев упер руки в бока и сверлил меня гневным взглядом.
  - Скажите лучше ему... - я указала на Макса, - как только проснется... прямо сразу, как откроет глаза...
  - Анита, я был о вас лучшего мнения, - покачал головой Васильев.
  - Что я приходила... - упрямо продолжила я, - и что был сеанс... обязательно скажите... ему нужен якорь. Он должен знать, что все это неправда.
  
  Забравшись в любимую кофейню в центре города, я просидела там полдня. Просто заказывала один латте за другим, пока не начало казаться, что молочная пенка вот-вот из ушей польется. Ехать домой не хотелось, а в заведении атмосфера была подходящая: монотонное бормотание посетителей, тихий перезвон посуды, ненавязчивая музыка.
  Я думала о Максе. Опять. О том, что он мне сказал. Даже во сне умудрился уйти от прямого ответа на вопрос, показав вместо сцены преступления фантазии о свободе. Но зато искренне прожил в них сам. И произнес те слова, взбудоражившие меня до глубины души...
  С самого первого взгляда верил в меня? С какой стати? Я никогда не давала ему даже намека на какое-то особое расположение. Ничего нельзя рассказывать? Почему? Ему кто-то угрожает? Шантажирует молчанием? Может, и нападение в камере связано с этим? Сколько неизвестных в уравнении с убийством Соловьева? Сначала казалось, что одно. Но, похоже, следовало искать второе, а то и третье.
  Что в ячейке? Где ее искать? Спросить у Дарьи, в каком банке ее брат предпочитал хранить ценные бумаги? Но даже если и узнаю, кто меня пустит в хранилище? С какой стати и на каком основании? Организовать служебную выемку? Но не сделаю ли я только хуже, обнародовав загадочное содержимое?
  И самый главный вопрос - что с Максом будет теперь? Мне пришлось бросить его, не убедившись в состоянии здоровья и в том, что он не спутает 'ту' жизнь с 'этой', не сойдет с ума, поверив, что спит 'здесь', а по-настоящему существует 'там'. Я бы, например, предпочла оказаться на свободе, чем продолжила сидеть в тюрьме. Как и любой человек, пожалуй.
  Домой приковыляла только под вечер. Сергей встретил с горящими глазами. Даже не стал спрашивать, где меня черти носили, сразу с порога перешел к делу:
  - Маська, нас на передачу 'Тихий вечер' пригласили!
  Я молча расстегнула куртку, открыла шкаф, потянулась за вешалкой, а он, видимо, ожидал более восторженной реакции, потому что затих, но вскоре оживился с удвоенной силой:
  - Телеканал, конечно, не центральный... так, городской, местечковый, ерунда... но все равно ведь приятно, да?
  - Угу, - сказала я и принялась разуваться.
  - Программа про перцепторов. Что это такое и с чем это едят. Ну и немного о твоем деле, - спохватившись, муж добавил: - Я сразу сказал, что подробностей мы не разглашаем. Ну как, пойдем?
  Я выпрямилась и посмотрела на мужа, поражаясь собственному безразличию. Ведь раньше что-то чувствовала к нему, занималась с ним сексом, мечтала о совместном будущем. А теперь даже злиться не хотелось.
  - Иди, Сереж.
  Муж нахмурился.
  - Как это 'иди'? А ты?
  - Я соглашение о неразглашении подписывала. И по делу, и вообще. Ты тоже подписывал, но только в лаборатории, сколько уже воды утекло... так что иди. Иди-иди, - я чмокнула его в щеку, как целуют чужого ребенка: вскользь, скорее чтобы создать видимость ласки, чем подарить ее по-настоящему.
  Сергей повернулся к зеркальной двери шкафа, придирчиво оглядел себя, повернул голову из стороны в сторону, коснулся пальцами висков.
  - Подстричься, наверно, надо. Зубы отбелить, - он растянул губы и скорчил гримасу своему отражению. - Одежду, сказали, дадут для эфира, а потом подарят насовсем. Наверно, что-то модное. Подмышками, тоже наверно, побрить надо. А то перед костюмерами неприлично...
  Вот же как. Всю жизнь не брил подмышками, а тут - приспичило.
  - Между ног тоже побрей, Сереж. И задницу, - неожиданно вырвалось у меня. - А то неприлично.
  - Что?! - муж обернулся с такими круглыми глазами и бледным лицом, что я уже пожалела о порыве.
  - Ничего, ничего. Дурацкая шутка. Черный юмор. Прости, не смешно, - с этими словами я ретировалась на кухню.
  Весь вечер мы больше не разговаривали.
  
  
-7-
  
  На следующий день меня вызвали в Центр Научных Технологий, который, по сути, являлся фронт-офисом нашей лаборатории. Попросили явиться с документами. Я сразу поняла, зачем.
  Вронская позвонила, когда я как раз была на пути туда.
  - По-моему, мы договаривались, что вы не будете действовать за моей спиной, Анита, - ледяным тоном отчеканила она, едва я успела поднести трубку к уху. - А я слышу про незапланированные сеансы.
  - Вы хотите, чтобы ваш клиент вышел на свободу? Не мешайте мне работать, - в тон ей огрызнулась я, понимая, что терять уже нечего. - Буду делать то, что посчитаю нужным для результата.
  - А вы крепче, чем кажетесь, - вдруг хмыкнула старуха.
  - А как вы думаете, почему моя работа стоит так дорого? Слабаков у нас не держат.
  - Вы можете остаться без работы. Сторона обвинения пытается опротестовать ваш допуск.
  Я беззвучно выругалась, но постаралась подавить панику. К этому все и шло, не так ли? Чему удивляться?
  - Вы - адвокат, Марина. Сделайте с этой проблемой что-нибудь.
  Вронская рассмеялась хрипловатым сухим презрительным смехом.
  - Я - адвокат, но не Господь Бог. Вы слышали, что с адвокатами надо сотрудничать, чтобы они могли вам помочь? А не действовать поперек правил, как глупая девчонка!
  'Девчонку' пришлось проглотить вместе с 'глупой'.
  - Так станьте богом! - воскликнула я. - Вам же тоже не копейки платят! Для чего? Чтобы молчать на заседаниях? Вы уважаете Макса? Вы верно служите ему? Значит, сделайте это для него, а не для меня!
  С этими словами я выключила телефон и швырнула его в раскрытую сумку, стоявшую рядом. Положила обе руки на руль, вдохнула и выдохнула, постаралась сосредоточиться на дороге. Мне предстояло гораздо более серьезное сражение, чем перепалка с адвокатом Велса.
  Вот и показалось белое здание с фасадом сплошь из тонированного стекла. Центр Научных Технологий. Вотчина, из которой мы, Десятка Лучших, когда-то вышли лицензированными специалистами и разбрелись каждый своим путем. Странно, лаборатория ассоциировалась у меня с Соловьевым, а вот это здание - нет. Я помнила лишь запах чернил для ксерокса, скрип ручек на бумаге, тишину пустых коридоров. Редко тут бывала, лишь по каким-то бюрократическим делам.
  Я отыскала свободное место на стоянке и с некоторой дрожью в коленях вошла в автоматические двери здания. Сотрудник безопасности на входе проверил мой пропуск, кивнул с узнаванием во взгляде. Я пересекла холл и вошла в лифт с изображением карты мира на задней стене, похожей на символ ООН. Нажала кнопку и заметила, как трясутся руки. Быстро сцепила их в замок перед собой и пока поднималась наверх, проверила в зеркальном отражении боковой стенки - незаметно. По крайней мере, не так заметно. Главное, не брать стакан воды или лист бумаги, чтобы не выдать себя.
  Мой путь лежал в кабинет из светлого дуба. В гости к Марго - так мы ее называли. Марго была правой рукой Андрея Викторовича, его незаменимым помощником. Способностей перцептора она не имела, зато обладала прекрасной деловой хваткой и там, где Соловьев погружался с головой в эксперименты, обеспечивала надежный тыл, чтобы эти эксперименты своевременно финансировались. Никто не удивился, когда Марго возглавила Центр после первого же успеха программы 'Синий код'.
  Для нас, Десятки Лучших, она была чем-то вроде крестной матери.
  Я постучала в дверь и, услышав разрешение, вошла. Марго совсем не изменилась за то время, пока не виделись. Оставалась такой же эффектной блондинкой с пышными формами, от которых рвались из петель пуговицы на шелковой блузке. Она сидела за столом и подняла глаза, оторвавшись от бумаг, чтобы взглянуть на меня.
  - Садись, - указала в кресло напротив себя.
  Я сделала мучительные восемь шагов и рухнула на твердую кожаную обивку сиденья.
  - У тебя есть объяснения вчерашнему поступку, Анита? - приподняла Марго бровь. Она откинулась на спинку кресла и принялась крутить в пальцах золоченую ручку.
  Ну вот, началось.
  - Что ты хочешь услышать? - вздохнула я.
  - Объяснения, Анита! - Марго в тот же миг отбросила ручку и резко подалась вперед. - Але, проснись, девочка! Ты стала плохо слышать?
  Я поджала губы. Видеть старую знакомую столь обозленной было неприятно.
  - Нет.
  - Может, ты забыла все, чему тебя учили?
  - Нет.
  - Тогда какого хрена...
  - Марго... - попробовала предупредить я поток упреков, но сделала только хуже.
  - Я тебе сейчас не Марго! - она вскочила на ноги и хлопнула ладонью по столу, с гневом уставившись на меня. - А Маргарита Анатольевна! И я хочу, чтобы ты сейчас же положила на этот стол свою лицензию! Ты ведь взяла ее с собой?
  Я сглотнула и судорожно дернула головой.
  - Положи. Ее. На стол, - отбивая ладонью по крышке стола такт, произнесла Марго.
  Мне пришлось открыть сумку, достать документ и оставить его перед ней. Марго так долго рассматривала лицензию, которую сама же и подписывала когда-то, что ожидание начало сводить меня с ума.
  - Ты что себе позволяешь, Юсупова? - наконец, тихим и зловещим голосом заговорила она.
  - Марго, - я поморщилась, - из-за одного нарушения...
  - Молчать! У тебя не должно быть нарушений! Тебя не для этого столько лет учили! У тебя. Не должно быть. Ни одного нарушения! Ты не имеешь на это права. Тебе запрещено допускать нарушения.
  - Ты так говоришь, будто я - робот, а не человек...
  - Да. Ты - не человек. Ты - программа. Ты - Синий Код. Ты, что, хочешь всех здесь подставить? Работы лишить? - Марго сделала широкий жест и обвела рукой кабинет. - Почему мне на тебя жалобы приходят? 'Проведите переоценку квалификации лицензированного вами сотрудника в связи с...' Вся программа держится только на вашем... на нашем профессионализме! Ты хочешь, чтобы люди начали считать нас шарлатанами? Кустарными умельцами? Придет тетенька и просто так залезет к тебе в голову? А может и в трусы залезет? Ты в эротический салон попасть захотела? Старым импотентам знойные ночи устраивать? Да? Ты туда хочешь? Так туда лицензии не надо. Иди хоть сейчас.
  - Нет... - едва слышно пробормотала я, понимая, что этот поток не остановить. Его надо только переждать.
   - Тебе в руки дали то, что страшнее ядерного оружия! - Марго начала выдыхаться и умерила пыл. - Человеческий мозг! Ты просто не имеешь никакого морального права обращаться с ним халатно!
  - Я сделала то, что посчитала необходимым в тот момент. Убедилась, что объект достаточно силен для риска...
  - А тебя не рисковать учили, Юсупова! - снова взорвалась Марго. Она ткнула пальцем в мою лицензию так, что казалось - проткнет. - Тебе вот это дали, чтобы ты по правилам работала. А не опыты в полевых условиях ставила. Ты же с чужой жизнью играешь! Ответственность на себя за нее берешь! А ты, как мясник, грязной рукой без санобработки, мысли своего объекта как свиные кишки наверняка перелопатила!
  Я честно старалась выдержать прессинг, но поняла, что сдаюсь.
  - А вот не надо мне про человеческий мозг рассказывать, Марго! - съязвила я в ответ. - Ты в лаборатории была, когда мы все его свойства методом тыка открывали? Ты присутствовала, когда у Матвея его первый подопытный объект-доброволец умер от внезапного кровоизлияния? Ты видела, как здоровенный парень забивается в угол и ревет в голос, как девчонка, потому что только что убил человека? И ведь не из-за страха наказания ревет - никто его не наказывал, даже слова не сказали, опыты такие опыты. Унесли и нового привели. Он ревел, потому что ему с этим грузом жить всю жизнь теперь! А я там была, и того подопытного помню, и он был хороший человек, который искренне желал просто помочь науке. И я потом до усрачки в сеансы ходить боялась, но себя перебарывала. Так что, поверь, не тебе меня учить.
  В кабинете повисла тишина. Некоторое время Марго смотрела на меня, прищурившись, и ее грудь высоко вздымалась от учащенного дыхания. Потом моя собеседница сгребла лицензию, опустилась обратно в кресло, выдвинула ящик стола и убрала туда документ. Вместо него достала бутылку коньяка и два стакана. Плеснула жидкости в оба, один толкнула ко мне.
  - Выпей. Успокойся.
  - Я за рулем, - огрызнулась я еще под влиянием нахлынувших эмоций.
  - Умная больно. Пей давай. Такси возьмешь.
  Я подчинилась, и мы с Марго сделали по глотку. Хмурая складка между ее бровей разгладилась, во взгляде засквозило сочувствие. Злость оставила и меня.
  - Отдай мне лицензию обратно, а? - попросила я.
  - Нет, Анита. Не могу. Твой профессионализм поставили под сомнение за нарушение инструкций безопасности. Должно быть какое-то наказание.
  - За меня адвокат там вступится. Все уладит. Верни, а? Я это дело бросить не могу.
  - Раньше надо было тыквой своей думать, а не теперь мне жалиться, - беззлобно проворчала Марго и взглянула повнимательнее. - Неужели он такой непробиваемый, что всем рискнула?
  Я отпила еще коньяка, покачала почти пустым стаканом в руке.
  - Очень.
  - Понимаю, - Марго кивнула, - но все равно помочь не могу. Ты пойми, в другой ситуации может быть, но сейчас... после смерти Андрея... слишком пристальное внимание к программе со стороны... - она ткнула указательным пальцем вверх. - Облажаться нельзя. Ну никак.
  - Но это же как раз дело о его гибели...
  - Вот тем более. Ты участвуешь в этом деле и так косячишь. Сомнения возникают. Не нужны нам сомнения. Без Андрея и так все под вопросом. У него столько дел неоконченных осталось...
  Внезапно мне вспомнился недавний разговор с Тимуром.
  - А ты про ограбление квартиры слышала? - спросила я у Марго.
  Та переменилась в лице. Воровато огляделась, а потом произнесла напряженным голосом:
  - А ты не куришь случайно? Не хочешь на балкончик прогуляться?
  - Курю, - протянула я, догадываясь, что дело нечисто.
  Она показала рукой на стеклянную дверь за своей спиной. В широком окне открывался прекрасный вид на город. Я полезла в сумку, достала пачку и зажигалку, и мы вышли на узкий балкон. Свежий ветер тут же ударил в лицо, растрепал волосы. Внизу на парковке проехала машина размером со спичечный коробок. Я дала сигарету Марго и подкурила сама.
  - По секрету скажу, Анита, - сказала моя собеседница, выпуская изо рта струйку дыма и наклоняясь, чтобы сложить локти на перила. - По старой дружбе.
  - Распирает, а поделиться не с кем? - с пониманием хмыкнула я.
  - Ага, - она улыбнулась краешком губ, сделала еще затяжку. - Андрея же завербовать хотели.
  - Кто?!
  - Ну кто? Дед Пихто и бабка Марфа, - скорчила она мне гримаску. - Из-за границы. Ты же понимаешь, что специалист его уровня на вес золота.
  - И кто-то еще об этом знал?
  Марго задумчиво покачала головой.
  - Не думаю. Я сама случайно узнала. Мы с Андреем... ну...
  - Обменивались жидкостями тела, - мрачно заключила я.
  - Трахались, - хохотнула Марго. - Не секрет, да?
  - Я не думала об этом раньше, - честно призналась я, - но если даже с нами он был отстраненным и скрытным, то как еще ты могла узнать?
  - Говорю же, умная ты баба, Юсупова. Только тыкву не всегда вовремя включаешь. Ну так вот. Слышала я, как ему звонили какие-то подозрительные личности, что-то там предлагали... и вроде как новая разработка у него была, только не говорил никому.
  - Новая разработка?
  - Ага. На самой начальной стадии.
  - Как 'Синий Код'? Новое поколение?
  - Код. Но не Синий. Какой-то другой. Других людей с другими способностями Андрей найти хотел. Жаль, что до ума дело не довел... - Марго вздохнула.
  - Ты кому-то об этом говорила?
  - Нет, - она поморщилась, будто нюхнула чего-то противного, - по спецслужбам же затаскают. А оно мне надо? Еще и причастной сделают. Нетушки.
  Вспомнилось, как Тимур намекал, что хочет пригласить меня в свою организацию. А ведь я тоже была кое-каким образом причастна... и мне тоже очень не хотелось в это разбирательство ввязываться.
  - Наверно, эту разработку и искали? В лабораторию не прорваться - уровень охраны не позволит - так надеялись, что Андрей Викторович дома что-то держит? А наши, лошпеты, и в ус не дули, а запаниковали, только когда квартиру вскрыли?
  Марго красноречиво подняла бровь.
  - Интересно, нашли ли что-то?
  Она пожала плечами. Докуривали мы в молчании, размышляя каждая о своем.
  - Значит, не отдашь лицензию? - предприняла я еще одну попытку.
  Марго по-мужски, щелчком, отправила окурок в долгий полет и покачала головой.
  - Не отдам, Анют. Не проси. Дай время, чтобы все устаканилось. Потом попробуем переаттестовать тебя.
  - Ну ладно.
  Разговаривать больше было не о чем. Мы вернулись в кабинет, я взяла свою сумку и попрощалась с Марго. Вышла из здания, добрела до своей машины, села внутрь. Ударила кулаком по рулю.
  - Сука!
  Заставила себя успокоиться. Ругательствами делу не поможешь. Нет у меня времени, чтобы все устаканилось. И на переаттестацию тоже времени нет. Вместо этого у меня есть Макс с его закидонами и... смерть Соловьева, которая все меньше кажется случайностью.
  Я вынула телефон и набрала номер Тимура.
  - Да, Анют? - отозвался он.
  - Помнишь, ты просил позвонить, если появится хоть какая-то информация?
  - Конечно, помню... - судя по голосу, он уже догадывался, о чем пойдет речь.
  - Я кое-что выяснила. Но у меня есть два условия по обмену информацией.
  - Хм, и какие?
  - Марго отобрала у меня лицензию. Ты сможешь ее вернуть?
  - Не уверен...
  - А если я скажу, что нужную тебе информацию получила как раз от Марго?
  - Даже так? Хорошо, у тебя будет лицензия.
  - Срочно. Завтра же.
  - Ты мной командуешь?
  Я выдохнула, заставив себя перейти на жалобный тон.
  - Тим, правда, очень нужно. Я бы не просила...
  - Если информация того стоит - все будет, Анют. Но ты дашь мне снять визуальные образы. Все.
  Проклятье! Ладно. Нечего раскисать. Придумаю что-нибудь.
  - Договорились.
  - Какое второе условие?
  - Разыщи мне одного человека. Сможешь?
  - Если только он не президент... - самодовольно хмыкнул Тимур.
  - Нет, не президент, - я напрягла память, пытаясь освежить информацию об имени той рыжей свиристелки с заседания суда. - Тимофеева... Оксана, кажется. Мне нужен ее адрес. Ну и телефон не помешает.
  - Это я тебе смской сегодня вечером скину. А завтра ты приедешь ко мне.
  Я закрыла глаза. Боже, на что я подписалась?
  - Хорошо.
  
  Тимур назначил мне встречу в гостинице 'Плаза', и я от волнения примчалась туда на двадцать минут раньше положенного. При мысли о том, сколько дров наломала, становилось страшно. Макс действовал на меня, как лесной пожар - на животное. Я потеряла способность трезво мыслить и начала продираться сквозь чащу, почти не соображая, что оставлю там добрую половину своей шкуры.
  Или потеряю единственно возможную работу, как вариант.
  А теперь, чтобы хоть как-то исправить содеянное, мне предстояло подставить Марго. Еще одна сделка с совестью после череды уже совершенных. Самое ужасное, что я не могла остановиться. Только не после слов, услышанных от Макса в последнем сеансе. Он просил верить ему, и до меня докатилась ледяная волна понимания, что я хочу это сделать. Поверить ему. Найти недостающий факт. Поэтому и тыкалась во все углы, как слепой котенок. Поэтому и хваталась за любую мысль, пришедшую в голову. Как, например, за подозрительную свидетельницу. Почему-то не могла отделаться от ощущения, что она может сообщить больше, нежели хочет.
  Я мысленно задала себе вопрос: на что готова пойти ради того, чтобы узнать тайну Макса?
  И так же молча пришла к выводу: на все, как бы страшно это ни звучало.
  Взглянув на часы, убедилась, что пора идти. Вышла из машины и направилась в здание с золотыми буквами на вывеске. В зоне ожидания для гостей о чем-то оживленно болтали иностранные туристы. Я миновала их чемоданы, обклеенные авиа-ярлыками, и приблизилась к стойке 'ресепшн'. Попросила ключ от номера, как и договаривалась с Тимуром, без проблем его получила. Видимо, девушка-администратор была загодя предупреждена, очень уж хитрым взглядом меня окинула. Я поднялась на нужный этаж, попутно поймала себя на мысли, что уже второй день подряд еду в лифте с дрожащими руками и размышляю, как бы это скрыть.
  Номер оказался стандартным, с двумя чопорно застеленными односпальными кроватями. Я присела на край ближайшей, отпихнула ногой сумку к тумбочке и приготовилась ждать, но Тимур вошел почти сразу после меня. Выглядел он хорошо: светлые волосы модно подстрижены, в дорогом костюме. Солидный мужчина.
  - Ну что, готова? - бодрым голосом начал вместо приветствия и поставил на пол рядом с моей сумкой чехол с ноутбуком.
  Не требовалось долго гадать, зачем оборудование. Чтобы записать образы через компьютерную программу, как я поступала, завершая очередное дело. Все увиденное превратится в фильм. Нет, в короткометражную порнушку, если уж говорить о моих конкретных сеансах с Максом.
  - Да, готова, - ответила я, стараясь не поддаваться панике.
  В конце концов, это единственно возможный путь снова увидеть Макса, и другого выбора у меня нет.
  - Ты смог достать мою лицензию? - спросила я, пока Тимур вынимал ноутбук и устанавливал его на тумбочке.
  Он на миг поднял голову, просканировал меня цепким взглядом голубых глаз.
  - Пока нет, Анют.
  Я вонзила ногти в покрывало.
  - Но мы же договаривались...
  - Все будет, - Тимур подкрепил слова успокаивающим жестом, - но ты пойми, в одиночку я твою просьбу выполнить не смогу. Мне тоже требуется что-то, с чем смогу пойти к кому нужно. Я же прислал тебе данные, которые просила. Первая часть выполнена.
  Действительно, Тимур скинул мне данные нескольких Оксан Тимофеевых. Две из них по возрасту оказались слишком зрелыми женщинами, одна - еще ходила в школу. Оставались еще две девушки на выбор, с разницей в шесть лет между собой. Я поколебалась и решила остановиться на той, что помладше. По крайней мере, проверить ее адрес первым, а потом, если потребуется, вернуться и ко второй.
  Но чего стоили эти планы без главной цели - вернуться к сеансам с моим объектом! Хотя бы убедиться, что он в порядке! Ведь теперь меня к нему никто не подпускал.
  Я покосилась на Тимура. Можно ли ему доверять? В лаборатории мы были одной командой, но потом-то - нет! Я и понятия не имела, что он за человек теперь. Как не подозревала ранее об интрижке Марго с Андреем Викторовичем. Знакомые прежде люди вдруг стали выглядеть незнакомцами. Я не чувствовала больше близости даже с Сергеем. Как будто своими попытками меня спровоцировать Макс пелену какую-то с глаз сорвал и заставил увидеть окружающий мир без прикрас. Чем-то наподобие того апокалипсического пейзажа, который явил в самом первом сеансе.
  И теперь я даже оказалась в примерно похожей ситуации. Отбивалась, как могла.
  - А я думала, ты только для себя информацию узнать хочешь, - нервно усмехнулась я, - говорил ведь, что к себе пригласишь, а мы вот в гостинице встречаемся.
  Тимур, который подключал в гнезда сенсорные датчики, медленно выпрямился, держа провода в руках. Его лицо выглядело серьезным и даже суровым.
  - Поверь, Анют, если я приглашу тебя 'к себе', - последнее слово даже интонацией выделил, - тебе это не понравится. Считай, что по старой дружбе тебя жалею.
  Неприятный озноб пробежал по плечам и спине, и я поежилась.
  - Ты бы стал меня мучить, чтобы добиться правды?
  - Ложись, - Тимур кивнул на подушки.
  Я подвинулась на кровати и опустилась на спину. Вытянула ноги и положила руки вдоль тела, ощущая себя пациентом на операционном столе.
  - Какие бы декорации для меня выбрал? - спросила, пока Тимур низко склонился, укрепляя датчики на висках.
  - Проверяешь меня? - ухмыльнулся он, одной рукой аккуратно убирая мои волосы в сторону, а другой - прижимая влажный и липкий кусочек сенсора.
  - По-дружески, - приподняла я бровь.
  - Не шевелись, - Тимур еще раз пригладил датчик. - На самом деле, все просто, Анита. Я бы тебя связал.
  - Что?! - я даже заерзала, вопреки запретам шевелиться.
  Тимур шикнул на меня и занялся другим виском.
  - Ты не любишь ощущение беспомощности, это я еще со времен лаборатории помню, - произнес он между делом, - тебя бесит все, что выходит за рамки твоего контроля. Поэтому я бы тебя связал и лишил возможности контролировать ситуацию. А потом - неважно. Бросил бы в ванну с червяками, чтобы они ползали по тебе, или отдал на растерзание толпе мужиков. Декорации не играют такую большую роль, когда самая важная борьба происходит у тебя внутри.
  - Я не боюсь червяков, - процедила я сквозь зубы.
  - Только если имеешь возможность их сбрасывать или давить.
  Я сглотнула. Кажется, Макс твердил мне что-то такое про контроль...
  - Как ты узнал? - я встретилась взглядом с Тимуром. - Ну, про беспомощность.
  Он рассмеялся, ненадолго превратившись в старого доброго Летчика, которого я когда-то знала.
  - Ты всегда ужасно злилась, что в столовой нам не предоставляют меню на выбор.
  - И все? Так просто? По меню? - я фыркнула. - Ну тогда это можно сказать про нас всех. Про всех, кто там был и учился. Все были недовольны питанием.
  Тимур выпрямился и посмотрел на меня долгим взглядом.
  - А кто сказал, что мы такие уж разные?
  Я проследила, как он вынимает из кармана продолговатый футляр. Внутри оказался шприц и жгут, а я снова заерзала.
  - А без 'сыворотки правды' никак? Не доверяешь мне?
  - Это простая формальность, Анют. Ты слишком сильный конструктор, всегда была сильнее меня в конструировании. Не хочу каждую секунду искать подвох и разбирать твои образы на кирпичики.
  Он ловко подготовил мою руку к инъекции и ввел иголку так, что я даже не почувствовала. Но из вредности все равно простонала:
  - М-м-м... ненавижу делать это на лекарствах.
  - Так а кто ж любит? - с философским видом изрек Тимур и взял мои ладони в свои.
  По жилам словно огненная волна прокатилась. Сверху вниз, а потом снизу вверх - и резко ударила в голову. Как хлопушка взорвалась. Я почувствовала, как все тело покрылось испариной, мышцы стали ватными. Стиснула зубы и снова застонала.
  Образы полились из меня рекой.
  
  Когда все закончилось, я не знала, куда девать глаза. Тимур принес воды из кувшина, стоявшего на столе вместе со стаканами, дал попить. Правда, жидкость чуть не пошла обратно. Вынул свой платок, смочил его под краном в ванной и сделал прохладный компресс мне на шею, чтобы помочь прийти в себя поскорей.
  - Почему ты не спрашиваешь, знает ли об этом Сергей? - пробормотала я пересохшими губами.
  - Потому что твоя семейная жизнь меня не касается, - невозмутимо ответил Тимур, - но, по большому счету, тебя все равно надо от этого дела отстранять.
  - Нет! - задохнулась я от ужаса.
  - Ты вступила в личные отношения с объектом.
  - Я его прорабатываю! Это часть иллюзии, в которую он должен поверить! - похоже, действие лекарств прошло, раз мне удалось так искренне лгать.
  Тимур одарил меня скептическим взглядом, и это было похуже обещанной ванны с червяками.
  - Кроме того, - продолжила я, - если продолжу заниматься делом об убийстве Андрея Викторовича, то смогу найти для тебя еще какую-то информацию. Ты тоже в этом заинтересован. Мы могли бы сотрудничать. Ты потеряешь контроль над ситуацией, если меня в ней не будет. Вот увидишь.
  Он застыл на миг, потом продолжил складывать провода в чехол.
  - Хорошо.
  Я выдохнула, уже не скрывая облегчения. Закрыла глаза и сидела так, пока Тимур собирал вещи. Только когда услышала шаги у порога, встрепенулась:
  - Тим! А что будет с Марго?
  Он уже успел приоткрыть дверь, но остановился. Улыбнулся жестокой улыбкой:
  - Ничего не будет. Пока.
  
  Возле дома, где, по моим сведениям, жила Оксана, был разбит детский городок. Пока я шла от машины до дверей подъезда, слушала звонкие голоса. Они разлетались далеко между панельных многоэтажек, обступивших зеленый островок с деревянными домиками, скрипучими железными качелями и высокими горками.
  Остановилась напротив домофона, еще раз сверилась с записями и набрала номер квартиры. Сначала никто не отвечал. Сбросила вызов и набрала еще.
  - Да, - ответил недовольный женский голос, и я сразу узнала свидетельницу.
  - Оксана, вы меня не знаете, но...
  - Убирайтесь к черту! - она отключилась.
  Я опять нажала нужные кнопки. Прозвучал лишь один гудок.
  - Я сказала, убирайтесь! Ничего я вам рассказывать не буду! И на вопросы отвечать не буду! - в динамике раздался грохот брошенной трубки.
  На ум пришло лишь одно объяснение: кое-кого, видимо, тоже достала пресса. Что ж, готовясь участвовать в таком публичном деле, рыжей следовало учесть все последствия.
  Я позвонила ей в третий раз.
  - Я не журналист! - успела выкрикнуть в момент ответа.
  - Убирайтесь!
  Больше на домофон Оксана не отвечала. Я попробовала позвонить по номеру телефона, указанному Тимуром, но и там никто не брал трубку. Осознав, что тут требуется более продуманный план, поехала домой.
  По дороге заскочила в гипермаркет электроники. Не успела подняться по эскалатору на этаж, как рядом возник приятный с виду парень в бордовой футболке с логотипом магазина.
  - Чем могу помочь?
  Я покусала губы. План у меня созрел еще на пути сюда.
  - Что у вас есть из новинок?
  - Какие новинки интересуют? - кокетливо поинтересовался консультант, оглядывая меня.
  Оценивал платежеспособность и мысленно подбирал ассортимент, который можно предложить.
  - Что-то супермодное, о чем сейчас мечтают все мужчины.
  - Мужчины какой возрастной категории?
  Я задумалась.
  - От подростков и до тридцати.
  Парень щелкнул пальцами.
  - Кажется, у меня есть то, что вам нужно.
  Из магазина я вышла в сопровождении сотрудника их склада, который погрузил в багажник моего автомобиля большую коробку с видеоприставкой.
  Вернувшись домой, сразу вручила мужу ключи.
  - Сереж, спустись вниз, принеси коробку из багажника.
  - А что там? - с сомнением протянул он.
  - Подарок. Для тебя.
  Упрашивать долго не пришлось. Пулей смотавшись на парковку и обратно, Сергей вернулся с сияющими от счастья глазами и потащил добычу в гостиную, к широкоугольному плазменному телевизору. Принялся шуршать упаковочной бумагой и подключать. Я не вмешивалась, занималась своими делами.
  Внезапно Сергей возник на пороге спальни, где я копалась в шкафу, перекладывая вещи. Прочистил горло, чтобы привлечь внимание.
  - Маська... а это тебе.
  На ладони он протянул футляр.
  - Мне?
  Я подошла и взяла подарок. Вот уж не ожидала такого сюрприза. Внутри оказалась тоненькая золотая цепочка на запястье.
  - За что, Сереж?
  - Как за что? - искренне удивился муж. - У нас ведь годовщина? Мне казалось, что в следующем месяце, но получается, что сегодня, да? Раз ты подарок подарила. Я все напутал...
  Я проглотила ком в горле.
  - Да нет... ты не напутал. Это просто тебе подарок. В последние дни я тебя доставала своим плохим настроением.
  - Ну что ты, маська, - великодушно кивнул Сергей. - Я уже все тебе простил! А ты цепочку себе оставь. Я потом тебе еще что-нибудь куплю.
  - Ну спасибо, - я отложила коробочку на комод, - ты иди, посмотри. Там игры нового поколения. Очки специальные с эффектом полного присутствия и перчатки сенсорные для управления. Почти как наши с тобой сеансы будет.
  Чем больше нахваливала покупку, тем ярче загорались у мужа глаза. Он порывисто сжал меня в объятиях, а потом снова исчез в гостиной.
  Засыпала я под слабое мерцание телевизора в соседней комнате. Одна в нашей с Сергеем кровати.
  
  Зато утром проснулась, когда муж еще спал. Перестраховалась, на цыпочках передвигаясь по квартире, даже кофе пить не стала, чтобы посудой не звенеть. Зато уже по дороге заехала в круглосуточный ресторан быстрого питания и купила две порции кофе в бумажных стаканах с пластиковыми крышками. Одну порцию выпила еще за рулем, вторую - принялась смаковать, припарковавшись напротив дома Оксаны. Включила кондиционер на тепло, но, подумав, выключила. Еще не хватало пригреться и задремать. Села поудобнее и уставилась в окно.
  Рано или поздно свидетельница выйдет по каким-то своим делам. А я буду ждать столько, сколько потребуется.
  Украдкой взглянула в зеркало на свое отражение: глаза покрасневшие и блестящие, на щеках лихорадочный румянец. Мисс Марпл недобитая. Что я со всем этим делать буду? Со своей зависимостью от Макса что буду делать? А с ощущением, что он - лишь часть большой истории, гораздо большей, чем убийство одного человека? А с жутким морозом по коже от понимания, куда вляпалась?
  Я выдохнула. А ничего не буду делать. Верить, блин, в чудо.
  День выдался субботним, и люди не спешили спозаранку выходить по делам. Первые два часа я откровенно скучала. Но потом началось оживление. Бабуськи с сумками поспешили в магазин. Кто-то из мужчин вышел покопаться в чреве своего автомобиля. На площадку потянулись мамы с детьми.
  Оксану я чуть не пропустила. Полезла в сумку за телефоном, чтобы выключить беззвучный режим и посмотреть, не хватился ли Сергей, а когда подняла голову - только краем глаза успела заметить знакомую фигуру. Оксана, затравленно озираясь по сторонам, куталась в спортивную куртку и вела на площадку девочку лет шести.
  Оценив шансы, я вышла из машины и быстрым шагом направилась за ними. Старалась не привлекать внимания раньше времени, поэтому по мере приближения шаги пришлось замедлить.
  Малышка побежала к качелям, ее мать присела на скамейку. Через пару мгновений я опустилась с ней рядом. У Оксаны округлились глаза, и открылся рот. Она, конечно, вряд ли запомнила меня на заседании, скорее приняла за журналистку и испугалась.
  - Не дергайтесь! - ледяным тоном приказала я и вынула из кармана заранее приготовленный служебный пропуск в Центр Научных Технологий с фотографией и указанием моей профессии. - Смотрите сюда.
  Оксана неохотно перевела взгляд, и ее рот приоткрылся еще больше.
  - Вы понимаете, кто я?
  Она судорожно кивнула. Веки без намека на косметику затрепетали от волнения. На бледной коже проступили веснушки.
  - Вы знаете, чем я занимаюсь?
  Оксана вжалась в скамейку и начала зеленеть. Усилием воли я заглушила голос сочувствия.
  - Тогда вы, Оксана, - я умышленно назвала ее по имени, давая понять, что знакома с ней больше, чем она - со мной, - вы наверняка прекрасно представляете, что будет, если я вас коснусь.
  Взгляд девушки затравленно метнулся в сторону ребенка, весело игравшего с другими детьми, перескочил в сторону мамочек, болтавших в сторонке.
  - Вашу девочку я трогать не собираюсь, - немного смягчила тон я, - мне нужна только информация от вас.
  Я убрала пропуск и показала Оксане раскрытую ладонь.
  - Мы можем пойти двумя путями. Я коснусь вас и все увижу сама. Со стороны никто даже не заметит подвоха, но вам будет больно. Увы, издержки производства. Или вы расскажете мне все сами. Добровольно. Тогда я уйду и больше никогда не появлюсь на вашем горизонте. Что выбираете?
  Блефовала я, конечно, отчаянно. Но закрытость программы 'Синий код' от широкой массы населения и сопутствующие ей слухи и мифы сыграли мне на руку. Оксана понятия не имела о строгих инструкциях, о необходимости медицинского мониторинга или о том, что с первой попытки я вряд ли смогла бы добиться больших успехов. Не подозревала она также и об отобранной лицензии. Как я и предполагала, в ней заговорили суеверные отголоски простого обывателя.
  - Ч-ч-то вы хотите узнать?
  Я придвинулась ближе. Со стороны наверняка казалось, что это беседуют две закадычные подруги, а не я рушу свою карьеру все больше, переступая через закон, моральные принципы и все остальные препятствия на пути к разгадке тайны.
  - Расскажите мне все, что вы знаете о Максиме. Все с самого начала. В хронологическом порядке.
  А дальше...
  Дальше наступила пора изумляться мне. Все волнение с Оксаны как рукой сняло. Она улыбнулась только губами, взгляд потемнел и оставался холодным и пустым.
  - Значит, вы его дело расследуете? Как вас по имени? Я забыла. Читала ведь в газете...
  - Расследую, - второй вопрос я проигнорировала.
  - Бегите от него, - Оксана покачала головой и заправила за ухо прядь волос, которую выбил из пучка налетевший ветер. - Мой вам совет. Никогда и не за что не пересекайтесь с ним.
  - Почему? - я почувствовала, что напрягаюсь помимо воли. Совсем недавно такой же совет готова была раздавать и сама.
  Оксана посмотрела на меня так, словно я была ребенком, не понимающим очевидных вещей.
  - Потому что вы не удержитесь. Сопротивляться бесполезно. Он - как черная дыра. Он затянет и поглотит вас. И вы растворитесь в нем. А когда это случится, он выплюнет вас и забудет.
  В голосе девушки зазвучали обиженные нотки. Что-то мне подсказывало, что без личной подоплеки тут не обошлось.
  - Хорошо. Я буду держаться от него подальше. Но предупредите меня о нем. Расскажите все, что знаете. А если соврете - я пойму.
  Оксана покосилась на мои руки и поджала губы.
  - Я бы не познакомилась с ним, если бы не Саша... мой муж.
  - Ваш муж знал Максима? До того случая, о котором вы рассказали на суде?
  Она фыркнула.
  - Саша работал на Татарина.
  Как будто это все объясняло.
  - А кто такой Татарин?
  - Вы не знаете, кто такой Татарин? Серьезно? Он полгорода у нас держит.
  Я приподняла бровь.
  - Теперь буду знать. А как этот факт связан с Максимом?
  - Да Татарин же с его отцом терпеть друг друга не могли! Территорию постоянно делили. Я это все знаю, конечно, только по Сашиным рассказам. Когда мы познакомились, я еще девчонкой была, соплюхой. Смотрела на него восторженными глазами, - она скривилась, - крутой был, на 'тачке'. Постоянно с пацанами на каких-то разборках зависал. Приезжал мне хвастался. А я школу окончила, в институт не поступила, так он меня официанткой в ресторан устроил по блату. Потому что ресторан тот тоже Татарин держал. Ну и затянуло меня в ту жизнь. Понаслушалась всяких историй.
  Я кивнула, ощущая подрагивание в кончиках пальцев. Если сейчас Оксана не врет, то меня ждет просто кладезь информации.
  - Саша мне часто про терки Татарина с Лютым рассказывал. Делился, - продолжила моя собеседница. - Началось все с того, что за склады у них спор вышел. Лютый взял сына Татарина в заложники и не вернул. Тот ему территорию уступил в качестве выкупа, а этот - ответил, что заложник сбежал. И все.
  Я догадалась, что речь идет о пропаже того самого человека, который напал в конюшне на Дарью, но о своих предположениях решила умолчать, лишь уточнила:
  - Что 'все'?
  - Замочить его Татарин хотел. Подловил прямо на улице. Все полегли, но Лютый выжил. Нашумевший был случай. Он женой прикрылся.
  - Я знаю про этот случай... - пробормотала я, вспомнив рассказ Дарьи.
  - Потом, правда, все равно Татарин своего добился. Убрал конкурента. Но Сашка говорил, что продолжал недовольным ходить. Как это так, его сына сочли мертвым, а сын его противника унаследовал всю лакомую собственность.
  - И что тогда? - спросила я с легким холодком в груди, не зная, чего и ожидать.
  Оксана повернулась ко мне.
  - Я не знаю правды. Про то время разные слухи ходят. Но это был первый раз, когда я услышала о Максиме. Вы ведь хотели это знать.
  - Да, - прошептала я. - И я хочу знать про все слухи. Даже самые нелепые.
  Оксана усмехнулась.
  - Мне вас жаль. Вы такая же, как я. Вы уже попались.
  Я скрипнула зубами.
  - Расскажите мне эти чертовы слухи!
  Она пожала плечами. Снова заправила волосы за ухо.
  - Ладно. Я расскажу вам то, что видела своими глазами. Татарин решил, что убрать Лютого мало. Пока семья противника слаба, нужно расправиться с ними всеми и полностью захватить в подчинение всю территорию.
  От ее спокойного голоса мне стало жутко.
  - Вы имеете в виду...
  - Татарин приказал убить их всех, - перебила меня Оксана, - Максима, его сестру-истеричку. Прислугу. Да всех, кто оказался бы в доме. Я слышала, пока обслуживала его стол в приватном кабинете ресторана. На тот момент считалась уже проверенным человеком, и меня не стеснялись во время разговоров. Я водку им наливала, стояла и слушала, как они планируют среди ночи ворваться и вырезать всех в постелях, а потом поджечь дом.
  Только понимание, что раз Макс до сих пор жив, значит, ужасный план не оправдался, заставило меня дышать более-менее ровно. Конечно, я понимала, что в битве за большие деньги и ставки большие, но... сколько ему тогда было лет? Около двадцати, пожалуй? Они с Дашей только потеряли последнего из родителей и остались одни, а враги их отца уже точили ножи, чтобы перерезать им горло. Мне стало понятно, почему Дарья была в таких неладах с нервами. Я бы собственной тени боялась, если бы пришлось расти в подобных условиях.
  - Похоже, план сорвался, - заметила я слегка севшим голосом.
  Губы Оксаны искривились в полуулыбке.
  - Он не просто сорвался. Его сорвал Максим. Татарин отправил две машины людей на дело, а сам веселился и бухал в ресторане, заранее отмечая победу над конкурентами. Хорошо, что Сашка тогда не поехал, он в зале был, и я тоже. Прошло сколько-то времени, и вдруг с улицы послышался шум. Помню только, что было уже хорошо за полночь, и в ресторане остались только свои. Кто-то вышел посмотреть, вернулся и позвал остальных.
  - И что там было? - я затаила дыхание.
  - Когда я вышла, а я вышла не сразу, не положено ведь, - Оксана подарила мне многозначительный взгляд, - то увидела его...
  - Кого?
  - Максима, конечно! - ее лицо приобрело мечтательное выражение. - Он стоял между двух припаркованных машин, в одежде, покрытой подозрительными пятнами, и совершенно один. Представляете? Пустая ночная улица, даже прохожие не ходят. Свет фонарей. Две машины, те самые, которые уехали по приказу Татарина. И он. Красивый. Молодой. Забрызганный кровью. С беспощадным взглядом, от которого мурашки по коже бежали. Тогда мое сердце дрогнуло, и я испугалась. Потому что вся моя прошлая жизнь, Саша - все перестало иметь значение. Так сильно я захотела быть с Максимом. В нем есть что-то...
  Она запнулась и покачала головой, не находя слов.
  - Сила, - подсказала я, прекрасно представляя себе Макса там, на чужой территории, с вызовом во взгляде.
  - Нет, - возразила Оксана, - тьма. Все, что его окружает - тьма и мрак. Вы никогда не ловили себя на мысли, что из-за него хотите делать то, на что никогда не решились бы в другой раз? Что-нибудь ужасно жуткое, порочное, непристойное? Я хотела слизывать с него кровь. Чужую, его, свою - неважно. Просто делать это.
  Я только мрачно ухмыльнулась. С чего бы начать в своем перечислении? С момента, когда мечтала оказаться на месте его привязанной к кровати жены? Или когда ласкала себя в ванной, думая о нем?
  - Люди меняются рядом с ним, как в кривом зеркале, - доверительным тоном поведала моя собеседница. - И он не удивляется. Вы заметили? Он никогда и ничему не удивляется...
  И мне опять стало не по себе. Вспомнились зачем-то слова Марго о том, что Соловьев искал в людях другие способности.
  - Думаете... Максим - не просто человек? Он умеет что-то, чего не умеют другие?
  - Я не знаю, - Оксана стала холодной и отстраненной, уставилась в одну точку, - знаю только, что если он захочет залезть к вам в душу, он это сделает. Он читает людей, как книги. Женщин... особенно...
  Она обхватила плечи руками с таким жалким видом, что мне даже захотелось ее обнять. Необъяснимый порыв, учитывая, что особой симпатии я не испытывала. Скорее, сочувствие, как к израненному животному. Да, такой Оксана и выглядела. Израненной внутри. Странно.
  - Что случилось с теми людьми в машинах? - сменила я тему. - Которые поехали убивать семью Максима?
  - Они все были мертвы. Сидели там, в машинах, на своих местах. Точно в таком порядке, как рассаживались, когда уезжали. Сашка сам лично подошел, чтобы проверить. Все сидели, как живые. Только дырка в голове и в сердце.
  Я не удержалась и выругалась вслух. Все это мне не нравилось. Очень-очень не нравилось. Я искала факты, подтверждающие невиновность Макса, а наткнулась на историю, как он привез две машины мертвых, аккуратно посаженных по местам тел. Понятно, что не сам всех убил, ему кто-то помог. Наверняка его люди. Но сама театральность постановки...
  Это, действительно, попахивало тьмой, кривыми зеркалами и чем-то очень страшным.
  - Зачем Максу это делать? - пробормотала я, скорее, самой себе, но Оксана услышала.
  - Он заставил себя уважать, - пояснила она. - Неужели вы не понимаете? Думаете, если за вами посылает убийц Татарин, то вы сможете это как-то остановить? Вы можете убежать, спрятаться на время, отсрочить приговор. Но они будут приезжать, снова и снова, пока будут считать вас слабым звеном. Максим сделал то, что никто не сделал бы лучше! Он стоял лицом к лицу с Татарином и шутил, что вернул его подарки обратно почти нераспакованными. Заявил, что если у того имеются незавершенные вопросы, то следовало просто пригласить на разговор. И что он будет уничтожать всех, кто еще раз позарится на его семью.
  - Смело...
  Оксана невесело рассмеялась.
  - Безрассудно, я бы сказала. Я думала, его убьют там, не сходя с места. Но Татарин был в таком шоке! Ведь дело тщательно подготавливали, и знали о нем только проверенные люди. Вся соль была во внезапности нападения. Информация не должна была просочиться и дойти до Максима. Но она дошла. Могу поклясться, он был готов к визиту тех людей. Иначе, ему не удалось бы их всех пристрелить так ловко.
  - Татарин не стал приказывать его убивать?
  - Он понял, что все мы смотрим на него, и пригласил Максима обсудить вопросы в приватном кабинете без посторонних. Они зашли в комнату вдвоем, и никто не знает, о чем говорили. Потом вышли, попрощались, как друзья, и Максим беспрепятственно уехал восвояси. Гораздо позже я слышала, что по результатам переговоров он уступил Татарину почти всю территорию, оставив себе только ряд заведений. Все считали, что только поэтому Татарин его не пристрелил. Что Максим от него откупился.
  - А вы так не считаете?
  Моя собеседница ненадолго задумалась.
  - Сначала я тоже так подумала. Да и логично было бы такое предположить. Они могли бы продолжить воевать, но тогда умирали бы все новые и новые люди. Максиму удалось поставить точку в этой войне. На какое-то время все утихло. Но потом оказалось, что полученными территориями крепко занялась полиция. Несколько заведений вообще прикрыли. В итоге, Татарин только убытки от них получил. Сразу стало понятно, что Максим на него полицаев натравил. И Татарин снова начал злиться. Только теперь тихо.
  - И до сих пор злится? - я почувствовала слабый проблеск озарения. - Уж не связано ли покушение в изоляторе с Татарином?
  - На Максима покушались? - Оксана резко вскинула голову.
  - Только это информация не для всех, - предупредила я ее. - Да, покушались. Но не очень удачно.
  Внезапно Оксана взяла меня за руку. В ее глазах мелькнул страх.
  - Зря я вам все это рассказала. Не говорите никому. Никто не должен знать.
  - Вы кого-то боитесь? - насторожилась я, ощущая ее ледяные пальцы на своем запястье и подумав, что она от волнения даже забыла, как пугалась моих прикосновений.
  Взгляд Оксаны метнулся в сторону мирно играющего ребенка.
  - Вы не знаете этих людей. Оттуда ведь не выходят. Но Саша умер, и я хотела выйти. Это ведь никому не удается обычно: выйти. Но я для Катюши другой жизни хочу. Не такой, как у ее папки была. И не такой, как у меня. Я же просто хочу выйти.
  Картина все более прояснялась.
  - Так вот почему вы наговорили столько гадостей про него в суде! - воскликнула я. - Вас кто-то надоумил! Или нет... вам угрожали, да? Угрожали ребенком, если не скажете? Так может, Максим те склады и не поджигал? И любовницей вы его не были?
  Оксана опустила голову и пробормотала так тихо, что мне пришлось напрячь слух:
  - Разговор про склады на самом деле был таким, как я рассказала. И остальное... тоже было. Правда, несколько лет спустя после того, как я впервые увидела Максима. Я понимала, что он никогда не посмотрит на меня. Хотела выкинуть его из головы, но не могла. А у Саши дела в гору пошли. Я бросила работу в ресторане и могла сидеть дома. Ни в чем не нуждалась. И вот тогда увидела Максима снова. В одном заведении. Мы столкнулись в дверях, когда он выходил, а я заходила. У меня вся жизнь перед глазами пронеслась. Ладони вспотели. Колени задрожали.
  Я хмыкнула. Чертовски знакомое ощущение.
  - И тогда я стала приходить в это заведение снова и снова. Саша пропадал в своих делах, а я убегала дома и сидела за одним и тем же столиком. Надеялась и ждала. Иногда Максим тоже приходил туда. С сестрой. Пару раз с какой-то девушкой. Я увидела их кольца и поняла, что он женился. Но все равно продолжала приходить и ждать его.
  Проклятье. Это выглядело одержимостью. Я посмотрела на Оксану по-новому. Стоит ли верить ее словам про мрак и тьму? Не накручиваю ли я себя, доверившись помешанной на Максе девице?
  - И как долго это продолжалось?
  - Несколько месяцев. Наконец, мне повезло. Максим был один... он много пил... я заметила, что он чем-то расстроен. А потом он вдруг поднял голову и посмотрел на меня. И у него был такой взгляд...
  Оксана покачала головой и отвернулась. Я выждала несколько секунд, позволив ей успокоиться, а потом спросила:
  - Какой взгляд? Пьяный?
  Она чуть повернула лицо в мою сторону, продолжая отводить глаза.
  - Нет. Наоборот. Совсем не пьяный. Скорее... как будто, он давно уже знал, что я наблюдаю за ним, и, в конце концов, решил дать мне это понять.
  Я представила себе это зрелище и затаила дыхание.
  - И что вы сделали?
  - Ничего. Я сидела, как примороженная к месту, и не могла пошевелиться. Он посмотрел на меня еще какое-то время, а потом кивнул в сторону выхода. Я поднялась и пошла.
  - А он?
  - Он тоже встал и пошел следом. Не говоря ни слова, не спрашивая моего имени. На улице я замешкалась, и Максим обогнал меня. Через несколько кварталов была гостиница. Он повел меня туда. Я вообще находилась в какой-то прострации. Восторг и ужас одновременно. Вы когда-нибудь испытывали что-то подобное?
  Я неопределенно пожала плечами. Оксана вздохнула.
  - Я вообще не верила, что это происходит со мной. Если бы он подсел, познакомился, поговорил, это выглядело бы более... реально, что ли. Но Максим только оплатил номер, и мы поднялись наверх.
  - На суде вы говорили, что он делал вам больно...
  Оксана обернулась ко мне, ее глаза пылали возмущением.
  - А разве вам не больно, когда мужчина имеет вас, не спросив даже имени? Когда вы чувствуете, что он внутри вас - но не с вами? И при этом безумно его хотите. Я - хотела. Он завел меня в номер, прямо в прихожей толкнул лицом к стене, сдернул трусики до колен. Все это молча, без единого звука, - Оксана слегка покраснела. - Я кончила, как только он вошел в меня. Прямо сразу же. Никогда такого не было с мужем. Видимо, настолько переволновалась, изошлась в своих мыслях, что просто не выдержала.
  Мне тоже стало неловко, и я отвела глаза, сделав вид, что разглядываю детскую площадку. Слушать признания, как Макс спал с кем-то еще, было не слишком приятно. Я пожалела, что попросила рассказать все, как есть, и то ли запугала Оксану так сильно, что та боялась утаить даже самые интимные подробности, то ли ей самой страстно захотелось выговориться и поделиться хоть с кем-то своими переживаниями.
  - Я начала стонать, а он зажал мне рот рукой. Сильно, я даже через нос дышать не могла. И так трахал меня стоя, пока я задыхалась, а перед глазами плыли красные круги. Это, по-вашему, не больно? - она фыркнула. - Я думала, что задохнусь, но в последний момент Максим отпустил. Застегнул штаны и вышел из номера, хлопнув дверью.
  Я с сочувствием поморщилась. Убила бы его за такое! Почему-то в рассказ Оксаны верилось. Я с легкостью могла представить, что Макс на такое способен.
  - И как вы это пережили?
  - Я пришла еще раз. Через пару дней. В то же самое заведение. И все повторилось. Молча. Он заговорил со мной только на третий раз. Спросил имя.
  - И все?!
  - Все. Я не спала полночи, никак не могла справиться с радостью. На пятый раз что-то в Максиме изменилось, он стал нежнее. Мы лежали с ним в кровати, он долго ласкал меня. Я не выдержала и рассказала ему все. Как в первый раз увидела в ту ночь. Как не могла забыть много лет. С тех пор у нас началось что-то вроде отношений. Мы встречались в гостинице, занимались сексом, разъезжались каждый в свою семью. Иногда несколько раз в месяц, иногда - очень редко. Никто никому ничего не обещал, но я была рада и такому. А потом его истеричка-сестра меня подловила на улице и наорала, грозилась расправой. Тогда я все и поняла.
  - Что поняли?!
  Оксана облизнула губы.
  - Вы знаете, что выдает мужчину, у которого к вам есть чувства? Его поцелуй. Он может заниматься сексом со всеми одинаково хорошо, но только в поцелуй люди обычно вкладывают настоящие чувства.
  Я тоже невольно облизнула губы, вспоминая поцелуи Макса. Тот его поцелуй в конюшне, когда впервые поймала себя на мысли, что просто теряю с ним голову.
  - Максим никогда не целовал меня с чувством, - обиженно произнесла Оксана. - Думаю, что и жену свою он тоже так не целовал. Я поняла, что он никого так не целует, потому что ни к кому ничего не чувствует. Все его чувства принадлежат только одной женщине.
  Я нервно усмехнулась.
  - И кому же?
  - Его сестре.
  В груди выстрелил легкий укол разочарования, но я тут же одернула себя. А чье имя рассчитывала услышать? Свое? Да, когда Оксана заговорила про чувства, мне на ум сразу пришла только одна мысль. А может, мне просто хотелось так думать? Хотелось из-за фантазий Макса во время нашего незапланированного сеанса, когда он говорил мне такие вещи, которые... которые не может говорить мужчина женщине, если собирается молча оттрахать ее у стены. И тот его поцелуй... 'я всегда хотел узнать, какая ты на вкус в реальности'... его дрожь... попытки контролировать себя, закончившиеся провалом...
  Я подавила мучительный стон. Боже, что же творю! Придумываю себе идеального принца на ровном месте. Ничем не лучше Оксаны, которая месяцами ждала за столиком в кафе, пока на нее обратят внимание. Логично предположить, что Макс любит сестру, я ведь сама видела, с какой нежностью смотрит на нее.
  - Орала, чтобы я не лезла и не разрушала его семью. А сама от ревности к нему так и лопалась! Слышали, как на суде вопила? Не хочет она никого к нему подпускать. Наверно, она же на меня и Сашке настучала, - говорила, тем временем, моя собеседница. - Как еще он мог узнать? Я все тщательно скрывала. Боялась, что он меня пристрелит просто, если узнает, с кем ему изменяю. Вообще, боялась, что хоть кто-то из его окружения узнает. А Татарина боялась особенно.
  Я уперлась локтями в колени, наклонилась вперед и потерла виски. Голова уже разрывалась от информации, местами довольно противоречивой. Дарья ревновала брата? Вполне возможно, ведь он стал для нее чуть ли не божеством. Может, поэтому так болезненно и на суде отреагировала? В том, что она любила его в ответ, или хотя бы преклонялась перед ним, нетрудно убедиться, лишь взглянув на ее переживания.
  - Максим, правда, сломал вашему мужу руку?
  - Правда.
  - В порядке самообороны, надеюсь? - попыталась я взлелеять робкий лучик надежды.
  В ответ наступила тишина, и тогда мне пришлось повернуться и посмотреть на Оксану. Она кусала губы и явно не хотела отвечать на вопрос.
  Я выпрямилась.
  - Оксана? В порядке самообороны?
  Она покраснела сильнее, чем в момент, когда рассказывала о сексе.
  - За то, что Саша меня ударил при нем. Сильно. Он тогда мне нос сломал.
  Я резко выдохнула. У меня закончились цензурные слова, и оставалось только хватать ртом воздух. Ну что это за человек? Ему, значит, можно не спрашивать имени девушки и грубо брать ее в коридоре, но если при нем эту самую девушку бьют, включается рыцарь, который заступается за даму? Так что ли? И Оксана хороша. Годами по Максу сохла, и утопила его на суде, глазом не моргнув.
  Все прежнее сочувствие к ней как рукой сняло.
  - Вы понимаете, что вы наделали? - зашипела я. - Вы понимаете, что вы рассказали публике о том, что Максим изменял с вами беременной жене, но ни словом не обмолвились, что он защитил вас от собственного мужа!
  - Понимаю... - промямлила она.
  - И вы еще будете утверждать, что Максим виноват в его смерти?!
  - Ну он же убил тех людей в машинах... мужчинам очень важно, чтобы их уважали, а Саша его таким матом крыл...
  Я покачала головой. Что-то мне подсказывало, что свои убийственные таланты Макс по мелочам не распыляет и просто в ответ на оскорбление напрягаться бы так не стал. Точнее, мне очень хотелось в это верить.
  - Полагаю, после этого случая ваши отношения закончились?
  Оксана неохотно кивнула. Я посмотрела, как ее дочь скатывается с горки.
  - Надеюсь, ребенок...?
  - Нет, - охнула она, - это Сашина дочь. Совершенно точно.
  Я выдохнула, даже не пытаясь скрыть при ней облегчение.
  - Значит, вас врать на суде заставили? Кто? Люди Татарина? Ну конечно, они. Если вы говорите, что тщательно скрывали интрижку с Максимом, а потом во всеуслышание о ней рассказываете, то это означает, что они уже знают.
  Панический ужас в глазах собеседницы подтвердил мои предположения лучше любых слов.
  - Я официально ничего говорить не буду, - затараторила она и побледнела. - На суде свои показания менять не буду. И не просите!
  На громкий голос стали оборачиваться люди. Я подняла руку, желая успокоить Оксану, но та отшатнулась.
  - И не трогайте меня! Я правду сказала! Правду!
  Я опустила руку и встала со скамьи. Похоже, делать тут больше нечего.
  - Забирали бы вы дочку, Оксана, да уезжали куда-нибудь от греха подальше. Вас же очень легко использовать.
  - Я просто хочу выйти, - пробормотала она. - Хочу выйти, но они не отпускают.
  Я напоследок окинула ее дрожащую фигурку взглядом и, не простившись, пошла к машине. Понятно, что запуганная свидетельница будет хранить молчание, а все ее сегодняшние признания останутся лишь для моих ушей.
  Усевшись в салон, снова посмотрела на себя в зеркало. Лицо бледное, зрачки расширены. Усмехнулась. Надо научиться слушать истории про Макса, не впадая при этом в шок. Надо. Вот только не получается.
  Я завела мотор и поехала домой. По пути постоянно прокручивала в голове слова Оксаны. Ни намека на знакомство с профессором Соловьевым, но это и понятно: она на удивление мало знала о человеке, с которым спала. За исключением слухов, перешедших от мужа. Да и откуда бы ей знать? Судя по всему, они с Максом почти не разговаривали.
  Но так ли он жесток, как кажется?
  Да, пускай он убил тех людей в машинах. Но он защищал свой дом, младшую сестру и делал это так, как наверняка научил его отец. Нанес превентивный удар. Не знаю, как бы я поступила в такой ситуации. Жесткий секс с Оксаной... у Макса был тяжелый период с женой, он явно искал какую-то отдушину, и вообще, каждый выпускает пар по-своему. Я вспомнила рассказы Дарьи, как она слышала удары в стену, доносившиеся из комнаты брата. Железных людей ведь не существует. К тому же, Оксана приходила сама, добровольно. Значит, была не против того, что он с ней делал.
  Я на мгновение застыла, едва не пропустив нужный поворот, а потом рассмеялась. Да я же Макса защищаю! Ищу ему оправдания! Уже прямо всю биографию отбелила!
  Затем смех застрял в горле.
   - А что, если Макс не убивал?
  Эти слова я произнесла вслух, и вопрос почти физически ощутимо повис в воздухе. Нет, правда. Я не делала такого предположения раньше. Что, если он просто взял на себя чью-то вину? Как сделал это в случае с заложником, которого заколола Дарья.
  Я хлопнула ладонью по рулю. Ну конечно! Это объяснило бы отсутствие каких-то связующих нитей с Соловьевым. Макс не лукавил, когда говорил, что не знакомился с профессором до убийства. Возможно, он и не был знаком! Не так, как настоящий убийца.
  Только вот кто тогда - настоящий? Почему-то очень не хотелось, чтобы это была женщина. Потому что взять на себя вину Макс мог только за человека, которого бы очень любил. За Дарью? Опять? Я покачала головой, потому что теория показалась просто абсурдной.
  И вот опять вернулись к тому, с чего начали. Убивал или нет? Садист или просто человек с тяжелой судьбой? Невинно покрытый клеветой или умелый дирижер, разыгрывающий действия окружающих, как по нотам? Что насчет угрозы пожара на складе, обернувшейся правдой? А что насчет ничем не обоснованного молчания?
  А что насчет поцелуя? Того самого, в котором я - чтоб меня гром разразил! - чувствовала что-то с его стороны по отношению к себе?
  Или просто хотела почувствовать?!
  
  Дома меня встретил Сергей с конвертом в руках.
  - Маська, а что с твоей лицензией? Почему ее к нам курьером привезли?
  - Это Тим... - я бросила ключи на полку и отобрала конверт из плотной желтой бумаги. Кромка оказалась надорванной. - Ты что, открывал?!
  - Конечно, мы же в одной квартире живем. Я за письмо и расписался. Так что с лицензией?
  Я вынула документ, пробежала по нему взглядом и с облегчением прислонилась спиной к стенке.
  - Ничего. Все в порядке. Читать чужие письма некрасиво.
  Сергей повернулся на пятках и удалился в комнату. Обиделся. Опять. Я вздохнула.
  В сумке зазвонил телефон. С замиранием сердца я увидела на экране имя Вронской.
  - Ваше возвращение обошлось вам в двести тысяч, - произнесла она вместо приветствия. - Их вычтут из второй части вашей оплаты.
  - Здравствуйте, Марина! - на фоне радости от возвращенной лицензии в тот момент я любила весь мир и не хотела даже уточнять, на что ушли мои еще не заработанные деньги: на взятку Григоровичу, чтобы не вякал, или на взятку судье с той же целью. - Я вам очень благодарна. Когда можно приступать?
  - Чем раньше, тем лучше, - она помедлила и добавила: - Максим хочет вас видеть. Он просил это передать. 8 Никогда еще я не собиралась на работу так тщательно. Долго стояла перед распахнутым шкафом и не могла выбрать, что надеть. Макс хочет встретиться! Он сам это сказал! Такая внезапная перемена после внешней холодности и неприятия сеансов, которые демонстрировал при каждом удобном случае. Что же повлияло? На ум приходил лишь один ответ - мое незапланированное вторжение в его подсознание. Как наяву я услышала его признания: '...я верил, что этот момент наступит...'. По коже побежали мурашки, соски напряглись и затвердели. Тогда мы едва не занялись сексом. Что будет теперь? Тут же тряхнула головой. Да что со мной творится? Я запала на Макса, как малолетка, как очередная жертва его темной и страстной натуры, и вместо того, чтобы думать о деле, стою тут и кручу в руках два комплекта белья, решая, какой лучше выбрать для сеанса с ним! А ведь он это белье даже не увидит в реальности! И в реальности между нами никогда и ничего не было! Макс не говорил мне странных речей, не подвергал почти насильным ласкам. Наши поцелуи - это лишь плод наших фантазий. Моих и его. Можно ли судить о том, какие чувства мужчина вкладывает в поцелуй, если это произошло не по-настоящему? Все же я заставила себя сделать выбор и принялась надевать трусики, представляя, как руки Макса их с меня снимают. Нет, сдирают, потому что по-другому он бы не действовал. Снова накатила знакомая тяжесть внизу живота. Образ Макса после признаний Оксаны обрел для меня новые краски. Я хотела испытать эту страсть с ним. Поняла, что завидую женщинам, которые безболезненно и легко могут терять контроль и передавать власть в руки мужчины. Просто встать и пойти, потому что он позвал. Не задаваться тысячей вопросов, не оценивать ситуацию. Просто отдаться его воле. Я так не умела. Никогда так не делала. Но очень хотела сделать. Почему-то была уверена, что со мной ничего плохого не случится, пока управлять ситуацией будет он. Непривычное ощущение. Обычно это я отвечала за то, чтобы ничего плохого не случилось. Подумав, я выбрала серое платье с высоким, под горло, воротником и длиной до середины колена. Волосы укладывать не стала, чтобы не создавать ощущение, что тщательно собиралась. Даже к изолятору постаралась прибыть не слишком рано, чтобы не выдавать, как на самом деле мне хочется поскорее уйти в сеанс. Вронская встречала у входа. Обеспокоенное выражение лица не предвещало ничего хорошего. А когда адвокат просунула руку под мой локоть и склонилась к уху, пока мы вместе шагали по коридору, я и вовсе похолодела. - Не дайте ему наломать дров, Анита. С приоткрытым от удивления ртом я посмотрела на Вронскую. Подзащитный собирается что-то сделать? Что-то, чем его адвокат сильно встревожена? Не она ли сама советовала во всем слушаться Макса, а теперь просит его остановить? Расспросить я не успела: к нам спешил главврач. Вронская тут же отдернула руку. Васильев завел нас троих в свой кабинет и предупредил: - Состояние здоровья у пациента стабильное, но длительные нагрузки по-прежнему не рекомендуются, - и так посмотрел на меня, что я почувствовала себя школьницей, которую директор вызвал к себе и отчитал в присутствии родителей. - Я не знаю, сколько продлится сеанс, - честно призналась я, - но мы можем провести его в горизонтальном положении, чтобы сильно не напрягать объект. - Данный сеанс организован по требованию подзащитного, - ровным голосом заметила Вронская. - Он хочет сделать какое-то заявление. Главврач вздохнул и сложил руки на животе. От него так и веяло холодом в мою сторону. Жаль. Васильев - единственный, с кем мне по-настоящему приятно было общаться. Я искренне интересовалась, как растет его внучка, и поняла, что теперь очень страдаю, потеряв его доброе расположение. - Дайте нам пятнадцать минут, чтобы все подготовить, - произнес он и знаком предложил выйти в коридор. Там мы столкнулись с уже знакомым мне по заседанию суда обвинителем. Григорович окинул нас Вронской по очереди цепким взглядом. - А вы вдвоем нашли общий язык, да? - с издевкой произнес он. - Странно, что вы, Анита, ученица невинно пострадавшего профессора, совсем не горите желанием подвести его убийцу под трибунал и встали на сторону защиты. - Участие Аниты пока под вопросом, - не осталась в долгу Вронская. Я почувствовала себя костью, брошенной между двумя псами, и поняла, что моего ответа никто здесь и не ждет. - Или, может быть, у вас двоих отношения иного рода? - приподнял бровь Григорович. - Может быть, другим людям тоже стоит узнать, что вы, Марина, например, никогда не были замужем, зато последние пятнадцать лет живете с женщиной, которая не является вам родственницей? - Фу, как низко! - скривилась Вронская, и я с трудом поборола желание сделать то же самое. - А вы только и умеете, что копаться в грязном белье? Это ваши единственные методы? - Не единственные, - сверкнул глазами обвинитель, - далеко не единственные. Столкновение противоборствующих сторон, свидетелем которого я невольно стала, прервал Васильев. - Все готово, - сообщил он, и в который раз хмуро глянул на меня, - надеюсь, реанимационный набор нам не понадобится. С замирающим сердцем я отправилась встречу с Максом. Даже не заметила, как добралась до помещения, где мы проводили сеансы. На этот раз для нас установили две медицинских кушетки, спинки подняли в полусидящее положение. Макс уже занял свою, одна из медсестер заканчивала пристегивать его конечности мягкими ремнями. Он делал вид, что меня не замечает. Злится? Я приблизилась, села на вторую кушетку, и только тогда Макс соизволил поднять глаза. У меня перехватило горло. Злится - не то слово. Он в ярости! - Максим, мне стоит извиниться... - начала официальным тоном, но он резко перебил: - Ложись, Синий Код. Ты ведь так давно мечтала это увидеть. Сегодня я все тебе покажу. Думаю, после этого дальнейшие сеансы нам не понадобятся. Краем глаза я заметила, как Вронская прикрыла лицо рукой в жесте полной безнадежности. Мягкие руки медсестры нажали на плечи, заставили откинуться на спинку кушетки. Я повернула голову в сторону Макса. Он смотрел на меня в упор, едва заметно подрагивая от ярости. Васильев обеспокоенно косился на монитор с показателями ускоренного сердцебиения. Между кушетками установили медицинский столик. Макс протянул руку, небрежно бросил ее ладонью вверх. Глухой звук разнесся по помещению. Локтевой сгиб был синий от инъекций, на мощном запястье - неглубокий порез, уже заживающий. Наверно, царапина от нападения с ножом, которую я не заметила в прошлый раз. Кончики пальцев Макса тоже дрожали. Стараясь не выдать страха, я вложила в его ладонь свою. Сеанс третий. Состояние перцептора: стабильное. Состояние объекта: условно-стабильное. Характер действий: моделирование. Открываю глаза, но ничего не происходит. Мы с Максом по-прежнему лежим на своих местах, и он сверлит меня убийственным взглядом. Первые несколько секунд я обескуражена. По моим ощущениям точно начался сеанс, почему же... И тут замечаю, что других людей в помещении нет. Никого нет, только я и Макс. Причем один из нас полон справедливой ярости и, похоже, не может думать ни о чем, кроме нее. Заметив, что я сориентировалась, Макс легко, как ниточки, разрывает ремни из кожи и поднимается. Паника охватывает все сильнее, заставляет вжиматься в сиденье. Макс склоняется надо мной, упирается руками в кушетку по обе стороны от моей талии. Невольно прижимаю руки к груди. Сердце уже не бьется, оно бешено грохочет в ушах. Коленом он раздвигает мои ноги, чтобы найти еще одну точку опоры. Нависает сверху, и мы находимся в опасной близости друг от друга. Отчаянно стараюсь смотреть только Максу в глаза и не соскальзывать взглядом на его губы. - Ты хоть понимаешь, что натворила? Понимаю. Я знаю, что очень-очень виновата перед ним, и представить даже не могу, чего ему стоило вернуться в реальность и потом заставить себя в очередной раз встретиться со мной. Слова извинения готовы вот-вот сорваться с губ, но застревают в горле. Вместо этого зачем-то отвечаю на вопрос: - Я узнала, чего ты на самом деле хочешь от меня. Что-то мелькает во взгляде Макса, не успеваю понять, что. Но мне кажется, я все-таки сумела его удивить. В ответ он хватает меня за скулы, заставляет вытянуться и приподнять лицо вверх, буквально подставить ему губы. - Что я на самом деле от тебя хочу, я сразу обозначил, Синий Код. Задыхаюсь, трепещу под ним, хватаюсь руками за края кушетки, словно боюсь упасть. Но уже падаю, неумолимо срываюсь в пропасть, куда меня толкает один взгляд Макса. Вижу свое крохотное отражение в его черных зрачках, окруженных темно-карей радужкой. Это отражение дрожит и беспомощно открывает рот. - Я же сказал, тебе нужно только попросить, - втолковывает Макс, как неразумному ребенку. - И мы оба получили бы то, что хотим. - Ты хочешь, чтобы я тебя спасла... - кричу ему в лицо, но с опозданием понимаю, что получился лишь шепот. Губы Макса кривятся в ядовитой ухмылке. - Меня невозможно спасти, Синий Код. Я обречен. - Нет! В самой глубине подсознания ты хочешь быть спасенным! - я дергаюсь, потому что его пальцы сжимаются сильнее, причиняя боль. Хочется скулить, умолять его о пощаде, но держусь до последнего. - Даже если и так, - с какой-то свирепой яростью выдыхает Макс мне в лицо, - то уже поздно. Ты все испортила. Он подается назад и заставляет меня тоже встать на ноги. Чудом умудряюсь сохранить равновесие. Едва мы принимаем вертикальное положение, как декорации меняются. Мой мозг моделирует быстрее, чем успевают воспринимать глаза. Серые стены помещения раздвигаются, меняют цвет, и мы оказываемся в квартире, устроенной по типу студии. Здесь есть большие панорамные окна, уютный диванный уголок, очень много книг - ими буквально завалено все свободное пространство. Возле компьютера - отдельный стол с какими-то склянками. Я начинаю догадываться, что сейчас будет, как только вижу на тумбочке у стены фотографию. На ней мы, Десятка Лучших, в момент своего выпуска. Все - довольные, счастливые, полные надежд на блестящее будущее, а по центру - наш наставник. Андрей Викторович. Вспоминаю о Максе, который стоит рядом. Находясь не под гнетом его тела, а в квартире Соловьева, я могу мыслить более трезво. - И чем же я все испортила? - огрызаюсь. - Тем, что увидела, как небезразлична тебе? Челюсть у Макса упрямо выдвигается вперед. Он хватает меня, разворачивает, прижимает спиной к своей груди и фиксирует в таком положении. - Смотри, Синий Код, - шепчет над ухом, - смотри, а то можешь пропустить самое интересное. И действительно, в комнате появляется... профессор. Видеть его живым так непривычно, что я хлопаю ресницами от изумления. Как будто отмотала время назад и вернулась в прошлое, где ежедневно встречалась с ним в лаборатории. Соловьев одет в синий домашний халат и тапки. Похоже, что недавно принимал душ, потому что волосы еще блестят от влаги. В руке - кружка с ярлычком от чайного пакета, переброшенным через край. Он поворачивается к нам, его глаза расширяются от ужаса. Кружка падает на пол и разлетается на осколки. От этого зрелища внутри меня все холодеет. Соловьев выставляет вперед руки, его губы бледнеют и начинают трястись: - Ч-ч-что вы делаете? Как и следует ожидать, взгляд профессора прикован к тому, на кого он смотрел в тот момент. Соловьев пятится назад, его ноги заметно дрожат. - П-п-пожалуйста... у меня есть деньги. В-в-вон там, - Андрей Викторович показывает в сторону широким паническим жестом. - В-возьмите все! Мне больно видеть его таким. Невыносимо понимать, что его уничижительные мольбы, жалкие попытки бороться за свою жизнь, спастись любой ценой, не привели к успеху. Жутко смотреть на мертвеца, который в тот определенный момент еще надеется, что будет жить, и уже совершенно точно знать, что жить не будет. Находиться заранее в курсе чужой смерти - это противно человеческой природе, и все во мне восстает против такой сцены. - Отпусти меня! - рычу я на Макса сквозь стиснутые зубы. Как ни странно, он ослабляет хватку. Подхожу к тумбочке, сердитым взмахом пытаюсь сбить фотографию на пол. Ничего не получается. С горечью убеждаюсь, что это не фантазии, а ужасная правда. Я не хочу в это верить. Я же почти убедила себя, что Макс не убивал! Со своего нового местоположения я вижу картинку не глазами Макса, а как бы со стороны. Сам мой объект остается на месте, его руки опущены вдоль тела, в тяжелом взгляде исподлобья сквозит ожидание того, что произойдет. Наверно, в момент убийства он так же стоял, только еще целился в жертву из пистолета. Сейчас, в сеансе, Макс не двигается, но это никак не влияет на ход воспоминания: профессор продолжает отступать от него все дальше и тянуть руки в беспомощной мольбе. - Прошу вас! Кто вы такой? Что я вам сделал? Его откидывает назад, хоть звука выстрела и не слышно, только шипение 'фью-ю-ють!' Соловьев хватается за грудь, между пальцев течет кровь. Он растерянно открывает рот, и я чувствую, что готова расплакаться от жалости. Снова 'фью-ють'. В следующую секунду голова Андрея Викторовича дергается назад, и он, как подкошенный, падает на пол. Тело дергается и замирает. Я медленно обвожу взглядом квартиру. Большое пространство, все на виду. Здесь никого не было, кроме жертвы и его убийцы. - Все еще хочешь меня спасать, Синий Код? - с издевкой произносит Макс. Я только качаю головой. Нужно время... еще немного времени, чтобы смириться с увиденным. Чтобы понять, как же поступить дальше. Тот план, который имелся в моей голове, только что с треском раскололся, как кружка профессора. - Ты убил его! - восклицаю я. - Конечно, - Макс складывает руки на груди, - я сказал тебе об этом в самую первую встречу. И могу повторить то, что ответил полиции, когда они приехали. Я отмычкой взломал его дверь. Вошел сюда. В ванной шумела вода. Тогда я присел вот сюда, - он кивает в сторону ближайшего стула, - и стал ждать. Он вышел, но даже не заметил меня. Пошел на кухню, сделал чай. И только на обратном пути обнаружил меня. Тогда я встал и выстрелил. Два раза. Один - в сердце, второй - в голову. Макс говорит это так спокойно и хладнокровно, что у меня мурашки бегут по спине. Наверно, с таким же спокойным лицом он вел за собой Оксану в ту гостиницу или... убивал людей Татарина в их машинах. Двумя выстрелами. Одним - в сердце. Другим - в голову. Чтоб наверняка. Замечаю, что Макс наблюдает за моей реакцией, и он тут же невесело усмехается: - Ты должна была верить мне на слово, Синий Код. Теперь ты мне веришь? Я помню эту фразу. Он уже говорил такое раньше в каком-то из сеансов. '...Я хочу, чтобы хотя бы ты поверила мне на слово...' Только теперь понимаю, что Макс имел в виду. Ведь его сестра, его адвокат, общественность - мы все колебались в сомнениях, пока он сообщал нам прямо в лицо чистую правду. До конца на слово ему не поверил никто. Внезапно до меня доходит, почему он решил показать воспоминание именно сейчас. Если бы я не поговорила с Оксаной, возможно, и не свела бы одно к одному. Но теперь ниточки, наконец-то, сходятся в один клубок. Признание Макса - это превентивный удар. Мое вторжение в его сокровенные мечты - это угроза, от которой он пытается избавиться. Вот почему сказал, что другие сеансы не потребуются. - Ты специально мне все показал, - произношу и делаю шаг вперед. - Думаешь, я сбегу, и ты сможешь скрыть от меня остальную часть? - Какую часть, Синий Код? - ощетинивается он в ответ. - Твои мотивы, - упираюсь руками в бока. - Я видела, что ты убил. Хорошо. Но в чем твои мотивы? Андрей Викторович тебя даже не знал. Отлично. Значит, убрав его, ты сделал это не ради себя. Ты кого-то защищаешь. - Что?! - Макс корчит презрительную гримасу, но я уже достаточно знакома с его интонациями. - Ты. Кого-то. Защищаешь, - четко произношу и начинаю обходить его по кругу. Макс чуть поворачивает голову, чтобы удерживать меня в поле зрения, и я почти слышу, как скрипят его зубы. - Ты никогда и ничего не делаешь просто так. Если ты стрелял, значит, так было надо. И это очень весомое 'было надо', как, например, защита твоей семьи от киллеров, посланных конкурентом. Это вопрос жизни и смерти. На мелочи ты не размениваешься, ведь так? Да, зубы у него точно скрипят. Теперь в этом не остается сомнений. Так всю эмаль в порошок сотрет. - Твой адвокат советует слушаться тебя во всем, - загибаю пальцы на руке, - ты просишь меня верить тебе на слово. Но что если... - я качаю головой, не понимая, как не догадалась раньше сама, - что если здесь верно только одно утверждение? Мне надо тебе верить. Но вот слушаться необязательно. Не без удовольствия вижу, как по-особенному блестят его глаза. Что в них? Гнев? Страх? Восхищение? Стараюсь не льстить самой себе и останавливаюсь на первом варианте. - Ты не понимаешь, - выдыхает Макс, но продолжает следить за мной взглядом. - Так объясни мне! - не выдерживаю и взмахиваю руками я. - Сделай так, чтобы поняла! Он хватает меня за плечи, сильно сдавливает и заставляет прижать локти к телу. - Бесполезно что-то объяснять. Ничего не изменится. Все станет только хуже. - Откуда ты знаешь, если не пробовал? - пытаюсь вырваться, но Макс держит крепко. - Потому что я уже пробовал! Несколько мгновений моргаю, пытаясь понять, что он имеет в виду. Губы Макса кривятся от злости, его явно бесит мое упорство. - Когда ты пробовал? - лихорадочно перебираю в памяти все, что успела узнать от него и о нем. - Или... ты пробовал не со мной? Да? Пальцы Макса разжимаются, он отдергивает руки, словно обжегся. Это придает мне новых сил. - Ты пробовал с кем-то другим. Пробовал по-хорошему, но тебя не поняли. И все стало только хуже, - я дрожу от адреналина, который внезапно накрывает с головой. - Ты пробовал со своей женой! Ты пытался ее вернуть со дна, куда катилась, но она тоже не поверила тебе. И стало только хуже. - Пошла вон, - произносит Макс очень тихо, но от угрозы в его голосе мне становится не по себе. Но я не хочу отступать. Я почти заставила его раскрыться! Нащупала брешь в его обороне! - Ты злишься, - продолжаю, - всегда злишься, когда речь заходит о ней. Потому что неприятно вспоминать о своей неудаче? Говорят, что ты всегда все делаешь правильно. Но твоя жена - это твой провал. И это тебя бесит. - Убирайся, - качает он головой, - а не то я тебя сам отсюда выкину. Декорации снова меняются. На меня обрушивается шквалистый ветер. Он бросает волосы в лицо, треплет края одежды. Со всех сторон нас обступают скалы. Огромные, отвесные стены. Только где-то высоко вверху на обрыве видны стебли травы, которая колышется на ветру. Мы с Максом стоим на пятачке земли, зажатые с одной стороны в каменной ловушке, а с другой - к нам подступает океан. Волны шипят, яростно бросаясь на берег и разбиваясь в пену. Воздух пропитан солью и влагой и поэтому кажется тяжелым. Мое платье и волосы мгновенно сыреют. Ноги по щиколотку утопают в мокром песке. - Убирайся! - Макс теснит меня к воде и пытается перекричать шум ветра. - Нет! - визжу в ответ. - Скажи мне, кого ты защищаешь! Я поверю тебе на слово! Клянусь, что я поверю! - Вон! - Нет! Он толкает меня в воду с такой силой, что я в одно мгновение погружаюсь с головой. Во рту - соль. Невольно делаю глоток, и меня чуть не выворачивает наизнанку. Пытаюсь подняться, но Макс наваливается сверху, придавливает ко дну. Барахтаюсь, мучительно пытаюсь сопротивляться, но, конечно, не могу сдвинуть его с себя. Пузырьки воздуха щекочут лицо. Сквозь плотную завесу воды ощущается запах жасмина. Да, да, я знаю, что там, в реальности, его показатели наверняка зашкаливают. И знаю, зачем он сейчас меня топит - хочет выкинуть из сеанса. Заставить убраться подальше. Но Макс ошибается. Я не буду верить тому образу, который он хочет создать. Я буду верить ему. А он настоящий - там, в фургоне. И вот тому Максу я буду верить. Поэтому цепляюсь за его руки и продолжаю бороться за глоток воздуха, пока легкие разрываются от напряжения, а в глазах темнеет. Силы тают с каждой секундой. Не хочу сдаваться. Чувствую, что начинаю терять сознание. Если отключусь - то все закончится. Мы снова вернемся в реальность. Легкие не выдерживают, и я инстинктивно открываю рот, выпуская последние пузырьки воздуха. Все вокруг бушует, движется и кипит. Надежда гаснет. Наверно, зря я все это затеяла. Зря. Макс выдергивает меня наверх. Делаю жадный вдох. Глаза щиплет от соли, ничего не вижу. Чувствую только сырой ветер на мокром лице, холод, пробирающий до костей. И губы Макса. Он целует меня, обхватив руками голову, мешая дышать после долгого пребывания под водой. Целует и шепчет: - Я защищал тебя, дура. Тебя! А ты все испортила. Мне кажется, что я ослышалась. В ушах еще шумит после погружения. Отворачиваюсь от Макса. Не потому, что не хочу его поцелуев. Мне нужно дышать, а он этого не понимает. Продолжает целовать щеки, мокрые волосы над ухом, стискивает в объятиях так крепко, что мне грозит новый виток удушения. Я парализована. Болтаюсь в его руках, пока новая волна не накрывает нас обоих. Выныриваем в метре друг от друга и отфыркиваемся. Продышавшись, обретаю способность мыслить яснее. Макс встает, океан доходит ему до пояса, мокрая одежда липнет к груди, по лицу струится вода. Он начинает двигаться ко мне. - Почему меня? - кричу и пытаюсь тоже подняться на ноги. - От кого хотел защитить? От Андрея Викторовича? Очередная волна подхватывает меня и волочит ближе к берегу. Равновесие удержать не удается. Я отплевываюсь от пены и песка, попавшего в рот. Макс падает рядом со мной на колени, хватает за локти, резко выдергивает наверх, удерживает на уровне себя. - От того, что внутри меня, Анита! - рычит он, с яростью глядя в глаза. - От того, что тебе не нужно знать! Никому не нужно! Когда люди узнают правду, это их только губит! А я не могу врать, - он поджимает губы и прищуривается, а потом добавляет: - И не хочу. Слышу, как стучат мои зубы, и не могу определиться - то ли от холода, то ли от страха. Но боюсь не Макса. Того, что стоит за ним. За его взглядом и словами. Он ведь не шутит. Не кокетничает со мной. Он сам боится. Сам себя. Я вдруг отчетливо вижу это в его глазах. - Значит, Андрей Викторович - это все-таки такой способ самоубийства? - бормочу я, не зная, что еще сказать. - Не только. Но и это тоже. Ему следовало умереть, а я хотел сделать напоследок что-то хорошее, - Макс фыркает и качает головой. - Я все продумал, исключил любые отклонения от плана! Но потом появилась ты... Он посылает мне такой взгляд, что я забываю, как дышать. - Ты, Анита. И я перехотел умирать. Но уже поздно. Внезапно я понимаю, что наступил момент истины. Можно бесконечно заваливать Макса вопросами, пытаться подойти к нему то с одной стороны, то с другой, действовать то напролом, то обманом. Но он будет упорно продолжать защищать меня от себя так, как это понимает. А можно сделать самый безрассудный поступок в своей жизни. Совершить 'прыжок веры'. Просто принять ситуацию такой, какая она есть сейчас. Не понимая ничего из того, что происходит. Слепо шагнуть во тьму, где находится Макс, и остаться там с ним. От этих мыслей по телу прокатывается дрожь. 'Дура, ты повелась на него, как и все до тебя', - шепчет ехидный голосок в голове. 'Но я пожалею, если никогда не попробую', - возражаю самой себе я. - П-почему я все испортила? - предпринимаю последнюю попытку. Кладу руки на плечи Макса, подтягиваюсь ближе, пока он продолжает стоять на коленях в воде, приближаю свое лицо к нему. Наконец-то, позволяю себе смотреть на его губы, безотрывно, и больше не скрывать настоящих эмоций. - Потому что ты полезла копаться в этом деле, - хрипло произносит он, скользит ладонями по плечам, добирается до шеи, заставляет откинуть голову слегка назад. - Я уже ни на что не могу повлиять, все слишком далеко зашло. Если не остановишься, я утяну тебя за собой. Макс склоняется надо мной, наши губы все ближе, но он медлит, словно дает мне еще шанс передумать. - Ты прав, все зашло слишком далеко, - соглашаюсь я. - Потому что я купила мужу игровую приставку. Вместо себя. Губы Макса на какое-то мгновение искривляет ухмылка. Пользуюсь этим и прижимаюсь к его рту сама. Совершаю отчаянный 'прыжок веры'. Отрицаю все то, чему меня учили. Макс не тянет меня за собой. Я падаю по доброй воле. Ветер перестает холодить кожу. Наступает тишина и полумрак. Макс обхватывает меня обеими руками и неожиданно поворачивает вокруг себя. Удар. Я распластана по стене, пока он спускается чуть ниже и начинает покрывать мою шею чувственными поцелуями. С трудом поднимаю веки, чтобы сообразить, где мы очутились. Его комната. Только вместо яркого света горит один ночник на прикроватной тумбе. Мне не очень нравится идея заниматься любовью в этой постели, но сейчас не тот момент, чтобы концентрироваться на построении декораций. Наша одежда по-прежнему мокрая, она липнет к телу, и на пол капает вода. Мои соски твердые до боли, когда Макс начинает пощипывать их через ткань. Я открываю рот, тяжело и часто дышу, ощущая, как его бедра прижимаются к моим. Хочу, чтобы он ни на секунду не останавливался, продолжал ласкать, гладить, мучить меня. Все, что угодно. Все, что ему только захочется сделать со мной. И Макс делает это. Ловит мои губы, обхватывает ладонями ягодицы и крепко стискивает их. Потирается плененным одеждой членом между моих расставленных ног. Ощущаю, как из меня течет смазка. То, что занимало все мысли с момента, как я в первый раз увидела его, воплощается в жизнь. - Ты же понимаешь, что дальше не будет светлой сказки? - спрашивает Макс, поднимая голову, и смотрит на меня серьезным и потемневшим от возбуждения взглядом. - Да... - произношу это с мольбой, чтобы он не передумал. - И все равно ты хочешь продолжать? - Да... Макс делает шаг назад и начинает расстегивать на себе одежду. Кусаю губы, слежу за его пальцами, медленно переходящими от пуговицы к пуговице, с опозданием замечаю, что сам он наблюдает за мной. - Не сдерживайся, Анита. Я хочу, чтобы со мной ты была настоящей. Миг растерянности, но я успешно справляюсь с брошенным вызовом. Подхватываю мокрый подол и снимаю платье через голову. За это Макс награждает меня одобрительной улыбкой. - Вот это моя девочка. Войдя в раж, завожу руки за спину и расстегиваю лифчик. Отбрасываю в сторону, ощущая, как от собственной смелости трясутся колени. Восторг и ужас одновременно - кажется, я начинаю понимать, каково это. Макс тоже сбрасывает одежду и остается передо мной абсолютно голым. Мускулы на его ногах тоже крепкие, внизу живота - темная поросль волос. При виде возбужденного мужского члена я кусаю губы. Макс прекрасен. Великолепен. Даже там. Потом мы долго лежим на кровати: я - вдоль нее, на боку, Макс - поперек, откинувшись на спину, пристроив голову на моем бедре и согнув одну ногу в колене. В комнате по-прежнему полумрак, свет ночника мягко льется на его скулы, плечи и бедра, создавая загадочный образ застывшего в мгновении покоя хищника. Вкладываю пальцы в ладонь Макса, и мы просто молча держим друг друга за руку. Как будто уже тысячу лет вместе. Гадаю, о чем он думает, когда вот так смотрит в потолок. Грудь мерно вздымается, мышцы расслаблены. Его взгляд пуст, но не от безнадежности или страха. У него взгляд человека, который достиг всего, о чем мечтал, и больше никуда не стремится. По крайней мере, мне так кажется, но уточнять боюсь. Я вообще боюсь даже представить, чем это все для нас закончится, и намеренно оттягиваю выход из сеанса. Да и Макс пока никуда не торопится. Мой взгляд задерживается на его плоском животе, и я вспоминаю о ране. Здесь, в смоделированной реальности, никакого пореза нет, и в пылу страсти мы оба о нем как-то позабыли. - Когда снимут твои швы? - произношу я, а собственный голос кажется охрипшим после безумных минут страсти. Макс поворачивает голову, смотрит на меня, хмурится, пытаясь понять, о чем спрашиваю, потом, наконец, ловит суть. - Через несколько дней. - Значит, у нас точно есть несколько дней до следующего заседания. А возможно и больше, если врач решит еще понаблюдать... - внезапно я понимаю, что говорю это вслух и прикусываю язык. Смотрю на Макса настороженно: не посчитает ли, что сама бросаюсь на шею? Ведь что творится сейчас в его голове - могу только догадываться. Это для меня весь мир перевернулся. Это я попрала все прошлые убеждения и кинулась в омут страсти. А что значит наша связь для Макса? Просто хороший секс с понравившейся женщиной? Не слишком ли я поторопилась запускать в небе радугу и отправлять по ней скачущих единорогов? Мне резко становится так холодно, что озноб берет. Как будто прочитав мои мысли, Макс переворачивается на живот, подтягивается ближе ко мне, ложится рядом. Обнимает обеими руками, прижимает к груди. Утыкаюсь носом ему в шею и прячу лицо. Мне снова хорошо и тепло. Главное, не думать о том, что все скоро закончится. - Ты хочешь провести со мной еще несколько дней... вот так? - спрашиваю робким голосом и замираю в ожидании ответа. Макс молчит, кончики его пальцев медленно двигаются вдоль моего позвоночника, заставляя невольно выгибаться. Дойдя до поясницы, они повторяют свой путь обратно. Я вдыхаю запах его кожи, кусаю губы от того, что мои соски снова трутся об него. Макс не торопится отвечать. Когда я уже теряю надежду, он тихо произносит: - Я хотел бы остаться здесь с тобой навсегда. Пытаюсь спрятать улыбку, но он наверняка это чувствует по движениям. - И тебя не смущает мой муж? Это глупый вопрос, который неизвестно как сам срывается с моего языка. Даже не знаю, какой ответ хочу услышать. Макс заметно напрягается. - Нет. Я стараюсь быть реалистом. А в реальности у нас ничего не было. Нет?! Ничего не было?! Зачем я только спросила! Теперь все сомнения возвращаются с утроенной силой! Значит, для него это все - точно такая же интрижка, какую крутил с Оксаной? 'Никто никому ничего не обещал', как она сказала. Начинаю отворачиваться, но Макс удерживает на месте. - Твой муж не смущает меня потому, - рычит на ухо, - что если бы я оказался на свободе рядом с тобой, ты была бы только моей. Слышишь? Я бы никому не позволил даже коснуться тебя! - Он... не касался меня... - бормочу я, дрожа под его напором, - с тех пор, как... ведь я не... не смогла бы спать с тобой и с ним параллельно... Макс прижимает к себе еще крепче, будто хочет раздавить. - Я знаю, что так все и есть, - успокаивает он. - Не волнуйся. - А меня смущает твоя жена, - признаюсь я в порыве какой-то странной откровенности. - Почему? - удивляется он и сердито добавляет. - Все уже давно в прошлом. - Потому что ты злишься даже сейчас. Получается, она имеет для тебя какую-то значимость. Ты любил ее? - Нет. Дарья тоже утверждала, что между ними нет любви, но я все равно чувствую смутную тревогу. - Почему тогда женился? - Пытался понять, что со мной не так. - И... понял? - Да. Это была не та женщина. 'А какая та? Какая?' - так и хочется воскликнуть, но вместо этого я спрашиваю: - А что стало с ребенком? Ты можешь рассказать? Макс вздыхает. - Она посчитала, что я не отпускаю ее именно из-за ребенка, и попыталась спровоцировать выкидыш. - И ей это удалось... - Я застал ее уже в крови, - чувствую, как его кулаки сжимаются, - хотел просто убить на месте. Но потом понял... - Макс вдруг осекается, и я догадываюсь скорее интуитивно, что есть какая-то часть правды, которую он и в этой истории не хочет рассказывать, - потом понял, что ее нужно отпустить. - И поэтому больше не искал, когда она сбежала... - Я знал, что она умрет рано или поздно. Оставалось только подождать. Он говорит это уже знакомым мне равнодушным голосом, и мне снова кажется, что из темных углов на нас смотрят его демоны. Но я уже знаю, как их побороть. - Значит, так было нужно, - уверенно подвожу итог. Резко вскидываю голову и встречаюсь с ним взглядом. Макс быстро прячет изумление за улыбкой. - Да. Так было нужно. Я рад, что ты это понимаешь. Он гладит меня по щеке, касается губ. Сначала осторожно, потом все сильнее и сильнее увлекает поцелуем. Я тоже хочу остаться с ним навсегда. Я нашла своего мужчину. Теперь понимаю это яснее, чем что-либо в своей жизни. Меня будоражат демоны внутри него, но я уверена, что могу справиться с ними. Точнее, Макс справится с ними сам, а мне достаточно просто в него верить. Кажется, именно этого он так долго искал с другими женщинами и не находил. А я искала и не находила в других мужчинах того, кто мог бы защищать меня так, как делает он. Макс перекатывается, придавливает меня к кровати. Ласкает губами шею, вынуждая раздвигать ноги и выгибаться от желания. Нежно, едва ощутимо касается пальцами низа моего живота, ведет ими дальше, туда, где все еще ноет от его недавнего вторжения. Медленно, томительно, рождая сладкую тяжесть внутри. Мне хочется плакать и смеяться одновременно. Его губы смещаются от ключицы до соска, хватают, слегка оттягивают, играют с твердым комочком, который стал невероятно чувствительным. Мое тело уже содрогается в спазмах, я лежу под Максом, истерзанная и умоляющая о пощаде. Он трется о мою грудь кончиком носа, потом щекой, закрыв глаза. Я никогда не видела мужчину таким... чувственным во время секса. Мои бедра сами ерзают по кровати, испытывая голод по нему. Если бы кто-то раньше сказал, что буду абсолютно голая лежать под обнаженным Максом, раздвинув ноги так широко, как только могу, подставляя его языку свою грудь, и нам обоим будет безумно хорошо от этого - пришла бы в ужас. Сейчас я просто парю в нирване. Макс приподнимается на руках, входит в меня. Мое тело охотно принимает его до тех пор, пока не вмещает в себя полностью. Я издаю тихий и жалобный стон, смотрю на него снизу вверх и вижу, как расширяются его зрачки, впитывая в себя мой образ. Плавными размеренными движениями Макс начинает двигаться, нависая надо мной. Он не делает этого слишком сильно, чтобы не причинять лишней боли там, где страстно вонзался в прошлый раз, но все-таки достаточно ощутимо, чтобы я наслаждалась каждым мгновением. Мне нравится этот монотонный ритм не меньше безумной скачки, устроенной чуть раньше. Закрыв глаза, ловлю тот момент, когда Макс оказывается во мне полностью и ненадолго замирает так, а когда отступает, снова задерживаю дыхание, ожидая очередного погружения. - Как приятно, когда ты всем своим видом просишь делать это с тобой, - стонет он и немного ускоряет движение. Оказывается, мое тело только и ждало этого сбоя в ритме. Как только Макс начинает скользить внутри меня быстрее, я достигаю оргазма всего за несколько движений. Макс наваливается сверху, жадно целует в губы, прижимает к кровати мои бедра, пока я цепляюсь за покрывало до хруста в пальцах и красных вспышек в глазах. Тоже кончает, стараясь сделать это как можно глубже. Неожиданно пол приходит в движение, и мы чуть не падаем с кровати. - Нет! - восклицаю я в отчаянии. - Что происходит?! - Макс хватает меня за плечи, встревоженно заглядывает в глаза. Снова встряска, и комната накреняется под опасным углом. Мы все-таки скатываемся на пол, мимо проезжает стул и с размаху ударяется о противоположную стену. - Я не хочу выходить сейчас! - Я держу тебя, - Макс и правда прижимает меня к себе, - не бойся. Я держу. Противный запах нашатыря вернул в реальность, я открыла глаза. Тут же натолкнулась на растерянный взгляд Макса, его пальцы продолжали крепко сжимать мою ладонь, хотя в этом уже не было необходимости. Надо мной, закрывая обзор, склонился Васильев с ваткой в руке. Пришлось с большой неохотой, но разорвать тактильный контакт. - Я же просила не трясти! - Я думал, вы потеряли сознание, - сурово нахмурился врач. - На запах жасмина никак не отреагировали, а сердцебиение у пациента то замедлялось, то ускорялось. Решил привести в чувство хоть каким-то способом. - Если бы я потеряла сознание, то и сеанс бы прекратился! Я приняла сидячее положение, краем глаза заметила, как Макс многозначительно оглядывает свою одежду в области бедер. Под плотной тканью пока не было заметно ничего подозрительного, но я понимала, что ему лучше как можно скорее удалиться. Сколько же времени мы отсутствовали? Вронская со скучающим видом демонстративно встряхнула и сложила журнал, который читала. Макса отстегнули и позвали охрану, чтобы увести. Я старалась на него не смотреть, потому что боялась, если взгляды встретятся - все окружающие прочтут правду на моем лице. Нас слишком резко вырвали из сеанса, я не успела эмоционально переключиться и все еще испытывала легкий дискомфорт в теле. Поэтому усиленно отворачивалась и вздрогнула от неожиданности, когда Макс уже в дверях вдруг сказал со своей прежней издевательской усмешкой: - Пока, Синий Код. Я вскинула голову, уставилась на него, но в глазах иронии не заметила. Вместо этого Макс добавил чуть мягче: - Пока. И вышел. - Ну что, Анита? Он что-то сказал? Я взглянула на Вронскую, которая стояла поодаль и хмуро наблюдала за мной, невольно еще раз повернулась к двери. Затем уверенным голосом ответила: - Нет. Он нас обманул. Я пыталась вывести на признание, но Максим его так и не сделал. Придется продолжать работу дальше. За такую ложь мне вполне грозило потерять лицензию второй раз и теперь, пожалуй, навсегда, поэтому я замерла в ожидании. Достаточно ли убедительно получилось? Не слишком ли подозрительно взяла паузу перед тем, как ответить? Видимо, обошлось. Вронская отвернулась и принялась запихивать журнал в сумку. Я уже расправила плечи и хотела выдохнуть с облегчением, но тут локтя коснулся главврач. - Анита, перед уходом загляните ко мне в кабинет на пять минут. По личному вопросу. На лбу тут же выступил холодный пот. Тон у Васильева был очень уж многозначительный. Или показалось? Я сглотнула, ответила что-то, постаралась улыбнуться, а у самой коленки задрожали. Ведь один раз он меня уже поймал с поличным! Я наскоро заполнила документы о проведении сеанса, попрощалась с адвокатом и на ватных ногах отправилась в кабинет главврача. Васильев возвышался за столом и попивал чай. В воздухе разливался терпкий аромат крепкой заварки, сдобренной сахаром. - Садитесь, Анита, - пригласил он, указав жестом на обитое кожзамом кресло, и подвинул в мою сторону другую кружку, от которой исходил пар, - чайку будете? Мне самой хотелось наладить с ним отношения, поэтому я послушно заняла место и взяла горячую посудину в руки. Сделала глоток. Горько-сладкий привкус увяз на языке. Дома бы такой чай пить не стала, конечно же. Да и вообще всегда больше предпочитала кофе. В голове еще слегка звенело от перенесенных минут страсти с Максом, в теле ощущалась тяжесть. Я предпочла бы поехать домой, чтобы уединиться и еще раз обдумать катастрофу, в которую только что превратила свою жизнь, но пришлось терпеть компанию Васильева. - Знаете, - начал тот, отхлебывая из своей кружки, - а ведь я здесь всю жизнь проработал. Да, да, - главврач задумчиво покивал головой, посмотрел в окно, - вот опомнился, а оказалось точно, всю жизнь с будущими зеками, столько историй их жалостливых понаслушался, что держите меня семеро! И каждый утверждал, что попал сюда по ошибке, и суд к нему относится предвзято. Нехорошее ощущение все больше овладевало мной, хоть я упорно старалась не паниковать раньше времени. Зато сладкая нега из мыслей быстро испарилась, словно это не я буквально полчаса назад занималась самым страстным виртуальным сексом в своей жизни. Инстинкт самосохранения заставил напрячься и протрезветь. - Вы мне нравитесь, Анита, - вдруг поднял глаза Васильев. - Вы мне тоже, Аркадий Григорьевич, - несмело улыбнулась я. - Я когда из интернатуры только сюда пришел по распределению, работала со мной медсестричка одна. Чем-то на вас была похожа, такая же светлокожая, темненькая... и звали ее похоже, Анечка. - Здорово, - я снова приложилась к кружке, чтобы скрыть недоумение. Мне чертовски не нравился этот разговор. Просто чертовски! Он начинался издалека, но уже становилось понятно, что это лишь слабые всполохи молний перед бурей, а настоящая гроза еще впереди. - И был у нас один заключенный. С воспалением легких к нам в лазарет попал. Как-то сначала я не обратил внимания, что она все возле него крутилась, выхаживала. Потом стал замечать, что из дома еду приносит, подкармливает, значит, его. От казенных харчей-то, понятное дело, всех воротит. И такая любовь у них трогательная завязалась, такие слова он ей красивые говорил. Верила, что обязательно дождется его, сколько б ни дали, любой срок. Васильев так посмотрел на меня, что все стало понятно, но я продолжала упрямо разыгрывать святую простоту: - И что, дождалась? Главврач вздохнул, поставил на стол свою уже почти пустую кружку. - Не дождалась. Прирезал он ее. Во время побега. Попросил помочь, а потом как лишнюю свидетельницу убрал. Жалко мне ее было до слез. А вам? Я тоже поставила кружку и выпрямилась. - Вы думаете, Максим меня прирежет? Некоторое время мы сверлили друг друга взглядами. Неизвестно, что уж хотел прочесть Васильев в моих глазах, но он сдался первым и вздохнул еще раз. - Вы знаете, что среди заключенных очень многие ищут и находят женщин на воле? И эти женщины добровольно пополняют им счета на мобильном, носят передачки и всячески стараются угодить, не понимая, что их просто используют. Я невесело ухмыльнулась. - Считаете, Максиму не хватает денег на телефоне? Мой собеседник раздраженно выдохнул через нос и сцепил пальцы в замок. - В прошлый раз, когда вы кинулись на него со своим незапланированным вторжением, Анита, я боялся, что нужно спасать его от вас. Но теперь я с ужасом понимаю, что это вас надо спасать от него. Я проглотила сухой ком в горле. Ну вот, намеки становятся все более прозрачными, и можно уже говорить начистоту. - Как вы догадались? - У мужчин возбуждение происходит более явно, Анита. К моим щекам прилил жар. Ну конечно, этого и следовало ожидать. - Во время сеанса многие возбуждаются, Аркадий Григорьевич. Вы же не первый раз со мной работаете. Думаете, я со всеми теми убийцами любовь крутила? - Нет, что вы! Что вы! - округлил глаза он. - Никогда бы не подумал про вас так. Но и вы... никогда ни на кого не смотрели так, как сегодня на моего пациента. - И поэтому вы решили, что он будет меня использовать? - Конечно! Вы - его шанс к свободе! Поэтому я и позвал вас сюда. Не наделайте глупостей, Анита. Не верьте красивым словам, если он их уже говорил. Мне будет вас жаль. До слез. Я только фыркнула. - Ему не нужна свобода. Он сам признался в преступлении, а меня появляться не просил. Я здесь по просьбе сестры Максима, и только. Главврач посмотрел на меня свысока. - Признаться в преступлении и не хотеть выйти сухим из воды - это разные вещи. - Но зачем Максиму идти в тюрьму, так рисковать, чтобы потом пытаться отсюда выйти таким сложным способом?! - Возможно, чтобы отвлечь наше внимание от чего-то другого? Или от кого-то другого? Я закусила губу. А ведь действительно, когда стала кричать Максу 'Кого ты защищаешь?', он ответил 'Тебя', и все вопросы сразу отпали. Я настолько была ошарашена его признанием, что поверила каждому слову до единого. А что, если это была уловка? Такая, как предложил Васильев? Что, если ответ 'Тебя' был самым простым вариантом моего отвлечения от правды? Что, если Макс продолжает двойную игру, выгораживая кого-то другого и наталкивая меня на ложный след? Убийство Соловьева все равно бы так просто не оставили. Но, видимо, его смерть была кому-то очень необходима. Возможно, след бы вывел на того, кого Макс пытался покрывать, совершив преступление своими руками. Но умирать-то или сидеть пожизненно никому не хочется! И поэтому Максу нужно, чтобы я нашла ему оправдание, а суд выпустил на свободу. А я уже и первый шаг совершила - соврала, что никакого признания не было. Добровольно, Макс меня об этом не просил. Он только попрощался со мной особенным, мягким тоном, от которого сердце сладко застыло, а потом быстро-быстро забилось в груди. И я не смогла поступить иначе. А Макс чист, бескорыстен и наполнен искренними чувствами... вот только ко мне ли? - Вижу, что вы задумались, - заметил Васильев, - это хороший знак. Я тряхнула головой, сбрасывая оцепенение. Нет, Макс не мог заниматься со мной сексом только для того, чтобы подчинить себе. Это низко! Это... не похоже на него. Я бы почувствовала притворство. Обязательно. Пообещала же, что буду верить! А при малейшем сомнении уже накрутила себя выше крыши. - Вы снова напишете жалобу, чтобы меня лишили лицензии? - вздернула я подбородок. Главврач покачал головой. - Нет, Анита. Как уже сказал, тогда считал вас нападающей, но теперь мне даже стыдно, что причинил вам столько неприятностей. Ведь вы оказались жертвой. - Я не жертва. - Значит, скоро будете, если не остановитесь. Но вы - взрослый человек, и вам решать, что делать. Я - не судья, не прокурор, мне давно понятно, что однозначной правды в жизни не существует, и я давно не пытаюсь делить мир на правых и виноватых. Если вы поможете Максиму, вам с этим грузом и жить. Я просто вас по-отечески предупредил. В голосе Васильева звучала такая нежность и доброта, что я опустила голову. - Спасибо, Аркадий Григорьевич. За ваш дружеский совет. Но я разберусь сама. Когда вернулась домой, квартира пустовала. Даже хорошо, что Сергея не оказалось, потому что к встрече с ним я пока не чувствовала готовности. Первым делом скинула с себя одежду и встала под душ, вспоминая, что не так давно еще занималась здесь любовью со своим мужем. До того, как Макс вошел в мою жизнь и перевернул ее с ног на голову. Я прислонилась лбом к стене и закрыла глаза. Какой же слепой была раньше! Не зная других мужчин, кроме мужа, считала наш секс прекрасным, а супружескую жизнь - едва ли не идеальной. Погладить здесь, поцеловать там, совместный завтрак, посиделки у друзей по пятницам, прогулки в парке по субботам, к тридцати пора бы купить дом, в тридцать пять - обзавестись уже двумя детишками. Мы много времени проводили вместе и в сеансах, и в реальности. Но никогда у меня так не подкашивались ноги от одного лишь поцелуя, как это случилось с Максом. Никогда я не сходила с ума, отдавая всю себя мужчине и отключая рассудок. Никогда не превращалась в оголенный комок нервных окончаний, не приходила в безумное возбуждение от одного его прикосновения, не хотела обеими руками сжать сердце, чтобы так не трепетало в груди от взгляда на него. Никогда не была такой счастливой, просто находясь рядом с мужчиной. Не обожала каждую клеточку его тела такой, какой создала ее природа. Никогда. До встречи с Максом. Теперь я чувствовала себя необыкновенно живой. Даже через сомнения, страдания и боль, потому что поняла, что именно это и есть настоящая жизнь. Возможность что-то чувствовать, а не жить под стеклянным колпаком, с удобным партнером на условиях взаимовыгодного сотрудничества, как повелось еще со времен лаборатории. Внезапно я поняла, кем для меня является Сергей - партнером. Я любила его по-своему, как близкого человека, как соратника. Любила достаточно для того, чтобы закрывать глаза на его мелкие недостатки, на слабости, на неумение, а скорее и нежелание перебарывать трудности, ломать себя до кровавого пота ради достижения какой-то цели. Сергей предпочитал выбирать легкие пути, а я из любви к нему эти пути обеспечивала. Так проявляла свою заботу. Но вот только это была не та любовь, которую мечтает испытать каждая женщина. Наверно, и Сергей испытывал ко мне похожие чувства. Дружескую заботу и участие, но не те эмоции, чтобы свернуть ради меня горы. Может, поэтому горы и не сворачивал? Просто держал синицу в руках и не мечтал о журавле в небе, как прагматик и реалист. Да и синица особо не возмущалась, сидела себе в клетке и пела по расписанию. Я вдруг отчетливо осознала, что это - конец нашему браку. Даже если с Максом ничего не получится, с Сергеем больше не получится тоже. Возможно, я сама придумала себе эту любовь. Возможно, мой мозг перцептора-конструктора сыграл со мной злую шутку и создал образ Макса таким, что я волей-неволей влюбилась в свой идеал. Возможно, меня ждет разочарование из-за подмены фантазий и реальности. Пусть так. Но я не смогу уже вернуться обратно, в серые унылые будни, существование вполсилы, секс по заранее оговоренному сценарию. Эти стены задушат меня. И человек, который здесь живет, задушит своей серостью. Я пропала. Встретила Макса - и пропала с ним. Не только как женщина и чья-то жена, но и как специалист, перцептор. Еще когда мы учились в лаборатории, Соловьев строго следил за нашим самосознанием. Если замечал, что кто-то слишком увлекается вымышленными мирами - отстранял от заданий, даже из лаборатории выгонял. Приказывал вернуться домой, погулять, пообщаться с близкими, отвлечься и только после этого приходить. Чтобы не возникало тяги остаться в фантазиях. Оказалось, что есть такой вид зависимости - виртуальная. Перцепторы ведь тоже люди, и они склонны создавать ту обстановку, в которую хочется убежать от реальных проблем. Это чревато опасностью не вернуться. Тогда тело без воды и еды просто умрет, пока сознание будет бесконечно бродить в сеансах. Поэтому всегда должны быть наблюдатели и напарники по сеансу. Всегда должен присутствовать кто-то, кто сможет вытащить тебя обратно, как это сделал Васильев, когда вырвал меня из объятий Макса. Но Васильев пообещал больше не вмешиваться, а кроме него вряд ли кто-то мог меня остановить. Мой наставник умер, его убил мужчина, о котором я думала теперь каждую секунду. Моя репутация достаточно хороша для того, чтобы больше никому и в голову не пришло проверять, что именно происходит в сеансах. Разве что Тиму - но тот занялся проработкой полученной информации и на какое-то время, похоже, обо мне забыл. Никто не мог заметить, что у меня развивается зависимость. Разве что я сама эти признаки замечала, но решила закрыть на них глаза. Я выбралась из душа, облачилась в халат, достала фотоальбом. Почему-то захотелось снова увидеть лицо Соловьева. У меня даже имелся тот же снимок, что стоял на тумбочке в момент убийства профессора, судя по воспоминаниям Макса. Я забралась с ногами в кресло, открыла нужную страницу, долго рассматривала всех нас, Десятку Лучших. Светлые, открытые, радостные взгляды. Андрей Викторович, который просто лучился гордостью и счастьем, стоя среди нас, его воспитанников. - Простите меня, - пробормотала я и провела кончиками пальцев по его лицу на снимке, - но вы ошиблись. Программа 'Синий Код' не идеальна. В чем-то вы не доучили нас. Не доучили... меня. Я задумалась. А может, программа никогда и не стала бы идеальной, потому что мы - все-таки люди? Ведь люди не идеальны. Как и сам Соловьев. Ведь он не остановился на волне первого успеха, не успокоился, получив всемирную известность и славу. Профессор начал тайно разрабатывать новый поиск. Он поддался искушению получить еще больше, вознестись еще выше. Кого же искала новая программа? Что же это за другие способности, столь нужные науке? Кого же пытался защитить Макс? Мысли снова вернулись к Дарье. Пока что она являлась единственным по-настоящему близким ему человеком, который приходил на ум. И даже теория складывалась подходящая. Он убивает ради нее, она вызывает перцептора, чтобы его спасти, и этот перцептор влюбляется так безнадежно, что готов помогать, не жалея себя. Брат возвращается к сестре, и они радуются идеально выполненному плану. Так? Я сжала виски двумя пальцами. Нет. Не так. Какими способностями может обладать Дарья? Может, мои глаза перестали видеть, но я не замечала в ней ничего особенного, кроме расшалившихся нервов. Тогда, может, Макс все-таки убил ради себя? Может, это у него способности? Ведь я ощущала, что сеансы с ним проходят не совсем обычно. Слишком уж быстро он освоился и вступил в плотное взаимодействие со мной. Но почему тогда не рассказать мне правду? Почему он считает, что это как-то повредит мне? Вспомнились слова Тима о том, что кто-то хотел завербовать профессора. Может... Макса завербовали? Да, Соловьев разрабатывал программу, но отказался ее продавать за границу, и ему отомстили. Версия, шитая белыми нитками, и непонятно, какое отношение сын криминального авторитета имел к заграничным шпионам, но тем не менее. Может, Макс боится, что меня уберут, как лишнего свидетеля, если я узнаю какие-то факты и не дай бог решу высказать их на суде? Тогда получается, что он все-таки защищает меня, как и говорил. И тогда все мои сомнения не делают мне чести, ведь он очень просил верить на слово. А что, если... если я могу спасти его, не сообщая суду опасных фактов? Я отложила фотоальбом и вскочила на ноги. Мгновение - и вокруг меня развернулась картинка из воспоминаний Макса. Да, ходить одной в сеанс нельзя, но если ненадолго, то ведь ничего страшного? Снова и снова я обводила взглядом обстановку квартиры профессора. Две фигуры застыли друг напротив друга. Соловьев - все еще с кружкой в руках, за несколько секунд до смерти. Макс... при взгляде на него я ощутила знакомый трепет в груди. Сильный, непоколебимый, с мрачным выражением лица. Плечи гордо расправлены, челюсть упрямо выдвинута вперед. Эти губы, которые целовали меня... руки, которые крепко сжимали в объятиях... Я поймала себя на том, что стою и глажу Макса по щеке, и отдернула руку. Повернулась к профессору. Это же легко. Кружка в его руках превращается... в пистолет. Немного поправить картинку... вот пальцы легли на рукоятку, и кажется, получилось вполне естественно. Это могло бы выглядеть, как самооборона. Да. Соловьев пригласил к себе Макса, угрожал, вынул пистолет. Причину можно придумать, это пока не важно. Отступаю в сторону, играю фигурами, как на шахматной доске. Один - наводит оружие. Другой - делает бросок, выхватывает пистолет и стреляет. Два раза. Один в сердце. Второй - в голову. Поморщившись, я оборвала сеанс и принялась расхаживать по гостиной. Это абсурд. Я скатилась уже просто ниже некуда, если пытаюсь обставить убийство любимого учителя, переложив всю вину на него! Подделываю воспоминания Макса! Я вообще допустила саму мысль, что могу попытаться их подделать, хотя ранее в разговоре с Сергеем всегда яростно отрицала подобное! Я - больше не Синий Код. Я - влюбленная женщина. Мне страшно от того, как сильно я хочу быть с ним. Сергей пришел домой поздно ночью, пьяный. Ходил по темной квартире, натыкался на мебель, бормотал под нос ругательства, но свет не включал. Я догадалась, что наверное не хочет будить, хотя проснулась еще от громкого хлопка двери и лязганья ключей, упавших на пол. Решила подыграть и притвориться спящей. Нам предстоял серьезный разговор, а я неожиданно поняла, что совершенно к нему не готова, не подобрала подходящих слов, чтобы не обидеть. Наконец, муж сумел раздеться, полез в кровать. Принялся бормотать, что был на съемках передачи, а потом поехал с кем-то куда-то это дело отмечать. Навалился всем телом, попробовал целовать. Меня скрутило от плотного запаха алкоголя, ударившего в лицо. Прикосновения Сергея казались неприятными, чужими. После Макса мое тело отвергало любого другого мужчину. Я попробовала отбиваться, сначала по-хорошему, с уговорами. Но Сергей разошелся, хотел порвать на мне одежду, взять силой. Твердил, что жена не имеет права отказывать. Я сама не поняла, в какой момент размахнулась и отвесила ему звонкую пощечину. Муж замер, обиженно засопел в темноте, но меня настолько разозлили его действия, что демонстративно подхватила подушку, одеяло и отправилась спать в гостиную, на диван. Пока устраивала себе новую постель, укладывалась поудобнее, из спальни уже донесся раскатистый храп. Пробуждение тоже оказалось не самым радужным. На рассвете меня словно кто-то толкнул в бок, я открыла глаза. Открыла - и не поверила. В кресле прямо напротив дивана, где я вынужденно провела ночь, сидел мужчина. Черная куртка, черные джинсы, скуластое лицо со шрамом на подбородке, очень коротко остриженные волосы. Глаза пустые, холодные. Не знаю почему, но вспомнился тот незнакомец, который когда-то застал меня на склоне за городом и преследовал до дома. То ли стиль одежды был схожий, то ли безразличное выражение лица. От неожиданности и испуга я даже не сообразила закричать. Села, прижимая к груди одеяло, и уставилась на него широко распахнутыми глазами. Мужчина развалился в свободной позе, как у себя дома. Руки покоились на коленях, в правой я заметила... пистолет. Черное дуло смотрело прямо на меня. Некстати пришли на ум слова Макса про убийство профессора: 'Я открыл его дверь отмычкой, вошел, сел на стул и принялся ждать'. Волосы на затылке зашевелились. Сколько времени здесь сидит этот человек? И что ему от меня нужно? Словно прочитав мои мысли, незнакомец разлепил узкие бледные губы и тихо сказал: - Не кричи. Язык у меня и так прилип к небу. Я переводила взгляд с лица мужчины на его оружие, а сердцебиение грохотало в ушах подобно движущемуся по рельсам составу. - Тебе назначена встреча, - прежним тоном продолжил незнакомец, когда убедился, что я нема как рыба. - Собирайся. Встреча? С кем? Где? Это что, какая-то ловушка?! Я обвела взглядом комнату, пытаясь что-то придумать. До телефона добежать, чтобы полицию вызвать, явно не успею - пуля догонит быстрее. Кричать тоже опасно. С другой стороны, если бы меня хотели убить, то уже бы пристрелили во сне. Зачем куда-то везти? Хотя от осознания этого на душе не полегчало. Ехать неизвестно куда непонятно с кем казалось полным безумием. Пришла мысль позвать на помощь Сергея, но я тут же отбросила ее. После вчерашней попойки муж наверняка будет мучиться головной болью. Куда уж ему побороть человека с пистолетом. Это же не Макс... Макс. Я задумалась. Не связан ли этот визит с ним? Может, меня хочет видеть тот, кого он защищает? Может, этот незнакомец как-то относится к прошлым эпизодам слежки за мной? Хотя тогда мне приносили зонт, а не угрожали пистолетом. - Быстрее, - поторопил мужчина, - тебя ждут. Похоже, выбора у меня не оставалось. Никаких резких движений, покорность - и возможно, все окажется не так страшно, как кажется. - Ч-ч-что мне надеть? - с трудом выдавила я сиплым голосом. Незнакомец холодно ухмыльнулся. - 'Спортивку' натягивай. Я хотела встать и опомнилась, что одета лишь в тонкую ночную сорочку, которая скорее подчеркивает, чем скрывает достоинства тела. - Вы отвернетесь? Теперь ухмылка заиграла и в глазах мужчины. - Нет. Скрипнув зубами, я очень медленно выбралась из-под одеяла. Дуло пистолета неотрывно следило за мной, как и глаза мужчины, прогулявшиеся по бедрам и груди. - Мне нужно в спальню, - сообщила я, - одежда там. Кивком головы мужчина разрешил идти и поднялся на ноги. В спальне я обнаружила уже проснувшегося и взлохмаченного мужа. Его держал под дулом пистолета второй человек, тоже одетый во все черное. По глазам Сергея я поняла, что он до смерти напуган и не может поверить, что это не сон. Хоть бы глупостей не натворил! Я испугалась, что он может закричать или дернуться, и тогда пристрелят нас обоих. Но муж только встретился со мной паническим взглядом. Его губы слегка тряслись. Я его понимала. Он же никогда не сталкивался с подобным. Даже у меня имелся какой-никакой, но опыт работы с преступниками, и это немного научило держать себя в руках даже в критической ситуации. У Сергея такого опыта не было. Второй незнакомец тоже рассмотрел меня так, что я почувствовала себя голой. Стараясь не обращать внимания, подошла к шкафу, открыла его, достала джинсы и свитер. Глянула через плечо - все трое намертво приклеились ко мне взглядами. Пришлось отвернуться спиной, кое-как натянуть джинсы. Подол сорочки я заправила прямо в них, чтобы не снимать ее и не сверкать обнаженным телом, не провоцировать мужские инстинкты. Свитер надела поверх. Неизвестно, сработала ли уловка, или мужчинам просто отдали приказ меня не трогать, но когда переодевание закончилось, тот, кто шел за мной, дал знак идти на выход. - Куда? - только и прошептал Сергей. Второй ткнул пистолетом ему в лицо, заставив отпрянуть на подушки. - Сообщишь кому-нибудь, и ты - труп. Понял? Хавальник не открывать, сидеть тут и ждать. Последнее, что удалось увидеть: безумный взгляд мужа, которым тот провожал меня... В прихожей я накинула куртку, и мы втроем вышли в подъезд. Я прислушалась - тихо. Солнце только поднималось над горизонтом, обещая ясный день. В такой час люди еще только просыпаются, сонно бредут в ванную, заваривают кофе. На работу все устремляются позже. Кидаться к дверям и звать на помощь? Опасно. Не менее опасным мне показалось и входить в лифт с двумя вооруженными мужчинами. Но выбора не было. Они оттеснили меня к задней стенке, сами встали на выходе, и двери закрылись. Кабина спустилась до уровня парковки, где нас уже ждал автомобиль, тоже подозрительно напомнивший мне преследовавшую ранее машину. Поездка, к счастью, получилась недолгой. По утренним улицам, почти безлюдным, если не считать дворников, вышедших на свою неблагодарную работу, меня привезли в городской парк. Тот же мужчина, который сидел в кресле и ждал, пока проснусь, помог выбраться наружу. - Пойдем, - бросил он и повел от дороги к кованой ограде, за которой виднелись аллеи. Я послушалась. Сердцебиение немного улеглось, паника отступила. Нет, определенно, если бы меня хотели убить, то увезли бы в более уединенное место, чем центр города. Это больше походило именно на встречу. Только приглашение было выписано без права отказать. Мы пересекли добрую половину парка, изредка натыкаясь на людей, выгуливающих собак, и спортсменов, выбравшихся на утреннюю пробежку. Казалось, никому и дела нет, что я не причесана и не умыта, а мужчина в черном держит меня под локоть, не позволяя далеко отойти. Солнце поднималось все выше, играя лучами на лужайках. Расщебетались птицы. Наконец, на одной из аллей мой сопровождающий остановился и отпустил меня. Не сказав ни слова, он повернулся и пошел обратно. Я застыла в изумлении и некоторое время смотрела ему вслед. Даже не знаю, чего ожидала. Что он передумает и кинется обратно? Как-то не верилось, что меня запугивали оружием и везли сюда лишь для того, чтобы освободить посреди парка. Когда мужчина скрылся за поворотом, я поняла, что он не вернется. Огляделась. Неужели попала в передачу 'Скрытая камера'? Это чей-то жестокий и глупый розыгрыш? Кто-то хочет посмеяться надо мной? Скамейки на аллее пустовали, если не считать старичка в бежевой куртке и потертой кожаной кепке, который примостил на коленях болонку и любовался на стайку голубей, ворковавших у ног. Вдалеке полная женщина в спортивном костюме выгуливала дога. Я еще раз повернулась в ту сторону, куда ушел мой похититель. Потом повернулась обратно. Никого. - Идите сюда, Анита. Я едва не подпрыгнула, услышав свое имя. Повертела головой - не обнаружила никого подозрительного. Только тот самый старичок на скамейке смотрел на меня с хитрым прищуром. - Идите, не бойтесь, - позвал он, когда наши взгляды встретились. - Присядьте. В ногах правды нет. Заинтригованная, я приблизилась и опустилась рядом. Болонка смешно фыркнула и уставилась на меня черными глазами-бусинками. Ее длинную челку удерживала на лбу детская заколка в виде розовой бабочки, шерсть была густая, лоснящаяся, с красивым пепельным оттенком. О собаке явно хорошо заботились. Я перевела взгляд на старичка. Из-под кепки виднелись белые, как снег, волосы. За воротником куртки выглядывала клетчатая рубашка. Простое лицо, крупноватый нос, светло-голубые глаза с веселой искоркой. На скамье возле бедра лежала сложенная вчетверо газета. Голуби принимали его за своего, подступали к самым носам ботинок, курлыкали, выпрашивая угощение. - Откуда вы знаете мое имя? - спросила я. - Знаете, кто такой Сунь Цзы, Анита? - ответил он вопросом на вопрос. Я растерялась. - Честно говоря, нет... Старичок полез в карман, вынул горсть крошек и щедро бросил их голубям. Тут же раздалось шумное хлопанье крыльев, поднявшее небольшую бурю, и образовалась драка на ровном месте. Болонка чуть повернула голову, равнодушно уставилась на птиц. - Это был китайский полководец, - пояснил, наконец, старичок. - Он написал трактат 'Искусство войны', в котором сказал: 'Знай врага своего, как самого себя, и ты победишь'. - Разве я вам враг?! - удивилась я. - Я вас даже не знаю. Мой собеседник улыбнулся мягкой отеческой улыбкой. - Мы с вами пока не враги, Анита. Но в данный момент, насколько я знаю, судьба моего врага зависит от вас. - Судьба... Я осеклась, пытаясь понять, о чем речь. Потом похолодела, еще раз вгляделась в лицо старика. Я же представляла его не таким... я же... - Вы - Татарин?! - прошептала я, не в силах самой себе поверить. Старичок поморщился. - Ну зачем же так. Для вас я - Татаринцев Павел Семенович. Будем знакомы. Вот же как. Я взглянула на него по-другому. На руке, поглаживающей болонку, заметила массивное кольцо-печатку, среди простоватых черт лица - суровую складку губ, в глазах - стальной блеск. Мягко стелет да жестко спать. Волк в овечьей шкуре. Опасный криминальный авторитет. Определения сами собой приходили на ум. От вида людей, вооруженных пистолетами, меня не охватывало такое жуткое ощущение, как от общения с этим безобидным с виду стариком. Потому что он не был безобидным. И его обманчивая внешность таила больше опасности, так как не позволяла предугадать, чего ждать в следующую секунду. 'Знайте своих врагов', сказал он, но при этом сам искусно маскировался, скрывая истинную личину. Безжалостное, черное нутро. Тот, кто держит в страхе всю округу, не может быть завсегдатаем городских парков. Тот, кто среди ночи посылает киллеров на убийство целой семьи, не является простодушным любителем-собаководом. В который раз я вспомнила Оксану. Не пообщайся с ней ранее, точно обманулась бы и приняла Татарина за слабого противника. Но теперь, зная, что это за человек на самом деле, не могла уже относиться к нему без настороженности. - Значит, это вы захотели со мной встретиться... - пробормотала я. - Я, - не стал спорить Татарин и подсыпал голубям еще крошек. Откуда он узнал мой адрес, спрашивать не стала. Он же не удивился, откуда я узнала его буквально с пары фраз. Видимо, слежка за мной продолжалась достаточно долго. Известно ли ему про мой разговор с Оксаной? Я обеспокоилась не столько за нее, сколько за ее ребенка. Ведь неизвестно, как накажут, если выяснят, что со мной болтала. - Зачем... - я осеклась и покачала головой. Напряженно обдумала каждое слово, - зачем так? Зачем посылать людей, чтобы они вломились в мою квартиру, перепугали нас с мужем до смерти, унизительным способом притащили меня сюда? Вы же сами сказали, что я вам не враг. Мы могли бы просто договориться о встрече... - Ох уж эти договоренности, - с притворным сожалением вздохнул Татарин, - они как-то странно действуют на моих собеседников. У кого-то появляются мысли явиться с ментами, а ведь это невежливо. Другие решают, что могут тайком записывать наш разговор на диктофон для каких-то своих целей, это вообще неуважение. Мне не хотелось, чтобы такая милая девочка, как вы, совершила милую глупость и с первой секунды разрушила наши добрые отношения. К тому же, смотрите, рассвет какой, воздух, красота какая! Мы с Марусей любим утренние прогулки. Итак, он использовал эффект неожиданности, чтобы подстраховаться. И эффект запугивания, чтобы я приехала сюда растерянной, слабой и уже заведомо готовой ему подчиниться. В желудке неприятно скрутился тугой узел. Придется подстраиваться под правила навязанной мне игры. - Зачем вы пригласили меня? Татарин ответил слабой улыбкой. - А вы-то сами как думаете? Я пожала плечами. - Чтобы убедиться в том, что Максим уже не выйдет из тюрьмы. - А вы можете меня убедить, что он не выйдет? Я помолчала, собираясь с мыслями. Никто, кроме главврача, еще не догадывался о моей тяге к подсудимому. Можно продолжать притворяться независимым экспертом. - Обстоятельства пока говорят против него, - произнесла я, стараясь сделать это равнодушно. - А что скажете вы? - хитро взглянул Татарин. - Я пока не разобралась в этом деле. - У вас недостаточно информации? Может, чем-то помочь? Это прозвучало с таким искренним участием, что меня передернуло. Добить он Макса хочет! Ослабленного, раненого, лишенного безопасного укрытия и помощи своих людей - просто добить, как собаку, одним ударом. А может, и не одним. Не зря Вронская связывала покушение в изоляторе с кем-то из давних недругов. А из таких я пока знала только Татарина. И неизвестно, что более гадко: натравливать киллеров на спящих людей или вот это. - Честно говоря, не знаю, чем тут можно помочь, - ответила я, борясь с отвращением внутри, - и не знаю, нужна ли вообще моя помощь. И так сделано достаточно. Свидетельница на суде вывалила много фактов, потом было совершено покушение... Сказала и отругала себя за сказанное. Не вовремя чувства во мне заговорили, симпатия к Максу. Не вовремя. Был бы кто другой на его месте - вообще бы в тряпочку помалкивала, а тут сорвалась и ляпнула, дура. Татарин не стал притворяться, что не понял моих намеков. - Возможности умножаются, когда ими пользуются, - развел он руками, и я догадалась, что это - очередная цитата из его любимой книги. Все понятно. Столько лет выжидал удобного случая и теперь не намерен его упускать. После того превентивного удара со стороны Макса Татарин боялся с ним в открытую конфликтовать, как змея под камнем сидел, месть лелеял. - То есть, если свидетельнице не поверит суд, если Максим не умрет от раны, то уж по результатам экспертизы он должен получить высшую меру? Только мне следует их не адвокату передать, а обвинителю? - Вот видите, вы сами все знаете, - с довольным видом заключил Татарин. Значит, мои подозрения оправдались. Давний враг Макса не дремал. Он затаился, ждал удобного часа, и как только заметил слабину, принялся наносить удар за ударом в надежде, что хоть одна из попыток сработает. - А если... - я сглотнула, - если найдутся смягчающие обстоятельства? Или доказательства, что Максим не виноват? - Не найдутся, - уверенно произнес Татарин, - вы ведь этого не допустите, Анита? От его тона по спине пробежал холодок. Мой собеседник не повышал на меня голос, не угрожал, разговаривал вежливо и доброжелательно, но каким-то образом умудрялся создавать такое впечатление, словно уже кожу с меня живьем сдирает. - Значит, другой исход не возможен? - тихо сказала я. Татарин поднял голову, втянул носом свежий утренний воздух, задумался. Голуби продолжали крутиться у его ног, болонка зевнула, лениво спрыгнула с колен и прошлась к кустам напротив. Ее птицы тоже не боялись. - Моему сыну бы сейчас исполнился уже сорок один год, - признался Татарин, разглядывая верхушки деревьев, - я хотел оставить ему все, что смог заработать. Он бы так же встречал рассветы, любил женщин, гулял в ресторанах с друзьями, как это делает сын Лютого. Но теперь... разве для моего мальчика возможен другой исход? Кому я оставлю свое дело? Двум бесполезным дочерям и их мужьям? Я молчала. Даже если бы и призналась, что того заложника убил не отец Макса, а его сестра, ничего бы не изменилось. Только Дарью бы под удар поставила, а она и так дерганая. Решилась только осторожно предположить: - Мне казалось, Максим сделал все возможное, чтобы возместить причиненный ущерб. - Сделал все возможное? - приподнял бровь Татарин. - Это когда ментов на меня натравил? Или когда девку, подстилку одного моего человечка, выследил, охмурил специально, чтобы она ему про мои дела информацию сливала? А та, наивная душа, 'стучала' ему, пока он с ней амурничал. Я постаралась не показать изумления. Наверняка имелась в виду Оксана и ее отношения с Максом. Но она мне и словом не обмолвилась, что выдавала ему сведения о Татарине. Тогда, в разговоре, была зациклена только на своей любви и одержимости. Но если хорошенько подумать... мог ли Макс использовать ее, чтобы узнавать планы конкурентов? Я с ужасом поняла, что не имею на этот вопрос однозначного ответа. Возможно, он и не просил Оксану выдавать секреты, она делала это добровольно. Совсем как я. Захотелось поежиться. Когда Васильев пытался убедить, что Макс меня использует, внутри включилось противоречие. Татарин же мимоходом упомянул интрижку с Оксаной, не акцентируя на ней внимание. Что это? Тонкая игра? Или я сама уже притягиваю за уши любые подозрительные признаки? Тем временем, старик поднялся, взял газету и свистом подозвал собаку. Голуби прыснули в разные стороны. - Подумайте, Анита, - продолжил он, - но советую тщательно выбирать сторону. И сторонников. От этого выбора многое зависит. Даю вам неделю. Татарин заложил руки за спину и в сопровождении болонки пошел вдоль по аллее, а я так и осталась сидеть на скамейке. Не могла заставить себя пошевелиться. Мне дали неделю срока? А потом что?! Из-за кустов в конце аллеи вышел мужчина, до боли напомнивший мне одного из утренних похитителей. Татарин миновал его, даже не взглянув, а тот двинулся следом, как собачонка. Я только покачала головой. Видимость нашего уединения в парке оказалась мнимой. Все это время где-то поблизости находилась охрана. Озираясь, я вскочила на ноги. Так можно паранойю заработать покруче Дашиной истерии, если постоянно думать о том, что за мной в этот момент кто-то наблюдает. Скорее бы вернуться домой. Вот только забрали меня без телефона, сумки и ключей. И как тут быть? Старик свернул за угол, откуда-то сбоку к процессии присоединился второй сопровождающий. На меня они даже не оглянулись. Домой я все-таки добралась. Порылась по карманам куртки и нашла там завалявшуюся купюру, которой хватило, чтобы поехать на автобусе. Проблему с ключами тоже знала, как решить: собиралась звонить в домофон. Но тут вообще повезло. Как раз выходила соседка и впустила меня в подъезд. Я поднялась на этаж, представляя, как Сергей сходит с ума от волнения. У самой-то первый шок уже прошел. По дороге было время хорошенько все обдумать и успокоиться. Муж, и правда, выглядел бледным и растерянным, когда открыл мне дверь. - Сереж, все хорошо, я вернулась, - попробовала я улыбнуться, но увидела за его спиной... Вронскую. Адвокат как раз надевала туфли и ответила мне спокойным вежливым взглядом. - Здравствуйте, Анита. - Здравствуйте... - опешила я, проходя в квартиру, - вы ко мне? Что-то случилось? Что-то... - мой голос дрогнул, - что-то с Максимом? Когда я назвала это имя, у Сергея еще больше округлились глаза, а Вронская как-то странно на него покосилась. Впрочем, ответила почти сразу: - Нет, все в порядке. Я здесь по делу не к вам, Анита. А к вашему мужу. - К Сереже? - я уже не знала, что и думать. - По какому делу? - Личные дела не обсуждаю, - отрезала адвокат в своей обычной манере обрывать нежелательный разговор, - если захотите, поговорите в приватной обстановке между собой. Она прошла мимо меня к дверям, остановилась, смерила взглядом. - Хотя... у меня и для вас есть кое-что. Максим просил не откладывать очередной сеанс. Он вас хочет, - Вронская слабо улыбнулась уголками губ и исправилась: - Хочет увидеть. И как можно скорее. Не успела я сообразить, что за двусмысленные намеки мне только что подавались, как она вышла за дверь. В голове тут же зашумело. Макс снова хочет меня видеть! Он сам зовет меня! Опять! В груди стало тесно от радости. Я повернулась к Сергею, понимая, что попалась, что он наверняка видел мою реакцию, мое лицо, и это после пережитого утреннего стресса! Я ведь уже больная, ненормальная, раз все страхи отступают в сторону при мысли о свидании с Максом. Понимаю это и все равно с собой ничего поделать не могу. Сергей смотрел на меня, словно увидел впервые. Только почему-то сам выглядел слегка виноватым. Словно не ревность его глодала, а какое-то иное чувство. - Зачем приходила Марина? - спросила я, начиная разуваться. - Ты расскажешь? Вместо ответа он схватил куртку, быстро обулся. Пробормотал что-то вроде 'нужно сходить за хлебом' и выбежал, оставив меня в квартире одну. Я так и не поняла, что это было. 9 Мужа я не дождалась. Не вытерпела. Созвонилась с главврачом изолятора, назначила время сеанса. Пока собиралась, все валилось из рук. С того момента, как Вронская обмолвилась, что Макс меня ждет, время потянулось ужасающе медленно. Я то и дело поглядывала на часы, но казалось, минутная стрелка стоит на месте, не говоря уже о часовой. Наконец, я села в машину и помчалась, наплевав на то, что приеду раньше времени. Такие мелочи уже не волновали. Я умирала от счастья, что снова увижу Макса. Смогу прикоснуться к нему, поговорить. Неважно о чем: о любой мелочи, пустяке, только бы слышать его голос. Это походило даже не на одержимость, а на полную зависимость, но мне было хорошо в подобном состоянии. Я ощущала себя счастливой уже от одного предвкушения встречи. Такое странное чувство, пугающее, выбивающее из 'зоны комфорта', в которой привыкла находиться, заставляющее кровь бурлить в венах. Словно невидимые крылья несли меня, заставляя сильнее давить на газ и лететь быстрее ветра по городским улицам. Возле въезда во двор изолятора, где стоял пропускной пункт, собралась толпа. Я сбросила скорость, медленно прокрадываясь к воротам и разглядывая незнакомые лица людей и поднятые вверх плакаты. 'Сколько можно откладывать правосудие?' 'Требуем вынести приговор!' Кое-где мелькал портрет Соловьева с черной лентой в углу. Журналисты, конечно же, крутились поблизости. Наверно, подобного и следовало ожидать. Нашумевшее убийство так муссировалось в СМИ, так обрастало все новыми слухами и 'подробностями', что простые люди совершенно обезумели и стали организовывать пикеты, до конца не понимая, за что или против чего борются. Охраннику на воротах пришлось выйти и перекрикивать толпу, чтобы расчистить мне дорогу. Но люди, услышав, кто я, заволновались еще больше. Они принялись стучать по капоту и дверям машины, требуя от меня каких-то ответов. Обстановка накалялась. Ярость толпы становилось все труднее сдерживать. Автомобиль слегка раскачивался под напором, а мои ладони резко вспотели. Я пыталась двигаться дальше и боролась с паническим желанием вдавить педаль газа в пол, раскидать живые препятствия, снести ворота и вырваться из кошмара, в котором оказалась. Куда не поворачивалась, всюду видела лишь прижатые к окнам ладони и лица, безумно выпученные глаза, оскаленные рты. Стало трудно дышать, показалось, что машина превратилась в ловушку, из которой уже не суждено выбраться. Только усилием воли я заставляла себя сохранять хладнокровие и продолжать понемногу двигаться к воротам. Одна девушка с микрофоном так колотила в стекло возле моего лица, что мне пришлось опустить его от греха подальше, пока не разлетелось на осколки. - Почему убийце никак не вынесут приговор? - закричала она, просовывая микрофон в салон автомобиля. Чуть ли не под нос им тыкала. Я попробовала отмахнуться, но не получилось. Тогда не выдержала и огрызнулась: - Вы знаете, что такое 'презумпция невиновности'? Пока в суде не появятся неопровержимые доказательства, дело будет рассматриваться! - Какие еще доказательства нужны, если убийца сам признал вину? - настаивала девушка. - А откуда вы так уверены, что за решеткой именно убийца? - я посмотрела в упор на нее, перейдя из обороны в атаку. - Вы что, были на месте преступления и все видели? Может быть, человека заставили признаться в том, чего он не совершал! А если бы с вами так поступили, вы бы считали справедливым вынести приговор без разбирательства? Она несколько раз открыла и закрыла рот. Видимо, не ожидала отпора. Я пожалела о своем порыве, как и в прошлый раз в разговоре с Татарином. Погрузившись в жизнь Макса глубже, чем хотела изначально, уже не могла спокойно воспринимать все, что касалось его дела. Волна возмущения поднималась изнутри, когда я слышала, как другие торопятся осудить или казнить его. Но не хотелось и ухудшать ситуацию необдуманными словами, а я уже второй раз ляпнула не подумав. К счастью, подоспела дополнительная подмога из охраны, пикетирующих разогнали, а я смогла проехать в ворота. Когда вышла из машины, только покачала головой: ее здорово поцарапали со всех сторон. Расстроила даже не столько необходимость тратиться на косметический ремонт, сколько ощущение человеческой ярости, обрушившейся на железо. Ведь эта ярость могла обрушиться и на меня саму, будь я не в автомобиле. Вронская, которая встретила меня внутри здания, тоже выглядела слегка выбитой из колеи. - Будьте осторожны, Анита, - прокомментировала она ситуацию, - все становится серьезнее, чем мы ожидали. И снова мне почудился намек на какую-то странную договоренность, которая существовала между адвокатом и подзащитным. Я быстро огляделась по сторонам, убедилась, что в коридоре мы одни и прошептала: - Марина, вы же видите, что я уже на вашей стороне. Уверена, что видите. Ваш сегодняшний намек по поводу встречи с Максимом был более чем прозрачен. И в прошлый раз, когда вы так демонстративно читали журнал... Ни за что не поверю, что хоть одна деталь смогла ускользнуть от вас, несмотря на активное чтение, - адвокат молчала, и это придало мне смелости. - Я сейчас очень рискую тем, что признаюсь вам в своей предвзятости. Так пойдите навстречу и объясните мне хоть что-нибудь! Вы же явно знаете больше, чем остальные! И это еще не говоря о вашем странном визите к моему мужу. Неизвестно, то ли Вронская поверила, то ли была напугана пикетчиками и не успела обдумать мои слова как следует, но она не стала притворяться ничего не понимающей. - Вскоре после ареста, - неохотно поведала она, - Максим оставил мне и некоторым своим людям инструкции. Как вести себя и что делать. Их запрещено кому-либо показывать, даже упоминать запрещено, но... поначалу я придерживалась их, и все шло по плану. - А теперь? - я затаила дыхание. Вронская посмотрела на меня холодным взглядом, но в глубине ее глаз мне почудилась паника. Паника? У старухи, характером напоминающей скорее терминатора? От этого даже морозец прошел по коже. - Теперь все идет не по плану. К этому моменту вы должны были уже сделать заявление в суде, а мне следовало вас поддержать. Но вы не сделали. И никто не ожидал, что люди начнут так беситься. Уже без охраны на улицу и не выйти. Мне стало нехорошо от этих слов. Макс планировал, когда именно я дам показания?! Пытался рассчитать мои действия на суде? Это опять походило на использование меня в своих целях. - Какое заявление я должна была сделать, Марина? Оправдательное? - пробормотала я пересохшими губами. - Или обвинительное? Вронская только пожала плечами. - Там не было написано какое. Макс хотел, чтобы я поддержала вас в любом случае. - То есть... он знал, что Дарья наймет меня через вас в качестве эксперта? Адвокат помолчала, потом произнесла еще более неохотно: - Максим написал инструкции после встречи с вами. Прямо на следующий день. Не думаю, что он знал. Но мне кажется, он надеялся. Мы узнали о вас из газетной вырезки, оставленной им в своей комнате на видном месте. - Газетной вырезки...? Видимо, это была та самая статья о Десятке Лучших, когда мы выпускались из лаборатории в большой мир. Помнится, в первую встречу Макс и не скрывал, что прочел обо мне в газете. Но тогда получается... совершая убийство профессора, он все поставил на карту из-за призрачного расчета на меня? А если бы его сестра не заметила ту вырезку или не придала ей должного внимания? Если бы Сергей все-таки не уговорил меня участвовать в процессе? Если бы... да куча всяких 'если', буквально кричащих о том, что Макс - просто гений планирования, раз почти все произошло так, как он и ожидал. Либо Вронская опять водит меня за нос. - Максим сказал, что хотел умереть, поэтому и сдался после преступления, - заметила я, - почему тогда он оставил лазейку в виде той статьи? Зачем он хотел, чтобы меня пригласили? Лицо адвоката оставалось невозмутимым, она лишь пожала плечами. - Наверно, Максим просто вверил свою судьбу в ваши руки и приготовился принять любой исход. Он готов умереть, если вы так решите. Все зависит от вас, Анита. Ситуация все больше казалась мне абсурдной. - Он хотел, чтобы именно я решила его судьбу? Почему я? Вронская подалась вперед и вперилась в меня своими ледяными глазами. - Он хотел, чтобы вы его спасли. От самого себя. - Т-так было написано в инструкциях? - от неожиданности я даже растерялась. Адвокат отступила назад и улыбнулась, словно ничего не было. - Нет. Я просто знаю этого мальчика с рождения. Он редко кому доверяет, но раз он так поступил... - она покачала головой, - он доверяет вам безусловно. В дальнем конце коридора показался Васильев, он махнул рукой и позвал нас. Вронская развернулась на каблуках и поспешила туда. Я тоже сделала пару шагов, но гораздо более медленно. Слова Макса из его фантазий в фургоне, мчавшемся на свободу, снова пришли на ум. 'Я верил, что этот момент наступит. Я верил в тебя'. Так вот о чем он говорил! Мои догадки о спасении лишний раз подтвердились. Правда, ясности картине это все равно не придало. Так использует ли меня Макс в каких-то своих целях? Действительно ли хотел умереть и передумал после встречи со мной? Или изначально надеялся, что до подобного не дойдет, оставляя газетную вырезку? Ему повезло, что я поверила ему, или меня все время ненавязчиво подталкивали к такому исходу? И эти его инструкции для Вронской, планы... Я могла бы еще долго мучиться предположениями и кусать губы, но в медблок ввели Макса. Он взглянул на меня, старательно удерживая невозмутимое выражение лица, но взгляд выдавал его с головой. Глаза пылали, в них отражалась такая же тоска и желание, которые я находила в собственных, когда смотрелась в зеркальное отражение. Разве может человек подделывать такие чувства? Кем надо быть, чтобы столь искусно притворяться? Мне стало стыдно, что я опять, в который раз, сомневалась в нем. Пусть он рассчитал нашу встречу. Пусть оставил ту вырезку. Но Вронская права, он верил в меня. И все пошло не так, потому что наши чувства никто не мог предугадать. Наверно, Макс и сам не ожидал, что все так получится. Теперь его тянет ко мне. Сильно. А меня к нему - еще сильнее. - Ну что, Синий Код, - поприветствовал он меня в той насмешливой манере, от которой так сладко сжалось сердце, - опять телесные пытки? Или сегодня будет что-то поинтереснее? - Это будет сюрприз, - ответила я, стараясь не улыбаться, хоть губы так и растягивались сами собой. Мы еще не ушли в сеанс, на нас смотрели люди, за каждым словом и действием наблюдали, но я чувствовала, что мысленно Макс уже ускользает туда, в виртуальную реальность, где нет свидетелей и нет посторонних глаз, а существуем только мы вдвоем. Он чуть более поспешно, чем обычно, подал мне руку, и я чуть быстрее, чем следовало, коснулась его. За пару оставшихся секунд я успела пожалеть, что это - единственное реальное соприкосновение, доступное нам. Сеанс четвертый. Состояние перцептора: стабильное. Состояние объекта: условно-стабильное. Характер действий: внедрение. Белое. Первое, что видят глаза - все вокруг белое. Земля под ногами, пологий склон горы, который уводит вниз, в долину. Сосны, растущие там. Плоская равнина замерзшего озера вдалеке. Вершины, которые с другой стороны подступают к месту, где я нахожусь. Все покрыто ровным нетронутым слоем снега. Только небо над головой - прозрачное, как хрусталь, синее. Кажется, что воздух звенит от холода. Кожу даже через одежду пощипывает морозец. Поворачиваюсь к Максу. Он тоже любуется красотой дикой зимней природы, из его рта вырывается пар. Потом смотрит на меня. Взгляд теплеет, становится таким, что можно топить вокруг льды. Не выдерживаю, кидаюсь к нему на шею, обнимаю, и Макс целует меня, долго, горячо, нежно. Все внутри меня уже тает сильнее любых льдов от его прикосновений. - Как же это сводит с ума... - шепчет Макс, отрываясь от меня. Его глаза все еще закрыты, а вот я уже смотрю и не могу насытиться его видом. - Что именно? - Знать, что ты не настоящая, но прикасаться к тебе, словно это реальность. Молчу. Не знаю, что ответить. Макс постоянно одергивает сам себя, пытается не забыть, где находится, а мне наоборот хочется об этом не думать. - Как же мне этого не хватало, - он гладит меня по лицу, - сколько времени прошло? Год? - Сутки, - смеюсь я, а Макс округляет глаза и притворяется удивленным. - Целые сутки?! Мне нравится, когда у него хорошее настроение. Когда он шутит со мной и не скрывает, что тоже скучал. В такие моменты кажется, что мы вместе уже давным-давно. Макс снова обводит взглядом окрестности. - Где мы? - Не знаю, - пожимаю плечами, - где-то в горах. Возможно, в Альпах. Точно не помню, где видела эту картинку. - Ты создаешь невероятные вещи, - с чувством произносит он, делая глубокий вдох свежего воздуха и выпуская горячий пар изо рта. - Поверь, после стен камеры это особенно ощущается. - Я бы не научилась этому, если бы не Андрей Викторович... - Жаль, что я его убил, - ровным голосом заканчивает за меня Макс. Разговор заходит в неловкое русло, и я пытаюсь сменить тему. Показываю на темно-коричневый деревянный дом за спиной. На небольшом плато, где мы находимся, жилище занимает почти все место. Из трубы приветливо вьется дымок, большие окна с тройными стеклопакетами позволяют любоваться видом, но не бояться холода. - Кажется, это был какой-то журнал по дизайну, - поясняю я, - помню, что мне понравилась эта идея: домик, затерянный в горах, притаившийся на склоне, как птичье гнездо. Место здесь защищено от ветра и очень красивое. - Ты, наверно, любишь здесь бывать? - Макс задумчиво разглядывает строение, прищуривается, когда поднимает взгляд выше, на горы, а оттуда - к небу. - Нет. Никогда не воплощала это раньше, - признаюсь я. - Сама не знаю почему. Сначала берегла для какого-нибудь особого случая. Для годовщины с Сергеем... Макс едва заметно хмурится, и я тут же поспешно добавляю: - Но почему-то так и не захотелось прийти сюда с ним. А вот с тобой захотелось. Он резко поворачивается, а я стараюсь ответить самой невинной улыбкой. Уголки губ Макса приподнимаются, но потом возвращаются в прежнее положение. - Значит, ты на меня не злишься за сегодня? - За сегодня? - я растерянно перебираю в уме, чем он мог бы меня разозлить. - Сегодня ко мне приходила Марина. Точнее, не ко мне... - я ахаю удивленно: - Это ты ее послал? К Сергею? Зачем? Макс морщится. - Черт, поторопился... - Нет-нет-нет, - я хватаю его обеими руками за шею, чтобы не успел отвернуться, и требую: - Скажи мне! Хоть это ты можешь мне сказать? Зачем ты послал своего адвоката к моему мужу? Макс раздраженно выдыхает через нос, но я понимаю, что он сердится не на меня, а на себя. - Ты обиделась в прошлый раз из-за того, что мне неважно, замужем ты или нет. Мне важно, Анита! Просто не считаю, что у меня есть право... - он бормочет ругательства, пока я обдумываю сказанное с широко распахнутыми глазами и не могу поверить тому, что слышу, - черт, все равно я это уже сделал! Ты имеешь полное право злиться. Я настолько не верю своему счастью, что, кажется, сейчас просто умру. - Ты прислал Марину, чтобы... - Чтобы оформить бумаги на развод, - быстро заканчивает фразу Макс и смотрит на меня сердито. Не знаю, плакать мне или смеяться. Я так долго мучилась подобными мыслями, не знала, какие подобрать слова, чтобы поговорить с Сергеем, как объяснить ему необходимость расставания, а Макс просто взял и решил эту проблему одним махом. Послал своего адвоката, чтобы оформить мой развод! - Я не хочу разрушать твою жизнь, - продолжает ворчать он, - просто... ты сводишь меня с ума, Анита. Я ничего не могу тебе дать взамен того, что отобрал. Знай это. Если не хочешь, можешь не подписывать. Это был необдуманный порыв с моей стороны. Я качаю головой и только размышляю: неужели Макс не видит, что делает со мной? Неужели еще сомневается в правильности своего поступка? - Я хочу подписать эти бумаги. - Ты уверена? - недоверчиво переспрашивает он. - Хочешь остаться одна, без мужа? - Когда все закончится, ты выйдешь на свободу, и я буду не одна. - Подумай хорошенько. Ты совсем меня не знаешь. - Я уже подумала. Макс обхватывает мое лицо и смотрит прямо в глаза. Кажется, его раздирает от желания что-то сказать, совершить какое-то признание, но он подавляет это в себе и только отрывисто сообщает: - Я убил много людей. Больше, чем ты можешь себе представить. Молчу, потому что прекрасно помню про жуткие трупы в машинах, но знаю и о причинах такого поступка. - Я убил невинного человека. Твоего профессора. Кусаю губы, но упорно храню молчание. - Ты будешь со мной, даже если я не отвечу на большинство вопросов, которые так и читаются в твоих глазах? Господи, да я ведь уже с ним! Несмотря на миллион вопросов, которые рвут изнутри стальными когтями. Я стараюсь улыбнуться как можно нежнее. - Ответь мне только на один вопрос. Ты хочешь выйти на свободу и быть со мной? - Анита... - стонет словно от боли Макс, взгляд темнеет. Долго молчит, потом, наконец, произносит: - Я мечтал об этом с первой секунды, как узнал тебя. Просто ждал, пока ты будешь готова. Мне хочется ударить и поцеловать его одновременно. Ну конечно, ждал! Не зря ведь постоянно ставил под сомнение мою супружескую жизнь, своими действиями заставлял проанализировать и переоценить ее, злил и дразнил меня специально. Других слов мне и не нужно. Больше ничего не надо. Я найду сама ответы на недостающие вопросы. Обязательно найду. На них ответит кто-нибудь другой. Макс дал ответ на самый главный вопрос, остальное неважно. - Ты дрожишь, - замечает он, - замерзла? - З-здесь все по-настоящему, - отвечаю я онемевшими губами. - Даже холод. Даже наши чувства друг к другу. Не успеваю ответить, как Макс подхватывает меня на руки и несет в дом. Ногой толкает, а потом захлопывает за собой дверь. Проходит сразу в гостиную, усаживает на диван. Интерьер здесь оформлен в темно-коричневых и древесных тонах. За широким окном видны горы. В помещении тепло, очень, но за короткое время, проведенное снаружи, кажется, что холод пробрал до костей, и я трясусь не на шутку. Макс опускается на колени передо мной, согревает дыханием мои руки и растирает пальцы. - Сколько у нас времени? - спрашивает между делом. Я любуюсь его сосредоточенными движениями, мощными плечами и упрямой линией подбородка. - Сколько захочешь. Он резко вскидывает глаза. - Я хочу много. Всю жизнь. Отнимаю одну руку и провожу по его красивому лицу, ощущая легкое покалывание щетины на скулах. Непривычное тепло разливается внутри. - Она у нас будет. Макс кивает, кладет ладонь мне на шею и заставляет наклониться к его губам. Так просто, словно одних этих слов достаточно, чтобы навсегда остаться вместе. Я больше не могу сопротивляться своим желаниям, закрываю глаза и понимаю... вот она, моя реальность. Домик в Альпах, тишина, уютное тепло и Макс. Все остальное кажется страшным сном, от которого долго не удавалось проснуться. Все проблемы, страхи, неудачные браки с его и моей стороны - это лишь кошмар, рассеявшийся поутру. И теперь впереди у нас бесконечная уйма времени. Она дольше зимы в Альпах, длиннее холодных синих ночей. Время вообще остановилось. Есть только Макс и я. И больше ничего. Он целует жадно, с придыханием, запускает пальцы в мои волосы, не скрывая желания обладать мной. Я наполняюсь его стонами, его запахом, впитываю каждое движение от невинных ласк до порочных прикосновений. Сползаю с дивана к Максу на колени. Я так замерзла, он должен согреть меня. Обхватываю его руками и ногами, сама потираюсь бедрами о живот Макса, ощущаю необыкновенный приток сил. Это он делает меня такой сильной. - Значит, хочешь быть со мной? - выдыхает он мне в рот. Вместо ответа я отстраняюсь, смотрю Максу прямо в глаза. Он тяжело дышит, отвечает взглядом исподлобья. Поднимаю правую руку, снимаю с безымянного пальца кольцо и отбрасываю его куда-то в сторону. Макс ухмыляется, хватает меня за руку, целует это место с еще свежим следом от украшения, с той самой слегка стертой кожей. Целует так, словно никогда не делал ничего приятнее. Стирает отпечаток моей прошлой жизни и накладывает новую печать. Легкие прикосновения переходят на ладонь, запястье, двигаются вверх к моему плечу. - Хочу... - шепчу я, - больше всего на свете... - Почему же ты появилась так поздно? - бормочет Макс в перерывах между поцелуями. - Почему не пришла раньше? Его руки лихорадочно бродят по моему телу, расстегивают пуговицы на кофточке, стягивают ее с плеч, скользят к груди, спускаются к животу, возвращаются на спину и обратно к соскам, пылающим от прикосновений. Сквозь жар, который затмевает рассудок, я понимаю, что Макс говорит не о сегодняшней встрече. Он всего лишь сожалеет, что успел наломать дров до того, как узнал меня. Его отчаяние рвет мне душу. Спасло бы это Макса, если бы мы столкнулись раньше? Я качаю головой в ответ на свои мысли. - Значит, так было надо. - Ты была мне нужна. Просто и коротко, полустоном, полушепотом. Я уже почти голая в его объятиях. Все тело горит от беспощадных терзающих ласк. Знаю, что нужна ему, вижу это во взгляде, слышу в интонации голоса и получаю настоящее наслаждение. Хочу, чтобы он не мог жить без меня так же, как я не могу без него. Макс наваливается на меня всем телом так, что даже руки подкашиваются. Я едва не утыкаюсь носом в пол, пока он содрогается. - Я... не хочу... - слышу над ухом шепот, и от этого звука последняя капля переполняет мою чашу. Откидываю голову, упираюсь затылком в его плечо и кончаю до красных кругов под плотно закрытыми веками. - Я не хочу... тебя потерять... - шумно выдыхает Макс. Он целует меня за ухом, бережно помогает опуститься на пол, освобождает от гнета своего тела и пристраивается на боку рядом. Мне хорошо и плохо одновременно. Меня трясет и скручивает от физического и душевного диссонанса. - Ты что? - в голосе Макса слышится легкая паника, когда он ловит кончиком пальца слезинку на моей щеке. - Почему ты не доверяешь мне? - кажется, у меня переизбыток впечатлений после секса. Даже зубы стучат. - Сам просишь верить, но в ответ ни слова не говоришь. Как ты можешь меня потерять, если я уже заочно приняла все ужасное, что узнала о тебе? Макс морщится, как от зубной боли. - Не надо. - Но... - Не надо, я сказал! - в его глазах появляется гнев, и я покорно умолкаю. Подобным тоном он закрыл рот своей сестре, когда та стала кричать на суде, и теперь мне на своей шкуре довелось испытать, каково это. С раздраженным вздохом Макс поднимается на ноги и отходит, оставляя меня одну. Сворачиваюсь на полу в клубок, подтягиваю колени к груди, закрываю глаза и слушаю его шаги по деревянным доскам. Они то приближаются, то удаляются, потом затихают. Поднимаю голову и вижу, что Макс стоит у окна. Его обнаженная фигура четко выделяется на светлом фоне. Он просто смотрит вдаль, слегка расставив ноги и опустив вдоль тела руки с крепко сжатыми кулаками. Плечи скованы напряжением. Поднимаюсь и подхожу к нему. За окном изменилась погода. Солнце спряталось, и идет снег. Валит большими пушистыми хлопьями, укрывая землю еще более плотным слоем. Макс явно чувствует мое присутствие, но не оборачивается. Обнимаю его сзади и прижимаюсь щекой к плечу с татуировкой в виде арабской вязи. Чувствую, как мужская ладонь накрывает мою руку. - Не надо, Анита, - просит он уже более мягким тоном, от которого все переворачивается у меня внутри, - мы прошли уже большую часть пути. Подожди еще немного. Наберись терпения. Все будет хорошо. Я обещаю. Верь мне. - Мне трудно, - не выдерживаю и жалуюсь я тоном маленькой девочки, - ты просишь о невозможном. Как мне верить, когда все вокруг только и делают, что говорят о тебе гадости? А сегодня утром меня пригласил к себе Татарин. Я уверена, что Максу не нужно объяснять подробности такого приглашения. Его учащенное дыхание говорит о том, что он сам все понял. Макс поворачивается, обнимает меня и прижимает к своей обнаженной груди. - Не бойся. Он больше не тронет тебя. - Ты уверен? - фыркаю я, и забытый страх невольно прорывается наружу. - Потому что ты здесь, а он - там. И мне дали всего неделю... - Не бойся, слышишь? - Макс берет меня за подбородок, заставляет поднять голову и посмотреть в глаза. - Татарин - не то препятствие, с которым я не могу справиться даже отсюда. Поняла? Ты ничего не должна бояться теперь. Я обещаю, что тебя никто не тронет. От уверенного взгляда Макса во мне нарастает уже знакомое ощущение спокойствия и защищенности. Если он сказал, значит так и будет. Я киваю с облегчением. Макс всегда поступает правильно. Он не стал бы обещать мне того, что не смог бы выполнить. - Татарин боится тебя, - признаюсь я, - считает угрозой. А ты его, видимо, нет? - Он мне не враг, поэтому мне нет причин его бояться, - спокойно отвечает Макс. - Но как? Он же убил твоего отца! Макс тяжело вздыхает. - Татарин только думает, что является хозяином ситуации. Понимаешь? Я знал, что он готовит покушение на отца и... - он молчит и неохотно добавляет: - Просто не сказал никому. Это был первый раз, когда я стал причиной чьей-то смерти. Я прикрываю рот рукой и смотрю на него круглыми глазами. - Зачем ты так поступил? Макс становится мрачным. - Отомстил за мать. И за Дашку. В следующий раз он прикрылся бы ею. Или замуж отдал за того, кто ему выгоден. Кто стал бы ее бить и ни во что не ставить, как тряпку. Я не мог этого допустить. Понимаешь? Я невольно отступаю назад. Макс усмехается с недобрым видом. - Шокирована, Синий Код? По-прежнему считаешь, что я не могу справиться с такой мелочью, как Татарин, если захочу? - он хватает меня за плечи, резко дергает на себя, как куклу, и выдыхает в лицо: - Я могу справиться с любой проблемой на своем пути. - Н-но с чем-то же ты не можешь справиться, - я шумно сглатываю от его напора, - раз тебе нужна моя помощь. Выражение его лица становится холодным и жестким. - Да. Я не могу со своего пути свернуть. Некоторое время мы сверлим друг друга взглядами, и я понимаю, что он не собирается сдавать позиции. Внезапно наваливается усталость. Мне не хотелось снова начинать это противоборство, а Максу не следовало так бурно реагировать на мою попытку достучаться до него, сделанную под влиянием эмоций и без злого умысла. Но, видимо, мы обречены ходить по кругу. Я мечтаю о тихом домике и уютном мирке для двоих, он озабочен претворением в жизнь каких-то понятных ему одному планов. Я жажду любви, он - борьбы. Я жертвую, он - стоит на своем. - Хорошо, - произношу безжизненным голосом и слегка шевелю плечами, чтобы Макс меня отпустил. Как ни странно, он разжимает пальцы и смотрит с настороженностью. - Что хорошо? - Иди своим путем. Надеюсь, что в конце концов ты обретешь покой, который ищешь. Собираюсь отойти, но Макс заступает дорогу. Он по-прежнему сжимает кулаки и свирепо дышит. - Не думаю, что теперь у меня это получится. - Из-за меня? - вскидываю голову и выдерживаю его взгляд. - Я помогу тебе. Сделаю все, что ты скажешь. Беспрекословно. Можешь написать мне инструкцию. Я выполню каждый пункт. Его зрачки расширяются. Понял намек? Ну конечно, понял. Он может сколько угодно быть жестоким, властным, помешанным на своих целях ублюдком, но дураком точно никогда не был. - А ты куда собралась? - ядовито интересуется Макс. - Может, собираешься найти колечко, которое выкинула? Поищи, оно валяется где-то там, за диваном, куда ты швырнула его ради того, чтобы я скорее насадил тебя на член. Хотя... можешь его не искать. Ведь когда ты выйдешь отсюда в реальность, оно все равно будет на твоем пальце. Как удобно! Получать классный трах здесь и быть безупречной женой там! Зачем тебе развод? Ты даже не думала об этом до сегодняшнего дня! Это удар ниже пояса. На миг я задыхаюсь от боли, причиненной жестокими словами. На глаза наворачиваются слезы. Все лучшие чувства, побуждения, с которыми шла сюда кажутся растоптанными в грязи. Рука сама собой поднимается. От звонкой пощечины голова Макса дергается в сторону. - Пошел ты... Я уже собираюсь выйти из сеанса, когда он хватает меня за плечо и останавливает. Ожидаю очередной порции унижений, но замираю от удивления. Челюсти Макса стиснуты, желваки играют на скулах. Губы плотно сжаты, ноздри раздуваются при каждом вдохе. Грудь учащенно вздымается. Его слегка потряхивает, но не от ярости... от страха? Да... взгляд изменился. В нем мольба... и паника. Узнаю этот его знакомый вид. Макс слишком гордый, чтобы признать вслух то, о чем я догадываюсь при помощи женского чутья. Поэтому он лишь сильнее сжимает пальцы, словно может таким образом меня удержать, если прекращу сеанс. - Отпусти. Ты делаешь мне больно. Макс упорно молчит и удерживает меня. В глазах уже не мольба - боль. Его ломает изнутри, это заметно невооруженным глазом. Вся моя злость тут же проходит. Я не могу смотреть на то, как Макс пытается ради меня уничтожить то, что делает его самим собой. - Хочешь, чтобы я осталась? - тихо спрашиваю я. Он кивает с таким трудом, словно застудил шею, и мышцы отказываются служить. Разжимает пальцы и убирает руку. Смотреть на это смешно и в то же время грустно. Мы в первый раз поссорились на ровном месте. Как влюбленные - из-за неосторожно сказанных слов. Я отворачиваюсь и кусаю губы. За окном по-прежнему падают белые хлопья. Мы занимаемся любовью, выясняем отношения, испытываем друг друга на прочность - а снег идет и идет, все больше заметая снаружи домик и окутывая нас плотным коконом. - Ты меня обидел, - я говорю это ровным голосом, обращаясь к стеклу. От дыхания на холодной поверхности образуется легкое облачко, но тут же исчезает. - Не делай так больше. Если ты считаешь меня одной из своих девок, которых можно душить и трахать, а потом вышвыривать... - Я тебя люблю. На секунду мне кажется, что я сама придумала себе эти слова, сказанные грустным хрипловатым голосом. Белая пелена снега перед глазами становится мутной и расплывается. Но нет, слова продолжают звучать в ушах, все больше обретают вес и значимость. Наконец, я вынуждена признать, что не ослышалась. - И давно? Боже, этот голос ледяной стервы не может принадлежать мне! Я настоящая хочу с визгом броситься Максу на шею, закрыть глаза и рыдать от счастья. Но внутри все еще жива обида, и она толкает меня на глупости. Он же может строить из себя недотрогу, почему мне нельзя сделать то же? - С первой секунды, как увидел. Медленно поворачиваюсь, прижимаюсь голыми лопатками к прохладному стеклу, чтобы устоять на месте. Макс смотрит исподлобья и выглядит виноватым. Наверно, ему стоило больших усилий признаться. Пожалуй, таких же больших, как кивнуть головой вопреки своей гордости. - Как увидел вживую? - зачем-то уточняю я. Он отрицательно качает головой, все с тем же видом мученика и страдальца, а я выдыхаю с облегчением. Еще один кусочек головоломки сошелся. Это странно, почти невероятно, что Макс заинтересовался мной, всего лишь увидев фотографию в газете. Глупо, романтично, необъяснимо. Но зато понятно, почему он оставил подсказку сестре. - Ты убил профессора, чтобы встретиться со мной? - холодею я от догадок. - Нет! - возмущается Макс и осекается. - Я просто... просто надеялся. - Что я тоже влюблюсь и захочу помочь тебе? Он подступает ближе, прижимается ко мне горячим телом. Снова заставляет голову кружиться от нашей близости. - А ты влюбилась? - спрашивает с плохо скрываемой надеждой. - Потому что это единственное, о чем я могу думать рядом с тобой. Ты нужна мне, Анита. Вся. Полностью. Безраздельно. Навсегда. Ты тянешь меня к свету и не даешь утонуть во тьме. Наши губы в опасной близости друг от друга, и мои глаза закрываются сами собой. Не могу противостоять этому соблазну. Пыталась. Но не могу. - Да... - шепчу. - Я никуда не уйду. Я твоя. - Моя? - Твоя. И снова мы тонем в круговороте чувственных ласк. Жаркие поцелуи на коже вперемешку с обжигающим прикосновением оконного стекла. Шепот вперемешку со стонами. Упругая поверхность кровати в чередовании с острыми углами столешницы. Мы молчим, лежа в объятьях друг друга на мягком ковре. Мы сидим на полу у окна и разговариваем, держась за руки. Кажется, теперь я знаю о Максе все. Как он заработал свой первый шрам под коленкой, свалившись с дерева. Как впервые застал сестру целующейся с соседским мальчиком и потом долго выслушивал ее переживания по этому поводу. Как мечтал о собственном доме, не том, отцовском и мрачном, а своем, большом и светлом, построенном на морском побережье вдали от людей, и даже подумывал его купить после женитьбы, но не сложилось... Я знаю о нем все, кроме самого главного: зачем он убил профессора Соловьева. За окном уже черным-черно, когда Макс бережно тормошит меня, пригревшуюся в его объятиях. - Ты засыпаешь, - бормочет он и гладит меня по щеке, - сейчас все закончится. Ты устала. Иди. Но обещай, что придешь еще. Скоро. - Я приду, - с трудом ворочаю языком, словно тот налился свинцовой тяжестью. - Анита, - не успела я открыть глаза, как услышала неодобрительное ворчание главврача, - дайте вам укол тонизирующий сделают, что ли. В голове зашумело, как только я попыталась принять сидячее положение. Взглянула на Макса - тот тоже медленно приходил в себя. Васильев дал знак медсестре, мне ловко закатали рукав и вонзили в плечевую мышцу острую иглу. Я с безразличием вытерпела все процедуры. Мысленно оставалась еще там, с Максом. Как же быстро истекло время! Виски раскалывались от многочасового напряжения. Руки тряслись. Я заметила, как сверкнул на пальце золотой ободок, и вздрогнула. Стащила кольцо и убрала в задний карман джинсов. Тут же почувствовала на себе взгляд Макса. Он едва различимо улыбнулся, одними уголками губ, и это подействовало на меня лучше любого тонизирующего укола. И все-таки мы продвинулись вперед. Он признал, что планировал встречу со мной. Но мне уже все равно. Я попалась. Я - часть его плана. Он идет своим путем, а я - своим. 10 Вернувшись домой, я застала Сергея на кухне. Одетого почему-то в одни трусы и носки, будто как пришел с улицы, разделся впопыхах, так и присел. На столе перед ним были разбросаны бумаги, у локтя стояла полупустая бутылка водки и стакан. Муж сидел, обхватив голову руками и зарывшись пальцами в волосы. Его задумчивый взгляд блуждал от одного листа бумаги к другому. Становилось понятно, почему он убежал утром. Хотел взять паузу, чтобы подумать. Видимо, раздумья затянулись до самого вечера и измучили Сергея настолько, что стал топить разум в спиртном. Я порадовалась, что Макс все-таки предупредил меня о причинах визита Вронской, иначе сейчас здесь было бы два растерянных человека вместо одного. К счастью, теперь чувствовала себя вполне уверенно для важного разговора. Даже слабость и сонливость после длительного сеанса не могли остановить мое желание наконец-то расставить все по местам. - Сереж, ты что, пьяный? - осторожно поинтересовалась я, усаживаясь напротив мужа. Он поднял на меня покрасневшие глаза и посмотрел так, что сердце сжалось от сочувствия. Взлохмаченные волосы торчали во все стороны. Ему пришлось в одиночку переживать тут новость о расставании, пока я растворялась в счастливых мгновениях со своим новым мужчиной, а ведь и нас с Сергеем связывало что-то хорошее в прошлом. Я не имела права так быстро об этом забывать. - Нам сделали предложение, от которого мы не можем отказаться, маська, - нечетко пролепетал муж и наигранно рассмеялся. - Нам? - через стол до меня долетели алкогольные пары, и я поморщилась. - Господи, сколько ты уже тут сидишь и пьешь? Мой вопрос Сергей пропустил мимо ушей, только дрожащими пальцами разворошил бумаги, собрал стопку листов и протянул мне. - Нам надо развестись. Хорошо, что он произнес эти слова без вопросительной или жалобной интонации. Скорее, констатировал факты. Я взяла документы и бегло прошлась взглядом по строчкам. Детей мы не нажили, квартира оставалась при мне... да все мое имущество Сергей уступал по договору! Это казалось тем более странным, учитывая, что муж выглядел весьма настроенным на развод. Что же сподвигло его на такую решимость? - Мы должны развестись, маська, - продолжил Сергей, - только не начинай сразу спорить. Выслушай. Я промолчала. Так значит, муж не в курсе, почему меня у него забирают? Иначе знал бы, что спорить и не собиралась. Оставалось только поражаться хитро спланированному ходу со стороны Макса, избавившему меня от необходимости оправдываться. Он повернул дело так, что Сергей хотел развода и считал себя за это виноватым! Общаясь с окружением Макса, я много раз слышала, что тот всегда заботится о тех, кого любит. Он позаботился и обо мне... Я попыталась унять бурлящую радость внутри и прислушаться к словам мужа. - Я должен уйти, - пояснял он, пряча от меня глаза. - Знаю, что ты не хочешь оставаться одна, но пойми... нам такого больше не предложат. - Что тебе пообещали? Муж торопливо зашуршал бумагами, отыскал и протянул мне новый документ. - За немедленное согласие, переезд отсюда и все подписи под договором я получаю такую же сумму, как обещали тебе. Представляешь? Вот халява! Можно развестись, купить тот дом, о котором мечтали, и еще деньги останутся. А потом, когда суд закончится, снова поженимся, - его глаза загорелись. - А, маська? Как в фильме будет - 'Привычка жениться'. Я смотрела на мужа, теперь уже почти бывшего, и с облегчением чувствовала, что жалость и чувство вины отступают. Да Сергей же счастлив по-своему! Каким-то образом Максу удалось осчастливить нас обоих! С тонким искусством настоящего политика он помог мне сберечь кучу нервов и избежать грандиозного семейного скандала. Сергей напуган, конечно, необходимостью оставить меня и привычную жизнь в этой квартире, но обещанные перспективы подспудно манят со страшной силой. Утренний его побег тоже стал выглядеть по-другому. Не из-за горя расставания Сергей сбежал 'за хлебом', а для того, чтобы продумать, какими словами сообщит мне новость. - Ты не спросил, для чего нужен наш развод? - из праздного любопытства поинтересовалась я. - Наверно, так нужно для дела или еще для чего-то... - Сергей пожал плечами. - Да какая разница, маська? Кто их, богатеев этих, поймет? Главное, что мы с тобой при деньжищах будем! При баблосиках! Я кивнула, полезла в задний карман джинсов, вынула кольцо и положила его на стол между нами. Господи, как же легко на душе! Легко, светло и радостно. Я свободна. Не только от уз брака, но и от пыток совести. Макс смел все препятствия между нами одним махом. Осталось лишь найти путь к его свободе - и мы будем вместе. Навсегда. - Значит, ты подпишешь? - оживился Сергей. Я поднялась, подошла к холодильнику, нашла там давненько завалявшуюся с какого-то ужина недопитую бутылку вина, налила в бокал и вернулась на место. Протянула руку и чокнулась с Сергеем. - Подпишу. Спасибо тебе за все. Желаю счастья. Отпила, глядя на него поверх края. Сергей хлебнул водки, поморщился, вытер губы рукой. Посмотрел на меня просветлевшим взглядом, недвусмысленно задержавшимся на груди. - Отметим нашу последнюю супружескую ночь, маська? Я вздохнула. - А нечего отмечать больше, Сереж. Наша последняя супружеская ночь была сколько-то дней назад. Ты вещи собирай. Тебе по договору ночевать здесь больше нельзя. Подумал хоть, куда пойдешь? - Точно, - напрягся он, - нельзя ведь. А то вдруг проверять нагрянут. В гостинице сегодня переночую, а потом что-нибудь придумаю. Ты тут не скучай и не грусти, маська. Сергей поднялся из-за стола, пошатнулся, навалился на меня, обдавая запахом спирта, приложился к губам. - Ты у меня такая классная. Такой камень с души сняла! Я думал, что сейчас как начнется... а ты все понимаешь. - Взаимно, Сереж, - я легонько отпихнула его от себя. - Иди, чемодан собирай. Такси вызови. За руль тебе сейчас нельзя. Следующие полчаса я допивала остатки вина в бокале и слушала, как Сергей бродит по квартире, хлопает дверцами шкафов, жужжит застежками чемодана, шуршит упаковкой, запихивая в нее свою игровую приставку, и не верила, что наши несколько лет семейной жизни заканчиваются так незаметно и естественно, как отпадает сухая корочка от зажившей ранки. Как не было между нами сногсшибательных чувств и безумной любви, так и обжигающей ненависти и злости не возникло. Просто он ушел туда, где лучше, а я осталась там, где лучше мне. Потом мы прощались в коридоре. Сергей виновато сопел носом, дергал за ручку чемодан и все порывался меня обнять. - Ты дело быстрее заканчивай, маська, и я вернусь, - бросил он на пороге. Заметно поежился. - А ты поаккуратнее там. Те психи с пистолетами могут еще появиться. - Не возвращайся, Сереж. Не надо. Я его люблю. Бывший муж икнул и захлопал ресницами. - Кого? - Богатея этого, - я положила руку на дверь и с сочувствием ему улыбнулась, - купил он меня у тебя. А ты продал. Не за тридцать серебряников, за несколько миллионов, но разве это важно? Боюсь, обратно он меня уже не отдаст. Да и психам с пистолетами не отдаст тоже. Так что будь счастлив, у тебя теперь все для этого есть: известность среди журналистов, деньги. Все, о чем ты мечтал. У Сергея отвисла челюсть. Я вздохнула и закрыла перед его изумленным лицом дверь. В ту ночь я спала как младенец. Проснулась ближе к полудню, еще долго валялась в постели, представляя, что рядом со мной лежит Макс. Как бы хотелось заснуть с ним вместе и проснуться! Всю ночь прижиматься к его теплому сильному телу, ощущать его присутствие. Сергей наверняка уже отдал бумаги Вронской, а та сообщила своему хозяину о том, что они подписаны. Значит, Макс уже в курсе, что я не просто так сняла кольцо, а на самом деле хочу быть с ним. Может, это сделает его чуть ближе ко мне и заставит рассказать немножко больше? Потому что меня охватывала паника при мысли, как стремительно утекает отпущенное нам время до приговора. Завтракать на кухне в одиночестве было непривычно. Даже немножко страшновато стало. Но потом я напомнила себе: это не одиночество, а ожидание. Мне просто нужно потерпеть и дождаться Макса. И тогда каждое утро мне будет кому улыбнуться за чашкой кофе. Не выдержав гнетущей тишины, я включила телевизор, но только испортила себе настроение, когда наткнулась на передачу типа 'Независимого расследования', в которой вовсю полоскали грязное белье семьи Макса. Журналисты постарались и нарыли информации и про смерть его матери, и про темные делишки отца, и про игорные заведения его самого. Добавили кадры с суда, где Дарья истерически рыдала, проехались по Вронской на предмет ее связи с криминальным миром. Даже я попала в кадр: показали то короткое интервью, когда меня зажали в машине перед воротами изолятора, требовали скорейшего суда над Максом и вынуждали защищать его. Никогда не видела себя со стороны такой гневной. Дальше я выключила. Просто не смогла смотреть. Да, все правильно, семья у Макса непростая, и грязного белья там можно найти предостаточно, если поискать. Но ведь они не знают о том, какой он! Какие обстоятельства заставили его стать таким. Никто не понимает, что будь Макс другим, более мягким, более зависимым от чужого мнения, жизнь давно бы его сломала. Да что там далеко ходить - Татарин уничтожил бы первым делом. Потому что в битве авторитетов слабые не выживают. Вот только за все надо платить. И за свою силу Макс расплачивается чем-то очень личным и предпочитает держать это в себе. Вспомнив об угрозах Татарина, я потянулась к телефону и заказала установку новой металлической двери с более надежной системой замков и контролем на пульте охраны. Макс, конечно, обещал каким-то образом уладить проблему, но береженого и Бог бережет. А надеяться больше было не на кого. Вронская пока не заявляла меня, как эксперта по делу, поэтому на официальную защиту властей рассчитывать не приходилось. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, я решила заняться делами. После ухода Сергея мучительно хотелось отдраить всю квартиру, стереть следы его присутствия. Начать новую жизнь с чистого листа. Несмотря на прохладную погоду, я распахнула все окна, впустила свежий воздух в душное помещение, вооружилась тряпками и моющими средствами и приступила к делу. Вошла в такой раж, что даже некоторую мебель передвинула и поставила по-другому. Наконец, я, уставшая, но невероятно довольная собой, оказалась хозяйкой совершенно другого жилища, непривычного, но очень уютного. Начало новой жизни следовало отметить и праздничным ужином. В последнее время я расслабилась, привыкла, что за плитой стоял Сергей. Но вот Макса хозяйничающим на кухне среди сковородок никак представить не могла. А значит, пора вспоминать забытые кулинарные навыки, чтобы потом побаловать своего мужчину. Правда, холодильник оказался пуст. Пришлось ехать в супермаркет. Я приехала в магазин в неудачное время: все спешили с работы, на кассах стояли длинные очереди, между полок толкались уставшие и злые после трудового дня люди. Прямо перед моим носом 'увели' последнюю упаковку яиц, и пришлось срочно перекраивать в голове меню. Когда я стояла перед высокими стеллажами с хлебом и выбирала сладкие булочки к утреннему кофе, с противоположной стороны раздался мужской голос: - Здравствуйте, Анита. Я встрепенулась и едва не уронила пакетик с маффинами, который успела взять в руки. Голос показался мне незнакомым, да еще и с едва различимым акцентом. В просвете между полками виднелся чей-то силуэт, но подробно разглядеть не удавалось. Я хотела обойти стеллаж, чтобы увидеть незнакомца, но тот опередил мой порыв. - Стойте на месте, иначе нам не удастся поговорить. В голове тут же пронеслись различные мысли от легкой паники до кошмарных ужасов. Неужели за мной пришли люди Татарина? Неделя же еще не прошла! Почему так рано?! Я огляделась. Вокруг, как ни в чем не бывало, ходили посетители. Вряд ли меня станут убивать посреди супермаркета, а значит, есть время разобраться в ситуации. - К-кто вы? - спросила я, сжимая в пальцах злосчастный пакетик. - Откуда вы меня знаете? - Я - друг профессора Соловьева. Теперь буду и вашим другом. - Друг?! Все его друзья работали в лаборатории, и я их всех знаю! Раздался тихий смех. - Я из тех друзей, о которых не болтают на каждом углу. Скажем так, из очень неофициальных друзей. Внезапно я вспомнила разговор с Марго и похолодела. - Это вы хотели купить у него новые разработки? Хотели переманить за границу? Вы? - Я рад, что мне не нужно вам все объяснять с нуля, только говорите тише, - прошипел незнакомец. - Не хотелось бы, чтобы кто-то еще подслушал мое к вам предложение. Это и в ваших интересах, Анита. Поверьте. - Как вы меня нашли? - Мне вас порекомендовали. - Кто? Мой собеседник красноречиво промолчал. Понятно. Не хочет выдавать свои каналы информации. Вышли же как-то на Соловьева в свое время. Наверное, так и до меня добрались. - Это вы за мной следили недавно? - спросила я, вспомнив черную машину, которая следовала по пятам. - Не буду скрывать. Мы всегда наблюдаем некоторое время, прежде чем вступить в контакт. Вы очень внимательны, раз заметили. Смешно. Трудно не заметить автомобиль, который почти не старается скрыть свое присутствие. Я вернула на полку упаковку с маффинами и поняла, что не могу не воспользоваться шансом узнать хоть немного больше о загадочном прошлом Андрея Викторовича. Может, найдется зацепка и для оправдания Макса? - Хорошо, я вас слушаю, - негромко ответила я. - Вы знаете, что в мире сейчас очень напряженная обстановка? - Честно говоря, не так часто смотрю телевизор. Тут я не слукавила. В последнее время вообще старалась не портить себе настроение новостями, но и до этого тоже слишком отдавалась работе, чтобы еще успевать следить за обстановкой в мире. - Мировые державы недовольны тем, что ваша страна является единственным разработчиком программы 'Синий код', - пояснил мужчина. - Вы представляете угрозу для всех остальных. - Почему? 'Синий код' - абсолютно мирная гражданская программа. Ее создали для развития науки. В чем угроза? - В эпоху гонки вооружений наука не может быть абсолютно мирной. Я фыркнула. - Из меня не сделать универсального солдата, как ни старайтесь. - Мы и не стараемся. Но это не значит, что ваши ученые не ищут таких солдат. - Вы думаете... - я покачала головой, - Андрей Викторович смог бы сделать военную программу? - Мы не просто думаем. Мы знаем. Ваши люди его ликвидировали неспроста. Кто-то 'слил' все наши переговоры. - Но Андрея Викторовича убил посторонний человек! - я спохватилась, что не должна говорить это так, словно точно знаю правду, и добавила: - По крайней мере, подозреваемый сознался, и он не причастен к политике. Незнакомец сухо рассмеялся. - Не будьте наивной, Анита. Как раз, когда мы выделили профессору безопасный коридор для того, чтобы покинуть страну, когда договорились о политическом убежище в обмен на передачу полной информации по новейшей секретной разработке... появляется посторонний человек и рушит все наши планы! Конечно, верхушке власти не выгодно заявлять, кто настоящий заказчик убийства. Такие дела всегда вешаются на ничем не примечательных исполнителей. Я задумалась. Мог ли Макс действовать по заказу властей? Как ни старалась, я не могла подобрать ни одной ниточки, которая бы сделала сына криминального авторитета доверенным лицом закона. Может, ему обещали какую-то помощь в обмен на преступление? Да хотя бы взять те же разборки с Татарином. Не секрет, что полиция зачастую закрывает глаза на криминал и вступает с ним в сговор. Что если Максу пообещали больше его противника не покрывать? Тогда почему Татарин до сих пор разгуливает на свободе и ощущает себя вполне прекрасно? Почему его еще не поймали и не упекли за решетку? Макса обманули? Или все-таки никакой связи тут нет, и заказ властей на убийство профессора - лишь выдумка моего нынешнего собеседника? - Зачем убивать такого ценного ученого? - заметила я вслух. - Чтобы не дать сбежать из страны, его могли просто арестовать и посадить в какую-то особую камеру, где силой заставляли бы продолжать разработки. - На этот вопрос я не знаю ответа. Может, вы сами знаете? Я только пожала плечами. Разработки Соловьева на самом деле пока не имели аналогов в мире. Тогда насколько сильным должен быть страх утечки его знаний за рубеж, чтобы решиться на уничтожение?! Профессора остановили, причем на полпути. Чем дольше я об этом думала, тем большее опасение у меня вызывали мысли о новой не до конца разработанной программе. Почему наука, действительно, не может быть мирной? Почему всегда находятся какие-то странные люди, которые стремятся все превратить в оружие, все разрушить, все сравнять с землей ради непонятного стремления просто быть сильнее всех на свете? Стал ли мой бывший учитель жертвой подобных личностей или сам являлся одной из них, просто начал с малого? - Над чем работал Андрей Викторович? О чем у вас была договоренность? - накинулась я на собеседника. Тот тихонько откашлялся. - Я не уполномочен разглашать вам такие сведения. Скажу лишь, что по нашим данным программу все-таки запустили в разработку. Если ваша страна снова окажется монополистом этого нового вида вооружения... другим державам придется принять меры. - Война? - похолодела я. - Горячая или холодная, - не стал отрицать незнакомец, - но в любом случае, либо все программы будут уничтожены, либо мы заставим вас поделиться ими со всем миром. - Уничтожены?! - Вы впервые задумались об этом, не так ли? - усмехнулся мужчина. - Вас могут уничтожить, Анита. Потому что вы - программа. Да, так и было. И Марго твердила мне о том же, когда отбирала лицензию. Для всего мира я - не человек. Что-то среднее между биороботом и компьютером. Мне нельзя иметь душу, чувства, эмоции, потому что это мешает работе. Нельзя совершать ошибки. И освободиться от своей роли нельзя. С тех пор, как программа выявила меня в числе избранных, отказ от участия даже не рассматривался. Работа с уголовными делами - лишь слабая иллюзия выбора. Если бы я сама не предпочла ее, меня бы определили куда-то еще. Впервые за всю жизнь я до зубовного скрежета позавидовала тем, неудачливым, слабым, не попавшим на знаменитый снимок Десятки Лучших. Потому что они смогли остаться сами собой. И Сергей остался. Они были побочным продуктом грандиозного научного проекта и поэтому сохранили право считаться... людьми. - Что вы от меня хотите? - мой голос сам собой упал до шепота. - Мне поручено сказать вам то, что в свое время мы предлагали и вашему наставнику. Политическое убежище в обмен на информацию по новой разработке. Достаточно даже копии. Наши ученые попробуют воссоздать в лабораторных условиях эту программу. Ваши знания нам тоже пригодятся. Вы сможете стать консультантом. Поверьте, ваши заслуги перед государством не останутся незамеченными. Да, я могла бы стать консультантом, учить новых перцепторов правилам, водить их в первые сеансы, но какова цена? Побег? Предательство? Прятаться всю жизнь, как крыса, и бояться, что за любой проступок меня экстрадируют обратно, а здесь казнят? Чем лучше новая клетка будет старой? Так же лишат права на ошибку, так же станут удерживать на поводке. Я едва не застонала. Похоже, настоящая свобода могла мне только сниться. Или видеться в сеансах с Максом. Там, с ним, я была самой собой. Просто женщиной из плоти и крови, способной и на любовь, и на ошибки. - У вас же есть доступ в лабораторию, Анита, - продолжал уговаривать незнакомец. - Что вам стоит добыть копии заметок, лабораторных исследований? Вы же сами сказали, что всех там знаете. - Ваши люди ведь это искали, да? - глухим голосом поинтересовалась я. - В квартире Соловьева после его убийства. Это ведь вы там рылись? Искали копии заметок? - Там ничего нет. Профессор был очень осторожен, - прозвучал короткий ответ, лишь подтвердивший мои догадки. Итак, Тимур был прав. К Соловьеву нагрянули иностранные шпионы. И странное дело: и они, и 'наша' сторона взаимно считали Макса наемником. Это подсказывало, что, скорее всего, он не был причастен ни к тем, ни к другим, а действовал самостоятельно. Каким-то образом смог узнать о новой программе, которая ставила под угрозу мир на Земле? Решил помешать профессору? Один против всех? Что за страшное оружие придумал Андрей Викторович? Узнаем ли мы когда-нибудь правду? - Подумайте, Анита, - бросил напоследок мужчина. - Я буду ждать вас в ресторане 'Монреаль' каждый вторник с восьми до девяти вечера за одним из угловых столиков. Вы узнаете меня по красному галстуку. Такие мало кто носит с бежевым костюмом. Принесете информацию, и мы откроем вам коридор, чтобы покинуть страну. Вы станете в своем роде миротворцем. Сделаете хорошо всем вокруг. Едва заметное движение за стеллажом подсказало, что человек ушел. Я бросилась, чтобы рассмотреть его, но успела лишь заметить сутулую спину в сером пиджаке и лысеющий затылок, как мой собеседник растворился за группой покупателей с тележками. Я растерянно застыла на месте. Коридоры они откроют, ага. Где гарантии? И что делать со всей этой информацией? Срочно позвонить Тимуру и сообщить, что со мной вышли на контакт те же люди, которые переманивали профессора? Он ведь тоже не подарок, но хотя бы более 'свой', чем человек, который прячет от меня лицо. Но ведь у меня уже был опыт сотрудничества с Тимом, и понятно, чем все закончится. Он не поверит на слово. Непременно захочет снять образы, чтобы лично 'увидеть' разговор, и, конечно же, снова сделает это не просто так, а с применением сыворотки. И тогда увидит все. Признание Макса в убийстве. Наши с ним встречи. Личные беседы. Секс... Я вздрогнула. Нет, не вариант, не выход. Нужно действовать осторожнее. Агент был так уверен в том, что новую программу готовили к запуску, стоит хотя бы проверить правдивость утверждения. Может, это даст какой-то ответ? Я продолжала в роли слепого котенка тыкаться носом в любой темный угол и прекрасно это понимала. Но как правдивость проверить? Явиться в лабораторию под предлогом 'давно не виделись'? Только вызову подозрения. Мысли снова вернулись к Марго. Может, попросить ее что-то выяснить? Она ведь более тесно связана с лабораторией, чем я после выпуска оттуда. Дело осложнялось тем, что я не знала, использовал ли Тим полученную от меня информацию о ней. Вдруг Марго выяснила, кто сдал ее с потрохами, и не захочет даже встретиться? Я покусала губы. А какие у меня варианты? Других пока не придумала. Внезапно показалось, что за мной кто-то наблюдает. Я огляделась по сторонам и невольно попятилась назад. Из соседнего ряда в проход вышел тот самый мужчина, который вытаскивал меня ночью со склона, а потом приносил зонт во время дождя. Его лицо настолько отложилось в памяти, что я просто не могла его ни с кем перепутать! И одет был примерно так же: во все темное. Он мазнул по мне взглядом, потом пристально изучил лица всех проходивших мимо покупателей. Повернулся и сделал пару шагов в одну сторону, потом - в другую. Словно... искал кого-то еще? Или пытался понять, с кем я здесь встречалась? На лице мужчины отразилось недоумение, и это не понравилось мне еще больше. Он явно знал о том, что я с кем-то встречусь именно у этих полок, и теперь понял, что опоздал. Даже я сама не догадывалась, что меня подкараулит тут иностранный шпион, а вот 'охранник' был в курсе и, похоже, забеспокоился, когда упустил момент! Если он тоже работает на Татарина, то угрозы криминального авторитета по-прежнему в силе. Что он делает? Собирает на меня компромат? Хочет потом выложить его, если откажусь заваливать Макса на суде обвинениями? Я силилась и никак не могла охватить целиком в голове всю грандиозность задумки. Только интуиция вопила, что обстоятельства складываются все хуже. Кто-то из покупателей нечаянно толкнул меня, и это вывело из ступора. Я кивнула в ответ на извинения, подхватила свою корзинку с покупками и со всех ног юркнула в проход как можно дальше от человека в черном. Растолкала трех пенсионерок у стенда с печеньем, свернула за угол, оглянулась. За мной никто не шел. Но я уже достаточно поднаторела в шпионских играх, чтобы понимать - если не вижу следящего, это не значит, что никто не следит. Я бросилась к кассе, махнув рукой на то, что купила не все продукты. Быстро расплатилась за то, что успела положить в корзину, подхватила пакет с покупками и чуть ли не бегом направилась на выход. По пути продолжала оглядываться, но по-прежнему никого из преследователей не замечала. Смогла отдышаться и немного успокоиться, только когда села в машину и завела мотор. По пути в Центр Научных Технологий постоянно смотрела в зеркало заднего вида. Ни одна из машин не вызвала подозрений, никто не ехал за мной по пятам. Значит, интерес представляла только встреча с агентом, а не остальные мои передвижения. Тревожное чувство в груди никак не угасало. Припарковавшись на стоянке, я выглянула в окно. Несмотря на конец рабочего дня, свет в окнах кабинета Марго еще горел. Все знали, что она - большая любительница задерживаться сверхурочно, на то и был мой расчет. Я вышла, поеживаясь от порывов холодного вечернего ветра, и поторопилась в здание, но уже на входе меня ожидало новое испытание. Охранник взял мой пропуск, повертел его в руках, пожал плечами и вернул с сочувствующим видом. - Ваш доступ в здание заблокирован. - Как заблокирован? - у меня мурашки выступили на коже. - Перепроверьте, я была тут не так давно. По-моему, вы же и стояли на посту, когда приезжала в прошлый раз. Никаких проблем с доступом не возникло. - Мне очень жаль. Ваш доступ заблокирован, - ровным голосом повторил он. Горло перехватило, и стало трудно дышать. - Я могу хотя бы узнать причину? - сдавленно пробормотала я. - Временная блокировка руководителем центра. - Меня заблокировала Марго?! Но послушайте... - я приказала себе продолжать дышать и сохранять ясность рассудка, - это, возможно, просто ошибка. Позвоните Маргарите. Пусть она проверит. Я же имею право обращаться к ней в случае любых проблем. Позвоните. Охранник сложил руки на груди и ответил мне спокойным взглядом. Тогда я скрипнула зубами и достала из сумки свой телефон. Пролистала книжку, нашла номер Марго. Набрала, нервно постукивая ногой по полу и раз за разом прокручивая в голове бесконечные вопросы. Она заблокировала мой доступ? За что? Возненавидела за проступок? Означает ли это, что с меня снимают полномочия? Почему тогда не отобрали лицензию? А что, если отберут? Как я тогда смогу продолжать дело? Как буду видеться с Максом? Сердце больно сжалось. Изнутри поднялась волна адреналина. Я готова была драться ногтями и зубами за право оставаться с ним рядом, победить всех, кто только попробует встать на пути. Я не могу позволить кому бы то ни было разлучить нас. Я не переживу, если его осудят и отберут у меня! Наконец, Марго ответила. Показалось, что с большой неохотой. - Привет, ты ведь на работе? - уточнила я. - А я стою тут, внизу, и мне говорят, что мой пропуск заблокирован... - Юсупова... - Марго откашлялась и проговорила виновато: - Ты на меня зла не держи... тут такое дело... долго объяснять. Не держать зла?! Значит, она перекрыла доступ в Центр точно не из-за обиды, иначе бы это мне пришлось умолять ее не сердиться. Тогда в чем же причина? - Можно к тебе подняться? - спросила я. - Нет. Я сама спущусь. Подожди. Пришлось убрать телефон и униженно топтаться у дверей, как дворняжке. Охранник невозмутимо наблюдал, как брожу из угла в угол, а Марго, как назло, не торопилась появляться. Я уже хотела уйти, когда двери лифта распахнулись, послышался стук каблуков по плиткам пола. Марго шла ко мне, придерживая на плечах короткую кожаную курточку, и выглядела, как всегда, на сто баллов. - Пойдем на улицу, - кивком головы указала направление она. В кулаке белел край сигаретной пачки. Мы вышли из здания и прогулялись до угла. Марго подкурила, угостила меня, при этом старательно отводя взгляд. - Марго, что происходит? - тихо спросила я, пока она переступала с ноги на ногу и выпускала длинной струйкой дым. - А то и происходит, Юсупова, - с неожиданной злостью отозвалась моя собеседница, - что без Андрея все встало с ног на голову. Мне приказали тебя заблокировать. Вас всех заблокировать. - Всех? Всех перцепторов? - я не поверила ушам. - Зачем? Что мы такого сделали? - А я откуда знаю? Сама сижу за свое место трясусь каждый день. Боюсь, что завтра приду, а мой пропуск тоже сочтут недействительным. Разгонят нас всех к чертовой матери. Программа 'Синий Код' без Андрея превращается в черт-те что. Новая метла по-новому метет. Так что ты не злись. Не мое это желание. Я не могла злиться на Марго, даже если бы захотела, потому что по-прежнему ощущала себя перед ней очень виноватой за слив информации Тиму. - Андрей Викторович не просто начал разрабатывать новую программу, как ты мне говорила, - призналась я. - Похоже, она почти была готова к запуску. - Это я уже поняла, - она отвернулась и сплюнула на асфальт. Поправила челку пальцами свободной руки. - Когда дошли слухи, что в лаборатории кого-то выбрали на место Андрея, сразу так и подумала. Зачем им кто-то вместо него? Чтобы закончить начатое! - Но как могут кого-то выбрать на его место, если никто и никогда не мог даже близко сравниться с ним?! - Если записи и инструкции остались достаточно подробные, то по ним не так сложно будет продолжить его дело, - не очень уверенным голосом предположила Марго. - Значит, эти записи все-таки нашлись... - Наверно. Андрюшка ведь очень дотошный был, все предпочитал фиксировать. - А ко мне сегодня подошел человек, представившийся его таинственным другом. Понимаешь? На меня уже вышли те вербовщики, о которых ты тогда слышала! Марго резко повернулась. Было заметно, что новость ее взволновала. - Да ты гонишь! - Только никому не говори, - я чувствовала, что обязана ей довериться после того, как она доверилась мне. - Да. Похоже, это они. Всяких благ понаобещали. Попросили украсть из лаборатории информацию. Марго хмыкнула. - В лаборатории твой пропуск тоже заблокировали, будь уверена. Так что можешь сказать им 'гудбай'. Думаю, нас всех ждут большие изменения. Слишком уж высокий уровень секретности установили в связи с новой программой. Никому ничего не говорят. Сократили число сотрудников, имеющих допуск к проекту. Увеличили количество вооруженной охраны. - Я слышала, что даже мировой скандал назревает, - вздохнула я. - И такое может быть, - Марго кивнула, - я уже ничему не удивлюсь. Эх, не вовремя Андрюшка нас покинул. После него так гайки закрутили... Я подумала о страхе, который сквозил во взгляде Макса при каждом упоминании тщательно скрываемой тайны, и об ажиотаже, который возник вокруг разработок профессора после его смерти. - Или очень даже вовремя. - Что ты там под нос бурчишь? - прислушалась Марго. - Ничего, - я подняла голову. - Ты-то как сама? Тебя сильно нагибают? - Пока держусь. И ты держись, Юсупова. Может, потрясет нас всех да отпустит. Авось обойдется. И это тебе еще пригодится. Она указала на пропуск, все еще стиснутый в моей руке. Я посмотрела на пластиковый прямоугольник с голограммой, штрих-кодом и фотографией. Чего стоит почетная должность перцептора, если ты - всего лишь игрушка в руках более важных людей? Имеют ли какую-то значимость годы обучения в лаборатории, где Соловьев чуть ли не каждый день повторял, что мы являемся неотъемлемой частью большого дела, если по первому щелчку нам без объяснений заблокировали доступ в альма-матер? Все больше и больше я приходила к ощущению, что не хочу оставаться Синим Кодом. Макс был прав. Многие годы я провела зомбированной девочкой с плотно завязанными глазами, не замечающей ничего, что происходило вокруг на самом деле. Считала Соловьева святым, а он оказался не без греха. Думала, что Сергей - любовь всей жизни, а брак превратился в сделку. Верила, что занимаюсь уникальной работой, а на самом деле просто выполняла заложенные в меня команды. Я протянула пропуск Марго. Буквально всунула в ее руку. - Зачем? - удивилась она. - Все равно он пока бесполезен. Если что-то изменится, позвони мне, ладно? И если все станет плохо... тоже. - Хорошо... - растерянно протянула Марго. Я затушила и выбросила сигарету, подумала о том, что мысли опять не дадут уснуть ночью, и вздохнула. Попрощалась с Марго и пошла к машине. - Юсупова... - позвала она и поморщилась, когда я обернулась, - Анюта, будь осторожна. Игры, в которые играют люди более высокого, чем мы, положения... лучше не доверяй никому. - А я и не доверяю, - кивнула я, ощутив укол сожаления, что мы с ней так и не стали подругами. Ведь иначе призналась бы ей, что все же есть человек, заслуживший мое доверие. Макс. Когда уже ехала в машине, зазвонил телефон. С замирающим сердцем я уставилась на экран. Незнакомый номер. Раньше ответила бы, не задумываясь - вдруг кто-то из новых заказчиков хочет попросить о помощи? Но теперь напряглась. Кто может звонить? Татарин? Иностранный агент? Тимур и его команда? Или новая загадочная личность, непременно желающая меня использовать в своих темных целях?! Все-таки любопытство пересилило, и я нажала на кнопку ответа. Некоторое время там было тихо, слышалось только чье-то дыхание. - Говорите! - потребовала я нервным визгливым голосом. - Привет. Я едва не выронила телефон. Макс! О, Боже... голова тут же закружилась, во рту пересохло, в груди стало тесно. Его голос... настоящий... немного усталый... приглушенный голос... - Марина выбила мне разрешение на один звонок. - И ты позвонил не Даше?! - я тут же прикусила язык и хлопнула бы себя по лбу, если бы не приходилось удерживать руль. Как будто не могла придумать ничего умнее для выражения радости! Если бы Макс хотел позвонить сестре, то явно не стал бы набирать мой номер. Но раз он решил использовать свою единственную возможность, чтобы поговорить со мной... ведь это что-то значит?! В трубке раздался короткий смешок. Густой и бархатный, словно Макс без труда угадал мою неловкость, и это его позабавило. - Да, я позвонил тебе, - он снова стал серьезным. - Назначили дату следующего заседания. Ты в курсе? - Нет... Марина не звонила. Наверно, сообщит завтра. - Ты придешь ко мне? - в этом коротком вопросе послышалось то, что он не мог высказать вслух. Наше время подходит к концу. Мы должны увидеться еще раз. Наедине. - Ох... Я бы не просто пришла. Если бы могла - прилетела бы. Прямо в эту секунду. Жаль, что так нельзя. - Приходи. Придешь? Я буду ждать тебя. Приходи, Анита. Я впитывала в себя этот голос и никак не могла насладиться им в достаточной мере. Открывала и закрывала рот, а звуки не шли из горла. - Мне нужно заканчивать, - опять заговорил Макс. - Ответь мне. Придешь? - Приду, - наконец, сумела выдавить я. - Но меня пугает происходящее вокруг. Я не могу рассказать всего по телефону, но... скажи, что все идет по твоему плану? Ты же знаешь, что я тебе поверю. Мне достаточно только твоего слова. Скажи, что все будет хорошо! Он немного помолчал, а потом в трубке послышались короткие гудки. 11 Сеанс пятый. Состояние перцептора: стабильное. Состояние объекта: стабильное. Характер действий: моделирование-внедрение. Я тут же зажмуриваюсь от яркого солнца. Горьковато-соленый океанский ветер щекочет ноздри и треплет волосы. Плеск воды и урчание мотора сливаются с криками чаек над головой. Моргаю быстро-быстро, чтобы глаза привыкли. Макс стоит рядом со мной и тоже щурится, оглядывая горизонт. Все пространство вокруг нас занимает вода. На губах моего мужчины блуждает удивленная улыбка. Мы рассекаем волны на белоснежном катере. Покачивает, брызги летят в лицо. Обнаружив свои руки на штурвале, Макс успевает сориентироваться и продолжает управление. Мне нравится, что он всегда успевает ориентироваться в новых для себя обстоятельствах. Нравится, что он может управлять, а мне остается просто стоять рядом и наслаждаться бездействием. Это новое ощущение, и я только начинаю к нему привыкать. - Не знала, что ты разбираешься в катерах, - поддразниваю его. Макс фыркает. - Любой уважающий себя мальчишка так или иначе разбирается в любом виде техники. Он многозначительно смотрит на меня, обнимает одной рукой и прижимает к себе. Это то, чего мне так не хватало все время. - Есть что-то, в чем ты не разбираешься? - кокетничаю. - Есть, - с серьезным видом кивает Макс. - Я не понимаю, как тебе удается каждый раз точно угадывать, чем меня поразить. Ого! Мистер Планирование признается, что я умею его удивлять?! Смущенно улыбаюсь, хоть в глубине души и считаю похвалу заслуженной. Я хотела его удивить. - Знаешь, ты открыл во мне истинное призвание, о котором я раньше только догадывалась. Меня учили, как охотиться за тайнами человеческого подсознания, как заставлять людей страдать, как наказывать их. Но это делало меня саму несчастной, - я поежилась, вспоминая ночи, проведенные на снотворном, нервные срывы, озлобленность, которую испытывала по отношению к окружающим. - Никто не говорил, что я могу создавать для людей сказку. Воплощать их заветные мечты. Например, отправить на самую высокую точку мира. Или показать далекую страну, куда по-другому не будет возможности добраться. Почему-то все всегда сводилось только к сексу или преступлениям. Макс гладит меня по щеке, убирает пряди волос, прилипшие к губам. В его глазах какое-то особенное выражение, от которого каждая клеточка моего тела трепещет. - Потому что это жизнь, Анита. В жизни все сводится либо к сексу, либо к преступлениям. - Интересно, Андрей Викторович тоже так думал, когда разрабатывал программу? - вздыхаю я. Как всегда, если речь заходит о профессоре, между нами повисает неловкая пауза. - Так куда мы едем? - Макс отворачивается первым и снова смотрит вдаль. Указываю на коричневую полоску приближающейся суши. - Туда. - А что там? - Увидишь. Он приподнимает бровь, но воздерживается от дальнейших вопросов. Меня же так и разрывает от желания высказать ему все, что наболело. Но я не хочу портить Максу настроение. Рядом с ним все проблемы отступают и кажутся малозначительными. Катер приближается к берегу. Пологий склон ведет наверх, к полукруглому фасаду двухэтажного здания, которое виднеется на фоне ярко-синего неба. Огромные окна делают его светлым и воздушным. Оно выглядит необитаемым, но это легко исправить. Макс вглядывается, прищуриваясь от бликов солнца в стеклах, и по его лицу пока невозможно прочесть эмоции. Наконец, днище царапает по песку. Макс глушит мотор, спрыгивает в воду и помогает выбраться мне. Беру его за руку и веду по тропинке наверх. Мы преодолеваем склон и останавливаемся возле ступеней на террасу, опоясывающую дом. Вокруг, насколько хватает взгляда, расстилается бесконечная равнина. Трава колышется на ветру. На террасе, ограниченной белыми металлическими перилами, видны шезлонги. Придирчиво оглядываю строение, добавляю тонировки на окнах, чуть-чуть поправляю крышу. Так увлекаюсь занятием, что с опозданием вспоминаю о Максе. Понравится ли ему? Поворачиваю голову и вздрагиваю. Оказывается, все это время он смотрел не на дом, а на меня. - Ты красивая, - произносит Макс. - Ты, наверно, хотел сказать, что здесь красиво? - Нет. Ты красивая, когда занимаешься своим делом. Твое лицо светится. Глупо замираю на месте и забываю, как дышать. Всякий раз, когда Макс говорит мне такие вещи, мой разум отключается. - Т-ты же мечтал о доме на побережье... - бормочу я и замечаю, как его глаза темнеют от желания. - Н-надеюсь, тебе понравится моя архитектура... - В тебе нет ничего, что мне не нравится, Анита. Он резко сжимает меня в объятиях, вынуждая лишь слабо стонать от собственной беспомощности. Страсть Макса - как резкий морской ветер, она буквально сбивает с ног. Выгибаюсь навстречу ему, приоткрываю губы, приглашая его язык ворваться между них. - Мне так жаль, что я поздно тебя встретил, - шепчет Макс мне в рот, - иначе у нас обязательно был бы дом на побережье. И все, что ты бы только захотела. Он шарит ладонями по моему телу, хватает за талию и буквально вдавливает в себя. У меня резко пересыхают губы, мне жарко в его руках. Я хочу только одного: чтобы Макс не останавливался. Но он отстраняется, подхватывает меня и несет в дом. Краем сознания успеваю сделать воздух внутри помещения прохладным. Жар так охватывает все тело, что, кажется, я умру. Макс ставит меня на ноги и, тяжело дыша, разглядывает исподлобья. Пользуюсь этой заминкой, чтобы коснуться его лица, ощутить под кончиками пальцев упрямую складку губ. - Значит, наша судьба встретиться только сейчас. Значит, раньше мы просто не были готовы. Неожиданно его лицо искажается и мрачнеет. Макс отшатывается назад, оставив меня в полном недоумении. - Судьба? - рычит он. - Ненавижу это слово! Перемена в нем такая внезапная, что я не могу понять, чем же так его задела. Касаюсь плеча, но он сбрасывает мою руку и пятится еще дальше. Мой идиллический мир трещит по швам, я не так представляла себе нашу встречу! Время дорого, и тратить его на глупые ссоры не хочется. - Если тебе не нравится твоя судьба, мы можем ее изменить. Вместе, - миролюбивым тоном пытаюсь втолковать я. - Ничего нельзя менять! Все будет только хуже! - срывается он, грозно сверкая глазами и сжимая кулаки. - Почему ты кричишь на меня? - Зачем ты только полезла тогда в мою голову? Зачем все испортила? Пытаюсь понять, о чем речь. Видимо, Макс снова вернулся мыслями к тому злополучному незапланированному сеансу, когда я впервые увидела, что он чувствует ко мне на самом деле. - Да что такого я натворила? Просто узнала, что ты чувствуешь ко мне на самом деле. Ты потом и сам признался, - развожу руками я. - Вот именно, узнала! - глаза у Макса сужаются, в них полыхает ярость. - Знание - это то, что разрушает людей. Заставляет их вести себя по-другому, и все становится только хуже. Если бы ты не увидела тот момент, ты не была бы здесь со мной. Он обводит жестом комнату, и я вынуждена согласиться. Да, если бы я по-прежнему считала Макса просто богатым ублюдком, которому нравится меня дразнить, то вряд ли бы совершила и половину поступков из того, что успела натворить. - Все бы уже закончилось, - выдыхает Макс. - И я бы не потакал твоим капризам каждый раз, и не выворачивался наизнанку ради тебя. Думаешь, это легко - возвращаться обратно после того, как побывал в твоих объятиях? Думаешь, это не пытка - чувствовать себя свободным по твоей прихоти, и раз за разом просыпаться среди ночи, слушая лязг решеток в соседних камерах? Так что не говори мне, что нам не судьба была встретиться. Потому что ты ничего не знаешь о судьбе. Он замолкает и только сверлит меня взглядом. Я прокручиваю в голове его слова и снова ощущаю себя так, будто вот-вот готова ухватиться за ниточку к разгадке странного поведения Макса. Не просто же так он вспыхивает, как порох, стоит лишь разговору зайти в неприятное русло? Что-то мучит его, гложет изнутри. И да, я не задумывалась над тем, как он чувствует себя, когда возвращается после сеансов в камеру. Моя собственная любовь настолько поглотила и ослепила меня, что я совершенно перестала воспринимать реальность, сосредоточившись лишь на моментах в фантазии, где нам было хорошо. Все остальное время я словно не жила, а считала минуты до новой встречи. Но, по крайней мере, мне было чем отвлечься. А вот Макс оставался замкнутым в четырех стенах наедине со своими мыслями. И конечно, это стало сводить его с ума. Внезапно вспоминаю о словах Вронской. О том, что Макс дал ей план, который перестал оправдывать себя в последних пунктах. И не могу не думать о странном мужчине в черном, который опоздал к моей встрече с иностранным агентом. - Хочешь сказать, что я каким-то образом изменила ход событий? Макс молчит, скрипит зубами и едва заметно кивает. - Как? Тем, что просто узнала тебя получше? Снова движение головой. - А если бы не узнала, то ничего бы этого не было? За мной не пришел бы Татарин? И не следили бы иностранные шпионы? Да? - я не дожидаюсь ответа, потому что догадки охватывают меня все больше. - Да, ничего бы этого не было. Потому что дело бы уже закрыли. Ты предлагал мне переспать с тобой в обмен на доказательства преступления. Планировал волей-неволей вынудить меня это сделать. Потом показал бы ту сцену. Я бы возненавидела тебя за это и высказалась на суде в пользу обвинительного приговора. И все бы закончилось. Так? Макс молчит и только свирепо дышит сквозь стиснутые зубы. - Отвечай мне, мать твою! - кричу я. - Так?! - Так. Это слово, сказанное сиплым голосом, пробивает меня насквозь, как пуля. Я зажмуриваюсь и впиваюсь ногтями в ладони, но уже не могу остановиться. - Зачем тебе спать со мной? Почему просто не показать сцену убийства? Макс смеется неприятным, царапающим слух смехом. - Это уступка самому себе, Синий Код. Как ты не понимаешь? Я напоследок хотел побыть с тобой. Кто ж знал, что это сорвет мне крышу окончательно? Ненавидь меня так, как я ненавижу самого себя. Потому что я подставил тебя под удар. Да, он предупреждал, что утянет за собой, перед тем как занялся со мной самым потрясающим сексом в моей жизни. Но разве я не пошла на это добровольно? Разве сама не ощущала непреодолимую тягу к нему с первой секунды, как увидела? Убеждала себя, что это похоть, что все пройдет, но не могла не замечать, что меня затягивает в водоворот чувств к Максу? Он настороженно следит за мной, когда я подхожу и обвиваю руками за шею: - Мы оба виноваты, - легонько целую его в губы, как будто пытаюсь приручить дикого зверя. И этот зверь поддается. Макс издает рычание, весь напрягается, но больше не отталкивает меня. Наоборот, с глухим стоном сдается и отвечает на поцелуй. - Но мы можем все исправить, - продолжаю я. - Просто напиши для нас новый план. Макс прижимается губами к моей шее, оставляя на ней обжигающие следы. - Нет у меня больше никакого плана, - выдыхает он. - Я понятия не имею, что будет дальше. Неизвестно, осознает ли Макс, что делает со мной, когда вот так пытается сопротивляться моим и своим чувствам, а потом резко сдается в их власть. Потому что меня это просто сводит с ума. Видеть, как его тянет ко мне вопреки всем доводам рассудка и собственной силе воли - дорогого стоит. Я провожу ладонями вниз по его груди, нащупываю застежку на штанах. Он дергается и стонет, когда я сильно сжимаю пальцы вокруг его выпирающего через одежду члена. - Зато план есть у меня, - заглядываю я в его глаза, продолжая двигать рукой. Ноздри у Макса раздуваются, белые зубы впиваются в пухлую нижнюю губу. - Какой план, Анита? - хрипло произносит он, а затем расстегивает свои штаны и засовывает мою руку туда с таким видом, будто это может избавить его от непереносимой боли. Прикосновение к горячей коже обжигает мои пальцы. Его ствол гладкий и твердый, он буквально пульсирует от желания. Пробираюсь чуть дальше и сжимаю его яички. Глаза у Макса почти что закатываются от удовольствия. Между ног у меня мгновенно все увлажняется. - Я подделаю твои воспоминания, - произнося это, я не шучу. Да, все зашло слишком далеко, и другого выхода нет. Мне придется так сделать. По отдельности мы пропадем. - Это не сложно. Спишу все на самооборону. Главное, чтобы не стали перепроверять. Макс только начинает морщиться, но я останавливаю его, приложив палец к губам. - Сейчас не время для гордости или отказа от помощи. Ты же хочешь когда-нибудь поцеловать меня в реальности? Он слегка качает головой от нехватки словарного запаса. - Больше всего на свете, Анита... ты понимаешь, что даже сейчас пытаешь меня самым жестоким образом? - Значит, ты не против, если я же эти пытки и закончу? Вынимаю руку и пытаюсь расстегивать на Максе одежду, одновременно покрывая поцелуями его шею, но он перехватывает мои запястья. - Моя пытка рядом с тобой никогда не закончится, - сверкает глазами. - Пожалуйста... - умоляю я. Макс отпускает мои руки и прикрывает глаза. Я стягиваю с него одежду, дрожа от предвкушения. Солнечный свет заливает почти лишенное мебели пространство и золотится бликами на рельефном мужском теле. Опускаюсь все ниже, слушая, как ускоряется дыхание Макса. Кажется, дрожь предвкушения настигает и его. Раньше мне не особо нравилось делать такое с Сергеем, но теперь... я опускаюсь на колени и жадным взглядом рассматриваю мужской член, покачивающийся на уровне губ. Настоящее произведение искусства, ценителем которого, похоже, я стала. Краем глаза замечаю, как крепко стиснуты кулаки у Макса. Касаюсь почти невесомыми поцелуями гладкой и горячей кожи. Макс вполголоса бормочет какие-то ругательства и вздрагивает от каждого прикосновения, как от удара током, но его голос обрывается на полуслове, стоит мне лишь разомкнуть губы и взять его в рот. Наступает такая звенящая тишина, что кажется, он даже перестал дышать. Это нереально меня заводит. Я кладу руки на его бедра и вбираю в себя еще глубже. С влажным скольжением отступаю и повторяю маневр. Но выдержку Макса я, видимо, переоценила, потому что в следующую секунду он стискивает волосы у меня на затылке, а другой рукой придерживает себя, чтобы глубже войти в мой рот. Искры сыплются у меня из глаз, потому что я ощущаю его у себя в горле. - Хочешь, чтобы я остановился? - с надрывным стоном произносит Макс и при этом продолжает двигать бедрами мне навстречу так, что мой рассудок просто отключается. Я способна лишь отрицательно помотать головой, осторожно, чтобы не поцарапать его зубами. - Хорошо... - выдыхает он, - потому что я уже не могу остановиться... Я стою перед ним на коленях на деревянном полу и чувствую, что сама могу кончить в любой момент. Макс чуть наклоняется, дотягивается одной рукой до моей груди, двумя пальцами терзает по очереди каждый сосок сквозь одежду. Я только мычу и мотаю головой. Кто кого пытает сейчас? Хриплые стоны Макса сводят с ума, и я впиваюсь ногтями в мышцы на его бедрах. Проще было бы вонзить ногти в камень - настолько они твердые и напряженные от бешеной скачки, которую он устроил в моем рту. С головокружительной скоростью Макс подходит к оргазму, это ощущается по тому, как увеличился его член. Я едва успеваю глотать воздух в перерывах между его вторжениями. Внезапно Макс замирает, вытягивается, как струна, и изливается в меня, подрагивая от каждого толчка, идущего изнутри. Судорожно втягивает воздух носом. По моей спине бегут струйки пота. Я настолько возбуждена, что остаюсь в прострации, даже когда Макс выходит из меня и нежно проводит кончиком пальца по губам. Просто сижу и беспомощно смотрю в одну точку, еще переживая внутри те мощные волны наслаждения, которые только что испытала вместе с ним. Не позволяя опомниться, Макс поднимает меня на ноги. Я вынуждена попятиться назад до тех пор, пока глухой звук не сообщает о том, что моя спина встретилась со стеклянной стеной. Торопливыми небрежными движениями Макс задирает мою юбку, опускается на колени, как стояла я совсем недавно. Снимает с меня туфли и стягивает с колготки вместе с трусиками. Закидывает одну мою ногу на свое плечо и с урчанием прижимается лицом к моей промежности. Я успеваю только откинуть голову и зажмуриться. Рот сам собой широко открывается, но из горла не выходит ни звука. Ногти скребут по стеклу. Я готова свалиться на пол, но Макс не дает, поддерживая меня под бедра. Мое тело буквально ликует в его руках. Распаленный от страсти разум отключается настолько, что я сама поражаюсь, как еще способна удерживать сеанс. Язык Макса обводит мои складки, с влажным отзвуком погружается между них, легонько скользит по поверхности. Губы то отрываются, чтобы прижаться к внутренней поверхности бедра, и тогда я возмущенно всхлипываю, то накрепко присасываются к чувствительному бугорку между ног, и в такие моменты из меня вырываются жалобные крики. - Давай... - бормочет Макс, - кончи для меня... кончи, как тебе этого хочется. Я хватаю его за короткие волосы на макушке и заставляю прижаться к себе. Меня сотрясает первый спазм, но язык Макса ни на секунду не останавливается, и с каждым новым ударом ощущения множатся, пока не превращаются в одну бесконечную дикую волну оргазма. Мои колени окончательно подгибаются, и я падаю в руки Макса. Он несет меня куда-то и ругается сквозь зубы. Переворачивает и укладывает животом на что-то мягкое. С трудом разлепив веки, понимаю, что просто перекинута лицом вниз через спинку дивана. Я не помню, когда и как создавала эту мебель, но мне уже все равно. - Прости, но ты так стонала, - извиняется Макс, раздвигая мои бедра и вклиниваясь между них, - что снова возбудила меня по полной программе. И, похоже, эта полная программа ждет меня, потому что я вскрикиваю от первого толчка и чертовски глубокого проникновения. В такой позе мой зад торчит кверху, все движения скованы, а у Макса, напротив, полная свобода действий, чем он с удовольствием пользуется. После оргазма все его движения ощущаются особенно остро, словно я теснее раза в два, а он, наоборот, во столько же раз больше. Судя по резким выдохам Макса, не одна я чувствую такую остроту. Он входит в меня особенно плотно, так что дальше уже некуда. Все, что могу - лишь стонать в ответ, и это распаляет его все сильнее. Еще несколько подобных движений - и мы оба окончательно растворяемся в наслаждении. В доме на побережье мы проводим весь день. - Как ты это делаешь? - смеется Макс, когда я из воздуха сооружаю ему барную стойку и кухонный уголок. - Ты тоже можешь. Я сейчас дарю тебе такую возможность. Просто представь... В дальнем углу появляется большая круглая кровать без подушек. Мы переглядываемся, и я с осуждением качаю головой, а Макс невинно улыбается. - Первое, что пришло в голову, - пожимает плечами он. Закат мы встречаем на террасе. Валяемся на шезлонгах, подставляя тела угасающим солнечным лучам. Старательно отгоняю мысли о том, что пора уходить. Нелегко отсюда выбираться в такую враждебную реальность. Замечаю, что Макс задумался. Он смотрит вдаль с отсутствующим видом, и мне становится интересно, что же захватило все его внимание. - Все-таки строишь планы? - М? - оживает он. - Нет, вспомнил кое-что... - Приятное? Взгляд у Макса очень расфокусированный и мечтательный. Я даже не сомневаюсь, что угадала. - Да. Вспомнил, как в первый раз тебя увидел. Я уже знаю, что это случилось совсем не в ту встречу в кабинете для допросов, и мне становится еще интереснее. - Покажешь? Макс расслабленно кивает, и я перевожу взгляд на океан, который медленно рассеивается, превращаясь... в лужайку. Лужайку? Это мгновенно возвращает трезвость моему рассудку. Я думала, что Макс увидел меня на фотографии, откуда же эти воспоминания? Бросаю косой взгляд на своего мужчину. Похоже, он забылся и перестал контролировать то, что нужно скрывать от меня. Покусывая губу, смотрю дальше. Это уже не лужайка, а огороженное пространство на открытой местности. Загон для животных. Сердце замирает. Это конная школа! Очертания зданий вдали кажутся знакомыми. Я ходила в конную школу, когда училась еще в девятом классе. По кругу бегает серая в яблоках лошадь. На ней сидит девочка. По коже продирает морозец, когда узнаю знакомые угловатые очертания фигуры, длинные темные волосы до поясницы. Такой я была лет в пятнадцать. Лошадь поворачивает, вижу лицо наездницы... Господи. Меня словно столкнули в бесконечную пропасть, я падаю и не могу остановиться. Только холодеет в груди. Как сомнамбула, поднимаюсь, делаю несколько шагов вперед, перехожу от дома на побережье на этот луг. Наклоняюсь, чтобы выдернуть травинку, но не могу этого сделать. Резко поворачиваюсь к Максу. Это не фантазия, не просто совпадение, это его воспоминание! Он видел меня еще подростком! Я прекрасно запомнила конную школу и даже тот день, потому что тогда свалилась с лошади и сломала руку, после чего все мои уроки верховой езды навсегда закончились. И этот сукин сын знал меня больше, чем просто по фотографии! Знал и молчал! Глаза у Макса расширяются, стоит ему лишь посмотреть на мое лицо. Видимо, там красноречиво написаны все мысли. Он растерянно приподнимается, переводит взгляд на картинку за моей спиной, потом на меня и выдыхает: - Черт... - Значит, с первого взгляда, как увидел, - ледяным тоном намекаю я на его признание в любви. Реакция Макса говорит сама за себя. Он не хотел, чтобы я знала, как давно заинтересовала его. Какой же глупой, наивной и влюбленной надо быть, чтобы поверить в сказку, где прекрасный и богатый принц влюбляется в принцессу, лишь увидев ее изображение в газете! Принц, который наверняка поимел кучу таких, как я, сохнущих по нему дурочек. Причем в достаточно грубой форме, не заботясь об их чувствах, если вспомнить опыт Оксаны. И вот он воспылал ко мне - именно ко мне! - невероятной любовью по фотографии. Где были мои мозги все это время? Задаю себе этот вопрос и тут же горько усмехаюсь мыслям. Мои мозги расплавились и вытекли в тот момент, когда я страстно пялилась на божественно красивое тело Макса и мечтала, что он станет моим. Шла как послушный кролик - за удавом и налепляла розовую мишуру на все, что вызывало сомнения. Сам Макс в это время поднимается на ноги и осторожно приближается ко мне. В его глазах - тревога. - Я не знаю, как тебе это объяснить, - произносит он. - Как?! - взрываюсь я. - Может быть, сказав правду? Ты пичкал меня историями о том, как влюбился, но ни разу не упомянул, что мне тогда было пятнадцать! - А ты никогда не спрашивала. Он прав, я не спрашивала его, полагаясь на слова Вронской о снимке, и это бесит еще больше. Как бы мне хотелось хоть раз ткнуть его носом в очевидную ложь, но не получается. - Но тебе не кажется, что, переспав с женщиной, можно хотя бы признаться, что ты знаешь ее гораздо дольше, чем она - тебя! Почему ты не подошел ко мне тогда, если я сразу тебе понравилась? Почему не познакомился со мной? Почему не сделал этого, когда узнал на снимке Десятки Лучших, а продолжал скрывать свои чувства? Я забрасываю Макса вопросами, и это только малая толика тех, что мне не терпится задать. - Потому что я не знал, как подойти! - он хватает меня за плечи, чуть склоняет голову и заглядывает в глаза. - Это была случайность! Я увидел тебя случайно! Я не хотел и не планировал нашу встречу. Так получилось! И потом... я не знал, где тебя искать. - Не знал, где искать? - фыркаю я. - И это говорит человек с твоими связями? Ладно. Хорошо. Тогда ты увидел меня в конной школе и не решился подойти. Но потом! Когда прочел в газете! - И как бы я к тебе пришел? - Макс легонько встряхивает меня и скрипит зубами. - С какой версией? Ты уже была замужем! Я уже был женат! Как бы ты отреагировала, услышав историю о том, что хрупкая девушка на лошади отпечаталась в моем сознании так, что я потом во всех женщинах пытался разглядеть ее и не мог? Чем бы это закончилось? Желанием сбежать, какое я сейчас вижу в твоих глазах? Я теряю дар речи. Просто не могу произнести не слова. Как ему удается перевернуть все с ног на голову и найти такие аргументы, что я снова хочу поверить? Ведь Макс уже отвечал мне на вопрос, зачем женился, словами: 'Хотел понять, что со мной не так, но это оказалась не та женщина'. И я мучилась сомнениями, какая женщина ему нужна в то время, как он имел в виду меня?! - Анита... - Макс берет мое лицо в ладони, проводит большими пальцами по щекам. Его голос становится бархатным и нежным. - Моя хорошая... моя девочка... я никогда тебе не врал... никогда... разве ты уже не получила доказательства? Мои зубы клацают, настолько охватывает дрожь. Когда Макс так разговаривает со мной, я не могу сопротивляться и сохранять трезвость рассудка. Он словно вынимает из меня душу, заменяет пустоту собой и не оставляет шанса отторгнуть его. Поэтому надо переосмыслить все еще раз, но подальше отсюда. - Мне надо подумать, - бормочу я. Руки у Макса опускаются. - Ты мне не веришь? - Мне надо подумать, - повторяю упрямо и отвожу взгляд. - Ты мне не веришь, - подводит он итог. - Слепая вера бывает только у фанатиков, - огрызаюсь я. - Тогда уходи. Больше мы не разговаривали. Когда я вышла из сеанса, Макс даже на меня не посмотрел. Нам обоим вкололи по дозе тонизирующего препарата, потом его увели, а ко мне подошла Вронская. - Время поджимает, - заметила она, скользя по мне взглядом, - мне нужно понимать, могу ли я приобщить результаты вашей работы к делу, пока не поздно? - Да, - вяло отмахнулась я, - вы их получите. - Как скоро? - К ближайшему заседанию не успеваю подготовиться. Но обещаю, что к следующему вы получите полный отчет. Уже оказавшись в машине, я схватилась за голову. Легко сказать - получите отчет. А что в нем писать? Решение спасти Макса уже принято, но неожиданное открытие снова отбросило меня на пару шагов назад. Может, когда в голове прояснится, станет лучше. В любом случае, я ведь понимала, что бесконечно не смогу продолжать встречи с ним. Но от этого сделать выбор в ту или иную сторону не становилось проще. Проще не стало и в последующие дни. Я слишком привыкла жить с мужчиной, и, оставшись без мужа, вдруг испытала какой-то жуткий страх. Вроде бы и дверь мне поменяли, и охранную систему установили, но по вечерам я ловила себя на мысли, что с надеждой прислушиваюсь к бормотанию телевизора в гостиной или шуму воды в ванной. Что угодно, лишь бы не чувствовать себя такой уязвимой. Тишина. Никто не ворочался под боком ночами, не гремел посудой ранним утром, когда еще так хочется спать. От такой тишины сходят с ума брошенные детьми престарелые матери или никому не нужные инвалиды, запертые в четырех стенах. От нее бегут в запой разведенные мужчины, которых супруга выгнала навсегда за единственную случайную измену. Человеку нужно чувствовать кого-то рядом. Чужую душу, пусть не всегда близкую, но только б была. Он не предназначен для автономного существования. Поэтому в сюжетах фильмов об апокалипсисе единицы оставшихся в живых недолго сохраняют рассудок. Я, конечно, могла выходить из дома и заниматься делами, но гнетущее чувство не покидало. Представила, что случится, если Макса не оправдают. Неужели мой удел - вот эта вылизанная до блеска, пустая и мертвая квартира? А если его приговорят на долгий срок? Тогда в следующий раз мы встретимся седыми стариками. Только теперь я стала понимать, что Сергей был мне нужен, как панацея от одиночества. Мы встретились только один раз, днем, в присутствии Вронской, когда подавали документы на бракоразводный процесс. При адвокате Сергей оставался молчаливым и послушным, он уехал сразу, как все закончилось, не попрощавшись со мной. Вронская посмотрела вслед моему бывшему мужу долгим холодным взглядом и заметила вполголоса: - Надеюсь, вы ни о чем не жалеете, Анита. Я так и не поняла, считать ли это вопросом или утверждением, потому что старуха сразу сделала вид, что мой ответ ее не интересует. Возможно, показалось, но с момента, как наши с Максом отношения стали более очевидными для внимательного взгляда, Вронская как-то потеплела в мою сторону. Была рада сближению с ее хозяином? А может, так проявлялось ее сочувствие? Как обычно, мне оставалось лишь теряться в догадках. Вдалеке от Макса наша последняя размолвка стала казаться глупой. Множество раз я уже прокрутила в голове его воспоминания и потихоньку начала убеждать себя, что зря вспылила. Тогда, в далеком прошлом, он мог постесняться подойти, хоть у меня и не получалось представить его в сомнениях или стеснениях. Сколько лет ему тогда было? Наверняка, его отца уже убили или вскоре бы сделали это. Значит, по хронологии где-то неподалеку располагалась та страшная ночь, когда Макс уничтожил посланников Татарина. Разве такой человек может стесняться подойти к девушке? Каждый раз что-то настораживало меня, стоило об этом подумать. Нет, Макс из тех людей, кто приходит и берет, не ожидая у судьбы милостивых подачек. Не смог в двадцать лет, тогда почему все-таки не сделал позже? Ведь его не остановил мой брак теперь. Он смел Сергея с пути, как поток воды смывает с тротуара щепку. Верить в привязанность к бывшей жене тоже не очень получалось. Если Макс в то время имел в любовницах Оксану, значит, такая мелочь, как собственный брак и вовсе не напрягала его. Отношения с женой трещали по швам. Так почему же он делал все, что угодно - спал с другими, планировал убийство профессора, делил с конкурентами бизнес - но никогда не пытался выйти на контакт со мной? После всех раздумий мое глупое сердце находило лишь одно оправдание. Он все-таки боялся отказа. Да, Макс, опасающийся, что ему откажет женщина - уже анекдот. Но я упорно спорила с собой в том, что это возможно. Разве мужчины не странные существа? Они смело атакуют любую красотку, но краснеют и теряют дар речи в присутствии той, кто по-настоящему цепляет. Макс ведь и сам упомянул, что я могла сбежать. Видимо, мне стоило отпустить ситуацию и порадоваться. Но что-то подспудное все равно останавливало и мешало проводить очередной сеанс, словно невидимая стена вырастала, не позволяя сдвинуться с места или хотя бы взять трубку, чтобы совершить звонок. Макс тоже не звонил, не посылал ко мне Вронскую, и это означало лишь одно: его гордость снова одержала верх над чувствами. В таком состоянии я и дожила до следующего заседания. Ехала туда, как на каторгу. Возле здания суда развернулся очередной пикет. Люди с плакатами кричали и требовали правосудия. Простые мужчины и женщины, небогато одетые, наверняка видевшие дом Макса лишь по телевидению и осведомленные о размере его состояния по слухам, полученным от соседей. Я не сомневалась, что и то, и другое уже троекратно увеличилось в их воображении благодаря искусному подогреванию ажиотажа со стороны прессы. Лозунги становились все жестче. Мне подумалось, еще немного - и они дойдут до линчевания. Охране на дверях здания приходилось поднапрячься, чтобы сдерживать порывы всех желающих прорваться и устроить беспорядки внутри. Странное дело: никто из митингующих лично не знал ни убийцу, ни жертву, а я знала обоих, и мы поменялись ролями. Толпа обвиняла - мне хотелось защитить. Только услышат ли голос одиноко вопиющего в пустыне? Звонок от Вронской раздался очень своевременно. - Анита, не вздумайте заходить с парадного входа, вас растерзают, - обеспокоенным голосом сообщила она. Толпа как раз бросилась и сомкнула ряды вокруг подъехавшей машины Григоровича. Я поежилась. - И как же мне войти? - Через служебный вход. Я обо всем договорилась. Вы стоите возле входа? Сдайте назад, сверните в переулок и подождите меня у ворот. Я так и сделала. В переулке оставалось мало места для машины, пришлось проехать еще дальше, к жилым домам, бросить автомобиль там и вернуться пешком. Крики отчетливо доносились с главной улицы, а при мысли о том, что кто-то из митингующих случайно заметит меня без какой-либо охраны, бешено колотилось сердце. К счастью, железная дверь в обнесенных колючей проволокой воротах приоткрылась. Меня впустил хмурый постовой. Вронская, с глубокой продольной морщиной между сведенными бровями, повела в здание. - Вы еще нормально по улице ходите? - поинтересовалась она между делом. - Пока да, - пожала я плечами. - Списываю лишь на то, что мое лицо не часто мелькало в телевизоре. Действительно, все внимание на себя перетянул Сергей, а мне пока не приходилось давать каких-то пресс-конференций, чем наверняка донимали адвоката. - Как же это все остановить? - вздохнула я, когда мы с Вронской сняли верхнюю одежду и поспешили по коридору в зал суда. Она повернулась и посмотрела на меня тревожным взглядом. - А это не остановить, Анита. - Но... - растерялась я, - вы же намерены что-то делать? У вас есть мысли, как дальше строить защиту? - Я буду уповать только на высшие силы. Больше нам некому помочь, - очень серьезным тоном ответила Вронская. - Присяжные уже в большинстве составили свое мнение, и все, чего хочется судье - лишь выждать положенное количество свидетелей перед тем, как огласить решение. Должна найтись очень веская причина, чтобы их переубедить. Максим не слушает меня и вряд ли услышит. Остается действовать по врачебному принципу 'не навреди'. Я только покачала головой. 'Очень веская причина'? Какой тонкий намек! Дарья прибыла на суд в сопровождении уже двух телохранителей. Она ждала на прежнем месте в зале, когда мы вошли, поздоровалась коротким кивком и отвернулась. Я присела, краем глаза наблюдая, как заполняются прочие свободные места, а сама с замирающим сердцем ожидала появления Макса. Вот он вошел - и моя голова сама собой резко повернулась в его направлении. Наши взгляды встретились... в ушах у меня зашумело. Макс безотрывно смотрел на меня, пока его усаживали на место, пока оглашали начало заседания. Даже когда у него что-то спрашивали, он лишь ненадолго отводил взгляд, чтобы снова вернуться ко мне. На этот раз его глаза не усмехались и не дразнили. 'Ты простила?', - безмолвно умоляли они. - 'Ты мне веришь? Ты хочешь быть со мной?' Я понимала, что так нельзя, что это станет заметно кому-то из присутствующих. Мы должны отвернуться и сделать независимый вид. Но я не могла оторвать взгляд первой, не хватало сил, а Макс, видимо, не хотел. Опомнилась я, лишь когда на место свидетеля вызвали Дарью. Точнее, услышала ее голос, и это вырвало меня из плена наваждения. Сестра Макса смотрела прямо перед собой и ровным тоном произносила будто бы давно заученные ответы на вопросы Вронской. Рассказывала о том, как брат заботился о ней после смерти родителей, каким заботливым и чутким всегда был. Упомянула, что хорошо относился к работникам в своих заведениях, и от них никогда не звучали упреки или недовольство. Она так старательно рисовала положительный портрет, что мазки получались слишком крупными и очень явно бросались в глаза. Я взглянула на Макса - он морщился, как от зубной боли. Неумелая защита Дарьи действовала ему на нервы. Все изменилось, когда перед трибуной возник обвинитель. Даша как-то сразу вся сжалась, принялась нервно теребить прядь волос и криво улыбаться, как проштрафившаяся школьница. - Вы только что описали нам прекрасного человека, - елейным голосом начал Григорович, - абсолютно не склонного к насилию, не чуждого благотворительности и прочих добрых дел. А был ли он счастлив? Шепотки, до этого раздававшиеся в зале, притихли. - Что? - неуверенным голосом переспросила Дарья. - Был ли ваш брат счастлив в браке по вашему мнению? Я только прикрыла глаза, потому что помнила, как остро Макс реагировал на подобную тему. Откуда только обвинитель узнал, что надо бить по больному? Впрочем, на то он и ест свой кусок хлеба, чтобы владеть такими вещами. - Д-да, - пожала плечами Дарья. - А его жена? Вы ведь были знакомы? Она казалась вам счастливой в браке с вашим братом? В глазах свидетельницы явно появился страх. Нет, леденящий ужас от того, что она не знает правильного ответа. Я-то понимала, что ни о каком счастье там речи не шло, и сжала кулаки, гадая, как выкрутится Дарья. - Д-да, - наконец, ответила она. - Знали ли вы, что... - Григорович взял со стола блокнот и заглянул в него, - ...Варвара... страдала наркотической зависимостью? Брат и сестра переглянулись. - Да. - Знали ли вы, что она нередко прибегала к такой услуге, как 'Советы психотерапевта он-лайн', где подписывалась своим настоящим именем и в открытом доступе жаловалась на недуг? - Нет, - протянула Дарья тоном человека, который уже предчувствует что-то плохое. Обвинитель сверкнул глазами. - Знали ли вы, что Варвара подвергалась систематическому насилию со стороны мужа? У Дарьи отвисла нижняя челюсть. - Максим не... - залепетала она, но Вронская тут же вмешалась: - Ваша честь! - Перефразирую! - рявкнул в ответ Григорович, затем опять обратился к свидетельнице: - Знали ли вы о случае, когда ваш брат вступал в интимную связь с женой, не имея на то ее согласия, а в частности, как она писала в открытом доступе... - он перевернул страницу блокнота, - '...Максим связал меня и сказал, что будет трахать до тех пор, пока не залечу. Я залетела и теперь не знаю, как избавиться от его гаденыша.' Специалист, между прочим, порекомендовал ей обратиться в полицию. Дарья продолжала стоять с открытым ртом и, кажется, боялась пошевелиться. Григорович положил руки на трибуну, чуть подался вперед и отчеканил: - Да? Или нет? От вас нужно только одно слово. - Да... - покраснела Дарья. Я посмотрела на Макса: он опустил глаза вниз и выглядел безучастным. Меня же разрывало от желания встать и поведать собравшимся, как все происходило на самом деле. Но Вронская сказала правильную вещь: 'не навреди'. Только из страха оказаться выдворенной, как Дарья в прошлый раз, я осталась сидеть на месте. - По-вашему, может ли женщина, которая пишет такие вещи, чувствовать себя счастливой рядом с мужем? - многозначительно приподнял бровь обвинитель. - Ваша честь! - возмутилась Вронская. - А что такого? - он повернулся к присяжным и развел руками. - Разве ответ на этот вопрос не очевиден? - Давайте отойдем от области догадок к области фактов, - возразил судья. Григорович покорно склонил голову. - У меня остался последний вопрос, ваша честь. Дарья, знали ли вы, что жена вашего брата отзывалась о нем самом на том же открытом форуме вот такими словами: 'Мой муж - чудовище. Он хочет моей смерти и даже не скрывает этого. Каждый день он повторяет мне, что я умру. И я уже сама в это верю', - обвинитель отбросил блокнот. - Н-нет, я не знала, - затрясла головой Дарья. - Но разве тут не идет речь почти открытым текстом о доведении до самоубийства? - насел на нее Григорович. - Разве это совпадает с тем светлым образом не склонного к насилию человека, о котором вы нам поведали? - Мой брат не... - Ваша честь... - подала голос Вронская, но обвинитель отмахнулся от нее сердитым жестом. - Разве не склонный к насилию человек может вытворять такое с собственной женой? - Я не... - бормотала Дарья. - Или перед нами убийца, насильник и мучитель, которому ничего не стоило свести с ума жену, а потом спустить курок, убивая ученого? И ведь мы до сих пор не услышали ни капли раскаяния с его стороны. - Протестую! - вскочила и завопила Вронская. - Протест принят, - нахмурился судья. Григорович повернулся к присяжным, обвел всех взглядом и мягко улыбнулся. - Ну тогда у меня больше нет вопросов. Когда он сел на место, звенящая тишина продолжала витать над зрителями. Я могла поклясться, что каждый задает сам себе прозвучавшие вопросы и отвечает на них вполне однозначно. Дарья, всхлипывая, покинула трибуну. Остальная часть заседания прошла не так остро. Вызывали кого-то из соседей Соловьева, потом - человека, представившегося партнером Максима по бизнесу, но так и не сказавшего ничего конкретного в его адрес. Я наблюдала за присяжными и видела, что те тоже слушают вполуха. Григорович умело разыграл главный акт пьесы, снова представив Макса жутким негодяем, и именно это занимало умы собравшихся. Вечером раздался звонок. Я как раз вышла из ванной и уже готовилась ко сну, когда услышала мелодию и с удивлением обнаружила на экране телефона имя... Дарьи. Сердце зашлось в нехороших предчувствиях. Несмелой рукой я взяла трубку. - Анита, - судя по заплетающемуся языку, сестра Макса хорошенько перебрала со спиртным, и я даже не могла ее осуждать: прошедшее заседание здорово потрепало нам всем нервы, - ты... не знаешь случайно... как снять пистолет с предохранителя? Старуха мне не отвечает на звонки. - Что? - я подумала, что ослышалась и неправильно поняла ее нечеткую речь. - Мама... мама... - донеслось жалобное детское хныканье на заднем фоне, а у меня волосы на голове зашевелились. - Ты... не знаешь... - стараясь говорить более внятно, повторила Дарья и весело хихикнула, - как снять пистолет...? Никогда не умела этой дерьмовой штукой пользоваться... И как его засунуть в рот, если мешают зубы? Я представила, как она собирается разнести себе мозги на глазах у детей, и почувствовала дурноту, подступившую к горлу. - Даша, рядом с вами есть кто-то... из домашних? - осторожно поинтересовалась я. - Нет, - произнесла она тихо, а потом всхлипнула и добавила громче, с надрывом, - никого нет. Я их всех прогнала! Мне никто не нужен! Только Максим! Мне нужен Максим! Я не могу без него! - Мама... - снова раздался детский плач. Насколько же надо любить своего брата, чтобы ставить его выше всех, выше собственных детей? Я покачала головой. Такой резкой переменой настроений Дарья напомнила мне пороховую бочку с поднесенной к ней горящей спичкой. В любую секунду могло рвануть. И только секунда оставалась мне на то, чтобы принять решение. Времени привлекать кого-то со стороны или дозваниваться до Вронской не было. - Давайте я приеду. Покажу вам, как обращаться с пистолетом. И поговорим. О Максиме. О том, как вам его не хватает. Хорошо? Вы дождетесь меня, Даша? Несколько мгновений в трубке слышалось только хныканье ребенка. Потом раздался долгий выдох. - Хорошо. - Дождетесь? Точно? Показалось, что на деревянную поверхность положили что-то тяжелое. - Да. Я же сказала, что да. Дрожащими пальцами я отключила телефон. На скорую руку высушила и собрала в 'хвост' еще влажные после купания волосы. Быстро оделась, схватила сумку и выбежала из квартиры, сжимая мобильный в кулаке на случай, если Дарья захочет перезвонить. Потыкала в кнопку вызова лифта, но цифры табло над дверью так медленно отсчитывали этажи, что я не выдержала и бросилась вниз по лестнице. Казалось, что держу в руках тонкую ниточку, связующую с жизнью Дарьи, и боюсь ее выронить или отпустить. Прямо у входа в подъезд я обратила внимание на припаркованный черный 'Мерседес'. Может, так случилось потому, что на подземной стоянке всегда парковались примерно одни и те же жильцы, а эта машина хоть и показалась смутно знакомой, но явно не принадлежала никому из соседей. Я замедлила шаг, огибая капот и пытаясь рассмотреть, сидит ли кто-то в темном салоне. Но тусклый фонарь над дверью не позволял увидеть в достаточной мере, а стоять и вглядываться было некогда. Я добралась до своей машины, села за руль, завела мотор. У 'Мерседеса' включились фары. Банальное совпадение? Я тронулась с места, и тот автомобиль плавно отъехал, последовав за мной. Нет, не совпадение. Очередная слежка, причем явная, напоказ. Люди Татарина? Или кто-то еще? Кто бы это ни был, они не собирались вступать со мной в контакт до какой-то лишь им известной поры. Что ж, это не первый раз, когда мне доводилось ездить в сопровождении незнакомцев, а тревога за Дарью сильно перевешивала прочие эмоции, даже чувство страха. Я злобно оскалилась незнакомцам в зеркало заднего вида и перевела взгляд на дорогу, решив сосредоточиться лишь на том, как добраться быстрее. Каждый красный сигнал светофора, на котором приходилось останавливаться, заставлял ерзать на сиденье и вглядываться в экран телефона. Дождется ли Дарья? Не натворит ли дел сгоряча? Я представляла, каким ударом станет ее смерть для Макса, и с трудом заставляла себя дышать. А ни в чем не повинные дети? Каково будет им остаться без матери? С каждым вдохом паника охватывала все больше. На очередном светофоре я рванулась вперед еще до того, как включился желтый и, наконец, вырвалась на пустую дорогу, уводившую к загородным домам. Многоэтажки вдоль обочин сменились частными коттеджами вперемешку с лесополосой. Стрелка спидометра начала плавно крениться вправо. Фары 'Мерседеса' в зеркале заднего вида светили с прежнего расстояния. Словно черный ангел летел за моей спиной, собираясь то ли защищать, то ли уничтожить. Я покусала губы и по очереди вытерла о джинсы вспотевшие ладони. Они собираются следовать за мной до самого дома Велсов? Осталось-то совсем чуть-чуть. Может, этого им и надо - чтобы я привела их к Дарье? Только вот зачем? Что за издевательство? Даже самый загнанный зверь не может бежать бесконечно. Рано или поздно наступает точка, которую обычно выражают словами: 'С меня хватит'. Когда хочется любой ценой избавиться от нервирующего фактора, вопреки всем доводам разума. Эта точка кипения наступила для меня за два поворота до дома Макса. Не выдержав, я ударила по тормозам. Машину слегка занесло, и она остановилась посреди дороги, на разделительной полосе, высвечивая фарами толстый ствол дерева на обочине. Взвизгнув покрышками, 'Мерседес' притормозил почти у самого бампера. Я решительно толкнула дверь и вышла в ночь, сжимая кулаки до боли в пальцах. Как гладиатор - на свой последний бой. В свете фар незнакомого автомобиля клубилась мелкая дорожная пыль, поднятая с асфальта при торможении, глухо урчали оба мотора. Сверху нависало черное небо с мелкой россыпью звезд. 'Мерседес' оставался темным и неподвижным. Я подошла, встала возле переднего колеса и уставилась в лобовое стекло так, словно могла прожечь там взглядом дырку. - Что вам надо? Собственный голос, прозвучавший посреди безлюдного шоссе, заставил поежиться. Все это было жутковато: машина, будто бы управляемая невидимками, ночь, звонок Дарьи и хныканье ее детей. Вся ситуация, в которую я попала, пахла жутью, и почему-то по мере приближения к особняку Велсов это ощущение лишь усиливалось. - Кто вы такие? - я размахнулась и стукнула по капоту кулаком. Рука отозвалась глухой болью. - Выходите! Покажись, если смелый! Да кто ты такой?! Хватит за мной ездить! Я звоню в полицию. Тяжело дыша, я уставилась на 'Мерседес'. Ничего. Это придало смелости и злости. Я снова ударила по капоту. Пнула колесо. Не дождалась реакции, подскочила и подергала ручку заблокированной двери. Шлепнула ладонью по стеклу и выругалась. Машина стойко выдерживала мой нервный выплеск. Кто бы ни был внутри, и что бы они не делали - смеялись над моими попытками или просто наблюдали ради какого-то извращенного интереса - выходить никто не собирался. Неожиданно я осознала, как глупо выгляжу со стороны. Выскочила из своего автомобиля и набросилась на чужой с криками и диким визгом. Хорошо, хоть навстречу никто не поехал или полиция не появилась, а то еще сочли бы именно меня хулиганкой и нарушительницей спокойствия. Я отступила назад, огляделась. Вокруг - ни души. Посмотрела на экран телефона, зажатый в другой руке. Зря потеряла пять минут на битву с ветряными мельницами. - Хорошо, - сдалась я и попятилась назад, к распахнутой двери своей машины. - Хорошо. Черт с вами. Железяка преследователей продолжала урчать мотором. Я села за руль, пристегнулась, подождала еще с полминуты. Чего? И сама не знала. Затем тронулась с места, наблюдая, как 'Мерседес' тут же ожил и последовал за мной, как привязанный. Через пять минут я свернула на дорогу, ведущую к нужному особняку, обернулась - черная тень проехала мимо поворота и скрылась в неизвестном направлении. Я выдохнула. Чертовы маньяки! Наверняка испугались тащиться за мной до самого дома Макса. Если это все-таки люди Татарина, то здесь уже враждебная для них территория. Особняк стоял, погруженный во тьму. Свет виднелся лишь в окнах гостиной на первом этаже, где в прошлый раз мы беседовали в компании Вронской, а еще, кажется, в коридоре на втором. Не успела выйти из машины, как чей-то силуэт двинулся ко мне из сумрака. Я взвизгнула и выронила ключи. Силуэт подступил ближе, наклонился, поднял их и подал мне. - Вы не заблудились? - последовал спокойный мужской голос. Я приказала себе не дергаться. Наверняка это охрана. В такое неспокойное время Дарья не могла сглупить настолько, чтобы отказаться от нее. - Меня ждет Даша. Я ей звонила недавно. Анита. - Да. Проходите, - не удивился он. Я поднялась на крыльцо. Дверь оказалась не заперта. Я вошла в громадную утробу старого дома, больше напоминавшего гробницу или саркофаг. Сколько повидали эти стены? Сколько еще хозяйских секретов они безмолвно хранят? Секретов, о которых, возможно, мне никогда не суждено узнать? И ведь мертво-то здесь как. Несмотря на звуки, общая атмосфера - не живая. В коридоре тикали напольные часы, из гостиной падал на стену прямоугольник света, слышались детские всхлипывания. Я потопталась, снимая обувь и верхнюю одежду, и направилась туда. Сердце екнуло, стоило увидеть, как маленький светловолосый мальчик в пижаме теребит за рукав платья погруженную в раздумья мать. На столике перед ней лежал пистолет и какой-то листок бумаги, а также стояла почти пустая бутылка коньяка, стакан и переполненная окурками пепельница. В воздухе витал крепкий аромат табака. - Ты пришла? - подняла на меня лихорадочно блестящие глаза Дарья. - Верни мне Максима. Я не могу без него. Размашистыми шагами я пересекла комнату, присела на корточки возле ребенка и повернула его к себе. Пухлые щечки были мокрыми от слез, искусанные губки покраснели. Он икал и захлебывался от сдавленных рыданий. Я прижала малыша к себе и погладила по голове. Тельце испуганно дернулось. Что бы сказал Макс, увидев такую картину? Отругал бы Дарью? Или все простил любимой сестре? Ставит ли он ее выше других, как она - его? Макс никогда не упоминал, что чувствует к племянникам и насколько те важны для него. - Где его няня? - потребовала я ответа от Дарьи. Та пожала плечом. - В детской. - Где детская? - На втором этаже. Налево. - Я сейчас вернусь, - не спуская глаз с сестры Макса, я протянула руку, взяла пистолет и спрятала его за спину, - и это пока прихвачу на всякий случай. Она пьяно рассмеялась и жестом показала, что отпускает нас. - Пойдем, - шепнула я малышу, - пойдем, мама устала. Он не переставал дрожать, но все же позволил увлечь себя в полутемный коридор. - Не бойся, - продолжила я, пока мы поднимались по лестнице, а оружие оттягивало мне руку, - завтра ты проснешься, и все снова будет хорошо. Мама будет рядом. Я обещаю. Ребенок промолчал, но мне очень хотелось надеяться, что прислушался. Няню я нашла в детской. Горел ночник с изображением звезд и полумесяца, по стенам скользили фигурные тени, едва слышно журчала колыбельная. Полноватая женщина мирно спала на одной кровати, а на другой, напротив нее, сидела девочка. Длинные волосы рассыпались по плечам, а колени были поджаты к груди. Она подняла на меня перепуганные глазенки. Бедные дети, они показались мне сиротами при живых родителях. Может, и Макс с Дарьей были такими в свое время? Я растолкала няньку, не особо стараясь быть вежливой, и напустилась на нее за то, что не следит за детьми. Будь Дарья повнимательнее к персоналу, давно бы с такой распрощалась, но, видимо, все ее мысли занимал лишь брат. Сначала женщина недовольно проворчала что-то, но потом взгляд упал на пистолет в моей руке, и губы сомкнулись сами собой. Она обняла мальчика и пожалела, а потом пообещала, что глаз не сомкнет, пока не успокоит и не уложит детей. Да, в этом доме знали, как выглядит оружие и как плохи с ним шутки. В свою очередь намекнув, что обязательно чуть позже загляну проверить, я поспешила обратно к Дарье. Пистолет, от греха подальше, припрятала в коридоре. Встала на цыпочки и положила сверху на большие напольные часы. Не бог весть какой тайник, но от пьяной Дарьи пока сгодится. Сама хозяйка дома оставалась на прежнем месте, в ее пальцах тлела новая сигарета, а взгляд стал пустым. - Даша, пойдемте, я и вас спать уложу, - позвала я, подходя ближе. Неожиданно она вскинула ко мне бледное лицо с темными провалами глаз, губы искривились. - Я не смогу без него. Слышишь? Я не проживу. - Ну что вы так из-за заседания расстроились? - сочувственно прищелкнула языком я и присела на соседнее кресло. - Ну с кем не бывает. Растерялись... Дарья фыркнула и тряхнула головой. - Я - дура! - кулаком свободной руки она стукнула себя в лоб. - Идиотка! Я все испортила! Я сама его убила! Он никогда меня не простит! - Простит, - мне стоило больших усилий перехватить руку Дарьи и уложить обратно на колени, - он вас очень любит и все всегда прощает. И это простит. - Правда? - она улыбнулась, глаза заблестели уже по-другому, как от комплимента. - Конечно. Сестра Макса отбросила сигарету в пепельницу и неожиданно сильно схватила мои руки. - Ты ведь вернешь его мне? - ее шепот ударил в лицо, принося с собой пары алкоголя и запах сигарет. - Вернешь? Ты обещала. Сколько денег еще надо? Сколько? - Верну. Не ради денег, Даш. Просто верну, - вздохнула я. - Не надо так себя изводить. Все будет хорошо. Странное это чувство, когда приходится убеждать другого человека в том, чему сама не очень веришь, но, видимо, у меня получилось, потому что Дарья опустила голову, кивнула, а потом разжала пальцы. - Я тебе верю, Анита. Ты его вернешь. Я верю. Только... он ведь со мной уже попрощался, - она потянулась, взяла листок бумаги и дрожащей рукой отдала мне. - На! Читай! Старуха еще не видела. Да читай, читай! У меня от тебя секретов нет. Я опустила взгляд на исписанные скупым почерком строчки. 'Сестренка! - словно голос Макса зазвучал в голове, и его переполняла братская нежность. - Я хочу, чтобы ты научилась жить без меня. Тебе давно пора это сделать. Сейчас как раз самый подходящий случай. Не думаю, что кто-то мне поверит, а вот ты должна быть счастливой несмотря ни на что. Думаю, я сам делал тебя несчастной. Наши отношения были слишком близкими долгое время. Будет больно, но ты справишься, и Марина тебя не даст в обиду. Я знаю'. Дальше шло перечисление имущества, переписанного на Дарью, номера счетов, советы по управлению капиталом. Я пробежала взглядом по названию банка. Уж не там ли находится пресловутая загадочная ячейка? В письме ни о чем подобном речи не шло. - Где вы это нашли? - я вернула записку ее владелице. Дарья криво ухмыльнулась и подкурила новую сигарету, не удосужившись затушить еще тлеющий в пепельнице окурок. - Это его подарок на мой день рождения. - У вас сегодня день рождения?! - Нет. Это же число, только месяцем позже. Ты на дату посмотри, - она ткнула пальцем в нижнем углу листа. - В службе доставки все заранее было оплачено, как мне сказали. Только у них там что-то случилось, то ли систему переглючило, то ли просто напутали, и его подарок с этой запиской привезли сегодня. - А что за подарок, если не секрет? - А, золотые побрякушки в коробочке, - отмахнулась сестра Макса, - да и какая разница? Главное ведь вот это. Прощальное письмо. Он меня бросает. Я задумалась. Действительно, Макс прощался, написал что-то вроде завещания и дату соответствующую поставил. Как будто точно знал, что уже не выйдет из тюрьмы. Составил план для утешения горюющей сестры. Но мог ли предвидеть такую ее острую реакцию? И опять же, служба доставки его подвела и привезла записку раньше срока. Вспомнились слова о том, что все идет не так... 'Наши отношения были слишком близкими'. Почему-то эта фраза зацепила меня при чтении. Нет, тут не просто близкие отношения, Дарья по нему с ума сходит! Как все нелепо совпало: провал на заседании, письмо. Неудивительно, что ее сорвало с катушек. Макс не обрадуется, когда узнает, что очередной план провалился с грандиозным треском. - Он не бросает, он заботится, - попробовала увещевать я, но Дарья тут же вспылила: - Если бы Максим заботился обо мне, то был бы сейчас рядом! Он не пошел бы убивать того непонятного человека неизвестно зачем! Мы всю жизнь были вместе! Сколько я себя помню! Он же знает, что я пропаду без него. Знает, как нужен мне... Я вздохнула. Очевидно, знает. Иначе бы не писал тех строк. - Пойдемте, я все-таки уложу вас спать, Даша. Такие вещи надо обдумывать на трезвую голову. Я отобрала из ее рук сигарету и затушила. Потом приобняла за плечи, чтобы помочь подняться. Дарья покачнулась, повисла на мне всем телом. Ее длинные волосы окутали меня облаком тонкого цветочного аромата, который смешался с алкогольными парами в невообразимое амбре. - Только ты меня понимаешь, - прошептала она мне прямо в лицо. - Ты одна.

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Черникова "Любовь не на шутку, или Райд Эллэ за!" (Приключенческое фэнтези) | | В.Бер "Как удачно выйти замуж за дракона (инструкция для попаданки)" (Любовное фэнтези) | | Ф.Достоевский "Отморозок Чан" (Постапокалипсис) | | О.Коробкова "Ярмарка невест или русские не сдаются" (Приключенческое фэнтези) | | К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | | С.(Юлия "Каркуша или Красная кепка для Волка" (Современный любовный роман) | | М.Кистяева "Кроша" (Современный любовный роман) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Современный любовный роман) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"