Сурская Людмила Анатольевна: другие произведения.

Курсантки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 6.61*28  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Название говорит само за себя. Разгоняет мысли и рисует картинки. На реальных событиях. Весело и интересно. О жизни, любви, приключениях и курсантских буднях пяти девчонок военных- переводчиков пятой комнаты общежития, военного института. Вчерашние школьницы примерили форму, лихо встав под ремень и присягу. Что из этого получилось? А получилось много чего интересного. Ведь они не сдрейфили. И не просто справились с поставленной задачей, а переубедили преподавательский состав, что женщина не худшая боевая единица. Правда, для некоторых эта истина открылась уже почти на больничных койках. Лихо служится барышням. Каждый день интересен своим боком. Его приходится брать то штурмом, то напором, то хитростью... Девчонки учились и проходили военную практику в лагерях. Даже туда, желая быть красивыми, они тащили с собой косметику и плойки. Трудно давалась военная наука: копали окопы, бросали гранаты, а ещё любили. На пальцах не расскажешь, лучше прочитать. Как говорится в непростых книжках: не гадайте на кофейной гуще, а берите быка за рога. Оно ведь так, другая истина вещует: не просто ухватить жизнь за хвост, чтоб докатится колобком до лейтенантских погон. Надо постараться и мои девочки смогли. Ура!- гремит над плацем, а в синеву рвутся береты, соревнуясь в скорости полёта с серебристыми монетами. Ура!- вторят счастливые гости. Пять лет, как один день.


   +
   Л. Сурская. Эл. п. l_surskaya@mail.ru skype lsurskaya. М.т. 0673669649.
   О книге:
   Название говорит само за себя. Разгоняет мысли и рисует картинки. На реальных событиях. Весело и интересно. О жизни, любви, приключениях и курсантских буднях пяти девчонок военных- переводчиков пятой комнаты общежития, военного института. Вчерашние школьницы примерили форму, лихо встав под ремень и присягу. Что из этого получилось? А получилось много чего интересного. Ведь они не сдрейфили. И не просто справились с поставленной задачей, а переубедили преподавательский состав, что женщина не худшая боевая единица. Правда, для некоторых эта истина открылась уже почти на больничных койках. Лихо служится барышням. Каждый день интересен своим боком. Его приходится брать то штурмом, то напором, то хитростью... Девчонки учились и проходили военную практику в лагерях. Даже туда, желая быть красивыми, они тащили с собой косметику и плойки. Трудно давалась военная наука: копали окопы, бросали гранаты, а ещё любили. На пальцах не расскажешь, лучше прочитать. Как говорится в непростых книжках: не гадайте на кофейной гуще, а берите быка за рога. Оно ведь так, другая истина вещует: не просто ухватить жизнь за хвост, чтоб докатится колобком до лейтенантских погон. Надо постараться и мои девочки смогли. Ура!- гремит над плацем, а в синеву рвутся береты, соревнуясь в скорости полёта с серебристыми монетами. Ура!- вторят счастливые гости. Пять лет, как один день.
  
   Л. Сурская.
  
   КУРСАНТКИ или ать, два, левой...
   1
   Быстро летит время, загоняя в прошлое брызги детства, откуда ему, как шампанскому, не вырваться никогда. Оттуда, как поётся в чудной песенке, не идут поезда и не летают самолёты. Труба. Самое время оглянуться назад. Немного грустно. А так рвались из него, так спешили и вот приплыли. А надо ли было, ведь за теми заоблачными горами осталась беззаботная жизнь, тут же придётся пахать до гроба, как ломовой лошади... Но что уж теперь. Имеем то, что имеем. Отсюда и будем плясать. Не успели привыкнуть, осмыслить и прийти в себя, как отшумел нарядами выпускной бал. Улетели в розовые дали воздушные шарики. Школа помахала рукой. Мы стояли перед выбором: куда пойти. Мне так не хотелось быть как все. Приелись уже юристы и экономисты, а именно эти две профессии считались самыми престижными. Все поступали в финансовые и юридические. Палки в колёса мне вставлять никто не собирался. Копыта ломать тоже... Уходить в глухую защиту было не нужно. Хотя я и готова была, упёршись всеми четырьмя лапами, отстаивать свои права. Решила рискнуть. Возможно, прав тот, кто намекает на то, что судьбу ни на какой козе не объедешь. Я, конечно, знала, что буду делать карьеру и добьюсь успеха. Это должно быть на первом месте, но и на личной жизни крест ставить не собиралась. Правда, в своё время, как-нибудь после карьеры. Куда же с такими хотениями отправиться? Куда? Споткнувшись на ровном месте с выбором, я и рванула вопреки разума в военный институт. А что?! Нужно просто уметь искать. Шёл первый набор девчонок. Риск, но я не напрягалась. Выгорит, нет - без разницы. Родители жутко надеялись, не поступлю. Ненавязчиво пытались поговорить со мной. Получилось наставительно и ни к чему хорошему не привело. Наоборот - выставила рога и во всю прыть побежала пристраивать документы. Они, как водится, расстроились. Я упёрлась. Такие перлы выкинула - передать невозможно. Меня неожиданно зачислили. Правда, дикой радости не было. Какое-то бульканье в животе и непонятки в голове. А ведь стерпела и выжила из себя всё. Ненормальная, бежала даже жуткий кросс. Устала. Нестерпимо хотелось пожаловаться. Только интересно кому... Кто меня туда гнал, если не собственная дурь. Брат угорал, не веря до последнего в мою причуду. Свято надеясь - побаламутит и успокоится. Время для поступления в другие учебные заведения ещё есть. Не тут-то было, моё самолюбие рвалось вперёд. Десять человек набирали, и я угодила в их число. А - а?! Разве не заведёт! Как не зайти шарикам за ролики. Мы пыжились не задумываясь, потянем ли. Но, тем не менее, стали с жаром уверять друг друга, что всё у нас получится, что мы сами не знаем своих способностей, а они у нас непременно есть. Естественно, нашлись. Куда же им деваться, если мы пантились одна перед другой. Но на рывок давало силы то, что мы все в одинаковой ситуации. А на душе, без дураков, кошки скребли. "Одна из десяти ненормальных,- тут же прокомментировал любимый братик моё зачисление,- хотя, что с тебя инвалида на голову взять. Мне с тобой всё ясно было ещё тогда, когда ты со своими мослами вместо танцев попёрлась на дзюдо. Соплёй перешибёшь. Какая борьба... Для меня загадка, как твои члены по отдельности в сумке домой не доставили". Смотрю не мигая, утешил: "Заботливый ты мой!" Его напору не удивилась. У него к женскому полу болезненно критическое отношение. Поднеси, подай, убери... Понятно, что каменный век. Но мужики все верблюды. И в самый раз послать бы его колбаской... Но пусть уж себе считает счёт один - ноль в свою пользу. Мне по барабану. Как там: чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало,- слушая его нытьё, утешала я себя.- Последним точку ставит тот, у кого ума побольше. Свой ум я дёшево не ценила. А вообще-то, я знала отчего молчала, благоразумно не связываясь со старшим братом. Он человек денежный, может быть придётся потрясти его кошелёк. Поэтому разумно не заводить молодца по мелочам. А его бредовые рассуждения о женщинах, что, мол, они зло и обуза, мне давно известны. Болтает, пока жареный петух не клюнет. Пусть говорит, с меня не убудет. А если поднапрячься и возвести мысленную стену, то можно и не слышать ничего. Очень полезный и эффективный приёмчик. Хотя если плясать от печки, насчёт борьбы, то он прав. Занималась пять лет. Брат считает, что я была большим оригиналом. А всё проще, как получила от одноклассника затрещину, так и отправилась в секцию. Не жаловаться же всю жизнь всем и по любому поводу. Характер такой. Вымолила, выплакала, чтоб зачислили. Свободного времени было мало: тренировки да учёба. Ох уж и побросали меня на маты. Ковёр локтями да коленями протёрла. Сашка почти угадал, могли запросто моё хиленькое тельце принести в коробушке домой или прикатить в инвалидном кресле. Но заело. Спортсменкой стать, я цель себе не ставила. Но зато научилась профессионально падать и себя защищать. Чтоб по жизни не отвлекаться на мужские обиды и не дрожать перед их дурью. А ещё быть уверенной в нашем сотканном не только из цветов и рассветов, но и из опасностей мире. Гуляя на улице или в лесу, я не напрягалась, уверенная, что согну в бараний рог любого, протянувшего ко мне лапы. Смешно, ей- богу, смотреть на ребят, когда от худенькой пичужки они получают пендюлей. Всё правильно, в этой жизни надо надеяться только на себя. Мама, вздыхает, думая, что я с таким размахом по их мордам и самолюбию не найду себе никогда мужа. Я отмалчиваюсь зная, что когда это будет ОН - заткнусь и буду паинькой. Пусть его душенька властвует, пока не споткнётся. А там уж извиняйте!
   И вот все сомнения отброшены. Приёмной комиссией решено и чёрным по белому написано, что я курсант. Я хохочу как полоумная. Вот это прикол! В голове как заевшая балалайка крутится песенка: "Всё к лучшему, всё к лучшему поверь..." Я верю и не верю. Если б знать что к лучшему, а если облом...
   Три вечера подряд отец учил меня наматывать портянки. "Какой добрый дяденька эту фигню придумал". Я внимательно смотрела, но повторить не могла. И кому нужны эти чёртовы портянки, когда есть носки. Я вообще поражаюсь, как родители в школе учились без электронных подручных средств. Компьютеров-то не было и калькуляторов тоже. Это ж таблицу умножения надо было учить всю, правила... Кошмар какой! И вот эти портянки... Почему никто не додумался изобрести инструкцию об их мотании, раз уж они есть. Ведь есть же оная по завязке галстука. А, я дотягиваю с чего такой перекос. Галстуки на их дубовые шеи завязывают женщины, вот они с инструкцией и догадались прогнуться. Если пошли служить в армию, значит, скоро будет понятная бумага и по портянкам...
   Истёк август, вот и осень лоскутная незаметно подкралась. Пора в строй! К дате прибытия, собиралась не торопясь, ведя придирчивую ревизию своего гардероба. Всё по списку, скромно, ничего лишнего. Зубная щётка, паста, мыло, три полотенца. Две пижамы, от горла до пят. Бельё без кружев. Носки, футболки, спортивный костюм: всё строго определённого цвета. Ничего яркого, броского. Я покрутила короткую джинсовую юбку, маячку до пупа и, вздохнув, натянула на себя камуфляж. Зашнуровала берцы. Подойдя к зеркалу, пристроила на голову берет. Боец! Упасть и не встать.
   - Пап, я готова!- бодренько сообщила я, маявшемуся в ожидании отцу.
   Трушу? А ещё как! Артистка! Доигралась, что заигралась. Сели, как положено на дорожку. Впереди ждала новая жизнь. Хотелось бы надеяться, что не худшая и интересная. Я блефовала. Отец, забрав сумку, пошёл на выход. Мама вытирала слёзы, а брат всё ещё не верил своим глазам.
   - Нет, ну с ней всё понятно, она всегда была с разумом не в ладах, а вы куда смотрели?- вопрошал он родителей. - Ладно б, девка кровь с молоком была. Что на танк, что под него, а то ведь метр с кепкой. Ирка и армия- две вещи несовместимые. Всё кончится конфузом. Как вы могли влезть в это безнадёжное предприятие. Ведь она даже вразумительно не сможет объяснить, зачем она это сделала. Я не понаслышке, между прочим, говорю, если помните, пять лет назад его окончил.
   Так и было. Сашка не врёт. Но служить ему не довелось. Учившийся с ними в группе сынок очень богатых родителей завёл своё дело. Открыл банк, организовал фирму, бизнес, развернулся так сказать во всю ширь и прыть. Вот этот кадр и пригласил Сашку работать с собой. Мой не глупый братик, подключив все рычаги, быстренько уволился, помахав армии рукой и заделался крутым. Чем он там занимался, я так и не поняла, поскольку вообще в делах бизнеса не копенгаген. Но общался он сейчас со мной чуть небрежно, чуть иронически. Совершенно не стараясь убедить меня в чём-то. И при всём при этом, разговаривая, смотрел куда-то в сторону. Тоже мне: "знаем, плавали". Меня бесило: наверняка злит же нарочно. Но надо терпеть. Говорят же: терпение и труд всё перетрут. Лишь бы не меня.
   - Нахлебается, уйдёт.- Вздохнула матушка.- Упряма. Не уломать. Ты финансовый кончал, они переводчики. Может, не будут их так мордовать. Всё-таки цветы жизни.
   - Счас. Затолкают в вазу, и будут нюхать.
   - Чего, чего?- не выдерживаю я.
   - Это мои мысли в слух,- небрежно роняет брат.
   Полнейшая чушь. Опять ломается. Я обиженно отворачиваюсь. Как будто всё остальное, что он только что морозил было иным.
   - Саша, не пугай нас, всё-таки девочки. И девочки все из приличных семей. Умненькие.
   - Вот в этом я глубоко сомневаюсь.- Скорчил мину Сашка.- Умненькие к Яге на лопату не сядут. Иванушка дурачок и тот разбирался в её рекламе. А Ирка от сказок-то ещё не далеко оторвалась. Опять же, с наших бугров тоже всё хорошо просматривается. Как могли не рассмотреть вывеску для дураков: "Не влезай - убьёт!"
   Отец вздохнув, изрекает:
   - Поживём, увидим,- и подталкивает меня к двери.- Шагай солдатик.
   У меня на это его "солдатик" отчего-то сжалось сердце.
   - Ладно, будем надеяться, что она не откинет так сразу копыта, а немного помучится.- Догоняет меня на лестнице сарказм брата.
   Кисло усмехаюсь. Вот же какой противный. Неймётся никак ему. Непременно надо потрепать нервы и лягнуть. Наконец он опускает на меня глаза и спрашивает:
   - Проверь пока рядышком, ничего не забыла?
   В довершении всему он внимательно меня оглядывает. Мы встаём. Я кручу информацию сборов в голове и хлопаю себя по карманам.
   - Забыла!
   - Что,- ухмыляется брат, кивком предлагая мне сесть на ступеньки. От всей этой суеты, я не соображаю, что брат измывается.
   - Флакон духов,- моргаю растерянно глазами я.
   Мой брат хлопает себя по бокам и ржёт. Я срываюсь возвращаться. Духи при таком вонючем камуфляже просто жизненно необходимая вещь.
   - Стой на месте,- встрепенувшись, просит мать.
   - Почему это?
   - Плохая примета возвращаться.
   - Напридумывали примет. Столько праздников и примет только у нас ненормальных. Ни в одной стране мира ни найдёшь ничего подобного.- Разворчался Сашка, ему не хочется идти назад, а что это должен будет сделать он и никто другой, понимает. Он поднимается по ступеням и всё ещё ворчит:- К тому же, ей уже хуже не будет. Где он у тебя, курица?
   - Перед зеркалом, специально положила на вид...,- виновато бормочу я.- Только поторопись, а то опаздывать нехорошо, тем более первый раз.
   - Опаздывать вообще нехорошо,- ухмыляется братец и рявкает на меня.- Всё, базар замяла, топай вниз и жди меня у машины.
   О, как смело! Но быстро развернулась и понеслась догонять родителей. Ждём. Сашка суёт мне флакон моих любимых духов. Наконец-то всё на месте и наш путь продолжается.
   2
   Машина лихо катит к институту. Ништяк. Тачек завались. Одна круче другой. Парад достатка. Отец нашёл лазейку и припарковался. Отнёс сумку на плац, где шло построение. Я помахала рукой, чтоб не страдал и ехал домой. Разберусь сама, не маленькая. Тем более хороводом. Таких как я немало. Нас тут же, не давая осмотреться, поставили в строй. Чтоб не расслаблялись и приучались с налёту к жизни по команде. Не важно, что стоять придётся ого-го сколько, главное: все на виду. Все покорны, как овечки: всем понятно, отпрыгались и отлетались. Ну ладно. Потерпится. Не всегда же я буду строем ходить. Мы с девчонками, буркнув: Салют! Обменялись улыбками, как старые знакомые. Затем, поговорив с нами полчаса обо всём и ни о чём, говорил зам начальника института. Он объяснил, между прочим, в какой институт мы поступили и кем выпустимся, если до этого дойдёт. Нам зачитали наши права и подробно рассказали про обязанности. Обязанностей, как водится, оказалось больше чем прав. Представили начальника курса, командиров взводов, старшин. Кажется, молодые и симпатичные. На истуканов не похожи. Но это на первый взгляд, а там время покажет. Звучит команда:
   - Курс, стройся. В ряд, по четыре, становись.
   Мы, как стадо коров, наблюдая друг за другом и все вместе за ребятами, принялись тыкаться, ища своё место. На что это похоже? Да ни на что. Дурдом! Никто ж ни в чём не волокёт. Но взводный бормоча:- За какие грехи мне это дано,- быстро разбирается с этой канителью. Мы непроизвольно оказываемся в строю. Тут же на нас гаркают:
   - Равняйсь! Разговорчики в строю.
   Какие разговорчики, рта-то раскрыть не успели, все заняты правильным выставлением ног.
   С боку слышится зычное:
   - Равнение на середину! Смирна-а-а! Правое плечо вперёд, прямо шагом а-а-арш!
   Удивляясь тому, как у него это ловко с нами получается, топаем. Асфальт тяжко вздрогнул под ударами сотен ног. Правое, левое плечо - это мы соображаем. Вспомнилась сцена из "Капитанской дочки". Та самая, где учили солдат маршировать "сено-солома". Тогда хохотали. Сейчас не хотелось, как бы самим не оказаться в той соломе. Нас повели в общежитие. Вещи пришлось тащить самой. Не легко. Я кусала свой хвост, что так рано отправила восвояси отца. В блефовую жизнь безжалостно вторгся реализм. Сумка сразу показалась тяжеловатой и я вспоминала чего такого лишнего туда засунула, которое не жалея можно было выбросить по дороге. Да пропади пропадом, чтоб я ещё хоть раз её так напхала...
   - Орлы - ы...- скалит зубы офицер один из наблюдавших за нашим променадом.
   Второй пальцем сдвинув эдак фуражку почти на нос, чешет затылок.
   - Орлицы...
   Оба ухмыляются. Что-то ёкает в моей груди. До чего мужики противные... Военные, не военные - носороги... нет бы помочь... Ну, я ещё худо - бедно волокла свою поклажу, а вот последняя в строю курсантка, так и осталась с той сумкой на плацу. Отлепить её от него она не смогла. Попробовала тянуть волоком за удаляющимся строем... Не тут-то было. Не оторвёшь. Сумка, несмотря на неимоверные усилия девчонки, не желала покидать плац.
   - Наверное, он ей понравился!- ржут парни.
   Им лишь бы ржать.
   - Так, ну что там у нас ещё?- разворачивается всем корпусом к месту ЧП курсовой.
   Взводный, не выдержав такого издевательства над плацем, обречённо махнув, подхватил вещи несчастной на плечо, а её подтолкнул в строй. "Надо же джентльмены не перевелись!"- перемигиваемся мы. Честно говоря, я терзалась, завидуя девчонке вышагивающей налегке, что я не последняя в строю, а волоку свой дирижабль сама.
   Наконец нас подводят к довольно -таки крепкому зданию серого цвета. Забравшись по ступеням, оказываемся в фойе. Как водится глазеем. Офицер требует следовать за ним. Идём. Женская и мужские стороны нашего проживания разделялись стеной, к ним вели даже разные лестницы. Нас ловко разделили по полам: мужской, женский. Наша группа военных переводчиков занимала две комнаты. Дальше селились, финансистки и психологи. Нас разместили по пять человек. В комнатах всё по описи, которая тут же висит на стене, сбоку от двери. В неё входит шкаф, стол, пять кроватей, пять тумбочек, пять стульев. Ночная лампа. Почему одна и как её поделить на всех непонятно.
   Началась жизнь в полосочку. Военные дисциплины изучали в корпусе. Он располагался недалеко от студгородка. Там же была и военная кафедра университета. Занятия же в самом университете, по психологии, переводу и гражданским дисциплинам проходили в центре города. Добираться до корпуса со старшим. Группа смешанная с гражданскими. Пятьдесят на пятьдесят. Мы в камуфляже и они в изысканных нарядах. Картина страденная. Как не скажет наша модница Марина: "Игра теней". Утром построение, вечером построение. Перед сном проверка. До подъёма и после отбоя военная муштра. Для меня до этого уснуть и подняться не было проблемой. Сейчас это ужас! Теперь подъём стал пыткой. И отбой тоже пыткой. Какой же ненавистный голос у дневального утром и вечером! И главное - только уснёшь, хорошо хоть без снов, а то б на самом интересном месте вскочить от гарканья:- Подъём! Подлетаешь, как ошарашенный и не сообразишь, где ты и что от тебя хотят. С отбоем не лучшая картина. Как можно отключиться по команде... Даже если до этого слипались глаза, мозги получив команду сопротивляются. На первых же занятиях нам объяснили, что мы слишком молоды, чтобы разумно планировать свою жизнь. Поэтому, чтоб не иметь неприятностей все должны жить по команде. Мы поняли - шагу нельзя будет ступить без команды. И началось... Нас яростно и с прилежанием готовили к принятию присяги. Учили ускоренным методом военным премудростям: ходить в строю и по одному, выходить из строя, откликаться, представляться, выполнять команды, поворачиваться... Оловянные солдатики. Набрался вагон военных причуд не меньше. Мы, конечно, злились, но терпели. Обещали, потом будет легче. Конечно, верим. Сейчас ведь верят одни дураки. Да у нас просто нет выхода. А на ус мотаем - квартал таких лошадиных нагрузок и мы трупы не дотянувшие даже до первой сессии. Так что лучше верить. А пока мы таскались, как пришибленные. Не досыпая, не доедая и ещё при таких лошадиных нагрузках. В строю у нас заплетались ноги. На занятиях мозги, мы клевали носами и кляли судьбу. Мы с трудом держались на ногах, а взводный весёлый, бодрый и красивый, обещал:
   - Ничего денька три, пять и вы втянитесь.
   Нам казалось, что он издевается над нами, а что мы интересно ещё могли думать.
   - Если не помрём до этого...- бурчали мы.
   Не через три конечно, а через неделю мы поняли, что время горы равняет. Мы даже против воли стали привыкать. И всё бы ничего, если б не этот парад по случаю присяги. Наш вымученный народ дружно уверял, что согласен обойтись без него. Мало того, что на нас посмотрели, как на придурков. Нас быстро заткнули, гаркнув:
   - Разговорчики в строю.
   Тут же объяснили, коротенько минут на сорок, почему важно его провести, а нам через него пройти. Больше никто не подавал идей, чтоб не простоять без дела часа три. И на зычное:
   - Вопросы есть?
   Все благоразумно молчали. Упаси Бог!
   - Раз всем всё понятно, в колонну, по семь, становись!
   Мы встали. Уже нормально, почти не бараны. Вот и начали с нами мудрить. Ходить в строю не просто. Если под ноги смотреть, да ещё и напрягаться, чтоб не сбиться, точно всё пойдёт кувырком. Сначала нас поставили в коробку вместе с парнями, но мы портили всю картину. Юбки с брюками не пасовали. Об этом самые смелые барышни предупреждали сразу, только кто нас слушал. Все сами с усами. Начальство, как известно, всегда право. Отцы воспитатели, смотрели строго и команды отдавали чётко. Иногда мне кажется, законы попов и уставы нашей армии одни и те же люди готовят. Что в лоб, что полбу. И там и там ты ему про Фому, а он тебе со всем упорством про Ерёму. И пушкой не пробьёшь. Зашла в церковь без платка, просто так зашла, выперли, и свечку не успела поставить. Говорят грех. А кто так решил и с каких пирогов то решение... Но я, в своих рассуждениях, витая в облаках, от нашей строевой уползла в сторону. Итак, поняв, что наши голые в юбках ноги не будут смотреться на фоне брюк. К тому же, обмозговав всё это и прокрутив не раз перед глазами ту позорную плёнку, начальство, прикинув, решило тренировать "баб" отдельной коробкой, соединив нас с юристками, финансистками и психистками, и таким способом получить желаемый результат. "Бабий батальон,- хихикали парни.- Пашки артиллериста вам не хватает". Но нам начхать на их смешки. Мы знаем, эти ослы уверены, что если женщина красива, то обязательно с куриными мозгами, а если умна - мымра. А вот и нет, думала я, и мы докажем это. Мы осилим эту премудрость. Подумаешь ходьба. Много ума не надо. И шарм свой сохраним. Это нам парни всё портили, а сами мы организуемся на высшем уровне. Постарались. Получилось не плохо. О чём рогатым и внушали... За что и бились... Правда ноги гудели и мы в минуты отдыха, свалившись, как дрова, лежали на спинах и боках по лужайкам вокруг плаца. Нас ругали и гоняли, но мне лично было как-то всё равно. Другим думаю не меньше. Простыну я или нет, лишь бы не шевелиться. Подошёл посланный офицерами сержант, пытаясь нас поднять, но получив наше бурчание: "Отвали" так и сделал. Остались на траве. Мы с ней сроднились. Звонкая команда поднимет мёртвого.
   - Курс становись!
   - Равняйсь!
   - Смирррна-а-а!!!
   Шаг, два, три, на четвёртом взметнулся требовательный и властный голос:
   - Запева-а-ай!
   Мне хочется похлопать ладошкой по своему оглохшему уху. Кто б мог подумать, что он может кричать так громко. "Злой какой". На какое-то время слышатся шаги: чух, чух, чух. И вот в небо рванулись звуки строевой песни. Колонна подхватила припев... Каждый из нас удивлялся, но мы пели.
   - Раз, два, три! Раз, два, три!- отсчитывают для нас громко.
   Череда тренировок. День за днём. Жизнь бурлила ключом только где-то в стороне от нас. Мы пахали, как ездовые собаки. До обеда строевая подготовка, потом бегом на занятия, вечером ужин и опять до отбоя "ать - два левой". Без задних ног возвращались в общежитие. Возвращались - красиво сказано, мы приползали. Сил ровно на это и хватало, чтоб докарабкаться до постели. Но терпели. Куда ж деваться-то, сами влезли. Одно тоска. После модного прикида и шпилек - берцы с камуфляжем с рассвета и до самого сна. А в университете такой народ учится... в таких шмотках... Марина ворчит:- Разве нормальная женщина может ходить в этом... Естественно, нет, но мы к числу таких и не относимся, раз запёрлись сюда. Всё хуже не бывает. От камуфляжа воняет какой-то резиной. Маринка облилась французскими духами, но на построении обнюхав, ей сразу же вкатили замечание. По их подходу той ерундой пахнет привлекательнее. Возмущение подпирает горло. Постанываем, но держимся. Старшая у нас Лена. Высокая и мощная девушка. Не толстая, но статная. Светлые волнистые волосы, собранные заколкой и зелёные глаза. Доброжелательное, открытое лицо. Этакая русская барышня. Сашка, критически смерив меня рядом с ней своим глазомером, перекривился:
   - Пупсик, ты с одну её ногу. Куда тебя курам на смех занесло. Твоё счастье, если вылетишь в трубу.
   Укол был точен. Мой рост того, подкачал. Я, конечно, совсем малость расстроилась и не произвольно надулась. Сразу вспомнила, как меня уговаривали не лезть в эту кашу, а я твердила, что у меня своя голова на плечах. Сашка тогда хихикнул. Мол, своя- то своя, но с дыркой. И вот сейчас мой чудный братик на больную мозоль наступил, а в дырку плюнул. Я и сама уже думала ни раз об этом, но отступать поздно. А после его таких провокационных слов выход один - не киснуть и прорываться вперёд. Пятиться назад пустое дело. Смотря на выдохшихся рядом с нами ребят, мы храбрились, стараясь держать хвост пистолетом. Хотя хорошо себе представляли, поднеси к тому пистолету зажигалку и мы вылетим, как барон на ядре в небо. Нет, так не пойдёт,- одёргиваю я себя,- совсем панические мысли. Не зря же во все времена считалось, что женщины сильный пол! Вот это по-нашему.
   - Женщины не сдаются, они только наступают,- бодрит нас Лена.
   - Я б сдалась,- ворчит Маринка, -если меня на руках всю жизнь носить будут.
   - Не вали всё в одну кучу. Мы о другом.
   Честно сказать, мы злились на себя, на весь свет. Хотелось откачаться от всей этой военной затеи. Принять ванну, натянуть кружевную рубашечку и лечь спать. А проснувшись понять, что мы далеко от этого военного бреда.
   - Подъём!- рычит взводный.
   Принесла его нелёгкая. Мы безропотно повинуемся.
   3
   В комнате нас было пять. О Лене я уже рассказывала. Могу добавить несколько слов. Эта провинциальная девушка готова была на всё, чтоб выбиться в люди и заставить себя уважать. Рассчитывает в таком тонком деле и на свои габариты тоже. Смешно, но она такая. Она знает о различных социальных векторах с другими, но верит в дружбу и стремится к тому, чтобы её воспринимали на равных. Очень хотела, чтобы её замечали, любили и поддерживали.
   Маринка, хрупкая, красивая с каштановыми волосами, карими глазами, точёными руками, похожая на королеву красоты в плюсе с манекенщицей. Глаз не отвести. Красивее лично я не встречала. Первое чувство - восхищение. Это уже чуть- чуть попозже начинает глодать зависть или какая -нибудь ещё дрянь. У кого по-доброму, а у кого-то и нет, но тут уж, как говорится, кому мать природа чего отстегнула... Она с гордостью вышагивает на тонких шпильках, с удовольствием демонстрируя свои стройные ножки из-под коротко подогнутой форменной юбки. Видя её, мужской пол, крутит носом и чешет с остервенением за ушами. Стараясь втянуть в себя животы и выпятить грудь, они стремятся все походить на Терминатора в плюсе с Чёрным тюльпаном. Смехопанорама с нашими мужиками. Только Маринке это без надобности. Она, ловя восхищенные взгляды мужчин, презрительно кривя красивые алые губки и поглядывая на них из-под пушистых ресниц, проходит мимо и не отвлекается на глупости не достойные её красоты. Несмотря на то, что сломанный ноготь может испортить ей настроение, форму она носила как королева мантию. Но вот обувь... Без шпилек она не боец... Её упорное не желание обуваться в берцы кончилось тем, что шнурки она шнуровала под личным контролем командира взвода. Не по собственной инициативе проявляющего такую щепетильность взводного, конечно. А после её пылкой пробы доказать начальнику курса, что на шпильках ей гораздо удобнее и она комфортно в строю в них себя чувствует. Исповедуя принципы демократии её выслушали и приставили личный контроль. Для порядка. Но скисшая от такого пресса девчонка вскоре взбодрилась. Маринке какое-то время чудно удавалось выходить из общежития, как положено по уставу и в автобусе ловко переобуваться в модельную обувь на шпильки, пряча ботинки в пакет. И ей довольно-таки долго сходило всё с рук, пока начальник курса, майор Богуш, не поймал её самолично. Приехавший с проверкой в учебный корпус майор, прошёлся в перерыве по коридору. Он онемел, когда глаза профессионально выхватили из группы студентов шедших мимо него, курсантку в болтающемся ярком шарфике на шее, десятисантиметровых шпильках на ногах и подвёрнутом почти до колен камуфляже. К тому же заколотыми сверкающими всеми цветами радуги брошками закатанные рукава её не заметить просто было невозможно. Да у него в глазах потемнело. Такого издевательства над формой ещё не видел свет. Поправив челюсть, он пришёл в себя. И, естественно, с ходу пошёл в атаку.
   - Минуточку, что за дела? Курсант Браун, ко мне.- Громыхнула зычная команда под старинные своды чего только не видевшего университета.
   Курсантка от испуга присев, через минуту оправилась и, задрав носик, сверлила его насмешливо недовольным взглядом. Мол, чего так орать, глухих нет. С Маринкой беседовали при всех и отдельно. И там и там солидно. В общем, промыли мозги на весь водопровод. Для двадцатидевятилетнего майора это был первый курс. Двадцатипятилетнего капитана, командира взвода Тарасова, тоже. Мужики переживали. Как оно будет... А тут ещё сюрприз - набор девчонок. Хоть головой колотись об стену, хоть стреляйся. Баба в форме и с ружьём гиблое дело. Взводный воизбежании беды переселился жить в общежитие. А ведь в недалёком прошлом, всего-то несколько месяцев назад, безумно радовался такому удачному переводу в институт. И бац! Дохвастался... Угодил прямиком в эту дурацкую бабью ловушку, которой по всем прикидам не должно было быть. Начальник курса и тот дневал и ночевал там. Ему теперь частенько было не по себе. И жутко курсовому было не от фильмов ужасов, а от доморощенных ужастиков с косичками. Что не день, то сюрприз и один хлещи другого. Кто б ему рассказал, что из формы можно такое выделать... "Тоже мне мадам Шанель",- бегал он по ставшему узким кабинету. "Как снег на голову такой променад. Шла словно по подиуму. Та ещё штучка..." А Маринка, обливаясь слезами, натянула берцы и спрятала стройные ноги под камуфляж. На самое дно сумки лёг шарфик. Все брошки забрал курсовой, сказал для музея.
   Очень трудно было привыкнуть солидно, не спеша ходить. Мы летали по коридорам, ища кабинеты и аудитории. От нашего лёту были и пострадавшие. Как водится, непременно приспичит в кого-нибудь втараниться. Особенно прыткой была Маринка.- Прошу прощения, - лепетала она уставившемуся на неё с любопытством офицеру. Тот пялился на курсантку, как на восьмое чудо света и искал сигареты в кармане. Ей воспитательного процесса доставалось больше других. Причём от всех категорий воспитателей. Её возвращали с нравоучениями на исходную позицию и заставляли топать вновь, уже спокойно и приветствуя старшего по званию. Надо отдать должное, Марина не устраивала истерик. Она внимательно выслушивала и, стараясь придать своему лицу вписывающее в момент выражение, покорно выполняла требования старших. Весь вид её просто кричал: "Надо пройдём ещё, велика важность!"
   Ну вот, о двух девочках я рассказала, третья я - Ира. Невысокая, хрупкая. Ни тёмная, ни светлая, серединка наполовинку, серые глаза и маленький ротик завершают мой портрет. А ещё Вика с Наташей. Наташей оказалась как раз та, что карябала сумкой плац. Натусик, так её звали, величали - это маленькая, добрая, весёлая, непосредственная девочка с душой абсолютного ребёнка. О чём думали родители отправляя её сюда для меня загадка. Вика выше Натки и меня, но ниже Маринки. Как брат мой не скажет - три клопа. Если у нас с глазастой, тёмненькой Викой ещё какой-то боевой дух присутствовал, то Наташка, последняя в нашей бабьей коробке, с трудом державшая автомат и скорее не туловищем, а грудью, не шла в строю, а моталась под его тяжестью. Взводный, выбившись из сил, и простонав своё:- За какие мне это грехи...,- повесил её оружие через своё плечо и шёл рядом. Отсчитывая ей шаг: - Раз, раз... Раз, два, три. Но её ноги на раз и три всё равно петляли. Было видно, что взводный вот - вот взорвётся и сгорев кончится... Маленькая, беленькая, с голубыми, как чистое небо глазами, ротиком земляничкой и приличной грудью, она напоминала ангелочка. Только по сосредоточенному лицу взводного было похоже, что мерещилась она ему чертёнком с рогами и хвостом и ни кем другим иначе. Натку, как и меня держали до поступления сюда в ежовых рукавицах. Спать отправляли в десять вечера, не разрешали ночевать у подружек, ходить по кафешкам. О том, чтобы выпить или прикурить, речи вообще ни шло. Красно чертой её и моего воспитания - девочке надо учиться в таком возрасте, а не думать о гулянках и парнях. Мы и не думали, а сейчас нам вообще не до них, хотя их вокруг, как бродячих собак.
   Громовой подъём. Сумасшедшее утро. Затем, день спешки и нервов и только глубоким вечером мы могли расслабиться немного. В позднее время после самоподготовки по специальности, мы включали телевизор, который Виткины родители пожертвовали нашей комнате. Совмещая работу с удовольствием, в полглаза смотрели на экран, стараясь уловить новости, которые придётся пересказывать на занятиях по - английски и французски и ковыряя иголкой подворотнички, учась попутно подшиваться. Но сегодня не выгорело и того. А всё потому, что целый вечер рисовали звёздочки и учили звания. И это не просто ради прихоти. Всё, блин, из-за Маринки обозвавшей майора генералом. Причём взводный особенно заострял внимание на том, что звёздочки бывают маленькие и большие. И уж совсем, большие, да при лампасах на брюках (взводный уточнил в каком именно месте те яркие полосы) - генерал - начальник института. Нас заставили нарисовать всё это на листах, надписать и держать на тумбочке, как настольную книгу.
   После отбоя взводный ходил по комнатам и проверял наше наличие. Мы поначалу в ожидании его прихода парились в спортивных костюмах. Но со временем пообтёрлись, попривыкли и, обнаглев, встречали инспекцию в пижамах. Капитан краснел, но пытался держать начальственную марку. Первое время упавшая на подушку голова моментом засыпала, но со временем мы могли ещё с часочек болтать. Сделав разведку боем и позакидывав удочки в головы друг друга мы притёрлись, понравились и даже нашли много общего. А так же обменявшись мнением поняли, что все кроме Лены - барышни зелёные. В амурных делах не подкованные. У Ленки же была не только теоретическая любовь, но и персона той любви в наличии. Парень учился на нашем же курсе только на финансиста. Им повезло, они поступили за раз, правда, он со второго захода и уже после армии. Мы с интересом наблюдали за ними. С раскрытыми ртами слушали её рассказы ночью, задавая глупые вопросы и вздыхая. Везёт же людям! У нас же даже на мечты сил не хватало, не то чтобы на что-то конкретное. Да и во что тут влюбишься одни слабаки, пыхтят как паровозы. На слуг рыцарей не тянут не то чтобы на Героя.
   Через две недели тренировок наши пятки были похожи на плачущие кровавыми слезами пузыри. Сашка, притащивший мне на всю нашу команду пластыря, пошёл разбираться со взводным. Они учились на одном курсе. Ему проще. Бесцеремонно притянув его к нам в комнату, он потыкал ему в глаза Виткиными пятками. Витка страшно смущалась, а на моей рожице застыл вопрос: "С чего её пятки, а не мои? Всё-таки я родственница". Хотя мои нельзя, они от красящих берец чёрные. Ещё возьмётся братец слюнявить палец и оттирать. Что он там ему говорил до тонкостей не известно, только нам разрешили ходить пока не заживёт в своих туфлях, но непременно чёрного цвета. Аккуратно заляпав пятки, мы форсили. Маринка на законном основании влезла в шпильки, у неё других просто не было. Взводный умолял пониже каблуки найти, но где и когда, если времени на всё про всё в обрез и желания у неё их искать, надо думать, тоже. Так бы всё и сошло, но она умудрилась на тренировке благополучно пригвоздить шпильками носок туфли подвернувшегося некстати начальника курса. Могучий майор побледнел, но стойко выдержав прокол, ни к какой матери её не послав, ушёл молча и хромая. Естественно, нас немедленно переобули. Погоревав о потерях, решили исправиться и стараться так, чтоб быть лучшими. В результате нашего усердия, начальство, окончательно выбившись из сил, прикрепило к нам для особой дополнительной тренировки Славку, друга Лены. В общем, нашли Пашку артиллериста. Он прошёл армию, малый под стать подруге не хилых габаритов... Такой себе слоник. Военным советом курса видимо решили, что ему мы будем как раз по- плечу. По крайней мере, большого урона мы такому мощному организму не нанесём. При любом раскладе выживет. В крайнем случаи легко не доконаем. Мы ликовали. Но напрасно. Правильно говорят - не спеши. Славка, совмещая приятное с полезным, выжил из нас массу сил, нервов и слёз, но ходить научил. Зычно покрикивая: "Правое плечо вперёд. Прямо, шагом марш. Кругом. Курсант Миронова выйти из строя. Где твоё "Я", забыла. Вышла, будь добра объявись. Животы подберите" Какие животы он там у нас увидел. Есть вообще не успеваем. Такие лошадиные нагрузки, а он ещё животы разглядел. Они давно к спине приросли. На свой бы посмотрел. Мозоль. Скорее бы уж та присяга прошла.
   Ленка сначала бегала за ним и пыталась что-то там втюрить. Мы видели, как она непонятно что, горячо доказывая ему, размахивала руками, семеня следом. Но что именно втолковывала она своему слонику, нам не было слышно. Читать по губам специалиста среди нас не нашлось. Только он каждый раз, показывая свой начальственный пыл осаживал её и резкой, но конкретной командой отправлял восвояси.
   - Ленка, ты не удачный выбор сделала,- не выдержала Маринка,- он тебя по жизни командами затрахает. По-моему у него, что голова, что задница одной величины. А ты все уши прожужжала про то, какой он необыкновенный. Мужичьё и самое обыкновенное.
   - Не в этом же дело,- пыталась смягчить удар Наташа.
   - А в чём?- включилась в разговор Вика.
   - В психологии.
   - Вот это придумала. У тигра своя психология. И ему диктует её желудок. Козу, конечно, жаль, но есть хочется.- Не уступала Вика.
   Маринка дёрнула её за китель. "Угомонись. Хватит с неё". Но Елене, измученной не меньше нашего, было не до обид, и она устало отмахнулась. А мне почему-то мгновенно представилось, каким её раскомандовавшийся слоник был в детстве. Наверное, светлым, веснушчатым, круглолицым и толстогубым с серыми неуверенными глазами. Его непременно дразнили "медведем" и "пончиком". А теперь он вырос, возмужал. Стал похожим на шкаф. Но вот побороть неуверенность серых глаз он может только строгими командами. Тут уж выбор за Еленой: принять его таким или послать туда, куда Макар телят не гонял. Я поделилась своей картинкой о "пончике". Меня душил смех. Все заразились им и катались корчась, вздрагивая и поджимая животы.
   Время работает за и против. Такое уж у него назначение. Потихоньку страсти улеглись. Гражданские привычки отступили. Мы притёрлись и уже воспринимали командование над собой нормой. А армию такой, какая она есть.
   Во вторую же неделю, нашего военного проживания, произошло неприятное ЧП. У девочки из соседней комнаты пропал мобильный. Поднялся невероятный шум, нарисовалось всё какое есть начальство. Наводили шмон. Мы спешно приводили в порядок кровати. Естественно, трясли подушки, ставя их на солдатика. Лена тряханула свою не пожалев силёнок. На пол выпал мобильный. Мы метнулись все пятеро к нему. Потом, перекрестив безумные взгляды, посмотрели друг на друга. Ничего себе фокусы!
   - Откуда?- расстроилась Лена.
   - Офигеть вопросик.
   - Кто нам его подкинул и зачем? Может, ошибся кто комнатой...- Вертя его в руках, тянула Лена.
   - Да, тут почешешь макушку у какой кузькиной матери искать его хозяина.- Повертела в руках сотовый Вика.- Первое наперво, на всякий случай отключить надо.
   - Зачем?- растерянно повернулась к ней, моргая Натка.
   - Я, кажется, догадываюсь кто организовал нам этот геморрой.- Приложила палец к губам Вика. Она моментом стала похожа на охотничью собаку взявшую след.
   - Говори.
   - Нас сколько человек набрали на переводчиков?
   - Одиннадцать.
   - А надо было?
   - Десять. Ну, может, хватит задавать вопросы. Объясни.
   - Вот в этом и собака зарыта.- Просипела загадочно Вика.- Одного должны отчислить.
   - Вечно выдумаешь ты Вика!- отмахнулась Марина.
   - Как бы не так,- упёрлась та.- Пораскиньте мозгами. Мы его не брали. Мы о нём даже не знали. Отсюда следует что?
   - Что?- прошептал нестройный хор, надеясь докопаться до истины.
   - А то,- обсмотрела их победным взглядом Вика.- Он появился здесь неспроста.
   Никто и не собирался спорить об обратном. Естественно, "неспроста".
   - Точно, мне брат рассказывал,- вспомнила я,- у них такие мерзкие вещи тоже проделывали.
   - Блин, что ж нам с ним делать-то...- взвыла Лена, качая на руке мобильный.
   - Может выкинуть в окно и поминай, как звали,- полезла к окну Марина.
   - Ну вы точно ку-ку!- покрутила у виска сложенной в трубочку ладошкой Вика.- У вас что мозги переклинило...
   Я тоже напрочь расхаяла эту идею:
   - Тю, сдурели. Шуму окном наделаем или кто, не дай бог, увидит. Или на башку упадёт. Начнутся выяснения, прикиды... Сбрендили что ли...
   - Что ж тогда? Слышите, уже ходят. Скоро к нам. Выходить запрещено...- паниковала Лена.- Я была бы всем очень благодарна.
   И тут меня осенило.
   - Эй, девчонки я вспомнила, мой дядя, служивший в советские времена в Германии, рассказывал, как они провозили через границу часы.
   - И как?- повернулись все хором ко мне.
   - В варенье. Заматывали в плёнку и опускали в банку с вареньем,- делилась воспоминанием я.
   - На войне как на войне. Что ж мы стоим, бегом.
   - Правильно. Бережёного сам бог бережёт.
   - Ух, паразиты!- погрозила соседям через стену Лена.- У меня уже зубы сводит, как у крокодила, я б им гадам что-нибудь откусила.
   Я быстро нырнула в шкаф и хлопнула дном банки с вареньем о стол. Делали всё в темпе. Образовавшуюся лишнюю массу вылили в вазочку. Получается, худо бедно подготовились.
   - Они будут страшно разочарованы,- злорадно пообещала кому-то не видимому, но вредному Маринка.
   Начальство своими габаритами заполнило всю комнату. Мы, не желая принимать участие в копаниях, отошли к двери. Рылись курсанты. Остальные внимательно наблюдали. Не заметить мы не могли: искали в подушках. Естественно, не нашли. Ни с их способностями. Ушли, хлопнув дверью так, что она заныла на петлях. Вскоре по коридору засновал туда-сюда народ. Мы переглянулись. Ай да мы! Отлично. Теперь дотерпеть до душа. У нас, конечно, хватало забот помимо выдворения из комнаты телефона и мы спешно все занялись ими, чтоб упаси бог не сунуться со своим мероприятием раньше времени. Дотерпев и отправившись хороводом купаться, мы отнесли мобильник в душ и оставили там на окне. Возвращаясь назад, предупредили наряд на тумбочке, что видели в душе телефон. В общем, отделались лёгким испугом. Но это происшествие имело свои плюсы - оно сплотило нас. Прикусив языки, мы обсуждение случившегося с нами отменили. Стёрли. Забыли. Гадости лучше не вспоминать.
   4
   А жизнь шлёпала нашими берцами вперёд. Вскоре для нас наступила новая полоса - начались наряды. Это пытка. По-другому не объяснишь. Уже за несколько дней до очереди настроение напрочь портится. Первый раз мы лезли из кожи злясь и усердствуя. Потом поняли, что относиться к этому явлению нужно, как к необходимости, которую нужно пережить. Сначала мы проходили инструктаж, потом нас заставляли сдать типа экзамена, дальше отправляли готовиться к нарядам: гладиться, чиститься, подшиваться и много чего учить. Вот именно такой неприятный сюрприз ждал нас. Пришла очередь идти на экзекуцию и нашей комнате.
   Наташка заступила сегодня в наряд по этажу. Витка на тумбочку. А Маринку пригласили на день рождение к подружке, и её у общежития будет ждать машина. Дело за малым, выйти из него после отбоя. Она шустренько переоблачилась в переданный ей наряд, но выйти из комнаты не могла. В коридоре над распластавшейся на мытье полов Наташкой стоял, сцепив руки на груди, взводный капитан Тарасов. Она воду-то разлила, а собрать её у неё не получалось. Тряпка с неё размером. Швабра - не поднять. В розовых по локоть перчатках, поминутно сдувая чёлку со лба и отпыхиваясь от усердия, она почти довела его до белого колена. Работу, с которой любая другая справилась бы за полчаса, Натка мусолила два и сдвига никакого. Маринка запаниковала. Такими темпами, они промоют их ещё с час. Я тоже вслед за Маринкой выглянула в коридор, процесс стоял на месте. Мероприятие с мойкой полов затягивается. Пройти через взводного - абсурд. Задача. Маринка совсем скисла.
   - Не паникуй,- похлопала обнадёживающе её по плечу скулящей Маринки Лена.- Надо, уйдёшь. Все задачки решаемы.
   Лена молчит и загадочную из себя строит. Все ждут. Наверняка что-то необыкновенное задумала. Марина же пожала плечами и криво улыбнулась:
   - Как?
   - Если в дверь не можешь, то остаётся только окно. Выбор, как понимаешь, не велик.
   Маринка отнеслась к наводке критически:
   - Смеёшься?
   Но Елена настроена по-деловому решительно:
   - Ничуть. На простыне. Второй этаж. Сумочку на шею. Босоножки в зубы. Дел- то на копейку. Сделай подарок подруге и осчастливь себя. Я подержу. Надеюсь, ты не думаешь, что уроню.
   Марина нерешительно мнётся:
   - Да не в этом же дело.
   - А в чём?- уточняет она.
   - Неудобно вроде как,- пожимает Маринка изящным плечиком.
   Но Елена реагирует моментально подходя к вопросу критически:
   - Неудобно спать на потолке.
   - Тоже правильно,- соглашается Марина. Все остальные, переводя взгляды с одной на другую, с любопытством наблюдали за решением проблемы.
   Последний аргумент для неё был убедительным. Мы взбодрились. Соблазн. Маринка рискнула. Лена спускала, я помогала советом усердно скача за её спиной. Всё-таки это наш первый не традиционный выход в люди. Как в кино. Кажется, всё обошлось. Потому как снизу подёргали так сказать: проверка связи. Но не успели мы хлопнуть друг друга по рукам за удачу, как на пороге стояла с босоножками в руках и расстроенным видом Маринка. Называется: "Не ждали". Мы сели на свои кровати и раскрыли рты. Ёлы-палы. Многообещающее начало.
   - Ты чего, бойцыца,- отмерла Лена, - плохо приземлилась что - ли?
   - Наоборот, начальнику курса прямо на руки.
   - Ни фига себе качели! Жестокий урок. Что ж тебе с ним так не везёт...- упала в подушки, хохоча Ленка.- Ну и что?
   - Ничего, покачал на руках раздумывая, что со мной делать.
   - Надумал?
   - А как же. Отнёс на крыльцо и велел топать к себе. Сказал лично придёт, проверит, сплю или нет.
   - А нам что с этим теперь делать?...- подбоченилась Лена.
   - Красиво живём...- Развела руками я,- это уметь надо.
   - Не то слово. Там капитан Тарасов за Натку полы моет. Каждая считает своим долгом посмотреть, вы ещё не ходили?- хихикнула с каким-то детским злорадством в голосе Маринка.
   - Угореть можно...- Прикрыла рот ладошкой, чтоб не захихикать, я. - Без дураков что ли?
   - А то. Выгляни, полюбуйся.
   Нет, разглядывать мы не рискнули. Схлопотать можно. Но вот мысли в головах рвались наружу. Одну курсовой на руках таскает, второй взводный полы моет. Многовато! Однако, не успели, как следует обменяться мнениями и обсудить уже случившееся, как влетела рыдающая Вика. Мы к ней:
   - Случилось что?
   Та, растирая слёзы по щекам, проныла:
   - Взводный с тумбочки снял.
   Все благоразумно молчали, и вопрос по праву старшей влепила ей Лена:
   - За что?
   Поток слёз удвоился, но можно было всё же разобрать ответ:
   - Забыла, как правильно отвечать...
   - Ой, Вика, не бери в голову,- отмахнулась от неё, как от назойливой мухи Марина.- Бывает хуже.
   Она, должно быть, имела ввиду себя и ползающую там на пузе Наташку. Но Лена не была склонна на этом успокаиваться и продолжила допрос:
   - Всё? И давай на чистоту, зубы заговаривать не надо...
   Выяснилось, что не всё. И причина для зубной боли была. Пошмыгав, выдала и остальное:
   - Чай пила.
   Лена схватилась за голову, потом грохнула себя по коленам, в общем, завелась.
   - Упасть не встать. Потерпеть что ли не могла, ты б ещё самовар с собой в наряд организовала. Это армия! Армия, голова и два уха.- Выбухнув перешла к реализму:- Где ты его, краса моя, надыбала?
   Вика засопела. Елена гаркнула:
   - Отставить и отвечать на поставленный вопрос:
   - Девчонки из соседней комнаты угостили,- раскололась она полностью.
   Правда все остальные не поддерживая строгость Лены промолчали. Елена поостыла:
   - Чего теперь реветь. Завтра ещё заступишь. Глядишь Наташку второй день дежурить, он не поставит. Не дурак же полы с ней два дня подряд мыть. Прикинь, настроение у него улучшится. Ты больше чай у тумбочки пить не будешь, учёная будем надеяться стала, наряд пройдёт, как по маслу.
   Когда Богуш поднялся на этаж курсанток, его встретил расстроенный Тарасов. Он мыл руки после показных занятий с курсанткой Кучер и возвращался из умывальной комнаты застёгивая рукава.
   - Здравия желаю, товарищ майор!- приложил ладонь к виску он.
   - Как это понимать... Свистать всех наверх, не иначе. Тарасов, ты откуда такой? Что за вид?
   Взводный стоял насупившись, словно боднуть хочет.
   - Виноват. Прошу прощения. Полы мыл. Наряд.
   Курсовой пощипал себя за губу и уточнил:
   - У кого наряд?
   О! Взводный с удовольствием принялся ябедничать:
   - О, спросите, что полегче... Наталья Кучер. А что с ней делать, если она даже тряпку выжать не может. Ручки крючки, а тряпка со слона. Автомат на своём плече таскаю. Не дай бог упадёт, по частям собирать придётся.
   Курсовой пробуя взбодрить коллегу и прекратить панические настроения, дружеским жестом похлопал его по плечу:
   - Ну-ну не паникуй, автоматы у нас крепкие...
   Но доведённый до нервного срыва взводный назвал вещи своими именами и выдал информацию не утаивая, без прикрас:
   - Какого чёрта автомат... её. Крепким автоматом и пришибёт.
   Майор, посверлив его испытывающим взором, покашлял в кулак. Обалдение не было мелким. После лёгкой заминки, поняв, что переборщил, вырулил ситуацию сам Тарасов.
   - Товарищ майор! Настоятельно прошу выйти "наверх",- он для усиления эффекта и глаза к потолку поднял, словно начальство сидело именно там,- и попросить на курс найти женщину офицера. Раз они набрали этот детсад, должны же были продумать и такой жизненно необходимый вопрос.
   "Кхе-кхе-кхе,- собираясь с мыслями, кашлянул в кулак Богуш.- Во даёт!" Курсовой потоптавшись на месте вспомнил о своей должности и звании, а самое главное - зачем он здесь:
   - Должны были, но не продумали. Сам знаешь как это у нас бывает. Поэтому придётся тебе Костя потерпеть. И давай не мажь кашу по тарелке, а самую суть выдавай. В воде я и без тебя ориентируюсь.
   Взбодрившийся было взводный, заныл вновь:
   - А я по сути и выдаю. Сил нет. Они затрахали меня уже товарищ майор.
   - В каком смысле?... Язык прикуси,- оглядевшись вокруг, не слышит ли кто, майор погрозил ему.- Думай что несёшь...
   Оглянувшись, взводный, словно боясь, что его перебьют и не дадут выговориться, затараторил быстро- быстро:
   - Кого набрали, я за голову хватаюсь. Как подумаю, что нас ждут летом лагеря,... меня в транс кидает. Там же гранату придётся бросать...- почти шёпотом докончил он.- Бог мой, что будет, что будет...
   Курсовой деловым жестом поправил ремень и проверил на голове фуражку. Тут с плеча нельзя, дошёл парень, лучше по-хорошему.
   - Ну что ты так разнервничался. Кинешь. Ей Богу как барышня...
   - То есть?- опешил тот, ища опору в стене.
   - С ней, вдвоём,- бодря хлопнул его по спине курсовой.
   Взводный ухмыльнулся и всунул непробиваемый вопрос:
   - А под танк?
   Майор тихо так, вкрадчиво шепнул:
   - И под танком полежишь.
   - Это не армия, а рыцаря заказывали?- взорвался он.
   В голосе курсового тут же зазвенели начальственные нотки:
   - Не фантазируй. Не во всём же они пельмени.
   У взводного аж грудь развернулась, её просто распирало от возмущения. Ох, как он завопил:
   - Блин. Единственно, что у них чересчур хорошо работает - это язык. Тут уж палец в рот не клади. Откусят. Представляете - стоит в босоножках. Я её спрашиваю: "Какая обувь на вас?", а она мне: "У вас проблема со зрением?"
   Курсовой спрятал улыбку в кулаке, он даже догадывался кто такое отчудил. Спохватившись, строго сказал:
   - Пресекай.- И вкрадчиво, но со сквозившим любопытством.- Ты их что, боишься что ли?
   - Я?... Да я. Я рапорт напишу. С меня хватит!
   Майор в темпе сунул свой кулак ему под нос:
   - Я тебе напишу. И имей в виду, авансом предупреждаю, пойдёт что-то ни так, должность майора не получишь.- И спокойнее добавил:- В любом случае не стоит биться в истерике и идти на крайние меры.
   А взводный принялся припоминать все ожидающие их в лагерях прелести:
   - Но там ещё кросс и стрелять надо. Вы к этому готовы? Если она на груди его удержать не может, представляете, что будет из стрельбы. Горы трупов.
   Курсовой озлился:
   - Чушь не мели. Отстреляешься с ней как положено. Сам, в обнимку, мне учить тебя как баб обнимать, чтоб руки у них не дрожали. Всем расписаны роли и назначены исполнители. Давай без самодеятельности.
   - Товарищ майор...
   - Слушай, Костя, не зуди. У меня у самого разбег мыслей. Мой тебе совет: ищи золотую середину. Меня насчёт двух больших звёздочек рядом жутко предупредили и красочно расписали всю перспективу. Так что это не твои страсти по шоколаду.
   - Ах, как понимаю и сочувствую,- съязвил Тарасов.
   - Не подпрыгивай. Нам, голубь мой, ненужные жертвы не нужны. Давай с оптимизмом смотреть в будущее.
   - Кто против - то, только боюсь не дожить нам до него,- притворно вздохнул капитан.
   - Опять двадцать пять. Охолонись, оставь своё красноречие. Кстати, кого ты в пятую поселил?
   - А что?- тут же насторожился Тарасов.
   - Видишь ли, эта модная штучка- дрючка из пятой комнаты чуть голову мне не сломала.
   У взводного вытянулось лицо.
   - Не понял, товарищ майор... Кто?
   - Браун. Держится невозмутимо. Веришь, теряюсь. Не знаю на каких ходулях подойти и как рога ей обломать. В ЧП нас могла запросто вогнать не стой я под их окном.
   - Кинули что - ли что-то?- осторожно спросил взводный.
   - Если б. Тогда моей голове не было бы такого урону. Сама на простынях слетела. Хорошо мне на шею, а если б ушла... Где у тебя кстати дама с тумбочки?
   Взводный безнадёжно махнул рукой:
   - Отправил к едрени фени. Исключительно с одной целью, чтоб не хлопала глазами на то, как я уседствую с полами.
   - Прям так отправил?
   - Причину, конечно же, нашёл. Чай пила. В хороший день я уже не обращаю на такие мелочи внимание... Эта пятая комната у меня вот где стоит,- рубанул он по горлу.- Там на бойца одна Ленка катит, а остальных за витриной показывать.
   - В качестве кого?- уточнил тараща глаза майор.
   Взводный буркнул:
   - Мартышек, естественно. Сравнение вполне подходящее.
   - Вот пошли, сходим и проверим, успокоимся на ночь, что все приматы на месте.
   - В пятую?- теперь уже в уточнения кинулся взводный.
   Совершенно не понятным, плавающим тоном, рыкнул майор:
   - А я про какую-то другую говорил.
   Тут в комнату вошли курсовой со взводным. Они шумно повздыхали, хлопнули дверью и повернули выключатель. Как мы не прикидывались спящими. Дудки! Нас безжалостно подняли и построили в линейку. Если на мне, Ленке были по уставу от ушей и до пяток пижамы. У Вики так себе: серединка на половинку. На Натке детский размер, туго обтягивающий её мощный бюст и тут же вогнавший взводного в краску. Он отошёл за спину Елены и старался не косить в Наткину сторону. А у Маринки вообще мини - бикини. Почти нагишом. Она как не могла обойтись без шпилек, так и без этого. Её морило и душило в другом. Начальник курса хоть и багровый от досады, а всё же не выбитый из воспитательного процесса, стоял в аккурат напротив неё и рассказывал нам всем, кто она есть, а мы с ней в плюсе тоже. Потому, как потворствовали беспределу. Потом нам объяснили с чем нас можно съесть и на чём благополучно подавиться. От нас его отвлёк сушившийся после плодотворного наряда камуфляж Наташки.
   - Это что? - ткнул он в мокрые брюки.
   Тарасов задёргал ухо. Натка вышла вперёд и как полагается по уставу, своим тихим радостным голоском доложила, что она курсант такая-то и это её вещи.
   - Что с ними?- сжал кулаки, теряя терпение, курсовой.
   - Наряд!- Щёлкнув голыми пятками, бойко ответствовала наша Натка, стараясь говорить всё правильно и понятно.
   Мы улыбнулись, а капитан покрякал в кулак.
   - Ты ими что, полы мыла?- уже догадываясь по ухмылке взводного, всё же уточнил майор.
   - Никак нет, товарищ майор...,- начала она опять бойко, старательно выпячивая не хилую грудь и сползла на...,- так вышло. Вы не беспокойтесь, пожалуйста, до утра всё высохнет. Я обязательно приведу камуфляж в порядок.
   Богуш посмотрев на хихикающего взводного, потерял к объекту всякий интерес. Его фигура вновь вернулась на прежнюю позицию, переключившись опять на курсантку Браун. У Маринки после сорвавшейся операции совершенно на нуле настроение. И этот долбёж, пролетая мимо ушей, до неё не доходил. Мы с кислыми физиономиями приготовились слушать до тех пор, пока он не выдохнется и, пожелав нам спокойной ночи, не отвалит. Но прежде чем сделать такой правильный шаг, Тарасов подойдя к окну, мельком заметил. Мол, чего тянуться было на простынях изобретая велосипед, когда упругая ветка дерева упёрлась в стену. Слабо додуматься и сползти было. Майор побелел и наскоро простившись, поволок догадливого взводного в коридор. Мы, пригасив кулаком смешок, нырнули в постели. Маринка, подождав пока отцы командиры отвалят подальше, в окно - изучать обстановку. А изучив и найдя слова взводного абсолютно правильными повеселела и ринулась по-скорому обряжаться.
   - Пойдёшь?- обомлела Вика.
   - Ты что сдурела?!- вскочила Лена.- Опасно. Поздно. Твои друзья уехали. На чём добираться будешь? А вдруг случиться что? Я пас.
   - К чёрту всех, один раз живём! Достали! Если не разряжусь - взорвусь!
   - С вечера, не забывай, ещё и утро будет, - ввернула ей Вика.
   На этот раз девчонки, опасаясь за Марину, всё-таки поздновато, да и начальство всё на ушах, были против её побега. Но та, настроившись, отступать не желала:
   - Раскудахтались. Какая муха вас укусила. Проехали. Воспитанием курсовой задавил. Где наша не пропадала. Считайте, что это борьба с караульными жабами. Да ладно вам, всё будет путём. Такси возьму.
   - Ты вообще-то подумала, перед тем как кричать "отпустите меня в Гималаи" или шарики за ролики зашли?
   - О чём?- обернулась Маринка к Елене.
   - Как будешь выделывать фигуры высшего пилотажа за окном?- уточнила та.
   - Эксперименты всегда приветствуются или возможны варианты... Нет? Значит, всё в моих руках.
   - Здорово!- всё же не удерживается от восклицания Вика.- Ты такая заводная и рискованная, я б так не смогла.
   Лена вздохнула:
   - Тогда ни дна тебе, ни покрышки.
   - К чёрту!- послала всех Маринка и перекинула ноги через подоконник.
   Помахав пока-пока. Определив босоножки в зубы, она полезла на злополучную ветку. На прощание успела нам послать воздушный поцелуй. "Вот даёт!"
   Уже у самого конца платье зацепилось за ветку, и был шанс его порвать. Маринка засуетилась. Чёрт, ситуация аховая и на помощь не позовёшь. "Могли бы свеситься и посмотреть, что у меня тут. А если я упала? Что за безразличие к ближнему?" Но девчонки, полёживая в своих постельках и решив, что вольному воля, не догадались. Значит, помощи ждать не от кого. Да и спустись они, что скажут дежурному. "Мы выскочим на минутку Маринку от дерева отцепить..." Дуристика. Главное - не паниковать. Только помощь подоспела оттуда, откуда она меньше всего ждала. Чьи-то сильные руки ловко избавили её от неприятности и сняли с дерева. Обернувшись поблагодарить, Маринка чуть не заревела от обиды. Это опять был курсовой. "А чтоб он лопнул. Дел у него, что ли нет и никакой личной жизни, торчит здесь, как сторожевой пёс".
   - Похоже, ты самая смелая или свербит больше чем у других?- прорычал он. Ей даже послышалось, как у него лязгнули зубы. Казалось - раз и вцепится в её шею зубами.
   Маринка, стряхнув с головы глупое видение, как воды в рот набрала. Ни гу-гу! Ещё бы чуть ума не лишилась. Напугал. Опять же было из-за чего расстроиться. Хотя чего собственно бояться-то...- взбодрить попробовала она себя, но тут же сдала свои бравые позиции. Ага! Сейчас он покажет ей, где раки зимуют.
   - Ты очень быстро принимаешь решения,- вздыхает он, хмурясь.- Я за тобой не успеваю.
   Не понять хвалит или ругает?! Маринка переступила с ноги на ногу и попыталась что-то выдавить из себя, только получилось мычание.
   - Вот-вот помолчи лучше,- тут же воспользовался её мычанием он.- Уму не постижимо! Ну вот никак не думал, что полезешь. На всякий случай проверил. А ты родимая и ползёшь. В чём же собака зарыта? Хорошие дела ночью не делаются. Неужели ради кавалера стоит ломать башку и нарываться на процесс отчисления?
   Вообще-то кто ж думал, что из её пустяшной затеи получится серьёзная петрушка. Вон как изводится? Вспомнив, что лучшей защитой является нападение, Маринка собралась в пружину. Зачем же она будет его бояться! В какой-то степени ей это отчисление даже на руку. Орудия к бою! И понеслась на курсового с места в карьер.
   - Отчислят? Прекрасно. С большой охотой. Это не мой выбор, а родителей. Сделайте мне приятное, подайте рапорт. А из-за мужского пола не собираюсь ничем рисковать. Много чести. Я собралась всю жизнь себя любить.
   Он смеётся. Ему смешно. Ещё бы ему не было смешно. Теперь он всю душу из неё вымотает.
   - Круто. Ты ещё и сердишься на меня... Так куда же рвалась, если не к пацану?
   - У подружки день рождение. Она у меня одна. Поздравить хотела.- Проныла нокаутированная непонятками Маринка.
   - Натягивай свои босоножки и марш в машину.
   - Чью?
   - Мою.
   - Зачем?
   - А без тебя мне делать нечего. Чем мне заниматься, если не тобой...
   Маринка водила острым носком по асфальту и помалкивала. Молчание - это тоже ход. Пусть говорит. Она послушает его издевательства.
   - Ты ж спать всё равно шебушением своим нам с Тарасовым не дашь. Так что лучший выход - свозить тебя туда. Так сказать, довести начатое тобой дело до ума.
   - Может, я пойду?- робко подаёт голос девчонка. Уж слишком неправдоподобно выглядит картинка.
   - Нет уж. Останешься при мне.- Весело смотрит на неё майор.- Больно понравилась твоя идея. Надо проветрится. В компании оно веселее...
   Она смотрит недоверчиво и особого веселья не испытывает.
   - Что, правда, что - ли? Я думала вы три шкуры с меня спустите.
   - Я на шутника похож?
   Ах, ну чего же тут гадать! Он какой-то особый человек. Ей, наверно, сильно посчастливилось, что она упала в его руки. А может, и наоборот. Кто знает, что ещё будет... Но как бы там не было, Маринка со всей дури подпрыгнув сиганула ему на шею.
   - Спасибо. Вы лапушка. У матросов нет вопросов.
   Оторопев, майор отбрыкался и, оглядевшись по сторонам, не видит ли кто сей компот, велел лезть в машину. Оказалось, кроме вылезшей из развалившихся туч луны за ними никто не подглядывал.
   - Простите,- оправдывалась курсантка,- я правда обалдела от счастья.
   5
   Ночные улицы были светлы. Иллюминация мигала по всем дорогам. Алексей выруливая на пустую трассу завидовал этой зелёной девчонке, для которой счастье заключается пока в том, чтоб попасть к подружке на вечеринку. Ему б её заботы. А собственно по чьей же причине у него их полный рот. По крайней мере, на этот вечер с головой. Редкие встречные машины слепили. Чёрт, вот ввязался! Надо смотреть за этой стрекозой в оба! Чтоб напугать, грозно предупредил:
   - Находиться около меня. Ни шагу без разрешения. И не долго. Понятно?
   Чего же тут непонятного. Понятно всё не маленькая. Улыбаясь, кивает она.
   Праздновали в ночном клубе. Рассмотрев заведение, Богуш легко стушевался, но вида не подал. Не такие высоты брали. При появлении Маринки да ещё с майором, народ слегка обалдел, тут же забросав вопросами.
   - Откуда?
   - Как вырвалась?
   - Твой? Знакомь.
   Все почему-то сходу решили, что он её кавалер. Маринка, улыбаясь, и хитро поглядывая на курсового, не разубеждала. Майор крепко держал её за руку или неотступно маячил за спиной. Напоминая всем своим видом: шаг вправо, шаг влево расстрел. Всё равно ночь оказалась волшебной, потому что сказки умеют преподносить неожиданности. Она весь вечер танцевала с ним. Он держал её за руку, прижимал к себе. Пусть понарошки, но интересно. К тому же подружка и знакомые, явно были от её спутника в восторге, а это тоже грело сердечко. Расстались они только перед туалетными кабинами и то ненадолго. Такого унижения она никогда не испытывала. Раньше бы Маринка провалилась сквозь землю. Но за месяц она поняла, что в армии пола и "удобно, не удобно" нет. Есть курсантская единица со всеми вытекающими и всё.
   - Я предупреждаю, курсант Браун,- грозно прорычал майор.
   - Поняла я всё, не шипите так,- отмахнулась она, застряв в думах.
   - Что?
   - Извините,- потупила глаза она.
   - Бегом, одна нога здесь другая там.
   - Так в спешке можно и в очко провалиться,- хихикнула по злобе она.
   Курсовой на колкость не попался.
   - Разговорчики.
   Он смотрит ей в спину. Она всё-таки оглянулась, машет. Цирк.
   Когда она появилась в двери, он кипел как самовар, готовый уже рвануть за ней на поиски. Голову сжимали мысли: "Я здесь стою истуканом, а она в окно и ушла". Но Маринка объявилась.
   - А быстрее нельзя?- переведя дух, пробурчал он.
   - Так пока то, да сё...
   Её туманное объяснение не покрывало его метания и не показалось ему здравым...
   - Будет тебе "сё". Два наряда у тумбочки. Не слышу ответа?
   - Есть,- без колебаний чеканит она.
   - Без энтузиазма, но внятно. Давай закругляйся. Хватит на первый раз. На завтра учебный процесс никто не отменял.
   - Может ещё минуточку?- тянула она.
   - Вот что барышня, танцевать ты танцевала. Коктейль выхлебала. Мороженое с фруктами слизала. Считаю, что праздничную программу выполнили. Прощайся. Целуйся с подружкой. И вперёд к машине.
   Он многозначительно кашлянул. Вероятно, это означало - не надо создавать проблемы. Она и не собиралась, сразу поняла бесполезность нытья и без нажима двинула к машине.
   Но уйти так же красиво, как и пришли не выгорело. То, что Марина пришла не одна, а с каким-то там камуфлированным майором, напрочь не понравилось брату имениннице, имевшему на неё определённые виды. И при массовой поддержке друзей брызжущего храбростью. У самой машины Богуша бесцеремонно тормознули и предъявили претензии. Занятная ситуация,- почесал в затылке курсовой.- Придётся брать момент в свои руки. Рассмеявшись, майор, впихнув Марину в машину, попытался нырнуть туда же и сам. Но не выдержанные и подпитанные хмельными парами прыткие ребятки, ему не позволили это сделать. Богуш, недовольно распрямился. Оно ему надо это. Маринка, ни ожидавшая ничего подобного, пыталась вклиниться в ситуацию. Но майор даже не выпустил её, посадив машину на замок. Махали руками не долго. Естественно, один ноль в пользу армии, но пол удара он пропустил, и задетая губа кровоточила. Машина рванула с места, унося их подальше от бегущей к месту потасовки охраны. "Ещё не хватало разборок с генералом. Наплетут чёрт те чего". Маринка подала платок. Он отмахнулся. Она прижала его к его губе сама.
   - Вы как, нормально?
   - Если не в лежачем положении, значит, нечего задавать глупые вопросы.
   - Извините, действительно глупо всё получилось.
   - Да уж.
   - Он как с ума сошёл. Ненормальный. Что этому придурку надо было...- Вопрос-рассуждение повис в воздухе.
   - Поздно гадать на кофейной гуще не рождество. Положено в это время спать. Значит, никаких фокусов больше, ляжешь и будешь спать.
   - И всё же вечер был замечательный. Прошёл, как во сне. Не бойтесь, я никому не расскажу.- Слабым, несчастным голосом пообещала она.
   - Вот и хорошо. Чтоб я о тебе сегодня больше не слышал. Понятно?
   Маринка кивнула. С чего бы непоняткам быть. День-то один кончился, а второй не начался. Так что это открытый вопрос на который всегда можно съехать. Он провёл её мимо сонного дежурного. Они поднялись на второй этаж, он подтолкнул опасный объект в дверь комнаты.
   - Топай и спокойной ночи, курсант Браун. Только советую запомнить. Ещё раз так сунешься на день варенья к кому-то, поблажки не будет, получишь по уставу и на полную катушку.
   - Ладно.
   - Не ладно, а есть!
   - Спасибо,- прошелестела она.- Большое спасибо. Я даже не знаю, какое вам большое спасибо. Вы меня, ей -богу, сильно выручили...
   - Иди уж чудо-юдо...
   Она, мельком взглянув на озадаченного майора, нырнула в дверь. До ушей всё же долетело его бурчание: "Капец!... Нам бы день простоять да ночь продержаться".
   Маринка лежала поглядывая на косившую в окно луну и в голове её отчего-то порхали бабочки. Потом они спустились в грудь и замахали крыльями там... И не смотря на то, что она страшно устала, спать ей не хотелось.
   Утром девчонки допрашивали о празднике. Потешая подруг, болтала глупости. Маринка рассказала всё, кроме того, что ездила она на него с начальником курса. Лучше проглотить язык, чем выбалтывать. Мужик не дерьмовый оказался. Приятный во всех отношениях. Пусть живёт и радуется.
   - Мы так и подумали, раз обратно с босоножками в зубах не прибыла, значит, обошлось и курсовой шею под тебя не подставил.- Хохотнула Елена, не обращая внимания на скисший вид Маринки. Наверное, устала всю ночь на танцульках трепаться.
   За окном вжикала пила. Мы прилипли к стеклу. Курсанты, под присмотром старшины, спиливали упирающуюся в стену под окном ветку. Естественно, переглянулись, и Лена спросила строго Маринку:
   - Только не говори, что ты опять влетела в курсового?
   - С чего такой размах?
   - Не плавай. Так тебя поймали или нет?- осекла её Лена.
   Та яростно замотала головой, не собираясь сознаваться. "Нет".
   - Тогда что это за фокусы?- недоумевала Вика, кивая на окно.
   Маринка просто пропустила этот намёк мимо ушей.
   - Возможно меры предосторожности.- Пожала плечами и я.- Ладно вам. Не трогают нас и чао - какао!
   С какао всё относительно. За нами следили во все глаза и гоняли как сидоровых коз.
   Природа кружила в вальсе легенды осени. Ей хорошо, она не под ремнём. Прошёл месяц. Первый месяц. Своего рода юбилей. А на юбилеи подводят итоги. Итак, что мы имеем? Выжили и не скопытились. Это неплохо. Весь наш, правда, пока ещё хилый, жизненный опыт говорит, что тот пунктик не малый. Второе, мы привыкли. Хотя были дни, когда едва сдерживались, чтоб не забиться, на потеху парней, в бабьей истерике. Наматывая по плацу круги по утрам, дружно скрывали от родственников свои трудности. Стараясь делать хорошую мину, изображая, что страх как довольны поступлением, никак не раскаиваемся и всё у нас прекрасно. Понятно, что не хотелось выглядеть слабаками. Даже Маринка, нацеленная на отчисление и не нарвавшаяся на него только благодаря предупреждениям и просьбам её родителей начальнику института, притерпелась. По дороге из института заскочили в кондитерскую и купили торт. Надо же отметить. На раскладке прихватили свечу с изображением единицы. Решили посидеть после отбоя. Но только разлили чай и порезали торт, как нечистый дух занёс взводного. На его удивление в квадратных глазах, напомнили, что месяц в берцах. Он почесал стриженый затылок и изрёк, что с нами потерял счёт времени. И ему кажется, прошло не меньше года. На его:- Как вы тут и все ли целы? Дружно заверив, что лучше и не придумаешь, пригласили к столу, отвалив кусочек в целях подхалимажа побольше. Он не отказался. Оно и понятно: потраченные на нас нервы надо восстанавливать... Наталья налила кружку чая и пододвинула, не глядя, к тарелке. И только приступили к чаепитию, как в дверь постучали. Испугавшись, как будто делаем что-то нехорошее, все вздрогнули. В комнату ввалился, ища взводного, начальник курса. Лена, достав ещё одну тарелку, перекинула на неё торт, а Маринка, подвинула стул. Она сделала это без напоминания и с охотой. Всё-таки очень деликатный человек майор. За всё время он ни разу даже намёком не напомнил о том, что сучилось на дереве и потом в клубе... Разговаривал обо всём, а о том ни слова. Как будто и не было. В общем, отметили юбилей в дружеской, тёплой обстановке. Курсовой заметил, что если он с нами доживёт и не скопытится до двух месяцев, то принесёт торт сам. Мы поймали его на слове. Взводный захохотал. Мы тоже попробовали улыбнуться, но у нас кисло это получилось. А вообще-то, все остались довольны.
   И вот дожили, и домучились. День присяги выдался солнечным. Каким-то особенно ярким. Как - будто лето зависло в своей отставке, выторговав с недельку у несговорчивой осени специально для девчонок денёк. Страшно волновались, но всё обошлось. Мы неплохо протопали, красиво спели и Натка дотащила-таки свой автомат. Взводный вышагивал последним, готовый в любую минуту подхватить её вместе с автоматом на руки и, не сломав праздничного шествия, донести курсантку до финала присяги, как подарочный букет. Мой брат сменил свой сарказм на удивление и стал наблюдать за тем, что из меня получится дальше. А дальше после присяги на время от нас начальство отвязалось. Так сказать отпустило пружину... Мы бестолковые обрадовались. Счастье было недолгим. Нам дали поймать о глотку воздуха и погнали дальше.
   6
   А ещё дальше нас с Маринкой поставили в наряд по столовой, я свои тарелки помыла, а она чашки разбила и, сметя в совок, выбросила. Нет чашек, нет и работы. Но старшина так думать не пожелал. Набрав номер Брауна, отца курсантки Марины, доложил обстановку. Тот к ужину приволок посуду к тому же не бьющуюся. По дороге зашёл к начальнику курса пообщаться. Тот не замедлил вызвать Маринку и ввалил ей ещё один наряд по кухне в воспитательных целях и мне за компанию тоже. Скорее всего, чтоб на дурном примере учиться неповадно было. Как будто у меня или у моих предков деньги лишние.
   - Это он хочет, чтоб я ему и тарелки заменила,- ерепенилась Маринка,- ну уж дудки!
   Я, разозлившись на неё, молчала. А что тут скажешь: наверняка у неё те "дудки" выскочили, потому что отец пригрозил. Вот она и присмирела. Наряд шёл к концу и без приключений на этот раз. Мы, расслабившись, листали журналы, когда дежурный обнаружил, что исчезло полученное для ужина масло. Исчезает оно не первый раз и каким способом так и остаётся для всех загадкой, но что с того нам. Поняв, что найти его нет никакой возможности, а разборок хватит с головой, к тому же ни чихнув добавят ещё один наряд, я позвонила брату. Тот, купив в супермаркете, через полчаса примчал.
   - Пупсик, твой боевой дух мне не дёшево обойдётся,- съязвил он.
   - Ладно тебе жлобиться. Считай, что это мне твой подарок на день рождение.
   Мой день варенья действительно через несколько дней. Утро началось с телефонных звонков. Меня поздравляли. Сначала позвонил отец. Поздравлял, желал и надеялся. Попутно сказал, что у них всё хорошо чего они и мне желают. Потом мама. Она всхлипывала в трубку и вспоминала какой я была маленькой. Дальше были звонки от школьных подруг. Те желали мне прицельно стрелять и желательно глазами. Весь день я предвкушала вечернее чаепитие с девчонками. Как пить дать, будут вкусности и подарки. Меня ж не могли из семьи так запросто вычеркнуть и забыть. Я не ошиблась. По причине того, что нас домой не отпускают, родители привезли мне сумки всевозможных деликатесов в общежитие. Девчонки спешно организовали стол. Выпили по бокалу шампанского и пожелав мне расти и умнеть они уехали. Лафа. Мы остались пировать одни. Это такой кайф. К тому же могли поболтать о нашем девичьем. Трепаться мы могли часами. Ленка, спросив разрешения, позвонила Славке, чтоб пришёл втихаря на дурняка поел. Тот мигом сориентировался. Но после отбоя заявился мой братец со своим шефом.
   Шеф был молод, широкоплеч, в чёрном элегантном костюме. Выглядел безумно здорово и привлекательно. Хотя глаза его были равнодушны и не живы. А ещё парень он был холостой. Как его до сих пор не окрутила какая-нибудь вешалка, совершенно не понятно. Он без какого либо интереса посмотрел на меня. Правильнее было сказать проскользил.
   - Сюрприз- сюрприз! - вопит брат, вручая мне подарок.
   Я, изобразив удовольствие, развернула... Дорогие духи. Надо же, как расщедрился. Это поди ж ты от жалости. С камуфляжем прикольно. У меня засосало под ложечкой, а ещё больше руки. Но я, держа милую улыбку, целую его в щёку и благодарю. Ах, как я счастлива!
   Брат моим самым близким другом не был. На свои тусовки меня не брал, считая мелкотой. Подсмеивался и вообще придерживаясь солдатской терминологии всегда катал на мне дедовщину. Принеси, сбегай купи, разогрей, вымой... И вдруг такой родственный жест. Они только что вернулись из командировки и лучшего придумать ничего не смогли, как поздравить меня лично. На этаже им попался Тарасов. Захватили и взводного с собой. Однокашники. Мы были в шоке. Славку спешно затолкали под кровать, причём под Наташину. Она пушинка - не придавит. Слоник никак не желал туда вмещаться. Пришлось постараться. Приподнять мебель и придавить фигуру. Но кровать всё равно постоянно вздрагивала. Нарисовав милые лица, мы встретили гостей. "Здрасте, здрасте..." Я изобразила восторг по поводу их появления и подарка. А что мне оставалось. Надеялась: клюнут в щёчку и уйдут. Не тут -то было. Во мне всё кипело: почему нельзя подарить подарок и слинять. Вот почему моему братцу всё надо испортить. Сидим как на иголках. Нам нельзя забываться. У нас под кроватью человек. Чтоб время не было таким пропащим для мучившегося в тайнике курсанта, мы подкармливали его втихаря. Изловчаясь подсунуть вкусненькое и не думая, что он там объесться, ублажали его все. Украдкой я поглядывала на шефа Саши и ловила себя на двух противоположных желаниях. Я, конечно, Глеба Морозова по фотографиям знала и раньше, как ни как, а Сашкин однокашник. Но в жизни он оказался куда как интереснее. Я в свой первый раз смотрела во все глаза на него на выпуске брата. Он тогда вообще меня не заметил. Как будто сейчас того внимания стало больше, тут же съязвила я себе. Похоже до нас ему, как до лампочки. А мы все вообще-то ничего. Я улыбнулась своему размаху. Пусть это только иллюзии, но... Сам себя не похвалишь, ходишь как оплёванный. Его взгляд, поблуждав, завис на Марине и то потух. Было понятно, что краплёные в цвета камуфляжа цыплята, были ни в его вкусе. Мелкота. Я скисла. "Подумаешь тигр, вот захочу и обломаю" Правда, когда на меня найдёт это озарение, я не знала, но хоть взбодрилась. Именинницей с их появлением я, естественно, чувствовать моментом перестала, да и девчонки хозяевами себя тоже. Мы, дружно бегая, обслуживали гостей. Помой, подай, положи. Так уж видно навыверт запрограммированы бабы. Есть в наличие мужики, их надо покормить, появились грязные тарелки - помыть. Мужик тоже запрограммирован: пришёл и трескает, как ни в чём не бывало, а все вокруг крутись. Интересно кто эти программы вырабатывал... Бог как-то однобоко к этому вопросу подошёл. Ленка со страха за любимого обжору дрожала, как натянутая струна. Поминутно что-нибудь роняя заглядывала под кровать. Я подумала, чего бы ей и самой уж не переселиться под стол. Всё-таки совсем рядом со слоником. Глеб пару раз сделал ленивые попытки присадить Маринку к себе на колени, но, получив по ходу от неё в ухо, отказался, ни сколько не тушуясь, от "ухаживаний". Вот кадр! Взводный наклоняется и что-то шепчет ему. Похоже Тарасов, поглядывая на девчат, предупредил своего бывшего товарища по армии, держать руки на столе. Разговор за столом не клеился. Тянуть резину с днём рождения не имело ни малейшего смысла, но и как выпереть их мы не знали. Неизвестно сколько бы они нас веселили, а Славка валялся в пыли, но точку поставила я, пхнув Сашку под столом коленом. Отчего тот дёрнулся. Толкнул Вику. Та, опрокинув на дорогой костюм моего братца салат, растерялась. Ах! Ох! Бывает. Все замерли. Викины глаза выражали неподдельный ужас. А я таяла от удовольствия. Если б ещё и боссу его так-то удалось заехать, было бы на обоих любо дорого посмотреть. Но много удовольствия не бывает. Воцарилось неловкое молчание. Братец очухавшись потихоньку закипал. Взводный сориентировавшись, увёл его отмываться. Вот за что я его обожаю, так это за железное спокойствие. Глеб утопал за компанию, а мы закрыли дверь, помогая выбраться Славке, хоть на время. Он почти не дышал от переедания. Но они больше к нам и не дёргались, всем народом завалясь к взводному. Наверняка, с закруглением, сообразил капитан Тарасов. Да и брат похоже правильно понял мой пинок. Им есть о чём пообщаться и о чём поговорить. Пуд соли съели. Пусть теперь хоть до первых петухов базарят. Как-никак общие воспоминания. Пусть в радость себе летают в них только без нас. С нас достаточно. Проверив коридор, мы выпустили Славку. Но только улеглись, заявился, и бесцеремонно подняв всех, нырнул под кровать Наташи взводный. Мы обалдели. Значит, служивый заметил? Без паники,- повела бровью Елена.
   - Что ищем?- спросила, крепко прижимая руки к бокам она.
   - Трупы,- скривился Тарасов.
   - Мы их во дворе закапываем,- на полном серьёзе заявила Лена.- По одному за ночь.
   Но взводного с толку не сбить. Вытащив оттуда кучу куриных костей и скомканных салфеток, он воззрился на пунцовую курсантку Наташу Кучер.
   О том, что тот слон кинет там кости, наши мозги не додумали. Похоже его бог ничем кроме силушки не наградил. Мозгами уж точно обидел - если дал, то самую малость.
   А взводный стоял в бойцовской позе. Ноги на ширине плеч. Одна рука на ремне, вторая устремлена на вещественное доказательство - кучу костей. В его:- Это что?- нам послышалось что-то очень напоминающее ревность.
   Мы переглядывались. Нашлась опять Лена, ответила намеренно безразличным тоном:
   - Зарыть не успели, только обглодали...
   Вот Ленка даёт! Зашибись. Девчонки с усердием таращили глаза и жали губы, чтоб не расхохотаться, я тоже держала себя из последних сил, чтоб не хрюкнуть. Однако его на мякине не проведёшь. Взводный стоял столбом, не собираясь двигаться с места.
   - Ты мне голову не морочь... Я тебе не Иванушка-дурачок.- Озлился капитан. Ещё скажите, что у вас там никого не было?
   - Нет,- качает головой Лена.- Пёсику собирали, что под плитами живёт. Жаль животное. Все ж ему носят, а мы что рыжие что ли...
   По-видимому такое объяснение его устроило. Пёсик под строительными плитами действительно был в наличии. Враз осмотр места происшествия закончился. Стороны поулыбались друг другу, и ни слова не говоря, он выключил свет и хлопнул дверью. Наташка, упав на кровать, почти истерила. Мы, уткнувшись в подушки, хохотали.
   - С чего вы ржёте, подумает ещё, что я прятала там любовника,- пискнула, не разделяя нашего веселья, она несчастным голосом.
   - Какая разница пусть думает, что ему вздумается, подумаешь. Чего ты дёргаешься, какое тебе до него дело ... - Но посмотрев на Натку, Вика осеклась на полуслове. По Наткиным щекам текли слёзы.
   7
   По городу гуляла осень. Мерзко моросил дождь. Поздняя осень это не сверкающая в лучах солнца утренняя роса и плетущая тенёта любви паутина. Мёртвые листопад и холодные капли за воротником. Всё остывает: земля, чувства... Хотя люди редко бывают всем довольны. Ноя и выпрашивая у бога за ради христаради одну подачку, тут же на завтра зарятся на другое. Но куда деваться, так уж устроен человек. Всё ему мало или не то и не так. Присяга, которая была главным содержанием нашей жизни, осталась позади. И нас не так мордовали, и дёргали. Значит всё правда, не соврали и будет легче. Мы расслабились и враз стали привередливыми. Теперь нам было этого уровня свободы мало. Мы ждали с величайшим нетерпением, когда нам разрешат бывать дома. Скорее бы уж, скорее. А то так, чего доброго, и осень пройдёт... Ура! На выходные нас наконец-то отпустили домой. С увольнительными быстро разобрались. Лена и Вика иногородние, поэтому мы забирали по очереди их к себе. Я взяла Вику, а Наташа Лену. Брат был в командировке, и я со спокойной совестью разместила её у него. Но ему с чего-то вздумалось появиться среди ночи и без предупреждения. В результате его сюрприза нас всех разбудил ночью дикий в два голоса вопль. Сердце прямой наводкой ушло в пятки. Справившись со сном, мы все оказались в его комнате. Видя такое сборище, Вика полезла в халат, а Сашка в домашний костюм, валявшийся на стуле. Я, сориентировавшись, забрала приходящую в себя подружку и увела к себе. Родители, тоже сообразив из-за чего переполох, убрались восвояси. Сашка потушил свет и принялся хохотать. Через десять минут он пришёл к нам с Викой и, не включая свет, посмеиваясь, извинился.
   - Не раздавил?
   - Нет,- тоже смеясь заверила Вика.
   - Тогда чего орала?
   - Напугалась просто. Ночь. Спала. Вдруг, бах, трах, упал кто-то...
   - Ну, раз жертв нет, тогда спокойной ночи.
   - И тебе её же, обормот,- пробурчала я.
   После его ухода, мы долго пересмеивались, до самых пор пока не уснули. Утром за столом, брат с Викой довольно-таки часто хватались за одну чашку или кусок пирога. Вика, смущаясь, отступала, а тот нахально ел её глазами. С чего он выделывается? Неужели моего железного братца пересмешника зацепила курсантка случайно оказавшаяся в его постели. Похоже, его напор Вику тоже смущает...
   Время крутилось, как карусель. Мы даже не заметили, как побурела трава и жёлтым листопадом сошли леса. В такой кутерьме не до осени. Земля затвердела, прихваченная заморозками. Зато сразу ощутили и заметили снегопад. Да и как могло быть иначе, если первый снег ударил по нам лопатой. В прямом смысле. Нас подняли ни свет, ни заря, выдали по огромной деревянной лопате и отправили чистить плац. Взводный пытался доказать кому-то невидимому по телефону, что это безумие и лопаты придавят нас быстрее нежели мы используем их, но тщетно. Наш невидимый противник был неуступчив... Ему главное, чтоб были все при деле. Велено вывести всех, пусть работают. Капитан сдался. Мы, горько вздохнув, отправились на прорыв. Лена, посадив полусонную Наташку на лопату, везла, как на санках. Взводный, таща её инструмент, с тоской смотрел на все эти брызги детства.
   В первую траншею, Тарасов выставил скрипевших, как всегда ребят: "А что мы? Почему бы не девчонки?"- и так далее и тому подобное... В них это равноправие с молоком матери вползло и с пелёнок бурлит. Орлы ничего не скажешь. Какой дурак то равноправие придумал. Я так решительно против. К тому же оно нам ничего кроме как работы не прибавило, а зарплата так и осталась в проигрыше. Приплюсуем к тем нагрузкам семью и детей, и чётко вырисовывается, что речь о том равноправии ведут подкупленные мужчинами женщины. Только мужикам выгодно сделать из нас вьючных лошадей. Спасибо Костику поставил нас за ребятами. Нам оставалось собирать только крохи за ними. Если мы с Викой ещё как-то таскали лопату туда, сюда, то с Наткой глухо. Только она поднатужившись разбегалась, как летела вместо снега прямиком в сугроб. Парни, бросив работу, принимались ржать, а взводный искать её в том сугробе. "Потеха!" После пары раз таких раскопок они чистили снег вместе. Вернее сказать, чистил он, а она держалась за ручку, таскаясь рядом, чтоб не упасть. Зам начальника института вышел посмотреть на то, как спориться работа и выполняется наказ. Взводный, воткнув лопату в снег, направился к нему выгораживать нас. Но тот, сбрасывая на снег пепел, проржал, что работа делает из обезьяны человека, а на бабах всю жизнь пахали, отчего они живут дольше мужиков и пусть скажут за это спасибо. Для чего же они нужны ещё, если не для работы да множиться. Тем более, сюда они залезли добровольно и их никто собственно-то и не приглашал. Костик пытался вставить в длинную и содержательную речь слово, мол, девчонки же, что без них не справимся что ли. Но полковник был крут и скомандовав взводном у "кругом" отправил обеспечивать надзор. Угрюмый Тарасов вернулся к нам. А мы расквашивались в прямом смысле слова. Хлипкие берцы быстро промокли. Бушлаты от влаги намокли и стали сто пудовыми. Шапки ушанки с нас постоянно от такого усердия падали. Видок был ещё тот, не приведи Господь. Маринка вообще с нахлобученным на самые глаза головным убором, чуть не влетела под колёса прирулившего на службу начальника курса. Он выскочил из своего "ниссана", как ошпаренный. Не церемонясь заорал:
   - Ё, п, р, с, т... Тарасов ты сдурел? Кто распорядился? ЧП хотите заиметь? Взводные ко мне.
   Подскочившие взводные попытались объяснить ситуацию.
   - Чтоб бабского духа тут не было. Марш отсюда.
   - А как же приказ?- козырнул уточняя капитан Тарасов.
   - Я разберусь. Уведите эти снегоочистительные комбайны в общежитие.
   - Говорил им, что толку ноль, а мокрые до ушей будут, но разве Ботова прошибёшь...,- оправдывался Тарасов. - Заболеют ещё... Получим, как пить дать получим.
   Обрадовавшись, мы побросали лопаты и рванули наперегонки в общежитие. Откуда для такой прыти силы взялись? Эврика! Только что болтались как веники. Наверное, искать источник нужно у Всевышнего в его проекте под кодовым названием "баба". Ребята недовольно загудели: - Лопаты хоть возьмите.- Им доставляло удовольствие то, что мы мучились рядом. И от такой поблажки было невтерпёж. Впрочем, как и всем мужикам. "Я сделаю, только ты рядом посиди",- всегда заявлял моей матери отец, если требовалось что-то отремонтировать или забить гвоздь. В такие минуты я представляла, что бы было, если б она ему заявила: - "Я сварю, зайчик, только ты рядом посиди". Ох бы крику было, на что его драгоценное время тратить заставляют. По мелочи она давно уже всё делает сама иначе можно до бесконечности слушать о том, что лампочку ввинтить или отрезать там какой-то провод - это плёвое дело, которое она давно могла сделать сама. А вот разогреть картошку с котлетой, это не плёвое дело и его непременно должна сделать мама. На этот счёт я могу рассуждать до бесконечности. И в отличие от феминисток, я их жизнь облегчать не собираюсь. Правда, ответственная Ленка притормозила и предложила вернуться и отнести на место их постоянной стоянки те троклятые лопаты, но мы так припустили, что она отказалась от этой равноправной идеи, поняв, что нам не до лопат и равенства полов. Больше к чистке снега никому не стрельнуло нас привлекать.
   Всю первую зимнюю сессию мы провели в читальном зале университетской и институтской библиотеке. Выкрутились все. Нагрузки страшные. По сути мы за раз тянули два института: военный и гражданский. С этим военным напрягом и не заметили, как пронеслись зимняя сессия и каникулы. С одноклассниками связь почти со всеми растеряли. Нам друг с другом стало скучно. Совершенно разные взгляды на жизнь. У них подъём и разбег в модельные салоны. У нас тоже подъём и тоже разбег, но в берцах и на физзарядку. Так что все каникулы перезванивались и скучали друг по другу с девчонками из комнаты номер пять. Правда выспались и отдохнули.
   8
   Армия вновь началась с встречающего при всём параде взводного на этаже. Нашего: Здравия желаю! Никак нет! Разрешите идти? Первые же дни после каникул вывели всех на плац. И вновь зычная команда подполковника ставит всех в строй.
   - Курс, построится. Шагом марш! Отставить. Всем на исходную. Забыли, разленились, бардак. Смирно! Разговорчики в строю. Напра-во. Шаг-ом марш!
   И мы маршируем тяня носок и прижимая руки по швам.
   - И раз,- звучит команда. Наши головы в едином порыве повёрнуты на право. Мы идём собрав дыхание в груди.
   - И два.- Выдох, отмашка рук и взгляд упирается в затылок идущего.
   - Ну это ещё куда ни шло.- Улыбается подполковник.
   Ничего себе "куда ни шло" у меня наверняка отвалилась подошва. Но куда деваться, армия без строевой не армия.
   Потихоньку зима к нашему неописуемому счастью сошла на нет, уступив место солнышку и первым жёлтеньким, глазастеньким цветам. Нет, вы нас неправильно поняли, мы не против зимы вообще. Мы против фасонов бушлатов неопределённого размера, ловко делавших из нас мешки с мукой или камуфлированные подушки. Такие себе колобки на тонких ножках. Но зима выявилась не такой уж и длинной.
   Весна! День заметно прибавился. Днём солнышко пробивает лучами снег, а из-под него на асфальт текут блестящие юркие ручейки. Автобусы, витрины и даже окна нашего общежития улыбаются нам чисто вымытыми стёклами. Город, как и мы несчастные, рад весне, ему надоела накопившаяся за зиму грязь и тяжесть. С каждым днём тепло набирает обороты. И вот уже весна, разбежавшись во всю прыть, бьёт мягкими жёлтыми котиками по мозгам. Флаг ей в руки, но весной, не дав вздохнуть полной грудью, нас стали мучить физической нагрузкой. Это было нечто. За зиму все расслабились и отъелись. И вдруг на тебе приплыли. Бег. Кошмар. Когда мы вечером прикидывали, как побежим первый круг, второй... Натка отвернулась и всхлипнула.
   - Ты чего?- затормошила её Вика.
   - Я так далеко, как вы не заглядываю, умру на первом полукруге.
   Маринка с Викой прыснулись, а мы с Ленкой переглянулись. "Что-то надо делать?"
   - Так, пятьсот метров побежишь. Не моргай, взводный на чеку, в крайнем случаи дотащит тебя до финиша. А километр... э-э-э... справку возьмём.
   - Какую?- простонала Натка.
   - От медиков, что ты больна. Взводный проглотит, и рад ещё будет, что не тащиться за тобой километр с аптечкой и носилками. Только чтоб все остальные были в полной боевой готовности.
   - А что если нет...
   - Вспылит и может выгнать всех.
   Но в полной и всем - не получилось. У Маринки с нервных перегрузок раньше срока начались месячные. Она рядом с Наташей села на скамью наблюдения. Сто метровку Натке стараниями взводного защитали. Пятьсот - с горем пополам. В тот раз она грохнувшись, ползла метров пять на коленях, причём скорость была не хилая, но забегу на четвереньках не удалось состояться. Тарасов выловил и, держа под мышки, домчал до финиша. Время пробега было такое мощное, что хоть ставь на соревнования. Мы хихикали: знай наших! Взводный даже не улыбнулся. А сегодня Наташа сунула ему под нос справку с освобождением. Так бы наверняка сошло, но Маринка тоже предъявила такой же документ. Взводный вдруг упёрся, заартачился и потребовал объяснений. Что за проблема и поконкретнее. Девчонки мялись не зная, как на пальцах объяснить ему то, что у них болит. Беспомощно оглядываясь вокруг себя, они упёрлись в Лену. Та сначала отмахнулась, мол, объясняйтесь, как хотите, а потом всё же подошла. Сделав им знак: "Пыс отсюда!" Зашептала взводному на ухо. Тарасов превратясь в малинку, кивнул и закрутил головой, не слышит ли кто.- "Понял. Не ори". Кто орал-то. Ленка еле губы открывала. Девчонки, облегчённо вздохнув: "Легко отделались", заняли своё место на гостевых трибунах, все остальные приготовились к бегу. В этот раз взводный не бежал за нами, оно и понятно, нести некого, торчал на финише рядом с преподавателями физического воспитания. Приход начальника курса встретил во всеоружии, как положено доложил: о бегущих, больных и отсутствующих.
   - А эти что сидят?- ткнул тот пренебрежительно на лавочку с больными. Где посиживало два парня с мозолями на ногах и бурно подбадривающие своих Натка с Мариной.
   - Освобождения,- бросил он на активных болельщиц взгляд.
   - И чем страдаем?- ухмыльнулся курсовой.- Это если не ошибаюсь пятая? Всё-таки жутко ленивые барышни. Так что у них, эпидемия?
   - Она. Критические дни.
   - Что это ещё за дни,- гаркнул майор, требуя объяснения.- Им лишь бы отлынить.
   - Самые критические, менструация,- почти на шёпот перешёл, смущаясь Тарасов.
   - Чего ты орёшь,- закрутил головой майор,- не глухой. Понял я всё, не кричи.
   - Умоляю, найдите им старшего, женщину. Я, ей богу, пас. Боялся хлопцы шебутные, но это ангелы по сравнению с ними. Они всё перевернули с ног на голову. Это не воспитательный процесс, а чёрте что. Была команда проверить тумбочки и выкинуть всё лишнее.
   - Ну, была. В чём же загвозка?- не понял курсовой.
   - У парней ни в чём. А у этих... Полная тумбочка разных прокладок, тампонов... Трусов - пакет. По штуке на каждый день. Лифчики, колготки... Нет, я больше не могу.
   - Я об этом не подумал. Вылетело из головы.- Поморгав, майор захихикал.- Ладно, не лезь больше к ним в тумбочки. Старайся морально давить, покрикивать и пугать, чтоб наводили порядок. Не ной, а изучай их повадки.
   Поняв, что не вырваться, взводный обречённо махнул рукой. "Какие повадки, эти тигрицы скоро обглодают меня до костей".
   Мы, конечно, не без доли испуга поглядывали на этих двух своих боссов, какую ещё головоломку они нам, голова к голове совещаясь придумают, но всё обошлось. Нас с критическими днями не трогали. А мы обнаглели до такой степени, что припёрлись к Костику, как за глаза величали взводного, замыливая глаза все пять. Тарасов обалдел.
   - Вы что, за дурака меня считаете,- вызверился он.- Это не эпидемия. Если комедию ломать не перестанете, отправлю к медикам.
   Мы и сами понимали, что переборщили, и не стоило злоупотреблять. Так не хотелось переодеваться и играть в волейбол, но пришлось. Ладно, от нас не убудет. Сыграем. Естественно, продули финансисткам. Те прыткие девицы, а у нас кому играть-то... Одно недоразумение.
   К тому же после игры выяснилось, что Наташе заменили ремень. На нём была метка. Мы подсуетились и нашли кто это сделал. Девица, в два раза выше Наташки, попавшись, не сориентировалась и, не превратив всё в юмор, полезла драться. Получилась такая себе куча мала. Одетые кое - как мы царапались, мутузили друг друга и кусали. Я напрочь забыла про дзюдо и петушилась там вместе со всеми. Влетевший в раздевалку Тарасов первой выхватил из этого садома закрывающую голову руками и визжащую: "Мамочка моя родная!" Наташку. Её длинные косы каждый тащил куда вздумается. Тут уж я опомнилась, что тоже умею кое - чего и кинулась ему помогать.
   - Что за бардак, спрашиваю?- отдышавшись, справедливо воспрашал он.
   Мы, потупив глазки и сверля ими носки своих обтопанных берц, молчали.
   - Так, собирайтесь в темпе и марш на занятия. Вечером разберёмся.
   Уговаривать не пришлось, мы исчезли. До вечера далеко: всё ещё может рассосётся.
   Вечером не верили сами себе - паиньки. Но напуганный бабьим визгом взводный сообщил о происшедшем начальнику курса, тот не преминул быть. Просто взбучке не суждено было состояться. Потому как он только вырулил на этаж, а со всех ног нёсшаяся с тазом грязной воды Маринка зазевавшись втаранилась в него. Громкое:
   - Ё, п, р, с, т...,- что вырвалось из курсового разлетелось по этажу. Народ вывалил в коридор, а мы не тронулись с места. Нам хватило и того, чтоб идти за добавкой дураков нет. Как там... Выглянешь- увидишь. Увидишь- получишь. Нам лишнего и чужого не надо, своё бы расхлебать. И в уме ни у кого не закралось, что это наша девушка там отчудила. И оно, то чужое, тоже наше. Когда в комнату зашла зелёная от переживаний Маринка и следом красный как варёный к пиву рак курсовой, а минутой позже влетел ещё и взводный... Ох, что тут началось. Ни в сказке сказать, ни пером описать. На нас жалко было смотреть. Говорили оба начальника враз, и от этого не возможно ничего было понять. Когда они выдохшись, оставив нас в покое, наконец, ушли, мы повернулись к неживой Маринке. Наша яркая девушка превратилась в мумию. У всех на устах застыл один и тот же вопрос:
   - Что, ты натворила?
   - Облила курсового грязной водой. Нечаянно, конечно, торопилась, а он подсунулся.
   - Нам капец,- упала на подушку Ленка.- Нас простирнун в стиральной машинке и прогладят огненным утюгом.
   - Я уже чувствую себя не меньше как побитой собакой.- Проныла Вика.- Считай, красавица, что мы тебе в ладоши похлопали.
   - Да ладно вам накручивать себя. Поноют и успокоятся. Прыгаете, как будто убили кого.
   Действительно чего ради раньше время биться головой о стену. Он малый ничего, обыграет ситуацию.
   - Сплюнь. Накаркаешь ещё.
   - А это уж, как карта ляжет.- Засмеялась Маринка.
   9
   Весна отшумела акацией, сиренью и даже моими любимыми ландышами. Но нам было не до лирики. Нас гоняли по нескольку кругов каждое утро. Во время бега не очень-то поболтаешь. Язык на плече. Бегом в душ и столовая. Вырванные годы. Закатав по локоть рукава и засунув за ремень береты, мы старались в этом ярком летнем мире держаться стайкой. В университете кто-то не обращал на нас внимания, кто-то презрительно цедил: - "кузнечики". Услышав такое от перемывательниц наших косточек, мы, как правило, не обращали внимание. Не комплексовать же, в самом деле. Сюда половина ходит не столько учиться, сколько других посмотреть и себя показать. Таким не втемяшишь, что без дорогих модных тряпок, мы не хуже их. И приезжали мы в университет, в отличие от них истинно заниматься. Болтушкам невдомёк, что нас любят и нами любуются, и у многих из наших девчонок денег не меньше нежели у них. Даже Маринку это завело, и она демонстративно вышагивала перед ними, как манекенщица по подиуму.
   На нас лавиной накатывались экзамены, а потом и учебный центр со всеми отсюда вытекающими ... Мы дрожали. Наши начальники не меньше. После экзаменов нам дали день на подготовку. И без расслаблений, при полной выкладке с плащ палатками, бушлатом, противогазами и автоматами погрузили в машины и повезли в учебный центр. На что мы были похожи ни словом сказать, ни пером описать. Гора на нас, да ещё и сумки в обеих руках. Ужас! Мы таскали то барахло, под готовые к маршу машины, частями. Парни ржали. Но мы, не отвлекаясь на мелочи, жили, как умели. Засунув нас в кузов здоровущих "мазов" повезли за тысячу земель в тот центр, которым пугали нас целый год и, где пройдёт сейчас не лёгкий для нас месяц. Как мы забирались в те "мазы", одно колесо которого больше нас, это бесплатный цирк. Редко кто из парней нам помог. Мы посчитали, что они не доросли до этого и не обижались. Тем более у нас есть капитан Тарасов. Всех легче оказалось Натке. Примеряющуюся к колесу курсантку, взводный прямо с вещами закинул за один раз. Шли колонной. За рулём опытные прапорщики. Понятно, поход не сахар. В кабинах старшие. С нами, у самого края, взводный. Не высунешься. У нас приподнятое настроение. Несём всякую чепуху, стараемся что-то увидеть в откинутый зад кузова. Мимо несутся, сворачивая голову на нашу грозную колонну, скоростные машины. С права за бортом мелькают лес, населённые пункты, перекрёстки. В общем, чья-то жизнь. А ровная как лента дорога, уносит нас в неведомый отрезок жизни. Что там ждёт?
   В центре, машины встречал при всём параде и свирепым лицом курсовой. Выбирались из "мазов" уже проще. Вещи выкинули. Сверху скинуть вниз, одно удовольствие. Сами кто спрыгнул, кого сняли, некоторые сползли. Ниже земли не упадёшь. Подлетел, помогая Лене, Славка. Уже хорошо! Заметно, что феминисток мало. Девчонки тянут руки, слоник работает, как эскалатор. Натка пыталась сползти сама. Артистка, нашла время выпендриваться. Спрыгнуть она страшилась и ползла, вытирая животом опущенный борт. Тарасов поздно заметил её титанические усилия. Бормоча: - За какие грехи...- Отлепив от борта, подтолкнул к вещам.- Топай.
   К казарме, где нас разместили, вела широкая дорожка из серых плит. По обеим сторонам которой шумят нежной листвой платьев белоногие берёзы. Мы переглянулись. Как с картины. Обалдеть какая красота!
   Поселили всех вместе. Просто несколько комнат в самом конце длиннющего коридора отдали девушкам. Тарасов разместился между нами непрошибаемой стеной. Смешно, но привыкли к нему, как к отцу родному. Бежали за каждым чихом. Дверь его комнаты постоянно открыта. Все на виду. Мимо его глаз точно не пройдёшь. День на устройство, небольшой отдых и будь здоров! Наташка притащила с собой учебник французского и учила себе до полуночи. Она сова и ей такой распорядок в удовольствие. Девчонки завидовали ей особенно перед экзаменом. Всех сморит сон, а она хоть бы хны. Глазами всю ночь хлоп-хлоп. Одно плохо - утром нет возможности поспать. А мы за год привыкли к ночным занятиям, то одной было невтерпёж посидеть позубрив ночку, то другой. Свет нас не давил. Пообщавшись с учебником, Натка решила пройти под душ. Лето, жара. Надеясь, что ночью все спят и приспичило освежиться только ей, не очень сторожилась. Открыв на всю катушку воду, нырнула под струи. Когда она вышла и тщательно вытиралась, то поняла, что не одна. В дальней кабине лилась вода. Она не успела открыть рот, чтоб поинтересоваться, кого там принесло, как дверь открылась и из кабины нарисовался довольный принятыми процедурами взводный. "Вот это да!" Каждый рванул за своим полотенцем. У каждого в глазах испуг, на губах вопрос- как получилось такое? И отвечать на тот вопрос не надо, вон он ответ-то, у каждого перед глазами. Натка хватала воздух раздувающимся ртом силясь закричать. Тарасов, опомнившись, припечатав ей ладонью рот, спокойно проговорил.
   - Курсант Кучер, закрой рот и сделай глубокий вздох.
   Натка, ошалело моргая, вздохнула. Чтоб в корне придушить налезающие друг на друга сомнения вздохнула ещё раз. От глубокого вздоха полотенце поползло вниз. Натка еле успела на самом рискованном месте поймать его. В кое веки сделала самостоятельный шаг и на тебе... Увы, ничего изменить нельзя. Всё случилось так, как случилось...
   - Ну вот, а теперь я уйду, а ты забудешь об этом, да?
   Натка согласно замотала головой. "О чем разговор, конечно, забуду".
   - Вот и отлично. Умница. Тогда собирайся и марш в комнату. И чтоб одна больше ни-ни. На моём месте мог чёрте кто оказаться...
   Представить этого чёрте кого на месте Костика она не могла и зябко передёрнула плечиками. Последствия сегодняшней встречи тоже. Тут никто наверняка ничего не скажет. Это ж надо было такому сбегу случиться. Когда Наташка вылетела из душа, он стоял в коридоре у окна и наблюдал за ней до тех пор, пока она не скрылась в комнате. Прикипев спиной к двери слышала, как он шёл бубня своё обычное: - "За какие грехи мне это..." Закрыв глаза, она вновь представила выплывающего из душевой кабины Костика и её голова запоздало полыхнула огнём. "С ума сойти как он хорош!" Уткнувшись в подушку, она улыбалась. Нет дыма без огня. Заснула раздираемая полученными впечатлениями и купающаяся в мечтах под самое утро. Вскочила под вытрясывающими душу руками Лены.
   - Вставай, подъём. Бег и физзарядка.
   А чтоб ни дна, ни покрышки. Какое сказочное утро и такая жестокая действительность. В темпе приводили в порядок себя, докрашивая глаза на ходу и завтракали крутясь на одной ноге печеньем и чаем. Не до столовки. Опоздали. Натка видела Тарасова, но тот даже бровью не повёл. А вот Натка краску не смогла скрыть. Разрумянилась. Надо же, а ему хоть бы хны... А может и не было никакой встречи и ей всё почудилось, приснилось, показалось.
   Дальше по плану - теоретические занятия. Наш бабий батальон с ходу перевели на портянки. Нас сутки учили их крутить. Это мучение вырубило весь учебный центр. Преподаватели центра смотрели на нас, как на диковинку. Но мы все из себя бойцы, хвост трубой и знай наших, расхаживали в доску деловые.
   Теория, теория, теория... Такой чудный летний день, а в голову пичкают и пичкают, как будто она безразмерная. Ей, Бог, такое чувство будто она разбухла до невозможных размеров. Скорее бы уже военная практика. Мы желали того, чего ещё не знали. А узнав дружно согласились с утверждением, что учиться оно приятнее. Но это будет после, а пока мы жаждали "выхода в поле". И вот наконец-то, завтра нелёгкое упражнение на реальном занятии. Надо освоить на практике всю ту дурь, что нам начитали. Естественно, мы хорохорились.
   Утром весь гонор с нас свалился и энтузиазму поубавилось на столько, что я почти паниковала: "Я же не бестолковая, нормальная, соображающая барышня. Кто б сказал, зачем мне тот тупизм нужен? С каких помидор я запёрлась в это болото? Но уж что теперь..." Такие беседы сама с собой я вела отводя душу.
   Но мы, поддерживая друг друга, бодримся. А поймав насмешливые взгляды своих собратьев мужского пола, даже пытаемся улыбаться. Подавитесь! Правда, то дохлый номер. Криво получается. Но это не важно. Надо это пережить. Нас выкладывают в ниточку. Мы лежим бревном видя берцы друг друга. Прямо на нас катит танк. Мы, естественно, между гусениц. На длину вытянутой руки кустится мелкая белая ромашка. Грустно смотрят на нас её жёлтые маленькие глазки и гудит себе, как вертолёт, пузатый шмель. А по бокам сумрачный лес. "Мамочки, родная!" Главное не паниковать и не шевелиться...
   Чего спрашивается дрожали. Проехал тот танк, куда ж ему деваться. Водитель натаскан на то чтоб проезжать. Поднимаемся на локти, группируемся и кидаем в след учебную гранату. Все прошли через это кроме Натки и Маринки. Они вечно попадают в какие-нибудь передряги. Натка обняв колени руками, тупо сверля носки берец, бормотала:- "Этого не случиться, потому что не случиться никогда". Похоже, в ней что-то чикнуло и хозяйничал страх. Случается, когда это мощное чувство берёт тебя всю в оборот, ты отключаешься. Я помнила, как после первых занятий дзюдо боялась падений и боли. Боялась идти в зал. Подходить к матам. Измаявшись, решила всё бросить. Нас научили падать и преодолевать себя. Что-то подобное происходило и с Наткой. Её сковал страх перед ползущей на неё громадиной. Объяснить и вытащить её из этого транса, было невозможно. Я ж нашла для себя выход. Адреналин в крови зашкаливал. Но надоело бояться. Сколько можно, в конце концов! Целый год только этим и занимаемся. Мы что, хуже парней! Два раза не умирают. Уткнувшись носом в землю, закрыла глаза. Такое себе: ничего не вижу, ничего не слышу. Открыла я их, когда чудище это прогрохотало надо мной. Гранату я от разбега чувств кинуть забыла и луканула её по подсказке. Так сказать воспользовалась помощью из зала... Но мне защитали. Девчонки поздравляют. Я скромно молчу. Такие игры мне не совсем нравятся, но куда деваться: назвался груздем, плети для себя кузов. Большинство девчонок таких же, как я в армии случайных. Воодушевлённых на войну бойцыц по пальцам можно пересчитать. Им, конечно, флаг в руки, а нам помогай Бог. Так что всё нормально, мы не хуже и не лучше других. А с Наткой и Маринкой гепс. Натка каждый раз выскакивала перед самым носом танка и бежала прочь, а на Маринку отказывался ехать водитель танка. Её то голова, то попа торчали выше проходимости танка. Обстановка накалилась до предела, преподаватели центра кипишевали. Вся надежда была на взводного и курсового. Они как ни как люди разумные, ответственные. Их зачем над нами поставили. Пусть думают, как выкручиваться. Не в первый раз чай. С их опытом раз чихнуть, всё расставить по своим местам. Пусть чихают. Натка клятвенно обещала прилипнуть к месту, но по мере приближения гусениц опять задёргалась. Но на этот раз сильные руки обняв, пригвоздили её к земле, а туловище оказалось под чьей-то тяжестью. Она попробовала рассмотреть кто так своевольничает, но тут наехавший танк накрыл их и она, не успев напугаться, заплющила глаза, а когда яркий свет открыл их, то почувствовала, что лежит на чьём-то животе и этот кто-то заводя её руку, чем-то кидает в след танка. Её осеняет, что вся эта жуть каким - то чудом закончилась. И как подтверждение этого слышится: - "Ура!" Это вопят девчонки. Но сил пошелохнуться самой нет. Потом эти же руки опускают её на землю и она видит над собой сосредоточенное лицо взводного.
   - За какие грехи мне всё это,- бормочет он в своём репертуаре и под аплодисменты курса поднимается.
   Все бегут туда, где застыла, ожидая свой черёд, Маринка. Дружно пожелав ей ни пуха ни пера, и получив её посул к чёрту, ждут. Даже поплевали и постучали. В общем, всё как положено. Приготовились к победе. Но здесь не так просто. Водитель, не поддаваясь уговорам, отказывается с ней работать.
   - Я кормить вшей в тюряге не хочу,- упирается он.
   Подошедший начальник курса о чём-то шепчется с офицерами. Потом идёт к хихикающей Маринке свято надеющейся, что ей сойдёт всё и так. Но курсовой непоколебим. Он ложится за ней, крепко обхватив ноги. Ведя непрерывный контроль, шлёпает звонко ладонью попеременно по заду и голове.
   - Теперь сдаст,- важно и со знанием дела заявляет рядом с нами старшина.
   Кто б сомневался при такой мощной поддержке и кураторе.
   - Скорее бы уж. Задолбались на таком пекле.- Ворчит Ленка, поливая себя из фляги водой.
   Наконец-то мучения закончились. Нас построили, объявили "зачёт", Маринке и Натке с минусом, и распустили. Свободны! Повеселевшие офицеры, возбуждённо переговариваясь, пошли покурить и отдохнуть от нас. А мы отправились в летний душ. Ребят в корпусе не переждёшь, а очередь воины не уступят. Но мы смекнули, что в сторонке, на весёленькой полянке среди деревьев и малинника, есть такая себе экзотика - летний душ. Всё прилично: раздевалка, десять кабин. Правда, нет крыши, но с самолёта нас не разглядишь. Не задумываясь, отправились туда. С шумом разделись и айда купаться. Это даже романтичнее. Маринка, сказала примерно это же и взмахом точёной ручки показала на голубое небо, но тут завизжала Наташка, тыча пальцем на деревья. Я сначала подумала, что она свихнулась от мордования её танком, но потом проследила за её рукой и тут же присела прилипнув к стене. Среди ветвей сверкали биноклями солдаты. Нас рассматривали, причём в упор и вооружённым глазом. Какое нахальство! Кто посмел? Мы кинулись к полотенцам. К Наташкиному визгу присовокупилась сирена Лены. Засуетились и другие. За стенами послышался топот. В дверь забарабанили. Бас Тарасова загудел:
   - Эй, барышни, что у вас. Курсант Кучер что случилось?
   Я, как-то сразу пришла в себя. Конечно же, на визг Натки не мог не прискакать взводный. Было бы просто невероятно, если б принёсся кто-то другой. Он когда на неё смотрит, в лице меняется.
   - Товарищ капитан, будьте добры, снимите кукушек с биноклями с деревьев. Подглядывают гады.
   С той стороны с облегчением доносится:
   - Это всё?
   Вот интересно, что он от нас надеялся услышать. Танк-то сюда не пройдёт.
   - Да.
   - Господи, как вы нас напугали,- выдохнул взводный.
   Солдат, сняли и увели на экзекуцию, а нас разрывал смех. После такого тарарама и хохота до икоты, мы долго не размывались. Окунулись и бежать. На крыльце со сложенными на груди руками нас встретили ухмыляющиеся офицеры?
   - Все целы? Никого не потеряли?- хмыкнул Богуш.
   - В смысле?- не поняла Лена.
   - Тарзаны не унесли?- с трудом справляясь с улыбкой, бросил взводный.
   Мы, козырнув начальнику курса и взводному, понеслись к себе. Пред отбоем приехал мой брат с Глебом. Оказывается, они были здесь невдалеке. Открывали филиал банка и что-то там ещё, ну и завернули чудным образом проведать меня. Мне очень даже понятно, что целенаправленно он бы не попёрся в такую даль. Но собственно чего привередничать, ради гостинцев можно и не умничать. Только не тут-то было. Не оценив его усердие и считая, что приехал он сюда исключительно позлорадствовать надо мной. Я свои пять копеек ввернула:
   - Ну и зачем ты притащился сюда?
   - Ты доставишь мне когда - нибудь удовольствие, привязав свой язык на бантик?- отрычался брат. В его голосе последнее время начали скользить отцовские нотки. Это непременно на зло мне, знает же что меня это жутко бесит. Брат - это брат. Родитель - это родитель. Не надо смешивать в гоголь - моголь.
   Он, посмеиваясь, открыв багажник, принялся выставлять пакеты. По мере их появления у меня поднималось настроение. Это я зря поторопилась с рыками. Надо быть посдержаннее, облаять можно и по-позжее. Заглянув в них, я вообще расплылась в улыбке. Уже веселее. Отрадно. Неслыханная щедрость. Навёз разных гостинцев. От конфет до фруктов. Я вытаращила глаза на такую щедрость и быстро, чтоб не передумал, рассувала всё это богатство по рукам подруг, а братец, посматривая на мою прыть и на Вику, проскрипел:
   - Пакеты сцапали и ходу, хоть бы одна чмокнула в щёчку.
   Я чмокнула и подтолкнула Вику, но та, смутившись, покраснела. Я теперь всегда, где появляется Сашка, таскаю её с собой. Её глазки вишенки вспыхивают, а на губах блуждает потусторонняя улыбка. Ни дать, ни взять ангел, летит на облаке свесив ножки. Желательно босая, а не в берцах, а то свалится с ног, да какому - нибудь грешнику по голове... мозгов не соберёшь. Братец тоже ведёт себя несколько странно. Щеголяя эрудицией и распушая хвост. Рисуется тут, не передо мной же. Друг про друга, мы как облупленные... Нечего гадать. Влюблены и без намёков просматривается. Я ж соображаю. Не из-за меня же он сюда мотается. Гостинцев вагон притащил. Да он палец бы себе откусил из-за таких трат. Что-то, конечно, под напором мамы, но львиную-то часть из-за Вики. А какими барышнями сей экземпляр вертел... и так банально влип. Глеб Юрьевич сухо и безразлично поздоровался и отправился искать Тарасова. Воспользовавшись хорошим настроением и щедростью Сашки, я принялась выпрашивать деньги на поездку куда-нибудь к морю, а ещё лучше на экзотические острова. Убеждая его, что после такого ада не грех и отдохнуть.
   - Пупсик, а ты возьми и выиграй у меня пари. А то так неинтересно.- Почесал в затылке спокойный, как удав братец.
   Оно и понятно. При Вике не хочется марку терять отказом, вот и хитрит. Но я соглашаюсь. Пари так пари. Всё-таки шанс. Я была как на иголках: будет спорить или нет? Главное, было бы чем прижать, а там уж я...
   - На что спорим?- бодренько тут же и объявила.
   Братец растерян. Я пританцовываю на месте от нетерпения. Он закатывает глаза и довольно-таки долго соображает. Из - за угла вывернулись Глеб со взводным. Глаза Сашки оживают.
   - А вот на Глеба. Ты его охмуряешь и проводишь с ним три дня. Я тебе финансирую поездку.- Ухмыляется он и, спохватываясь, предупреждает.- Только без секса. Ясно?
   У меня вытягивается лицо. Заранее для меня проигрышный вариант. Такой дуб свалить не по моим силёнкам и Сашка хорошо понимает это. Поэтому и придумал. Ах хитрый жмот. Мне бы отказаться и обидеться. Но я задрала нос, изобразила на лице мысли и вопреки разуму протянула руку.
   - Вика разбей.
   Подруга с застывшим в глазах сомнением разбила. Я ухмыльнулась Сашке.
   - Готовь монету.
   - Ага, как там... Сегодня деньги - завтра стулья.- Без энтузиазма изрекает он.- Надрать бы тебе уши.
   - За что, я девочка большая и давно уже их мою с мылом.
   - Патефон.- Поболтал пальцем у языка братец.
   - Только чур, ты мне поможешь.- Подняла я на него заинтересованные глаза и кивнула на ничего не подозревающего Морозова.
   - Если то в моих силах и не в убыток пари.- Колебался он.
   - В твоих, и главное без копейки затрат.
   Брат понял намёк и зарумянился.
   - Нет, ну если ты не хочешь, спора не было...,- тянет он.
   Мне б проявив разум отказаться. Но куда там... Упёрлась не только четырьмя лапами, но и лбом.
   - С чего ты взял. Даже очень хочу,- бодро заявила я, изобразив улыбку. "Кажется, у меня нет другого выхода, как выиграть это пари".
   На этом мы и расстались.
   Не дожидаясь подхода ребят, подхватив пакеты, помчались в корпус. Поднимаясь по лестнице, Вика шепчет:
   - Ирка, ты сбрендила. Этот монстр не по твоим зубам.
   - Я знаю. Но если подумать и хорошо, то умом его осилить можно.
   - Ну, я не знаю каким...
   Я рассердилась. Мне нельзя было отступать. Некуда. Я гнала вперёд.
   - Давай подумаем вдвоём. Два ума всё-таки круче чем один. Я помогу тебе с Сашкой, а ты мне с пари.
   Вика зарделась.
   - Как догадалась?
   - О чём,- хитро скосила глаз я.
   - Не прикидывайся, о брате твоём.
   - Ты сияешь, как новогодняя ёлка. Слепой только не разглядит.
   - Ой, а если и он догадался?
   - Мужики ленивые тугодумы. Это ж подумать надо. Мозгой пошевелить.
   - А твоё пари...
   - Ерунда, мы выиграем. Вот увидишь...
   У окна в коридоре шептались Лена со Славкой. Мы потрепали пакетами:
   - Давай заваливай, вкуснятины до рогов.
   Стояла глубокая ночь, а мне не спалось. Влезла в это пари, а как осуществить не осуществимое и выиграть его. Блефовала перед Викой, а на деле ни одной идеи. Луна висела как раз напротив нашего окна. Её свет разрезал комнату надвое. Уснёшь тут. По скрипу кроватей поняла, что не спиться не только мне, но и ещё двум. Кидает голову то в одну, то в другую сторону Наташа. Ну с этой всё понятно. А вот с чего юлой крутится, вздыхая Маринка... Интересно, что не даёт спать ей. А надо бы отдохнуть как следует. Ведь завтра марш бросок с ночёвкой в полевых условиях. Солнце палит, как в пустыне. Мы просто сдохнем на той дороге.
   Натка действительно не спала. Закроет глаза, а перед глазами картинка в душе. Взводный в неглиже. Как наяву, разве забудешь... А потом наползает другая, та, что под танком. Его сильные руки на груди, горячие губы на виске... И Наташа горит. А какой же при огне сон. Да никакого. Наташке хочется мечтать, хотя бы в тех снах надеяться. В мечтах ей хочется прижаться к этой мощной груди, погладить пальчиками разгорячённое тело. Ощутить под ладошкой стекающие с него капли. А ещё лучше, подуть на него. Остудить... Или собрать губами пот с уставшего лба. Но это только в мечтах и снах.
   10
   Утром поднял сигнал тревоги. Все в курсе - выход в поле. Собирались спешно. Но отнеслись к этому без энтузиазма. Вещи брали строго по списку. Взводный проверял лично, выбрасывая наши фены и плойки. Можно представить, что творилось с нами.
   - Голое поле. Где вы там найдёте электричество, где?- трепал он ими перед нашими носами.- Ногти обрезать всем. Проверю. Косметику оставить здесь. Перед походом на лицо не наносить Пот будет лить ручьями. Никого там ваши физиономии абсолютно не интересуют.
   - Интересно на что мы будем похожи без неё,- всунулась Вика.
   - Уверяю вас это всё же лучше чем с ней: в полосочку и горошек.
   Что мы только ни делали. Номер не прошёл. Косметика осталась на базе. Он старался показать своё насмешливое отношение к нам. А на деле скрывал свою тревогу за первый поход. Вот и маскировался, как все мужики - насмешкой. Но зря старался, наши головы были закрыты для анализа. Мы были все в деле.
   Прокладки мы всё же всунули. Мало ли что. Он крякнул, но пропустил. Повертев список, я поморщилась: сапёрные лопатки - первым номером. Значит, как пить дать рыть окопы придётся. Перед маршем, начальник курса лично предупреждает взводного.
   - Глаз с матрёшек не спускать.
   - Чего это?- шипит не по уставу Маринка.
   Но он расслышал и ухмыляется.
   - Вдруг вас волки съедят. Армия такие ценные потери не перенесёт.
   Движемся колонной, в строю, по четыре человека, при полной выкладке. Капец! Какие волки, они нами подавятся. Идём крючком, разглядывая землю и кряхтя под тяжестью огромных вещмешков. Слава богу, на ремнях фляги с водой. Но хлебать постоянно не будешь. Кто по кустикам бегать отпустит при каждом чихе. Враз объяснят, что мы утёнки туалетные, а парни будут ржать как сумасшедшие. Этим дай только повод поржать. Приходится терпеть. Пока жары ещё такой нет, идти можно. Но оглядываемся на Наташку, она плетётся последней, её под грузом мотает, автомат тянет к земле. На какой чёрт нам та стрельба, всё равно ни на кого кроме таракана мы охотиться и воевать не будем. Украдкой поглядываем на взводного. Может, пожалеет. Но он идёт сбоку, как ни в чём не бывало, покрикивая на нас. Какое разочарование, а тянул на джентльмена. Сплошное надувательство и обман. Но кажется мы скорые на расправу поторопились с выводами. Охаяли за просто так. Капитан отстаёт, молчком забирает у Натки рюкзак и вешает себе на плечо, подталкивая её вперёд. Натка вприпрыжку бежит, догоняя нас. Ленка улыбается и сигналит нам - порядок. Могла бы и не моргать сами с усами, заметили. Ещё час пыток. По взводам прошла команда -привал. Слава Богу! Мы делаем два шага в поле и падаем в сочные травы. Благодать! Мой нос утыкается в медовый клевер. Малиновая головка, круглые листочки. До чего красиво, дух захватывает. По упругому стеблю ползёт муравей, таща на спине соломинку. Трудяга парень. Ему так же не просто, как и нам несчастным. Лена с Мариной спорят о чём-то, просят разнять. Я бью по их ладошкам. Спрашиваю:
   - О чём бьёмся?
   Они, хихикая, шепчут:
   - На взводного.
   - То есть?
   - Что он устроится караулить около Натали на ночь. А Ленка не верит.
   - Чем платим?
   - Соком апельсиновым.
   - Литр.
   - Значит, мне тоже припадёт,- беспокоюсь за себя я.
   - Само собой.
   К обеду дотопали до места. Тыл разворачивал походные кухни на ужин. Будет гречневая каша с тушёнкой и горячий чай. Откроют кабачковую икру. Нарежут хлеб. Всё как положено. А пока перекусили сухим пайком. Отдохнули и нечего разлёживаться, самая пора браться за окопы. "Как в воду глядела.- Покрутила я в руках сапёрную лопатку.- Ерунда, велика премудрость землю копать! Выкопаем" Смотрим наглядную агитацию. Врубаемся в процесс. Но не тут-то было. Ничего толкового не получалось. Земля сопротивлялась. Эта долбаная лопата не желала копать. Взводный, время от времени проверяя наше усердие, рыл Наткин окоп. Наглядным примером показывая, как это следует делать. Потом выпрыгивал, шёл по нашим ямам, тыкая нас носом, объяснял наши промахи и, возвращаясь к Кучер, копал опять. Мог бы и нам по разику копнуть, мы не гордые, но нет, не дождёшься... Натка посасывала сломанный ноготь и молча хлопала своими голубыми глазищами. Кино и немцы. На руках мигом вздулись мозоли. Маринка воткнув в землю лопату, выпрямилась и принялась сосредоточенно рассматривать свои ладони. Я ухмыльнулась - не только у меня пузырь. Шумно вздохнула. Вытянула рукава куртки на ладони и, поплевав зачем-то на них, принялась копать дальше. Я в точности повторила манёвр. Кто мешал подумать о рукавицах раньше. Голова у целого курса болела. Напялили камуфляж и сразу стали тугодумами больными на голову. Ведь знали, что придётся зарываться, так чего же не взять рукавицы. Плойки тащили. Это у нас отец, заберётся на стол под люстру, а потом кричит, чтоб ему лампочку подавали. Что-то подобное произошло и с нами. Мы как-то заплутались в полах (мужской, женский) и забыли о том, что мы женщины, а женщины обязаны думать и прикидывать. Зарываясь и морщась от надувающихся мозолей, я устала. К тому же эта могила давила на меня морально. Такое ощущение что сверху наступят на края и он, обвалившись, завалит меня здесь. Думаю, с другими дело обстоит не лучше. Исключение - Ленка со Славкой. Им там целоваться лафа. Умом этот страх не объяснить. Он лезет из живота. "Не хочу и не буду здесь торчать, пошли они на фиг!" Я подпрыгнула и дотянувшись до края ямы, выползла из того проклятущего окопа на карачках и упала рядом на траву, чтоб отдышаться. С тоской посмотрела на Славку прыгнувшего в окоп Елены и пахающего там бульдозером. Вот даёт! Не иначе как на двоих роет. Туда запросто танк влезет. На горизонте показался начальник курса. Подъехал на своём "ниссане". Лафа! Покурил и пошёл оценивать наши старания. Смотрю, рядом шелестит земля. Похоже, Вика скребётся. С трудом, кряхтя, выбирается, значит, созрела, а у Маринки глухо, как в танке.
   - Что там?- откашляв и выплюнув землю, шепчу я Вике.
   Та машет рукой. Мол, пустой номер. Сидит на дне, сосёт пальцы с маникюром и не кукарекает.
   - Зови, давай, давай не ленись. Скажи, курсовой идёт.
   Вика сунулась было, но из недр земли донеслось хныканье:
   - Пусть меня здесь пристрелят. Больше не могу.
   Богуш присел, заглянул в окоп. Девчонка не пошевелилась. Так скрюченная, привалившись к стене и сидела. Помахав на себя беретом, засунув его за ремень, майор спрыгнул в окоп.
   - Что совсем плохо?- наклонился он над ней.
   - Отстаньте все от меня. Дайте спокойно умереть,- всхлипнула та.
   - Не надо было на две глубины усердствовать... Курсант Браун, встать.
   Маринка, растирая слёзы грязными руками повозившись, встала на четвереньки. На большее её не хватило. Майор, перехватив за талию, встряхнул и над самым ухом гаркнул:
   - Руки вверх.
   Маринка повинуясь подняла. Это она ещё могла. Взводный, заняв устойчивую позицию на верху, выхватил её из ямы, а курсовой выпрыгнул следом. Её встряхнули. Подействовало благотворно. Голова, пару раз плюхнувшись на грудь, приняла более-менее устойчивое положение. Расплющив глаза, она огляделась. Все уставились, словно никогда не видели, на неё. Это ей не понравилось и она провела грязной пятернёй по лицу.
   - Маскировочка,- гогочут парни.- В самый раз в дозор.
   Курсовой отмахнулся, велел замолчать и разойтись.
   - Как можно было так изгваздаться?- ворчал он.- Ну посмотрите на ребят. Все чистые, опрятные, а вами как будто поле подметали.
   Мы огляделись, так оно и было. Сравнил тоже... Они рождены для войны, а мы в том направлении чужеродное тело.
   Тут же над полем раздалась его зычная команда.
   - Подошла водовозка. Всем привести себя в порядок и строится на ужин.
   Славка сунул Ленке ведро. Расторопный малый, урвал для нас. Мы набрали воды и отошли за кусты. Раздели до белья Маринку и облили её. Завернули в полотенце. Потихоньку она пришла в себя. Но теперь её бил колотун. Подошли взводный с Богушем. Не орали. Собственно выглядели, кажется, приветливо.
   - Ну что у вас, землекопы?
   Увидев трясущуюся девчонку, взводный произнёс загадочное:- "Понятно!" Что ему понятно? О чём ему понятно? Но разбираться нет сил. Курсовой только и выдал своё: "Ё, п, р, с, т". Подхватив её на руки и веля Ленке забрав одежду следовать за ним, он отправился к машине. Через минуту "ниссан" развернулся и умчался в лагерь. Мы посмотрели вслед, потом друг на друга и пошли лопать кашу. А кругом лес, луг, птички поют. На какой фиг в такой красоте, та война. Да голова и думать про неё не хочет. После ужина посидели возле взметнувшегося к звёздам костра и принялись укладываться на бочёк. Романтики нахлебались под самые жабры. В самый раз соснуть. Нет, у кого есть силы, пусть себе треплются. Но улечься на бочёк - сильно сказано. Её, ту постель, сделать ещё надо. Нарубить хвороста, расстелить его. Пока мы то да сё, послышался шум мотора, прикатил курсовой. Маринка вышла сама. Причёсанная, одетая и даже при улыбке. Боец!
   - Похожа ты красавица, на мумиё.- Лена протянула ей котелок с остывшей кашей, дала ложку.- Ешь.
   - Это что, комплимент?- перекривилась Марина.
   - После того, кем ты была полчаса назад. Можешь считать, что да,- хохотнула Вика.
   Народ потихоньку ожил. А кое - кто совсем прыткий и неутомимый устроили под музон дискотеку. Похоже мужскую. Танцуйте, танцуйте, кто вам лекарь. Только без нас. Мы принялись устраивать себе постельки. Хворост от прошлогодних постелей уйдёт за ночь на костёр. У военных всё продумано, ни лыком шиты. А за новыми "перинами" взяв топорики, отправились в лес. Нарубив пышногрудых веток и пахучих сосновых лап. Выстлали в ряд постель. Разбросав на это великолепие плащ палатки, улеглись в ряд. Запах - умереть не встать. Я засунула под рюкзак нарванные цветы для усиления эффекта и блаженно уставилась в небо. Звёзды, луна. Чем не роман. Плохо одно - мешали дискотечники. Всю романтику портили. Скорее бы уж угомонились. Бестолковщина. В лесу и на поле надо слушать и наслаждаться тем, что есть вокруг, а не пхаться в цивилизацию. Ленка со Славкой проявляя расторопность и изобретательность устроились на стыке мужской и женской стороны. Взводный, скинув на затылок головной убор, чтоб было чем думать, голову почесал, но трогать ничего не стал. Видя, как эти двое постоянно шушукаются и держаться за ручки, он жутко подозревал, что тогда, под Наткиной кроватью, был именно этот любитель курятинки. Не без того, придётся присматривать в оба. Натка спала как маленький котёнок, зябко свернувшись клубочком. Засунув ладошки в колени. "Берцы так и не сняла с ног, чебурашка",- подумал он, но прошёл мимо. Лена тут же заметила Вике:
   - Смотри не перепутай, я люблю апельсиновый.
   - Помнишь, что говорил старик своей старухе в небезызвестном фильме "Свадьба в Малиновке": - Не спеши! Вот и ты. Не спеши рыбонька. Ещё не утро.
   Он действительно пришёл. Отодвинув не церемонясь меня. Снял с Натки берцы, которые она боясь, что подменят или сопрут не спускала с ног. Смех один, кому нужен крошечный размер. Пробормотав своё родное: - "За какие грехи...", укрыл её своим бушлатом и придвинув к себе и крепко обняв, через минуту засопел. Я не поленилась, выползла со своего места. Убедившись, что они дрыхнут. Сгоняла к Ленке, растолкав её напомнила про сок.
   - Правда что ли?
   - Ага.
   - Это похоже на то, что его начальственный полёт кончился полной капитуляцией перед бойцом Кучер,- хрюкнула от удовольствия Ленка, даже не жлобясь на проигрыш.
   - Похоже так. Но гадать на кофейной гуще не будем. Торопиться в таком деле нельзя,- умничая заметила я.
   - Святая наивность. Зелень пузатая. Народная мудрость гласит:- "Не гадайте на кофейной гуще, а берите быка за рога!" Понятно?!
   Мне было понятно, и я кивнула. А ещё сразу отложилось на душу про рога. Мне надо выиграть пари и именно так... "Быка за рога..."
   - Тогда не шуми и топай отсюда.- Махнула мне Ленка, при этом тут же окликнув.- Эй, иди сюда.
   - Что?- мигом вернулась я.
   - Наташка как реагирует?
   - Никак, спит точно ангелочек. Вот что делает лесной воздух с городским народом.
   - После такой пахоты и на вонючей куче уснёшь,- рассудительно заткнула мою романтику она.
   Но Наташа не спала. Притворялась. Её будоражил запах примятой берцами травы. Она мечтала и, конечно же, о нём. Да и сердце билось так скачками не иначе, как от того, что он рядом. Ведь Костик может сейчас дотронуться до неё. Жаль что не посмеет и это только её мечты. А что если нет и он поцелует... И тут раздался треск. Лирика испарилась. Взводный крепко притиснул её к себе. Почувствовав прижатой себя к мощной груди руками никогда не спутавшими ни с чьими другими, замерла... Тарасов же приподнявшись на локоть и поняв, что произошедший шум от дымовой шашки, кинутой Богушем, успокоился. Лёг на место, но Нату уже не выпустил из кольца своих рук. Она не высвободилась, а он прошептал:- "Спи. Заели комары курсового, не иначе".
   "Спать? Как можно?! Вдохнуть его запах совсем близко с собой... Обжечься виском о его губы... Это уже сказка". Натка затаилась мышкой и почти не дышала. Находясь словно в тёплом гнёздышке, она блаженствовала. Хотя затёкший бок ныл. Натка терпела. Она осмелилась пошевелиться только тогда, когда небо начало сереть и отчётливо стали видны богатырские сосны. Правда на полный размах глаза открыть так и не посмела. Зато, поймав влагу его губ на своих горячих, вспыхнула, как маков цвет. Нежный поцелуй не только обжёг, но и заставил, успокоившись, уснуть. Она проспала до самого подъёма и встала с неохотой.
   Костя и сам не понимал, что происходит. Получается, он на этого клопа глаз положил. Эта маленькая необычной нежности, похожая на полевой цветок девушка, поразила его сердце. Сначала по необходимости, а потом по собственному желанию, ему хотелось быть всегда поблизости к ней. Шагать рядом. "Большое спасибо",- еле шевеля губами произносила она обычно, забирая вещи и не поднимая глаз. Костя млел не зная, как подступиться к своему тайному объекту нежности и заботы с разговором. Всегда лёгкий в общении и находивший со всеми запросто общий язык, с Натой тормозил. Она как будто не от мира сего. Чистый себе ёжик в тумане или девочка на облаке. Девчонки веселы и подвижны, а она всегда серьёзна и задумчива. Ей бы в библиотеке работать среди лирики, мечты и грёз, а не курс молодого бойца осваивать. Подкатывать к ней, как это проходило с другими девчонками, бесполезно. Но каким-то седьмым чувством Костя понял, что и он не безразличен ей. Сегодня рискнул: прижал к себе, мягко коснулся губами. Натуся не оттолкнула, не трахнула по щеке, хоть и не сказала ни слова, только почувствовал, что между ними натянулась как будто двойная связь... Значит, не ошибся и у него с ней на двоих будет один секрет. Правда, от её глазастых подружек, способных сложить два плюс два и догадаться, тайну сберечь будет непросто. Пинкертоны. Вряд ли от них скроешься, но может промолчат. Афишировать отношения хотя бы год нельзя. Начальство, как пить дать, сотрёт в порошок. И им не объяснишь и не докажешь, что он сел на жёрдочку, найдя свою половинку. Три года казармы будь добра оттруби. Придётся подождать с обнародованием. Хорошо, что никто не догадывается, а то донесут в два счёта начальнику института, ребёнку нервы попортят.
   Так и было. Об их отношениях, кроме пятой комнаты никому было невдомёк. Девчонки же не собирались трепаться. Да и мало придёт кому в голову связать клопа Наташу, вечно мешающуюся у всех под ногами, и мощного взводного. Все воспринимали это как должностное, но не больше.
   Маринка ж поёрзав на жёсткой постели и погоняв веточкой комаров от себя и поняв, что не уснуть, отправилась к костру, там этих кровопийц меньше. Подсел курсант - юрист, разломив предложил шоколадку. Она взяла дольку. Поболтали, но не долго. Усевшийся на бревно начальник курса, отправил обоих спать. Маринка как всегда вступила в спор. Доказывая, что кормёжка комаров в учебный процесс не забита и она не обязана им за счёт каких-то там идиотов служить ужином для кровососов. Это как говорится дело сугубо личное и добровольное.
   - Иди в мою машину, устройся на заднем сидении и спи. Только не грузи мне голову, пожалуйста. Устал.- Не полез с ней на рога Богуш.
   - А вы?- сбавила тон и прыть она.
   - Мне подумать надо...
   - О чём?- совсем осмелела она.
   - Как гранаты будем кидать.
   - Подумаешь проблема. Выдернул кольцо, да кинул, главное в правильную сторону...
   - Вот этого-то я и боюсь... Иди, пока не передумал.
   - Ладно.
   - Да не ладно, а - есть.
   Из всей нашей пятёрки по уставу спала только Вика. Я же после беготни остаток ночи, ворочаясь и мешая спать соседям, провела в думах. На повестке стоял один вопрос: - Как скрутить рога Глебу. Тёмная сторона моей души должна была отпраздновать победу. Про гранаты, я напрочь забыла. И не мудрено, я страшно хотела на острова. Когда безумно хочется, но не по карману..., то голь на выдумку хитра. Пока умывались, завтракали и топали в тир на стрельбище, я со всех сторон обмусоливала этот вопрос. По пути пыталась втолковать свой план Вике, но ноги и язык мой от недосыпания заплетались. В принципе Вика кое - что поняла и согласилась предоставить в моё полное распоряжение на три дня дачу своих родителей, но предупредила - это не близко. При условии, что я её не взорву и не сожгу, конечно. Я клятвенно обещала. А что далеко, то для такого рогатого дела, как моё, совсем не плохо.
   Сегодня первые стрельбы. Будет здорово, если мы не пристрелив друг друга вернёмся все в лагерь живые и невредимые. Перед преподавателем грозного вида лежала винтовка с оптическим прицелом, два вида автоматов, пистолеты разных калибров. Арсенал. Мы по очереди подходили, отстреливались и переходили на другую сторону. Дошла очередь и до Кучер. Преподаватель не осмотрительно вложив в её руки оружие ждал стрельбы. В Наткиной руке так дёрнулся, заходя юзом автомат, что стоявший на чеку взводный, покрываясь холодным потом, метнувшись, еле успел выбить, направив его вверх. Обошлось. Зато все грохнулись на землю предусмотрительно отползя назад на безопасное расстояние и даже там лежали не поднимая голов до тех пока Тарасов с Наткой не отстреляется. -"Спокойствие, только спокойствие!"- невозмутимым тоном Карлсона напутствовал Натку и наблюдателей взводный. А она и не дрожала, совершенно не врубаясь, что только что не покосила всех. И спокойствие, если кому нужно, то это взводному с курсовым, ну и преподавателям не мешало бы накинуть. Потому как после Наткиной атаки, стрельбы на время прекратили, и офицеры отправились, успокаивая нервишки, - покурить. Мы посмеивались, мол, дёшево отделались. Натка оправдывалась:
   - Тяжёлая железяка, да ещё стреляющая, чуть не опрокинула меня...
   Да, с этим не поспоришь. Парни валялись, угорая, по траве, колотя руками землю. Натка, обиделась и, отойдя в сторонку, засопливилась. Чего такого сказала?! Вернувшийся Тарасов, показав ребятам кулак, увёл Натку о чём-то воркуя в лесочек. Мы вчетвером переглянулись. Похоже не кажется, похоже любовь. Но взводный такой не хилый мужик, а Натка совсем цыплёнок не хватающий звёзд с неба... Значит, бывает и так. Лишь бы не сглазить. Тьфу-тьфу! Хотя до конца уверенным быть ни в чём сейчас нельзя.
   Обед из горохового супа и рожков с тушёнкой, кабачковой икры ложка и компот. Кто б сказал, что кусок чёрного хлеба, намазанный кабачковой икрой и с лучком, такое объеденье. Наелись до отвала. Час валяния вверх пузом на лужке и подъём, сборы. Нас ждала обратная дорога в лагерь. Дай бог, вытерпеть опять это неприятное ощущение липкости после одуряющей, изнурительной жары и пыли. Приползём почти не живые. Одно желание помыться и отрубиться. Но чтоб помыться надо занять первыми душ. А как? Да, сложная ситуация. Вика, хлопнув ладонью себя по лбу, многозначительно посматривает на Наташку. Мы, не понимая, пожимаем плечами. Тогда она отмахнувшись от нас, спрашивает её в лоб:
   - Натусь, колись, для дела надо, во как,- чиркнула она себя обломанным ногтём по горлу.- У тебя с взводным вздохи на скамейки?
   - Вам кажется,- покраснела, как маков цвет Натка.
   - Но, не всем же четверым сразу. Нат, ты не тушуйся. Мы могила. Покупаться хочешь?
   - А это к чему?- вытаращила она глаза.
   - Попроси Тарасова отправить тебя с курсовым на машине, чтоб до нашего прихода занять и удержать душ, а?
   Наташа нерешительно пожала плечиком:
   - Попросить могу, а занять и удержать нет.
   Горящие азартом девчонки тут же принялись сомневаться и передумывать.
   - Да, ты права. Слабо. Мы явно не подумали. Что же делать?
   Ответ подсказала сама Наташа.
   - Я попрошу, а пусть Маринка поедет. У неё это лучше получится и с курсовым, она уже вчера каталась.
   Ох, как бурлила наша радость.
   - Точно. Давай. Мы им покажем у кого котелок варит лучше.
   - Но у мужиков, мозги всё равно легче,- смеётся Лена,- это доказанный факт.
   - И того половина там гнилья,- отрезаю я.
   Когда Тарасов наклонился, чтоб взять на своё плечо Наткин рюкзак, она горячо зашептала ему на ушко... Он, ухмыльнувшись, смерил нас оценивающим взглядом и, кивнув, прямиком отправился к Богушу. Мы сосредоточенно наблюдали. Как отреагирует на наши бредни тот. Нормально. Улыбается. Значит, душ наш. Пусть парни в летнем купаются им прохладная вода в пользу. Смотрим. Внимательно. Теперь главное, не пропустить знак. Ага, вот он. Взводный машет рукой. Мы хлопает Маринку по заднице, на спине просто горой рюкзак и под её ворчание:- "Женихов отобьёте". Подталкиваем вперёд. Уже веселее. Команда строится. Идём. Опять команда:- "Запевай!" И мы дерём и так сухое горло. Взводный то и дело подходит к Наташе, он готов и её себе на спину посадить. Но она, краснея, оглядывается на нас, и качает головой. Они просто цветут и пахнут. Всё-таки, прячь не прячься, а безнадёжно видно, когда мужчина и женщина одно целое. Ленка философски замечает, что у Натки любовь полезная для нашей пятой, как ни как, а у взводного блат теперь. Получается, Натка время в армейском строю зря не теряет. Загадка, что он нашёл в ней. Вот это самоё поразительное. "Значит, мужикам не так важны, как нам пытаются втюрить психологи, длина ног и овал лица и у каждой есть шанс влюбить в себя стоящего мужика".- Радуемся открытию мы. Наконец-то с горем пополам дошли. Нас держат ещё с полчаса на плацу центра, объявляют, что это была только разминка, а потом, получив удовольствие от наших вытянутых рож, распускают. Ребята несутся в душ. Мы не торопимся. "Вот вам!"- отвешивает им в след Вика полруки и мы, повесив на плечо полотенца, дефилируем мимо их открытых ртов в душ. Нам стучат в дверь и торопят:- "Давайте в темпе вальса". Мы погромче включаем воду. Не слышим!
   День теории, осваиваем пулемёты и миномёты. Офицеры отдыхают. День стреляем. Все стоят на ушах. Натка стреляет со взводным. Никто больше не рискует. Хотя в этот раз, лёжа и ничего не держа на весу, могла бы и сама. Но они оба в касании, общении и далеки от реальности. Завтра с утра опять разбираем по деталькам гранату, после обеда метаем её. Помоги нам бог, сами мы точно не справимся. В окопе строго находились: преподаватель, курсант и граната. Но с Наткой прыгнул и взводный. Преподаватель насупился, но под одобрительные кивки начальника курса промолчал. Вау! Опасная боевая единица прошла... Все расслабились и заулыбались, а напрасно. Маринка кольцо вырвала, а бросать раздумала или потеряла ориентировку. Преподаватель, мечась за ней по окопу, похоже тоже.- "Ложись!" Все рванули кто куда, а курсовой к Маринке. Зажав девчонку и прося, уговаривая, умоляя отдать ему кольцо... Маринка послушно кивая вывалила ему вместо чеки гранату прямиком в руку. Мы на вздохе обомлели. Майор человек интеллигентный. Вряд ли он пошлёт её сейчас куда подальше. Он и не послал.
   - Ё, п, р, с, т,- но опять прорычал своё любимое, успев всё-таки швырнуть гранату и прикрыть курсантку Браун собой.
   Преподаватель объявил перерыв и отполз курить. Чай не железный. Народ радостно гудел. Взята ещё одна высота. Мы с божьей помощью вырулили на твёрдую почву. Осталась сущая ерунда. Покрасоваться в противогазах и побегать в костюмах химзащиты. Мы наивные думали, что после гранаты и танка, это мелочь. После двух дней занятий, в наших мозгах всё исправилось и мы так больше не думали. Бегать резиновыми слониками по жаре - это не слабее гранаты. Но сдана и эта душегубка. Год завершён, мы второкурсницы. Теперь у нас будет по две лычки на рукаве. Дружно галдя и кидая вверх береты, мы обнялись. Ещё бы! Ни у кого, ничего не оторвало. К тому же все поедут домой. Каникулы. А как уж рады офицеры, на них просто больно смотреть. Как же мы их допекли, на них нет лиц, теперь появятся. Но мы не хотели. Честно! Как-то само собой получилось и чего в самом деле занимаемся мы самоедством, это же их работа, им деньги в конце-то концов за это платят. Пусть мучаются. А не жестоко так-то... В самый раз. Они мужики, пусть дрожат за нас, пылинки сдувают и носят на руках.
   11
   Вернувшись в конце июля в общежитие, бегом сдали вещи на хранение каптёру и старшине. Получили в "строевой" отпускные листы и помчали по домам. Так долго мечтали об этом. Так мечтали. Торопили время и вот каникулы. Ура!
   Но расслабляться некогда. Время в обрез. Топором над моей головушкой висит спор. По иронии и мой отдых тоже. Откинув всё, я сосредоточилась полностью на пари. Надо непременно выиграть. Ведь я кое-что придумала... Всё, конечно, хорошо, только в моём плане был один пробел. Как и чем доставить Глеба на дачу к Вике. Сам не поедет. Живого добровольно не затолкаешь в машину. Не убивать же в самом деле. Но как сделать из него бесчувственное тело. Пришлось обратиться за помощью к девчатам. Попросить помощи. Они выслушали меня внимательно. Я честно предупредила, что это может быть опасно. В обиде не буду, если они воспользуются правом отказа. Но наша пятая решила рискнуть. Подсказала Вика. Её родственница работает в аптеке.
   - Нашла проблему. Раздобудем приличного снотворного и дело в шляпе. Я завтра тебе позвоню. А довезти можно "скорой". У Лены старшая сестра после окончания мединститута, чтоб остаться иногородней в столице, пошла работать на станцию "скорой". Выручит, если хорошо попросим.
   Это была утешительная новость. Но перестраховываясь я всё же спросила:
   - А она выделываться не будет. Мол, запрещено и уголовный кодекс...
   - В принципе, сегодня можно всегда договориться даже с крокодилом...
   - В принципе так.
   - А орёл этот очухавшись не побежит в милицию с заявлением. Пари выиграешь, а загонят тебя после моря и солнца туда, куда Макар телят не гонял.
   Ох! Это был как раз опасный пунктик в моём плане. Но, надеясь на свою интуицию, я бодренько заявила:
   - Слабо. Пусть докажет. На пальцах и фантазиях никто не поверит... К тому же я могу сказать, что это он меня того... украл.
   - Что? Ловко! - Вика аж языком пощёлкала. Но остыв добавила:- С огнём играешь. Авантюрой попахивает.
   - Оно того стоит. Считаю, удовольствие не должно зависеть от обстоятельств - надо учиться любую ситуацию подстраивать по себе.
   - Вот на тебе и обкатаем эту теорию.
   На этом и порешили.
   Всё придумано так, как надо. Просто здорово. Немного пораскинули мозгами и уже что-то складывается. Самое время подключать брата. Я напомнила Сашке, о его обещании помочь. Иначе мне на орбиту Морозова не попасть. Он развёл руками: - С удовольствием! Куда от тебя денешься.
   С удовольствием или нет, мне до лампочки. Главное выиграть пари. А для этого надо оказаться рядом с объектом. В общество которого попасть можно только через братца.
   - Давай отметим что-нибудь в совместной компании. Иначе как я с ним окажусь рядом.- Шёлковым голосом прошу я.
   - Что предлагаешь?- настороженно встречает мою инициативу брат. Но всё же понимает, что я права.
   - Вы же как-то расслабляетесь. Вот и пригласи нас с Викой.- Опять пою я мёдом.
   - Я-то могу, но, честно говоря, шансов у тебя ноль, пупсик. - Хихикает он, наслаждаясь моим предполагаемым поражением.
   - Ты не торопишься, братец,- перешла на жёсткий тон я.- Ведь мы ещё не начинали.
   - Где начнёшь там и кончишь, это безнадёжное дело.
   - Посмотрим,- вскипела я.
   - Как не смотри.- Посмеивался Сашка.- А доступ к его телу закрыт для тебя.
   - Всё будет честно, без дураков. Три дня и... дальше он сам прибежит к тебе искать меня.
   Я опять блефовала. Но куда деваться, во мне всё кипело. Не реально, но я всё равно должна выиграть. Тем более, если мне в лоб намекают, что я рядом с тем индюком ноль.
   Сашка рассмеялся, а я, состроив ему рожу, приступила к согласованию, утрясанию и подготовке. Ничего я справлюсь. Мне это по плечу. Ведь у меня есть решимость и желание провернуть это. Обычно достаточно,- бодрилась я.- Ничего сложного. Главное не сомневаться и не трусить. А теперь за дело. Во-первых, на дачу нужно завести продукты. Мужики любители покидать чего-нибудь в рот. Во-вторых, договориться с сестрой Лены, обменявшись номерами мобильных. "Скорая" очень важный элемент плана. В - третьих, забрать у Вики надёжное снотворное. Надо чтоб ничего не сбилось и не подвело. И вот день настал. По всем признакам прекрасный. Погода отличная. Я настроена на успех. Это уже шаг к победе. С чего же такое бурление в животе и под сердцем ломота тоже. А ещё бегают мурашки по спине и ноет рука. Всё же всему виной мой никудышный характер... Скачу, шебушусь. А побеждает терпение и только терпение. Надо было не сорваться раньше времени и соблюдать все меры предосторожности. Долго продумывала гардероб, причёску, макияж. Надеясь ещё обойтись без экстренных мер. То есть закадрить естественным путём. Мало вероятно, шансы ничтожно малы, но как говорят: надежда умирает последней, особенно у блаженных и дураков. В общем, понятно, что я волновалась. С первых шагов встречи стало ясно, что мои усилия в этом плане были напрасны. Глеб скользнул по мне совершенно равнодушным взглядом, кое - как кивнул. В глазах никакого интереса. Полнейшее безразличие. Братец ликует. Я кисло улыбаюсь. Ладно, выводы пока делать рано. Все мои усилия подлезть с разговором повисли в воздухе. Это ему без интереса. Скука в глазах. Его взгляд трепыхаясь зависает на длинноногих и выкрученных красотках. Ещё немного и он уйдёт с одной из них. Просто наблюдать и ничего не делать становится опасным. Сашке весело. Он разводит руками и показывает мне рожки. Ты братец-кролик ещё мои рога не видел. Скакать от радости не выходило. Тоскливо повела глазами по залу. Народу всякого навалом. Наштукатуренных девиц модельного вида в минимуме одежды и максимуме штукатурки на рожах, хоть косой коси. Замученных жизнью и толстыми кошельками своих папаш сынков не меньше. Причём парни по- наглому лапают девиц всей пятернёй по мягким филейным местам, те не обращают внимания или хихикают. Грудинка вообще на пике популярности, её мнут, кусают... Фу! Какая вульгарщина. Хотя это для меня, а может быть им обоим хорошо. Хватит глазеть: думай Ира, думай. Не придумав ничего экстравагантного, решила, не отвлекаясь, действовать чётко по плану. То есть напоить снотворным и всё кино. Я пошла и попросила сделать коктейль по рецепту мамы. За стойкой перекривились, но наболтали. Таскалась с двумя фужерами. "А вдруг повезёт". Главное, чтоб не выхлебал кто-то другой. Так вышло, что моими стараниями, мы с ним оказались рядом. Не растерялась, ловко всучила. Правда, не обошлось без курьёза, шустрый братец чуть не выхватил. По ходу объяснила, что хочу угостить его замечательного шефа Глеба Юрьевича маминым напитком... О! Сашка одобрительно закивал. Мол, попробуй, то, что надо. Вика, понимая происходящее, утянула Сашку танцевать. Фокус удался. Глеба на глазах развозило. Точнее он засыпал. Я тут же подсуетилась, ловко предложив свои услуги. Он мало понимал кто с ним. Я помогла ему подняться. Обняла за талию. Водрузила его руку на свои плечи. После такой подготовки мы медленно двинулись к выходу. Окрылённая доволокла его до фойе. Усадив в укромный уголок, подальше от глаз, вызвала запланированную "скорую". Когда я договорившись повернулась к нему, парень спал непробудным сном. Бревно. Грузи куда хочешь. "Ай, да мы!" Всё оказалось проще, чем я думала. Теперь бы только сестра Лены не подвела. Но стоп! Расслабляться мне пока ещё рано. Я со спокойной душой попрощалась с Викой, она отвлечёт Сашку и останется на ночь у Марины, а мой братик отвезёт её туда. "Скорая" немного задержалась. Но ничего. Всё путём. Никто и глазом не успел моргнуть, как Глеба погрузили и засунули в машину. На хорошей скорости, да с сиреной прошли по городу и выскочили на трассу. В нужном месте свернули с дороги и пошли в глубь. Фары вырывали из темноты с обоих сторон дороги дачные посёлки. Наконец, я махнула рукой: тут. Бежала вперёд, открывая двери. Глеба принесли и свалили на кровать. Всё чудесно и привезли и занесли. Расплатившись и поблагодарив, я в нетерпении заперла за ними дверь и завизжала от радости, правда, больше про себя. Ура! Ура! Ура! Такой бил фейерверк... Выплеск эмоций сдержала с трудом. Страшно хотелось проораться. Нельзя. Надо подождать, а вдруг сглажу и сорвётся. Но что дальше? Перво-наперво переоделась, чтоб чувствовать себя комфортно и свободно без напряга. Дальше подступила к объекту. Бедный, жалко. Прицыкнула на себя: не теряй головы и всегда помни, для чего всё затеяла. Я вновь превратилась в охотницу. Вытащила мобильный, он ему три дня не нужен. Сняла туфли. Пусть ноги отдыхают. Потом брюки. Тоже лишняя вещь. Посидев - пиджак, рубашку. Эти вообще при отсутствия брюк, как бы и ни к чему. Пусть себе балдеет. Всё собрала, пристроила на вешалку и спрятала. Отлично! Мужик не хилый есть на что посмотреть. Поэтому и рисуется, карась. Знает, паразит, что бабы все гляделки просмотрели. Но чёрт с ним, мне без надобности его фасад и габариты. Дело сделано, теперь можно и отдохнуть. Когда ещё поспать, если не сейчас. Проснётся, голый не выскочит. Разве только в простыне, но не рискнёт. Статус банкира не позволит, да спросонья не так скоро ему разобраться. Одежду-то отсюда всю мы с Викой даже рабочую унесли и заперли на чердаке сарая, так что податься на улицу ему не в чем. Будет сидеть, как миленький куда ему деваться-то. Где находится, он не знает. Подумав, мобильный всё же вернула. Вдруг дела. Но до утра отключила. Пусть наслаждается сном, а потом общением. Вызвать подмогу не сможет. Слабо. Не знает, ориентиров. Скажут бред. Кто поймёт его лепет про красный забор напротив и зелёную крышу...
   И всё-таки я молодец. Ура! Номер выгорел! Меня распирает это рассказать и показать всем девчонкам. На это точно стоит посмотреть. Но понимаю, что нельзя собирать толпу и суетиться. Любуюсь одна. Но вот братику я могу звякнуть:
   - Саш, не ругайся это я.
   В трубке скрежет, это Сашкины зубы.
   - Ты обалдела, матушка на взводе, где ты недоделанная?
   Я со счастливой дрожью в голосе заявляю:
   - У меня всё тип-топ. Я у подруги ночую.
   А Сашка своё:
   - Позвонить слабо?
   Но меня сегодня его нотации не раздражают. Я почти пою:
   - Знаю, виновата. Занята была под самое горло. Пока.
   Удержалась, не сказала, а так хотелось. Я молодец, такое дело провернула. Всё получилось, как в аптеке и шло своим чередом. Стараясь не разлить кофе, я забралась в постель и, отхлёбывая маленькими глоточками, даже включила потихоньку телевизор. Ляпота! Пробуждение Глеба было тяжёлым. Голова трещала. Во рту сушь. Он мучительно пытался сообразить, где находится. Я согнула пальчики в знак приветствия, подтрунивая над ним сделав реверанс, изображая горничную, спросила:
   - Кофе, чай?
   Он обалдело посмотрел вокруг, потом на себя... Чёрт бы его побрал, если он помнит, как вчера попал сюда! А может мерещится или он не проснулся? Однако хорошо же он вчера погулял, если не может объяснить появление себя здесь. Он, прекратив борьбу со своей памятью, откинулся на подушку и утомлённо закрыл глаза. Но эта пигалица ему знакома и решительно не в его вкусе. Как такое могло случиться. Всё-таки любопытно... Тем более молчание явно затянулось. Язык с трудом повернулся во рту и пробубнил:
   - Как я сюда попал?
   Состроив рожицу, отрезала:
   - По щучьему велению, по моему хотению.
   Он растерянно пожал плечами, не зная, что на такую бестолковщину ответить. Чёрт! Девчонка вела себя нагло, так как будто он ей что-то обещал. Заглянул на себя под простыню. Раздет. Но, если не вспомнить, каким путём оказался здесь, то как добраться до раздевания. Растерянно простонал:
   - Ничего не помню...
   Я усмехнулась. Ещё бы!
   - Пить надо меньше,- насмешливо отрезала.- Коктейлей. А лучше закодироваться.
   По насмешливому изгибу губ пигалицы он понял, что она над ним потешается. А что если он с ней провёл ночь? Так и есть, чего же он тут делает. Хорошо бы вспомнить её имя... Собрав в голосе метал продолжил допрос:
   - Но как я здесь оказался?
   Улыбнулась. Похлопала в ладоши.
   - Попросила. Заверните, я его беру. И вот ты здесь.
   Он наморщил лоб: "Как это заверните?" Напрягая память вспомнил, как пришли в ночной клуб, но вот дальше - хоть убей, провал!
   - Бред какой-то. Я где?
   Хмыкнула:
   - В плену... Надеюсь, тебе здесь понравится.
   "Какая наглость!" Он с явной несимпатией покосился в сторону девушки. В этой пигалице было нечто, что его не на шутку раздражало. Упрямство не в счёт. Это другое. Он ничего о ней не знал, не помнил ничего и вдобавок ко всему, он не контролировал ситуацию. Все его вопросы ушли в молоко и её ответы тоже ничего ему не дали. Но диалог-то надо как-то налаживать, а кроме вопросов это невозможно сделать и он спрашивает:
   - Что ты со мной делала?
   Я посмотрела на насупившегося Глеба и улыбнулась. Вообще-то, я ничего с этим огурцом не делала, но учитывая мою цель пусть и дальше пребывает в сомнениях... Поэтому рисуясь произнесла:
   - Всё что считала нужным.
   - Как это?
   - Так это...
   - Чё ты несёшь, ты ж сестра Александра?- вспомнил наконец-то он. А вспомнив понял, что девочка не из тех, кто поутру просит оплатить их ночные услуги и, скорее всего, пустой трепотнёй пускает ему пыль в глаза.
   Козырнула:
   - Так точно!
   Среагировал быстро, значит, голова включается.
   - К пустой голове руку не прикладывают, чему вас там учат... Где я?
   Не выдержав вида его собранного в гармошку лба, фыркнула:
   - Повторяю для особо тупых. В плену у меня. Я Ира. Понятно?
   Наверное, от напряга в памяти завертелись смутные обрывки... Эта пигалица с коктейлем. А дальше пустота. Хотя логично продолжение раз он раздет и в постели... "Чёрт, чтоб я ещё напился!" Вспомнив на чём она закончила разговор, бодренько продолжил:
   - Вот даёт мелкота... А ну дай мобильный...
   Я поджала губы. Не успел оклематься и враз командовать. Что за народ! Чтоб не остаться в долгу и отплатить той же монетой, объявила:
   - Возьми, я отвернусь. Что мне там смотреть. К тому же, что мне надо было, я посмотрела. Это я тебя раздевала.
   Но он уже понял, что постели не было и совершенно осмелел. Правда это не прояснило его затруднительного положения. Не думая о том, что девчонка может жутко обидеться, он пошёл в атаку:
   - Ты, пигалица, кончай прикалываться, а ну бегом неси одежду.
   - Угу, уже бегу шнурки гладить.
   Ещё раз огляделся, а вдруг кажется, но одежда тю-тю. Можно, конечно, и так встать, с него не заржавеет, оно и глупо стеснятся своей наготы, когда она же его и раздевала, но кто его знает... лучше не надо. По крайней мере пока. Прикрываясь простынёй, он спустил ноги на пол, продолжив своё бурчание:
   - Это какая-то новая мода, мужиков воровать... Мозгов на бараний чих.
   Я презрительно фыркнула:
   - Господи! Кому ты нужен...
   Он, после минуты раздумий путаясь и чертыхаясь, обмотался простынёй. Сам себе не понятен. Неужели он испытывает стыд? Перед этой малявкой... Забавно!
   - Кто б мне объяснил, что происходит. Ни черта, не пойму. Где мои вещи?
   Её кулачки картинно легли бубликами на талию.
   - А ты поищи, если не врубаешься.
   Глеб, посмотрев по углам - пусто. Поминутно грозя мне мощным кулаком, принялся названивать моему братцу. Тот мигом откликнулся. Всё-таки шеф. Но понять тоже ничего не мог. А этот орал, требуя угомонить сумасшедшую сестру. И теряя терпение сунул мне мобильный. Сашка обалдел от такого известия и с жаром ринулся уговаривать меня не морочить голову. Я рассмеялась и бросила трубку Глебу на кровать. Тот, взбесившись, броском Тарзана вскочил и кинулся на меня. Собираясь, быть может, всыпать, как следует. Правда запутался чуток. Я отскочила. Он за мной. Мы закрутились в бешенном диком танце по комнате. На кровати заливался телефон. Вероятно, звонил опомнившись Сашка. Пусть понервничает умник. Выбившись из сил, парень сел.
   - Что ты хочешь, дура прибацаная?
   Мне хотелось выцарапать ему глаза. Хотя в принципе я была готова к потоку брани, но всё равно было неприятно. Пришлось приткнуть себя, чтоб не заводиться.
   - Вынуждена тебя разочаровать, но наши мнения по этому вопросу не совпадают.- Парировала я.
   Это его окончательно доконало. Его выпученные глаза кричали: Что за дурацкая ситуация!
   - Задолбала, засранка. Что ты хочешь?
   - Вот так бы сразу, как цивилизованные люди... А то бегаешь словно дикарь. У-у! Естественно не догнал. Не мудрено, голодный, откуда силы... Хотя критику собственной любимой персоны, я дозволяю только себе.- Тем не менее, заявляю я спокойно.- Ну хорошо, хочешь поговорить давай поговорим, только спокойно.
   Он помотал перед лицом ладонью:
   - Безумие на лицо. Да по тебе клиника плачет...
   Я сделала обиженное лицо и отвернула голову в знак протеста в бок. "Вот так!"
   - Я отказываюсь в таком тоне разговаривать. Давай бегай, пугай людей Тарзаном. Может кто-то милицию вызовет. В психушку упекут.
   Он устало прошипел:
   - Идиотка.
   Я улыбалась во весь рот. Похоже, выдыхается и устаёт.
   - Вот психованная!- отвернулся, показывая фунт презрения, он.
   "Дзинь-дзинь..." Разрывался звонком бедный телефон. Он схватил в бессилии трубку, заорав:
   - Да. Пока я. Ну, хоть жив, и на том спасибо. Где, где? а я знаю... Как очутился? спроси что полегче... Скорее всего, подсыпала мне что-то. Поди ж ты в тот мамин коктейль, которым ты меня и потчевал. Прости друг, но я её сейчас урою, достала.
   Не слушая моего братца, он снисходительно кивает. А зря. Я слышала как Сашка отчаянно кричал... вероятно, хотел предупредить босса, что это не будет так легко сделать, как ему хочется. Только тот уже ничего не слыша, с глазами налитыми яростью, точно разъярённый бык, ринулся на меня. Здоровая дубина под метр восемьдесят. Сажень в плечах... Промелькнуло сомнение: "Осилю ли?" Подсечка. Бросок. Нормально. Хорошо прошло. Поднялся на четвереньки. Поднатужившись встал. Трясёт головой, таращит глаза - не понял. Так и есть, опять пробует достать. Могу ещё, раз так хочется. Захват, бросок... Морщится, значит больно. Может со второго раза дойдёт. Сначала предупреждаю, потом спрашиваю:
   - Нечего было меня руками трогать. Будем валяться или говорить?
   Поднимается. Пытается заломить мне руки назад. Упрям. Глупенький... Я его ногами так ударила, что захват моментально ослаб и, получив ещё пару ударов в пах, ему пришлось отползать, цедя сквозь зубы:
   - Что ты хочешь, денег, меня?
   - На фиг ты мне сдался и деньги твои мне не нужны...- озлилась я.
   Парень, почёсывая затылок, с усердием помогал своему мыслительному процессу прийти к правильному ответу. Он думал, думал и ни чего не придумал...
   - Тогда для какого рожна весь этот цирк?- посерьёзнел он.
   Я застонала. Ругая про себя этого супермена: "Тупица, баран, козёл..."
   - Умоляю, посиди три дня. Тихо посиди. Я кормить тебя буду, развлекать по мере возможности. А потом получишь свои дорогие шмотки в целости и сохранности и поедешь на все четыре стороны.
   Глаза с яйцо.
   - Ничего не понял...
   Кто б сомневался. Беда с этими мужиками. Всё им на блюдечки поднеси.
   - А тебе и понимать ничего не надо. Отдыхай.
   - Ты что на конкурентов наших работаешь? Сорвать мне операцию хочешь?
   Я картинно закатила глаза. О чём он думает... и, помахивая пальчиком у виска, объявила:
   - Совсем тю-тю на Воркутю.
   Ну до Воркуты не дошло и он родил вопрос:
   - Тогда что? Давай колись,- заявил он.- Мне ужасно хочется знать план твоих боевых действий. Поведай из-за чего сыр-бор.
   "Сказать, не сказать?"
   - Но... Я с братом спорила. Если сумею заинтересовать тебя, то он мне даст денег на поездку.- Призналась я во всём, устроив, так сказать, явку с повинной.
   У него не притворно, а очень даже натурально скаканули вверх глаза.
   - Чушь какая-то. Почему я? С прицелом выбрала?
   Я развела руками, мол, ладно, так и быть, объясню:
   - Тю-тю... Выбирал он. На глаза первым попался. К тому же этот жмот, мой братец, был сто процентов уверен, что я не справлюсь. У тебя же обезьяний вкус. Но у настоящих женщин в чести не ноги, а голова. Подумала и вот... Заинтересовала.
   "Это называется так?! Ах, ты спорила..." Оказалось, то была последняя капля его выдержки.
   - Я оторву ему башку, а тебя смелю в порошок,- заорал как ненормальный он.
   Я скромно потупясь пропустила всё это мимо ушей и попробовала разумно говорить.
   - Послушай совета...
   Но не тут-то было.
   - Пошла вон.- Сорвался он.- Спорила она. Немыслимо! В не всякого сомнения ты козявка сошла с ума. Ты себя-то слышишь?
   Я нарочито мило улыбаюсь. "Слышу, слышу..."
   - У каждого свой случай. Главное - не упустить. Я выиграю месяц блаженства. И не надо меня есть глазами. Они стали у тебя похожи на блюдца.
   - З - з - зараза!
   - Прими душ, охолонь и будем завтракать. Я приготовила то, что ты любишь.- Взвизгнула я отскакивая.- Специально у братца интересовалась. Побаловать в честь извинения хотелось.
   Разбушевался, не угомонить.
   - Как дам сейчас между глаз, фонарь вскочит...
   Я резво отпрыгнула в сторону и с безопасного расстояния заявила ему:
   - Но не бесись так, я подготовилась по полной программе, во всём. Пожалей своё самолюбие, не расшибай лоб. Потерпи три дня.
   Гнетущая минута раздумий.
   - Где душ?
   - Следуй за мной, я покажу,- я решительно направилась к коридорчику.
   Мужскому полу никак нельзя верить. Ни в чём. Попытался надуть на ходу. Долго не проследовал. Решил, что сзади у него ловчее получится положить меня на лопатки. Сцепив кольцо рук вокруг меня, попробовал завалить. Смотрю через плечо. Старается подлец. Пришлось применить болевые приёмы. Не останавливаясь, ударом правой ноги в грудь отбрасываю глупца к стене комнаты. Плюх! Согнувшись в три погибели, Глеб корчился у стены, но в глазах любопытство. Видно сразу- соображает на всю катушку, у него это трудно получается, но похоже догнал происходящее.
   - М-м. Ты что борьбой занималась?- хрипит он, пытаясь разогнуться.
   - Не надо быть таким не терпеливым. Братец пытался тебя предупредить во избежание резких движений и травм... А ты недослушал, помчал. Ай, я, яй!
   - Урою мартышка!
   - А как же, запросто, но только тогда, когда штаны получишь...- Рассмеялась я. А зря. Сашин шеф взбесился. Не сдерживаясь заорал:
   - Сучка.
   Наверное, сработал рефлекс. Я не сдержалась.
   - А за это требуется наказать,- услышала я от себя шипение рассерженной кобры. "Боже мой, это ж я!" Размахнулась, чтоб двинуть, как следует, но он, отшатнувшись, перехватил руку. Тут же получив коленом в живот, задохнулся. Отполз, но ругаться не перестал.
   - Чучундра ненормальная.
   - Лучше ешь, отдыхай и помалкивай. А то без наследства останешься. Мне терять нечего.
   - Шпингалет, наловчилась, ну подожди...- он плюхнулся на стул и посмотрел вопросительно на меня: "Где еда?"
   - Ладно, подожду, не страдай так,- хихикала я, ставя под его нос тарелки и кофе.- Твои кривляния проблему бурчащего желудка не решат. Заткнись и ешь.
   Подозрительно поковырявшись и ещё для вредности покривлявшись, он с перекошенной гримасой пожевал. Но решив видно не заводиться, пробурчал:
   - Есть можно, сама готовила?
   - Нет, кошка соседская. И не "есть можно", а вкусно. Не привередничай и не забудь сказать спасибо.
   Воображала. Перекривился, словно откусил лимон.
   - Старалась. Понятно, путь к мужчине лежит через желудок.
   - Это к нормальному мужику, а тебе слабительного подходяще насыпать.
   Тут же по его ворчанию поняла, что в горячке наступила на вечно больную мужскую мозоль, поэтому сразу же и узнала о себе всё самое хорошее.
   - Чокнутая, чтоб понимала...- скрипел он, прожёвывая пищу.
   - Что делает с мужиками еда, они аналитическими мыслями грешить начинают,- не удержавшись ввернула я.
   - От твоей еды, не пробудить, а заклинить только может,- перекривился он.
   "Ах, ты дальше кусаешься?!" Чтоб не сорваться рыкнула:
   - Всё, хватит разговоров. Не вырвало, съел, вали в спальню, включи телик, а я помою здесь, за нами, посуду.
   Только так просто избавиться от его присутствия не удалось. Он топтался на месте. Я сердито развернулась: Что?
   - Кто-то обещал меня развлекать, ну вот, карты в руки, можешь и стриптизом, я не в обиде,- расплывшись в улыбки обнял он меня, смело воспользовавшись занятостью рук грязной посудой. "Надо же какой экземпляр, я эту малявочку и в серьёз-то никогда не принимал. Мельтешила пацанка - сеструха Санька под ногами и только то. А она выросла превратившись в грациозную газель и шипит змеёй".
   Похитить предмет спора оказалось проще, чем находиться рядом с ним. Глеб наглел и распоясывался на глазах. Я крутила тарелками не в силах бросить чужое добро или разбить о его башку. Обещала ж Вике- без ущерба. А Глеб прохвост осмелев, и на всю катушку пользуясь ситуацией, вцепился в мои губы наглым поцелуем. Этого уж я стерпеть не могла. Урвать у меня первый в моей жизни поцелуй, силой, жёстко - это прямо не в какие ворота.
   - Эй, полегче на поворотах! - возмущённо выдохнула я.
   Изловчившись и кинув тарелки в раковину, двинула ему в пах. Он, охнул и, согнувшись в три погибели, принялся ругаться и стонать, я отплёвываться от его поцелуя и мыть рот. Это его взбесило больше, чем боль.
   - Кукла тряпичная, попомнишь меня.
   - А как же, уже приступила к запоминанию. Ещё попробуй послюнавить меня, без языка останешься.
   "Ах, как тяжела наша женская доля! Какой напряг нервов и вагон терпения из-за какой-то путёвки".
   Опять звонил Сашка. Я равнодушно слушала, как он жаловался на полученные от шефа пендюли. Естественно, по - другому быть не должно, Глеб лаял Сашку почём зря и требовал от него решительных действий. Тот принялся учить меня грозя при этом. Ну уж этот номер не пройдёт. Только лекций разлюбезного братика мне и не хватало для полного счастья. "Пошёл вон",- отключилась я.
   Весь день я была довольна через края. Всё шло как по нотам. Но к вечеру в калитку вошла женщина из села разносящая дачникам молоко. Увидев в окно входившую в калитку тётку, я свела от предположений на переносице брови. Но выйдя на крыльцо, рассмотрела многочисленные банки в сумках. Глеб, сориентировавшись, выскочил следом. У меня запал язык. Но как выяснилось напрасно. Сельские- не городские. Его голый вид так смутил сельскую бабу, что она пропустила мимо ушей все его просьбы-стенания насчёт милиции. Я тоже не лыком шита, подсуетившись мило улыбаясь и ластясь к нему заверила, что этот чудик мой муж и мы со скуки дурачась прикалываемся так. А что с нас взять, медовый месяц не на Канарах, а в этой дыре, вот и играем. Чтоб совсем рассеять подозрения, я купила банку молока. Глеб поняв, что его выстрел угодил как раз в молоко, решил отыграться за проигрыш, хотя бы тем, что потрепать мне нервы. Смекнув, что я не посмею его нокаутировать при такой игре, он обнял меня сначала осторожно. Я дёрнулась, но заткнулась. Поняв, что безнаказанность гарантирована, он осмелев чмокнул в щёчку и не получив пинка, опять вцепился в губы. Молочница, косясь на чудную парочку, выруливая велосипед, убралась за калитку. Деньги получены, удовольствия через края... Я, держа на глазомере горизонт и обнаружив безопасность для своего благополучия, углядев подходящую для моей мести позу, саданула зазевавшегося "мужа" опять в пах.
   - За что?- прошипел, заохав он.
   - Ещё прикидывается осёл.
   - Зараза,- взвыл он,- ты что делаешь, яйца отобьёшь, кукла с глазами.
   - Мне без надобности. Яичница не моё любимое блюдо.
   - Как сказать,- процедил морщась он, заползая в дом.- Жизнь она круглая, не знаешь за какой бочок хватит.
   - С тобой ни за какой не хватит. На кой чёрт мне такой остолоп.
   - Что-что?
   - Что слышал. Ты не в моём вкусе. На изюминку не тянешь. Предсказуем как веник. Хватит дуться. Давай молока налью. Сельское, настоящее.
   - Я бы пива выпил с пенкой.
   - Побулькает и пенка на лицо, пей.
   Понимание и примирение на лицо. Порядок. Он выпил молоко и уставился на меня. Ясно, не к добру. Чего-то я рано обрадовалась. Смотрит пристально и не мигая. Понятно, что гоняет по голове мысли. Уже мычит. Похоже на этом мысль останавливается. Нашёл согласие с собой. Сейчас выдаст.
   - Ирка, а давай я тебе куплю путёвку и ты меня отпустишь. Сама подумай. Выгода на лицо. Чего сидеть в этой дыре. Ладно бы покувыркались три дня, а так ты дерёшься, мне скука и дел в банке по горло. А при моём предложении всем в удовольствие. Я тебе путёвку, ты мне свободу. Обоим хорошо. Оба в выигрыше. Саньку экономия. Соглашайся.
   Оппа, Америка, Европа, вот то да! Вот это выдал! Я призадумалась. Может и правда рискнуть... Заманчиво. А совесть? А осторожность?
   - Нет, что ж это получится - вымогательство. Я не такая. С братцем всё честно. Проспорил - плати. А ты предлагаешь шантаж, ещё и засадишь за решётку вместо островов то. Нет. Спасибо соколик, поищи дуру в другом месте. Мне спешить некуда, кровные свои заработаю.
   - М-м-м! Убью!
   - В какую-то тебя жуть бросает. То посулами осыпаешь, то палачом грозишь. У тебя со здоровьем всё в порядке?
   - Я тебя прям здесь и закопаю.
   - Ужинать садись.
   - Что там?
   - Нормально не отравишься.
   Наевшись, ушёл смотреть футбол. Через пять минут оттуда неслось: - "Мазила, куда бьёшь!" Им всё равно где, лишь бы смотреть ту дурилку. Я удовлетворённо хмыкнула и попыталась сосредоточиться на ночи. Надо постараться не заснуть. Может сделать попытку и сбежать. А что, запросто. У него с головой согласия нет. Выползет в полотенце на улицу, спросит, где находится и пиши пропало. Вызовет Сашку с охраной и тогда мне капец. Пораскинув мозгами, решила пододвинуть кресло к спальне, сесть в него и быть начеку. Выйдя в туалет, он обомлел:
   - Мать моя, ты в своём уме! Сторожить и на очке меня будешь?
   - А ты думал?!
   - Ты болезнями опасными в детстве не болела?
   - Болела, краснухой.
   - Оно и видно. Спи чума болотная, я никуда не денусь.
   - Ага, так я и поверила. Дуру нашёл.
   - Я тебя не искал, сама навязалась. Как тебя там разумный братик величает - пупсик... Ошибочка вышла - сковорода чугунная. Выйду, вылетит твой ближайший родственник в безработные.
   - Не смеши меня. Кто ты без него - ноль и даже без палочки. Сидишь тут спокойно, потому как Сашка там горбатится, а так бы ты и нагишом убёг.
   Такого Глеб вынести не мог, хлопнув дверью исчез в спальне. Я как-то расслабилась и задремала. Очнулась от горячего дыхания на лице. Банкир примерялся, как бы ловчее накинуть на меня одеяло. Удар ногой в грудь и ладонью по шее отбросил его к стене. Он вставал медленно, постанывая и поохивая. Отдышавшись, скрылся в своей берлоге. Туда же я бросила и одеяло.
   - Бандитка,- донеслось до моих ушей.
   - Лопух,- не осталась в долгу и я.
   - Ты ещё попомнишь меня, вобла сушёная.
   - Так и быть, если уж ты так настаиваешь..., я запомню твою серую личность.
   - Что?
   - Что, что? как ты любишь вопросы задавать. На это большого ума не надо.
   - Идиотка.
   - Может быть, но сидишь без штанов ты умник, а не я.
   - Зараза.
   - Ты повторяешься. Лучше спи и не квохчи.
   Но перед тем, как пойти туда куда я его послала, он решил потрепать мне нервы и заявил с усмешкой:
   - Я изменил своё мнение о тебе...
   Я, не собираясь слушать, тут же поломала его планы.
   - Ручаюсь, новое мнение ничуть не лучше первого, потому как того у тебя не было вообще. Это очень просто объясняется - меня для тебя просто не существовало...
   Больше у него не было желания блистать остроумием. Повернулся и молчком ушёл спать.
  
   Рано утром появилась опять молочница, только не с молоком, а с яичками и симпатичными огурчиками. Пока я торговалась Глеб проснулся и, вывалив на крыльцо, ввёл своим голым видом опять женщину в краску. Я её понимала. Выходило, что плавки самая любимая его одежда. У неё складывалось впечатление, что мы ту вообще не вылезаем из постели. Она отворачивала голову и хихикала. К тому же "муж" с ходу, отыгрываясь на мне, воспользовался ситуацией. Осыпая нежностями и воркуя лез целоваться и хватал за что попало, но тут же отпрыгнул, наученный опытом, как только женщина повернулась к нам спиной. В глазах его сияло удовольствие. Они просто вопили:- "Что съела?" Я демонстративно мыла после его поцелуев лицо и плевалась. Он ржал и лопал желтоглазую яичницу, ни в какое сравнение не идущую с магазинными харчами и похрустывая огурчиком, что-то там мычал себе под нос.
   - Не житуха, а балдёж. Не забудь постирать трусы, я в раковину кинул.
   - С чего это?- тут же вызверилась я. Заметив, что он сидит в полотенце.
   - С того, что я на полном твоём обслуживании. Сменного белья, по твоей милости, нет. Не могу же быть вонючим.
   - Ладно. В конце концов ты прав. Недосмотр налицо.
   Он удовлетворённо хмыкнул, радуясь, что хоть чем-то дожал.
   Постоянно звонили девчонки, интересуясь, давая советы и попутно меля какую-то ерунду. Советы давать легче всего, сама тем грешу. Но понимая, что это от чистого сердца терпеливо принимаю и выслушиваю. Глеб лыбится, я злюсь. Но потихоньку привыкаю. На второй день, выдохшись препираться, мирно смотрим телевизор, играем в нашедшиеся у хозяев нарды. Готовим вместе обед и даже пытаемся разговаривать. Вечером звонит брат и сообщает, что путёвка и деньги у меня в комнате дома. Я перезваниваю маме, перепроверяю, она подтверждает. Я прошу мамулю это всё забрать и спрятать. С трудом верится удаче. Получилось, получилось... Ночью банкир ещё раз делает попытку сбежать. У меня пока хватает сил пресечь это. Утром я приготовила завтрак. Достала и повесила его одежду на стул у кровати. Позвонила брату, обрадовала сообщив адрес, по которому он может забрать своего драгоценного шефа. Сама, естественно, спряталась от греха подальше. Зачем же добровольно лезть крокодилу в пасть. Было удивительно слышать их объяснения, восторги и разборки враз, когда они, выскочив из дома, как стадо койотов помчались к машине. Ну вот, отдых в кармане и возвращение блудного шефа состоялось. Все живы, убитых и раненных нет. Убедившись, что они убрались восвояси. Я вернулась в дом. Прибрала за собой и, спрятав ключи в указанном Викой месте, отправилась на остановку. До самолёта у меня было ещё море времени. Наскоро собрав вещи, чмокнув мамочку и прося передать большущую благодарность щедрому братцу, я отправилась в аэропорт. Проявляя нервозность оглядывалась до самого трапа, как бы не тормознули обиженные, но они видно ещё не опомнились или им было по своим причинам не до меня. Как бы там не было, но я проскочила. Несколько часов комфортного лёту и я в стране солнца и воды. Обалдеть. Было ради чего потеть.
   12
   Переделав все, скопившиеся за время плена, дела. Упиваясь свободой и посмеиваясь над приключением, Глеб постепенно вернулся в уныние и злость. Какая-то соплячка утёрла ему нос. Да как посмела... Не спущу! Он завёлся. Ещё бы, удар получил не только по самолюбию и сердцу, но и по яйцам. Наказать и не медленно. Вызвав Александра, он в упор спросил:
   - Куда ты её отправил?
   Саша попытался стереть нервозность шефа:
   - Глеб ты что сдурел, на какой зонтик она тебе. Укатила та малая зараза и скатертью дорога. Пусть себе пузо греет и бананы жрёт. Радости поди до соплей.
   Глеб с таким подходом не согласился. Это же не Александра, а его, лба, девчонка валяла и щипала самолюбие.
   - Это моё дело. Давай без комментарий. Ясно и коротко. Куда?
   Саша померил кабинет шагами и сказал шефу правду:
   - К тебе.
   - То есть?- вылупился он.
   - Пойми меня правильно. На этой линии всё схвачено. Требовалось всё обделать быстро. Я ж не думал, что тебя зашкалит. Она в твоём доме. Можешь убить меня..., но не запихивать же её в номер, девчонка молодая... мало ли что...
   Но Глеб вместо нагоняя разволновался.
   - Ага, ага... Нет-нет, ты молодец. Всё сделал правильно. Только мне малость надо потренироваться... Уроки общения так сказать взять...
   Саша уже даже бегать не мог, рухнул на кресло.
   - Глеб ты чего?
   - Ничего. Найди-ка мне тренера по дзюдо.
   - Чего ты баламутишься, плюнь на неё и разотри.
   - Сначала я её разотру, понял...а уж потом плюну, понял...
   Александр понял, не трудно, чего там... шефа понесло.
   - Глеб, остынь, она же пупсик. Это я виноват, не ожидал от неё такой прыти. На все сто был уверен, что не совладать ей с тобой.
   - Ага, пупсик... Этот пупсик кидал меня дубину, как прутик. О, вспомнил! Я её убить обещал и закопать. Вот!
   Саша почесал с шевелящимися волосиками затылок.
   - Надо же как она тебя зацепила, век бы не подумал. Я понимаю, в чём дело,- сказал он с думающим видом.- У меня есть серьёзные подозрения, что твоё самолюбие очень задело то, что она не уделила тебе достаточно уважения и внимания. Поэтому ты идёшь на глупости, лишь бы добраться до неё. Да и это ещё не всё...
   Теперь, прервав его, забегал мельтеша маятником Глеб.
   - Да на фиг она мне нужна... Дело в принципе.
   - Ну да, ну да... Ты бы лучше хорошенько подумал о том, что собираешься сделать.
   - Ты говоришь думать?! Представляешь, я эту дуру поцеловал, а она лицо моет и зубы чистит...
   - Кино.
   - Дьяволица, -сказал он с чувством.- Я её урою... Не лыбься, так и будет. Это просто не слыханно.
   - Держись от неё подальше, чтоб она увечье тебе не причинила, а то отдых сорвётся в сентябре. На лечение золотое время угробишь. Послушай совет. На кой ляд тебе те разборки. Шут с ней. Девок кругом пруд пруди. Пойдём сегодня и оторвёмся по полной программе.
   - Некогда. Давай тренера по дзюдо найди.
   - Боже упаси!- замахал руками Саша.- Сломаешь ещё чего-нибудь сдуру.
   - Не хочешь помочь лучшему другу... Тогда я сам.
   Александр решил больше не делать попыток доказать что-нибудь.
   - Ну хорошо. Я умываю руки.
   - Хватит нотаций, помогай,- поторопил выходя из себя Глеб.
   - Могу Иркиного попросить, - со вздохом сдался Александр.- Он все её слабые места знает. Научит всем премудростям и глазом не моргнёшь. Только запомни - это для тебя не безопасная причуда. У меня есть предчувствие, даже вера в то, что это хреново всё кончится.
   - В смысле?- насторожился Глеб.
   - В народе говорят: либо загсом, либо гробом,- с ухмылкой выдал Александр.
   Он поплевался и постучал по дереву.
   - Тьфу, тьфу...
   Не ведая всего этого, я нежилась под солнышком. Господи, как хорошо! Мне целый год из нашего курсантского дурдома, хотелось сбежать, исчезнуть. Не было куда. А сейчас, тут, я была на седьмом небе. В моей жизни никогда ещё не случалось ничего подобного. Чудный край. Вилла на берегу моря с бассейном на заднем дворе, в полном моём распоряжении. Билет на обратную дорогу у меня в кармане. На поклёв мне с избытком хватит, сколько той еды надо. Фрукты, рыба. Наберётся ещё и на то, чтоб посмотреть кое-что. Я жила как в сказке почти две недели. Вечером служка был особо внимательным и щедрым, с кухни доносились запахи. Почему и кому они готовят?- прошелестело в голове, но я откинула это. Какое мне дело. Меня угостили чудным вином и я провалилась в какой-то кисель...Странное состояние. Ничего не чувствовала. Ничего не помню... или помню кое- что... Стол, приятное вино... Придя утром в себя поняла, что лежу на кровати. Но ведь поднатужившись точно вспомнила последние минуты - за столом. Подняв тяжёлую голову от подушки, я встретилась с наглым взглядом ухмыляющегося Глеба. Он посиживал картинно развалясь в кресле, придвинутом к самому краю кровати. Ждал момента, чтоб насладиться моим поражением.
   - Привет! Какая встреча. Кто б подумал. Я так рад.
   Вот она суровая реальность. Кто б действительно подумал про такой конфуз. Все мои планы летели коту под хвост. Хорошо хоть две недели были райскими. Встречаться с ним больше, тем более здесь, не собиралась. Радовалась солнышку... и вдруг ситуация резко изменилась и теперь он сам задумал сыграть со мной в ту же, что и я с ним, игру. Проблема выросла из ничего: как же мне поступить дальше? Я провела по себе рукой и, обнаружив одни трусики, рванула поглубже под одеяло. Скотина. Хотя, чего обижаться то собственно. Тем же концом и по тому же месту. Только не паниковать. Я как-то упустила из вида утверждение народной мудрости, что рано или поздно за всё придётся платить. И возможно это будет та же монета. Чёрт бы побрал этих мудрецов, они испортили мне праздник. Теперь мне решать проблему. Не буду же я по подобию его ослицей... Кроме того, раз уж случай свёл, самое время лишить его самоуверенности и второй раз щёлкнуть по носу.
   - Поговорим!- нагло заявил он мне.
   О теме предполагаемой беседы я догадываюсь, и та мне никак не катит.
   Высунув кончик носа из укрытия, потребовала:
   - Отдай одежду, болван.
   Заранее знала, что провальный вариант, но надо что-то ж делать.
   - Долг платежом красен. Теперь ты моя пленница. Как там говорят: всё возвращается на круги своя...
   Сорвавшись, я засучила от злости кулаками по подушке. Всё так хорошо шло. Откуда эта горилла узнала, что я тут? Хотя, что тут думать-то братик разлюбезный сдал. Ох, на радостях о таком заводе не подумала. А завёлся мешок с деньгами не на шутку.
   - У меня создалось впечатление, что ты на меня за что-то сердишься,- с издёвкой заявил он на мой пыл.
   - Сержусь?- взвилась я.- Вообще-то это мягко сказано. Но уверяю, ты об этом пожалеешь...
   - Кусай теперь себе локотки коварная кошечка. И не надейся, что перегрызёшь верёвку и убежишь. Я тоже всё продумал и просчитал. Так что быть тебе отшлёпанной.
   "До чего же ты самоуверен! - вспыхнув, с досадой подумала я.- Ну мы ещё посмотрим чья возьмёт!" Мои глаза от злости и хищных намерений, превратились в щёлочки. Это мы ещё посмотрим. А насчёт локтей - не дождётся. Я взяла себя в руки и успокоилась. Пылом не возьмёшь, победить можно только умом.
   - Желаю успеха,- с улыбкой объявила я.
   - Спасибо,- раскланялся он.
   Я тут же потребовала:
   - Отдай мою сумочку с документами и деньгами.
   Для него это было не просто неожиданно, но и не понятно.
   - Зачем? Расплатиться хочешь?- тут же предположил он.
   - Дикарь, как я не догадалась чей это дом...
   Он тут же вставил свои пять копеек:
   - Вот-вот, надо было голову развивать, а не кулаки...
   Я грохнула по подушке тем самым кулаком, правда, получилось это не внушительно, но зато эффектно и решительно повторила свою просьбу:- Сумочку мне!
   Он продолжал рисоваться:
   - Голая ты прикована к этому месту. А я, так и быть, с тебя денег не возьму за содержание. Зачем же тебе сумочка в неглиже?
   - А вдруг украдёшь мой билет или деньги...
   Задело. Башку от глобальных проектов распирает, сразу видно мальчику не до мелочей. Он поднялся и быстро вышел из комнаты. Оставшись одна, я закрыла глаза и откинулась на подушку. Ох! Но одиночество было не долгим. Он заявился возбуждённый, принёс и кинул на кровать сумочку.
   - На, получи своё барахло.
   Уф! Уже легче. А там посмотрим, умник.
   - Я есть хочу,- с вызовом заявила я.
   Он наклонился ко мне нарочито какое-то время поизучал моё заспанное лицо. Я кривляясь попозировала. Он вкрадчиво улыбнулся:
   - Поднимайся и спускайся.
   Подумав, а было над чем, ведь чтоб уложить его на лопатки, я должна была встать с кровати и для этого у меня должен быть повод. Чем приглашение к столу не это самое. Вот поэтому я и не возражала, но выставила условие:
   - Отвернись, я замотаюсь в полотенце.
   - Господи, что я там не видел,- картинно изображая недовольство, вздохнул он.- Кто тебя раздевал-то.
   Я тут же взвилась.
   - Это не честно. Я тебя не трогала.
   Он как вампир тут же воспользовался моим промахом, чтоб рассказать мне об этом.
   - Я тоже,- выпятив губу, заявил он.- Кто виноват, что у тебя конструкция другая. На мне что было - плавки. На тебе тоже. Какие претензии...
   Действительно, какие уж тут претензии, слава богу, покочевряжился, но отвернулся. Давно бы так, а то разболтался!
   - Осёл!- я вскочила и, завернувшись в полотнище, рванулась к нему намереваясь поставить на место зарвавшегося порося. Но моя рука напоролась на защиту и я тут же потеряла инициативу ловко перехваченная и прижатая к мощной груди. Этого ещё не хватало!- ужаснулась я. Чёрт забери, а он время зря не терял. Чтоб ему горшок упал на башку.
   Воспользовавшись моей растерянностью, он даже надменно приосанился. Вот прохвост!
   - Я благодарен, ты меня, носом поводя, научила, что любой опыт нам даётся не просто так, а в назидание. Как тебе, ягодка?
   Я собралась с силами и плюнула ему в лицо. Это я могла, мой рот был свободен. Парень оторопел и, рванув меня к себе, прижал поцелуем. Я попыталась вывернуться и пнуть его по любимому месту, но оно оказалось защищено ногой. Полотенце от борьбы сползло и я, оказавшись перед рассвирепевшим банкиром почти голой, прикрываясь руками быстро ретировалась в кровать под одеяло, взвизгнув на прощание:- "Исчезни! Я больше не хочу тебя видеть!" Притопав следом и кинув на меня полотенце, он показал кулак. Я заползла под одеяло с носом и объявила молчанку, а заодно и голодовку. Он ретировался:- "Ладно,- смирился он.- В таком случае нам не о чем говорить". Не дождавшись меня к завтраку, опять больно-то не расстроился, придя, сказал:
   - Твоё дело, а было вкусно.
   В это время распелся его мобильный. Видимо звонил мой братец по делам, потому что он, глянув на меня, делано извинился, сославшись на срочные дела, сразу вышел. Нужны мне их секреты, как корове пятая нога.
   Не получив собеседницу и на обед, пришёл почёсывая за ухом с претензиями.
   - Ир, это не честно. Я у тебя не капризничал, ел без фокусов. Давай поднимайся.
   Я понимала - он оказался в затруднительном положении. На его замечание подумала: кто вам лекарь, если мужики за кормёжку себя продадут, то при чём здесь я. И не пошевелилась. Вредничала, хотя и отметила про себя, что обслуживает он меня, как любимую жену шейха. Я так не надрывалась. Он, повздыхав, принёс поднос, но я, зажав нос, чтоб не соблазнялся, не прикоснулась к еде.
   - Ладно,- заявил он, - вечером всё будет романтичнее с цветами и свечами.
   Я презрительно прищурилась:
   - Сомневаюсь, у меня совершенно нет аппетита и к тому же наверняка разболится голова.
   Он вышел, изо всех сил захлопнув за собой дверь. Мол, поживём, увидим. Вечером всё повторилось. Я стойко стояла на своём. "Свободу попугаям!" Глеб ещё петушился, но уже начал паниковать.
   - Ничего, за три дня с голоду ещё никто не умирал. Стройнее будешь. Но своё отсидишь. Будешь знать, почём фунт лиха!
   Он медленно опустился в кресло и задумчиво уставился на меня. Я понимала его эту задумчивость. У него наверняка ко мне масса вопросов. Только мне до его головной боли решительно нет дела. Мне его это присутствие ох как не нравилось. Не развернёшься с фантазиями. Но я изображала милую улыбку, он тоже. В общем, рисовались друг перед другом. Неужели ему нечем заняться, как только мстить мне? Я не выдержала и сорвалась:
   - Чего расселся, убирайся. Я ненавижу тебя! Одно твоё присутствие рядом меня бесит!
   Глеб поднялся. Вздыхая, потоптался. Сказал тихо:
   - Не шуми, обойдёмся без драматизма. Вон как покраснела, много вредничать вредно. Кстати, я твоим пленником избегал бурных признаний в ненависти...
   Мне хотелось напомнить ему, чего он тогда не избегал, но я сдержалась, достаточно, чтоб убрался и не мешал думать. Опять же, повторять про себя такую гадость, не большое удовольствие.
   Можно, конечно, было и поваляться здесь этих три дня, но строптивость требовала побега. Ночью я не рыпалась. Но просто так время не теряла. Думала и придумала. Вернее вспомнила. Чего там придумывать-то, с нашим кинематографом можно и не стараться. Всё уже сочинили, только пользуйся. Оказалось чего проще вспомнить побег в "Кавказской пленнице". Ну что курсант Ира, вперёд в приключение. Главное, чтоб моё воображение слишком не разрезвилось. Утром приняла душ, но завтракать не стала. Вернулась в спальню, сняла штору. Пока никто не видит, покромсала ножницами для ногтей, как мне хотелось. Завернула где мне надо. Два конца завязала на плече. По бокам глубоко заложила. Сделала широкий пояс. Чем не наряд... Загляденье. Сумочку повесила на шею. Получилось, что я не только оделась, причесалась, но и успела подкраситься. Осталось влезть в туфли, что я и проделала. Ещё раз бросив на себя взгляд в зеркало, выглянула за дверь. Никого. Пока везёт. Рысью пробежала на балкон. У входа машина, ключи на месте. Собрался куда-то катить голубчик. Да мне сам бог помогает не иначе. Сняла и кинула вниз туфли, потом сиганула сама. Второй этаж. Немного зашибла колено. Но в целом нормалёк. Посигналила у ворот, не открывают. Меня почему-то пробрал озноб. Неужели я в ловушке из которой нет выхода... Только не паниковать! К машине бегут. Ни за что не уступлю! Я быстро встряхнулась. Так спокойно! Их проблемы. Сдала назад рассеяв набежавший народ и разогнавшись долбанула по воротам. Не металл, а скорлупа, не то что наши, те танком так можно искрошить. Оглянулась. У покорёженных ворот стоял Глеб и смотрел мне в след. Охрана разводила руками. Отлично! Будет знать с кем связывается. Нет, я не сторонница разбоя, так просто вышло. Поспрашивая я нашла недорогую гостиницу. Заскочив на базарчик купила дешёвенький купальник, смену белья и шорты с майкой. Должна же я как-то жить. Переодевшись отогнала машину к восстанавливаемым воротам и погудела. Появился охранник, и я рванула наутёк. Ремонт машины влетит ему в копеечку. Так и надо ослу! По большому счёту, мне не было никакого дела до его убытков. Сам виноват. Подумаешь, принц!
   13
   Глеб бесился. Даже не так - завёлся ещё на один оборот. Выбранный путь мести завёл в тупик. Эта змеюка не отсидела положенный срок, а выскользнула, причинив ему убытки.
   Сашка подпрыгнул в служебном кресле от накала его звонка.
   - Ты братец, сукин сын, почему не предупредил, что эта коза умеет сигать со второго этажа и водить машину?
   Саша поймал свои глаза на лбу. Ему только этого не хватало.
   - Понятие не имел... Она что, все это делает? Что у вас там произошло?
   Уж произошло так произошло, но Глеб выразил это одним словом:
   - Сбежала.
   Учитывая прелюдию, Александр разволновался:
   - С ней всё нормально?
   - С ней да, а у меня разбитые машина и ворота. Не дрожи ты за неё, я проследил. Поселилась в гостинице. Лежит, греет пузо на песочке, как ты и хотел.
   - Точно?
   - Точнее не бывает, я к ней своего человека пристроил.
   - Кого это? Зачем?- не мог опомнится Саша.
   - Веруньку, помнишь, с нами на курсе кончала, только в гражданской группе. Ты ж её и привёл в банк, она работу искала. Вспомнил, вот и отлично. А пупсика твоего я в бараний рог согну. Дай срок, вот посмотришь!
   - Где ты её там надыбал?- пропустил он мимо ушей угрозы насчёт сестры.
   - Кого?
   - Веруньку?
   - Вызвал. Барышня в моей фирме уже год работает. Забыл что ли?
   - У меня время нет всю ерунду помнить. Она тебе нужна та морока. Плюнь...
   - Уже слышал. Пока на горло её песни не наступлю...
   Сашка не верил своим ушам.
   - Тю, сдурел.
   - Саш, сосредоточься и вспомни, чего она не может или боится?
   - Пупсик-то...
   - Я что ещё о ком-то веду речь.
   - Боится? Ужей боится.
   - Это мне без надобности. Не могли в какое-нибудь мирное и полезное русло её усердие направить. Кто придумал из неё бойца делать?- недовольно ворчал он организовав поиск виноватых в своих бедах.- Эй, Саш, а чего не может. Пошевели мозгами...
   Саша, стараясь реабилитироваться перед шефом, напрягал память.
   - Не может? О, вспомнил... плавать не может.
   Глеб расплылся в удовольствии.
   - Не вероятно... А чего же она в море лезет? Вон же как старалась, а?
   - Азарт. Бултыхается у берега в волнах и ползёт на песочек. Удовольствие.
   - Отлично,- хмыкнул он.- Она захлебнётся тем удовольствием.
   Глеб не мог нарадоваться, в результате небольших усилий он нашёл всё-таки её уязвимое место - вода. В это трудно поверить, но это факт. В отношениях с женщинами, он привык вести и контролировать ситуацию сам. Только вот это был явно не тот случай... Эта бестия почему-то каждый раз ухитряется довести его до бешенства. Она так выводит его из себя, что он забывает о тщательно продуманной тактике поведения и совершает ошибку за ошибкой. Но ничего он ей прищемит хвост. Она у него покрутится.
   - Послушай Глеб, ты смотри не утопи её там. А то похоже у тебя шарики за ролики зашли,- пробился к нему голос Александра.
   - Там видно будет.
   - Эй, эй! носорог...
   Глеб, обещав перезвонить, спешно положил трубку. Не до звонков.
   Самое поразительное в моей истории с Глебом заключалось в том, что я, задыхаясь от злости и ярости, с каждым часом отчётливее сознавала - не смогу жить без этого ужасного, самовлюблённого эгоиста. Не смогу, потому что сердце моё разбито, а люблю его так же сильно, как и злюсь. К этому следует приплюсовать ещё и насущные проблемы свалившиеся на меня после бегства. Я ломала голову, как прожить. Без мани-мани, без вещей - это не просто. У меня совсем, после не запланированных трат, не было денег. В день один раз поесть могла позволить себе и всё. И то сок да банан. Дотянуть бы до отъезда. Но к банкиру на поклон не пойду. Не дождётся. Правда, если уж совсем тяжко будет, то попрошу взаймы у Веруньки. Надо ж совпадение, как в кино встретиться здесь, за тридевять земель от дома. Не вероятно, но факт - судьба. На пляже она легла рядом, мы разболтались, оказалось барышня тоже кончала наш институт. Пристроилась неплохо после окончания. Выгорело несколько свободных дней, вот и прилетела отдохнуть. Себя любимую потешить. Надо же, неплохая видно работа, если она может себе такой отдых позволить. Мне бы так повезло при окончании. Сегодня она пригласила меня с собой в компанию, на вечеринку к кому-то. Всё будет происходить на катере или яхте. Какая разница. И так и эдак здорово наверное! Но я отказалась, сказав честно, что нечего одеть. Верунька пожертвовала мне своё платье, и я сдалась. Почему бы и нет. На дурняка наемся хоть. К тому же обещали покатать. Пройдясь по пирсу, мы пришли на стоянку катера. Всюду виднелись палки мачт. Каких только яхт и катеров тут не было. Правда, я ни черта в них не разбираюсь. Присутствовали даже катамараны и моторные лодки. Это я осилить смогла. Верунька кивнула, мол, это. Я растерялась: впечатляющее судёнышко. Богатенький видно Буратино. Верунька подпирает сзади. Поднялись на борт. Обалденно. Прошлись по палубе. Я точно была потрясена. С дом не меньше. Здесь жить запросто можно! Верунька предложила осмотреть. Я кивнула. Можно. Говорить не могла. Перехватило горло. Площадь такая как большая квартира. Здесь была кухня с холодильником и плитой. По стенам висело куча шкафчиков для посуды. В каюте стол, телевизор, видео и музыкальный центр. В носовой части -спальня. Мы всё это обошли. Правда, гостей пока не было, оказалось мы первые. Я осталась внизу, в просторном салоне листать журналы и слушать музыку, а Верунчик вышла покурить. Жуть, когда от баб пахнет табаком. Вдруг мне показалось, что мы плывём. Я к окну. Катер в темпе отходит от причала, а подруга осталась на берегу. Причал с поразительной быстротой превращался в тонкую полоску. Я остолбенела. Нехорошие предчувствия зашевелились внутри меня. Голову раздирали мысли: "Забыли? Влипла? А что, если она меня продала..." Дверь бесшумно открылась, но я заметила. В проёме стоял человек. Я рванула наверх и на лестнице влетела в Глеба. Он как раз захлопнул люк наверх. Застыв, глядел не мигая на меня. Я тоже смотрела на него, но глазами узника замка Иф в плюсе с Зайцем из "Ну, погоди!". Похоже, нашла коса на камень. Ещё одна встреча с ним, да ещё после ворот и машины, отнюдь не входила в мои планы. Но каков наглец! А носорог?! Я с ужасом уставилась в насмешливые глаза парня. Он открыл рот первым:
   - Привет! Давно не виделись, бандитка.
   "О! Только не это! Хотя может, я привередничаю и это лучше турецкого рабства".
   - Какого чёрта?!- процедила сквозь зубы я.
   - Выходит, не нравлюсь, а я так рассчитывал на горячую встречу,- измывался он.- Видишь ли, кажется, мне пришла в голову удачная мысль...
   "Самая твоя удачная мысль - это подойти тебе к перилам и свалиться за борт", но я улыбаюсь и, надеясь на то, сама не зная что, потребовала:
   - Пусти.
   Этого ему было достаточно, чтоб немедленно посадить меня на якорь. Помахивая в сторону иллюминатора, он цинично заявил:
   - Куда? Поплавать хочешь?
   Вот чего не хотела я так это плавать. Было понятно, что Глеб пытается блеснуть остроумием и больнее уколоть. Он непременно осведомлён о моём бульбульном купании и топорном стиле заплыва. Противно, что воспользовался этим, но тут он не в одном экземпляре, через одного такие орлы. Джентльмены. Вздохнув, мол, беда не приходит одна и, пытаясь смутить не смущающегося товарища, уставилась на него:
   - Что тебе от меня надо?- ещё хорохорясь, но при возможности оказаться в воде сникая, выступала я. "Теперь я ему задаю глупые вопросы. Вот уж не думала, что он проявит такое упорство. Совершенно не готова к этому. Этот осёл оказался настойчивым. Может, поддать ему головой в известное место, как раз уровень позволяет, глядишь, боль охладит его пыл".
   - Что-то я без тебя скучать стал. Самое время пообщаться. За что ты меня так не любишь? Тебе не кажется, что нам нужно обсудить нечто важное.
   Вопросы бомбили мою несчастную голову. Я ничего не понимала. Никаких важных дел у меня с этим ослом не было. Или он подготовил счёт за ремон. Едва сдерживая довольную улыбку, он оттеснял меня вниз и монотонно ныл:
   - Да в чём проблема-то посидим, отдохнём... Проведём замечательный вечер, расслабимся...- А глаза кричали: "Что за упрямая девчонка!"
   Чем я прогневила своего ангела-хранителя, что он взял и, кинув меня с этим чудовищем, улетел. Я раздражённо топнула ногой. "Чёрт, так влипнуть!"- шаг за шагом уступала я его напору.- Попасться на удочку такого тупицы, это уж ни в какие ворота. Обсудить ему невтерпёж что-то важное... Это наверняка разбитая машина и компенсация причинённого ущерба. Пусть докажет сначала!
   - Я страшно рад тебя видеть. Нет, правда,- тянул он.
   "Издевается" Я пожала плечами, слегка надувшись. Выходит, Глеб устроил себе продолжение праздника. Получается так, что мои приключения ещё не закончились. Я не знала, как мне реагировать: радоваться или плакать. Нет, плавать я не собиралась, не умею. И он на сто процентов знал об этом. За что, про что и заманил сюда. А сейчас во всё старание нажимал на это больное место. Мог бы и не стараться больше, хуже мне уже не будет. Одно утешает, не продали, это факт. Уже хорошо. Но попасться опять в руки Глеба, да ещё после того, что я натворила с его воротами и транспортным средством... Он давил на меня грудью. Можно, конечно, попробовать кинуть его через себя, очень удобная позиция, но есть шанс сломать ему хребет, а надо ли... К воротам прибавлять ещё и это. Да и в ловушке я, по волнам до берега всё равно не добегу. К тому же риск малый. А если он будет опять обзываться или не прилично себя вести, я отобью ему яйца и ни разу не пожалею об этом. Решение принято. Я молчком сползла опять вниз. Как могла забыть, что Верунчик училась с моим братом... Нервничая, делаю ошибки. Мировой в такой обстановке не получится, всё будет не так! Надо побыстрее устранить перекос. Я вздыхаю и говорю:
   - Ладно, твоя взяла, можешь праздновать победу! Но ответь на один маленький вопросик - что ты хочешь?
   Как они любят, когда перед ними капитулируешь. Боже мой, какая скука!
   Глеб посветлел, засуетился. "Присаживайся",- любезно предложил он, слишком внимательно проследив за тем, как я устроилась на диване. Одёрнула подол короткого платья. Закинула ногу на ногу. Рисуюсь. Он шлёпнулся на другой конец, потом подсел ближе. Смех один. Ободряюще пробасил:
   - Ничего, посидим, выпьем холодное шампанское, отдохнём, в общем...
   Это было сказано самым обычным тоном. Только... только я наученная им же не верила ни единому его слову, поэтому продолжила ироничную игру:
   - Ты вообще-то подумал, что на меня папа с мамой рассердятся, могут и наказать,- рисовалась я.
   Он поняв это тут же насупился и полез с упрёками:
   - Что-то я на той злополучной даче страха того в тебе ни под каким соусом не заметил. Ир, умоляю, давай без фокусов, а? Вокруг вода, а ты плавать не умеешь... Обменялись любезностями оно и хватит. Предлагаю перемирие.
   - Ну, давай,- не возражаю я, устав куролесить и сдерживая восторг: "Ага! Всё-таки дрожишь! Как пить дать боишься, что утону".
   Хотела же на дурняка пожевать, вот и наешься сейчас по самое горло.
   Он подал знак кому-то наверх и нам тут же расторопный улыбчивый малый в белой фирменной курточке накрыл стол. Мне казалось, что это он опять выпендривается. Выставляет свои снобистские замашки на показ. Я была человеком простым и этой дури терпеть не могла.
   - Рекомендую,- рисовался Глеб.
   - Что это?- с подозрением воззрилась я на кусочки в экзотических листьях и овощах.
   - Попробуй, тебе понравится,- с надеждой предложил он.- Ты же любишь рыбу.
   Я любила рыбу. И от обиды и злости принялась есть. Надо же на что-то убивать время. К тому же умереть как хотела есть. В любом случае наслаждение перевесит вред. Если конечно откинуть то, что я влипла, всё просто шоколад. Хотела поесть... Ем. Мечтала покататься... Плывём. Шампанское, правда, пить не стала, сделав пару крошечных глотков, отставила бокал. Кто его знает этого Глеба. Напоит и будет выкаблучиваться. В общем, была настроена агрессивно. И ощущала себя от всей этой бестолковщины весьма неуютно. Но в данной ситуации я ничего не могла поделать. Бороться, но вокруг вода и мы не на берегу, а на катере. Сидеть молчком бестолково. Придётся говорить. Но о чём? А не всё ли равно.
   - Куда мы плывём?
   - На маленький райский остров,- обрадовался концу молчанки Сашин шеф.- Не волнуйся, всё будет в полном порядке.
   Я поглотила не жёванным кусочек рыбы. Вот осёл! Если в его намерение входило меня успокоить, то он добился совершенно обратного эффекта. Я почувствовала опасность. Нет, я не боялась, просто вода отбирала у меня возможность борьбы и манёвра. Я спросила первое, что пришло на ум:
   - Зачем?
   - Ир, ты только не кипишись... Там дикая природа..., водопад, хижина на двоих, райский уголок,- голос его слегка охрип. Было здорово заметно, что он волновался.
   Первое что пришло в голову: "Остров?! Понятно! Там нет ворот и машин. Бить нечего". После того, как моё лёгкое обалдение закончилось, я вспомнила, что у меня есть голос и завопила:
   - С ума сошёл. А ну поворачивай назад...
   Нет, ну с какой стати он был уверен, что я последую за ним? Что за самонадеянный нарцисс!
   Парень перекосился. На лице застыло: "С чего ты снова начинаешь меня заводить?" Глеб не собирался сдаваться и даже сделал попытку поймать мою руку. Надо же! А я-то думала, что после всех моих выбрыков должна была, как минимум его раздражать. Чего интересно он так завёлся? Или всё-таки я смогла его заинтриговать и ему не хочется расставаться?
   - Подожди... Слово даю, не понравится, вернёмся. Надо поговорить, а сделать это с тобой, считающей себя всегда правой, можно только на острове, окружённом водой. Должны же мы покончить с враждой и недоразумениями и положить начало новым отношениям.
   - Поворачивай сказала! Имей в виду, никаких отношений у нас с тобой не будет. Никогда.
   Ответил спокойно и трезво:
   - Ладно. Пусть будет так, как ты хочешь. Не будем начинать.- Он провёл рукой по лицу и пожаловался:- Чёрт, что-то слипаются глаза. У меня какое-то странное ощущение... Ты ничего не подсыпала в вино?
   - Вот это мило!- насмешливо начала было я, но быстро сползла на удивление:- Я, с чего и когда? А ты?
   - Нет... Странно... Что-то мне плохо, очень плохо.
   В это раз Глеб поверил, что я говорю правду. Я, глядя на него, сама почувствовала нелады. Но не может же он притворяться, не зачем.
   - Действительно странно... Послушай Глеб, а это твои люди или...
   - Нанял. Это мой личный катер, пользуюсь редко. Смысла нет иметь постоянный состав. Дьявольщина мне абсолютно не хорошо. Всё плывёт. Закладывает уши. Дышать... нечем!
   Я вскочила и забегала по каюте. Глеб не притворялся. Чёрт, кажется, мы влипли оба! Вот так-так! В голове всё прыгало, но хоть и с трудом, а вырисовывалась картина.
   - Сколько их тут?
   - Двое.- Он хватал ртом воздух, пытаясь отдышаться.- Ты считаешь кто-то поменял наш расклад?- он вздохнул и выдавил что-то подобия улыбки. Послушай, детка, не будь смешной...
   Не обращая внимания на его лепет, я подошла к столу. Взяв бутылку, отлила половину на ковёр. Высохнет. Пусть думают, что пили много. Подняла, отволокла его в угол, засунула пальцы в рот и подержала ведёрко от шампанского. Его вырвало. Раз, другой... Уже хорошо!
   - Ложись на диван,- прошипела я ему в ухо.
   - Зачем?
   - Пусть считает, что ты спишь. А я на руках на столе.
   - Я боюсь, меня действительно сморит.
   Я, шипя в его вялое ухо, принялась возмущаться:
   - Борись, ты должен вынырнуть из этого опасного омута. Ты мужик или мокрая курица? Думай о морозе, холодном ветре, представь себя в воде... Ну, старайся давай. Надо изобразить спящих.
   - Ты думаешь...
   Шепчась мы вмиг забыли наши разногласия.
   - Сейчас проверим, плохие это мальчики или так себе.
   Слух еле уловил, как шустрый малый сбежал вниз. Мы упали каждый на своё место. Удовлетворённо хрюкнув, мужик подошёл к столу, покрутив бутылку, выкинул её, открыв иллюминатор, в море. Двинулся к дивану на котором лежал Глеб, я нарочно скинула, как бы во сне тарелку. Он напрягся, остановился не дойдя до цели и повернул ко мне. Приподняв за волосы мою голову довольный засмеялся и... Я вырубила его ударом в живот. Он даже и пикнуть не успел. Хлопнулся мешком. Стукнув для уверенности мужика по шее, прошлась пальцами по телу. Из-за пояса брюк выудила револьвер. Заткнула рот хорошим кляпом. Распахав ножом льняные полотенца, связала объект по ногам и рукам. Пнула ещё пару раз в пах, чтоб не дёргался. Он моментом свернулся крючком, на губах его выступила пена. Чтоб уж наверняка, двинула ещё раз для профилактики. Глаза его закатились сверкнув белками и голова бессильно поникла.
   Так-то лучше! Таким он мне больше нравится. Убедившись, что тип безопасен, подошла растормошила всё-таки уснувшего Глеба.
   - Вставай, соберись, сейчас выйдем наверх, будет легче.
   Парень сидел отдуваясь, обмахивая себя полотенцем. Я расстегнула ему рубашку и помассировала виски. Он застыл изваянием разглядев оружие в моей руке. Пришлось отвести руку за спину чтоб не шокировать со сна.
   - Как дела?
   - Ты знаешь, цыпка, хреново. Какого чёрта им от нас надо?
   - Сейчас спросим.
   Передав пришедшему в себя Глебу ствол, я встряхнула тщедушного малого и ткнула его на стул. Тип, оказавшийся на голову меня выше, и медленно приходящий в себя, хрипел. Его мутные глаза пытались разглядеть меня. Надавив на его грудь коленом и вынув из его рта кляп, проверяя способность отвечать, рявкнула:
   - Говори, урод. Причём чётко и по существу.
   Я говорила по-английски. Потом тоже самое повторила по-французски. Он, держась за пах, попробовал изобразить улыбку и осмелев поднять крик. Я, не раздумывая, саданула кулаком ему в лицо. Неприятный хруст резанул уши. Кажется, сломала нос. Поделом. Правда, кулаку тоже досталось. Больше он попыток к сопротивлению не принимает. Вот и славно. По мне так лучше пугать, нежели бить. Наклоняюсь над ним. Мужик вздрагивает и открывает глаза. Смотрит из-за заплывших век.
   - Говори, убью.- Замахнулась опять я.
   Он замычал. Чуть не рыдает. Облизывает кровь, показывая жёлтые зубы.
   - Повторить вопрос?- луплю его по ушам.
   - Что?- просипел он по-английски.
   - Слушай во все уши гад. По буквам: Что от нас надо?
   - Сука, что ты делаешь?- завизжал он отпрянув и захлёбываясь кровью на чисто русском языке.
   Вот это номер. Раз наш можно не церемониться. Я изогнулась и долбанула ему в челюсть ногой, он закашлялся и углох. По обмякшим щекам его покатились слёзы.
   - Будешь говорить, гадёныш, или умрёшь, как Мальчиш Плохиш? Что вам от нас нужно?
   Всё что я делала с этим несчастным было отвратительно, но с другой стороны их действия по отношению к нам носили ещё более мерзкий привкус. Наверное, невозможно остаться чистым коснувшись грязи. Да мне в этот момент было не до щепетильности. Чувство опасности завело и дало силы на борьбу.
   - Мне заплатили... чтоб я напоил снотворным и проследил за вами.
   - Всё?
   Он молчал. Я пнула его в щиколотку. Естественно, охнул.
   - Не заставляй меня прибегать к насилию. Ясно?
   - Белеберда какая-то,- вылил на себя минеральную воду Глеб, пробуя очухаться.
   - Всё,- заскулил малый, в его глазах стояли слёзы.- Что со мной будет?
   - Врёшь,- я пнула ему в живот. Он вместе со стулом улетел в угол.- Ты рассказываешь, мы сохраняем тебе жизнь.- Я подняла его и снова посадила. Задохнувшись от боли парень с трудом выдавил из себя:
   - Мы должны были оставить вас на острове. В заложниках. Выкуп.
   - А сами?
   - Уйти. Дальше не наша забота. Нас ждут в другом месте.
   - Кто вас послал?
   - Не знаю. Правда не знаю.
   - Кто знает?
   - Он,- махнул он наверх и перекривился от боли.- Он старший.
   - Вернёмся к нашим цыплятам... Значит, это не тот остров, что заказал Глеб Юрьевич Морозов?
   - Естественно. Намного дальше.
   - Совсем рехнулись...- Влез опять Глеб, дыхание его по - прежнему было прерывистым, но глаза уже во всю моргали.
   - До райского острова мы дошли или нет?
   - Пока нет, он как раз на пути.
   Я вылила содержимое наших бокалов ему в рот. Он выгибался, но я предупредила, что открою пасть ему ножом. Это подействовало, благоразумно затих. Через пять минут захрапел. Проверила верёвки на ногах и руках, затолкала кляп. Обернулась к растирающему виски Морозову.
   - Глеб, ты как? Оклемался?
   - Между небом и землёй. Ты думаешь Верунька с ними?
   - Время покажет. Почему без охраны сунулся?
   - С тобой вдвоём хотел побыть. Я никогда не был таким монстром, каким ты меня для себя намалевала. Хотел доказать...
   Я оборвала его, на глупости не было времени.
   - Мелет ерунду какую-то. Ты с катером справишься? Такая махина... А то я в этом не смыслю ни бельмеса.
   - Какое счастье...- начал он ухмыляясь, но упершись в меня взглядом осёкся, перейдя на деловой тон:- Попробую, учился немного...- по ходу уточнил:- Это моторная яхта.
   - Тогда пошли. А насчёт названия: мне без разницы. Катер короче и мне больше нравится.
   Наверное, это моё замечание было уже для его самолюбия лишним, потому что он пробурчал:
   - Что у баб в голове...
   - Хватит трепаться. Строго за мной и не высовывайся. На револьвер.
   Глеб заскрипел зубами. Он не мог предположить, что ситуация вышла из-под контроля и теперь похоже напоминала снежную лавину. Он боялся, что всё задуманное сорвётся...
   Я же не обращая внимания на его гримасы, скинула туфли и босиком осторожно вышла на палубу. Рассекая, как подтаявшее масло водяную рябь, яхта уходит всё дальше и дальше от берега... Если б не такая беда можно было вполне полюбоваться чудным видом. Небо, море почти одного цвета, но не сливаются. Их разъединяют и объединяют оттенки: синее снизу, голубое над головой.
   Здоровый, пузатый лоб, настоящая гора, стоял за рулём. Вот это да! Вот это слоник! Коротко стриженная голова и никакой шеи. Всё это здорово смахивало на мяч с ушами. Фактор внезапности, конечно на моей стороне, но... нелишне было бы везение и помощь Пресвятой Девы.
   Я отступила назад и рассеянно посмотрела на Глеба. Он по-видимому тоже успел рассмотреть слона, потому что заинтересовано спросил:
   - Что мы будем делать?
   На меня сразу нашло просветление. У слабого пола так случается, при обнаружении опасности, мы собираем волю в узелок и становимся сильными борцами. Вот так и я сейчас.
   - Разорви мне по швам до паха платье,- оглядываясь, шепчу я ему. "Пропало неплохое платье",- мелькнула мелочная мыслишка. Несмотря на ситуацию, у бабы тряпки не на последнем месте. Но кажется, мне нравится держать его на коротком поводке.
   Он молчком, не задавая своих глупых вопросов, становится на колени и рвёт. Скользя ладонями по моим ногам и бёдрам. Его губы уткнулись в мои колени. По-моему, это уже чересчур. Но я не обращаю внимание. Не до щепетильности. На кону жизнь - она не потеря платья.
   - Что ещё?- ухмыляется он глядя, как удав в мои глаза.
   По-моему он не понимает всей серьёзности момента. Вроде как игра для него что ли или железные нервы. А сама-то я много понимаю?
   - Сними туфли и не зевай, у меня сорвётся, стреляй. На сколько в институте стрелял?
   - На тройку.
   - Не фонтан. Ну здесь широкие габариты, не промажешь.
   - А если я его застрелю?
   Не выпуская объект, я скосила на Глеба глаза:
   - Не зависай... Да ты и сам знаешь. Какая разница живьём он там будет плавать или трупом. Я ведь и попытаюсь его сбросить в море. Ты вообще-то понимаешь, что происходит. Или мы их или они нас. И гляди в оба, у него наверняка тоже есть оружие.
   - Ты шутишь?
   - Спускайся с облаков на палубу и приходи в себя. Хватит меня за ноги держать. Время нашёл.
   - Ир, я не могу тебя пустить, а вдруг ты сорвёшься и вылетишь с ним. Ты ж не умеешь плавать. Пока я кину круг, ты уйдёшь на дно. Давай я застрелю его и всё.
   Надо же под дурачка косит, а башка работает. Глеб прав, а я об этом не подумала. Сняв висевшую на крючке верёвку, я один конец замотала себе на талии второй тоже на талию только ему. Чёрт! Я оказалась в безобразном положении. И самое ужасное, я сама по своей дури в него себя загнала. Но что толку стонать. Надо выбираться.
   - Мы не можем, стреляя промазать.- Говорю я ему.- Он сто процентов подготовлен лучше нас. Это не тот мальчик на побегушках, что валяется внизу. Пока мы будем валандаться со вторым выстрелом, он профессионально пристрелит нас обоих. Пойми, стрелять меня научили несколько недель назад, а бить пять лет. Простая арифметика... Кто спорит, с аквалангом было бы надёжнее. Но где его взять.
   Глеб, признавая мою правоту, кивнул и я пошла. Поднявшись на последнюю ступень, осторожно высунулась. Мужик, уверенный на все сто в успехе, слушая музыку, управлял судном. За бортом качался океан. Я повернулась к Глебу и приложила палец к губам. Следя за объектом, на ходу прикидывала что делать. Мы должны любым путём от него избавиться. Ясно осознавая - не осилю, рвала голову на части. И тут мне повезло. Мужик оставив руль подошёл к борту и, выливая в разинутую пасть из железной баночки жидкость, закрыл от удовольствия сонные свиные глазки. Уши запечатаны наушниками, глаза закрыты. То что надо. Медлить нельзя. Сейчас он повернётся, чтоб идти назад. Увидит нас... Надо решаться. Придётся напрячь все силы. Момент лучше не сочинить. Последние шаги были самыми тяжёлыми, сгруппировавшись, я набрала силу и с налёта саданула его ребром ладони по сонной артерии, а ногой в бок, он бултыхнулся, как бочонок. Я по инерции, как и предполагал Глеб, пролетела за ним. Встреча с волной была сущим адом. Ничего кроме неё я не видела. Вынырнув, отфыркалась. Что там говорить, я нахлебалась. Ненормальные глаза на лбу. Ору. Караул, тону! Упала за борт. Боже мой, да я ж точно тону! Этот гад выплыв пытался меня достать. Но натянувшись верёвка помчала меня вперёд. Это был отчаянный полёт. Жеребец остался позади, а я, запаниковав, почувствовала что тону. Так бы и было, если б вовремя не пришла в себя. Должно быть холодная вода привела в чувство. Вцепившись в верёвку, тащась за катером, я что-то орала, выхлёбывая море. Верёвка, натягиваясь, не давала мне пойти на дно. Глеб потихоньку подтягивал меня. Подведя к корпусу, стал поднимать. Оказавшись на палубе, я, хватая ртом воздух, усердно отплёвываясь, пытаюсь отдышаться, как последняя дура реву. Видок был ужасающий. Мало того, что валяюсь почти нагишом с разодранном платьем на шее. Горло дерёт вода, руки саднит от верёвки с которой я срослась. Так ещё и больше чем на четвереньки встать не могу. Глеб суетился рядом, пытаясь помочь. В это время на палубу выполз тот, первый, с перебитым носом. Мои путы оказались не прочными. Ненормально рыча, он бросился на меня. Глеб, перехватив, откинул его. Не удержавшись на ногах, тот перекинулся через борт. Плюх! "Чёрт с ним, пусть кормит рыб",- плавало в голове. Я с трудом могла дышать и соображать. В горле булькала вода, и душил кашель. Мне хотелось перевернуться на спину, а он не давал. Только повыбивав из меня воду, Глеб метнулся к рулю. На горизонте показался остров. Сбавив ход до минимума и поставив на автомат руль, подскочил опять ко мне.
   - Ты как, малыш?
   Не веря в то, что жива, кинулась к нему с нечленораздельными воплями на шею. Я сейчас такого натерпелась, что никак не могла обойтись без его силы, рук и этой шеи. Господи, баба есть баба.
   - Глебушка, Глебушка...- Стонала я куда-то под мышку. У меня был жалкий вид. Боец называется, совсем расслабилась...
   - Детка, всё чудненько, успокойся. Слава Богу, ты в порядке!- выдохнул Глеб, обнимая. Потом, придерживая одной рукой мой затылок, вероятно для того, чтоб не вырвалась, принялся щипать, как будто пробуя на вкус, своими губами мои губы. Его меры предосторожности были напрасны, у меня не было ни на что сил. Его лёгкие поцелуи немного успокоили, а нежные поглаживания шеи прекратили головокружение. Поняв что я пришла в себя, он оттащил моё безвольное тело в кресло сзади себя и следя за курсом принялся пенять, мол, кричал же чтоб закрыла рот, а не хлебала воду, так нет же, ещё шире открыла, всё ей надо сделать поперёк... Вот придумал. У меня не было сил с ним спорить даже сейчас, а тогда уж и подавно. Не слышала я, что он там мне вопил и орала со страха, а не наперекор. Я же не суперменша из крутых фильмов. Только что ему сейчас об этом говорить, разве поймёт. Во всём ущербность своему "я" ищет. Больной хвост задели. Из чего сделаны их мозги. А я-то, я... Макияж мой потёк, причёска развалилась. Вода течёт с меня, как с мокрой курицы. Господи, на кого я похожа! Если думаю о роже, значит, прихожу в себя. Впрочем, и Глеб, судя по выражению его лица, сейчас далек от того, чтобы оценивать мой внешний вид. Меня знобило. Глеб стянул с меня мокрое платье, наспех растёр тело подвернувшимся полотенцем и секунду поколебавшись, поцеловал опять меня в губы. Моим щекам было не до порозовения, а губы я просто облизнула. Ну не драться же с ним. Он тем временем сбегал в каюту за своим махровым халатом.
   - Завернись. Давай помогу.
   - Спасибо. "Боже мой и я всё это разрешила ему сделать?! Уму не постижимо!"
   - Ты извини, мне некогда тобой сейчас заниматься. Остров на носу. Надо завести катер в бухту иначе выбросит на камни,- хмуря брови, объяснялся он.- Сама понимаешь, кораблекрушение нам сейчас ни к чему.
   Это точно. Тут он прав. Да я не сопротивлялась и не возражала. Устала, и совершенно не было сил. Хотя возможно просто не хотела. Ведь я могла, как пить дать пропасть в той морской пучине и привет зайцам. За мои фокусы с его похищением и пинками по яйцам, он запросто мог и не спасать меня... Плыви себе. Как там говорят: баба с воза, кобыле легче... Надо подумать: с чего это вдруг такое меценатство. Может быть боится ответственности перед Сашей, а я раскудахталась: "Глебушка"? А может всё же он на меня запал, бормотал же там что-то. "Побыть вдвоём и... трали-вали". Впрочем, я бы этому тоже удивилась. Такой мужик и я ни то, ни сё. Совершенно не правдоподобный трюк. Наверняка хитрость какая-то... Надо быть начеку. Я уставилась на его спину. Он словно застыл. Такое себе изваяние из бронзы, стол широко расставив ноги и уверенно сжимая руками штурвал. "Сложен зараза как бог!"- пронеслось в голове. Поймав себя на том, что сейчас поползу к нему и вцеплюсь в какую-нибудь ногу, я отвернулась и принялась стеклянным взором сверлить бесконечную водную гладь. "А вообще-то, что я тут делаю? Какой леший меня сюда занёс?"- успел мелькнуть в голове, прежде чем из неё всё выдул ветер и рассосала усталость. Мне было до слёз жаль себя. Я вдыхала в себя запах йода и морских водорослей и, постанывая, злилась на себя. Остров, из точки разрастаясь на глазах надвигался, как в фильмах, большой громадиной - вот-вот расплющит. Я пыталась водить взглядом по нему, но от прыгающих от качки картинок у меня зарябило в глазах и я до поры, до времени благополучно закрыла глаза.
   Он аккуратно провёл катер вдоль берега и завёл в бухту, со всех сторон окружённую высокими скалами. Значит, учился не так себе. И ни у нас, а тут. У нас права покупаются. Глеб был по уши поглощён управлением. Я опять залюбовалась им. Он же совершенно забыл о моём существовании. Наконец, мы встали. Парень вытер со лба пот:- Кажется, получилось... - и покосился на сидящую с открытым ртом и глупой улыбкой меня.
   14
   Я обсохнув и согревшись всё равно дрожала, теперь уже похоже просто от страха за происшедшее. Как говорится: запоздалым часом. Хотя по моим понятиям была барышня увлекающаяся приключениями и не робкого десятка. Но это явно был перебор даже на мою психику. Мы утопили двух обормотов. Чуть не утонули сами. И чудом не разбили судно став Робинзонами. "На фиг такой отдых, я домой хочу!" Но как бы там не было, с горем пополам или божьей помощью, а мы живы. И вот вероятно от осознания всего этого меня колотит. Глеб сгонял вниз за коньяком. Налил в стакан, протянул мне. Я никак не могла оторваться от своих мыслей и зависла где-то на этих скалах вместе с птицами. Глеб не врубился в моё состояние и отхлебнув из бутылки, буркнул, скрывая дрожь в голосе:
   - Выпей за удачу, мы, кажется, добрались. К тому же согреешься. Тебя трясёт.
   Я заартачилась - не пью, не хочу, не поможет.
   - Ириша, давай, без выкрутасов. Через ни хочу. Будь умницей.
   Ну если только за умницу. Я давясь выпила. Не стакан, а половину. Закашлялась. Он, взяв голову в кольцо рук, вылил остальное в меня и протянул банан.
   - Ешь.
   Ем, хлопая глазами. На мечущихся над головами чаек, на скалы с висящими над ними птицами и зелёный в ярких цветах остров. Нахлынуло ощущение свободы. Ещё бы... Пьяная вумат. Прилипла к стулу, встать боюсь. Всё качается, как на качелях. Я пребываю в полном неведении по поводу наших дальнейших планов. Ну и чёрт с ним. Хочется одного - спать. Что же всё-таки будет дальше... А дальше Глеб переодевшись в шорты спрыгнул прямо на каменный выступ и протянул мне руку.
   - Осторожнее. Давай руку.
   Мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Но я медлила что-то там выгадывая. Он поторопил:
   - Смелей. Я поймаю.
   Меня заметно качало. Коленки подкосились. И, чтоб не рухнуть, я вцепилась в перила. Такой себе крутой боец, я почувствовала, что робею. В голове пронеслась вот такая глупость, и я чуть не фыркнула: - "Отсутствие камуфляжа на плечах расслабляет. Чувствуешь себя женщиной". Ноги не слушались. Висела на железке, совершенно не уверенная в своей возможности держаться на ногах без посторонней помощи. А он манил. Опираясь на его ладонь, шагнула, полы халата волочились за мной. "Хочешь, лови" Я маханула. Глеб, подхватив на руки моё безвольное тело, стал, осторожно спускаться на тропинку, ведущую в хижину. Спереди, боков плыл сказочный лес. И только позади мелькала подпрыгивая и уменьшаясь синяя полоса океана. Горячий воздух тропиков ударил в грудь. Что-то не реальное... Наверное, это нельзя заранее представить... Неожиданно он останавливается, наклоняет голову и прижимается губами к моим губам. Это был такой поцелуй, что будь я мороженным, то запросто бы растаяла, а в пьяном виде, в каком я пребывала, всё проходило при отличном настроении и даже увлёкшись, моя рука обняла его за шею. Кошмар! Дальше двигались медленнее чем позволяла тропинка. Но вот похоже и пристанище. Я осмотрелась. Ничего себе, почти дом. Сбитый из брёвен и досок, покрытый травой, с проёмами для окон, верандой, заставленной плетёной мебелью. Глеб опустил меня на доски. Должно быть веранда. Я шатаясь прошла во внутрь, мне не терпелось заглянуть, что же там... Две комнаты. Дальняя спальня, а это похоже гостиная. А где же кухня?
   - Кухня за деревьями под открытым небом, так проще. - Словно считав мои мысли, пояснил Глеб.
   - Ты здесь был?
   - И не раз. Это мой остров. Я делаю на нём бизнес. Желающих пруд пруди. На несколько дней я забил его для себя. Пройди, приляг, я принесу вещи.
   - Ты хочешь намекнуть, что мы здесь будем жить?- опешила я.
   - У нас нет выхода,- проворчал он и уставился куда-то мимо меня.
   Не думая сдаваться, я неодобрительно мотнула головой и развернулась в обратную сторону. Но Глеб, перебарывая моё упрямство, ловко поймал меня: - "Не дури!" Я нехотя уступила. А может быть лукавила. Устала как чёрт.
   - Всё это глупо, к тому же мне нечего одеть,- растерянно посмотрела я на него, как все бабы думая о тряпках.
   - Зачем тебе одежда, мы здесь вдвоём, - усмехнулся он, наклоняясь надо мной и касаясь моих губ поцелуем. Я то, я,- выгнулась навстречу его поцелую, почти стонала. Где-то на самом кончике мозгов почувствовала, что ещё немного - и полностью окажусь в его власти. Коктейль из стресса, коньяка и мужчины творили со мной чёрте что... И тут он повернувшись ко мне спиной торопливо направился в бухту. "Как это называть!" Какая же я дура! Это ж надо было так напугать парня, чтоб он сбежал.
   Я плюхнулась на плетёную кровать и моментально уснула. Как провалилась, сколько и как спала, не помню. Разбудил Глеб, похлопывающий легонько по щекам.
   - Цыплёнок, вставай, заправиться надо.
   Я, тараща на него глаза, села. Потёрла виски, повела глазами по тому, где нахожусь, обсмотрела себя и вспомнила всё... Сон к закату тяжёлый. Мне бабушка всегда напоминала - после пяти не ложись. Перетерпи. Но у меня по-видимому не было на это сил, раз я так отрубилась.
   - Давай поднимайся, поужинаем,- торопил Глеб.
   Я так скоро не собиралась скакать. Хотелось разобраться. Протянула:
   - Умыться хочу.
   - Пойдём под водопад. Слышишь музыку воды. Десять шагов и душ. Минутку, я полотенце захвачу. И сними ты халат. Жарко.
   - С ума сошёл, я раздета.
   - Это жизнь дикарей. Как ты думаешь, тут ходит народ. Нагишом. От парочек нет отбоя. Я планирую купить ещё пару островов и сделать такой же отель экзотику.
   Мне его идея явно не понравилась и я озадаченно зашипела:
   - Не путай меня. Это другое. Мы не парочка. Нас обстоятельства загнали.
   Я говорила холодно и резко. Считала - по-другому с ним нельзя. Сейчас в нём бушуют гормоны и он явно не настроен на понимание. Глядя снизу вверх на унылую физиономию парня, я была уверена, что победа будет на моей стороне, и он со своими фантазиями больше не сунется. Но не тут-то было. Миг и всё изменилось. Посмеиваясь, он сорвал с меня халат, сбросил с себя шорты и, взяв за руку, властно потянул за собой. Вообще-то я не расположена была выполнять его просьбу, но он сжимал мою руку так крепко...: - Пожалуйста, не выбрасывай рога,- процедил он сквозь зубы. В общем, я, сгорая со стыда и напрочь забыв, что могу одной левой вышибить его из этой хижины-экзотики, как покорная овца шла рядом. Похоже ему нравилось быть сильным, а мне слабой. Во мне просто пищало всё от этого. А слова мамы: "Ириша, запомни, слабость мужчины в силе. Сила женщины в слабости". Вроде путеводной лампочки сияют в голове. Да он вёл себя здесь, как хозяин. Мне было сложнее и натянутость наших сейчас отношений целиком моя вина. Но так быстро перестроиться, как бы хотелось, я не могла. Итак, я не просто топала, а растерянно смотрела по сторонам. Красота вокруг завораживала. Шум приближался и на нашем пути вырос водопад. Он словно большой чистый язык, свешиваясь со скалы, пытался слизнуть нас. Рискуя свернуть шею, я заворожённая не могла отвести глаз. Вода стремительно падала с края уступа. Бурный поток ревя нёсся вниз к нам с огромной высоты. Он, разбиваясь под нашими ногами разлетался, обдавая нас фонтаном брызг. Глеб, повесив на куст, усыпанный огромными малиновыми цветами полотенца, кинул на камень, сняв плавки, и шагнул под поющие струи. Ничего себе стриптиз! Нет бы отвернуться, ничего подобного, хлопала себе глазами, провожая его стройную фигуру. Вода как занавес поглотила его. Я мялась не зная, как поступить. Шагать следом, но он там раздет... или подождать когда выйдет. Пока я думала, прорвавшаяся сквозь струи рука втянула меня к себе. Я закрыла глаза, шум остался за спиной, а когда открыла, то поняла что мы стоим внутри водопада за живой стеной. И так день на исходе почти сумерки в хозяевах, а там вообще темно. Только по дыханию и прижимающей меня к себе груди, я поняла, что он рядом. Его быстрые пальцы, пробежав по моей спине, отстегнули крючки и стянули лифчик. Я не успела опомниться, как спустили трусики. От его прикосновений у меня подкашивались ноги, но я попыталась отстраниться.
   - Купайся, не дури.- Прокричал он, предупреждая мои мысли, и перекрикивая рёв воды.
   Почему-то в душе моей стало спокойно и даже как-то умиротворённо. Я купалась, получая массу удовольствия, потом прошла сквозь ласкающий плечи поток и быстренько завернулась в полотенце. Стояла и любовалась последними лучами солнца. Темнело очень быстро. Когда выскочил Глеб, я отвернулась. Он не торопился к полотенцу: краем глаза видела, пожамкал моё бельё, свои трусы. Только потом обмотал бёдра.
   - Ну, как тебе душ?
   Я смутилась, но держалась молодцом. Чего уж теперь-то...
   - У меня нет слов. Как в сказке. Но так быстро темнеет. Что мы будем делать?
   - Есть фонари, разожжём костёр. Сейчас небо будет как дырявое решето всё в звёздах, а огромная луна тебе не даст спать.
   - Да я уже выспалась на целую вечность.
   - Вот и отлично. Увидишь, ночь неповторима. Чувствуешь, как пахнет цветами?!
   Я не просто чувствовала, а балдела. Какая-то чудная птица раскачивалась на ветке, как на качелях и насвистывала весьма приятный мотивчик. Может их выдрессировали тут хором петь...
   Глеб достал не фонарь, а свечи. Подвинул мне на веранде стул, принёс ужин и вино. Я опустилась на стул и счастливо улыбалась. За мной ухаживают - это так приятно. Мы сидели напротив и рассматривали друг друга через бокал с золотистым вином. Мне всё безумно нравится. Но... что, если он на меня с кем-то заведясь моими фокусами поспорил и всё игра... Ох как они потом посмеются. Ведь я сама с этим спором подала ему идею. Но ведь то, что случилось на катере не игра. Это серьёзно. А может, он влюбился в меня? Нет, скорее сошёл с ума или был сумасшедшим с самого начала! Иначе с чего он так завёлся. Мысли разбежались так, что не догонишь. Запуталась, совсем запуталась. Выплясывающий невероятный танец поток огней завораживает и на время ночь набрасывает вязкий розовый туман... Надо бороться с этим. Догорели свечи и выпито вино. Глеб встал, подбросил хвороста. Костёр вспыхнул вновь. Надо сказать, что он вёл себя весьма вежливо и деликатно хоть и непонятно.
   - Хочешь посидеть или пойдём спать?- наклонился он ко мне почти касаясь лица.
   Я, проявив железное терпение, натянуто равнодушным тоном объявила:
   - Глеб ты иди, я вздремнула, посижу или покачаюсь в гамаке... К тому же действительно красиво, где я такое чудо ещё увижу.
   - Ирин, скажи только честно..., - подсев ко мне на корточки проговорил он.
   Ничего себе начало, подумала я, но вида не подала. Хочешь узнать всё, дослушай до конца.
   - И что ты хочешь услышать?- откашлялась я готовая слушать.
   И услышала вопрос.
   - У тебя были отношения с мужчинами?
   - А тебе это зачем?- взялась я огнём.
   Он помялся, но сказал:
   - Это убережёт меня от ошибки... и мне кажется или ты действительно боишься меня?
   Ответ мой был вопросом на вопрос и сильно отдавал иронией.
   - А что так не разобрать...
   Мне хотелось прошипеть, что я не отношусь к числу тех барышень, которые легко ложатся в постель с мужчиной. А ещё точнее скачут из койки в койку. Но промолчала ограничившись одной фразой.
   Он проглотил мою иронию и пожал плечами.
   - Впечатление часто обманчиво. Кто б подумал: пупсик и такой боец. И прошу, тебя прекрати дёргаться. Тебе ничего не угрожает.
   Меня не так просто сбить столку, и я на полном серьёзе держала ответ:
   - На счёт первого,- у меня не было никого.
   Глеб кивнул и, ухмыльнувшись, уколол:
   - Понятно. Чудом не вымерший динозавр.
   - На счёт второго... Не боюсь, но... мне пришло на ум, что ты на меня поспорил и сейчас отрабатываешь своё пари.
   На вытянутом удивлением лице парня подержалась непонятного содержания гримаса, а потом оно расплылось в улыбке.
   - Фантазёрка, придумать такое. Мне на голову не упал такой финал.
   Он придвинул стул и опустился на него возле меня. Я занервничала. Мы сидели так близко, что я ощущала запах его тела. Он улыбаясь осторожно погладил завиток на моём виске и поправил прядку. Я молчала, как последняя дура. Не добившись от меня даже мычания, он, откашлявшись, спросил: - Ну что, понравилось?
   С моего языка чуть было не сорвалось "А как же!", но тревога переборола восторг. Следя за тем, как он придвигается ближе, я превратилась в насторожённую улитку, готовую при малейшей опасности нырнуть в свой защитный панцирь. Ноги стали вмиг ватными, а руки подрагивали... О, чёрт! Только бы он не почувствовал, как я волнуюсь.
   - Чего ты мучаешься с этими волосами... Это ж не город. Давай распустим. Уверяю, будет намного легче...
   И с этими словами, не дав мне и икнуть, он быстро расправился с моей заколкой. Волосы сползли на шею, укрыли плечи... А он неотрывно смотря мне в глаза, запустив пальцы в шёлк волос начал с наслаждением пропускать пряди сквозь них. Не жива не мертва. Переживи-ка такое. Но я справилась, хотя мурашки бегали по коже от его прикосновений. Одним движением плеча, я сбросила его руку и выпрямилась. Он резко отстранился.
   - Пошли спать не трону я тебя.
   Мне стало смешно, и я чуть громко не фыркнула. Кто тебе позволит-то меня тронуть..., если не захочу сама... Чёрт! Вот это "сама" и прострелило меня. Раньше мне такое в голову не могло прийти. По моему прикиду: только одному и только горячо любимому мужу, я могла принадлежать. С этого меня было не свернуть... откуда взяться таким неправильным метаниям... Обнаружив это, я с испугу замотала головой. Мол, нет, я посижу. Уступить ему в данный момент с моей стороны было бы актом безумия.
   Глеб встал, развёл руками,- твоё дело. Я следила за ним краем глаза. Двигался он уверенно. Развесил по кустам в ком отжимом скрученное наше бельё и шагнул к хижине. Я криво усмехнулась: "До нашего отъезда высохнет" Стоило отвлечься и просмотрела, как он резко развернулся, подхватил меня на руки и понёс в спальню. Я напряглась: "Что за фокусы!" Но с шумом пока не спешила... Выбить я его ещё успею. Конечно, от мысли, что будет дальше, у меня голова шла кругом, но я надеялась... Так и есть буркнув: - Не будь смешной. Поставил меня у кровати и перешёл на свою сторону. Сбросил полотенце и, забравшись под свою простыню, очень быстро захрапел. Только после этого, я всё время косясь и поглядывая на противоположную половину, последовала его примеру. Легко сказать - спи. Уснуть не просто, напрягала слух. Ловя шорохи. Взмахнула крыльями птица. А это в безмолвии ночи угадывается слабый рокот водопада, приглушённый пышной растительностью и скалами. А это опять птица, только другая, вон как кричит. Хорошо и страшно. Господи, что же всё-таки будет дальше?
   А дальше был новый день. Утро я встретила одна. Глеба уже не было. На столике красовался и благоухал букет из безумно ярких цветов. Никогда бы не подумала, что этот избалованный эгоист может быть таким чутким. Я не успела развить ту мысль. Глеб зашёл совершенно голый с плетёным подносом, на нём горкой было насыпано печение и дымилось кофе. Похоже, его променад у водопада был только репетицией. Оказывается, он был большим оригиналом. Я натянула на себя простыню. Обалдел совсем. Что он с меня хочет...
   А он заявил весело и как будто так всё оно и надо.
   - Проснулась, завтракай и пойдём купаться в море. Здесь чудный песчаный берег и такое же дно.
   - А ты?- пропищала я из-под своего укрытия.
   - Я перекусил. Ир, вылезай. Хватит тормозить. Ты походишь и тебе понравиться. Правда классно.
   Вот это выдумал, я пока ещё с ума не сошла.
   - И не думай... Я не собираюсь... Очумел совсем. Принеси мне моё бельё и немедленно.
   Во мне прорезался командный голосок. Не зря же год надрывалась в маршировке и изучении уставов.
   - Ешь, остынет,- засмеялся он и ушёл.
   Я отпыхиваясь высунулась и, поддерживая у подбородка простыню принялась в темпе жевать. Не успела дохлебать последний глоток, как вошёл Глеб. Я, поперхнувшись и проглотив не жёваным печенье, нырнула под своё укрытие. Моментально почувствовала, как внутри меня всё похолодело. Заморозилось не перевариваясь. Раздражённо хмуря брови, я размышляла над предстоящем будущем.
   - Принёс?
   - А как же...
   - Оставь и уйди.
   - Уже убежал.
   Сдёрнув простыню, он подхватил меня на руки, наверное, надо было пнуть его, а ещё лучше царапаться и кусаться, но я, онемев, зажмурила глаза. Мужское дыхание жгло щёку. На моём теле от его пальцев непременно останутся ожоги. Услышав, как заплескалась под его ногами волна, я облегчённо передохнула - не сгорю. Но глаз не открыла. Расплющила их, когда он меня окунул в воду.
   - Видишь, ничего страшного, а ты боялась.
   Простонала:
   - Что ты творишь?... Я же плавать не умею и... сгорю.
   Он спрятал улыбку в уголках губ и нарочито проворчал:
   - Не хватай за что попало. Возьмись за шею. Я держу. Вот так! Теперь тебе нравиться?
   Мне нравилось всё, и даже его наглые смеющиеся глаза. Никогда не предполагала, что это возможно. Босс брата меня всегда больше раздражал нежели привлекал. А сейчас с ним было легко, казалось, мы знакомы тысячу лет. Нравилось, что моя грудь прилипла к нему. Нравился рассыпанный бисер капелек на его мощном теле. Они висели на кудрявившихся волосиках его широкой груди, как брильянты. Я смотрела через его плечо на синюю гладь моря, потом на скалу, скрывающую наш катер, любовалась девственно чистым утренним солнцем: таким жёлтым и таким ласковым. На побережье, окаймлённое прекрасными песчаными пляжами. Мелкий золотистый песок тянется вдоль аквамариновой воды, перемежаясь с живописными бухтами и скалами. Как смешно махая словно индийское божество руками, покачивались обдуваемые ветерком пальмы. Остров -мечта. Остров-сказка. Остров - головокружений... Разве можно было смотреть на всё это незачаровано... Глеб поняв, что моя шея выворачивается на берег, перевернул меня к себе затылком, а острову лицом. Крепко перехватив под грудью и прижав к себе спиной. Я вспыхнула, но промолчала. Передо мной была сказка, кадры из фильма... Чудо! Я, задохнувшись от красоты, развернулась восторженно к нему. Глеб улыбался.
   - А что я говорил! Тут так хорошо. Водичка тёпленькая...
   Потом он вынес меня на берег и посадил на песок. Океан сливался на горизонте с лазурным небом. Тёплый ветерок играл с кронами пальм растущих у самой воды. Здорово! Время как будто остановилось и такая балдёжная жизнь может продолжаться бесконечно. Происходит какое-то волшебное единение с природой... Но, спохватившись, я тут же перевернулась на живот и распласталась во всю свою незавидную длину. Глеб же вернулся в воду и нырнул. Я моментом села и принялась наблюдать за ним. Плыл он сильно и красиво. Не хилый малый, к тому же умеет заворожить и потрясти. При его приближении, я опять перевернулась на живот и, согнув руки в локтях прикрыла ими грудь, ткнув нос в песок. Он упал рядом на спину и закрыл глаза.
   Наглец! Мне пришлось сидеть носом в песке.
   - Хватит тебе краснеть. Анатомию ещё в школе изучали. Ничего на нас лишнего и неопознанного нет. Предавайся беззаботному отдыху.
   Понимая, что в чём-то он всё-таки прав, но распираемая негодованием, сквозь зубы процедила:
   - Не надо давить на меня проповедями, каждый на своей привязи ходит.
   - Я тебя с неё и не срываю.
   - Но вталкиваешь в свои рамки...,- ехидно заметила я.
   - Неужели...- В этом "неужели" мне показался прямой намёк. И правда, я могу его сейчас одним ударом вырубить на пару дней, а таскаюсь за ним точно овечка. Словно в подтверждении моих слов он не открывая глаз спросил меня:- Ты ж кроха, с чего тебя в дзюдо-то кинуло?
   - Потому и кинуло, что кроха. Не хотела, чтоб кто попало руки протягивал. Разве не понятно...,- как можно жёстко ответила я.
   Он помолчал, наверное, раздумывая, как будто у него есть чем думать... позлорадствовала я и согласился:
   - В принципе можно понять. Но ведь это хоть и увлекающая, но трудоёмкая работа. Я попробовал, ломило всё.
   - Что попробовал, заметила,- не вольно улыбнулась я.- Уроки брал у моего тренера?
   - Как догадалась?
   - Слабые места мои хорошо угадывал.- Тяжело вздохнула сознавая и мирясь с неизбежностью.- Александр продал... Послушай, Глеб...,- начала я пытаясь сдуть с губ прилипшие песчинки. Собралась сказать, что не намерена ему потакать и больше жить по законам дикарей не собирается, но он, не дав договорить, прервал мой пыл:
   - Скажи Глебушка... Ну скажи...
   - Что?- опешила я.
   Глеб приподнялся на локтях и сел, переходя в разговоре на вкрадчивый, убаюкивающий тон:
   - Пойдём-ка, смоем песочек и пройдёмся по острову.
   Какой остров! Никакой прогулки по острову я в помине не хотела. И песок мне тоже не помеха. Лежу и лежу, какого рожна меня трогать...
   - Не надо, я так... Не надо мне никуда идти... Мне и тут в самый раз, хорошо в общем. Не пойду я.- Колеблясь, забормотала я, усердно отнекиваясь. И не потому, что взыграло чувство противоречия, а ясно представив себе ту прогулку... Спасибо, не надо. Куда как лучше смотреть на расплющенный между небом и водой горизонт. Мне уже нравится. Естественно вслух я это не произнесла. Я на животе развернулась как раз удачно в этом направлении и отползла чуть-чуть от него.
   Не вняв моим стенаниям и игнорируя манёвры, Глеб встал, перехватил меня за талию и, перекинув через плечо, понёс в воду. Покупав на руках, поставил на ноги, и крепко закрыв замком пальцы, повёл на берег, вглубь острова. Что мне стоит сломать тот замок, одно движение, а нет же, гипноз, иду... Меня бултыхают, по моему телу в воде скользят его руки, мою наготу едят его глаза... Ведь оба раза, по мере того, как вода открывала моё тело, я полыхала так же, как тот куст у водопада. А Глеб не обращая внимания, болтал всякую чепуху. Интересно, какой тренировкой мужчина может вот так себя сдерживать?... И вот мы не просто купаемся нагие, мы гуляем по острову. Почему нельзя было оставить прилипшие песчинки на моём теле, всё-таки какая-то одежда. Ой! что я несу!... Лучше крутить головой по сторонам, это отвлекает. Бог мой, сколько различных пальм. Глеб сбивает жёлто-оранжевого цвета плод. Пробивает его и протягивает мне:
   - Пей, не бойся, кокосовое молоко.
   - Но кокос не такой?- удивляюсь я отступая назад и кося в строну.
   - Они разные, но молочко только в этом.
   - Смотри, а это растение похоже на фикус,- отвлекаю его внимание, тычу в дерево я.
   - Это он и есть, только в своей среде фикус представляет собой огромное растение с приземистой кроной, а дома в цветочном горшке нечто другое.
   Мы пробирались между пышной растительностью и невиданными цветами. Причём не заметить я не могла - расцветки цветов сочные. Каждый куст не похож на другой. Жмурюсь от ярких цветов. Никогда бы не подумала, что это может так бить по глазам. Его тело рядом. Касается меня. Это пытка, а ему хоть бы хны или он притворяется... Я, чтоб отвернуться от него, сунула нос в красный граммофончик. Красиво, но запаха никакого. Нежная растительность касаясь ласкает кожу. Он прав. Необычное чувство охватывает тело, душу. Какое-то срастание, объединение с природой. Причастность что ли к ней. Лёгкость не лёгкость, а хочется взлететь. Потребность обнять весь мир плещется у горла и лёгкий ветерок шевелит, словно крылья бабочки, мои волосы за спиной, подталкивая к полёту. Я осмотрелась. Буйные заросли, озеро, порхающие птицы невообразимых форм и расцветок. Рай именно таким он и был. Вот так же бродили Адам с Евой. Только чего так вытаращились на нас эти диковинные пернатые.
   - Я знаю, о чём ты думаешь, птенчик,- прервал затянувшееся молчание он.
   Откуда, он не может этого знать...
   Но он выдаёт:
   - Так же гуляли в садах Эдема Адам и Ева, ну?- он смеётся и добавляет.- Здесь нельзя думать о другом, на ум всем приходит именно это.
   Кивнув, я отвернулась к цветущей лиане, ползущей по дереву вверх. Ева?! Конечно, я сейчас Ева. Я представляла себя в эту минуту: водопад золотистых волос, загорелое тело с узкими белыми полосочками, зелёные, точно омуты глаза. Наверное, я прекрасна, уж не дурна - это точно. Не хуже Евы положим. На принцессу, конечно, не тяну, но мне и не надо. Подумаешь принцесса. Чтоб спрятать своё смущение, шагнула в гущу пурпурной листвы и наколов ногу вскрикнула:- Ай!
   - Что такое?- метнулся он, подхватив на руки.
   - Наколола,- прошептала я, пряча лицо за его головой и предпочитая его телу разглядывать фантазии матушки-природы по сторонам.
   Но он отвлёк меня вопросом:
   - Куда ты хочешь пойти?
   Глупый вопрос. Мы нагие. Он держит меня на своём обжигающем теле и задаёт такие идиотские вопросы. Да пока мы говорим, я превращусь в головёшку. Выдыхаю:
   - К водопаду.
   - Понравилось?
   Я кивнула. Взглянуть на мир изнутри водопада, это то, чего мне сейчас хотелось. Его руки хозяйничают на моём теле, правда, по делу и никаких попыток ухаживания. Интересно на сколько его хватит. Горло постоянно перехватывало. Глеб прошёл сквозь переливающийся бриллиантовыми нитями поток, и мы оказались в уединении с собой. Весь этот чудный мир отделяла от нас стена воды и брызг. Безумие. Меня не спускали с рук, капли жемчугом катились по разгорячённым телам. Мы играли в опасные игры. Это была моя ошибка. Не надо было сюда забираться. Думала вода остудит тела и голову, но всё наоборот... Здесь только нас двое, безумных от любви и желания. Надо немедленно бежать отсюда. Поздно,- подумала я, не в силах оттолкнуть горячие губы, собравшие капли с моих зажмуренных ресниц и спешно захватившие сладким поцелуем рот. А руки огнём и страстью пролетевшие по моему телу прижали к себе. В конце концов, психологи со станиц популярных изданий регулярно советуют уступать себе и по возможности баловать...Бог с ними, с принципами... Песня водопада убаюкивала, губы засасывали поцелуем, низ живота ныл, а голова горела. Он отпустил, чтоб набрать побольше воздуха. Какой-то миг, но мне хватило, чтоб опомниться. Вот так и влетают в расставленные обольстителями сети глупые головки. Мужчины профессионалы паутину плести, когда им невтерпёж. Только уши развесь. А я не только развесила, но и лапки сложила. А вдруг всё правда и это одно на двоих счастье? Но как бы там не было, а я воспротивилась:
   - Глебушка нет. Нельзя. Я не могу.
   - Но почему? Ириш, я ж не делаю ничего плохого. Только целую. Тебе не нравятся мои ласки?
   - Нравятся. Господи, Глебушка, дело не в этом... Как сказать не знаю...
   - Скажи ещё раз Глебушка, а?- попросил, улыбаясь, он.- Так в чём дело?
   - Во мне дело, понимаешь. Я горю так, что вот-вот взорвусь. Я полезу, ты не оттолкнёшь...
   - Малыш, это говорит о том, что я тебе небезразличен. Ты хочешь меня, да?
   - Глебушка, я не могу. Я принадлежать и любить поклялась только одного человека - моего мужа.
   Глеб поморгал округлившимися глазами. Хотя с чего. Примерно что-то в этом роде он от неё и ожидал услышать. Правда, кому нужны теперь эти формальности, чтоб заниматься сексом... Но ведь ему и нравилась она за это. Что не такая, как все. Совершенно особенная.
   - Вот дурёха, так и будет, ты и будешь принадлежать только мне,- он сделал паузу и взглянул на меня. Я слушала его, затаив дыхание. Он продолжил:- Только не падай в обморок. Мы прямо отсюда заезжаем в маниципалитет и регистрируем наш брак.
   - Глеб, что ты говоришь. Я окончила только первый курс и не собиралась замуж. Меня убьют дома.- Поняв всю серьёзность вопроса, напугалась я.
   - Ириша, ты же взрослая барышня. А я собирался? и я не собирался. Но так случилось. Две гуляющие по свету половинки слились в одно. Я не смогу жить без тебя.
   - Я без тебя тоже,- прошептала растерянно и я.
   - Ну вот. Так зачем же испытывать судьбу.
   - Но у тебя наверняка были женщины.
   - Отрицать глупо. Но разделить со мной судьбу никому не предлагал. Ни с кем не захотелось проспать всю жизнь в одной постели.
   - Глеб, я не готова стать вот так запросто взрослой женщиной. Ведь это же обязанности, ответственность... К тому же военный институт. Три года я должна прожить на казарменном положении.
   - Ну, хорошо, давай распишемся и никому не скажем. Это будет только нашей тайной. Как тебе такой вариант?
   - Я должна подумать.
   - Сколько тебе надо?
   Это был нажим и я выставила рога.
   - Не торопи и давай выберемся отсюда на солнышко, эта интимная обстановка сводит меня с ума.
   Он шагнул сквозь пелену соблазна и мы вновь оказались в райском саду. Глеб сорвал цветок и пристроил мне его в волосах. По дороге я тоже потянулась за цветком, пытаясь потрогать показавшуюся мне бархатной вороночку. Глеб одёрнул:
   - Не трогай. Нельзя.
   - Почему?- не поняла я.
   - Это животное, а не цветок. Причём ядовитое. Укусит, будет болеть.
   Я отдёрнула руку и всмотрелась в его лицо. Не похоже чтоб шутил.
   На веранде опустил на стул, проверил ногу. Замазав мазью, залепил пластырем. Моё удивление читалось на лице:
   - Надо же, здесь есть аптечка?
   - Здесь есть всё. Даже электростанция и вертолётная площадка. Просто устроено так, чтоб не нарушать впечатления уединения. Не ходи больше босиком, хорошо?
   Я кивнула. Голод сосал под грудью. Мы не слабо погуляли.
   - Глебушка, раз у тебя есть всё, давай съедим что-нибудь.
   - Проголодалась? Сейчас организую. Посиди.
   Чего бы и не воспользоваться мудрым советом, но я полезла с предложением. Наверное, весь секрет состоял в том, что мне хотелось побыть с ним.
   - Я могу тебе помочь. С огнём я, конечно, не умею, но порезать запросто.
   - Ну, раз желания через края, то пожалуйста. Найди шлёпки, а я разожгу огонь.
   Мне доверили резать овощи и помыть фрукты. Я особенно не лезла на рога. Наблюдая за ловко орудующим у такой себе печки парнем, делала для себя всё новые и новые открытия. Этого Глеба не знал поди даже Саша. Он совершенно другой нежели хотел казаться окружающим. Такой себе хамелеончик. Передо мной не просматривался сейчас папенькин сынок. И холодная расчётливая акула бизнеса был тоже не его типаж. Наоборот, сильный, ловкий парень, обволакивая нежностью и тяня в омут страсти, царапая моё сердце, с упорством и знанием дела пудрил мне мозги. Это игра или мне открылся настоящий Глеб Морозов? Но не спросишь, можно спугнуть, если это обнажение его души.
   - Глеб, у тебя ловко получается, я думала ты пай мальчик.- Не выдержала всё же я, хоть краешком, но коснуться этого вопроса.
   Он, не отходя от плиты и закрывшись от огня и брызг масла фартуком, улыбался.
   - Я ж должен, прежде чем предлагать людям этот вид отдыха, обкатать его на себе.
   - Но ты совершенно другой. Я видела циничного, избалованного обормота. А на поверку вышло всё не так.- Я чувствовала, что от бессвязной речи краснею до корней волос. "Какое счастье, что он ко мне спиной!" Похоже, я его смутила.
   - Я тоже видел такую себе самовлюблённую феминистку - цыпочку. Но это маска. Вот и у меня - маска. Да и большинство живут так. Выстави напоказ ранимую душу, в неё сразу же залезут лапами и наплюют. Разве не так?
   - Может быть ты и прав. Хотя ночь не перевешивает день. Всё в этом мире уравнивается. Плохое и хорошее качается на одних весах и на чаши бросаются одни и те же гирьки.
   - Ну что поделать, если я эгоист. Никак не хочу, чтоб было 50 на 50. Светлое должно перевесить тёмное. Имею право?
   - Имеешь.
   - Ну вот и ладушки. Ты приняла моё предложение?
   - Ты ж обещал не торопить...
   - Я не тороплю, а подтягиваю верёвочку,- хмыкнул он.
   - Глеб, но мы забыли о попытке похитить тебя. Вдруг они повторят, а мы расслаблены и не готовы.
   - Ты по - книжному думаешь об этих людях. Только в детективах всё сложно, многоходово и напыщенно. В жизни, как видишь до гениального просто. Минимум информации обо мне и план готов. Причём прост до детективного неприличия. Я добровольно сажусь на катер. Притаскиваю ещё и тебя. По собственному желанию ем и пью. Сам нанимаю людей. Правда, не уверен теперь, что это те самые. Но ведь я-то об этом не ведаю. И всё буднично. Нет многоступенчатых ходов, умопомрачительных закруток. Всё гениальное просто. Без тени подозрений. Возьми хотя бы этот остров с хижиной. Никаких особых вложений. Ни денежных, ни умственных. Нагота среди цветов, озёр и водопадов, разве это не здорово. Неповторимо и незабываемо. Барыши из ничего текут. Как ты думаешь, с чего я так быстро раскрутился... Отец, конечно, на первых парах помог. Только моя голова напичкана идеями. Простыми и плодоносящими. И ты не совсем права думая, что я тупой и поэтому держу твоего брата. Он лучший был на курсе финансист и я отхватил его себе, чтоб развязать свои руки для другого. Но я отвлёкся... Мы говорили о похищении. Вот и в их расчётах, как и во всём стоящим, всё было просто и непременно получилось бы, не будь осечки с тобой. Злой умысел моего противника до гениального прост. Он такой же как я, только в тёмном цвете. Его голова и энергия направлена на другое. План хорош и срыв у него произошёл по твоей вине. Они и предположить не могли, что хрупкая девушка может так бить ногами и кидать мужиков на лопатки. Так просто и с толком проворачивать дела и делать деньги могут только наши. Естественно хвост тянется от головы, а голову надо искать у нас дома. Вот дома и будем искать. А сейчас не опасно. Чтоб снова так просто и без напряга всё организовать нужно время. Случай опять простой словить надо. Так что они почистят пёрышки, поймают ситуацию и повторят.
   - Глеб...
   - Хватит об этом, мы отдыхаем. Чтоб ты не волновалась: на причале нас будет ждать охрана и машина. Туда мы доплывём сами.
   Я посмотрела на фартук прикрывающий его самое больное место и рассмеялась вспомнив, как била ногой и коленом ему в пах, а он, морщась от боли, ругался: "Что ж ты бьёшь, кукла по яйцам-то..." и на моё: "А мне без разницы". Бубнил: "Как сказать". Вот интересно: он решил уже для себя всё тогда или пантился и всё пришло позже...
   - Ты чего?- захлопал глазами Глеб.
   Пришлось выкладывать:
   - Ничего... Не обращай внимания. Просто смешное вспомнила. Помнишь, как на даче я била тебя в пах...
   - А я предупреждал, чтоб не усердствовала, пригодиться.- Рассмеялся и он.- Ириш, я смею думать..., я боюсь ошибиться... Ты согласна сделать меня счастливым?
   - Глеб, я в растерянности...
   - Почему?
   - Откровенно?
   - Хотелось бы.
   - Обидишься же.
   - Проглочу. Так что тебя смущает?
   - Ты не предназначен для роли мужа. Возле тебя много искушений, смазливых куколок, а я по-другому живу. У меня родители всю жизнь друг друга любят, заботятся и берегут. Вот и я своей жизни по-другому не представляю.
   - Жизнь похожа на поезд, следующий из пункта Начало в пункт Конец. Дорога длинная, выехал я не с утра и приеду не к вечеру. Соседи в купе меняются, как и пейзажи за окном. А я просто ехал не торопясь скорее добраться до пункта назначения...
   - Глеб, я не об этом.
   - Ты имеешь ввиду деньги и баб... Но малыш, ты ошибаешься и искушение подстерегает любого, не обязательно парня с деньгами. Согласен, что нас чаще. Бабы любят деньги. Но у меня варит котелок. К тому же каждый делает выбор: бороться самим с собой и выиграть или топать на чьём-то поводку и проиграть. Поверь, моя персона из тех кто борется. Я способен ставить самому себе пороги за которыми табу.
   Надо же! "Его персона из тех кто борется...", а моя вот в растерянности. Да женщины так устроены, что подходят к избраннику с собственной меркой. Опять же оцениваем ситуацию исходя из личной установки. Что если это в корне не верно. Что же делать? Как решить? Ведь замуж хочется так, чтоб непременно один раз и на всю жизнь. Да, он не врал. По - видимому, выставив такой порог он был здесь со мной лишь Адамом, не претендуя на роль мужчины. Да или нет?! Нет или да?! Я сорвалась с места от прикрывающего меня стола и сиганула к нему на шею. Как человек подсажен на чувства. Он просто раб их. Теперь мне нравилось ходить нагой. Нравилось, как он касается меня, притягивает, шаловливо нежничая губами, целует. Теперь мне не перебивали вкус любви неловкость и страх. Рядом был не посторонний мужчина, а человек, который будет моим мужем, которому навечно буду принадлежать я. Мы отправились к морю, Глеб, в голубой милой бухточке поставил закидушки, надеясь поймать к ужину рыбу. Казалось её можно схватить руками. Вот она плавает, только протяни руку. Я вижу пучеглазые головы и шевелящиеся хвосты. Одна даже пытается попробовать мой палец. Но поймается ли она на рыболовные снасти вот вопрос. Мне лично верилось в такой вариант с трудом. Но кто его знает. Я ж вот заглотнула наживку и потеряла голову... Господи, какой бред я несу. Потом купались. Я о чём-то болтала, уткнувшись в его мокрое плечо. Бродили по острову. Перемещаясь по нему, я заметила, как чередуются пейзажи. Кокосовые пальмы с одного бока с лёгкостью сменяются джунглями в глубине острова. Мы словно попали в сказочный лес с диковинными деревьями, покрытыми разноцветными мхами. Кажется, вот-вот за поворотом, на скале повиснет замок колдуньи. Маленький клочок суши, а сколько в нём намешано. Глеб всё-таки молодец! Вернувшись, разбирались с уловом. Надо же, я оказалась не права и рыбка влетела в сети. Как и среди людей дурных навалом и в природе. Я отворачивалась и не смотрела, как он вспарывает им животы и чистит ещё трепыхающиеся тушки. Для меня это трагедия. Ведь эти красавцы только что мотали хвостами. Когда кончился подготовительный период, я вернулась к плите. Мы варили уху, мелкую рыбёшку жарили, покрупнее запекли в фольге. А ещё выпотрошенную и посолённую рыбину Глеб растягивал на рогатке и крутил над огнём. Объесться можно, до чего аппетитно и здорово! Пили безумно вкусное вино. За сказку, за нас... Я наелась рыбы до отвала. Во всяком виде. Перемазав всё: лицо, руки и живот с ляжками. Перед сном отправились мыться. Перед маленьким водопадом в правой стороне острова образовалось что-то вроде каменной лохани. Вода нагревшаяся за день превращалась в кипяток, а к вечеру остывая до парного молока, была пригодна для купания. Ванны прекраснее мне принимать не довелось. Я блаженствовала. Глеб выбрался первым и крикнув мне:- Подожди, я принесу полотенце,- он поспешил к кусту, где и было перекинуто оное. Обратно Глеб нёс на руках, мы безумно целовались, но спать отправился каждый на свою половину и под свою простыню. Я долго смотрела в потолок соображая, на что это всё похоже и как не соответствует характеру Глеба. Я, конечно, в этом Раю потеряла разум, но не до такой же степени. Какая -то извилина работает, раз что-то меня постоянно гнетёт. Что не так, что? Не нормален его отказ от меня, ведь я дала ему своё согласие на руку и сердце. Любой бы парень воспользовался моментом. Любой, а он нет. Почему? Уважение, мораль, это не для него. У него страсть и нетерпение на лбу написаны. Так что его держит в таких рамках? А что, если спор всё же был. И с моим братцем. И именно на то, что он завезёт меня на этот остров, но не тронет. Слово, как раз и удерживает его в рамках. Вполне правдоподобно. У мужиков ума с копейку. Могли поспорить на ящик пива в таком азарте. Он завёлся, как бык на корриде. Это понятно. И в этом нет ничего удивительного. Тогда всё игра и я влипла. А может паникую и положение моё не так глухо. Ведь его предложение руки и сердца не вписывается в спор. Это уже чувства. Реальность. А что если и это игра, но тогда бы он воспользовался мной, а парень терпит... Не желая оба того, мы заигрались и влетели в любовь. Но почему он не сказал про спор, ведь я же спрашивала его... И не скажет, струсит, побоится всё разрушить. Как не посмотришь и куда не посмотришь, это женщина рубит концы и намечает дорогу, а мужикам в самый кайф болтаться между двумя семьями, тремя и так далее, не гонят и хорошо. В гимназии у подружки с любимым папочкой такой случай был. Случайно выяснилось, что в соседнем квартале, растёт симпатичная девчушка, сестрёнка моей подружки и обе семьи ни сном, ни духом друг о друге. Мысли душили, рвясь наружу, отнимая радость и не давая заснуть. Что даст моё копание, кроме боли и разочарования ничего. Наверное, лучше иногда оставаться в неведении. Не надо расстраиваться по пустякам,- приказывала я себе. Но сон, не смотря на правильные уговоры, прижал к подушке, только под утро. Глеб, наверное, чувствовал, что я не спала, поэтому не будил до обеда.
   15
   Последний раз мы искупались под водопадом, пообедали, привели после себя всё в полный порядок и стали собираться. Я натянула на себя зашитое кое-как платье. При этом с азартом разглаживая по бокам стянутые швы. Глеб - шорты и кепи с длинным козырьком. У мужиков всё просто и без проблем! Поднялись на катер. Поколдовав над картой, он выставил курс, дал задний ход, и мы потихоньку тронулись. Я внимательно, стараясь запомнить вглядывалась в скалистые стены и бухточку, что мы оставляли. Развернувшись, катер взял курс к берегу. Разрезая белоснежной пеной воду на две половинки, он набирал скорость. Остров, с райской растительностью и песчаными пляжами, отдаляясь, оставался позади. Было немного грустно. Утешала надежда - можно вернуться. Я, помучившись в узком платье и подумав кому это надо? Без подсказки разделась до нижнего белья. Солнце, ветерок, холодные брызги, отлично! Хочется разбежаться, подпрыгнуть ухватив за хвост чайку и полететь. Я отхожу от борта подальше. Кажется, пьяна без вина. Лучше устроиться куда-нибудь и не мешать ему. А то ещё нырну... Спай меня... Уселась в кресле за спиной Глеба, безумолку болтая, чтоб не было ему скучно, а мне страшно, проводила время. Ещё бы не страшно... Куда плывём, один Бог знает. Ведь из него такой же капитан, как из меня лётчик.
   - Я тебе не надоела?
   Он помотал головой, смеясь. Вероятно, это означало - треплись дальше. Куда ж ещё-то у меня и так язык уже не шевелится. Я рассказала про то, как бросали гранаты и как рыли окопы, и про танк тоже. Про всё, чем жила этот год. А Глеб посмеивался и молчал. Может от того, что через все эти прелести прошёл сам. Потом рассказала, как всегда хотелось покататься по реке. Посмотреть набережную, берега. Плыть себе и смотреть. Кончила я этот крик души тем, что на реке есть чего смотреть, а тут одна вода... Глеб опять улыбнулся. Мне это совсем не понравилось и я перешла к вопросам.
   - А мы правильно плывём? Вдруг выходим в открытое море. Что-то мне не по себе.
   - Не волнуйся, всё идёт, как надо. Загорай.
   И тут заметив судно, я во всё горло заорала:
   - Глеб, Глеб, яхта... На нас идёт яхта.
   - Наверняка везут парочку на Рай.
   Мне почему-то стало грустно и я, примолкнув, вернулась в кресло и закрылась журналом. Читать в нём нечего. Одни фотографии с короткими комментариями и реклама. Наши стали тоже такие же шедевры выпускать. Чтива ноль и то, как правило, чушь на постном масле, одни картинки и реклама. Смотри и радуйся. Рассчитано на сплошных идиотов. А вдруг мы и становимся уже такими. Предложения из трёх слов. Это называется точное выражение мысли. Мне становится жаль Толстого и Пушкина с их длинными и мудрёными предложениями. Но бог, с ними с журналами, я ж думала о новых дикарях Рая... Какие они эти три сказочных дня будут у них... Естественно не такие чистые и невинные, как в нашем случае. Наверняка жаркими и сладкими. Я представила себе это и зажмурилась. А может быть туда приезжают как раз те, кто непременно и хочет испытать эту смесь чувств свободы и чистоты. Но как бы там не было, я ни о чём не жалею. Даже если затягивал он меня туда ради спора. "Надо ж приготовить что-то перекусить ему. Замуж называется собралась. Мужика баснями не кормят. Не мало уже плывём".- Схватилась вдруг я, сорвавшись бегом вниз.
   - Ира, что случилось?- донеслось до меня.
   - Я сейчас. Я быстро.
   Кофе, бутерброды, бутылку холодной воды. Та, что на палубе, уже нагрелась. Овощи, соль, фрукты, галеты. На последней ступеньке я, заторопившись, споткнулась и чуть не грохнулась. Глеб развернулся на шум.
   - Осторожно, без страховки летаешь.
   Я улыбнулась понимая, что он намекает на моё ныряние с верёвкой. Зафиксировав руль, Глеб подсел к столику.
   - Цыплёнок, ты прелесть! Спасибо, что догадалась. Проголодался до чёртиков. Одень-ка на себя спасательный жилет, так мне спокойнее будет.
   - Жарко,- сморщила нос я пробуя протестовать.
   - Давай без рогов. Опасно.
   Пришлось подчиниться. Надо же какая я покладистая. Зря мамуля волновалась. А время летело. Сумерки давили на землю, воду и нас грешных. На яхту лёг прохладный вечер. Я, торча на носу, вглядывалась в темноту, обнимающую со всех сторон корабль, словно пыталась узреть, что там, за смазанной линией горизонта. Ещё три часа хода и на горизонте нарисовались огнями очертания города. Он замерцал яркими точками огней. Идти стало тяжелее. Возрос риск столкновения. То и дело встречались лодки и суда. Я кинулась вниз натягивать своё несчастное платье. Почему-то мне казалось, что с острова мы вернёмся в реальную жизнь совсем, совсем другими. И уж, конечно, проблема Глеба непременно решиться, само собой разумеется.
   К причалу подходили медленно, швартовались осторожно. Друг на друга страшно было смотреть, глаза горели огнём, такое держало напряжение. Мы дошли! Было видно, как Глеб гордился собой и в тоже время страшно устал. Отступив, обернулся ко мне. Невольно сделав шаг вперёд, я протянула ему бутылку с водой и прижалась к его груди. "Ты молодец!" Он обнял меня ласково и крепко притянул к себе. Мы стояли, боясь пошевелиться, чтоб не разрушить эту минуту единения и счастья. На берегу действительно ждала охрана и без следов вмятины "мерседес". Я удивлённо уставилась на машину: "Быстро они провернулись!" Глеб переоделся в свой элегантный костюм и, взяв меня за руку, он больше уже не отпускал. Мы спустились по трапу на причал. Честно говоря, я не зная, как себя вести и что делать растерялась и была сейчас больше похожа на нахохлившегося птенца. Молча дошли до машины. Перебросившись с охраной, подтолкнул меня к машине. Он помог мне устроиться на заднем сидении и сел рядом. В салоне сидели тоже молча, я приткнулась к его плечу и смотрела на проплывающий за окном ночной город. Водитель тихо включил музыку. Машино понеслась по вечернему городу. Мы въехали в ворота, которые я так недавно лихо выбила. Наверное, мои пальчики дрогнули, потому что он легонько притянул меня к себе. У входа в дом, улыбаясь, прошептал:
   - Ириш, беги в свою комнату. Провожать думаю тебя не надо, ты человек тут не новый, сориентируешься. Мне перекинуться пару словами надо с ребятами.
   - Мне самой?- осторожно спросила я.
   - Ну, ты же невеста и этот дом скоро по- праву будет твоим.
   Я как болванчик кивнула. Поднялась на цыпочки и поцеловала его в губы. А потом помчала не оглядываясь на второй этаж. Оставленные мной вещи были все на своих местах, причём и те, что при мне находились в гостинице тоже. Но моя неспокойная душа разрывалась сомнениями. "Как-то всё сухо и по-деловому. А вдруг пари выиграно и он раскаивается о сделанном в эмоциональном состоянии мне предложении. Почему-то он натянут весь. Что же мне делать?" Я приняла душ, нашла в своём чемодане бельё. Накинула халатик. Глеб не появился. Но опрятная работница в строгой форме, пригласила на ужин. Переодевшись в лёгкий брючный костюм, спустилась в столовую. Стол был накрыт на одного. Я съела, конечно, всё. Была страшно голодна и зла за свою глупость. Казалось, попалась, как кур во щи. Теперь я была почти уверена - парень погорячился, а теперь мечется, не зная как взять отступного, в надежде, что всё пойму и отвалю сама. Обидно, больно, но не смертельно. Подумаешь, у меня вся жизнь впереди. Наплевать на него. Отказавшись от вина, выпила сок. Поблагодарила за ужин и вернулась в свою комнату. Так легко наплевать не получилось. Подошла к окну и всласть наревелась. Вон он бассейн внизу голубеет прохладой. Сейчас возьму и нырну. Один лишь шаг и утону. Он придёт, а я мёртвая плаваю. Настрадается. Нет, так не пойдёт. Во-первых, синяя и противная буду. Во-вторых, не услышу и не увижу ничего. Господи кто бы сказал с чего такая глупость лезет в голову... На глаза попался пышно цветущий куст в саду. Цветы пробивались своим яркой краской даже сквозь черноту ночи сдобренную светом фонарей. Голову опалила картинка вчерашнего дня. Тогда его сильные руки прижимали моё хрупкое тельце к своей мощной груди, а жаркие губы нежили мой рот. Я, застонав, упала на кровать. Господи, кто придумал эту любовь. Жила же раньше спокойно и радостно без этой головной боли. Наревевшись смачно ещё раз, решила во что бы то ни стало дождаться его и переговорить. "Чёрт, как я ненавижу объяснения. Но деваться некуда". Умные люди говорят: за любовь надо бороться, но это за любовь, своего кровного и когда вырисовывается соперница, а никогда все очертания размыты и ты бредёшь, как ёжик в тумане. Хотя и борьба не может длиться до бесконечности, у всего существуют пределы. В какой-то момент лучше отпустить ситуацию. А что если это мой случай? Если меня не хотят и он остыл взглянув на меня со стороны... От всех этих стенаний и воспоминаний на глаза навернулись слёзы. Плечи мои заходили ходуном. Я любила его, это было для меня совершенно очевидно и от этого ещё обиднее. Глеб вернулся за полночь. Я досидела, дотерпела, пока он поднимется к себе в спальню и, отправившись следом, постучала в дверь. Он уже без пиджака и рубашки, распахнул её.
   - Ты? Цыплёнок, почему не спишь?- Глеб с изумлением уставился на меня.
   Запах коньяка и женских духов мой нос уловил моментально. Это поддало мне сил и смелости. Желая видеть его глаза, я произнесла:
   - Глеб, надо поговорить.
   - Малыш, давай завтра, а?- устало улыбаясь принялся расстёгивать он брюки.
   Это смутило меня, но я не сдалась.
   - Нет, завтра нельзя, я с утра уеду.
   С моего не состоявшегося супруга мигом свалилось благодушие, он оставил в покое свои брюки и чуть не подпрыгнул.
   - Как уедешь, с чего вдруг? Ни черта не пойму. Ириша, что происходит?
   Я сама не знала, что происходит... Может, я поторопилась с выводами. Было очень похоже, он действительно ничего не понимал или умело притворялся. Кто их этих чурбанов разберёт. А говорят женщины загадки... Где уж нам с ними тягаться. Втянув меня тут же за руку в спальню, пытался хоть что-то за раз прояснить и понять. А я гнула своё:
   - Прости, я помешала. Может, и зря я это делаю, но мне надо тебе сказать... Глеб, не майся так. Всё было сделано на эмоциональном уровне. Мы совершенно разные. Я понимаю.
   - Зато я ни хрена не понял. Ты о чём вообще-то ведёшь речь?
   Теперь я понимала, как чувствуют себя конченые идиотки.
   - Ни о чём. Извини. Ты прав и я действительно лучше пойду.
   Я выглядела глупо, к тому же благополучно запуталась. Развернувшись, попробовала уйти. Но теперь он вцепился мне в руку. Спросил насторожённо без насмешек и кривляний, как показалось даже со страхом:
   - Малыш, в чём дело?
   "Наверное, боится, что узнала про спор, иначе с чего бы так дёргаться".
   - Ну?- поторопил он.
   Пришлось рассказывать ему сжигающую меня версию, иначе как оправдать свой приход к нему ночью. "О, Боже!"
   - Ты сожалеешь о сделанном мне предложении и мучаешься сейчас этим. Будем считать, что всё игра и ничего не было. Утром я уеду от тебя и всё забудем. И сейчас бы ушла, но не совсем удобно в ночь. Потерпи и разреши остаться до рассвета.
   Он слушал, не проронив ни слова. Правда становился всё мрачнее. Я высказала всё, что приготовила и тоже замолчала. У Глеба в довершении ко всему вытянулось лицо. Потом его залила краска, сначала белая, а потом красная.
   - Ириша, ты не любишь меня, я надавил, ты под действием сказки сдалась, да? Я заморочил тебе голову островом, а сейчас ты проморгалась. Посмотри мне в глаза... Я самонадеянный пижон ошибся?
   Дрожа, как осенний лист, я совсем ничего не понимала.
   - Не молчи, это серьёзно. Ты говоришь мне - нет. Ведь так?
   Я в момент ока превратилась в заику.
   - Речь не обо мне... Ты ведёшь себя странно. Мучаешься, бегаешь от меня...
   Обречённо прошептала я, спешно отводя глаза, из которых выкатывались горючие слезинки.
   Глеб захохотал и, прижав к себе, принялся сушить безумно горячими поцелуями глаза, щёки. Беря в плен губы, его язык устремился во внутрь. Я задохнулась и повисла на его руках. Он в огне подхватил меня на руки, но потом словно напоровшись на что-то, опустил и подтолкнув к двери, хрипя сказал:
   - Иришка, иди, спать к себе. Это последняя ночь между нами. Завтра ты будешь на законном основании моя.
   Про какой сон он говорит... Эта роскошь улетучилась от меня мгновенно и похоже до утра. Бодрствование свалилось вероятно на меня для того, чтоб жизнь мне мёдом перед браком не казалась. Вместо девичника так сказать... Готовая отдаться прямо тут, сейчас, немедленно, моя душа, получила от ворот поворот, то есть пинка. Естественно, я проныла:
   - Глеб...
   Он говорил почти шёпотом.
   - Я заказал кольца, церемонию, купил тебе платье... Правда немного посидел с друзьями устроив себе мальчишник. Ты права бегал... Только не к женщинам. На них, зайка, запала не хватает. Я дурею от тебя и в башке одно желание, кинуть тебя на эту кровать... Я извёлся весь. Но я не могу. Должен потерпеть дозавтра. После того, как нас зарегистрируют, я скажу тебе всё, но не раньше. А сейчас лучше уходи.
   Он держал меня за руки, отдаляя от себя, причём так, что приблизиться к нему я не могла. Вот эта сдержанность путая и нервировала меня сильнее всего.
   - Иди же, иди отсюда скорее,- настойчиво выпроваживая, зашептал он. Глеб содрогнулся представив, на сколько соблазнительно она выглядела там под водопадом. Он чуть не застонал.
   Моё сердце готово было вылететь птичкой из груди. Не жизнь, а весёлые картинки. "Значит, спор всё-таки был". Я кивнула опять и выскочила из спальни. "Господи, какая дура! Не дебилка же, в самом деле. Что я творю, совсем сбрендила. Кто только придумал её ту любовь. Ненормальным становишься". Лучше больше не думать об этом. Я хлопнулась на кровать и решив, что наверняка утро вечера мудренее, устав от слёз, всё же уснула. Утром установить я правоту той истины не успела.
   16
   Разбудила, принося извинения, вчерашняя женщина служащая в форменном платье. Мне принесли завтрак в комнату. На кровати, рядом со мной, высилась гора коробок... маленьких, больших... всяких. Невероятно, я невеста. Платье было просто, но до приятного красиво. Туфли, перчатки, сумочка, нижнее бельё: всё оказалось впору. Даже не верилось, что это покупал мужчина. Как он это выбирал и когда, где? Натягивала перчатки, когда, постучав, вошёл Глеб. В руках маленький букетик прелестных цветов.
   - Доброе утро! Подошло? Понравилось? Ты прекрасна.- Чмокнул он в уголок губ.- Паспорт не забудь.
   Я глупо улыбаюсь и прошу:
   - Глеб, только брак останется нашей тайной, да?
   - Ириша, но это ж несусветная глупость.
   - Тогда ничего не будет.- Моментом встала в позу я.
   - Что за характер: всё поперёк.
   - Да не характер поперёк... Пойми, дома меня размажут, как масло на бутерброд. И икрой сверху не посыпят.
   - Но как ты себе представляешь нашу жизнь?
   - Честно, не знаю.
   - Ладно, что-нибудь придумаем.
   - Ты с родителями живёшь?
   - Один. Мне осталась квартира. Родители построили приличный дом за городом и обитают там. Им нравится засыпать и просыпаться под запах цветов.
   - Это нам на руку. Есть где прятаться. Остальное придумаешь сам, раз твоя голова направлена на выдумку. Дерзай. К тому же ещё два года, как не крути, я должна прожить в общежитии под бдительным оком отцов офицеров.
   - Чёрт, я упустил это из вида. Тарасов получит по рукам, если будет лапать.
   - Глеб окстись, он таскает нас как курчат под мышки. Ему по должности положено нянчиться с нами.
   - Расскажи мне ещё про него, а то я не знаю какая из него нянька.- Недовольно пробурчал он.- В одних местах балдели.
   Я хотела рассказать ему про Наташу и то, что взводный сел на жёрдочку, но вовремя прикусила язык. Ни к чему выбалтывать чужую тайну даже мужу.
   Взволнованные мы проболтали всю дорогу и не заметили, как машина подкатила к старинному особняку на центральной площади. Ожидание подошло к концу. Водитель открыл дверь. Глеб подал мне руку. Я шла ни жива, ни мертва. Дальше было всё, как в тумане. Натыкаясь на улыбки служащих, ставила подпись, вдевала кольцо, подставляла свой пальчик, целовалась, принимала поздравления. Глеб, затолкав брачное свидетельство во внутренний карман, благодарил за услугу. Чувствую, как он подхватывает меня на руки и, слава богу, я б на своих трясущихся ни за что не доковыляла до машины. Муж, жена - смешно и страшно. Ум зашёл за разум. Потом мы куда -то едем. Он постоянно целует меня и что-то говорит. Ага, просит бросить мою затею с военным вузом. Доказывает, что я вышла замуж за человека способного обеспечить любимой жёнушке совсем не хилый, а может быть и самый высокий уровень жизни. Я улыбаюсь и вожу пальчиком перед его возбуждённым носом. "Не шали. Такого уговору не было". Глеб вздыхает. Напор не прошёл. Мы едем за город в тихий уютный ресторанчик на берегу океана. Нас ждут. Столик на террасе. Много цветов. Глеб разливает шампанское, мы пьём и целуемся. Он нервничает, мнётся и всё же начинает говорить:
   - Ириша, я должен... я обещал тебе сказать... Пойми меня только правильно. Прошу, детка, будь умницей и не пыли с ходу.- С надеждой смотрит он на меня, вымучивая из себя слова. - Чёрт, на языке словно гири.
   "Ну, уж дудки, помогать не стану, страдай сам, умник",- наблюдая за его мучениями, положила я конфету в рот, уже почти догадываясь о чём пойдёт в таких муках рождающийся разговор.
   - Сейчас я всё объясню...
   Кто против, объясняй. Я взяла ещё одну конфетку, Глеб по-прежнему собирался с мыслями.
   - Понимаешь, ты тогда была права... там, на водопаде. Спор был. Струсил, не признался, побоялся тебя потерять. Я завёлся после дачи не рассказать как. Сашка просил успокоиться и забыть, а мне не терпелось поставить тебя на место. Твой брат предупреждал, что это не простое дело. Но где там... Разгорячился и пообещал привезти тебя на остров. Сашка, зная твой норов, посмеялся и согласился, только при одном условии, если у меня всё же это выгорит, я тебя не трону. Естественно я знал, что плавать не умеешь, на это и поставил. Куда ты с катера денешься. По любому бы на остров привёз. А тут та заварушка случилась... Ир, ну не смотри на меня так. Я осёл тогда на даче уже понял, что влюблён в тебя по уши. Отсюда и бесился.
   "И пусть вякнет мне после этого хоть кто-нибудь, что у женщин нет интуиции".
   - И на что меня кинули?- как можно беззаботнее спрашиваю я.
   Он мнётся, но куда ж деваться раз начал говорит:
   - Пиво. Ящик. Проиграл я, проиграл, это же понятно. Вот такие пироги.
   "Надо же, угадала даже это".
   - Да, не с яблоками пироги твои...- Вяло ответила я, глядя куда-то в сторону.
   Он, даже не заметив того, что тон мой говорил о другом, принялся оправдываться:
   - Специально после регистрации, но до ночи любви сказал, чтоб у тебя был выбор. Уйдёшь, я пойму, хоть и буду страдать. А теперь откровенность за откровенность. Скажи честно, ты меня презираешь?
   Я прищурила глаз.
   - Откровенно?
   - Хотелось бы,- пожал он плечами.
   Его тяжёлый вздох чуть не рассмешил меня. Презирать надо весь мужской пол от рождения и до смерти. Всю жизнь они делают что-то не то, не там и не с должным усердием. Бог уровнял мужской и женские роды. Наградив женщину терпением, а мужчину безумством. Вместе они составляют очень сильное начало. Когда терпение не достаточно целое распадается на кусочки.
   - Глебушка, как ты понял, я догадывалась об этом, ещё там, под водопадом. Глаза жгли страстью, руки и тело огнём, а ты тормозил. Должна была быть причина и весьма серьёзная. Пораскинула мозгами и картина нарисовалась. Как умные говорят: "Факты, сведённые воедино, приобретают смысл". Потом эта догадка только крепла. Хорошо, что сказал сам. Почему после процедуры регистрации брака, тоже понимаю. А на острове... Глеб, всё было просто чудесно, другие отношения там испортили бы аромат "Рая" и чистоты. Мне этих дней вовек не забыть, чудный подарок.
   - Глебушка!... Ирочка, золотко, значит, прощён.- Он, улыбаясь, потёр нос. Потом вскочил, скинул пиджак, расстегнул ворот рубашки и, беря меня за руку заставляя встать, делает несколько шагов в танце. Музыка была медленная и приятная. Обхватив меня за талию, он повёл. Но, не удержавшись на этом, подхватив меня на руки, закружился, как ненормальный. - Ты хочешь посидеть ещё или мы возвращаемся домой?
   - Я тебя хочу,- улыбаюсь я, краснея до корней волос.
   - А я тебя, солнышко. Обещаю, нам будет хорошо.
   Хотеть и бояться - это про меня. Как и любая девушка я ждала этого, однако так и не сумела к этому дню толком подготовиться. Конечно, мы шептались с девчонками об этом. Собирали и мололи по такому скользкому предмету всякую чепуху. Безусловно, и читали, и смотрели, и хихикали. Но серьёзно то не отнеслись к тому щепетильному вопросу, больше для Елены старались. Никто же не собирался так скороспело выскакивать замуж. Все пять были безнадёжно зелёные, безкавалерные и не опытные. И вот теперь эта таинственная и сладкая минута приближалась. У порога дома, я почти паниковала. Продвижение по дому учитывая то, что я устала от волнения, жары и страха, приблизило моё состояние почти к полуобморочному. На руках Глеба попала в спальню. Чувствуя на себе его горячее дыхание, я горела и дрожала.
   - Мы дома детка.- Заявил он бодренько. Не чувствовать мою тряску он, естественно, не мог.
   - Глебушка, я боюсь немного,- прижалась я к его щеке. От волнения у меня почти пропал голос. Мне было сейчас не до того в чём я и как смотрюсь в этом белье и на этих простынях. Голова наша с девчонками была забита точно не тем чем надо. Читали совершенно бестолковые вещи. В каком белье и на какой постели... Господи, какая мура.
   - Я догадываюсь. Но от этого не умирают, иначе на пустой планете гулял бы один живой ветер. Доверься мне, детка.
   Интересно кому мне ещё доверяться, если мой муж он.
   Глеб бодрился стараясь не показать вида, что на взводе. На деле же - сам волновался не меньше. Женщин хватало, но девушка была в его не малом списке побед первой. Он догадывался, что торопиться нельзя, предполагал, что должен быть слаще её грёз и фантазий. Сегодня её день и он будет стараться только для неё. Все прелести женского счастья она должна испытать ещё до того, как всё это случиться. Ведь жизнь так устроена, что всё в ней испытываешь по-настоящему остро лишь в первый раз. Так уж вышло - первый для них обоих. Он то действо прокрутил не раз в голове, но всё равно на сердце кошки скребли. Главное не паниковать и не раскисать,- подбадривал он себя.
   Пока он срывал с себя пиджак, зацепившийся в рукавах, я села на кровать и сбросила туфли. Кинула на кресло сумочку, туда же полетели и перчатки. Наконец Глеб справился с рукавами, вывернув их на изнанку, и подскочил ко мне. С молнией на платье он справлялся так же, как со своим пиджаком: выдернул с корнем. Меня колотило от его дыхания, касания пальцев, волос. Мне было не понятно до тревожного. Ведь мы были нагие на острове три дня. Знаем каждую родинку на теле друг друга, так почему же нас так трясёт обоих сейчас. Не иначе, как это разные вещи. Каждая снятая тряпка приоткрывает тайну. Заставляя биться набатом сердце и полыхать огнём голову. Его губы борются за каждый отвоёванный у ткани сантиметр. Я пытаюсь найти своим безвольным рукам хоть какое-то применение, начиная расстёгивать на нём рубашку. Глеб рычит:
   - Не трогай, а то заведусь...
   Я испуганно бросаю такое дело. "Куда заведётся, как заведётся?" - бегают по всклоченной голове мысли. Но по мере того, как исчезает с моего тела одежда, улетучиваются и они. Зачем ещё о чём-то думать, если у меня это первая брачная ночь и другой такой уже не будет никогда. Так устроена природа, любовь... Надо сказать, что по дурости своей я долго сопротивлялась тому сжирающему меня огню, пытаясь всё запомнить и ничего не пропустить. Бедный Глеб, должно быть не понимая того что происходит усердствовал в тройне. Наконец, сопротивление моей головы было бешеным натиском сломлено, и я погрузилась в розовый туман. Я уже не видела, как Глеб, избавившись от одежды, сопя как паровоз, упал рядом. Не слышала его бессвязного шёпота:- Ира, Ирочка потерпи, ещё чуть -чуть, ещё самую кроху... "Кому он говорит? Мне. Но с чего ж терпеть-то, да я готова терпеть так вечно, пусть себе любит..." Но тут произошло особо непонятное, кажется то, по чему я безжалостно лупила, вошло в меня, и резкая боль прорезала низ живота. Я забилась, пытаясь вырваться. Это не честно, обман. Я чуть не скинула его броском с себя... Глеб опять бормоча несвязные извинения: - Немного больно, потерпи. Сейчас всё пройдёт.- Припал к моим губам. И прилагая титанические усилия, пригвоздив всей мощью своей меня к кровати, пытался вырулить ситуацию. Я страшно хотела, чтоб тот купающий меня в своей купели жар вернулся. Какое-то время мы были одним воздушным шариком несущимся к солнцу. Потом он лопнул выстрелив конфетти и мы спускались на землю разными путями... Долго обнявшись и зачарованно смотря друг на друга, лежали остывая. У меня свело от вечной улыбки скулы, но я никак не хотела выруливать из того чудного тумана, куда меня завёл безумными стараниями Глеб. До меня с трудом доходило, что я уже не прежняя и этот сильный, красивый мужчина рядом мой муж. Вот это я натворила! Но стоило его руке прижать к себе, как все мои сомнения улетучились. Чего собственно мучиться-то. Мы вместе на законном основании. Нам безумно хорошо. Бабушка всегда говорила, что надо беречь то, что имеешь. Сегодня я имею любовь. Это много. Постараюсь не потерять её. И главное, никто не узнает об этом, если будем осторожными, конечно. Глеб отпустил прислугу. В доме мы были одни. Сбегал вниз за шампанским, фруктами. Сладкие минуты... Я рассматривала сквозь золотистую жидкость бокала своего Глебушку и на всю катушку улыбалась. Ещё бы не лыбиться вспомнив, как я со всей дури била по нему там, на Виткиной даче. "За что собственно так зверствовала-то и всё норовила в пах дать, как будто там маслом было намазано...- Тут же критически прошлась я по себе.- А он голубчик, на тебе, пригодился и ещё как пригодился. Теперь придётся приласкать малыша, скрашивая свои злодеяния".
   Утром нас не разбудить было даже пушкой. Я сладко спала закутанная в его ласку и нежность. Мне было хорошо и спокойно.
   17
   Домой мы возвращались вместе, рядышком и с охраной. В аэропорту ждала машина. Я боялась, что нечистый дух принесёт и Сашу, но обошлось. Мы стояли в аэропорту посередине зала и целовались. Он не чувствуя силы своих рук всё крепче сжимал меня в объятиях. Это не могло не привлечь внимания. Когда он оторвался от меня, я потянула его на воздух. Лично я уже дышать не могла.- Поедем сейчас ко мне,- настаивал он. Но я, не теряя разума, зарыла эту идею на корню. Глеб довёз меня до моего дома. Донёс вещи до квартиры. По дороге долго уговаривал переночевать у него. Но я не могла соблазниться. Завтра в институт с вещами. А у меня информации ноль. Надо собраться. Мы расстались, обещая перезваниваться. Что и началось сразу же. Переступив порог, я схватилась за трезвонивший телефон. Глеб распинался по телефону по всякому чиху. Я понимала, что это когда-то пройдёт, а пока надо потерпеть.
   Мама обратила внимание на моё кольцо и порхающий вид, но я выкрутилась, сказав, что купила по случаю на оставшиеся после поездки деньги. А вид, после чудесного отдыха просто не мог быть другим. Как ни странно сошло. Обзвонив девчонок и прояснив обстановку занялась сборами. Глеб звонил почти каждый час, выясняя чем я занята. Я подробно рассказывала, что на этот час кинула в сумку. Попутно удивляясь, что любовь необычная штука и становится важна всякая чепуха, на которую в хорошее время не обратил бы внимание. К закату Глеб разнылся, что прошла целая вечность, и он безумно скучает. Я целовала в трубку и отключалась. Вечером во время ужина меня ждал сюрприз. Я сидела к двери спиной. Отец вскочил из-за стола и бросился приглашать кого-то пришедшего, по-видимому, с Сашей. Когда за стол рядом с братом сел ещё и Глеб, я потеряла дар речи. Первое, что я сделала, придя в себя, это сняла кольцо и спрятала в карман. Два как капля воды одинаковых, на определённом пальце, вызовут вопросы. Вот кто ему лекарь. Как устроены мужские головы не понять. Есть больше не хотелось. Я гоняла еду по тарелке, улыбалась шуткам брата и не поднимала глаз, чтоб не зацепиться за Глебушку. Щёки мои наверняка горели. Господи, что он ещё придумал. Может не глядя и ночевать остаться... Так оно и было. Они принесли папку срочно накопившихся дел, ноутбук и сидели разбирая до полуночи. Глеб остался. Мои родители не возражали. Для них он Сашин шеф, приятный молодой человек к тому же. Ему постелили в зале, это как раз за моей комнатой. Я схватилась за голову. А вдруг родители сообразят... Что будет со мной бедной при этом думать совсем не хотелось. Хотя с другой стороны он мой законный муж и имеет на меня такие же права, как и родители.- Успокаивала я свою совесть. Дверь воизбежании шума не запирала. Глеб пришёл поздно. Нырнул с разбега, протиснувшись бочком. Перед этим повернув ручку, защёлкнул замок.
   - Малыш, а всему виной твоё упрямство. Спали бы себе в своём гнёздышке. Прячемся, как будто воруем. Сашка гад, два раза прибегал. Неймётся ему бегом всё свести. Пропади они пропадом те деньги. Тут такое дело либо бизнес, либо любовь. Может когда оно немного перегорит я и буду настроен на них, а сейчас нет. Детка, я скучал.- Горячо шептал он, гоняя страстными губами по моему лицу.
   - Сумасшедший, что ты будешь делать, завтра...
   - Но пака ещё сегодня ... и я тебя безумно хочу.
   Разбудил брат, постукивающий костяшками пальцев лихо по дверному стеклу.
   - Ир, Ир...
   - Чего тебе?- схватилась я, отлепившись от груди, таращившего спросонья глаза Глеба.
   - У тебя Морозова нет?
   Я проглотила язык. Вот это да. Опомнившись, забубнила.
   - Ты что белены объелся. Больше ничего не мог придумать.
   - Где же он?
   - В туалете наверное... Всю квартиру с дуру перебаламутишь.
   Сашка побежал искать шефа в санузел. А я потянула Глеба с кровати.
   - Скажешь, на балконе был, душно.- Дышала я ему в плечо.
   - Идея наивная, но забавная,- посмеивался Глеб.
   Он, обняв, притянул к себе, чмокнув меня в губы, улыбаясь, проверив коридор, выскользнул к себе. Я, уткнувшись в подушку, хохотала. Саша не найдя начальника, но налив попутно себе кофе, сунулся к шефу опять.
   - О, а где ты был?
   - На балконе. Душно.- Отговорился он, считая вопрос закрытым и переходя в наступление.- Кофе сделай.
   - Всё готово. Купайся и к столу. И советую поторопиться, опередить сеструху, потому как если она туда попадёт раньше тебя, то тебе не дождаться удовольствия.
   - Сегодня обойдётся без азарта. Если ты помнишь, тридцать первое августа на календаре.
   - И что это нам даёт?
   - Нам ничего, а ей завтра новый учебный год.
   - Точно. Сборы же у них сегодня.
   Надо же, как до жирафа, но дошло. Быстро же мой братик забыл свои курсантские годы. Пока они мудрили, я прошмыгнула в ванную.
   - Вот, а я предупреждал.- Завопил, стуча по двери, брат.- Побыстрее, коза. У нас дела, между прочим.
   И вздохнув, повернулся к шефу:
   - Глеб, советую позавтракать. А то и тут обскачет.
   - Ладно, давай, не кипишись ты так. Сам же говорил - пупсик.
   - Что-то я тебя не понимаю...
   - Топай на кухню.
   Пока они морочились на кухне, в ванной, а потом с одеждой, я быстренько выволокла сумку в прихожую, натянула камуфляж и мирно принялась дожидаться их у входной двери. Кто-то из двух да довезёт.
   Брат с ходу разворчался. Некогда, такси возьми. Я не двинулась с места. Глеб поднял пузатую сумку и подтолкнул меня к выходу.
   - Глеб ты что сдурел, я не могу, совещание же.
   - Мне надо повидать Тарасова, я заскочу и подброшу её.
   Ему было в те счастливые минуты до всего, как до лампочки. Самое лучшее, чего бы он пожелал сейчас всем, это испариться, исчезнуть и не мешать ему. А ещё желаннее очутиться опять с Иришей на острове любви. На худой конец хотя бы ещё час в машине...
   - Чё-то я не понял. Ты же совещание проводишь?
   - Начнёшь ты, я позже подъеду.- Отнекивался Глеб.
   - Но вопрос твой - острова.
   - А ты начни со своего. Не спорь, мне нужен Тарасов. И я его увижу.- Поставил точку в споре он.
   Глеб, развернувшись от Саши и считая разговор оконченным, подтолкнул меня в свою машину. Я с удовольствием забралась на заднее сидение шикарной тачки. Покачавшись, включила музыку. Отлично. Глеб, кинув сумку в багажник, сел за руль.
   - Покатили, курсант.
   - Глеб, ты занялся похищением?
   - Время нет сейчас, хочу дожать острова. Запущу проект и... найду ту заразу.
   Морозов подрулил к общежитию. Я осмотрелась. Вокруг общежития было напихано море машин. Народ прибывал. Всё вернулось на круги своя. Глеб дотащил мои вещи до комнаты и пошёл отмечаться к встречающему нас в боевой стойке взводному.
   - Привет. В полной боевой готовности. Ещё не старший лейтенант.
   - Типун тебе на язык, накаркаешь ещё. Вместо четырёх не чихая влупят три.
   - Чего дрожим?- ухмыльнулся Морозов.
   - Да уж. Ужас начинается. Хотел сбежать... Не позволили. Доконают они меня.
   - Ладно, ныть-то, хорошие же девчонки.
   - Кто спорит, но не с оружием в трясущихся руках.
   - Пока ж не пристрелили никого,- хмыкнул Глеб.
   - Вот именно - пока.
   Мимо них прошествовала Марина с отцом, тащившим чемодан. Девчонка в приветствии приложила ладонь к виску, а отец подал руку Тарасову:
   - С началом нового учебного года, капитан!
   Костя кивнул. Проводив их глазами, взводный усмехнулся:
   - Смотришь - ангел, а чуть весь курс не взорвала, куропатка.
   - Представляю,- не сдержал улыбки Глеб.
   - Ничего ты не можешь представить. Мечущаяся по окопу с безумным взором барышня, не знающая в какую сторону лукануть гранату. Как тебе это?
   - И как вырулили?
   - Курсовой сориентировался. Я б в порошок стёр того, кто придумал баб набирать.
   Взводный примолк. Мимо прошествовали Лена со Славкой. Славка волок на двух плечах по сумище и пыхтел как паровоз. Лена козырнула, парень попытался поставив сумки проделать тоже, но взводный махнул - свободен, иди.
   - Видел, у них любовь, а я отвечать должен.
   - Всем же по восемнадцать...
   - Какой к чёрту тут возраст, курсантки они, понимаешь?
   Глеб посмеялся и, бросив взгляд на часы, заторопился с прощанием. Малышка права, лучше помолчать с обнародованием "брака и семьи".
   - Глеб, ты чего приходил-то?- догнал его вопрос Тарасова.
   Обернулся и соврал первое же похожее на правду.
   - Сашка попросил сестру завезти, по пути было.
   - А!
   Тарасов кивнул. По лестнице поднималась, семеня за отцом, Наташа. Их глаза встретились. Натка вспыхнула. Они наслаждались, как влюблённые скрывающие это от всех школьники. Подушечки их пальцев мимоходом нежно коснулись друг друга. Костя сделался враз мягким и воздушным точно розовый шарик. Он уже был как бы и не против курсанток-мартышек. "Эх, куда меня занесло..." Отвернулся он от хлопнувшей двери пятой комнаты, пряча улыбку. На встречу ему тащила сумку - чемодан Вика. Ну вот, все на месте, без потерь.
   18
   Весь день был занят до минутки. Получали оставленные в каптёрке вещи. Слушали наставления и страшилки курсового. Ездили в университет за расписанием. Потом давили проверками и построениями. Дальше слушали грозные наставления курсового по учебному процессу и предупреждения насчёт шашней и прочих отвлечений от него. Он так смотрел на меня, что заныло под ложечкой, и я бодро брякнула, что, мол, мы до окончания института ни-ни. Я врала со спокойной душой и даже не краснела. Привыкла. Майор, выудив меня из общего списка, присмотрелся и с усмешкой сказал:- "Хоть одна здравомыслящая нашлась". Мне стало ужасно стыдно за враньё и жаль майора. В общем, с этой суетой, еле дождались вечера, чтоб поболтать. Интересно же до ужаса, как прошёл у каждой по отдельности тот месяц. Всех конечно интересовали подробности выигранного мной пари. Обещала рассказать, но после отбоя. Только мероприятие сорвалось на корню. Так как не успела я растянуться на кровати, как позвонил Глеб, бесстрастным голосом велел спуститься. Возражать бесполезно. Наделает много шуму разборками. Мне зачем это. Морозова я ой как понимала, он хотел меня часто, много и с удовольствием. Как наша семейная жизнь будет развиваться дальше, я плохо себе представляла. Глеб ждал внизу около дежурного. Я пока, на глазах изумлённых девчонок, натянула камуфляж с берцами и выскочила, мой ненормальный мужчина, покупал наглым образом дежурного. Офицер показал ладонь. Пять минут. Я кивнула, Глеб ухмыльнулся и, взяв меня за руку, потянул вон. На улице подтолкнул к машине.
   - Глебушка, ты с ума сошёл.- Тревожно шептала я, оглядываясь на крыльцо. Как бы кто не увидел.
   - Садись, не маячь.
   - Меня отчислят.- Приходила я в себя, плюхнувшись в салон.
   - Велика беда. Ладно, меня отец загнал в те казармы, чтоб избавить, оградить от влияния улицы и быть уверенным, что единственный отпрыск день и ночь под контролем. По человечески понятно. Зачем вкалывать, делать капитал, если потомство сходит на нет в какой - нибудь подворотне на игле. Но ты чего добровольно туда залезла...
   Я и сама не в восторге от своего выбора, но сейчас воспротивилась и насупившись предупредила, что это моё дело и ему лучше не лезть. Глеб примирительно склонился надо мной, тут же смахнув с моей головы берет, распустил волосы.
   - У тебя чудные волосы, они щекочут мне лицо и я балдею.
   - Ты не балдей, а смотри на дорогу.
   - Само собой.- Бодренько чеканит он и с разгона чуть не врезается в зад тормозившей на светофоре "ауди". Завизжали тормоза. Я закрыла ладонями лицо, а когда открыла, то поняла, что машина чуть не поцеловала бампер.
   - Осторожно,- взвизгнула я.
   - Чёрт, чёрт!
   Глеб побледнел, но, обернувшись ко мне, улыбнулся.
   - Всё нормально?
   - Да.
   - Как пить дать баба за рулём. Одни неприятности от этих козлих...
   Я вспомнила себя выпрыгивающую с балкона и вышибающую с ходу машиной его ворота. И чтоб не засмеяться спросила:
   - Глеб, куда мы катим?
   - Домой, я отпросил тебя до утра.
   - Но он показал пять минут.
   - Отмазка для хлопающих глазами курсантов.
   - А что я девчонкам скажу
   - Что родители срочно забрали...
   - Ты учишь меня врать.
   - Я учу тебя выкручиваться,- хмыкнул он.- Я заказал чудный ужин, свечи. Это первая ночь в нашем гнёздышке.
   - И я в камуфляже, и берцах...
   - Малыш, я всё продумал.
   Я отползла в угол и затаилась. Какой смысл возбухать. Он всё равно сделает, как ему надо. Плохо то, что из-за меня он раскатывает сам за рулём и без охраны. Вот это никуда не годиться. Совсем шарики за ролики зашли. А у меня не зашли?... Села поехала. Надо хоть девчонок предупредить.- Взялась опомнившись за мобильный. Ответила Лена и сразу с вопроса. Где я и куда умчала? Без объяснений предупредила, что буду обязательно рано утром. Ленка что-то правильное кричала, но я отключилась.
   Он гнал машину как сумасшедший. Наверное, мы чудом избежали беды и не разбились. Где то я слышала, что бог хранит чокнутых и влюблённых. Теперь я испытала эту мудрость на себе. Хотя лучше б не надо... Но разве ему что докажешь...
   Дом был новый, почти в центре, с подземными гаражами, большими квартирами и чудным холлом. Во мне ещё детство играло. Я бегала из комнаты в комнату с квадратными глазами. Красота! У нас есть собственное гнёздышко. Только наше. Где нас никто не достаёт, не сдерживает. Не надо ни от кого прятаться и оправдываясь сочинять басни. Тоже своего рода остров. Глеб пронёс многочисленные пакеты на кухню, а потом взялся за меня. Проведя в спальню, показал на коробки, наваленные горой на кровати.
   - Это твоё. Разбирай пока. Душ там.- Ткнул он в отсек.- В общем, пока я накрываю стол, ты будешь при деле. Со шкафом и полками сообразишь, со всем остальным наловчишься.
   Да уж скучно точно не будет.- Присела я на краешек кровати, растерявшись. Но что делать, надо осваивать территорию. Для меня это было что-то навроде игры. Тайна, сказка, кино... Жизнь-то я ещё не видела и совершенно ничего в ней не понимала. Ни с того ни с сего влюбилась. С бухты - барахты вышла замуж. Проблему неверности мы не поднимали. Просто само собой брак подразумевал только верность друг другу. Теперь у меня был дом и моя одежда в нём. Я сняла форму и пристроила на вешалку в шкаф. Как быть хорошей женой я ещё не знала, но я очень любила Глеба. Освободившись от тяжёлой одежды, принялась с интересом распечатывать пакеты и коробки. Там было всё: начиная от кремов и духов и кончая вечерними нарядами. Быстренько впорхнув в милый халатик и домашние тапочки с пушком, побежала хвастаться. С ходу, налетев на расставляющего свечи Глеба, крутилась почти повизгивая.
   - Понравилось?- счастливой улыбкой расплылся он.
   - Да! Да! Да!- я тянясь на цыпочках и подпрыгивая, бегала вокруг него, чмокая по очереди в щёки.
   - А квартирка как?
   - Я не всё успела рассмотреть... занялась разбором покупок,- виновато заморгала я,- но то, что попалось на мои глаза выглядит здорово! Ты молодец!
   - Рад, что потеснил в твоей головке нелестные представления о своей персоне.- Улыбаясь, притянул он меня к себе.- Сознайся, что до осла я не дотягиваю.
   - Сознаюсь.- Смеясь, запрыгала я опять вокруг него.- А вопрос на засыпку можно?
   - Попробуй.
   - Кто это всё убирает?
   - Домработница приходит раз в неделю.
   - Надо же...
   - Всё? Я думал ты покруче меня чем-нибудь достанешь...
   - Например, спрошу, были ли у тебя жена и дети...
   - Жена теперь есть, детей пока нет,- подхватив на руки и покружив, он посадил меня к столу.- Ты ж знаешь, что я не был никогда женат. Брат же не мог не рассказывать обо мне...
   - Наверное, рассказывал, не помню. Ты меня совершенно не интересовал. Не мой тип и не до парней было, длинная цепь экзаменов. А сейчас, когда ты сказал так себе, насмешливо - напугалась. Ничего ж не знаю о тебе. Вдруг, думаю, был женат. Мало ль. Есть дети. А я очертя голову вбухалась в чужую жизнь.
   - И что тогда?
   - Глеб, я б ушла. Как не любила б тебя - ушла. Зарегистрированный брак не удержал бы меня. Для себя я решила ещё читая сказки: второй не буду никогда. На чужом несчастье счастья не построишь. Это не книжная истина, ту мудрость доказала жизнь и ловчить с ней нельзя, если ты серьёзно относишься к жизни и своей судьбе. Правда есть умники утверждающие, что это горькая истина кажется справедливой только тогда, когда не касается лично тебя. Но это чушь. Обманывать себя тоже последнее дело. Может на чьё-то рассуждение глупо, но на моё в самый раз.
   Глеб, улыбаясь, разлил по фужерам вино. Его жизнь совершила крутой поворот. Иришкина тоже. Он смотрит на неё почти с восхищением. Девочка ему всё больше и больше нравится. Какой мужик не мечтает быть для своей жены единственным мужчиной на всю жизнь. Он нашёл себе именно такую девочку. Повезло, судьба, не без этого. Но и его нюх на удачу не подвёл. Сообразил, что к чему. Цыплёнок, а рассуждает, как умненькая взрослая матрона. И это в лишённый романтики век встретить настоящую любовь! Разве не везение... Не где-то там, на конкурсах красоты и на подиумах, в спорах с бизнес леди, а совсем рядом с ним в камуфляже и берцах.
   - Давай, золотце, за нас, за случай, за твою идею съездить за счёт братца отдохнуть. Видишь ли, у людей занятых бизнесом холодная голова. Если б не ты, я долго бы ещё представлял из себя глыбу льда. Там, где делаются деньги, не до сказок и любви.
   Я смутилась, пожала плечами, но бокал сдвинула. Запел хрусталь. Непременно за нашу счастливую долю. За счастье женщины, знаю оно в нас самих. Захочу и постараюсь - буду. Я смотрела на любимый мной осенний букет хризантем и думала, что счастье, как цветы, греет тебя, пока не протянул руки человек. Сломает душу, испохабит тело, убьёт красоту. Отщипни хоть один бутон, больно всему кусту. Он будет бороться с болью и ему будет не до красоты. Так и мы, как будет у нас... В мешок не завяжешься, вся жизнь на виду, как прорвёмся мы через тянущиеся к нам руки. Они убивают любовь. Сколько возможно, надо беречь наши чувства от окружающего нас мира. Наверно это нам на руку, что о нас никто не знает.
   19
   Глеб привёз меня до подъёма. Сунул дежурному ещё бумажку. Я чмокнула его в щёку и попросила не ездить без охраны. Он улыбнулся и кивнул.
   Осторожно вошла в комнату, разделась и легла в кровать. Всё выглядело так, как будто я всю ночь тут и была. Подъём прозвучал нестерпимо резко. Девчонки, повскакав, вытаращились на меня.
   - Забирали домой, приезжали гости. Сейчас нет смысла вдаваться в подробности.- Предупреждая вопросы оттарабанила я.
   - Слава богу, что ничего плохого не случилось, мы беспокоились, всё так неожиданно.
   - Ты так рванула, только пятки засверкали.
   - Вообще-то мы вроде как не чужие, беспокоились за тебя, и предупреждать надо.
   Выслушав подруг, я извинилась. Что я ещё могла, не объяснять же им, что из-за Глеба я забыла про мать родную. - Но хватит базара, пора на плац,- командует Лена. Натянув парадную форму, мы поспешили на праздничное построение. Много гостей. При параде и офицерский состав. Новые первокурсники и первокурсницы и их радостные родители, друзья, подруги. Все они счастливы, не зная пока во что вляпались. Мы понимаем, что это праздник для двух курсов, первого и пятого. Первого - не в курсе во что въехали, а последнего - зная из чего выезжают. Наш курс болтается внутри учебного процесса и всем не до нас. Наш год был прошлый, теперь ждать ещё четыре козырного пятого. В университете то же самое. Второй курс в рабочей колее, и дав время на жаркую болтовню после разлуки, всех мигом направили в деловое русло. Вечером зашли в гастроном, купили продуктов. Командование время не теряло. Оборудовало нам кухню. Это здорово. Не надо таскаться в столовку. Нам разрешили самим готовить. Мои обещали привезти завтра небольшой холодильник. Парни повалили к нам варить сосиски и печь наколов на вилку лук. На большие кулинарные шедевры их не хватает. Выяснилось, что наши девочки тоже не все сильны в кулинарии. Маринка и Натка в силах нарезать только бутерброды. Салат и тот уже под вопросом. Но выяснилось это когда наступило дежурство одной из них. Едой, на которую Марина угрохала весь вечер, можно кормить только что разве собак. Благоразумно решив это чудо кулинарии лучше выбросить, мы прикинули обойтись бутербродами. Но Елене пришла другая идея применения Маринкиных кулинарных трудов. Она вызвала своего слоника Славку и всучила сковороду ему.
   - Есть будете?
   - Спрашиваешь!
   - Всё съедобно,- предупредила Ленка на всякий случай.
   - Я что дурак, пахнет обалденно.
   - Тогда приятного аппетита.
   - Спасибо девчонки.
   - Когда вылижите, вымойте сковороду.- Предупредила она
   - Если ещё что забракуете, зовите, не забывайте нас.- Довольный оторванным презентом заявил Славка.
   Когда за ним захлопнулась дверь, мы от смеха грохнулись на подушки.
   - А вы собакам, собакам. Как видите, поближе клиенты нашлись. К тому же и сковородку отдраят.
   До полночи Вика рассказывала про свою поездку в Малайзию. О соседстве небоскрёбов и тропиков. О ресторане, парящем над городом, который медленно, почти незаметно крутится, и панорама за его стеклом всё время меняется. Потом я парила им мозги про результаты своего пари, естественно без продолжения. Рассказ кончался дачей и моей победой. Девчонки хохотали и все были довольны. Знай наших!
   Учитывая кулинарный провал Маринки Натка сдалась сразу честно предупредив, что тоже в приготовлении пищи не спец. Прикинув, мы решили больше не тратя продукты на выброс и подкормку однокурсников, учиться готовить. Пригодиться, мы всё-таки женский пол. Притащили толстую книгу с рецептами, и с усердием приступили к выполнению этой не простой задачи. Терпение камень точит и осадой города берёт. Потихоньку, полегоньку и дело пошло. Не шедевры, но пальчики оближешь.
   Добираться до университета было нелегко. В счастливом, приподнятом настроении заходим в автобус. Там пхнули, тут наступили. И всё же, туда ещё проще, а обратно сплошное наказание. Что тут скажешь- час пик! Втиснулись в набитый до самой крыши автобус. Душно, толкают и утрамбовывают со всех сторон, воняет потом, чесноком и дешовыми духами, в общем,- приятного мало. Ехали на одной ноге, радуясь, что в берцах и камуфляже. Замелькали знакомые ориентиры. Постарались пробраться к выходу. Пришлось приложить незаурядные усилия, пробираясь сквозь стену людей. У общежития вывалилась большая часть пассажиров автобуса. Когда очутились на улице вдохнули свежий воздух. Я лично подумала, что для того, чтобы почувствовать себя счастливой много не надо. Вот в таком философском расположении духа иду за Викой, смотрю... глазам своим не верю: валяются на дороге продукты. Что за чёрт?! Присмотрелась, выпадают один свёрток за другим из Викиного продырявленного пакета. Какая -то зараза разрезала. Хохоча, возвращаемся, собираем. Идея рождается на лету. Предлагаю выследить и выловить гадёныша. Натка сомневается, Маринка - туда-сюда, остальные соглашаются. Сложного-то ничего нет. Нас пять, распределим роли и обобьём руки. Я не вполне уверена, что действую правильно, подбивая подруг на такое. Но рассуждать поздно... Я завелась. На ходу придумываю, планирую как это будет, красочно расписывая рассказываю. Всё дружно участвуют в обсуждении, внося в проект дополнения и изменения. Азарт берёт верх даже над Наткой. По прикидам должно получиться неплохо. Хотя, когда больше двух говорят в слух, получается базар. Да, что-то мы разгорланились. Примолкаем только тогда, когда входит взводный. Он получил какую-то награду. Слышали краем уха от офицеров. Мы пытаемся поздравить. Но он перебивает своим воспитательным процессом:
   - Вы чего так тихо орёте? До дежурного не долетает. Надо громкости чуток добавить.
   Мы, уходя от объяснений, утыкаемся в книги.
   - Похвальное с первых дней рвение.- Басит он.- О чём так бурно и с азартом базарим?
   Мы молчим. Глухи и безъязыки. Может уйдёт. Но не тут-то было.
   - За каникулы уши морем заложило. К медикам отправить, чтоб прочистили.
   - Да расписание, товарищ капитан, обсуждаем. Неудачно составлено.- Направляет по ложному следу взводного Вика.
   Лена, поймав несчастный взгляд Наташи, бросает книгу на кровать и бодренько говорит:
   - А что девчонки, не пора ли нам чайком побаловаться.
   Мы живенько задвигались, наперебой приглашая взводного поучаствовать. Он посматривая на Натку сел. Та сорвалась с места и, натыкаясь на стул, рванула к кастрюлькам. С усердием наваливая на тарелку отбивные с картошкой и вертя в азарте крышку банки с солёными огурчиками, подвинула всё это ему. Мы пили чай, отводя взгляд от взводного трескавшего ужин. Натка отдала ему свою утреннюю порцию. Кошмарное дело для женщины любовь, она сразу готова на жертвы. Туманно так додумываю, что это пожалуй одни наши бабы такие дуры. Один французский писатель утверждает, что любовь живёт три года. Мы на французский рекорд не претендуем. По тому как, у нас, у славян, она может длиться вечно. У наших женщин иной подход к ней. Нас мелочами не возьмёшь. Главное, чтоб она нос показала, а уж всё остальное только в наших руках. Чего не хватает мы дорисуем и протянем до бесконечности. Главное, чтоб милый не трепыхался и не выскальзывал, а был рядом и не совсем гад. А там уж наши бабы со всем старанием, как в той немудрёной песенке "и под снегом и под градом..."
   С трудом дотерпели до ухода Тарасова (а он как нарочно сидел и сидел) и погрузились снова в план. Решили, не дожидаясь учебной нагрузки, когда завалят заданиями под горло, долго не тянуть. Пока более - менее свободны, в самый раз дело и обделать. Маринка, переодетая в гражданку и обвешанная золотыми цацками, должна была сыграть роль приманки. Наталья с Викой на слежке, мы с Леной берём ту сволочь. Переодевалась Марина в примерочной маленького магазинчика не далеко от общежития. Там же мы оставили и её военку, уговорив продавщицу на коробку конфет. До института проехали впустую. Наши клиенты отдыхали или работали на другом маршруте. Обратно, опять с трудом впихнулись в набитый автобус. Они непременно здесь, перемигивались возбуждённые ожиданием девчонки. Так и было. Наташа, почесав нос, подала сигнал - опасно. Вика завопила, что ей отдавили ногу. В берцах-то?! Это тоже знак и тоже опасно. Значит, их двое. Я пытаюсь разглядеть в людях отирающихся около Марины и девчонок потонциальных воров. А возможно их насторожил один и тот же человек или воришек всё же двое. Очень странный и не договорной знак опять подала Вика. Что бы это значило? Но вот остановка, народ заелозил, пытаясь прорваться на выход. Маринка расшумелась, делая попытку схватить парня. Сзади на неё накидывается девица. Мы с Леной пытаемся протиснуться к Марине. Нам, не ориентируясь в происходящем, мешают активные граждане. Две грымзы и бестолковый мужик оттирая нас перекрыли путь. Проклятие. Я не удивляюсь, когда наш народ активно выбирает на выборах с точностью не того кого надо, а наоборот. Вот уж воистину воры громче всех орут, что их обокрали и они в доску хорошие. К нам тянутся руки пытающие схватить. Мы просим гражданок убрать лапы и раскрыть глаза, но это мало помогает. Получается базар в плюсе с киш - мишем. Батюшки, да нас прибьют! Цыплёнок табака в пяти экземплярах. Тогда Лена даёт команду: - На выход. Мы, держа в кольце воров, вываливаем на остановку. Ума ноль. Азарта выше крыши. Ничего уже не понять, кто кого ловит. Мне кажется, что нас. Комичная ситуация. Выкатившись из автобуса и получив относительную свободу, я стряхиваю со своих ног и рук прилипших граждан. А воришки пытаются усиленно прорваться и вопят, что их грабят и убивают. Нас бы давно растерзали, но народ смущает наш военный прикид. Зевак вокруг предостаточно. Причём каждый со своим мнением. Действительно при нашей развесёлой жизни, пойди, разберись - кто есть кто.
   - Товарищи расходитесь, здесь нет ничего интересного,- пытается вразумить граждан Лена,- поймали всего лишь воришек. Хотите помочь, вызовите милицию.
   Мы неплохо справились с работой ментов, но не учли страховку воров на остановках. В народ кинули боевой клич - ловят безбилетников. Окружившая нас публика окончательно обалдела. На нас ловко организованная навалилась толпа. Началась самая настоящая потасовка. Я изощрялась удерживать рыпающегося на всю катушку парня и отбиваться на все силёнки. Ленки досталось на орехи, ей под напором пришлось отдать вороватую девицу. Чёрт с ними пусть подавятся. Своего крысёнка я удержу. Куда ему деваться, зажмут выдаст и подельников. Девчонки не готовые к такому повороту были практически беспомощны. Они пытались больше защитить себя, нежели отбиваться от нападавших и держать оборону. И вот в этот момент около нашего бидлама тормознула машина и вылетевший из неё начальник курса, на всех парах мчал к нам. Народ отступил перед майором на безопасное расстояние, а организаторы пытались рассеяться. Мы, радуясь и ужасаясь присутствию курсового, пытались, перекрикивая друг друга, объяснить ему ситуацию. Тут нас всех и накрыла наша доблестная милиция. Как всегда вовремя. Ещё бы чуть-чуть и брать пришлось бы только одних нас. Детективы и крутые "Менты" это хорошо и чудесно. Но с нами всё получалось в точности наоборот. С нами делали то, чего бы нам совсем не хотелось. Для начала нашу боевую группу поволокли в участок. Потом мы исписали кучу бумаг, давая объяснения и свидетельские показания. Из нас вытрясли душу и пять лет жизни. Прочитали кучу лекций и нотаций. Как будто преступниками были мы, а не они. Причём все ходили с такими лицами как будто мы у них убили лучшего друга. Переглядываясь между собой, решили: "Не хай они дальше воруют! чтоб мы ещё раз..." Маринина своих разудалых ментов вместе с Каминской похоже увидела на Марсе или это экспериментальный участок на который нам нет доступа. Эти же спасибо за помощь не сказали, наверное, разозлившись на нас за то, что мы тех воришек поймали. Возни теперь с ними вагон, а навару напёрсток.
   - Слушай, Ир,- шепчет Маринка,- у меня такое чувство, что они сами их в тот транспорт сажают.
   Я велю заткнуться и оглядываюсь не слышит ли ещё кто. А то запросто впаяют за клевету и оскорбление мундира. Всё это до чёртиков неприятно. Выйдя на улицу, подсчитали свои потери. У Маринки был разбит нос, залито кровью модное платье, у Наташи поцарапано лицо, торчало стоймя ухо и оторван рукав камуфляжа. Это же с какой силой зараза тянула... Викин фонарь не нуждался в комментариях. А обломанные ногти в маникюре. Теперь их ещё требуется отрастить. На нас таращились какие-то люди. Но нам было сейчас на весь мир наплевать. Сильно напрягало только присутствие Богуша. Курсовой кипел.
   - Опять пятая комната в поте лица ЧП зарабатывает на светлый образ института. Что мне с вами делать, а?
   - На цепь посадить,- прошипела Маринка.
   - Дельное предложение.- Услышав, тот с ходу сориентировался на её сип.
   - Обидно же, обидно... Такая несправедливость... Я и смотреть больше те сериалы не буду. Шуты гороховые,- ныла она.
   - Что в головах, одна бестолковщина,- кипел начальник курса.- Марш в машину.
   Затолкав нас, как кильку в свой персональный автомобиль, он всю дорогу рассказывал то, чем мы займёмся в ближайшем будущем. Мы потупясь молчали, список был не малый. Ногти мы с таким фронтом штрафных нарядов долго не отрастим. Я ж отвлекаясь от его монолога подумала, что надо в свободное время попробовать потренировать девчонок. Самое время показать хотя бы элементарные способы защиты. Ленка здоровая кобыла, а толку-то с того. Защитить себя даже не смогла. Дорога не была близкой. По ходу он вызвал взводного и зама по воспитательной работе. Это такое чмо, что нам хватит нахлебаться и утопнуть в воспитательном процессе. Он постарается, это его призвание.
   - Товарищ майор!- Топтался за Богушем взводный.- Нам надо поговорить с вами. Я ни черта не понял. Мне очень важно знать подробности. Вы мне должны объяснить...
   - Так и быть объясню... А сейчас проследи, чтоб медик с чувством на них поработал.
   Про медицину речь шла не зря. Третьим нас встретил медик.
   - Какой эскорт,- прошептала Вика. - Я балдею.
   Обследовав со всех сторон и оказав нам первую медицинскую помощь, то есть, замазав до неузнаваемости, нас отпустили. Словом, весёлая получилась компания в горошек. Хотелось быстрее исчезнуть, спрятаться от людей. Но попасть в комнату мы не смогли, нас с ходу перехватила воинственно настроенная троица. Взводный был не проницаем. Сцепив руки замком, он молчком сидел за столом. Начальник курса изучал обстановку за окном, презрительно повернувшись к нам задом. Воспитывал нас воспитатель. У меня закралось подозрение, что курсовой нарочно его притащил, чтоб потрепать нам нервы. В красноречии этому деятелю равных нет. Маринка выдохлась и уже не думала, как она выглядит, Натка почти плакала, Вика прикрывала ладонью синяк и только мы с Леной ещё воинственно трепыхались. Оглядев после длительной воспитательной артподготовки наши понурые ряды и с ходу определив, где не сломлен ещё боевой дух за него дружно и принялись. Ооо! Это было жестоко. Вымотав нас основательно, отправили в комнату заниматься самоподготовкой. Но первое, что мы сделали, это отправились в душ, потом наелись до отвала и завалились спать. Какая на фиг самоподготовка, мы почти трупы болтающиеся между небом и землёй. Такое чувство, что небо не принимает, а земля не отпускает, мол, самой ещё нужны. Звонил Глеб, он выехал в командировку, я бодренько заверила, что у меня всё тип-топ. Знал бы он про тот автобусный улов. Ввалил бы ещё сам. Чтоб сделать нашему брату женщине втык, мужики дружненько объединяются. Часто звонить он не мог, на занятиях мы сидели с отключенными мобилами и от этого нервничал. Я боялась одного, чтоб он не сунулся с расспросами к Тарасову и тот по полочкам не разложил ему весь мой тип-топ. Мы не слышали, как не включая свет в комнату зашли курсовой со взводным. Мужики, то посмеивались, то вздыхали, разглядывая наши пошкрябанные физиономии.
   - Воительницы. Кто додумался только до такого...
   - Ира. Кстати девочка не так проста. Дзюдо владеет совсем не понарошку.- Прошептал Богуш.
   - Ну да? Манюня же...
   - Вот-вот. Советую присмотреться. Эта манюня челюсти одним ударом сворачивала, я сам рот раскрыл как ворона с сыром. Ленка рядом с ней беспомощная квашня. Получается мы ничего абсолютно о них не знаем. Просто открываем новую страницу. Отсюда и сюрпризы из халвы с хреном.
   - Может их расселить по разным комнатам,- с надеждой воззрился на майора взводный.
   - Думай что говоришь. Ты хочешь, чтоб у нас не одна, а пять комнат стали сумасшедшими. Вспомни, чем кончились твои комментарии насчёт дерева... Ладно, пошли чай попьём, пусть их спят. Точно уж никуда сегодня больше не влезут. О, как отрубились.
   Костя, украдкой, за спиной Богуша поправил на Наташе сползшее одеяло. Улыбнулся вспомнив, как они гуляли несколько дней тому назад по какому-то дальнему парку куда она его привезла. Чтоб на все сто ни на кого знакомого не напороться. Погода была идеальная для прогулок. Тихо безлюдно, даже попался ручей. Бежит себе булькая на камешках и огибая кочки. Чтоб не нарушить эту тишину и дать возможность выговориться болтливым птицам, молчали. Она держала его крепко за руку, а ему хотелось безумно, каждую минуту касаться губами её лица, губ, глаз, ласкать нежное ушко с маленькой серёжкой. Так и шли шажками. Ступили - встали. Он от нежного до безумного целовал, носил её на руках. Она смущённо прятала лицо на его груди и робко обнимала. На большее он не покушался, не смел, боясь разрушить всё. Не время, надо подождать. Всему свой час. Малышка совсем не походила на его прежних подружек. А вчера наоборот, как прорвало, после спектакля шли по освещённым фонарями улицам, и болтали, болтали всякие пустяки. Было так прекрасно! Он хорошо понимал, что в жизни мужика наступает момент, когда скучно думать только о себе, да и желания нет, хочется лелеять, заботиться ещё о ком-то и это кто-то Наташа. Он бы женился сейчас, сею минуту, но девочка только на втором курсе и на казарменном положении. Происшедшее сегодня напугало его. Он смотрел на пострадавшую Наташу и не верил своим глазам.
   Они прикрыли аккуратно дверь, и пошли в комнату взводного.
   - Ты чего лыбишься взводный?- обернулся Богуш.
   - Да так... вспомнил кое-что.
   - Я уж грешным делом подумал, не сорвало ли с тебя крышу.
   - От этих коз не знаешь, что и ожидать. Век бы не подумал, что сунуться воров ловить,- бурчал Тарасов, включая чайник и вынимая чашки.- Вспомните, как в лобовую атаку трусливо с танком шли. Хоть к земле пришивай. А тут Мазай и зайцы - воров вылавливают.
   - Да уж, только с ними могло за такое короткое время произойти так много всякой ерунды и приключений. Обычному человеку ту их программу и в год не осилить.
   - Посмотришь все ангелы.
   - Проверь их комнату на наличие взрывчатки.- Посмеивался Богуш.- Чтоб ещё в такую историю не вляпаться. Гранаты бросать научили. Не дождавшись правительственной программы эти ангелы не глядя организуют группу по борьбе с преступностью. Нас повесят и родители и начальство, дружно объединившись, причём за яйца.
   - Как только, так сразу. Смешно, а могло хреново для всех кончиться. Та братва запросто способна пустить ножи, заточки в дело или кулаками головы и руки им мартышкам поразбивать. Куклы с глазами.
   20
   Мы были на пике популярности. Кто б про нас слышал, если б не этот случай. Весь курс, посмеиваясь над нами, гудел. Находились такие, что приходили посмотреть на нас, как на диковинку какую-то.- Организовали вы себе имидж, закачаешься,- ругался Славка, делая укладку мозгов по полочкам Елене. Надо же ещё никто ей. Так не пришей кобыле хвост, а туда же учить. Что за мода у мужиков - воспитывать. Не дай бог Морозов узнает... Наплевать. Ссадины зажили, синяки сошли. Глебу я сказала, что стукнулась. Всё сошло с рук. Учитывая нашу военную специфику, он поверил. Но, не ведая того, сдал взводный, рассказав при случае про наше кино. Мне пришлось в довесок ко всему получить ещё и нагоняй от собственного мужа. Тут я завидовала девчонкам, их такая "радость" миновала. Глеб, сойдя с рельсов, разошёлся ни на шутку и полвечера в субботу меня воспитывал. Я, час терпеливо слушая его нотации, молчала. Но жалея бестолково потерянного времени, не выдержала и полезла целоваться. Только мне с рельсов тот забуксовавший паровоз свернуть не удалось, тогда я разворчалась:
   - Такое чувство, что ты на психолога учился, а не на финансиста. Нам воспитатель уже все уши прожужал. Противный такой груздь. Пойми, под горло надоели воришки. Вольготно им живётся. Надо же было их как-то наказать...
   - Милиция на что. Мы налог между прочим платим.
   - Про милицию не надо ничего говорить у меня настроение сразу портиться. Я по своей наивности так и предполагала. Но после этого происшествия, просто уверена, что менты последние остались в сериале. Они вымерли, как мамонты. А налоги мы платим даже тараканам.
   - Но это их работа.
   - Кто возражает. Только ментов нет и ты знаешь об этом лучше меня. Поэтому разбираешься сам, а не обращаешься к ним за помощью.
   - Чтоб ты не толкалась в общественном транспорте, давай я куплю тебе машину, а? Ириша, детка, тебе удобно и мне спокойно.- Моментом выкрутился он припёртый к стенке.
   - Глеб, ты сдурел. Что я скажу родным. Выиграла. Завралась и так уже вся. Сегодня сочинила, что буду ночевать у Наташи.
   - Малыш, я боюсь за тебя. Они действуют не в одиночку, у них подряд. То, что их подельников взяли курсантки наверняка известно всем остальным. Вас могут потрепать.
   - Ну я то отобьюсь, а вот девчонки... Ты прав. Об этом я не подумала. Выход всегда есть. Надо поговорить с курсовым. Он мужик башковитый, не заедается. Скорее, мы лезем со всякой ерундой на его нервы, как на вилку. Думаю, разрешит какое-то время нам слиться с толпой и походить в гражданке.
   - Я умоляю, не организовывайте больше своей диверсионной группой никаких вылазок.
   - Да мы совершенно безобидны.- Обиделась я.
   - Только мне вот не рассказывай сказок. Да и ваше начальство, перешедшее на режим боевой готовности и слежки за вами, так не считает, и я к ним обеими руками присоединяюсь,- не повёл бровью он.
   Вообще-то мужчинам нельзя долго давать возможность говорить. Это моё упущение. Надо быть с их полом всегда на стрёме и при информации. Поняв всё про них не очень отвлекаясь на нотации и зная уже все слабые его места, я тащила Глеба в ванную и мы тут же забывали обо всём. Женщина сильна, если она умна в своей слабости.
   Курсовой действительно не заедался и мы недели две ездили в университет в гражданке. Вечером за чаем прошлись по парням. Как ни как второй курс имеем право. К тому же все пять лелеяли по мечте, заполучить себе по стоящему мужику. Хотя с этим в стране напряжёнка. Но должны же мы молодые и красивые чувствовать себя женщинами, а не только ать-два... и мы болтали. Сошлись на том, что мы умнее и дороже себе. Я, правда, плохо слушала беседу девчонок, погружённая в свои мысли с Глебом. Так невпопад поддакивала им да хихикала. "Вся наша болтовня это прекрасные глупости. Любовь как ураган, всё правильное из головы фьють". Натка опять была в наряде по этажу и взводный, как бесплатное приложение к ней, чистил с ней раковины и драил туалет. Любо дорого посмотреть. Хотя и умирали от любопытства, к Натке с вопросами не лезли. Мы пили чай и гадали на сколько его хватит с таким нестандартным ухаживанием.
   Но неделю назад Вика заметила, как к взводному клеится курсантка с психологического. Напоминала она куклу. Крашенная, всегда хихикающая блондинка, с длинными ногами и большим ртом. Такое ощущение, что мозгов у неё ноль. Хотя зачем ей они не на финансовом же учится. Со стороны казалось, Тарасова она боготворила. Было похоже, что она запала на взводного не на шутку. Впрочем, могла и прикидываться, имея цель набросить уздечку. А что парень видный, из хорошей семьи и с городской пропиской. Для иногородней шанс остаться после учёбы в столице. Как бы там не было, а планам её не суждено осуществиться. Никто ж не виноват, что на его сердце легла манюня Натка, а не эта Джулия Робертс. Нам вмешиваться не довелось. Натка ничего не заметила, а Тарасов обнаружив за собой такой хвост, во время отрубил его. Мы вздохнули с облегчением. Похоже надёжный и стоящий мужик.
   В воскресенье к общежитию подогнали автобусы, загрузили нас в них и повезли в Тульчин изучать туманное прошлое Суворова. Нас встретил экскурсовод и тут же поведал, что город изрыт подземными ходами в разных направлениях. Сначала рыли их монахи, потом декабристы. В Тульчине находилось Южное общество декабристов. Но приехали сюда мы не из-за них. А жаль нас подземные ходы очень заинтересовали. Мы так сразу это и выложили. Но нас попросили головы не морочить и напомнили о Суворове. Много лет в городе квартировала в городе Вторая русская армия и два года прибывал в нём великий полководец Александр Суворов. Когда автобусы ползли по улицам мы заметили, что иным домам и домишкам более 300 лет. Старина. И мы сейчас прикоснёмся к ней. Именно в Тульчине Суворов написал свой труд "Наука побеждать". Экскурсовод рассказала, что приехав сюда, полководец был поражён тем состоянием армии, которое увидел: солдаты болели, условия жизни их были ужасны, а еда не пригодна в пищу. Суворов взялся за армию сам. Начал с того, что выкопал колодцы, чтоб вода была чистой. Они сохранились до сих пор. Нам их тут же и показали. Следил за едой и их гигиеной. Секрет его - простота во всём. Собственно - это секрет гениальности. Он ел простую пищу. Ложился рано - с заходом солнца. Спал на топчане из свежего сена. Подъём в четыре утра и купание под холодной водой. Делал утреннюю пробежку. Мы естественно поинтересовались, где он жил? Нам рассказали, что в начале Суворов поселился у магнатов Потоцких. Потоцкие узнав, что в город прибыл его сиятельство фельдмаршал всея Руси граф Александр Суворов, любезно предложили ему свои апартаменты. Полководец принял приглашение, но попросил заменить дорогую мебель обычным столом, парой стульев и топчаном. Пробыл он в гостях недолго и вскоре съехал в небольшой домик. Экскурсовод заметила, что фельдмаршал не любил зеркал. У него просто портилось настроение, если он ловил своё отражение в зеркале. На наш естественный вопрос:- Почему? ответили, что он был маленького росточка 1 метр 57 см. и весил 49 килограммов. Потом он не любил пить водку. Выпивал по маленькой рюмочке по великим праздникам. - Но ведь он был женат?- заметила Марина.- Так и было,- заверила нас экскурсовод продолжая свой рассказ. Что женился он в 44 года на 23 летней девице. В Петербурге она считалась одной из красивейших женщин. Она в отличие от Суворова роскошь обожала и возила за собой сундуки нарядов. Как-то она решила навестить в Тульчине супруга. Были манёвры. И он видит: по дороге движется целый кортеж карет. Послал адъютанта узнать. Получив сообщение: "Ваша супруга". Суворов съязвил: "Одна в несколько каретах?" и приказал отправить кареты обратно. - Они вообще-то общались?- задали резонный вопрос мы. Отношения с женой нас заинтересовали больше, его обливания холодной водой. У него от этого брака было двое детей. - Развела руками экскурсовод,- не от святого же духа. Дочь как две капли воды похожа на него. Ребята дёргали нас, им не терпелось идти дальше. Они не понимали на что мы тратим время. - Да, отстаньте вы,- отбивались мы,- продолжая сыпать вопросы. - Неужели он ничего не любил?- экскурсовод поправила причёску. - Ну почему же... Петь любил и даже запевал в церковном хоре в тульчинской Успенской церкви. Очень много читал. Он знал семь языков. От Суворова нас повели к месту бывшего дома Пестеля. Но это уже по ходу. Основным вопросом нашей поездки был Суворов. Нам по ходу рассказали, что именно здесь была создана первая в России и одна из первых в Европе конституция "Русская правда". Пестель - выдающийся офицер, принявший из рук российского императора золотую шпагу за участие в войне 1812 года. Был направлен в Тульчин командовать Вятским полком. Полк стал лучшим. Он отменил телесные наказания, за что солдаты его боготворили! Для царя он стал врагом. Здесь его и арестовали. Но экскурсовод шла дальше рассказывая нам о Пушкине. Поэт посещал город дважды. Он был потрясён красотой этого городка. Он поселялся в доме, где квартировал Пестель. Под липами стояли мраморный стол и скамейка. Прямо из палисадника открывался сказочный вид на речку Тульчинку. Утром и вечером над ней клубился белый туман. Пришлось поверить экскурсоводу, остаться до вечера сопровождающие нас офицеры не захотели, да и ребята от такой нашей лирики не пришли в восторг. А вот Пушкин говорят, приходил от этого в восторг. Нас естественно волновало, был ли Пестель женат? Выяснилось, что официально нет. Родители не разрешили ему жениться на женщине которую он любил и он жил с ней так. В том союзе родился ребёнок и Пестель дал ему своё имя. Во времена СССР его правнук был известным адмиралом. Последним смотрели некогда уникальный и шикарный дворец Потоцких. Граф любил роскошь. Медную крышу дворца начищали постоянно крепостные, чтобы издали было видно. В парках росли деревья, привезённые со всего мира. Повсюду скульптуры древнегреческих богов и богинь. В центре парка располагалось большое озеро с островами. В парке был фонтан из розового мрамора. Вода стекала по скульптуре женщины, купающей младенца на ступени из розового мрамора. Каждый остров был уникален. На одном были собраны птицы, на другом сцены из мифов. Во дворце был даже золотой зал. Между напольными плитками лежали золотые монеты с профилем Екатерины 11. Царица была взбешена этим. Местные жители ненавидящие магната, когда его не стало разорили и разграбили весь парк. Теперь увы!
   Мы возвращались в спорах. Мнения разделились. Одни спорили, что нельзя разрушать построенное ни по какой причине. Другие ратовали за то, что если довести народ, то можно и землю перевернуть. Наша комната, не участвуя в споре, помалкивала. Правы и те и другие и всё же надо искать золотую середину. Дворцы и памятники не в ответе за своих хозяев и создателей.
   21
   Неделя опять же началась как-то не шатко не валко. На военке задолбали уставами. Запомнить эту муру не так просто и мы понаписали, чтоб сдать тему шпоры на ногах под юбками. Парни злились- у них такой лафы не просматривалось, под брюки пиши не пиши толку нет. Злились-злились и как истинные мужчины сдали нас. Преподавать просёк такое дело и вытянув народ в линейку, вставлял нам фитиля. Он час рассказывал нам, что косметику, фирмы её производящие и пользование ею, мы запоминаем томами, а тут тупы, как пробки. Мы, мысленно подперев щёки кулаком, слушали. Пробки так пробки, пусть себе в удовольствие говорит. Он вообще-то сам слышит то, что несёт. Сравнил тоже косметику и уставы. Интересно, если б ему дать журнал с марками машин и этими грёбаными уставами, то чем бы он занимался. Про журнал с красотками, я просто молчу. Они лупятся в них, как в рекламу по пиву. Но своего внушения ему показалось мало и он вызвонил курсового. Майору он бесстрастно демонстрировал наши ноги, задирая юбки под самый пах. Неприятный дядечка. Мы не слишком любили с ним общаться и отвернулись. А Маринка двинула по его волосатой лапе кулаком. Богуш нахмурился. Внимательно выслушав его и наши претензии, отправил без разговоров нас мыться. За неделю мы все сдали кроме Маринки, к ней у преподавателя были особые претензии. Он каждый раз выискивая новые недочёты, задёргал её придирками. Находя малейшую зацепку для нравоучений, вызывал на ковёр и водил носом. Маринка почти паниковала.
   - Он отчисления моего добивается.
   - Кто ему позволит, у тебя почти по всем предметам отличные оценки.- Успокаивала Елена.
   - Прорвёмся, главное не паникуй.
   - Придумаем что-нибудь.
   - Не вешай носа.
   Поддерживали наперебой подругу мы.
   Невезение не приходит одно, оно наваливается валом. Точно горох из решета посыпались на неё мелкие неприятности: то конспект стащили, то подошва оторвалась, то чашку разбила, горшок с цветком на кафедре опрокинула и так до бесконечности. А тут ей ещё приспичило пойти к школьной подруге и задержаться там. Возвращалась поздно. Внизу мимо дежурного удалось проскользнуть. Он отлучился, а курсанты за два бутерброда пропустили. Но на этаже облом. Ещё с лестницы она заметила атлетическую фигуру Богуша. Что делать? Выход один. Расшнуровала, сняла и, взяв в руки берцы, на цыпочках прокралась за его спиной. Тот пару раз останавливался. Оглядывался. Но Маринка удачно лавировала. До комнаты оставался какой-то метр. Но броска не получилось. Майор гаркнул:
   - Курсант Браун, стоять, смирно, руки по швам.
   Маринка замерла. В каждой руке по берцу. Курсовой навис над ней, девчонка съёжилась.
   - Почему нарушаете дисциплину?
   - Извините, так получилось, занималась...
   Майор втянул носом и поморщился:
   - С шампанским?
   - Товарищ майор, понимаете...
   - Хочу услышать правду.
   "Ладно, чёрт с тобой слушай раз так хочется".
   - У подруги была, простите. День рождение. "Принесла его не лёгкая. Что ему дома не сидится. Лежал бы себе на диване. Телевизор смотрел".
   - Марш в комнату...
   - Ну я пошла.
   - Что?
   Богуш вспомнил, как в это же время возил её сам. Кажется, в этот раз обошлось празднование без ночного клуба и малыми силами.
   - Есть!
   На радостях, что так легко отделалась, Маринка, рванула ладонь к виску. Берец, болтающийся в руке, звезданул ей по уху.
   - Иди уж,- отмахнулся майор. "Какая к лешему это армия".
   Переведя дух, она нырнула в предусмотрительно открытую Леной дверь. И вообще, на Марину на этой недели навалилось всякого добра и дерьма понемножку. Во-первых, у неё появился поклонник. Курсант пятикурсник - юрист. Его родитель имеет колбасные заводики и он принялся нас на почве чувств задаривать мясными деликатесами. Мы принимали. Пусть не правильно, зато питательно. Правда немного скреблась совесть, потому что Маринка от ухаживаний кавалера отбивалась. Парень знающий себе цену недовольно хмурился, но не отставал. А тут ещё слушатель капитан Никитин присмотрел её и повадился к ней с ухаживаниями, которые выражались в торте и букетах. Их было столько... В смысле, цветов, торты мы съедали. Всё обходилось, колбасник с букетом ни разу не встретились. А тут... О, Господи! Будучи дежурным по общежитию, он поднялся на наш этаж, надеясь поговорить с Мариной. Юрист пожаловал с тем же. В один день, час, минуту, эти два носорога сошлись оба, у нашей комнаты. Была коррида. Мы ходили бочком и усердно делали вид, что это не наше. Мол, я не я и лошадь не моя. Прилетевший на всех парах взводный, встряв и получив не хило от обоих в раз, чтоб не лез не в свои дела, вызвал Богуша. Тот не успев добраться до дома, с полдороги, вернулся. Парни устав тузить друг друга, катались по коридору, мешая девчонкам передвигаться. Богуш с Тарасовым и вызванный Леной Славка с трудом растащили таких горячих претендентов на девичье сердце. Затолкав обоих в комнату взводного, Богуш зашёл туда сам и закрыл дверь. Но оба бойца, напрыгивая друг на друга, отказывались говорить о причине такой поразительной нелюбови. Взводный знал не больше курсового. На вопрос, что они оба делали на женской половине общежития и конкретно у пятой комнаты, говорить не пожелали. Учитывая то, что слушатель сидел внизу дежурным, и в сейфе у него, естественно, лежало оружие. Богуш не находил себе места. Помаявшись, в конце концов, принял решение: курсанта отправить немедленно домой и разбираться с тем субчиком на холодную голову завтра. Взводный прошёл и проверил, как тот сядет в машину и отвалит на своей иномарке подальше. Оставшись вдвоём, тряхнули слушателя.
   - Ты что обалдел, капитан, на дежурстве, при оружии, устраивать такие показательные упражнения рукопашного боя. Если я завтра подам рапорт, прикинь что ждёт тебя.- Отчётливо декламируя, Богуш прохаживался мимо потирающего кулаки слушателя.
   Тот понимал и, помявшись, попросил:
   - Слышь, не надо майор из-за девчонки сыр - бор.
   Майор смерил его насмешливым взглядом.
   - Ты считаешь, мне слабо сообразить, если вы катаетесь колобками на женском этаже. Кто?
   - Какая разница...- пожал плечами тот, никак не понимая: чего с него хотят.
   Майор встал напротив. Не понятливый попался. Засунув большие пальцы под ремень, сведя брови и приняв угрожающий вид, принялся объяснять:
   - Они не просто девчонки, а курсантки. Я их должен в целости и сохранности сдать после третьего курса. А там уж кадрите, как хотите. Поверь, катом или ползком тогда мне будет без разницы. Так кто?
   - Маринка Браун.
   - Что, что?
   У Богуша зелёная с красным краска лица плавно перешла в белую.
   - Маринка? И тот белобрысый Маринку захотел? Вы случаем не белены объелись...
   - А что тут такого?- не понял слушатель. - Она свободна. Почему бы и нет.
   Богуш, опомнившись и выруливая ситуацию, отчеканил:
   - Пока не кончит третий курс и думать забудь. Я понятно объяснил. Тому орлу я сам завтра крылья обломаю. Ишь чего мне удумали. Баб до фига на гражданке, дерзайте.
   Но влюблённый слушатель никак не был с ним согласен.
   - Майор, не пудри мне мозги. Жизнь не остановить.
   - Жизнь да. А глупости запросто. Так что настоятельно советую, забыть тебе сюда дорогу, капитан. Ты сколько проучился?
   - Год. Но какое это имеет значение?
   - Не лишай себя удовольствия доучиться и второй. Пришёл в себя. Отлично. Топай додежуривай. Я из-за твоей дури остался голодным и не добрался до дома. Тарасов организуй чаёк и пожевать что-нибудь.
   Капитан привычно кинул ладонь к виску:
   - Есть!
   - Домой я похоже не попаду сегодня. Не возражаешь, если я у тебя заночую?
   - Без проблем! Буду рад! У меня есть пару бутылок пива и мы их за ужином приговорим.
   - Иди капитан, иди. Дежурь. Тебя наверняка обыскались.- Отмахнулся курсовой от слушателя.
   Проводив капитана, Тарасов отправился на кухню жарить яичницу. Заплаканная Маринка не понимая отчего такому нужно было случиться именно с ней и в чём она виновата, дотушивала отбивные и доваривала картошку.
   - Кончай хлюпать. Тоже мне кисейная барышня.- Пробурчал взводный, появившийся там со сковородкой и лотком яиц.- Вырулили ситуацию, они больше не придут. Давно надо было сказать.
   - Я глубоко сомневаюсь. Оба упрямы до козлиного блеяния.
   - Разберёмся. Не переживай так. Одно плохо шума было много.
   - Это всё из-за меня. Я так больше не могу.- Всхлипывала Маринка.
   - Я ж сказал разберёмся. Успокойся.
   - Ужин готовите?- перевела она, вытирая нос кружевным платочком, тему.
   - Да вот. Задержались немного.
   - Давайте я вам картошки положу и отбивную.
   - Спасибо, но я не один, Богуш у меня ночует. Двоих кормить накладно будет.
   - Потянем. Сейчас я наложу. В какую сторону не качай маятник, а всё из-за меня.
   На кухню заглянула Наташа. Её послали проверить готовность ужина девчата. Маринка, попросила её принести тарелки. Та, переглянувшись с Костей, сбегала. Маринка отвалила боссам за причинённые неприятности еды, а Натка даже помогла донести до двери. Пусть едят и добреют, голубчики. Улучив момент, взводный шепнул на ушко Наташе заветные слова. Маринка высунувшаяся было с кухни, спряталась обратно. Не надо смущать птенчика. Всей комнатой гадали, где эти двое встречаются. Не могут же они не встречаться. Случайные скольжения пальчиков не в счёт. Но сколько не прикидывали всё в молоко. Его комнаты порог Натуся не переступает. Тогда где? Докумекала Вика сопоставив кое - какие штрихи и из разрозненных кусочков складывая мозаику. Натка отправляется в душ после звонка на мобильный. Вика, чтоб проверить такой прикид, двинула следом. Но из душа ответил мужской голос, и она узнала его, это был взводный.
   Девчонки не ошиблись. Костя попадал туда первым. Принимал душ. Потом звонил Наташе. Она шла. Он запирал замок и целовал её сколько хватило сил. Натуся грелась в кольце его рук и ворковала. Если в дверь стучала курсантка, то отвечал Костя, случись объявиться там мужскому голосу, отвечала Наташа. Это срабатывало и отпугивало. Стратеги. Потом он выходил первым и ждал у окна в коридоре, когда девушка примет душ и уйдёт в комнату.
   И вот сейчас выглядывая в коридор из кухни, Марина выжидала, пока ребята разойдутся. Новость, услышанная от взводного о том, что курсовой остался на ночь здесь, успокоила. Она, слушая его, едва сдержала вздох облегчения. Невозмутимый и уравновешенный Богуш всегда всё расставляет по места. У него талант разводить мосты и устраивать переправы. Правда, учитывая стихийность ночёвки отцов-командиров ждёт голодное утро. Девчонки уже готовились ко сну, когда она, разложив приготовленную еду на завтра по судочкам, поставила в холодильник и, прошептав замешкавшейся Лене что-то на ухо, достала из холодильника палку принесённой кавалером колбасы. Лена кивнула и вышла из комнаты. Пройдя по пустому коридору, постучала к взводному.
   - Вам на ужин и завтрак,- протянула она продукт удивлённому Тарасову. Переглянувшись с курсовым он скомандовал:
   - А ну зайди.
   - Мне некогда, спать хочу, завтра рано вставать, строевую сдаём.- Пыталась отвертеться Лена, догадываясь о ком пойдёт разговор.
   - Отставить! Мы долго не задержим,- подал голос и Богуш.
   - Ну если только недолго.
   - Садись, в ногах правды нет.- Подвинул ей взводный стул.
   - Хорошо.
   - С чего таким богатством делитесь?- кивнул он на деликатес.
   - Нам она задарма досталась. Валерка приносит. Мы отказывались, на черта нам она, сами все не с протянутой рукой ходим, но он слов не понимает. У него фарш в голове. Кидает под дверь и пошёл. Не пропадать же добру. Ешьте.- Выложила обстановку она.
   - Валера это кто?- крякнул в кулак курсовой, перекрестив взгляды с взводным.
   - Валерка-то. Так наш субчик с пятого курса. Тот, второй беленький.
   - Чёрт-те что и сбоку бантик. У них что, отношения с Мариной?- откашлявшись и разглядывая стену, спросил курсовой.
   - Да вроде нет. Он, конечно, парень видный и при деньгах, но ей другое надо. Денег у её отца своих куры не клюют.
   - Ну и что ей надо?
   - А что и всем нам, чтоб любить до безумия, купаясь в дождичке бабьего счастья, ловя ответное безумие и осыпая таким же дождичком любимого.
   - Романов начитались вот вас и дождит.- Проворчал Богуш.
   - Вы слишком приземлённый товарищ майор. В вас романтика одна военная. А в жизни ещё и сирень цветёт.
   Богуш неожиданно для себя ощутил гнев.
   - Какая к дьяволу сирень, когда здесь корриду устроили, завтра звону будет на весь институт.
   Скрестив пальцы рук, согнув их в локтях и опёршись на них подбородком, Лена пыталась втолковать отцам командирам:
   - Не мы же. К тому же криминального ничего в этом нет.
   - Может я... Один колбасой сманивал, что второй тут делал?
   - В ресторан на субботу приглашал. Если одна боится, может подругу взять. Похоже, он серьёзно на неё запал. Может много чего натворить.
   - М-м-м. А она?
   - Что она? А в смысле нравится ли он ей... Я, конечно, не доктор, но по-моему нет.
   - С чего такой диагноз?
   - Когда женщина влюблена, это просматривается. Вот Иришку видно не вооружённым глазом. Была угловатая, резкая, быстрая, а сейчас лучится вся, мягкая, вязкая ну хоть мажь вместо масла на кусок. Короче от неё прежней не осталось и следа. - Не в меру разговорилась Лена.
   Не заметить она не могла, как глаза мужиков полезли на лоб.
   - Да-а?! - хором выдохнули начальники.
   Разболтавшаяся Ленка, враз прикусила язычок. "Чёрт растренькалась. Вот не задача".
   - По крайней мере так кажется...,- полезла на попятую она, поднимаясь.
   - Мы так и поняли.- Ухмыльнулся взводный, закрывая за ней дверь.
   Костя подбросил палку колбасы на руке, словно решая на что её кинуть: бутерброды или за окно. Желудок победил. И он принялся кромсать её кольцами.
   - Колбаса это неплохо, но ты про Иришку что-то ведаешь, капитан?
   - Самого, как обухом по голове.
   - Кто это не предполагаешь?
   - Если бы. Может кто-то из курсантов. Около неё никто кроме родни не объявляется.
   - Возьми-ка на заметку. А то натворят нам здесь по малолетству детсад. Бог мой, как пережить эти три года и сдать их на руки папеньке с маменькой.
   - Может, мы из мухи делаем слона и удивляемся потом, чего он не летает, а?
   - Не знаю Костя. Тащи своё пиво, медаль твою и благодарность за верную службу от командования обмоем. Устал до чёртиков в самый раз расслабиться.
   - Слышал, у финансистов там салага женится?
   - Да. Но это такое дело... Пелёнки сюда не принесёт. Барышня на четыре года старше его. Он по малолетству и влетел. Надо думать не здесь, а на летнем отдыхе дома. Папик у него богатый, имеет парк маршруток и перевозками балуется. Вытянет деток. А вот за этих бойцыц нас утюгом прогладят. И какая скотина нам такой подарочек сочинила... Кто придумал косички эти в военные институты набирать.
   - Да, крыть нечем. За нами курс набрали ещё, правда, им легче. Там места на которых мы носы побили, они уже дипломатично обходят, с прокладками и пакетом трусов не разбираются, а мы тараним пустыню и с ходу влетаем во что-то непонятное опять.
   - Так и есть. Сегодня считай, на ровном месте две головных боли словили.
   - Да два волкодава около Браун и Ирка.
   - А Елену подпирающий Рембо ничего не натворит?
   - Я его предупредил, что организую из его яиц, если он ими будет играться.
   - Ладно, давай спать. Всех дум всё равно не передумаешь.
   - Ты прав кесарю кесарево.
   22
   Глеб, вернувшись из командировки и вырвав меня из тёплой постельки общежития, мчал на всех парах к себе. Заведя машину он ничего объяснять не стал, сходу начал приставать, лез целоваться и пытался расстегнуть камуфляж. Но там всё продумано и это не так просто. К тому же, я аккуратно отбивалась, пытаясь дотянуть до квартиры и спальни. До постели мы всё же не дотянули. Сума сошли сначала в холле на полу на моём курсантском бушлате. Потом в ванной, на кухне и потом уж - в спальне. Он рассказывал о поездке, я о своих курсантских буднях. Мы целовались, жевали, говорили и любили... Кто скажет после этого что это нормально?!
   На подъёме я была уже в общежитии. Глеб готов был послать всю армию к чертям, но я принципиально не желала. Он выглядел очень серьёзно. И насупившись, чтоб выглядеть ещё серьёзнее попросил:
   - Ириша, будь серьёзнее нам надо поговорить.
   Догадываясь, что речь пойдёт о переводе на гражданское отделение (дело действительно серьёзное), я отрезала:
   - А как же, поговорим, но не раньше чем через четыре года.
   Глеб тяжело вздохнул и махнул рукой. Значит, смирился и будем жить, как и жили.
   Отцы командиры рано начали считать кавалеров Марины. К концу недели появился третий. Брат школьной подруги, тот самый, что наскакивал в ночном клубе на майора. Парень вёл себя нагло даже не прося, а требуя отпустить с ним Марину в ночной клуб. Взводный немедленно сообщил курсовому. Базар мог прекратить только он. У него ловчее и солиднее в таком деле получалось. Но появление майора только прибавило накала. Узнав друг друга, мужики напряглись. У каждого родился моментально свой рассказ.
   - Понятно,- цедя сквозь зубы, напрыгивал на майора парень,- понятно...
   - Но раз тебе так всё понятно, чеши отсюда и, чтоб я тебя здесь больше не видел,- реагировал майор, выпроваживая парня из общежития.
   Ставя чайник, взводный заметил:
   - Вы что знакомы?
   Глупее вопроса не придумаешь и ситуации тоже, морщится Богуш.
   - Тебе показалось. Чует моё сердце, эта красотка ещё доставит нам хлопот. И пока это только цветочки, но будут ещё и ягодки.
   - Тьфу, тьфу, постучать надо по дереву.- Поискал взводный деревяшку.
   Сдав с горем пополам строевую. Мы расслабились. Но это нам досталось не просто. Причём нас три раза заставляли перепевать. Подполковник каждый раз кричал зычно: - Громче. Не слышу. "Кто виноват, что он глухой",- ворчали девчонки и шли на новый круг. Мы искренне возмущались: сколько можно? Правда, последние круги уже про себя.
   - Курсант Кучер, вы в строю или на прогулке,- тут же орал он.
   - В строю,- мямлила Наташа.
   - Разговорчики в строю.
   - Вот чего орёт, чего орёт,- морщилась Вика,- оглушил.
   - Командный голос вырабатывает, - хмыкнула Лена.
   Все дружно захихикали.
   - Отставить смех. Веселушки, а ну ещё на круг.- Скомандовал подполковник.
   - Всё, затыкаемся,- шепчет Вика,- а то неделю будем ходить.
   - Курсант Браун, что вы виляете бёдрами, как непристойная женщина...
   - Товарищ подполковник, откуда вы такой пошлости набрались,- срывается Марина.
   - Из нашего кино. Классика между прочим. Но разговорчики в строю. Пошли на новый круг.
   - Есть!
   - Зачем столько страданий и пыхтений, обучили бы по ускоренной программе говорить нас "есть и так точно" и хана. Больше-то в армии ничего не требуется.- Бормочет Лена.
   Отмучившись, побежали в корпус погреться и договориться Маринке о пересдачи уставов. Осень подходила к концу. Вовсю ей наступала на пятки зима. Перепутать нельзя. Ей просто пахло в воздухе. Но снег, не смотря на лёгкий морозец, не торопился выпасть. И от этого стояла неплохая погода. Однако торчать на плацу со строевой было всё равно не комфортно. Чтоб задавить того гада коллективом, решили идти все пять. На разведку отправилась Вика. Вернулась хихикающая.
   - Что?
   - Он пьяный спит. Вумат. За столом. Девчонки это наш час. Нельзя сидеть сложа руки.
   - Предлагаешь что?
   - Наказать. Обольём клеем башку. Пусть умнеет.
   - Придумала, где ты его сию минуту возьмёшь.
   - Дёргаться не надо. Он там у него на столе и стоит.
   - Так, подруги,- возбуждённо заговорила Марина,- это моя проблема. Значит, рисковать мне. Вы на шухере и не в курсе.
   - Так не честно, давай хоть я помогу,- сунулась Вика.
   - Нет. Идём.
   Разделись: бушлаты, шапки, внизу на вешалке и отправились за приключением. Всё прошло не хуже чем в кино. Маринка выскочила возбуждённая и пряча трясущиеся руки в карманы прошептала:
   - Еs! Я сделала это. Скотина, он почешется.
   - Уносим ноги. Нас тут нет. Мы в университете.- Хихикает Лена, первая несясь вниз.
   О происшествии мы узнали, вернувшись в общежитие, как обычно с занятий вечером. Сам преподаватель хоть и лопался от злости и грозился убить, как найдёт, но не очень обнародовал то дело. Только заставшие его в таком виде коллеги растрезвонили о нерядовом событии на весь институт. Когда стриженый под нулёвку преподаватель вошёл в аудиторию, раздалось хихиканье. Народ не мог сдержать веселье. Нарвавшись на такой всплеск видимо уже не в первой, он, насупившись, сдержал эмоции не прореагировав. Мы, подталкивая подругу к столу, подсунули ему зачётку. Не тут-то было. Зачёт у Марины, посверлив нас водяными глазками, опять не принял.
   - Придёшь одна, а не с сопровождением.- Бросил он ей зачётку.
   Когда мы вышли, державшаяся молодцом Марина расплакалась. Вывернувшийся на нас Богуш, удивлённо поднял брови.
   - Что за беда?
   Маринка отвернулась, она чувствовала себя дико обиженной, но ябедничать не хотела, а Ленка рассказала. Надо как-то исправлять ситуацию. Курсовой потрепав своё ухо, забрал из её рук зачётку и пробормотав:
   - Сейчас он получит индивидуальную сдачу. Будет он и я,- отправился к преподавателю.
   Вернулся он через двадцать минут. Как всегда невозмутимый. Отдал зачётку и велел ехать в университет на занятия. Больше "уставник" с нами не связывался.
   23
   Претендентов на сердце Маринки не убавилось. Пятикурсник Валерка при разговоре с Богушем нагло заявил, что у него серьёзные намерения и он готов жениться, хоть завтра и никто ему не указ. Попереставляв на столе всё, что можно переставить, и придя в себя от таких крутых виражей курсанта, майор усмехнулся:
   - А невеста в курсе, она в горький обморок не грохнется от твоих счастливых планов?
   - Куда она денется.- Самодовольно заявил претендент.- Я что плохая кандидатура. Только свисну, желающих сбежится.
   О! За это курсовой и ухватился.
   - Настоятельно советую посвистеть, а курсанта Браун больше не донимать.
   У жениха обозначилась колесом грудь.
   - Кто мне помешает?
   - Я. Мне, сколько их доверили курсантами, столько лейтенантами я и выпущу. Ясно?- отчеканил он сверля нахала гневными глазами.
   Никакой ясности у Валеры не было. Он заканчивал институт. Через несколько месяцев будет свободным, как ветер, девушка ему нравится какие ещё у посторонних вопросы. Причём тут её курсовой. Через неделю подкатил его папик с джентльменским набором разбираться по душам. Вот это напор. Майор остолбенел.
   - Вы вообще-то соображаете что-нибудь... Во-первых, она курсантка второго курса и на казарменном положении. Во-вторых, она знать его не хочет.
   Первое мало смутило родителя, приехавшего добыть для чада счастье, но после второго аргумента он малость поостыл. Но не сдался, самонадеянно заметив:
   - Сегодня любовь имеет свою цену.
   - Кто спорит с вами. Но это не тот случай. Девочка из состоятельной семьи. То, что многие имеющие возможность учить детей за рубежом родители отдают деток к нам понятно и не редкая неожиданность. Университетское образование в плюсе с военной дисциплиной и надзором, что ещё нужно для наследников. Вы -то сами не за этим ли пристроили сюда сына.
   Папик согласившись поковырялся в ухе и, почесав макушку, поднялся.
   - Вот оно что! Я понял, надо решать с девочкой. Решим. Он парень орёл. От такого молодца, дура только откажется.
   Бугуш развёл руками. Мол, дело хозяйское. Час проболтали, голова трещала, как спелый арбуз, а результат равнялся нулю. Каждый остался при своём мнении. Проводив деятельного родителя, перевёл дух, решив вечером завернуть в общежитие, и проверить чем там дело кончится. Тарасова он предупредил, конечно, но личный контроль не помешает. Взводный нервно хихикнул:- Только и всего?! Сделаем.
   Костя со старанием относится к поручениям и службе отдаёт всё время. Хотя, черт побери, я ж его сегодня с вечера отпустил,- вспомнил вдруг он, поспешив в общежитие. Рейд сходу был плодотворным. Поднимаясь по ступенькам на этаж, он услышал на кухне шум. Бегом туда. Там всё вверх тормашкой. Трясущаяся Марина, цепко сжимающая полы разорванного халатика за худенькой спиной Ириши и раззлюченный на полу капитан- слушатель. Картина что в Голливуде. При появлении курсового, Ира отступила от распластанного на полу бревном парня. Не удачливый Ромео поднялся. От него явно разило спиртным. "Не иначе, устроил демарш по случаю пробы отбить предмет вздохов соперником. Поди папашка колбасник приходил,- пронеслось в голове озадаченного картиной курсового.- Красивая девка, не один ещё рога сломает". Богуш, рванул парня за руку на себя, засунул горячую головой в раковину и открыл на всю катушку кран с холодной водой.
   - Тоже мне Рики Мартин выискался. Охолонь. А вы марш в комнату.- Оглянулся он на девчат.
   Девчонки, схватив сковороду и кастрюльку с плиты - исчезли.
   - Совсем подурел, да?- макал капитана не жалея воды и его Богуш.
   - Пусти, майор, мне всё равно, я не могу без неё.
   - Ну ты хватил, капитан, мало ли я без кого не могу, вдруг мне Софи Лорен спать не даёт, что делать предлагаешь, повеситься, застрелиться, выкрасть её... Пришёл в себя и топай к себе на хауз. Топай, топай и, чтоб я тебя здесь не видел больше.
   - А колбаснику можно?
   - И он ей на фиг не нужен... Молодая она ещё и взрослеть не собирается в ближайшем будущем.
   - Что я ей сделал?- трезвея забеспокоился слушатель.
   - Сейчас пойду, узнаю. А ты будь добр, исчезни отсюда, чтоб не будоражить начальство и народ.
   - Ужас, правда? Она ж цветочек.
   - Дошло. Катись к едрени фени и такой матери по - добру, по-здорову.
   Когда Богуш заглянул в пятую, то девчонки встретили его притихшие. Маринка была уже умытая от слёз и в спортивном костюме. Он поморщился: костюм всё-таки розовый. Они внимательно наблюдали за курсовым, не решаясь ужинать.
   - Ешьте, не говейте, но и рассказывайте в перерывах при перемалывании челюстями пищи. Крокодил от удовольствия глаза закрывает, а вы смотрите на меня не мигая.
   - Так подавиться можно,- пробурчала Лена,- мы никогда не врём.
   - Переживёте. Так я слушаю, не забывайтесь. А то вы всё в рот бросаете и молчите. Что за антифанклуб у вас организовался?
   - Садитесь-ка и вы с нами, а то как-то не по-человечески. Мы жуём, вы нам в рот смотрите.
   Лена в темпе поставила ещё одну тарелку и положила на краешек вилку.
   - Зубы не заговаривайте, я слушаю.
   - Одно другому не мешает,- улыбнулась я.- Собственно и рассказывать-то нечего. Марина сегодня дежурная по кухне, её очередь готовить,- разъяснила она на правах причастной к инциденту на непонимание ситуации курсовым.- Жарит себе там. Мы тут сидим. Вдруг прибегает дежурная от тумбочки и кричит, что слушатель к Марине пристаёт. Я девчонкам велела оставаться на месте. Всё равно от них толку, как от козла молока, а сама на кухню. Остальное вы видели и поучаствовали.
   Я замолчала, отхлебнула чай, а потом, спохватившись, толкнула, как бы невзначай Вику.
   - Понятно. - Кинул в рот пару печенюшек протянул майор, стрельнув глазами на Маринку. Та, ковыряясь в тарелке, сидела пунцовая, губы подрагивали. Оно и объяснимо, кривила обида. Но вот что ему там понятно, это вопрос. Рассматривает её будто преступницу. А разве она виновата. Родилась красивой, ну и что. Вот ведь свет устроен. Одни вымаливают у бога красоту. Другие не знают куда от неё деваться.
   - Вы сегодня здесь с ночёвкой?- отправив в рот сосиску и захрустев салатиком из капустки, поинтересовалась Вика. До чаю, она пока ещё не добралась.
   - А что такое?- моментом напрягся он.
   - Я к тому, что этот субъект, в скором времени, пожалует, надо думать. Не грех покараулить.
   - Польщён доверием, но...- Решил поломаться курсовой.
   Не успел он договорить, как в дверь постучали.
   - О, мабуть то и оно!- хихикнула Наташа.
   Богуш, обведя их взглядом, поднялся и открыл дверь. Там действительно стоял Ромео. Курсовой крякнув закрыв за собой плотно дверь и взяв парня за грудки тряханул.
   - Ну сколько можно. Ты чего нарываешься. Я ж попросил - исчезни.
   - Извиниться хочу.
   - Завтра, а сегодня сгинь. Как человека прошу. Настрочу рапорт, обижаться будешь. Карьеру сломаю. Но, похоже, у меня нет выхода. Ты хорошее не понимаешь.
   - Разреши, майор?
   - Ты ведёшь себя, как слон в посудной лавке. Пошёл прочь с моих глаз.
   Вернувшись, он доел ужин, выпил чай и посматривая на них молчал. Плохо, что нет взводного. Он сам его отпустил на два дня отдохнуть от этого дурдома. Из этого положения нет выхода или есть... Припечатав взглядом раскрасневшуюся Маринку он велел ей собираться.
   - И поторопись.
   - Куда?- не поняла Марина.
   - Вещи оставь. Можешь прямо так. Со мной поедешь. Девчонки правы, он не отстанет. Жаль ломать ему жизнь. Осталось доучиться то всего ничего. Увидит, что я тебя забрал и отвалит.
   Девчонкам показалось, он смотрел открыто и дружелюбно, искренне готовый ей помочь.
   - Надоело всё!- пробормотала она.- И учёба эта дурацкая и идиоты.
   Однако, сунув ноги в ботинки и накинув куртку, потопала за ним. Так и есть, слушатель топтался внизу трепля нервы дежурному. Точно такой же, как и он слушатель, пытался отправить его восвояси. Уловив тот момент, когда Богуш вёл Марину к своей машине, он рванул следом.
   - Майор, куда?
   - Домой. Она моя жена.- Весело заявил Богуш, потерявшему дар речи парню.
   Это простое решение вопроса пришло ему только что. И он с ходу провёл его в жизнь. Всё, больше Ромео не сунется. Один нокаутирован. А вскоре уедет по распределению и забудет эту историю. Машина катила по ночной улице, оставив далеко позади себя обескураженного парня. Какой сюжет. Какая ирония! Маринка смеялась в кулачок.
   - Ты чего угораешь?- не выдержав её хихиканья обернулся курсовой.- Теперь он заживёт без надрыва.
   - Не могу забыть его лицо. Ой, умора! - её смеющиеся глаза потеплели.
   - Глупенькая ты ещё. Дитё одним словом,- пробурчал курсовой, всматриваясь в дорогу.
   Подкатив к своему подъезду, майор распахнул перед ней дверцу.- Выходи, приехали.
   Она с недоумением уставилась на него. Думала, покатает и привезёт опять к общежитию. Но всё не так и от непонимания ситуации чувствовала себя как-то не уютно.
   - Переночуешь у меня. Ромео осмыслит всё и проветрится, а утром я доставлю тебя в целости и сохранности.- Разъяснил обстановку он.
   Теперь понятно. Маринка кивнула и потопала следом. Сердце отчего-то ушло в пятки, это непременно отправила его туда разволновавшаяся её душа. На ватных ногах она шла за ним. Дом был самый обыкновенный. Но двери в подъезды уже стояли с кодовыми замками. Лестницы и площадки отремонтированы. Лифт работал. Поднявшись на шестой этаж, огляделась и перевела дух. Он шагнул к двери направо. Лязгнул ключ. Включив в тёмной прихожей свет, пригласил замешкавшуюся курсантку в квартиру. Маринка прошла и огляделась. На чужой территории всегда чувствуешь себя не совсем уверенно.
   - Что, никого нет?- на любопытной нотке дрогнул её голос.
   - А кого тебе надо...- Хмыкнул Богуш.
   - Ну семья, кошка, собака например.
   - Собака одиночества не выдержит. Кошка на стены начнёт бросаться. А семья... Какая семья при такой собачьей жизни. Кто на меня позарится...
   - Ну, я не знаю... Жить-то нормально как-то надо.
   - То есть?
   - Телевизор смотреть, на диване лежать, блины на завтрак кушать. Это же нормально.
   Ей хотелось разговорить его. Что она и делала. Только в его планы это по - видимому не входило.
   - Не болтай, твоя комната прямо. Моя направо. Кухня по коридорчику за углом. Удобства налево. Кофе с печеньем должно быть. Про ужин не мечтай. Собственно мы уже, как бы и ужинали.
   Квартира по её меркам была неплохой, но не уютной. Такая себе холостяцкая берлога, набитая техникой и аппаратурой.
   Он провёл Марину в комнату с креслами, посудной стенкой и диваном.
   - Вот располагайся. Одеяло и подушка за крайними дверцами, постельные принадлежности сейчас принесу. Диван раздвигать или так уместишься?
   - Так. Спасибо.
   Богуш принёс набор голубого цвета в цветочек. Марина попросила разрешение принять душ и футболку.
   - Футболку-то зачем?
   - Вместо ночнушки. Вы ж не сказали куда мы катим...
   - Я понял, поищу новую.
   - Можно любую,- спешно добавила она.
   Пока он искал, она послонялась по квартире: кругом пыль, окна в разводах, немытая посуда. Здесь нужен генеральный шмон.
   - Как вы тут живёте...
   - Я появляюсь, чтоб поспать. Матушка иногда приходит, убирает. Мне некогда. Кофе будешь?
   - Нет, я в душ пойду и спать. Не день, а нервотрёпка.
   - Кто тебе лекарь. Глазками надо меньше стрелять.
   - Что?
   - Ничего, топай в душ. Голова у меня от тебя болит.
   Маринка сильнее чем бы хотелось хлопнула дверью. Он пробурчал:
   - Остынь, дом развалишь.
   Но когда вышла, окликнул:
   - Иди, я тебе с мятой пакетик нашёл, попей, говорят успокаивает.
   Отказываться неудобно. Выказать обиду и проявить неблагодарность в высшей степени не прилично. Пришлось завернуть. Огляделась: приличная кухня даже с посудомоечной машиной. Только вот кто мешает ему туда закладывать посуду. Дорогой холодильник, но как выяснилось пустой. Маленький телевизор на стене. Этого добра в каждой комнате по штуке. Интересно зачем, если он не вылезает из института. На столе среди чашек пачка печенья. Взяла одно. Ничего есть можно. Пила стараясь не смотреть на его накаченное тело обтянутое майкой тельняшкой. Сильные руки ловко управляющиеся с чашками, мощные ноги затянутые камуфляжем: всё равно мелькали перед глазами. Он был сейчас полураздетый и босой, не официальный, а полудомашний. Пили молчком. Поблагодарив, попробовала пройти к раковине и помыть чашку за собой. Богуш вырос тут же за спиной.
   - Ты у меня в гостях. Кидай в раковину, я сам. Иди, отдыхай.
   Она так и сделала, но уснуть не могла. Хватая каждый шорох, вслушивалась в ночь. Слышала, как он прошёл в спальню. Заскрипела кровать, значит лёг. Мысли взрывали мозги. "Неужели, я ему нисколько не нравлюсь? Неужели ж, он не видит, что я с ума схожу по нему?" Ей вдруг захотелось все рассказать о себе ему, почувствовать на себе его сильные руки и притулиться к надёжной груди. Почему-то была уверена, что он поймёт. Помучившись и решив, что не уснёт, села. Но и сидеть не смогла, встала. Постояла у окна. За стеклом тоска. Тускло горели уличные фонари и кое - где светились поздним светом окна. "Одним словом, я пропала. Не я ж первая". Приняв решение, пошла в спальню к Богушу. Тот спал, обняв подушку, посреди широкой кровати. Из-под одеяла, торчала его голая нога. Она присела на краешек и потрепала за плечо.
   - Алёша, Алёша! Проснись!
   Тот сел, в подушки, плохо соображая и тяжело приходя в себя.
   - Что, что такое?
   - Алёша, я хочу быть по-настоящему с тобой.
   Тот, поглаживая мощную грудь пятернёй, бестолково таращился.
   - Чёрт! Абракадабра какая-то, не понял ничего.
   - Я твоей хочу быть.- Повторила она дрожащим голосом.
   О! До него дошло чего от него хотят.
   - Что, что... Девчонка, дура. Какой я тебе Алёша. Товарищ майор, Понятно. А ну марш на диван. Поняла?
   От неожиданной агрессивности его тона Маринка смущается, но миг сомнений и она решает не отступать. Упираясь, она делает попытку забраться под одеяло и лечь рядом.
   Обрадовавшись было её робости, но тут же испытав разочарование, он пытается принять меры.
   - Так, что за дела,- вскочил он, больно схватив её за руку, поволок в комнату с диваном. Толкнув на который, пробурчал:
   - Чего ты добиваешься, а? От тебя одни неприятности. Поменьше бы хвостом крутила, всем вокруг легче бы жилось. Понятно чего они из-за тебя рога себе ломают. Голову смотри свернёшь всем за раз мозги пудрить.
   Его так разбирали эмоции, что он с большим бы удовольствием отшлёпал девчонку.
   "Сложен как бог. А ума курам нечего поклевать. Ничего себе устроил бурю в стакане воды",- с тоской думала она посматривая на взбешённого майора. По её щекам текли слёзы. Дело не в том, что он отверг её и сюда притащил, а в том, что он говорил. А он словно для того, чтоб обозлить бил и бил её словами по лицу. Наконец он выдохся, выключил свет и ушёл к себе. Какое-то время она посидела ледяной глыбой. Больно, обидно, но не делать же себе харакири. Время остудит, рассудит. Надо же так до безумия влюбиться в бесчувственного чурбана. Она готова идти до последнего, умолять, просить и не посчитает это унижением: ведь любовь выше всего. Но ему это не надо. Зачем же усложнять дорогому человеку жизнь. Только она не может уже без него во сне, в розовых мечтах плавающих в голове вместо лекций и реально тоже не может. Что же ей убогой делать? Как жить дальше? Ведь ей казалось, что он по - особому смотрит на неё. Святая простота! Понимает опять же с полувзгляда. Ошибка. Её выдумка. Ненормальная, бросилась в омут с головой. А он по должности уделял ей внимание. Для него она курсант. Не включая свет, принялась одеваться в свою одежду. Тихонько пройдя по прихожей, аккуратно открыла замок и, защёлкнув за собой дверь, сбежала по ступеням вниз. Пусть спит. Распахнув в холодную ночь дверь, заторопилась прочь.
   Морозный ветерок с маленьким снежком обдул разгорячённое лицо. Жар потихоньку отходил. В голове запрыгали трезвые мысли. Куда рванула в ночь. Что теперь делать. Но остаться и смотреть утром ему в глаза... выше её сил. Словив новый удар ветра поёжилась, вздохнула, почти всхлипывая, но возвращаться не стала. Ну, уж раз сорвалась, то не паниковать. Она выскочила на дорогу и направилась к женщине регулировщице, что маячила на площади. Та козырнула:
   - Чем могу?
   - Можете, помогите добраться до общежития. Приняла неверное решение. Выскочила на эмоциях.
   - Могу вызвать такси.- Сжалилась она.
   - Хорошо.
   Сажая Марину к таксисту, гаишница записала номер и предупредила водителя об ответственности. Всё обошлось, и её благополучно доставили на место. Придя в свою комнату, Марина сразу плюхнулась на кровать, забралась под одеяло и измотанная тут же уснула.
   Услышав хлопок двери. Богуш какое-то время не связывал это с Мариной. Он злился, голову жгло: "С какой стати она была так уверена, что он ей уступит?" Потом сорвался и, включив свет, уставился на пустой диван. Оббежал квартиру и прорычав своё:
   - Ё, п, р, с, т,- оделся и рванул следом. Но двор и дорога были пусты. Он почти проехал, а потом тормознув, вернулся к девушке постовому на площади.
   - Извините, вы девушку в розовой курточке с капюшоном не видели?
   Та неопределённо пожала плечами. Но, сообразив о ком речь и шмыгнув носом, пропела:- Нет проблем. Рассказала. Ввела, так сказать, в курс дела. Богуш чертыхаясь, покатил в общежитие. Приоткрыв дверь комнаты, и найдя потерянный объект на месте, передохнул. "Олух царя небесного. Чтоб я ещё раз..." Прикрыв дверь, спустился к дежурному. Взяв там ключи от жилплощади взводного, завалился на диван. "Дурдом! Кто б сказал зачем мне то кино надо".
   24
   Пробуждение для Маринки было не лёгким. В общежитие она вчера вернулась в самом подавленном состоянии. Голова услужливо преподнесла на блюдечке все ночные события. "Не понимаю, как я не взвыла от боли и не грохнулась в обморок от собственной лажи".- Вздыхала она.
   - О, барышня,- выразила общее удивление Лена,- ты как здесь оказалась?
   - На машине.- Отбурчалась Марина, ей не хотелось сейчас ни с кем разговаривать. Она натянуто улыбалась, но в глазах её метались тоскливые тучки. Ещё напор и хлынет дождь.
   Настроение в пору утопиться. Взяв полотенце, отправилась умыться и нос к носу столкнулась с курсовым. Вскрикнув от неожиданности, отвела глаза и обошла его, как столб или любое другое препятствие. Богуш улыбнулся, но внимание заострять не стал.
   "Что он здесь делает, похоже, прискакал следом. Боится за свою карьеру, карьерист. Вон как мечется. Между любовью и карьерой, естественно, выбрал последнее. Бог с ним больше я не трону его, пусть себе растёт по служебной лестнице дальше. День потерплю, а завтра каникулы. Глаза мои две недели этого солдафона видеть не будут". Так и есть, курс, получив отпускные, привет войскам, разъехался на каникулы. Остались подпирать тумбочки и драить полы только те у кого "хвосты". Ириша, прикинув в головке что и как ещё можно соврать, рассказала дома сказочку, мол, едет с подругами за счёт какого-то фонда в Альпы. Она действительно отправилась туда, только с Глебом. Глеб взял десять дней отпуска и был несказанно счастлив. Саша вообще сломал себе голову, не узнавая последнее время шефа. Вопрос, что за метаморфоза произошла с Морозовым? не сходила у него с повестки дня. Всегда время проводили вместе, а это завелись у Глеба секреты. К тому же к развлечениям шеф потерял всякий интерес. Ясно, как божий день, что появилась какая-то птичка. Он бы тоже с удовольствием подцепив Вику скатал куда-нибудь, но эта ненормальная, двинув ему по скуле надула губы. А что сделал-то? Да ничего сверх естественного. Предложил перейти с конфетно-букетного общения на более близкие. Что тут такого, она взрослая девочка. Сейчас в школах все при сексе, а тут вроде, как и не малолетка. Объяснял же на пальцах, что нравится. Нет, съездила по физиономии и привет. Тугодумный экземпляр попался. Блин, что с неё взять, провинция. На поклон не пойду, ещё чего не хватало. Рассчитывал Иришка хоть додумается привести ночевать на выходные, не тут-то было. Исчезает сама по знакомым и привет. Подумаешь принцесса в камуфляже, думает, страдать буду. Да у меня таких пруд пруди. И всё-таки, как подкатиться к сестре, чтоб привела. Неделю назад опять же что-то непонятное сочинила. Догоняет сзади и нежно закрывает ему ладонью глаза. И весело так интересуется: "Угадай зайчик, кто?". Откуда ж я знаю. Глаз на спине нет. Поворачиваюсь... А эта зараза начинает извиняться и объяснять, что у неё есть хороший знакомый, который ну очень, очень похож на меня... Вруха. И обрадоваться не дала, как придумала ту вредность на ходу. Рассчитывал на зимние каникулы и сестру, а она взяла и в Альпы укатила. Интересно с кем, может с ней? Кстати Глеб тоже там, надо позвонить. Пусть найдёт их и просигнализирует. Тогда я тоже махану на пару дней". Он так и сделал, но Глеб заверил, что Ириша катается совершенно с другими девушками, и интересующего Александра объекта рядом с ней нет. Саше оставалось только сожалеть об этом.
   Алексей Богуш с друзьями и подругами тоже отправились на недельку покататься на лыжах в Карпаты. Какого же было его удивление, когда он въехал в прямом смысле там в Марину. Она была с отцом, тот был любитель и, выкроив несколько дней, учил дочь кататься на лыжах. Карпаты были его особой любовью. Место вполне подходяще для начала и он привёз туда дочь. Ей не очень нравилось подниматься долго в гору и спускаться минут за пять, десять. Правда, это было такое удовольствие, такое море восторга! Браун узнав Богуша поздоровался, а Маринка отвернулась. "Надо же, какие люди! Давненько не виделись".- Сощурила она заблестевшие глазки. К тому же к майору тут же подкатила девица и щедро начала демонстрировать права на него. Такой пилюли она не ожидала. Когда взгляд упирался в эту парочку, её глаза метали гнев и молнии. Торопилась убраться от них подальше, чтоб не соблазниться и не столкнуть ту счастливицу ударом головы в живот с горы. Вот будет номер. Покувыркается. Лыбиться так точно внизу не будет. Хотелось также страшно разозлиться за компанию с его подружкой и на остолопа курсового, но мешала любовь. Безответная любовь уничтожает злость и порождает жалость к себе. Ей вообще не понятно, как люди ведут речь о том, что любовь была и ушла. Такого не бывает никогда, такого просто не может быть, если любовь настоящая. Беда в том, что люди влюблённость принимают за любовь. Это их ошибка. Ведь настоящая любовь очень редка. Ей непонятно и неприемлимо, когда начинают позорить друг друга, мстить, делить... И при этом рассказывать, что была любовь. Неужели не понятно, если возможны подобные вещи, значит, была лишь иллюзия любви. У Марины настоящее чувство. Ей хочется делать ему только добро. Не смотря на его отказ разделить с ней её чувство, она хочет, чтоб его по жизни осыпали только цветы роз и манны небесной. Конечно же, ей больно, а причинять неприятности ему или желать того же, она, упаси бог, не хочет. Только жизнь разворачивает свой сценарий по- своему. Этой встречи ей совсем не хотелось. Мешать его жизни она не собирается. И пока отец был занят беседой, Марина потихоньку отправилась к отелю. Надо срочно найти чем запить эту горькую пилюлю. Пушистые сосны. Остроконечные ели. Лапушка снег. Безумно красиво. Побродить бы здесь вдвоём с любимым, купаясь в сугробах. Она остановилась передохнуть и посмотрела вверх на горы, где копошились маленькие цветные точки - лыжники. Где-то там бежит и он... Пусть себе бегает у них разные судьбы и дороги. Отец догнал через десять минут и сходу полез с упрёками.
   - Марина, так нельзя, не вежливо как-то...
   - Нормально, он мне хуже редьки в институте надоел, чтоб ещё я на него здесь смотрела. Надо же нарочно не придумаешь, чтоб встретиться в таком месте. Папуля, если ещё захочется поучить меня кататься, вези в другое место.- Зудела она.
   - И куда же это?- усмехнулся отец, догадываясь, что она не знает ни одного лыжного курорта.
   - Туда, куда у него не хватит денег. - Промямлила, выкрутившись и найдя выход, Марина.- И пойдём, я замёрзла.
   Кровь пульсировала в ушах от волнения.
   Отец расхохотался. Всё объяснялось довольно просто. У него была идея, раз уж тут встретил майора, оставить дочь ещё на недельку под его присмотр. Но сейчас, после её такого бурного выпада, он сомневался, что чадо согласится на это. Так и случилось. Не успел он заикнуться об этом, как дочь взбунтовалась. Она и слышать не хотела о майоре и даже наоборот заторопилась домой. Вечером с визитом зашёл сын знакомых, приехавших с отцом. Парень пригласил Марину сходить послушать музыку, посидеть, отдохнуть в общем. Они, конечно, знакомы, но не более. Этот вежливый молодой человек приглашал каждый день, но Марина отказывалась, а сегодня оставаться одной не было никаких сил, и она пошла. Правда, почти сразу появившись там, пожалела об этом. Оглядевшись, обнаружила - за столиком у стены сидел Богуш с друзьями. Безусловно, он не мог не заметить Марину. Её спутник, парень занятный и эрудированный малый, учился в Англии, приехал на каникулы и никак не мог понять и поверить в то, что она курсант военного вуза. Будущий военный переводчик. Он так бурно недоумевал. А так же постоянно задавал глупые вопросы: зачем ей это надо и что ей это даёт? Что ей его жужжание надоело. Марина слушала, натянуто улыбалась и ничего не собиралась ему объяснять. Всё трудно и непросто. Затолкал отец. Страшно боялся влияния улицы, наркотиков и свободы. За моря ехать отказалась. Никакого желания. Другим её шаг не понятен. Только ей на это начхать. Ввязалась в это дело, с военкой, без особой охоты. Мечтала при первой возможности вырваться и перебраться в гражданскую группу. Но влюбилась с первого дня в Алексея Богуша и застряла. К тому же, подружилась с девочками... и вот когда после зимней сессии, неделю назад, собралась уходить, чтоб не мозолить ему глаза не смогла именно из-за подруг. Почему она из-за него должна предать девочек... Ей не захотелось расставаться с ними. Марина неловко себя чувствовала попав с ним ещё и здесь вместе. "Решит, что дура, что непременно ловлю его". Она проклинала себя за то, что дала согласие пойти сюда. Подумает ещё, что слежу или того хуже - преследую. Ни за что же не поверит в совпадение. А почему собственно я должна перед ним отчитываться... Но сев специально спиной, старалась не смотреть в ту сторону. Толик - так звали её спутника, был разочарован тем, что она вела себя скованно и скрутив программу попросила проводить её в номер. Они ушли. На следующий день ей пришлось кататься с Толиком. Парень интересно и без умолку рассказывал про всё подряд. Девушка слушала, понимая, что, наверное, ей сейчас это и надо. Главное не быть одной, если даже очень хочется. Первая, выдохшись, извинилась и, оставив мужчин в сугубо мужской компании, пошла на спуск. Почти у самого финиша нога подвернулась и Маринка, въехав в кусты, свалилась в сугроб, больно ударившись головой ещё и в сосну. Встать не хватало сил, да и не очень хотелось. Она просто перестала соображать от боли и беспомощности. Не везёт даже в мелочах. Она обняла дерево и жалеючи себя разнесчастную, заревела. Подняв фонтан снега, затормозил лыжник. Девушка попробовала, сняв варежку, растереть по лицу слёзы. Над головой прогудел голос курсового:
   - Чего сидим, случилось что?
   - А почему должно непременно что-то случиться?- огрызнулась она, не поднимая глаз.- Хочу и сижу.
   Маринка съёжилась и отвернулась. "Катил бы себе, не останавливаясь. Это ж каникулы и он за меня не в ответе". Но тот не собирался отставать. Сняв лыжи, подошёл ближе. Она не шелохнулась. Подумала: "И чего старается, он же сейчас не отвечает за меня". Богуш, взяв её под мышки, попробовал поставить на ноги. Брыкаться не могла, но застонала.
   - Эгей! Похоже вывих. Возьми меня за шею, я отвезу тебя вниз.
   После нескольких минут тягостного молчания, она понимает, что отмалчиваться больше нельзя, и говорит:
   - Не тратьте на меня время, товарищ майор, катитесь куда катили, я здесь не останусь. Позвоню отцу, он заберёт.
   - Не дури...
   Он попробовал поднять её, она принялась на все силёнки отбиваться. "Хотя чего дёргаюсь, замёрзла же как собака. Но гонор выше крыши..." Только разве его ста килограммов свернёшь. Нечего было и думать, что сможет отбиться. Он весь этот приступ истерии выдержал, а она обессилив всхлипнула:
   - Прошу оставьте меня, не поганьте свои руки об такую шалаву вертящую направо и налево хвостом. А то своих чистых женщин от такой мрази замараете.
   Его глаза, сделавшись по медному пятаку, по мере прихода в себя превратились в щёлочки, и он громко рассмеялся.
   - Ничего, я внизу помою руки. Сиди тихо и не дёргайся.- Подкинул он её на руках.
   - Товарищ майор, оставьте меня... Очень прошу... Настоятельно прошу... Я видеть вас не могу...
   Богуш, столкнувшись с проявлением её совершенно непонятной враждебности, но стараясь не поддаться на девчоночьи капризы, усмехаясь, заявил:
   - Ничего потерпишь, я тоже не в большом восторге. От тебя даже здесь одни неприятности.
   Она ж думала: как можно с ним говорить нормально, если он всегда в мрачном настроении, к тому же до такой степени ненавидит меня, что готов укусить. Поэтому была тоже не менее насмешлива и ядовита:
   - Чтоб вы без меня делали... умерли бы со скуки. Так что отпустите и идите себе в свою скучную жизнь.
   - Сиди не рыпайся, а то ремнём руки перетяну. Обижается ещё... Не успела нарисоваться, как кавалера надыбала. Свинья грязь везде сыщет, а ты себе ухажёра.
   - Что с порочной возьмёшь... Да и не ваше это дело. Я тут с отцом. Папуля не против, и вам дела нет до меня.
   - Ошибаешься, красавица, три года отсидишь на казарменном положении. День в день. Как положено. А там делай, что хочешь. Тискайся себе сколько влезет...
   - На самом деле вы ещё противнее того, чем хотите казаться.
   - Вот и отлично. Закрой рот и наслаждайся своим открытием.
   Он занёс её в номер и вызвал врача. Действительно был вывих. Маринка, напившись горячего чая и завернувшись в покрывало, пригрелась себе и стала думать... Когда на следующий день он пришёл её проведать - узнал, что Брауны уехали.
   25
   Александру довелось слетать - таки на пару дней к Глебу. Нужна была срочно подпись шефа, и он без предупреждения объявился. Тот встретил его, вывалившись из душа свежий и счастливый. Правда при виде его счастье сползло в кисло и он кривясь поинтересовался: - Зачем пожаловал? Причём не приглашая в комнаты держал у двери. Сашка обалдел от такой встречи друга, но вида не подал. Он надеялся поскорее спровадить Александра и вернуться к жене. Он бы с удовольствием покончил с тайнами, но вот Ириша... Пока Глеб на ходу просматривал бумаги, стараясь не пропустить Сашу в комнаты, нарисовалась на их глаза полусонная Ирина. Называется "Не ждали, а я вот она". Глеб застыл с открытым ртом. У Саши выпали бумаги, и самого его вроде как подбросило. А по мере приземления на грешную землю, вытянулось лицо и выпрыгнули из орбит глаза. Иришка сразу сбежала в ванную и заперла дверь. Сашка не мог даже схватить шефа за грудки, тот был голый в одном набедренном полотенце.
   - Ты что Глеб рехнулся, это же сестра моя. Ей всего-то восемнадцать. Что ты наделал... Обалдел... Из-за ящика пива...
   - Тихо, тихо не пыли. Во-первых, ты мешаешь мне сосредоточиться. А во-вторых,...
   - Не будет никаких вторых. Ещё раз приблизишься к моей сестре убью тебя гада...
   Саша хоть и горячился, но говорил сухо и веско. Глеб не сомневался, что так и будет. Ириша слышала всё это, и ей стало страшно. Таким она брата ещё не видела. Сухарь, сухарь, а что-то родственное в нём взыграло.
   - Остынь,- подпёр его плечом Глеб.
   А тот рубил правду матку в глаза:
   - Не думал, что ты такая сволочь.
   Глеб устав слушать всю эту воспитательную дребедень поморщился.
   - Саш, сядь это не то, что ты думаешь.
   Но тот хорошо зная друга плутать в догадках не собирался.
   - Тут напрягаться много не надо...
   - Ты ошибаешься. Я её муж.
   - Кто? Муж? Не финти... "Боже! Неужели у сеструхи хватило ума обкрутить его?! Тогда точняк- Глеб потерял последний!"
   В подтверждении этой его невероятной мысли Глеб выставил палец с кольцом.
   - А это видел,- покрутил он перед его носом кольцом, - у Ириши такое же. И если ты потрудишься вспомнить, когда оно у меня появилось, то сообразишь сколько длиться наш брак. Отцепись от моих рук, и я покажу тебе свидетельство с печатью о браке.
   Сашка обмяк. А повертев книжечку в руках и даже понюхав печать, он кинул её на стол.
   - Ничего не понимаю, какого чёрта нужно было скрывать это?
   - Малышка заартачилась. Я слово дал. Сам измаялся придумывая варианты. У тебя ночевал, помнишь?
   - Артисты, но почему?
   Глеб неуверенно пожал плечами и неопределённо помахал рукой. Вероятно с его точки зрения это должно было точно передать его чувства к этому заскоку жены.
   - Боится родителей, потому что молодая, зелёная для семьи. Ну ладно с ними худо- бедно договоримся. А казарменное проживание в институте, с этим ничего не поделать. Мне плохо. Каждый день без неё - пытка, она ж играется пока. Девчонка, что с неё возьмёшь.- Жаловался Глеб на свою туманную семейную жизнь.
   Сашку прорвало и он принялся хохотать.
   - Не ржи и не зуди так, перепугал ребёнка.
   - Глеб, я сражён! Мой пупсик уложил тебя на обе лопатки! Вот это кино! Слушай я даже догадываюсь о причине твоего такого облома... Это после того, как она тебя пару раз о пол шваркнула, у тебя с башкой метаморфозы и случились.
   - Ха-ха-ха. - Передразнил Глеб.- Сердцу не прикажешь. Судьба!
   - Ага, воздушный шарик. Это Ирка тебе ту судьбу устроила. Ну дела, ну народ...
   - Прикуси язык, перепугал мне ребёнка.
   - Глеб, окстись... Что я слышу: "перепугал ребёнка". Да этот перепуганный ребёнок нас сейчас пяткой по разу лягнёт и мы отбивными к стенам портретом прилипнем... Ир, выходи, хватит скрываться и воду мутить. Ладно, тебе. Забыли всё и проехали.
   - Сань, заткнись. Сложи бумаги и сделай кофе. Я сам с ней переговорю. Она так надеялась, что никто не узнает, а ты все её мечты поломал, - ухмыльнулся Глеб, весьма довольный тем обстоятельством. А чего ему, Глебу расстраиваться-то. Появился ещё один сообщник в её доме, где он теперь будет надёжно прикрытым, беспрепятственно под железным предлогом, может появляться, когда вздумается.
   - Договоримся, я родителям ничего не скажу, слышь, Ир?!- не унимался Саша, заинтригованный этим событием.- Опять же не грех и по бокальчику шампанского скушать. Событие-то не ординарное. Нокаутировала до четверенек.
   - Мотай, организуй кофе. Сказал же, сам поговорю. Расстроилась, ревёт поди.
   - Объясни этой бестолочи, что со мной вам легче ещё год продержаться в тени.
   - Принесла тебя нелёгкая. Расстроил ребёнка...
   - Блин, Глеб, ты кроме пупсика ещё про что-то думать можешь?
   - Кто-то в нашей конторе работает против меня. Вчера пытались взять на лыжне.
   - Это ты мне фильм рассказываешь?
   - Какой к лешему фильм. Я о себе. К тому же второй раз уже.
   - Чёрт, Глеб! Возьми охрану.
   - Обошлось. Пока думаю не сунутся, выждут момент.
   - Карты спутала Иришка?
   - Причём второй раз. Но я без оружия сейчас не хожу.
   - Стрелял?
   - Пришлось.
   - Облом. И как?
   - Ранил одного.
   - Цель?
   - Выкуп. Хотели бы убить - убили.
   - Ты прав, сука рядом. Только близкие в курсе, где ты и, что без охраны тоже. Кому ж так деньги позарез нужны... Но как они планировали тебя взять, народ же кругом?
   - Гениально просто. Организовать травму и увезти на "скорой".
   - Но...
   - Не получилось с лыжами. Ира заметила ловкого парня у лыж и влезла. Он достал оружие. Хотел избавиться от неё. Мне пришлось тоже поиграть в супермена. Давали объяснение в полиции. Потеряли вагон времени. Сегодня ты подвалил. Потом поговорим. Не до ерунды.
   - Надо же,- посмеивался ему в след Саша,- пупсик - твоя жена. Умереть не встать. Глеб, Глеб, стой.
   - Что непонятно?
   - Ты не думал, почему похитить пытаются только на выезде, а не дома?
   - Вот ты и прикинь. Мне сейчас некогда. Хотя это ужасно, подозревать кого-то из знакомых.
   - Согласен. Но ещё ужаснее, что у нас нет даже версий. Одни подозрения.
   Иру уговорили, конечно же. И дни заскользили по накатанной лыжне к возвращению домой.
   26
   Каникулы закончились быстрее нежели хотелось бы. Так уж катит жизнь. Хорошего мало. Девчонок вновь ждали занятия. Они опять собирались под вечер в сопровождении тащивших вещи родных. На этаже по сложившейся привычке, ждали курсовой и взводный. Маринка прихрамывая, держалась за стенку. Сумку нёс следом топающий водитель отца. Взводный впился удивлённым взглядом в курсового, надеясь найти там такое же удивление. Но тот был непроницаем. Маринка приложила руку к шапке.
   - Здравия желаю!
   - Курсант Браун, что с ногой?- С ходу потребовал объяснений Тарасов.
   - Случайность. Растяжение. Освобождение от физкультуры и строевой.
   - Свободна.
   - Есть.
   Иру привезли и сопровождали сразу двое. Брат и Глеб. Пока Саша компасировал мозги Тарасову Глеб отнёс вещи. Дождавшись последнюю, поняв, что потерь нет, пошли каждый по своим делам. Взводный разбираться с нарядами и каптёром, а начальник курса к ребятам. Надо сломать им кучкование по поводу встречи. Девчонки пятой, собравшись вместе, поставили чай и, разрезав привезённый из дома собственноручно, по очереди изготавливаемый кулинарный шедевр, принялись делиться новостями. Впереди ждали топография, тактика и военный перевод и, конечно же, весенний полигон. Вновь бросать, опять стрелять, но уже в плюсе с вождением танка и артиллерийской пушкой. Мамочка родная! Но куда деваться залез в кузов, называйся груздем. Жалели и завидовали Марине. Конечно неприятность, но с другой стороны жизнь без строевой и физкультуры - удовольствие. Подумаешь вывих, заживёт, это же не перелом. Тьфу, тьфу! Слушали про катания Ирины в снегах Альп. Натка каталась по южным широтам. Вика же просидела дома. Выяснилось, что у подруги неприятности в семье. Родители на грани развода. Она не любительница сор из избы выносить, но припёрло... Отцу сорок три, критический возраст. Дорожки пересеклись с очень шустрой молодой журналисткой. У него в пригороде неплохой бизнес, который тащит мама Вики. К тому же он директор небольшого, но прибыльного предприятия. Барышня готовила статью. По - видимому старательно, раз они на этой почве и сошлись. Не известно уж чем она его там зацепила. Но семья в момент ока оказалась в беде. Дамочка такая, сама себе на уме. Ничего стоящего. Хотя, наверное, мужики в такие годы уязвимы молодостью. Мама естественно расстроена, Вика не меньше.
   - Сами понимаете, о любви речь не идёт.- Всегда спокойная Вика с трудом сдерживала эмоции.
   - Да, это так, - вставила свой пятак Лена.- Молодые девки, как показились. Ловят денежных старичков почём зря. Выискивают информацию, нацеливаются на объект и прут дуром. Мы тут с одноклассницей спорили, она с сорокапятилетним связалась. Говорю:- ты ж его не любишь... А она мне:- "У него квартира, дом, классная тачка, деньги водятся. Сам ещё ничего. Так почему бы и не полюбить. Запросто. Что -то конечно жена оттяпает, но и мне хватит за глаза". Я в шоке. Слушаю, ушам своим не верю. Живите как хотите, только причём тут любовь. Иногда мне кажется, что слову больно. Оно стонет от грязи. Ладно, там по молодости влюблённость, иллюзию любви путают с любовью. Ещё как-то и понять и простить можно. Но как вот то, что творится сейчас назвать, я не знаю. Рожают мужикам детей, чтоб за их счёт жить, это ж уму не постижимо. Ещё публично рассказывают и жалятся, если кто сорвавшись с крючка отказывается оплачивать удовольствие. Срам!
   - Что мне делать, как помочь родителям не ведаю. - Всхлипнула Вика, вполне согласная с Леной.- Отец, как с ума сошёл. Молодая, красивая, выбрала его, лысеющего и седеющего. В общем, сами понимаете. Анекдот. Мама ничего у меня выглядит, но она его ровесница. Хорошо жили. Кто б мог подумать, что какая-то дрянь пуститься решать на нас свои проблемы.
   - Нытьём ты мало поможешь.- Поставив чашку, сверкнула глазами Марина.- Надо выдать ему барышню в истинном свете. А эту кошку заставить подавиться чужим мясом.
   - С ним кто только не говорил, бесполезно, как слепое котя. Он ни слушать, ни думать себя заставить не хочет. Все врут и зла желают, а там ангел и чистая, как слеза любовь. - Вздохнула Вика.- Она обложила его со всех сторон. Атакует без перерыва на обед.
   - Это понятно. Очень хочет заполучить объект. Ты ж учишь психологию. Там нам точно даётся понять, должен быть выход из любой ситуации. Поэтому, мы подойдём с другой стороны.- Не отступала Марина.- Слышала, говорят: падай чем угодно, но не теряй мозгов. Вот, попробуем воспользоваться ими. У тебя данные о ней есть?
   - Ну.
   - Выкладывай.
   Вика нырнула в сумку, и на свет божий появился журнал со статьёй и в уголке с маленьким портретом совсем на вид не стервозной девушки. Вот только ледяные глаза и натянутая улыбка при пристальном изучении были, пожалуй, неестественно веселы и при этом источали лёд. Всё ж на виду и ковыряться не надо. Похоже мужикам удобно под чёрными очками. Так-то можно принести ему правду на тарелочке, а он не поверит, потому как не хочет. Но бездействовать тоже нельзя.
   - Оппа!- вскочила Ириша,- я её знаю. Честно, ты права Вика, тот ещё птенчик, мне такие не слишком нравятся.
   - Мы уже извелись с мамой. Это убивает её. У нас ничего не получается. В голову кроме скандала ничего не приходит. Только это стыдно и мама на него никогда не пойдёт. Нужен взгляд со стороны. Помогите, придумайте что-нибудь.- Вспыхнули надеждой её глаза.
   Лена только собралась возразить и сказать, что за любимого мужика можно и космы выдрать и ничего постыдного, а в самый раз. Эти хищницы только и ждут вот таких ворон, но этот вопль Ирины остановил её и, она выдохнула:
   - Ни фига себе, колись.
   - Вот это номер!
   - Откуда, Ир?
   - На чём сошлись?
   Посыпался на Ирину град вопросов.
   - На французском женихе. Не таращитесь так. Вы же в курсе, что я подрабатываю переводами. Да, да халтурю. Куда ж деваться, у меня самая обыкновенная семья. Перевод даёт возможность жить. Платят неплохо. Работа не пыльная. В основном занималась письменными. А тут попросили меня попереводить одному французу и нашей потенциальной невесте. Ему пятьдесят. Маленький пузатенький, но мэр крошечного городишка. Его избранница: молодая, красивая и длинноногая барышня.
   - Ты хочешь сказать, что это она.
   - Вот именно. Вика давай не унывай и подожди немного. Мы её обломаем и весело. Без банального скандала.
   - А вдруг она статью на такую убойную тему писала...
   - Я с ними ходила целый день, аж до одиннадцати ночи. Таскались по городу и закончили в ресторане. Мы договорились, что если она ему подойдёт, то он будет звонить мне.
   - Звонил?
   - Не-а! Не втиснулась барышня в его рамки. Бюст поди не подошёл. Наверняка маловат.
   - Что ты предлагаешь?- пискнула, заинтересовавшись и Наташа. Она аж вспотела от натуги.
   - Известить её о звонке. Заверить в сумасшедшем успехе и встретиться, чтоб обговорить дальнейший план действий.
   - И что это даст?- округлила она глаза.
   - Пока не запишем разговор ничего.- У Иры у самой тряслись от волнения руки и она поставила стакан на стол.
   - Хорошо бы её карточку из бюро невест переснять. Это реально?- оживилась Вика.
   - Не знаю, но попробую. Сочиню что-нибудь.
   - Скажешь, что он звонит тебе, спрашивает о ней, а ты не в курсе.- Тут же нашлась Лена.- Я не могу на таких стерв смотреть. С желанием дать пинка трудно бороться. К тому же при лицезрении их жертв у меня сердце кровью обливается. Не мужика, чёрт с ним идиотом, а жены и детей жаль. За что им такое наказание.
   - Время такое. Мужики похирели. Мощь свою в бабьих подолах ловят. Немцов вон с пятью бабами сразу живёт. Те куклы детей нарожали. Шубы на себя напялили. Квартиры оторвали. За моря катаются. И все про любовь говорят. Обхохочешься. Неужели он верит ... И сам, скорее всего, не в курсе что такое любовь.
   - Да он кретин. Животное, кобель, жеребец, но не мужик. У мужика мозги, а у него одни яйца. Чем хвастается: деньгами наворованными у страны и рожей, что природа дала. Хребта никакого. Одна бесстыдная наглость и болтливый язык. Ну отберут у него те деньги- людские слёзы, а самого паралич разобьёт- сколько же может природа надругательство над собой терпеть. Вот и прикиньте, какой из этих кукушек он нужен? Да ни одной. А детей придурок психически больными вырастит. Такую грязь как он надо пережить и переварить детским душам.
   - Это так. Я б в политике и государственной машине вновь ввела цензор - морально устойчив. Человек без царя в голове и тормозов не может править. Не имеет морального права, да и не выйдет у него созидать. Но мы ведём речь не о нём, для него женщины и дети - это не люди. Он и любить-то не может, не дано. Мы сейчас о другом. Мы о хищницах и нормальных мужиках их жертвах.
   - Получается у нас заговор против агрессоров любви. - Возбуждённо заявила Натка.- Мы в самом начале пути. Давайте попробуем жить только с любовью.
   - Наивная простота.- Отмахнулась Лена.- Ты с любовью, а она растолкала руками и цап.
   - Я не о жизни, а о нас. Свяжем свою жизнь только с любимым.- Обиделась, разъясняя свою позицию Натуся.
   - Про нас? Естественно, иначе я себя и не представляю.- Заверила её Лена.- Я Славку каким он есть слонёнком, таким и люблю. Даже когда ворчу, ещё больше люблю. А вообще-то по большому счёту, бабы сами дуры.
   - Так уж и дуры?- усмехнулась Марина.
   - Вот именно, слепы и глупы. Я не про хищниц, те как раз наоборот. Я о простушках каких пруд пруди. Хватают всё подряд без разбора и часто недостойных, а потом ноют. Ах, обманул. Ах, такой сякой и не мазаный сухой. Кто интересно велел тебе с ним в жмурки играть. Мужика выбирать надо с умом и расплющенными глазами.
   - С расплющенными это хорошо. Но мужчина мечты, как правило появляется на горизонте внезапно. И так же внезапно исчезает пойманный более шустрыми девчонками. Вот что тогда?
   - Чтоб не захлёбываться горькими сожалениями об упущенных возможностях. Надо либо шустрить и быть готовой покорять его за считанные минуты либо...
   - Не расстраиваться. Значит, твоя любовь ещё впереди маячит. Закругляемся, а то взводный поди рвётся,- кивнула Елена на раздавшийся стук в дверь,- что-то его долго сегодня не было. Надо успокоиться и действовать не с любовью к ней, а с холодной головой. Обдумаем всё ещё раз. Операцию мы должны провести блестяще. Будущие офицеры мы или нет. Неужели одну крашеную швабру не обломаем.
   Тарасов знал зачем шёл. Ната предупредила что будет торт. У девчонок посиделки. Запив торт чаем, он весело подмигнул им.
   - Ну, что девчонки готовы к новому рывку?
   - А как же...- Врали ему мы без зазрения совести. Какой ещё рывок лишь бы с уже имеющего уровня не сорваться.
   - Намотайте себе на ус, чтоб без фокусов...
   - Мотаем,- заверила его за всех Лена.
   У всех остальных кумекать над вопросом Вики и мотать наставления взводного об учёбе и дисциплине не получалось. Но народ бодро поддакнул и улыбнулся.
   27
   Настроиться на одну учёбу и правильное поведение оказалось: легко сказать и трудно сделать. С топографией, правда, разобрались с ходу. Обучавшиеся с нами топографы помогли дойти до ума. А с тактикой был завал. Но труд и время камни точат. Осилили и мы. В чём женский ум уступал мужчинам. Разве только в весе... Мы опять до тошноты маршировали, натыкаясь друг на друга и выслушивая, что нам самое место вышивать и в куклы играть, а не солдатский шаг мерить. Кто бы спорил. Мы не фанатки армии, но раз уж взялись, то добьём и будем всё делать не хуже ребят. У нас лучшие конспекты. Опять же серьёзнее отношение к предметам и занятиям. Почти не пропускаем без уважительной причины. А к изучению предмета подходим творчески. Боимся техники, так это пройдёт. Нет ничего, чтоб женщина не преодолела. Я по себе знаю, как боялась боли и дзюдо ненавидела из-за этого. Но смогла преодолеть. Силой убеждения заставила себя тренироваться. Трудись и побеждай,- напрягала я себя. Не возможно достичь чего-то без усилий над собой. И я боролась, и работала над этим. Выиграла. Ведь так здорово выигрывать у самой себе. Вот и сейчас мы всё преодолеем и непременно будем лучшие. Как пить дать, получим лейтенантские погоны и красные дипломы.
   Маринка опять отчудила. Схлопотала неприятность на ровном месте. Барышня съехала по раскатанной ледяной дорожке, а ведь недавно только очухалась после лыж. И если б только съехала, а то вкатилась неизвестно откуда вывернувшихся: начальника курса с замом начальника института. На полном ходу, не смогла остановиться, поскользнулась, свалила. Валялись все втроём. Зам начальника ползая по дороге на коленях чертыхался и грозил пожаловаться бог весть кому. Мужику под пятьдесят, валяться не солидно и обидно, тем более на глазах у курса. А курсовой ничего, хохочет. Маринка вместо того, чтоб извиниться и бежать смотрит на него как-то неловко и мучительно. Мне становится жаль её. Так смотрят пытаясь запомнить перед долгой разлукой. Неужели ж из-за такой ерунды зам отчислит... Наверняка обойдётся и она просто паникует. Так-то это полугодие складывается неплохо. Саша сдержал слово и не выболтал родителям про нас с Глебом. Разве не хорошо?! Отлично! Мы, не только с успехом осваивали военную профессию, но и, организовавшись помогли Вике вернуть блудного отца, и оставить с носом прыткую девицу. Я позвонила. Как и предполагали, барышня клюнула на нашего червя, и не просто клюнула, а с азартом ухватившись за него, занялась подготовкой к вожделенной встрече с французом. Мы с ней встретились по-приятельски в кафе, выпили кофе. Удалось не только записать наш разговор, но и снять. Девчонки молодцы постарались. Возбуждённая барышня торопила меня с рассказом о моём воображаемом разговоре с мэром. Я ей не скупясь разрисовала, как она безумно понравилась ему и как он мечтает о ней и скорой встрече. Для чего собирается выслать ей деньги на дорогу и будет с нетерпением ждать к себе. Распирающую её радость она даже не пыталась скрыть. На мой намёк, мол, а не лучше найти мужика тут, чем тащиться за таким колобком во Францию. Она разоткровенничалась.
   - Ир, молода ты ещё судить. Здесь мужичьё зажралось. Конкуренция большая. Детсад на пятки наступает. Сцапала одного, но болтается, как сопля на палочке. Вот-вот прозреет и сорвётся, потеряю. Семья крепко держит. Наши-то мужики век денег не видали, получку жене тащили, если десятку зажулит - радости полны штаны. А тут деньги заработали. И жене хватает и детям и себе остаётся до фига. Обалдели. Вот и покупают всё, что только хочется. Глаза с блюдце: одну девку схватят, вторую... Раньше-то молодые да длинноногие не по зубам были. А теперь на хруст зелёненьких, как мухи на мёд слетаются. Несёт мужичков. Грех же руки не погреть. Без вопросов скручу я его в баранку, уйдёт он из семьи, женится на мне, но удовольствие-то мне ноль. Всю оставшуюся жизнь на страже, а вдруг он моложе купит. Поймать его на ребёнке, заставить купить квартиру и выуживать деньги можно, но обидно, опять тетерю лови для постели... А француз жену искал. Ему для выходов в свет нужна красивая, эрудированная, спортивная. Чтоб и выглядела на все сто и поговорить могла и дом вела, это ж такой список только наши бабы осиливают. Причём, заморский мужик всё ценит и оплачивает.
   Надо ли говорить о том, что я не ожидая ничего подобного, плавала в её откровенности. Даже была поражена. Я слушала её и жалость топила меня. Почему наши лучшие в мире бабы такие дуры. Растаяв, я чуть не выключила запись. Опомнившись, подумала. Что барышню, конечно, жаль, но она ни словом не пожалела мать Вики или Вику. Откинула и забыла. Вся речь только о себе. Как устроиться ей удобнее и добротнее. Такая злость меня взяла на наших мужиков. Деньги заработать знают как, а с девками полная лажа. Доят их, как ослов. Допив вторую чашку кофе, я обещала ей, как только он выйдет на меня, так ей сразу и позвонить. Естественно он больше не вышел.
   - Не переживай, будет ещё француз или канадец, а может швейцарец, какая разница... - утешала я её на следующей встрече.
   - Ты, права, - усмехнулась она, - какая разница с кем заводить любовь.
   Меня передёрнуло. За что достаётся любви. Неужели нельзя это выразить как-то иначе. Зачем такое красивое и сильное слово возить в дерьме. Забравшись в душ, я долго мылась, яростно скоблясь мочалкой, словно стараясь отмыться от навоза к которому прикоснулась. А потом позвонила Глебу и попросила забрать меня на ночь. Что он с превеликой радостью и сделал. Увидев меня такой - никакой. Он всполошился.
   - Малыш, что за дела, тебя кто-то обидел?
   Я, боясь расплакаться, помотала головой. Когда я ему звонила, мне просто хотелось, чтобы он был рядом. Ничего сверхестественного, захотелось так нежно прижаться к нему. А сейчас наоборот, постучать по его спине ладошками и сказать - случись на его пути появиться такой охотнице, я буду бороться за него. И возможно даже пользуясь советом Лены выдеру ей космы, но Глеба не отдам. Но я сверлила глазами дорогу и молчала. Глеб, поглядывая на меня, остановил у перехода и сбегал за букетом. В салоне запахло цветами. Он подсел ко мне и, забрав мои ладошки, заглянул в глаза.
   - Ну, что случилось?
   - Я люблю тебя.
   - Иришка, я тебя тоже, но отчего такое настроение?
   - Обещай, что когда тебе будет сорок пять и у тебя начнутся мужские заскоки ты не будешь торопиться отказываться от нашей с тобой семьи.
   Глеб проявив убойное терпение, дослушав моё бормотания, захохотал.
   - Что вы там с девчонками опять напридумывали? Наверняка вышли на тропу войны... А потом будете себя за это очень не любить.
   Он уже был в курсе того, что в его похищении участвовали почти все по мере возможности. И потому считал нашу пятую опасным объектом.
   - К несчастью с вами можно обойтись без сочинений. Вы создателем спрограммированы с отклонениями. А может виновных нет. Закралась ошибка и программа в 40- 45 даёт сбой.
   - Кисунь, в каждом возрасте свои плюсы и минусы...,- попробовал отшутиться он.
   - Ты смеёшься, а это очень серьёзно. Очень.
   Внутри у меня всё противно зашевелилось, и на глаза стали наворачиваться слёзы.
   По моему виду точно скажешь, что жизнь висит на волоске, а разговор идёт между жизнью и смертью. Глеб, беря меня в жёны, конечно же, догадывался, какая весёлая, полная неожиданностей жизнь его ожидает. И почти с первых же дней включившись в борьбу с воришками, я не разочаровала его в этом. И вот сейчас он, борясь с улыбкой, притянул меня к себе и принялся целовать.
   - Сдаюсь. Видишь, серьёзен, как сторож у амбара. Обещаю в тот опасный возраст не отлучаться от тебя ни на шаг.
   Слёзы враз высохли, а живот успокоился. Я засмеялась и обняла его за шею.
   - Поехали домой, а то я соскучилась по тебе, как Снегурочка по Новому году.
   Глебу дважды повторять не надо...
   Уговорив одного курсанта, естественно, не безвозмездно, сыграть роль частного детектива, якобы нанятого его дочерью. Отправили его к Викиному отцу с доказательствами. Он юрист ему полезно поучаствовать. Правда пришлось поупрашивать. Мужики трусливы. Но зелёненькие сыграли своё дело. Отрезвление прошло на ура. Родитель прозрел. Отвалил "частному детективу вознаграждение", которое мы с ним по-братски и поделили. Довольные, мы отметили это дело тортом. Теперь солидный гражданин хищниц до конца жизни будет обходить седьмой дорогой. Неплохой урок для нормального мужика.
   28
   Марина крутилась у штабелей плит, рядом с плацем, ожидая девчонок, кормила щенков и поглядывала на выход из института. Когда к ней подошла незнакомая девушка с разговором, она удивилась. Но приглядевшись, вспомнила - именно эта барышня была с Богушем в Карпатах. Значит, подкатила не просто так, а с интересом.
   - Привет!
   - Взаимно,- усмехнулась Марина.
   - Ты ведь Богуша знаешь?
   - Это с какой стороны посмотреть...,- расплылась в неопределённости Марина.
   - Сбегай в институт, позови. Звоню, звоню, а мобильный ни гу-гу.
   Маринка во вранье ориентировалась по ходу. Вроде врать не хорошо, но вроде как не соврать тоже нельзя.
   - А он отключил его.
   Девица мигом насторожилась.
   - Ты-то откуда знаешь?
   Маринка не моргнув глазом:
   - Так у них совещание у генерала.
   - Придётся подождать,- вздохнула барышня.
   Это ещё зачем? обомлела она. Придётся сочинять дальше. Кто спрашивается просил ввязываться...
   - Вот этого я вам делать не советую.
   - Почему?
   Конкретный вопрос чтобы на него такого соврать... О!
   - Затянется часов на шесть, восемь. Генерал наш поговорить любитель.
   Девице явно этого было мало и она пыталась продолжить разговор.
   - Послушай...
   Маринка затаила дыхание и подняла глаза. Вся внимания.
   - Да?
   - Расскажи какой он?
   Совсем интересно. Могу задать вопрос.
   - А вам зачем?
   Та помялась и пооткровенничала:
   - Как женщина женщине. Меня познакомили с ним. Ничего вроде. Даже очень ничего. У меня на него серьёзные виды. Но... хочу узнать поближе.
   Надо же какая прыткая, сейчас я тебе расскажу в какую сторону смотреть... Ты как раз на правильного человека нарвалась.
   - А... Не советую. Он такой, такой... со странностями. Его все сторонятся. Пьёт много и жестокий до ужаса. Курсантов бьёт почём зря. Говорят, он был три раза женат и бил жён до инвалидности.
   - Бог мой, неужели правда, а так не скажешь...
   - К тому же у него куча детей.
   - Вот так-так. Спасибо подруга.
   - Не за что. Обращайтесь если что, подруга.
   Маринка изловчившись так припечатала берцем её тонконосый замшевый сапожок на металлической шпильке, что дамочка посветлела на три тона, своей пудры, и закусила губу.
   Разговор прервали торопящиеся к ней девчонки. Отойдя в сторонку, они заинтересованно спросили:
   - Что этой мочалке от тебя надо?
   - Сведения о курсовом.
   - Вот это да! Дала?
   - А как же...
   А в окно стучалась, тем не менее, весна. Заинтригованные, мы не возражали. Пусть идёт, ждём не дождёмся никак. Последние две весны мы с девчонками пропустили. Выпускной класс, первый курс - не до неё цветочной и шальной. Только в эту, похоже, сойдём с ума. Вон она какая ранняя и настырная. Гонит зиму ручьями да горластыми птицами. Хочу безумно, подснежники, ландыши, тюльпаны, черёмуху без разницы, чтоб только пахло весной, цветом. Глеба люблю ненормально жадно, аж страшно самой. Это цветение черёмухи под нашими окнами, подснежники на углу в бумажных кулёчках кружевные облака на небе, придавали мне уверенность. Балансируя на грани безумия, мы сгораем в страсти лишь коснувшись кончиками пальцев тела другого. А уж попав в объятия друг друга нас не докличешься и не найдёшь. Глеб, счастливо посмеиваясь охал.
   - В тебя как бес вселился.
   - Его имя весна.
   Найдя на столе первые весенние цветы, переставляли их к Натке на тумбочку. Понятно всем, взводный старается. Вика с Сашей страдают каждый в свою жилетку не в силах ни один переступить через свой характер. Периодически то один, то другой просит меня помочь, но я не тороплюсь. Помочь себе они могут только сами. Ведь лучше чем сам ты себя не знает никто. Сашка подъехал к университету, якобы ко мне, но, перекинувшись со мной для вида парой слов, отправился тут же к Вике. Хитрец. До моих ушей донеслось.
   - Викуля, как дела?
   - Как сажа бела.- Усмехается Вика.
   - А сердитая почему раз всё прекрасно?
   - По кочану.
   - Понятно, настроение мочало.- Саша не знал, как подойти. Девчонка явно пыталась от него отделаться. Обидно, но может это выпендрёж и она так по малолетству прикидывается. На всякий случай изображая усмешку, хорохорился, хотя злость распирала. "Ну что я такого сделал..." Ира посмеивалась над их мучениями. Сейчас Сашка уйдёт и Вика будет хныкать и ругать себя почём зря за строптивость. Но случись ситуации повториться опять будет так же отбиваться и наскакивать. Вот поэтому с помощью она по-прежнему не спешила. Пусть выруливают сами. А то запросто сделают хором виноватой.
   Лена, уютно устроившись на подоконнике, вдыхала запах цветущей под окном сирени. Она разрослась огромными кустами: белая, тёмно бардовая, сиреневая. Крупные, пушистые цветы теребили душу. Когда я вижу или вдыхаю сирень, мне кажется, что именно так пахнет мужчина на первом свидании, когда хочет произвести впечатление, покорить... А любовь женщины должна благоухать ландышами. Я вдыхаю этот запах заполнивший всю комнату и говорю о своём впечатлении девчонкам. Они удивляются, а Ленка, откинув скучающее выражение, приглашает поучаствовать в просмотре всех. Мы не отказались. Враз взгромоздились на подоконник. В азарте спихнули книгу. Снизу заорали. О! Значит, упала не просто так, а в цель. Девчонки дружно отпрянули от окна. И спрыгнув с подоконника, нехотя отошли подальше. Здесь уж не до запахов весны. Голос был гнусавый и напоминал воспитателя. Этот мигом всю весну воспитательным процессом из голов выбьет.
   - Ленка, книга библиотечная?- шепчет Вика, как будто нас услышат на улице.
   - Моя.
   - Там ориентиры были?- не унималась Маринка. Зашуганая, эта боялась уже всего.
   Та неторопливо думала, поглядывая на подруг.
   - Надпись что ли? Нет, не было.
   Все облегчённо вздохнули.
   - Фотография Славки вместо закладки лежала,- вспомнила Лена.
   Ничего себе "нет". Попадание прямой наводкой.
   Договорить не успели в комнату вошли взводный с обиженным в доску воспитателем. Он с ходу решил, что его мечтали прибить. И вот эта книга не что иное, как маленькая месть ему за его старания сделать из нас людей. Взводный был непробиваемый монолит. А воспитать по всему видно взволнован. Он теребил платок в руках, то засовывал его в карман, то вытирал им вспотевший лоб.
   Надо как-то выруливать ситуацию.
   Хором бросились объяснять, что это случайность и убивать никто никого не собирался. Иначе бы убрали фотографию или кинули горшок. Взводный показал за такие бредни нам кулак. Но всё обошлось. Уф! Они ушли, а мы упали на кровати и принялись хихикать. Не мужик, а бегемот.
   Но это не был единственный случай покушения на офицерский состав. Цепочка несуразиц продолжалась. Маринка опять уронила курсового. Это не шутка. Он действительно грохнулся и не просто грохнулся, а проехал на пузе. Наряженный в новую форму, высокий и бравый, он шествовал по столовой. Ему в голову не могло прийти, что Браун подложит ему такую свинью. А Марине пришла в голову мысль намыть полы со стиральным порошком. Чисто с хорошим намерением. Исключительно для красоты. Она как раз дежурила там. Намыла. И всё бы хорошо, но они высохнуть не успели. Он растянулся. Никто про такое и подумать не мог. Девчонки пили чай, отмечая победу над нарядом, когда донеслось до их ушей падение тела и его любимое: - Ё, п, р, с, т. Бросив всё, они рванули в зал. Курсовой валялся на полу и был похож на чушку. Кошмар!
   - Кто это натворил?- грозно гаркнул он.
   Маринка вышла вперёд.
   - Ты Браун?
   - Так точно! Это они пока мокрые скользкие, а когда высохнут... Надо было осторожно. Больно? Давайте я форму затру.
   - Пошла... с моих глаз.
   - Есть!
   - Слава Богу, выучила хоть это. Чего стоишь, кругом. Да не через то плечо, через другое... Бардак.
   Вечером пятая комната насмеявшись и с трудом сдерживая гиканье почти рыдала над рассказом Марины. А та, притащив ко всему прочему в комнату из столовой котёнка, занималась им. Правда, клятвенно моля и уверяя, что на один день. На этого котёнка чёрного цвета, выскочившего за ней в коридор, и наступил вышагивающий там курсовой. Кошачий душераздирающий вопль выгнал туда всех остальных. Маринка выхватила из - под его берец 45 размера, облизывающее свой пострадавший хвост животное, и прижала к груди.
   - Варвар,- прошипела она.
   - Это что за новости?- поднял брови майор.- Доложи, как положено: откуда, чей?
   - Мой,- всхлипнула Маринка,- я только на один день его взяла, а вы умудрились отдавить ему хвост. Что это будет за животное без хвоста.
   - Что?- Богуш хлопал глазами не врубаясь в происходящее. Тут его взгляд упал на сбежавшийся на кошачий вопль народ.- Чего стоим. Кругом... Марш по комнатам.
   - Курсант Браун, чтоб через пять минут этого чёрного четырёхлапого диверсанта здесь не было. Понятно?
   - Что он сделал, кому помешал...
   - Мне повторить?
   - Не надо.
   - Не "не надо", а "есть" или "так точно". Вот народ...
   - Вы бездушный. Что мне делать, если я животных люблю.- Захлюпала она.
   - Рассказы о животных читать. Марш в комнату.
   - Котёнка до утра можно оставить?
   - Можно,- расчувствовался он.- Но чтоб завтра духу его...
   Но этот диверсант не был последним. К Вике приехала младшая сестра. На полдороги вдруг сделали ценное открытие: в военное общежитие её не пустят. Мы сломали голову, как её провести к себе и оставить незаметно ночевать. Не зря в нашем не глупом и весьма расторопном народе испокон веков держится мысль - кто ищет, тот всегда найдёт. Нашли выход и мы. Прикинув, на тумбочке стоит Марина, дежурного отвлечёт и прикроет своими габаритами Лена, а Вика проведёт сестрёнку, обрядив в Наташин камуфляж. Должно получиться всё чудненько. Удачно придумали и провернули. К вечернему приходу взводного, засунули девчонку под кровать. Тарасов, благословив нас на сон грядущий, взялся уже за ручку, когда раздался чих. Взводный встал как вкопанный. Предыдущий опыт по-видимому насторожил его. Осмотрел комнату. Вгляделся в наши непроницаемые лица. Вика не растерявшись взяла и для наглядности чихнула. Изрекя : "Будь здорова!" Взводный опять шагнул к двери. Чих повторился, но он заставил себя перешагнуть порог. Мы обрадовались - пронесло. Не успела девчонка вылезти, как вошёл взводный. Поднапрягся, прислушался и догадался. Наш смех застыл на лицах, а гостья на четвереньках не успев подняться. Вот это номер! Вот это повеселились!
   - Я не понял, как это воспринимать?- пощипал подбородок Тарасов.- Язык все проглотили или кто-то что-то хочет сказать.
   Как кто кого надует.- Хотелось сказать Елене, но, переглянувшись с Викой, она промолчала.
   - Моя сестра,- поднялась Вика и принялась с ходу, не давая ему опомниться ныть.- Пожалуйста, разрешите, не гнать же её на ночь глядя на улицу.
   - Бог с вами, но только на ночь.- Погрозил он хорошо оттопыренным пальцем.
   Мы дружно, точно болванчики, закивали. "А как же, само собой". И вообще наши отцы командиры ничего, больше тень на плетень наводят.
   29
   Сегодня сумасшедший день. Министерству выделили сколько-то билетов на какой-то там навороченный матч. Отвалилось немного и курсу. Правда нам по барабану до того футбола. Мы не фанатки. Но собрался идти слоник Славка, естественно, тяня за собой Елену. Она идти одна не захотела и уговорила за компанию отправиться на стадион всю пятую. Мы с дуру не отказались, дали себя уболтать и набрав с собой всякой съедобной всячины, пошли. Ох! Какие же они ненормальные эти болельщики. Орут, гудят, свистят. Мамочка родная, настоящий дурдом. Сама игра соответствуя развитию того периода времени когда была создана, говорила о том, что народ в своём стремлении подуреть мало изменился. С тех пор можно было и придумать уж какие-то другие игры, а не гоняться с вытаращенными глазами взрослым мужикам за мячом, ломая ноги и вышибая мозги, если у них они есть, конечно. Словно считывая мои мысли, Натка прошелестела:
   - А чего бы им не дать каждому по мячу, чтоб они так не пыхтели. Каждой команде определённого цвета.
   - И что же это будет?- фыркнул Славка.
   - Нормально и интересно. Игрокам нужно будет сохранить свои мячи и отбить чужие. Вот задача и азарт. А тут две кучи здоровущих мужиков на один мячик. Никакого мозгового разбега. Одни разбитые лбы.
   Взводный посмеивался. Славка таращил глаза. А Натка, хрустя чипсами, смотрела, как ни в чём не бывало на поле. Мы ж пялились на ревущие трибуны. Где ж ещё увидишь столько больных. Коллективное сумасшествие. Чего уж так-то заводить себя. Страдать, как будто тебе отвалят полмяча. Не успела я подумать о таком варианте, как к нам залетел тот самый теоретически мусолящий нами мячик. Трибуны взвыли и задохнулись. Взводный отбил его от нас и тот легонько почти плавно плюхнулся к Марине на колени. Наши курсантские трибуны заулюлюкали. Стадион опять ухнул и взвыл. Под восторженный стон толпы, к Марине потянулись сотни рук стремящихся завладеть мячом. Но Лена не позволила забрать мяч. Шепнула подруге, чтоб оставила для умоляющего её об этом Славику. По окончании тайма, Ленкин слоник стал упрашивать Маринку спуститься на поле и попросить игроков нарисовать автографы на том мяче. Маринка долго упиралось, но под напором Лены сдалась. Надеясь, что её не пропустят и мероприятие со спокойной совестью сорвётся, она двинула на поле. К её и всеобщему удивлению её провели, а мяч взяли, обещая после матча вернуть. Спросили сектор, ряд и место. Усталые, обливающиеся потом игроки беззастенчиво разглядывали её. Смутившись наша девушка быстро ушла. Славка расстроился, думая, что потерял мяч. Но к концу матча его принесли и на безумную радость Ленкиного слоника с автографами и запиской. Марина пожала плечами.
   - Это что, тоже мне?
   - Естественно, - усмехнулся служитель.
   Вся пятая, как по команде сунула нос. "Что там?" А там Марину приглашали отпраздновать игру. Тут уж весь матч спокойно сидевший и кажется почти дремавший курсовой, проснулся, и ловко забрав у неё бумажку, повернул сонное лицо на поле.
   - Забудь.
   Он был совершенно серьёзен.
   Маринка воинственно вздёрнула носик. Но курсовой был непроницаем. Мы успокоились думая на этом дело и закончилось. Но ошиблись. По окончании матча к нам подошли два служащих команды и пригласили Марину пройти за ними. Курсовой с взводным словно получив сигнал, как по команде повскакав, тоже вежливо попросили сопровождающих убраться. Те заартачились, но под напором военных сдались. Мы всем камуфлированным табором отправились на выход. Но тут нам перекрыли дорогу организованные кем-то фанаты и начали оттирая курсантов пробираться к Марине. Курсовой сообразив в чём дело, быстро спрятав девчонку за спину организовал оборону. Кино и немцы! Вот это сходили на футбол! Славка, почесав затылок:- Мать честная, что они с нас хотят?- перекрыл подход к нам своей массой. Без драки не обошлось. Все орали. Нам обтоптали ноги. Парни спортивного вида рвались к Маринке. Заметив это, Богуш подхватил её на руки и крепко прижал к себе. Она и сама впилась в него так, что оторвать можно только с мясом. Майор, пробиваясь на выход, непременно вынесет её с "поля боя" и не отдаст этим полоумным. Влезла милиция и "Беркут". Вот это называется посмотрели футбол! Нам сделали коридор и посадили в автобусы. В салоне осмотрелись. Все были в целости и сохранности. Это обрадовало. Облегчённо вздохнули. Все кроме воспитателей. Офицеры были злы.
   Приговор родился в их головах скорый и окончательный: Маринку на такие мероприятия больше не брать. Та ныла полночи в подушку, причитая:- Я что виновата, что все мужики ослы. Мне что оспой заболеть. Мы, конечно же, утешали. Оказывается за красоту тоже можно безвинно пострадать. А Маринка, вспоминая сильные руки майора, прижимающие её к себе, готова была пройти всё эту шумную несуразицу ещё раз. Она не просто влюбилась. Она любила этого Геракла. Когда она его видит, у неё пересыхает в горле и земля уходит из-под ног.
   Но скоро про футбол все забыли. Заметив у Натки красные глаза насторожились. Девочка плачет и нам уже не до ерунды. Мы всем составом пятой поднасели на неё и выяснилось, что Ната заметила, как к взводному цепляется финансистка. Таскает еду ему в комнату и подолгу торчит там. Причём придумывает разные хитрости, чтоб только привлечь его внимание. Ах, она каналья! Скорая на расправу Вика предложила устроить тёмную. Ирка будет бить, а мы держать. Нет, нет! Так не покатит! Давайте сочиним что-нибудь весёленькое.
   - Что тут сочинишь?- плакала Наташа.- А вдруг он её полюбит.
   - Не сочиняй сказки. Он тебя любит. И в ситуацию не врубается. Уверяю тебя, замечать те её хитрости не замечает. Но если сильно будет усердствовать может и заметить.- Наставляла нас Елена, как самая опытная. О моём замужестве, слава богу, никто не догадывался. Сообща решили для начала намазать ей ночью лицо сапожным кремом. Придумали, сделали. Двери-то в комнаты на ночь не запираются. Я стояла в наряде на тумбочке и естественно ничего не видела. Ловкая, как кошка Вика провернула это дело.
   Утром дикий вопль потряс этаж. По этажу бегала, оря ругательства, странная негритянка. Руки и лицо которой были чернее сажи, а губы ярче кумача. Ничего себе Вика разрисовала! Допросы и разборки ни к чему не привели. Никто ничего не видел. Но это была только разминка. Мы воодушевились и принялись устранять конкурентку на Наткином пути дальше. Второе, что мы сделали, это добавили в приготовленную финансисткой еду слабительного. После такого угощения, он больше не пустит её на порог. Так и получилось. Взводному, конечно, невдомёк какие страсти бурлили из-за него, а нам вроде как развлечение в наших солдатских буднях.
   30
   Первый летний дождь хлестал за окном. Мы сидели на подоконнике. Капли, ударяясь о поддон, отлетали в нас фонтаном. Где-то там, в кронах огромных деревьев напротив окна и серого, пропитанного дождём и туманом неба, грохотала гроза. Прошёл ещё один год. Вика набирает в ладонь дождевой воды и бросает в нас. Ах, ты так! Вопим мы хором и принимаемся проказничать. Стоит гвалт. Ничего уже не понять и не разобрать. Бесимся. Пытаясь догнать друг друга выскакиваем из комнаты, от ветра и нашего садома хлопает дверь, защёлкивая замок, и мы растяпы остаёмся в коридоре. Допрыгались, ключей ни у кого. Попытавшись прорваться назад и не совладав с ситуацией - растерялись. Что делать? Постучали к взводному - никого. Пошли поискать Славку. Пропал. Попробовали спуститься с верхнего этажа и влезть в окно. Только опять облом. Под нами простыни трещат, а Натка, согласная спать даже в коридоре на полу, на отрез отказалась лезть. Тогда попросили своих ребят с курса вышибить дверь. Пришли двое. С ходу картинно заявили: "Ломать не строить". Рассказали, что вышибут дверь одной левой, лишь бы было наше согласие. Куда деваться, даём. Вышибайте. Ждать помощи не от кого. Все пять в коридоре. Ни левой, ни правой не получилось. Не вышло ни с места, ни с разбега. Крепкая попалась. Тогда приняли новое решение. Пробить ломом у замка дырку, засунуть руку и открыть. Так и сделали. Пробили, засунули, естественно, Наткину и открыли. Зашли и стали думать, что делать дальше. На завтра намечен обход начальства. А у нас дверь с приличной дыркой.
   - Капец! - изрекает опять наш первый паникёр Лена.
   - Зато видно всё что делается в коридоре,- хихикает Вика. Но её никто не поддерживает. Так же хорошо наблюдать и за нами. К тому же, генерал шутки шутить не будет.
   Относим лом и натыкаемся на старшину.
   - О, какая удача!- берём его всем табором в оборот.
   - Что у вас, пятая, опять стряслось? Забодали...,- бурчит он, но топает за нами. А куда ему деваться-то, если он в кольце.
   Подводим к двери.
   - Мамочка моя! без ножа меня зарезали. Какие же вы заразы девки.
   Он говорил с таким чувством что мы действительно почувствовав себя чем-то не совсем хорошим, принялись оправдоваться.
   - Мы не нарочно. Давайте сделаем что-нибудь.
   - Например,- чешет лоб он, сдвигая на затылок берет.
   - Найдите аккуратненький кусочек фанерки и забейте нам её.- Робко предлагаю я ему. Девчонки дружно кивают. - Чик и всё!
   - Ладно,- соглашается он и уходит за заплаткой и инструментом.
   А время не ждёт, оно бежит. Мы волнуемся. Но вскоре заплата стояла на месте и что надо. Только... одно но... На синей двери, светлое пятно, как пить дать, не сможет одобрить завтрашнее начальство наше старание. Натка вспоминает, что на втором этаже, с мужской стороны, кто-то ремонтирует комнату, потому как пахнет на лестнице краской. Мы летим вниз, потом вверх... ища комнату на запах, унюхав подходим к двери. Проверяясь, чтоб без ошибки, обнюхиваем ещё раз. Наверняка. Всё точно, здесь! Ребята смотрят телевизор и нас не ждут. Стучим. Тук-тук. Но нашему стуку не пробиться сквозь боевик. Там такая крутизна не до гостей. Учитывая такие обстоятельства, пытаемся зайти невежливо, сами и без приглашения, но дверь оказывается припёртой с той стороны шваброй. Мы возмущены. Нам запираться нельзя, а у них сам себе кум. Ленка наваливается плечом, естественно, помогаем, и дверь легко, вместе с коробкой, вылетает в комнату. Мы точно на вертолёте. Парни в шоке. Про нас уж и говорить нечего. Картина не для слабонервных. Вот это дали! Хорошо хоть свою так-то не поддели. Ай, да мы!
   - Вы что обалдели?- кидаются они к нам, соскребая с распластанной посреди комнаты двери.- Что вы такое изобразили?
   Мы глупо моргаем, если б знать. Кто ж знал, что она такая хлипкая. Попутно выясняется, что развалили стол и пару стульев. Честно, мы не хотели.
   - Нам краски надо, синей,- лопочет Натка,- совсем немножечко, два мазка.
   - А по шее вы не хотите?- разорались очумев парни.
   Понятно, что их бесило. На ровном месте мы им организовали работу на всю ночь. Теперь им не до кина. Нам за один присест в чувствах и красках рассказали, кто мы такие и с чем нас едят. Даже не возражая, как овцы слушали. И всё равно с нами поступили безжалостно, выкинули не удосужившись не только что-то там нам давать, но и слушать оправдания. Да мы и не в обиде. Я даже не вспомнила, что могу их одной левой вышибить в окно. Радовались: хорошо что не побили. Наряд на тумбочке, наблюдавший всю эту живописную картину, угорал. Что же делать?- горевали мы. Ещё одну дверь сломали, а краски не нашли. Но пока дошли, причитая, охая и ахая, потирая ушибленные при полёте на двери бока, до своей комнаты, старшина не менее нас озабоченный нагоняем, уже не только принёс краску, но и покрасил нашу дверь. За что спрашивается страдали... У появившегося к ночи взводного глаза полезли на лоб, как это мы за такое короткое время его отсутствия столько наворотили. Напустив на себя измученный вид, мы больше отмалчивались, чем говорили. Порезвились называется. Перед отбоем пришёл с проверкой готовности встречать высокое начальство курсовой. По инерции, толкнув пятернёй дверь, припечатал новую краску. Услышав его привычное: "Ё, п, р, с, т...",- мы поняли во что он влетел и не сговариваясь нырнули под одеяла.
   31
   Зато мы сдали без происшествий сессию и готовились к поездке в лагеря. Теперь у нас хватало ума не тащить каждая свой чайник или фен. А взяли на пятерых по одному чайнику, утюгу, фену и так далее. Было легче. Наряды тоже не набирали. Спортивный костюм, да шорты с футболкой, шлёпанцы и бельё. Учитывая прошлогодние промахи, нас страховали и при стрельбе и при бросании гранаты. Все наши результаты были намного лучше прошлогодних. Точно ни в какое сравнение с ними сегодняшние усилия не шли. Потому что и мы были другими, теперь взрослее и умнее. Вместо окопов рыли траншеи, в перчатках и не с таким остервенением. Не без того, были неприятные моменты. Нас безжалостно прогнали по полосе препятствий и заставили ползти под колючкой. Когда преподаватель, важно топая рядом, давал ценные указания, нам хотелось рвануть его за ноги на себя, чтоб побарахтался сам в той колючке. Правда водить танк нам не доверили, и нашими руками умело манипулировал инструктор. Наверное, это и правильно, иначе бы мы там понаделали дел, показали "Кузькину мать". И во всю ширь погоняли народ, и покрошили сооружения. Но посидеть в нём в шлемофонах, мы посидели. С пушкой было хужее. Снаряды мы таскали вытанцовывая, качало, а от каждого выстрела нас относило в сторону. Бойцом стояла одна Лена. К тому же Вике показалось, что дуло смотрит криво потому мы и попасть не можем в цель и она ринулась его поправлять. Раскалённый стрельбой металл обжёг руку. Взводный бегом смекнул, что дело табак. Всем сразу стало ни до артиллерии, нашлось занятие другого плана. Изучали работу санинструктора - бинтовали руку. Вообще-то медики с нами не скучали. Каждая наставила по две шишки на занятиях в танке. Одну влезая, другую вылезая. Всех без исключения обожрали садисты комары, которых в прошлом году столько не было, а в этом словно прикормили. Расчёсанные до безобразия, мы походили на заразных больных. Ползая под колючкой расцарапали попы и руки. Когда у нас был выход в поле, на нас выскочило стадо диких кабанов. Был вечер. Оружие уже было упаковано в железные ящики и у офицеров находились на руках только пистолеты. Они метались впереди нас не зная, что предпринять. И тут мы подняли такой визг и гвалт, что хрюшки рванули наутёк. Вернее каждый помчал в свою сторону. Страх гнал прочь. Мы не видели, что зверьё умчало в другое место. Да здравствует кросс! Забег получился на длинную дистанцию. Так можно не чихнув и разрыв сердца получить. Курсовой прикинул и пообещал на будущий год на кросс пустить за нами по пятачку. Он развлекается, а мы чуть не окочурились. Ленка, налетев на меня, так пхнула в спину, что я ласточкой летела метров пять и даже крыльями не махала. Потом мы разглядели в ивах премиленькое озерцо и решили ночью посидеть в зарослях. Повоображать на нём гоголевских героинь и русалок. Ночью, благополучно выбравшись из зоны лагеря, добрались до водной глади. Красотища неописуемая. Луна в хороводе звёзд рисуется на дне его. Ивы космами в воде метут. Ни ветерка, ни движения. Чем не гоголевская ночь. Мы, сбившись в кучку, пугая ночь и себя шептались. Не слабо появиться и русалке. Из-за пенька что-то шлёпнулось и заплескалось. Мы, сорвавшись с места, обгоняя друг друга и сопя понеслись в лагерь. Почти у самой колючки встали и принялись хохотать, выясняя: кто первый драпанул, ведь наверняка то была ондатра.
   Ко мне приезжали Глеб с Сашкой. Навезли всяких вкусностей и набрали новых заказов на гостинцы. Причём сценарий был прежним. Братец мой пудрил мозги Тарасову, а мы с Глебом исчезали. Глеб безумно скучал, ругал на чём свет стоит моё упрямство, армию и всё из этого вытекающее. Я топила его в ласках и умасливала как могла. Первые пару раз всё сошло, а третий думаю не очень. Я видела, как в машину к Глебу сел, со зверским взглядом и лицом темнее тучи, взводный. Заметив такое дело, подлетел Сашка, но его не пустили. Из машины Тарасов вылез бочком и цветом куста осенней калины. Значит, дожал и Глеб сказал правду. Взводный, умничка, никому не скажет и два года уже позади, но исстрадается сам. И я, конечно, понимала, что это ещё не конец...
   Ира не ошиблась, чувствуя, что над ней сгущались тучи, и у Тарасова случилось просветление. Он вдруг допёр на кого светятся фонариками у курсантки глаза. А сообразив поёжился. Он знал Глеба, тот на паиньку не тянул. Значит, между ними не только вздохи на скамейки. И раз курсовой рассказывает, что барышня может не только погладить, но и в морду дать без отдачи со стороны получившего такой подарочек, то получается всё между ними ладушки. Полное согласие и лямур. Вздохами на луну тут не ограничится. В вариантах не запутаешься. Только Глеб и эта пичужка - несерьёзное кино. Он голову заморочит и бросит, но брат... он явно помогает своему шефу... Не может же этот осёл продать свою собственную сестру... Ни черта не понятно. Очень неприятная история. Придётся говорить. Вот взводный, улучив момент и сел пообщаться. Глеб отшучивался, но припёртый к стенке, сказал правду. "Костя, пойми, ведь большая часть людей сходятся и живут случайно, потом мучаясь, выпустив в своё время свой шанс терпят до гробовой доски. А ведь он у нас у каждого был. Бог милосерден. Но люди: кто не разглядев, а кто отмахнувшись упустили его. А потом не жизнь, а муть. Срывают злость друг на друге". Тарасов долго не мог сообразить, что и сказать. "Ё, моё!" Потом, подумав, выдал:
   - Ладно, я тебя ничего не спрашивал, ты мне ничего не говорил. Ясно?
   - Как белый день.
   - Можешь больше Александра для прикрытия не таскать, я сам отпущу.
   - А вот за это великое спасибо. Я должник.
   - Катись отсюда.
   - Без вопросов, только с женой попрощаюсь.
   - Тихо не ори,- закрутил головой взводный.- Прощайся и отваливай.
   На душе было не лучше чем на помойке. Обвела вокруг пальца и моргает честными глазами. Ничего себе пупсик!
   С настигшими нас осадками выход в поле прекратился. А после недели дождей, нас засадили за теорию. Мы с тоской посматривали в окно ожидая возвращения лета. Он дождя в казарме было мерзко и неуютно. Хотелось забраться под одеяло и не вылезать. Но зато солнце, вдруг вырвавшись из-за туч, разошлось в огне не на шутку. Палило так, словно разгневалось на нас за что-то, пытаясь сжечь. С чего собственно оно на нас так взъелось. Ведь нам и так было не сладко. Нас вывели на плац и замучили строевыми тренировками. Мы сразу поняли, что это по глупости злились на дождь. Пусть бы себе лил. Кому он мешает... Обрадовавшись часовому отдыху, мы отползли в лесочек, как нам казалось скрытую полянку и разделись до купальников. Блаженство! Но оно долго не продлилось. Прибежал взводный и велел немедленно одеться. Мы заартачились. Жара. Это наш законный отдых. Можем часок побалдеть. Елена всё это рассказывает взводному. Но кажется нам, ему это совсем ни к чему. Натка с Тарасовым счастливо и таинственно переглядываются, точно владеют каким-то одним им известным секретом. Естественно, отводим глаза и делаем вид, что слепы, глухи и т. д. Они могут часами смотреть друг на друга и молчать. О чём можно так красноречиво молчать, тем более, не косноязычному взводному, для нас загадка. Поживём-увидим во что это выльется. С Тарасовым мы разделались по-кавалерийски. Но за взводным притопал как туча Богуш и железным тоном, не принимающим возражений, велел сворачивать стриптиз и в следующий раз думать перед тем, как разногишаться. Этого пушкой не прошибёшь. Мы напряглись. Сейчас задавит. Предчувствие не обмануло нас, придётся капитулировать.
   - Солдаты вокруг,- гаркнул он. - А вы стриптиз устроили. Одеться немедленно.
   Мы закрутили головами.- Где? Оказывается, они опять запёрлись на деревья, вышки и кругом, откуда можно было нас разглядеть. - Чёрт, что за дикость,- кипишевали мы почти озверев. - Из чего складывается наша жизнь, из одной мужской дури, не справедливо.
   - Мужики! понятно?- Возразил Богуш, поддерживая рукой Маринку в её попытке попасть в брюки.- Шею не сломай.
   "Истинный, блин, джентльмен!" Не в силах спрятать досаду Маринка старалась не смотреть на него.
   - Она моя,- тут же огрызнулась не сдержавшись. Но усердно скрывая тоску и пустоту хозяйничавшую в ней. Почему мы живём так словно по черновику, надеясь на вторую попытку. Не досказываем, недолюбливаем, много мечтаем и занимаемся ерундой, а реальная жизнь пролетает мимо...
   - Вот именно.- Уточнил курсовой. - Исходя из этого и беспокоиться должна. К тому же по уставу ты должна сказать...
   Понятно, он далёк от её мыслей и желаний и абсолютно равнодушен к ней.
   - Есть, товарищ майор!- Чеканит Марина.
   - Отлично. Шагайте строиться.
   - Пропади всё пропадом,- буркнула Вика.- Ей хотелось заткнуть уши и исчезнуть прямо сейчас. Тут. Вот бы было здорово. Пусть бы голову поломал. Как плохо что нет волшебников.
   - Что такое?- развернулся всем корпусом майор.
   - Есть! Строиться.- Отчеканила она.
   - Вперёд. Надежда армии.
   - Утопиться можно, и я сейчас прям так и сделаю, вон в той кадушке,- пробурчала Маринка, плетясь последней.
   - Разговорчики.- Гаркнул над ухом неизвестно откуда вынырнувший Тарасов.
   "Чтоб ты провалился",- вздрогнула она.
   32
   Вернулись за два дня до праздника, по поводу окончания курсантами пятикурсниками института и слушателями двух годичных курсов. А проще выпуск. Лучший из праздников. Все при параде, белые рубашки и парадная форма, а не камуфляж. Мы в юбках и форменных туфлях. На рукавах три птички - третий курс. Мы стоим коробками напротив трибун с начальством и гостями. Весь плац окружён народом и цветами. Детишки, улыбки и музыка. Бывшим пятикурсникам, теперь уже лейтенантам вручают дипломы. Последний проход и в небо взлетают монеты. На удачу. Дети бросаются подбирать их. Возбуждение зашкаливает. К выпускникам несутся с поздравлением родные. К нашей пятой, бурно обсуждающей расклад сегодняшнего дня, подходят один за одним, двое. Оба с цветами. Оба к Марине. Валера, это его выпуск и чуть позже слушатель. Он тоже уходит получив распределение. Курсы окончены. Не могли не подойти проститься. Маринка присоединяется к поздравлениям в их адрес, но отказывается от цветов. Оба вкладывают ей букеты в руки. Она чувствует себя не лучше мышей в мышеловке. Слушатель прощаясь, роняет, мол, с удовольствием пригласил бы её в ресторан, если б не Богуш.
   - А причём тут майор,- удивляется Марина, напрочь забыв о разговоре про "мужа".
   - Как так, ведь муж.- Опешил слушатель.
   И все окружающие тоже раскрыли рты. "Ба!"
   - Ах, это. Так я подала на развод,- быстро реагирует Марина, стараясь не замечать вытянутых лиц подруг.
   В пылу такой приятной и трогательной беседы, все упустили появления за спинами начальника курса.
   - Какой ещё развод...- гаркнул майор.- И чего вы курсант Браун нахватали этих веников. Верните именинникам. Что вам собственно обоим здесь надо? Что вы опять топчетесь около моей жены.
   Пятая резко повернулась к нему. Народ уложен почти на лопатки.
   Он взирал на них победной улыбкой, в уголках его глаз прыгали смешинки.
   - Но она сказала... развод,- пытался прояснить обстановку только что окрылённый слушатель, который не собирался так запросто выпускать впорхнувшую в его руки жар птицу.- Я пригласил Марину в ресторан.
   - В таком случае, я тоже,- воспрял духом Валера.- Пусть выбирает. Сколько можно за нос водить.
   - Что? Какой ресторан. Вы слышали, милые бранятся только тешатся. Дипломы получили и ну догонять жизнь. А ты, барышня,- ухватил он цепко Марину за локоть и, кинув цветы оторопевшим девчонкам, потянул за собой.- Пошли-ка со мной.
   Абсолютно бессмысленный поступок. Чего он добивается...,- покорно подпрыгивала рядом с ним Марина, пытаясь уложиться в шаг. Её голова от таких его заскоков шла кругом. Она не знала, как на этот бзык реагировать и хорошо это или плохо.
   Бред какой-то! Вся наша пятая, переглянувшись, потрусила следом. Начальник курса, как с цепи сорвался. Перешвырял цветы. Нёс какую-то жуть. Эти тоже горшки с солдатской кашей хороши, с чего решили, что Марина жена Богуша. Когда вешают лапшу на уши, то явно принимают за дураков. Хотя, может, курсовой нарочно придумал, чтоб этих двух ишаков отпугнуть. Но тогда почему такое бесение сегодня... Что-то не сходилось. Шарики окончательно зашли за ролики и забуксовали. Ничего не понять. Хотелось бы думать, что это прикол. Но на него не похоже. Тогда что? Это называется, приплыли.
   Дотащив Маринку до кабинета, он обернулся на топающую следом нашу группу поддержки.
   - А вы чего пригнались, я вас не приглашал. Идите по своим делам. - Развернулся он к стоящей стеной пятой.
   Расстроенные и не менее озадаченные мы, отошли на безопасное расстояние, за поворот коридора и встали. Что он там с ней делает даже подумать страшно. Напугав самих себя, вздрогнули.
   Втолкнув Марину в кабинет, он плотно прикрыл дверь. Так что Вика, сколько не прикладывала ухо, ничего не разобрала. Но вскоре та мрачнее тучи появилась сама.
   - Что?- окружили её мы.
   - В наряд поставил.
   - Не гони туфту.
   - Если бы.
   - Куда?- удивилась Лена.
   - В институт, на всю ночь.
   - Он что сдурел...
   - Не спрашивала, чтоб ещё не добавил. Принесите мне камуфляж, я переоденусь и резиновые перчатки, наверняка драить придётся полы.
   - Но там не предусмотрено ничего подобного. Он что на ходу этот наряд сочинил?- пыталась докопаться до правды Вика.
   - Он точно девки заболел,- присматривалась сверля дрелью подругу Лена.- Комок нервов.
   - По его цветущему виду не скажешь,- отмахнулась Марина.
   - Но и его базар, нормальным не назовёшь,- развела руками озадаченная происходящим Вика.- Состояние невменяемости. Это то на что его бред похож.
   - Отхомячиться от него нельзя?- покрутила у виска я.- Может задавить его массовостью просителей?
   - О чём вы вообще-то говорите, и не мечтайте.- Отмахнулась Марина.- Он так щёлкал зубами. Хотите, чтоб вас рядом со мной, через пять метров, по всему коридору расставили...
   Нам, конечно же, жаль подругу, но составить компанию ей никто не горел желанием.
   - Праздник накрылся, а так хотелось посидеть,- вздохнула Лена.- Да ладно, не переживайте, после каникул наверстаем. Мы поедем Марик, держись. Натка сейчас сгоняет и тебе всё быстренько принесёт. Подумай, может ещё что захватить. Пока мы до общаги дотопаем, позвони.
   Маринка топталась около дежурного офицера не зная куда себя деть. Он тоже не врубался в ситуацию. Всё было очень даже непонятно. Оба ждали Богуша. Тот не торопился. Потом, расставив все точки над "i" нашёл ей дело. Приволокли тумбочку и поставили у лестницы. Когда удивление дежурных прошло, народ так ничего и не поняв, принялся посмеиваться. Курсанты хихикали не прячась. Марина отвернулась. Что с дураков возьмёшь. Хотя это должно быть действительно смешно.
   Натка, запыхавшись, прибежала через сорок минут. Переодевшись в туалете, Марина отдала парадный костюм и заняла своё место у поставленной ей на втором этаже тумбочки. Носорог. Пусть радуется.
   Услышав про такое ЧП и ничего не поняв из рассказанного Наташей, принёсся взводный.
   - Курсант Браун, доложите о происшедшем.
   - Получила наряд.
   - А... Какой?- критически оглядел он неизвестно откуда появившуюся здесь тумбочку.
   - Вот этот.- Обвела она коридор и лестницу руками.
   - Ёлки - палки... За что?
   - Если б знать. Спросите, что-нибудь попроще.
   - Ладно, разберусь. Ты обедала? Нет. Я так и думал. Иди в столовую.
   - Не хочу я.
   - Не сочиняй.
   - Но не смотрите так, мы давно уже не ходим в столовую, а готовим сами. И нет там наверняка ничего. Такой наплыв. Съели всё давно.
   - Я принесу ряженки и булочку. Сойдёт?
   - И пару бананов на вечер.
   - Учту.
   Взводный обернулся за полчаса. В пустом здании гулко раздавались его шаги. Она вздрогнула. Нервы были накалены до предела.
   - Ешь. Разошлись все. Пусто. Но я покараулю.
   - Спасибо.
   - С чего он так завёлся?- всё же пытался прояснить обстановку Тарасов.
   - Развивается паранойя.
   - Не финти. Должна быть причина. Богуша можно взорвать, но не протаранить. Почему именно к тебе он прицепился, непонятно.
   - У всех свои закидоны.- Упиралась, выкручиваясь Маринка.
   - Дальше в лес, больше дров. Давай ближе к делу.
   - Меня пригласили выпускники в ресторан... А он разорался. Цветы выкинул.
   - Гым... Ну, милая, а ты что хотела. Ещё год поста и запорхаете бабочками. А ты удумала с новыми кавалерами его дразнить.
   - Скорее уж с забытыми старыми,- вздохнула она.
   - Нарвалась.
   - От нашей жизни одичать можно. Он не имеет права. Каникулы. У меня отпускной лист на руках. Какое ему дело до моей личной жиз...,- всхлипнула Маринка, запивая булочку. Она застыла не договорив, на неё не мигая смотрел Богуш. "Чёрт, чёрт, чёрт! подошёл совершенно не слышно, а я на него бочку качу. Сейчас опять заведётся. Хотя иногда ей ужасно хотелось его проучить..."
   - Подкармливаешь своего птенца, разбаловал ты их спасу нет. Марш в мой кабинет и там поешь. Нечего порядок тут нарушать.- Приказал он, показав направление своего кабинета.
   Будто она не знала. Маринка, забрав продукты, не оглядываясь побрела.
   Дождавшись её ухода, Тарасов недовольно забубнил:
   - Товарищ майор, это ни на что уж не похоже...
   - Ну на что-то это всё же должно быть похоже.
   - Не знаю,- растерялся взводный.- Просто вы испортили девчонкам праздник. Они посидеть хотели, отметить окончание второго курса. Учатся стрекозы все отлично, претензий к ним нет, а...
   - Не ной мне самому тошно.- Голос звучит устало и безразлично.
   - В смысле?
   - Я люблю её.
   У взводного полезли на лоб глаза.
   - Алексей Васильевич, вы чего...
   - Костя, я люблю её и ничего не могу с собой поделать. Веришь, в мыслях ничего такого не имел - само собой сошлось и получилось. Меня всё время тянет к ней. Не смотри волком, понимаю что нельзя. Хочется побыть хоть недалеко от неё. Ведь это скромные желания. Сейчас уйдёт и месяц не увижу...
   - Ну, не знаю... Человеческие чувства - материя тонкая. Паутинка. Как-то это делается по-другому... Поговорите с ней что ли, объяснитесь... или она против?
   - Да вроде нет. Но не в этом же дело. Ты же знаешь, надо подождать ещё год. Только начни, девчонок потом не удержишь. А сожительство ей, я не могу предложить.
   - Ну это вас действительно серьёзно качнуло. Только молчком давить не дело, есть верный шанс потерять. К тому же, можете не мучиться. Вы у нас не первые.- Улыбнулся взводный.
   - То есть?
   - Иришка с Глебом, законным браком и ещё год назад.
   - Что ты такое говоришь...
   - Мы ж всё гадали на кого она запала, ну я пораскинул на досуге мозгами. Зажал Глеба, он вынужден был сознаться.
   - Почему ж мне не сказал?
   - В нашем деле лучше всё оставить как есть. Тем более, там даже родители не в курсе. Они счастливы себе потихонечку. Для неё это вообще вроде, как бы игра.
   - А почему сейчас сказал?
   - Так ситуация. Советую. Распишитесь себе и живите на здоровье. Только не звоня. Будет в пятой две замужних дамы и всего лишь.
   - Спасибо, я подумаю. Ты иди, отдыхай. Я займусь ей сам. Разберусь с её нарядом.
   - Понятно.
   Взводный улыбаясь и почёсывая затылок, ушёл. Богуш не успел, проводив его, повернуться, как, отдаваясь эхом по пустым коридорам, приближались шаги. Возвращалась Маринка.
   - Заправилась?
   - Это не ресторан,- буркнула она.
   - Ах, тебе жаль потерянного приглашения... Марш мыть женский санузел.
   - Что я такого сказала... Я вообще просто так сказала...
   - Вымоешь ещё и мужской.
   Маринка отправилась в кладовку. "Как с ума сошёл. Никогда не видела его в такой ярости. Что я ему сделала..." Но обошлось только женским туалетом. Процесс подходил к концу, когда заявился Богуш.
   - Мой руки и садись в машину.
   - Зачем, я дойду,- отвернулась она, запихивая швабру и ведро в кладовку, тоесть в место их постоянной дислокации.
   - Я "есть" тебя научу когда-нибудь говорить или это неосуществимо?
   Маринка пожала плечами. Достала из заначки два банана и очищая на ходу, пошла на выход. Богуш поморщился, "детсад", закрыв кабинет, пошёл следом. Что делать с проблемой под именем Марина, он пока не знал. У общежития было пусто. Народ разъехался. Маринка поднялась к себе. В комнате - никого. Девчонки наверняка уже все дома. Сбросила камуфляж. Накинула халат. Взяла полотенце, побольше пахнущих летом шампуней, чтоб поднять настроение, и подпинывая себя поползла в душ. С удвоенной энергией тёрла щёткой зубы, как будто в чём-то была их вина. Потом на всю мощь, открутила краники. Облила себя шампунями и гелями, натёрла, как следует, и отвела душу под тёплыми струями. В наряде у тумбочки стояла финансистка, оставшаяся из-за не сдавшегося "хвоста".
   - Марин, ты чего, вроде ж отстрелялась по полной.
   - Зато в другом увязла.
   - И что это?
   - Наряд.
   - Куда же тебя всунули, в столовой и в институте наши стоят. Комплект везде.
   - Начальство захочет, дыру найдёт.
   - Это уж как водится, но ты не переживай.
   - Извини, с наряда, устала, пойду, чай попью.
   Напившись, включила телик, но усталость сморила и она уснула. Только стоило майору выключить телевизор, как она вскочила.
   - Кто здесь?
   - Не пугайся это я, - Алексей присел перед ней на корточки.
   Она даже не спросила, что ему надо и, как он здесь очутился. Наверное надо узнать... В открытое окно сунул нос ветерок. От этого шторка на окне, как будто дышит. Создавая иллюзию своего присутствия. Он остался третьим не собирался уходить оставляя их вдвоём. С тоской посмотрела на небо. В квадрат окна были видны звёзды.
   - Что вам, товарищ майор? Ещё где-то помыть надо?
   Он положил ей голову на колени и тихо сказал:
   - Скажи, Алёша.
   Всё стремительно стало меняться, как будто выправили резкость, и экран засиял яркими красками, вырисовывая чёткие контуры. Голова, тем более после дремоты, с трудом справлялась со скоростью таких перемен.
   Маринка вздрогнула и дёрнулась, пытаясь вырваться и отползти из зоны его притяжения.
   - Нет.
   - Обиделась?
   - Нет.
   - Выходи за меня замуж.
   Сердце почти не билось, она не была уверена, что жива. Оно оказалось где-то в горле и стало трудно дышать. Ей было страшно. Она боялась его слов, своего отказа... Вскочила. Они стояли и молча смотрели друг на друга.
   - Ну и шутки у вас товарищ майор... На таких вертихвостках не женятся. Уходи-те.
   Он усмехнулся. Обиделась, а он не мог иначе остановить её, себя...
   - Маринка, ну ты же не глупенькая, сколько можно дуться. Это сводит меня с ума. Я больше так не могу.
   - Нет, ну что вы, какие обиды!- пожала вздрагивающим плечиком она.
   - Маринка, детка...
   Но она перебила:
   - У меня никогда никого не было, а ты ведёшь себя, как носорог. Говоришь со мной в таком тоне... На красоту вызверился. Ведь она проходит... Не она главное в женщине и любви... Взрослый же мужик мог бы и разобраться...
   - Ну, что ты замолчала?
   - Я не замолчала, я плачу.
   - Не плач я знаю.
   - Ничего ты не знаешь... Будешь потом меня всю жизнь надумками попрекать. Уходи.
   - Ты не любишь меня, и мне всё померещилось?
   - Люблю, но с вами, товарищ майор, не буду.
   Богуш поднялся. Сердце колотилось, как бешенное, а к душе словно подвели электроды. Да реальность встретила его не ласково. А чего он хотел после своих коррид. Поторопился. Всё сделал не правильно, не так. Вот осёл.
   - Запри замок.
   - А можно?
   - Я разрешаю.
   Ушёл осторожно прикрыв дверь.
   "Он действительно был или мне померещилось. Так долго выказывать безразличие, холодность, измываться... Я была уверена, что для него ничего не значу. И вдруг, здрасте вам... Значит, равнодушие показное. Если б знать. А вдруг, всё не серьёзно, сиюминутно нашло. Временное чувство".
   Богуш спустился, сел в машину и поехал. Он мчал на страшной скорости. Хорошо ночь и дорога пуста, а то бы аварии не миновать. Гнал, гнал... Куда? Зачем? Потом встал. Стоял часа два. Вылез, огляделся. Куда занесло на эмоциях? Парк. Прошёлся. В лунном свете он выглядел мистически, а розы на клумбе сказочно красивыми. Вернувшись к машине, взял нож и, оглядевшись, принялся резать. Как всегда ложкой дёгтя в бочке мёда подвалили менты. Бежать было бесполезно. Порадовался тому, что машина не видна отсюда. Сложив нож и засунув его в карман, решил поговорить с ребятами и всё решить миром. Виноват. Готов заплатить любой штраф. Просил понять - решается судьба. Срочно нужны цветы. А среди ночи взять негде. Поймите и помогите. Молодые менты, вчерашние солдаты, офицера понять не захотели. Попробовали выкрутить руки и засунуть в машину. Богуш встал на дыбы. Берегя букет, попробовал отбиться. Ребятки выхватили оружие. Поняв, что сейчас по нему будут стрелять, он нырнул в кусты и перебежками пошёл к машине. Пули чиркая, косили листву, то справа, то слева, то позади. Милиционеры не отставали. Когда заработал мотор, и машина рванула с места, по ней, решив что не взять и, усердствуя в меткости, начали стрелять. В голове пронеслось: Неучи. Мазилы. Поняв, что уходит, рванули к своей мигалке. Но Богуш дворами и узкими улочками удрал. Встав под общежитием, отдышался. Забрав букет, и кивнув оторопевшему дежурному, поднялся наверх. Этаж был пуст. Барышни у тумбочки тоже не было. Отлично. Подойдя к двери, постучал. И услышав Маринкино сонное:
   - Кто там?
   Торопливо прошептал:
   - Мариш, это я, открой.
   Щёлкнул замок, он, с ходу вложив ей цветы, и подняв на руки, горячо прошептал:
   - Я знаю, что похож на ненормального сейчас... Знаю, что не поверишь, знаю что невозможно, но я люблю тебя. Мне хочется только одного обнять тебя и не выпускать. Давай поженимся, а?
   - Господи, где ты был, у тебя весь висок в крови?- похолодела она.
   - Чёрт, задело, значит, в горячке даже не почувствовал.
   - Алёша что случилось?- округлились, наполнившись страхом её глаза.
   - Воровал цветы, вдруг менты. Попробовал договориться, не вышло. Пришлось отбиваться. Отрывался. Стреляли. Задели.
   - Ты с ума сошёл.- Прижалась она к его щеке. И вдруг поймав его на мучительном взгляде, обхватила обоими руками за шею и принялась не умело целовать.
   - Выходи за меня замуж. А то у меня крышу сорвало.
   - Алёша, но ведь нельзя. Ещё год ждать.
   - А мы не будем. Распишемся и никому не скажем. У вас в комнате уже такая есть история.
   - У нас?
   - Угу.
   - Кто? Наталья с взводным?
   - А при чём тут взводный? Ты хочешь сказать, что у них любовь? Вот это номер, блин.- Посмотрел он на неё как-то странно.
   - Не они, так кто?- загорелась Маринка.
   - Ира с Глебом и уже год в законном браке.- Не стал врать он.
   - Не может быть... Кто бы подумал... Они же ненавидели друг друга...
   - Ну одно чувство запросто трансформируется в другое. Так как с моим предложением?
   Он стоял большой сильный с хрупкой и тёплой после сна ношей на руках, заваленной цветами и с волнением ждал своей судьбы. Он не улыбался, смотрел совершенно серьёзно. Ну что тут ответишь?... У неё нет повода ему не верить. Маринка отстранилась, словно пытаясь разглядеть что-то в нём не хорошее издалека и не найдя кивнула. Это был трудный год для неё. Она привыкла довольствоваться короткими встречами на людях, по делу, издалека. Но это всё же лучше чем не видеть его вообще. И вот он будет её, только её. Накатившая мысль о единоличном владении им сладко сжала сердце. Правда, пока не для всех, надо потерпеть и поскрытничать. Это даже лучше, никто не сунет нос, не помешает, хотя им на всех глубоко без разницы и всё же лучше когда меньше в курсе. Господи, каждая женщина ждёт своего мужчину. Главное не пропустить, не ошибиться в выборе, не обкрасть себя, его. Вцепившись в его шею и прижавшись к нему так крепко, как только смогла, она прошептала:
   - Я люблю тебя. Очень, очень.
   Он, целуя её во всё, что подвернётся, заметался по комнате. Потом, поставив на кровать, сообщил:
   - Мы теперь всегда будем вместе.
   - И нас никто не разлучит, да?
   - Собирайся, мы едем домой... Ко мне...К нам.
   - Я согласна.
   Куда... Какая разница. Она согласилась. Ей было без разницы, куда идти. С ним всё равно куда бы не идти. Это такое безумие. Господи, как хорошо-то.
   - Ты не представляешь, как я счастлив.- Голос его потеплел. Сделался домашним. Почти ручным.
   - Не больше меня.- Пропела и она.
   - Собирайся.
   - В принципе у меня всё готово. Я ж готовилась утром домой. Только заменю пижаму на джинсы и майку.
   Некоторое время они молчали. Звёзды тухли. Близилось утро. Голубоватый свет вползал через окно в комнату. Ни с чем другим не спутать рассвет. Они в комнате одни. Переодевалась не прячась. Зачем, она теперь будет его. Он тоже смотрел во все глаза, не отворачиваясь. Зачем,- это теперь принадлежать будет только ему. Долго возился, помогая застегнуть ей крючки. Не слушались пальцы, и у неё это получилось бы быстрее, но сунулся с помощью Алексей и Марина, тихонько посмеиваясь, уступила. Он забрал сумку. Спустились. Открыв дверку машины, подсадил её в салон. Закинул вещи в багажник. Не удержавшись и наклонясь к ней, чмокнув Маринку в губки, ещё раз, словно боясь отказа, спросил:
   - Ну поехали?
   - Поехали!- не поводится она на его уловку.
   Маринка, улыбаясь, посматривала в окно, в голове копошились счастливые мысли: "Какое же оно счастье? Утверждают - разное. У каждого своё. Большое, маленькое. Глупости. Разве его измеришь размером или взвесишь. Либо оно есть, либо его нет. Все остальные грани просто сливаются. Но так на глаз не скажешь и не определишь. Надо прожить жизнь. И непременно с ним рядом, именно с Алексеем и ни с кем другим.
   Дождавшись пока он вырулит на стоянку у подъезда, страдая нетерпением выскочила и в припрыжку побежала открывать кодовый замок. "Девчонка совсем,- поскреблось под лопаткой.- Может зря. Сломаю ей жизнь". Но руки Марины пропускающую его с вещами сходятся на его шее, и он, подхватив её, как маленькую на локоть, забывает о всякой ерунде. Губы касаются губ. Руки хозяева всего чего им хочется. Мама родная, как хорошо! И эта широкая постель в спальне теперь их постель. Уже сегодня воскресенье и это тоже только их день. Они будут лежать целый день на ней купаясь в нежности друг друга и болтать ни о чём. Она, прильнув к нему, примется водить пальцем по его лицу, а он будет ловить её пальчик и целовать. И проснёмся тоже непременно одновременно. Непременно она будет жить с ним здесь, ведь она его жена. Теперь им обоим есть куда спешить душным или дождливым вечером. Ведь каждый знает, что его ждут. Они будут прислушиваться к шуму лифта, к звукам шагов на лестнице, повороту ключа... Но это будет позже. А сейчас их двое, только двое в этом мире.
   Сейчас они пойдут вдвоём купаться. Он будет натирать её точёное тело гелями и целовать. Он завернёт её в полотенце и отнесёт на кровать. Потом она позвонит и что-нибудь сочинит родителям. А в понедельник они распишутся. Получат свидетельство о браке. И девочка будет его законной перед богом и людьми. Правда придётся морочить ещё год всем головы. Но куда ж деваться. Всё так и случилось, кроме одного. Став женщиной, Маринка вдруг начала плакать. Он растерялся и пытался разобраться: - Маринка, милая моя, что с тобой? Я сделал что-то не так? Ты передумала? Но она покрыв виноватое лицо любимого мужчины поцелуями, вцепившись в него, словно боялась потерять так и уснула всхлипывая на его груди, объявив обескураженному Алексею, что это от счастья.
   Утром в понедельник, заливается её мобильник. Всем наплевать на их счастливое состояние. Время равнодушно ведёт свой бег. Их глаза, как по команде метнулись на часы - чуть-чуть не проспали. Давно пора вставать. Ей надо заехать домой, ему на службу. К тому же, её ищут разгневанные родители. Непорядок! Умываются и собираются бегом, наталкиваясь друг на друга, одновременно хватаясь за полотенце и чайник при этом целуясь и смеясь. Он отвозит перед службой её домой. Заносит вещи. Отводя взгляд от удивлённых глаз её матери, что-то невнятное шепчет и, прощаясь, исчезает. Вообще-то понедельник тяжёлый день, но только не этот и не для них. К одиннадцати часам, она подъедет к загсу, он будет ждать её там. А до этого договорится с работниками того интересного заведения и, сгоняв в институт, оформит на себя отпуск. Тарасов обещал переговорить с Глебом насчёт его виллы на берегу океана. Если он не рванёт туда сам с Иришей, значит, выгорит ему. Но как Марину забрать из дома... Всё же придётся просить Глеба, чтоб помог. Он поговорит с Иришей, а та с родителями Марины. Мол, едут вместе. А что это выход. Настроение у него отличное. Ещё бы, счастливее его не найти. Душа и сердце где-то там на облаках. Получив отпускной и деньги, заехал в супермаркет. Купил вязанку белых роз и погнал к загсу. На противоположной стороне одиноко стояла Марина. Боится подойти. Вот смешная. Заметив подкатившего Богуша, она подпрыгивает и несётся к нему.
   - Привет!
   - Привет! Паспорт взяла?- Поднимает он её на уровень своих губ.
   - Да,- пошарила она, улыбаясь, в сумочке.- Вот.
   - Тогда пошли.
   Он опустил её и взял крепко за руку. Словно боясь, что она у самой двери передумает и убежит.
   - Лёш, а вдруг я буду плохой женой, и ты раскаешься, что взял меня.
   - С чего это вдруг. Котлеты ты лепишь отличные, а случись рыть окоп, я обойдусь без тебя,- рассмеялся он.- Давай не трусь, мы справимся.
   Она облегчённо вздохнула. Он заметил это. Они стали мужем и женой, как он и хотел, о чём мечтала, но не могла рассчитывать она. Маринка притихла и волновалась, с этого дня у неё началась взрослая семейная жизнь.
   33
   Вечером позвонил Тарасов и поздравив сообщил, что Глеб с Ирой ждут их. С родителями Марины Ира тоже всё утрясла. Так что тип-топ, давайте дуйте, отдыхайте. Медовый месяц как-никак.- Прикончил он свой телефонный звонок. Отпуск быстро проходит. Поэтому Богуш долго не раздумывая, забрав жену, рванул. Марине разницы никакой, лишь бы с ним. На вилле их ждали. Девчонки обнялись, как будто век не виделись и сразу же ускакали шептаться. Во - первых, их браку был год и она считала его удачным, ведь они ни разу не поругались с Глебом. А во-вторых, Ира была довольна, сделав открытие в своём муже, его результатом. Оказывается Глеб ценит дружбу и совершенно не скупердяй. А ведь когда-то она его считала леденцом на палочке.
   - Иришка, ты рада за меня?
   - А ты за меня?
   Девчонки, рассмеявшись, опять обнялись. Повод посидеть и выпить хорошего вина точно есть. Они слушали друг друга, как люди перенёсшие одну и ту же горячку. Им было о чём поговорить.
   Глеб отвёл майора в выделенную для молодожёнов спальню. Ту самую, где томилась у него в плену Ира. Искромсанные ей шторы заменили, и всё выглядело вполне пристойно. Не успел Богуш кинуть перед шкафом сумки, как прилетела Маринка за купальником. Ирина топталась за открытой дверью, поглядывая на Богуша, и с трудом сдерживала смех. Того, что грозный начальник курса подсядет на Маринку, да ещё так, что побежит тайно жениться, никто не ожидал. Чмокнув Алексея в уголок губ, Марина, порывшись в сумке, выудила купальник и они умчались с Ирой к бассейну. Мужики, переглянувшись, посмеялись им в след. "Попрыгуньи!"
   - Алексей, переодевайся, я жду тебя внизу. У меня разговор к тебе. Посидим, попьём пиво и поговорим.- Засунув руки в карманы шорт, попросил Глеб.- Я страшно рад, что оказал тебе услугу, но я эгоистичен и хочу попользоваться тобой. Чужих не могу втягивать в дерьмо. Это всегда опасный вариант.
   - В чём дело? Если в моих силах, то без проблем.
   - Переодевайся, я пока распоряжусь и подожду на веранде.
   Натянув майку и шорты, Богуш сбежал вниз. Глеба он нашёл за плетёным столом, тот ругался с кем-то невидимым по телефону и присматривал за бассейном. Ему так и не удалось научить жену хорошо плавать, а она, елозя по надувному матрасу, запросто может нырнуть на самой глубине и нахлебаться. Бассейн, правда, сделан многоуровневый, чтоб уж была любая глубина на любителя так сказать. Но её же нелёгкая несёт на самое глубокое место. Хохочет и забавляется себе с Мариной, а ему головная боль.
   - На прицел взял?- кивнул майор на девчонок.
   - Иришка плавает топориком, а лезет на всю дурь, приходится глаз не спускать.
   - Слушай, а я не подумал об этом... Эй, Марина,- сложив воронкой ладони закричал он плюхающей пока на самом краю жене,- ты плавать стрекоза умеешь?
   - Да,- послала та ему воздушный поцелуй.
   - Вот и ладушки.- Передохнул он.
   - А знаешь, у меня есть острова, с программой на двоих... Надо отправить вас дня на три. Не пожалеешь. Всю жизнь будешь вспоминать.
   - Ты об этом хотел поговорить?
   - И об этом тоже. Но сейчас о другом. Понимаешь, какая-то сволочь задолбала меня.
   - В смысле?
   - Пытается организовать похищение. Думаю, ради выкупа. Висит такая себе секира над моей головой. Что характерно, провернуть это пытается за рубежом, дома не пикают даже. Глупо прикидываться, конечно, что, рискнув пару раз, они оставят меня в покое. Кумекаю опять, сочинив что-нибудь этакое, полезут. А мне ни к чему ждать их атак. Сколько можно по лезвию ходить?! Я и сам могу, что-то такое - эдакое изобразить. Чего мне на их бодания нарываться. Как ты думаешь, на что эту птичку можно поймать?
   - Ну, это так сразу не скажешь. Надо подумать.
   - Думай, я не мешаю. Говорили всегда, что ты парень не слабак в горячих точках побывал.
   - У тебя островов много?
   - Теперь достаточно. А что?
   - Самый дальний и пока не устроенный есть?
   - Ну, допустим...
   Богуш постарался сосредоточиться. Как бы там не было, а Глеб просил совета у него, значит, прикидывать и решать ему. С чего-то надо начинать и самое лучшее с простого.
   - Значит, тактика будет такая. Раззвони, что ты пойдёшь туда один. Цель - продумать программу. Должны, должны эти жуки объявиться. Раз действуют на этой территории, значит боевая группа здесь.
   - Предлагаешь сделать всё шиворот-навыворот.
   - Так и есть. Мы подтолкнём, а они сделают шаг. Оружие у тебя здесь есть?
   - Естественно.
   - Чужих впутывать можно?
   - Не желательно. О чём я тебе и толковал. Деньги не любят шума.
   - Охрана возле тебя чья?
   - Вся моя. В смысле наша. Ребята профессионалы. Он где-то рядом. Чувствую.
   - Глеб, если так опасно, то почему ты не наймёшь частного детектива?
   - Я так и планировал сделать, вернувшись отсюда. Не до этого было. Охрану усилил и пока всё. Но вот здесь я передумал и дал задание Сашке найти сыскаря и дать ему задание заняться Верунькой.
   - А это кто?
   - Длинноногая барышня, у нас работает. Да и училась тоже с нами. В первый заход моего похищения, она была здесь, может я и ошибаюсь, только мне кажется... А когда кажется сам знаешь, лучше проверить. Да и самостоятельно, пока отдыхаю и есть время, я что-то могу для себя сделать в этом плане, разве не так? Ой, извини.- Привстав, он закричал жене:- Ягодка, ты сейчас доиграешься... Буль-буль.
   Алексей, проследив за его взглядом, улыбнулся. А Глеб повернувшись к Богушу, продолжал, как ни в чём не бывало.
   - Детсад, глаз да глаз нужен. Так на чём мы остановились? Ах, да, на мешке, в который можно загнать дичь... Так как майор, поможешь?
   - С удовольствием. Я тоже в отпуске и тоже располагаю своим временем. Почему же с толком не развлечься.
   - Отлично. Тогда по бокальчику с рыбкой... и потешим девчонок и себя купанием.
   Вечером пили шампанское и когда совсем стемнело лупили в честь бракосочетания Марины и Алексея фейерверк. Все обрадовались идее покупаться в море и в азарте рванули по ступеням вниз. Девчонки висли на крепких шеях мужей и прыгали, как стрекозы. Солидности ноль. Парни хохотали и таскали пока с удовольствием свои ноши на спинах и руках. Оно и понятно своя ноша не тянет, а только прибавляет радости. Большего счастья не надо, если б то ощущение оставалось в них на дольше. Расстались за полночь.
   Богуш встав как всегда ни свет, ни заря. Высвободившись из нежных ручек прильнувшей жены, спустился в беседку, заказал прислуге кофе. Подумав, дозвонился до Тарасова и попросил узнать максимум про Верунчика. Как никак вместе учились, общие знакомые. Детектив, детективом, а лишняя информация не помешает. На отдых, как всегда, жизнь выделяет короткий отрезок времени, поэтому старались впустую не тратить его. Саша и Тарасов позвонили почти одновременно. Плюс минус полдня. Тарасов вспомнил, что она в институте, учась с ними в гражданской группе, была подружкой одного борзого курсанта. Сложилось у них или нет, взводный не знает, но распределился он неплохо. Попал в финотдел армии. И всё вроде у него было о, кей. Только последняя проверка КРУ что-то там нашла и в больших размерах. Действовал он просто и нагло. А все ж копали глубоко и далеко, потому ему неплохо и безнаказанно жилось. Навряд бы и в последний раз что нашли, но подсказал проверяющим кто-то обиженный им из своих. Прижали. Он утёк. Предполагают, что далеко и навсегда. Детектив, за хороший гонорар рыл землю, но пока - ничего. Верунчик по его наблюдениям любила себя и жила исключительно для себя. Алексей предложил Глебу проверить её бывшего парня. А вдруг потянется ниточка. Ведь он учился с Глебом и знал о нём многое. Опять же Верунчик и сейчас рядом с Морозовым и в курсе его перемещения и даже при желании кое-каких дел. Чем чёрт не шутит, а вдруг. Глеб сдался и дал добро. Деваться всё равно некуда, и других вариантов нет. Обменявшись мыслями или как любят говорить в народе: пораскинув мозгами. Решили приставить детектива к Верунчику ещё там. Обязали его вести красотку сюда и тут за ней поплутать тоже нелишне. Решено было её вызвать срочно со "срочной" подготовленной Сашкой липовой бумажкой к Глебу. К этому часто прибегали. Поэтому подозрения вызвать не могло. Бумага должна касаться нового дальнего острова. Предполагалось, что Глеб будет натурально возмущаться. Играть. Мол, никому, ничего нельзя доверить... и плыть выверять всё приходится самому и одному. Желательно с утра. Несколько человек охраны и Богуш загрузятся ночью. "Только давай сгоняем на остров одни и заранее и распланируем всё на месте".- Предложил Алексей. Выслушав его, Глеб поднялся, обошёл вокруг стола, задумавшись постоял у окна. Ведь как бы там не сложилось, а именно ему идти на самый риск. Вернувшись, встал напротив Алексея.
   - Я согласен.
   - Значит, за дело.
   - Всё хорошо, но как быть с девчонками? Догадываешься, сколько будет писку по такому поводу. Оркестр.
   - Мы не скажем, сочиним что-нибудь...
   - Точно, про мужской клуб, например, в который я тебя хочу свести.
   - Пусть будет клуб, какая разница,- отмахнулся майор.
   Вечером начали действовать. Но чинно, мирно барышень обдурить не получилось. Ириша заподозрила враньё. В клуб по её понятиям в таком прикиде и при боевой готовности не ходят. Проследив, она не могла не заметить, что Богуш исчез ночью, а Глеб просто спал не с ней, а в кабинете. Туда слуги носили напитки и еду. Это непорядок и она заподозрила чёрте что. Пока сама не зная что. Но нехорошее. И, взбаламутив Марину, они в боевой готовности принялись наблюдать за кабинетом. А поймав момент последовали след в след за Глебом. Сердечки беспорядочно тюкали. Слежка не простое дело. Да ещё за собственными мужьями. Они опешили, когда Морозов отправился прямиком на катер. Девчонки пробрались следом. В общем, с ходу собрались завестись с полуоборота. Какого же было их удивление, когда они там обнаружили вооружённую до зубов компанию. Вернее, это компания обнаружила их, но, к сожалению, уже далеко от берега и поворачивать обратно не было никакой возможности. Вот так, так!- Глеб разглядев отпихивающую находку, потерял дар речи. А придя в себя пообещал по возвращению всыпать жене крапивы. Богуш смотрел на потупленные глазки своей курсантки и вспоминал, как она ударом ноги вколачивала парней в стену. "Чёрт, какая крапива, она одной левой вгонит его в шкаф на вешалку. Но ведь молчит. Паинька. Глазками хлоп, хлоп, сама невинность. Кто б подумал, что любовь такая кудесница". Перевёл взгляд на Марину, та нахохлилась, как птенчик. Переживает. Ладно, пусть по голубой глади прогуляются, удовольствие получат, куда ж теперь деваться-то. Заигрались. Девчонки и сами были не рады, что так влетели. Вроде, как бы не доверяют... А как будто не по этой причине увязались. Но это должно остаться тайной и от такого направления лучше открещиваться. Надо что-то срочно придумать... Что? Например, хотели сделать сюрприз. Не круто, но сойдёт...
   Понятно, что с оружием двинули не на прогулку, и впереди наверняка ждало опасное дело. Но с другой стороны, рядом мужчины, которые о нас позаботятся и не дадут в обиду, да и они могут быть, возможно, чем-то им полезными. Вода была чёрной и непроницаемой. Звёзд было мало, шли без огней. Глеб подвёл катер к острову сам. Наверняка наблюдают. Должны убедиться, что один. Было непросто. Остров обнимала ночь. Сошёл на берег. И углубился к намеченному Богушем месту. Ребята следили за светом его фонарика. Когда будут брать, он должен попробовать дать сигнал - петлю. Да, сигнал последовал. Значит, всё идёт по плану. Оставив нас одних с наставлениями: быть очень внимательными и осторожными, группа ушла по берегу в обход, где предполагалась стоянка чужого катера. Но тут Маринка рассмотрела двух парней крадущихся к катеру. Она перекривилась. Ещё бы вспомнила бойню со щипачами на остановке автобуса. Потихоньку её стало знобить. Ужас сжал сердце холодным кольцом. Тревога усиливалась с каждой минутой. Она почти паниковала. Получается, враждебная сторона засекла подъём на борт нас с Викой. Именно нас, в противном случае их было бы взвод не меньше. Я тряханула её.
   - Держись. Я ж занималась с вами. Мы кое- какие приёмы отработали. Справимся.
   Приготовились брать. Вернее брать буду я, а Маринка помогать. Ребята же найдя стоянку, вплавь, с противоположной стороны, поднялись на борт. Убрали охрану и приготовились ждать хозяев и пленника. Получилось не долго. "Не ждали, а мы наоборот тут как тут!" Борьба долгой не была. Алексей, освобождая Глеба от пут, подумал: "Жизнь проста. Хочешь сделать так, чтоб получилось - не мудри". Повязанных верёвками "бойцов" выбросили на берег. Рассказать они ничего не могли. Не знали. Должны были доставить клиента в определённое место и передать с рук на руки. Всё. А ещё сообщили, что в наличие имеются ещё двое, ушли на наш катер. Тревога огнём прошлась по мужикам. "Надо возвращаться и осторожно, возможно девчонки в заложниках". На трофейном катере пошли к месту стоянки своего быстроходного белого красавца. По суше шли перебежками, соблюдая осторожность. Какое же удивление было напечатано на лицах, когда мы их встретили невредимые и указали ещё на двух непрошенных гостей. Маринка обоими руками, обхватив тяжёлый пистолет, держала постанывающих мужиков на мушке.
   - Ба, радость моя, да у тебя совсем неплохо получается,- чмокнул жену в губы Алексей, подмигнув Глебу и забирая из одеревеневших девичьих рук оружие. Уроки зря не прошли. Вас хоть зачисляй в спецназ.
   - Надо же, - присвистнула охрана,- девчонки ловко мужикам ласты склеили.
   Я, забыв про разбитую губу, бросилась на шею Глеба.
   - Всё нормально, Глебушка?
   - Не нормально, у тебя губа разбита,- прижал он меня к себе, слизывая кровь.
   - Ерунда, до возвращения домой заживёт. Что теперь?
   - Плывём домой с трофеями.
   - А дальше?
   - Ждём доклада детектива. Мне просто не терпится узнать, где и с кем Верунчик.
   Детектив не задержался. Глеб получил что хотел, то есть доклад прямо на причале. Решив не мудрить и не откладывая в долгий ящик, отправился с охраной и Богушем к парочке. Глеб спешил, жалея время. Парню всегда его было мало. Ему кажется, что его нельзя на ерунду терять. Только на деньги и себя. Сейчас ещё в этот список вошла Ириша. Не жизнь, а гонка. Он живёт в таком темпе. Времени у занятого человека всегда недостаток и он решил, если уж тратить его то на что-то или кого-то приятного, а не на такую дрянь. Собственно у них сейчас не было выбора. Всегда лучше застать врасплох. Девчонок же отправили на виллу отдыхать. Подруги, чтоб реабилитироваться перед мужьями за слежку, не возражали. Они определённо хорошо поработали и сейчас расслабились. Человеческий организм не железный механизм. В опасный момент перегрузок сознания переключается или отключается вовсе и человек ныряет в сон. Обе отключились и ни хотели больше ничего, как поспать. Ребята были только рады этому их мудрому решению.
   Вскоре сомнений уже ни у кого не оставалось, кто это так старался погреть руки за счёт Глеба. Парочку взяли спящими и на кровати. Когда Верунчик и бывший однокурсник открыл глаза, то упёрлись в сидящего напротив Глеба.
   - Куку!- гаркнул он, криво усмехаясь.
   Хозяин номера закрутил головой, ища охрану и оружие под подушкой.
   - Расслабься. Я ж не идиот.
   - Что тебе надо?- выдавил нехотя тот.
   - Мне? Оригинально. Если мы дальше будем говорить в таком тоне, то я упакую вас обоих и отправлю туда, где вас ищет военная прокуратура. Ясно, Робин Гуд хреновый. В дальнее плавание не отправляешься, руки обобьют, своих решил щипать. Оно и проще, и не настолько опасно, ведь так? У меня время не настолько много, чтоб тратить отведённые судьбой часы на ерунду и не по назначению. Ломать комедию не будем. Выбирай: садишься здесь за бандитское нападение или поедешь домой в жаркие объятия военных юристов, где поведаешь нашему жаждущему правды народу о своих делишках.
   - Может, договоримся?
   Он метал взгляд между Глебом и Богушем, которого тоже узнал. Майор молча сидел на диване и не спускал с парочки насторожённых глаз.
   - С тобой, ни за что.- Отрезает Глеб.- В моём понятии твой бизнес не тянет ни на что другое, как бандитизм. Так что выбирай, а то ведь я могу и без твоего согласия... по своему усмотрению. Или третьим вариантом воспользоваться - все концы в воду. Сами понимаете - у нас просто нет выхода. Играть в благородного дяденьку, я не могу себе позволить.
   Хозяин номера кривился, ему явно неприятно было слушать рассуждения Глеба, но он, поедая его глазами, терпеливо ждал.
   - А вы мадам в моей структуре больше не работаете,- ухмыльнулся он Веруньке.
   До этих слов она торчала под простынёй, а тут, откинув её, показалась во всю натуральную величину. Мужики ухмылялись. Этот контингент ногатой не возьмёшь. Видали и не таких.
   - Вызывай полицию, - процедил бывший однокурсник. Он плохо владел собой.- Дай закурить?
   - Разумный выбор. Закурить? Пожалуйста.
   По его знаку Богуш бросил пачку и зажигалку. Кури.
   Утром Глеб отправил Богуша с Мариной на неделю на остров Любви.
   - Есть райский остров, но туда вы уже опоздали. Там интереснее быть до свадьбы, а не позже. Но на этом своя малина. Поживёте вдвоём. Инструкция проживания на столе под подсвечником. Прошу неукоснительно соблюдать.- Ухмыльнулся он.- Если что непредвиденное свяжетесь по рации. В указанный день за вами придёт яхта. Туда вы попадёте тоже на ней. Продуктов там навалом. В общем, разберётесь. Это мой вам подарок к свадьбе. Там мелькают призраки счастливого будущего. Вас ждут интимные в обществе звёзд вечера и безумные от солнца и объятий прохлады прекрасных цветов дни. Ночью вас покружит праздник страсти. И один день не будет похож на другой. Поверьте.
   Девчонки наслаждались счастливыми денёчками. Когда ещё в будни ворвётся тёплое солнечное настроение. И выпадет время для себя любимой. Ведь лето такое короткое. Раз, два и нет его.
   34
   И снова на боевом посту. 31 августа опять собрал девчонок в пятой комнате. В камуфляже, лихо заломленных беретах они уверенно топали с сумками по коридору мимо встречающих их взводного и курсового. На рукавах сверкали золотом три лычки. Третий курс и последний год казарменного проживания. Они не виделись месяц. Переживаний и новостей вагон. Всем не терпелось поделиться. Девчонки притащили торт, конфеты, пили, как всегда, чай и трещали без умолку. Ещё бы новости лились водопадом. Правда, Ира и Марина не торопились раскрыть свои тайны. Но и без этого было о чём поговорить. Куда ездили и ходили, что купили и что смотрели, столько всего, что не перескажешь. И это в пяти экземплярах. Ленка, краснея по секрету, поведала, что Славка так наседал, что чуть не взял её силой. Девчонки восторженно загудели. Посыпались вопросы и уточнения. А что ты? Елена отмахнулась. - Нормально. Отбилась. Получил по кумполу. Все смеялись. Было легко и весело. Всё-таки третий курс уже не первый. Потихоньку разговор подкатился к новым предметам. Лена и Ната с Мариной переживали за автовождение. С первых дней начинается автодело. Если Ира и Вика водили машину, то эти трое ездили на ней только в качестве пассажирок. И вот им предстояло сесть за руль и не просто автомобиля, а грузового. Кошмар! Хотя с другой стороны, хотелось получить права и научиться водить. Кому лишнее такое дело... Если Ира с Викой раскатываются, то почему им то не под силу... Справятся, в крайнем случае в гараже института не один грузовой автомобиль, хватит на всех.
   Точка, точка, запятая... Сначала нас нагружали теорией устройства автомобиля. Маринка никак не могла взять в толк, зачем? когда есть на каждом шагу мастерские по ремонту и эвакуаторы. Потом давили правилами движения. Опять же для чего разве машина не для того, чтоб ехать куда хочу, а светофор... что его там понимать... всего лишь три цвета. Но нет, так напрягали что жуть. Причём сдавать зачёт пришлось "машине". Получается сдала с десятого раза и преподавателю. Машине не получилось. Не было взаимопонимания, та отказывалась её понимать. И только потом посадили за руль. Это было что-то с чем-то. Там стояли на ушах не только преподаватели, но и взводный с курсовым. Парни ржали: - "Бабы за рулём - гиблое дело". Наташу мы общими усилиями старались посадить за руль последний. Естественно не спроста. На последней всегда кончается бензин. И Натка пряча улыбку, вываливает из кабины назад. Тарасов додумал наконец и принялся в выходной обучать её вождению на своей "ладе". Ничего не скажешь чувствительный момент. Богуш последовав его примеру тоже и посадил Марину на свой "ниссан". Осталась бесхозная одна Лена. Что же делать? Поломав голову и ничего не придумав, решили во время очерёдного заступления ребят с курса в караул по автопарку спереть ключи и пока они дрыхнут выгнать автомобиль и учиться водить. Семь бед - один ответ. Попахивает авантюрой, но куда ж деваться. Бензин не проблема, купим. Главное идее родиться и созреть. А там уж... К тому же везло - заступил Славка. Всё проехало как на сметане. Войдя во вкус он поменялся с ребятами и ходил вновь раз за разом. Дежурному всё едино кто заступает, лишь бы в полном составе. У Ленки всё уже почти получалось, но тут грузовик чуть не протаранил неизвестно откуда объявившегося в неурочный час начальника института. Он, отмерев и проверив целостность своей машины, орал на неё.
   - Ты чего белены объелась?
   Она очнулась и посмотрела на него.
   - Никак нет. Простите... Я... я учусь, задумалась.
   Вид у Ленки был растерянный. Генерал побагровел. Окинув объект скептическим взглядом, он вдруг рассмотрел, что за рулём курсантка и грузовик этот принадлежит институту. Ленка хотела тронуться с места и отвалить от греха подальше в парк, но мотор заглох. Генерал плюнул и схватился за телефон. Бог мой, что сразу началось... Прибежали все дежурные, все ответственные... Ужас! Шуму вплоть до отчисления. Просил за них и поручался весь курс. Ходил и начальник курса, писал объяснительные взводный. Мол, не украли же, а за учебный процесс радели и на своём бензине так сказать. Пришлось вызывать родителей ребят и они как-то уболтали не в меру разнервничавшееся грозное начальство. Но нас поставили на контроль и приставили зама по воспитательной. Нудный мужик сводил нас с ума постоянными нотациями и нытьём. Не ленясь каждый день проверял по всем шкафам в нашей комнате порядок и ловил по углам пауков. Курсовой и взводный не больно обрадованные такому надсмотрщику разводили руками: сами достукались не в нашей власти остановить его прыть. Неприятно до ужаса, когда чужие руки лапают твои трусы сохнущие на батарее. Но что же делать, под какие ремни нас не ровняй, но мы не парни и не можем раз в неделю менять бельё. А он как нарочно приходил в самый неподходящий момент, с удовольствием лазая по пакетам и углам, поднимая нас с кроватей и заставляя делать гимнастику. Мерзость. Как ему самому не противно. Один вид его вызывал у нас нервное икание. Мы кипели, такое след наказать. Но как? По общему рассуждению пришли к одному знаменателю. Ловить таких мужиков можно только на женщину. В нашей комнате есть барышня от которой не откажется ни один - это Маринка. Но я то знала, что она не сможет сейчас нам помочь. Богуш не став разбираться в подоплёке и наших планах, разберёт подполковника на запчасти. Она на такой риск не пойдёт. Следовательно надо искать что-то другое. Бесспорно женщину, но как-то иначе. И тут осенило. Мобильный на что. Звонок от имени курсантки с объяснениями в любви и пожеланием встречи. Ленка на эту роль не годится. Натка тоже. Остаётся Вика. Я даже догадываюсь с чьего номера я позвоню. Братец мой Сашенька натузит ему бока. Какая блестящая идея. Ах, какая я молодец!
   Я обрисовываю ситуацию. Девчонки сначала яростно отмахиваются от этого. Потом начинают возражать, на следующем этапе вопросительно смотрят на Вику, как она.
   - Только в парике и только загримированной,- поджимает губы та, пресекая все попытки уговориться.- Он меня потом съест.
   В принципе она права. Опять же всё не предусмотришь, вдруг что-то пойдёт не по сценарию. Надо было придумать такое, чтоб навело тень на плетень. И я кое-что состряпала. Пойдёт Вика, а назовётся вымышленным именем. Покривляется, заинтересует не без того. В ближайшую субботу, попав домой, я позаимствовала втихаря телефон брата и позвонила. В красках расписав, как я неровно на него дышу, попросила о встрече. Мол, нет никакого терпения держать чувства от него в тайне. Самый раз объявиться. Тот клюнул, но был явно ещё не готов к этому, плавал. Я попросила убедиться и перезвонить его. Что он и сделал. Получив гарантию, что это не розыгрыш, он обещал быть. Мы стали готовиться. Я рассчитывала, что он захочет перепровериться и позвонить ещё. Тогда трубку возьмёт Сашка и брат, конечно, поймёт, что это намудрила я. Больше никому не под силу достать его телефон. Подыграет и непременно захочет посмотреть что это я такое выделываю, а узнав Вику в гриме ввалит нашему зануде. Каждому своя роль расписана, вроде бы плутать нечего. Но братец полез в джунгли. Он как планировалось припёрся в кафе, но не узнав Вику, подумал, что это я в гриме и вызвал Глеба. Тот прилетел, но засомневался решив вызвонить мне. Я ответила. Мы поболтали. Успокоившись он пригляделся получше и высмотрев Вику посмеиваясь объявил об этом Саше. Тот прозрел и взбесился. Почему-то решив, что это я пытаюсь открыть ему глаза на шашни своей подружки. Поняв, что сейчас взревут быки и застучат барабаны, Глеб сдержал его и предложил другой расклад. Немногочисленные посетители, ведя свои неспешные разговоры, не подозревали о сгущающихся тучах. Мурлыкающая музыка усыпляла внимание. Пока официантка принесла заказ. Глеб в минутное дело узнал у Тарасова домашний телефон жены балдеющего сейчас за столом с Викой мужика и вызвонил ей.
   - Чего ты завёлся, соображаловки ноль. Девчонки наверняка прикольнулись над ним, а ты ножи точишь. Вика в гриме и парике. Если б серьёзно, то у девочки другой бы был видок. Это наша коза чего-то опять сочинила.
   - Похоже так, телефон свиснуть могла только она. Ну я ей покажу.
   - Угомонись. Покажешь, когда я разрешу. А до тех пор не махай крыльями. Надо узнать чем он их достал. Девчонки все лапушки.
   - Ну да, особенно наша, - не сдержавшись подъел Глеба он. Но тот бровью не повёл.
   - Смотри, смотри, сейчас что-то будет,- развернул он Сашу в сторону почти бегущей и красной от натуги женщины. А ведь не раскинь мозгами мы, эту роль выполнил бы ты. Прикинь, шум, вопли, милиция. Ай, я, яй! Иди, спасай свою пассию, а то эта разогретая мадам ей ввалит по самые жабры. Может, оценит твой рыцарский поступок и помиритесь. Видя как, девушка вцепилась в свой парик, Саша поспешил воспользоваться советом Глеба. А тот, посмеиваясь, принялся звонить жене.
   - Ещё раз привет, малыш. Что так часто звоню?... так соскучился. Размеры моего скучания до облаков. Представляешь размах. Но я отвлёкся... Вы где-то мадам, надеюсь не далеко от задуманного вами спектакля? Не сопи, я уже тут. К тому же всё понял и внёс коррективы. Его лупит не мой зам по финансам, а его собственная жена. Так интереснее и без светомузыки ментов. Шум из-за себя ему не нужен. Не солидно купаться по мелочам в грязи представительным людям. Сегодня же ты мне расскажешь всё.
   - Глеб,- донесся до него ангельский голосочек,- если уж ты тут и на машине, то довезите нас с Сашкой до общежития. Мы и так безнадёжно опаздываем, к тому же взводный с курсовым выдадут нам на орехи.
   - Договорились, только не даром, ягодка. Сегодня же я отпрошу тебя домой.
   - Ладно.
   - Не ладно, а есть. К пятому курсу вас хоть этому научат,- хихикнул он отключаясь.
   Подходил Саша, уволакивая от скандала, крепко держа за руку упирающуюся Вику.
   - Не дёргайтесь мадам, вы ловко выпрыгнули сухой из воды. Это дорого вам будет стоить.
   - Никто не просил тебя мешаться. Я сама бы управилась.- Упиралась Вика, не желая уступать. Хотя после незапланированного налёта разгневанной дамы про это мифическое выпутывание лучше бы промолчать. Стратеги, такой прокол.
   - Неужели, я могу вернуть.- Не моргнув глазом, нашёлся Сашка.
   Глеб умирал со смеху, а Сашка подтолкнул замешкавшуюся девчонку на выход. Вика злилась на него, на себя... Так рассчитывала на встречу с ним и вот воздвигает новый барьер да ещё собственными руками. Но не сносить же молча его высокомерие.
   - Ходи уже, пока дамочка не передумала и не ввалила тебе за компанию. Обалдеть можно, надо спросить с Тарасова какой фигне они их там учат. Наступательные операции планируют... Я положен на обе лопатки. Не иначе это какая-то секретная спецгруппа для тайных операций в рамках НАТО.
   У машин уже ждали скромно потупившие девчонки и я за их спиной.
   - О, вся банда в сборе. А несколько минут тому назад вроде, как бы и не просматривалось никого на горизонте. Марш все в мою машину.- Мрачно заявил Сашка.
   Меня тоже сунувшуюся было за компанию, он приостановил и указал на болтающего по телефону Глеба.
   - Тебе туда. У меня уже под завязку. Поедешь, как королева.
   Натка было тоже дёрнулась вслед за мной, проехаться королевой, но всё понявшая Марина удержала её на месте.
   С ходу и бегом не выгорело. Попали в пробку. К счастью Глеб хорошо знал город, а то б проторчали до посинения. Он свернул в проулок и попетляв прошёл проходными дворами. Саша хвостиком шёл следом. Кажется проскочили.
   Нас довезли до общежития и пошли разбираться к взводному. Взводный, конечно, косвенно предполагал за что велась такая жестокая операция пятой комнатой против "воспитателя", но подробностей не знал. В самый разгар рассказов о бойне в кафе, появился Богуш. Он тоже захотел послушать. Ему повторили и самые интересные места в красках. Он был несказанно удивлён. Смех смехом, но не порядок. Маринка промолчала о таком ходе. Ничего не знал Тарасов. Глеб был не в курсе... Складывалось что-то не понятное.
   - А с чего собственно им с вами делиться-то,- удивился Саша,- с Глебом ясно, обманутый муж, а вы чего оба вроде как на нервах.
   Пришлось приоткрыть завесу тайны и поведать, что Богуш тоже муж, а Тарасов спит и видит им стать.
   Сашка присвистнул.
   - Ну вы даёте мужики. У семи нянек дитё без глаза. Куда вы тут смотрите. Болтать воспитатель не дурак и это нудно. Допускаю, можно вполне взбеситься, но чую, чем-то другим он их достаёт, про то другое они и молчат. Подумайте. По-моему совсем не зря они его на бабу ловили. Странно всё это.
   - Чёрт,- саданул кулаком в стену Богуш. Его мысли вихрем метнулись к Марине, и в них не было ничего утешительного, наоборот фантазии играли...
   - Ты стену не ломай, а за девчонками присмотри. Раз курсантки ваши выбирали между плохим и худшим...не лишнее сконцентрировать внимание на пятой. Алексей, я жену заберу, соскучился страсть, да?
   - Когда успел, сегодня только вторник, а в понедельник утром привёз.
   - Ну тык...,- хохотнул Глеб,- забираю, ладушки?
   - Чтоб к подъёму была на месте. Хотел бы я знать, кому приспичило устроить пародию на вооружённые силы. Какой от них толк войскам.
   - Не скрипи, я сам в шоке. Слово даю верну в указанный час. Хоть бы скорее этот год кончился. Я готов сам лично часам стрелки крутить.
   - Ты выдоить у Иришки попробуй хоть каплю информации.
   - Я попробую, только при условии, если вы их здесь на заброску в тыл врага не готовите. В противном случае тренировка скажется, и дама будет молчать даже под пытками. А если они читают на ночь ещё и "Мальчиша Кибальчиша", это безнадёжное дело.
   - Не балаболь и топай, пока я не передумал.- Отмахнулся майор.
   Как не старались разговорить, барышни стойко молчали. Тогда курсовой поставил себе цель поучаствовать в походах воспитателя в пятую сам. Получилось, ждать пришлось не так уж и долго. Правда, после скандала с женой в кафе он на какое-то время потерял интерес к воспитательным процедурам и всё пытался заняться номерком телефончика, чья хозяйка так его подставила. Но отойдя от неприятных минут и вспомнив про обязанности, он опять вышагивал по этажу. Проходя мимо него, возвращающиеся из университета девчонки, перекривились.
   - Малую порцию вливания получил, быстро оклемался.
   - Ты права Ленок сегодня жди в гости, наведается любитель длинных речей и женской гимнастики.
   35
   Переоделись и кто за что. Лена на кухню, Натка полежать. Вика журнальчик полистать, а я подтянуть французский. Все при деле. Вика увлеклась чтивом аж до появления на столе пахнущей мясом и луком сковородки и кастрюльки рожков. Перемежая чтение и листание страниц возгласами "Ну надо же!" "Вот это да!" она пыталась расставить тарелки.
   - Что ты там такое откопала?- не выдержала Марина.
   - Возрастной ценз мужчин,- хихикнула та. - Очень полезные вещи сообщают.
   - Психологи поди ж ты учат. Неужели тебе Викуся на занятиях эта мура не надоела?- отмахнулась Лена.- Лучше есть садитесь.
   - Одно другому не мешает. Хочешь послушать про своего слоника.
   - Я и так про него всё знаю.
   - Про мужика никогда ничего с уверенностью говорить нельзя.
   - Ну и что ты там нового мне сообщишь?- критически хмыкнула Лена.
   - Слушай и запоминай.
   - Уже, видишь, как уши висят.
   - Тогда подними их и слушай. За одно намотай на ус. "Самый легкодоступный мужской возраст. В этом возрасте мужчина готов когда угодно, где угодно и с кем угодно..." Ну как девчонки. Читаю дальше. "А самый лучший вариант для него - оказаться в общежитии как раз в тот момент, когда отключили электричество..."
   - Это не про наше общежитие, у нас курсовой с взводным со свечками будут стоять.- Прыснула я. Что дальше?
   - "Женская внешность для них особой роли не играет. Да, они заметят мини-юбку, но только по той причине, что она едва-едва прикрывает хорошенькие ножки. Они с удовольствием переместят свой взгляд выше - сами знаете, почему..." Так что Елена, больно-то не напрягайся. Ты и так для него хороша.
   - А насчёт того, что эти ножки запрятаны в камуфляж, там ничего не указано... Нет? Тогда и не фига время тратить садитесь, остынет всё. Я зря что ли старалась.
   Мы принялись за ужин не выпуская статью из поля зрения. Вика умудрялась читать и жевать.
   - Давай про плюс, минус тридцатилетних,- попросила Марина.
   - Зачем нам такие дебри со стариками,- удивилась Вика. Но, напоровшись на взгляд Наташи и вспомнив Александра, ретировалась. - Хотя про минус Натке подойдёт. Да и самой не грех быть в курсе дела...
   - Читай уж...
   - Читаю. Слушайте. "Набегавшись по женщинам без разбору, мужчина вдруг ощущает, что поговорить-то и не с кем. Всё только опыт, опыт, сумасшедшие ночи и похмельные утра. Он уже и сам научился мыслить, и от женщины хочет услышать хотя бы что-то..." Как вам? По-моему, это наш контингент.
   - Хватит трещать дальше что?
   - А дальше много чего и вот... "У него на первом месте всегда будет дело, потому что мужчина в первую очередь социальное существо. Это его работа. А вы - это вы. Умная, красивая, умеющая дождаться и выждать, слушать его и говорить. Именно этот возраст начинает задумываться о семье и детях".
   - Значит, созрели, берём,- засмеялась Марина.- Рулетики чудные Ленусик получились. Что ты в них начинкой завернула?
   - Колбаску двух сортов. Внутри соломкой салями, а потом кружок молочной. Оригинально, правда?
   - Язык проглотишь.
   - Ладно вам отвлекаться. Вика, что там дальше?
   - Да в принципе всё. О! Про сорокалетних и пятидесятилетних читать?- напомнила Вика.
   - Это что-то совсем уж какие-то дебри. Мы не настолько испорчены, чтоб гоняться за таким контингентом.
   - Да ладно вам, пусть прочитает. Должны же мы быть во всеоружии, когда они состарятся и будут козлами.
   Дружный хохот потряс стены, а Вика под общее веселье продолжала.
   - "Им хочется прокричать "нет-нет-нет" своему возрасту и обмануть себя, будто бы возраст стоит на месте. Сорокалетний хочет держать в своих руках юное тело - его не заботят особо глубокие извилины в хорошенькой головке спутницы, даже наоборот - всё, что она изрекает, мило и прелестно..."
   - Зарубите себе на носу. В сорок все мужики дураки. Хорошее предупреждение.- С серьёзным видом уплетая салат заметила я.- К тому же добавьте к этому выводок детишек и брошенную жену положившего на этого идиота жизнь. Там про это ничего не сказано?
   - Есть чуток. Где это..., а вот: "Он будет таять от нежности. И если вас не мучает совесть, что где-то там без отца остались дети, - это ваш мужчина. Он принесёт цветы и зарплату, устроит ужин при свечах, потому что уже понял, что этого хотят все женщины. Но только брошенная жена доводила его до бешенства своим желанием милых мелочей, а вот эта, молоденькая, тем же самым умиляет..."
   - Всё-таки мужики сволочное отродье,- откидывает журнал Вика.
   - А что ты хотела с приматов. Наши ещё, прошедшие утюжение веками, приличнее. У тех вообще самец бросает состарившуюся самку на произвол судьбы и заводит себе новую. Работает инстинкт продолжения рода.- Собирая посуду, вводит в курс обезьяньей жизни подруг Лена.- Так что наши задавленные прогрессом мужики ещё и в плюсе.
   - Вы вообще-то разницу замечаете. Обезьяны и мужик.- Вспыхивает Натка.
   - Ты плохо слушала, тебе ж ясно изложил специалист. После сорока - никакой. Там с голым задом, тут в брюках, а цель одна - молодая баба.
   - Всё равно нормальных больше мужиков.- Не сдавалась Наташа.
   - Есть, кто же спорит. Но в основном не превратились в приматов только потому, что не подвалила ещё до них любительница сорокалетних или пятидесятилетних.- Сказав это, Вика подошла к окну, отдёрнув штору, пыталась вглядеться в темноту.
   - Да нет, вспомнилось к месту... Телик как-то включила. Даже не знаю куда попала. Щёлкнула пультом наугад и въехала с ходу во фразу: "Мужчины всегда готовы со всеми на сексуальные отношения и не готовы отвечать за их последствия".
   - Да уж точнее не скажешь. Ты чего чтиво откинула, больше нет ничего интересного?
   - Выражение Николая Бердяева. Сейчас я прочитаю.- Вернувшись к столу, она опять развернула журнал.- "Женщина - существо совсем иного порядка, чем мужчина. Она гораздо менее человек, гораздо более природа. Женщина вся-пол, её половая жизнь, захватывающая её целиком".
   - Вот это да!
   - И глупо и умно.
   - А может это так и есть. Влюбляемся, сходим с ума. Все думы только о нём. Потом ждём, ждём, ждём. Влезаем в это с ушами. А он и в ус не дует. У них не так всё устроено. Жизни себя лишаем. Вон Каренина под поезд легла. А Печорин, если рванул от любви на Кавказ, то и там намудрил. Потом рожаем, дети, внуки... Повязаны по рукам и ногам, а они козлы идеал ищут. Лапшу на уши хватают ловящих их девиц. Стерв, желающих потрясти их кошельки, собирают. Экзотика. Видите ли, их природа такая - вечный поиск. Старичьё дурное, сивое. Деньги есть ума не надо. Без денег-то они старые пни никому не нужны.
   - Хватит вам мучиться, садимся заниматься.- Пресекла прения Лена, забрав и спрятав журнал под подушку.
   Воспитатель пришёл, как всегда поздно, без церемоний поднял с постели. Построил в линеечку и заставил в целях воспитания заниматься физическими упражнениями. Больше наклонами и потягиваниями. Мы сверкали попами и голыми пупками, а он прохаживался мимо нас останавливаясь перед каждой и рассказывая о нашем никудышном воспитании. "Ну, завёл свою шарманку!"- с тоской думали мы. Но на этот раз гладко всё не сошло. На пороге нарисовался Богуш.- "Что за песню ты им поёшь?"- заявил он с порога. "Всё тип-топ!"- заверил тот. Но курсовому явно не понравилось пристальное изучение двух сторон его жены. И майор не посчитал это никаким такой подход тип-топом. Он вырос перед Маринкой, как гриб перед косой и, приказав всем лечь спать, схватил коллегу за грудки и выволок из комнаты. Чего мы с ней и боялись, решив помалкивать. Он сейчас ему морду набьёт, Тарасов со второго захода по ней пройдётся, а потом ещё и Глеб не сдержится... Тогда её даже утюгом не разгладишь. И вообще, мало ли чем дело кончится, ещё эта медуза жаловаться пойдёт... разборки будут. Курсовой, конечно же, приказал, но разве тут уснёшь. По очереди, натянув халат, бегали якобы по делу, а в действительности подслушать. Но мужики не мы, не визжат. За дверью взводного слышалось одно бурчание, да возгласы курсового: "Ты думаешь головой что делаешь?" и больше ничего. Как не прижимай ухо к двери - глухо.
   - Все успокоились и легли,- приказала Лена. - Хватит носиться. У курсового голова на плечах. Если он его не прибил сразу, то драки не будет. Взводного вообще не слышно. Скорее всего, чтоб не соблазниться в морду дать у окна стоит. Так что Натке беспокоится нечего, а у всех остальных нет причины.
   Мы с Мариной переглянулись. Это как сказать. Но как бы там не было: всё обошлось и мы продолжали бегать, маршировать, водить машину и учиться. Воспитатель на нашем пути больше не появился.
   Зато к курсовому на приём пожаловали из модельного агентства. Присмотрели Марину в коридорах университета. Просили разрешить поучаствовать в показе. Алексей завис. Такого он в страшном сне не ожидал увидеть. Марина на подиуме... Полная ерунда. Он слушал их и вспоминал, как она пришла на курс: хорошо сложенная, до невероятного красивая. Не обратить внимания просто нельзя. Естественно зубоскалили и бросали реплики все. Ведь он мог отказаться от курса или она пойти в другой институт, их дорожкам было бы никогда не пересечься. Что это судьба или теория невероятности? Всё началось с ерунды, а ближе этой малявочки для него никого нет. И вот сейчас этот подиум может разрушить и отнять у него её. Всем известно, чем живёт и промышляет модельный бизнес. Он не может пустить на ветер чувство чистоты и близости, что объединяет их, он не хочет её терять. Выставив докучливых ходатаев и помучившись: правильно ли сделал, а вдруг Марина спит и видит стать моделью, помчал в университет. По дороге купил ветку бананов и булочек. Девчонки наверняка проголодались. Дождался перерыва. Заглянул в аудиторию. Маринка, поймав его взгляд, выскочила. Сориентировавшись, затолкал в первую же пустую аудиторию.
   - Алёша, что с тобой?- испуганно моргала она.
   - Детка, скажи честно, ты хочешь быть моделью?
   Она замерла. Широко открытыми от удивления глазами посмотрела на него. Пушистые ресницы веером прошлись по вытянутому лицу.
   - И не думала никогда, с чего ты это взял...
   - Присмотрели тебя здесь... приходили ко мне... Я отказал, а потом подумал... Девчонки все мечтают о такой ерунде... Вдруг ты хочешь...
   Маринка засмеялась и прижалась к его груди.
   - Я нет, никогда не мечтала и вешалок этих терпеть не могу.
   Богуш повеселел и, покрыв её поцелуями, подкинул над собой.
   - Тихо, услышит кто-нибудь, медведь. Богуш, а ты эгоист-собственник, не собираешься меня ни с кем делить. Владеть хочешь один и всем,- смеялась она.
   - Ну,- зарылся он в её волосах. Раздосадованный на свою бестолковость, он беспомощно улыбался и отмалчивался.
   - Лёшенька, мы как два пятачка. Я тоже хочу быть единоличной твоей хозяйкой. Но мне пора.- Попыталась отлепиться от него она.
   - Я вам тут на ходу пожевать прихватил, разберётесь.- Передал он ей пакет.
   Маринка жевала банан, слушала смех подруг и думала: "Да на нас камуфляж. Мы умеем стрелять, бороться, рыть окопы и бросать гранаты. Но мы никогда не будем самоуверенными победительницами, а только побеждёнными. Мы женщины загадки. И этим интересны сильным мужчинам. Они уловили в нас главное. А именно: можем дать им внимание и сочувствие - это много. Мы абсолютный антипод вот этим разодетым надменным барышням, куклам и тем сильны. Ведь мы больше женщины чем они".
   36
   И опять плац. По мозгам бьёт команда:- Шагом марш. Раз, два. Раз два. Раз, два, левой. Прямо. Разговорчики в строю. Правое плечо вперёд. Ногу, тяните ногу. Раз, два, левой. Чётче шаг... Да-а! Жизнь рулетка. Взялся за гуж не говори, что не дюж. Вот мы закусив губы и шагаем. - Тяните ногу,- долетает опять до моих ушей. Да куда уж ещё-то тянуть. Она и так сейчас у нас отвалится и побежит отдельно от туловища. Третий курс, пора бы уж оставить нас в покое со строевым измором.
   Одно отрадно, мы, попривыкнув к военной жизни, как-то враз прозрели ко всему крутящемуся вокруг. Ведь вокруг нас бег жизни никто не останавливал. Гоняли кровь красные рябины. Плела свои шёлковые сети осень. Отшуршала, сбросив свой наряд, укрыв им, как ковром дорожки и выставив словно на показ голые тела деревьев. Берёза прекрасна и в листве и нагая. Рябина тоже не хуже. Дуб величественен и силён своим мужским размахом. Но осень, есть осень и она не щадит ничего. Повяли яркие клумбы и пожухла трава. Захлестал по окнам дождь. Мы обрядились в бушлаты и стали похожи на маленькие стожки. Осень, конечно, не фонтан, но следом идёт зима, эта барышня ещё похуже. Так что печалиться нечего, пусть всё идёт, как идёт.
   Возвращаемся вечером в автобусе, Маринка толкает меня под локоть. Я почти задремала. Дёргаюсь - приехали? но ничего подобного. Оборачиваюсь к ней:
   - Что?
   - На Ленку обрати внимание.- Шепчет она.
   - Обратила и что?- ничего не поняла я.
   - И ничего не видишь?
   - Да вроде ничего. А что должна что-то видеть?
   - Ты внимательнее посмотри. Грустная она и приплюсуй к этому то, что Славка у нас редко появляется.
   - Неужели, а я не заметила... А ведь и правда.- Тут же схватываюсь я припомнив подробности.- Надо её сегодня разговорить. Что ж между ними произошло такого разъединяющего?
   - Да мало ли... Надо у девчонок на курсе поспрашивать. Наши все слепые и глухие.
   - Ты абсолютно права.
   Но поговорить вечером как-то не получилось. Всегда так, когда надо руки не доходят или комплекс "неудобно" шпильки вставляет. Так получилось, ночью проснулись от того, что Ленка ревела. Правда, не сами, а подняла всех Наташа.
   - Девчонки вставайте, Ленке плохо,- трясла она нас, как груши.
   Мы повскакали, проморгались и бросились к Елене. Это было так неестественно. Ленка сильная, невозмутимая и вдруг ревёт.
   - Елена Прекрасная, что за потоп?
   - Что случилось, дома что?
   - С твоим парнем проблемы?
   Жгли мы её вопросами.
   Ленка затрясла головой и проныла, что её не надо жалеть. Она, так сказать, не нуждается в этом. Просто у неё неприятности и чуть-чуть плохое настроение.
   - А то мы не заметили. Давай не трави нас глупостями, выкладывай. К тому же неприятности, как нарыв надо уметь ликвидировать, чтоб душу не тянули.
   - Подумаешь, новости. Воспользуйся советом кота Матроскина и продай что-нибудь ненужное или, избавившись от вещи, подари. Глядишь настроение и поднимется.- Влезла с советом Вика.
   Ленка завыла и объявила, что ей такая ерунда не поможет, и она не очень любит жаловаться, к тому же, у неё больше нет парня.
   Как будто мы любим. Но последняя её фраза всех насторожила.
   - А куда он делся,- удивлённо высказала общее недоумение Натка,- я его сегодня только видела, живой твой слоник.
   - Слоник, но не мой...
   - Вот это номер, - всплеснула ручками Вика,- а ну рассказывай.
   - А нечего рассказывать, бросил да и всё. Ушёл. Расстались. Разбежались. Перестали встречаться.
   - Надо же какой разбег,- всунула нос опять Вика.
   - С чего бы это вдруг?- присела перед ней на корточки Марина.
   - Говорят, другую нашёл. Вы что не знали?
   - Как другую?- опешила Марина,- зачем? Он же на тебя как на картинку смотрел?
   - Значит, проморгался.- Всхлипнула Ленка.- Как раз недели три уж назад.
   Лена не имела ничего против, чтоб быть стройнее и меньше ростом, но природа, как часто с ней бывает, слегка промахнулась. Девушка до бегства друга не воспринимала так болезненно свои габариты по этому поводу. А сейчас это вылилось в трагедию. Бросил, потому что нашёл интереснее, стройнее и красивее...
   - Я думала, что ты его на хороший аркан посадила, не сорвётся,- сочувственно помотала головой Вика.- Как же ты прошляпила?
   - Ерунда какая-то.- Продолжала удивляться Маринка.- Ты ничего не перепутала?
   - Не приходит же и бегает от меня, как от прокажённой.- Высморкалась Ленка.
   - Так, кончай реветь, давай аккуратно разберёмся.- Включилась в процесс и я.- Мучиться от любви и завоёвывать нас - это мужская прерогатива. Наша - строить планы и набрасывать аркан. Без информации мы не бойцы. Значит, девчонки собираем информацию. К кому он рванул и зачем? Аккуратнее только. А ты, Елена Прекрасная, не реви. Не смертельный случай.
   - Да, не смертельный... Скажете тоже,- завыла опять Лена.- Располосовал надвое.
   - На бабах и жизни каждый разрыв как на собаках заживает. Не заживёт - склеим. Всегда есть шанс. Не хнычь, заштопаем. "Спорный вопрос, конечно. Но сейчас не до щепетильности". Лучше займись делом и превратись в королеву. А сейчас спать.
   Натка хрюкнула в кулачок. Я ей погрозила. Не то настроение у Елены, чтоб хихикать.
   Не зацикливаясь, что перед нами стоит неразрешимая проблема. И не тратя драгоценные секунды на сомнения и всякую психологическую ерунду. Мы, как доберманы, рыскали весь день выуживая информацию. Это было не так уж и трудно. Оказывается, наш курсантский народ кроме учёбы, несмотря на табу, ещё и бурно тусуется. Это мы в пятой подобрались в доску правильные и не шатлые. Вечером обменялись добытыми сплетнями и пришли к неутешительному итогу. Выясняется курсом меньше и, следовательно этажом нас ниже, появилась, переведясь откуда-то одна легкомысленная особа. Вот парни и повалили к доступному телу. Ситуация прояснилась. К счастью не такая трагическая, как обрисовала её Елена, но вполне мерзкая.
   - Это такая рыженькая?- уточняла Натка.
   - Ну, с вечно засаленными волосами. Сущая помойка.- Разрисовала картинку Вика.- На что позарились то лопухи.
   - Какая им разница, они разве понимают что в этом. Лишь бы отказа не было. К тому же не удивлюсь, если каждый идиот думает, что единственный у неё. Что же делать?- Расставляя тарелки, вопрошала Марина.- Так ведь та особа аркан набросит на этого недоделанного слонёнка и засосёт.
   - Я заметила барышня не интеллигентная, такая может,- прокомментировала Натаха.
   - Ты прямо блаженная,- осадила её Вика.- Интеллигентность - это уважение к человеку, а там к своему телу ноль. Надо бы ей как-то рога пообломать.
   В ней бурлила невероятной силы возмущение, усиленное сочувствием к подруге. Да и нас раздирал не меньший азарт. К тому же, мы свободно болтали от того, что Лена сегодня дежурная и колдовала с ужином на кухне. С тех самых пор, когда с нашей сковороды вечно голодные парни ловко увели котлеты, и она жарилась сама по себе, мы при ней на кухне торчали неотлучно. Сейчас нам отсутствие подруги было на руку. Общались пока без неё в ожидании заветной сковородки. Хотя громкость надо бы прикрутить, а то эмоции выплёскиваем так, что в соседних комнатах, поди прислушиваются. Сделав соответственное лицо, я потрепала ножом, который держала в руке у языка, а потом около ушей. Вероятно, выражение моего лица их не удовлетворило и ясности к жестам не прибавило. Они, замерев в непонятках уставились на меня. Пожав плечами, устало отмахнулась, но объяснилась.
   - Убавьте громкость!
   Я чистила свежий сочный перчик, и вдруг защипало пальцы. Чёрт, попал переопылённый. Будет ночь драть. И тут меня осенило. Теперь я уверена, что ничего просто так не происходит. Всё рассчитано где-то за нас и предначертано.
   - Ура! Ура! Ура!- завопила я.
   - Ты что с ума сошла. На наши рты замок повесила, а сама орёшь, как резаная.
   - Я знаю, что с этой дерьмовой куклой делать.
   - В смысле?- опешили девчонки.
   - Надо обработать её презервативы вот этим перцем. Уверяю вас, клиентов на даму поубавится. А возможно и вообще отряд желающих рассосётся.
   - Отпад. Но как мы их достанем?
   - Без напряга. Посмотрим, чем она пользуется и завтра же. Я пощупаю её карманчики. Маринка сумочку, а вы подстрахуете. Купим свои. Обработаем и заменим. Постараемся не заметит. Делов-то на копейку, а удовольствия на три этажа потехи. Ей Бог, дело того стоит, надо рискнуть.
   - Неужели нам удастся так прикольнуться?!- взвизгнула Вика.- Чур, я участвую. Я участвую.
   - Да хотела б я на это посмотреть,- прыснула Маринка.
   - Посмотришь, беготня будет по всем этажам. Я палец лизнула, язык дерёт до невозможности, а там...
   - Главное не переусердствовать, а то она у нас взлетит.
   - Туда ей и дорога,- взбрыкнула Вика.- Мочалка. Отольются ей Ленкины слёзки.
   Зашла Лена, все загремели тарелками и задвигали стульями. Проголодались. Хотелось есть. При ней о слонике молчали. Так болтали о всякой чепухе. Но за чаем разговорились. Начала я. Мне, кажется, я поняла с чего у Славика произошёл такой поворот в мозгах. И тут же пустилась в разговоры. Сначала хотела походить вокруг да около. Но потом решила не крутить и...
   - Лен, только честно,- отхлебнув чай, начала я,- у вас вот эти шатания с каких грибов начались?
   Ленка помялась, а потом выдала:
   - Он лез, сами знаете с чем, я отказала. Просила подождать до конца третьего курса. Когда поженимся, тогда уж... Вот он и завёлся. Но это говорит лишь о том, что не любил никогда он меня. Насильно мил не будешь.- Тяжело вздохнула она.
   Мы с девчонками переглянулись. Тут и гадать нечего, картинка как в плазменном телевизоре.
   - Ошибаешься, говорит это лишь о том, что у твоего парня, достаточно взрослого, пухнут яйца. И весь этот напиток бьёт по мозгам. Мужчины всегда и везде хотят секса, а женщины - любви, ласки и внимания. Это тебе скажет теперь даже первоклассница. Помнишь песенку: "Ты отказала мне три раза тра ля-ля...". Для дур на пальцах объясняют, что у мужиков все мозги как у камбалы повёрнуты на одну сторону. Он сказал "я хочу тебя", это значит не что другое, как "я люблю тебя". А ты сказала что? нет! Вывод напрашивается сам собой.- Не сдержалась я с комментариями.- Чего бы вам не пожениться и не жить нормально сейчас.
   - Придумала. Три года же общежития. Кто разрешит. Родители ввалят, а потом просто прибьют. Опять же кто знал, что они повёрнуты на этом. А я без штампа не рискну.- Отмахнулась Лена.
   - При желании всё можно решить.- Поддакнула мне Марина, уже понимая к чему я клоню.
   - Как?- криво усмехнулась Лена.
   - Распишетесь себе тихонечко, мы никому не скажем. Ведь не скажем?- посмотрела я на девчонок. - Другого выхода не вижу, куда ж деваться, если в пятой собрались одни старорежимные барышни. А для мужиков секс - не только удовольствие, но и способ снять психологическое напряжение.
   Те, вытаращив глаза, дружно закивали. "Нет. Не скажем. Проглотим язык, но не сболтнём". Все понимали, что для высокой Лены, её слонёнок - шанс. Найди потом ещё такого мощного мужика. И все готовы были помогать.
   - Родителям тоже объявлять не будете. Расскажете после сессии. Тогда же и свадьбу сыграете. Нас всех пригласите. Только сначала отгуляем на Наткиной, да кукла?
   Натка зарумянилась и кивнула.
   - Ну вот. Здорово. С одной свадьбы несёмся на другую. В разгуляе все каникулы. Ну, как тебе мой план?
   - Девчонки, я не знаю. Можно ли так... А вдруг узнают...- Затеребила в пальцах кухонное полотенце Лена.
   - А вдруг, да кабы... Ты не хочешь потерять своего слоника?
   Ленка энергично замотала головой и закусила нижнюю губу.
   - Тогда действуй. В гробу мы видели их порядки. В кафе посидим, обмоем. Скинемся вам на номер. Считай, что от пятой подарок вам по такому сладкому делу.
   - Да вот ещё что, - сдула со лба чёлку Марина,- заткнись и не вздумай высказывать ему своё неудовольствие по поводу его свинского поведения. Правда жизни, милочка, такова: мужчины не любят, когда им указывают на то, что они неправы.
   - А у тебя откуда такие убойные познания?- заинтересовалась Вика.
   - Из наблюдений,- оттарабанилась Маринка.
   - Всё это туманно. А проще и ближе к жизни - они сволочи,- хмыкнула Вика.- Получается хочешь иметь Это рядом с собой закручивай везде себе гайки. А потом пожила, надоело, мамочки моя, чего это такое я сцапала и ради чего жилы рвала...
   - Да ладно тебе Вика, не пугай её,- погрозила ей Натка.- Из кого там выбирать ей, таких слоников раз, два да обчёлся.
   - Натка в точку попала. Не дуры, знаем же таких мужчин мало, почти нет. А здесь свой дрессированный. Хватать надо по - горяченькому голубчика, Ира права, опоить сладким ядом, обвить ногами и руками, как плющом и баталии не разводить.- Согласилась и Марина.- Со временем, бракованные бока отшлифуются. Чего он в том сексе понимает. Почитаем, обмозгуем, подашь себя в лучшем виде. Велика беда вильнул. Они все с приветом. У одного одно, у другого ещё хуже...
   - Точно Лен, мама всегда говорила, что приручить мужика можно пониманием и жалостью. Жалеть почаще и удивляться его россказням открывая рот и округляя глаза.
   Девчонки говорили, как о чём-то решённом.
   - Но он не приходит...- Засомневалась, всхлипнув Лена.- Даже не звонит. Похоже не скучает.
   - Наверное, точно не скучает. Хотя я сомневаюсь, что у них существует извилина отвечающая за это.- Срывается Вика.- Всё шевеление в их организме начитается от распухших яиц.
   - Придёт.- Твёрдо говорю я.
   - Ой не знаю...
   - Вика вон попросит его пакет с продуктами к нам занести. Не откажет, за наши прежние хлеб, соль. Так ты не зевай и лови момент.- Убедительно ещё раз заверяю её я.
   - Неужели получится?- не могла поверить она.- Девчонки, я уже не смела надеяться.
   - А что у пятой не получалось. Выгорит и это.
   Я долго не могла заснуть. Смотрела в потолок и думала правильно или нет то, что мы такие закомплексованные на законном браке. Может надо проще, как многие сейчас. Один раз живём, чего же себя обеднять. Но тогда можно оправдать всё этим. Тот же пир во время чумы. Ведь чума - это только повод стать свиньёй. Один раз живём и непременно умрём, так делай что хочешь... Нет так жить нельзя. Это дорога в никуда...
   На утро, засекя интересующую нас мамзель, мы перемигнувшись разыграли сценку как по нотам. Вика якобы случайно вышибла сумочку у неё из рук, а я, проявляя услужливость "нечаянно" высыпала её содержание на асфальт. Ой, извини! Прости! То, что мы искали, валялось вместе с прочей ерундой. Запомнили. На память пока не жалуемся. Карманы девицы Маринка посмотрела у неё в столовой, они попали в один наряд по кухне. Там тоже было и той же марки. Значит, это и покупаем. Фирма распространённая. Долго искать не пришлось. Ах, мартовская кошка, хвост трубой вечно в боевой готовности, ты у нас попляшешь! Теоретически проще не бывает. В действительности - щепетильная работа. И пока то да сё с заменой презервативов, попробуй их нежненько расклеить, достать, обработать и опять всё сделать как и было. Это же ювелирная работа. Так быстро, как бы хотелось нам, не получалось. Вот сообща и приняли решение последить за комнатой этой особы и не дать Славке получить кайф. Говоря другими словами - не ждать подарка от судьбы, а взять его самим. Идея хорошая, но опять же как её осуществить... Сели поломали голову и придумали. Жизнь всегда подводит нас к двум пунктам: либо думай и действуй, либо капитулирую перед ней. Мы выбрали первое. Дежурили по очереди, заведя знакомство в комнате напротив. И как только его тень ныряла к ней, наши кулаки начинали охаживать дверь. Мол, открывай подруга, срочно надо. Славка убегая от скандала прыгал в окно и, топая мимо дежурного, отряхиваясь от грязи объявлял нам:
   - К другу ходил.
   Мы, уловив грохот падающего тела, бежали вниз и ждали с непроницаемыми лицами его возвращения. Поэтому, заслышав оправдания слонёнка, кривились: "Кто чай тебя о чём-то спрашивал. Топай уж Дон Жуан недоделанный".
   Подменяли мы инструмент мести с Викой. А точнее, она меняла, я шухарила, отвлекая дежурную по этажу. Отвлекающий манёвр сочинила на ходу. Я "разлила" кефир, и мы бегали с ней вдвоём устраняли неприятность. Есть с кого опыта набраться, книжки в детстве про партизан читали. Сделали это утром. Пока все бегали наматывая круги, мы исчезнув сделали подмену. Хлопнув довольные по рукам, присоединились к народу. Обошлось, никто, ничего не заметил. Результат не заставил себя долго ждать. Дама носилась, как будто ей вставили фитиль. Мы, совсем чуть-чуть понаблюдав за этим цирком в общей толпе, обнявшись, убрались к себе в пятую и сели пить чай. Вика сгоняла в буфет за коробкой конфет. Мы пировали. Как никак заслужили. На огонёк зашёл взводный интересуясь нашим мнением о происшествии. Барышню увезли на "скорой". Наш коллектив покачал головами - не в курсе. "Нам не до шлюх". Опа, на! Тарасов насторожился. Мол, откуда такая информация. "Так народ нынче грамотный".- Отговорились мы и прикусили языки. Барышню увезли, а курсанты дружно рванули к венерологу. У них глаза от такого глюка на лоб полезли. Зато там и перезнакомились клиенты на руку и сердце красавицы... А мужики всё так же глупы, их века не меняют. Мы вдосталь нахохотались. Ржали, аж до слёз. Скучно. Всё это старо как мир... Не откладывая в долгий ящик, выловив Славку, как и планировали, отправили с пакетом к Лене, а сами пошли в кино. Вернулись, естественно, поздно. За что получили промыв мозгов от взводного. Начальник курса защищал кандидатскую и ему было, слава Богу, не до нас. Наши молодята пили чай и шептались. Значит, помирились и договорились. Всё-таки, как полезно изучать военные науки: тактику, стратегию и психологию. Хоть на что-то вся эта мура сгодилась. Грамотно разработали план, чётко воплотили в жизнь и ни кому не проболтались. Да мы прирождённые военспецы. Ленка со Славкой подали заявление и по истечении испытательного срока расписались. Мы выхлебали в кафе бутылочку шампанского, пожелали им счастья, детишек пионерский отряд и отправили в выкупленный номер. К летней сессии мы пожалели о том, что высунули языки насчёт детей. Елена залетела. Наша пятая была в шоке. Вот это номер. Ни два тебе ни полтора... Но потом, мы как всегда, попили чайку и успокоились. Три года закончились. Им никто не указ. Сыграют, как положено свадьбу. Подадут заявку на семейную комнату в общежитии. Ребёнка вырастят бабки, а они будут кататься к нему каждую субботу и воскресенье. Никто ни чего не теряет. Так что пусть себе рожает. Ленкин слоник посомневался, а потом схрямкав пол торта, махнул рукой. Он согласен стать отцом. Мужика можно взять на сытый желудок. Возбуждённые мы подвинули ему ещё кусочек и огромную чашку чая. Ешь обормот.
   37
   Сашка сделал всё-таки шаг к сердцу Вики. Только шаг этот опять получился корявый. Приехал якобы к сестре, то бишь ко мне в общежитие. Пришёл в комнату. А там только Вика. Он с ходу, сообразив, что девушка одна, притиснул её к шкафу и попытался смачно целовать и с жаром пошарить руками. За что тут же получил оплеуху по другой щеке и, послав всё к чёрту, удалился к Тарасову жаловаться. Вика, с самого начала довольная собой, поостыв, потопала следом. Принялась прогуливаться мимо комнаты взводного, подбираясь всё ближе и ближе к двери. Тарасов, таща шкворчащую сковороду с яичницей и колбасой с кухни, понимающе улыбнулся её хитрости. Зайдя в комнату тут же предупредил Сашку о заинтересованном объекте с оттопыренным ухом в коридоре. Тот живенько перестроился с музыки, которую слушал на яичницу и заунывные стенания. Приятное в темпе совмещалось с полезным. "Ах, я несчастный. Ах, меня она не любит. Я умираю по ней, а она жестокая и холодная". И всё в таком духе. Причём громко, чтоб Вика услышала. И та клюнула. Не зря же говорят. Бабы дуры на жалость. Попадаются, как рыба на крючок. Поют же про них "Сердце не камень..." Какой к лешему камень халва. Растаяла и рванула жалеть без стука, бегом и напролом. То, что она увидела, вызвало в ней крайне противоположное чувство тому с каким она сюда влетела. Сашка лопал яичницу, запивал кофе и театрально тянул. "Ах, как я её любил". Что же это получается, он решил издеваться над ней? Да ещё обжираясь яичницей, со смешком, с ухмылочкой?- остолбенела Вика, приходя в себя.- А ведь была готова всё простить и понять. Он заткнулся позже, нежели она успела выскочить. Тарасов угорал. Сашка понял лишь одно - примирение либо накрылось совсем, либо отодвинулось на неопределённое время. Например до свадьбы Кости и Натки. Он спустился вниз, на улицу. Прогревая двигатель посмотрел на знакомое окно и вздохнув, отправился домой. Спрашивается, зачем приезжал, сделал всё ещё хуже. Вместо мировой, огорчил Вику. Тяжёлый осадок лежал у него на груди. И что за идиот. Почему именно у него всё не в такт и как попало.
   Сессию торопили и кое-как с горем пополам дождались. Слава богу, сдали все и неплохо. Хотя в такой кутерьме могли и пролететь или споткнуться на чём-то. Две свадьбы, это вам не шутки.
   Для курса и института была шоком свадьба Тарасова и Наташи. Родители Натки сделали им царский подарок. Они переехали во вновь отстроенный загородный дом и отдали им свою квартиру. Чему ребята несказанно обрадовались. На курсе никто и догадки не имел про их отношения. Естественно наш дружный коллектив молчал. Практически в пятой, это была первая официальная свадьба. Наши с Маринкой были тайной не только для всех, но и для девчонок. Про Лену и Славу знала пятая, но все остальные ни-ни. Ни комната, а тайная канцелярия. А тут всё, как у людей, открыто, гуляем. С фатой, цветами и белым платьем. Сначала мы ездили всем скопом выбирали платье и покупали всякую прелестную ерунду. Тарасов возил нас на своей машине и вымотанных этим непосильным трудом кормил в кафешке. Его мы, естественно к просмотру не допускали. Жениху не положено. Он только платил. В том ему зелёная дорога. Потратился не хило. Надо сказать, что это весьма приятные хлопоты. Заодно уж купила всё себе и Лена. За Наткой, в первую же субботу, мы все катим к ним со слоником и гуляем весело и с провинциальным размахом там. Взводный сообразив, что для одной маленькой Наташи столько сумищ многовато, проявил заинтересованность. Тянуть всё равно не было смысла - открылись. Тем более, он только что поел, сильно орать на сытый желудок не станет. Тарасов проглотил язык. А когда выплюнул его, закашлялся.
   - Девчонки вы что обалдели?
   Мы скромно потупились, пусть сгонит пар. Про беременность Лены мы благоразумно промолчали и про то, что они давно женаты тоже. Чего старое бередить. Но вот про её рост и возможность потери шанса ввернули ему всё. Тарасов не дурак слопав подсунутое Наткой пирожное и запив кофе, согласился с правотой наших слов.
   - Ладно. Гуляем. Больше никаких сюрпризов?
   Наши головы дружно мотнулись в положение - нет. Я себе подумала: кому интересно в пятой сюрпризить-то одна Вика осталась. А Ленкин второй сюрприз естественный плод первого. Так что всё честно. Мы, как подружки невесты, пошили одинаковые наряды. Тем более, впереди ещё одна свадьба, чего уж мелочиться, поедем провинцию удивлять. Суеты, праздничной толчеи было с ушами. Но это так приятно. Наткин букет, естественно поймала Лена, мы все старались, чтоб так и было. А потом дружно похлопали в ладоши. К вечеру Лена с Викой округлили глаза по поводу курсового. Они не могли не заметить его планомерного вертения возле Марины. Присутствие его на свадьбе оправдано. Начальник курса. Тарасов у него в подчинении. Наталья его курсантка: всё понятно. Но почему рядом с Мариной? Они даже намекнули мне, что это может быть неспроста. Я сделала вид, что ничего не поняла. Мои отношения с Глебом сошли за ухаживания и жениховство. Наталье, понятно, было не до чужих причуд. Саша пытался подластиться к Вике, но та гордо вскинув обиженную головку, пыталась после танца от него отделаться. Сашка злился, но держал марку непонятого. На них комично было смотреть. Интересно, сколько ещё они провыясняют, кто из них обидел больнее другого и на сколько. Может даже это протянется до окончания института. Бог с ними! У них любовь такая. Правда мы пытались намекнуть каждому из них по отдельности, что если в партнёре что-то не нравится или раздражает, то лучше оборвать не начиная. Дальше будет ужасно. Но где там, оба обиделись и отмахнулись. У каждого разные дороги к счастью. Возможно, они правы послав психологов подальше и идя своим путём. Поживём, увидим. А сейчас мы веселимся на свадьбе, счастливы, нам хорошо. В субботу едем ловить букет к Лене. Там придётся ночевать. Обещают устроить всех. Но нас с Мариной волнует не это. Естественно разместят, в курятнике спать не будем. Волнует другое. Ясно, что откроется наш секрет. Подруги обидятся. Попытались уговорить мужей поспать холостяками, но Глеб сразу полез на вилы. "Сколько можно притворяться. Девчонки кайфуют, а мы прячемся". Что правда, то правда. Против неё не попрёшь. Ладно, как уж будет. Свадьба гремела три дня. Ловили кур и повязывали невесте голову платком. Потом возили тёщу на тележке и загоняли молодых в озеро. Смыть былые грехи и наставить на счастливую, плодовитую жизнь. Потеха. Мы с девчонками улыбались. Жених после той нашпигованной перцем барышни больше в грехи и так не сунется. За глаза романтики хватило. Набегались они по диспансеру с анализами. Натка хотела пожалеть его и сказать, чтоб не мучился зазря, но мы настояли помалкивать. Так на дольше хватит ума. А насчёт плодовитости, так родня опять же за зря старается, всё уже при ней. И глазом не успеют моргнуть, как ребёнок зааукает. А вообще, всё прошло отлично с ряжеными, тучей гостей и фейерверками. Провинция не город, народ гуляет с размахом, обрядами и потехой. Я ещё у Натки шепнула Лене, чтоб пригласила Сашу для Вики. Все остальные предусматривались само собой. Так что были все в сборе. Нас с Мариной вычислили при распределении мест ночёвки. Обалдели и, как водится, надулись. Потом отошли и долго охали, ахали и хохотали. Всем выделили по комнате и Вику с Сашей поселили тоже в одну. Но каждого на своё место. Сашке достался диван, а Вике кровать. С расчётом на будущее. Поняв это и желая его приблизить, Сашка и поплёлся в её угол. Но его ждало разочарование.
   - Я понимаю, твои друзья стараются, но подойдёшь, получишь. Так и знай.- Горячо заявила она. Почему-то именно это пришло ей в голову.
   Она старалась говорить как можно равнодушнее, но у неё это плохо получалось. Завуалированная горячность била фонтаном нарываясь на ссору. От страха и напряжения, конечно. Но Саша не понял. И сделал всё наоборот.
   - Больно надо,- тут же огрызнулся он, только что собирающийся именно то самое и сделать.- На что там зариться-то и покушаться... Цену себе набиваешь. Так себе, на безрыбье и рак рыба.
   Не став напрягаться и меньше всего рассчитывая, что она смотрит ему в спину он направился на свою постель, шарканьем тапочек вымещая свою злость.
   Это он явно перестарался. Повисла беспросветная пауза. Вот почему язык интересно раньше головы лезет. Прикусывается когда не надо, а тут болтал. Причём развязно.- Посматривая в тот угол, где застыла Вика, думал он.- И чего я вечно завожусь. А чего она ерепенится. Нет же у неё никого и я разве плохая пара. Непременно надо поизмываться.
   Вика же понимала, что это блеф. Но на душе всё равно черти пахали. В комнате было светло. Фонарь во дворе светил прямо в окно. Где-то внизу взвизгивала дверь. Она непрерывно открывалась и закрывалась - ходили туда-сюда. Скрипели лестницы. Дом двухэтажный. Какого чёрта лазить... Так надеялась на эти свадьбы девчонок. У Натальи завелась с полуоборота из-за ерунды. Что за характер бурундучий. И сейчас опять... Вот и остались они одни. Пользуйся. Нет, высунула язык. Господи, почему она такая кретинка. Девчонки тихо, мирно устроили свою судьбу, а её как Карлсона на крыши заносит. Пусть он подойдёт, наклонится... Она готова броситься ему на шею или ошибка и не готова ещё?
   Но обиженный на весь свет Сашка не двинулся с места. Если б знать, где пятак найдёшь...
   38
   По возвращению домой всех ждали свои дела. Тарасов с Натальей отбывали в свадебное путешествие. Мы с Глебом шли сдаваться сначала моим, потом его родителям. Маринка с Богушем решили последовать нашему примеру и тоже родных обрадовать, но на курсе информацию попридержать. В общем, то была не пустяшная компания. Так что всех нас ждало непростое время. Вика была в расстроенных чувствах. Ещё бы! Мы с ней сидели у нас, за чаем, и она плакалась на судьбу.
   - Наверное, я ненормальная, но и он Ир, бревно.
   - Два сапога пара.
   - И оба с дыркой,- вздохнула подруга,- негодные для носки.
   - Плюнь и забудь, если уж вы до такой степени не подходите друг другу. Нельзя же всё время лезть на рога.
   - Не могу, я люблю его,- упиралась она.
   - Я не понимаю такую любовь, вы покусаете друг друга.
   - Не откусили же пока ничего...
   - Это чистая случайность. Уступи. Надави себе на горло и в мелочах уступи. С чего ты лезешь на стенку при каждом чихе? Мой тебе совет, если хочешь иметь этого мужика рядом, то завяжи терпение на бантик.
   - Характер такой...
   - Не морочь мне голову. Я сегодня и без тебя как на гвозде сижу.
   - С чего это вдруг?
   - Глеб придёт с Сашей на ужин. Будем открываться родителям. Представляешь, что это будет?!
   - Вот это номер. Ир, разреши остаться. На это интересно посмотреть. И по Сашке соскучилась.
   - Договорились, поможешь с ужином. Ведь мамуля не в курсе и придётся расстараться самой. Только уговор, друг на друга со своим любимым не бросаться. Обстановку не накалять.
   - Без вопросов. Я прикушу себе язык.
   - Тогда чисть картошку, а я займусь мясом.
   Какое-то время мы работали молча, колотя в головах свои мысли, но Вика не выдержала и полезла опять с разговором:
   - Если честно, то ты меня огорошила. Ничего подобного я не ожидала от тебя.
   Я обваляла в спецах отбитое мясо и сдув со лба чёлку хмыкнула:
   - Ты про Глеба? Я сама от себя не ожидала... Наверное, чувство подсказало дорожку. Любовь-это открытие.
   Вика хряснула на все силёнки по помидору. Раз!
   - Что ж моё-то молчит. Хоть бы шпаргалку какую кинуло.
   Я, помыв саднившие от острого рассола руки, пожала плечами.
   - Может это не твоё...
   Она, запихав начинку в помидор, поморгала на меня глазами и с жаром принялась возражать:
   - Да моё, моё. Только какое-то путанное.
   Я не выдержала её "туда сюда" и вставила шпильку.
   - Может, ты до женщины не доросла?
   Укол достиг цели. Она всё бросила и уставилась на меня.
   - В смысле?
   Я не спешила с ответом, выскоблила сердцевину вдоль порезанных огурцов, заполнила лодочки творожным фаршем. Вот уж тогда...
   - Женщина должна быть хитрой, отсюда и мудрой, а у тебя детсад какой-то... Хитрости не просматривается. Наскоком. В лоб. Так можно осилить только дурака.
   Вика тяжело вздохнула, так тяжело, что у меня чуть не навернулись слёзы.
   - Хитрости у меня навалом. Но я хочу, чтоб он сам сообразил, а не в угол его загонять. Понимаешь?
   Я её понимала, мы все романтики, но мужик мужику не памятник, они разные и ещё как. Женщина на то и женщина, чтоб раскрывать глаза. Это для мужского пола все кошки серы, а девчонки клёвы и на одно лицо. Это потом в жёнах они начинают копаться. "Откуда попалась такая, вроде, как брал не то?!" Мой братец особый фрукт.
   - Очень даже хорошо я тебя понимаю. Только ждать боюсь придётся до седых волос. Вот если что по финансам и бизнесу сообразить - это он всегда пожалуйста, а так... извини, подвинься. Вот что я тебе подруга скажу. Если допустить, что есть один шанс из тысячи стать счастливой, всё равно надо попробовать им воспользоваться. Помочь ему надо. Ты представь себе, как крутились события, спусти Ленка на тормозах свою судьбу. Ох, ах, куда кривая выведет... Мы обе знаем куда бы это было... Так что настоятельно советую не ждать от судьбы подарков, а брать быка за рога.
   - Не знаю, я в растерянности. Хотелось, чтоб он.
   Я достала ложку и вложила в её руку: "Мешай!"
   - Пока ты хочешь другая, менее щепетильная, сориентируется.
   Вика принялась со зверским видом мешать салат. Я отвернулась, лучше не смотреть, а то как вырву эту ложку, да как въеду ей в лоб...
   - Ир, мне всё-таки кажется, что Лена со Славкой - это одно, а Саша... С Сашей нельзя так.
   Я развернулась к ней вновь, забрала ложку и, воткнув её в измученный салат, подсунула ей палку колбасы: "Режь".
   - Знаешь, кто-то из великих сказал, а вспомнила Кафка, что понимают друг друга только люди, одержимые одним недугом. А недуг на двоих, как обычно общий - это любовь. До вас же до обоих доходит, что вы чудите и при всём при этом нужны друг другу.
   Она, не отрываясь от чистки и пиления колбасы, проныла:
   - В принципе так, но что это мне даёт?
   Я стащила кружок колбасы, кинула его в рот, прожевала и торжественно изрекла:
   - Право на поиск дорожки к его сердцу...
   Хлопнула входная дверь, мы обе вздрогнули.
   - Ир, кто-то пришёл?
   - Скорее всего, родители... Мам?!
   - Ау!- раздалось из коридора.- Кого потеряла?
   Спустя несколько минут на кухне появилась сначала мама, а потом с извинениями и сумками отец. Последовал обмен приветствиями.
   - Добрый вечер Вика!
   - Добрый вечер!
   - Немножко припозднились. Заскочили в супермаркет.- Квохтал он, выкладывая продукты из объёмных пакетов на стол.
   - Ты с чего банкет развернула?- удивилась мама, оглядев приготовления и изумляясь её разбегу.- Праздник что ли какой?
   - Нормально, посидим. Гости будут. Вика вон. Саша позвонил... Глеба привезёт. Так что сколько едоков такие и старания. Включайся.
   - Пойду, освежусь и переоденусь. О, Викуся, кстати, ты мне расскажешь, как свадьбы прошли. Из этой бессердечной девчонки не выдоишь ничего. У вас теперь две замужних дамы. С Леной всё понятно давно дружили... А Натка тихоня удивила. Кто б подумал...
   - Мам, ты куда-то торопилась... Если я ничего не перепутала, то по плану ты должна нежиться в душе.- Переглянувшись с Викой, прогнусавила я.
   Мне что-то совсем не понравились её рассуждения про замужних дам. Нечего раньше времени касаться этой темы. Ещё в азарте и на нервах сболтнём чего лишнего. Пусть уж Глеб сам выруливает ситуацию.
   Когда они покинули территорию кухни, Вика, жуя, как заяц капусту, прощебетала:
   - Ир, это... того... А с ней всё нормально будет после вашего с Глебом обнародования.
   - Тьфу, тьфу, сплюнь и не пугай. Я б вообще не затевала всего этого застолья, но Глеб ни в какую. Общежитие прикрывало нас, а сейчас я должна жить дома. Его такой вариант не устраивает. Пап, а пап? - кричала я так, чтоб долетело до спальни родителей.- Приготовь стол в комнате.
   Главное опередить телевизор и не дать ему приклеиться к экрану.
   - Сейчас, доча, бегу.- Откликнулся отец и так, чтоб донеслось до нас. Значит услышал. Протирать посуду и расставлять тарелки, любимое занятие отца.
   Не успели подготовить стол, как послышалась в прихожей возня и нарисовались Саша с Глебом. Глеб был при полном параде, дорогой костюм, рубашка с галстуком: всё как полагается с огромным букетом роз. Который он, потискав в руках, всучил ошарашенной тёще. Правда пока ещё не подозревающей, что она такой является. Я, не мигая смотрела на Глеба: о чём он думает сейчас и как будет выкручиваться дальше? А Сашка, посмеиваясь, выставлял на свет божий из пакета шампанское и коньяк.
   - Это по какому поводу такой шик,- пришла в себя маменька.
   - Не волнуйся, они тебе сейчас всё скажут,- хмыкнул Сашка, чем ещё больше насторожил маменьку.
   - А что они должны сказать?- враз выставила рога она.
   - Так, дай сюда этот веник и сядь за стол.- Посмеиваясь, приказал Саша. Он краем глаза заметил присутствие здесь Вики, но решил не показывать вида, что рад такому стечению обстоятельств и этой встрече.- Садись Глеб, будь как дома. Я цветы в вазу определю сам.
   - Что ты всё хихикаешь,- одёрнул его отец.- Скажите, наконец, в чём дело то.
   Сашка, вернувшись с вазой и водрузив её посередь стола, не сбавляя оборотов хихиканья, принялся разливать шампанское. Глеб опять встал, откашлялся и, посмотрев на меня, торжественно произнёс.
   - Видите ли, по правилам приличия, я должен попросить руки вашей дочери...
   Матушка обомлела... "Неужели!" Но ради приличия удивилась:
   - Что, что?
   А несколько озадаченный отец улыбнулся.
   - Ну так в чём же дело... Проси.
   Глеб стрельнул по Саше, опять посмотрел на меня и опять откашлялся.
   - Дело в том, что она два года - моя жена.
   Я холодею, Глеб бьёт прямо в яблочко. А когда удивление зашкалило посыпались вопросы. Значит, мои родители отмерли и все живы.
   - То есть?- опешил отец.
   - Как это так?- полезли глаза на лоб и у матушки. Улыбка тут же сошла с её лица. Она принялась комкать салфетку в руках и разглядывать нас в упор.
   Вика, слазив за вилкой под стол, спрятала улыбку в кулак, тоже срочно закашлявшись.
   - Нормально через свидетельство о браке и печать. Всё по закону. Клянусь, никто не знал. Совсем недавно дошло до Александра, девчонки прозрели только на свадьбе Лены. Вон Вика подтвердит.
   Вика азартно кивнула. Всё без вранья, так и было.
   Сашка опять хихикнул что-то вроде того, что мол, дуракам закон не писан. Но маменька от него отмахнувшись понеслась на меня.
   - Господи, что я слышу, что же это. Как можно было в такие годы жизнь себе ломать,- взвыла она.- Ты не представляешь во что ты голову всунула. Семья-это не хиханьки вам.
   Оно и понятно матери всегда будут переживать за своих детей и всегда они будут для них маленькие. Но эти два года-то уже прошли, а про будущее она вроде как бы и не против. Так о чём так убиваться-то...
   А Саша хихикал и жевал. Хихикал и жевал. Отец грохнул по столу так, что подпрыгнули тарелки. Но Сашу это не остановило и он, фыркнув от хохота, выскочил из-за стола.
   - Мы любим друг друга, какой смысл тянуть. Всякое ж бывает, наберём годы, а они как лишние килограммы набираются, но любви-то и не маячит на горизонте... Зачем же себя обворовывать. Нам хорошо. Малышка любит меня, я её. О чём же печалится.- Бил в одну точку Глеб не отклоняясь от намеченного курса. Жить нам есть где. С бытом я её не напрягаю. Домработница есть.
   - А институт?- встрял отец.
   - Кончит, куда денется. Я ж не ставлю препоны. Хотя с большим удовольствием перевёл бы из этого дурдома на гражданку. Но понимаю, сдружились они там с девчонками, да и трудное уже позади. Так что до выпуска, как я понимаю, Тарасов их дотянет всех и без потерь.
   - Так вот я у кого видела похожее кольцо,- вспомнила мама, вглядываясь в наши сцепленные руки.- Точно. Появились они у вас на пальцах два года назад. Как вы нас обвели вокруг этого самого пальца. Я б никогда не разрешила... Ни за что...
   - Вот поэтому и обвели и с самовольничали.- Вздохнул отец,- так чего уж теперь. Саша разлил эту шипучку, пьём. Эй, где ты там, хохотун,- позвал он сына.
   - Позвольте... Но как же Ира?- решительно вскакивает мамочка.
   "Этого только не доставало!- пугаюсь я.- Она сейчас уложит Глеба на лопатки, и оставит меня здесь, не отпустив с ним".
   - А что тут непонятного. С сегодняшнего дня она переезжает ко мне. Думаю вопросов быть не должно и препятствий тоже. Я её законный муж и имею на неё право.- Не даёт опомниться тёще Глеб.
   - Ну как же так...- возмущалась мамочка. Но отец остановил её.
   - Ша, хватит ерундить. Любят, расписались, пусть живут себе. Я рад и доволен, что всё по уму. Спасибо обоим. Сейчас тошно смотреть на молодёжь. Наспех, кувырком. Любовь и семью подменили свободным хождением и сексом.
   Я принялась с усердием жевать салат. Жевать и улыбаться. Мне всё равно, что было есть. Лишь бы быть занятой делом. Но улыбку не скрыть и она пробивается у меня на лице. Я даже не разбирала его вкус, а может была до дури голодна. Ну да, так и было. Мне вдруг показалось, что в глазах мутит от голода... Но, кажется, всё обошлось без взбучки. Все улыбаются и довольны друг другом. Мне хочется уже не улыбаться, а смеяться. Хватит уничтожать этот салат, а то не достанется никому попробовать, а вроде бы и ничего...
   Вика смотрела на подругу и вздыхала. Ей в отличие от всех хотелось плакать. Когда исполнятся её желания... Вон он сидит её болезнь и счастье рядом. Хохочет, как будто проглотил всю Юморину. А жуёт точно век не кормили и ноль на неё внимания. Обидно жуть и жалко опять же себя. А подойдёт ведь взбрыкнусь. Как болезнь. А больным лечиться надо. Так что с таким раскладом может быть и никогда не видать ей того счастья. Конечно, сравнивать её отношения с Сашей и Ирины с Глебом глупо. Но ведь что-то похожее есть. Сейчас она была готова на какие хочешь уступки, но Сашка строил из себя неприступного и равнодушного и Вика отступила. Всё летело к чертям по неизвестным ей обстоятельствам. И вообще, хороша же она, дуром вешаясь парню на шею. Пригвоздим народным: "значит, не судьба" и успокоимся.
   А Саша видел, что протяни руку и он хозяин этой девчонки. Открытие обрадовало и напугало. Вот и решил для себя: "Ладно, всё будет по уму. Фантазировать сколько угодно можно в чём угодно, только не в любви и счастье. Тут должно быть реально и путём. Ведь если я хотел, чтоб всё было по закону у моей сестры, значит, кто-то захочет, чтоб было так же с его".
   Всё закончилось для нас прекрасно. Мы представляли ярчайший пример ненормальных от счастья. Я, получив родительское добро на переезд к Глебу, сорвалась и помчала в комнату собираться. Набивая сумки своим барахлом, думала о том, что больше не надо юлить и прятаться. А ещё не надо никуда спешить и главное расставаться. Всё будет по-настоящему. Боже, теперь мой дом у Глеба, а сюда мы будем приходить с гостинцами, и мама будет приезжать к нам в гости, и мы будем с ней пить чай.
   У Глеба знакомство прошло ровнее. Взрослый парень на своих хлебах... Меня критически обсмотрели, высказали пару пожеланий на счёт причёски и одежды, на которые Глеб тут же прошептал:- Не бери в голову. Вот в принципе и всё. Отпустили. Мои ж ещё полгода ахали и всплёскивали руками. "Как такое возможно с их дочерью". Я и сама не могу опомниться до сих пор как? У Богуша та же история. Его семья была на седьмом небе, что наконец-то угомонился и женился, а Маринкина долго не могла закрыть рот. Всё охали да ахали, как такое могло получиться, и почему нужно было молчать об этом. Но все смирились и там. Курс проглотил даже Ленкину беременность. Мы стойко молчали пока это было возможно. Лена безнадёжно поправлялась не влезая в форму. Взводный не подумавши ляпнул:
   - Что ты такое Елена батьковна кушаешь, что у тебя такое пузо большое.
   - Куриные биодобавки вёдрами покупаем.- Посмеялась Лена, но взводный так ничего не понял.
   Позже, когда ей разрешили появляться на военных дисциплинах в гражданке, он буркнул: - Облом, молчат как те партизаны. Лохана из меня сделали. Киндер-сюрприз организовали. Могли бы и раскрыть мне глаза. Натуся ты меня совсем не любишь.
   Бывшая пятая дружно потупила глаза, но ни гу-гу. Все поныли, пообалдевали и успокоились. Ничего же не изменить. В университет мы все теперь ходили в гражданке. Четвёртый курс, разрешили. Естественно ликовали. Накупили нарядов. Форсили. Так прелестно чувствовать себя женщиной. А то перспектива наряжаться в старости нас как-то малость пришибла. Это как-то мы на втором курсе отправились в гражданке на занятия в университет, собираясь потом посидеть в кафе, Елене было день варенья, и нарвались на курсового. Он задвинув нас к стене принялся объяснять, что значит форма для военного и про наряды в армии придётся забыть.
   - Когда же нам наряжаться?- не выдержала Марина.
   - Когда на пенсию уйдёте,- отрезал курсовой.
   Ни фига себе перспективу он нарисовал. До той пенсии надо дожить ещё, не то, что наряжаться. Однако мы торопиться не будем. Нам это ни к чему. Но вернёмся к нашей Елене. Сессию она сдала, а на каникулах родился мальчик. Позже она захватила из учебного процесса две недели и, оставив ребёнка на двух бабушек, вернулась к занятиям. Ничего страшного, сейчас все почти искусственники, - подбадривали мы её. Иногда, с разрешения Лены, наша пятая сговорившись каталась к ним посмотреть на малыша и порадовать его подарками. Целуя и тиская ребёнка, сочились необыкновенным светом, но на свой повтор пока не решались. Потом была практика. Нас раскидали. Двух направили к разведчикам, а трёх в отдел внешних связей. Девчонки, как и во всём остальном не ударили в грязь лицом. Практика прошла в лучшем виде. Все получили благодарности.
   Видеть понурую Вику не было никаких сил. Идея выросла на ровном месте. Я сказала Вике, что у Саши завтра день рождение и вложила в её руку ключ.- Родители на отдыхе. Действуй.- Подруга чмокнула меня в щёку и убежала. Я представила, что там завтра утром будет и улыбнулась.
   У неё появился шанс, и она не собиралась его упускать. Разволновавшись Вика какое-то время не могла прийти в себя. Потом вспомнила о подарке. Перебрав из того немногого, что можно подарить мужчине, не стала мудрить и купила галстук. Не слишком оригинально, но зато практично. Рано утром, открыв Ириным ключом дверь, осторожно зашла в квартиру. Заглянула в комнату Саши, он спал. Она прошла в Иришин уголок, разделась, приняла душ и, нацепив на голое тело подарок, а конкретно на талию, шагнула к Саше. Александр спросонья не мог врубиться, где он и сон это или уже явь. Проморгавшись, он оценил подарок и, забыв про все свои благие намерения, потащил её в постель...
   - Викусь, ты поломала все мои планы. Я хотел жениться на тебе,- заявил этот обормот ей под душем.
   Но Вика нахмурив брови и готовая вспыхнуть... раздумала на сей раз психовать и бегать, а как и советовала Ира - взяла быка за рога.
   - Женись, кто против...- чмокнула в мокрое накаченное плечо она.
   39
   Пятый курс, это вообще сплошные нервы. Практика, диплом, госэкзамены. Столько бессонных ночей и вот всё позади. Тот долгожданный день настал. Выстроенные коробками курсы застыли на плацу. Все красивые, нарядные, много гостей и цветов. На наших плечах шитые золотом лейтенантские погоны. Малой Елены ходит мимо нас в растерянности. Все одинаковые, где же мама с папой. Курс гогочет. Малой плачет и его уводят бабушки. Нас напутствует начальство и поздравляют гости. Потом вручают дипломы. Просят вспомнить какими мы пришли. Вспоминаем и ужасаемся... Неужели мы выдержали и прошли всё это... Какой ужас! И вот последний проход перед трибунами. Развёрнутое знамя, эскорт с саблями. Впереди курсовой и взводные. Они спокойны: никто не споткнётся, все пройдут, как положено. И наша коробка - лейтенантов. Мы идём мимо трибуны, чеканя шаг и тяня ногу, не хуже чем мимо мавзолея. Лена командует: - Раз! И горсти монет взмывают вверх. - Два! И монеты летят опять.- Три! Последний монетный дождь взмывает в небо. Они серпантином переливаются на солнце. Звенят весёлой музыкой нашей победы на асфальте. Кто-то выпускает вязанку шаров. Под ноги метнулись дети за монетами и шарами. Неужели всё? Неужели мы кончили его?! Богуш подхватывает на руки и кружит Маринку. Теперь он может объявить на весь свет, что она его жена. Ко мне подлетает Глеб и кидает, как воздушный шарик меня вверх. Ловит и опять кидает. Его радость не возможно описать. Он надеется, что с армией покончено. Но не тут-то было. Я остаюсь. Быть только женой богатого и постепенно тупеть от безделья я не смогу. К моей новости он относится... Он бледнеет, а потом... Впрочем, спокойно он это воспринял. Посчитал чудачеством и сказал: "Увидим". Что уж он там собрался смотреть не понятно, пусть смотрит я не против, лишь бы не ставил палки в колёса. Лена со Славкой передают с рук на руки малого. Наконец-то они заберут его и заживут семьёй. Взводный посадив на плечи Натку подошёл к нам. Мы все в сборе и решаем чем заняться. Конечно, гуляем. По-другому не может быть. К нам подрулили Вика с Сашей, причём с разных сторон и на полном серьёзе приглашают на свою свадьбу, которая состоится в субботу. Все нокаутированы. Выдавливают из себя: "Ну и ну!" Но быстро выправляются и бросаются поздравлять. Удивительного ничего нет. У каждого на земном шарике свой путь к счастью. Значит, колючки склеились в один шарик и он трансформировался в одно сердце. Наша пятая собирается в стайку. Смотрим на опустевший плац. Скоро сюда придут новые девчонки. Со своими надеждами и судьбой. А мы до боли в глазах всматриваемся в пустоту. Каждая видит себя неуклюжей первокурсницей. Неужели это было... Наткина прилипшая к плацу сумка и первые неумелые шаги в строю. Берёмся за лейтенантские погоны друг друга и встаём в круг. Всё хорошо, что хорошо кончается! Ребята нам не мешают, посмеиваются кидаясь шутками издалека. Это наш день, хотя и их тоже, они были всегда рядом, утешали, помогали, подталкивали вперёд, но всё равно наш больше. Ура, страна, мы лейтенанты!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   94
  
  
  
  

Оценка: 6.61*28  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"