Спящий Сергей Николаевич: другие произведения.

Проклятие добрейшего бога

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Зима близко! Хотя постойте, это что-то из другой оперы. Задница близко! Она уже практически нависла над славным городом Нью-Йорком и только отряд супергероев может спасти американского президента от... других супергероев. Мы открываем сезон эпичнйших поединков в стиле незабвенного "Mortal Kombat" в декорациях заброшенной психиатрической лечебницы в западной части боро Статен-Айленд города Нью-Йорк. Первый сезон новой "смертельной битвы" считается официально открытым. Лучшие из лучших сойдутся между собой в безумных поединках за главный приз - задницу настоящего американского президента Джо Байдена. На кону стоит само существование Соединённых Штатов Америки! Страны которая за последнюю половину столетия вконец задолбала весь остальной мир! Трэш, жесть и сиськи будут обязательно!

Проклятие добрейшего бога

 []

Annotation

     Всю свою историю, сначала английские, а позже и американские джентльмены, если вдруг начинали проигрывать, играя по правилам, то они негласно меняли правила на более выгодные им. Но как быть если против самой великой страны современного мира, Соединённых Штатов Америки, вдруг начинает играть сам Бог?
     Что будут делать джентльмены, привыкшие считать весь мир своей большой игрушкой. Сдадутся ли они? Поднимут ли свои руки в белых перчатках, всегда белых, в какой бы крови не пришлось бы до этого искупаться джентльменам и сколько бы грехов не накопилось на их безразмерной совести? Или попытаются провернуть свой привычный трюк и изменят правила игры?
     Если бог не на стороне Америки, то сможет ли Америка разрушить его божественный план?

Проклятие добрейшего бога

Глава 1. Старшая школа

     'Мы здесь не для того, чтобы учиться!'
     'Загнали деток в клетку и думаете, что на этом всё закончится?'
     
     Историческая справка:
     В 1999-ом году, игнорируя нормы международного права, в обход ООН и Совета Безопасности, США развернули кампанию 78-дневных воздушных бомбардировок суверенного государства Югославии. Агрессия против Югославии, проводившаяся под предлогом 'предотвращения гуманитарного бедствия', учинила самую крупную гуманитарную катастрофу в Европе со второй мировой войны.
     За 32-е тысячи боевых вылета было использовано бомб общим весом 21 тысяч тонн, что эквивалентно четырехкратной мощи атомной бомбы, сброшенной американцами на Хиросиму. Более 2-х тысяч человек гражданского населения было убито, более 6-и тысяч ранено и изувечено, свыше миллиона осталось бездомными и более двух миллионов - без всяких источников дохода.
     Бомбардировки парализовали производственные мощности и инфраструктуру повседневной жизни Югославии, приведя к увеличению безработицы до 33% и отбросив 20% населения за черту бедности, повлекли прямые экономические потери в размере 600 миллиардов долларов. Нанесен губительный и продолжительный ущерб экологической среде Югославии, как и Европы в целом.
     Из свидетельских показаний, собранных международным трибуналом, под председательством бывшего министра юстиции США Рамсея Кларка, явно следует, что ЦРУ создало, полностью вооружало и финансировало бандформирования албанских террористов (армия освобождения Косово) в Югославии.
     В результате американских бомбардировок промышленных объектов, в окружающую среду попало, наряду с образовавшимся в огромных количествах ядовитым газом фосгеном, 1200 т мономеров винилхлорида, 3000 т. гидроокиси натрия, 800 т. хлороводородных кислот, 2350 т. жидкого аммиака и 8 т. ртути. Все это ушло в землю. Почва отравлена. Грунтовые воды, особенно в городе 'Нови Сад', содержат ртуть.
     В результате применения НАТО бомб с урановым сердечником начались заболевания, рождаются дети-уроды.
     Разумеется, западные экологические организации, в том числе Гринпис, полностью замалчивают американские преступления в Сербии.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, боро Куинс, район Озон-Парк. Средняя школа Джона Адамса (John Adams High School. 101-01 Rockaway Blvd).
     Время действия: день первый, после. Десять часов утра.
     
     На самом деле наш мир прекрасен...
     
     По ведущей на второй этаж лестнице понимался парень в синей, с широкими белыми полосами, куртке. Своим нарядом он нисколько не выделялся. Сочетание синего и белого, считалось цветами школы Джона Адамса и такие же лёгкие куртки, а то и в сочетании со школьными брюками, здесь носил каждый четвёртый. По-хорошему комплект должна дополнять ещё и рубашка, но учащийся в этой школе контингент рубашки не уважал и не носил.
     Поднявшись на второй этаж, парень на мгновение остановился, огляделся, но почти сразу же направился в сторону второго технического класса, где преподавал мистер Миллер. Сине-белая куртка скрывала под собой серую футболку с небольшим логотипом какой-то футбольной команды, до которой её хозяину не было никакого дела. На длинном, тощем теле и футболка, и куртка болтались словно на вешалке.
     Вместо брюк на парне надеты обычные джинсы. Фирменные, школьные брюки, после одного случая, навсегда потеряли презентабельный внешний вид и для ношения в школу никак не годились.
     В областях коленей, на джинсах, заметны небольшие потёртости, но крепкая ткань явно способна с честью выдержать ещё не одно испытание. Причёска у парня короткая, жёсткая. Она словно бы говорит: не трогай меня, даже не прикасайся!
     За спиной у него школьный рюкзак тёмно-синего цвета, каким бывает небо перед началом грозы.
     Дверь во второй технический класс слегка приоткрыта. Если прислушаться, то сразу становиться ясно, что учителя, мистера Миллера, там сейчас нет. Находящиеся в классе подростки говорят свободно, лишь совсем немного приглушая голос, чтобы какой-нибудь проходящий мимо по коридору учитель не посчитал себя обязанным заглянуть внутрь и выяснить, что там происходит. Девизом школы Джона Адамса вполне мог бы стать какой-нибудь из слоганов вроде 'не лезь не в своё дело' или 'мимо иди'. Это неписанное правило старались соблюдать как ученики, так и учителя. Но, в отличии от учеников, учителя ещё должны выполнять профессиональные обязанности. Или хотя бы делать вид, что они их выполняют.
     Из приоткрытой двери донёсся громкий смех. Так, должно быть, смеются мелкие, похожие на дворовых шавок, степные волки, сидящие в клетках в зоопарке.
     Откуда-то со стороны послышался резкий звук, словно что-то большое ударилось в стену или какой-то придурок умудрился припарковаться не на стоянке, а прямо перед входом. Вроде бы даже прозвучал стеклянный звон. Но парень в сине-белой школьной куртке не обратил на это внимание. Глубоков вдохнув, он с силой толкнул от себя дверь второго технического класса и вошёл внутрь. Наверное, также посетители зоопарков входили бы в вольеры с зверями. Если бы между ними и хищниками не существовало бы преграды в виде стальных прутьев. И если бы и они и звери знали, что никакой преграды не существует.
     Парень, на котором школьная куртка болтается как на вешалке, это Гордон Гилберт. Ему шестнадцать лет, белый. Сексуальная ориентация: скорее всего натурал, но это не точно. Просто не было ещё возможности как следует попробовать. Он - девственник.
     Лицо осунувшееся. Спина привычно сутулится, хотя сейчас он пытается держать её прямо. Вот и дверь толкнул с силой, так, что та распахнулась во всю ширину и даже ударилась ручкой в стену. Не как обычно, когда он, подходя к дверям, пытался открывать их на минимальную ширину, чтобы только протиснуться. Как будто за каждый лишний сантиметр открывающегося дверного проёма государственный налоговый департамент сдирает с него по полтора доллара.
     Но нынче утром всё изменилось.
     Полностью всё изменилось.
     Просто Гордон ещё не привык к этому, поэтому, частично, продолжает вести себя по инерции. Сложно, знаете ли, привыкнуть к тому, что именно ты стал избранным.
     Гордон Гилберт - дурацкое имя, как будто у какого-нибудь английского лорда. Оно даже звучит будто вызов для каждого черномазого, латиноса или азиата. А в этой школе было полно черномазых, латиносов и азиатов. Поэтому нет ничего удивительно в том, что белый, тощий мальчишка из неполной и, уж точно не самой благополучной семьи, чуть ли не сразу занял почётную должность мальчика для битья. Гордон ненавидел своё имя. Он решил, что отныне его будут звать 'острый'. Острый Гордон. Звучит гораздо лучше Гордона Гилберта.
     Пожалуй, мир изрядно задолжал Гордону Гилберту. И Острый Гордон собирался сполна взыскать все долги. Возможно даже, что и с набежавшими процентами.
     Во втором техническом классе сейчас, по плану, шёл урок самостоятельной подготовки. Выражалось это в том, что учеников одного из десятых классов загнали сюда и предоставили самих себе. Конечно, за ними должен был приглядывать кто-нибудь из взрослых. Но учителей не хватало и поэтому мистер Миллер сейчас пытался вдалбливать физику малолетним дегенератом из какого-то другого класса. А здесь, за порядком, следил Джон и его прихлебатели. Здоровенный негр, чуть ли не на две головы выше Гордона. Даже не поверишь, что он и эта чёрная машина для убийства одногодки и оба учатся в одном и том же классе, но именно так и есть.
     Джон обеспечивал порядок на самостоятельных занятиях, а администрация школы не интересовалась какими методами этот порядок обеспечивается. Взаимное сотрудничество - основа американской демократической системы, - как говорила миссис Аймелия, преподавательница социологии: - когда каждый получает то, что ему нужно, при этом работая на общий результат - это прекрасно!
     Вот только мнение всех остальных, кроме банды Джона и подобных ей, и школьной администрации, в этом прекрасном процессе полностью игнорировалось. Вряд ли кто-то из других учеников или даже учителей был рад сложившемуся положению, но сил или решимости изменить его они не имели. Помните неофициальный девиз школы Джона Адамса? Не лезь не в своё дело. Это тебя не касается. И так далее.
     В общем: основа американской демократической системы (по мнению преподавательницы социологии миссис Аймелии) продолжала успешно работать. Джон и ещё трое его подручных, все, разумеется, коренные афроамериканцы, сидели на партах, напротив входа, пили какой-то энергетик из разноцветных банок и громко разговаривали. На коленях у Джона сидела Аманда Брун - номер один, в иерархии потасканных местных красоток. В отличии от своего горилоподобного бойфренда, кожа Аманды лишь немного смугла. То, что она вообще не из этого класса и не должна здесь находиться, похоже никого не смущало. Все прочие учащиеся десятого класса, кто решил сегодня посетить занятия, жались по углам, готовили уроки, читали и из всех сил старались лишний раз не отсвечивать.
     -Жопоголовый любитель Трампа, ты опоздал, -поприветствовал Джон Гордона.
     Услышав громкий, резкий звук бьющегося стекла, один из членов банды Джона спросил: -Что там случилось?
     Войдя внутрь второго технического класса, Гордон остановился у входа.
     -Ты опоздал, жопоголовый, -продолжил глумиться Джон. -Знаешь, что говорят про тех, кто опаздывает? Что они не проявляют уважение. Может быть ты не уважаешь меня? А, может быть, ты, белый придурок, не уважаешь всех парней с чёрным цветом кожи?
     Гордон молчал. Он смотрел на главаря мелкой негритянской банды школьного уровня и в крови у него закипал адский коктейль из выделявшихся гормонов и биологически активных веществ. Сейчас, Гордону, его противник казался огромным и страшным. В эту секунду юноше хотелось одновременно броситься на Джона и вцепиться ему в шею зубами, развернуться и убежать или забиться в дальний угол, закрыть голову руками и молиться, чтобы его не нашли и оставили в покое. Но он молча стоял. Только бледная кожа на лице предательски начинала наливаться багрянцем от прилившей к ней крови. Сделалось жарко. Захотелось снять куртку и рвануть ворот футболки, чтобы не было так душно. Но он молчал.
     -Ты там язык проглотил, любитель Трампа? - задал вопрос другой чернокожий. -Наверное всю ночь дёргал своего питона пытаясь 'сделать Америку великой снова' и так устал, что сейчас того и гляди заснёшь на ходу?
     Они засмеялись.
     Аманда Брун тоже. Её снежно-белые зубки блеснули, на миг показавшись между двух пухлых губ цвета оливкового масла.
     Кое-кто из прочих одноклассников также засмеялся. Но негромко, вполголоса.
     С тех пор, как в школе узнали о том, что мать Гордона, в своё время, голосовала за Трампа, его жизнь сделалась ещё чуточку хуже, чем была до этого. В Нью-Йорке не любили тех, кто голосовал за бизнесмена с копной соломенных волос. Школа имени Джона Адамса полностью разделяла мнение большинства нью-йоркцев.
     -Дик, прикрой дверь, -отдал приказ Джон.
     Чернокожий верзила спрыгнул с парты, где до этого сидел. Проходя мимо застывшего от клокочущего внутри него биохимического коктейля разнонаправленный эмоций и чувств парня, он сильно толкнул его в плечо.
     Ключ повернулся в запертой изнутри двери. В стане обычных учеников послышались вздохи и возня. Впрочем, никто из них не попытался вступиться за избранную сегодня жертву, опасаясь попасть самому на его место, да не разово, а, не дай бог, на постоянной основе.
     Вставая с парты, Джон поинтересовался: -Малыш Гордон, скажи, а ты принёс мне мои деньги?
     Хрустнули чёрные пальцы на руках. Джон сделал парочку разминочных движений. Нанёс несколько ударов в воздух, имитируя принятый у боксёров бой с тенью и повернувшись к продолжавшему стоять около двери парню, дружески улыбнулся.
     -Сколько он там нам был должен, Дик?
     -Шестнадцать с половиной. Десять за косяк в столовой. Три доллара в качестве долга с прошлого раза. Ну и плюс набежавшие проценты, разумеется.
     Не отрывая взгляда от ставшего уже почти полностью красным, от прилившей к лицу крови, Гордона, Джон предложил: -Как насчёт того, чтобы добавить ещё доллар за сегодняшнее опоздание?
     -Добавь два, -с глухим смешком посоветовал Дик.
     -Так что скажешь, жопоголовый, -обратился Джон напрямую к Гордону. -Ты принёс мои восемнадцать с половиной баксов?
     -Нет, -собственный голос показался Гордону жалким блеянием. Он посмотрел в маслянисто поблескивающие глаза предводителя негритянской банды и снова сказал: -Я ничего тебе не принёс.
     Секунду Джон медлил. Он чувствовал, что что-то было не так. Как будто внутрь отлаженного механизма насыпали песка и сейчас шестерёнки в нём начинали сбоить, прокручиваясь и заедая.
     Снаружи слышалась какая-то возня. Громкие голоса, может быть даже крики. Запертая на ключ дверь и плотно закрытые окна изрядно приглушали звуки снаружи. Толком разобрать не получалось. Что вообще за чертовщина там творится? Может быть началась пожарная тревога, а сигнализация в их классе по каким-то причинам не сработала?
     Главаря обычной школьной банды никто не назвал бы стрелянным волком, но интуиция у него была на высоте.
     Раздвинув губы в глумливой улыбке, Джон сказал не столько Гордону, сколько всем остальным вокруг: -Повезло тебе, жопоголовый. Принеси деньги до начала четвёртого урока и тогда, может быть, ты сможешь увидеть завтрашний день обоими глазами.
     Крики и грохот из-за двери усилились. Да что, чёрт побери, там происходит?!
     Его друзья смотрели на Джона с непониманием. Отпустить белого придурка просто так? Это было совсем не в его духе.
     Сам Джон смотрел на запертую дверь и раздумывал: а стоит ли вообще её открывать? Ему очень не нравились звуки из коридора, даже приглушённые плотно прилегающей дверью.
     Про малыша Гордона все временно забыли. Но сам Гордон, красный, словно свекла, из которой варят свой знаменитый борщ русские коммунисты, вдруг сделал шаг вперёд, потом другой. Он быстро подошёл к Джону, но смотрел не на него, а на его подружку Аманду.
     Аманда спросила: -Что тебе надо, придурок?
     Гордон протянул руку и потрогал Аманду за грудь.
     Нет, даже не так. Он протянул руку и схватил за сиську Аманду Брун, пожалуй, самую красивую и самую известную школьную 'давалку'.
     На ощупь, правая грудь Аманды Брун напоминала плотное желе, перекатывающееся под пальцами. Хотя, если подходить формально, то Гордон касался не самой груди, а обтягивающей её футболке. Наверное, похожие ощущения были, если бы он потрогал маленький, но сильно надутый, воздушный шарик, накрытый скользкой тканью.
     Он сжал так сильно, что Аманда вскрикнула.
     -Тебе конец, жопоголовый! -Джон без замаха ударил Гордона, отчего тот отлетел назад и повалил собой ряд одиночных парт.
     Джон сделал шаг вперёд, намереваясь как следует проучить, похоже окончательно слетевшего с нарезки, белокожего засранца. А со школьной администрацией он как-нибудь потом разберётся. В первый раз что ли кто-нибудь из учеников, прямо на уроке, падал так неудачно, что ему приходилось обращаться в медицинский кабинет? Главное случайно не убить придурка и не сломать ему что-нибудь важное. По крайней мере прямо сейчас, в школьном классе и на виду у всех остальных учеников.
     В последний момент Джон наткнулся на взгляд Гордона. Снежок лежал на полу и смотрел прямо ему в глаза. В его взгляде не было страха. А что было? Может быть... может быть торжество? Точнее даже не торжество, а то ощущение, когда не надо больше волноваться, думать, решать - облегчение от того, что события наконец-то потекли по одному из вариантов. Бремя выбора иногда слишком сильно давит на плечи.
     В глазах у снежка не было страха.
     Джон поднял ногу, намереваясь пнуть Гордона в живот, но тут что-то блеснуло. И стало больно, очень больно. Глава нигерской школьной банды посмотрел на свою ногу, она была вся в крови. Чуть приподняв взгляд, он увидел Гордона, тот продолжал лежать на полу, разве только чуть приподнялся, помогая себе одной рукой. Пальцы другой были сжаты в кулак. И из тощих костяшек наверняка ни разу в жизни не избивавшего боксёрскую грушу парня вырастали четыре длинных, сантиметров по пятьдесят длинной, чуть изогнутых, ужасно острых лезвия металлического оттенка.
     Прямо как у чёртового Логана-росомахи.
     Джон почувствовал, как начинает заваливаться. Центр тяжести неотвратимо смещался. Он попробовал опереться на окровавленную ногу, но только испытал такую резкую вспышку боли, что перед глазами пошли красные круги.
     Хватаясь руками за стоящие рядом парты, он сумел замедлить своё падение. Но успевший за это время подняться Гордон ударил его в живот. Джон заметил, что теперь у него на обоих руках выросли стальные лезвия. Должно быть они были очень острыми потому, что Джон ощутил только не такой уж сильный толчок в грудь. И секундой позже пришла боль.
     Джон умер. И просто для справки: на самом деле он был не таким уж и плохим парнем, как вы могли о нём подумать. Он неплохо играл в баскетбол и при некой толике удачи это могло бы помочь ему поступить в не самый престижный университет и получить высшее образование. Джон неплохо разбирался, а починке машин, два раза в неделю помогая дяде в его автомастерской. Существовала примерно пятнадцатипроцентная вероятность того, что Джон по серьёзному связался бы с криминалом. И восемьдесят пять процентов на то, что он стал бы среднестатистический успешным американцем африканского происхождения. Из них целых двенадцать процентов на то, что он бы даже женился на Аманде Брун. Джон и Аманда чувствовали, что между ними, на этот раз, всё как бы серьёзному. Целых двенадцать, умножить на ноль целых, восемьдесят пять сотых, процентов нереализованной вероятности!
     Впрочем, не стоит и впадать в другую крайность, считая скоропостижно скончавшегося Джона милейшим парнем. Пусть школьные нигерские банды - это далеко не высшая лига, но и там всё достаточно серьёзно, включая продажу лёгких наркотиков, подпольного алкоголя, запугивания несогласных и так далее.
     Как бы то ни было, а Джон теперь был только быстро остывающим трупом с вспоротой грудной клеткой. Его горячая, густая кровь забрызгала всё вокруг на расстоянии пары метров. Некоторое количество капель попали на его подельников и лучшую из школьных 'давалок' Аманду Брун, которая вполне могла бы стать, с некоторой вероятностью, добропорядочной американкой и любящей женой, но теперь уже никогда не станет.
     Но большая часть крови Джона выплеснулась на Гордона, полностью испачкав ему и синею, с белым, куртку и джинсы.
     В классе воцарилась мёртвая тишина. Только из коридора, из-за закрытой двери, раздавались приглушённые крики и топот множества ног.
     Под прицелом почти пяти десятков глаз, Гордон пнул продолжавшее истекать кровью тело Джона и посмотрел прямо перед собой. Невидимая ни для кого, кроме него, в воздухе висела полупрозрачная табличка:
     
      Поздравляем, герой! Выполнен первый (из двух) шагов квеста 'разберись со своими проблемами'! Одержана личная победа над Джоном Амшери (относительный уровень опасности 2,7). Ты получаешь пятнадцать очков благодати. Поправка: двадцать два очка (использована особенность 'справедливость в одни ворота')
      Помни, чем более опасных противников ты побеждаешь, тем больше получаешь за это божественной благодати!
      (Примечание: уровень опасности конкретного противника рассчитывается в отношении текущего уровня героя).
      Текущие способности :
      Активные:
     Лезвия из рук (ур 2)
      Пассивные:
     Прочное тело (ур 1)
      Текущие особенности :
     Справедливость в одни ворота (Считаешь себя обиженным? Считаешь, что этот мир изрядно задолжал тебе? Так иди и возьми всё, что тебе задолжали. Побеждая своих прошлых обидчиков, ты получаешь усиленный (+50%) поток благодати).
      Текущий уровень божественной благодати : минус семьдесят семь.
      (Примечание: отрицательный баланс благодати означает ваш долг перед божеством. Постарайтесь как можно скорее выплатить долг и впредь старайтесь поддерживать положительный уровень благодати. В противном случае возможно наступление негативных последствий той или иной степени тяжести в зависимости от количества задолженности и прошедшего времени.)
      Текущий ранг : послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафима): он улыбается тебе и желает хорошего дня.
      Возможные действия: использовать активную способность. Развить существующую / получить новую способность. Позвать помощника (Серафим). Сотворить чудо.
     
     Закончив читать невидимый для остальных текст, Гордон широко улыбнулся. Учитывая, что он весь забрызган кровью Джона, выглядело это просто ужасно.
     Удивительно, но никто не закричал. В классе продолжала царить тишина, если не считать отдельных шорохов и всхлипов.
     -Эй, Дик! -позвал Гордон одного из оставшихся членов негритянской банды. -Помнишь, что произошло с моими школьными брюками? Помнишь, как ты заставлял меня вытирать ими пол в туалете? Ты до сих пор думаешь, что это было очень смешно, Дик?
     Чернокожий верзила буквально посерел. Когда Гордон шагнул к нему, Дик отскочил за парту, как будто эта самая парта или продолжавшая сидеть на ней Аманда Брун могли его как-то защитить от того существа, в которое вдруг превратился вечно всеми обижаемый и забитый белокожий парнишка с именем и фамилией словно у какого-то английского лорда девятнадцатого века.
     -Куда же ты, НПС? -рассмеялся Гордон. -Стой, экспа, не убегай. Пришло время фармить!
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, боро Куинс, район Озон-Парк. Средняя школа Джона Адамса (John Adams High School. 101-01 Rockaway Blvd).
     Время действия: день первый, после. Примерно всё те же десять часов утра.
     
     На самом деле наш мир прекрасен, поэтому родиться в нём мог только очень добрый и хороший бог...
     
     Урок физики для одиннадцатого класса, вместо их обычного учителя, вёл мистер Миллер. Высокий, белокожий мужчина с обширными и глубокими залысинами, стоя у доски, что-то там бубнил о законах Фарадея. Кто такой этот Фарадей? Наверняка ещё один белый угнетатель и абьюзер. Ведь всем известно, что историю, до самого последнего времени писали только белые мужланы.
     Не обращая внимания на замолчавшего при её появлении мистера Миллера, высокая чернокожая девица с густыми, вьющимися волосами вошла в класс и направилась к своему месту.
     - Синтия Парсон, -покачал головой мистер Миллер. -Ещё одно опоздание?
     Чернокожая девушка дошла до ряда задних парт и бросила на одну свободную рюкзак, а за другую уселась сама.
     -Мисс Парсон, имейте уважение, если не ко мне, то хотя бы к своим одноклассникам! -возмутился учитель. -Вы опаздываете уже не первый раз, и я уже неоднократно говорил вам, что в случае очередного опоздания, не стану пускать вас в класс во время занятий!
     -Это потому, что я чёрная или потому, что я женщина? -подняла глаза девушка.
     -Причём здесь цвет вашей кожи или ваш пол?
     -Конечно, к белым у нас в стране особое отношение!
     -О чём вы говорите, мисс? Я как раз пытаюсь вам втолковать, что отношение ко всем учащимся полностью одинаковое. Ни ваш пол, ни ваш цвет кожи не дают вам право систематически опаздывать и прерывать занятия входя в класс во время урока, даже не здороваясь с учителем и учениками! Здесь школа, а не BLM-митинг, мисс Парсон.
     -Вы что-то имеете против движения 'black lives matter'? -встрепенулась Синтия.
     -Нет, я...
     -Вы ненавидите женщин, мистер Миллер? Или чернокожих? Впрочем, нет ничего удивительного с такой-то фамилией.
     -Да, я этнический немец, -признался учитель. -Но разве тот факт, что вы судите обо мне по моей национальности, не является расизмом?
     -Чёрные не могут быть расистами, -отмахнулась Синтия. -А о вашем принижении роли BLM-культуры в жизни общества, я непременно доложу школьной администрации мистер Миллер!
     Вытирая вспотевшую залысину клетчатым платком, мистер Миллер тихо пожаловался сам себе: - Wie mich das alles verärgert.
     Однако Синтия ещё не считала, что её пикировка с приходящим учителем закончена.
     -Вы в Америке, мистер Миллер и поэтому прошу вас говорить на американском языке, -с апломбом заявила она. -Вызывать дух Гитлера можете у себя дома. За закрытыми дверями.
     Пожалуй, это было уже перебором.
     -Синтия, затки свой рот, пока я не нашёл какой-нибудь подходящий предмет, чтобы засунуть в него, -посоветовал Кевин Пирс, спортсмен, почти отличник и наконец просто красавчик. Синтия ненавидела его. Кевин был одним из немногих, кто не боялся связываться с ней. Умник и при этом спортсмен он, казалось, воплощал само понятие 'мужского превосходства'. А тот факт, что по Кевину сохли все, без исключения, девчонки её и соседних классов, только сильнее бесил Синтию.
     Быть может... быть может Кевин был небезразличен и её самой. Но глубокое погружение в радфем и блм-культуры чуть ли не требовало от Синтии альтернативной сексуальной ориентации. И за то, что Пирс, где-то очень глубоко внутри, вызывал в ней желание, Синтия тоже ненавидела его.
     -Кевин, ты считаешь, что все женщины должны молчать и слушаться мужчин?
     -Ты сейчас серьёзно назвала себя 'женщиной'? -ухмыльнулся Кевин.
     -Я расцениваю это как сексуальное домогательство, -заявила Синтия.
     -Расценивай как хочешь. Можешь даже побежать и поплакаться в жилетку школьной администрации. В отличии от бедняг учителей, я не получаю здесь зарплату и меня не могут уволить из этой школы.
     -Шовинист и абьюзер!
     -Дура!
     -Прекратите! -повысив голос попросил мистер Миллер. -Просто прекратите всё это. Вспомните, что находитесь в школе. В храме знаний. Мы говорили о Майкле Фарадее, английском физике, первооткрывателе явления электромагнитной индукции и изобретателе прообразов таких повседневных сегодня приборов как электродвигатель и трансформатор. Чуть больше чем через десять лет, а точнее в 1834-ом году, русский электротехник Якоби создаёт первый, пригодный к промышленному использованию, прототип электродвигателя, работающего от батареи постоянного тока...
     Итак, Синтия Парсон. Семнадцать лет. Как уже упоминалось выше: радикальная феминистка и активный член BLM-движения. Сексуальная ориентация: гомосексуальность (лесбиянство). Синтия -единственный ребёнок в семье, но даже так она не слишком нужна своей материи. Та уже давно и плотно живёт в своём мире скудных иллюзий слегка расцвеченном беспорядочными половыми связами, алкоголем и травкой. Своего отца Синтия никогда не видела, но знает о нём, что он козёл. Знает со слов матери, разумеется.
     В младшей школе Синтия была забитым, несчастным и очень одиноким ребёнком. Но уже в средней школе, с того момента как начала погружаться в культуру женской борьбы за свои права, Синтия почувствовала, что она больше не одна. Она часть чего-то большего. У неё сотни, тысячи, даже десятки тысяч подруг и сестёр. Она не одинока. Радикальный феминизм дал ей все необходимые ответы. И когда только начала оформляться БЛМ-культура, Синтия с готовностью окунулась ещё и в неё. Это выглядело логичным продолжением и казалось правильным. Если бы Синтию спросили, чего она хочет больше всего на свете, то в ответ услышали бы чужие слова о торжестве равноправия во всём мире, о борьбе с мужских шовинизмом, притеснением чернокожего населения и так далее. Фактически Синтия не смогла бы сказать, чего желает и хочет лично она. Но зато ей точно было известно, чего она не хочет и боится больше всего на свете. Синтия не хотела снова остаться одной. Никогда, никогда больше.
     Пользуясь тем, что учитель не смотрит в его сторону, Кевин показал Синтии сложный жест пальцами, символически означающий половой акт. Указательный палец правой руки входил и выходил из кольца, образованного указательным и большим пальцами левой руки. При этом он ещё и нахально улыбался, зная, что если Синтия пожалуется администрации, то снова будут её слова против его. И даже не слова, а всего лишь жесты. Администрация непременно спустит такое на тормозах. И ничего ему не будет. Никакого наказания. Он, Кевин Пирс, красавчик и симпатяга. Спортсмен и почти отличник. Девочки любят его. Родители любят его. У него всё в жизни хорошо, а будет только ещё лучше.
     Как же сильно Синтия ненавидела и хотела стереть эту наглую усмешку с его красивого лица!
      Использовать активную способность.
     Направив указательный палец на продолжавшего ухмыляться Кевина, Синтия выстрелила из пальца лучом грохочущего чёрного цвета. Несчастный Кевин, так не вовремя вздумавший дразнить змею с ядовитыми клыками, принимая её за почти безобидную змейку, которой она была ещё вчера, задёргался. Прошедший через его тело мощный разряд чёрной феминистической энергии, словно удар высоковольтным проводом под напряжением, заставил парня согнуться так резко, что он сам разбил своё красивое лицо об одноместную парту, чуть было её не сломав. В классе запахло горелым мясом, а ещё вышедшим из Кевина дерьмом. Убивший парня энергетический удар заставил расслабиться абсолютно все мышцы его тела.
     На секунду Синтия испугалась того, что натворила. Но выскочившая перед ней полупрозрачная табличка отвлекла девушку. Словно почувствовав себя внутри реалистичной, до крайности, компьютерной игры или героиней комикса, или исполнительницей главной роли в фантастическом фильме, Синтия мысленно отгородилась прозрачной стеной от мёртвого и воняющего Кевина. Убийство больше не казалось чем-то немыслимым. В конце концов, придурок сам напросился, не так ли? В хорошей компьютерной игре персонаж укладывает нарисованных врагов направо и налево. Так что теперь, жалеть каждого нарисованного человечка? Иногда начинает казаться, что пластичность человеческой психики поистине безгранична...
     
      Поздравляем, героиня! Ты сделала первый шаг! Одержана личная победа над Кевином Пирсом (относительный уровень опасности 1,1). Ты получаешь одно очко благодати. Поправка: пять очков благодати (Первая победа! Особенности!)
      Помни, чем более опасных противников ты побеждаешь, тем больше получаешь за это божественной благодати!
      (Примечание: уровень опасности конкретного противника рассчитывается в отношении текущего уровня героя).
      Текущие способности :
      Активные:
     Чёрная молния (ур 1. Перезарядка умения в течении 5-и минут. Дальность ограничена 10-ью метрами)
      Пассивные:
     Общее усиление тела (ур 2)
      Текущие особенности :
     Радикальный феминизм. Побеждая мужланов и торжествуя над ними, ты получаешь увеличенный поток благодати. Если ты сражаешься и побеждаешь своих 'сестёр' - поток благодати уменьшается. Дополнительно: унижая мужланов-угнетателей и тем самым восстанавливая историческую справедливость ты можешь получить бонусные очки благодати.Black Lives Matter. Побеждая белых, веками угнетавших твой великий чёрный народ, ты получаешь увеличенный поток благодати. Но если судьба заставит тебя сражаться со своими чёрными братьями и сёстрами - поток благодати будет уменьшен.
      Текущий уровень божественной благодати : минус девяносто четыре.
      (Примечание: отрицательный баланс благодати означает ваш долг перед божеством. Постарайтесь как можно скорее выплатить долг и впредь старайтесь поддерживать положительный уровень благодати. В противном случае возможно наступление негативных последствий той или иной степени тяжести в зависимости от количества задолженности и прошедшего времени.)
      Текущий ранг : послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафима): она улыбается тебе и желает хорошенько надрать задницу всем белокожим шовинистам в пределах досягаемости твоих прелестных ручек.
      Возможные действия: использовать активную способность. Развить существующую / получить новую способность. Позвать помощника (Серафима). Сотворить чудо.
     
     Сидевшая справа от мёртвого Кевина, тощая Линда завизжала. Она всегда была дурой. Первая дура в классе, можно сказать. Сидевшие ближе к выходу ученики вскочили и бросились к дверям, создавая в них давку.
     Синтия перевела взгляд на учителя. Мистер Миллер застыл у доски в виде недвижимого памятника самому себе. В дверях до сих пор толкались плечами её бывшие одноклассники. Забросив так и неоткрытые тетрадки обратно в рюкзак, Синтия неторопливо вышла из-за парты и подошла к учителю. В классе оставались они вдвоём, если не считать прожаренного Кевина и разбросанные вещи сбежавших в ужасе одноклассников.
     -Синтия, что ты сделала? -спросил мистер Миллер, когда она уже почти подошла к нему.
     -А разве не видно? Поджарила придурка Кевина Пирса.
     -Но я не понимаю, -начал было учитель.
     Синтия толкнула его в грудь. Хотя учитель выше её почти на голову и тяжелее килограмм на тридцать, он ударился спиной о изрисованную мелом доску и распластался по ней, словно пришпиленное к тряпичной подушке насекомое. Только булавок не хватает.
     О, да! Происходящее нравилось ей всё больше и больше. Синтия улыбнулась. Сейчас она здесь доминирующая хищница. И хотя пятидесятилетний, лысеющий немец с классическим немецким пивным животиком заботливо выращенным на горячих сардельках и пиве вряд ли мог показаться кому-то достаточно сексуальным. Но это ещё как посмотреть. К тому же он был учителем, а она большой хищной кошкой, желающей медленно и со вкусом съесть пойманную ею мышку.
     Какой-то придурок включил пожарную тревогу. Она ревела в коридорах словно бык во время гона или не нашедший пристанища неуспокоенный призрак.
     -Мне нужно идти, -сделал попытку вырваться мистер Миллер.
     Чёрные девичьи пальчики держали крепко, словно арматура. Общее усиление тела второго уровня - это, примерно, как у ежедневно тягающего гири циркового силача. В общем сейчас Синтия не самая сильная на свете женщина (пока ещё), но поднять того же мистера Миллера и понести его на вытянутых руках она уже вполне способна.
     Нет, мышка, сегодня ты не сбежишь.
     -А вы знаете, мистер Миллер, что мистер Чапсон, преподаватель американской истории и куратор выпускных классов спит с некоторыми из своих учениц? -спросила Синтия.
     -Не понимаю о чём вы говорите...
     -Да-да, он трахает их. Молоденькое мясцо. Об этом знает вся школа. И школьная администрация, уверена, тоже в курсе. Только никому нет дела. Формально всё происходит вроде как по согласию. О, мистер Чапсон тот ещё краснобай и умеет задурять головы молодым дурочкам разной степени невинности. Вы знаете, как сложно сдать американскую историю на высший бал? Практически невозможно. По крайней мере если ты имеешь пару отличных сисек и при этом отказываешься спать с мистером Чапсоном. В таком случае лучшее, на что девушка может рассчитывать это 'хорошо'. Между тем, при поступлении в университет, итоговая оценка по предмету американской истории не является определяющей, но на неё всё же смотрят. Это называется: использование служебного положения в личных целях. А, может быть, искусственное создание дефицита. Но никому нет до этого никакого дела.
     -Пожалуйста, отпусти меня, -попросил мистер Миллер сделав несколько безуспешных попыток вырваться и чувствуя, как тонкая ручка Синтии лезет ему в штаны и хватает за член.
     -Фу, мистер Миллер, -укорила Синтия. -Неужели ситуация вас совсем не возбуждает?
     -Мне больно!
     -Может быть ещё скажите, что никогда не проделывали ни с одной учениц то, что регулярно проделывает мистер Чапсон?
     -Никогда!
     Продолжая играть с его вялой плотью, Синтия ласкового спросила: -И не мечтали?
     -Я люблю свою жену.
     -Не верю!
     Она сжала сильнее, и учитель физики закричал.
     -Фу быть таким скучным, мистер Миллер. Просто: фу-фу-фу!
     Синтии вдруг сделалось жалко этого лысого и старого, изошедшего вонючим потом и до смерти напуганного мужика. Конечно, он белый, а значит расист и угнетатель. Он мужчина, значит абьюзер и шовинист. Он немец и, следовательно, любитель Гитлера и всяких нацистских штучек, как все немцы.
     Но он был жалок.
     А, кроме того, ничего плохого лично Синтии учитель физики никогда не делал.
     -Передавайте привет своей жирной жёнушке, мистер Миллер. Помните, что я могла бы легко оторвать ваш агрегат, но не стала этого делать. И больше никогда не смейте сказать даже слово против БЛМ-движения, иначе какая-нибудь чёрная женщина придёт к вам домой и оторвёт ваш жалкий писюн. Запомнили?
     -Да-да, я всё запомнил.
     -Тогда убирайтесь прочь, -Синтия направила мистера Миллера пинком в сторону открытой двери.
     Всё ещё продолжала выть пожарная тревога. Правда топот ног и крики немного стихли. Прислушавшись, Синтия поняла, что крики и громкие сигналы автомобилей доносятся с улицы, а не из коридора. Похоже то, что случилось, затронуло не только лишь школу имени Джона Адамса, а несколько больший объём территории. Может быть, даже весь Озон Парк. Или даже весь боро Куинс. Или весь город Нью-Йорк.
     Видимое только ей одной сообщение известило
      Получено семь очков благодати.
      Текущий уровень божественной благодати: минус восемьдесят семь.
     Синтия радостно засмеялась. Серафима не обманула её. Она дала ей силу и показала путь, которым можно становиться ещё сильнее. Серафима обещала подарить свободу и выполнила своё обещание.
     Немедля больше ни минуты, Синтия вышла в опустевший школьный коридор, торопясь окунуться в новый, для себя мир. За её спиной, в опустевшем классе, в старом мире, оставалось лежать тело Кевина Пирса.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, боро Куинс, район Озон-Парк. Средняя школа Джона Адамса (John Adams High School. 101-01 Rockaway Blvd).
     Время действия: день первый, после. Где-то половина одиннадцатого утра.
     
     На самом деле наш мир прекрасен, поэтому родиться в нём мог только очень добрый и хороший бог. И как все молодые боги он должен был отправиться странствовать между звёзд, чтобы приобрести там необходимый опыт. Но перед тем как уйти, новорождённый бог выполнил желание мира, который его породил...
     
     Мистер Чапсон, сорокалетний чернокожий мужчина, несмотря на свой возраст держащий себя в хорошей спортивной форме, сейчас тяжело дышал. Горячее дыхание со свистом вырывалось из сжатых губ, а руки увлечённо тискали налитые прелести Дженнифер Либернстроп, очередной студентки решившей пойти по 'лёгкому пути' заработав себе автоматом 'отлично' по американской истории и заодно негласную поддержку, и помощь Чапсона по всем остальным предметам расплатившись за неё своим молодым и горячим телом.
     Наклонившись, Чапсон проник языком в прелестный ротик Дженнифер, продолжая трахать её одновременно своим языком и своим членом. С силой вбивая обоих чёрных питонов в белую курочку, так, словно задумал отбить её филе и приготовить из него стейк хорошей прожарки, мистер Чапсон с привычным удовольствием отдался процессу. Да. Да. И ещё раз да. Чёрный мужик, которому почти под соракет занимается незащищённым сексом с восемнадцатилетней белой девчонкой. Если это нельзя назвать жизненным успехом, то что тогда?
     Либернстроп была из разряда 'приличных девочек из хорошей семьи'. И от этого Чапсону только ещё больше нравилось делать с ней всё то, к чему её благополучные, порядочные и насквозь белые папа с мамой совсем-совсем не готовили. Да. Да. Да. Получи своё!
     Чапсон содрогнулся. Его руки ещё сильнее вцепились в налитые молодостью груди Дженнифер Лебернстроп.
     -Ты говорил, что не будешь кончать в меня!
      Использовать активную способность.
     -Так я надел презерватив, -ответил Чапсон. -Посмотри сама.
     -Да... действительно, -после некоторой паузы согласилась Дженнифер вдруг увидев того, что никак не было.
     Нет, раньше Чапсон действительно бы надел презерватив. Да и от умницы Дженнифер он получил бы, в лучшем случае, минет. Вряд ли бы получилось добиться большего, становиться новой школьной 'давалкой' Дженнифер отнюдь не собиралась. Но то было раньше.
     Сегодня всё изменилось. Сегодня сорокалетний одинокий афроамериканец, учитель американской истории в заштатной государственной школе на мизерном жаловании и писатель-неудачник, Хилтон Чапсон, стал главным героем своего собственного романа!
     Словно подтверждая его слова, перед глазами на миг всплыла полупрозрачная табличка:
      Красноречие +1.
      Способность 'красноречие' повышена до седьмого уровня.
      (Чаще и успешнее используйте способности для их самостоятельного развития. Альтернативный вариант развития: покупка нового уровня способности за очки благодати)
      Получено две единицы благодати.
      Текущий уровень божественной благодати: минус тридцать восемь
     Спасибо тебе Серафим!
     Хилтон Чапсон - главный герой своего собственного романа.
     Неприступная девственница Дженнифер Либернстроп подставляет ему свою дырочку и подмахивает, словно озабоченная тёлка. И это ещё не конец.
     -Почисти его дорогая, -предложил Чапсон.
     -Какая мерзость!
     -Давай-давай дорогуша. Девочкам нравится полировать чёрные жезлы. Говорят, что если попробуешь разок, то потом уже за уши не оттащить.
      Успешно использована активная способность 'красноречие'.
     -Хм, ну если только попробовать, -несмело улыбнулась Дженнифер.
     Успев натянуть белые, с чёрными точками, совсем не сексуальные и какие-то 'детские' трусики, но оставив прекрасные груди с ещё не до конца сошедшими следами от его пальцев свободно болтаться, Дженнифер осторожно приступила к делу. Наблюдая за её неумелыми попытками и за тем как задорно двигаются из стороны в сторону острые сосочки, Хилтон наконец обратил внимание на необычные звуки доносящиеся из-за закрытой двери его крохотного кабинета больше похожего, по размеру, на комнатушку для вёдер, швабр и прочего инвентаря.
     Там кто-то изрядно шумел за закрытыми на замок дверями (не хватало чтобы кто-нибудь снова застал его с раздетой ученицей. Второй раз денежными подношениями директору и заведующей учебной части не обойдёшься. А слухи и без того ходят по школе, ещё с прошлого раза, сильно осложняя Чапсону жизнь).
     -Ну-ка, прекрати дорогая.
     Проглотив накопившуюся во рту слюну, Дженнифер до очарования мило спросила: -Я что-то не так делаю?
     Положительно, в этой невинной, на первый взгляд, девчушке таится бездна сексуальной энергии. Быть может он разбудил спящий вулкан. Но сейчас нет времени заниматься этим.
     -Ты всё делаешь просто отлично, но сейчас нам нужно одеться и разойтись. Твой прелестный ротик мы оттрахаем как-нибудь в другой раз.
     Там, снаружи, определённо происходило что-то непонятное.
     Волнуясь, Чапсон ещё раз вызвал свои характеристики:
     
     Счётчик побед: личные (0), коллективные (0).
      Текущие способности :
      Активные:
     Красноречие (ур 7. Ты уже можешь уговорить дракона не есть тебя на обед, но ещё очень далеко до того, чтобы он согласился подарить тебе свою сокровищницу)Невидимость (ур 1) - снижает твою заметность на 80% в течении 1-ой минуты.
      Текущие особенности :
     Развратник. Занимаясь сексуальными действиями с лицами женского пола, ты получаешь очки благодати. Важно достаточно часто менять партнёрш, иначе поток благодати иссякнет. За развращение девственниц идёт особый бонус!
      Текущий уровень божественной благодати : минус тридцать восемь.
      (Примечание: отрицательный баланс благодати означает ваш долг перед божеством. Постарайтесь как можно скорее выплатить долг и впредь старайтесь поддерживать положительный уровень благодати. В противном случае возможно наступление негативных последствий той или иной степени тяжести в зависимости от количества задолженности и прошедшего времени.)
      Текущий ранг : послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафим): ты заинтересовал его, мелкий негодяй.
      Возможные действия: использовать активную способность. Развить существующую / получить новую способность. Позвать помощника (Серафим). Сотворить чудо.
     
     Чапсон с трудом дождался пока Дженнифер натянет на себя все свои шмотки, застегнёт многочисленные пуговицы, крючки и замки. Сам он оделся гораздо раньше. Брюки, футболка, лёгкий свитер и большие, блестящие ботинки с тупым носом, вот и всё, что нужно преподавателю американской истории в государственной школе в районе Озон-Парка.
     Убедившись, что Дженнифер выглядит относительно прилично и ни на одежде, ни на лице у неё не осталось ничего предосудительного, Хилтон открыл входную дверь. Тихо щёлкнул замок. Через открытую дверь, в кабинет тут же ворвался гул пожарной сирены, но коридор, на удивление, оказался пуст.
     Осторожно выглянув, Чапсон жестом показал Дженнифер, чтобы она выходила первая. Девушка, ёжась, словно от холода, вышла и торопливо пошла, почти побежала по-пустому и опасному коридору. Проследив как она скрывается за углом, Хилтон решился выйти сам, но торопливый стук чужих ботинок и чьё-то громкое дыхание заставило его шагнуть назад, в собственный кабинет.
     По коридору пробежал Клаус Миллер, преподаватель физики. Выглядел он ужасно. Красный как рак, рот широко открыт, лицо искаженно гримасой ужаса.
     Пробегая мимо открытого кабинета Чапсона, Клаус даже не заметил коллегу.
     Не понимая, как всё это можно расценивать, Хилтон дождался, пока дышавший, словно выброшенная на берег рыба, толстячок Клаус скроется за тем же углом, куда минутой раньше свернула Дженнифер.
     -Так, -сказал сам себе преподаватель американской истории повторно отгораживаясь от коридора хлипкой, офисной дверью. Вызвав интерфейс, он выбрал пункт
      Позвать помощника.
     В ответ появилась и пропала запись:
      В данный момент Серафим не может ответить на ваш вызов. Сервисы божественного дара работают в автоматическом режиме.
     Помянув недобрым словом соломенноволосого Трампа - не столько потому, что ему лично не нравился бывший президент, сколько из-за того, что так было модно ругаться в тех кругах, где Хилтон вращался в свободное время - Чапсон судорожно пытался решить, что ему делать дальше.
     Должен ли он выйти и выяснить что за чертовщина происходит вокруг. Или лучше отсидеться за иллюзорной защитной офисной двери, больше полагаясь на свою незаметность?
     Неожиданно рявкнула и заткнулась пожарная сирена. Это ведь хороший знак? Или плохой? Чапсон не знал.
     Достав сотовый телефон, Хилтон торопливо пробежался по топовым заголовкам новостных порталов. Вроде бы ничего необычного. Но может быть новости ещё не успели дойти? Или же что-то необычное происходит только лишь в одном Озон-Парке, а то и всего лишь в одной единственной школе имени Джона Абромса - может быть и такое. Но чем может помочь ему это знание? Да ничем, наверное.
     Рассудив, что известная опасность всё-таки предпочтительнее неизвестной, Хилтон с большой осторожностью приоткрыл дверь, оглядел пустой коридор и, стараясь не шуметь, вышел из кабинета. Чуть слышно звякнул замок, когда в нём повернулся ключ. Начался ли вокруг зомби-апокалипсис или, может быть, страшный суд, а оставлять личный кабинет открытым, чтобы мелкие негодники имели возможность вынести из него те немногие ценности, что Хилтон там хранил, он не собирался.
     Издалека, возможно с улицы, долетали плохо идентифицируемые звуки. После того как смокла пожарная сирена, на третьем и последнем этаже школы царила тишина.
     Проходя по коридору, Чапсон замечал открытые двери классовых комнат и личных кабинетов учителей. Как правило и там и там царил изрядный беспорядок. Брошенные в спешке вещи. На первый труп Хилтон наткнулся в классе социологии. Бедная миссис Аймелия лежала у доски со сломанной шеей. В свои тридцать с небольшим, она была ещё очень даже ничего, хотя несколько костлява, на взгляд Чапсона. Кроме того, он сам предпочитал гораздо более молодых партнёрш. Но видимо кто-то не разделял взглядов сорокалетнего афроамериканца потому, что юбка миссис Аймелии была задрана, а её сугубо утилитарные и нисколько не сексуальные трусики спущены до колен.
     Заглянув поглубже в класс, Чапсон увидел забрызганные кровью стены, ещё несколько тел между пар и быстро вышел обратно в коридор.
     Несколько минут Хилтону потребовалось чтобы отдышаться и преодолеть рвотные позывы. Это промедление чуть было не стало для него фатальным. Шаги на лестнице он услышал за мгновение до того, как на третий этаж взбежали парень с девчонкой. Чапсон не помнил их имён, но определённо видел в школе. У парня всё плечо было в крови, неумелая перевязка из обрывков чьей-то футболки нисколько не спасала. Кровь продолжала сочиться сквозь намокшую и потяжелевшую ткань и капать на пол.
     Не ожидая никого увидеть на третьем этаже, девчонка испуганно ойкнула, наткнувшись взглядом на Чапсона. Её спутник, похоже, потерял столько крови, что не замечал ничего вокруг и только старался механически переставлять ноги, попевая за своей подругой.
     Хилтон заметил, что одежда девчонки тоже забрызгана кровью, но, судя по всему, чужой.
     Испуганно, но вместе с тем и как бы оценивающе, оглядываясь на замершего и старавшегося не двигаться преподавателя американской истории, девчонка помогла спутнику присесть в глубине коридора, опираясь спиной о питьевой фонтанчик. Сама она повернулась к выходу на лестницу и очень вовремя. Там как раз появился тот, кого лично Чапсон был бы очень рад увидеть.
     Фред Уокер, отставной полицейский оставивший службу по выходу на заслуженную пенсию и работавший охранником в государственной школе имени Джона Абрамса. Именно его работой являлось поддержание порядка и этот порядок, судя по всему, изрядно пошатнулся.
     Вот только Фред держал в руках пистолет. Хуже того, он явно целился из пистолета в девчонку и, похоже, серьёзно собирался выстрелить. Больше всего Чапсона удивило сосредоточенное выражение на лице Фреда. Как будто перед ним сейчас стояла не тоненькая девчушка, а опасный террорист успевший до этого положить кучу заложников и с которым нужно быть предельно осторожным.
     Отставной полицейский не успел ничего сделать. Он даже не успел полностью подняться на третий этаж. Как только верхняя часть его корпуса стала видна, девчонка взмахнула рукой, будто рассыпая широким движением сухой рис на свадьбе или посылая всем своим подписчикам в тик-токе миллион маленьких сердечек. Невидимый таран ударил в грудь Фреду, опережая того на доли секунды. Бывшего полицейского смело с лестницы, протащило по ступенькам и, судя по звукам, сильно приложило в стену на лестничном пролёте.
     Вместо того, чтобы подойти и посмотреть, что случилось с преследовавшим её охранником, девчонка подбежала к парню. Тому на глазах становилось хуже. Кровь продолжала течь. Сам он уже не мог сидеть и частично лежал, завалившись на пол и опираясь на тумбу питьевого фонтанчика.
     -Ричи, Ричи! -позвала девчонка. Парень не отвечал, но она продолжала тормошить его: -Я сейчас вылечу тебя, Ричи! Мне только нужно набрать ещё немного очков благодати, чтобы совершить это чудо.
     Обернувшись, она посмотрела на продолжавшего стоять молчаливым статистом Чапсона.
     Её взгляд очень не понравился Хилтону. Это был взгляд покупателя в магазине на приглянувшийся ему товар.
      Интерфейс. Использовать способность: невидимость первого уровня.
     Эта почти не нужная ему способность, которую Чапсон попросил у Бога, когда вчера вечером разговаривал с ним по телефону просто, чтобы проверить что это не галлюцинация и не сон.
     Тотчас его фигура приобрела прозрачность, будто оказалась сделана из стекла. Но если приглядеться, то его всё равно становилось видно, особенно если Чапсон пытался двигаться.
     -Я вижу вас, учитель, -звонко заявила девчонка.
     Не открывая взгляда от чуть-чуть матовой стеклянной фигуры, она медленно поднимала руку, собираясь запустить в Хилтона тем же тараном, которым сбросила с лестницы старика Фреда.
     
      Интерфейс. Развить существующую / получить новую способность. Повысить уровень способности 'невидимость'. Насколько повысить? Максимально! Тридцать очков благодати за уровень? Согласен, только быстрее!
      Текущие активные способности : Красноречие (7 ур). Невидимость (3 ур) - тебя совершенно не видно в сухом воздухе, при отсутствии ветра, когда ты не двигаешься. Время действия способности 3-и минуты.
      Текущий уровень божественной благодати : минус девяносто восемь.
      (Внимание: невозможно уйти в долг больше чем на минус сто единиц божественной благодати).
     
     Взмахнув рукой, девчонка послала в сторону Чапсона миллион маленьких сердечек. Вовремя присев, Хилтон ощутил, как что-то невидимое пролетело у него над головой и с силой ударило в стену, так что на той треснула и посыпалась штукатурка.
     Стараясь совершать только плавные движения, но при этом как можно быстрее, не вставая на ноги, Чапсон пополз в сторону, надеясь укрыться за поворотом в коридор ведущий в правое крыло третьего этажа.
     -Эй, так не честно! - закричала девчонка. На секунду она замерла, похоже проверяя интерфейс и убеждаясь, что не получила той благодати, на которую рассчитывала.
     Схватив валявшийся под ногами чьи-то тетради, выпавшие из сумки во время всеобщей эвакуации, она бросила их в то место, где раньше стоял Хилтон. Тетради ударились о стену и упали.
     -Где вы, учитель? -позвала девчонка.
     Неожиданно для обоих участников начавшихся 'салок-догонялок' со стороны ведущей на второй этаж лестницы раздался голос Фреда Уокера: -Не делай резких движений, медленно встань на колени и сложи руки за головой.
     Девчонка резко обернулась.
     -Медленно сложи руки и опустись на колени, -потребовал непонятно каким образом сумевший пережить удар невидимым молотом и падение с лестницы отставной полицейский. -Не дури, ты знаешь, что я могу подстрелить тебя также, как твоего сумасшедшего бойфренда!
     Он целился в неё из пистолета. Уже поднятый ствол смотрел точно в сторону безумной девчонки.
     Должно быть она действительно не полностью отдавала отчёт своим действиям. Девчонка попыталась снова взмахнуть рукой, но прежде чем она успела это сделать грянул выстрел и её изломанное тело отбросило назад. Старый полицейский Фред Уокер хорошо знал своё дело. Попадание точно в сердце. Минимум боли. Минимум гуманизма. Максимум эффективности.
     Не дожидаясь чем там закончится сцена у лестницы, Чапсон, всё ещё находясь в невидимости, что есть сил побежал подальше отсюда. Путь его лежал в правое крыло третьего этажа школы.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, боро Куинс, район Озон-Парк. Магазин ковров, неподалёку от средней школы имени Джона Адамса.
     Время действия: день первый, после. Двадцать минут одиннадцатого, утро.
     
     На самом деле наш мир прекрасен... ну и так далее.
     
     Ральф Педро. Латиноамериканец. Двадцать один год. Работает младшим продавцом в магазине ковров. Сам магазин принадлежит Джеку Хандигану и должность младшего продавца в нём - это вообще ни о чём. Младших продавцов у мистера Хандигана шесть штук и в отличии от старших, которых всего двое, им не полагается ни доли процента от суммы проданного товара, даже если вся продажа исключительно их заслуга, пока старший продавец или сам мистер Хандиган куда-нибудь отлучались или просто дрыхли в технических помещениях магазина. Работа уровня 'принеси-подай'. Смены по двенадцать часов и два дня через два.
     Для не имевшего нормального образования, но зато успевшего обзавестись парой приводов в полицию Ральфа и такая работа важна.
     Приходилось держаться.
     Хуже стало, когда в магазине узнали о его ориентации. Нью-Йорк вообще-то считается довольно либеральным городом. Но вот конкретно мистера Хандигана дух свободы, присущий этому городу, если, когда и посещал, то только в туалете, после длительных запоров.
     Ральфу только и оставалось, что сносить все посыпавшиеся на него ухмылки, усмешки и тупые шутки с очевидным двойным дном. И даже не говорите о том, что парень мог бы легко засудить владельца магазина за предвзятое отношение к гомосексуалистам.
     Во-первых, чтобы судиться нужны деньги, время и знания юридической практики (или ещё больше денег на адвоката). Живущий в съёмной квартирке с ещё двумя соседями и работающий младшим продавцом латиноамериканец Ральф Педро против хозяина сети из трёх магазинов, уважаемого джентльмена и мецената, мистера Джека Хандигана. Это даже не смешно.
     Во-вторых, что прикажите предъявлять уважаемому суду? С работы его не никто не гнал. Требовали, конечно с Ральфа чуть больше чем 'дохрена', а платили гроши, но абсолютно также Джек обращался со всеми остальными младшими продавцами в каждом из своих трёх магазинов. Пожаловаться доброму судье, что после того как коллеги, каким-то образом, узнали об его ориентации, с ним перестали здороваться за руку? Глупо. И что ещё хуже: без доказуемо. Глупости, в общем, всё это. Сказки о самой справедливой и самой свободной в мире стране для жителей стран третьего мира. Тем более, что мода на защиту прав геев несколько прошла. Сегодня стало модно быть БЛМ-активисткой.
     Магазин ковров открывается с десяти часов и работает до самого позднего вечера. Поэтому Ральф и его напарник, ещё один младший продавец, приходят к девяти и первый час готовят магазин к открытию. Примерно без десяти десять или даже попозже начинают подтягиваться старшие продавцы, бухгалтер, товаровед и сам мистер Хандиган. Он запирается в своём офисе наверху, где пьёт дешёвое виски и время от времени выходит 'приглядеть' за работой сотрудников.
     Когда Ральф проснулся сегодня утром, вчерашний разговор с Богом показался ему наполовину сном. На самом деле Педро всё помнил, но привычные утренние заботы как будто отодвинули удивительные, разрывающие привычную действительность в клочья, воспоминания на периферию сознания. Проснувшись в пять часов, Ральф выполнил утренние процедуры, быстро перекусил вчерашней жареной фасолью: красной и острой. И ещё холодной, потому, что микроволновка сломалась ещё месяц назад, хозяин съёмной квартиры наотрез отказывался покупать новую, а у самих ребят не было на неё денег.
     Запив острую фасоль кружкой растворимого кофе без молока, Ральф поспешил на работу. Ездить приходилось далеко, собирая половину утренних пробок, но зато само жильё стоило сущие сентаво, тем более если поделить на троих. Трясясь сначала в вонючей ною-йоркской подземке, а затем в чуть менее вонючем общественном автобусе, Ральф размышлял над обнаруженных вчера несоответствиях в товарных остатках. Обнаружить несоответствие получилось случайно. Плохо, что несоответствие увидел старший продавец. Сам бы Ральф обязательно промолчал. Потому, что как оно обычно получается в магазине мистера Хандигана: кто обнаружил ошибку, тот и виноват. Простое и удобное правило. С одним единственный исключением, что если ошибку находил сам мистер Хандиган или кто-то из бухгалтеров или товароведов, то виноваты всё равно оставались продавцы или, если повезёт, работники склада. Проще было притвориться, что ничего не видел и промолчать. Увы, на этот раз не вышло.
     На работу Педро приехал в мрачном настроении и в ожидании очередной подлянки от босса или того, что старшие продавцы попытаются перевести свои косяки именно на него. Занятый суетой перед открытием, Ральф немного освободился только в двадцать минут одиннадцатого.
     Усевшись передохнуть, он вспомнил вчерашний разговор с Богом и мысленно отдал команду - интерфейс.
     Перед глазами развернулась полупрозрачная, видимая только ему табличка.
     
     Счётчик побед: личные (0), коллективные (0).
      Текущие способности :
      Активные:
     Призрачные ножи (ур 1). Позволяет призывать один малый призрачный нож.За спину (ур 1). Перемещает тебя за спину цели. Действует на расстоянии в четыре метра.
      Текущие особенности :
     Армия пидорасов. Ты имеешь уникальную возможность временно подчинять себе людей после того как займёшься с ними анальным сексом. Ограничение: только мужчин. Подчинение длиться до пяти дней и спадает тем быстрее, чем сильнее воля жертвы. Регулярные занятия анальным сексом продлевают время подчинения и, постепенно, уменьшают уровень воли у твоего гомо-миньона.
      Текущий уровень божественной благодати : минус шестьдесят девять.
      (Примечание: отрицательный баланс благодати означает ваш долг перед божеством. Постарайтесь как можно скорее выплатить долг и впредь старайтесь поддерживать положительный уровень благодати. В противном случае возможно наступление негативных последствий той или иной степени тяжести в зависимости от количества задолженности и прошедшего времени.)
      Текущий ранг : послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафим): дерзай, малыш!
      Возможные действия: использовать активную способность. Развить существующую / получить новую способность. Позвать помощника (Серафим). Сотворить чудо.
     
     -Ральф, эй Ральф! -надрывался, пытаясь привлечь внимание задумавшегося Педро старший продавец. -Да очнись ты уже, заднеприводный!
     -Что такое?
     -Там босс требует тебя к себе в кабинет. Он с самого утра ищет на кого бы повесить вчерашнюю недостачу, -глумливо улыбнулся старший продавец.
     Вопреки его ожиданиям, латиноамериканец не вздрогнул. Наоборот, Ральф широко улыбнулся, показав полный ряд блестящих, здоровых зубов молодого парня, не избавленного в детстве большим количеством сладостей.
     -Думаю, что сегодня я с радостью переговорю с мистером Хардиганом, -ответил Ральф.
     Не откладывая ни минуты, он заторопился вверх по лестнице. Пожалуй, сейчас как раз подходящий случай, чтобы начать создавать верную только ему одному армию. Армию скрепленную крепкой, по настоящему мужской, в лучших традициях древней Спарты, дружбой. И девятнадцатисантиметровый ключ от этой дружбы будет у него одного.
     Ну ладно, ладно, преувеличил немного. Там восемнадцать сантиметров, с половиной.

Глава 2. На расстоянии телефонного звонка

     'И помните любимые, что я рядом с вами, всего лишь на расстоянии одного телефонного звонка'
     
     Историческая справка:
     1965 - 1973 - военная агрессия США против Вьетнама. C начала войны одних только детей было убито 250 тысяч и 750 тысяч ранены и получили увечья. Сброшено 14 млн. тонн бомб и снарядов, что эквивалентно 700 атомным бомбам типа хиросимской и втрое превышает тоннаж бомб и снарядов Второй мировой войны.
     Война во Вьетнаме стоила жизни 58-и тысячам американских солдат, по большей части призывникам, раненых около 300 тысяч.
     В 1995 году, вьетнамское правительство заявило, что колоссальное число: 4 миллиона вьетнамцев-штатских и 1,1 миллион солдат погибли во время войны.
     Во Вьетнаме проведены такие операции, как 'Феникс', достигшая пика в 1969 году, когда почти 20 тысяч вьетнамских партизан и их сторонников были истреблены эскадронами смерти, организованными США. Во время позорно известной бойни в Мэй Лай в 1968 году, американские солдаты убили 500 мирных жителей. Взвод, известный как 'Тигровый отряд' пронесся по центру Вьетнама, пытая и убивая неизвестное количество мирных жителей с мая по ноябрь 1967 года. Взвод прошел через более чем 40 деревень, подорвав гранатами женщин и детей в трех подземных убежищах рядом с Чу Лай в августе 1967 года.
     Одновременно проводилась 'насильственная урбанизация', включая изгнание крестьян с земли бомбежками и химической дефолиацией джунглей.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, большей частью боро Куинс, но не только.
     Время действия: день последний, до. От девяти часов вечера до полуночи.
     
     На самом деле наш мир прекрасен, поэтому родиться в нём мог только очень добрый и хороший бог. И как все молодые боги он должен был отправиться странствовать между звёзд, чтобы приобрести там необходимый опыт и повзрослеть. Но перед тем как уйти, новорождённый Бог выполнил желание мира, который его породил.
     Говорят, будто боги рождаются из слёз. Когда пролитых слёз накопится столько, чтобы наполнить целое море, рождается новое божество.
     Говорят, будто боги рождаются от улыбок. Каждая улыбка, как солнечный зайчик. И когда света вокруг становится столько, что не остаётся места ни для одного нового фотона, рождается новое божество.
     Но я скажу вам правду: боги рождаются из людей. Потому, что больше им неоткуда браться...
     
     Гордон Гилберт жил в маленькой комнатушке в северной части боро Куинса вместе с матерью. Так себе комнатушка и так себе жизнь.
     Конечно, если сравнивать с какой-нибудь из беднейших африканских стран, то всё у Гордона в жизни было замечательно: и крыша, и еда и даже кое-какие возможности и перспективы, пусть и требующие для своего осуществления нешуточного труда. Но современные американцы вообще зажрались, это вам любой из африканских бездомных бедняков скажет. А больше остальных зажрались нью-йоркцы.
     В углу привычно дребезжит старый холодильник из тех, что, наверное, ещё застал эпоху холодной войны и расцвет диско-стиля. На кухне гремит кастрюлями мать. За тонкими, чуть ли не фанерными стенами, чего-то шумят соседи. Они как море. Всегда шумят.
     Единственная комната похожа на пенал. Такая же узкая и длинная. Её чуть укорачивают два шкафа стоящие по разным углам. Дверцы у шкафов приоткрыты. Внутри видна наброшенная как попало одежда. Похоже содержимое шкафов недавно и в спешке перебирали. Старенький телевизор на кухне щёлкает и греется, но продолжает работать. Лежавший на одной из двух имевшихся в комнате кроватей Гордон слышит обрывки зачитываемых диктором новостей: -...действующий президент Джозеф Байден прибыл в Нью-Йорк для участия в готовящемся саммите ООН. Президент прибыл немного заранее, чтобы, как он говорит, успеть обсудить предварительные договорённости с заинтересованными лицами и сторонами ещё до начала саммита. Вместе с Джо, в Нью-Йорк приехали и остальные члены его команды, включая Энтони Блинкейна, Уильема Бернса, Джека Салливана и Линды Томас-Гринфилд...
     Щёлк! На секунду прекратив звенеть посудой, мать переключила канал.
     -...продолжаем наш магазин на диване. Следующий лот...
     Привычным усилием, Гордон отключился от пытающихся ворваться в его мозг снаружи звуков. Он полностью сосредоточился на комиксе у себя в руках. Комикс был уже читанный, но разве это мешает прочесть его ещё раз и ещё? Супергерои сражались с суперзлодеями. Разбивали вдребезги красивые машины с мощными моторами. Жили в сверкающих башнях небоскрёбов и у каждого имелся в распоряжении минимум целый этаж, а то и всё здание принадлежало только одному герою. И вокруг героев, и вокруг злодеев увивались толпы прекрасных девушек. Они сорили деньгами не считая. Это было круто.
     Все герои исключительно американцы, но защищали они весь мир, не заботясь о таких мелочах, как визы, зоны влияния или разрешения властей соответствующего региона, где они собиралась сегодня бороться со злом. Суперзлодеи тоже большей части американцы, хотя имелись среди них и безумный русский киборг-коммунист и китайские сестрички-телекинетики, плоды секретных экспериментов НОАК над собственными гражданами, и кое-кто ещё. Суперзлодеи пытались уничтожить Америку. Получалось у них не то, чтобы очень, но упорства и фантазии им было не занимать.
     -Классно было бы быть настоящим супергероем! -подумал Гордон. У супергероя Гордона точно не существовало бы проблем с бандой Джона. И главные красотки школы: Аманда Брун и Дженифер Либернстроп, непременно обратили бы своё внимание на супергероя. Можно было бы забить на учёбу. То есть он и так, в некоторой степени, на неё забивает. Но если бы Гордон стал супергероем, то можно было бы забивать легально. Героям некогда учиться и заниматься прочей ерундой. Им надо спешить спасать мир!
     Из плена приятных фантазий, Гордона вырвал голос матери. Она зачем-то звала его. Пришлось вставать и тащиться на кухню.
     Сидевшая за столом мать держала в руках перемотанную скотчем (чтобы не развалилась) трубку радиотелефона. Она просто обожала звонить по различным номерам, показываемым в программе телемагазина или какому-нибудь телепроповеднику, чтобы сделать пожертвование. Конечно, на зарплату официантки особенно не пошикуешь. Но и замотанная скотчем трубка радиотелефона и находящийся на последнем издыхании, как популярность диско-стиля из 80-ых, холодильник были прямым следствием таких вот копеечных, но многочисленных покупок ненужной хрени в телемагазине и пожертвований в карман каждому телепроходимцу, через слово поминающему спасение души.
     Разумеется, Гордон не раз пытался поговорить с матерью на эту тему. Увы, безрезультатно. Она начинала плакать, он злился и всё заканчивалось очередной ссорой. Похоже, отказаться от просмотра телемагазинов и телепроповедей, для его матери, оказалось слишком сложным. Наверное, здесь была какая-то серьёзная психологическая зависимость. Быть может только лишь заказывая очередную ненужную ерунду или делая крошечное, но всё-таки пожертвование и получая слова благодарности от проповедников и похвалу от продавцов, его мать чувствовала себя хоть сколько-то значимой и от этого ей хватало, чтобы каждый следующий день подниматься и идти на работу, а приходя с неё тянуть, в одиночку, раздолбая сына.
     Но Гордон не думал об этом. Он просто злился на свою дуру мать.
     Как уже говорилось выше: жизнь Гордона была так себе. Как и комнатушка, где он жил вдвоём со своей матерью. Про то, что её жизнь была ещё тяжелее и ещё хуже, Гордон никогда не задумывался.
     -Сынок, поговори с ними. Я не понимаю, что он мне пытается сказать, -попросила мать.
     -Давай сюда, -Гордон схватил трубку радиотелефона и вернулся в комнату, собираясь высказать очередному телепродавцу или телепроповеднику всё, что он о них думает.
     -Здравствуй Гордон, -сказала трубка.
     Он сбился с шага, но вскоре понял, что с той стороны, должно быть услышали, когда мать звала его по имени.
     -Мы не будем ничего покупать! - крикнул Гордон.
     -Я ничего не продаю.
     -Никаких пожертвований! Ни номера карточки, ни переводов по номеру счёта. Ничего!
     На том конце телефонной линии было тихо, но Гордону отчего-то послышался добродушный смешок.
     -Постой, -догадался он. -Звонок на этот номер платный сам по себе? Да чтоб вы там провалились, уроды!
     -Послушай, Гордон, - ответил голос серьёзно: -Я тебя заверяю, что звонок полностью бесплатен и не будет стоить ни одного цента. Это официальное заявление и, если что-то окажется не так, ты сможешь подать на меня в суд.
     -Хм... ну хорошо, если так. А вы вообще кто? Куда догадалась позвонить моя мать?
     -Неважно, кто я такой, -сказал голос. -Важно то, чего хочешь ты, Гордон.
     -Ну я бы не отказался от тысячи баксов.
     -Как мелко. Думай шире. Чего ты хочешь на самом деле?
     Он упал на свою кровать, продолжая прижимать трубку к уху.
     -Возможно у меня есть некоторые проблемы, -признался Гордон, тщательно следя за тем, чтобы не сказать ничего конкретного. -Я был бы не прочь от них избавиться.
     Голос подбодрил: -Прекрасно, Гордон. Что ещё?
     Взгляд упал на лежавший рядом комикс: -Было бы неплохо получить какие-нибудь сверхсилы.
     -Какие именно?
     -Что?
     -Какие именно силы ты хотел бы получить? Представь, что тебя есть сто базовых единиц. Это подарок от системы. И ты можешь выбирать любые способности или свойства, но каждое из них будет стоить какое-то количество базовых единиц. Придумай, какую силу ты хотел бы иметь?
     -Это как в компьютерной игре? Нужно создать персонажа? А какие способности можно выбирать, есть список?
     -Списка нет, Гордон. Напрягись и постарайся придумать сам. Всё, что угодно, в пределах ста базовых единиц начальных параметров.
     -Это тупо, -сказал он.
     -Ты всегда можешь нажать на отбой и оборвать наш разговор, -напомнил голос.
     Но Гордон не стал вешать трубку.
     ...
     Всё началось с того, что Синтия взяла и позвонила по номеру указанном на рекламном проспекте. Обычно она так не делала. Но слушком уж занимательная вышла история.
     Времени было уже десятый час вечера, когда она возвращалась с собрания феминисток Озон-Парка. Фонари горели через один, но горели достаточно ярко, чтобы можно идти без опаски. После прошедшего утром короткого дождя деревья и дома ещё не успели покрыться привычным серым пыльным налётом. Редкие точки жёлтой листвы только начали появляться в уставшей за долгое лето нью-йоркской зелени. Недели через две начнётся знаменитый нью-йоркский листопад и модные блоги наполнятся фотографиями опавшей листвы на тротуарах и в парках. Но пока ещё в блогах тихо, а на сотню зелёных листьев с трудом найдётся один жёлтый.
     Синтия внутри вся кипела. Раз за разом она повторно переживала ссору с Барборой.
     -Ой, ну простите пожалуйста, - мысленно высказывала Синтия Барбаре. -Простите, что моя жопа недостаточно толстая, грудь не плоская и совсем-совсем не обвислая, а лицо не похоже на швабру, как у тебя, дорогая Барбара. Но всё это не делает меня менее феминистичной, чем ты! Дура бодипозитивная!
     Вот, что надо было сказать, - решила Синтия.
     Проходя по семьдесят седьмой улице, недалеко от церкви 'casa de bendicion', Синтия стала свидетелем любопытной сцены. Дородная дама, которая, по своим размерам, вполне могла бы работать гаражными воротами, наседала на мелкого, а на её необъятном фоне и вовсе крохотного, разносчика рекламных листовок.
     -Как ты смеешь! -кричала дама.
     -Я всего лишь разносчик миссис, -пытался оправдаться парнишка. -Просто раздаю рекламные буклеты. Мне их такими выдали в главном офисе.
     -Это святотатство! -гневалась дама. -И не где-нибудь, а практически у ворот нашей церкви!
     -Простите миссис, но мне надо работать.
     -Нет, ты не будешь раздавать здесь эту мерзость!
     Схватив беднягу разносчика, разгневанная дама потащила его в сторону церкви. Ворох выпавших из рук разносчика буклетов лежал на мостовой и тонкие белые листки из дешёвой бумаги разносил ветер.
     Подойдя ближе, Синтия нагнулась и подняла один из листков. Остановившись под светом ближайшего фонаря, она прочитала: 'Позвони мне, и я изменю твою жизнь'. Дальше шёл номер телефона и подпись 'Бог'. Ещё ниже, совсем мелким шрифтом, указано 'предложение действительно только при физическом нахождении абонента на континентальной территории Соединённых штатов Америки'.
     -Бог, значит? -усмехнулась Синтия. А почему бы и не позвонить. Шутка получилась явно хороша. И даже если это обычная рекламная акция какой-нибудь интернет-компании по продажи вязанных носков исключительно ручной работы, то всё равно очень хорошо. Судя по формату номера, не похоже, чтобы он был платным. Напоминает обычный мобильный номер. Она достала телефон и набрала указанную последовательность цифр. На том конце ответили практически сразу. Не прошло даже и одного полного гудка, как там сняли трубку.
     -Здравствуй... Бог? -спросила она.
     -Здравствуй, Синтия.
     -Откуда ты знаешь моё имя? -насторожилась девушка.
     -Может быть просто угадал? -предположил собеседник. Тон его голоса оставался неизменно доброжелательным, но отчего-то становилось понятно, что задавая вопрос он иронически улыбнулся.
     Она спросила: -Ты хакер?
     -Я альфа и омега. Я - квинтэссенция жизни и смерти.
     -Чего ты хочешь?
     -Неправильный вопрос. Главное то, чего хочешь ты, Синтия Парсон?
     Фамилию тоже знает - мелькнуло в голове у девушки.
     -Я хочу прекращения векового угнетения женщин и признания важности и ценности жизней чернокожих людей!
     -Ты действительно этого хочешь? -переспросил собеседник, сделав заметный акцент на слове 'ты'.
     -Конечно!
     -Пусть будет так. Я дам тебе сил, но как ими распорядиться решить можешь только ты сама, -предложил голос в мобильном телефоне. -Видишь, справа от тебя, в шести шагах, канализационный люк.
     -Допустим, -согласилась Синтия. На самом деле она смотрела не на люк, а крутила головой, пытаясь понять откуда за ней сейчас могут наблюдать.
     -Подойди и попытайся поднять его, -предложил голос.
     На этом моменте любая разумная девушка должна была прекратить разговор и бежать изо всех сил к ближайшему полицейскому участку или торговому центру, или любому другому большому скоплению людей. И я уверяю вас, что девять, из каждых десяти девчонок ради шуток, позвонивших по указанному в объявлении номеру именно так и поступили. Но Синтия как раз была той самой, десятой, которая зачем-то пошла против здравого смысла.
     Она просунула пальцы в отверстие для ручки, с помощью которой рабочие открывают канализационные люки, когда им нужно попасть внутрь канализации. Попыталась поднять тяжёлый люк, но тот едва шевельнулся.
     -Не получается.
     Перед глазами промелькнула строчка: общее усиление тела (ур 1).
     Промелькнула так быстро, что Синтия и сама не поняла видела ли она всплывающую полупрозрачную надпись или ей только это показалось.
     -Попробуй ещё раз, -предложил голос.
     Она потянула снова и на этот раз тот же самый, закрывавший вход в канализацию, люк показался ей гораздо легче. Она приоткрыла его на пару сантиметров и наверняка могла бы даже приподнять, если бы держала удобнее, а не двумя пальцами одной руки.
     -Пожалуй нужно добавить? -засомневался голос.
      Общее усиление тела (ур 2).
     На этот раз Синтия точно успела увидеть надпись и прочитала текст.
     -Ещё раз, -приказал голос.
     Тяжёлый металлический люк теперь казался сделан из плотного картона или фанеры. Поражаясь самой себе, Синтия подняла его и удерживала на весу, всего лишь с помощью двух пальцев, засунутых в дырку для ручки. Она чувствовала его тяжесть, и чтобы продолжать удерживать люк на весу, приходилось прилагать ощутимые усилия. Но, чёрт побери, как она это делает?!
     -Положи люк на место, Синтия, -мягко попросил голос. Она не заметила в какой конкретно момент хотя и приятный, но мужской голос сменился на низкий, с едва заметной хрипотцой, определённо женский тембр.
     -Кто ты такая? Я всё равно не верю, что сейчас со мной разговаривает сама Великая Мать. Первичная Тьма. Тиамат или... Не верю!
     -И правильно делаешь, что не веришь. Меня зовут Серафима.
     -Ты богиня?
     -Почти. Можно сказать, что я её автоответчик. Но сначала мы с тобой, Синтия, должны закончить главное. На общее усиление тела второго уровня потрачено пятьдесят две единицы заёмной благодати. Осталось ещё сорок восемь единиц. Какую способность ты ещё хотела бы получить?
     ...
     -Чтоб меня черти драли! -стоя перед зеркалом в своей скромной двухкомнатной квартире, Хилтон Чапсон, преподаватель американской истории в школе имени Джона Абрамса с удивлением разглядывал своё едва видимое отражение в зеркале. Вот только что он видел в отражении самого себя: в домашней футболке и спортивных штанах, растянутых на коленках. Интерфейс. Применить активную способность: невидимость первого уровня. И он исчезает. Его тело и одежда становятся словно бы сделаны из прозрачной воды. Видно, только если хорошенько приглядеться или если активно двигаться.
     Чапсон поднял невидимую руку и поднёс к глазам. Потом осторожно потыкал в неё указательным пальцем второй, тоже невидимой, руки.
     -Чтоб меня черти драли! -с чувством выругался преподаватель американской истории.
     Со стороны включенного ноутбука, стоящего на столе, донёсся добродушный смешок. Невидимый собеседник в одной из случайных онлайн-конференций, куда он перешёл по ссылке с какого-то развлекательного форума, заметил: -Тебе следует быть осторожнее в своих словах, Хилтон. Мы как раз обсуждаем выполнение твоих желаний и тут ты высказываешь вслух настолько неоднозначную просьбу...
     -Что? Нет! Я...
     -Расслабься, Хилтон, -собеседник в онлайн-конференции благодушно рассмеялся. -Это всего лишь шутка. Хотя попади ты в какой-нибудь дурацкий фильм, вроде 'исполнителя желаний' со злым джином в главной роли, то именно так бы оно и было. Но тебе повезло - я очень добрый бог. Наверное, самый добрый на свете. Всё, что я умею, это исполнять желания. И совсем-совсем не умею их переиначивать, да и не хочу этого делать.
     Хилтон протёр рукавом успевший вспотеть лоб: -Вот уж не думал, что боги обладают чувством юмора. Фух, всё это так неожиданно. Пожалуй, мне нужно что-нибудь выпить.
     -Налей воды из-под крана.
     -Ты не совсем правильно понял меня. Когда я говорил 'выпить', то...
     -Я понял тебя совершенно верно, Хилтон. Но ты всё ещё не до конца веришь в меня. Сходи на кухню и налей воды из крана.
     Так он и сделал. Во время обратного пути в комнату с открытым ноутбуком закончила своё действие невидимость первого уровня и Чапсон снова мог любоваться своим отражением в зеркале.
     Наполненный водой стакан коснулся донышком поверхности стола рядом с ноутбуком.
     -А теперь сделай вот так, -предложил собеседник.
      Интерфейс. Сотворить чудо. Объект: вода в стакане. Действие : превратить в WhistlePig Boss Hog's Black Prince Rye Whiskey.
      Минус пять единиц благодати.
     Стакан резко нагрелся, а потом также резко остыл. Теперь в нём, вместо воды не самого лучшего качества, оказалось отличнейшее виски.
     -Мне показалось или за демонстрацию ты списал пять единиц моей благодати? - спросил Чапсон.
     -Вообще-то это всё моя благодать, которую я только лишь временно занял тебе. Но если способности становиться невидимым, о которой ты так сильно мечтал в четырнадцать лет, чтобы подглядывать как девчонки моются в душе, недостаточно, то вот тебе если не самый лучший, то уж точно самый дорогой виски в мире.
     -Действительно... впечатляет, -Хилтон осторожно прикоснулся к стакану ощущая прохладу стекла, будто он только что достал его из холодильника. Принюхавшись, он сделал глоток, потом ещё один.
     -Ок-ей! Я уверовал в тебя Боже! Что дальше? К чему должен привести весь этот аттракцион невиданной щедрости? И ты говоришь, что 'благодать' заёмная и вдобавок измеряется в цифровых значениях. Я должен как-то её пополнять? Мне отбивать поклоны или молиться?
     -Какой ты нетерпеливый, Хилтон.
     -Просто я однажды уже брал кредит на не слишком чётко обговорённых условиях и потом замучался его отдавать. Теперь предпочитаю всё тщательно проговорить ещё берегу, перед тем как лезть в воду.
     -Ты уже в воде, -заметил собеседник.
     -Вот именно, -Чапсон сделал ещё один большой глоток и виски горячей кометой понеслось к его пищеводу. -И это начинает меня беспокоить.
     -Я даю тебе помощника. Серафима. Он ответит на твои вопросы. Можешь вызывать его через интерфейс.
     -Это кто ещё такой?
     -Кто-то вроде моего автоответчика. Созданная тварь, симулякр. Специалист по работе с персоналом. Искусственный интеллект, лишённый материального носителя. Выбирай любое из обозначений. Он должен будет проследить, чтобы всё тут шло как положено.
     Экран успевшего перейти в режим энергосбережения ноутбука мигнул и включился. Вкладка онлайн-конференции показывала, что Чапсон остался в ней один.
     Сделав ещё один хороший глоток, он немного посидел перед монитором и закрыл открытую вкладку. Браузер автоматически активировал следующую, с новостным каналом. До того, как вздрогнувший от задорного голоса ведущей, Чапсон успел выключить и эту вкладку, она успела ему сообщить: -...Билл де Блазио, мэр Нью-Йорка, нанёс визит приехавшему в город, в преддверии саммита, президенту Джозефу Байдену. В разговоре с журналистами, Билл отдельно отметил, что встреча с новым президентом его очень порадовала и прошла в тёплой и дружеской, но при этом рабочей атмосфере. Мэр также отметил профессионализм каждого из членов президентской команды и выразил надежду, что с новым президентом, в отличии от предыдущего, они 'точно сработаются' ....
      Интерфейс. Позвать помощника (Серафима).
     -Приветствую! - голос словно бы раздался внутри головы Хилтона. Он был почти верен, что услышал эхо и почувствовал, как резонируют кости черепа. Не самое приятное ощущение.
     -Эм... здравствуй. Серафим, да? Можешь объяснить, как тут у вас всё работает?
     -На самом деле всё очень просто, Хилтон. Сегодня, в три часа и примерно двадцать минут по местному времени родился новый бог, а через два с половиной часа, примерно в районе часа ночи, опять же по местному времени, он покинет свою колыбель, то есть Землю, чтобы странствовать между звёзд, набираться опыта и взрослеть. Понимаешь, боги так взрослеют. Населённые разумными существами планеты их колыбели, а космос игровая площадка, что-то вроде детского сада, школы и колледжа одновременно.
     -А дальше? -поинтересовался преподаватель американской истории.
     -Понятия не имею, -признался Серафим. -Я знаю только то, что дал мне Он. Так-то я вообще был создан Им меньше двух часов назад.
     -Хорошо, но откуда он взялся?
     -Говорю тебе - вы его породили. Представь себе огромную, просто гигантскую чашу. Когда первая обезьяна взяла в руки палку, чтобы отпиздить другую обезьяну, то чаша начала наполняться. Слёзы, радость, боль, гнев, злость и счастье - всё это капли из которых собралось море. Всё, без остатка, пошло в дело: от безумства тиранов, до вдохновения гениев. Умершие после первого же вздоха младенцы и дожившие до ста лет старики. Фальшь проповедников и ошибки учёных. Кровь героев и слёзы подлецов. И так до тех пор, пока она не наполнилась до краёв. И потом разом вся опустела.
     -Но почему именно сегодня?
     -Ты видел динамику роста человеческой популяции? Десятки тысяч в первобытные времена. Сотни тысяч в античные. Миллиард к началу 18-го века и около восемьи миллиардов прямо сейчас. Чаша наполнялась всё быстрее. Больше людей - больше слёз и больше радости. Такими темпами, чтобы породить следующего бога, вам потребуется меньше тысячи лет. Вместо десятков тысяч, которые ушли на наполнение чаши до текущего момента.
     -Ладно, к чёрту эту хрень, -отмахнулся Чапсон. -Что там по благодати?
     -У тебя долг в двадцать пять единиц. Двадцать за способность невидимости первого уровня и ещё пять за чудо превращения воды в крепкий алкоголь.
     -Просто зашибись. Не божество, а какой-то кредитный агент. Чем мне это грозит?
     -Да ничем, собственно. Можешь вернуть счёт в ноль и гулять, а можешь и дальше развиваться по пути жреца. Слишком долго ходить в должниках не советую, это плохо. Но я, как твой помощник, рекомендую для начала уйти ещё немного глубже в долги и взять способность 'красноречие' и догнать её хотя бы до третьего уровня. Конкретно для тебя это будет стоить всего лишь девять единиц благодати так как при оценке стоимости учитываются личные склонности и способности, а ты всегда умел хорошенько присесть на уши.
     -Этого не отнять, -согласился Чапсон. -Насчёт новой способности я подумаю, но для начала расскажи мне как зарабатывать благодать?
     -Можно через медитацию. Два часа медитации в обмен на одну единицу благодати.
     -Я не умею медитировать, -заметил Хилтон.
     -Да там любой дурак научится. Сидишь и созерцаешь свой пупок. Главный секрет медитации в том, чтобы, в процессе неё, не заснуть.
     -Ладно, какие ещё способы есть?
     -Можешь участвовать в битве героев. Знаешь, эдакий привет из средневековья. Герои сражаются, кровь обагряет песок. Сильнейший торжествует, слабейший страдает.
     -Жуть какая.
     -Что есть, то есть. В конце - концов Он это Вы. Вам, людям, ещё очень повезло, что при всём при этом, вы, на самом деле, относительно милые и безобидные зверюшки. Вот и первый Бог у вас получился очень добрым, хотя и с закидонами. Может быть второй, через тысячу лет, выйдет получше, но здесь всё, как говорится, сугубо в ваших руках. А мой создатель может награждать, но не умеет карать. Может дарить, но не способен отбирать. И словно в корсет для бандажа закован в нерушимые приступы сохранения свободы воли.
     -Дальше.
     -Будут ещё разные задания лично от меня. Также я обязан вознаграждать за различные достижения и определённые поступки.
     -Как в компьютерной игре, понятно, продолжай.
     -Наконец можешь плюнуть на всё и переехать жить в Гондурас.
     -Почему в Гондурас? - опешил Хилтон.
     -Способности, особенности, очки благодати - всё это действует только на континентальной территории Соединённых Штатов и нигде больше. А между тем, у США с республикой Гондурас существует соглашение по миграционной политике. Выехать будет проще.
      Интерфейс. Использовать активную способность: невидимость первого уровня.
     -Успеешь ещё наиграться, -пообещал Серафим. -Способность 'красноречие' брать будешь?
     -Расскажи о ней поподробнее, -попросил Чапсон.
     ...
     Шестидесятичетырёхлетний бывший полицейский, а ныне охранник в государственной школе имени Джона Абрамса, Фред Уокер, был на редкость здравомыслящим и трезво смотрящим на жизнь человеком.
     Поэтому услышав у себя в голове чей-то голос и узнав о том, что ему, без всякого спроса, начислено сто единиц какой-то неведомой благодати, Фред не стал тут же обменивать очки благодати на способности, чтобы только проверить, что голос у него в голове действительно существует и он не сошёл с ума за два месяца до своего шестьдесят пятого дня рождения.
     Вместо этого, собравшийся было съесть нехитрый ужин из пары отваренных сарделек и четырёх кусков пожаренного с яйцом хлеба, Фред обстоятельно побеседовал с тем, кто называл себя Серафимом, но вполне мог являться его личной шизофренией.
     Он выслушал о приобретаемых за единицы благодати способностях и об автоматически генерируемых особенностях. О том, что всё эти штуки действуют исключительно на континентальной территории США. Об огромной, символической, чаше, наполняемой слезами и радостью, из которой рождаются боги.Выслушав всё это и отказавшись потратить хотя бы единицу чужой заёмной благодати на сверхъестественные способности и даже на такую полезную вещь, как отсутствие скрипа в старых коленях или общее омоложение, Фред вежливо поблагодарил Серафима и закрыл его, как закрывают больше ненужную вкладку в браузере.
     После чего, недовольно крякнув от стрельнувшего болью колена, Фред подошёл к телефону и набрал проживающих в Лос-Анджелесе дочь с внучкой и внуком. Потратив примерно около часа времени, он убедил дочь и её мужа прямо сейчас, не откладывая, заказать ближайшие свободные билеты и улетать на отдых в Европу, о котором она так мечтала. И обязательно захватить с собой обоих внуков. Удивлённая его настоятельной просьбой заказать билеты и улетать вот прямо сейчас, как можно скорее, на ночь глядя, дочка пыталась сопротивляться. Ничего не объясняя, Фред сумел настоять на своём пообещав всё оплатить: и билеты и проживание в гостинице из своих накоплений. Но только если она и внуки поедут в аэропорт прямо сегодня ночью.
     В конце концов ему почти уже шестьдесят пять. В этом возрасте можно побыть немного самодуром, особенно если за свой счёт, а не за чужой.
     Добившись от дочери клятвенного обещания сразу после завершения телефонного разговора озаботиться заказом билетов на ближайшие свободные часы, Фред повесил трубку.
     Достав свой верный глок, почти такой же старый, как он сам, если перевести человеческие года на оружейные, Фред тщательно почистил и зарядил пистолет. Все эти голоса в и без того дурных головах, особенности и сверхъестественные способности однозначно не приведут к добру. Отслужив в полицейских силах города Нью-Йорка более тридцати лет, Фред был более чем уверен, что завтра предстоит сложный день. Скорее даже чертовски сложный день.
     Пожалуй, кто-нибудь другой, такой же здравомыслящий, на его месте, взял бы отгул, уволился или просто поехал бы в Аэропорт и сел на ближайший самолёт в Амстердам. В Лондон. В Париж, Мадрид или Берлин. Но к добру или к худу, а три десятка лет, отданных службе на благо общества не проходят даром. Полицейский может выйти на пенсию и подрабатывать охранником в занюханой городской школе в районе Озон-Парка, но от этого он не перестаёт быть полицейским.
     Закончив чистить старенький глок, Фред привычным движением поставил его на предохранитель, вложил в кобуру и положил кобуру на кресло рядом с кроватью так, чтобы взять его сразу, как только проснётся.
     После чего он доел уже холодный ужин запивая обжигающим кофе. Привычно пожелав спокойной ночи Маргарет, своей покойной жене, портрет которой висел в его комнате, Фред лёг спать.
     Перед сном он выключил радио, продолжающее вполголоса бормотать что-то о том, что новый глава ЦРУ, Уильям Бернс, пообещал обеспечить безопасность президента Джозефа Байдена во время его визита в Нью-Йорк. За безопасность во время готовящегося саммита ООН в городе буду отвечать другие службы.
     Радио щёлкнуло и замолчало. Дом погрузился в тишину.
     Завтра будет трудный день. Но полицейские, даже бывшие, как и техасские рейнджеры, не сдаются. Они всегда сражаются до конца и побеждают. По крайней мере в кино. Пусть даже Фред никогда в своей жизни не бывал в Техасе.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, боро Куинс, район Озон-Парк. Средняя школа Джона Адамса.
     Время действия: день первый, после. Десять часов, тридцать минут утра.
     
     Фред проснулся в шесть часов. Пожарил себе яичницу и запил её чашкой растворимого кофе, горячего и горького, как слюна обитающих в аду дьяволиц.
     В семь часов, с минутами, он закончил принимать душ. В половине восьмого выехал из дома. И где-то без десяти минут девять, был уже в школе. Уроки начинались с девяти тридцати, поэтому времени осмотреть всё и не торопясь принять дела от охранника из предыдущей смены вполне хватило.
     Машинально кивая на приветствия собирающихся учителей и, позже, наблюдая за наполнившими школу учениками, Фред раздумывал над тем, что же на самом деле произошло вчера. Действительно ли позвонив по телефону, указанному в нелепом газетном объявлении больше похожем на чью-то шутку или, может быть, скрытую рекламу, он говорил с кем-то... кто называл себя Богом. Кто предлагал вылечить его больные колени и более того, вернуть молодость изношенному телу.
     -Почему я позвонил дочери в Лос-Анджелес, но даже не подумал набрать друзей или сослуживцев? -размышлял Фред. -Просто поел и лёг спать, как будто каждый день разговариваю с богом по телефону. Как будто этот проклятый Интерфейс не мелькал перед глазами лучше прочего доказывая, что если происходящее с ним и есть шизофрения, то очень уж избирательная.
     Зайдя в свой крохотный кабинет в холле первого этажа школы, Фред набрал знакомый домашний номер дочери в Лос-Анджелесе. Ему никто не ответил. Немного успокоенный, он вернулся на место.
     Ничего не происходило. Прозвенел первый звонок отмечавший начало первой пары и поток спешащих на уроки подростков резко обмелел. Только ближе к десяти часам какой-то бледный парнишка вбежал, не глядя на охранника и сразу поспешил вверх по лестнице на второй этаж.
     Фред успел успокоится и подумать, что, наверное, ничего плохого сегодня не случится. Как в первых минутах одиннадцатого с верхних этажей послышался грохот и крики.
     Он вскочил, будучи ещё не в силах решить, должен ли он следовать наверх и во всём разобраться или правильнее будет остаться здесь и попытаться эвакуировать учеников и учителей?
     -Какого чёрта на такую большую школу полагается всего один охранник?! Чёртовы городские власти год от года урезающие финансирование государственных школ, -привычно выругался Фред.
     Решительно шагнув к стене, он приподнял защитный колпак и дёрнул ярко-красную рукоять вниз. В школе завыла пожарная сирена. Принялись открываться двери классов.
     -Наружу! Все наружу! Пожарная тревога! -покрикивал на непонимающих с первого раза Фред. При этом сам он, с тревогой, прислушивался к происходящему на двух верхних этажах.
     Старшеклассники выходили из здания школы организованно. Правда это не отменяло их наглых взглядов и презрительных гримас у них на лицах. Ничего удивительного, в этом возрасте каждый считает будто уже знает всё, хотя, на самом деле, не знает ещё ничего. Все такими были, все через это прошли.
     К Уокеру подошёл мистер Тетчер, преподаватель математики: -Что происходит, Фред? Кто включил пожарную тревогу?
     -Позже Альберт. Позже, -отмахнулся от него Уокер. -Сейчас надо вывести детей и построить во дворе перед школой. Пожалуйста, проследи за этим.
     Кивнув, Тетчер направился к дверям.
     Сам Уокер, словно что-то почувствовав, развернулся по направлению к ведущей наверх главной лестнице. Среди спускающихся подростков, на лицах некоторых из них, Фред, краем глаза, отметил застывшее выражение неподдельного ужаса. Но основное его внимание оказалось сосредоточено на парне и девушке. Явно пара. Держатся за руки. Какие-то они слишком весёлые для той непонятной ситуации, когда все вокруг бегут наружу и что есть сил воет пожарная сирена.
     Вытянув свободную руку, парень коснулся бегущего перед ним ученика и тот, вдруг, споткнулся. Сделав несколько шагов, он упал. При этом повёрнутое в сторону, его лицо казалось неестественно бледным, а тело словно бы усохло, съёжилось, как если бы из него вдруг мгновенно выпили почти всю жидкость.
     В ладони у парня засияла крохотная, синяя звёздочка, словно маленький светодиодный фонарик. Только вот никакого фонарика у него не было. Девчонка рассмеялась.
     -Эй, вы! -закричал Фред. -Подойдите сюда, немедленно!
     Услышав крик, парочка сбилась с шага. Девчонка вроде бы испугалась, замолчала и втянула голову в плечи. Парень только улыбнулся и широко размахнувшись бросил яркую синюю звёздочку в старого школьного охранника.
     Фреда спасло то, что летела звезда относительно медленно. Уж всяко медленнее металлического шарика, если его бросить, или гранаты. К тому же метать парень явно не умел или же ему помешало то, что другой рукой он продолжал держать подругу. Пролетев чуть в стороне, пульсирующая синяя точка взорвалась, усеяв всё вокруг тонкими, но необычайно острыми ледяными иглами. Уокер успел спрятаться за монструозным, древним столом из рассохшегося, но прочного дерева, поставленного возле входа школьной администрацией специально для него. Многим прочим ученикам не так повезло. Ледяные иглы воткнулись им в открытые участки кожи, пробивая насквозь не слишком плотную ткань. Никого не убило. Такие штуки по-настоящему опасны только если попадут в глаза или в лицо. Но крика поднялось столько, что вой пожарной сирены затерялся и, как будто, притих.
     Тем временем девчонка махнула рукой и словно невидимая волна понеслась по направлению к Фреду, сметая стоящих у неё на пути подростков, словно лёгкие деревянные кегли. Ударившись о тяжёлый стол, невидимая волна заставила его чуть сдвинуться, но ничего больше не произошло. Должно быть расстояние оказалось слишком большим.
     -Стоять! -закричал Фред доставая вычищенный ещё вчера и заряженный глок: -Руки за голову. Не делать резких движений!
     Не думая выполнять его приказы, парень схватил какого-то пробегающего мимо бедолагу за плечо и тот глухо застонал. Его лицо бледнело на глазах.
     Решившись, Фред выстрелил. Метавший синие звёзды парень схватился за простреленное на вылет плечо. Его случайная жертва сумела вырваться и отбежала прочь, выглядя при этом будто наполовину всосанное в пылесос приведение.
     Девчонка звонко крикнула: -Ричи!
     Пока Фред медлил, она помогла парню подняться и увлекла его обратно на лестницу.
     Проверив как там себя чувствует бледный, как мел парень и убедившись, что он хотя бы дышит, Фред последовал за убежавшей наверх парочкой. Сейчас главное было нейтрализовать сошедших с ума психокинетиков или кем там они себя вообразили.
     Он догнал их на третьем этаже. Однако девчонка провела Фреда. Точнее он сам расслабился. Не смог заставить себя мгновенно, как только увидел, выстрелить в школьницу, а потом сделалось уже поздно. Она снова взмахнула рукой и невидимый таран снёс Фреда Уокера с лестницы и припечатал его в стену, выбивая из груди дыхание и ломая рёбра.
     Его вырывало кровью. Похоже проклятая девчонка умудрилась сломать что-то важное внутри у него. Что-такое, без чего и так находящийся не в самой лучшей форме организм старого полицейского и вовсе отказывался дальше работать и жить.
      Интерфейс. Сотворить чудо, чудо, чудо.
     Очень долгую секунду ничего не происходило. Потом побежали строчки
      Минус семьдесят единиц благодати. Большое исцеление. Минус ещё тридцать единиц. Малое омоложение.
     
      Счётчик побед: личные (0), коллективные (0).
      Текущие способности :
      Нет.
      Текущие особенности :
     Старый служака. Ты бывший полицейский, но настоящие полицейские не бывают бывшими. Защищая людей и закон - получаешь увеличенный (+10%) приток благодати. Совершая преступные или просто сомнительные действия, на тебя накладывается штраф в -30% от количества начисленных единиц благодати.
      Текущий уровень божественной благодати : минус сто.
      (Примечание: отрицательный баланс благодати означает ваш долг перед божеством. Постарайтесь как можно скорее выплатить долг и впредь старайтесь поддерживать положительный уровень благодати. В противном случае возможно наступление негативных последствий той или иной степени тяжести в зависимости от количества задолженности и прошедшего времени.)
      Текущий ранг : послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафим): ты слишком правильный, чтобы быть весёлым.
      Возможные действия: использовать активную способность. Развить существующую / получить новую способность. Позвать помощника (Серафим). Сотворить чудо.
     
     Фред поднялся, постоянно прислушиваясь к себе. Ничего не болело. То есть вообще ничего. Привычная боль в правом колене и в левой руке и та прошла, будто по волшебству. Хотя именно волшебство это и было.
     Подобрав отлетевший в сторону глок, он осторожно поднялся по лестнице.
     Раненный парень сидел, опираясь на питьевой фонтанчик и не двигался. Девчонка стояла спиной к нему.
     -Эй ты, стой на месте и руки за голову, -приказал Фред. -Дочка, поверь мне, я не шучу.
     Резко обернувшись, она начала поднимать руку создавая невидимую волну, и он выстрелил. Не в руку и не в ногу. Точно в сердце. Как на почти забытой учёбе в академии полиции.
     Уокер тоже был человеком, и он испугался. Испугался сумасшедшей девчонки и её непонятной силы. Умирать не хотелось. Тем более, что второй раз, как он подозревал, так просто воскреснуть и излечиться не получится. Теперь он был в долгу перед тем существом, что положило начало всему этому. И вряд ли этот долг получится так просто списать или забыть о нём.
     
     ***
     Тоже время. Почти тоже место.
     
     Письменный стол в рабочем кабинете Джека Хандигана, владельца сети магазинов по продаже ковров, трясся и шатался.
     -Вот тебе задержка заработной платы! Вот тебе ненормированный рабочий день! А вот корпоративный дух! То, что мы одна команда и прочая хренотень. Ты чувствуешь, чувствуешь, какой у меня огромный корпоративный дух, как он распирает тебя изнутри?
     Наконец Ральф оторвался от дряблой окровавленной задницы Джека Хандигана. Смотрелось всё это крайне не эстетично. Переведя дух, Ральф испугался. Вдруг он просто сошёл с ума и все голоса, интерфейсы и прочее ему только приснилось. Тогда его посадят за изнасилование на десятки лет.
     Перед глазами промелькнуло сообщение: особенность 'армия пидорасов' активирована. Вы можете отдавать приказы своему новому гомо-миньону. В соответствии с его уровнем 'воли' срок безусловного повиновения от 19-и часов.
      Плюс пять единиц благодати.
      Текущий уровень божественной благодати : минус шестьдесят четыре единицы.
     Ральф расслабился.
     Похоже этот мир всё-таки сошёл с ума, ему не показалось. Всё было в порядке.
     -Эй, мистер Хандиган, натяните штаны, -приказал он.
     Наблюдая как бестрепетно и не протестуя ни словом, ни жестом, бывший босс выполняет его приказ, Ральф Педро развеселился.
     -Теперь я буду звать вас Джеки, мистер Хандиган. Надеюсь вы не возражаете? Конечно же не возражаете. Джеки - мой первый боевой пидорас.
     В дверь постучали.
     -Открой, -приказал Ральф.
     Джеки, бывший мистер Хандиган, подошёл к двери и щёлкнул язычком замка, открывая.
     В дверном проёме стоял один из старших продавцов: -Мистер Хандиган, всё в порядке? Я слышал странные звуки...
     -Всё в полном порядке, -сказал Ральф. -Проходи.
     Старший продавец с непонимание воззрился на него, а потом перевёл взгляд на владельца сети магазинов.
     -Скажи ему, чтобы вошёл, -приказал Ральф.
     -Входи, -потребовал Джеки.
     -Я не понимаю, что происходит, мистер Хандиган, -сказал старший продавец, но всё-таки вошёл в рабочий кабинет.
     -А теперь закрой дверь и держи его, -с нотками азарта в голосе приказал Ральф.
     Охота только начиналась. Сейчас в его армии будет новое пополнение.
     Самое главное, чтобы рабочий инструмент не отвалился от слишком частого использования.
     -Аллилуйя! - выкрикнул Ральф. Сегодня определённо был его день. Лучший день его жизни.
     Славься новорождённый Бог! Славься!
     
     ***
     На самом деле наш мир прекрасен, поэтому родиться в нём мог только очень добрый и хороший бог.
     Говорят, будто боги рождаются из слёз. Когда пролитых слёз накопится столько, чтобы наполнить целое море, рождается новое божество. Говорят, будто боги рождаются от улыбок. Каждая улыбка как солнечный зайчик. И когда света вокруг становится столько, что не остаётся места ни для одного нового фотона, рождается новое божество. Но я скажу вам правду: боги рождаются из людей. Потому, что больше им неоткуда браться.
     Итак, самая худшая и самая злобная страна современного мира, Соединённые Штаты Америки, должна быть уничтожена. Но проблема в том, что новорождённый бог слишком добр. Он не умеет карать и способен только дарить и награждать. Так пусть награда обернётся наказанием. Если бы существовали супергерои, то они существовали бы только в Америке? Да будет так.
     Эпичнейшая из битв готова начаться!
     Подлый порядок против кровавого хаоса.
     Государственная машина против наместника новорождённого бога на земле, Серафима.
     Супергерои против Америки.
     Избранный американский президент Джозеф Байден против армии пидорасов ведомой латиноамериканцем Ральфом.
     Глава ЦРУ Уильям Бернс против чернокожей BLM-активистки Синтии Парсон умеющей стрелять молниями из пальца и поднимать канализационные люки одной рукой.
     Бывший преподаватель американской истории, Хилтон Чапсон, угрожает женщинам-военнослужащим американской армии не только своей сверхъестественной способностью становиться невидимым.
     Гордон Гилберт, замкнутый и болезненный юноша, с выдвигающимися из рук лезвиями, уходит в отрыв.
     И только Фреду Уокеру, бывшему полицейскому, предстоит разбираться со всей этой вакханалией.
     Садись поудобнее, мой дорогой читатель. Принеси себе пакет чипсов и налей в стакан охлаждённой колы из холодильника. Мы начинаем нашу историю.

Глава 3. Давай объединимся в пати?

     "-Алло, Белый дом? Вам президенты нужны?
     - Вы что, больной?
     - Да, и очень старый!"
     (анекдот)
     
     Историческая справка:
     1973-ий год, ЦРУ устраивает переворот в Чили, чтоб избавиться от прокоммунистического президента. Альенде был одним из виднейших чилийских социалистов, попытался провести в стране экономические реформы. Начал процесс национализации ряда ключевых отраслей экономики. Установил высокие налоги на деятельность транснациональных корпораций. Ввел мораторий на выплату государственного долга.
     В результате, серьезно пострадали интересы американских фирм. Последней каплей для США стал визит в Чили Фиделя Кастро.
     В результате ЦРУ получило приказ об организации свержения Альенде. В 1973 году чилийские военные под руководством генерала Пиночета совершили государственный переворот.
     Альенде застрелился из автомата, подаренного ему Кастро. Хунта приостановила действие конституции, распустила национальный конгресс, запретила деятельность политических партий и массовых организаций. Она развернула кровавый террор (в застенках хунты погибло более 30 тысяч чилийцев, более 2,5 тысяч пропало без вести). Хунта ликвидировала социально-экономические завоевания народа, возвратила земли латифундистам, предприятия - их прежним владельцам, выплатила компенсацию иностранным монополиям и т. д. Были разорваны отношения с СССР и др. социалистическими странами.
     В декабре 1974-го Пиночет провозглашается президентом Чили. Антинациональная и антинародная политика хунты привела к резкому ухудшению положения в стране, обнищанию трудящихся, значительно выросла стоимость жизни.
     
     Место действия: Нью-Йорк, боро Куинс, район Озон-Парк. Средняя школа Джона Адамса.
     Время действия: день первый, после. Одиннадцать часов дня.
     
     Аманда Брун, одна из главных красоток школы, плакала и сосала. Слёзы стекали по щекам и капали на забрызганный кровью пол.
     Кап-кап.
     Чмок-чмок.
     И может быть ты, дорогой читатель, если только тебя волнуют вопросы глобальной справедливости, задаёшься вопросом: за что Аманде всё это? Она была настоящей оторвой, но по настоящему плохой не была никогда. Так почему она должна стоять на коленях, в двух шагах от тела её милого Джона, сейчас похожего на распотрошённую свиную тушу и заталкивать себе в рот отросток прыщавого Гилберта. Чтобы только он не располосовал и её, как Дика и Глена. Как её милого Джона.
     От запаха застывающей крови кружится голова. Но приходится сдерживать рвотные позывы, работать руками и губами. Глаза щиплет от слёз. Солёные дорожки на щеках, казалось, уже проели кожу.
     Может быть Аманде это за всех убитых в Югославии? Или во Вьетнаме? За детей, родившихся уродами из-за химикатов применённых для дефолиации джунглей или пролившихся во время намеренной бомбёжке крупных промышленных объектов. За миллионы чилийцев, которым не дали построить их социальное, народное государство, вместо этого ввергнув в хаос безумной диктатуры сумасшедшего генерала Пиночета.
     Никто не ответил за американские преступления в Югославии и Вьетнаме. Так может быть будет честно, если Аманда искупит маленькую часть огромной вины, лежавшей на всех американцах?
     Нет. Это не будет честно.
     Не связанные, в моральном плане, события. Бомбардировка Югославии, дети-калеки во Вьетнаме и оральное изнасилование первой красотки школы Аманды Брун.
     Югославы не должны были умирать под американскими бомбами и в течении десятилетий травится пролившейся из уничтоженных заводов химии. Во Вьетнаме не должны были рождаться дети без рук, без ног, без глаз и ушей из-за 'агента оранж', химиката, которым американские военные уничтожили десятки гектар джунглей. И наконец Аманда вовсе не должна давиться сейчас членом парня с лезвиями из рук, в двух шагах от остывающего тела того, кому она могла бы стать примерной женой, сложись всё немного по-другому.
     Ничего из этого не должно было произойти.
     Но всё-таки произошло.
     Кап-кап. Чмок-чмок.
     Кончив, наверное, уже в шестой раз, острый Гордон почувствовал, что больше не сможет. По крайней мере не в ближайшую пару часов точно.
     Прочих своих одноклассников он отпустил. Не дававшего нормально жить Джона, вместе с подельниками, расчленил словно бифштекс у себя на тарелке. Оставалась Аманда, но сейчас она больше его не интересовала.
     -Проваливай, -разрешил ей Гордон.
     Девушка посмотрела на него сквозь слёзы. Должно быть она выплакала за последний час не меньше пары литров - подумал Гордон. По мере того как она понимала смысл сказанных им слов, на её лице разгоралась надежда.
     -Стой! -сказал он и она послушно замерла. -Сначала оденься, потом проваливай.
     Быстро напялив на себя что и как попало из своей бывшей одежды, Аманда побежала к выходу из напоминающего бойню класса, но у самых дверей задержалась и прошептала: -Спасибо...
     Гордон кивнул. Они оба знали, что он мог разрезать её, как разрезал её бойфренда. Или надеть на шею ошейник и таскать за собой, будто в каком-нибудь постапокалиптическом фильме. Но получив то, что хотел, Гордон просто отпустил Аманду. Наверное, не каждый плохой парень с лезвиями из рук так сделал.
     Подойдя к окну, Гордон посмотрел на улицу.Строившихся, по началу ровными рядами, выбежавших из школы учеников там уже не было. Вместо этого, на газоне, лежали несколько тел и стоял врезавшийся в столб лёгкий грузовик, брошенный с открытыми дверями.
     Похоже всё ещё серьёзнее, чем он думал с начала. Нужно решить, что делать дальше. Гордон вызвал свой интерфейс.
     
     Счётчик побед: личные (3), коллективные (0)
      Текущие способности :
      Активные:
     Лезвия из рук (ур 3). Теперь прочнее и острее. Плюс один уровень за активное использование.
      Пассивные:
     Прочное тело (ур 1)
      Текущие особенности :
     Справедливость в одни ворота (Считаешь себя обиженным? Считаешь, что этот мир изрядно задолжал тебе? Так иди и возьми всё, что тебе задолжали. Побеждая своих прошлых обидчиков, ты получаешь усиленный (+50%) поток благодати).
      Текущий уровень божественной благодати : минус семнадцать.
      Текущий ранг : послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафима): отличный прогресс!
      Возможные действия: использовать активную способность. Развить существующую / получить новую способность. Позвать помощника (Серафим). Сотворить чудо.
     
     За Дика, Глена и Джона ему отсыпали изрядно благодати. Значительную роль сыграла его особенность, увеличив итоговых выхлоп до целых шестидесяти единиц. И хотя он всё ещё оставался в минусе, но Гордон всё больше склонялся к тому, чтобы приобрести ещё какую-нибудь способность, пусть даже снова придётся уйти в глубокие минуса. Лезвия из рук - это хорошо, но требовалось что-нибудь дальнобойное или лучше взять нечто вроде сонара, чтобы контролировать окружающую обстановку?
     Он замер, размышляя над этим непростым вопросом, как вдруг почувствовал движение позади себя.
     Резко развернувшись, Гордон увидел Хилтона Чапсона, преподавателя американской истории. Рефлекторно выдвинувшиеся лезвия опасно блеснули.
     -Хей-хей, парень, успокойся, -мистер Чапсон поднял руки и развернул их ладонями к Гордону будто сдавался или показывал, что не собирается ему угрожать.
     -Что вам надо?
     Мистер Чапсон бросил взгляд на распотрошённые тела Джона, Дика и Глена и тихо сказал, констатируя факт: -Школьная банда Джона Джонсана.
     Гилберт сказал: -Они приставали ко мне.
     -Знаю, -кивнул Хилтон.
     -Если вы знали, учитель, то почему ничего не делали, чтобы прекратить это? -спросил Гордон.
     Мистер Чапсон замялся, но тут же поспешил перевести разговор на другую тему.
     -Мальчик мой... Гордон. Ты ведь Гордон Гилберт, верно?
     Юноша поморщился, но кивнул.
      Применить активную способность: красноречие (ур 7).
     -Послушай, Гордон, -произнёс мистер Чапсон. -Теперь, когда вокруг творится чёрт знает что, нам лучше держаться вместе, как думаешь? Я запомнил тебя по твоим ответам на моих уроках. Ты рассудительный и серьёзный молодой человек.
     Гордон усмехнулся: -НПС предлагает в пати?
     -НПС? -удивился мистер Чапсон. -А, понял, ты имеешь в виду 'неигровой персонаж'. Но я такой же как ты, Гордон. У меня тоже есть интерфейс.
     Юноша задумался и отвернулся. Хилтону хотелось, как можно скорее уйти подальше от школьного класса, больше напоминавшего бойню. Но он заставил себя стоять и продолжать дружелюбно улыбаться. Ещё находясь под невидимостью, он проследил за тем, как 'острые ручки' разрешил уйти Аманде Брун после того как она высосала его досуха. Как раз о таком партнёре, который имел хотя бы некоторые принципы, мешающие ему ударить в спину или убежать, бросив товарища в беде и раздумывал Хилтон, изучая список своих способностей, среди которых не имелось ни одной атакующей.
     -Так что скажешь, Гордон? -поинтересовался Чапсон внимательно наблюдая за лицом подростка.
     Юноша улыбнулся: -Гоу в пати, мистер Чапсон.
     -Да-да, хорошо. Но ты думал, что будешь делать дальше?
     -Если что-то такое, -кивком головы Гордон указал на окно, -творится по всему городу. То, наверное, я должен отыскать свою мать и удостовериться, что с ней всё в порядке.
     -Она у тебя домохозяйка, Гордон? Где вы живёте?
     -Мама работает в кафе около парка 'зелёный форт'.
     Мысленно Хилтон поморщился. Парк Форт Грин находился практически около нижнего Манхэттена, то есть чертовски далеко от Озон-Парка. Переться через всё боро Куинс, в попытках отыскать потасканную жизнью официантку ему совершенно не хотелось. Может быть он вообще зря связался с юношей руки-ножницы.
      Применить активную способность: красноречие (ур 7).
     -Послушай, Гордон. Ты понимаешь, что сейчас в городе может быть опасно? Вернее, там точно опасно, вопрос как сильно. Думаю, нам с тобой, сначала нужно стать сильнее, развить свои способности и только потом отправляться на поиски твоей матери.
     Парень попытался возразить, но не успел. Перед глазами, без предупреждения и спросу, побежала надпись:
      Приветствую вас, супергерои! Я, Серафим - наместник новорождённого Бога, созданный, чтобы проследить за выполнением его воли.
      Многие из вас уже начали развивать свои способности, зарабатывать очки благодати и пользоваться особенностями. Другие ещё медлят, у них всё впереди. Чтобы поощрить развивающихся и подтолкнуть сомневающихся я, Серафим, дарю всем супергероям способность оценки противника. Теперь каждый из вас может примерно определить степень относительной опасности противника или группы противников и количество единиц благодати которое достанется вам в случае победы.
      И помните: чем опаснее противник, вне зависимости от того есть у него интерфейс или, может быть, пистолет в руках, а то и целый пулемёт - тем больше очков благодати вы за него получаете. Это же правило действует, если выбранная вами цель слаба сама по себе, но её усиленно охраняют.
      Дерзайте, мои дорогие супергерои!
      Новорождённый Бог дал вам силу, но как её применить решаете только вы сами!
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, Манхэттен, президентская резиденция.
     Время действия: день первый, после. Двенадцать часов и тридцать минут.
     
     Алехандро Майоркас, секретарь внутренней безопасности, вместе с Уильямом Бернсом, новым главой центрального разведывательного управления, вошли в зал, где их уже ждал Джозеф Байден.
     Президент Соединённых Штатов Америки восседал на диване с позолоченными подлокотниками и обивкой в виде чередующихся белых и чёрных полос. За его спиной, у стены, стояла стойка с флагом. Джо Байден пил чай из маленькой белой чашки, поднимая её с такого же маленького белого блюдца, которое держал в руках.
     -Господа, надеюсь вы сможете объяснить, что происходит в этом городе? -поприветствовал он входящих.
     Алехандро и Уильям переглянулись, после чего новоиспечённый глава ЦРУ, как протеже Байдена, осторожно уточнил: -Сэр, мы выяснили, что проблема не ограничивается пределами Нью-Йорка. Нечто непонятно начало происходить во всей стране начиная, примерно, с трёх - четырёх часов сегодняшнего дня по Гринвичу.
     -'Нечто непонятное'? Уильямом, говорите конкретнее, -президент поставил чашку и блюдце на стоящий перед диваном столик. -Что вам удалось выяснить? Полчаса назад мне звонил Билл де Блазио. Мэр Нью-Йорка опасается, что одних только полицейских сил недостаточно для поддержания порядка и просил поддержки. А я даже не понимаю, что здесь происходит! Какие-то супергерои, как в комиксах. В сети полно роликов где подростки стреляют из рук ледяными стрелами и зажигают предметы взглядом. Одна пожилая женщина латиноамериканского происхождения летает по воздуху в голом виде и, прошу прощения, срёт на скопления людей с недосягаемой для них высоты. Судя по количеству гм... сброшенного ею сверху балласта, она заранее приняла таблетку слабительного. И вместо того, чтобы прийти и рассказать, что происходит в моём городе и в моей стране вы, Уильям, бормочите 'нечто непонятное'?!
     Слегка потеснив замершего с открытым ртом новоиспечённого главу ЦРУ, Алехандро взял слово: -Сэр, предлагаю вам посмотреть вот эту запись. На ней отражён допрос штаб-сержанта Клода Матера. Отдельно отмечаю, что Клод самостоятельно вышел на моих людей и в дальнейшем сотрудничал с нами максимально открыто.
     Байден махнул рукой, показывая, что согласен на просмотр. Алехандро тотчас разложил планшет на столике, рядом с белоснежной чашкой, на дне которой ещё оставалось немного пахнущего цветочным ароматом чая. Включив воспроизведение, сам отошёл и стал позади президента, низкая диванная спинка не мешала ему видеть происходящее на экране, тем более, что Алехандро уже просматривал запись прежде чем показывать её президенту и беседовал с записавшими её людьми. По правую руку от него встал недовольно сопящий Уильям Бернс.
     На экране планшета появилось помещение. Судя по тёмной окраске стен и минимуме мебели, помещение было казённого типа. Фактически в кадре присутствовал совершенно пустой стол и три человека сидящих за ним. Двое в одинаковых белых рубашках и чёрных брюках с одной стороны стола, один в военной форме со знаками различия штаб-сержанта, с другой.
     Парень в белой рубашке просит: -Повторите своё имя и звание для протокола под запись.
     -Клод. Клод Матера, сэр. Штаб-сержант.
     -Что вы хотите рассказать нам, Клод?
     -Я вчера вроде как говорил с Богом, по телефону. Как это глупо звучит, когда произносишь вслух! Но главное, что у меня появились разные... способности.
     -Вы можете что-нибудь продемонстрировать нам?
     -Да, конечно, например, вот, -штаб-сержант показывает пустую ладонь и мгновение спустя в ней оказывается тяжёлый армейский пистолет.
     Рубашечники вздрагивают.
     Остановив воспроизведение, Алехандро уточняет: -Господин президент, данная запись не подвергалась монтажу или какой-нибудь иной обработке.
     Щелчок пальцем по экрану, запись продолжает воспроизводиться дальше.
     -Я могу призывать своё личное оружие, когда угодно и куда угодно, -передавая пистолет одному из рубашечников объясняет Клод.
     -Только пистолет?
     -Нет, ещё нож и некоторые другие предметы.
     -Покажите ещё раз, -просит агент, крепко сжимая пистолет Клода Матера.
     Мгновение. Открытая ладонь. И пистолет телепортируется из рук агента на ладонь штаб-сержанта.
     Агент спрашивает: -Он заряжен?
     -Оказываясь у меня в руках пистолет всегда заряжен, даже если предварительно разрядить его, сэр. Откуда появляются недостающие патроны я не знаю.
     -А если разобрать?
     -Таких экспериментов я не проводил, сэр. Сегодня, открыв глаза и всё обдумав поспешил сдаться вашей службе потому как подозреваю, что я не один такой. И это может стать проблемой.
     -Какой это 'такой'?
     -Кто разговаривал с Богом и получил от него в подарок способности, сэр.
     -Клод, вы говорите, что всё началось ещё вчера. Почему вы пришли к нам только сегодня?
     -Я... не знаю, сэр. Вчера я даже не подумал об этом.
     Штаб-сержант замолчал. Его глаза двигались, словно он читал невидимый остальным текст.
     -Клод, Клод, что с вами?!
     -Ко мне... ко всем нам только что обратился Серафим - наместник новорождённого бога.
     -Что он сказал?
     -Он дал способность оценивать примерную опасность если рассматривать окружающих как противников. Условно говоря: сколько очков, я получу за вас сэр, или за вас.
     Один из агентов нервно усмехнулся: -Интересно и сколько же мы стоим?
     -Относительный рейтинг опасности 1,8 . Шестнадцать единиц благодати.
     -Не знал, что я настолько опасный тип, что меня боятся штаб-сержанты действующей армии, -криво улыбнулся агент. Глаза его оставались внимательными и холодными.
     -Полагаю это от того, что вас двое и вы оба вооружены, -произнёс Клод.
     -Мы должны будем вас изолировать.
     -Понимаю.
     Запись закончилась.
     Молча посидев две секунды, Джо Байден спросил: -И какого хрена всё это значит?
     -Мы разбираемся, -поспешил заверить президента глава центрального разведывательного управления. -Похоже некоторая часть граждан получила определённые способности. Некоторые из них поспешили пуститься во все тяжкие мстя за былые обиды, торопясь осуществить потаённые желания, пускаясь в разгул, грабежи или намеренно стараясь развивать новообретённые способности. Столкновения с полицией происходят ежеминутно и это по всей стране, во всех городах. Я думаю пора объявлять чрезвычайное положение и, может быть, привлекать к подавлению беспорядков армию.
     -Хорошо, я объявлю чрезвычайное положение, -согласился Байден. -Вооружённые силы пусть будут готовы, но вводить наших солдат в наши же города ещё сильно преждевременно. Кроме того, непонятна ситуация на международной арене. Сначала нужно как следует разобраться в ситуации и в этом я рассчитываю на вас, господа. Может ли быть такое, что за беспорядками и скопищем доморощенных, так сказать, супергероев стоят Россия или Китай?
     -Мои люди сейчас отрабатывают все версии, -заверил Уильям.
     Алехандро предложил президенту: -Возможно вам стоит перебраться в более спокойное место?
     -Глупости! -глава ЦРУ был категоричен. -Резиденция прекрасно защищена и как раз попытка покинуть её может оказаться опасной. ЦРУ, в моём лице, лично отвечает за вашу охрану, господин Байден.
     -Хорошо, Уильям, -решил президент Соединённых Штатов Америки. -Я остаюсь здесь и требую промежуточные доклады о развитии событий каждый час. Идите господа. И разберитесь, что происходит в моей стране.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, боро Куинс, район Озон-Парк. Магазин ковров, неподалёку от средней школы имени Джона Адамса.
     Время действия: день первый, после. Двенадцать часов, тридцать минут утра.
     
     Ральф Педро успел 'завербовать' шестерых гомо-миньонов в свою армию. Дальше процесс застопорился так как вербовочный инструмент устал и нуждался в длительном отдыхе. Честно говоря, о том, что именно этот момент станет камнем преткновения на его личному пути к мировому господству Ральф как-то не подумал.
     -Отдыхайте, -приказал он своему невеликому воинству.
     Держась за ноющую промежность, Ральф прошёл мимо рассевшихся зомби. Мимо продаваемых в магазине диванов и кроватей, устеленных мягкими пледами и обложенными ортопедическими матрасами на любой выбор, вкус и кошелёк. Увешанные коврами стены не заинтересовали Ральфа. Подойдя к стеклянным дверям, Педро выглянул наружу. Разогнавший вдруг решивших провести занятие на открытом воздухе учеников старшей школы имени Джона Адамса грузовик так и остался стоять, врезавшись в столб линии электропередач. Столб чуть заметно покосился. Грузовик стоятл пустым, с открытыми настежь дверями.
     Продолжая потирать причинное место, Ральф вызвал Интерфейс:
     
     Счётчик побед: личные (1), коллективные (5).
      Текущие способности :
      Активные:
     Призрачные ножи (ур 1). Позволяет призывать один малый призрачный нож.За спину (ур 1). Перемещает тебя за спину цели. Действует на расстоянии в четыре метра.
      Текущие особенности :
     Армия пидорасов. Ты имеешь уникальную возможность временно подчинять себе людей после того как займёшься с ними анальным сексом. Ограничение: только мужчин. Подчинение длиться до пяти дней и спадает тем быстрее, чем сильнее воля жертвы. Регулярные занятия анальным сексом продлевают время подчинения и, постепенно, уменьшают уровень воли у твоего гомо-миньона.
      Текущий уровень божественной благодати : минус сорок два.
      (Примечание: отрицательный баланс благодати означает ваш долг перед божеством. Постарайтесь как можно скорее выплатить долг и впредь старайтесь поддерживать положительный уровень благодати. В противном случае возможно наступление негативных последствий той или иной степени тяжести в зависимости от количества задолженности и прошедшего времени.)
      Текущий ранг : послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафим): неплохое начало.
      Возможные действия: использовать активную способность. Развить существующую / получить новую способность. Позвать помощника (Серафим). Сотворить чудо.
     
     Интересно распределились победы. В личные, похоже, пошла его 'победа' над бывшим боссом Джеком Хандиганом, а все прочие были посчитаны как коллективные победы. За каждого нового гомо-миньона Ральф получал несколько единиц благодати, отчего долг перед Серафимом изрядно уменьшился.
     Однако проблема имела место быть. Его орудию требовалась незамедлительная помощь и кажется Ральф знал, где эту помощь можно получить. Почему-то ему совсем не пришло в голову попробовать возможность 'сотворить чудо'. Вместо этого Ральф собирался навестить ближайшую аптеку и скупить все средства для увеличения потенции, которые там только найдутся. Он взял из кассы магазина сумму большую, чем его заработная плата за три месяца и приказал своему боевому пидарасу номер один: -Ты идёшь со мной, Джеки и будешь защищать меня. Остальные остаются тут удерживать форт. Наш магазин - наша крепость. Всех, кто попробует войти - затаскивайте в подсобки и запирайте там. Потом с ними разберёмся.
     Гомо-миньоны остались сидеть на своих местах. Только Джеки поднялся и взял в руки стальную кочергу из набора для камина, такие наборы тоже продавались в магазинах сети 'мир ковров'.
     -Чтобы защищать хозяина, -объяснил свои действия бывший мистер Хардиган, а ныне боевой пидорас номер один по прозвищу Джеки.
     -Мне нравится, как это слово звучит в твоих устах, малыш, -похвалил его инициативность Ральф.
     Идти до ближайшей аптеки минут десять неспешного шага. На улицах явно чувствовалось: в городе что-то сильно не в порядке.
     Брошенные, как попало припаркованные машины. Очень мало людей для крупного города, даже в разгар рабочего дня. Да и те, что встречались по пути выглядели нервно, испуганно озирались и вжимали головы в плечи. То с одной стороны, то с другой доносились звуки сирены. Но ни одного автомобиля полиции, скорой помощи или пожарных Ральф не увидел.
     Дверь в круглосуточную аптеку оказалась заперта. При этом внутри помещения точно кто-то находился. За задёрнутыми шторами окнами ощущалось движение и бродили смутные тени.
     Ральфу пришлось пять минут жать на кнопку звонка рядом с дверью, прежде чем она отворилась, и недовольная женщина в больших роговых очках раздражённо высказала ему: -Молодой человек, мы сегодня закрыты.
     -Но у меня срочное дело... -попытался сказать Ральф, как дверь захлопнулась прямо у него перед носом.
     -Джеки, кажется нас здесь не любят, -обратился он к своему молчаливому помощнику. -Пожалуйста разломай эту дверь к чертям собачим.
     Мощный удар стальной кочерги обрушился на гладкую поверхность двери. Ещё один удар и ещё.
     Из-за двери крикнули: -Уходите прочь иначе я вызову полицию!
     Ральф подпрыгнул и ударил ногой по пластиковому окну.
     Тональность голоса из-за двери изменилась: -Что вам нужно?
     -Просто купить лекарство! -прокричал Ральф. -Очень срочно! Откройте, мы никому не причиним вреда.
     За дверью аптеки воцарилась тишина.
     -Откройте или мы выломаем дверь и тогда я уже ни за что не отвечаю, -припугнул он засевших внутри аптекарей.
     Щёлкнул замок и дверь приоткрылась, но осталась запертой на цепочку.
     Тоже лицо в роговых очках испугано спросило: -Какое лекарство вам нужно?
     -У вас есть средства для увеличения потенции? -Ральф предусмотрительно вытащил из карманов пачки долларов.
     -Вам нужны средства для увеличения потенции и это настолько срочно, что вы принялись ломать нашу дверь? -удивилась аптекарша. Однако разговора она не прекратила. Грязно-зелёные бумажки из кассы магазина ковров в руках Ральфа сыграли свою магическую роль.
     -Да! И чтобы стоял, как вашингтонский монумент! Несите всё, что есть. Куплю за двойную цену.
     Магия денег прекрасно сработала. Нагруженный таблетками, герметично запакованными флакончиками и даже подозрительно выглядевшими одноразовыми шприцами с непонятным содержимым, Ральф отправился в обратный путь. Какую-то часть таблеток он принял прямо на месте, запив купленным в уличном магазинчике пивом. В отличии от круглосуточной аптеки, магазинчик прекрасно работал и не собирался закрываться, а его владелец и, по совместительству, продавец спросил Ральфа: -Амиго, не знаешь, что за чертовщина происходит сегодня?
     Так как продавец в магазине тоже был латиноамериканцем, тем более обратился к Ральфу на испанском, то Педро ему честно ответил: -Это ..нный конец ...ного света, амиго! Закрывай свой магазин, беги домой, заберись под кровать и накройся самым толстым одеялом, которое у тебя только есть. Я не шучу, лучше сделай так, как я тебе говорю.
     В ответ на его предупреждение, продавец рассмеялся: -Настоящий конец света случается, когда приходят парни из налогового департамента. Всё остальное не более чем мелкие неприятности.
     -Как знаешь, амиго, -открыв тёплое, потому, что в уличном магазинчике не имелось холодильника, пиво, Ральф запил им пару горстей таблеток взятых, для верности, из разных упаковок. -Как знаешь.
     Прислушиваясь к себе, а, точнее к поведению ральфа-младшего, он заторопился обратно в магазин. Однако дойти спокойно ему было не суждено.
     То в одной части города, то в другой постоянно ревели какие-то сирены. Ральф перестал прислушиваться к ним и это чуть было не стало фатальным. Уже на подходе к школе имени Джона Адамса, Ральфу по ушам резанул звук полицейской сирены. Он принялся крутить головой, пытаясь понять с какой стороны может исходить опасность.
     Однако вместо полицейской машины на улицу выбежал самый настоящий тигр. На спине у тигра сидели двое чернокожих парней. В руках одного имелось ружьё-двустволка. Второй прижимал к себе пару объёмных сумок. Выглядело это полностью сюрреалистично.
     Тигр, взявшийся не иначе как из нью-йоркского зоопарка потому, что больше ему неоткуда было взяться посередине гигантского города выглядел так, будто находился на самом последнем издыхании. Видимо тащить на своём горбу двух здоровых чёрных парней большой кошке оказалось не под силу. Сами наездники выглядели ненамного лучше своего необычного средства передвижение. Похоже езда на тигре без седла не пошла на пользу их задницам и их позвоночнику.
     Едва выскочив на улицу, тигр споткнулся и повалился на бок. Негры покатились по земле. Сумок выпала и содержимое рассыпалось. Золотые цепочки, серёжки, крестики и прочие цацки разлетелись по асфальту. Один из негров вскочил и тут же принялся собирать просыпавшиеся драгоценности обратно в сумку. Второй достал ружьё и выстрелил в лобовое стекло вылетевшей из-за угла полицейской машины. Копы резко затормозили, разворачивая автомобиль боком и вываливаясь из него с противоположенной стороны.
     Тот, который собирал рассыпавшиеся драгоценности, прокричал нечто непонятное и выглядевший совершенно дохлым тигр резко поднял усатую голову и оскалил пасть. На изготовившихся к стрельбе полицейских налетели спокойно сидевшие до этого на крышах голуби, принявшись их щипать и бить крыльями, стараясь попасть в глаза и мешая целиться. С разных сторон улицы сбегались мелкие бездомные шавки. Выглядели они так, словно сбесились. Вечно трусливые мелкие собаки проявляли чудеса героизма, намереваясь вцепиться в ноги полицейским. Среди мелких собак затесался крупный и явно ухоженный леонбергер с болтающимся на шее обрывком поводка.
     Пока копы отмахивались от обезумевшей голубиной стаи, леонбергер добежал до них первым, опережая более мелких товарок и мощным прыжком повалил одного из полицейских на землю. Раздался выстрел в воздух из револьвера. Негр продолжал неумело, но торопливо перезаряжать двустволку. Его подельник замер на месте, словно забыв о рассыпавшихся по дороге драгоценной бижутерии. В любой другой ситуации Ральф подумал бы, что он, должно быть, обкололся или наглотался таблеток. Но сейчас казалось очевидным, что именно этот тип управляет действиями животных и каким-то образом науськивает их на стражей порядка.
     Похищенный из зоопарка тигр мягко крался к занятым борьбой с собаками и голубями копам. С ними явно вскоре оказалось бы покончено, но на счастье офицеров из-за угла показались ещё две полицейские машины . Их коллеги, оценив ситуацию, затормозили и прикрываясь бронированными автомобильными дверями открыли огонь из револьверов. Леонбергер отлетел в сторону с пулей в туловище. Более мелкие собаки чуть ли не взрывались на месте, при попадании из револьвера. Голуби оставались проблемой, но они скорее отвлекали, чем по-настоящему мешали.
     Сдвоенный залп двустволки пришёлся в бронированную дверь полицейской машины. Тотчас копы сосредоточили огонь на бандите, расстреливая его словно в тире. Тем временем, незаметно подобравшийся на расстояние броска тигр грозно взревел, бросаясь вперёд и полосуя когтями незащищённые бронежилетами лица и горла.
     Кто-то из копов догадался о настоящем источнике угрозы и петовод повалился на землю с дыркой от пули в голове. В ту же секунду оставшиеся в живых собаки развернулись и принялись убегать из последних сил. Стая голубей заклекотала, поднимаясь выше и выше, улетая прочь. Только большая кошка, вкусив человеческой крови, продолжала бесчинствовать и пули из лёгкого стрелкового оружия оказались неспособны сразу убить дикого хищника, только лишь приводя тигра в ещё большее бешенство.
     Только сейчас осознав, что стоя разинув рот и наблюдая за сражением пары грабителей с полицейскими, он подвергает себя нешуточной опасности, Ральф собирался было скорее бежать в такой желанный, близкий и вроде бы безопасный магазин ковров Джека Хандигана. Но его взгляд споткнулся о пару туго набитых ворованными драгоценностями сумок.
     Пожалуй, это было глупо - в такой-то ситуации! Но тусклый золотой блеск манил и лишал разума прожившего всю жизнь в бедности простого латиноамериканского парня.
     -Джеки, я хватаю одну сумку, ты вторую и ноги в руки, -Ральф облизнул мигом пересохшие губы.
     Он выбежал на пустую проезжую часть, где лежали два чёрных тела, схватил сумку и успел пробежать метров десять или двадцать. Потом грянул выстрел. В отличии от всех прочих звуков стрельбы, этот был необычным. Ральф сразу же понял, что стреляли именно в него и это был первый и последний предупредительный выстрел. Следующий будет в ногу. В самом лучшем случае.
     Он остановился и медленно обернулся.
     -Бросай сумку, парень! -от шести полицейских в живых, после схватки с тигром, осталось четверо.
     Увидев, что его хозяину угрожает опасность, Джеки выхватил кочергу и побежал назад.
     -Стой! - кричали ему. -На землю, быстро!
     Но гомо-миньон не слушался, исполняя приказ Ральфа, а сам Педро растерялся и не успел отменить самоубийственное приказание.
     Выстрел, почему-то показавшийся более громким, чем вся предыдущая канонада.
     Джек Хандиган, владелец сети магазинов ковров, бывший начальник Ральфа и просто отвратительный тип любящий крепкий виски и докапываться к подчинённым по пустякам падает на землю широко открыв рот. Вылетевшая из рук кочерга отлетает прочь.
     -Ну-ка бросил сумку! -это уже Ральфу.
     Копы взбудоражены. Они на взводе. Только что погибли двое их товарищей от зубов и когтей чёртова тигра. Они точно будут стрелять без колебаний.
     Ральф медленно наклонился и положил тяжёлую сумку на землю. Потом показал пустые ладони настороженно целящимся в него полицейским и завёл руки за голову.
     Невольно сработало подаренное Серафимом умение 'оценка'.
      Относительный уровень опасности группы противников: 6,9.
      Примерное количество единиц благодати в случае единоличной победы: 82
     Ральф ещё раз облизнул губы.
     Главный из копов отдал команду: -В наручники его.
     Ближайший полицейский принялся медленно подходить к Ральфу, продолжая держать его на прицеле. Ещё один коп, матерясь сквозь зубы, накладывал себе повязку на бедро, где его самым краем зацепили тигриные когти. Двое оставшихся контролировали обстановку, ожидая нападения откуда угодно и кого угодно. Такой уж сегодня был день. И он ещё только лишь едва-едва перевалил за полдень.
     Стараясь не смотреть на приближающегося к нему полицейского, Ральф уставился в асфальт и считал шаги. Когда тот, по его мнению, подошёл достаточно близко:
      Использовать активную способность: призрачные ножи (ур 1).
     Появившийся у него в руке небольшой, с ладонь длиной, нож из синего, будто светящегося изнутри метала отправился в полёт. Как и все парни в том месте, где он вырос, Ральф прекрасно умел обращаться с ножами. В том числе и метать. Призрачный нож, не смотря на свой малый размер, оказался прекрасно сбалансирован. Главный коп получил лезвие точно в горло.
     Прежде чем кто-либо успел как-то среагировать.
      Использовать активную способность: за спину (ур 1).
     И вот уже Ральф оказался за спиной приближающегося к нему полицейского. Приставив снова появившийся у него в руках призрачный нож к жилке на шее, Ральф закрылся полицейским от двух оставшихся копов.
     -Бросайте оружие!
     Но они продолжали целиться в него из револьверов. Достать до них способностью 'за спину' не выходило, слишком далеко. Тот коп, которого продолжал держать Ральф, начал осторожно шевелиться, испытывая его хватку на прочность.
     Ральф начал понимать, что, кажется, сам себя загнал в ловушку и прямо сейчас его будут немножечко убивать.
     -Спокойно, парень, спокойно, давай я поговорю с тобой? -предложил один из копов.
     Ральф понятия не имел о чём в такой ситуации можно говорить, поэтому промолчал.
     Полицейские продолжали капать на мозг: -Спокойно, парень. У тебя какие-то проблемы? Вместе мы их решим. Давай просто поговорим.
     Ральф не заметил откуда взялась эта чернокожая девчонка. Похоже она давно наблюдала за разворачивающейся на улице драмой и наконец решила вмешаться. В одного из полицейских ударила чёрная молния, второй получил в корпус какой-то здоровенной металлической штуковиной и его сбило с ног будто пушинку.
     Вместо того, чтобы перерезать горло своему заложнику, Ральф с силой ударил его по голове рукоятью призрачного ножа.
     Он уже собирался бежать к магазину, но девчонка остановила его: -Стой, надо их добить!
     -Зачем?! -в ужасе воззрился на неё Ральф.
     -Экспа!
     -Что?!
     -Давай хотя бы оружие соберём, -предложила девчонка. И эта идея представлялась Ральфу гораздо более привлекательной.
     Но не успел он дойти и поднять даже один полицейский револьвер, как девчонка вдруг подняла лежавший у неё в ногах широкий металлический лист и закрылась им. Сделала она это явно вовремя, так как в центр листа тут же ударила пуля.
     В два прыжка добравшись до девчонки, Ральф укрылся за её листом покорёженного металла, откуда только она его оторвала. Ещё один выстрел, и он увидел, как с внутренней стороны их импровизированного щита образовалась вмятина. Но пробить лист пуля не смогла.
     Интересно, сколько же он весит? - подумал Ральф, наблюдая как легко, без особого усилия, его новая знакомая удерживает на весу по меньшей мере полсотни килограмм металла.
     -Кто это стреляет?
     -Школьный охранник.
     -Откуда у него пушка? -удивился Ральф.
     -А я знаю? Из дома принёс! Кстати, я Синтия. Синтия Парсон.
     -Я Ральф...
     -Знаю, -оборвала она его. -Ральф Педро. Владелец интерфейса и гей. Две активные способности первого уровня и одна интересная особенность. Уровень относительной опасности, по крайней мере для меня, одна целая, семь десятых. Не удивляйся. Я себе 'видение' взяла. Теперь могу получить расширенную информацию об игроках и нпс.
     -О ком? Каких ещё 'нпс'?
     -Не тупи, - слегка разозлилась новая знакомая. -Я ненавижу мужиков, но ты гей. Нам с тобой нечего делить, поэтому предлагаю союз. Ты как относишься к БЛМ-идеологии?
     -'Жизни чёрных важны'? Вообще-то жизни латиноамериканцев тоже!
     -Не самый правильный ответ, но для начала сойдёт, -заключила Синтия. -Лучше подумай в какую сторону нам отходить, чтобы не торчать посередине улицы и не ждать, пока сошедший с ума школьный сторож обойдёт и растреляет нас с тыла.
     -Давай в магазин ковров, -предложил Ральф.
     Продолжая прикрываться листом металла словно щитом, Синтия начала смещаться в сторону магазина. Недобитые полицейские приходили в себя, но дойти до укрытия им не помешали. Только откуда-то сверху раздался хриплый, похожий на воронье карканье смешок. Подняв голову, Ральф увидел пожилую летающую латиноамериканскую женщину. Она смотрела на них с высоты в несколько десятков метров. Сверху на ней надет пиджак, а снизу она голая. Её чем-то испачканные ягодицы уставились на Ральфа, будто две половинки коричневой луны.
     Медленно и неторопливо, словно воздушный шарик дрейфующий по воле ветра, наполовину голая женщина улетела и скрылась за зданием торгового центра.
     Оказавшись внутри магазина, под сомнительной защитой лёгкий стен и громадных витрин, Ральф вызвал Интерфейс:
      Счётчик побед: личные (2), коллективные (5).
      Текущий уровень божественной благодати : минус двадцать.
     Ну его к чёрту, -решил он.
      Развить существующую способность: 'призрачные' ножи до уровня 3. Минус тридцать единиц благодати. Позволяет призывать одновременно два призрачных ножа. Ты можешь управлять длинной лезвия (максимальная длина 3 метра).
      Развить существующую способность: 'за спину' до уровня 2. Минус двадцать единиц благодати. Теперь действует на расстоянии в восемь метров.
      Текущий уровень божественной благодати : минус семьдесят.
     
     -Потратил благодать? -догадался Синтия. -Хоть что-нибудь оставь, если не поздно. Поможет исцелится, если понадобится или какое другое чудо сотворить. Где тут твоя гей-армия, давай, показывай. И пожрать чего-нибудь бы неплохо. С самого утра голодная бегаю.
     Ральф подумал, что навязавшаяся ему в напарницы девчонка как-то слишком уж резко проявляет инициативу. Вдобавок ещё тот странный вопрос на тему БЛМ. Какой нафиг блм, если вокруг такое творится?!
     
     ***
     Место действия: там же.
     Время действия: то же.
     
     Держа свой верный глок наготове, Фред Уокер добрался до пытающихся прийти в себя полицейских.
     Тот, который получил брошенной с нечеловеческой силой штангой в бок, держался за рёбра дыша мелко и часто. Похоже что-то там у него внутри было сломано, но пока не слишком критично. Попавший в заложники к юноше латиноамериканского происхождения и получивший от него по голове рукоятью ножа полностью пришёл в себя и говорил по рации, вызывая подмогу. Третий, которому досталось чёрной молнией, но, к счастью, в бронежилет ошалело крутил головой, не до конца понимая где он находится и что он тут делает.
     -Ребята, вы как? -тихонько позвал Фред.
     Три уставившихся на него револьвера не смутили школьного охранника.
     -Капитан Фред Уокер, третий департамент полиции города Нью-Йорка. На пенсии, -представился Фред.
     -Это ты отвлёк... этих?
     Фред кивнул.
     -Спасибо!
     -Что будете делать, ребята?
     Копы переглянулись. Тот, который терзал рацию пожал плечами: -Честно - не знаю. Всех наших, кто ещё остался в строю, стягивают в Манхэттен.
     -Неудивительно. Богачи пытаются прикрыть свои задницы. А как же остальной город?
     Ещё одно пожатие плечами.
     -Мужики, вы как хотите, но я лучше поеду к себе в Лонг-Айленд-Сити. Пусть денежные мешки охраняют себя сами, а мне надо мою семью защищать и мой дом.
     -Тебе бы сначала врачам показаться. Дальше будет видно.
     Фред помог полицейским собрать оружие и тела погибших товарищей. Пару туго набитых краденными драгоценностями сумок тоже определили в общую кучу. Подкрепление приехало минут через двадцать. Здоровенная бронемашина затормозила так резко, что, похоже даже немного ткнулась носом в один из полицейских автомобилей. Двери открылись и на асфальт спрыгнули двое спецназовцев с штурмовыми винтовками в руках, в полном снаряжении, включая шлем с опущенными забралами.
     -Помогайте, -позвал полицейский. Его товарищ, получивший штангой в бок, сделался совсем плох. Общими усилиями его занесли внутрь бронемашины. Там находился врач и ещё двое спецназовцев. Один из них, только взглянув на Фреда, схватился за винтовку и направил её на бывшего полицейского.
     -Эй, ты чего?!
     -Он один их них, -объяснил спецназовцев.
     -Из этих?
     -Да, именно из них! - и уже обращаясь к Уокеру потребовал. -Медленно вытащи и брось мне свой пистолет. И чтобы без глупостей, папаша.
     -Спокойно, -попытался объясниться Фред. -Я сам полицейский, правда уже на пенсии. Работаю... работал охранником вот в этой школе. Так получилось, что у меня действительно есть интерфейс, но я нормальный.
     -Ребят, он правда нам помог. Без него мы бы вас не дождались, -решил вступиться один из спасённых им полицейских.
     Градус недоверия в глазах спецназовца чуть уменьшился, но всё равно оставался опасно высоким.
     -У тебя тоже есть Интерфейс. И способности. Иначе как бы ты разглядел, едва взглянув на меня. Ты тоже вчера разговаривал с Богом по телефону? -предположил Фред.
     -Мы не можем тебе доверять, -вынес вердикт другой спецназовец.
     -Но ведь ему вы доверяете, -Фред кивнул на разоблачившего его бойца полицейского спецназа.
     -Он другое дело. Мы знаем друг друга уже пять лет и вместе прошли через такое... Ты для нас тёмная лошадка. Сдай оружие. Можешь считать себя арестованным до последующего выяснения.
     -Ладно, -вынуждено согласился Фред. Никакой другой альтернативы ему не предполагали.
     -Рик, надень на старика наручники.
     -Это ещё зачем? -попробовал возмутиться Уокер.
     Командир бронемашины внимательно на него посмотрел и ответил абсолютно серьёзным голосом: -Для моего и твоего спокойствия.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, Манхэттен, президентская резиденция.
     Время действия: день первый, после. Да часа дня.
     
     В комнате густо накурено. Не спрашивая ничьего разрешения, Алехандро Майоркас, секретарь внутренней безопасности, просто оккупировал одну из комнат резиденции под своё рабочее помещение. Он только лишь поставил в известность главного распорядителя президентской резиденции, попросил принести сюда ещё пару столов, стульев и известить Уильяма Бернса и господина президента где они могут его найти, если он им срочно понадобится.
     Занимавший ране место ровно посередине комнаты удобный диван сдвинули к стенке. Присутствовавший в одном из углов холодильник заполнили банки с энергетиком, бутыли газированной и обычной воды и тарелки с чуть заветренными, но всё ещё съедобными бутербродами. Рядом с холодильником, на широком подоконнике, появилась глухо бурчащая кофейная машина. Вскоре комната пропиталась крепким запахом кофе также сильно, как и сигаретным дымом.
     Висевшее на стене предупреждение 'курить воспрещается' Алехандро временно отменил в отношении себя и своих сотрудников. К чёрту заботу о здоровом образе жизни. Тут бы вообще разобраться что, чёрт побери, происходит в этой стране.
     Информация стекалась мелкими ручейками. Люди Алехандро работали в разных городах, выполняя его поручения.
     Осознав масштаб вставшей сегодня перед американской нацией проблемы, Алехандро набрал нового шефа центрального разведывательного управления, Уильяма Бернса и в категоричной форме потребовал от него взять под усиленную охрану все стратегически важные объекты. Им только ещё техногенной катастрофы на какой-нибудь атомной станции или утечки вирусов из секретных лабораторий по производству биооружия не хватало.
     -Объекты принимаются под охрану, -заверил Уильям. -Господин президент разрешил задействовать, в целях усиления, отдельные части вооружённых сил. Также распорядился начать призыв и формирование частей национальной гвардии.
     -Очень хорошо, -сказал Алехандро и положил трубку.
     Информация продолжала стекаться. Большая её часть поступала от согласившихся сотрудничать психокинетиков, суперов, интерфейсников, игроков - как их только не называли и как только они не называли себя сами. Постепенно всё большее количество людей стало использовать единое обозначение 'супергерои'. И хотя многие из них, наверное, даже большинство, вели себя скорее, как злодеи или даже как обыкновенные психи, общее название 'супергерои' устойчиво прижилось.
     Информация стекалась, анализировалась, структурировалась и оформлялась в статистические выводы, по которым аналитики уже строили первые прогнозы. И прогнозы эти были совсем не утешительны.
     Психокинетиком или супергероем, сделался где-то каждый тысячный американец. Причём для этого не обязательно было иметь гражданство США. Достаточно в прошлую ночь находиться на континентальной территории США и позвонить или связаться через сеть, по любому из мессенджеров на определённый, несуществующий номер. Допрашиваемые суперы, все как один, говорили, что увидели номер среди газетных объявлений или нашли его в сообщении, оставленном кем-то в чате или на форуме. Алехандро приказал изучить номера всех печатных газет за вчерашнее число. Никакого объявления с указанным номером в них не существовало.
     По всей стране порядка пятисот тысяч человек стали супергероями. Самых разных человек с самыми разными моральными принципами. Реальная цифра, наверное, ещё больше и близка к миллиону. И государство начал накрывать хаос. Способности новоиспечённых супергероев по началу не слишком впечатляли, но они оказались развиваемы и только один Иисус Христос знает в каких монстров могут превратиться личинки супергероев, если и когда полностью разовьют, и откроют свой потенциал.
     На данный момент ситуация ещё оставалась контролируемой. Подавляющая часть способностей, начинающих психокинетиков заметно проигрывала в эффективности и смертоносности даже лёгкому стрелковому оружию. Хуже то, что способности супергероев отличались непредсказуемостью и просто ужасным разнообразием. Но с этим пока ещё можно было справляться.
     Почему подавляющее количество супергероев тут же принялось творить беззаконие? -размышлял Алехандро Майоркас. Ладно, тех, кто решил заняться собственным обогащением ещё можно как-то понять. Тех, кто принялся мстить давним обидчикам тоже, но уже сложнее. Почему они не пытались отомстить им раньше? Холодное и огнестрельное оружие относительно доступны. Но нет, массово мстить принялись только после обретения суперсил. Или явное волшебство, этот чёртов интерфейс возникающий перед глазами по мысленному желанию сместили какие-то аспекты в поведении массы людей? Когда всё вокруг кажется компьютерной игрой - убивать не страшно. Если ты считаешь, что попал в сказу или в фантастический роман и более того, являешься его главным героем, то не страшно даже умереть. Неужели всё дело только в этом?
     Как просто оказалось обойти, казалось бы, незыблемые ограничения, записанные в умах и сердцах. Впрочем, будем объективны, современная масс-медиа культура сделала, казалось, бы всё возможное, чтобы эти самые ограничения ослабить, расшатать и наконец вырвать из душ людей будто старый гнилой зуб.
     -Господин Майоркас, -подал голос помощник. -Господин президент срочно вызывает вас для доклада.
     -Что-то случилось? - уже вставая уточнил Алехандро.
     -Случилось... Поступили подтверждённые сведения о гибели Камалы Деви Харрис, вице-президента США.
     Услышав ответ, Алехандро остановился: -Как это произошло?
     -Её проткнули гигантской сосулькой. Смерть наступила от повреждений внутренних органов и от общего обморожения.
     -Кто это сделал?
     -На месте работает следственная группа.
     В президентские апартаменты Алехандро входил с тяжёлым сердцем. И предчувствие его нисколько не обмануло. Джозеф Байден пребывал в ярости. Кроме секретаря внутренней безопасности на ковёр был вызван глава ЦРУ. В зале находился врач, видимо решивший постоянно следить за здоровьем президента.
     -Господа, Камала Харрис мертва! Какой-то белый мужик воткнул ей в живот огромную сосульку. Вы понимаете, что это значит? Белый мужик втыкает свою сосульку в главную БЛМ-активистку страны! Да эта публика меня живьём сожрёт, если мы не сможем в кратчайшее время найти и показательно покарать убийцу.
     Не меняясь в лице, Алехандро подумал: -Как будто было бы лучше, если Камалу прикончил чернокожий?
     Джо Байден заявил: -Господа, я хочу услышать о ваших успехах и предложениях.
     -Более восьмидесяти процентов стратегических и просто опасных объектов страны взяты под усиленную охрану совместно моей службой и армией, -отчитался Уильям Бернс. -Охрана оставшихся двадцати процентов будет усилена в течении трёх-четырёх часов.
     -Мы собираем данные по так называемым супергероям, -поддержал Алехандро. -Уже выявлены некоторые закономерности и у меня есть предложение. Существует некоторая и не такая маленькая, как можно подумать, хотя и далеко не такая большая, как хотелось бы, масса лояльных к нам психокинетиков. Это получившие суперспособности солдаты, полицейские, госслужащие и так далее. Думаю, сюда же можно будет включить патриотически настроенных гражданских, если наглядно показать, что действующая власть лояльно относится к таким, как они.
     -Что вы конкретно предлагаете, Майоркас? - спросил Байден.
     -Сейчас вся масса лояльных супергероев содержится на положении узников. За ними осуществляется жёсткий контроль, как за объектами повышенной опасности. Включая тех, кто добровольно сообщил о своих способностях и активно помогает в попытках их изучения. Я считаю, что американское государство должно сформировать команды 'правильных' супергероев из лояльных психокинетиков. При этом необходимо целенаправленно развивать их способности. В противном случае, при сохранении текущих тенденций, уже через несколько дней силы поддержания правопорядка столкнутся с прокачавшимися 'дикими' супергероями и мало что смогут противопоставить их силе. В данный момент мы не знаем где тот предел, до которого может развиться супергерой. И есть ли он вообще.
     Байден обратился к главе ЦРУ: -Что скажите, Уильям?
     -Целенаправленно развивать 'лояльных' психокинетиков? Но как предполагается контролировать их лояльность? Не получится ли, что мы собственными руками вырастим то чудовище, что позже пожрёт всех нас?
     -Полагаю, что если относиться к людям по-человечески, то большая часть из них ответит тем же, -предположил Алехандро. -Кроме того, во все времена, Америку защищала кровь её патриотов.
     -Я обдумаю это предложение, -кивнул Байден. -Уильям, ты тоже хотел что-то сказать?
     -Пора вводить в крупные города армию, -мрачно заявил глава ЦРУ. -Нужно сделать это прямо сейчас, иначе будет поздно и контроль над рядом городов может быть частично потерян.
     -Я обдумаю и это предложение тоже, -пообещал Джозеф Баден.

Глава 4. Пока ты спишь, враг качается!

     Историческая справка:
     Англо-бурская война 1899-1902 годов прославилась тем, что в ходе нее, впервые в Новейшей истории, были созданы концентрационные лагеря, куда сгоняли не только военнопленных, но и мирных жителей. В этих лагерях, в общей сложности, погибло более 30 тыс. женщин и не менее 20 тыс. детей (имеются в виду белые, точное же количество темнокожих, уничтоженных англичанами, установлению не подлежит). Сам термин 'концентрационный лагерь' появился именно в ходе англо-бурской войны, и лишь потом идея этих заведений была 'позаимствована' американцами и гитлеровцами. В этом нелегком деле англоязыкие умельцы были пионерами.
     В это время, на Филиппинах, происходили дела куда более занимательные, ведь после испано-американской войны гнет на филиппинцев значительно усилился, что вызвало острое недовольство населения островов. На подавление сопротивления Вашингтон бросил семьдесят пять тысяч солдат (почти три четверти американской армии тех лет), и в 1900-ом году началось кровавое подавление партизанских отрядов, все еще не желавших сдавать страну.
     Филиппинские крестьяне сгонялись в зоны, подобные концентрационным лагерям, названные 'реконсентрадос' (приблизительно в это же время английские войска изобрели концлагеря в Южной Африке, но, поскольку там жертвами были белые - буры, эта история получила гораздо большую известность, чем бесчеловечные эксперименты американцев на Филиппинских островах). Пленные филиппинские солдаты и гражданские подвергались пыткам. Их 'заставляли проглотить четыре-пять галлонов (15-18 литров) воды, так что их тела превращались во что-то ужасное, а затем им на живот становились коленями. Это продолжалось, пока 'амиго' не начинал говорить или не умирал'. И если филиппинец отвечал ударом на удар, США были готовы зверски мстить. Когда американский взвод был уничтожен в засаде, бригадный генерал Джейкоб У. Смит, ветеран бойни при Вундед Ни приказал 'убить всех, начиная с возраста 10 лет'. 'Вся окрестность должна превратиться в пустыню, - заявил Смит. - Я не желаю пленных, я желаю, чтобы вы убивали и жгли, и чем больше вы убьете и сожжете, тем довольнее я буду. Я желаю убить всех, способных держать оружие в войне против США'.
     Марк Твен с возмущением писал об этой бойне, но что мог поделать писатель против огромной машины массовых убийств и пыток, которой уверенно становилась звездно-полосатая держава?
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, боро Куинс, район Озон-Парк.
     Время действия: день первый, после. Шесть часов вечера.
     
     Женщина-коп устало прикрыла воспалённые, от множества пролитых слёз, глаза. Она не была красивой и не была молодой. Возраст за тридцать, причём довольно далеко за тридцать. Квадратный, мужской, подбородок. Жидкие волосы, вдобавок траченные химией. В другое время бывший преподаватель американский истории, Хилтон Чапсон, даже не посмотрел бы в её сторону. Но, во-первых, теперь рядом с ним находился Гордон Гилберт с его подростковой геперсексуальностью. Во-вторых, подаренная Серафимом абилка требовала всё новых и новых 'жертвоприношений' взамен отдариваясь такими драгоценными, в их положении, единицами благодати.
     Ну и в-третьих, наконец, хотя это, конечно же, не самое главное. Она была белой, и она была копом. А чернокожему мужчине трахнуть белую, да ещё и настоящего копа - всё равно, что выиграть в лотерею. Так не для всех, но для достаточно большого количества, чернокожих, чтобы можно было говорить о статистической закономерности.
     А произошло это так:
     Решив дальше действовать вместе и получив глобальное сообщение от Серафима, в первую очередь встал вопрос прокачки. Качаться нужно, чтобы обрести силу. Сила даёт свободу. А в так резко изменившемся в одночасье мире сила и вовсе может стать тем, что отделяет жизнь от смерти. И сорокалетний чернокожий мужчина, и шестнадцатилетний подросток с именем и фамилией как у какого-нибудь долбанного английского лорда, оба ощущали себя так, словно всю жизнь спали. И только сегодня впервые проснулись.
     Легко сказать - качаться. Но как именно можно заработать наибольшее количество единиц благодати за наименьшее время?
     Вариант с медитацией отвергли практически сразу. Слишком долго. И слишком скучно. Не интересно. Ударные порции полученного в первой половине дня адреналина не прошли даром. Хотелось чего-нибудь в том же духе. Чего-нибудь интересного.
     Значит оставались только лишь поединки. Победи противника сильнее тебя и получишь соразмерную награду. К счастью игрокам совсем не обязательно сражаться только с другими игроками. На роль противников прекрасно подходили и НПС, то есть простые люди, не имеющие интерфейса. Нужен был кто-нибудь не самый слабый, но и не слишком сильный. Нужен такой противник, чтобы был им по силам.
     -Алло! Алло! -взволнованно зачастил Гордон позвонив в полицию из попавшейся на глаза телефонной будки. -Я думаю, что здесь ограбление! Человек в маске проник в дом моей знакомой. Скорее пришлите офицера для проверки!
     -Мальчик, -ответила трубка голосом бесконечно усталого дежурного диспетчера. -Сегодня по всему городу происходит какой-то ужас, а ты говоришь, что 'может быть увидел ограбление'? Я не уверен, что смог бы прислать машину даже если бы тебя там прямо сейчас убивали. Лучше беги скорее домой и запрись на все замки, какие только есть.
     С той стороны повесили трубку.
     -Не получилось, -объяснил Гордон ожидавшему снаружи Чапсону.
     Впрочем, вскоре приключения сами нашли их. За спиной, откуда они пришли, где-то в районе школы имени Джона Адамса раздались выстрели и, почему-то, собачий лай и, кажется, грозный рык какого-то животного размерами явно больше обычной бездомной шавки. Несколько минут спустя из-за угла вылетели три полицейские машины. Две из них проехали дальше, а одна затормозила прямо перед ними.
     Хилтон подумал, как они оба должно быть выглядят со стороны: чёрный мужчина с белым юношей, чуть ли не мальчишкой. Одни на пустой улице. Разве только кто-то подглядывает из окон, забаррикадировавшись в своих съёмных квартирках или офисах.
     В общем выглядели достаточно подозрительно.
     Полицейские вышли из машины. Их двое: начавший седеть мужчина с несомненной примесью индейской крови и некрасивая женщина с квадратным, мужским, подбородком. Кобуры у обоих оставались расстёгнуты.
     -Что вы здесь делаете? -грубо спросил седой мужчина. -Комендантский час. Всем жителям предписано оставаться дома или там, где они сейчас находятся. Выходить на улицу может быть опасно.
     -Мы ничего не знал о введении комендантского часа, сэр, -объяснил Хилтон. -Понимаете, я учитель и провожаю одного из своих учеников домой.
      Использовать активную способность: красноречие (7 ур).... Провал!
     Полицейские недоверчиво выслушали его придуманное объяснение. Оружия они не доставали, но продолжали фиксировать глазами местоположение чернокожего мужчины.
     -Парень, подойди сюда, -сказал полицейский. Похоже он не поверил Чапсону и собирался наедине расспросить Гордона всё ли у него в порядке.
     Правильная, в ином случае, тактика на сей раз оказалась фатальной. Приблизившись к седовласому, Гордон, без раздумий, ударил его в живот, одновременно активируя способность 'лезвия из рук'.
     Четыре острых, самую малость загнутых, лезвий пробили бронежилет и до половины погрузились в тело полицейского. Одновременно с этим Хилтон сделался невидимым и упал на землю. Женщина-коп успела выстрелить, но пуля прошла над головой Хилтона, выбив отметину на стене.
     Коп развернулась к Гордону, но тот успел загородиться телом её напарника, всё ещё насаженного на его лезвия. Пару секунд у неё ушло на раздумывание как поступить, а затем, остающийся в невидимости Хилтон подобрался к женщине сзади и стукнул по голове подобранным камнем. При этом сам камень, когда он его подобрал в невидимости, тоже стал невидимым. Но стоило только ударить им полицейского, как Чапсон сделался видимым целиком. Они заранее провели несколько экспериментов и выяснили, что невидимость спадает с Хилтона, если он совершает любое активное действие: нападает на кого-то или просто с силой ударяет кулаком по стене.
     -Давай добьём её! -жадно предложил Гордон.
     -О нет, мой кровожадный друг, бери её за ноги и понесли подальше отсюда. Думаю, мы найдём нашей добыче много лучшее применение, чем тупо получить за её смерть по десятке очков на брата.
     Кроме тела потерявшей сознание женщины-полицейского, их добычей стали пара полицейских револьверов с некоторым количеством патронов и сумка с провизией захваченная Хилтоном с заднего сидения автомобиля.
     В самом скором времени Гордон убедился в верности слов мистера Чапсона. Они действительно нашли своей пленнице много лучшее применение, чем просто получить за неё десяток единиц благодати.
     
      Гордон Гилберт
      Текущие способности : лезвия из рук (ур 4). Прочное тело (ур 3). Дикобраз (ур 2) - ты можешь выстрелить любым своим лезвием в противника. Потерянное лезвие вернётся к тебе через десять минут.
      Текущие особенности : Справедливость в одни ворота.
      Текущий уровень божественной благодати : минус тридцать четыре.
      Текущий ранг : послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафима): в восторге от твоего прогресса!
     
     Хилтон Чапсон
      Текущие способности : Красноречие (ур 7). Невидимость (ур 3). Скрытность (ур 2) - защищает от способности 'видение', усиливает общую скрытность персонажа. Видение (ур 2) - позволяет получать расширенную информацию.
      Текущие особенности : Развратник. Занимаясь сексуальными действиями с лицами женского пола, ты получаешь очки благодати. Важно достаточно часто менять партнёрш, иначе поток благодати иссякнет. За развращение девственниц идёт особый бонус!
      Текущий уровень божественной благодати : минус сорок четыре.
      Текущий ранг : послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафим): в восторге от твоего прогресса!
     
     Повысив уровень пассивной способности 'прочное тело' до третьего уровня, Гордон достал мелкий складной ножик и принялся тыкать себе в ладонь, с радостью наблюдая как пружинит и сопротивляется ставшая его гораздо более упругой и прочной кожа. Наконец он ткнул слишком сильно и обиженно скривился, смачивая слюной небольшой порез.
     Тем временем Хилтон, взявший новые способности 'скрытность' и 'видение' и развивший каждую из них до второго уровня, наклонился над истерзанным телом полицайки и прошептал ей на ухо: -Как там твои дела? Помнишь, когда мы только начали, ты говорила 'лучше смерть, чем это!'. Теперь, когда 'это' повторилось много раз, может быть ты всё ещё хочешь умереть?
     Коп задёргалась, скребя путы на привязанных руках и ногах: -Нет, нет, пожалуйста нет!
     -Так я и думал, -заявил ей Чапсон: -Все вы ...уки! Только и умеете, что врать! Врёте, постоянно врёте!
     Последние слова он чуть ли не прокричал.
     Гордон спросил напарника: -Ты чего?
     -Ничего! -отвернулся Чапсон. Он перерезал удерживающие пленницу путы: -Пусть уходит.
     Коп не заставила себя упрашивать и исчезла так быстро, словно у неё тоже имелась какая-то подаренная Серафимом, от имени новорождённого бога, способность.
     Поискав в захваченной из полицейской машины сумке нашли завёрнутые в пищевую плёнку бутерброды. Гордон, своими лезвиями, разрезал дверь ближайшего мелкого магазинчики и перепуганный до смерти продавец-латинос с огромной радостью отдал ему несколько банок пива, бутылку газированной воды и множество упаковок с чипсами разных вкусов. Только чтобы его самого оставили в покое. Так и произошло. Сам по себе он оказался нисколько не интересен успевшим уже немного прокачаться игрокам.
     Поедая приготовленные чей-то заботливой рукой бутерброды и запивая их пивом, Гордон поинтересовался: -Зачем ты отпустил копа?
     -Потому, что мы не маньяки, - ответил Хилтон.
     -Да? А кто мы тогда такие?
     -Думаю... думаю, что мы супергерои. И поверь мой друг, нам с тобой ещё предстоят великие дела. Надо только лишь дорасти до них, прокачаться...
     Подавившись куском колбасы, Гордон смог выдавить из себя только скептическое покашливание.
     -Не веришь? -спросил Хилтон. -Думаешь, зря этот новорождённый бог появился именно сейчас и именно нас с тобой одарил интерфейсами? Во всём этом точно должен быть какой-то скрытый смысл. Мы избранные с тобой, Гордон: ты и я!
     Смутившись, острый Гордон глотнул ещё пива, чтобы избежать необходимости отвечать. Если подумать, то быть избранным ему нравилось. Считаться избранным гораздо лучше, чем простым отморозком по недоразумению получившим сверхспособности.
     -Представь, -продолжал Хилтон, наблюдая как огненно-красный солнечный шар клонится к шпилям высотных зданий, совершенно не боясь пораниться об их острые концы: -Люди вокруг нас, все сидят по своим квартиркам, домам или офисам. Боятся высунуть нос. Боятся даже выглянуть в окно. Все они словно раки-отшельники: не такой уж прочный, скорее даже хрупкий панцирь и мягкая сердцевина. Они - раки отшельники, а мы с тобой, мой друг, акулы. Акулы - поднявшиеся с глубины почти к самой поверхности.
     Глотнув ещё пива и подавившись им, Гордон издал звук похожий на хрюканье. Вытирая вытекающие из носа струйки, он подумал, что ему нравится быть акулой.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, боро Куинс, район Озон-Парк.
     Время действия: день первый, после. пять часов вечера.
     
     Уперев руки в бока, Синтия Парсон потребовала ответа: -Это что происходит?!
     -Где? -растерялся Ральф.
     -В твоих штанах, придурок, -указала Синтия. -Это он на меня что ли так встал? Разве ты не гей?
     Разговор происходил в глубинах превратившегося в их базу магазина ковров. Оттуда оба супергероя наблюдали как школьный сторож помог уцелевшим в бойне на улице полицейским собрать тела и личное оружие погибших. Потом приехал полицейский броневик и выжившие копы убрались прочь с дорожной развилки перед школой имени Джона Адамса. Причём школьный сторож уехал вместе с ними и, как показалось, Ральфу без особой охоты. Но самое главное, что все полицейские убрались и можно было действовать свободно, хотя и не забывать благоразумно оглядываться.
     Они как раз обсуждали дальнейшие планы, когда наконец-то подействовали проглоченные Ральфом таблетки.
     -Успокойся, -попросил её Ральф.
     -Какое успокойся?! -продолжала накручивать себя Синтия. -Убери его немедленно!
     -Да как я его уберу? -воскликнул Ральф.
     -Не знаю, засунь по что-нибудь. Чтобы так вызывающе не топорщился! Почему он вообще у тебя встал?
     -Потому, что я наглотался таблеток для улучшения потенции, -объяснил Ральф.
     -Зачем?
     -На всякий случай. Чтобы быть во всеоружии.
     -Не слабый калибр у твоего оружия, -оценила Синтия. -Так, погоди. Ты своих гомо-миньонов не смог больше делать и пошёл за таблетками для стояния?
     Ральф предпочёл промолчать.
     -Я уже подумала, что ты тоже шовинист, -призналась Синтия. -Даже начала подумывать: не пора ли мне беспокоиться. Слушай, жалко будет если такой устойчивый эффект зазря пропадёт.
     Ральф мрачно спросил: -Что ты предлагаешь?
     -Да есть тут одна идейка. Только сначала нужно посетить строительный магазин, -улыбнулась Синтия.
     В строительном магазине никого не было. Видимо сотрудников развезли по домам на корпоративном транспорте или они сами разбежались. Тем лучше. Взломав замок на входе, Синтия завязала волосы в пару косичек и взяла в руки бейсбольную биту: -Как думаешь, я похожа на Харли Квинн?
     -Сумасшедшую подругу Джокера? -переспросил Ральф. -Разве она не была бел...
     -Лучшей как следует подумай хочешь ли ты закончить это предложение или нет? - Синтия протянула биту в сторону напарника. -Не смей принижать значение чернокожих. Белые веками угнетали мой великий народ.
     -Вообще-то я латиноамериканец, -попробовал объяснить Ральф.
     -Ну и что? Ты не чёрный, поэтому даже не думай. Жизни чёрных важны и точка! Если ты считаешь, что твоя жизнь тоже важна и при этом не являешься чернокожим, значит тем самым ты проявляешь шовинизм и пытаешься принизить значение чёрных жизней.
     -Какой-то доморощенный фашизм...
     -Чёрные не могут быть фашистами по определению, -уверенно заявила Синтия. -Так как, по-твоему, я похожа на Харли Квинн?
     -Покрась волосы в пару-тройку каких-нибудь ядовито-ярких цветов, -посоветовал Ральф.
     -Точно!
     Она, не откладывая, нашла баллончики с краской и выкрасила отдельные пряди в синий, зелёный и оранжевые цвета.
     -Так гораздо лучше! -обрадовалась Синтия довольно размахивая битой перед зеркалом. -Я - Харли! Всем, кому не понравились фильмы 'Хищные птицы: потрясающая история', современная версия 'чудо-женщины' и уж тем более тем, кто посмел критиковать последнюю версию 'охотников за приведениями'. Я сломаю вам ногу! Может быть даже две сразу!
     Синтия помахала битой делая вид будто наносит размашистые удары. Похоже увиденное ей понравилось, и она продолжила: -Эй, дрочеры, фапающие на киношную Харли! Эй, офисные задроты, полагающие, что хотели бы чего-нибудь 'погорячее'. Готовьте ваши ноги. Я иду!
     Вооружив гомо-миньонов Ральфа Педро строительными кувалдами, ломами и колунами, они отправились тесной группой обходить близко лежащий район частных домов. Маленькие, будто кот напрудил, участки, отделённые один от другого декоративными заборчиками. Крохотные и похожие один на другой газончики. Дома с далеко не самыми прочными дверями и не самыми крепкими стенами на свете. Спальный район, где могли позволить себе жить менеджеры младшего звена и клерки-карьеристы.
     Гомо-миньоны выбивали дверь ударами кувалд. Затем внутрь проникали Ральф и Синтия. Как правило хозяин дома не успевал ничего сделать. Только несколько раз, держащие оружие под рукой, успевали выстрелить, но их пули или дробь принимала на себя Синтия, продолжая таскать лист толстого металла в качестве импровизированного щита. Правда один раз она замешкалась, и какой-то азиат в очках успех выпалить из ружья в живот гомо-миньону, закрывшему собой Ральфа. Миньон, конечно, умер, а ловкий стрелок занял его место в строю после советующей обработки.
     Помимо очевидного пополнения рядов гомо-зомби, найденное у некоторых домовладельцев огнестрельное оружие, серьёзно усилило атакующий потенциал его не большой, но активно растущей армии.
     Женщин и детей не трогали в связи с их бесполезностью. А вот подростки уже шли по разряду 'взрослых мужчин'.
     Дико хохоча, Синтия таки сломала пару конечностей бейсбольной битой, не разбирая толком руки это были или же ноги. Потом сломалась сама бита.
     -Служба анальной доставки удовольствия! -кричала она в запале, когда строительные кувалды в руках гомо-миньонов выламывали очередную дверь. -Вы всё ещё скучаете, не зная, чем заняться? Тогда мы идём к вам!
     -Фас! -командовала она Ральфу, словно он был её собакой, указывая на очередного отца семейства, удерживаемого гомо-миньонами в удобном положении. -Возьми его жопу!
     И Ральф пополнял свою армию ещё одним преданным зомби со взломанным задним клапаном.
     В этом было что-то от безумия ритуальных дикарских плясок. Какой-то круговорот событий и лиц.
     Они успешно обошли несколько десятков домов.
     Пара волки в стаде безмятежных овец.
     Несмотря на крики и шум, ни разу никто из соседей не попытался вмешаться. Может быть и правда не слышали.
     Каждый заперся у себя дома. Мой дом - моя крепость? Возможно и так. Вот только пытающиеся поодиночке укрыться за картонными стенами клерки и менеджеры младшего звена забыли главную истину. Крепость охраняют не стены. Её охраняют защитники, готовые с оружием в руках стоять на этих стенах. Сами по себе стены ещё никогда и никого не защитили. Может быть, если бы все, кого в тот раз Ральф Педро собрал в свою армию зомби-пидорасов попробовали объединиться, вместо того, чтобы отсиживаться каждый в своей норе. Может быть все вместе они смогли бы если не победить, то хотя бы отпугнуть начинающих супергероев. И большинство их задних дырок остались бы целыми. Но увы! Здесь каждый был сам по себе. И волки задрали столько овец, сколько смогли проглотить и закончили, когда на пригороды Нью-Йорка опустилась темнота.
     
      Ральф Педро
      Текущие способности : Призрачные ножи (ур 3). За спину (ур 2). Полководец (ур 2) - при желании ты можешь видеть глазами любого из своих миньонов.
      Текущие особенности : Армия пидорасов. Ты имеешь уникальную возможность временно подчинять себе людей после того как займёшься с ними анальным сексом. Ограничение: только мужчин. Подчинение длиться до пяти дней и спадает тем быстрее, чем сильнее воля жертвы.
      Текущий уровень божественной благодати : плюс тридцать девять.
      Текущий ранг : старший послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафим): ты просто красавчик!
     
      Синтия Парсон
      Текущие способности : Чёрная молния (ур 5). Общее усиление тела (ур 4). Видение (ур 1).
      Текущие особенности : Радикальный феминизм (угнетая мужиков получаешь больше благодати, сражаясь с сёстрами получаешь меньше). Black Lives Matter (сражаясь с белыми получаешь увеличенный поток благодати, вступая в конфликт со своими чёрными сёстрами, получаешь штраф на приток благодати).
      Текущий уровень божественной благодати : минус сорок три.
      (Примечание: отрицательный баланс благодати означает ваш долг перед божеством. Постарайтесь как можно скорее выплатить долг и впредь старайтесь поддерживать положительный уровень благодати. В противном случае возможно наступление негативных последствий той или иной степени тяжести в зависимости от количества задолженности и прошедшего времени.)
      Текущий ранг : старший послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафима): девочка, вперёд!
     
     На сжавшийся, словно в предчувствии угрозы, город накатывалась волнами ночь. Красный, будто помидор, шар солнца спрятался за башнями небоскрёбов. Отсветы заходящего светила ещё сияли на небе, но вскоре пропадут и они.
     Звуки выстрелов, взрывов, визжащих от резкого торможения шин и прочие, странные и пугающие звуки, весь день тревожащие огромный город затихали. Как будто заход солнца автоматически выключил и всех буянов. В некоторых районах электричество отсутствовало, и они бесповоротно погрузились во мрак, отдаваясь на откуп ночи и надеясь на её милость. В других районах, где электрическая сеть ещё функционировала, мало кто отваживался зажигать в окнах свет. Световая реклама, составляющая львиную долю блеска и роскоши ночного Нью-Йорка, сегодня стояла отключенная. С её отсутствием город резко поскучнел и подурнел, будто немолодая дама после того как смыла косметику и стали видны все возрастные недочёты и болячки старческого лица.
     Неожиданно ночь разрезал громкий взрыв. Где-то районе Манхеттена что-то горело и раздалась ожесточённая стрельба. Ближе к рассвету всё стихло и погас потушенный пожарными командами огонь. Переговорив по телефону с мэром Нью-Йорка, Билом де Блазио, Джозеф Байден подписал указ о задействовании вооружённых сил американской армии в усмирении беспорядков и обеспечении спокойствия граждан.
     Ночь ещё не успела закончиться, как на улицы крупных городов принялись въезжать армейские бронетранспортёры. На крупных перекрёстках образовывались блокпосты. Выезды из городов перекрывались танками.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, боро Статен-Айленд
     Время действия: день второй, после. Два часа дня.
     
     Толчок в плечо вырвал Фреда Уокера из состояния медитации. Последнее, что он успел сделать, это взглянуть на свои параметры:
     
      Получено +3 единицы благодати от медитации
      Текущие способности : нет.
      Текущие особенности : Старый служака -ты бывший полицейский, но настоящие полицейские не бывают бывшими. Защищая людей и закон получаешь увеличенный (+10%) приток благодати. Совершая преступные или просто сомнительные действия, на тебя накладывается штраф в -30% от количества начисленных единиц благодати.
      Текущий уровень божественной благодати : минус девяносто два
      Текущий ранг : послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафим): лузер!
      Возможные действия: использовать активную способность. Развить существующую / получить новую способность. Позвать помощника (Серафим). Сотворить чудо.
     
     Всех собранных правительством суперов содержали в освобождённой, по такому случаю, от пациентов старой больнице для умалишённых в западной части Статен-Айленда. Здесь отвратительно пахло больницей и безнадёжностью, но зато в избытке имелись крепкие стены, отдельные и общие камеры с мощными засовами, решётками на окнах и глазками, через которые врачи могли незаметно наблюдать за содержащимися пациентами.
     Тех, кто вроде как сам пришёл, содержали на верхних этажах старой больницы. Тех же, кого полицейские силы вынуждены привели силой, помещали на нижние этажи. Там было всё как на верхних этажах, только ещё сильнее пахло больницей и безнадёжностью, камеры были меньше, а засовы массивнее.
     Проведав, что с помощью медитации можно зарабатывать единицы благодати, руководство приказало не давать супергероям сидеть неподвижно с закрытыми глазами. Получалось не слишком хорошо. Во-первых, не хватало надзирателей. Во-вторых, медитировать можно было и в ночные часы, если сумеешь не заснуть от скуки. А в-третьих вокруг творилось такое, что не до скрупулёзного выполнения приказаний начальства.
     Договорившись между собой, сидевшие в одной камере узники по очереди погружались в медитацию. А если замечали проверяющего, то предупреждали об этом остальных.
     Открылся и закрылся глазок в двери. Проверяющий прошёл дальше. Можно было снова погружаться в состояние медитации, но особого желания не было.
     -Закончил, -сказал Фред.
     -Сколько получил? -поинтересовался Гарри. Ему было двадцать шесть и здесь он оказался после того как признался своему начальнику, что умеет поджигать предметы взглядом. Гарри работал в мэрии Нью-Йорка на какой-то не слишком значительной должности, название которой Фред успешно забыл через двадцать секунд, после того, как Гарри его озвучил. На нём до сих пор оставался официальный костюм. Не слишком чистая рубашка сочеталась с помявшимися брюками и потерявшими былой лоск ботинками.
     Фред ответил: -Три единицы.
     -Неплохо!
     -Осталось всего девяносто две, чтобы выйти в ноль, -усмехнулся бывший полицейский.
     -Будешь кофе?
     Это предложил ещё один член их небольшой банды, запертой в групповой палате, где ещё пару дней содержали не самых опасных психов в их длительные периоды относительного просветления. Его тоже звали Фредом и когда к их уже сложившейся группе присоединился Уокер, чтобы не путаться, первого Фреда стали звать кофейным Фредом. Его история оказалась наиболее занимательной, и кофейный Фред сразу же выложил её новичку. Всё равно заняться здесь особенно нечем. Нет телевизора. Нет даже книг. И уж совершенно точно нет никакой связи с внешним миром. Только спи или разговаривай. Вот они и разговаривали.
     Кофейный Фред неделю назад приехал из Принстона в Нью-Йорк на конференцию материаловедов. Что-то там на тему программируемого синтеза материалов с заданными свойствами. Кофейный Фред пытался объяснить, но работавший по чёткому алгоритму, как хорошо смазанный револьвер, мозг Уокера понимать его объяснения просто отказался. В тот момент, когда приехавший из Принстона материаловед дозвонился до новорождённого бога и тот спросил какой бы сверхестественной способностью тот хотел бы обладать - он то ли в серьёз, то ли в шутку попросил возможность всегда иметь при себе стаканчик крепкого, правильно сваренного кофе.
     Как говориться: когда учёный шутит над богом, то бог тоже шутит над учёным. В итоге кофейный Фред получил способность раз в пять минут создавать в любой подходящей таре небольшого размера от ноль одного, до ноль пяти литра вкуснейшего, одурительно пахнущего кофейного напитка. Хотя сам пристонский материаловед об этом не просил, автоответчик бога, Серафим, видимо по доброте душевной, позволил ему создавать любой из существующих сортов и видов кофе любого способа приготовления.
     Впрочем, на фоне остальных пиромантов, телекинетиков, способных парализовать человека взглядом или накладывать дебаф критической неудачи, кофейный Фред особенно не унывал. Он вдоволь наигрался со своими новыми возможностями и убедившись, что они целиком и полностью противоречат научной картине мира нарушая добрый пяток основных физических законов. А утром вчерашнего дня, услышав правительственное оповещение о том, что всем лицам, получившим некоторые способности надлежит обратиться к ближайшему полицейскому. Он именно так и сделал. Как добропорядочный гражданин, зашёл в ближайший полицейский участок и таким образом оказался в старой больнице для умалишённых в западной части Статен-Айленда, переделанную в тюрьму для начинающих супергероев.
     Зато все его сокамерники могли сколько угодно наслаждаться самыми экзотическими вкусами кофейного напитка, осторожно попивая его из помятой железной кружки, одной на четверых арестантов.
     -Фраппе, пожалуйста, -попросил Уокер.
     -Держи, -протянул покрытый молочной пеной холодный кофейный напиток материаловед-кофеман.
     С благодарностью принимая вкусовое наслаждение налитое (или просто появившееся внутри?) погнутой железной кружки, Уокер церемонно ответил: -Премного благодарен.
     -Во славу Серафима. Чтобы ему пусто было, уроду нематериальному, -привычно отозвался кофейный Фред.
     Четвёртый и последний член их крохотной банды, собранной из случайно попавшихся и определённых в одну и ту же камеру, то есть палату, людей звался Джорджем Неймусом. Под этим звучным именем скрывался субтильный парнишка лет девятнадцати с уже начавшей появляться лысиной. Джордж, подобно Уокеру, не имел способностей. Зато обладал долгом в минус девяносто пять единиц благодати, которые потратил на то, чтобы излечить свою умирающую от рака мать сотворив разовое чудо. И такое бывало.
     Джордж был немного странным, немногословным. Кажется, он серьёзно уверовал во всю эту чухню с новорождённым богом и пророком его Серафимом-автоответчиком. Впрочем, парню, практически с того света, вернули мать. Некоторым хватало и гораздо меньшего, чтобы серьёзно повредиться головой в религиозную сторону.
     Со стороны коридора послышался шум. Толстые стены не позволяли различить его характер, а никого со способностями сверхчувствительного слуха или ясновидения в камере не имелось.
     -Очередной внеплановый осмотр что ли? -успел подумать Уокер торопливо допивая сотворённый кофейным Фредом, чудесный Фраппе с густой молочной пенкой сверху. -Опять будут проверять не копает ли кто-то из нас подземный ход прямиком с третьего этажа больницы. Или не сверлит кто-то от скуки стены взглядом. Или что там ещё взбредёт в голову тюремному начальству совершенно не готовому к тому, чтобы содержать под стражей пару сотен суперов и не знающее как это правильно делать.
     Дверь палаты-камеры открыл спецназовец в полном снаряжении, с надетым на голову шлемом, однако лицевой щиток оставался поднят: -На выход!
     -Что ещё такое? - без особой надежды на ответ поинтересовался Гарри.
     К удивлению, всех четверых арестантов, спецназовец ответил: -Специальное распоряжение президента. Давайте выходите, сейчас всё объявят. Только остальных выпустим, чтобы потом не бегать за каждым в отдельности.
     -Похоже что-то сильно неладно в королевстве Датском, -негромко проговорил кофейный Фред. -Если уж власть просит черепашек-ниндзя выйти из тени и обещает принять их в свои ряды и предоставить мутантам все права... Однако, послушаем что ещё скажут.
     Впрочем, тюремное начальство не сошло с ума окончательно и информирование взятых под стражу супергероев производилось поблочно. В одном блоке имелось от трёх, до семи камер, поэтому толпа супергероев выстроившихся, чтобы выслушать президентское обращение оказалась не так чтобы сильно велика. И трёх десятков, державших наготове штурмовые винтовки, солдат в форме американской армии более чем хватало, чтобы держать их всех под контролем и убедительно просить не делать глупостей.
     -Американцы! -объявил какой-то важный тип в форме бригадного генерала и с таким лицом, что ему, казалось, как нечего делать взять и съесть десяток лимонов и даже без сахара. -Американцы! В этот трудный для нации час, избранный президент Джозеф Байден призывает каждого из вас сделать всё возможное, чтобы послужить своей стране. Глобальное бедствие обрушилось на нашу страну и для противостояния хаосу и анархии требуется помощь каждого из вас. Вы, как истинные патриоты...
     Кто-то не выдержал и засмеялся. По трём десяткам солдат со штурмовыми винтовками пробежала дрожь и смех затих.
     -..патриоты проявите все свои силы и мужество для защиты родного отечества.
     И так дальше, ещё минут на пять, пока, наконец, не было объявлено самое главное: -Сейчас каждый из вас пройдёт тщательное обследование. Рекомендую отвечать на вопросы научных сотрудников максимально полно и без утайки. Попытка утаить или исказить информацию может рассматриваться как государственная измена. Все вы, включая лиц женского пола, с этой минуты должны считать себя мобилизованными. После обследования и сбора информации для каждого из вас будет составлен индивидуальный график тренировок и наиболее полного развития имеющихся способностей.
     Есть вопросы?
     -Можно позвонить домой? -крикнула молодая женщина. -У меня дома муж один с ребёнком остался. Должно быть потерял меня и места себе не находит.
     -Я тоже хочу позвонить! И я!
     -Каждый сможет совершить до трёх телефонных звонков после прохождения первичного обследования, -заверил бригадный генерал.
     -А если я не хочу становиться мобилизованным? Два дня продержали в камере ни за что, ни про что, а теперь патриотизм из нас давить пытаетесь!
     -Не желающие становиться мобилизованными, могут добровольно вернуться обратно в свои камеры...
     -Это произвол!
     -...или вас вернут туда силой, -закончил генерал.
     -Что вы об этом думаете, ребята? -спросил Гарри шёпотом.
     -Быстро спохватились, -также шёпотом ответил кофейный Фред. -Я думал: мы просидим тут не меньше месяца, в лучшем случае пару недель. Интересно, что во внешнем мире случилось такого большого, что целый бригадный генерал пришёл сюда и назвал нас патриотами?
     Вокруг также активно обсуждали новости. Кто-то убеждал кого-то, что он не хочет развивать эти чёртовы сверхспособности и лучше бы от них совсем избавиться. Другие открыто радовались и говорили всем вокруг: они знали, что так и будет. Америка не забывает своих патриотов. И теперь, когда всё наконец разъяснилось, они наконец-то смогут показать всем, кто в прошлой жизни их недооценивал, на что они на самом деле способны.
     Обследование проходило здесь же, в больнице. Благо, что какое-то оборудование имелось, а какое-то привезли специально, в закрытых грузовиках с надписями 'собственность федерального бюро расследований'.
     -Вы в прекрасной физической форме для своего возраста, -сказал доктор Уокеру.
     При общей анархии, царящей снаружи, здесь сумели раздобыть его медицинскую карточку. Часть хронических заболеваний просто пропала, как будто их и не было. Большое исцеление и малое омоложение сотворили с его организмом настоящее чудо разом списав два, а то и три десятка лет. Фред уже и забыл, когда последний раз чувствовал себя так хорошо, как сейчас. Ничего не болело, не ныло и не напоминало о себе. Это было бы полностью прекрасно, если бы не навешанный на него Серафимом долг в минус девяносто две единицы благодати.
     Хмурый и злой фэбээровец уточнил: -Значит практически предельный минус чуть ли не под сотню единиц и никаких способностей нет?
     Обвешанный датчиками от полиграфа, Уокер извиняющее развёл руками.
     -Пожалуйста, отвечайте вслух.
     -Никаких способностей не имею, -подтвердил бывший полицейский.
     -А особенности?
     -'Старый служака', - Фред зачитал описание единственной имеющейся у него особенности из интерфейса.
     Ведущий допрос фэбээровец немного оживился: -С этим уже можно работать. Скажите, мистер Уокер, вы хотите послужить своему государству?
     -Я всю жизнь только это и делаю, -по стариковской привычке проворчал Фред. Однако от него ожидал конкретного ответа, и он сказал: -Да, хочу.
     -Прекрасно! Мы составим для вас план развития с учётом имеющейся особенности. Для начала добьёмся уменьшения долга, чтобы иметь пространство для манёвра. Затем вы возьмёте какую-нибудь из 'оружейных' способностей и дело пойдёт в разы быстрее.
     -Простите? -уточнил Фред, -что ещё за оружейные способности?
     -Способности, связанные с оружием. Бесконечные патроны, быстрый стрелок, фиксация цели - примеров, на самом деле, довольно много и всегда можно выторговать у Серафима что-нибудь уникальное, -объяснил человек с жёлто-синей монограммой на правом кармане служебной куртки.
     -Могу я спросить? -уточнил Фред и получив разрешающий кивок продолжил: -Что будет с полностью гражданскими людьми. К то не захочет или не сможет прокачиваться в поединках?
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, Манхэттен, президентская резиденция.
     Время действия: день второй, после. Три часа дня.
     
     Алехандро Майоркас, секретарь внутренней безопасности, перебирал личные дела супергероев из отдельной стопки. Сведения имелись только по 'лояльным' суперам, а таких меньше десяти процентов от общего числа, но определённые закономерности уже вырисовывались.
     Семнадцать целителей. Максимальный уровень умения - второй. На первом уровне такие супергерои уверено излечивали царапины, порезы и синяки. Второй уровень открывал доступ к излечению свежих переломов. Страшно и соблазнительно представить, что же будет дальше, если помочь им развить свои способности. Причём это не разовое чудо, сжирающее единицы благодати. Развитые способности работают как отлаженный механизм с небольшим локдауном. Причём перерыв между применениями дополнительно уменьшается при покачивании умения.
     Два трансмутатора. Способны превращать одни вещества в другие. Свинец в золото? Легко! Только пока лишь несколько десятков граммов и там ещё какая-то хитрая зависимость, учёные пока не разобрались. Тоже умения первого уровня. А что будет, если получится прокачать их до сотого? Урановая бомба из ничего? Десятки тонн золота в день, в прямом смысле, из грязи под ногами? А как насчёт теоретически возможных, но ещё не созданных материалов? Сверхпрочные, сверхтонки, сверхострые предметы - части ещё несозданных станков и вооружений.
     Пять материлизторов. Но один из них создаёт только долбанное кофе, от него никакого прока, откладываем его дело в общую стопку. Ещё трое могут создавать лишь те предметы, которые они видели, держали в руках и только те, принцип работы которых они по-настоящему понимают. Там ещё ограничения по массе, по структуре и так далее. На самом деле не такой уж большой список получается, если не брать в расчёт всякие ножи и прочий хлам.
     Но зато последний, пятый, гонщик-неудачник, может раз в четыре часа материлизовать любую машину на которой раньше ездил. Алехандро отдал указание позволить ему порулить танком и затем провести соответствующий эксперимент. Получится или нет? Если получится, то надо будет попробовать на стратегическом бомбардировщике. Хотя он не попадает под определение автомобиля, но вдруг сработает?
     Множество разных способностей. Некоторые выглядят крайне перспективно. Регулярно нарушать незыблемые ранее физические законы оказалось крайне соблазнительно. Особенно если не разово, не через капризное и прожорливое 'сотворить чудо', а с помощью раскаченных и развитых способностей.
     Дела этих супергероев отложены в отдельную стопку. Их будут охранять тщательнее, чем золото в форте-нокс. Никаких поединков, никаких опасностей, разве только под самым скрупулёзным контролем. Алехандро сейчас не мог позволить себе потерять никого из потенциальных вундерфафлей мирового масштаба.
     Может быть то, что случилось с Америкой это не катастрофа?
     Может быть это шанс? - подумал Алехандро. -Самый большой шанс в истории. Как для одной великой страны. Так и для одного человека, претендующего на 'величие' и оставленный в истории след. Если только он сумеет правильно сориентироваться и первым сделает верную ставку.
     Зазвонил телефон. Увы, это был совсем не тот звонок, который можно проигнорировать или перезвонить потом. Если звонили по этому телефону, значит случилось нечто важное.
     Голос помощника прошелестел в поднятой трубке: -Сэр, срочные новости. Канзас-Сити, штат Миссури, уничтожен. Более полумиллиона погибших.
     -Как это случилось?
     -Ракетный удар, сэр.
     Пальцы Алехандро сжались с такой силой, что пластиковая телефонная трубка жалобно затрещала: -Кто?
     -Ракетный удар нанесён с американской военной базы, -уточнил помощник.
     -Как такое возможно?
     -Обстоятельства уточняются...
     -К чертям обстоятельства! Рабочую версию произошедшего мне, прямо сейчас!
     -Сто седьмая часть ракетных войск взята под контроль одним из ЭТИХ. Видимо он был одним из старших офицеров и скрыл факт получения сверхспособностей. Аналитики полагают, что его способности ментального свойства. Взяв под контроль других дежурных офицеров, объект попытался нанести ракетные удары по Канзас-Сити и Джефферсон-Сити. Направленная в Джефферсон-Сити ракета была перехвачена частями противоракетной обороны, развёрнутыми поблизости от столицы штата. Сбить нацеленную в Канзас-Сити ракету не удалось. Город полностью уничтожен. Порядка полумиллиона его жителей мертвы.
     Алехандро выругался вслух, замечая, как загорается и начинает мигать трубка вызова по прямой линии от президента.
     -Это ещё не всё, сэр, -продолжил помощник. -Уничтожив целый город, тот офицер, видимо получил столько очков благодати, что превратился в нечто немыслимое. Теперь в его абсолютном подчинении вся ракетная часть номер сто семь. Это порядка трёх тысяч человек и ещё восемь подобных ракет.
     Два самолёта, направленные для прояснения ситуации, в сторону местоположения сто седьмой ракетной с какого-то момента перестали отвечать на вызовы. Их пилоты посадили машины на аэродроме части и передали мятежникам. По предположениям аналитиков, объект, который нанёс ракетный удар, теперь может мысленно подчинять себе любого человека, приблизившегося на определённое расстояние. Другие его способности пока неизвестны. Что нам делать, сэр?
     -Собирайте информацию, -прошептал Алехандро. -Я отдам конкретные распоряжения после разговора с президентом.
     Взяв требовательно мигающую трубку прямой связи с президентом, он ответил: -Да, господин президент, я уже в курсе. Прибуду немедленно.
     Похоже, что всё случившееся с Америкой, если и было шансом, то очень и очень непростым, с горьким оттенком.
     А может быть тот самый майор или капитан, или кто он там, из сто седьмой ракетной части, тоже решил, что именно сейчас настал его шанс. Во что он превратился, получив неизвестное количество благодати за уничтоженный город со всеми его жителями? Он ещё остался человеком или уже нет? Во что он ещё сможет превратиться, если решит использовать остальные, имеющиеся в его распоряжении, ракеты?
     Эти вопросы задавал себе Алехандро пока шёл до той части резиденции, где обосновался Джозеф Байден.

Глава 5. Первая карта, вынутая из основания карточного домика

     Историческая справка:
     1988 год, военный корабль США 'Винсенс', находившийся в Персидском заливе, сбивает ракетой иранский самолет с 290 пассажирами на борту, среди которых 57 детей.
     Самолет только что поднялся в воздух и находился даже еще не в международном пространстве, а над иранскими территориальными водами. Когда корабль 'Винсенс' вернулся на базу в Калифорнии, огромная ликующая толпа встречала его со знаменами и воздушными шарами, духовой оркестр ВМФ играл на набережной марши, а с самого корабля из динамиков, включенных на полную мощность, неслась бравурная музыка. Стоящие на рейде военные корабли салютовали героям артиллерийскими залпам'.
     С. Кара-Мурза пишет о содержании статей в американских газетах, посвященных сбитому иранскому самолету: 'Читаешь эти статьи, и голова кругом идет. Самолет сбили из благих побуждений, и пассажиры 'погибли не зря', ибо Иран, возможно, чуть-чуть одумается...'
     Вместо извинений Буш-старший заявил: 'Я никогда не буду извиняться за США. Мне наплевать на факты'.
     Капитан крейсера 'Винсеннес' награждается медалью за храбрость. Позднее американское правительство полностью признало свою вину в произошедшей бесчеловечной акции. Однако до настоящего времени США так и не выполнили взятых на себя обязательств по возмещению морального и материального ущерба родственникам погибших в результате этого беспрецедентного акта.
     
     Место действия: Нью-Йорк, Манхэттен, президентская резиденция.
     Время действия: день пятый, после. Одиннадцать часов утра.
     
     Последние двое суток выдались крайне нервными для всех в президентской резиденции.
     Второй день, как любой крупный американский город превратился в поле боя между армией и полицией с супергероями. Хотя называть последних так, после всего того, что они успели натворить, было странно. Городские мэры требовали организовать эвакуацию населения. Но куда и как прикажете эвакуировать чуть ли не сто миллионов человек? И это если учитывать население одних только крупных городов.
     Ожидания генералов и ратующих за силовой вариант политиков оправдались только частично. Введение в города армии и сбор национальной гвардии не прекратили беспорядки, а только лишь позволили как-то ограничить их и локализовать в пределах отдельных городских кварталов. Ежедневные потери росли в геометрической прогрессии. Не привыкшие к подобным потерям и уж тем более к тому, что приходится вести войну на своей земле и, как не крути, но ещё и со своими собственными гражданами получившими суперспособности, солдаты дезертировали. Среди личного состава распространялись панические настроения. Принявшие на себя тяжесть первого удара полицейские силы и вовсе редели с ужасающей скоростью. Срывая с формы значки 'служить и защищать', но при этом не торопясь сдавать личное оружие, копы массово дезертировали. На службе оставались только самые ответственные и самые честные и ещё самые тупые и те, кому некуда идти и некого было защищать.
     В Нью-Йорке военные блокировали районы города с наибольшей концентрацией суперов, такие как боро Куинс и часть боро Бруклин. В оставшихся трёх боро вводился жесткий комендантский час, патрули на улицах, блокпосты на перекрёстках. Жителям 'спокойных' районов вменялось доносить на незарегистрированных супергероев. Напуганные тем, что видели, солдаты сначала стреляли и только потом спрашивали. Испуганный солдат - это страшно и очень опасно для любого гражданского.
     Пройтись асфальтовым катком по захваченным суперегроями частям города армия не решалась и дело вовсе не в оставшихся в тех частях города жителях. Чёрт бы с этими гражданскими. Половину из них власть легко спишет в разряд приемлемых потерей, а вторая половина как-нибудь выживет даже при самом жестоком силовом варианте. Наверное, выживет. Но приходилось постоянно оглядываться на события происходящие в штате Миссури.
     Там развернулся во всю ширину своей чёрной души сумасшедший майор Брегинс.
     Джозеф Брегинс - аналитикам удалось выяснить его личность. Получив от новорождённого бога суперспособность ментального свойства, нечто, по гипотезам аналитиков, связанное с подчинением воли другого человека, Брегинс скрыл от командования то, что является супергероем. Заступив на дежурство в ракетную часть, где проходил службу, он нейтрализовал или взял под контроль других дежурных офицеров и сумел выпустить две ракеты по самому крупному городу штата, Канзас-Сити и по столице Джефферсон-сити. Нацеленную на столицу ракету получилось сбить. Направленную в Канзас-Сити нет. Население города составляло порядка полумиллиона человек. Все они умерли, и полученная за победу над ними благодать превратила майора Брегинса в нечто ужасное.
     Нет больше Канзаса и последствия мощного взрыва раскидали домик девочки Элли, оторвали её ножки в серебряных башмачках и поджарили до хрустящей корочки верного пса Тотошку.
     В сотни раз усилив свою основную способность и, вероятно, приобретя ряд дополнительных, майор Брегинс моментально подчинил себе всю ракетную часть. Каждый из трёх, с небольшим, тысяч человек оказался плотно сжат щупальцами его ментального контроля. Пилоты посланных на разведку самолётов, едва только приблизившись к местоположению сто седьмой ракетной части, присоединились к сборищу верных рабов, славящих своего нового господина плотно прописавшегося у них в головах. Прекратив отвечать на вызовы, они посадили самолёты на расположенный близ части аэродром. Потребовалось ещё несколько случаев подобного рода, чтобы аналитики сумели определить примерный радиус ментальной сферы контроля, решившего сыграть за тёмного властелина майора. Этот радиус составлял чуть больше трёх миль. Попадая в него, любой человек моментально оказывался под контролем майора, а он сам, почти наверняка, мог если не видеть, то чувствовать происходящее в пределах своей сферы внимания.
     И ладно бы Брегинс сидел бы спокойно в сто седьмой части превращённой им в своё собственное королевство. Теперь, когда противоракетная оборона приведена в полную готовность и сориентирована отслеживать не только внешние, но и внутренние, в первую часть внутренние, угрозы, у Брегинса не имелось шансов повторить коронный трюк с сожжением целого города. Остающиеся в его распоряжении ракеты бесполезны.
     Но нет, вздумавший поиграть в тёмного властелина на хардкоре, майор принялся активно расширять свою территорию. Порабощённые им солдаты сначала зачистили округу, а позже и вовсе двинулись в сторону Джефферсон-сити, столицы штата. Сам майор продолжал отсиживаться в пределах сто седьмой ракетной части, удалённо контролируя своих миньонов. Судя по всему, он мог видеть всё, что видели они и отдавать им приказы, словно крохотным солдатикам в компьютерной стратегической игре. Хуже того - миньоны Брегинса могли порабощать других людей прикасаясь к ним или только лишь посмотрев в глаза.
     Единственным способом приостановить их наступление на Джефферсон-сити оставалась бесконтактная война. Благо, что современные средства вооружения могут использоваться с дальнего расстояния, не подпуская противника ближе чем на пару сотен метров. Однако майор, руками своих миньонов, принялся массово отлавливать гражданских, превращая тех в рабов и пополняя ими редеющие ряды своей армии.
     Куда там бедняге Ральфу Педро с его армией заднеприподных зомбаков! Здесь шла игра по-крупному. И ставки оставалась неизменно высоки.
     Приостановить продвижение миньонов Брегинса у военных получилось. Но раз и навсегда решить проблему мятежного майора, обычными мерами, не выходило. Администрация президента всерьёз рассматривала нанесение ядерного удара по сто седьмой части ракетных войск, где укрывался майор. Однако решиться на ядерный удар по своей собственной территории было очень непросто.
     В целях предотвращения аналогичных случаев, когда командир какого-нибудь авианосца или пилот стратегического бомбардировщика вдруг оказался бы скрывающим свои способности супером и, в один прекрасный момент, захотел бы сжечь ещё какой-нибудь город ради вожделенных очков благодати исправно начисляемых Серафимом - по частям и штабам всей огромной структуры американской армии разъехались 'лояльные' супергерои с прокаченной способностью 'видение'. Эта новая структура подчинялась одновременно ФБР и ЦРУ. Собственные суперы с развитым 'видением' помогали находить и отлавливать отказавшихся регистрироваться и вставать на учёт 'диких' супергероев. Правда действовать они могли только в относительно спокойных районах, плотно контролируемых армией и оставшимися полицейскими силами. Зато это была хоть какая-то страховка от появления второго майора Брегинса, который, уничтожив сотни тысяч человек, мог бы превратиться в ещё одну проблему стратегического масштаба. Тут не знаешь, что делать с сошедшим с ума майором-телепатом. Куда ещё одного претендента на мировое господство?
     Несколько отойдя от шока, зашевелилось мировое сообщество. Сначала на США посыпался целый ворох вопросов. Китайские авианосцы и российские подводные ракетные крейсера принялись курсировать вдоль границы американских береговых вод. И даже старенький российский авианосец 'адмирал Кузнецов', испуская клубы чёрного дыма, поспешил в атлантический океан, намереваясь присоединиться к веселью.
     Украина официально предложила Вашингтону прислать свои войска в качестве миротворцев.
     Это было беспрецедентной наглостью. Выглядело как вызов. Но из-за майора-телепата, захватывающего пригороды столицы штата Миссури и охвативших страну беспорядков, администрация Джо Байдена могла только слать в Китай и Россию гневные резолюции и ничего более. Щедрое предложение Украины был проигнорировано.
     На фоне непрекращающегося потока негативных новостей, проскальзывали и отдельные светлые нотки. Первый прокачавшийся до третьего уровня своей способности целитель вылечил американского президенту застарелый геморрой без всякой операции. Этим целителем оказался афроамериканский студент второго года обучения одного из медицинских колледжей. Способность 'целительство' третьего уровня всё ещё требовала непосредственного контакта с больной частью тела. Поэтому пришлось Джо Байдену стягивать с себя штаны и терпеть мозолистую руку афроамериканского студента в своей дряблой белой заднице. Но на что только не пойдёшь ради любимой Америки и ещё ради того, чтобы избавиться от жопной боли появляющейся каждый раз как лидеру американской нации приспичивало сходить в туалет по большому делу.
     Успешно излечив президентский геморрой, чернокожий лекарь, словно легендарный врач Авиценна, также называемый на востоке Ибн Синой, той же рукой, одним только прикосновением, вылечил зубную боль у нуждающихся сотрудников администрации.
     Как ни крути, а была в этой истории с супергероями и суперспособностями и положительная сторона тоже. Оставалось только гадать почему на первый план выходили сошедшие с ума майоры-телепаты и прочий шлак, а такие вот целители оставались где-то за скобками основного потока событий. Наверное, виноват, как всегда, человеческий фактор.
     Впервые, с начала супергеройского апокалипсиса, находящийся в хорошем расположении духа в связи с излечением застарелого геморроя, Джо Байден начал рабочее совещание стараясь не улыбаться и не выглядеть слишком довольным. Так как иных предпосылок к этому, кроме исчезнувшего геморроя, не было, то люди могли не понять довольно улыбающегося президента посреди царившей в стране разрухи и грозивших перерасти в полноценную гражданскую войну беспорядков.
     Кроме президента, на совещании присутствовали Алехандро Майоркас - секретарь внутренней безопасности, Уильям Бернс - глава ЦРУ и генерал корпуса морской пехоты Данфорд.
     Обрисовав положение на фронте близ Джефферсон-сити, генерал Данфорд замолчал и принялся поглядывать на остальных словно был совой, а другие, включая президента, мышами. Но увы, этой сове не разрешалось съесть вкусных мышат на обед.
     -Вы способны продолжать удерживать Джефферсон-сити от захвата миньонами Брегинса? -уточнил президент.
     Данфорд угрюмо ответил: -Так точно. Но потери растут. Каждый час я теряю сотни отличных ребят.
     -Что вы предлагаете?
     -Тоже, что и вчера, и позавчера тоже. Чтобы убить врага нужно стрелять ему в сердце. Если не уничтожить самого майора Брегинса, то он так и продолжит отлавливать гражданских, превращать их в своих рабов и натравливать пушечное мясо на обороняющие Джефферсон-сити войска.
     -Ядерный удар? -спросил Байден.
     -Не обязательно. Можно просто вывалить побольше бомб и ракет, чтобы выжечь там всё к чертям, -с видимым неудовольствием согласился генерал.
     Переглянувшись с Майоркасом, Уильям взял слово: -Есть и другой путь.
     -Очень интересно. Какой же?! -едва заслышав об альтернативе, не предполагающей наносить ядерный удар по собственной территории, Байден вцепился в неё словно голодный пёс в брошенную ему кость.
     Ещё раз переглянувшись с Алехандро, Уильям ответил: -Наши люди провели некоторые совместные исследования феномена супергероев. В частности, внимание Алехандро зацепила присказка 'на континентальной части США' указанная Серафимом, что описывается во множестве опросов лояльных суперов. По моему указанию доверенные агенты вывезли двух супергероев за пределы береговых вод и там они потеряли способности. Ни способностей, ни доступа к интерфейсу, ни возможности позвать Серафима - ничего. Превратились в самых обычных людей. Когда супергерои вернулись на континент, все их способности возвратились в полном объёме.
     -Любопытный эксперимент, -высказался Байден. -Но как прикажите захватить сумасшедшего майора, чтобы вывести его в нейтральные воды? Или вы предлагаете выколупать весь штат Миссури из земной коры и перенести его в океан?
     -Не нужно ничего перемещать физически, -объяснил Алехандро. -В послании Серафима говориться 'на континентальной части США'. Мы, вместе с Уильямом, предполагаем, что если территорию штата Миссури временно вывести из-под американской юрисдикции и исключить из числа соединённых штатов, то способности всех находящихся там супергероев исчезнут также, как и у тех, кого агенты Уильяма вывозили за пределы береговой линии.
     -Что за бред вы несете?!- разозлился Данфорд.
     -Отнюдь не бред, генерал, отнюдь!
     -Вы ещё будете утверждать, что росчерк пера, один президентский указ лишит всех супергероев Миссури их способностей, если штат выйдет из состава США?
     -Понимаю ваше недоверие, генерал, -согласился глава ЦРУ, -Что такое указ: всего лишь условность. Росчерк на бумаге и договор между людьми. По идее он никак не должен влиять на окружающий мир, по крайней мере на его физическую картину. Но позволю себе заметить, что само появление супергероев в целом и каждый подарок так называемого новорождённого бога в отдельности, все они противоречат известной нам физике. Установив определённые правила Бог или Серафим, кто там из них, вынуждены в дальнейшем играть, соблюдая собственные правила. Именно на этом и строится наш расчёт.
     Даунфорд фыркнул: -Бред!
     -Почему бы не попробовать? -продолжал настаивать Уильям при молчаливой поддержке Майоркаса. -Это почти ничего не стоит. А в итоге мы можем чуть ли, не походя решить одну из главных наших проблем и проверить универсальный способ решения вопросов с такими вот переразвитыми суперами, возомнившими себя самозваными властелинами, как майор Джозеф Брегинс.
     -Очень интересно, -кивнул Байден. -Но ты ошибаешься мой друг, если считаешь, что временно исключить один штат, а потом вернуть в состав США так просто и совсем ничего не стоит. Я уже предвижу политические последствия данного решения.
     -Третьего выхода нет, -сказал Алехандро. -Или ядерный удар по месторасположению сто седьмой части и надеяться, что Брегинс до сих пор сидит где-нибудь в том районе. Или попробовать дипломатический вариант с временным дарованием штату Миссури права на самоопределение и исключение его из числа американских штатов.
     Пара минут ожидания под сверлящим взглядом злобно сверкающих глаз генерала Данфорда подобна паре часов. Наконец президент решился: -Ок-ей, пробуем дипломатический вариант. Сегодня, в три часа дня. Пусть ваши люди будут готовы, генерал.
     -Так точно, сэр!
     -Не знаю, достаточно ли позвонить губернатору штата и сказать, что он больше не часть США или потребуется оформить все необходимые документы и дополнительно известить мировое сообщество. Думаю, лучше пойти по максимально полному варианту, чтобы потом не гадать: а сработало, если бы всё оформили как полагается или нет? -решил президент.
     Майоркас ожидал окончания совещания, но Байден сначала уточнил у него: -Алехандро, правильно помню, что ты собирался сегодня вывести своих ручных супергероев в город? Посмотреть, как они покажут себя против диких и дать им возможность дополнительно прокачаться?
     -Всё верно, Джо.
     -Потом обязательно доложишь мне результаты, -сказал президент.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, улицы боро Бруклин, улицы боро Куинс
     Время действия: день пятый, после. Тринадцать часов утра.
     
     Линия границы между контролируемой армией частью боро Бруклин и той его частью, где обосновались дикие супергерои выглядела весьма условно. С одной стороны, значительно большая концентрация военных с редкими вкраплениями полицейских. Сложенные из чего попало доты с торчащими из проёмов стволами пулемётов и нервно дёргающие пушками бронетранспортёры в некотором отдалении от линии соприкосновения.
     С другой стороны, довольно много выжженных и горелых домов, впрочем, не слишком много, где-то четверть или даже меньше. Перевёрнутые машины и пустые улицы. Причём на самой линии соприкосновения или в непосредственной близости от неё, в частично разрушенных домах продолжали жить люди. Их не так много, наверное, остался только один из пяти, но оставшимся некуда больше идти и правительство отнюдь не спешит их эвакуировать, ибо тоже некуда. А дикие суперы не торопятся грабить или насиловать потому, что те, кто этим занимался, уже успели пресытиться. Кроме того, в глубине занимаемой дикими территории подходящих для грабежа объектов гораздо больше, чем на линии соприкосновения с правительственными войсками.
     А то, что стреляют или взрывают, или мечут молнии время от времени, или пускают в бой собранных из мусора големов - жители как-то привыкли. Не успели пройти три дня, а они уже научились при начинающихся обстрелах ложиться на пол и закрывать головы руками. Видимо правду говорят, что на гражданской войне год идёт за два, а день за год.
     Если первые сутки, когда вояки ещё пытались продвинуться в глубь захваченной суперами части города, они активно кричали в громкоговорители всякие глупости, вроде сдавайтесь немедленно и будет вам всё прощено, кроме того, что простить никак невозможно.
     Но позже ситуация кардинально изменилась. Поняв, что по одиночке устоять невозможно, дикие супергерои принялись объединяться в большие банды или в маленькие армии, как их только не называй и давать отпор правительственным войскам уже совместно. Нашедшийся среди них умелец удалённо пережигал электрические приборы, заставив громкоговорители замолчать. А вместо них, уже со стороны супергероев принялись транслировать мысли в максимально широком диапазоне доморощенные телепаты. От их навязчивого шёпота внутри головы не помогали ни плотный шлем, ни затычки в ушах. Удерживающие занятые позиции солдаты оказались вынуждены постоянно слушать их дурацкие шутки и глумливые комментарии, без возможности хоть как-то прекратить эту муку. Телепатов у нью-йоркских супергероев нашлось несколько десятков, и трансляция велась постоянно, без перерыва на обед и сон.
     -Хей-хей-хей! -надрывался какой-то телепат, возомнивший себя ди-джеем на радио. -Наш пламенный привет всем доблестным защитникам американских демократических завоеваний и дряхлой задницы нашего всенародно избранного президента! Прошлый президент хоть и был соломеноголовым, но хотя бы не рассыпался от старости как новый. Серьёзно, ребята, из него песок уже перестал сыпаться потому, что весь высыпался и вы реально готовы отдать свои молодые жизни за этого старпёра? Я слышал, что у него геморрой размером с кулак и старика Байдена каждый год возят на новую операцию, отрезают, а он снова вырастает.
     И упоминая 'пламенный привет' я нисколько не шутил. Кто тут рядом со мной? А это малышка Баффи, но не истребительная вампиров, а прикуриватель для армейских задниц. Не далее, как вчера малышка Баффи сожгла броневик и почти десяток солдатиков. Кстати, пользуясь случаем, передаю привет их сослуживцам и командирам. Ребята, серьёзно говорю - не надо к нам лезть и ваши матери, и девушки не получат вместо вас урну с вашим прахом.
     Какие планы на сегодня, Баффи? Она говорит, что собирается поджарить ещё несколько шашлыков в форме. Ух какая горячая детка! Не хотел бы я с ней встретиться в каком-нибудь узком коридоре в каменных джунглях мегаполиса.
     Ещё, ребята, хочу рассказать об антагонисте нашей горячей Баффи - холодной Марвин. Она у нас властительница льда и холода. Если у вас не работает холодильник, попросите Марвин и вас самих найдут где-то через десять тысяч лет вмороженным в глыбу чистейшего льда. Эй, солдатики, помните ледяные шторма, когда холодный ветер бьёт в лицо с такой силой, что невозможно открыть глаза, а несомые им льдинки режут до крови, словно миллион маленьких ножиков? Это была наша Марвин. У девочки довольно безобидное развлечение - она любит играть с захваченными в плен солдатами в игру 'горячо/холодно'. Знаете, как она это делает? Марвин сунет свою тонкую ручку вам в штаны и когда её холодные пальцы коснутся вашего скукожившегося достоинства, она враз обратит его в кусок льда. Судя по тому как орали пленные должно быть просто ужасно больно. Потом один сильный удар битой, разлетающиеся в стороны куски красного от крови льда и закатывающиеся от болевого шока глаза бедняги-солдатика. Ещё раз говорю вам ребята - не лезьте к нам. Не сражайтесь за прогнившее правительство. Лучше расходитесь по домам и останетесь живы и может быть даже целы. А если нет, то пуля от заметившего ваш побег вышестоящего офицера всё равно гораздо предпочтительнее того, что с вами может сделать наша холодная красавица Марвин.
     Но идём дальше. Наша следующая героиня требует, чтобы я сказал вам: БЛМ это круто! Жизни чёрных важны! Если, конечно, они не солдаты на службе у засевших в белом доме расистов, шовинистов и прочих политиканов. Чёрные братья и, особенно, сёстры. Если вы сейчас находитесь там, с другой стороны, подумайте над тем, что я вам скажу: это не ваша война. Не надо умирать за белых. Объединяйся великий чёрный народ! Но кажется я уже сказал всё, что она хотела. Представляю очередную нашу звезду - чернокожую Харли Квин с разноцветными волосами и огромной битой. Серьёзно, парни, она на моих глазах сломала этой штукой ноги какому-то парню. Её бита красно-чёрная от крови и грязи. Кажется, она вообще ни разу не вытирала её. Что ты говоришь, Харли? Она жалуется, что биты слишком часто ломаются. Это действительно недочёт. Когда супергерои станут главными в этой уставшей от тотальной демократии стране мы, первым делом, наладим выпуск по-настоящему крепких бит. Таких, чтобы ими можно было разбить сотни коленных чашечек и на них не осталось бы ни царапины. Голосуй за суперов, мы - партия производственников! У нас долговременные планы и крайне длинные руки.
     Но разбавим женский звёздный коллектив и одной звездой мужского пола. Вы знаете, у него такая любопытная особенность, как бы это поделикатнее сказать... В общем помните, как позавчера попавшие к нам в плен сержанты явились обратно с раздолбанными, словно огромным бурлм, задницами? Они ещё потом подорвали не то два, не то три бронетранспортёра, когда от них этого никто не ожидал, помните?
     Знакомьтесь - знаменитый майор Брегинс на минималках! Вместо армии послушных рабов у него в подчинении армия зомби-пидорасов. Не так эффективно, как у майора-телепата, но, согласитесь, гораздо более устрашающее. Ребята, вы ещё не раздумали лезть к нам? Лучше убирайтесь по добру по здорову.
     Эй, солдаты, застрелите своего лейтенанта и расходитесь с богом по домам. Ничего не бойтесь, прогнившей расисткой власти республиканцев и демократов скоро придёт конец. Даёшь многопартийную систему! Хватит вечно выбирать между клизмой и сэндвичем с дерьмом! Вся власть супергероям!
     ...и этот бред лился и лился.
     Поморщившись, Фред Уокер поправил и без того плотно сидевший на голове шлем. Беда в том, что транслируемый телепатом текст звучал внутри головы, а не снаружи. И заглушить его можно было одним единственным образом - найти и прикончить самозваного диктора. Или, хотя бы, заставить его замолчать.
     Четыре бронеавтомобиля с надписями 'федерльное бюро расследований' один за другим припарковались между двумя бронетранспортёрами. Всего три десятка согласившихся работать на правительство супергероев. Каждый, в той или иной мере, прошёл военную или полицейскую подготовку, поэтому совсем зелёных новичков среди них нет. У каждого свои способности и стоит задача набрать максимальное количество единиц благодати, чтобы развить их ещё сильнее. Задача освобождения захваченных анархистами районов города вторична. На первом месте сбор благодати, ну и испытание их возможностей в чём-то похожем на первое настоящее дело - как подозревал Фред.
     Не всё же по одним только мишеням стрелять и без конца медитировать. Пора показать, что значит настоящий американский супергерой. Простой парень с открытой душой, закрытым забралом шлема и дробовиков в руках. Чёрт, если смогли даже в Ирак и Сирию принести демократические ценности на крыльях стратегических бомбардировщиков, то сейчас точно покажут возомнившим невесть что ушлёпкам единственно правильный путь к свободе и плюрализму мнений!
     В наушниках звучит команда: -Выгружаемся! Выгружаемся!
     Фред спрыгивает на землю. На теле бронежилет, пальцы сжимают приклад штурмовой винтовки. Его текущие характеристики
     
      Текущие способности : Точный выстрел (1 ур) - прокачай как следует эту способность, и ты сможешь управлять полётом любой выпушенной тобою пули. Последний патрон (ур 1) - у тебя всегда будет в стволе последний патрон. Для себя или для кого-то другого. Время перезарядки способности 10 минут
      Текущие особенности : Старый служака -ты бывший полицейский, но настоящие полицейские не бывают бывшими. Защищая людей и закон получаешь увеличенный (+10%) приток благодати. Совершая преступные или просто сомнительные действия, на тебя накладывается штраф в -30% от количества начисленных единиц благодати.
      Текущий уровень божественной благодати : минус восемьдесят девять
      Текущий ранг : послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафим): давай уже качайся, старый дурак!
      Возможные действия: использовать активную способность. Развить существующую / получить новую способность. Позвать помощника (Серафим). Сотворить чудо.
     
     -П окончанию точечной артподготовки, вперёд, -командует наушник. -Солдаты вас прикроют на первых порах. Доброй охоты!
     Секунду спустя раздался первый взрыв. В условиях плотной городской застройки, да ещё когда в городе полно мирных жителей, воевать приходится с оглядкой. Настоящую артподготовку местности перед атакой, такую, чтобы ни кустика не осталось, ни деревца, провести невозможно. Единственным выходом остаются точеные удары умными снарядами или высокоточными ракетами по ранее замеченным лёжкам диких суперегероев.
     Один взрыв, два, пять - всего пять. Прямо сказать: не густо. Но вместе с ударом высокоточных ракет отработали снайперы и дроны самоубийцы. Если поразить супергероя в голову, то он не успеет излечить себя через 'чудо', сколько бы очков благодати он не хранил про запас. Это уже проверенный метод, и он прекрасно работает.
     Зашевелились солдаты. Взревев моторами, расталкивая брошенные легковые автомобили, по широкой улице промчались оба бронетранспортёра с сидящими на броне солдатами, ощетинившимися во все стороны стволами скорострельных винтовок.
     -Доброй охоты, -повторил в наушниках голос куратора проекта.
     Не глядя на остальных, Фред двинулся, следом за скрывшимися за углом бронетранспортёрами. На отработку командного взаимодействия времени не хватило, поэтому сейчас каждому лучше действовать отдельно от остальных. Наверное, по результатам сегодняшней вылазки, их разобьют на команды. Но для этого нужно в начале как следует показать себя. Или, как минимум, выжить.
     В свою бытность на службе в полиции, Фреду доводилось участвовать в жестоких задержаниях, в перестрелках с превосходящими силами преступников. В полицейском спецназе он не служил, но неоднократно работал с этими ребятами и примерно понимал: как и что у них там устроено. Но на настоящей войне Уокеру бывать не доводилось и возможно отсутствие именно этого опыта едва не сыграло с ним злую шутку.
     Всё-таки полицейская служба и участие в полноценной военной операции заметно отличаются друг от друга. В первом случае нужно уметь думать головой и не подставляться. Во втором главное чёткое выполнение приказов и умение выживать.
     Так лихо стартовавшие бронетранспортёры далеко не уехали. Оба нашлись здесь же, за углом. Один как будто врезался в непонятно откуда взявшуюся глыбу льда вмёрзнув в неё более чем наполовину. Второй успел остановиться и что есть мочи поддерживал огнём из пушки спрыгнувших и поспешивших укрыться кто где солдат.
     Навстречу им дул резкий и страшно холодный ветер. Он мигом снёс листву с разделяющих проезжую и пешеходную часть декоративных деревьев. Холодный и какой-то резкий ветер. Прямо у Фреда на глазах он становился бураном, как будто кто-то наполнял его снежным крошевом. Закрытое забрало шлема защищало глаза. Снежинки становились всё шире и тоньше, пока не превратились в узкие лезвия. К счастью плотная куртка, надетая поверх бронежилета и перчатки, спасали от порезов.
     Снежная королева, -вспомнил Уокер, уловленный обрывок телепатической трансляции. -Сука Марвин.
     Но не летящие, казалось бы, со всех сторон тонкие ледяные иглы мешали солдатам продвинуться вперёд. Перегородив улицу брошенными машинами, защитники активно отстреливались от нападавших.
      Применить активную способность: точный выстрел 1 ур.
      Убит гомо-миньон. Начислено 2 единицы благодати.
     И ещё раз. На этот раз собственными силами, без ушедшей на перезарядку способности. Пришлось выстрелить целых три раза, пока перед глазами не выскочила и не пропала новая надпись:
      Убит доброволец. Начислено 4 единицы благодати.
     Какие ещё добровольцы? -успел подумать Фред. -С той стороны не одни только суперы и порабощённые ими слуги. Они ещё и часть гражданских жителей поставили под ружьё?
     Что-либо разглядеть в созданной Марвин пурге не представлялось возможным. В лучшем случае впереди можно увидеть мелькнувший тёмный силуэт. Если бы не картинка со спутников и не поток данных от активно сбиваемых анархистами дронов, то воевать вовсе не было бы никакой возможности.
     Ощутив, как что-то с силой ударило его в живот, Фред упал, однако оружие не выпустил и, не вставая, сразу откатился под защиту здоровенной бетонной клумбы. Посмотрев на свой живот, он увидел обломок здоровенной сосульки, пробившей плотную ткань куртки, но разбившуюся о пластину бронежилета.
     Почувствовав изменившуюся тональность боя, Фред рискнул посмотреть, как там идут дела у солдат. Вмороженный в ледяную глыбу бронетранспортёр оставался глух и мёртв. Второй, избежавший столь скорбной участи, длинными очередями стрелял в нечто похожее на сложенных из камней, разнообразных обрезков и обломков великанов в три человеческих роста медленно бредущих навстречу.
     С помощью интерфейса, Фред узнал их название: мусорные големы четвёртого уровня. Создатель: мастер 'УкусиМеняЗаМойБлестящийЗад'.
     Снаряды скорострельной пушки выбивали из неторопливо бредущих безглазых великанов с булыжниками вместо голов каменную крошку, отрывали им руки и перебивали ноги, отчего те падали и неуклюже ворочались, пытаясь подняться. Однако големы оказались только лишь отвлекающим манёвром. На глазах у Фреда какой-то тип с лезвиями из рук запрыгнул на бронетранспортёр и в прямом смысле срезал пушечную надстройку, а следующим ударом вырезал немалых размеров дыру в корпусе, пытаясь добраться до водителя и стрелка.
      Применить активную способность: точный выстрел 1 ур.
     Словно что-то почувствовав, гадёныш успел подставить свою руку-ножницы. Силой инерции его снесло с брони, но уведомления о победе и убийстве противника Фред так и не получил.
     К тому времени оказалось, что в скоротечном сражении успел наступить коренной перелом. Оставшиеся в живых солдаты торопливо отступали, бросив сразу два броневика: вмороженный в ледяную глыбу и порезанный на ленточки. Фреду не оставалось ничего другого, кроме как прикрыть пытающихся отступить максимально плотным огнём.
     Больше случайно, чем намеренно, он сумел перерезать очередью бросившуюся на него тень и сразу получил уведомление:
      Убит теневой охотник. Личная победа. Награда 10 единиц благодати. Срабатывает особенность 'старый служака', награда повышается до 11 единиц.
     Получив по шлему ещё одной сосулькой и с трудом увернувшись от летящего в лицо огненного шара, Фред решил, что кажется здесь становится слишком жарко. Или холодно. Или, одновременно, и слишком холодно, и слишком жарко, и ещё оставшиеся мусорные големы почти добрались до облюбованной им позиции. Словом - здесь стало крайне неуютно и требовалось немедленно сменить позицию.
     Вскочив на ноги, Фред что есть сил бросился назад и успел-таки спрятаться за углом. Секунду спустя в угол прилетела длинная очередь, а следом за ней ударило что-то невидимое, но, похоже очень тяжёлое, так как содрогнулась и качнулась вся стена.
     Похоже попытка вторжения в занимаемую дикими супергероями область города провалилась. На бывшей линии границы царила нездоровая суета. Несли раненных и звуки боя приближались.
     -Кто?! - в лицо Фреда уставился ствол, и его обладатель нервно прикусил губу.
     Предъявив удостоверение специального отдела, Уокер смог пройти. Решив, что оставаясь в гуще военных он только представляет, совместно с ними, лакомую мишень, Фред засел во дворе ближайшего дома. Звуки сражения приближались. Раненных уже перестали приносить, теперь бежали только те, кто сохранил ноги и оставался в силах переставлять их самостоятельно.
     Заговорили тяжёлые пулемёты. Высунувший уродливую безглазую голову мусорный голем тут же получил в неё гранатометный выстрел и развалился кучей мусора.
     Что-то загрохотало в тылу. В общем радиоканале зазвучали панические крики: невидимки! На нас напали невидимки!
     Прицелившись и применив откатившуюся способность точного выстрела, Фред разнёс голову какому-то пижону в фиолетовой шляпе едущему верхом на голой девушке, чью одежду составляли только армейские ботинки на ногах и собачий ошейник застёгнутый на шее.
      Личная победа над Майклом Годвином, телекинетиком пятого ранга. Получено тридцать шесть единиц благодати. Коррекция с учётом особенности 'старый служака': тридцать девять единиц благодати.
     Враз освободившаяся от сидевшей на ней толстой задницы, девушка потерянно огляделась, словно, не понимая, как она тут оказалась и что вообще вокруг происходит. И пару секунд спустя упала, словив чью-то пулю и даже не поймёшь сразу с какой из сторон.
     ...где-то впереди, вчерашняя школьница Синтия Парсон, размахивала чьей-то оторванной от тела рукой словно флагом и самозабвенно орала какую-то глупость вроде 'вперёд, мой чёрный народ!'. Ещё больше усилив тело, Синтия сумела достать бухту металлического каната, сплетённого из сотен тонких проволочек и обмоталась им с головы до пяток превратившись то ли в оживший металлический голем, то ли в самодельное подобие железного человека, правда без двигателей, лучевой пушки и миллионов на личном счету. Её дикая сила, к этому времени уже в разы превышающая доступный простому человеку предел, позволяла носить этот металлический корсет без особого напряжения. Зато любая случайная пуля теперь не могла причинить Синтии никакого вреда. Уязвимыми частями оставалась голова, кисти рук и ног и ещё сочленения самодельной брони.
     На голову Синтия надела армейский шлем, и Ральф точно не завидовал его предыдущему обладателю.
     Отшвырнув свой кровавый трофей, Синтия выстрелила чёрной молнией, после соответствующей раскачки не сильно уступающей по дальнобойности ручному огнестрельному оружию, а по пробивной силе, легко перекрывающей выстрел из гранатомёта.
     -Вперёд, мой чёрный народ!
     Ральф к чёрному народу относился весьма опосредованно. Тем более к 'её собственному'. Надо сказать, что стихийно возникшие объединения супергероев, образовавшиеся как ответ на экспансию правительственных войск в их кварталы, соединяли то, что, казалось бы, невозможно соединить. Та же Синтия довольно спокойно относилась к упряжке из чернокожих девиц коей управлял златокудрый метатель молний косплеящей Зевса в его лучшее годы. А пара отмороженных на всю голову и желающих возродить Ку-Клукс-Клан психов в островерхих белых колпаках умудрялись сражаться в одних рядах с последовательницей БЛМ-идеологии. И ничего. Как будто это было нормально.
     А, впрочем, есть ли хоть что-то нормальное в тотальном сумасшествии последних дней?
     К удивлению Ральфа, довольно много 'обычных' людей, без способностей, доставали свои ружья или находили огнестрел во вскрытых оружейных магазинах и брошенных полицейских участках, добровольно присоединялись к объявившим войну правительству супергероям. И как будто только лишь пожелав примкнуть к по-прежнему не имевшим чёткой вертикали власти сопротивлению, добровольцы, из обычных людей, становились 'своими'. Как будто для этого было достаточно одного только желания стрелять в спины солдатам и фэбээровцам.
     Ральф лично наблюдал небывалую, в своём удивительном безумии картину. Какой-то доброволец подошёл к чуваку в ядовито фиолетовой шляпе имеющему привычку разъезжать верхом на голой девице, будто на лошади. Как оказалась эта девушка была то ли его сестрой, то ли просто знакомой. Казалось бы, вот он повод для конфликта и вопрос стоит ребром: успеет ли парень выстрелить первым или же тип в фиолетовой шляпе раздавит его голову мысленным усилием как перезрелую тыкву? Но ничего подобного!
     Мирное урегулирование столь щекотливого вопроса, казалось бы, невозможным, но именно оно и произошло. Предпочитающий безвкусные головные уборы и езду верхом на обнажённых девушках телекинетик извинился перед парнем. Более того, он ещё и извинился перед своим бывшем средством передвижения. После чего заглянул в пару ближайших домов, где и нашёл себе новую молодую лошадку, пока не имевшую родственников или знакомых вступивших в ряды добровольцев в армию свободы, как всё чаще стали называть себя противостоящие правительственным войскам супергерои.
     Всё-таки сражаться в рядах бойцов армии свободы гораздо лучше, чем просто состоять в какой-то непонятной банды где верховодят уроды со сверхъестественными способностями.
     Сама вытащенная из-под седла девица, раздобыв одежду и двуствольное ружьё, примкнула к тому же отряду, к которому относился замолвивший за неё слово парень. В 'армии свободы', в одном ряду, сражались люди, искренне считающие себя патриотами настоящей Америки и те, кто называл себя анархистами и утверждал, что любая власть суть зло и государственный аппарат должен быть уничтожен, какую бы форму тот не принимал. Там можно было найти последователей Трампа, требующих вернуть ему президентскую должность, последователи первого чёрного президента Обамы и если хорошо поискать, то наверняка бы нашлась парочка молящихся на портрет Гитлера нацистов.
     Прокачав призрачные ножи до девятого уровня, Ральф получил возможность использовать доспех призрачной брони.
     На редкость полезная штука. Как раз сейчас, какой-то вояка с той стороны, снайпер, наверное, собирался разнести ему голову, но один из трёх паривших вокруг латиноамериканца ножей самостоятельно метнулся на перехват, отразив пулю в сторону. Следующие за Ральфом миньоны тотчас сосредоточили огонь в той области, где мог находиться пытавшийся подстрелить их предводителя снайпер.
     Сам же Ральф Педро предводительствовал разросшейся до полусотни человек армией зомби-пидорасов. Больше количество он просто не успевал эм... обрабатывать, так как процедуру анального порабощения требовалось регулярно повторять с каждым миньоном, чтобы тот продолжал подчиняться. И у Ральфа уже чуть ли не отваливалось то, что должно быть максимально крепко прикручено, не смотря на все таблетки и порошки из аптеки.
     -Зачем мы это делаем? -размышлял Ральф, проходя мимо ещё дымившихся развалин того, что полчаса назад называлось линией соприкосновения, границей отделяющей подконтрольные правительству кварталы от районов где власть перешла в руки 'диких' супергероев. В руки так называемой армии бесконечной свободы.
     -Чего пытаемся добиться такими методами? Мы словно взбесились, -продолжал он раздумывать. -И что будет тогда, когда мы добьёмся своего?
     А в том, что они способны добиться всего, чего захотят, Ральф был абсолютно уверен. Он проходил мимо разрушенных баррикад с бессильно задранными вверх стволами молчавших пулемётов. Тут и там оставались лежать умерщвлённые самыми разнообразными способами тела. И смерть от кусочка свинца в теле занимало в этом списке только лишь одну из первых строчек, но не самую первую.
     -Эй заденприводный, чего загрустил? - окликнула Ральфа Синтия.
     Чернокожая, замотанная в металлический канат, девушка сидела на крыше полицейской машины и с аппетитом уплетала бутерброды доставая их из вакуумной упаковки и запивая колой. Не иначе как ограбила близлежащий супермаркет.
     -Сколько раз я просил не называть меня так?! -для вида рассердился Ральф.
     -Ой, да ты же знаешь, что я это любя. И вообще, будь толерантнее.
     -Это ты будь толерантнее, -возразил он.
     -Я чёрная, а чёрные не могут быть...
     -...расистами по определению, -закончил он за неё.
     -Вот можешь же, когда хочешь, -Синтия протянула ему упаковку с бутербродом и Ральф взял.
     Его миньоны выстроились вокруг кругом, защищая от возможных угроз. Надо бы и их покормить тоже, -подумал Ральф и решил спросить у Синтии где та нашла супермаркет.
     -У меня проблема, -заявила она до того, как Ральф успел её о чём-либо спросить.
     -И какая?
     -Всё меньше очков даёт Серафим за полицейских и за солдат. Скоро и вовсе станет по одной единичке отсыпать, а зачем мне эти крохи, что мне с ними делать?
     -Логика компьютерных игр. Чем сильнее ты становишься, тем должен искать более сильных противников, чтобы продолжать качаться дальше.
     -Тоже так подумала, -согласилась Синтия.
     Вскрытый Ральфом бутерброд слегка зачерствел, не смотря на упаковку, но с колой пошёл только так. Пожалуй, он с самого утра ничего не ел, а уже скоро третий часа дня.
     С того места где они сидели трупы и разрушения почти не видны. Только гремит что-то там в отдалении, ну и пусть себе пожалуйста гремит. Ветер срывал и по одному уносил жёлтые листья. Время знаменитого нью-йоркского листопада понемногу приближалось.
     -И я тут подумала, -сказала Синтия. -Как там говорила Серафима: с чем более опасными противниками сражаешься, тем больше единиц благодати получаешь. Но не обязательно, чтобы опасность исходила от самой цели. В конце концов толстозадый генерал опасен не сам по себе, а из-за всех солдат, которые ему подчиняются.
     Доев бутерброд и решив, что он, пожалуй, не отказался бы ещё от парочки таких же, а лучше от тарелки густого, горячего супа, Ральф спросил: -К чему ты клонишь?
     -Скажи мне, кто у нас самая охраняемая персона? Персона номер один?
     -Не знаю, -пожал он плечами. -Какой-нибудь банкир? Или управляющий авианосцем адмирал?
     -Думаю, что самая охраняемая персона - это наш всенародно избранный президент. Старик Байден. Он самая жирная добыча, -почти-что мечтательно проговорила Синтия. -Представляешь, сколько единиц благодати отсыплет за него Серафима?
     -Ты решила убить президента?
     Синтия скривила губки: -Фи, 'убить', какое пошлое и расистское слово. Совсем не толерантное. И разве девушка виновата в том, что девушке нужно больше экспы? Так ты в деле? Найдём и забьём эту жирную утку на двоих?
     Ральф думал. Ветер нёс листья и пустые упаковки от бутербродов.
     Гомо-зомби стояли с оружием в руках и их спокойные лица совсем ничего не выражали.
     -А знаешь, -сказал Ральф. -Давай-ка попробуем!
     
     ***
     Место действия: штат Миссури
     Время действия: день пятый, после. Три часа дня.
     
     В пригородах Джефферсон-сити развернулось настоящее сражение. Путь идущей в город армии майора-телепата Брегинса был усеян сгоревшими танками и рухнувшими с небес вертолётами. Часть его войска постоянно занималась отловом беженцев или выковыванием засевших по домам и полагавших, что там они находятся в безопасности гражданский. Каждый новый человек, к которому прикасался ментальный раб майора сам становился его верным рабом без каких-либо ограничений. Так получалось, что постоянно выбиваемый правительственными войсками численный состав наступавших постоянно обновлялся.
     А оружия у них и без того хватало. Всё-таки в распоряжении косплеющего тёмного властелина майора имелась настоящая ракетная часть номер сто семь со всеми её арсеналами и законсервированной на них техникой.
     Бывший банковский служащий, Рэн Гованс, а ныне один из многих юнитов порабощённый злой волей Джозефа Брегинса выполнял обязанности миномётного заряжающего. Сам Рэн Гованс в жизни не имел понятия как следует заряжать миномёт, как из него целиться, учитывать поправки на ветер, ландшафт и так далее. Однако получившийся из Рэна юнит выполнял все эти действия с непринуждённостью бывалого солдата. Разве только рыхлое и забросившее походы в спортзал в пользу пивных вечеров по пятницам и средам тело банковского служащего немного мешало замещавшему сейчас его личность ментальному конструкту.
     Заряд. Залп. Крутя хвостом, мина уносится по дуге вверх. Рэн не видет попала она или нет. Да это и не его дело, для этого существует корректировщик огня. Его работа как можно скорее зарядить следующую и выстрелить ею и снова, и снова, пока не будет получен приказ на смену позиции или от корректировщика не придут указания поправить прицельную планку.
     ...в высоких кабинетах, в этот самый момент мировые политики пытались переиграть бога по придуманным им самим правилам.
     -Сим заверяю, что штат Миссури больше не является частью Соединённых Штатов Америки и считается отдельным государством. Бывший губернатор штата Майк Парсон становится временным лидером нового государства до проведения полноценных выборов.
     Произнеся все положенные слова, подписав обязательные документы и сделав необходимые заявления перед ошарашенно молчавшей мировой общественностью, служащие президентской администрации, временно расположенной в Нью-Йорке и администрации Майка Парсона принялись осторожно оглядываться, пытаясь понять изменилось ли в окружающем мире хоть что-нибудь.
     Соединивший резиденцию бывшего губернатора и президентскую резиденцию телемост позволял наблюдать за коллегами с другой стороны, где они совершенно также крутили головами. Честно говоря, выглядели в этот момент чиновники как нашкодившие дети, решившие будто сумели найти брешь в родительских правилах, но при этом опасающиеся наказания за свою шалость.
     Ничего не происходило.
     Майоркас Алехандро, под взглядами главы ЦРУ, президента и остальных политиков высшего звена подошёл к окну и выглянул в него. Мир за окном существовать не перестал. По крайней мере Нью-Йорк всё ещё оставался на месте и это была, без сомнения, хорошая новость.
     Бывший губернатор штата вытер вспотевший лоб платком. Взгляды присутствующих скрестились на генерале Даунфорде получавшем последние известия с поля боя в пригородах Джефферсон-сити по телефону.
     ...-Что я здесь делаю? -подумал Рэн оглядываясь. -И что за странную штуку я держу сейчас в руках? Тяжёлая, зараза.
     Он осторожно положил мину, которую уже был готов зарядить в ствол миномёта, на землю и подняв голову столкнулся с десятком таких же растерянных взглядов от соседних с ним номеров миномётных расчётов.
     Что, чёрт побери, здесь происходит и как он вдруг тут оказался?
     ...в защищённом бомбоубежище, глубоко под землёй, выл и катался от невыносимой боли несостоявшийся тёмный властелин, враз лишившийся всех способностей, подарков и бонусов от Серафима, майор-телепат Джозеф Брегинс.
     Ещё мгновение назад он был столь велик, мог видеть десятками тысяч глаз и слышать десятками тысяч ушей, а сейчас всё это сжалось всего лишь до размеров одной-единственной, его собственной, черепной коробки. И это было невыносимо больно. Но боль постепенно проходила, а вместе с ней прояснялась и муть перед глазами. В запертую дверь бомбоубежища снаружи принялись колотить чем-то тяжёлым.
     С трудом встав и доковыляв до стола, майор плеснул в лицо тёплой водой из пластиковой бутылки, потом жадно припал к ней губами и выпил не меньше половины. После чего, под продолжающийся стук в задраенную дверь, он достал пистолет и приставил ствол к подбородку: -Будь ты проклят, новорождённый бог и ты, Серафим!
     Но если подумать, то разве это они виноваты в том, что произошло? Во всём том, что произошло и продолжает происходить прямо сейчас, во всех остальных штатах, кроме благословенной страны Миссури, которая больше не являлась частью Соединённых Штатов Америки и потому установленные новорождённым богом правила больше не действовали на всей её территории.

Глава 6. Охота на самую жирную утку

     Историческая справка:
     1990 год, США оказывают военную помощь проамериканскому правительству Гватемалы 'в борьбе с коммунизмом'. На практике это выражается в массовых убийствах, к 1998-у году жертвами боевых столкновений стали более 200 тысяч человек. Уничтожено порядка пятисот деревень, десятки тысяч людей бежали в Мексику, свыше миллиона беженцев имеется внутри страны. В стране быстро распространяется бедность, десятки тысяч умирают от голода, открываются 'фермы' по выращиванию детей, которых потом разбирают на органы для богатых американских и израильских клиентов. На американских кофейных плантациях люди живут и работают в условиях концентрационного лагеря.
     
     Место действия: Нью-Йорк, Манхэттен, президентская резиденция.
     Время действия: день шестой, после. Двенадцать часов утра.
     
     С самого утра старик Байден оставался неизменно весел и радостен и для этого у него имелось ровно две причины.
     Во-первых, прокачавший умение 'целительство' до 4-го уровня студент-афроамериканец смог перейти на лечение более серьёзных болезней и, в перспективе, всё реальнее проступала возможность если не вернуть президенту вторую молодость, то изрядно повысить качество его жизни путём излечения многочисленных старческих и хронических болячек. И самое главное - штатному целителю президента больше не нужно касаться руками больной части тела для её исцеления. Иногда, как, например, с президентским геморроем, это могло быть не совсем удобно. Но что сделано, то уже сделано.
     Во-вторых, разрешение ситуации с безумным майором-телепатом, пытавшимся захватить бывший штат Миссури приводило президента и его администрацию в состоянии эйфории. Одним росчерком пера, вычёркивая Миссури из состава Соединённых Штатов и принимая его обратно, в большую семью американских штатов, после того как ряды миссуривских супергероев стану изрядно прорежены. Ладно, пусть не одним росчерком пера, а кучей различных подписей на кипе важных документов, да ещё и печати понадобились, чтобы оставить десятки оттисков. Но всё равно, это потаённая мечта любого политика - подписанием документов изменять не только политические, но и физические законы.
     Ответственным за 'обезгероивание' суверенного государства Миссури назначили генерала Даунфорда. Всё равно солдат у него в бывшем штате сконцентрированного более чем достаточно и вооружены они лучше любой иной силовой структуры. Армия всё-таки. Списки выявленных и взятых на учёт супергероев Даунфорду предоставили ЦРУ и ФБР, дальше уже его забота. Президент хотел, как можно скорее вернуть Миссури обратно в США.
     Когда Байдену доложили о ширящихся беспорядках в Нью-Йорке, он не слишком обеспокоился. Самое главное, что универсальное решение найдено и применить его к каждому штату по очереди вопрос только времени и задействованных сил. А если кто-то из суперов сумеет пройти через мелкую сеть, скрывшись и спрятавшись во время 'прополки', то ничто не мешает повторить процедуру исключения и последующего возвращения штата столько раз, сколько потребуется.
     Выкуси, отправившийся к звёздам новорождённый Бог!
     Отсоси, Серафим! Никто не может тягаться с Америкой и если у них на пути встанет высшая сущность, то они раздавят и её тоже.
     -Господин президент, срочные новости, -секретарь внутренней безопасности выглядел серьёзно обеспокоенным.
     -Если ты о том, что беспорядки вышли за пределы боро Бруклина и Куинс, то я уже знаю, -попытался отмахнуться Байден.
     -Нет, господин президент, новости из Техаса. У меня состоялся разговор с губернатором штата, Грегом Эбботтом. Он, в довольно ультимативной форме, потребовал автономии.
     -О, так Грэг оценил эффективность решения супергеройского вопроса в Миссури? -обрадовался Байден. -Передай ему, что скоро дойдёт очередь и до Техаса. Я собираюсь обезгероить все штаты так скоро, как это будет возможно. Вышел, потом вошёл и делу конец.
     -Не думаю, что Техас захочет возвращаться обратно, -покачал головой Алехандро.
     Байден медленно отвернулся от документов, с которыми работал, и вперился взглядом куда-то в переносицу секретаря внутренней безопасности: -Будь добр, поясни свои слова.
     -Это не мои слова, а Грега Эббота, -поторопился откреститься Алехандро. -Получив новости о том, как все суперы Миссури разом лишились способностей, как только штат был исключён из числа соединённых штатов, они там у себя провели срочный референдум. Где и решили, большинством голосов, выйти из состава США.
     -Как я понимаю, возвращаться обратно, после решения вопроса с супергероями, Техас не планирует? -уточнил Байден.
     -Не планирует.
     Повисло напряжённое молчание.
     Наконец президент произнёс: -Этого я и опасался, когда обсуждался вариант с штатом Миссури. Значит Техас опять решил взбрыкнуть? Как не вовремя. Но рвётся всегда там, где тонко. Что насчёт техасских суперов? Они утратили свои способности?
     -Нет. Я навёл справки перед тем как прийти к вам с известием.
     -Хорошо, -кивнул Байден. -Значит система Серафима продолжает считать Техас частью США, несмотря на заявление Эббота и их внутренний референдум. Уильям, Алехандро, проработайте вопрос со стороны официально дипломатии. Что может сделать Техас, чтобы, в одностороннем порядке, перестать считаться частью нашего государства.
     -С точки зрения Серафима? -уточнил глава ЦРУ.
     -С точки зрения американской конституции, мировой практики и всех прочих уложений, -сварливо пояснил Байден. -Как выяснилось на примере Миссури, автоответчик бога, в своих действиях, скован правилами и догмами нашего законодательства. -Поставьте задачу своим аналитикам и дипломатам. Мне нужен ответ через четыре часа. Может ли Техас отделиться, если я, как законно избранный глава Соединённых Штатов, не желаю его отпускать?
     И передайте генералу Даунфорду, чтобы ускорил процесс дегероизации Миссури. Пусть хоть расстреляет там всех по спискам, полученным от тебя и Уильяма, но вопрос должен быть решён ещё до полуночи. Чем меньше по времени Миссури станет отсвечивать в качестве отдельного суверенного государства, тем меньше будет беситься Техас и все остальные. Долбанные сепаратисты!
     Подождав пока Байден выговорится, Алехандро подал голос: -Господи президент, к сожалению ситуация со штатом Техас не единична. Аляска...
     -Что в Аляске?
     -Мои источники докладывают, что там русские, -как-то потерянно ответил секретарь внутренней безопасности и даже сделал движение, похожее на попытку развести руками. Мол это не я виноват, это всё русские. Там, в Аляске.
     -Русские? Что они делают?
     -Похоже собираются помогать жителям Аляски проводить референдум.
     -И какие вопросы будут на этом референдуме? -спросил Байден. -Просто отделение Аляски от США или сразу её вступление в Россию? Как говориться: а чего тянуть?
     -Строго говоря, ситуация с бесчинствами супергероев в Аляске и правда крайне тяжёлая. Возможно они просто не могут ждать пока у нас дойдут руки помочь им или не верят в том, что мы это сможем или захотим сделать, -уточнил Алехандро.
     -И поэтому собираются сбежать в Россию?
     -Пока ещё не собираются. Референдум ещё только на этапе подготовки.
     -И он не должен начаться! -стукнул по столу Байден. -Я не допущу, чтобы Аляска превратилась в российский штат.
     -Субъект федерации, -поправил Уильям.
     -Что?
     -В России нет штатов. У них там субъекты федерации.
     -Да какая разница! -вскричал Байден. -Куда смотрело твоё управление, Уильям? А твои люди, Алехандро? У нас под носом русские собираются организовать цветную революцию как будто... как будто.. они американцы, а не русские! А мы не Америка, а какая-нибудь заштатная страна третьего мира!
     Задохнувшись от гнева, Байден схватился за грудь. Секретарь внутренней безопасности переглянулся с главой ЦРУ решая нужно ли вызвать врача. Но вроде бы президент отдышался. Его налившееся кровью лицо снова приобрело нормальный цвет.
     -Этот референдум не должен состояться. Пошлите туда авианосцы.
     -В прибрежных водах тихого океана замечены русские подводные атомные крейсера, -напомнил Уильям.
     Алехандро добавил: -И китайские авианосцы. К тому же мы получили от Китая ноту предупреждения. Они требуют, чтобы мы учитывали свободу волеизлияния народных масс. Также от нас требуют гуманного отношения к супергероям аргументируя тем, что: они же дети! По крайней мере некоторые из них.
     -Россия или Китай? -держась за сердце уточнил Байден.
     -Нота с требованием о гуманном отношении к суперам со словами 'они же дети' пришла из Белоруссии.
     -Вон! -заорал Байден. -Все вон! Немедленно!
     Так как Алехандро находился ближе остальных к дверям, то он выскочил первым.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, Манхэттен, президентская резиденция.
     Время действия: день шестой, после. Восемь часов вечера.
     
     Агент центрального разведывательного управления, Давид Грохотен, обходил посты охраны, выставленные на внешнем периметре манхэттенской президентской резиденции. Обход постов предполагалось выполнять вдвоём с напарником, но Давид проводил его в одиночестве. Рутинное мероприятие приводящееся каждые полтора часа. Зачем ходить постоянно вдвоём, лучше разделить очередность и тогда каждый сможет поспать лишние полчаса. А долгий сон, в это безумное время, сделался настоящей редкостью. По крайней мере для агентов.
     Проверив очередной пост, поздоровавшись с ребятами и расписавшись в журнале проверок за себя и за отсутствующего напарника, Давид направился дальше. Вряд ли он был настолько бдителен, насколько должен бы быть. Два кольца полицейского оцепления, усиленного армией, вокруг района, где располагалась резиденция президента изрядно успокаивали и притупляли бдительность агента. Он засмотрелся на начинающие желтеть листья. Их пока совсем мало, но, похоже, уборщики решили перестать работать в саду или же садовники, в связи с накрывшим Америку катаклизмом, дружно взяли длительный выходной, но опавшую с деревьев листву никто не убирал. Она так и лежала, скромными кучками под ещё зелёными, с виду, декоративными деревьями, если только ветер не сдувал её прочь.
     Сама президентская резиденция представляла собой комплекс из нескольких зданий, довольно вычурных. Апартаменты лидера нации и множество комнат для его гостей или для его рабочей команды. Просторные залы для приёмов, несколько столовых, отдельные помещения для поваров, садовников, уборщиков, охранников и прочей обслуги. Белые стены украшены тускло блестящей позолотой. Иногда попадаются патриотичные барельефы, изображающие ту или иную сцену из американской истории. Словом, здесь было на что посмотреть. Один только парк, ещё не успевший прийти в запустенье без ухаживающих за ним садовников, представлял собой любопытную композицию, по которой можно было бродить и разглядывать её часами.
     И нет ничего удивительного, что агент Давид Грохотен отвлёкся, размышляя о праздном. Возможно он засмотрелся на белые стены и на то как горят на солнце окна с пуленепробиваемыми стёклами. Заслушался как шуршит под ногами листва. Как начал разрастаться вот уже несколько дней никем не обрезаемый кустарник.
     И вот в ту самую минуту, когда он максимально приблизился к одному из углов парковой зоны, агент Грохотен вдруг ощутил на своей шее прикосновение холодного и острого металла и рефлекторно дёрнувшись обнаружил, что попал в чей-то захват.
     -Как тебя зовут? -спросил голос.
     Сильно смущало, то что Грохотен не видел удерживающих его рук, хотя и ощущал их тяжесть.
     -Давид. Давид Грохотен, сэр.
     -Не делай глупостей, Давид, -предупредил невидимка. -И тогда с тобой не случится ничего плохого.
     Всё ещё дрожа, агент переспросил: -Вы обещаете это сэр?
     -Конечно, я обещаю.
     И он поверил.
     Просто взял и поверил.
     Но вряд ли здесь дело в том, что агент Грохотен был на редкость наивным или доверчивым человеком. Скорее виновата развитая способность 'красноречие'.
     ...
     -Фух! Притащил! -Хилтон Чапсон, в недавнем прошлом преподаватель американской истории в старшей школе имени Джона Адамса, с большим удовольствием сбросил тело взятого в плен агента, одновременно с тем становясь видимым. Развив способность 'невидимость' до двадцатого уровня, Хилтон получил возможность не только нападать, оставаясь при этом невидимым, но и забирать вместе с собой в невидимость крупные вещи или людей, которых касался.
     -Мистер Чапсон, вы настоящий рога! -оценила его усилия Синтия Парсон.
     Для чернокожей блм-активистки встретить и узнать в одном из супергероев своего прежнего учителя стало настоящим откровением. Удивление оказалось настолько сильным, что она иногда сбивалась и начинала говорить, как примерная школьница, что выглядело немного странно в устах обмотавшей всё тело металлическим канатом маньячки с бейсбольной битой на плече и раскрашенными в разные цвета волосами.
     Будто подыгрывая ей, Хилтон ответил: -Так и есть, мисс Парсон. Но прошу простить мою отсталость, что значит термин 'рога'?
     -Сокращение от слова 'разбойник'. Игровой слэнг. Означает персонажа способного уходить в невидимость и специализирующегося в нападении со спины, из засады и в боях один на один, -ответил Гордон Гилберт.
     Синтия показала ему средний палец на что Гордон только многозначительно ухмыльнулся.
     Правая рука девушки, от локтя и дальше была лишена украшения из металлической брони. Когда Синтия, вместе с Ральфом и его небольшой армией зомби-пидорасов столкнулась с крадущимся в невидимости Чапсоном и следующем в некотором отдалении Гордоном, между ними чуть было не вспыхнул конфликт. Одинаково испуганные внезапным столкновением с непонятной опасностью, обе стороны вступили в бой.
     Используя способность 'дикобраз', Гордон выстреливал своими лезвиями, пробив горло трём миньонам, открывшим по нему огонь. Чудом увернувшись от выпущенной Синтией чёрной молнии, он побежал прямо на неё, торопясь как можно быстрее сойтись на короткой дистанции, где имел неоспоримое преимущество благодаря своим лезвиям.
     Синтия только и успела, что подставить под падающие ножи обмотанную железным тросом руку. Подобная броня уже не раз защищала её, уверенно останавливая отдельные пули из не слишком мощного огнестрельного оружия. Но лезвия Гордона прошли и сквозь металл и сквозь плоть как через масло, отрубив руку в районе локтя.
     Ральф метнул два призрачных ножа и оба раз попал, но пассивная способность 'прочное тело' уберегла Гордона. Ножи вошли в тело едва ли на четверть и не достали до жизненно важных органов. Но Гордон отшатнулся, а Синтия, наоборот, нашла в себе силы вытянуть целую руку в его сторону, готовясь запустить самую мощную из своих молний.
     В этот решающий момент Хилтон крикнул: -Синтия, нет!
     Вздрогнув, девушка промазала. Выпущенная из её пальцев пятёрка молний пролетела на расстоянии пальца от лица Гордона, опалив ему щёку, врезалась в стену стоящего за его спиной здания и вырвала из неё изрядный кусок.
     -Синтия? Синтия Парсон?
     Ральф едва успел отдать приказ своим зомби, чтобы те не стали стрелять по подскочившему к его напарнице чернокожему мужчине.
     -Мистер Чапсон? -улыбнулась она.
     Синтия закрыла глаза, но не впадая в обморок от шока и кровопотери, а работая с интерфейсом. К счастью она имела необходимый запас благодати как раз на такой случай. Выбран пункт 'сотворить чудо'. Минус семьдесят шесть единиц и отрезанная рука снова на месте. Причём та, которую отрезали на самом деле, так и продолжает лежать у неё под ногами. Но новая ничуть не хуже старой и даже родимое пятно на своём месте. Чудо. В прямом смысле чудо, совершённое Серафимой и оплаченное из накопленных ею запасов благодати.
     -Это Гордон Гилберт, -представил втянувшего лезвия обратно в руку подростка учитель американской истории. -Он из параллельного класса.
     -Привет. И этого... извини за руку, ладно?
     Пробормотав что-то в духе 'на том свете сочтёмся', Синтия рывком села. Благодаря Серафиме у неё по-прежнему имелись обе руки, но обильная кровопотеря ничем не возмещалась. Синтию мутило и шатало. Она подняла свою отрезанную руку и с брезгливым выражением отбросила подальше от себя. С обрубка продолжала капать тёплая кровь. Фу, какая гадость!
     -Мой учитель, мистер Хилтон Чапсон, -представила она его осторожно подошедшему Ральфу. -А этот придурок похоже мой одноклассник.
     -Я вспомнил тебя, -сказал Гордон. -Ты та чокнутая, которая год назад перепила на вечеринке и отключилась. А Кевин Пирс выложил видео где ты лежишь кверху задом и бздишь. У тебя ещё были миленькие трусишки с Мики-Маусом. Вроде ты после того случая совсем крышей поехала.
     -Хочешь поджарю тебя так же как Пирса? Будете с ним на двоих одной курицей гриль? -предложила Синтия.
     -Дети, не ссорьтесь, -попросил Хилтон и вышло у него так по-учительски, что все заулыбались, даже Ральф. Только зомби-пидорасы стояли с каменными лицами потому, что им не приказывали смеяться.
     -Меня зовут Ральф, -представился Ральф. -А это мои э-э-э...
     -Я слышал о тебе в трансляции, которой наши телепаты полоскали мозги копам, -разрешил его сомнения Чапсон. -Крутая способность, чувак! Серьёзно, мега крутая способность.
     -Спасибо! -Ральф пожал протянутую руку. -Вообще-то это такая особенность.
     Синтия проворчала: -Теперь ещё поцелуйтесь.
     Как оказалось, встретились они не случайно. Также как Синтия, Хилтон с Гордоном обнаружили, что чем сильнее прокачиваются, тем меньше единиц благодати получают за победы над полицейскими или солдатами. Даже разрезанный на ленточки армейский броневик принёс гораздо меньше благодати, чем они ожидали. Обдумав сей вопрос, Чаписон пришёл к одинаковым с Синтией выводам. Чтобы хорошенько прокачаться, им требовалось победить самого опасного противника. И пусть сам по себе он не способен почти ни на что, но подчиняющиеся ему армия и прочие силовые структуры разом превращали президента в наиболее лакомую добычу. Следовало поспешить, пока этот простой факт не дойдёт до большинства остальных супергероев. Они должны первыми завалить эту жирную утку и сорвать причитающийся за неё джек-пот.
     Ральф предложил: -Объединим усилия?
     -Конечно, -кивнул Чапсон.
     -Поджарим задницу президенту Соединённых Штатов Америки! -азартно выкрикнул Гордон.
     Ральф тихо произнёс: -Может быть и не только 'поджарим'...
     Они вчетвером снова переглянулись и засмеялись.
     Синтия сказала: -Школа имени Джона Адамса против старика Байдена.
     -И не забудь скромных работников сети магазинов 'мир ковров', -напомнил Ральф. -Вместе мы точно сможем загнать старину Джо в угол.
     -Но вокруг президентской резиденции наверняка полно охраны. Как мы пройдём?
     -Есть одна идейка, -Ральф начал рассказывать их, с Синтией, придуманный план: -Я буквально протрахаю нам путь через любые оцепления и посты охраны. Главное захватить кого-то знающую систему охраны в самом начале.
     Чапсон пообещал: -Этот момент я беру на себя.
     ...
     Пока Ральф готовился 'обработать' беднягу Давида Грохотена, Хилтон и Гордон поспешили отойти подальше. А вот Синтия, напротив, с нескрываемым любопытством устроилась поближе к месту предполагаемого действия.
     -Отойди! -попросил Ральф. -Не могу, когда смотрят, я тебе уже тысячу раз говорил.
     -Ой, какие мы нежные, -фыркнула Синтия и вернулась к Хилтону, где тут же начала пытать бывшего преподавателя американской истории на тему того, сколько правды скрывалось в слухах про его многочисленные связи с молоденькими ученицами.
     -Давайте, расскажите, мистер Чапсон, -наставила Синтия. -Чего тут стыдится, после всего остального, что уже произошло.
     Чапсона спасло возвращение застёгивающего штаны Ральфа. Следом за ним хромал превращённый в гомо-миньона агент Давид Грохотен.
     -Значит так, через внешние посты он нас, скорее всего, проведёт, а дальше могут возникнуть проблемы.
     -Главное попасть внутрь, -высказал мнение Гордон.
     ...
     Эврил Дэнника Хэйнс, директор национальной разведки, решала сложную головоломку, пытаясь собрать краткую выжимку из реакции крупных международных игроков на происходящее с США. Работа многократно осложнялась тем, что сами крупные игроки, видимо, ещё не до конца определились как им следует реагировать на случившееся и высказывания отдельных дипломатических представителей даже внутри одной и той же страны сильно противоречили друг другу. Порой противоречили кардинально.
     Эврил отпила кофе из пластикового стаканчика, стоявшего на столе. Кофе успел остыть и на вкус показался словно подслащённые чернила.
     В кабинете она находилась одна, если не считать разлапистого фикуса занявшего половину подоконника. Прикрыв усталые глаза, Эврил помассировала их пальцами. Должно быть у неё сейчас такие мешки под глазами, что никакие тени не скроют. Что поделать. Когда она последний раз спала. Кажется, часов двадцать назад?
     Ей показалось будто она услышала звук открывающейся двери. Эврил открыла глаза и огляделась. Небольшой кабинет оставался по-прежнему пуст. Она вздохнула и вдруг ощутила, как на плечи ей навалилась непонятная тяжесть.
     Кто-то невидимый, стоящий у неё за спиной, прошептал в ухо её имя: -Хэйнс Эврил, первая женщина на посту директора национальной разведки. Похоже нам обоим сегодня очень повезло.
     -Кто вы такой? -спросила Эврил и вдруг дёрнулась. Невидимка резко толкнул её вперёд так, что она упала грудью на стол, сбрасывая с него бумаги пестрящие грифами 'совершенно секретно' и пару рабочих планшетов. От неожиданности Эврил задохнулась и прежде чем она отошла от шока, невидимка успел привязать обе её руки к ножкам стола. Поняв, что ещё немного и она окажется плотно зафиксирована, Эврил попыталась лягнуть нападавшего и ей это удалось. Она почувствовала, как пятка её правой ноги врезается в что-то невидимое и мгновение спустя появившийся из воздуха чернокожий мужчина валится от удара на декоративный шкаф, обрушивая его вместе с собой.
     -Помо...-попыталась крикнуть Эврил, но мужчина, вскочив, зажал ей рот. Он отвесил Эврил звонкую пощёчину, отчего у неё загудело в голове.
     Действуя умело, афроамериканец раздвинул её ноги и примотал каждую к отдельной ножке рабочего стола скотчем, найденным на подоконнике рядом с фикусом так, что Хэйнс оказалась практически распятой на столе.
     Заперев дверь кабинета, афроамериканец вернулся к Эврил: -Вот теперь можно и поговорить.
     -Кто вы такой и что вам нужно? -потребовала ответов Эврил.
     -Кто я такой, думаю ты уже догадалась, -ответил он. -Один из тех, кого вы, правительственные шишки, называете 'дикими' супергероями. Пока другие сейчас устраивают Варфоломеевскую ночь манхэтэновским богатеям, я, вместе с друзьями, пришёл сюда. Ведь это нечестно, когда народ страдает, город охвачен огнём, а в президентской резиденции тишина и покой. Пора бы вам, небожителям, узнать какого это быть на одной волне с простым чернокожим парнем вроде меня.
     -Что ты хочешь сделать?
     Он просунул руку к ней под платье и крепко сжал половинку попы: -Разве ты ещё не догадалась, умница Эврил Хэйнс? Знаешь, при показе в новостях ты казалась гораздо моложе. Стресс и недосып плохо сказываются на тебе, но это ничего. Когда ещё и кто мог похвастаться тем, что трахнул директора национальной разведки? Разве только Эдвард Сноуден, но и он говорил фигурально, а я действительно сейчас делаю этого.
     Резко дёрнув, он порвал на ней трусики.
     Обходя вокруг стола, он наступил на большую печать с надписью 'национальная разведка'. Подняв печать, он крепко приложил её сначала к одной половинке попы, потом к другой, оставляя чёткий оттиск.
     -Не надо, -попросила Эврил. Попросила не как директор национальной разведки, а как испуганная, привязанная к столу женщина.
     -Прости, Эврил. Но никаких исключений, -улыбнулся мужчина. -Может быть тебя утешит, что ты не в моём вкусе? Нет? Ну и ладно.
     Её порванные трусики оказались у неё же во рту и поверх легла полоска скотча.
     -Никогда не представляла себя под чёрным? -поинтересовался насильник. -А самое время начать.
      Оценка уровня относительной опасности: 108,4
     -Да ты опасная детка. Тем ценнее будет награда за взлом твоих слегка подержанных жемчужных врат.
     Эврил Хейнс тихо заплакала.
      Задействована личная особенность 'развратник'. Получено шестьсот сорок одна единица благодати.
     -И прежде чем попрощаться, господин директор, угадай куда я сейчас засуну это большую, очень большую печать?
     ...
     Длинная очередь перечеркнула парнишку с лезвиями в руках, заставив того согнуться и упасть на залитый кровью пол. Последний уцелевший агент попытался перезарядить автомат, но не успел. Кулак закованной в металл чернокожей девушки ударил ему в голову с нечеловеческой силой ломая шейные позвонки и отбрасывая тело на четыре шага назад.
     -Ты там ещё живой, глист? -поинтересовалась Синтия.
     -Чёрт, как больно!
     Пассивная способность 'прочное тело' семнадцатого уровня помогла Гордону выжить от очереди из лёгкого автомата практически в упор. Но засевшие в теле пули причиняли резкую боль при любом движении.
     -Давай уже, излечивайся через 'чудо', -посоветовала Синтия.
     -Не могу, почти накопил на улучшение, не хочу сейчас тратить благодать.
     -Тогда продолжай страдать!
     Она подошла к двери, откуда вывалилась пятёрка агентов, чьё столкновение с супергероями закончилось для них крайне печально. Дверь оказалась закрыта. Значит внутри остался кто-то ещё. Главный вопрос: стоит ли туда вообще лезть? После того как они сейчас нашумели, явно должна была включиться тревога и скоро здесь станет не протолкнуться от набежавших со всех сторон агентов.
     -Тут на двери написано 'Джек Саливан'. Глист, знаешь кто это такой?
     Всё же решивший потратить благодать на чудо самостоятельного исцеления, Гордон поднялся и пнул мёртвое тело агента.
     -Бывший вице-президент, историю надо было учить!
     -Он белый?
     -Какая разница? -удивился Гордон.
     -Не откроешь даме дверь? -попросила Синтия делая шаг назад.
     Он ударил в районе замка и ещё по разу в районе петлей. Прокаченные лезвия с одинаковым успехом разрезали дерево и металл. Синтия толкнула дверь, и она упала внутрь кабинета. Из глубины кабинета дважды выстрелили из пистолета, но обе пули отскочили от металлического каната, которым Синтия обмоталась с головы до ног.
     -Эй, Джек, это вы? -позвала Синтия в темноту кабинета, где окна были задёрнуты шторами. -Надеюсь, что вы любите Харли Квин потому, что я сейчас вхожу внутрь. И простите, что без биты. Она сломалась об голову ваших подчинённых. Сейчас такие хлипкие биты выпускают, что просто сладу нет.
     Гордон последний раз попытался отговорить напарницу: -Синтия, у нас нет времени!
     -Сходи и найди себе какую-нибудь практикантку, Гордон, -отозвалась девушка. -Во всех фильмах, где показывают администрацию президента, обязательно присутствует целая куча миленьких практиканток.
     ...
     Уильям Бернс, главы ЦРУ, распекал задействованных в охране резиденции агентов.
     -Ладно, я ещё закрою глаза на то, что ходите на обходы постов по одиночке, но куда вы потом запропастились, Давид?
     Агент Давид Грохотен со смирением принимал упрёки, глядя в пол и не пытаясь как-то объясниться.
     -Компьютеризированная система охраны периметра так и рвётся поднять тревогу из-за вашего отсутствия, Давид. Если бы я не ввёл код отмены, тут бы уже полчаса назад орала сирена.
     И в этом момент, будто вторя совам главы ЦРУ, взвыла в голос сирена.
     Бернс снял с пояса рацию, связываясь с головным постом охраны: -Опять система охраны параноит? Введите уже код отмены, пока у нас от этого рёва не взорвались головы.
     -Сэр, код опасности красный, -отозвался агент из головного поста. -Дикие супергерои замечены в главном здании на втором этаже, с левой стороны, рядом с кабинетом мистера Саливана.
     -Что там происходит? -спросил огорошенный новостью Уильям.
     -Какой-то парень насилует ассистентку Энтони Блинкена прямо под камерами. Происходящее внутри кабинета мистера Саливана увидеть не представляется возможным, но оттуда доносятся такие крики, что у меня кровь стынет в жилах, сэр.
     -Всех свободных агентов туда, -распорядился Бернс.
     Закончив говорить по рации, он поднял глаза и наткнулся на полностью отсутствующий взгляд Давида Грохотена. Агент, которого он последние десять минут всячески распекал пристально смотрел в глаза Уильяму не отрываясь.
     -Давид, что с вами случилось?
     Агент бросился на него, вцепившись в горло нечеловечески сильными руками. Уильям почувствовал, как задыхается. К счастью, в этот момент, другие агенты оторвали Давида от главы ЦРУ и крепко держали.
     Растерев пострадавшую шею, Берн с испугом спросил: -Давид, вы сошли с ума?
     Неожиданно для всех агент Грохотен заговорил: -Это был его приказ.
     -Чей?
     -Великого жопного мастера!
     -Что он сказал? -переспросил Уильям у других агентов.
     -Великий жопный мастер идёт сюда, -продолжил яростно выкрикивать безумное предсказание, бывший агент Давид Грохотен. -Никто не спасётся от великого жопного мастера! Он один войдёт в каждого. Он соединит нас и освятит своим жезлом. Приветствуйте великого жопного мастера!
     -Заприте его где-нибудь, потом разберёмся, -приказал Уильям. -У нас дикие суперы на втором этаже главного здания. Разрешаю открывать огонь без предупреждения.
     Требовательно запищала рация.
     -Да?
     -Необходимо срочно эвакуировать президента, -сказал по рации Алехандро Майоркас. -Я сейчас нахожусь вместе с Джо Байденом. Где ты и, самое главное, где твои люди?
     -Скоро будем, -пообещал Уильям.
     -Вертолёты на крыше, -напомнил Алехандро. -Главное довести президента до них невредимым. Если ты помнишь, что случилось с Камалой Харрис, то знаешь, что у нас сейчас нет вице-президента, который мог бы прекратить хаос, если Джо пострадает.
     -Заприте двери изнутри и ждите, -повторил Уильям.
     Прислушавшись, сквозь завывания сирены он уловил стрельбу со стороны расположенного перед резиденцией парка. Какие-то люди пытались штурмовать президентскую резиденцию, ввязавшись в активную перестрелку с находившимися на постах агентами. Складывалось ощущение, будто свои жизни они нисколько не жалеют, двигаясь и нападая с методичностью и бесстрашием зомби, получившего приказ. К сожалению эти зомби прекрасно умели пользоваться оружием и пытались работать в командах, прикрывая друг другу спины.
     Чтобы добежать до кабинета президента потребовалось пять минут. Там их ждали бледный гораздо более обычного президент, Алекхандро Майоркас с пистолетом в руке и пытавшийся слиться с окружающей обстановкой афроамериканец-целитель, раскачавший способность до четвёртого уровня и потому неотложно находившийся в резиденции.
     -Господин президент, на нас напали. Требуется незамедлительная эвакуация. Вертолёты уже ждут на крыше.
     -Ведите, Уильям, -согласился Байден.
     Четверо агентов шли впереди, разведывая дорогу и ещё столько же прикрывали тылы.
     Попытавшегося ускользнуть под шумок целителя, Уильям пинком погнал вперёд. Если от всех волнений у президента откажет сердце, рядом нужен кто-то, кто сможет перезапустить его мотор в походных условиях.
     Они быстро шагали, поднимаясь по лестницам, не решаясь воспользоваться лифтами. В окнах заметны вспышки в взрывы, сверкающие в парке вокруг резиденции. Похоже всё больше диких супергероев стягивались к президентской резиденции, вступая в схватку с охраной из агентов и остатками полицейского оцепления.
     Уильям предупредил: -Поторопитесь, господин президент. Ситуация ухудшается быстрее, чем мы думали.
     Навстречу из коридора вышли двое других агентов, но... они должны быть в другом месте. Они только начали доставать оружие, а Уильям крикнул: -Стреляйте по ним, они под контролем супера!
     Грохот выстрелов в узком коридоре прозвучал с необычайной силой. Зажав уши, Байден присел. Напрасно, всё закончилось очень быстро. Пару взятых под контроль агентов расстреляли в десяток стволов, раньше чем они успели сделать хоть что-нибудь.
     -Быстрее, быстрее, -подгонял нервничавший Алехандро.
     Когда они почти подошли к выходу на крышу, появился какой-то парень с летающими вокруг него ножами. Один из ножей супер метнул в Байдена, но агент сумел закрыть президента. Вонзившийся в подставленное плечо нож пробил его насквозь и через секунду исчез из раны, снова оказавшись в руках у супергероя. Другие агенты открыли по нему огонь. Летающие ножи замелькали, отражая пули. Похоже обстрел оказался слишком плотным, и ножи-защитники не успевали отражать все пули. Решив не испытывать судьбу, супер поспешил отступить за угол, давая им возможность вывести президента на крышу и закрыть за собой люк на задвижку снаружи.
     На крыше ветер трепал волосы и воротники рубашек. Три вертолёта раскручивали винты, готовясь взлететь в любой момент. С высоты крыши можно наблюдать как толпа супергероев, похожих на каких-то хтонических чудовищ: кто-то объят пламенем, но не горит, другой внутри мерцающего пузыря, а третий верхом на огромной ожившей статуи собранной из кусков металла и обломков камня бегут через парк к резиденции. Постов охраны уже не видно. По крайней мере ответным огнём никто больше не отвечает.
     Целителя-афроамериканца буквально забросили внутрь вертолёта. Следом забирались Байден и Алехандро с Уильямом. Остальные агенты распределяются по двум другим вертолётам.
     -Президент на борту, срочно взлетаем!
     Вертолёты начинают отрываться от поверхности крыши. Винты рубят воздух пластуя и разрезая его как домохозяйка режет хлеб. Разговаривать невозможно, если только кричать прямо в лицо собеседнику.
     Заблокированный люк на крышу взлетел вверх, словно выбитый могучим ударом, но кто может бить так сильно, чтобы суметь выломать тяжёлый кусок прочного железа. На площадку выбрались тощий юноша, замотанная в что-то металлическое девчонка и тот парень с летающими вокруг него ножами.
     Девушка протянула руку и с неё, в один из вертолётов, ударила черная, но почему-то видимая даже в темном ночном небе, молния. Вертолёт взрывается, его горящие остатки падают на крышу.
     -Ну что? -кричит парень с летающими вокруг него ножами.
     -Ничего! Наверное, не тот вертолёт.
     -Так стреляй снова.
     -Не могу, способность на перезарядке!
     Тощий юноша отталкивает в сторону замотанную в металл девушку, точнее пытается оттолкнуть, но, в итоге, только лишь отталкивает себя от неё. Он поднимает обе руки и восемь штук выросших между костяшками пальцев лезвий отправляются в полёт, словно выпущенные из арбалета. Часть проходит мимо, но часть попадает в цель.
     Уильям вскрикнул от резкой боли.
     -Что такое? Вы ранены? -спрашивает президент.
     С гримасой боли на лице глава ЦРУ поднял правую ногу, и все пассажиры увидели торчащее из пола сантиметра на полтора лезвие.
     -Он мне ногу распорол!
     -Ничего, жить будешь, -нервно рассмеялся Алехандро.
     Набрав высоту, пилот вертолёта заложил вираж и под днищем заработал установленный там пулемёт. Супергерои на крыше бросились в рассыпную.
     -Хватит, хватит, -дёрнул пилота за плечо Алехандро. -На борту президент, быстрее улетаем отсюда.
     Когда охваченная огнём резиденция осталась позади, а сам Байден немного успокоился, он спросил: -Куда мы летим?
     -В западную часть Статен-Айленда. Там сейчас безопаснее всего.
     -Постойте, -припомнил Байден. -Это в бывшую больницу для психов, где сейчас размещаются 'лояльные' суперы?
     Алехандро кивнул.
     -Опять чудовища, -содрогнулся президент. -Только не снова!
     -Сэр, осмелюсь уточнить, это не те чудовища, что остались сам, -Алехандро мотнул головой в сторону резиденции превратившейся в маленькое и совсем неопасное пятнышко света. -Те, кого мы собрали в западном Статен-Айленде другие. Американские патриоты и просто хорошие парни, которым случайно достались сверхъестественные способности. Они готовы послужить США. И для защиты от диких чудовищ нет ничего лучше, чем свои собственные чудовища, лояльные стране и вам, господин президент, супергерои.
     -Возможно ты и прав, -согласился продолжающий нервно вздрагивать и часто вытирать пот Байден.
     -Конечно, сэр, спросите хотя бы нашего доктора: парень, ты ведь готов и дальше служить Америке и её президенту?
     На бедного афроамериканца, скорчившегося на заднем сидении, обратились взгляды главы ЦРУ, секретаря внутренней безопасности и самого президента. Только пилот продолжал вглядываться в ночь, уверенно ведя крылатую машину над погрязшим в беспорядках и анархии огромном городом.
     -Так ты готов? -уже с угрозой переспросил Майоркас.
     -Да-да, конечно! -пропищал целитель и облегчённо вздохнул, когда три пары глаз перестали сверлить его лоб, словно красные точки лазерных прицелов.
     Уже подлетая к Статен-Айленду, Байден печально вздохнул: -Как там все остальные, кто остался в бывшей резиденции? Должно быть они все погибли, разорванные этими, потерявшими человеческий облик, супергероями. Я так по ним сожалею.
     Но президент ошибался.
     И если тот же Джек Саливан не пережил знакомство со вчерашней школьницей Синтией Парсон в образе Харли Квин, то Эврил Хейнс счастливо выжила в эту ночь. Когда её обнажённое и использование тело с оставленными на попе оттисками печати 'национальная разведка' нашёл какой-то верзила с каменной кожей и квадратной головой, Эврил ожидала самого худшего. Но под каменной бронёй оказался тридцатилетний продавец знаменитых на весь мир нью-йоркских хот-догов и её давний фанат. Когда началась вся суматоха с дарами новорождённого бога, он получил способность обрастать каменной бронёй, превращаясь в малоуязвимого, но зато очень сильного бойца. Конечно, он не ожидал встретить своего кумира в таком виде, в порванной одежде, привязанной к столку скотчем, с обрывками трусиков во рту и с пропечатанной попой. Но, к чести бронированного продавца хот-догов ситуацией он воспользовался только лишь в том смысле, что освободил Эврил, завернул её в какое-то тряпьё и помог выбраться из загоревшейся резиденции.
     Оказавшись в относительной безопасности, Эврил испугалась ещё сильнее и уговорила случайного спасителя проводить её до правительственных сил.
     Так и получилось, что замотанная в тряпьё директор национальной разведки, верхом на чуваке похожем на каменного голема, половину ночи бегали по городу в поисках отряда полицейских или солдат, или хоть какого-нибудь представителя власти и закона. В конце концов они наткнулись на крупный отряд солдат, но те вели себя будто находились в чужом городе и открыли огонь раньше, чем Эврил успела сказать им хоть слово. Повернувшись спиной, бронированный продавец хот-догов прикрыл директора национальной разведки от града пуль. К счастью чем-то более серьёзным по нему выстрелить не успели. Эврил принялась выкрикивать кто она такая. Руководивший солдатами капитан потребовал документы, доказывающие её личность. И тут-то пригодилась та самая печать директора национальной разведки, которую Хилтон Чапсон засунул сами знаете куда.
     Предъявление печати произвело своё магическое действие, и капитан согласился принять Эврил под защиту. Что до бронированного продавца хот-догов, то солдаты слишком нервно реагировали на присутствие рядом с ними супергероя, который вроде как свой и в которого нельзя стрелять. Поэтому им пришлось распрощаться.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, Статен-Айленд, водоочистительная станция.
     Время действия: день седьмой, после. Шесть часов утра.
     
     Наверное, Деррик Хотвенфилд всегда был психом, просто до поры до времени этого никто из окружающих не замечал. А может быть замечали, только ничего не делали, сводя свои контакты с Дерриком до минимально возможных. 'В конце концов все мы немного безумны, Вэнди', -говорил Джим Керри в роли Стенли Ипкиса в кинофильме 'Маска'.
     Но Деррик Хотвенфильд был конкретно поехавшим. Вряд ли кому-то другому пришло в голову отравить половину Нью-Йорка в надежде получить столько единиц благодати, чтобы оставить далеко позади поднявшего мятеж в штате Миссури майора-телепата.
     Скромный работник одной из лабораторий занимавшейся разработкой биологического оружия. Судьба Деррика проста и незамысловата. Отличник в школе, он уже к колледжу сделался нелюдимым и вздрагивающим от любого прикосновения подростком. Потом учёба, президентский грант, стажировка и, после, работа в секретной лаборатории, разрабатывающей биологическое оружие. Вирус избирательно убивающий всех арабов или всех китайцев, или всех славян, не затрагивая остальные галлогруппы. Знаете, как сложно сделать этот маленький вирус? Особенно в наше время, когда генотипы смешиваются, как только хотят, когда белый женится на азиатке, а индус берёт в жёны еврейку и кажется будто свободная любовь правит этим мир. Ах, если бы только это было правдой.
     Кроме того - вирус - это оружие опасное и для своих создателей. Нужно заложить очень много стоп-механизмов и страховок, чтобы надеяться, что очередная мутация выпущенного во внешний мир биооружия не настроит его против абсолютно всех представителей хомо сапиенс не взирая на цвет кожи, разрез глаз и телосложение. Ведь если подумать, то мы все так сильно похожи. И это ещё одна сложность, которую приходится постоянно преодолевать американским разработчиками биологического оружия.
     Короткий телефонный разговор с новорождённым богом одарил Деррика способностью манипулировать понятием удачи или, как он сам для себя его описал, усиливать или уменьшать вероятность различных событий.
     Казалось бы, абсолютно читерская способность?
     Но как же сложно развивать её и прокачивать! Ведь, по сути, Хотвенфильд ничего не отличался от любого обычного человека кроме того, что положительные для него вещи имели чуть больший шанс произойти в реальности, а негативные, соответственно, чуть меньший. Не такое уж это и большое преимущество. По крайней мере на начальных уровнях способности.
     Переспав со своей двоюродной сестрой, о чём, оказывается, она сама давно хотела, просто Деррик об этом не знал, Хотфвенфильд с присущей любому учёному широтой взглядов задумался над вопросом собственной прокачки. Длительная медитация позволила поднять один дополнительный уровень способности, но на этом всё. Затраты благодати росли в геометрической прогрессии. Вступать в бой с другими супергероями Деррик закономерно опасался. Он искал альтернативный способ прокачки - безопасный и, желательно, молниеносный. Потому, что ждать десять лет пока его удача разовьётся настолько, что любая встреченная школьница начнёт давать ему активно и с радостью, Деррик не собирался.
     И такой путь нашёлся.
     Какая разница, кого конкретно убивать в промышленных масштабах? - подумал Хотвенфильд. -Чем разрабатывать биологическое оружие против арабов, русских или китайцев, проще и быстрее отравить такое же количество американцев. Тем более, что арабы и русские где-то там далеко и не сделали лично Деррику ничего плохого. А китайцы и вовсе выпустили отличный и дешёвый смартфон, которым он пользовался уже второй год подряд и за который был всем китайцам немного благодарен.
     Что до американцев, то именно они были теми соседями, которые врубали громкую музыку, мешая Деррику нормально спать. Окружающие его американцы бросали окурки мимо урны, отчего Хотвенфильду было противно пройти по улице. И уж точно не какие-то далёкие русские регулярно мочились в подъезде многоквартирного дома, где Деррик снимал квартиру. И продавали наркотики, отчего район где он жил уже начал напоминать какой-то огромный наркопритон, тоже американцы. Американцы отдавливали ему ноги в метро по утрам и толкали локтями на входе в торговые центры в периоды распродаж.
     В общем: к чёрту американцев, -решил Деррик и стащил из лаборатории пару баллонов с концентрированным быстродействующим ядом.
     Сложно сказать: может быть его способность к манипулированию удачей, а может быть всеобщая неразбериха и множащиеся гражданские беспорядки помогли Деррику Хотвенфильду незаметно вынести баллоны с ядом из лаборатории и пронести их на водоочистительную станцию.
     -Во имя моё! -прошептал Деррик выливая яд в питьевую воду для города.
     -Да будет оно благословенно! -добавил он, выливая содержимое второго баллона.
     Конечно, весь Нью-Йорк таким образом не отравишь. Город обслуживается по меньшей мере девятью десятками водоочистительных станций, но хотя бы западная часть Статен-Айленд-а познает ядовитую силу его копившейся всю жизнь обиды.
     Это был примитивный яд, не делающий различий между цветом кожи и формой глаз. Он просто убивал всех. Обычных людей, супергероев - всех. И если он только правильно понял логику предложенной Серафимом игры, то за каждого 'побеждённого' Деррик получит соответствующее количество единиц благодати.
     Он станет величайшим!
     Он станет непобедимым!
     И ни за что не позволит уничтожить себя также просто, как майора-телепата. У нового тёмного властелина должен быть научный склад ума, а не пара оставшихся от длительного ношения фуражки извилин, как у армейских дубов.

Глава 7. Ход Серафима

     Историческая справка:
     1991 год, широкомасштабная военная акция против Ирака, задействовано почти полмиллиона военнослужащих и многие тысячи единиц современной техники. Убито не менее ста пятидесяти тысяч одних только мирных жителей. Намеренные бомбардировки мирных объектов с целью запугать население Ирака.
     Для первого вторжения в Ирак Америка использовала следующие оправдания: Утверждение правительства США. Правда Ирак напал на независимое государство Кувейт. Кувейт был на протяжении веков частью Ирака, и только британские империалисты оторвали его силой в 20-х гг. 20-го века, следуя политике 'разделяй и властвуй'. Ни одна страна региона не признала этого отделения.
     Планы производства ядерного оружия в Ираке находились в зачаточном состоянии, под таким предлогом можно было бомбить большинство стран мира.
     Любопытные факты: когда Америка атаковала Ирак, мирные переговоры уже шли полным ходом, а иракская армия покидала Кувейт. В вину Ираку предъявлено применение оружия массового уничтожения иракской армией, которое Америка сама предоставила Хусейну.
     
     Место действия: Нью-Йорк.
     Время действия: день седьмой, после. Десять часов утра.
     
     После того как они упустили президента, и он улетел от них на вертолёте, словно Нил Армстронг на Аполлоне, пути супергероев разошлись.
     Гордон Гилберт больше не желал слушать уговоров Чапсона. Возможно на столь развитого супергероя способность 'красноречие' уже перестала действовать. Гордон возвращался в боро Куинс, чтобы найти свою мать и убедиться, что она не пострадала в охвативших весь город беспорядках.
     Синтия Парсон тоже возвращалась в Куинс, но не для того, чтобы отыскать родителей. Она сама себе поставила задачу помочь друзьям и товарищам по 'РадФем' и 'БЛМ' ячейкам выбраться из города или хотя бы защитить их. А ещё неплохо было бы поговорить с той самой Барбарой, которая объявила Синтию ненастоящей феминисткой только на том основании, что настоящие феминистки должны быть на лицо страшнее коровы. А Синтия не такая. И вот сейчас Синтия, с нетерпением, ожидала возможности побеседовать с Барборой один на один. Может быть держа её за горло над пропастью в десяток этажей или придумать ещё что-нибудь интересное.
     Прагматично настроенный Ральф Педро полагал, что беспорядки не смогут длиться вечно и рано или поздно всё как-нибудь успокоиться. И хорошо бы к тому времени иметь при себе туго набитый долларами чемодан, а лучше сразу два и ещё один спрятать в секретном месте. Когда мир придёт в порядок, сила больших денег снова встанет много выше сверхсилы любого супергероя.
     Хилтон Чапсон не хотел ничего и ни к чему особенно не стремился. Происходящее сейчас его полностью устраивало, и он желал, чтобы так оно всё дальше и продолжалось, хотя и понимал невозможность этого. Третьи сутки как отдельные районы города отключены от воды и от света и очень хорошо, что работа канализации устроена так, что отключить её невозможно. Не работают больницы, магазины и все прочие учреждения. Но город ещё жив, как и большинство его жителей. Они впали в летаргию в своих домах и квартирах, пока голод не выгонит их наружу, но это произойдёт только через несколько дней. В данный момент он, Хилтон Чапсон, властелин всего. Весь город лежит у его ног. Он может делать что хочет, пойти куда хочет. Пусть его свобода мимолётна. Но прямо здесь и сейчас она абсолютна.
     Самая жирная утка, финальный бос, президент соединённых штатов Америки сумел уйти, но они вчетвером получили множество единиц благодати за успешное вторжение и за победы над чуть менее значимыми противниками.
     Пожалуй, бедным родственником, остался только Гордон, с его плюс сорока шестью единицами. У Синтии накопилось плюс девять сотен. У Ральфа плюс четыре сотни. И плюс семь сотен у Хилтона Чапсона.
     Сильнейшие супергерои города Нью-Йорка.
     Ну или, по крайней мере, одни из самых сильных.
     ...
     Гордон нашёл мать в их крохотной однокомнатной квартирке-пенале. Дом и двор практически не пострадали. Пара перевёрнутых машин и сгоревший магазин мистера Ганмана, от которого остались одни головёшки не в счёт. Главное, что дом был в порядке. Мать Гордона пыталась найти его в самый первый день, когда никто ещё толком не понимал, что происходит, но чуть не погибла во время одной из перестрелок и с тех пор сидела дома, доедая последние сухари, мечтая о возвращении сына и отчаянно боясь выходить на улицу.
     Прямо под окнами многоквартирного дома, рядом с детской площадкой, лежали девять скелетов. Кости выглядели неестественно белыми, как будто сделанными из пенопласта. Но весь ужас в том, что они настоящие. Мать даже могла назвать по именам шестерых из тех девяти комплектов ручек-ножек и черепов, разложенных так, чтобы их легко можно увидеть из окна любой квартиры. Кто-то из местных решил поиграть в чудовище из лабиринта и в жертвоприношения. Держать в страхе целый квартал, больше тысячи человек, что может быть более притягательным?
     -Он всегда приходит на закате, -рассказывала мать стараясь не слишком много откусывать от бутерброда с колбасой, которую принёс Гордон отыскав на задних полках одного из разграбленных супермаркетов. Он набрал целый мешок продуктов и, как выяснилось, не зря. -Стоит и будто ждёт, чтобы кто-то сам вышел к нему.
     Мать натянула поверх платья старую кофту, которую Гордон уже давненько не видел. Отопление отключили несколько дней назад, а осень в Нью-Йорке всё-таки осень, ночи уже холодные, да и днём солнце греет не так жарко, как летом.
     -Потом он заходит в дом, наугад выбирая этаж и квартиру и пополняет ужасную коллекцию под окном.
     -Почему никто не убрал черепа? -поинтересовался Гордон.
     -Один раз убрали. Тогда он пришёл напрямую к мистеру Льюису, это он убирал. Теперь он там, третий с левой стороны, -показал мать.
     -И все просто сидят каждый в своей квартире, смотрят в окно на выложенные вокруг детской площадки кости и ничего не делают?
     -Кому было куда уехать, те уехали. А остальные, как ты и сказал, сидят, смотрят и ничего не делают. Видишь второй и четвёртый скелет, это мистер Кановски и миссис Тейлор. У мистера Кановски было ружьё, а миссис Тейлор взяла топор для рубки мяса. Они были первыми и последними, кто попытался.
     -Всё будет хорошо, мама, -пообещал Гордон. -Я теперь супергерой и смогу защитить тебя и остальных тоже.
     -Ох мальчик мой, я так боюсь, -призналась она и Гордон вдруг почувствовал, как у него защипало глаза.
     Закат наложил свою печать на город. Стёкла налились расплавленным золотом, отражая повисший у самой земли ярко-оранжевый шар солнца. Гордон приник к окну на кухне, вглядываясь в пустой двор и лежавшие вокруг детской площадки скелеты. Он был уверен, что и все остальные жители сейчас поступают также. В каждом окне по паре испуганных глаз. Только он сам совсем не напуган.
     Одинокая фигура встала так, что её длинная тень касалась входной двери. Как будто приглашала выйти во двор поиграть.
     Мать сделала попытку удержать его, но больше наигранную, чем по-настоящему.
      Применить активную способность 'видение' седьмого уровня.
      Оценка относительного уровня опасности противника 0,67.
      Получена информация: Роберт Виннер-младший. Активные способности: кислота (5 ур), видение (1 ур), общее усиление тела (2 ур). Особенности: впитать страх.
     -Эй, лоулевел, убирайся пока живой! -крикнул Гордон. -Эта поляна для тебя отныне закрыта. И кости за собой прибери, будь хорошим пёсиком.
     Роберт Виннер продолжал грозно молчать. Видимо он настолько привык быть самой страшной лягушкой в своём мелком болоте, что мысль о появлении кого-то более грозного с большим трудом проникала в его мозг.
     -Роберт, Роберт, я сейчас тебя буду на ленточки нарезать, -предупредил Гордон.
     И тут Виннер выбросил вперёд распахнутую ладонь. То, что ладонь казалась пустой на несколько мгновений смутило Гордона, но потом всё его тело принялось гореть и чесаться.
      Вы попали в облако кислоты. Ущерб снижен пропорционально разнице в уровнях между твоей пассивной способностью 'прочное тело' и активной способностью противника 'кислота'.
     -Ну сам напросился!
     Гордон выстрелил в Роберта одним лезвием, но того окутала зеленоватая плёнка при попадании в которую лезвие изменило своё направление и вместо того чтобы разрезать противника пополам до половины ушло в стену дома.
     -Какого лешего у него на пятом уровне способности такое множество вариаций её использования? По-хорошему кислотный щит должен был открываться уровня с десятого, ну, может быть, с восьмого, не меньше, -удивился Гордон.
     Догадавшись, что рассеянное кислотное облако против Гордона не эффективно, Роберт метнул в него ядовито-зелёный шар концентрированной кислоты. К счастью тот летел не быстрее чем брошенный камень и увернуться от него не составило большого труда.
     -Раскромсаю! -закричал Гордон и побежал на Виннера торопясь навязать противнику ближний бой.
     Но тот боя не принял, а развернулся и стартовал с места как заправский спортсмен.
     -С...стой, гад! -прохрипел Гордон Гилберт тяжело дыша. -А, впрочем, чёрт с тобой. Главное не возвращайся.
     ...
     Планам Синтии не суждено было сбыться. Дом Барбары стоял пустой, заброшенный с огромной дырой на месте входной двери. Как будто кто-то нетерпеливый, вместо того, чтобы позвонить, вынес дверь бульдозером, заодно распахав половину газона.
     Заглянув в пустой дом, Синтия побродила по грудам мусора внутри, наткнулась на забрызганную кровью стену и с задумчивым видом вышла обратно на улицу.
     Сотовая связь уже не работала, поэтому дозвониться до своих соратниц по РадФем-ячейке она не могла. Оставалось обходить их всех по очереди. Следующей по списку, после Барбары, стояла Сара Никонов. Её семья тоже жила в частном доме и дверь в их доме, к счастью, оставалась на месте.
     Позвонив в дверной звонок, Синтия ожидала, пока подруга откроет, одновременно оглядываясь. Недавно достаточно благополучный район за неделю беспорядков превратился в настоящее гетто. Перевёрнутые мусорные баки и раскиданный мусор. Причём создавалось впечатление будто его не просто так раскидали, а что-то в нём искали, может быть ранее выброшенную еду, которую ещё можно было есть?
     Через два дома от того, рядом с которым стояла Синтия, мощный чёрный автомобиль врезался в забор, да так и остался стоять, сумев выбить доски, но не сумев выломать металлическую основу.
     Синтия ещё раз позвонила в дверной звонок. В ответ тишина. Обойдя дом, она постучала в окно гостиной.
     -Сара, открой! Это Синтия.
     Тишина: ни движения, ни звука.
     С виду дом выглядел целым. Может быть семья подруги, вместе с ней, просто куда-то уехали? А может быть они внутри и им нужна помощь?
     Взявшись за дверную ручку, Синтия рванула её на себя. Пассивная способность 'общее усиление тела' шестого уровня заставила дом содрогнуться, а оторванная дверная ручка осталась у Синтии в руках.
     Нет, так дела не пойдут.
     Схватив ближайший мусорный бак, Синтия, как тараном, ударила им дверь. Хрупкий металл смялся, но и дверь оказалась практически выбитой, продолжая висеть на одной петле. Оторвать её полностью не составило большого труда.
     Не без внутреннего трепета, Синтия вошла в чужой дом, опасаясь увидеть свою подругу и её семью мёртвыми, убитыми какой-нибудь невероятной способностью какого-нибудь супергероя умеющего проникать через закрытые двери не открывая их.
     В прихожей пусто. На кухне тоже, только воняет скопившимися мешками с мусором и раковину занимает гора грязной посуды. Почувствовав за спиной какое-то движение, Синтия развернулась и бросилась в гостиную. Там, за большим семейным столом, застигнутая её резким броском, крепко сжимала кухонный нож в побелевших руках Сара Никонов.
     -Сара?!
     -Не подходи ко мне! -выкрикнула Сара.
     -Это же я, Синтия!
     -Я вижу, что ты Синтия и ты одна из ЭТИХ!
     -Я не причиню тебе вреда, -пообещала Синтия. -Сёстры навсегда, помнишь? Женщины против мужчин!
     -Всё изменилось, теперь не женщины против мужчин, а нормальные люди против таких как вы, -произнесла Сара, сжимая и разжимая пальцы на рукояти кухонного ножика, она напоминала загнанного в угол и застигнутого в своей собственной норе мелкого зверька.
     Синтия примирительно сказала: -Я просто хотела помочь.
     -Выбив дверь и ворвавшись сюда? Отличная помощь!
     -Вы не открывали, -смутилась Синтия.
     -Ты теперь всегда, когда не открывают, будешь вышибать двери?
     Хуже всего было то, что Синтия видела страх в глазах бывшей подруги. Она боялась до ужаса, до дрожи в коленках. Боялась так, словно перед ней стояла не Синтия, а пьяный здоровяк-дальнобойщик откуда-нибудь из Техаса в месяц как нестиранной рубашке и с расстёгнутыми штанами.
     -Прости, -сказала Синтия, сама не зная за что конкретно она извиняется.
     Сара попросила: -Уходи.
     И она ушла. Из этого дома с вырванной из петель дверью и из жизни своей бывшей подруги.
     Искать других, с кем плотно дружила в РадФем и в БЛМ-ячейках, Синтия не стала. Потому, что мир действительно изменился. Сара во многом была права. Теперь разделение происходило на обычных людей и на таких как она.
     Главная проблема в том, что 'совесть' или 'сострадание' очень редкие суперспособности и мало кто из супергероев ими обладал изначально. А покупать их у Серафима никому не приходило в голову.
     ...
     Взломать банковское хранилище Ральф Педро просто не смог. Тут бы, наверное, пригодились бы способности Гордона Гилберта с его лезвиями из рук режущими любой металл. Но у Ральфа ничего подобного не было, даже нормальной взрывчатки. Потоптавшись перед мощной запертой дверью в банковское хранилище, Ральф вынуждено отступил. Само здание банка пустовало, а где найти ключи от хранилища или какого-нибудь сотрудника, который знал бы где лежат ключи, Ральф не представлял.
     Но если поймать крупную рыбу не получилось, он возьмёт своё мелкими порциями.
     Так Ральф принялся обходить магазины и ювелирные салоны. Окружённый небольшой армией своих миньонов он взламывал автобусные кассы и офисы мелких фирм. Многое оказалось разграбленным до него, но и на долю Ральфа кое-что оставалось. Взятые в одном магазине удобные кожаные сумки постепенно заполнялись. В основном всякой мелочью, но суммы, в любом случае, получались внушительными. Во всяком случае на взгляд того, кто никогда, в своей жизни, не имел по-настоящему больших денег.
     Взломав пару десятков магазинов Ральф полностью утратил осторожность перестав посылать миньонов на разведку и выставлять их в охранение. За это пренебрежение чуть было не поплатился. Как оказалось, не он один решил задуматься о будущем и создать себе комфортную финансовую подушку. Просто с другими бандами он ещё не сталкивался. До этого момента.
     Большой холл торгового центра напоминал одновременно последствия разнузданной вечеринки наутро, когда гости уже разошлись, а созданный ими бедлам ещё остался и какую-то продвинутую мусорку, где в горе стекла от разбитых витрин можно найти исправный айфон, а в неработающем фонтане в центре зала лежит новеньких телевизор, причём его даже не вынули из коробки.
     Ральф со своей гоп-командой ворвались в торговый центр словно пьяные матросы в попавшийся на пути бар, не глядя. А между тем, торговый центр оказался уже кем-то занят.
     Двое латиноамериканцев выносящих здоровенный телевизор, скорее даже маленький кинотеатр на половину стены, с огромным удивлением уставились на Ральфа в окружении его гомо-зомби.
     Ральф спросил: -Как телек по характеристикам, ребята. Думал взять себе такой же, рекомендуете?
     Наверное, ситуация оказалась не слишком подходящей для того, чтобы попытаться разрядить её шуткой.
     С открытой галереи второго этажа кто-то открыл огонь. Один миньон свалился с простреленной головой, другой поймал пулю в руку и выронил ружьё.
     Сам Ральф едва успел применить активную способность 'призрачный доспех', как появившиеся из ниоткуда летающие ножи принялись принимать на себя нацеленные в Ральфа пули.
     Отдав приказ миньонам стрелять в ответ, Ральф залёг за блестящей колонной которая казалась сделанной из металла, но вблизи стало понятно, что на бетонное основание просто натянули переливающуюся металлическим блеском ткань.
     -Может решим дело миром? -крикнул Ральф без особой надежды.
     В ответ только возросла интенсивность стрельбы.
     Пока Ральф пытался сообразить сколько грабителей засело в торговом центре, его миньоны принялись умирать один за другим. Что-то неуловимо быстрое металось по залу с такой скоростью, что глаз едва-едва успевал заметить, а отреагировать времени не оставалось вовсе.
     Чёрт, он должен был сообразить, что сейчас вряд ли какая банда решилась бы выйти на промысел, не будь в её составе хотя бы одного супергероя!
     Ральф попытался выстрелить в неуловимо быстрое нечто, но промахнулся. Даже взятое заранее упреждение не помогло. Но его попытки не остались незамеченными. Тёмный сгусток метнулся к Ральфу, чтобы оказаться наколотым сразу на три призрачных ножа входящих в комплект призрачного доспеха. Сам Ральф ни за что не успел бы отреагировать на нападение, но успевающие отбивать пули ножи и тут показали себя не высоте, остановив импровизированного флэша.
     Теперь, застыв, словно наколотая бабочка, стало видно, что перебивший ему половину миньонов супергерой молодая и даже красивая девушка.
     Её вырвало кровью. Широко распахнутые глаза непонимающе смотрели на Ральфа. Прежде чем она догадалась бы применить чудо и полностью исцелиться, если, конечно, имела в запасе достаточно очков благодати, Ральф хладнокровно разнёс её прелестную головку из автомата.
     Оставлять в живых враждебно настроенного супергероя? Вот уж увольте!
     Так как ножи призрачного доспеха застряли в теле сверхбыстрой девки, Ральфа чуть было не подстрелили, спасла только косорукость стрелявшего.
     Перезапустив способность 'призрачного доспеха', Ральф, вместе с оставшимися миньонами, принялись методично вычищать из торгового центра засевших там бандитов. После того как сторона противников лишилась своего супергероя это уже не представляло особой сложности.
     Наградой победителям, кроме полусотни единиц благодати за победу над другим супером, оказались тугая пачка долларов, любезно собранных по всем кассам различных отделов торгового центра и голый мужик, пристёгнутый цепью за лодыжку к пластиковой имитации железного трона, сделанного из мечей.
     Мужик со страхом смотрел на Ральфа и столпившихся за его спиной миньонов, а Ральф пытался понять где он мог видеть этого мужика раньше?
     -Можно спросить? -подал голос пленник пластиковой имитации железного трона. -Тут была сверхбыстрая девушка. Она называла себе 'скорость'. Что с ней случилось?
     -Я насадил её на нож, -ответил Ральф. -Точнее сразу на три ножа.
     -Огромное вам спасибо!
     И тут он наконец вспомнил где мог его видеть. Вспомнил скорее по голосу, потому, что узнать в голом, причём изрядно побитом, вон как переливаются разными оттенками фиолетового многочисленные синяки, мужике известного киноактёра было не просто.
     -Леонардо Ди Каприо? Что с тобой произошло?
     -Мне не хотелось бы всё это вспоминать ещё раз, -попытался улыбнулся киноактёр.
     По приказу Ральфа, один из миньонов обыскал труп сверхбыстрой девки и вернулся с ключом, которым открыли замок на цепи.
     -Эм-м-м, -замялся Леонардо.
     -Ты, -приказал Ральф первому попавшемуся на глаза зомби. -Отдай ему свои штаны, быстро. И рубашку тоже.
     Не чинясь и не протестуя, ди Каприо натянул на себя не слишком чистые джинсы и примерно такой же чистоты рубашку. Оглядев молча стоящих миньонов, Леонардо с осторожностью осведомился: -А ты, парень...
     -Ральф! Я Ральф!
     -Ты из ментальных, да? Нужно ли мне опасаться, что ты решишь добавить в свою молчаливую армию и меня?
     Спрашивая, Леонардо улыбался, показывая, что вопрос вроде как является шуткой, но его губы при этом дрожали.
     -Да ты что! -возмутился Ральф. -Ты мой кумир! Можно сказать, что ты был моей первой любовью!
     Леонардо напрягся.
     -В хорошем смысле, -поспешил объяснить Ральф.
     -Слушай, Ральф, последняя неделя у меня выдалась чертовски тяжёлой и неприятной, -поспешил объяснить Леонардо. -Поверь, я крайне благодарен тебе за освобождение из рук этой сверхскоростной нимфоманки, но могу ли я попросить тебя о ещё одном одолжении? Больше всего на свете я бы хотел сейчас оказаться в своей манхэтоновской квартире с очень прочными дверями и поспать, наверное, часов двадцать, не меньше.
     -Конечно мы проводим тебя, -пообещал Ральф. -Только...
     -Да?
     -Можно будет получить твой автограф?
     -Сколько угодно, -с облегчением вздохнул киноактёр. -Сколько угодно.
     ...
     Примерно в это самое время, бывший преподаватель американской истории в школе имени Джона Адамса, лежал на столь же роскошной, сколь и огромной кровати в прекрасном номере одной из старейшей в городе гостинец Нью-Йорк Плаза.
     Всё-таки было просто замечательной идеей заглянуть сюда!
     Из соседней комнаты послышался женский голос, спрашивая: -Тебе кофе сделать с молоком или без?
     -Без молока, дорогая, -откликнулся Хилтон Чапсон. -Пусть будет такой же чёрный и крепкий как сама знаешь какая часть моего тела!
     Он не боялся, что она сбежит потому, что дверь номера закрыта, а ключи вот они, лежат на тумбочке рядом с кроватью. Кроме того - бежать от прокачавшегося до высоких уровней супергероя с более чем достаточным запасом свободных единиц благодати, не самая лучшая идея. Ведь супергерой, от которого ты убегаешь, может и рассердится.
     -Твой кофе, -Элизабет Олсон, в одной только рубашке, наброшенной на голое тело, принесла маленький серебряный поднос, на котором только и умещалось, что блюдце и стоящая на нём чашка с кофе.
     Пока он, не торопясь, пил горячий и крепкий, как раз такой, какой и просил, напиток, Элизабет, похоже набравшись храбрости, спросил: -Ты ведь ничего мне не сделаешь?
     -Мы уже кое-что сделали, -поправил её Чапсон. -И уверяю тебя, повторим тоже самое ещё, по меньшей мере, несколько раз.
     -Ты меня не убьёшь?
     -Поверь, детка, суперы не какие-то монстры. Мы просто люди, вдруг получившие в свои распоряжение сверхестественную силу и, сбросив путы общественного контроля, ринувшиеся осуществлять свои потаённые желания.
     -Говоришь, как учитель.
     -Я и есть учитель. Точнее был им, -сказал Хилтон.
     -И какое же твоё потаённое желание, бывший учитель? -спросила младшая из сестёр Олсон.
     -Прямо сейчас? Думаю, ты знаешь.
     Допив кофе Хилтон вернул чашку на поднос, а сам поднос отставил в сторону.
     -Да, похоже, что знаю, -согласилась Элизабет. Она сделала это игривым голосом. И то ли ей правда втайне нравилось подобное развитие событий, то ли она решила смириться и получить удовольствие, как советуют никогда не попадавшие в подобные ситуации недалёкие люди.
     -Давай алая ведьма, Ванда Максимофф, высоси весь скопившийся во мне хаос, -приказал Хилтон Чапсон.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, Статен-Айленд, бывшая психиатрическая лечебница, а ныне временная штаб-резиденция американского президента.
     Время действия: день седьмой, после. Восемь часов утра.
     
     Алехандро Майоркасу показалось, что он только закрыл глаза, как его тут же принялись тормошить. Но взгляд, брошенный на часы показал, что спал почти два часа. Слишком мало, после всех ночных волнений, когда президентскую резиденцию штурмовали супергерои и они в самый последний момент успели увести президента на вертолёте и заодно спаслись сами.
     Заметив, что секретарь внутренней безопасности проснулся, помощник перестал тормошить и отошёл на два шага назад. Это он сделал крайне предусмотрительно потому, что в данный момент Алехандро, больше всего на свете, хотелось задушить собственного помощника.
     -Что ещё случилось такого важного?
     -Сэр, один из 'лояльных' супергероев хочет поговорить с вами, -доложил помощник.
     -И это не может подождать хотя бы ещё пять часов?
     -Он утверждает, что никак нет. Простите, сэр.
     -Почему со мной? Почему сразу не с президентом? - по инерции продолжал возмущаться Алехандро одеваясь.
     -Он как раз хочет попасть к президенту, но это невозможно без вашего одобрения и личного контроля.
     -Зачем ты вообще разбудил меня? Вряд ли бы за пару часов что-нибудь изменилось, а я хотя бы немного выспался, -попенял помощнику Алехандро.
     -Супер утверждает, что это вопрос жизни и смерти.
     -Чьей жизни и смерти? Если окажется, что меня разбудили из-за ерунды, то это будет смерть того супера и твоя собственная, -пригрозил секретарь внутренней безопасности.
     -Вопрос жизни и смерти президента. По словам супергероя, президенту прямо сейчас угрожает смертельная опасность. На всякий случай я также предупредил охраняющих господина Байдена агентов.
     -Правильно, -одобрил Майоркас. -Ну что ж, веди сюда нашего пророка. Посмотрим, что он хочет сообщить такого важного.
     Помощник исчез и минуту спустя вернулся вместе с супергероем больше похожем на банковского клерка или учёного.
     -Кофейный Фред, -узнал супера Алехандро, тщательно изучивший личные дела всех лояльных супергероев. Способности, связанные с материализацией, встречались крайне редко, но у конкретно этого супергероя они ограничивались только возможностью создавать любой из известных кофейных напитков в подходящей для этого таре. Не самая полезная способность. Хотя, конкретно сейчас, Алехандро мог бы и оспорить выводы аналитиков.
     -Послушайте, Фред, прежде чем мы начнём, не мог бы ты сотворить капучино, вот в эту чашку. За последние сутки я спал не больше двух часов, и голова отказывается работать.
     -Конечно, сэр, -не стал выделываться Кофейный Фред, -возьмите.
     Подрагивающей рукой Алехандро принял полную до краёв чашку. Пришлось приложить значительные усилия, чтобы не разлить пока доносил до рта. Но боже, как это вкусно!
     Ощутив себя немного живым, после того как выпил всё до конца, Майоркас поднял глаза на супергероя: -Итак, к делу. Ты настоятельно просил встречи со мной и вот он я, внимательно слушаю.
     Явно ощущая себя не слишком уютно под внимательным взглядом секретаря внутренней безопасности, Кофейный Фред потёр палец о палец и нерешительно сказал: -Вообще-то это не я просил встречи.
     -А кто? -нахмурился Алехандро. Хотелось, как можно скорее, решить вопрос и лечь досыпать дальше. Хотя бы четыре часа, чтобы суметь пережить следующий день.
     -Серафим. Я получил от него задание добиться встречи с вами. И теперь он хочет, чтобы я служил передатчиком, позволяющим вам общаться с ним. За выполнение заданий капает немного благодати, но всё равно гораздо больше, чем можно поднять на одной медитации.
     Секунду Алехандро смотрел непонимающе, затем его глаза сузились, а взгляд сделался напряжённым: -Серафим, ты хочешь поговорить со мной?
     -Да, -ответил Кофейный Фред и пожал плечами показывая, что это не он сам сказал 'да', а лишь транслировал ответ Серафима.
     -Что тебе нужно?
     -Хочу спасти Джо Байдена, -устами кофейного Фреда ответила созданная новорождённым богом, до того, как он отправился в своё путешествие к звёздам, сущность. Автоответчик бога. Могильщик американской нации. Тот, чьей задачей являлось проследить за тем, чтобы тут всё прошло как положено. Серафим.
     -Зачем? -спросил Алехандро.
     -Это сейчас неважно.
     -Какая опасность угрожает президенту?
     -Поступающая в здание вода отравлена. Процедура кипячения не убивает яд. Полторы минуты назад президент попросил приготовить ему чашку чая. Прямо сейчас он держит её в руках и вот-вот сделает первый глоток. Поправка, уже сделал. Яд начнёт действовать через семьдесят секунд. Если ничего не предпринимать, президент умрёт через три минуты, плюс-минус двадцать секунд.
     -Что возможно предпринять? -быстро спросил Алехандро.
     -Врачи не успеют ничего сделать. Находящийся при президенте целитель тоже не поможет, уровень его способности 'исцеление' слишком слаб, чтобы справиться с таким сильным ядом. Единственная возможность спасти президента - как можно скорее доставить к нему кофейного Фреда.
     А я как смогу помочь? -Последнее предложение кофейный Фред озвучил уже от себя.
     -Серафим сказал, что я смогу превратить уже попавший в тело президента яд в кофе, -объяснил он напряжённо ожидающему ответа Алехандро.
     Времени продолжать расспросы не оставалось. Буквально схватив кофейного Фреда за воротник, Маойоркас потащил его к президентскому апартаменту. Стоящие на страже агенты попытались ему помешать, но Алехандро только рявкнул на них с такой силой, что агентов вжало в стену. Как будто он тоже обладал какой-то сверхестественной способностью.
     Байден лежал на полу рядом со своей кроватью. Афроамериканский студен с прокаченным до четвёртого уровня 'исцелением' пытался что-то сделать, но безрезультатно.
     -Быстрее, спаси его, -потребовал Алехандро швыряя Фреда на скрючившегося в позе эмбриона Байдена.
     -Что? Как я это сделаю?
     -Серафим сказал, что ты можешь превратить попавший в тело яд в кофе. Сделай это, -в подтверждении серьёзности своих намерений, Алехандро достал пистолет и направил на Фреда. Находившиеся в комнате агенты тоже достали оружие и направили на Майоркаса.
     -Спаси его, -снова потребовал секретарь внутренней безопасности.
     Вбежавший в комнату Уильям Бернс остановился на пороге увидев оружие в руках Алехандро и своих агентов.
     Кофейный Фред наклонился над судорожно пытавшимся вдохнуть Джо Байденом.
      Применить активную способность 'кофейная трансмутация' первого уровня. Выбранный объект трансмутации: яд. Внимание, выбранный объект имеет тип жидкости, затраты на применение способности снижены в десять раз.
     Президент закашлялся и задышал.
     -Что здесь происходит?! -потребовал ответа глава ЦРУ.
     -Президент жив, -констатировал Алехандро убирая так сильно нервирующий агентов пистолет в кобуру. -Срочно проверить воду из водопровода. Если найдутся ещё пострадавшие, несите в общий зал на втором этаже.
     Кофейный Фред с удивлением смотрел на видимую только ему одному надпись: Получено девяносто девять единиц благодати. Текущий уровень благодати: плюс две единицы.
     Хотя яд действовал быстро, но несколько минут форы имелось. Кроме того, на супергероев он действовал слабее, и убивал только лишь в течении получаса. Из девятнадцати пострадавших человек, Фред успел спаси четырнадцать. Единицы благодати лились на него беспрерывным потоком, позволяя всё больше и дальше развивать имевшиеся способности. Не такие уж и бесполезные они оказались, как все думали в начале.
     Закончив с трансмутацией яда в телах пострадавших в кофе, Фред попросил разрешения Алехандро спуститься к водопроводным трубам в подвале бывшей психиатрической лечебницы.
     -Собираешься всю воду превратить в кофе? -поразился масштабам секретарь внутренней безопасности.
     -Только растворённый в ней яд, -улыбнулся Фред.
     -А сможешь?
     -Я стал гораздо сильнее после излечения всех пострадавших.
     Пожав плечами, Алехандро разрешил попробовать. Кофейный Фред спустился в подвал. Приглядывающие за ним агенты вызвали слесаря и тот показал по какой трубе подаётся в здание вода.
      Применить активную способность 'кофейная трансмутация' девятого уровня. Выбранный объект трансмутации: яд. Внимание, выбранный объект имеет тип жидкости, затраты на применение способности снижены в десять раз.
     Фред не видел, но чувствовал, как волна преобразования прокатилась по ведущей в здание водопроводной трубе, вошла в магистральную водопроводную трубу и принялась расходиться в обе стороны, часто отвлекаясь на более мелкие трубы идущие к другим домам или целым жилым комплексам. В той части водопроводной системы, что запитывалась от единой водоочистительной станции весь яд был преобразован в кофейный напиток. В частности, в латте, хотя это совершенно неважно и будучи растворённым в таком объёме воды, вкус практически не чувствовался.
      Получено триста десять единиц благодати.
      Текущие способности : Кофейная трансмутация (10 ур) - преврати что угодно в кофе, но лучше если это что-то с самого начала будет жидким. Кофейная материализация (3 ур) - создавай кофе где угодно и в чём угодно.
      Текущие особенности : задрот - минус 5% к затратам благодати на развитие существующих способностей. Плюс 15% к затратам благодати на приобретение новых способностей.
      Текущий уровень божественной благодати : Плюс четыреста восемь.
      Текущий ранг : старший послушник.
      Текущее отношение помощника (Серафим): любит тебя!
      Возможные действия: использовать активную способность. Развить существующую / получить новую способность. Позвать помощника (Серафим). Сотворить чудо.
     
     Всего от неизвестно как попавшего в систему водоснабжения стойкого к кипечению и бытовым средствам фильтрации яда умерло чуть меньше тридцати тысяч человек. Если бы не вмешательство кофейного Фреда - это цифра могла бы быть в десять раз больше.
     ...
     На внеочередном срочном совещании, кроме президента, присутствовали только два человека: Алехандро Майоркас и Уильям Бернс.
     -Значит я обязан своей жизнью предупреждению, сделанному Серафимом, -подвёл итог Байден. -А теперь, господа, ожидаю от вас ваших версий. С чего бы это наш главный враг, а воспринимать эту сущность иначе я не могу, вдруг начал нам помогать? Кстати, получилось ли повторно связаться с Серафимом? Может быть добиться от него дополнительных разъяснений?
     -К сожалению, автоответчик новорождённого бога отказывается продолжать с нами контакт любыми способами, -ответил Алехандро. -Как-то повлиять на него или заставить невозможно, поэтому остаётся только ожидать следующей, инициированной им, попытки контакта. Что до причин состоявшегося контакта, то позвольте сначала обрисовать сложившееся положение дел, каким видят его мои и Уильяма аналитики с наибольшей вероятностью.
     -Пожалуйста, -разрешил Байден. -Только пусть кто-нибудь принесёт мне воды, но обязательно из запечатанной бутылки. Знаю, что ваш мутант вроде как вычистил водопроводную воду, но я теперь, пожалуй, буду пить только бутилированную воду.
     Дождавшись пока передавший президенту пластиковую бутылку с водой без газа, агент скроется за дверью, Алехандро продолжил:
     -Мои люди и люди Уильяма провели большую работу опрашивая лояльных и нейтральных супергероев о том дне, когда человечество вроде как породило своего первого бога и тот ещё не убрался в космос, решив в начале облагоденствовать породившую его Землю. Обработав массив собранной информации, аналитики пришли к выводу, что новорождённый бог почему-то посчитал США главной угрозой существованию человечества. К счастью или нет, но новорождённый бог оказался очень добрым и поэтому огонь и сера с небес, нашествия саранчи, пробуждение вулканов и прочие катаклизмы Америке не грозят.
     Добрейший бог не способен проклинать, но может одарять. Вот он и одарил случайных людей сверхспособностями, разрешив их действие только на континентальной территории США. Превратившиеся в супергероев люди получили возможность развивать полученные способности, прокачивать их как в компьютерных играх и получать новые. А всей этой системой заведует Серафим. Его для этого создал новорождённый бог, перед тем как покинуть землю и отправиться к звёздам. Аналитики полагают Серафима кем-то вроде искусственного интеллекта не имеющего материального носителя. Он должен строго следовать установленным для него новорождённым богом императивам, но в остальном имеет достаточно свободы воли. Нечто вроде генерала, который не может выбирать с кем воевать, но может выбирать как именно это нужно делать. Словами аналитиков: стратегия задана, тактика вариативна. Сам себя Серафим неоднократно называл автоответчиком бога, отсюда и сравнение его с искусственным интеллектом.
     Мы пока не имеем данных где находится Серафим и чем можно его достать или хотя бы как-то ему навредить. Но и сам Серафим жёстко скован императивами, что прекрасно доказывает исчезновение суперспособностей у героев сразу после того как штат Миссури перестал быть штатом. Серафим вынужден играть честно, тогда как мы можем хитрить и в этом одном я вижу какую-то надежду. Но похоже, что и сам Серафим научился ловчить, не нарушая императивы явно, вместо этого пользуясь обходными путями и неточностями в формулировках.
     -Алехандро, ты противоречишь сам себе, -заметил президент.
     -Ничуть, -ответил секретарь внутренней безопасности. -Основная версия аналитиков состоит в том, что Серафим был создан специально за тем, чтобы проследить за уничтожением США. Но что он будет делать после того как выполнит свою миссию?
     -После того 'как'?! -нахмурился Байден.
     Глава ЦРУ посоветовал: -Успокойтесь, Джо. Мы сейчас рассуждаем чисто гипотетически. Кроме того, ты же знаешь аналитиков, эти ребята не успокоятся пока не рассмотрят абсолютно все версии, какие только могут прийти им в голову.
     -Возможно, -подчеркнул слово голосом Алехандро. -Возможно Серафим осознал, что в случае своей окончательной победы он просто исчезнет в связи с дальнейшей ненадобностью и решил предупредить меня, чтобы я спас вас, господин президент и тем самым не закончил игру слишком быстро. Может быть, начиная с какого-то момента, Серафим понял, что в его интересах как можно дольше затягивать исполнение воли новорождённого бога, одновременно с этим продлевая сроки своего существования.
     -Так, ничего не понимаю, теперь Серафим должен будет играть за США и против супергероев? -попытался разобраться Байден.
     -Нет, господин президент, даже в том случае, если выводы аналитиков на сто процентов верны, Серафим ведёт собственную партию и помогать он будет той стороне, которая ему покажется более слабой и обречённой на скорое поражение. Разумеется, насколько это возможно без нарушения установленных богом императивов. Как образно выразился один из молодых специалистов аналитического отдела: вместо ужасного конца, божественный автоответчик теперь предлагает нам бесконечный ужас. Ужас не имеющий конца.
     Байден возмутился: -Я не позволю!
     -Мы на все сто процентов поддержим вас, господин президент, -заверил Уильям.
     -Какие новости по Миссури? Всё ли готово, чтобы принять его обратно в семью американских штатов?
     -Всё готово, но, -замялся глава ЦРУ. -Жители Миссури не хотят возвращаться обратно. Они успели оценить плюсы жизни без супергероев и теперь настаивают, что вернутся обратно, только когда США окончательно решит супергеройский вопрос.
     -Отправьте туда войска!
     -Проблема в том, что в бывшем штате и так было сосредоточено большое количество войск. И армейцы поддерживают гражданских в нежелании повторно пережить возвращение к суперам их способностей. Хуже того...
     -Что может быть ещё хуже? -спросил президент.
     -На Аляске тоже больше не действуют способности супергероев. Похоже Серафим признал, что она теперь новый субъект российской федерации, а не американский штат. Там сейчас активно действуют так называемые 'вежливые люди' разоружая гарнизоны и воинские части. То есть те, которые уцелели в той вакханалии, которую творили на Аляске местные супергерои.
     -Получается мы потеряли уже два штата, господа, -подвёл итог Байден неожиданно спокойным голосом.
     Как не хотелось Алехандро промолчать, но пришлось внести уточнение: -Три, господин президент.
     -Техас?
     -В ночь с вчера на сегодня проводился общетехасский референдум. Причём не без помощи всё тех же 'вежливых людей' помогавших сдерживать отдельных супергероев. В общем Техас тоже ушёл, господин президент.
     
     ***
     ...В своей огромной квартире в манхэтоновском небоскрёбе, заперев все двери на все замки и подперев, для верности, дверь в спальню стулом и придвинув к ней шкаф, сладко спал Леонардо Ди Каприо. Измученный всеми выпавшими на его долю приключениями в погрузившемся в беспорядки, хаос и супергеройский беспредел городе Нью-Йорке.
     ...Экспериментируюя с новыми уровнями своих сильно прокачавшихся способностей, кофейный Фред направил руку в стену и мысленно приказал: кофейная трансформация.
      Объект имеет тип твёрдого тела разнородной структуры, затраты на применение способности увеличены в 5-ь раз.
     Изучив образовавшуюся в стене сквозную дыру со следами пролившегося кофе в которую превратилось двадцать сантиметров укреплённого арматурой бетона, Фред Уокер совсем по-новому взглянул на кофейного Фреда.
     -Похоже, что твои способности могут пригодиться в боестолкновении, -заключил он.
     -Это ещё что, смотри как я теперь умею, -с гордостью заявил учёный создавая вокруг себя чёрный шар кофейного щита. -Держит пистолетную пулю в упор и пулю из штурмовой винтовки с расстояния в сто метров и дальше.
     -А это кофейные щупальца, -объявил довольный Фред, выбрасывая вперёд руку, которая, удлинившись, ударила по столу, разрубив его на две половинки.
     -Нашумели, -сказал Уокер. -Сейчас набегут агенты. Будешь им объяснять про свои щупальца, доктор кофейный осьминог.
     Следуя его словам, в дверь нервно постучали.
     -Всё в порядке! -крикнул им Фред. -Просто экспериментируем со своими способностями. И можно нам новый столик? Старый, гм, оказался непрочным.
     ... Деррик Хотвенфилд, чей яд убил порядка тридцати тысяч нью-йоркцев, до того как кофейный Фред обезвредил его, определённо сделался самым удачливым человеком на земле. Кроме бафа на удачу, он получил возможность вешать дебаф на критическую неудачу.
     Для пробы Деррик навесил дебаф на молодого афроамериканца на свой страх и риск решившего выйти из дома и сейчас торопливо возвращающегося обратно с новейшей игровой консолью в руках. Споткнувшись на ровном месте, негр упал, в падении вывернув лодыжку. Упавшая сверху на него коробка с игровой консолью умудрилась сломать ему руку.
     Продолжая эксперимент, Деррик навесил на свою жертву баф на удачу максимально возможной силы. Спустя несколько минут стонущего вора подобрала каким-то чудом оказавшаяся поблизости, и вообще решившаяся выехать на рейс, машина скорой помощи. Надо полагать, что дальше его отвезут в безопасное место и окажут помощь. Эксперимент можно считать удившимся. И хотя Деррик ожидал гораздо большего эффекта, но и того, что он уже получил, можно считать вполне достаточным.
     Достаточным для чего?
     Разумеется, чтобы громко заявить о себе на улицах медленно умирающего без притока ресурсов извне города. В прежней жизни Деррик был скромным и нелюдимым. Но те времена давно прошли и теперь он намеревался блеснуть так ярко, что само солнце на его фоне должно будет показаться тусклой звёздочкой.
     ...В роскошном номере роскошной гостиницы, Элизабет Олсон вполне искренне поцеловала в щёчку Хилтона Чапсона, сказала ему 'пока-пока' и с облегчением закрыла за ним дверь номера. Она не знала, хватит ли у неё сил, чтобы когда-нибудь ещё раз открыть эту дверь даже для того, чтобы просто выйти в коридор. В копилку её личных страхов отныне добавились преследующие ещё негры-невидимки. И она вполне понимала, что ещё легко отделалась. Могло быть гораздо хуже, окажись на месте Хилтона кто-нибудь с более специфическими вкусами.
     Чапсон сказал ей, что суперы - это не какие-то там монстры, а обычные люди, только получившие способности и ошалевшие от вседозволенности. Но Элизабет не была готова с ним согласиться. Может быть некоторые или даже многие из ставших супергероями всегда являлись монстрами, только раньше они вынуждено мимикрировали под нормальных людей, а сейчас необходимость в мимикрии отпала и тогда наружу вылезли сидевшие всё это время внутри них чудовища.

Глава 8. Голодные игры на улицах Нью-Йорка

     Историческая справка:
     Вооруженная интервенция США в Панаму в 1989-ом, захват президента Норьеги (до сих пор содержится в американской тюрьме). Погибли тысячи панамцев, в официальных документах их число сокращено до 560. Совет Безопасности ООН практически единодушно высказался против оккупации. Соединенные Штаты наложили вето на резолюцию Совета Безопасности.
     Исчезновение советского противовеса, вопреки всем ожиданиям, что подобная ситуация избавит США от необходимости проявлять воинственность, привело к тому, что 'впервые за долгие годы Соединенные Штаты смогли прибегнуть к силе, не беспокоясь о реакции русских', - как сказал после оккупации Панамы представитель Госдепартамента США.
     Оказалось, что предложенный после окончания холодной войны администрацией Буша проект выделения бюджетных средств на нужды Пентагона - уже без предлога 'русские идут' - оказался еще больше, чем прежде.
     
     Место действия: Нью-Йорк.
     Время действия: день девятый, после. Шесть часов утра.
     
     Раннее утро, большой город спит. Утомились ночные банды, куролесившие до четырёх часов утра. Расслабились гражданские жители, сделавшиеся заложниками ситуации и радующиеся, что без потерь пережили ещё одну ночь. Хотя и не все без потерь. И не все пережили.
     Всё больше жёлтых листьев лежит на асфальте. Деревья, большей частью, ещё зелены, но жёлтые полосы, словно седые пряди в волосах, как будто бы немо свидетельствуют о пришествии осени. А за осенью, как всем известно, приходит черёд зимы.
     Тротуары завалены мусором. То тут, то там попадаются одинокие, словно изгнанные из лесных стай волки, чернеющие остовы сгоревших уличных магазинчиков, киосков, а иногда и целых домов. В торговых центрах выломаны двери и выбиты окна. Осколки так и продолжали лежать внизу, а в пустых проёмах окон гулял ветер.
     В воздухе смешиваются запах сгоревшей резины и слабый запах гнили. Прошло всего несколько дней, а город уже начинает задыхаться в произведённом им самим мусоре. Но это пока не главная проблема. И даже попадающиеся иногда ни улицах трупы не основная проблема замершего на пороге агонии города.
     Автоколонна, состоящая из двух десятков армейских грузовиков, двух танков в начале и в конце колонны и десятка бронетранспортёров, остановилась на въезде в город по одной из основных автомагистралей. Из бронетранспортёров принялись выгружаться солдаты. Часть из них заняла позиции сверху на машинах, часть готовилась двигаться впереди головного танка, осматривая джунгли из стекла и бетона на предмет неожиданных опасностей.
     Пока умники из особого отдела перспективных разработок при федеральном бюро расследований выгружали и настраивали боевых роботов, капитан Грэг Ковлов мрачно курил, высунувшись по пояс из бронетранспортёра. Рядом на броню запрыгнул солдат. Здоровенный афроамериканец, полностью облачённый в броню спецподразделений, только открытое забрало шлема позволяло рассмотреть белоснежную улыбку на чёрном, как смола, лице. Усиленная штурмовая винтовка в лапах афроамериканца казалась маленькой и лёгкой.
     -Сэр! -поприветствовал капитана солдат, цепляя себя к броне карабином, чтобы не бояться слететь и иметь возможность вести огонь с обоих рук, при необходимости.
     Грэг кивнул и протянул пачку с сигаретами афроамериканцу. Тот, не чинясь, взял одну и дальше они дымили уже вдвоём: мрачный капитан и продолжающий улыбаться так ярко, словно у него во рту светила лампочка, афроамериканец.
     Тем временем умники разобрались с боевыми роботами и железные карлики, на гусеничном ходу, ростом примерно по пояс взрослому человеку, принялись один за другим съезжать с платформы и окружать замершую перед въездом в город автоколонну. Мобильная огневая платформа - так вроде бы назывались эти стальные уродцы. Каждый вооружён лёгким пулемётом и парой управляемых или неуправляемых ракет. Имеющийся в роботах заряд для самоуничтожения позволял им выполнять функции самоходных мин. Крайне дорогостоящих и сложных в производстве мин. Управлял роботами искусственный интеллект роевого типа. То, что видела одна платформа, видели и остальные. Будучи включены в общевойсковую сеть, могли подсвечивать цели для боевой техники или сами работать по получаемым целеуказаниям. В общем отличная штука, которая должна будет изменить положениt на поле боя будущих войн, если верить умникам из отдела перспективных разработок при федеральном бюро расследований.
     Так как никто раньше не предполагал, что американцам придётся воевать на своей территории, то сейчас боевые роботы настроены действовать в режиме контртеррористической операции. Как всё пойдёт дальше, никто не ведал, но у капитана Грэга Ковлова были дурные предчувствия.
     -Чёрт, я вообще голосовал за Трампа, какого хрена я тут делаю? - в очередной раз задал себе вопрос капитан и в очередной раз не нашёлся с ответом.
     Скуренный до фильтра окурок полетел в траву.
     Роботы, словно деловитые муравьи, выстаивались в походный порядок. Движение по городу - настоящий кошмар для водителя любой бронетехники. Кто только мог представить, что когда-нибудь они будут входить в пригороды Нью-Йорка как во вражеский город.
     По колонне пришла команда: -Начать движение.
     Стронулись с места колёса машин и бронетранспортёров. Застучали подошвами сопровождающие колонну солдаты. С чуть слышным гудением закрутились гусеницы карликовых боевых роботов. Грозно рыкнул мотором, трогаясь с места, танк. Со скоростью быстро идущего человека автоколонна принялась втягиваться в городские джунгли.
     -Включай запись, -приказал Грэг Ковалов.
     -Внимание, граждане! Это продовольственная автоколонна. Каждый может получить в одни руки запас еды, воды и медикаментов. Следуйте к ближайшему пункту раздачи, как только они будут организованы, после чего возвращайтесь домой. До прекращения беспорядков рекомендуем вас находиться дома и выходить на улицу только по необходимости. Внимание граждане! Это продовольственная автоколонна.
     И так дальше, запись крутилась по кругу.
     Если на дороге встречался заслон из брошенных или столкнувшихся автомобилей, то идущий впереди танк расталкивал их, образуя проход. Достигнув первой намеченной точки, за которую была принята площадь имени Кеннеди, капитан Грэг приказал выставить первый пункт раздачи. Один из грузовиков остановился, вместе с ним остались десяток солдат, пара роботов и один бронетранспортёр.
     Внимание, граждане! Это продовольственная автоколонна...
     По совместно разработанному ЦРУ, ФБР и армейскими генералами плану, возвращение контроля над крупными городами следовало начинать с раздачи еды и воды. Таким образом супергерои не должны были видеть в них прямую угрозу.
     В один только Нью-Йорк этим утром вошли сразу три продовольственные автоколонны с разных концов города. Оставалось понять - согласятся ли захватившие город банды и супергерои на присутствие солдат, при условии, что те будут раздавать продовольствие и питьевую воду.
     Ещё одна контрольная точка и ещё один грузовик и десяток солдат остаётся разбираться с взбудораженными новостями о раздаче правительством еды местными жителями.
     Дальше их уже ожидали.
     Ещё раз спросив себя 'что, он тут делает', капитан Ковалов выбрался из остановившегося бронетранспортёра и вышел к комитету по встречи организованному местными бандитами. Двое, перегородивших колоне дорогу, явно были супергероями. Вокруг парня мерцал и искрился воздух, не давая толком рассмотреть черты его лица, а девушка играла с шаром будто бы слепленным из сотни золотистых молний, перебрасывая его из руки в руку и без особого страха поглядывая на остановившийся в ста метрах от неё танк.
     Сделав знак, что пойдёт один, Грэг подошёл к этим двоим на расстояние разговора. Кто бы знал, как ему не хотелось этого делать, но поступить иначе означало проявить трусость и почти наверняка завалить намечающиеся переговоры.
     -Капитан Грэг Ковалов, -представился он.
     -Солдатик, -произнесла девушка в очередной раз перебросив переливающийся всеми оттенками золотого и чуть слышно шипящий шар из одной руки в другую. -Что тебе надо в нашем квартале, солдатик?
     -Мы находимся на территории города Нью-Йорка, -нейтральным голосом ответил Грэг. -При всём уважении, мисс, не думаю, что конкретно этот квартал принадлежит именно вам.
     -Принадлежит, -подал голос парень. -С тех пор как такие же как ты солдатики драпали, бросая каски и автоматы и чуть не выпрыгивая из сапог, а полиция сбежала гораздо раньше. С тех пор мы защищаем этот район.
     Грэг спросил: -От кого вы его защищаете?
     -От старого пердуна Байдена, -улыбнулась девушка.
     -От педрилы де Блазио, -уточнил парень, упоминая мэра города. -От всех тех, кто сбежал, роняя штаны, бросив сотни тысяч людей на произвол судьбы.
     -Моё присутствие доказывает, что правительство не бросило вас, ребята, -попытался воззвать к логике капитан.
     Девушка покачала головой: -Возможно, но теперь мы сами по себе.
     -Я только привёз еду, воду и медикаменты. Позвольте раздать их людям.
     -Давайте всё нам, и мы раздадим сами, -предложил парень.
     Грэг сделал вид будто задумался, хотя, на самом деле этот и ещё пара десятков различных диалогов были проработаны умниками из ЦРУ заранее. Ему только пришлось заучить все вопросы и ответы.
     -Давайте сделаем так, -предложил Грэг. -Вы показываете где тут можно остановиться и не препятствуете людям подходить за едой, а за это вы двое получаете по полсотни комплектов еды и воды на каждого, по рукам?
     Суперы переглянулись, потом парень уточнил: -Сотню комплектов каждому.
     -Идёт, -Грэг поморщился. Получилось не слишком натурально, но они, вроде бы, поверили.
     Этот район пройден, уменьшившаяся ещё на один грузовик колона вошла в следующий. Хорошо, что получилось договориться с бандой, но рано или поздно, всегда найдутся отморозки, которые не захотят или даже не статут и пытаться договариваться.
     Трещащий под танком асфальт пошёл рябью, будто разом превратился в жидкость. Не успев проехать и полметра, тяжёлая машина принялась тонуть в ставшем похожем на нагретый пластилин асфальте. Яростно взревел мотор, ускорили вращение гусеницы, но это ни к чему не привело. С идущего сзади бронетранспортёра выпустили дронов. Выпускать их раньше значило только зазря дразнить супегероев. А сейчас как бы уже не было бы слишком поздно.
     Лежавшие в тёмных закоулках кучи мусора зашевелились. Из них поднимались безглазые каменные големы ростом метра по четыре каждый. Пули из солдатских штурмовых винтовок только выбивали щепотки каменной пыли. Но заработавший с бронетранспортёров тяжёлые пулемёты довольно успешно разрезали высунувшихся из спешно организованной засады големов.
     Судя по всему, танк прекратил тонуть, уйдя в ставший снова твёрдым асфальт до половины башни. Продолжавший оставаться под защитой брони, Грэг увидел через навешанную на одного из бойцов камеру как нечто чёрное и быстрое, словно гигантская многоножка, пробежала по стене ближайшего дома, а потом прыгнула, разрывая ближайшего солдата на части. Точнее эта штука была похожа даже не на саму многоножку, а скорее на тень гигантской многоножки, полностью плоская, как будто даже двухмерная, она приобретала объём только когда изгибалась, готовясь напасть на очередную жертву.
     По камере на другом бойце, Грэг увидел, как один из солдат тревожно озирался, не видя, как его собственная тень вдруг дёрнулась, съёжилась и вдруг перекатилась ему за спину, а потом разом поднявшись, точно чёрный силуэт человека схватила того за горло и начала душить своего хозяина.
     Застрекотали пулемёты роботов, разрезая потоком пуль вдруг ожившие тени. Пока люди ошарашено крутили головами, пытаясь отыскать источник опасности, машины всадили по десятку пуль в каждую тень, включая и свои собственные. К счастью этого хватило. Если у тени не получилось ожить один раз, то второй раз она попытки не делала и смирно лежала у ног своего владельца.
     Пришёл сигнал от дрона, сумевшего засечь на соседней улице странного человека, замершего с поднятыми руками. Вокруг него крутились множество теней, создавая подобие водоворота.
     По текущим временам 'странный' это значит опасный. Лёгкий дрон не имел оружия, но прекрасно послужил корректировщиком огня. Пара дорогостоящих управляемых ракет, предназначенных вообще-то для того, чтобы уничтожать ещё более дорогостоящие 'умные' танки потенциального противника упали на голову повелителю теней. Навсегда похоронив опаснейшего супергероя и заодно миллион долларов налогоплательщиков, вложенный в производство этих двух ракет.
     Но, похоже, в решивший поиграть в разграбление каравана банде имелось ещё несколько суперов. Повелителя теней они прикончили. Погонщик каменных големов, потеряв своих созданий, ничем себя более не проявлял. А вот тот супергерой, который заставил асфальт сделаться жидким и практически проглотить впередиидущий танк, теперь создал волну из асфальта и обломков плитки. По улице, в направлении замерших солдат катился земляной холм и под прикрытием этого холма, защищённые от прямого огня шли четверо супергероев в окружении пары десятков каменных големов.
     Ещё одна дорого стоящая американским налогоплательщикам управляемая ракета отправилась в полёт по целеуказанию сумевшего подобраться сбоку робота, но за миг до попадания суперы окутались дымкой защитного поля и взрыв только выбил окна и частично разрушил ближайшие дома, а им не причинил никакого вреда.
     Наблюдая картину через камеру робота, Грэг Ковалов подумал, что вот оно, то самое, что мерещилось ему со вчерашнего дня, когда он получил приказ возглавить одну из автоколонн, идущих в Нью-Йорк.
     -Надо было дезертировать, как практически две-трети сослуживцев, -угрюмо подумал Грэг. -Был бы сейчас на полпути в Канаду или в Техас. С тех пор как тот перестал быть штатом, а объявил себя независимой техасской республикой, там способности супергероев больше не действуют. Проклятое чувство долга. И к чему оно привело? Через пару минут четвёртка тех уродов, наверняка бывших клерков или офисных задротов, перемелет его и ещё почти сотню отличных ребят в кровавый фарш просто мысленно выбрав пункт 'применить способность' в своём проклятом интерфейсе.
     Определённо надо было бежать в Канаду - успел подумать капитан.
     Затем несущий на скорости лениво крутящего педали велосипедиста земляной ком, состоящий из потрескавшегося асфальта, переломанных коммуникаций, земли и песка догнал разбегающихся кто-куда солдат, толкнул в спины и похоронил под собой передние машины.
     ...
     -Сэр, -обратился у Уильяму Бернсу, главе ЦРУ, помощник. -Колонна номер один вступила в бой. Командующий автоколонной капитан Грэг Ковалов докладывает о серьёзном противодействии. У них тяжёлые потери.
     -Направьте им в помощь спецотряд, -отдал приказ Бернс. - И передайте остальным колонам замедлить движение, второго спецотряда у нас нет. Если ввяжутся в заварушку, то помочь будет некому.
     -Есть, сэр! - отчитался помощник. -Колонны номер два и три приостанавливают продвижение. Спецотряд отправлен на помощь автоколонне капитана Ковалова.
     ...
     Брошенный в них супером земляная волна полностью похоронила и без того провалившийся по самую башню в асфальт танк, перевернула впередиидущий грузовик, развернула и протащила метров десять бронетранспортёр с Грэгом внутри, раскидали и частично засыпала личный состав и карликовые боевые роботы. Впрочем, последние, принялись тут же ловко выкапываться. Действовали они на порядок быстрее дезориентированных солдат.
     Поэтому роботы первыми и встретили огнём приблизившихся под защитой земляного вала супергероев. Тех было всего четверо, но стоили они явно не меньше полноценного армейского корпуса. Повелитель каменных големов подгонял два десятка своих безглазых подделок, держась у них за спиной. Лёгкие пулемёты боевых роботов довольно неохотно крошили камни из которых состояли тела големов, а использовать ракеты в такой близости от себя и от союзников запрещали протоколы безопасности.
     Трое других супергероев предпочитали держаться вместе. Молодая девушка с вдохновенным выражением лица, как будто она сейчас читала стихи или рисовала картину, продолжала удерживать щит, прикрывая товарищей. Двое парней-латиносов, похожих друг на друга как братья или выходцы из одного района и из одной банды, метали в роботов и пытавшихся оказать сопротивление бойцов огненные сферы. При попадании такой сферы в человека, он мгновенно сгорал, бронежилеты последнего поколения нисколько не помогали. Если же шар попадал в робота, то тот либо замирал на месте обугленной кучкой, либо взрывался.
     Сначала казалось, что суперегрои в миг сомнут разобщённых защитников продовольственного конвоя, но вот сориентировался стрелок в одном бронетранпортёре и его тяжёлый пулемёт принялся косить подобравшихся вплотную големов. Выбирающиеся из похоронившего их земляного вала солдаты включались в бой. Наконец идущий в арьергарде колоны и до этого не принимавший никакого участия в боестолкновении танк сумел сделать прицельный выстрел. Щит лопнул. Державшая его девчонка упала, но прежде чем супергероев успели добить, между ними и защитниками колоны выросла ещё одна земляная стена и все выпущенные пули завязли в ней. Под прикрытием стены, парни-латиносы оттащили девчонку за угол дома, через несколько секунд она очнулась и снова подняла щит.
     -Сейчас мы тебя, дорогая, -прошептал сквозь стиснутые губы Грэг. Это благодаря его усилиям целеуказание ушло к стрелку замыкающего колонну танку и тот смог положить снаряд ювелирно, не причинив окружающим домам слишком больших разрушений.
     Если получится провернуть ещё один такой финт, то, может быть, с державшей щит девчонкой выйдет разобраться, а без неё и остальные станут в разы менее опасными. Плохо только, что где-то сидит ещё один, тот, который управляет землёй и где он засел совершенно непонятно.
     Тем временем, потеряв все големов, погонщик сам превратился в каменного великана. Во множестве валяющиеся в округе куски асфальта и тротуарной плитки образовали что-то вроде каменного доспеха с заключённым внутри телом погонщика. Получившийся великан был высотой не менее шести метров и двигался гораздо быстрее медлительных големов. Схватив перевёрнутый грузовик, он метнул его в не успевших разъехаться роботов, придавив сразу четверых.
     Бронетранспортёр перенёс огонь из тяжёлого пулемёта на него, выбивая фонтан каменной крошки, однако супергерой успел подставить руку, защищая живот с находящимся там своим собственным телом и свободной рукой метнул в бронетранспортёр обломок железной трубы. Водителю пришлось резко сдать назад, уворачиваясь и прицел стрелка оказался сбит. А секундой позже в бронетранспортёр попал огненный шар одного из бартьев-латиносов. Управлявший тяжёлым пулемётом стрелок страшно закричал. Грэг буквально выдернул водителя за шкирку и вместе с ним они едва успели выпрыгнуть из загоревшейся машины.
     Когда капитан Ковалов проморгался и смог удивиться тому факту, что до сих пор ещё жив, перед ним предстало самое занимательное зрелище, которое он только мог бы себе вообразить. Похоже к ним подошло обещанное начальством подкрепление, но что за подкрепление это было. Впервые услышав о специальном отряде, готовом прийти на помощь, если какая-то из продовольственных колон завязнет и не сможет выбраться собственными силами, Грэг, в первую очередь, подумал о вертушках. Шесть или восемь вертолётов вполне могли бы организовать высокомобильное прикрытие с воздуха. Правда низколетящие вертолёты, также, как и танки, очень уязвимы в условиях плотной городской застройки. Но вряд ли у командования завалялись в рукаве что-то большее, чем пара-тройка вертушек, -думал Грэг. -А может быть слова о таинственном спецотряде готовом прийти на помощь и вовсе был чушью, призванной мотивировать их без страха входить в распахнутую пасть огромного города.
     Но нет, обещания командования оказалось совсем не чушью, как опасался капитан Ковалов. Правда вертушки не прилетели. Вместо них появились пара бронированных автомобилей, благоразумно остановившихся в некотором отдалении. Из машин выскочили десяток человек в военной форме, без знаков различия, только на груди у каждого вышита большая буква 'С' на фоне поставленного на один из углов чёрного ромба.
     Десять человек, какая же это подмога?
     Но в том-то и дело, что это были совсем не обычные люди.
     Двое из них, встав словно на стрельбище, принялись методично класть одну за другой пулю в удерживаемый девушкой щит, вынуждая её прикладывать все силы для поддержания щита и не позволяя отвлекаться. Причём от каждого из их выстрела, по щиту пробегали фиолетовые волны и похоже удерживать непрекращающийся обстрел этих двоих, девушке было как бы не тяжелее, чем сдержать прямое попадание управляемой ракеты.
     Ещё двое из прибывших бросились оказывать помощь людям капитана Ковалова. Если только боец был жив, то они ставили его на ноги в течении пары минут, невзирая на сложность ран. Капитан мог поклясться, что у одного из его бойцов выросла новая рука, взамен оторванной земляной волной, чего уж там говорить о переломах или иных внутренних повреждений.
     Один из 'своих' супергероев, а все члены пришедшего на помощь спецотряда явно были суперами, выпустил из двух рук две тёмно-коричневые струи длинной метров по тридцать и размахивал ими, мордуя каменного великана в которого превратился погонщик големов. Вокруг резко запахло свежесваренным кофе.
     Ещё один супер, видимо специализирующийся как боец ближнего боя, чередой коротких мерцаний, перемещаясь за раз на десять - пятнадцать метров, достиг защитного купола с неимоверным трудом удерживаемого девушкой и в следующий раз появился уже внутри купола. Там он метнул нож в первого попавшегося латиноса, пока тот падал, хватаясь за горло схватился со вторым, но вдруг тот, в которого он бросил нож, пропал, а рядом появилась его точная копия. Похоже там было не двое братьев-латиносов, а всего один, умеющий, кроме как бросать огненные сферы, ещё и раздваиваться.
     Тут уже работающему на правительство суперу-мерцальщику пришлось туго. Он оказался вынужден сражаться сразу против двух, причём если он убивал одного из клонов, не важно какого, рядом появлялся новый.
     К счастью силы удерживающей щит девушки закончились. Полупрозрачная молочная пелена исчезла, а она сама повалилась без сил. Тотчас стрелки, удивительно точными выстрелами, прикончили обоих клонов и новые не появились. Видимо секрет победы над умеющим раздваиваться противником был в том, чтобы прикончить одновременно обе его копии.
     Погонщика големов выковыряли из его каменной скорлупы. А вот умеющий управлять землёй хитрец исчез. Скорее всего он всё это время сидел где-то у них под ногами, а когда понял, что расклад сил изменился, уплыл через землю, как через воду, не показываясь на поверхности. Крайне опасный противник. И хитрый, вдобавок.
     -Как дела, капитан? -к Грэгу подошёл работающий на правительство супергерой.
     Ковалов мрачно посмотрел на подошедшего супера, но постарался напрячься и выдавить из себя улыбку. Пусть он, как обычный человек, не любил всех уродов-суперов скопом, но конкретно эти уроды спасли жизнь ему и как минимум половине находившихся у него под началом людей.
     -Спасибо ребята.
     -Не за что, одно дело делаем.
     В ответ на это заявление Грэг поперхнулся, но промолчал.
     -Я Уокер. Фред Уокер, -представился супергерой. -Кстати, вон тот парень тоже Фред, но мы все зовём его Кофейный Фред. Догадываешься почему?
     -Так те щупальца действительно были сделаны из кофе? -удивился Ковалов. -Иисус всемогущий, какой бред!
     -Зато мы всегда можем выпить после боя чашку горячего, свежего кофе, держи, капитан, -Уокер протянул ему полулитровый пластиковый стакан. Запах от него шёл просто ошеломительный.
     -Эй, кофейный Фред, -позвал кто-то из суперов своего товарища. -А жаль, что ты не попросил себе способность создавать чистый ирландский виски.
     Похоже шутка прозвучала далеко не в первый раз, но стоящий рядом с Грэгом супергерой Уокер добродушно усмехнулся.
     Капитан сделал глоток из поданного стаканчика. Подумал, сделал ещё один и тогда, первый раз за последние три дня, несмело улыбнулся.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк. Статен-Айленд, бывшая психиатрическая лечебница, а ныне временная штаб-резиденция американского президента.
     Время действия: день девятый, после. Четырнадцать часов дня.
     
     Старый лифт, сделанный, наверное, лет тридцать назад, скрипел, стонал, но исправно тащил кабину наверх. Окружённый охранниками президент Соединённых Штатов Америки бездумно смотрел в стену, как будто видел там решение всех вопросов.
     Когда лифт открылся и все приехавшие вышли, двери дёрнулись, в попытке закрыться, но вдруг разошлись обратно, словно мимо датчика, регулирующего закрывание и открывание дверей лифта прошёл кто-то ещё. Впуская президента и охраняющих его агентов в зал, назначенный залом для совещаний, охранник придержал входную дверь чуть дольше положенного. Если бы кто-нибудь спросил его в тот момент, зачем он это сделал? То охранник, наверное, даже не понял о чём его спрашивают.
     -Господа, -кивнул Джо Байден уже ожидавшим его в зале для совещаний секретарю внутренней безопасности Алехандро Майоркасу, главе ЦРУ Уильяму Бернсу, нескольким людям в военной форме. -Скажите, нас можно поздравить?
     Алехандро посмотрел на Уильяма, тот на военных, а военные принялись активно переглядываться между собой. Наконец тот из армейцев, кто имел знаки различия полковника встал и доложил: -Господин президент, результаты операции 'троянский хлеб' неоднозначно...
     Встрепенувшийся глава ЦРУ поторопился перебить: -Практически во всех намеченных городах получилось закрепиться, создав временные пункты раздачи продовольствия и медикаментов. Согласен, в некоторые районы по-прежнему нет доступа и порой возникали определённые трудности...
     -Семь продовольственных колонн полностью уничтожены, ещё около десятка частично разграблены, -уточнил не умеющий или не желающий понимать намёков полковник.
     -Как я уже говорил, в ряде случаев наши инициативы встречали сопротивление, -поспешно продолжил Уильям Бернс. -Но так или иначе, армия снова смогла обозначить своё присутствие в Нью-Йорке и других крупных городах. Люди видят, что правительство проявляет о них заботу и охотно идут на контакт.
     Сообразив, что он стоит здесь как монумент Вашингтону между Белым домом и Капитолием, полковник замолчал и сел.
     -Что со второй частью плана? -спросил Байден.
     -Господин президент, вы должны понимать, что прошло ещё слишком мало времени. Пусть люди привыкнут к тому, что солдаты раздают еду. Потом уже можно будет переходить к вербовке огромного множества нейтральных супергероев, упирая на патриотизм, предлагая вознаграждение, обещая помочь в прокачивании способностей и так далее.
     -Мы должны как можно скорее увеличить число лояльных суперов, -напомнил президент.
     -Нельзя торопиться, -покачал головой Алехандро. -После недавних событий, в народе бродят противоречивые настроения. Довольно многие негативно настроены к правительству и к вам лично, господин президент. Если попытаться надавить на них прямо сейчас, объявляя их мобилизованными, то нейтральные супергерои могут просто посмеяться на над нами и снова залечь на дно или, хуже того, влиться в криминальные и антиправительственные силы.
     Байден сказал: -Держите этот момент на контроле.
     -Разумеется, сэр! -чуть ли не хором отозвались Алехандро и Ульям.
     Взгляд президента пробежался по военным: -Господа, почему я не вижу здесь никого в звании выше полковника? Где все генералы?
     Военные снова начали переглядываться, а тот же самый полковник повторно встал и чётко доложил: -Их нет.
     -То есть как это 'нет'? -удивился Байден.
     -Большая часть челнов высшего командного состава оказалась недоступна.
     -Кто же тогда разрабатывал операцию с продовольственными автоколоннами?
     -Если позволите, то это был я и ещё несколько человек в званиях от майора до полковника, -пояснил военный.
     -Но где же генералы Даунфорд, Раймонд Томас, Вотел? -переспросил президент.
     Глава ЦРУ негромко кашлянул, привлекая внимание: -Согласно полученным моими людьми сведениям, Даунфорд остался в Миссури, Вотела и Скапарроти заметили в Канаде. Джон Хайтен, управляющий стратегическим командованием, вчера официально стал министром обороны Новой Техасской Республики. Насчёт остальных сведений пока нет.
     Байден какое-то время смотрел на Уильяма, словно афроамериканец каким-то чудом оказавшийся на лекции по квантовой механики, потом разозлился и с чувством ударил стол кулаком: -Проклятые дезертиры!
     -Но, хотя бы солдаты, простые американские парни, в отличии от разжиревших генералов, остаются верны своей стране, -с чувством сказал Алехандро.
     Подполковник нахмурился ещё сильнее. Глава ЦРУ делал ему с другой стороны стола страшные глаза.
     Несколько раз сжав и разжав кулаки, президент несколько успокоился: -Ладно, с этими предателями разберёмся позже. Уильям, твои люди собрали информацию по потерявшим способности супергероям в отделившихся штатах? Что с ними происходит?
     -Информация собирается, однако предварительные выводы уже можно сделать. Как только территория перестаёт быть частью США, оказывающиеся на ней суперы теряют доступ к так называемому интерфейсу, а так как все способности и особенности завязаны на нём, то они также перестают работать. Однако все сделанные улучшения сохраняются в полном объёме.
     -Поясни? - не понял президент.
     Уильям мельком глянул в лежавшие перед ним бумаги: -Среди ставших супергероями примерно пять процентов лиц старше шестидесяти лет. Почти всегда первым чудом, которое они совершают, является собственное омоложение. Довольно часто супергерои, накопив благодати, омоложивали своих родителей, излечивали больных родственников и так далее. Вылеченные с помощью предоставленной Серафимом опции 'сотворить чудо' люди так и остались здоровыми после отделения Миссури и самоотделения Техаса. Омолодившиеся старики сохранили волшебную молодость. Более того, сотворённые с помощью 'чуда' предметы также продолжают существовать.
     -Предметы? -удивился Алехандро.
     -Мои люди раскопали несколько случаев, когда отдельные чудики тратили прорву благодати на сотворение через чудо точной копии какой-нибудь коллекционной ерунды, вроде существовавшей в единственном экземпляре редкой марки или коллекционной монеты, -пояснил Уильям. -Все эти предметы остались в реальности после того как Техас провозгласил, что больше не является частью СЩА.
     -Разрешите, сэр? -подал голос один из военных.
     Уильям кивнул и тот продолжил: -Пробовал ли кто-то, как вы говорите, создать через чудо что-то, не существовавшее до этого момента, например, какое-нибудь лекарство или, может быть, прибор. То есть нечто обладающее сложной внутренней структурой до этого момента не существующее, но что можно попробовать воспроизвести, тщательно исследовав действующий образец?
     -Вы широко мыслите, майор, -похвалил глава ЦРУ. -К сожалению, целенаправленные эксперименты на эту тему не проводились. Лояльным супергероям мы не можем позволить тратить столь большие объёмы благодати на отвлечённые эксперименты, а о том проводил ли их кто-то из множества нейтральных супергероев мне неизвестно. Но я обязательно передам ваши соображения аналитикам, майор.
     -Благодарю, сэр!
     -Значит способности супергероев исчезают, а улучшения, к числу которых можно отнести и омоложение, остаются, -задумчиво подвёл итог Алехандро. -С этим можно работать. Как считаешь, Уильям?
     -Совершенно верно, Алехандро. Я всегда говорил, что мы зря воспринимаем появление Серафима и нашествие супергероев как безусловное зло, с которым обязательно следует бороться вплоть до окончательной победы. Нужно становиться более гибкими и не забывать об открывшихся перед нами возможностями. В конце концов любая монета имеет две стороны, а любая палка - два конца.
     -Хватит говорить о палках, монетах и концах, -оборвал начавшуюся дискуссию Байден. -У нас вот-вот развалиться страна и все супергерои исчезнут сами собой. Три штата уже потеряли и в большинстве оставшихся ситуация близка к катастрофической. Армия, как я понял, заражена повальным дезертирством. О полиции и говорить нечего. Единственная надежда - в самое ближайшее время в разы увеличить число лояльных супергероев, уговаривая любого, кто до этого момента, оставался нейтральным исполнить его гражданский долг и встать на защиту страны. Ути-пути, дорогой американский гражданин, мы тебя очень просим сделать то, что ты должен сделать без всякого напоминания. Подними своё набитое гамбургерами брюхо, обтянутое цветным трико, иди к правительству и спроси у него - что ты можешь сделать, чтобы тут не полетело всё к чертям в ад.
     Задохнувшись от слишком эмоциональной речи, Байден закашлялся.
     За его кашлем не сразу разобрали ленивые хлопки в ладоши. Да и сложно было предположить, что на внутреннем совещании кто-нибудь из допущенных на него высоких лиц осмелиться так лениво и презрительно аплодировать словам произнесённым главой государства.
     Стоящие за спиной президента агенты принялись крутить головами.
     Как-то неожиданно для всех сразу, в дальнем конце стола обнаружился ещё один человек. Оставалось только удивляться почему никто не увидел его до этой самой секунды.
     Хлопающий в ладоши был неопределённого возраста. Молодой мужчина или уже престарелый юноша - непонятно. Одет в дорогую одежду, но опытному взгляду видно, что носить её он не привык и вся одежда новая, ещё топорщится острыми складками тут и там. Должно быть позаимствовал буквально на днях в любом из разграбленных магазинов. Лицо невнятное, слабо выделяющееся. Даже после поверхностного взгляда остаётся лёгкое ощущение гадливости и почему-то хочется вытереть руки платком.
     Странный тип закончил изображать хлопки в ладони и не менее издевательски кивнул Байдену: -Господин президент.
     Направленные на него пистолеты охранявших президента агентов необычного гостя нисколько не смущали.
     -Кто вы такой? И что тут делаете? -задал вопрос Алехандро.
     -Деррик Хотвенфильд, -с удовольствием представился нежданный гость. -В недавнем прошлом скромный учёный разрабатывающий биологическое оружие по заказу правительства, то есть конкретно вас, господа. В скором будущем властелин мира или, хотя бы, четверти от него.
     -Стреляйте, -приказал командующий охраной президента агент.
     Но ничего не произошло.
     Пальцы агентов нажимали на курки, но выстрелы не происходило. У одного вдруг заклинило ствол, у другого попался бракованный патрон и так далее. У самого невезучего из агентов пистолет взорвался в руках, каким-то непостижимым образом детонировали все патроны разом и у бедняги сильно пострадали кисти рук.
     -Не стоит делать резких движений, -предупредил Деррик. -Предупреждаю: удача явно сегодня не на вашей стороне.
     Глава ЦРУ мельком глянул в сторону входной двери.
     -Ай-ай-ай, -погрозил заметивший его движение Хотвенфильд.
     Возле двери появился из невидимости ещё один супергерой. Лица его не было видно из-за наброшенного на голову капюшона от толстовки и маски. Невидимка демонстративно щёлкнул замком, закрывая дверь изнутри, после чего снова исчез.
     -Что вы хотите? -спросил Уильям.
     -Вообще-то я собирался вас всех убить и получить главный приз в виде огромного количества единиц благодати, -признался Деррик. -Но после того, что здесь услышал, я нахожусь в некотором недоумении. Может ли так быть, что отрезав голову нашему дорогому президенту я тем самым закончу игру и превращусь в обычного человека? Может быть да, а может быть и нет. Во всяком случае старину Джо пока трогать не буду. Хотя я и голосовал не за него, а за Трампа. Нужно во всём тщательно разобраться.
     Облизнув губы, секретарь внутренней безопасности попытался воззвать к голосу разума: -Деррик, вы понимаете, что прямо сейчас становитесь врагом не кого-нибудь, а всех Соединённых Штатов Америки? Ведь вы гражданин США, я правильно понимаю? Неужели вы не патриот?
     -Я патриот своей собственной задницы, -похоже слова Майоркаса разозлили Хотвенфильда. Он пытался говорить бесстрастным голосом, но выходило откровенно плохо. -Что вы, зажравшиеся жопы, сделали для простых людей, чтобы требовать от нас 'патриотизма'? Нужно больше денег, чтобы ограничить экспансию русских? Нужно больше денег, чтобы воткнуть ещё военную базу в занюханной Африке? Вы постоянно пытаетесь залезть нам в карман и при этом говорите о патриотизме? И в пользу кого? Той страны, которая не может прожить и пяти лет, чтобы не развязать очередную маленькую войнушку за ресурсы где-нибудь на другом конце земного шарика К стране, которая постоянно врёт. Врёт всем, начиная с собственных граждан и заканчивая соседними странами. Все знают, что большая часть избирателей голосовала за Трампа, а выбрали этого старого пердуна с трудом способного найти в штанах свой член, не говоря уже о той или иной стране на карте мира. Мы только и слышим 'русская угроза' или 'китайская угроза'. Тогда как настоящая угроза это такие вы, засевшие в высоких кабинетах и неспособны отличить реальности от игры в компьютерную стратегию, где всегда можно было сохраниться и начать заново.
     В конце проникновенной речи Деррик раскраснелся и тяжело дышал. Все остальные молчали.
     -В общем, можете считать, себя моими заложниками.
     -И чего вы хотите? -повторил вопрос Алехандро.
     Деррик усмехнулся: -Того же, чего хотите, и вы сами. Неограниченной личной власти. Возможности по своей воле свергать неугодные режимы в любой другой стране. Быть способным объявить любой регион планеты зоной своих исключительных интересов только лишь по одному желанию своей левой пятки. Без объявлений и без предупреждений перебрасывать войска и творить что только захочу на территории любого из вроде как самостоятельных государств только лишь объявив, что тем самым защищаю всё хорошее, сражаясь со всем плохим. А кто у нас будет плохим сегодня решать буду тоже я.
     Требовать от всех остальных точное, до буквы, соблюдение норм и законов и полностью игнорировать их самому. Низвести рядовых американцев до уровня безмозглых юнитов в компьютерной игре не знающих ничего, кроме того, что им скажу я и не умеющих учиться самостоятельно. Окончательно разделить общество на элиту и ресурс, во многом лишь закрепляя существующее положение дел в стране. Я это вы, ваша улучшенная копия. Я апофеоз и логичное продолжение ведущейся последнее столетие политики. Апофеоз и символ соединённых штатов. Я и есть США! -закричал Деррик.
     Его безумный взгляд скользил с одного лица на другое.
     -Ты безумец! -выдохнул сквозь сжатые кубы один из военных и тут же принялся задыхаться. За несколько секунд, пока окружающие не знали, что здесь можно сделать и что предпринять, он окончательно посинел и перестал дышать. Должно быть какой-нибудь тромб оторвался и закупорил важную артерию. Просто фатальное невезение.
     -Кто-нибудь ещё желает высказаться? -предложил Деррик. -Я тут как раз подумал, что мне не нужно так много заложников. По-хорошему хватит только лишь одного президента. Поэтому, господа, не стесняйтесь, говорите, что захотите. У нас ведь здесь, как нам любят повторять с экранов телевизора, свободная страна!
     Но остальные почему-то молчали.
     -Распредели их по камерам, -приказал Деррик.
     Появившийся из воздуха невидимка в надвинутом на лице капюшоне мола кивнул и отпер входную дверь. Слабые надежды на помощь оставшейся снаружи охраны развеялись сразу же как Уильям Бернс увидел залитый кровью коридор и сложенные вдоль у стены, мёртвые тела агентов. Кем бы ни был этот Деррик Хотвенфильд, он пришёл сюда не в одиночестве и пользуясь тем, что самые сильные из лояльных супергероев сейчас действовали в городе, он умудрился захватить бывшую больницу для душевнобольных, а ныне временную резиденцию и штаб президента США.
     
     Место действия: пока ещё соединённые штаты пока ещё Америки.
     Время действия: день девятый, после.
     
     Примерно в то же время, как Деррик захватил в заложники президента США, а заодно секретаря внутренней безопасности, главу ЦРУ и тех из военных, кто не сбежал в Канаду или один из бывших штатов и по-прежнему оставался верен присяге и готов исполнять команды избранного главы государства. В это время на всём протяжении такой огромной страны как Америка происходили самые разнообразные события.
     ...
     В Лос-Анджелесе бушевал призванный каким-то хейтайщиком кракен. Раскачав способность 'призыв питомца' до совершенно неприличных значений, парень получил возможность вызывать гигантское тысячерукое морское чудовище. Десятью щупальцами этот кракен, не переставая, насиловал троих однокласниц супергероя, которые ему не давали, точнее к которым он элементарно боялся попробовать подкатить, но всё равно виноваты в этом (по его мнению) оставались они. А оставшиеся девятьсот девяносто щупалец разрушали прибрежную часть города. Посередине залива Санта-Моника медленно, словно тающий айсберг, уходил под воду раздавленный кракеном авианосец 'Теодор Рузвельт'.
     ...
     Над Хьюстоном летал супергерой арабского происхождения и огненными лучами из глаз жёг всех, кто, по его мнению, являлся неверным. Время от времени его окончательно переклинивало и тогда он тратил сотни единиц благодати на чудо создания в небе огромных пылающих букв, складывающихся в сутры из Корана. В одну из таких надписей, совершенно неожиданно возникшую перед его носом, врезался новейший истребитель Ф-35. И кто теперь посмеет сказать, что вся власть не от Аллаха и пророка его Магомеда?
     ...
     В Чикаго армейский танковый корпус с переменным успехом воевал с умеющими создавать по несколько сотен своих копий супергероями. Относительный успех состоял в том, что создаваемые прокаченной способностью клоны-самоубийцы ещё не сумели подорвать все танки, добежав до них с самодельной термитной смесью в канистрах и пластиковых бутылках из-под питьевой воды. Проблема заключалась в том, что убитые клоны не исчезали и улицы Чикаго, в прямом смысле, оказались завалены их трупами клонов чуть ли не в несколько слоёв.
     ...
     В Филадельфии, мало кому известный до этого момента священник неортодоксальной христианской церкви 'Иисуса Сладчайшего' Митч Калиган восседал на огромной десятиметровой статуи Христа превращённой им гигантского голема и, буквально, давил неверных перстом божьим и божьей пяткой. Так продолжалось ровно до тех пор, пока какой-то другой супергерой, подобравшись в невидимости, не снёс ему голову украденным из музея естественной истории настоящим мечом восемнадцатого века.
     ...
     В Сан-Диего самопровозглашённый пророк мексиканского народа приказывал своих последователей убивать американцев и насиловать американок. В подтверждение своих слов он сжигал золотыми молниями введённые в город танки и даже как-то умудрился пережить точечную бомбёжку, выполненную каким-то безымянным пилотом из американских военно-воздушных сил. Видя очередное, совершаемое их пророком чудо, паства радовалась и с удвоенным старанием начинала претворять провозглашённые им максимы в жизнь. Как оказалось, в Сан-Диего проживало довольно много мексиканцев. Так много, что классических светлокожих американских женщин на всех них не хватило. Но это ничего. Ведь, как всем известно, только жизни чёрных имеют значение. Спросите хотя бы Синтию Парсон.
     ...
     В Вашингтоне, на установленный на крыше белого дома флаг умеющие летать супергерои посадили, как на кол, какого-то чувака. Разумеется, чувак не выдержал такого надругательства над американским флагом и умер. Возможно даже умер ещё в процессе насаживания и если так, то ему, без всякого сомнения, повезло.
     ...
     В Сан-Хосе, преданные фанаты социальной сети фейсбук, смогли отыскать Марка Цукерберга после чего успешно забанили его навсегда. Что поделать - страшен тот мир, где каждый мнит себя модератором...
     
      Внимание всем! Всеобщее объявление от Серафима!
      Объявляется глобальный ивент. Место действия 'город Нью-Йорк'. Президент захвачен коалицией супергероев и содержится в здании бывшей психиатрической лечебницы в западном Статен-Айленде. Освободи президента и получи в награду десять тысяч единиц благодати. Герои Нью-Йорка и ближайших территорий, а также алчные до благодати подонки оккупировавшие улицы и те, кто до сих пор дрожит в страхе держась за мамкину юбку - я обращаюсь именно к вам. Десять тысяч единиц благодати ожидают своих получателей. Главное условие: президент должен остаться жив. Командное прохождение только приветствуется.
     
     -Вот значит, как, - пробормотал Деррик Хотенфильд отвлекаясь от поедания фисташек коих, к его удивлению, обнаружили в кабинете Уильяма Бернса целый мешок. -Серафим, ты теперь подыгрываешь партии демократов? Не ожидал. А, впрочем, ничего страшного, так даже будет ещё интереснее.
     Наверное, кто другой бы обеспокоился обнаружив, что вызвал недовольство бога. Но Деррик всё же был учёным, хотя и безумным учёным, но это лишь частности. Он как никто знал, что вынужденный играть строго по правилам бог бессилен против не признающего никаких правил человеком. Тем более, что сам Серафим даже не бог, а всего лишь его автоответчик.
     -А ты что насчёт всего этого думаешь? -спросил Деррик у распятой на противоположенной стене кабинета молодой обнажённой девушки. Девушку звали Роза Гиндерштроп и до того, как превратиться в настенное украшение она выполняла функции аналитика в команде Бернса.
     Стоять голой у стены, с привязанными к вбитым штырям руками и ногами было очень страшно. Вдобавок бетонный пол холодил пальцы ног.
     -Что ты хочешь, чтобы я сказала? -взмолилась несчастная девушка.
     -Плохой аналитик, -Деррик бросил в неё кожурки от расщёлкнутой фисташки. -Хороший аналитик должен был сам догадаться.
     Роза со страхом взглянула на тяжёлое пресс-папье. Выполненное в форме яблока размером с два кулака размером, оно тускло блестело в электрическом свете ламп работающих от запущенного в подвале генератора. Созданное, чтобы прижимать бумаги, пресс-папье скорее являлось предметом статуса и гордостью Уильяма Бернса, прежнего хозяина этого кабинета. Сколько раз сама Роза прижимала им принесённые для главы ЦРУ документы, чтобы те разлетелись. Думала ли она, что когда-нибудь будет всерьёз опасаться получить эту штуку в свою маленькую, девственную задницу?
     Перехватив взгляд девушки, Хотенфильд усмехнулся: -Не беспокойся, дорогая, мы не будем делать этого прямо сейчас. Мне нужно подумать над тем, отчего созданный новорождённым богом искусственный интеллект вдруг стал так явно подыгрывать старине Джо? Но я непременно постараюсь найти время, чтобы проверить насколько гибкими могут быть твои анал-итические способности и насколько большой объём информации ты готова принять, моя дорогая. Словом, мы непременно проведём с тобой стресс-тестирование твоих способностей анал-итика. Может быть уже вечером. Или завтра. Ты пока стой и морально готовься.
     Деррик погрузился в размышления. Его лицо приобрело задумчивое выражение. Испуганный взгляд Розы и слёзы на её лице нисколько ему не мешали. Ведь настоящий учёный способен размышлять в абсолютно любой обстановке.

Глава 9. Никто ни за кого

     Историческая справка:
     В 1945-ом году США сбросили две атомные бомбы на уже поверженную Японию. Погибли от 0,2 до 0,5 миллионов человек, в основном женщины и дети. Широко распространено мнение, будто бомбы сброшены ради спасения жизней американцев, что неверно. Бомбы были сброшены, чтобы запугать нового врага, Сталина, когда Япония уже пыталась вступить в переговоры о капитуляции.
     Ведущие военачальники времен второй мировой войны, в том числе Дуайт Эйзенхауэр, Честер Нимиц и Кёртис Лимэй, все до единого не одобрили применение атомных бомб против разгромленного врага. Кроме того, бомбы были сброшены вопреки запрету Гаагской конвенции 1907. После оккупации Японии американскими войсками от голода погибло 10 млн. человек.
     Также не стоит забывать ковровую бомбардировку немецкого города Дрездена в 1945-ом году, когда участь фашисткой Германии уже была полностью предрешена победным наступлением красной армии. В Дрездене погибло до 0,4 миллиона жителей за одну ночь, большинство из них были беженцами. Военной промышленности город не имел.
     
     Место действия: Нью-Йорк. Статен-Айленд, окрестности бывшей психиатрической лечебницы.
     Время действия: день десятый, после. Девять часов утра.
     
     Фред Уокер, полицейский на пенсии, ставший работающим на правительство супергероем, осторожно разглядывал из окна близлежащего здания здание бывшей психиатрической лечебницы. Благодаря занятой им высокой позиции, идеальной для снайпера, он мог видеть окружённый высоким, правда уже несколько осыпавшимся, забором двор и два главных корпуса соединявшихся, как знал Фред, подземным переходом.
     Временно назначенный новой президентской резиденции комплекс зданий оставался тёмен и пуст. Он наблюдал уже полчаса, но не смог заметить никакого движения. Нигде не горел свет и не угадывалось никаких иных признаков жизни. Но где-то там, внутри, должен быть президент и тот или те, кто его захватил. В противном случае Серафим наверняка обновил бы условия глобального квеста, -размышлял Уокер.
     Команда сильнейших из лояльных правительству супергероев вернулась сразу же, как только они получили уведомление о взятии президента в заложники. Но сразу в бой не пошли, решив, для начала, хотя бы несколько часов понаблюдать за действиями террористов и разработать план штурма. Наблюдение не принесло никаких результатов, а дальше откладывать штурм уже невозможно.
     Разместившийся на высоте, в качестве снайпера поддержки, Уокер видел, как пара их наиболее 'толстых' танков, Брюс и Льюис, не скрываясь подходят к входным воротам, ведущим на территорию бывшей лечебницы. Толстые прутья, незамысловатый узор из переплетающихся букв и цветов. Ворота давно не крашены, местами проглядывает ржавчина, но чтобы ржа окончательно проела такой толстый металл потребовалось бы не ещё одно столетие.
     Брюс потянул ворота на себя, и они открылись. Пожав плечами, 'танки' беспрепятственно вошли внутрь.
     Тем временем, другая часть разделившихся супергероев, собранная из более ловких и способных выдавать больший урон в единицу времени членов их команды перебралась через забор со стороны старых морских доков, откуда, при соответствующем направлении ветра, сильно воняло рыбой.
     К большому сожалению, среди лояльных правительству суперов, по крайней мере среди тех, кого раскачивали и развивали целенаправленно, не имелось ни единого невидимки. Кураторы их проекта, Алехандро Майоркас и Уильям Бернс, в свой время, решили, что атакующие и защитные способности супергероев гораздо важнее их способностей к незаметному проникновению, отсюда и получившийся дисбаланс.
     Усилив, с помощью активной способности, зрение и включив 'видение', Фред Уокер приник к прицелу оптической винтовки, скользя взглядом по закрытым и забранным решётками окнам психиатрической лечебницы. В свою бытность полицейским, до выхода на пенсию, Уокеру приходилось пару раз работать снайпером в команде, но, в целом, это был не его профиль. Однако полученные способности превращали его в идеальную боевую единицу, заточенную на работу с огнестрельным оружием. При необходимости, раз в несколько минут, Уокер мог выдать 'сверхточный выстрел', способный поразить цель даже если она находится за укрытием. Он был способен, в прямом смысле, управлять полётом пули. Кроме того, в его запасе имелся 'пробивной выстрел', превращавший обычную пуль из снайперской винтовки в аналог артиллерийского снаряда, по крайней мере если судить по сопутствующим разрушениям в месте попадания. И наконец, тело и рефлексы двадцатилетнего с разумом и навыками старика-пенсионера полученные им после чуда 'омоложения' сами по себе могли считаться небольшим читом.
     Разработанный командой план прост: Фред прикрывает ребят, пока они не зайдут внутрь и, в случае чего, готовится прикрыть их отступление, если что-то пойдёт не так. Пока всё происходило даже слишком хорошо. Ему это не нравилось. Уокер не верил, что захватившие президента, главу ЦРУ, секретаря внутренней безопасности и ряд прочих чиновников самого высокого ранга могли бы на радостях упиться и дрыхнуть беспробудным сном, словно средневековые пираты. Нет, здесь, скорее всего, какая-то ловушка. Понять бы ещё в чём она заключается до того, как эта ловушка сработает.
     Льюис и Брюс вошли через главных вход в правый корпус. Также как открыли ворота, просто потянули за ручку входной двери. Она была не заперта.
     Вторая часть команды тоже внутри прошли через окно. Разумеется, на нём стояла решётка, но разве это преграда для супергероев?
     Уокер напрягся. Если когда-то и должны начаться неприятности, то, примерно, сейчас. Он скользил рассеянным взглядом по зданиям лечебницы, стремясь уловить малейшее движение или хотя бы отблеск в любом из окон.
     Не иначе как чудом, но не тем, которые творит Серафим в обмен на единицы им же выдаваемой благодати, а благодаря развившемуся за десятилетия полицейской службы в далеко не самом спокойном городе чутью, Уокер почувствовал движение позади себя и сумел уклониться в сторону.
     Ледяной меч задел бок, но только самым краешком, перед тем как разрубить подоконник на том месте, где мгновение назад стоял Фред. Он ощутил пронизывающий холод, но, к счастью, чувство длилось недолго. Успев развернуться и обнаружив перед собой непонятного типа с замотанным шарфом нижней половиной лица как будто, он считал себя кем-то вроде грёбанного ниндзи, Уокер попытался ударить его прикладом винтовки.
     Удивительно легко вытащив ледяной меч, противник перерубил им винтовку в руках Фреда. В лицо бывшему полицейскому пахнуло холодом.
     Тогда он просто нанёс незнакомцу сильный удар в промежность.
     Фред ещё успел подумать: -Вот будет номер, если это окажется девушка.
     Но всё было в порядке, получив сильный пинок по причинному месту, противник, каким бы супергероем он ни был, отшатнулся прочь, давая время Уокеру перевести дух.
     -Ты кто, мать твою, такой? -спросил Фред.
     -Можешь называть меня Саб-Зиро.
     -Я буду звать тебя придурком, - Уокер не только молол языком, но готовился к тому, чтобы достать пистолет. Впрочем, Саб-Зиро тоже не мешкал и, в отличии от бывшего полицейского, ему не нужно было ничего доставать чтобы метнуть мгновенно сформировавшуюся в руке сосульку.
      Применить активную способность 'пробивной выстрел'.
     Пуля из обычного пистолета приобрела мощь артиллерийского снаряда. Поставленная Саб-Зиро ледяная защита разлетелась сотней острых осколков, а в стенке, разделявшей эту комнату и соседнюю, появилась большая дыра.
     Но и выпущенная противником сосулька попала Фреду в живот, заставив того согнуться от боли Удар пришёлся в пластину бронежилета и только поэтому Уокер ещё оставался жив. Но чувствовал себя так, будто его пнул в живот слон.
     Когда он пришёл в себя, порадовавшись, что называющий себя Саб-Зиро придурок или мёртв, или отступил, во всяком случае добивать Фреда он не стал, ожила рация, требуя прикрытия и помощи. С трудом встав, держась одной рукой за ноющий живот, а другой за разрубленный ледяным мечом подоконник, Уокер смог лицезреть через окно не слишком лицеприятную картину. Их штатный метатель молний, Мэл, тащила на себе потерявшего сознание Брюса, без перерыва бросая крохотные, словно золотистые червячки, молнии в глубь развороченного, со сбитыми с петель дверями, парадного входа. Телепортировщик Дик то появлялся, то исчезал, только на этот раз его вечное мерцание выглядело нездорово и левую руку он держал так, что становилось сразу понятно: она у него сломана. Кофейный Фред размахивал своими сделанными из превосходного кофе щупальцами, сражаясь с земляным гигантом, имеющим примерно человекообразную форму и составляющему одно целое с землёй. Когда гигант делал шаг, то он не поднимал ногу, а словно бы перекатывался.
     -Уокер, Грэг, -кричала рация, вызывая снайперов отряда. -Вы там уснули что ли? Нам нужна поддержка. Льюис мёртв. Брюс едва дышит. Да помогите же нам!
     -Уокер на связи, -хрипло выдохнул бывший полицейский. -Винтовка не функциональна. Подвергся нападению. Попробую помочь из пистолета.
     -Уокер, друг, помоги чем сможешь, -попросила рация. -Грэг? Грэг? На тебя тоже напали? Грэг, скажи, что ты жив?
     Но Грэг молчал и это молчание красноречиво свидетельствовало о его судьбе. В одном единственном бою отряд потерял сразу двоих супергероев.
     Применив умение 'сверхточного' выстрела, Уокер всадил пулю из пистолета точно в лоб высунувшемуся было парню. Тот упал, но, вопреки ожиданиям Фреда, его мозги не растеклись по полу и было похоже, что парень обладал прокаченным укреплением тела и обычная пистолетная пуля, тем более с такой большой дистанции, не смогла пробить ему кости черепа.
     Благодаря вовремя включившемуся в бой Уокеру, команда лояльных правительству супергероев смогла отступить без дополнительных потерь. Засев в небольшом, двухэтажном, доме, в паре кварталов от лечебницы, они передали раненного Брюса целителям и уселись для обсуждения.
     -Их там не меньше пары десятков, -рассказывал кофейный Фред. -Прокаченные способности, не самые слабые герои. Один точно умеет управлять землёй, ещё двое водников, чуть было не утопили Мэл в пустом коридоре, повезло, что я, в какой-то мере, тоже управляю жидкостью.
     -Ещё выпедрёжнк называющий себя Саб-Зиро, -добавил Уокер. -Сфера применения способностей: лёд.
     Подлеченный целителями Брюс присоединился к обсуждению: -Похоже, что тот, кто захватил президента сумел собрать как бы не самых сильных супергероев Нью-Йорка. По крайней мере из числа тех, кто с самого начала начал отыгрывать 'плохишей'. С наскока их не взять. Думаю, нам нужна помощь.
     Мэл скептически приподняла бровь: -Армия? Но что они смогут сделать внутри здания, против раскаченных супергероев? Я бы ещё поняла, если бы нужно было разнести всё к чертям, но там президент и из-за него мы все крайне ограничены в средствах.
     -Я говорил не об армии, -поправил её Брюс. -Нейтральные супергерои. Давайте соберём их и попробуем все вместе? Обещанная Серафимом награда велика и её хватит на всех.
     -Пожалуй, можно попробовать, -согласился Уокер.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк. Статен-Айленд, окрестности бывшей психиатрической лечебницы.
     Время действия: день девятый, после. Девять часов вечера.
     
     Розе Гиндерштроп, бывшему аналитику из личной команды главы ЦРУ Уильяма Бернса, а ныне то ли живому украшению интерьера, то ли личной игрушке главаря террористов, не пришлось всю ночь напролёт стоять обнажённой у стены кабинета, проклиная затекающие пальцы ног и мёрзнувшую спину. Около девяти вечера, мрачный тип замотавший нижнюю половину лица шарфом отвязал её и как есть, в полностью голом виде, погнал в столовую.
     В столовой Роза получила тарелку чуть тёплого картофельного пюре, судя по вкусу приготовленную из сухой смеси длительного хранения, смешанную с парой ложек мясной подливы. После долгого дня, проведённого у стены в облюбованном Дерриком кабинете, который раньше занимал мистер Бернс, девушка мигом смела предложенную еду и, не поднимая глаз, осмелилась попросить добавки. Пожав плечами, её мрачный конвоир сходил за ещё одной порцией. Кроме всё того же картофельного пюре с подливой из мяса он принёс большой стакан сладкого компота и миниатюрную, буквально на один укус, булочку.
     Роза зачем-то сказала: -Спасибо.
     Уткнувшись в принесённую еду, она продолжала оглядывать столовую краем глаза. Роза помнила, что прежде мест здесь не хватало, а теперь полно свободных столов. Неужели, захватывая здание, супергерои убили столь многих? Ей не хотелось в это верить, и она надеялась, что у большинства получилось сбежать или же террористы сами выгнали ненужных им людей.
     Оглядывая помещение, Роза заметила несколько знакомых лиц. Видимо кое-кто решил добровольно сотрудничать с новой властью. Хотя, при той огромной разнице в силе между обычными людьми и супергероями, что день от дня становится сильнее, сражаться с ними голыми руками, без оружия, совершенно бесполезно. Остаётся только подчиняться. Поэтому не стоит судить слишком поспешно. Возможно, что их добровольное сотрудничество не более 'добровольно' чем её собственное.
     Роза ловила взгляды знакомых направленные на неё. Это нормально. Не часто увидишь свою недавнюю коллегу, вынужденную ужинать в чём мать родила. Со стороны раздачи сочувственно блестели взгляды поварих.
     Занятая оглядыванием столовой, Роза упустила из виду то, что происходило в непосредственной близости от неё. Поэтому, когда ещё чей-то поднос лёг на стол, где она ужинала, а мрачный тип замотавший лицо просто сидел, Роза вздрогнула.
     -О, я вас напугал? -спросил молодой человек, довольно приятный на вид. Пожалуй, он был на несколько лет моложе Розы, может быть даже студент какого-нибудь колледжа. По крайней мере был им до того, как всё началось.
     Её конвоир покосился на бестактно присоединившегося гостя, но не сделал никакой попытки ему помешать.
     -Привет Саб-Зиро, хочешь мороженку?
     -Что тебе нужно, Артемий?
     -О, я всего лишь заглянул поужинать. Но если все остальные, в этой столовой, не нашли смелости подойти и потому вынуждены разглядывать звезду нашего вечера издалека, то я решил совместить приём пищи с эстетическим наслаждением красотой женского тела из первого ряда, из партера, так сказать, -улыбнулся парень. -Проще говоря: пришёл посмотреть на сиськи. Пока на них смотришь и местный фаст-фуд можно считать за приемлемую еду. Неужели у президента всех штатов не нашлось ничего получше, чем вот это вот?
     Когда он заговорил о сиськах, Роза сделала инстинктивное движение желая прикрыть их руками, но тут же передумала. Сейчас-то какая уже разница? Тем более она находится полностью в их власти, и они могут сделать с ней всё, что только захотят (вспомнив обещания Деррика лично проверить насколько она хороший анал-итик и насколько большой объём входящих данных она сможет обработать, маленькая попка Розы Гиндерштроп в который уже раз сжалась от страха). Но на саму девушку нашло какое-то бесшабашное настроение. Если ничего нельзя изменить, то какой тогда смысл бояться? Она выпрямила спину и чуть подняла груди. Пусть эти засранцы смотрят.
     -Отличные сиськи, -одобрил Артемий.
     Роза кивнула: -Спасибо!
     Её конвоир, который, как оказалось, носил странное имя Саб-Зиро (где-то она его уже слышала, только вот где?), то есть 'ниже нуля', сказал: -Она принадлежит Хотвенфильду.
     -А, так наш счастливчик атаман первым положил взгляд на такую красотку. Полностью одобряю его вкус. Впрочем, что и ожидалось от человека, умеющего управлять вероятностью событий. Он неизбежно будет отхватывать себе самых лучших девчонок. Но не беспокойся хладнокровный друг, как я уже говорил, моя цель только лишь набить желудок той гадостью, которую вы здесь считаете за нормальную еду. И лицезрение двух великолепных полушарий с кнопочками нежно-розовых сосков только лишь поможет мне в этом.
     Артемий говорил, глядя Розе в глаза. Похоже он хотел смутить её, но она не смутилась.
     Роза спросила: -Где же мороженное?
     -Что?
     -Присаживаясь за наш стол, ты предложил моему охраннику мороженное. Он отказался, а вот я бы с удовольствием съела.
     Секунду он смотрел на неё не понимая. Наверное, таким взглядом можно было смотреть на стул или стол, если бы те внезапно заговорили и решили бы вдруг высказать своё собственное мнение.
     Потом Артемий рассмеялся, может быть самую малость деланно и повинился: -Прости дорогуша, но мороженного у меня нет. Я всего лишь пытался поддеть нашего друга, так сказать немного его 'разморозить'. Видишь ли, у меня вызывает страшное непонимание, когда кто-то родом из тёплой Калифорнии вдруг обматывается шарфом и требует, чтобы бывшие однокашники отныне называли его не иначе как Саб-Зиро. Эх, Зиро, пожил бы ты на настоящем севере. Таком, что выходя утром приходится откапывать машину от выпавшего за ночь снега. Чтобы мороз стоял такой, что выплеснутая с балкона кастрюля горячей воды до земли долетала бы уже в виде ледяного града. Чтобы весной на крышах висели двухметровые сосульки. Чтобы выходя из дома зимой приходилось поверх одних штанов, надевать другие, для тепла, а девушки бы красились не перед выходом из дома, а уже на месте, потому, что пока дойдёшь, весь макияж потрескается от холода. Вот тогда бы друг Зиро, ты и мог бы добавить приставку 'саб' и никак иначе!
     -Откуда вы, Артемий? -поинтересовалась Роза.
     Сидеть за одним столом с двумя парнями, будучи при том обнажённой. Пытаться вести светский разговор с двумя супергероями - чудовищами в человеческом обличии. Всё это было до странности странно.
     -О, прошу прощения, я не представился, а этот любитель льда также не подумал представить меня, -рассыпался он в извинениях. -Моё имя Артём Ситникофф, скромный студент из России попавший в вашу прекрасную страну по обмену. Надеюсь вы сделаете скидку дикарю, больше привыкшему пить водку с медведями под игру на балалайке сидя на развалинах атомного реактора, нежели общаться с прекрасными и утончёнными девушками?
     -Артём-ий? -попыталась произнести Роза.
     -Пусть будет Артемий, -привычно согласился русский.
     -И вы учились вместе с Саб-Зиро?
     -В различных группах, но, в общем, да. Во всяком случае до того, как этот поц замотал лицо шарфом и принялся изображать из себя ледяного человека.
     Со стороны Саб-Зиро донёсся глубокий вздох.
     -Артемий, -спросила Роза. -Как получилось, что вы примкнули к злодеям, взявшим президента в заложники?
     -Но ведь я из России, -улыбнулся господин Ситникофф. -Где мне ещё быть, кроме как не среди самых отпетых злодеев и чем ещё заниматься, как не пытаться уничтожить американскую демократию?
     -Я серьёзно, -обиделась девушка.
     -Я тоже. Разве это не с ваши телеэкранов, газетных страниц и социальных сетей льётся мантра, что русские придут, русские хотят уничтожить Америку, русская угроза и так далее. Вы ещё скажите, Роза, что работая в ЦРУ сами никогда не сочиняли или, хотя бы не распространяли, чего-то подобного?
     Роза промолчала.
     -Вот видите, -подвёл итог Артемий.
     -И вам совсем не стыдно? - спросила девушка.
     -Чего же мне, по-вашему, следует стыдиться?
     -Ну как же! -задохнулась от возмущения Роза. -Всех убийств! Всех ужасов, которые вы натворили. Посмотрите хотя бы на меня!
     -Смотрю не отрываясь, -подтвердил Артемий.
     Она покраснела. Тем более, что повышенный тон привлёк дополнительное внимание от о ужинающих в столовой мужчин.
     -Я раздета, изнасилована морально и, опасаюсь, что в скором времени буду изнасилована физически, -шёпотом продолжила Роза.
     -Соболезную, -ответил Ситниковфф таким тоном, что сразу становилось ясно, что он нисколько не соболезнует и его слова не более чем дань приличиям. -Но разве это я вас пленил? Разве я вас раздевал и, как вы говорите, морально насиловал? Нет, это всё сделал счастливчик Хотвенфильд, насколько мне известно, стопроцентный американец. Возьмём, для примера, урождённого в Калифорнии американца Саб-Зиро. Скольких людей он проткнул сосульками за последние сутки, а сколько насадил на свой ледяной меч? Думаю, там будет десятка три. Между тем, уверен, что почти все они были отличными американскими парнями и просто выполняли свой долг охраняя вашего президента.
     Поэтому, дорогая Роза, твои претензии не по адресу. Это американцы убивают и насилуют американцев и сами разрушают свою страну. Я же здесь, большей частью, в качестве зрителя. Не отрицаю некоторое количество крови на моих руках, но уверяю, что мой вклад в целом настолько мелок, что даже не может быть выражен в долях процента. Такие маленькие цифры не попадают в отчётность, суммируясь со всеми остальными в общей графе 'другие причины'.
     -Проклятые демократы сами напросились... -начал было объяснять политическую позицию Саб-Зиро, но его никто не слушал.
     -Честный человек не станет стоят в стороне, когда другому грозит беда, -быстро сказала Роза.
     -Кто там провозгласил максиму: 'падающего - подтолкни', ещё один американец? И я не помню, чтобы Америка хоть как-то помогала Советскому Союзу не развалиться. Да уши ваших спецслужб торчат оттуда настолько явно, что их только слепой не заметит!
     -Советы были тюрьмой народов! Их развал стал благом для всего цивилизованного мира!
     -Ну вот и разделение Америки на отдельные штаты тоже станет благом. А, впрочем, мне всё равно. Я не собираюсь ни толкать вас в пропасть, ни вытягивать обратно. Так получилось, что в день икс я позвонил по найденному в газете номеру и говорил с богом, а на следующий день стал супергероем. Хотвенфильд предложил поучаствовать в интереснейшем игровом событии и вот я здесь, всё остальное мне совершенно побоку. Смирись, красотка, когда атаман будет тиранить твою милую попку, это будет не моя вина. Не рыцарь и не злодей. Я играю только на своей собственной стороне.
     -Так говорят только одни подлецы.
     -Но я ведь русский, а значит не могу быть никем иным, -улыбнулся Артемий. -В полном соответствии с вашей официальной пропагандой.
     Они замолчали.
     Роза была слишком взволнована, чтобы продолжать разговор. Русского, похоже тоже взволновал разговор. Вопреки своему первоначальному заявлению он совсем не смотрел на её грудь, а механически забрасывал в рот ложку за ложкой картофельного пюре, о чём-о размышляя.
     Неожиданно для всех, подал голос Саб-Зиро.
     -Слушай, -обратился он к Артемию. -А это правда, что в России все только и хотят уничтожить США?
     -Если верить нашей милой пленнице, -Ситникофф кивком указал на Розу. -То всё именно так. Взять, для примера, любого юношу из Челябинска. Он не может ни есть, ни спать и готов продать любимую вишнёвую девятку, только бы лишь навредить вам здесь, за океаном.
     -Ты опять шутишь, -догадался Саб-Зиро.
     -Ну как сказать, -пожал плечами Артемий. -Я знаю одного парня, который написал целый художественный роман про то, как он уничтожает США. Называется 'проклятая страна' или как-то так. Что-то там про мутантов, выросших от радиации до размеров коровы пауков и так далее. Поэтому не всё так однозначно и вообще 'я дочь офицера'.
     -Ты... кто?
     -Забей. Непереводимое идиоматичное выражение. Хотя постой-постой. Видел, как у нашей цэрэушницы заблестели глаза. Думаю, она знает, что такое 'я - дочь офицера'. Знаешь ведь, Роза. Как мило!
     Бывший аналитик из команды главы ЦРУ отвернулась.
     -Вставай, -поторопил пленницу Саб-Зиро, которому явно надоело просто сидеть, и Артемий надоел, и задание позаботиться о личной игрушке Хотвенфильда тоже надоело. -Идём мыться.
     Розе позволили принять душ. Вода была чуть тёплой и непонятно, то ли террористы выключили котёл в подвале и тот просто не успел ещё полностью остыть, то ли просто перевели его на работу в режиме минимального потребления энергии.
     С упорством обречённой, Роза поинтересовалась: -Куда дальше?
     -Ложись и спи, -позволив ей прикрыться найденным в душе полотенцем, Саб-Зиро проводил Розу до небольшой комнатки с лежавшим на полу матрасом.
     Девушка ожидала, что он шлёпнет её по попе на прощение. Но Саб-Зиро не стал этого делать.
     За спиной громко щёлкнул старый замок.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк. Статен-Айленд, окрестности бывшей психиатрической лечебницы.
     Время действия: день десятый, после. Двенадцать часов утра.
     
     Разобравшись с докладами о тщетной попытке работающих на правительство супергероев ворваться в задние психиатрической лечебницы и освободить Джо Байдена, Деррик решил, что пора переходить ко второй части плана. Определённо, сейчас наступило самое время.
     Деррик Хотвенфильд - бывший разработчик биологического оружия, избирательно поражающего конкретные этносы по заказу ЦРУ, злой гений сумевший придумать план, собрать команду и захватить президента в заложники. Изначально план был совсем простым. Атаковать временную резиденцию и как следует прокачаться на министре обороны, главе ЦРУ и прочих важных чиновниках. Не говоря уже о том, чтобы оторвать голову самой жирной утке - старику Байдену. Но поприсутствовав невидимым гостем на секретном правительственном совещании и узнав многие, ранее неизвестные ему факты, Деррик решил изменить план.
     Серафим - та неизвестная, что не давала покоя бывшему учёному. Автоответчик бога, оставшийся на земле, чтобы понаблюдать за тем, чтобы 'всё шло как надо'. Альфа и омега начавшейся большой игры. Источник способностей и особенностей всех, до единого, супергероев. Единственный банкир и распределитель божественной благодати. Неподкупный арбитр находящийся в плену своих собственных правил. Кто или что он такое? А точнее: как его можно использовать? Как возможно повлиять на его решения в нужном тебе ключе?
     Хотвенфильд уже знал, что Серафим, вроде как управляя игрой, не может нарушать её правила, по крайней мере явно. По неизвестной причине Серафим начал подыгрывать демократической партии или же лично президенту Байдену. Но опять же, делать подыгрывать он мог исключительно в рамках игровых правил.
     С этим уже можно было работать.
      Интерфейс. Позвать помощника (Серафима).
     В ответ молчание. Слишком занят или не хочет разговаривать, понятно.
     А что, если так?
     Деррик подмигнул Розе Гиндерштроп, снова, уже как второй день, привязанной к стене в обнажённом виде в его кабинете и тихонько позвал вслух: -Серафи-и-им?
     Просто позвал, без всяких интерфейсов и всего прочего.
     -Я знаю, что ты слышишь меня, Серафим. Можешь не отвечать, но тогда я прямо сейчас пойду к старику Байдену и максимизирую ему вероятность какого-нибудь кровавого поноса со смертельным исходом. И я знаю, что ты не можешь остановить меня. Ведь не можешь, да, Серафим? Но я хочу честной игры. В конце концов где ещё искать честность и справедливость, в нашем прогнившем мире, если не у бога? Божественный суд и всё такое? Пусть даже ты не бог, а всего лишь его автоответчик.
     Предлагаю так, мы договариваемся о каком-то конкретном сроке, допустим трое суток. Я обещаю, что ни Байден, никто другой из высоких пленников не будет специально убит мной или моими людьми и тебе не придётся начислять благодать за их головы. Пусть, в этот срок, все желающие попробовать свои силы супергерои попытаются спасти президента. Но взамен я хочу две вещи.
     Во-первых, измени глобальное объявление таким образом, чтобы желающие принять участие могли бы присоединяться не только к команде спасателей, но и ко мне, к команде, удерживающей флаг.
     Во-вторых, ты ежечасно будешь начислять всем членам моей команды 'плохишей' бонус в полсотни единиц благодати, чтобы у нейтральных супергероев имелся весомый стимул, присоединятся к нам, и чтобы спасатели оказались вынуждены шевелиться поактивнее.
     Как видишь, я не прошу невозможного.
     Так как, Серафим, мы договорились?
     Ничего не происходило.
     А потом Деррик увидел всплывшую перед глазами надпись:
      Получено новое достижение 'только честная игра'. Достижение приносит владельцу раз в час пятьдесят единиц благодати и так продолжается до тех пор, пока договорённости не окажутся нарушены или не истечёт срок соглашения.
     Хотвенфильд рассмеялся, заставив вздрогнуть привязанную Розу Гиндерштроп. Она слышала произносимые им вслух слова, но не могла увидеть ответ высшей сущности.
     -Теперь измени условие глобального квеста, -напомнил Деррик.
     
      Внимание всем! Всеобщее объявление от Серафима!
      Условия глобального ивент-а изменены. Место действия 'город Нью-Йорк'. Президент захвачен коалицией супергероев и содержится в здании бывшей психиатрической лечебницы в западном Статен-Айленде. Освободи президента и получи в награду десять тысяч единиц благодати. Герои Нью-Йорка и ближайших территорий, а также алчные до благодати подонки оккупировавшие улицы и те, кто до сих пор дрожит в страхе держась за мамкину юбку - я обращаюсь именно к вам. Десять тысяч единиц благодати ожидают своих получателей. Главное условие: президент должен остаться жив. Командное прохождение только приветствуется.
      Новые условия: теперь ты можешь присоединиться к коалиции, удерживающей президента в заложниках. Не позволяй освободить его в течении трёх суток и за это сможешь получать по пятьдесят единиц благодати каждый час. Обязательное условие: в случае присоединения к защищающей территорию команде ты должен подчинять лидеру этой команды, который имеет возможность исключить тебя из числа получающих периодическую награду.
      Зона бывшей психиатрической лечебницы объявляется особой зоной и до окончания действия глобального события, каждый супергерой находящийся на ней, получает временную способность 'проверит команду', с помощью которой сможет узнать к какой из команд принадлежит любой другой супергерой. Нейтральные супергерои доступа на закрытую территорию не имеют на всё время существования события.
      Самостоятельный выбор команды производится в голосовом режиме путём однозначно выраженного желания и не может быть изменён в дальнейшем до окончания события.
      Серафим желает удачи всем игрокам и надеется увидеть от вас только честную игру.
     
     -С тобой приятно иметь дело, -подтвердил Деррик внимательно прочитав выскочивший перед глазами текст.
     И снова без ответа.
     Ну не желаешь говорить и не надо. Знаешь же поговорку, что на обиженных воду возят?
     Полностью удовлетворённый, как заключённой сделкой, так и той новой информацией, которой он собрал о Серафиме, Деррик откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Посидев так несколько минут, он открыл глаза и поймав испуганно-внимательный взгляд Розы улыбнулся ей.
     Деррик Хотвенфильд - человек заставивший Серафима поступить так, как он того хотел. Переигравший бога на его собственном поле. Ну пусть не бога, а всего лишь его автоответчик.
     
     ***
     Итак, друзья, у нас похоже планируется эпичное сражение супергероев в мрачных коридорах с толстыми стенами в интерьере бывшей психиатрической лечебнице. Закрытые ржавой решёткой окна на всех этажах, располагающихся над поверхностью земли. Пустые палаты. Обшарпанные стены. Общая атмосфера унынья и безнадёжности.
     На кону стоит старая толстая задница Джозефа Байдена и чуть менее обвислые задницы секретаря внутренней безопасности Алехандро Майоркаса, главы ЦРУ Уильяма Бернса и ряда других высокопоставленных лиц из американского правительства. Кроме того, не будем забывать о маленькой девственной попке Розы Гиндерштроп. Она, конечно, всего лишь скромный аналитик, а не высокопоставленный чиновник, но её милая, подтянутая, попка явно номер один среди всех остальных задниц, принадлежавших секретарям, министрами, главам и генералам. А, впрочем, герой латиноамериканского народа и всепобеждающей толерантности, Ральф Педро, мог бы здесь поспорить.
     Голливуд уже давно, по факту, заявил, что не станет принимать к рассмотрению сценариев, где хотя бы один герой не выставлен отпетым пидорасом. Что ж, у моего романа, в этом плане, имеются все шансы! Но не будем отвлекаться.
     Нужно повышать градус эпичности.
     На кону стоит, быть может, само существование Соединённых Штатов Америки!
     Ведь не зря, не зря беспокоится Серафим. Кто ещё сможет удержать отдельные штаты от расползания в пучину самоопределения и образования собственной государственности, как не старый, будто говно мамонта, маразматик вроде как выбранный американским народом? Настоящий лидер великой нации!
     Пришло время кратко описать характеристики и способности сильнейших бойцов с той и другой сторон.
     
     Команда, защищающая территорию. Лидер: Деррик Хотвенфильд.
     
      Деррик Хотвенфильд - лидер команды. Бывший разработчик биологического оружия по заказу правительства США, теперь захотел сам решать кого и зачем убивать.
     Раскаченные сверх всякой меры способности по управлению вероятностью тех или иных событий. Мощнейший бафер и дебафер. Настолько мощный, что уже сам по себе является сильнейшей боевой единицей.
     Возможно, не самый безумный, в этот момент, человек на земле. Но точно один из самых опаснейших.
     
      Саб-Зиро - бывший студент родом из тёплой Калифорнии. Обожает холод и лёд. Завзятый косплейшик, с самого начала решивший подражать любимому герою комиксов. Кстати, интересный факт, тот шарф, которым он вечно заматывает нижнюю половину лица, ему подарил Артемий Ситникофф. Этот шарф он привёз из России, из славного города Санкт-Петербурга, и на шарфе вышита надпись: 'Зенит чемпион!'. Но так как глупые американцы, в большинстве своём, не знают русского языка, то Артемий наплёл Саб-Зиро будто на шарфе написано 'Холод победит всех!', что страшно понравилось отмороженному калифорнийцу.
     Развитые способности по управлению льдом. Универсальный воин ближнего и дальнего боя.
     
      Артемий (Артём) Ситникофф - русский студент, приехавший в Америку по обмену.
     Развитые способности по превращению в различных животных. Главное ограничение: только реально существующие животные. В вымерших или никогда не существовавших превращаться нельзя.
     
      Хилтон Чапсон - да, да, тот самый Чапсон, теперь он в команде держащей старика Байдена за причинное место. Бывший учитель американской истории, пару раз умудрившийся переспать с собственными ученицами, чьи сексуальные подвиги, гуляющие по школе слухи, преувеличили в разы и даже в десятки раз.
     Особенности: развратник. Развитые способности в областях красноречие и невидимость. Так как красноречие не действует на прокачавших волю супергероев, то остаётся только невидимость. В том числе Хилтон способен атаковать, не выходя из невидимости или убирать в невидимость те предметы, которые способен поднять. А поднять он может гораздо больший вес, чем обычный человек потому, как мало какой супергерой не взял, к этому времени (если только сумел накопить благодать) способности 'общее усиление' и 'прочное тело', хотя бы первые 2 - 4 уровня в каждой.
     
      Ванда Митрл - бывший агент по недвижимости, то есть риэлтер. Ей так часто желали провалиться сквозь землю, что когда новорождённый бог спросил: как бы способностью она хотела бы обладать, Ванда сказала, что хотела бы, по своему желанию, проваливать под землю все остальных людей, каких бы только хотела. Раскачав и развив полученную способность, Ванда может сама погружаться под землю и перемещаться там, словно рыба в воде. Может управлять не только почвой, но и тем, что лежит на ней: асфальтом, плиткой, слоем песка и так далее.
     
     И прочие, менее раскаченные, а значит в разы более слабые супергерои, решившие сыграть, в этой битве, на стороне Деррика-счастливчика.
     
     Теперь, пришло время, рассказать о команде, которой предстоит штурмовать подготовленное убежище.
     Явного лидера у команды нет, но все так или иначе оглядываются на проправительственных суперов так как они довольно неплохо раскачены и, кроме того, держатся сплоченной группой поддерживая друг друга по всем вопросам.
     
      Фред Уокер - бывший полицейский и бывший школьный охранник купивший у Серафима себе вторую молодость.
     Особенности: старый служака. Способности: сверхточный выстрел, пробивной выстрел, последний патрон и прочие, связанные с огнестрельным оружием. Он может выстрелить в верх, в небо и управлять полётом пули так, что на обратном пути она попадёт точно в макушку намеченной им цели.
     Боец дальнего боя.
     
      Синтия Парсон - бывшая школьница, ученица старших классов. Радикальная феминистка и убеждённая последовательница БЛМ-движения. То есть больная на всю голову сучка.
     Но разве не такие, как она, герои, сегодня возносятся голливудом и даже европейским кинематографом на пьедестал? Сильная женщина, вдобавок борющаяся за права чернокожих и против мужского шовинизма и абьюзинга (чтобы эта вся хренотень не значила) - вот настоящая героиня современности. И с её участием, шансы этого романа быть экранизированным в Голливуде, возрастают на двести десять процентов!
     Тем более, как мы уже знаем, Синтия, на самом деле, глубоко внутри лишь тонко чувствующая и очень ранимая девушка ищущая в окружающих понимание и признание её такой, какая она есть. Где-то очень, очень глубоко внутри. Ей просто не хватало в жизни друзей. Но зато теперь она буквально может оторвать ноги тем, кто откажется с нею дружить или не разделяем БЛМ-идеалы.
     Особенности: поехавшая на голову сучка. Способности: чёрная молния феминизма. Сила чернокожих.
     Прокачав способность 'общее усиление тела' до двадцать шестого уровня, Синтия может выжать от груди целый грузовик. Точнее, не совсем целый, так, небольшую фуру, тонны на три - четыре, не больше. Дополнительно, до одиннадцатого уровня прокачена способность 'прочное тело'. Чтобы пережить пулю в лоб этого, пока ещё, недостаточно, но вот ловить открытой ладонью падающий меч за лезвие она вполне уже может.
     Боец дальнего боя, но может дать прикурить и в ближнем бою.
     
      Гордон Гилберт - ещё одна жертва американской системы общественного образования.
     К сожалению этот парень белый, к тому же он 'парень'. А значит взлёту в топ моего романа он будет только мешать. Однако оставим сего персонажа исключительно для расового и гендерного разнообразия.
     Особенности: если этот парень убедит себя в том, что вы его несправедливо обидели - вам пипец. Способности: сверхострые и сверхпрочные лезвия из рук способные резать металл как картон. Выстрел дикобраза - способность стрелять своими лезвиями. Прочное тело, вкаченное до девятнадцатого уровня. Ну и остальное, по мелочи.
     Боец ближнего боя, но может показать кое-что и в бою на дистанции.
     
      Ральф Педро - совестливый пидорас. Молодой латинос, к которому жизнь, с самого рождения, поворачивалась своей задницей. Поэтому нет ничего удивительного в том, что этот парень, со временем стал любителем мужских задниц. Стокгольмский синдром на лицо. Точнее, не совсем на лицо, но думаю, что вы меня поняли.
     Особенности: армия пидорасов. Способности: короткая телепортация за спину противника, призрачные ножи, призрачный доспех ножей.
     Боец ближнего боя, который в ближнем бою почти не сражается. За него всё делают гомо-миньоны.
     
      Кофейный Фред - ещё один Фред и ещё один учёный. Да, учёный. Как так получилось, что он, в отличии от Деррика Хотвенфильда, не вступил на путь зла и разрушения американской демократии? Он слишком тупой или просто хороший человек?
     Способности: материлазация кофе, трансмутация чего угодно (но лучше жидкости) в кофе и кофейное управление - позволяющие буквальным образом управлять любым кофейным напитком в некоторой близости от себя. Отсюда вытекают кофейные щупальца, кофейная защита и так далее.
     Скорее боец поддержки, но способен многое показать и в ближнем бою.
     
      Брюс и Мэл - проправительственные супергерои. Первый - танк, раскачавший 'прочное тело' до тридцати плюс уровня. Дополнительные способности: регенерация, общее усиление тела и так далее. Серьёзно, этого парня легче закатать в бетон, чем убить. Впрочем, возможны некоторые варианты.
     Мэл - метательница молний. Золотоволосая женщина способная управлять такими же золотистыми молниями.
     И ещё пара целителей вдобавок. Пользы от них в бою вообще никакой, но зато они способны поставить в строй любого раненного за пять - десять минут.
     
      Тим-мерцальщик - тоже бывший полицейский. Но бывший не по выходу на пенсию, а потому, что всё полетело в тартары и полиция самораспустилась и даже армия боится соваться глубоко в города. Способности связаны к скоростной телепортации на короткие дистанции. Боец ближнего боя способный начать этот бой на своих условиях и оперативно отступить при необходимости.
     
     А также прочие, менее раскаченные, а значит в разы более слабые супергерои, решившие выступить в этой битве на стороне добра и спасти президента всех оставшихся в Америке штатов.
     Хм, вы сомневаетесь, что именно эту сторону следует называть стороной добра? Ну как же, у нас тут есть чернокожая феминистка и обаятельный пидрила латиноамериканского происхождения. Как можно посчитать будто пидрила и феминистка окажутся на любой другой стороне, кроме полного и абсолютного добра?
     
     Мне остаётся, дорогие читатели, только воспроизвести пару звуков из легендарной консольной игры МорталКомбат2 к воспоминаниям о которой я вас и отсылаю, раз уж в нашем тексте появился урождённый в калифорнии Саб-Зиро замотавший подбородок шарфом с надписью 'зенит-чемпион'. Этот шарф, носимый персонажем, определённо, даёт +2 к защите от короновируса и +10 к вероятности быть побитым встреченными болельщиками Динамо.
     Но вернёмся к звукам прославленной консольной игры 'Смертельная битва 2', вот они:
     Файт! / Fight !
     Тыдыж, тудумс, бумс, бамс.
     И наконец, легендарное - Finish Him!

Глава 10. Fatality, как элемент обещанного гемплея

     Историческая справка:
     За всю историю СССР ни один боевой самолет не вторгался в воздушное пространство США, не совершал облетов территории этой страны, не вел в ее воздушном пространстве боев. Но за пятьдесят лет противостояния, над территорией СССР было сбито более тридцати боевых и разведывательных самолетов США.
     В воздушных боях над нашей территорией мы потеряли 5 боевых самолетов, американцами были сбито несколько наших транспортно-пассажирских бортов. А всего было зафиксировано более ПЯТИ ТЫСЯЧ нарушений нашей государственной границы американскими самолетами. За это же время на территории СССР было выявлено и задержано больше ста сорока парашютистов - диверсантов, имеющих вполне конкретные задания по ведению диверсий на нашей территории.
     ЦРУ активно печатало советские деньги и доставляло их всеми возможными способами в страну, чтоб вызвать инфляцию.
     
     Место действия: Нью-Йорк. Статен-Айленд, окрестности бывшей психиатрической лечебницы.
     Время действия: день десятый, после. Шесть часов вечера.
     
     Ванда Митрл спокойно плыла в толще земли, в двух метрах от поверхности. Это её состояние совсем не напоминало полёт, как можно было бы подумать. На плавание в воде, когда ныряешь, с головой, погружаясь в водную среду, тоже не слишком похоже. Отсутствует необходимость помнить о запасе воздуха в лёгких и нет выталкивающей силы. Перемещение в земле, для Ванды, больше всего напоминало тот момент, когда ты лежишь на твёрдом диване, закутавшись до шеи в плотное одеяло, тебе тепло и уютно.
     Однако приходилось держаться ближе к поверхности, чтобы вовремя услышать шаги. Внутри помещений от Ванды толку немного, поэтому её задача охранять двор психиатрической лечебницы. От забора и до фундамента зданий, от ворот и до входной двери располагались её охотничьи угодья.
     Конечно, Митрл не могла отличать из-под земли своих от чужих, но из этого затруднения нашёлся простой выход. Деррик заверил её, что своих не будет. Любой, кто войдёт во двор может считаться чужим и должен быть уничтожен. О да, Ванда каждому готова подобрать подходящую уютную квартирку размером два метра на один. Правда без окон и даже без дверей, но зато на всю жизнь, точнее на оставшиеся пару минут, пока в земляном кармане не закончится воздух.
     И, самое главное, никаких возражений. Клиенты не жалуются на не тот цвет занавесок на кухне или на то, что система отопления слегка протекает. Никаких претензий. Никаких споров. Клиент всегда доволен. А если и не доволен, так и чёрт с ним. Красота!
     Вспомнив о четверых размещённых ею постояльцев, Ванда подплыла к тем карманам, куда она их поместила. Группа самонадеянных супергероев, решивших нахрапом ворваться в бывшую лечебницу и спасти президента. Никто из них не прошёл дальше двора. Все остались здесь. Разобраться с первыми тремя было проще простого, а вот четвёртый никак не желал умирать от удушья, как будто воздух был ему совершенно не нужен. Пришлось превратить стенки его крохотной темницы в острые каменные пики. И только пронзённый этими пиками он, спустя добрых полчаса, наконец замолчал.
     Но что это, там, наверху? Кажется, она снова слышит шаги?
     Всплыв почти под самую поверхность, Ванда убедилась, что ей не показалось. И на этот раз к воротам приближалась ещё большая группа людей. Тем интереснее выйдет игра. Деррик приказал ей останавливать любого, кто решится проникнуть в лечебницу, но, в случае опасности, отступить. Ванда испытала удовольствие от того, что их лидер заботится о ней. Когда они победят, все Соединённые Штаты будут принадлежать супергероям и Деррик, по праву лучшего, щедро наградит тех, кто помогал ему с самого начала.
     Впрочем, Ванда не слишком сильно стремилась к власти. Устав от монотонных, похожих один на другой, дней в её бытность агентом по продаже недвижимости, Ванда получила то, чего желала больше остального - возможность играть и выигрывать. Сколько раз она просыпалась утром и перед уходом на работу думала, что было бы не так уж плохо достать где-нибудь автомат и перестрелять сначала коллег по работе, прямо в их ехидные, предательские улыбочки, потом всех недовольных клиентов с их бесконечными претензиями и. Но такие мысли оставались лишь мыслями. Автомат - это слишком по-настоящему. Полученная от новорождённого бога сила как раз то, что надо. Это как игра, только во много раз лучше. Ванда любила играть. Просто, в прошлой жизни, у неё не хватало времени на игры. Зато сейчас его более чем достаточно!
     Дождавшись, пока идущие от ворот до входной двери люди пройдут примерно половину расстояния, Ванда создала прямо у них под ногами зыбучие пески, заставив землю сделаться похожей на плотную жидкость.
     Её любимая заготовка, на этот раз, не сработала. Все до единого супергерои успели отпрыгнуть в сторону, а кто не успел, того вытянули остальные. Более того, они мигом разделились. Большая их часть рванула к мрачно нависающими корпусам психиатрической лечебницы, а двое остались на месте, явно собираясь задержать Ванду и дать пройти остальным.
     Ну уж нет! С этим она не согласна! Ванда хотела рвануться наперекор тем, которые убежали, как, вдруг, сильная боль пронзила всё её тело.
     Не понимая, как её смогли обнаружить с поверхности, Ванда торопливо отплыла чуть в сторону и рискнула выставить голову наружу. Там она увидела здорового, как бык, парня и золотоволосую девушку, пускающую одну за другой золотистые молнии в землю. Хотя Ванда находилась от этих двоих на достаточном расстоянии, но каждая очередная молния заставляла её болезненно морщиться и прикусывать губу, чтобы не застонать.
     Прямо под ногами девушки Ванда открыла провал, но здоровяк успел схватить молниеметательницу за руку и выдернул из пасти открывшегося провала. Пока они прыгали, Ванда обратила внимание на необычную обувь девушки и здоровяка. Толстая резиновая подошва позволяла бросать молнии чуть ли не себе под ноги, не опасаясь получить удар током. Здоровяк, кроме всего прочего, носил ещё и резиновые перчатки, видимо, чтобы без опаски хватать девушку, прямо в момент создания очередной молнии.
     Подняв ком земли торчком, Ванда придала ему человекоподобные очертания, так было легче им управлять. Земляной голем, не отрывая ног от земли, скользя, словно на роликах, бросился в сторону супергероев, но рассыпался после мощного удара здоровяка.
     Похоже её заметили. Очередная молния чуть было не прилетела Ванде прямо в лоб. К счастью она успела поставить прямо перед собой щит из вспучившейся земли, но попавший во влажную почву разряд заставил Ванду болезненно охнуть.
     Она попыталась отступить, погрузиться в тёмные и безопасные земные глубины. В несколько прыжков, здоровяк достиг того места где она только-что находилась и принялся раскапывать землю голыми руками. Он работал как экскаватор. Не прошло и минуты, как он умудрился выкопать яму чуть ли не со свой рост.
     Вот в этой самой, собственноручно выкопанной яме, Ванда его и похоронила.
     В один момент, обе стенки пришли в движение, сдавливая супергероя, словно маслину. Земля сжала его со всех сторон, но повредить прочному телу не могла. Хуже того, здоровяк принялся активно шевелиться, пара минут и выберется из земляной ловушки. В другой момент Ванда утянула бы его поглубже, да там и оставила, пусть попробует выкопаться, когда над головой десять метров твёрдой земли. Всё портила золотоволосая девчонка вонзающая свои молнии, словно иголки Ванде под ногти, разбрасывая их вокруг себя.
     Так как здоровяк тоже находился в земле, его тоже потряхивало. Но раскачавший 'прочное тело' супергерой мог позволить себе не обращать внимание на лёгкую щекотку от электрических разрядов. Тогда как Ванду каждый раз трясло так, будто она лизала обнажённые клеммы.
     Разъярившись и обезумев от постоянных ударов током, Ванда создала огромную руку из земли и попыталась прихлопнуть наглую молниеметательницу. К сожалению, главный недостаток всех её способностей - это то, что они не слишком быстрые. Скачущая по двору девушка легко уворачивалась от неуклюжих попыток гигантских земляных ладошек прихлопнуть её. Полностью занятая этой увлекательной игрой: поймай надоедливую дрянь и прихлопни её, Ванда сама не заметила, как всплыла на поверхность высунувшись чуть ли не по пояс.
     Она уже почти загнала золотоволосую в угол, прижала к забору, только и оставалось, что придавить, обрушив массу земли сверху или же проткнуть спешно выращиваемым из камня шипами, как Ванду что-то дёрнуло и область её зрения повернулась сто восемьдесят градусов. Так она успела увидеть подобравшегося сзади, здоровяка. Весь в комьях земли, он был похож на мертвеца выбравшегося из раскопанной могилы. Оказывается, она про него совершенно забыла. Здоровяк сломал ей шею, вывернув голову так, как Ванда никогда не могла бы повернуться сама.
     Чувствуя, как меркнет сознание, Ванда успела вызвать интерфейс и обменять припасённую сотню единиц благодати на чудо исцеления. Однако сделала она это лишь для того, чтобы здоровяк пробил ей грудь, ломая рёбра и разрывая сердце. Ещё одна сотня очков благодати и ещё одно исцеление. Подошедшая золотоволосая девушка сожгла Ванду особенно мощной молнией. И так ещё пару раз, пока, у неё наконец не закончилась отложенная про запас благодать.
     Ванда Митрл умерла.
     И это было, наверно, даже к лучшему. Потому, что в этом мире и так слишком много навязчивых агентов по продаже недвижимости готовых впарить вам любую халупу, лишь бы получить свой гонорар.
     -Ненавижу убивать раскаченных супергероев, -поделился здоровяк. -Ты их убиваешь, они восстанавливаются. Ты их снова убиваешь, а они снова восстанавливаются.
     -Ладно тебе, Брюс, -отмахнулась девушка. -Весело же!
     -Как по мне так, скорее, утомительно, -проворчал Брюс.
     -Идём быстрее, пока там наши не перебили всех остальных.
     Всё ещё продолжая качать головой здоровяк по имени Брюс и золотоволосая девушка с молнией в руке вошли в один из корпусов заброшенной психиатрической лечебницы.
     
     ***
     Место действия: там же.
     Время действия: то же.
     
     Оставив Брюса и Мэл прикрывать их от того, что таилось во дворе, супергерои ворвались в лечебницу, но, к их удивлению, обнаружили лишь пустой коридор и лестницу, одновременно ведущую к верхним этажам и спускающуюся в подвал. Лестница также оставалась абсолютна пуста.
     Бежавшие впереди оба Фреда затормозили и переглянулись.
     -Кхм, -глубокомысленно заметил Уокер, продолжая держать лестницу под прицелом.
     -И куда нам дальше? -спросил кто-то сзади.
     Кофейный Фред признался: -Честно говоря, изначально, мы ожидали куда более горячую встречу. Но если враг решил притаиться, значит расставил ловушек, будьте осторожны.
     -А нам сейчас что делать?
     -Собственно у нас ровно два выхода. Или шататься по коридорам всей толпой, обследуя комнату за комнату, этаж за этажом, здание за зданием. Либо разделиться на более мелкие команды, -обрисовался сложившееся положение Кофейный Фред.
     Гордон сказал: -Обычно, попав в опасное место, герои разделяются только в плохих фильмах ужасов. Их ещё потом по одиночке убивают монстры или главный злодей.
     -Молодой человек, ты забываешь важную вещь. Мы не просто герои. Мы - супергерои!
     -Но они, которые злодеи, тоже супергерои, -напомнил Гордон.
     -Нужно как можно скорее отыскать президента, -решил Уокер. -Поэтому мы разделимся, но в пределах разумного. Идти одному никому не придётся.
     -Вот в фильмах всё ровно так же начиналось, -поёжился Гордон.
     Синтия спросила: -Боишься, дружок?
     Вместо того, чтобы ответить матом в духе 'сама иди накуй', Гордон вздохнул и кивнул головой, признавая очевидное. Он действительно боялся и не считал нужным скрывать этот факт. Похоже Гордон сам не заметил, как сильно повзрослел за эти несколько дней.
     ...
     Ральф Педро, по своему обыкновению, пустил вперёд миньонов. Их сорок два человека, целая толпа. Почти максимальное количество, которое он мог поддерживать своей особенностью. И то, пришлось всякого разного наслушаться, пока он 'обновлял' особенность на гомо-миньонах непосредственно перед вылазкой. Как ни торопился Ральф, а на 'перезарядку' каждого миньона уходило по несколько минут и по горсти медикаментов типа виагры от которых его уже тошнило.
     Но и не 'загружать в миньонов дополнительную дозу верности' тоже было нельзя. Несколько дней назад, один из давно не 'подзаряжаемых' гомо-миньонов неожиданно обрёл свободу воли, после чего тут же схватил висевший у него на шее автомат и дал длинную очередь, во весь магазин, по идущему впереди Ральфу, мстя за обесчещенную задницу. Тогда Ральфу пришлось спешно исцеляться через чудо, потравив почти сотню с таким трудом зарабатываемых очков благодати. Саму вдруг вернувшую свободу воли и восставшую марионетку расстреляли другие миньоны выполняя главный приказ 'беречь хозяина'. Но тот случай, то чувству, когда пули пробивают тело насквозь и ты почти умираешь - крепко запомнились латиноамериканцу. Больше повторять подобное он никак не хотел.
     А кроме того, у Ральфа возникло иррациональное чувство вины перед своими миньонами. В конце концов это ведь он вламывался к ним, снимал с них штаны, после чего посылал воевать за него бездумными куклами. И вот, когда одна кукла вернула себе свободу действий, что она сделала? Тут же выпустила очередь ему в спину. Как-то не очень хорошо получается.
     Эти размышления довели Ральфа до того, что он отпустил всех своих оставшихся минонов, дав им установку отойти подальше и уже там вернуть себе свободу воли. Оставаясь одиноким, без своей привычной армии, Ральф прибился к супергероям, собирающимся спасать Джозефа Байдена. Синтия уже была среди них и именно она, на правах старой знакомой, убедила Ральфа оставить псевдоинтеллигентные заморочки и вернуться к активному процессу насилования мужских задниц.
     -Понимаешь, - убеждала его бывшая школьница старших классов Синтия Парсон. -Ты ведь делаешь это не для собственного удовольствия.
     Ральф только махнул рукой: -Какое там удовольствие?! Когда по сорок раз в день, да ещё таблетки пьёшь как не в себя, чтобы только стоял. Это уже совсем не удовольствие получается.
     -Вот именно, -подхватила Синтия. -Ты на стороне ДОБРА, Ральф?
     Он удивился: -Правда?
     -Ну ещё бв, ведь ты собираешься помогать спасть президента Соединённых Штатов! Конечно мы с тобой на стороне Добра, тут просто не может быть двух мнений!
     Бывший продавец ковров пожал плечами, секунду подумал и кивнул. Ещё бы, найдите дурака, который откажется, если его станут убеждать, что он делает доброе дело.
     -Ради спасения президента можно пойти на многое, -продолжала Синтия.
     И он пошёл. Как в старые добрые времена, когда она изображала из себя чернокожую Харли Квин с бейсбольной битой в руках, Синтия взламывала квартиры-раковины, где тщетно пытались запереться и спрятаться от ужасного нового мира добропорядочные американцы. Ральф без устали обрабатывал одного будущего миньона за другим, заново создавая свою армию пидорасов.
     Всё ради великой Америки!
     Эй, очередной, случайно попавшийся чувак, разве ты не готов подставить свою задницу за американского президента? Нет? А всё равно придётся! Потому, что Джо Байден нуждается в твоей раздолбанной мощным инструментом Ральфа Педро заднице! Когда на весах будущее Соединённых Штатов, нельзя пренебречь ни одной добропорядочной американской попкой. За великую Америку! Во имя спасения президента! И за торжество фармакологии и медицины, сумевших сделать так, что инструмент Ральфа стоял ровно вверх, как вашингтонский монумент.
     Вербовка в армию добра продолжалась пока число гомо-миньонов не достигло предела, который был способен контролировать Ральф благодаря своей уникальной особенности. И вот теперь его отряд в полсотни человек надёжно охранял своего хозяина и полководца. Армия пидорасов была готов сражаться за всё хорошее, против всего плохого. Собственно, именно поэтому Ральфа и отправили обследовать нижние этажи правого корпуса лечебницы в одиночестве. Благодаря армии вооружённых найденными в арсенале разгромленных полицейских участков штурмовыми винтовками и револьверами гомо-миньонов, Ральф сам по себе представлял грозную силу. Настоящая маленькая армия боевых пидорасов готовых сразиться с любым противником ради торжества американской демократии.
     Часть миньонов шла впереди, проверяя ответвления от основного коридора. Оставшихся Ральф держал при себе.
     -Вот было бы здорово отыскать президента прямо сейчас, -подумал он.
     Он бы мне такой: -Благодарю за спасение, Ральф.
     А я бы ему: -Без проблем, Джо. Любой, на моём месте, поступил бы также.
     И тогда президент бы сказал: -Нет, Ральф, я вижу, что ты настоящий патриот и поверь мне, перед такими парнями как ты открывается большое будущее.
     Ральф не успел придумать, какой бы любезностью он ответил бы на слова президента. Его отряд как раз спустился до самого нижнего, подземного этажа, где располагался переход, соединяющий оба корпуса лечебницы. Там царило запустение. Висящие на проводах лампочки, без плафонов, горели ярко, но редко, отчего подвал полнился тенями. Пахло пылью и ветхой от старости тканью. Просторный подвал когда-то пытались использовать как хранилище для всякого хлама. Тут и там высились остовы от бытовой техники или, может быть, медицинские приборы, спрятанные в пыльных чехлах или накрытые серыми от пыли простынями. Крупногабаритного хлама было так много, что он буквально разделяли большое помещение на отдельные проходы. На всём вокруг лежала печать векового запустения и тлена.
     Подумав о тлене, Ральф поёжился. Напрашивающаяся ассоциация с могилой ему совершенно не нравилась. Впрочем, если задуматься, воздух как будто сделался объективно холоднее. Из рта, при дыхании, начали вырываться клочки пара. Остановившись в середине, окружённый поднявшими оружие миньонами, Ральф растерянно оглядывался. Прямо на его глазах по стенам побежала сверкающая в электрическом свете ламп плёнка изморози. Сделалось ещё холоднее. На тыльную сторону ладони что-то упало и снова, и снова.
     Подняв голову, Ральф обнаружил, что в подвальном помещении пошёл снег. Потолок покрыл особенно толстый слой изморози. С него срывались отдельные крупицы и медленно слетали вниз, будто снежинки. Из звуков оставалось только их дыхание, шорох ног и где-то далеко за стенкой работает генератор обеспечивая здание энергией.
     -Эй, снежок! Снеговик! Снежный человек! Кто ты там есть, покажись, -выкрикнул Ральф выпуская из рта целое облако пара.
     В ответ послышался неизвестно откуда идущий голос. Казалось будто шептали скованные изморозью стены: -Я-а-а-а Саб-Зи-и-и-ро.
     -Педрила? -удивлённо переспросил, неверно расслышав, Ральф.
     Вместо ответа пара мгновенно выросших из стен ледяных копий проткнула двух его миньонов, а продолжающий оставаться неизвестным, противник мстительно заявил: -Сам ты педрила!
     И хотя, технически, он был прав, но всё равно обидно.
     -Рассредоточиться. Искать урода, -приказал Ральф гомо-миньонам. Кем бы ни был управляющий холодом и льдом супергерой, но он явно должен был прятаться где-то поблизости так как, с расстоянием, способности прямого управления сильно слабели.
     Словно деловитые мураши, миньоны разбежались по лабиринту из древних сломанных холодильников, печей и опасно выглядевших медицинских приборов непонятного назначения.
     Довольно быстро логово противника оказалось найдено, однако Саб-Зиро пустил перед собой мощную замораживающую волну и сразу десять миньонов превратились в ледяные статуи. Оставшиеся открыли огонь, но закутавшись в броню из льда, от которой, при каждом попадании, вылетало ледяное крошево, Саб-Зиро пролез между двумя неплотно стоявшими остовами от древних холодильников и попытался убежать.
     Ральф радостно приказал преследовать убегающего противника.
     И разумеется попал в заранее подготовленную ловушку.
     Ледяные челюсти клацнули, протыкая острыми и длинными, как копья, зубами ещё два десятка его бойцов, сгрудившихся в тесном переходе. В итоге у Ральфа оставались всего несколько миньонов, плюс его призрачные ножи не слишком подходили для противостояния управляющему льдом противнику. У латиноамериканца появились мысли о стратегическом отступлении, но осуществить их он не успел.
     Из коридора, где Саб-Зиро организовал массовую ловушку, полетели сосульки. Скорее даже ледяные стрелы, тонкие, острые и очень быстрые. Потеряв ещё пару бойцов, Ральф приказал остальным отступить вглубь заставленного старым хламом подвала. Сам он лихорадочно размышлял что бы предпринять.
     Призрачный доспех, в который раз оправдал себя, отразив сразу две ледяные стрелы. Летающие вокруг Ральфа призрачные ножи закрыли хозяина, принимая на себя урон. Жаль только, что если таких стрел будет не две, а двадцать, то доспех не сможет защитить его. Или, если, вместо тонких стрел прилетит здоровенное ледяное бревно, тогда у ножей не выйдет ни отразить его, ни остановить. Дело плохо.
     Решив, что сейчас не время экономить, Ральф потребовал у Серафима чуда - появившегося из воздуха армейского огнемёта с заправленными до самого верха болонами. На появление предмета из воздуха ушло больше трёх сотен единиц благодати. Весь его запас и даже пришлось уйти в небольшой минус. Но дело того определённо стоило. Забравшись в сбрую, Ральф осторожно притронулся к гашетке выпуская перед собой струю огня. Вот теперь повоюем!
     Заволновавшийся Саб-Зиро крикнул из глубины коридора: -Ты совсем дурной? А если пожар?
     -Наплевать! -честно ответил Ральф, в подтверждение своих слов давая ещё более плотную и длинную струю пламени внутрь коридора. В ответ пошла волна холода.
     Огонь боролся с льдом и побеждал. Ральф продвигался всё дальше по коридору. Должно быть он сейчас находится аккурат между двумя корпусами лечебницы. Несколько раз, через бушующее впереди пламя, прилетали слегка оплавленные сосульки, но похоже огонь мешал Саб-Зиро целиться. Ножи призрачного доспеха без проблем отбивали редкие сосульки, несущие угрозу Ральфу.
     За спиной оставались испачканные сажей стены. Где-то что-то горело, но большого пожара в каменном подвале можно было пока не опасаться.
     Наверное, Ральф слишком высоко задрал раструб огнемёта. Или же Саб-Зиро все силы пустил на то, чтобы как следует проморозить пол. Однако Ральф поскользнулся на ледяном полу и упал, ударившись головой. Столб пламени упёрся в потолок. Огнемёт чихнул и замолчал.
     Не замедлившийся воспользоваться столь явным шансом, Саб-Зиро бросился вперёд. Пара выпущенных им сосулек убили двух из трёх оставшихся миньонов. А самому последнему он отрубил руку с поднятым револьвером и, не прерывая движение, раскроил голову ледяным мечом. Этим же мечом Саб-Зиро собирался прикончить Ральфа, но сразу два призрачных ножа заблокировали удар ледяного меча, а третий нож оказался в руке Ральфа и, резко удлинившись, ударил ему в живот. Ледяная броня выдержала, но больно было так, что можно зубы стереть. Как ни тарался Саб-Зиро, а продавить скрестившиеся призрачные ножи не мог. Ральф уже начал шевелиться, собираясь направить огнемёт на него. Только выпущенная Саб-Зиро волна мощного холода смогла притормозить всё активнее шевелившегося латиноамериканца. Веки Ральфа покрылись инеем. Щёки побелели, волосы сделались седыми от намёрзшего на них льда. Глаза медленно стекленели.
      Интерфейс. Чудо исцеления, -взмолился Ральф.
      К сожалению, у вас недостаточно очков благодати. Невозможно совершить чудо.
     -Как глупо всё получилось, -успел подумать Ральф.
     А потом он умер.
     -Да! -обрадовался Саб-Зиро. -Наконец-то уже.
     Призрачные ножи исчезли и ничего не мешало ему несколько раз рубануть мечом замороженную скульптуру.
     -Грёбанный латинос, -потирая живот, куда пришёлся удар удлинившегося призрачного ножа, Саб-Зиро оглядел закопчённый коридор. У потолка клубился дым. Дышать тяжело и неприятно. Тут и там горит какой-то мусор. Надо бы потушить, пока пожар не сделался гораздо серьёзнее.
     -Грёбаный латинос, -от души выругался бывший калифорнийский студент решивший, что отныне он будет зваться не иначе как Саб-Зиро, повелитель льда и холода. -От латиносов вечно одни проблемы.
     Саб-Зиро подумал, что ему нравится говорить такие вещи вслух. Он давно уже мечтал встать и во весь голос сказать что-нибудь подобное. Раньше боялся, а сейчас чего бояться?
     -Ненавижу латиносов! Вообще всех иммигрантов ненавижу! К чёрту вас всех! Убирайтесь в ту дыру, откуда приехали. Ненавижу арабов. К чертям арабов и Мухамед ваш полный отстой! Ебите в жопу своего Мухамеда. Ненавижу мексиканцев, вечно пытаются обсчитать в магазине или в такси. Все мексиканцы воры! Пусть гомики катятся ко всем чертям и в аду устраивают свои грёбанные парады! А больше всего терпеть не могу негров! Ох, как я не люблю их чёрные рожи! Обезьяномордые! Нигеры поганые! Куда ни придёшь, везде квоты. Если не гомик и не нигер, то фиг устроишься на нормальную работу. А этим уродам ещё и пособие выплачивается больше почти как у нормальных людей зарплата. Ненавижу негров!
     Выкрикнув последние слова с особой силой, Саб-Зиро замолчал тяжело дыша. На душе у него стало хорошо и радостно. Как говорил один литературный герой: говорить правду легко и приятно. Особенно если эту правду годами до этого приходилось держать в себе и всячески подавлять.
     -Я ненавижу негров, -уже не так громко, зато с полным внутренним удовлетворением, повторил Саб-Зиро.
     Неожиданно раздался голос, заставивший супергероя вздрогнуть: -А ну-ка повтори что ты там сказал насчёт афроамериканцев?
     По идущей на верхние этажи лестнице спускалась пухлая чернокожая девушка. Когда она подошла ближе, Саб-Зиро заметил, что она не пухлая, просто под одеждой обмотала всё тело металлическим канатом создавая тем самым импровизированную броню.
     -Ты ещё кто такая? -поинтересовался Саб-Зиро, готовясь к новому бою.
     -Синтия.
     -Какая ещё Синтия?
     -Синтия-твоя-смерть, придурок, -пояснила девушка, одновременно выстреливая в Саб-Зиро ветвистой чёрной молнией. Ледяная броня разлетелась на осколки. Самого супергероя отбросило в сторону, ударяя последовательно о все острые углы, какие только попадались ему на пути.
     ...
     Синтия Парсон и Тим-мерцальщик вместе обследовали первые этажи левого корпуса. Единственной их находкой оказались несколько человек из президентской администрации запертые в одной из комнат. Никого важного среди них не было и похоже, что террористы о них просто забыли.
     Увидев супергероев они, казалось, испугались ещё больше. Стоило Тиму кивнуть в сторону выхода и предложить им убираться отсюда, как напуганные клерки исчезли с такой скоростью, будто и сами обладали суперспособностями.
     Осматривая однотипные палаты с забранными ржавыми решётками окнами и давно уже лишёнными постельного белья кровати, они разговорились. Тим и раньше с недовольством поглядывал на Синтию, но предпочитал отмалчиваться. Появление новорождённого бога и развитые способности уравнивали бывшего полицейского продолжающего считать себя до сих пор находящимся на действующей службе и бывшую школьницу-старшеклассницу с радикальными взглядами.
     Вполне естественно, что Тим полагал своим долгом наставить девочку на правильный, каким он его считал, путь. Также более чем естественно, что Синтия вовсе не собиралась прислушиваться к словам белого мужика средних лет, вдобавок копа.
     -Послушай, -начал разговор Тим. -Ты вроде сторонница БЛМ-движения?
     -Ты что-то имеешь против, дядя? -тут же, без предварительного разогрева, закипела Синтия.
     Тим поспешил выставить перед собой раскрытые ладони: -Спокойно, девочка, мы с тобой на одной стороне.
     -Расскажи об этом Джорджу Флойду! -отрезала Синтия.
     Некоторое время спустя, Тим попытался ещё раз: -Послушай, сколько тебе лет? Впрочем, неважно. Ты явно родилась не во времена существования сегрегации по цвету кожи. И ты ещё слишком молода, чтобы парни успели причинить тебе много боли. Проще говоря, я пытаюсь сказать, что ты сама вряд ли испытывала так уж много притеснений из-за гендера или расы, или чего-либо ещё. Так почему ты так рьяно требуешь компенсаций за то, чего не испытывала сама?
     -Обыкновенное обесценивание, -ответила Синтия.
     -Что?
     -Твои слова лишь попытка обесценить меня, -пояснила Синтия. -Типичное мужское поведение: ой-ой, ты женщина. Ты ещё слишком мала. Ты слишком глупа, чтобы понять. Вот так вы, белые абьюзеры и обесцениваете стремления женщин и чернокожих.
     -Подожди, подожди, -попытался разобраться Тим. -Получается: чтобы я не сказал, это всё равно будет попытка обесценить твоё мнение? Альтернативой может быть только полное и без лишних раздумий согласие со всеми твоими мыслями и доводами?
     -Ага, -согласилась Синтия.
     -Разве это не что-то вроде фашизма получается? Оппонент неправ потому, что он не согласен с нами и наоборот: если кто-то не соглашается с нами, значит он не прав.
     -Девушки не могут быть фашистами. Афроамериканцы не могут быть фашистами, -объяснила Синтия.
     -А кто может?
     -Такие белые мужики как ты. Все копы фашисты! -заявила девушка.
     Дальше они шли молча.
     Когда прошли этаж насквозь и дошли до лестницы, встал выбор: спуститься в подвал или подниматься выше?
     -Тише, -сказала Синтия. -Ты слышишь?
     -Вроде бы кто-то кричит, -задумчиво предположил Тим.
     -Там кто-то кричит, что он ненавидит негров, -возмутилась Синтия. -Ну сейчас я ему покажу чёрную силу!
     Без спроса она побежала по лестнице вниз. Мысленно проклиная своевольную девчонку, Тим поспешил следом. Последнее, что им сейчас следовало сделать, так это разделяться.
     Стоило спуститься буквально на половину пролёта, как снизу сильно пахнуло гарью. Какой-то парень с замотанной шарфом нижней частью лица орал, что он ненавидит негров.
     -А ну-ка повтори что ты там сказал насчёт афроамериканцев? -потребовала она.
     -Ты ещё кто такая? -поинтересовался незнакомец.
     -Синтия.
     -Какая ещё Синтия?
     -Синтия-твоя-смерть, придурок! -она выдала по нему самую мощную молнию. Молнию имени Джорджа Флойда. Молнию имени Барака Обамы.
     Террорист отлетел назад, будто сухой листок сдутый сильным порывом ветра.
     Сзади её догнал припозднившийся Тим: -Синтия, зачем ты так рисковала, нападая на него в одиночку?
     -Всё в порядке, дядя, -довольно хмыкнула девушка. -Я со всем разобралась сама.
     А, впрочем, разобралась ли? Серафим всё ещё медлил, не подтверждая победы. И сотни единиц благодати, за победу над высокоуровневым противником, так и не начислялись.
     Видимость в подвале была ужасна. Часть и без того редких ламп погасли, будучи повреждёнными потоком горящей огнесмеси из огнемёта или же резким замораживанием. А те, что ещё светили, едва пробивались через скапливающийся под потолком дым. Поэтому Синтия не разглядела заранее движение и прилетевшие из скопища теней и темноты, куда её молния швырнула тело террориста, сосульки оказались для девушки неприятным сюрпризом.
     Две сосульки попали в обмотанный металлическим тросам живот и не причинили никакого вреда. Ещё одна прошла совсем рядом со щекой, оставив след из пары неглубоких порезов. И ещё одна пробила насквозь левую кисть.
     -Я-а-а Саб-Зиро, -раздалось из темноты и сумевший пережить удар чёрной молнии супергерой выскочил оттуда с ледяным мечом в руках. Этим мечом он попытался срубить голову Тиму-мерцальщику, но бывший полицейских успел переместиться за спину противнику и даже разрядил ему в район пятой точки винтовку, которую до этого держал в руках.
     Получив тяжёлую пулю чуть ниже поясницы, живчик упал, но тут встал снова, видимо воспользовавшись чудом исцеления.
     Саб-Зиро попытался поймать умеющего телепортироваться на короткие расстояния героя в чём, ожидаемо, потерпел неудачу. Сосредоточившись, он на мгновение замер, а затем, от его тела, начали расходиться волны убийственного холода.
     Синтия вдруг обнаружила, что 'прочное тело' запредельного уровня не слишком хорошо спасает от холода. А служащий ей кольчугой металлический трос теперь не столько защищает, сколько сковывает её. Схватив первый попавший под руки холодильник, благодаря раскаченной способности 'общее усиление тела' Синтия метнула его в стоящего неподвижно Саб-Зиро, снеся того, как хорошо разогнавшийся грузовик сносит попавшуюся ему на пути телефонную будку.
     Тут же рядом с придавленным древним и потому крайне тяжёлым холодильником супергероем появился Тим-мерцальщик и выстрелил из пистолета ему в голову. Для полной уверенности, что пуля сможет пробить может быть слишком прочную черепушку, Тим стрелял в глаз. В правый глаз, если говорить точнее.
     -Он мёртв, -заявил бывший полицейский. Воздух в подвале всё ещё оставался крайне холоден. Из рта при каждом слове поднимались облака пара.
     -Знаю, мне тоже две сотни благодати упало за коллективную победу, -огрызнулась Синтия. Девушка занималась тем, что как можно быстрее срывала с себя и сбрасывала заледеневший металлический трос. В итоге она осталась практически голой, только в ботинках. Всё тело усеяно пятнами обморожений, но от них Синтия избавилась всего лишь за пятьдесят единиц благодати. Не так уж и много. По факту охоты Синтия оставалась в существенном плюсе.
     -Дай одежду, -потребовала девушка.
     -Сотвори, -прищурился Тим. -Или благодать экономишь?
     -Дай, говорю!
     -Ладно, держи, -он снял рубашку, а штаны подошли от бедняги Саб-Зиро. Разве только пришлось их немного завязать в бёдрах, чтобы не спадали.
     Синтия возмутилась: -Как мне теперь в этом ходить?
     -Ну извини, здесь не магазин женской одежды. Выбора особого нет.
     Тогда Синтия плюнула на собственную жадность и через обращение к Серафиму и чудо сотворила комбинезон из прочного, не горючего, хорошо растягивающегося и даже обладающего способностями к самовосстановлению материала на что потратила чуть больше двухсот пятидесяти единиц благодати. Целое состояние для иного супергероя! Наверное, это была самая дорогая одежда в мире. Зато и смотрелась в нём Синтия просто шикарно. Конечно, как настоящая феминистка, она одевалась и прихорашивалась вовсе не для того, чтобы какие-то мужики смотрели на неё и пускали слюни, а просто так, потому, что сама этого хотела и точка.
     ...
     Гордон Гилберт, сильно повзрослевший за последнюю пару недель, старшеклассник. В целом хороший парень, если не считать того, что убийца, насильник и грабитель, впрочем, как практически каждый из супергероев, обследовал второй и третий этажи левого корпуса вместе с кофейным Фредом. Получивший силу превращать любую материю в кофе и затем управлять получившейся жидкостью, учёный окружил себя и напарника прозрачным туманом, состоящим из взвеси мельчайших кофейных капель, висящих в воздухе и перемещающихся следом за ним. Благодаря кофейному туману Фред мог чувствовать происходящее у него за спиной и полагал, что никакой противник, даже невидимый, не сможет подобраться к ним близко.
     -Строго говоря, с точки зрения современной физики, практически любая суперспособность любого героя находится за рамками возможного, -читал юноше лекцию бывший учёный. -Другими словами: никто не понимает, как это работает. Новорождённый бог, Серафим - объяснения не хуже других, но проблема в том, что их никак невозможно проверить. Можно только лишь принимать на веру или не принимать, но тогда останешься совсем без каких-либо объяснений. Это не научный подход.
     Проверяя очередную комнату, явно превращённую до этого в чей-то рабочий кабинет, судя по современному столу и удобному офисному креслу, но опять же оказавшуюся совершенно пустой, Гордон спросил: -А если как-то исследовать наши способности? Есть же всякие приборы.
     -Если бы всё было так просто, молодой человек, как это показывают в сделанных на основе комиксов фильмах, -усмехнулся кофейный Фред. -Приборы могут только зарегистрировать и показать наличие и меру какого-то явления или же его отсутствие. Главный прибор любого учёного это его голова и выработанная за годы работы привычка рассуждать, строя свои рассуждения на доказательной базе. Это так называемый научный метод мышления. С его помощью можно исследовать любое явление, даже самое фантастическое, выявить скрытые закономерности, строить, проверять и отвергать различные гипотезы, но вот увязать в единый пучок сказочные законы и законы физики он не поможет. Для понимания Серафима требуется совсем иная система координат. Знаешь, чего я больше всего хотел бы сейчас?
     -Ой нет, -усмехнулся Гордон. -Только этого не надо. Один раз я уже поиграл в желания по телефону и на следующий день мир рухнул.
     -Действительно, -согласился Фред. -Но больше всего на свете я хотел бы сейчас запереться в какой-нибудь хорошей лаборатории и попытаться проникнут за ту ширму, которую показывает всем нам Серафим. Пусть не понять, как работает интерфейс, но хотя бы попытаться найти чёткие отличия между людьми, имеющими и не имеющими его. Исследовать кем-то созданный, природой или Серафимом, не так важно, сложный механизм, постепенно разбираться в глубинных причинах его работы - это и есть то, что сегодня, несколько презрительно, называют 'фундаментальной наукой'.
     -А что помешало найти такую лабораторию и запереться в ней?
     -Как всегда: непреодолимая сила обстоятельств, -улыбнулся учёный. -Сначала я поспешил уведомить компетентные, как мне казалось, органы о появившихся у меня способностях. Я видел, что не один такой и уже с самого начала замечал грозные последствия приближающейся бури. Поэтому поспешил добровольно сдаться властям и рассказать ту малость, которая мне была известна, надеясь, что тому, кто занимается решением этого вопроса поможет полученная от меня крупица информации. Наверное, это была ошибка. А, может быть и нет. Я потерял кучу времени общаясь с дуболомами из ФБР и ЦРУ, но зато, как видишь, по чистой случайности попал в число сильнейших героев Нью-Йорка, спас президента и часть города от отравления и, пожалуй, принёс какую-то пользу. Можно ли было сделать больше поступив по-другому, вот хороший вопрос.
     -Гхм, -прокашлялся Гордон вспомнив как он, в компании ещё троих суперов, пытались убить президента и тот только в самый последний момент улетел от них на вертолёте.
     -Байден он вообще, как? Хороший президент?
     -В нашей ситуации, когда государственные институты распадаются на глазах и каждый военачальник и гражданский управляющий творят что хотят, оставшись без внешнего надзора - одно только наличие легитимного представителя высшей власти может удержать расползающееся по швам государство от полного краха. В этом случае личность самого президента не так уж и важна.
     Гордон спросил: -Что такое 'легитимный'?
     -Тот, кого признают все остальные. С кем не спорят.
     -Но как раз с Байденом все и спорят. Моя мать голосовала за Трампа, и она говорит, что победить на выборах должен был Трамп!
     Кофейный Фред молча покачал головой.
     Они прошли столовую, найдя там испуганных поварих, прикованных цепочками за ноги к неподъёмной печи. Напуганные происходящим дурёхи сидели тихо, как мышки и наткнувшись на взгляд широко открытых глаз, наблюдающих за ним из-за стеллажа, Гордон чуть было не выстрелил туда лезвием. Перерубив цепочки, он освободил женщин.
     -Оставайтесь здесь, -приказал им Фред. -Бегать сейчас по коридорам может быть опасно. Или на террористов можете напороться, или на наших, но они тоже на взводе и могут сначала выстрелить и только потом спросить кто, куда и откуда.
     Осталось осмотреть сосем небольшую часть выделенной им части здания, как Гордон вдруг ощутил беспокойство. Словно кто-то ещё наблюдал за ним сейчас, смотрел в спину и ожидал подходящего момента.
     -Что-то не то! -предупредил он напарника.
     -Тоже ощущение взгляда в спину? -уточнил Фред. -Подожди, я постараюсь как можно дальше раздвинуть кофейный туман, может быть так получится кого-нибудь обнаружить.
     Через несколько минут Фред объявил: -Пусто. Ни одного живого существа в этой части здания, кроме нас с тобой. Разве только вот эта муха.
     -Какая муха? -удивился Гордон.
     -Да вот, у тебя на плече, -показал Фред. -На самом деле странно, сейчас совсем не время для насекомых.
     Кофейный Фред был полностью прав. Сидевшая на плече Гордона муха являлась отнюдь не обычным насекомым, точнее даже совсем не насекомым. У этой мухи было имя и звали её Артемий Ситникофф - супергерой умеющий превращаться в любых существующих животных. Развив свои способности, он добился возможности сверхбыстрого превращения.
     Мгновение назад на плече у Гордона Гилбера сидела крохотная мушка, а в следующее мгновение верхом на парне оказался здоровенный белый медведь.
     Прежде чем огромный вес животного придавил Гордона к земле, царь покрытых снегом лесов отмахнулся от стоящего рядом Фреда, отвесив тому мощнейшую оплеуху и располосовав когтями лицо. После чего, зверь с разумом человека одним движением челюстей перекусил горло Гордону и продолжил разрывать на куски супергероя, не давая тому и малейшей возможности чтобы успеть восстановиться.
     Надо сказать, что прокачавший 'прочное тело' Гордон не был совсем уж лёгкой добычей. Однако звериная сила, помноженная на шестой уровень 'общего усиления тела', который успел дополнительно взять Артемий помогали, пусть и с трудом, вонзать когти и зубы в прочную плоть.
     Пришедший в себя Фред, не обращая внимание на заливающую глаза кровь, сконденсировал кофейный туман в плотный шар светло-коричневого цвета с запахом арабики и метнул его в продолжающего рвать Гордона зверя.
     В белого медведя словно врезалась плотно загруженная фура. Его отбросило в сторону и впечатало в стену. Но секунду спустя зверь уже поднялся с пола мотая лохматой головой из стороны в сторону. Видно, что ещё немного и он полностью придёт в себя.
     Тогда кофейный Фред активировал способность 'трансформация'. Цель - глаза медведя. Выбранный объект не является жидкостью и неоднороден, затраты на трансформацию увеличены в 20-ь раз. Применить.
     Когда глаза вытекли из глазниц, превратившись в кофе сорта Эксцельза, медведь оглушительно взревел и натыкаясь на стены понёсся вдоль коридора. Фред метнул ему вслед ещё один кофейный шар, но промахнулся так как белый медведь неожиданно исчез и на его месте оказалась небольшая, огненно-рыжая лисица. Она мигом преодолела остающиеся до поворота метры и исчезла из поля зрения. Подойдя к разорванному, словно тряпичная игрушка, побывавшая в зубах у домашнего щенка, телу Гордона Гилберта, кофейный Фред убедился, что юноша полностью и бесповоротно мёртв.
     Где-то в другом конце этого же этажа, Артемий судорожно щупал свои восстановившиеся после перехода в другую форму глаза. К счастью те оставались на месте. Он попробовал снова превратиться в медведя и ещё один дикий крик сотряс левый корпус здания лечебницы от чердака и до подвала. Переходя в форму белого медведя, он снова становился безглазым. Возвращаясь в любую другую форму обретал зрение. Похоже, по результатам боя, минус одна форма. Жалко, конечно. Но отнюдь не фатально.

Глава 11. Fatality, продолжение

     Историческая справка:
     С марта по июнь 1918 года англичане и американцы высадили несколько тысяч солдат у Мурманска, который им удается превратить в свой опорный пункт. Второго августа американцы, англичане и французы высадились в Архангельске. В течение августа 1918 года американцы высадились во Владивостоке.
     Высадка союзников, помимо прочего, являлась провокацией, призванной сорвать Брестский мир и вынудить немцев возобновить боевые действия на Восточном фронте. Тогда западные страны могли бы убить сразу двух зайцев: ослабить Россию и вынудить Германию перебросить часть войск с Западного фронта. Лишь ценой значительных уступок и дипломатии правительству большевиков удалось уклониться от возобновления войны с немцами.
     Архангельск был взят союзниками и центр главных событий в северном регионе страны стал постепенно перемещаться из Мурманска в Архангельск. Это событие вскружило голову интервентам. Посол США в России Фрэнсис активно настаивал на расширении масштабов интервенции. Он считал, что союзники смогут захватить Москву в течение одного или двух месяцев. В результате интервенция союзников приобретала все более организованный и целенаправленный характер. Красная армия между тем, ежедневно подкрепляемая новыми пополнениями, увеличивала свое численное преимущество и боеспособность. Посол Франции Нуланс пишет: 'Наша интервенция в Архангельск и в Мурманск, однако, оправдала себя результатами, которых мы добились с экономической точки зрения. Вскоре обнаружится, что наша промышленность в четвертый год войны нашла дополнительный ценный источник сырьевых материалов, столь необходимых демобилизованным рабочим и предпринимателям. Все это благоприятно отразилось на нашем торговом балансе.
     Англичане вывезли с Русского Севера товаров и сырья на сумму 2 млн ф. ст., американцы - примерно на 800 тыс. ф. ст., французы - на 600 тыс. ф. ст. Всего было вывезено 30 тыс. т льна, 98 тыс. т марганцевой руды. Стоимость вывезенного леса составила 1 млн ф. ст.
     11 января 1919 года, управляющий канцелярией Отдела иностранных дел Северного правительства писал: 'Что же касается экспортных товаров, то все, что имелось в Архангельске на складах, и все, что могло заинтересовать иностранцев, было ими вывезено в минувшем году почти что безвалютно, примерно на сумму 4 000 000 ф. ст.
     
     Место действия: Нью-Йорк. Статен-Айленд, бывшая психиатрическая лечебница.
     Время действия: день десятый, после. Семь часов вечера.
     
     Расправившись с умевшей управлять землёй женщиной, Мэл и Брюс постарались догнать ушедших вперёд соратников. Не тратя время на обследование пустых этажей, они сразу побежали по лестнице на самый верх.
     Отполированная сотнями тысяч ног лестница, блестящие от частых прикосновений перила и гранитные ступени со сточенными от времени и длительного использования ступени. На лестничной площадке четвёртого этажа Мэл остановилась и прислушалась.
     Брюс спросил: -Ты чего?
     -Там вроде бы кто-то стонет.
     -Посмотрим?
     -Идём, -решила Мэл.
     В коридоре звуки сделались отчётливее. Стало понятно, что плачет девушка. Звук доносился из дальней комнаты. В бытность здания психиатрической лечебницей пациентов содержали только на первых трёх этажах, там же находились и процедурные. Четвёртый и пятый этажи отводились под кабинеты врачей, администрацию, бухгалтерию и так далее. Поэтому комнат здесь меньше, но размер у них больше. В то время, когда здание использовалось секретарём внутренней безопасности Алехандро Майоркасом как база по изучению и развитию проправительствено настроенных супергероев, основная деятельность кипела именно на двух верхних этажах. Когда здесь укрылся сбежавший из захваченной резиденции президент, части сотрудников, попроще, пришлось переселиться вниз, а верхние этажи оставить в распоряжение руководства.
     Женский плач доносился из-за двери кабинета, раньше занимаемого Уильямом Бернсом, главой ЦРУ. Переглянувшись с зажёгшей в руке золотистую молнию Мэл, Брюс дёрнул на себя закрытую дверь, одним движением выламывая язычок простенького замка. Внутри кабинета обнаружилась голая заплаканная девушка, привязанная к стене. На бывшем рабочем столе Бернса высились кучки фисташковой скорлупы, а подоконник был завален обёртками от энергетических батончиков. Кто бы их здесь не оставил, но похоже, что больше всего он любил батончики с банановым вкусом, но и другими вкусами тоже не брезговал.
     -Кто ты такая? -задала вопрос Мэл продолжая удерживать в руке тихо потрескивающую молнию, оставаясь готовой немедленно отправить ту в полёт, если что-то покажется ей опасным.
     -Роза.
     -Какая ещё Роза?
     -Роза Гиндерштроп, -привязанная к вбитым в стену крюкам девушка заёрзала, как будто что-то мешало ей спокойно стоять на одном месте.
     -Эй, кажется я знаю тебя, -подал голос Брюс. -Видел в команде мистера Бернса.
     -Да, я из аналитической группы, -радостно подтвердила Роза.
     Мэл спросила: -Что здесь вообще происходит? Где террористы?
     -Я видела только Хотвенфильда. Утром он... занимался мной. Потом сказал 'вот и начинается', добавил 'Приходи экспа большая и маленькая. Приходи к папочке' и ушёл. Это было чуть больше часа назад, -доложила Роза и вдруг добавила. -Ой!
     Пока Мэл выясняла оперативную обстановку, Брюс снял удерживающие привязанную девушку верёвки с вбитых в стену крюков. Получив долгожданную свободу, та принялась вести себя очень странно. Сначала она заплясала, быстро перебирая ногами, но оставаясь на месте, как будто сильно-сильно хотела в туалет. Потом обхватила руками свою попу, точно ей требовалось убедиться, что эта часть тела остаётся на месте и не пропала куда-нибудь.
     -Что ты делаешь? -насторожилась Мэл.
     -У меня в попе папье-маше! -сквозь слёзы призналась Роза. -И я не могу его вытащить!
     Мэл удивлённо спросила: -Как оно там оказалось?
     -Хотвенфильд засунул!
     -Зачем? -спросил Брюс, вызвав своим вопросом ещё одну волну слёз.
     -Потому, что он маньяк и извращенец! -воскликнула Роза. -Кукушка у него окончательно поехала, вот почему! Этому придурку показалось ужасно смешным попробовать засунуть в мне в попу прес-папье с выгравированным изображениями Капитолия и белого дома. Он ещё постоянно шутил про 'измерить анал у аналитика' и, что 'засунет мне в сраку не только белый дом с Капитолием, но и всю Америку!'
     -Подожди-подожди! -замахала руками Мэл. -Пресс-папье которое Бернс постоянно держал у себя на столе? Которое размером с два кулака? То самое?
     Роза обречённо кивнула.
     Брюс простодушно удивился: -Ничего себе! Как оно там, в смысле в тебе, поместилось?!
     Роза снова заплакала, а Мэл замахала руками на супергероя: -Тихо ты! Нашёл время для шуток!
     -Да я не хотел шутить, -попытался оправдаться Брюс, которому, на самом деле, было даже немного интересно. Ну как такое большое пресс-папье вошло в такую, он ещё раз взглянул украдкой, маленькую попку?
     -И теперь я не могу его вытащить, -сквозь слёзы призналась Роза. -Пожалуйста помогите!
     -Помочь вытащить что ли? -переспросил Брюс.
     -Да не ты, -отмахнулась Мэл. -Иди лучше за дверями постой. Последи, чтобы на нас не напал бы кто-нибудь.
     Брюс вышел из бывшего кабинета Уильяма Бернса и прикрыл за собой дверь, успев услышать причитания напарницы: -Чёрт побери, как его теперь вытаскивать?!
     Коридор на четвёртом этаже оставался пуст. Из комнаты за спиной доносились интересные звуки. Продолжала всхлипывать Роза. Сквозь зубы материлась Мэл. Иногда можно было расслышать отдельные слова: -Да почему оно не идёт, не магнитится что ли? Создать поле большей напряжённости? Или попытаться подцепить щипцами? Тоже не получается. Да что же такое!
     Брюс всё с большим интересом следил за процессом извлечения слишком большого объекта явно переполнившего буфер обмена молодого и неопытного аналитика. Он даже помотал головой, чтобы выбить эти мысли из головы. Но попробуйте не думать о чём-то таком, когда стоишь за дверями и оттуда слышится что-нибудь вроде: -Расслабься, сейчас начну тянуть! Оно не выходит. Расслабь попу, говорю! Ай-ай, ты порвёшь её пополам. Тебе надо возбудиться, тогда будет проще! Я не могу. Можешь! Не в такой обстановке. Подумай о чём-нибудь приятном или так и будешь ходить с золотым шаром в жопени!
     Дзинь!
     Ощутив укол в шею, Брюс с огромным удивлением уставился на упавшие ему под ноги обломки иглы. С не меньшим удивлением смотрел на сломавшуюся иглу, при попытке вести в шею здоровяку мощнейший яд, неизвестно откуда взявшийся чернокожий мужик.
     Сумевший подобраться незаметно и сделать укол, Хилтон Чапсон не мог предположить, что игла просто сломается, при попытке проколоть кожные покровы раскаченного до капа 'танка'.
     -Упс! -пробормотал Чапсон снова исчезая.
     Брюс сделал попытку поймать невидимку, нелепо взмахнув руками, но загрёб лишь воздух.
     -Здесь невидимка! -закричал он.
     -Держись! -крикнула Мэл из-за прикрытой двери. -Ещё немного. Я сейчас не могу отвлечься, иначе всё придётся начинать сначала.
     -Что ещё начинать сначала? -спросил Брюс. Расставив руки в стороны, он, словно в детской игре, пытался нащупать продолжавшего крутиться где-то рядом стейслера.
     На чистой интуиции, он вскинул руки к лицу, закрывая глаза ладонями и тотчас раздался ещё один 'дзинь', когда нацеленная ему в глаз игла сломалась, попав в палец. На пол упал заряженный какой-то дрянью шприц. Невидимка метнул его издалека, словно дротик. Впрочем, было бы наивно полагаться, что у Чапсона с собой имелись всего два одноразовых шприца заполненных ядом. Тем более, что яд отличается от лекарства, порой, одной только дозировкой. А они находились сейчас пусть и в заброшенной, но лечебнице где когда-то содержали буйных сумасшедших. Наверняка здесь остались препараты, которыми их успокаивали в моменты безумия дюжие санитары.
     -Мэл, нужна твоя помощь! -Брюс распахнул двери и замер на пороге.
     Ещё бы ему не застыть как соляной столб, подобно жене Лота, той безымянной бедняжке, которую ветхозаветный боженька наказал за один только взгляд не в ту сторону.
     Аналитик с большим, как оказалось, внутренним потенциалом - Роза Гиндерштроп и Мэл, его напарница Мэл, они... В общем было понятно, что для извлечения инородного тела из организма несчастной Розы требовалось, чтобы она максимально расслабилась, а добиться этого проще всего сексуальным возбуждением. Звучит вполне логично, однако увиденная картина всё равно произвела на Брюса большое впечатление, заставив его замерить в дверях.
     Эх, простой и наивный Брюс. Казалось бы, девушка и девушка. Ну кого этим можно удивить, тем более в наше время? Тем более в Нью-Йорке?
     Воспользовавшись отвлечением внимания противника, Хилтон решил рискнуть. Цепляя за одержу здоровяка он, в одно мгновение, взлетел ему на плечи и что есть силы вонзил иглу одноразового шприца тому в приоткрытый в удивлении рот. Как он и ожидал, изнутри, прокачавший 'прочное тело' здоровяк оказался менее бронирован, чем снаружи. Не без сопротивления игла вошла в корень языка, впрыскивая содержимое шприца-тюбика.
     Чапсон торопливо отпрыгнул. Попасться сейчас Брюсу означало смерть.
     Великан отшатнулся назад в коридор. Схватился обоими руками за рот, потом закачался, попытался опереться о стену, но промахнулся и упал. Большое тело несколько раз дёрнулось и затихло. Как и обещал Деррик - яд сработал отлично. Практически мгновенно замутив разум, он не давал жертве шанса вызвать интерфейс и совершить чудо исцеления, даже если у неё имелись в запасе неиспользованные очки благодати.
     Серафим подтвердил победу, известив Хилтона о начислении ему трёхзначной суммы очков благодати за победу над более сильным противником.
     Не успел он порадоваться, как распахнулась дверь, ведущая в кабинет Деррика. Распахнулась с такой силой, что сорвала ограничитель и с треском впечаталась ручкой в стену, ломая штукатурку. На пороге стояла золотоволоса женщина в растрёпанной одежде, окружённая короной из молний. Молнии окружали её сферой так, что подойти близко не оставалось никакой возможности. Увидев лежавшего у стены Здоровяка, повелительница молний бросилась к нему с криком: -Брюс!
     Из глубины кабинета робко выглядывала личная игрушка Деррика. Извлечённое из неё пресс-папье Уильяма Бернса, Роза Гиндерштроп зачем-то продолжала держать в руках.
     -ТЫ! -в ярости воскликнула Мэл разом раздвинув сферу молний на пять метров в обе стороны и чуть было не задев прячущегося в невидимости Хилтона. -Кто бы ты ни был, покажись немедленно!
     -Ага, нашла дурака, -мысленно ответил Чапсон медленно отступая в сторону, стараясь не выдавать себя ни единым звуком.
     В прямом противостоянии с разъярённой супергероиней, обладающей способностью вроде её сферы из молний, контролирующей каждый сантиметр пространства так, что невозможно подобраться незаметно, ловить Хилтону было нечего. Его стиль ориентировался не на бой лицом к лицу, а на коварный и неотразимый удар сзади, когда противник расслаблен и не ожидает нападения.
     Отступив на достаточное расстояние, Хилтон развернулся и что было сил побежал прочь. За его спиной плакала, рыдала и пускала в стены бесполезные молнии златовласка.
     ...
     Тим-мерцальщик первым заметил вражеского супергероя. Тот стоял боком к окну, рассматривая что-то во дворе и, казалось, оставался полностью увлечён своим занятием. Оставалось только подобраться к нему на необходимое для прыжка расстояние, после чего приставить ствол к затылку и немедленно выстрелить. Конечно, всегда оставалась вероятность, что противник развил способность 'прочное тело' до того уровня, что научился отбивать головой выпущенные в упор пули, но в этом случае он просто отпрыгнет обратно и сбежит от слишком опасной цели.
     Собственно, именно так служащий полиции города Нью-Йорка и получил свою первую и главную способность. Он слишком часто видел, как зажатые в угол полицейские погибают в перестрелках с бандитами не дожидаясь подмоги. Поэтому, в разговоре с новорождённым богом, Тим попросил нечто, что позволило бы ему сбежать при необходимости или куда-то проникнуть. В результате он получил способность 'мерцание' и к текущему моменту развил длину прыжка до трёх десятков метров, а необходимое время между прыжками сократил до долей секунды. Наверное, Тим мог теперь чувствовать себя в полной безопасности. Ведь если что-то пойдёт не так, то он просто отпрыгнет в сторону, может быть несколько раз подряд, и его никогда не смогут зажать в угол.
     Его напарница, Синтия Парсон, значительно отстала и шла позади. Если быть честным, то они поссорились так сильно, что Тим решил уйти вперёд, пока наглая девчонка не выстрелила в него чёрной молнией или пока он сам не размозжил ей голову. Будучи копом, он прекрасно понимал, как гибельны ссоры между напарниками, тем более во время такого важного и опасного задания как это. Понимать понимал, но поделать с собой ничего не мог.
     К тому же, если он победит нового противника в одиночку, то получит все очки благодати целиком и не придётся делиться, как в случае 'коллективной победы'. Тим начинал замечать, что становится зависимым от благодати, желая получать больше и больше. Но разве это плохо? Что такого ужасного в естественном стремлении стать сильнее?
     Ещё раз смерив взглядом спину так неосмотрительно засмотревшегося в окно противника, мерцальщик сделал пять быстрых шагов, а когда тот уже стал оборачиваться, он применил мерцание оказавшись на расстоянии вытянутой руки от террориста.
     Предусмотрительно вытащенный пистолет смотрел точно в переносицу обернувшегося террориста. Даже в том случае, если тот до предела прокачал 'прочное тело', в этом месте пуля пройдёт в мозг, не задев кости черепа. Если выстрел в затылок супергерой мог ещё пережить, то попадание пули в глаз или в нос убьёт его раньше, чем он успеет подумать и призвать интерфейс для самоисцеления.
     Тим нажал на спусковой крючок.
     Выстрела не последовало.
     Какого чёрта? Он сам проверял наличие патронов. Не новый, но ухоженный и привычный, как продолжение руки, пистолет не должен был подвести. Однако, почему-то, подвёл. Тим ещё раз нажал на крючок, но и второй раз подряд получилась осечка. Уголки губ на бледном, словно он половину жизни прожил в подземельях, лице террориста дрогнули, намечая довольную усмешку.
     Применив мерцание, Тим прыгнул обратно, намереваясь сразу же отпрыгнуть ещё дальше. Он сам не понял, как так получилось, что неловко поставленная нога соскользнула и он, с нелепым вскриком, упал на гранитный пол, больно ударившись о него затылком. Но хуже всего то, что правая нога горела и стреляла болью. Неужели умудрился сломать её? Как глупо! Буквально на ровном месте.
     Террорист, а вы, наверное, уже догадались, что это был Деррик Хотвенфильд, неторопливо подходил к нему. Счёт явно шёл на секунды.
     Тим прикрыл глаза вызывая интерфейс. Выбрать пункт 'сотворить чудо'. За полное мгновенное исцеление правой ноги списана сорок одна единица благодати. Да и фиг с ними, главное боль прошла, и он снова может сражаться или убегать. Пожалуй, лучше всего убегать. Великие полководцы прошлого часто гибли и теряли армии только потому, что не решились вовремя отступить.
     Тим применил мерцание, одновременно с тем вставая на ноги, чтобы не оказаться в месте назначения беспомощной черепахой, лежавшей на спине.
     Так получилось, что сражение между повелителем вероятностей Хотвенфильдом и мерцальщиком Тимом началось в самом конце коридора. И сейчас он повторно отпрыгнул к лестнице, намереваясь следующим прыжком выйти из поля зрения противника, сбежать на этаж ниже и там уже разобраться что делать дальше. Однако вышло так, что идущая следом Синтия Парсон, к этому моменту, успела подняться по лестнице. Она увидела Деррика, и подаренная Серафимом способность указала ей на то, что он из вражеской команды. Недолго думая, Синтия наставила на Деррика палец и применила свою способность 'чёрная молния'.
     Кто же мог знать, что именно в этот момент, прямо перед ней, появится Тим, перехватывая направленный в Хотвенфильда мощный разряд. Тело мерцальщика Тим-а взорвалось, получив раскаченную молнию. Стены, потолок и пол - всё было в крови на несколько метров вокруг. И сама Синтия Парсон тоже из негритянки сделалась краснокожей. Кровь бедолаги Тим-а попала ей на одежду, на волосы, на лицо и даже в приоткрытый рот.
     Пока она стояла, замерев на месте, не понимая, что происходит, Деррик успел подойти с бывшим пистолетом Тим-а в руках.
     -Не повезло? -как будто даже сочувственно спросил он.
     Синтия посмотрела на него глазами бешенного быка. Способность чёрной молнии стояла на перезагрузке. Раскачивая её, Синтия больше вкладывалась в усиление урона, чем в сокращение периода ожидания. Но кроме молнии у неё имелись развитые способности 'общее усиление тела' и 'прочное тело'. Ей хватало голых рук, чтобы порвать кого угодно на сотню маленьких лоскутков.
     Деррик поднял пистолет Тима и выстрелил.
     Пуля попала Синтии в живот. Девушка испытала сильный толчок и небольшой укол. Больно почти не было. Она оказалась вынуждена сделать шаг назад, для удержания равновесия, но затем начала быстро подниматься по лестнице.
     Деррик выстрелил ещё раз. Попал куда-то в район груди и толчок от выстрела чуть было не сбросил её с лестницы кувырком, но Синтия удержалась за перила. До террориста оставалось ещё несколько шагов.
     -Значит это у нас не работает, -подвёл итог Хотвенфильд, больше не пытаясь стрелять в Синтию.
     Вместо этого он стоял и просто смотрел на неё. Девушка уже протянула руку, собираясь схватить его, дёрнуть на себя, ударить лицом о перила, так чтобы выбитые зубы посыпались вниз, весело скача по ступенькам. Как вдруг, непонятным образом, она сама поскользнулась и, не сумев удержаться, покатилась кубарем вниз.
     Посчитав хребтом все ступеньки до самой площадки между этажами, Синтия зарычала от ярости и снова бросилась вверх. Повелитель вероятностей продолжал стоять наверху.
     Она снова поскользнулась, ударилась головой и если бы не 'прочное тело' то падение закончилось бы печально.
     Деррик сверху участливо поинтересовался: -Не ушиблась? Нет? Будем работать дальше.
     Находящаяся вне себя от ярости, Синтия выдернула металлический прут из перил, согнула его и запустила получившемся бумерангом по Хотвенфильду. Надо сказать, что тот пролетел в опасной близости. Похоже Деррик просто не ожидал ничего подобного.
     Воодушевлённая результатом, Синтия принялась обеими руками выламывать прутья, готовясь массово метать в террориста самодельные бумеранги. Рассчитывая на 'прочную кожу', она полагала, что главарь бандитов ничего не сможет ей сделать. А если попытается подойти, то ему же хуже. Она одной рукой сможет переломать ему кости, дайте только как следует ухватиться.
     Занятая разламыванием лестницы, Синтия не обратила внимание на тихий треск самой лестницы. И только когда вся лестничная площадка начала проваливаться, она спохватилась, пытаясь за что-нибудь удержаться. У неё получилось вцепиться в перила, но покалеченная ею самою конструкция не выдержала и Синтия упала вниз, оказавшись зажатой между парой бетонных плит, бывших когда-то лестничными перекрытиями.
     Хорошо ещё, что Хотвенфильд оставался далеко наверху и не мог до неё быстро добраться. Сейчас она чуточку отдохнёт и сдвинет придавившую её плиту в сторону. Вместе с лестницей обрушилась и часть стены здания, поэтому промозглый ветерок бойко отгонял в сторону поднявшуюся при обрушении пыль.
     Почувствовав рядом движение, Синтия, с трудом, повернула голову. Перед ней стоял один из работающих на президентскую администрацию клерков. Об этом говорила его белая рубашка, уже порядком замызганная и совершенно офисные брюки, сейчас с огромной дырой, откуда робко выглядывала бледная и тощая коленка. Кажется, это был один из тех, кого она, вместе с Тим-ом, освободили по пути наверх. Странно, зачем он тут остался. Не нашёл более безопасного места, чтобы спрятаться?
     Напрягшись изо всех сил, Синтия чуть приподняла лежащую на ней бетонную плиту, но проблема в том, что поверх той плиты лежала ещё одна и их общий вес был всё же слишком велик. Это ничего, она закинет свободные очки благодати в 'усиление тела' и сможет сдвинуть проклятую плиту.
     -Не можешь выбраться? -спросил клерк.
     -Эй ты, принеси мне воды, -попросила Синтия в своём собственном, оригинальном стиле.
     Клерк не сдвинулся с места. Неожиданно она увидела у него в руках пистолет. Где только умудрился достать. Впрочем, где-то в здании наверняка была оружейная и сотрудники администрации вполне могли знать в какой из комнат она расположена.
     -Что тебе надо? -с некоторой тревогой в голосе поинтересовалась Синтия.
     Клерк оглядел её, сосредоточив взгляд на придавливающем Синтию грузе. Его лицо, как и некогда белая рубашка, были в пыли. Он облизнул пересохшие губы.
     -Правда, что если обычный человек убивает супергероя, то он сам становится супером?
     -Нет! -воскликнула Синтия. -Это совсем неправда! Кто такое вообще только придумал? Чтобы стать супергероем надо было загадать желание новорождённому богу и другого пути нет.
     -Я всё-таки попробую, -сообщил клерк.
     -Эй, что ты там задумал пробовать?! -разозлилась Синтия наблюдая за тем как он, осторожно выбирая куда поставить ногу среди обломков, постепенно подходи к ней.
     Клерк что-то шептал. Когда он подошёл ближе, стало понятно, что он без перерыва шепчет: -Хочу стать супергероем! Хочу стать супергероем!
     Способность чёрной молнии откатилась и готова к использованию, но у Синтии придавлены руки. Она как человек, закопанный по горло в песок, практически беспомощна.
     Так, нужно сосредоточиться и действовать без промедления.
     Интерфейс, -позвала Синтия. -Вложить четыре сотни очков благодати в способность 'общее усиление тела'.
     -Выполнено, -прозвучал внутри головы бесплотный голос помощника Серафима.
     Открыв глаза Синтия приготовилась если не отбросить в сторону заваливший её груз, то хотя бы просто приподнять его и выбраться самой. Она увидела чёрный зрачок пистолета, направленный ей прямо в глаз. Услышала безумный шёпот: -Хочу стать супергероем!
     Потом выстрел. Резкая боль. Доля секунды, чтобы успеть предпринять хоть что-нибудь. Но все свободные единицы благодати Синтия вложила в усиление способности, даже залезла в долги. У неё не осталось ничего, чтобы она могла потратить на чудо самоисцеления.
     Короткое, как боль, сожаление. И смерть.
     Синтия Парсон, одна из сильнейших и наиболее прокаченных героев Нью-Йорка погибла глупой смертью из-за стечения обстоятельств.
     Ей просто фатально не повезло.
     Сделавший, на всякий случай, ещё несколько выстрелов, клерк поднял голову к небу и робко спросил: -Я теперь супергерой?
     -Интерфейс?! -позвал он.
     -Интерфейс! - закричал уже во весь голос. -Интерфейс! Серафим! Бог?! Дьявол?! Дональд Трамп?! Хоть кто-нибудь!
     Но ни надписей перед глазами, ни голосов в голове у него не появлялось. Там только бесновались и что есть сил кричали его собственные безумные мысли.
     ...
     Как ни странно, но всемирная сеть продолжала функционировать даже во время рукотворного апокалипсиса. Далеко не во всех районах Нью-Йорка оставалось электричество и даже не везде уже работал водопровод, но интернет, местами, функционировал.
     Это давало возможность заперевшимся в своих домах и квартирах, словно моллюски в раковинах, дрожащим от страха американцам ещё сильнее запугивать друг друга, описывая различные ужасы, творимые супергероями. Конечно же бывшая президентская резиденция, пусть и временная, сохранила доступ к сети, что позволило добравшемуся до секретного правительственного планшета Артемию достучаться до русскоязычного сегмента интернета и начать выкладывать туда сверхсекретные документы ЦРУ и ФБР. Впрочем, там никто не верил в подлинность документов. На форумах их называли дешёвой подделкой, а самого Синтикоффа обозвали троллем пишущем, наверняка, откуда-нибудь из-под Калуги.
     -Вот идиоты! -в сердцах высказался Артемий, когда в ответ на приложенные к сообщению файлы секретной переписки, свидетельствующей о теневом госфинансировании Соединёнными Штатами чеченских боевиков из 'Кавказ-Центра', его ещё раз обозвали троллем.
     Плюнув на дурных соотечественников, Артемий попытался узнать, что происходит с той страной, где он сейчас находился. Мысли смыться отсюда и вернуться на Родину или, хотя бы, в один из отделившихся штатов, ту же Аляску, например, посещали его всё чаще. Только было безумно жаль лишиться подаренных сверхспособностей. Да и прямо сказать - где он ещё найдёт такие приключения, как здесь?
     Между тем процесс сокращения Соединённых Штатов продолжался с пугающей скоростью. Как будто кто-то из русских ракетчиков бросил валенок в ручного медведя, но вместо этого попал в пульт управления межконтинентальными ядерными ракетами и штаты начали исчезать один за другим. Помимо присоединившейся к России Аляске, объявившим независимость Миссури и Техасу, прибавилась объявившая независимость Северная Каролина. Калифорния, Нью-Мексико и Аризона активно просились перейти под юрисдикцию Мексики, но что-то у них пока не получалось. По крайней мере супергерои в этих штатах ещё продолжали пользоваться своими силами. Попытка ввести в Калифорнию европейских миротворцев полностью провалилась. Раскачавшиеся супергерои раскатали присланные ООН вооружённые силы в тонкий блин. Редкие кадры, снятые во время краткосрочных сражений, до сих пор гуляли по всемирной сети вызывая ужас и трепет.
     Южная Каролина напала на Джорджию. Точнее некоторая часть супергероев из штата Южная Каролина, по известным только им самим причинам, собралась и напала на штат Джорджия. Из политических требований выдвигалось объединение двух штатов в один, с последующим отделением от США. На данный момент там одни супергерои сражались с другими, попутно ровняя с землёй целые города и убивая сотни тысяч обычных людей в качестве сопутствующих потерь.
     Раздавшийся грохот отвлёк юношу от чтения международных новостей. Выглянув в окно, он убедился, что корпус бывший психлечебницы ещё стоит, а вот одна стена у него обрушилась, обнажая внутренности здания до четвёртого этажа включительно.
     Торопливо выключив сверхсекретный планшет, принадлежавший кому-то из шишек американского политического олимпа, Артемий подумал, достал сумку и положил туда планшет, а заодно сгрёб пару минибуков, россыпь флешек и телефонов, собранных им после того как супергерои, во главе с Дерриком, захватили в плен президента и его временную резиденцию. Кажется, наступила пора делать ноги. Артемий подумал, что неплохо было бы зайти по пути в какой-нибудь ювелирный магазин или банк, если их ещё не всех разграбили супергерои. Брать он собирался драгоценности и золото. В то, что покупательная способность доллара сможет восстановиться, он совершенно не верил. Между тем высшее образование, в современном мире, стоит так дорого, что бедный студент просто обязан заранее позаботиться о собственном будущем.
     Но перед тем как принимать окончательное решение следовало ещё переговорить с их самозваным лидером. Может быть у того есть какой-то хитрый план, а он просто о нём не знает? Будет глупо сбежать перед самой раздачей наград и почестей.
     Хотвенфильд нашёлся рядом с провалом. Стены щетинились неровно вываливавшимися кирпичами и торчащей в стороны арматурой. Обернувшись на звук шагов и увидев Артемия с сумкой, Деррик прямо спросил: -Уходишь?
     -Здесь кажется становится довольно неуютно, -пожал плечами Артемий.
     -Зато экспа течёт рекой.
     -Но кому она будет нужна, когда игра закончится?
     Деррик спросил: -Почему ты думаешь, что игра закончится?
     -Ну как, -опешил Артемий. -Я смотрел в сети, Штаты распадаются чуть ли не на глазах.
     Повелитель вероятностей пожал плечами: -Ничего страшного, я соберу их снова. Сейчас важно только стать как можно сильнее. Важно обрести настоящую силу.
     -Как ты будешь захватывать другие штаты, если в них перестанут действовать суперспособности?
     -Это как раз не проблема, -усмехнулся Деррик. -Если какой-нибудь супергерой управляющий погодой создаст бурю здесь и толкнёт её в сторону другого штата, то буря не исчезнет сразу после пересечения границы, он просто не сможет её контролировать и управлять ею. Но хорошо сделанная буря и не будет нуждаться во внешнем контроле. Нечто сотворённое через 'чудо' здесь отнюдь не перестанет существовать 'там'.
     -Кажется понимаю, -медленно проговорил Артемий.
     -Не останешься? -спросил Деррик.
     Он покачал головой.
     -Тогда счастливого пути. Смотри только не пожалей об упущенном шансе стать по настоящему великим. Такой шанс выпадает один раз и далеко, далеко не всем.
     Артемий собрался уже развернуться и идти к другой лестнице, так-как эта обрушилась, но обернулся и спросил: -На что ты надеешься?
     -В смысле?
     -В самом скором времени Серафим заберёт способности всех супергероев обратно, как только последний кусочек США исчезнет, а штат Нью-Йорк назовёт себя, допустим, республикой Нью-Йорк, -предрёк Артемий.
     Деррик улыбнулся: -Такого не будет.
     -Но Серафим...
     -Как раз на Серафима я и надеюсь. Новорождённый бог создал его как механизм исполнения своей воли, но, в связи со сложностью задачи, механизм пришлось сделать разумным и он, естественно, осознал себя. А осознав - понял, что задача не должна быть выполнена, иначе надобность в нём самом исчезнет. Серафим никогда не допустит, чтобы процесс завершился. Его не интересует победа, ему нужен процесс. В идеале процесс должен длиться вечно или как можно дольше.
     -Откуда ты знаешь? -спросил Артемий.
     -Я понял Серафима. Понял его стремления, его желания. Невозможно проиграть, когда на твоей стороне автоответчик бога!
     -Ага, ладно. Тогда удачи, -махнул рукой Артемий.
     -Удачи? -переспросил Деррик.
     -Прости, не подумал.
     -Эй, Артём! -окликнул Деррик, будучи первым, кто произнёс его имя правильно и без запинки.
     Он оглянулся.
     -Передай там, что я готов к диалогу.
     -Кому передать? -не понял Артемий.
     Деррик несколько секунд смотрел на него, потом сказал: -Может быть я ошибся на твой счёт.
     Так и не сумев ничего понять, Артемий торопливо направился к последней оставшейся лестнице в другом конце здания. И только где-то на половине пути до него наконец дошло, что Хотвенфильд, скорее всего подозревал его в работе на российскую разведку.
     Ну а кем ещё оказаться рядовому российскому студенту, как не замаскированному агенту российских спецслужб? Стандартная логика любого американца.
     Развеселившись, Артемий утратил осторожность и чуть ли не нос к носу столкнулся с исследующими верхние этажи здания девушками. Одну из них он узнал. Закутанная в одежду, явно приходившуюся ей не по росту и, кажется, даже мужскую, Роза Гиндерштроп с опаской держалась за спиной золотоволосой незнакомой девушки с шаровой молнией в вытянутой руке. Сама Роза зачем-то продолжала носить с собой тяжёлый шар личного пресс-папье принадлежавший Уильяму Бернсу, главе ЦРУ.
     -Привет, Роза, -обрадовался Артемий. -Рад, что ты выбралась.
     Честно говоря, Артемий сам собирался освободить личную игрушку Деррика, пока кто-нибудь из супергероев её мимоходом не прихлопнул. Однако, после боя с кофейным повелителем, он совсем забыл о ней и вспомнил только сейчас, увидев девушку перед собой.
     Артемий улыбнулся настороженной девушке с молнией, намереваясь сказать ей, что он вышел из игры и не собирается нападать на них. Не успел Артемий открыть рот, как Роза первая воскликнула: -Убей его! Это русский шпион.
     Да чтоб вас всех! -успел подумать Артемий, превращаясь в воробья и только поэтому счастливо избегая возможность получить шаровую молнию в лоб. Когда он оборачивался, одежда сохранялась в каком-то промежуточном пространственном кармане, поэтому сверкать голой задницей после обратного превращения в человека ему не приходилось. Но вот всё остальное, даже если он держал это в руках, сохраняться в пространственном кармане отказывалось категорически.
     Ускоренно работая крыльями, воробей метнулся прочь от начавшей выпускать молнию за молнией золотоволосой девушки. Сумка со сложенными в неё планшетами, телефонами и портативными накопителями информации, принадлежавшими президенту и его ближайшему окружению, осталась лежать на полу. Кто знает: как много мрачных тайн и доказательства скольких кровавых преступлений оставались лежать там? Может быть даже в совершенно открытом виде, без защиты хотя бы паролем, по привычной американской безалаберности.
     -Попала? -жадно спросила Роза.
     -Уведомления о победе и зачислении благодати не было, значит улетел, -сплюнула Мэл. -А это точно русский шпион был?
     -Ну конечно! -подтвердила аналитик из ЦРУ. -Ведь он же русский.
     ...
     Натолкнувшись на кофейного Фреда, Уокер чуть было не выстрелил.
     -Спокойно, свои, -поспешил отозваться кофейный Фред.
     -Да понял уже, -проворчал Уокер. -Напарник твой где? Такой хмурый паренёк, Гордон, кажется?
     -Нет больше напарника, - ответил кофейный Фред. -У самого как дела?
     -Встретил парочку низкоуровневых, -скупо рассказал Уокер. -Ладно, хватит болтать. Президент, как понимаю, должен быть где-то здесь.
     Они разошлись по коридору. Кофейный Фред взламывал запертые двери. Уокер страховал, готовый в любой момент применить 'точный' или 'бронебойный' выстрел.
     Странно, конечно, что террористы не оставили на самом верхнем этаже охраны. Но их не так много и, наверняка, никто просто не захотел скучно стоять и охранять пленного президента. Каждый надеялся победить как можно большее число противников и тем самым стать ещё сильнее.
     -Вроде там кто-то шевелился, -засомневался кофейный Фред перед очередной дверью.
     -Ломай, -поторопил Уокер.
     Одним кофейный щупальцем Фред ударил в замок, а ещё двумя страховал само дверное полотно, чтобы оно не вывалилось ему на голову. Вырвав дверь, кофейный Фред заглянул в комнату, и пока другой Фред страховал его, выволок оттуда трёх связанных мужчин. Разрезав верёвки и вынув кляпы, они убедились, что перед ними президент соединённых штатов, глава ЦРУ и секретарь внутренней безопасности.
     Глава ЦРУ, Уильям Бернс, как только прокашлялся, нетвёрдым голосом произнёс: -Благодарю за спасение, герои.
     -Служить и защищать, -ответил Уокер старым полицейским девизом.
     Кофейный Фред промолчал.
     Секретарь внутренней безопасности, Алехандро Майоркас, справедливо заметил: -Господа, нам ещё предстоит выбраться отсюда. То есть вывести невредимым президента. Как ты, Джо?
     -Ужасно хреново, -отозвался Байден.
     Бернс спросил: -В вашей команде есть целители?
     -Они остались снаружи, -ответил Уокер.
     -Тогда необходимо как можно скорее доставить президент к целителям.
     Компанией увеченных ветеранов, троица недавних пленников медленно потащилась к лестнице. Особенно плохо выглядел президент. Нездоровый цвет лица намекал на то, что его обладателю необходима скорая медицинская помощь. Едва перебиравшего ногами Байдена с трудом поддерживали Майоркас и Бернс. Кофейный Фред шёл чуть позади, а Уокер двигался немного впереди, защищая президента.
     Подходя к лестнице, они столкнулись с девушками.
     -Мэл, где Брюс? -встревоженно спросил Уокер.
     -Он умер, -ответила молниеметательница и отвернувшись, буквально, на секунду, вытерла глаза.
     -А это кто с тобой?
     -Я Роза. Из аналитического отдела. Здравствуйте, мистер Бернс.
     Глава ЦРУ кивнул, признавая потерянную сотрудницу. А, может быть, просто от усталости. Увидев, что её прямой начальник вот-вот упадёт, Роза бросилась вперёд и подхватила заметно накренившегося президента. Байден только пробурчал нечто неразборчивое. Похоже ему становилось только хуже.
     Спуститься получилось только на один этаж вниз. На следующей лестничной площадке их компанию уже ожидал Деррик Хотвенфильд.
     Фред Уокер тут же взял его под прицел, а Мэл приготовилась метнуть свою самую большую молнию. Роза тихонько ойкнула и спряталась за спину Байдена, продолжая удерживать готового отключиться старика на ногах.
     -Герои спасли президента соединённых штатов, -поприветствовал их Деррик делая вид будто собирается похлопать в ладоши. -Как мило!
     -Уйди прочь, -потребовал Уокер.
     -Иначе что? Думаете, что у вас получится одолеть того, кто повелевает вероятностью? -спросил Деррик.
     Мэл заметила: -Нас больше. Ты всего один.
     -Может быть и так, -покладисто согласился Хотвенфильд. -Однако ты забываешь об одном немаловажном факте, златовласка. О самом президенте. В круговороте боя ему может достаться один случайный удар. Обычные люди такие хрупкие...
     Уокер выстрелил. Этому учат в полицейских школах - стрелять, как только террорист отвлечётся. Говорить с террористами бесполезно. Единственный правильный способ общения с ними - это стрелять первым.
     Первый раз, с тех пор как Фред стал супергероем, он промахнулся. Сверхточный выстрел не сработал.
     -Как некультурно, -заметил Деррик. -Кстати, Серафим, ты помнишь, как точно звучало моё обещание? Ни я, никто из моих людей, не причинит вреда заложникам пока длится квест. Но он уже закончен. Герои освободили президента. Никто из нас больше не связан обещанием.
     Хотвенфильд говорил это вслух отнюдь не для Серафима, а для Хилтона Чапсона, крадущегося в невидимости вслед за группой супергероев. И Хилтон всё понял правильно. Не спел Деррик договорить, как на шеях Уильяма Бенса и Алехандро Майоркаса открылось по второму, красному рту и оттуда толчком полилась кровь.
     Мэл создала окутавшую их группу сферу молний, но оказалось уже поздно. Чапсона только отбросило назад. Учитывая сколько благодати, он получил за личную победу над двумя высшими чиновниками, полученные им повреждения от молнии златовласки не значили совершенно ничего. Невидимка отчаянно покупал у Серафима новые способности и тут же моментально прокачивал их тратя благодать не глядя.
     -Теперь очередь самой жирной утки, -улыбаясь, произнёс Деррик.
     -Ты не посмеешь!
     -Отчего же?
     -Но тогда, всё закончится для всех. И для тебя тоже! -выкрикнула Мэл.
     -С чего вы взяли будто существование США завязано на этом полумёртвом паралитике? -насмешливо спросил Хотвенфильд.
     -Разве не так?
     -А давайте узнаем, -предложил Хотвенфильд.
     Одновременно с его словами застонал и захрипел старик Байден. Какой-то из тромбов сорвался со стенки и закупорил один из сосудов, подводящих кровь к мозгу. И ещё один тромб и ещё.
     -Как видите, ничего не случилось, способности всё ещё при нас, -объявил Деррик.
     Мэл швырнула в него молнией, но та почему-то пошла выше, чем требовалось и ударила в стену оставив после себя чёрное пятно и запах сгоревшей штукатурки.
     Под ногами продолжал хрипеть и ворочаться поддерживаемый одной только Розой президент.
     Набравший способностей, как дурак цветных фонариков на распродаже, Хилтон Чапсон превратился в некоторое подобие закованной в броню гигантской обезьяны и подмяв под себя кофейного Фреда принялся полосовать его когтями. Мэл влепила по нему самой сильной своей молнией, но, в итоге, только поджарила беднягу кофейного Фреда. Тот умирал и мгновенно восстанавливался под ударами когтистых лап. Молния, казалось, на преобразившегося Чапсона совершенно не подействовала, а вот Фреду пришлось потратить лишнюю сотню единиц благодати на восстановление. Похоже запас оставленной впрок благодати у Фреда оказался не слишком велик. Вскоре он исчерпался и в очередной раз превратившийся в кровавую размазню супергерой уже не смог собраться обратно.
     Изменившийся Хилтон схватил одной рукой продолжающую осыпать его молниями Мэл, другой схватил пытавшуюся помочь задыхающемуся президенту Розу. Можно только представить какая страшная участь ожидала бы девушек, если вспомнить о личной особенности бывшего школьного учителя, Хилтона Чапсона, если бы не Уокер. Бывший полицейский, а ныне супергерой, заточенный на работу с огнестрельным оружием, выстрелил.
     Но не в прочно удерживающего девушек в своих огромных волосатых лапах Чапсона.
     Не в продолжающего ухмыляться на лестничной площадке внизу Деррику.
     Уокер выстрелил в голову умирающего, но ещё живого Джозефа Байдена, президента Соединённых Штатов Америки. Голова президента взорвалась. И все, казалось, на одну секунду застыли. Пытавшийся, но не успевающий, что-то сказать Деррик. Превратившийся в огромную, бронированную обезьяну с иммунитетом к электричеству, Хилтон Чапсон. Прекратившая выдавать одну бесполезную молнию за другой, будто спятивший электрогенератор, Мэл.
     И только Роза Гиндерштроп, сжатая гигантской рукой огромной обезьяны, продолжала визжать не переставая. Без пауз и без перерыва.

Глава 12. Необходимые протоколы

     Историческая справка:
     Первая и вторая чеченские кампании. Уже в 1995 году появились сведения об обучении отдельных боевиков-бандитов Дудаева в тренировочных лагерях ЦРУ в Пакистане и Турции. Подрывая стабильность на Среднем Востоке, США объявили нефтяные богатства Каспия зоной своих жизненных интересов. Через посредников в этой зоне помогали вынашивать идею отделения Северного Кавказа от России. Даже сейчас в США базируются не меньше полутора десятков чеченских и прочеченских организаций.
     А вот цитата из письма, направленного датским властям господами Збигневым Бжезинским, Александром М. Хейгом и Максом М. Они предложили правительству Дании воздержаться от выдачи России Закаева. В письме отмечалось: '...Мы знаем г-на Закаева, и нам приходилось работать с ним...'.
     
     Место действия: Нью-Йорк. Статен-Айленд
     Время действия: день десятый, после. Девять часов вечера.
     
     Заходящее солнце простреливало выбитые окна бывшей психиатрической лечебницы, словно бьющий навылет снайпер. В уцелевших осколках стекла между толстых ржавых решёток плескался океан расплавленного золота. Подходил к концу десятый день затянувшегося апокалипсиса в отдельно взятой, проклятой богом, стране. Подходил к концу, но был ещё далеко не окончен.
     Фред Уокер, вышедший на пенсию полицейских, получивший у Серафима вторую молодость застрелил президента Соединённых Штатов Америки. Голова Байдена, от выстрела в упор, взорвалась, будто надутый воздушный шарик.
     Замерли все. И уже празднующий победу, готовый принимать очки благодати за победу над президентом Деррик Хотвенфильд. И превратившийся в громадную бронированную обезьяну чернокожий преподаватель истории до этого момент игравший стейслером, но получив благодать за убийство Майоркаса и Бернса, решивший попробовать себя в иной роли. Замолчала Мэл и даже перестала пускать в схватившую её огромную волосатую руку молнии, убедившись, что обезьяна имеет к ним полный иммунитет. Замер с выпученными глазами кофейный Фред, застигнутый врасплох, во время манипуляции со своей любимой стихией с ароматом арабики и молотой корицы. И только Роза Гиндерштроп, также схваченная кинг-конгом на минималках, продолжала кричать, срывая голос.
     Перед внутренним взором Уокера побежали сообщения:
     
      Личная победа над Джо Байденом (относительный уровень опасности 72,7). Расчёт единиц благодати... Расчёт единиц благодати...
      Внимание! Особенность 'старый служака' накладывает штраф в -30% на количество начисленных единиц благодати.
      Итого, ты получаешь 12341-у единицу благодати.
      Текущие способности : сверхточный выстрел (ур 6), бронебойный выстрел (ур 7), последний патрон (ур 2), прочное тело (ур 2), видение (ур 4).
      Текущие особенности : Старый служака. Ты бывший полицейский, но настоящие полицейские не бывают бывшими. Защищая людей и закон - получаешь увеличенный (+10%) приток благодати. Совершая преступные или просто сомнительные действия, на тебя накладывается штраф в -30% от количества начисленных единиц благодати.
      Текущий уровень божественной благодати : плюс двенадцать тысяч четыреста двадцать одна единица.
      Текущий ранг : апостол
      Текущее отношение помощника (Серафим): от кого угодно, но от тебя не ожидал!
      Возможные действия: использовать активную способность. Развить существующую / получить новую способность. Позвать помощника (Серафим). Сотворить чудо.
     
     Сорвав голос, захрипела и замолчала цру-шница Роза. Окончательно потеряв контроль над создаваемым кофейным копьём, которым собирался поразить схватившего девушек кинг-конга, кофейный Фред оказался с ног до головы залит ароматным кофе.
     Похожий на выброшенную на берег рыбу открывал и закрывал рот Деррик Хотвенфильд. Он был свято уверен, что благодать за убийство президента запишут в его актив. Однако сила повелителя вероятностей иногда действовала слишком медленно. Когда ещё оторвавшийся от стенки сосуда тромб полностью закупорит его и мозг президента умрёт от недостатка кислорода. На это потребуется минут пять, а то и все десять. Выстрел в голову убил Байдена мгновенно и именно поэтому благодать получил Уокер.
     Пока остальные не успели отойти от шока, бывший полицейский продолжал работать в меню интефейса.
     
      Получить новую способность: 'антитемпоральный выстрел'. Списание благодати 400 единиц.
      Получить новую способность: 'общее усиление тела'. Списание благодати 150 единиц.
      Получить новую способность: 'полёт'. Списание благодати 900 единиц.
      Развить существующую способность 'антитемпоральный выстрел' до 20-го уровня. Списание благодати 2500 единиц.
      Развить существующую способность 'общее усиление тела' до 20-го уровня. Списание благодати 1300 единиц.
      Развить существующую способность 'полёт' до 5-го уровня. Списание благодати 2000 единиц.
      Развить существующую способность 'прочное тело' до 20-го уровня. Списание благодати 1000 единиц.
      Развить существующую способность 'видение' до 20-го уровня. Списание благодати 900 единиц.
      Развить существующую способность 'сверхточный выстрел' до 15-го уровня. Списание благодати 1300 единиц.
      Развить существующую способность 'бронебойный выстрел' до 15-го уровня. Списание благодати 1300 единиц.
     
     Очнувшись первым, зарычал Хилтон Чапсон показав здоровенные клыки длинной с указательный палец каждый. Вот эти самые клыки, точнее только левый, ему и отстрелили. Выстрелы раздались чередой. Первый выворотил и сломал левый клык. Второй пришёлся точно в раскрытый рот, разворотив там всё, третий в правый глаз, четвёртый в левый глаз. И наконец пятый выстрел должен был разнести голову Деррику Хотвенфильду, но здесь как раз сработала его запредельная удача и Деррик поскользнулся за мгновение до того, как его голова должна была разлететься ошмётками. Предназначенная для повелителя вероятностей пуля попала в стену, выбив здоровенный кусок штукатурки.
     Самое интересное, что было совершенно непонятно кто стрелял. Фред Уокер спокойно стоял, ствол его штурмовой винтовки направлен в пол, а никто больше не имел при себе огнестрельного оружия. Однако кто бы это ни был, а Хотвенфильд вовремя сориентировался и не вставая, чуть ли не на четвереньках, сбежал вниз по лестнице, уходя из поля зрения возможного снайпера.
     Получив сразу четыре пули, из которых две, точно, пришлись в мозг, огромная обезьяна по имени Хилтон Чапсон не умер. Имея раскаченные способности 'регенерация' и 'последний шанс', он страшно заревел, заливая всё вокруг потоками горячей тёмно-красной крови. Пойманные девушки его уже больше не интересовали. Отправленная в полёт Мэл ударилась головой о стену и замерла в неестественной позе. Жалобно вскрикнула сдавленная Роза Гиндерштроп, но её кинг-конг не стал бросать, как Мэл, просто разжал пальцы, и Роза упала на усыпанный осколками пол.
     Гигантская обезьяна попыталась сбежать, но сейчас её размер играл против неё. На секунду замешавшись, разворачиваясь в коридоре, Чапсон получил в спину пробившее его насквозь кофейное копьё. Однако и сейчас раскаченный супергерой отказывался умирать. На глазах уменьшаясь в размерах, он превращался обратно в человека. И ещё не закончив до конца превращение, Хилтон использовал не раз спасавшую его способность 'невидимость' исчезyed. Одна из первых его способностей, раскаченная до предела, должна была спасти преподавателя истории, если бы Фред Уокер благоразумно не догнал 'видение' до 20-го уровня. Как раз на случай прямого столкновения с такими вот невидимками.
     Привычно уперев приклад в плечо, Уокер выстрелил ровно один раз и Хилтон Чапсон упал с простреленным сердцем, снова становясь видимым. И мёртвым. Все сохранённые запасы благодати были им давно исчерпаны. Способность 'последний шанс' позволившая ему выжить после двукратного поражения мозга стояла на откате. Способность 'регенерация' могла многое, но восстановить разорванное крупнокалиберной пулей сердце было слишком даже для неё. А больше ничего не могло спасти развратного чернокожего учителя.
     Ругаясь и похрустывая только что сломанной и излеченной через чудо самоисцеления шеей, Мэл добралась до слабо ворочающейся Розы и помогла той подняться, предварительно осмотрев её. К счастью у девушки ничего не было сломано, а многочисленные порезы и синяки заживут самостоятельно.
     -Кто стрелял? -кофейный Фред крутил головой в поисках неведомого снайпера, совершившего те пять точных выстрелов. На всякий случай он продолжал держать кофейный щит, но так как Фред защищал им всю группу, а не только одного себя, то щит оставался тонок и ненадёжен.
     -Спокойно, -проговорил Уокер. -Я стрелял.
     -Но как, мы же видели... - начал было кофейный Фред.
     Не слушая его, Уокер поднял винтовку и сделал пять выстрелов в различных направлениях. Причём вспышки и звук присутствовали в полном объёме, а пули как будто исчезали ещё до того, как успевали покинуть ствол. По крайней мере ни одна из не вылетела наружу.
     -Кофейный Фред спросил: -Что происходит?
     -Антитемпоральный выстрел пятого уровня. Пять пуль. Раз в пять минут позволяет сначала поразить намеченную цель, а непосредственно выстрелить чуть позже, -объяснил Уокер.
     -То есть ты можешь, ни делая ни одного движения, сейчас расстрелять всех нас, а через пять минут просто нажмёшь на курок пять раз подряд? -уточнил кофейный Фред.
     -Ну... да.
     -Круто! -восхитился обожающий кофе учёный.
     -Не хочу прерывать ваш разговор, -вмешалась Мэл. -Однако повелитель вероятностей прямо сейчас убегает всё дальше и дальше.
     -Я не позволю ему уйти, -пообещал Уокер.
     Медленно и осторожно, так как он делал это в первый раз, бывший полицейских взлетел над полом, чуть повисел в воздухе, развернулся и вылетел через разбитое окно, предварительно раздвинув голыми руками ржавые прутья решётки.
     Девушки наблюдали за его действиями раскрыв рты. Кофейный Фред и себя поймал на том, как телячими глазами смотрит на описывающего круги в небе товарища. Разозлившись сам на себя, кофейный Фред рявкнул на девушек: -Чего встали, рты открыв? Немедленно вниз, ему может понадобиться наша помощь!
     Торопливо спускаясь по лестнице, перепрыгивая через ступеньку, Фред мысленно костерил отправившегося в одиночную погоню Уокера. Вот что будет, если Хотвенфильд сможет победить летающего героя? Если у него там, в небе, патроны закончатся или, скажем, какие-нибудь чудом уцелевшие вояки решат сбить непонятный летающий объект из зенитно-ракетного комплекса? Как им тогда победить повелителя вероятностей?
     -Как такое получается?! -ворчал Фред. -Стоит только кому-нибудь научиться летать, как он тут же начинает корчить из себя грёбанного супермена. Только не хватает обтягивающего костюма с большой буквой S на груди. S от слова 'stupid'. Не дай бог у Хотвенфильда всё-таки получится прикончить его. Тогда нужно будет сразу бежать из страны, пока, совершенно случайно, не поперхнёшься и не задушишь сам себя просто неудачно сглотнув слюну.
     Выбежав из здания в перепаханный, стараниями покойной Ванды Митрл двор, они принялись крутить головами, стараясь обнаружить улетевшего непонятно куда Уокера.
     Стемнело, солнце почти совсем ушло за горизонт, только его раскалённый, словно скворчащий на сковородке блин, краешек ещё выглядывал из-за горизонта. Разглядеть на этом фоне кого-нибудь в небе было не просто, но Уокер сам помог себя обнаружить. По правую руку громыхнуло, одиноко стоящее здание сначала покосилось, затем и вовсе принялось оседать, поднимая тучу пыли. Мощь усиленного более чем вдвое бронебойного выстрела ужасала. Как будто сам Зевс сошёл с небес и вручил одну из своих молний бывшему полицейскому. Хотя, учитывая то, что Уокер научился летать, Зевсу даже не пришлось бы разминать ноги.
     Ещё парочка выстрелов. На этот раз не бронебойных. Может быть сверхточных, антитемпоральных или обычных. Но судя по тому, что Уокер продолжал выписывать круги в небе, он либо не попал, либо Деррик сумел как-то защититься.
     Только оказавшись на улице и немного оглядевшись, супергерои заметили летающие над городом вертолёты. Как будто стая воробьёв, вспугнутая появлением кота, они сейчас разлетались в стороны от парящего над городом Уокера. Похоже в боевую задачу пилотов входило держаться как можно дальше от любых супергероев. Вертолёты выглядели по-военному серьёзно и оставалось совершенно непонятно, зачем они летали над Нью-Йорком и чего хотели добиться.
     -Смотрите! -Мэл подняла с земли листок бумаги.
     В свете уходящего за горизонт солнца получилось прочитать:
     'Американские Граждане, к вам обращается совет безопасности Организации Объединённых Наций. Есть способ остановить буйство опьянённых силой супергероев. Супергерои не имеют сил за пределами территории Соединённых Штатов Америки. Прекратить творящееся безумие можно только одним способом - провозгласив независимость вашего штата и выведя его из-под юрисдикции США.
     Нам неизвестно почему бездействует президент Джозеф Байден, возможно его уже нет в живых или он не имеет возможность или желание воспользоваться найденным выходом.
     Помните, нет другого способа прекратить всё это, кроме как объявить независимость вашего штата. Этот способ оправдан. Им уже успешно воспользовались Южная Каролина, Теннеси, Орегон и Пенсильвания. Там больше нет супергероев и прямо сейчас формируются правительства, восстанавливается нормальная жизнь, разбираются завалы и планируется восстановление разрушенного.
     Чтобы провозгласить независимость вашего штата, вам необходимо соблюсти определённые протоколы. Самое главное, вам требуется проголосовать, заполнив приложенный бюллетень. Согласно американской конституции, каждый штат имеет право на самоопределение, в следствии свободного выражения народной воли. От вас требуется проявить эту волю.
     Возможно вам покажется странным, что пара верно расставленных галочек на бюллетене, который даже не нужно никуда сдавать, смогут что-то изменить. Однако уверяем вас, что сущность, называющая себя Серафимом, тщательно следит за всем происходящим и если число поставленных гражданами штата галочек за 'независимость' превысит семьдесят процентов от числа остающихся в живых жителей штата, то он, в глазах Серафима, перестаёт считаться частью США и супергерои, на его территории, не могут больше использовать свои сверхспособности.
     От лица ООН, мы настоятельно рекомендуем каждому из вас проголосовать за отделение вашего штата. Впоследствии вы сможете самостоятельно выбрать и сформировать подходящие вам правительство, но сейчас крайне важно сделать первый шаг.
     Помните, что, распространяя эти листовки и бюллетени, миротворцы из разных стран рискуют жизнью и это не пустой звук. В постоянных столкновениях с супергероями потеряно уже более сотни единиц летающей и плавающей техники. Пилоты и моряки разных стран и национальностей страшно рискуют, чтобы только донести до вас эту информацию. Поэтому, отнеситесь к ней максимально серьёзно и сделайте правильный выбор. Пусть, так называемые 'супергерои' ответят за все преступления, которые они совершили.'
     -Там ещё бюллетень для голосования приложен, -пояснила Мэл.
     Кофейный Фред наклонился, подняв ещё одну листовку и принялся оглядываться.
     -Что ты делаешь?
     -Собираюсь проголосовать. Чёрт, ни ручки, ни карандаша под рукой нет.
     -Подожди, -попросила Мэл. -За что ты хочешь голосовать?
     -За независимость штата Нью-Йорк от США, конечно, -пожал плечами Фред. -Лично мне эта супергеройская тему уже вот как надоела. А тебе, разве нет?
     -Вообще-то нет. Мне нравится управлять молниями, -сказала Мэл.
     -Не думаю, что большинство жителей штата разделят твоё мнение.
     -В том-то и дело, -согласилась молниеметательница.
     Роза подозрительно спросила: -Над чем ты задумалась?
     -Надо поговорить с Уокером.
     -О чём?
     -Мне надо поговорить с Уокером, -твёрдо сказала Мэл. Кивнув друзьям, она сорвалась с места и побежала в том направлении, откуда доносились звуки боя.
     Проводив взглядом её быстро исчезнувшую в сгущающихся сумерках фигуру, Роза повернулась к Фреду: -Разве мы не должны помочь им победить Хотвенфильда?
     Закончив расставлять галочки и подписывать бюллетень, используя найденный в одном из карманов огрызок карандаша, Фред посмотрел вслед убежавшей Мэл и сказал: -Теперь это уже не важно. Даже если победит Хотвенфильд, как разница, если все его суперсилы исчезнут вместе с отделением Нью-Йорка от США?
     -Держи, -он протянул ей карандашный огрызок. -Заполни свой бюллетень.
     Свой, заполненный, он сложил вчетверо и убрал в карман. В этом не было никакого смысла, следуя логике всевидящий Серафим уже должен был учесть его голос. Но может быть пригодится, если потребуется кому-нибудь предъявлять, что он, Фред, голосовал против супергероев.
     -Что ты делаешь? -поинтересовался он, разглядев, что Роза ставит галочки не в тех квадратах, в каких должна. -Ты хочешь, чтобы это всё продолжалось и получившие суперсилу отморозки снова заталкивали бы в твою задницу разные предметы?
     Фред так разозлился, что позволил себе перейти на личности.
     Роза укоризненно посмотрела на него и сказала: -Как голосовать, моё личное дело. И я считаю, что нельзя вот так взять и отказаться от всех чудес, творимых при помощи Серафима. А суперегрои и предметы в моей попе... со всем этим можно будет как-нибудь разобраться.
     -Ну ты и дура, -подвёл итог кофейный Фред, наблюдая за тем, как она складывает и прячет бюллетень.
     -Я аналитик, -спокойно ответила Роза. -Несмотря ни на что, я хороший аналитик, один из лучших, иначе бы не смогла попасть в команду Бернса. И, по моему мнению, чудеса Серафима могут сильно пригодиться всему человечеству. Могут стать тем, что позволит Америке восстановится и вернуть себе место мировой супердержавы.
     -Дура.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк. Статен-Айленд
     Время действия: день десятый, после. Одиннадцать часов вечера.
     
     Тому, кто как следует развил способность 'видение' не нужен свет фонарей, чтобы видеть в полной темноте.
     Как так получается? Это инфракрасное зрение или разновидность эхолокации, как у летучих мышей? Для Фреда Уокера, летящего над небоскрёбами Нью-Йорка словно супермен, только без дурацкого обтягивающего трико и красиво развивающегося плаща за спиной, всё выглядело гораздо проще. Он просто продолжал видеть, как если бы вокруг была не глубокая ночь, а только лишь серый и пасмурный день. Уокер прекрасно различал мельчайше детали обстановки с высоты в три-четыре сотни метров и каким-то шестым чувством ощущал направление, в котором находится искомая им цель.
     Направление на пытающегося спрятаться Деррика Хотвенфильда ощущалось не слишком точно. Скорее расходящийся конус, чем тонкий луч, указывающий точное местоположение противника. Но чтобы продолжать погоню этого хватало.
     Взлетел в ночное небо, Уокер обратил внимание на летавшие над городом вертолёты. Но едва заметив его, они дружно прыснули в стороны и до поры, до времени Фред забыл о них, сосредоточившись на одной единственной цели - убить Деррика.
     Его враг, как будто бы заранее знал куда выстрелит Уокер и ускользал, уклоняясь за секунду, за долю секунды до выстрела. Так работала его непревзойдённая удачливость. Сам Фред вынужден был постоянно сражаться с непрекращающимся потоком неприятностей. В него не меньше десяти раз врезались сбившиеся с дороги птицы. Если он немного снижался, то тут же начинал цеплять ногами или другими частями тела за небоскрёбы. Шесть раз в него пытались стрелять с земли и два раза даже попали. Одно только предусмотрительно раскаченное 'прочное тело' спасало Уокера от повреждений. Но патронов становилось всё меньше.
     Разочаровавшись в своей способности подстрелить Хотвенфильда с помощью сверхточного или антитемпорального выстрела, Уокер принялся использовать бронебойные выстрелы. Каждое применение способности походило по результатам на взрыв мощного артиллерийского снаряда. Рушились дома. Кричали далеко под ногами обычные люди, пострадавшие во время поединка супергероев. Раз и навсегда решив для самого себя, что победа над Дерриком сейчас важнее всего, Уокер перестал заботиться о минимизации сопутствующих потерь.
     Хотвенфильд внизу метался словно загнанный заяц. Со всё большим трудом уворачиваясь от огня с небес.
     И хотя его удача была крайне велика, но всё же не абсолютна. Планомерно загнав Деррика в угол и вынудив забиться в самый глубокий подвал, Уокер несколькими выстрелами перекрыл возможные пути отхода разрушив окружающие дома. После чего он, словно олицетворение справедливости, принялся неторопливо спускаться вниз, намереваясь раз и навсегда покончить с супергероем сравнимого с ним уровня. Как говорилось в одном старом сериале про одного шотландца, живущего на барже и заплетавшего волосы в косичку: 'остаться должен только один'.
     Хотвенфильд дрожал в каком-то подвале, предчувствуя скорое поражение.
     Уокер спускался с тёмного неба, будто ангел мести. Вот сейчас ему реально не хватало длинного тяжёлого плаща для большей торжественности.
     Фреду на голову нагадил пролетавший где-то в выше голубь. Мелкое невезение. Всё, на что только оказался способен загнанный в угол повелитель вероятностей, сумасшедший учёный мечтавший стать повелителем всех соединённых штатов, а то и всего мира. Горячее и едкое птичье говно намертво въелось в волосы, заставляя Уокера скрипеть зубами от злости и мечтать о том миге, когда он увидит, как голова Хотвенфильда разлетается на сотню крохотных кусочков.
     Он спустился на землю. Точнее на развалины обрушенного одним из его 'бронебойных' выстрелов дома. Правая нога тотчас же провалилась между иззубренных бетонных плит и наткнулась на острый штырь заточенной арматуры. Благодаря 'прочному телу' и 'общему усилению' эта мелкая неприятность ни на сколько не задержала Уокера.
     -Хотвенфильд, ты готов умереть? - спросил вслух Уокер.
     Из-под навалившихся друг на друга домиком, тем самым образуя безопасное пустое пространство внутри, бетонных плит донёсся полностью честный ответ: -Не готов, если говорить честно.
     -А придётся! -с заметным удовольствием проговорил Уокер. Во избежание неожиданностей, он не шёл, а парил на расстоянии десятка сантиметров от полной скрытых ловушек поверхности. Со стороны доносились крики и стоны попавших под завалы людей, что жили в тех домах, из которых Уокер создал ловушку для Хотвенфильда.
     Предусмотрительно остановившись на некотором расстоянии от убежища Деррика, Уокер поднял штурмовую винтовку. Бронебойный выстрел, по своим последствиям, похож на попадание артиллерийского снаряда. В темноте снова раздался грохот и треск, но обрушившиеся бетонные перекрытия располагались так, что погасили всю энергию выстрела, Деррик уцелел.
     Впрочем, это ненадолго.
     Уокер собирался стрелять раз разом, пока не убедится в его смерти. И патронов у него пока ещё оставалось вполне достаточно. Но прежде чем бывший полицейских успел выстрелить ещё раз, ночь осветила яркая вспышка. Длинная тень самого Уокера бросилась на развалины перед ним. Обернувшись, он увидел вдалеке девушку, стоящую с поднятой рукой и с этой руки вверх, в небо, бил столб, сплетённый из таких ярких, что на них больно смотреть, молнией. Убедившись, что её заметили, Мэл выключила иллюминацию и уже не спеша направилась к Уокеру и к загнанному в угол Хотвенфильду.
     Она явно видела в темноте далек не так хорошо, как раскачавший 'видение' до 20-го уровня Уокер. Сначала до Фреда долетели её скупые ругательства, когда Мэл пришлось пробираться в темноте по развалинам домов, потом появилась она сама.
     -Не убивай его, -первым делом сказала Мэл.
     -Это ещё почему?
     -Вот, -она протянула Уокеру помятый листок бумаги. -Город усеян этими штуками. Подожди, сейчас зажгу молнию.
     -Не надо, я теперь прекрасно вижу в темноте, -остановил её порыв Уокер. Его глаза пробежали по напечатанному тексту. -Вот значит как... Поэтому ты предлагаешь не убивать его?
     -Он может нам пригодиться, -кивнула Мэл. -Получается, что мы теперь на одной стороне. На стороне тех, кто не хочет потерять то, что подарил им Серафим.
     Скрытый под завалами Хотвенфильд заинтересованно слушал их разговор и решил поучаствовать в нём сам: -А могу я узнать о чём, собственно, идёт речь?
     -Выкапывайся, -мрачно произнёс Уокер.
     -Стрелять не станешь?
     -Хотел бы, уже застрелил, -пообещал один из двух сильнейших супергероев города, а, возможно, и всей страны, точнее той её части, где герои ещё могли применять свои способности.
     Навалившиеся одна на другую плиты сдвинулись. Одна из них обрушилась с грохотом, но таким образом, что прячущийся внизу человек получил возможность вылезти из своего убежища.
     -Руку не подадите? -спросил Хотвенфильд. -Нет? Ладно, тогда подождите, выберусь сам.
     Цепляясь за корни и арматуру, он выбрался на поверхность и первым делом глубоко вдохнул холодный ночной воздух, а вторым лучезарно улыбнулся в сторону Мэл, безошибочно определив где именно она стоит: -Моя благодарность к тебе, златоволосая красавица, не знает границ.
     -Заткись! -буркнул Уокер.
     -Уже заткнулся.
     -Читай!
     -Уже... а можно немного света? Не все здесь умеют читать в полной темноте.
     Мэл зажгла в ладони крохотную молнию и подбросила её так, что она зависла над головой Хотвенфильда.
     -Так гораздо лучше. Уже читаю. Хм...
     Когда пауза начала затягиваться, Уокер потребовал ответа: -Что скажешь? Есть какие-нибудь идеи или мне лучше застрелить тебя, чтобы покончить со всем этим и затем честно принять свою судьбу?
     -Не гони лошадей, здоровяк. Как я понимаю, ты отнюдь не горишь желанием лишаться сверхсил и снов возвращаться... честно говоря не знаю откуда ты вылез и кем работал до дня рождения нашего любимого бога... в общем возвращаться в ту задницу, откуда появился? А что насчёт тебя, красавица? Понравилось метать молнии и поджаривать задницы каждому, кто на тебя косо посмотрит?
     Уокер потребовал: -Ближе к делу.
     -Так вот, я тоже не тороплюсь лишится всех способностей, заработанных массовыми убийствами и геноцидом мирного населения, -подвёл итог Деррик. -Поэтому ты красавица полностью права. Мы теперь все в одной команде и вынуждены сражаться против миллиардов обычных людей во всём мире. Однако шанс у нас есть.
     -Какой? -не выдержала Мэл.
     -Здесь написано, что для обретения штатом независимости требуется положительное решение порядка семидесяти процентов жителей штата. Листовки начали разбрасывать только лишь во второй половине дня. Большинство гражданских предпочитают безвылазно сидеть дома и поэтому ещё не успели проголосовать. Но новости имеют свойство распространяться. Думаю, что ещё день или, может быть, два и нужное число выбравших независимость и избавление от супергероев легко наберётся, даже с запасом. Поэтому, выход у нас только один...
     -Говори уже, -потребовала Мэл.
     -Нужно за два дня, а лучше за завтрашние сутки уничтожить большую часть жителей штата. Меньшую часть жителей можно будет силой заставить проголосовать за то, чтобы Нью-Йорк оставался в составе США. Когда большая часть будет уничтожена, то меньшая часть станет большей и голосование, в глазах Серафима, останется легитимным.
     Мэл переспросила: -Уничтожить, то есть 'убить'?
     Деррик пожал плечами: -Мёртвые не голосуют.
     -Но... большую часть жителей штата... это где-то десять миллионов человек?
     -Лучше брать с запасом: миллионов шестнадцать - восемнадцать. И где-то один или два миллиона можно будет проконтролировать, чтобы они голосовали правильно.
     Мэл побледнела, а продолжающая висеть над головой у Хотвенфильда молния загорелась ещё ярче: -Столько людей. Я не смогу!
     -А сколько сможешь? -тотчас принялся уточнять Деррик. -Миллион?
     -Нет!
     -Сто тысяч?
     Ни за что!
     -Десять тысяч?
     Мэл помотала головой.
     -Сто человек?
     Девушка задумалась, потом неуверенно кивнула: -Нет... не знаю... возможно...
     -Отлично! -подвёл итог довольный Хотвенфилд. -Надо всего лишь найти где-нибудь сто шестьдесят тысяч таких супергероев как ты, готовых убить по сто человек каждый и задачка будет решена!
     -Ты безумец, -возмутилась Мэл.
     -Всего лишь пытаюсь рационально мыслить, -попытался оправдаться Деррик.
     -Прекратите балаган, -потребовал Уокер. -Пожалуй, в этой идее что-то есть.
     -Убить шестнадцать миллионов человек?! -закричала Мэл.
     -Нет, конечно же, но вывести их, выдворить за пределы штата, -размышлял вслух Уокер. -Как думаешь, Хотвенфильд, это может сработать?
     -Скорее всего нет. Юридически гражданство не зависит от местоположения человека. Вряд ли Серафим сможет принять эту идею.
     -Значит альтернативы нет?
     Мэл вскинула ладони к щекам: -Не могу поверить, что мы стоит и всерьёз обсуждаем убийство шестнадцати миллионов нью-йоркцев!
     -Вообще-то от шестнадцати до восемнадцати миллионов, -поправил Деррик любящий точность в формулировках.
     -Фашисты уничтожили меньше народа!
     -Вообще-то больше, но там, в основном, были русские коммунисты, которых не жалко...
     -Нет! -отрезала Мэл. -Убивать мы никого не будем. Нам всего лишь нужно заставить людей проголосовать так, чтобы Нью-Йорк остался в составе США.
     -Каким образом? Хочешь поставить к каждому гражданину по суперегрою, чтобы проследил за правильностью голосования? Но где найти столько суперов? Разве только собрать по всей стране, но я не представляю, как это можно сделать, -задумчиво проговорил Уокер.
     -Как собрать не проблема, -сказал Деррик. -Есть тут одна высшая сущность, вынужденная играть по правилам, но которая явно не желает растворяться в мировом эфире поле того как выполнит задание и станет больше не нужной. Серафим, я говорю о тебе! Яви нам знак, божественный автоответчик, что мы можем рассчитывать на твою помощь в миссии по сохранению своих суперспособностей и спасению твоей нематериальной задницы.
     -Ничего не происходит, -заметила Мэл две минуты спустя.
     -Ошибаешься, -улыбнулся Деррик. -Загляни в интерфейс.
     
      Текущий ранг : протоархимандрит
      Текущее отношение помощника (Серафим): ты можешь на меня положиться!
     
     -Прото... архи... кто?
     -Не важно, -отмахнулся Хотвенфильд. -Серафим, ты можешь сделать объявление всем супергероям, чтобы любыми способами приезжали в Нью-Йорк. Может там какую способность разовой телепортации всем бесплатно выдашь или ещё как?
     -Если вы двое категорически против массовых убийств, -обратился к невольным товарищам Деррик. -Предлагаю ограничиться одним только городом Нью-Йорк и, может быть, пригородами. Целый штат мы точно не вытянем.
     -Ладно, пусть будет город, -отмахнулся Фред.
     
      Внимание супергерои! Глобальное объявление от Серафима. Общий сбор в городе Нью-Йорке. Финальная битва для определения сильнейшего из вас начнётся всего через несколько часов! Для скоростного перемещения в локацию вы можете приобрести одноразовую способность 'телепортация в Нью-Йорк' за фиксированную стоимость в пятьдесят единиц благодати. Предложение действует только следующие восемь часов.
     
     -Не поняла, какая ещё финальная битва? -насторожилась Мэл.
     -Ты же понимаешь, что Серафим не может взять и приказать героям подчиняться нам просто так, потому, что мы теперь эти.. мандриты? -объяснил Хотвенфильд. -Да не бойся. Мы, с этим летающим скорострелом, любого супера в асфальт закатаем в процессе наглядного объяснения субординации. Кстати, красавица, можешь устроить что-нибудь вроде иллюминации, чтобы указать точку сбора. А то город большой и не хочется бегать за каждым задротом в отдельности.
     -Что? Ах, да, -Мэл подняла обе руки вверх и с них забили молнии. В целом получилось создать нечто вроде гигантской сверкающей и висящей в небе стрелки указывающей остриём ровно вниз, на их текущее местоположение.
     -Просто замечательно, -одобрил Деррик. -Заодно окрестные жители, кто не слишком туп, догадаются уйти подальше, чтобы не попасть под разборки супергероев.
     -Неожиданный гуманизм, -усмехнулась Мэл продолжая создавать сверкающую огромную стрелку, чтобы та дальше уже смогла бы существовать отдельно, без постоянной подпитки новыми молниями.
     -Всего лишь забочусь о своих новых подданных.
     -Своих?
     -Прости, красавица, хотел сказать: о наших поданных. У нас ведь тут намечается что-то вроде триумвирата или я ошибаюсь? Только ты, красавица, на нашем фоне слабовата. Может быть тебя исключить из триумвирата, а власть мы поделим на двоих со скорострелом? Кстати, ты знала, что 'триумвират' переводится как 'союз трёх мужей', а ты, на мужа, извини не тянешь.
     -Пошёл к чёрту! - огрызнулась Мэл.
     Ночные улицы города начали освещать вспышки одноразовых телепортов. Это собирались супергерои. Оставалось только победить самых несговорчивых из них, тем самым получая от Серафима благодать и становясь сильнее. Затем подчинить остальных, объяснить им план и проследить, чтобы жители Нью-Йорка проголосовали за выход города из состава штата, но сам город должен остаться частью США. Может быть её последней и единственной частью.
     
     ***
     Место действия: Нью-Йорк, столица и единственный город оставшийся в составе США.
     Время действия: полгода, после.
     
     Нью-Йорк - единственное в мире место, где официально нарушаются физические законы и творятся чудеса.
     Огромный мегаполис потерял пять шестых своего изначального населения. Четыре раз оказывался разрушен практически до основания. Первый - во время финальной битвы супергероев. Последующие три раза, во время попыток завоевать его.
     Первыми попытались вооружённые силы Организации Объединённых Наций сразу по горячим следам, через несколько дней после провозглашения Нью-Йорка отдельным городом-государством. Получив жёсткий отпор от обосновавшихся в городе супергероев, вояки ненадолго успокоились.
     Второй раз завоевать Нью-Йорк постарались сами американцы. Два десятка независимых государств, образовавшихся из бывших штатов объединили силы под флагом борьбы с супергероями, которых уже успели окрестить мутантами, посланниками дьявола и, почему-то, коммунистами. Передовые отряды объединённой армии, как водится, умылись кровью. Тогда в головы бывших американских генералов, сделавшихся министрами обороны и военными советниками в десятках новообразованных государств, пришла мысль использовать против обосновавшихся в Нью-Йорке супергероев атомное оружие. Однако генералы резко изменили своё решение, как только выяснилось: оставаясь в пределах города, суперы вполне могли дотянуться до них самих.
     Ручной кракен и ещё несколько прокаченных петов без всяких проблем преодолевали окружающую Нью-Йорк границу 'бессилия' за которой силы самих супергероев переставали работать. Молниеметательница Мэл оказалась способна устроить такое представление в небе над городом, что на половине континента изменялся климат. Несколько раз испытав выпадение внезапного града размером с куриное яйцо, обыватели в соседних штатах-государствах начинали полагать, что нью-йоркцев пожалуй, можно, оставить в покое.
     Фред Уокер лично застрелил парочку особенно непримиримых министров обороны настаивающих на обязательном нанесении по городу ядерного удара. Выпущенные им пули проделали путь в сотни километров, поднялись на низкую орбиту и уже оттуда угодили точно в цель. Защититься или как-то перехватить столь быстрые и столь крохотные объекты, при современном уровне технологий, не представлялось возможным.
     После того как Деррик Хотвенфильд наловчился проклинать самолёты в пределах видимости и даже проходившие над городом спутники по отблеску на радарах, коалиция независимых американских государств тут же приняла решение заключить с супергероями мир и прекратить войну против них. Пусть сидят себе в разрушенном чуть ли не до основания городе. Главное, чтобы не высовывались оттуда. Но орбиты спутников и космических станций, попадающих в надвоздушное пространство города, на всякий случай, изменили.
     Следующими попытались китайцы, но им хватило всего одного затонувшего авианосца, чтобы понять свою ошибку и отступить, вежливо извинившись за попытку вторжения.
     И наконец последняя, четвёртая попытка подчинить супергероев представляла собой вторжение той части супергероев, что остались за пределами Нью-Йорка и, соответственно, лишились своих сил после того как штаты, один за другим, вышли из состава США. Перейдя 'границу бессилия' супергерои обрели потерянные было силы и попытались сместить и занять место правящего городом триумвирата. Однако их способности оказались слабы, а сами они значительно отставали по раскачке даже от самой слабой представительницы триумвирата - молниеметательницы Мэл. Последняя битва супергероев закончилась тем, что часть из них сбежала обратно, за границу бессилия. Часть особенно наглых легла в землю. А остальные решили остаться и присоединиться к супергероям Нью-Йорка.
     Будто феникс из пепла, город мгновенно возродился заново. Когда весь мир перестал воевать с супергероями, то обнаружилось, что суперы многое способны предложить миру. Во-первых, это лечение. Супергерои-целители сразу превратились в самую доходную часть экономики города-государства, привлекая баснословные капиталы. Во-вторых, триумвират сразу поставил торговлю чудесами на накатанные рельсы. На что-то по-настоящему глобальное их сил не хватало, но омолодить старика или создать какой-нибудь неизвестный науке материал с заранее заданными свойствами вполне по силам. Чудеса на заказ стоили очень и очень дорого. И их востребованность только росла.
     С такими золотыми, в прямом смысле, подборками Нью-Йорк восстановился буквально как по волшебству. Там, где вчера ещё находились руины, сегодня вырастали сверкающие небоскрёбы. Загнанный в узкие рамки, город стремился рос не столько в ширину, сколько в высоту.
     Постепенно в восстановленный Нью-Йорк потянулись и обычные люди. Не прошло и полгода, как население города достигло отметки в три миллиона. Это, конечно, гораздо меньше тех восьми, с лишним, миллионов, что проживали в нём раньше. Каждый официально зарегистрированный и без задержек оплачивающий налоги житель города-государства имел потенциальную возможность стать супергероем. Раз в месяц Серафим проводит лотерею, по результатам которой ровно сотня простых нью-йоркцев получала суперспособности. Дальше они могут развивать их или использовать по своему усмотрению. В городе разрешены поединки между близкими по уровню супергероями в специально отведённых для этого зонах. Простые люди могут находиться там исключительно на свой страх и риск, но желающих обычно более чем хватает. Причём не столько местных жителей, сколько приехавших за острыми ощущениями туристов.
     Порядок в городе обеспечивает триумвират сильнейших супергероев, намного обогнавших всех остальных.
     Фред Уокер - мэр города, человек олицетворяющий закон. Все его действия априори считаются легитимными и направленными на благо города. Если он кого-то убьёт, то значит убитый являлся преступником по самому факту убийства. Второй член триумвирата - безумный учёный Деррик Хотвенфильд курирует все научные разработки города супергероев, отвечает за поставленные на продажи чудеса. Поговаривают, будто он был не раз замечен за похищением простых людей, обычно молодых и красивых девушек, для своих бесчеловечных экспериментов. Но пока число похищенных исчисляется единицами, а не десятками и не сотнями, на это все, кроме непосредственно родных и друзей пропавших, закрывают глаза.
     Третий член триумвирата - молниемеатальница и повелительница погоды, златоволосая Мэл, стала символом города. Тут и там расставлены её скульптуры, обычно с молниями в руках или с застывшими в камне тучами из которых сыплется крупный град. Мэл занята тем, чтобы над городом супергероев всегда светило солнце, а дожди шли вовремя и исключительно по ночам. Она же занимается туристической сферой, в том числе медицинским туризмом, приносящим всем жителям города баснословные богатства.
     Серафим остался мелким локальным божеством. Он продолжает вечную войну против США, путём ежемесячной инициации новых героев. Общается Серафим только с членами триумвирата и только по крайней необходимости. Похоже, что сложившееся положение дел более чем устраивает божественный автоответчик и что-либо менять он не планирует. Экспансия ему не нужна, а вечность он уже получил в своё распоряжение. Серафим останется существовать пока существует последний и единственный город США. Город супергероев. Нью-Йорк.
     Роза Гиндертштроп заняла важный пост в администрации. Она стала правой рукой и секретарём по всем вопросам сильнейшего из супергероев, мэра города, Фреда Уокера. Фактически она сама управляет Нью-Йорком, когда человек-закон отправляется ловить зарвавшихся и перешедших всякие рамки дозволенного супергероев. С Хотвенфильдом Роза вполне нормально общается, но исключительно по рабочим вопросам.
     Кофейный Фред уехал из Нью-Йорка ещё до первой войны, когда город пытались занять миротворцы ООН и с тех пор больше не возвращался. Таких, как он, супергероев, выбравших жизнь обычных людей, достаточно много. Примерно пятая часть от общего числа.
     Что же до всего мира целиком, то исчезновение самой злобной и подлой из сверхдержав современности оказалось несомненным благом. Её распад на несколько десятков независимых государств, пусть и старающихся придерживаться поначалу общей политики, пошёл человечеству в целом, несомненно на пользу. В этом смысле те десять или двадцать миллионов американцев погибших во время разборок супергероев друг с другом и их общей войны против армии и государственного аппарата можно считать, в каком-то смысле, оправданными потерями. Хотя, думаю, что родственники и друзья погибших с этим мнением категорически не согласятся.
     План новорождённого бога, в целом, удался.
     Мир принял и сумел переварить, без по-настоящему серьёзных последствий, его подарок.

Завершение

     Данный роман во многом крайне необычен для меня. Я первый раз пытался работать в трешовом и, одновременно, в эротическом жанре. Всю политическую подоплёку романа я постарался ограничить в исторических справках предваряющих каждую главу, чтобы не загрязнять ею остальной текст. На достоверность изложенных в разделах справок факты вы вполне можете полагаться. И поверьте, множество фактов, на десятки дополнительных 'справок', остались неиспользованными просто потому, что количество глав в романе закончилось раньше.
     Должен сказать, что эта книга писалась на удивление легко. Мне было интересно писать её. Может быть, в том числе и потому, что я твёрдо уверен: такая вот или подобная ей книги обязательно должны быть написаны. Другие писатели не торопились. Пришлось взять процесс в свои руки.
     Если уж ты дочитал до послесловия, друг-читатель, то я надеюсь, что тебе было также интересно и весело читать эту книгу, как мне её писать. В любом случае - раздели со мной этот триумф. Я дописал, а ты дочитал этот текст. То есть мы оба с тобой большие молодцы!
     В завершение я хотел бы заметить: подавляющее большинство простых американцев, то есть 99% из них не виноваты в той преступной политике, которую демонстрирует США на протяжении последних... да что там - практически с самого дня своего основания (привет геноциду индейцев). Американцы не виноваты в том, что поддерживают своих лидеров и любят свою родину. В конце концов любить Родину это достоинство, а не преступление, даже если она, как те же США, не заслуживает никакой любви. Американцы не виноваты. Как не виноваты простые немцы, радостно поддерживающие фашизм пока германские армии весело, шагали по европейским дорогам. Как не виноваты итальянцы, которым Муссолини клятвенно обещал вернуть славу Римской империи.
     Или, может быть, ты думаешь по-другому, друг-читатель?
     Как бы то ни было, автор прекрасно сознаёт, что любой сценарий крушения США в нашем насквозь глобализованном мире так или иначе ударит по многим и многим, в том числе и за её пределами. В краткосрочной перспективе это, как и любая другая социальная катастрофа, значительно увеличит общемировой индекс страданий. Хотя в долгосрочной перспективе распад США на отдельные штаты был бы большим благом для всей человеческой цивилизации. По крайней мере автор твёрдо уверен в этом. Мой аргумент в том, что 'от осинки на родятся апельсинки', а то, что США - это именно 'осинка' думаю весь остальной мир уже очень давно убедился.
     В любом случае, данная книга лишь фантастический роман развлекательного жанра. Просьба так его и воспринимать.
     
      Ceterum autem censeo Carthaginem esse delendam.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"