Шелихова Дарья: другие произведения.

Восемнадцать минут

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.12*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Закончено. Оставляйте свои комментарии, пожалуйста
    Все невечно... Разрушаются здания, улицы города, гибнут рыбы, птицы, животные, умирают люди. Покидать этот мир всегда тяжело, а особенно если ты еще не познал все земные радости. А можно найти любовь, находясь между двумя мирами - жизнью и смертью? Да. и это моя история...

   [wosemnadcatxminut22.jpg]
  

Порой мы просто не задумываемся о смерти, постоянно откладывая на потом. Мы думаем, что еще слишком молоды, еще успеется обо всем поразмыслить и приготовиться к загробному миру. Мы и представить себе не может, что смерть подкрадывается к нам с каждым днем все ближе и ближе, забирая юность, молодость, счастье, радость, любовь, жизнь. Смерть приходит внезапно, даже если тебе всего двадцать, а не, к примеру, восемьдесят. Каждое существо живет ровно столько, сколько предначертано судьбой.

Судьба... Это такая штука, впрочем, кому как повезет. Судьба - это колесо фортуны, не знаешь, какой подарок преподнесет тебе в следующую секунду. Либо белая полоса, сопровождающаяся успехами, победами, счастливыми улыбками, радостными мгновениями, либо черная полоса неудач, разочарований, потерь, затяжной депрессии, заканчивающейся иногда смертью.

И снова мы вернулись к нашей старой знакомой. Кто же ты, смерть? Окончание, завершение жизни или, быть может, всего лишь переход из одной жизни в другую. А где эта грань между жизнями, где проведена эта черта? Что происходит с человеком, когда он умирает? И есть ли шанс, умерев, снова вернуться к жизни в прежней ипостаси?

Шанс есть всегда, только нужно успеть им воспользоваться.

И я смогла. В последний момент ухватилась за тоненькую соломинку по имени шанс и победила смерть. Фортуна в этот раз была на моей стороне, и я благодарю судьбу за эту услугу. Вместе с жизнью я получила бесценный подарок, который не сравнится ни с какими земными богатствами. Это безусловная Любовь, которую я встретила, будучи между двумя мирами - жизнью и смертью.

***

Утро было хмурое и холодное. Несмотря на то, что сейчас август, природа не радует нас солнечными деньками, не дает погреться перед суровой матушкой зимой, которая через несколько месяцев вновь вступит в свои права.

Вместо теплого небесного светила сегодня тяжелые печальные тучи. Облака, состоящие из крупных пушистых волн, разделены просветами или сливаются в сплошной серый покров. Верхние облака имеют вид куполов или башен с круглыми очертаниями. Смотришь на это небо серо-сине-фиолетового оттенка, которое вот-вот расплачется, и, кажется, что сейчас из своего воздушного замка выйдет королева, разгонит эти суровые массивные тучи и освободит нежное ласковое солнышко.

Прошло совсем немного времени, на небе ничего не изменилось, только изредка на землю падают мелкие холодные капли дождя. Может быть, ветер разгонит всю эту небесную печаль. Но старый дедушка ветер, наверное, отдыхает в своих покоях, не до нас ему сейчас.

Только бы дождя не было. Вы только не подумайте, я люблю дождь, особенно летний проливной. Я радуюсь дождю как маленький ребенок, босиком шлепаю по лужам, разбрызгивая теплые крупные капли.

Сегодня все совсем по-другому. В воздухе нет той девственной чистоты, искренности, а только давящая туманность, тоска и пустота. В такую погоду только сидеть дома, закутавшись в шерстяной клетчатый плед, читать какую-нибудь книжку со счастливым концом, а не шляться по улицам недружелюбного города. Но я дала слово, что приду, и теперь приходится выполнять свое обещание.

Несколько дней назад в моем доме раздался телефонный звонок.

- Привет, - это мой друг Андрей.

- Здравствуй.

- Какие планы на выходные?

- Пока никаких. А что?

- Может быть, погуляем в субботу?

- Андрей, извини, нет. Я же все тебе объясняла..

- Я все помню, - перебил меня парень. - Просто прогулка - это только предлог. На самом деле, мне нужен твой совет и, может быть, даже помощь.

- У тебя что-то случилось? - взволнованно прошептала я.

- Это не телефонный разговор, - отрезал друг. - Так я могу рассчитывать на тебя?

- Конечно, - устало произнесла я. - Я приду.

- Спасибо. До встречи, - и разговор прервался.

И вот сегодня я вынуждена вдыхать холодный утренний воздух и идти навстречу вечно спешащим жителям нашего города.

Я хорошо знаю эту улочку. Серые кирпичные здания провожают печальным взглядом случайно забредших прохожих, зеленые ветви клена ласково гладят по голове, каменная дорожка тихонько скрипит под ногами, иногда издавая шелестящие звуки от упавших с деревьев листьев. А за поворотом булочная, запахи которой витают в воздухе, смешиваясь с выхлопными газами проезжающих мимо машин. Это мое самое любимое место. Уютное помещение навеивает приятные воспоминания, а горячий шоколад и булочки с корицей дарят наслаждение. Именно здесь можно хотя бы на мгновение почувствовать энергетику родного дома.

К сожалению, сейчас у меня нет свободной минутки, чтобы вновь окунуться в теплоту и нежность этого маленького кондитерского мира, поэтому я сворачиваю за угол и шагаю на проезжую часть.

А далее все как в замедленной съемке. Из-за угла на огромной скорости вылетает автомобиль неизвестной мне марки, словно разъяренный зверь, он приближается все ближе и ближе, и, наконец, сталкивается с моим хрупким телом. Толчок, взлет, я чувствую себя подобно бабочке, которая, делая последний взмах крыльев, падает в пропасть. Со скоростью света меняются эмоции на моем лице: шок, непонимание происходящего, боль, а затем картинки с воспоминаниями.

***

На небольшой кухне толпа людей, на юбилей хозяйки дома съехалась вся родня. По всему дому витают ароматы жаркого, яблочного пирога, сирени и других весенних цветов. Маленькая девочка трех лет, постоянно оглядываясь, пытается прошмыгнуть мимо взрослых, и только ее план удался, как за ворот платья кто-то схватил.

- Куда собралась? - спросил дедушка, девочка не оборачивалась. - А ну-ка, мать, посмотри на свою обезьянку, - и мужчина развернул малышку на 180 градусов.

Все ахнули от удивления, глядя на девочку. Подражая взрослым, она сделала макияж и модную прическу. Длинные волосы темно-каштанового цвета спереди были начесаны словно мочалка, а сзади спадали свободными волнами, огромные карие глазищи были подведены угольно-черным карандашом. Дополняли образ розовые щечки и малиновый бантик, вылезающий за контур губ. Некогда белое кружевное платье теперь больше походило на наряд трубочиста, весь подол заляпан в саже и помаде, маленькие детские ладошки были красно-коричневого оттенка, и только в некоторых местах проглядывала чистая блестящая кожа.

Мама, недолго думая, быстро поймала свою дочурку и, весело хохоча, потащила умываться.

Невидимый экран ненадолго погас, а затем появился новый жизненный эпизод.

- Даша, не вертись, а то ничего не получится, - пригрозила женщина низким прокуренным голосом.

- Я больше не буду, но ты только сильно не тяни за волосы, мне же ведь больно, - сонно протянула девочка. В тот день ее разбудили очень рано, чтобы успеть собрать маленькую принцессу перед праздником.

- Красота требует жертв, - засмеялась мама.

- Зато ты будешь самой красивой первоклассницей, - сказала крестная, продолжая колдовать над непослушными локонами.

Через час все было готово. Розовое личико девочки сияло, глазки блестели из-под черных пушистых ресниц, брови, словно крыши домиков, красовались над ними, губки, слегка тронутые прозрачным блеском, источали персиковый аромат. Тугие каштановые кудри были собраны на затылке, где занял свое почетное место огромный белый бант. Будущую первоклассницу нарядили в белоснежную блузку с воланами, черный сарафан сел четко по фигурке. Ножки, стянутые белыми гольфами, постукивали каблучками черных лаковых туфель.

- Красавица наша, - прослезилась бабушка. А мама, вручив новоявленной школьнице букет цветов и ключ от страны знаний, взяла в свою ладонь маленькую ручку дочери, и они дружно направились навстречу первому сентября, вдыхая еще теплый осенний воздух, наполненный радостью и счастьем.

Тем временем появилась новая сцена.

Две девочки-ровесницы тянули за руки в разные стороны своего одноклассника.

- Вы же меня на части разорвете, - пытался образумить их мальчик.

- Ну и что! Зато каждой по кусочку достанется, - захохотала русоволосая девчушка.

- Наташка, держи его крепче, а то он сейчас удерет, - крикнула вторая девочка с карими глазами.

- Даша, отпусти, - взмолился паренек.

- Колька, не вертись, а то хуже будет, - пригрозила она.

- Сам виноват, - проговорила русоволосая. - Нечего было нам обеим голову морочить.

- Выбирай кого-нибудь, или, может быть, у тебя третья появилась? - бровь кареглазки вопросительно изогнулась, а мальчишка попытался вывернуться.

- Мы ей мигом все космы повыдергиваем, - сжала руку в кулак бойкая Наташа.

- Нет у меня никого, - испугался Николай. - Отпустите только, я попробую выбрать одну из вас.

- Сейчас? - хором спросили девчонки.

- Сейчас, - потухшим голосом произнес он.

Девчонки - недавние подружки, а ныне соперницы отпустили руки мальчика, и тот от неожиданного освобождения свалился на пол, уронив чьи-то учебники и тетради с первой парты. В запертую дверь тут же забарабанили, но юные бандитки проигнорировали требования школьников открыть дверь.

- Больно, - он потер ушибленную лодыжку и локоть.

- Ты с выбором-то не тяни, - одноклассницы в один миг нависли над ним.

Коля осторожно поднялся, отряхнул свой костюм и встал напротив них.

- В общем, я принял решение.

- Ну? - на одном дыхании протянули девчата.

- Вы обе такие хорошенькие, и я хотел бы дружить с обеими. Но вы сами поставили меня перед выбором. Поэтому, - он сделал паузу. - Наташенька, ты только не обижайся, но я выбираю Дашу.

Наташка обиженно фыркнула и отвернулась, а Коля подошел к кареглазой девочке и осторожно прикоснулся своими губами ее пухлых губ.

Второй класс, первый поцелуй... Так вот ты какой, поцелуй: робкий, неуверенный, прохладный и сладкий. Я никогда тебя не забуду..

Опять смена кадра.

Еще год назад они делили первого парня, а теперь, взявшись за руки и громко смеясь, прижались друг к другу. Тот самый мальчишка, за спиной которого висит школьный ранец, в одной руке держит девичьи рюкзачки, а другой тянет за веревочку больших красных санок, на которой приютились подружки-ровесницы.

Снег хлопьями падает на землю, деревья и дома. Пушистые снежинки ласкают щечки, легкий ветерок осторожно развивает заплетенные косы девчонок, а они такие счастливые сидят на санках и не замечают ни шума улиц, ни завистливые взгляды прохожих, только Кольку, идущего впереди, который по дороге домой развлекает своих спутниц шутками и смешными историями.

Вот и дом кареглазой девчонки виднеется, пора прощаться и везти домой ее подружку. Мальчик, конечно, устал, но он будет скучать по этим хохотушкам.

Завтра будет новый день, а, значит, они снова увидятся в школе и будут вместе возвращаться домой, а пока нужно расставаться.

И вновь меняется картинка.

Теперь она уже взрослая. Позади одиннадцать лет школьной жизни, в настоящем выпускные экзамены, а впереди новая незнакомая жизнь.

В коридоре школы возле кабинета литературы дрожат будущие выпускницы. Время сдачи экзамена незаметно подкрадывается, и комиссия разрешает войти в класс.

- Даша, - обратилась высокая элегантная женщина, учитель русского языка и литературы, к стройной девушке, смотрящей в окно, - ты выступаешь последняя.

- Хорошо. Я все поняла, - голос слегка дрогнул.

- Девушки, не забудьте прочитать наизусть отрывок, - проинструктировала учительница и напоследок произнесла напутственные слова. - Всем желаю удачи. Ни пуха, ни пера!

- К черту! - эхом отозвалось в школьном коридоре.

Наконец подошла очередь девушки с глубокими карими глазами, обрамленными тонкой оправой стильных очков.

- Я подготовила реферат на основе романа в стихах А. С. Пушкина "Евгений Онегин". Для начала я хотела бы прочитать письмо Татьяны к Онегину.

Члены комиссии утвердительно кивнули, и девушка начала читать наизусть отрывок:

Я к вам пишу - чего же боле?

Что я могу еще сказать?

Теперь, я знаю, в вашей воле

Меня презреньем наказать.

Но вы, к моей несчастной доле

Хоть каплю жалости храня,

Вы не оставите меня...

Выпускница читала отрывок и наблюдала, как с каждым словом, с каждой строчкой, произнесенной ею, у впереди сидящих людей меняется выражение лица, была заметна едва уловимая дрожь, будто мурашки бегали по коже. Она проговаривала рифмованные строки все увереннее и увереннее, испытывая смешанные чувства и эмоции. Девушка смогла растопить лед в сердцах членов комиссии, казалось, она на миг перенесла всех присутствующих в те времена, и слушатели могли почувствовать себя героями романа.

... Кончаю! Страшно перечесть...

Стыдом и страхом замираю...

Но мне порукой ваша честь,

И смело ей себя вверяю...

На последних словах у председателя комиссии, невысокой полноватой женщины, заслуженного учителя русского языка и литературы, потекли слезы. Это были слезы радости и гордости за свою воспитанницу, и все единогласно поставили этой обычно задумчивой тихой девушке заслуженную пятерку со словами благодарности за проделанную работу.

А на экране уже новая сцена.

Крещенские морозы. Грозный седовласый старик Январь проверяет свои владения. Кругом ни души, все живые существа спрятались в свои норки от немилостивого старца. Довольный собой, он собирается еще немного потешиться своим могущественным посохом, ведь скоро придется передать права своему брату Февралю.

Вечер накрыл мир своим крылом, на небе можно увидеть созвездия большой и малой медведицы, мороз еще больше окреп и перевалил за сорокоградусную отметку.

По заснеженной улице идут две девушки. Нипочем им ни холод, ни вьюга. Смеясь, закидывают друг друга снежками, а потом и вовсе падают в сугроб и, весело щебеча, наблюдают за звездным небом.

- Смотри, звезда падает, - воскликнула светловолосая голубоглазая девушка. - Быстрей загадывай желание.

- А ты?

- Сегодня же у тебя день рождения!!!

- Конечно у меня, - захлопала обледенелыми ресницами кареглазая красавица. Сегодня ей исполнилось двадцать один, и девушка желала только одного - простого женского счастья, которое дарит чистая светлая любовь.

- Пожалуйста, пусть мое желание исполнится, - прошептала девушка, и легким дуновением ветра слова унеслись во вселенную.

Свет над невидимым экраном погас, и тьма накрыла меня своим огромным черным крылом.

***

Боль постепенно начала утихать, а затем и вовсе исчезла. Я чувствовала покой и умиротворенность. Мое тело было таким легким и невесомым, я парила в воздухе словно пушинка. Я опустила голову вниз. Там на кушетке в машине скорой помощи лежала девушка. Ее кожа была бледной, как будто по лицу прошлись кисточкой, нанеся толстый слой белой пудры. Губы были холодного сине-фиолетового оттенка, а глаза, такие большие и теплые, закрыты от внешнего мира. Что-то знакомое я видела в этой девушке, каждая частичка, каждый миллиметр ее тела был для меня родным. Наконец, я осознала, что там, на кушетке лежала я.

Я видела, как суетятся врачи, пытаясь оживить мое безжизненное тело, я слышала их голоса. Но мне не было дела до происходящего. Я так много не сделала в своей жизни, поэтому хотя бы сейчас я должна его увидеть. У меня было слишком мало времени, значит, нужно поспешить, чтобы в срок преодолеть расстояние между нами, провести всего одно мгновение рядом с ним, а затем расстаться навсегда.

Надо спешить. Я провела кончиками пальцев по своей бледной щеке, как бы прощаясь со своим телом, а затем отправилась в путь, свободно передвигаясь сквозь тела живых людей, не встречая при этом никаких препятствий.

Я летела по улицам оживленного города, не оглядываясь назад, смотря только вперед. Я боялась опоздать, ведь в любое время моя душа могла покинуть этот мир, и у меня не было больше шанса на счастье, любовь. Так может быть сейчас, будучи уже наполовину мертвой, я хотя бы одним глазком смогу взглянуть на свою вторую половинку, созданную для меня богом. Я не знала, в какую сторону мне нужно двигаться. Внезапно я ощутила какую-то нить. Она была легкой, серебристой, едва ощутимой, прикосновения которой вызывали чувства радости и нежности. Так может, эта та самая нить, которая соединяет родные души. Я схватила за конец, боясь потерять единственную дорогу к сердцу того, кто мог бы стать домом для меня на многие года, кто согревал бы меня холодными зимними вечерами, обнимал мои плечи, гладил волосы, кто стал бы смыслом моей жизни... Но я уже умерла!? Ну и пусть, он ведь жив...

Подобно ястребу я неслась, ведомая серебряной линией, легко взмахивая своими огромными невидимыми крыльями. Я посмотрела вниз. Снова суета. Люди спешили в свои дома, чтобы укрыться от вот-вот начавшегося дождя. Ветер мешал им, тихонько посмеиваясь, что они слабы, чтобы играть с ним догонялки. Но я не боялась его, я была сильнее и быстрее ветра. Он оглянулся в поисках того, кто бросил ему вызов, но лишь хмуро покачал головой, дав мне возможность уйти. Я мысленно поблагодарила его за оказанную честь и снова понеслась вперед.

Скользили села, города, реки, а я все летела, сама не зная куда, лишь надеясь, что скоро увижу свое несбыточное счастье. Внезапно нить оборвалась у двенадцатиэтажного кирпичного дома. Я каким-то шестым чувством поняла, что нахожусь почти у цели. Неужели я добралась!?

Я зависла в воздухе на уровне восьмого этажа напротив открытого настежь окна, не решаясь войти внутрь, впорхнуть как бабочка, летящая на яркий огонек света. Тот, кто сейчас находился там, за стеной, и был моим светом, лучом надежды, что все будет по-другому...

В комнате было темно, да и во всем доме не горел свет, так как над этим городом нависла глубокая ночь. На ясном небе в определенном порядке были рассыпаны звезды, а в центре небесного полотна свое почетное место занимала гордая луна, свет которой падал в комнату, позволяя мне едва различить контуры. У стены стояла большая кровать, а на ней, отвернувшись от окна (поэтому я не могла разглядеть его лица) лежал мужчина. Он спал, я слышала его ровное дыхание, биение живого сердца. Мне так захотелось подойти к нему, провести рукой по обнаженной спине, вдохнуть аромат его волос. Но я не могла решиться сделать этот шаг. Я боялась, что если сейчас я буду находиться настолько близко с ним, то потом я не смогу уйти, мне будет больно оторвать от себя кусочек своей души, которым был для меня этот человек, но в то же время я желала ворваться внутрь. Наконец, поборов свои страхи и сомнения, я собрала волю в кулак и была готова сделать этот шаг, как вдруг что-то потянуло меня назад, какая-то неведомая сила, словно перематывая пленку, заставляла меня вернуться туда, откуда я собственно и начала свой путь. Только сейчас я летела сквозь темный туннель. Так как все происходило настолько быстро, мне не было страшно, хотя я ужасно боюсь темноты.

А вот и снова свет. Та же карета скорой помощи, врачи, мое еще неостывшее тело.. и я врывающаяся в него. Я выживу?

***

Небо совсем почернело и уже не скрывало своего горя. Раскат грома пронесся эхом над городом, зло сверкнула молния, разделив пополам небесное полотно. Крупные холодные капли дождя, постепенно набирая скорость и мощь, падали на асфальт. Ветер усиливался, срывал с деревьев листья, смешивая их с дождевым потоком, который уже больше был похож на огромную водяную стену, возвышающуюся от земли до самого неба.

Под одиноко стоящим деревом с красивыми тонкими ветвями сиротливо приютился симпатичный паренек. Теперь они уже мокли под дождем вместе, и дереву не было больше так грустно и тоскливо. Оно смотрело на этого высокого черноволосого парня с яркими серо-зелеными глазами, таящими в себе печаль и тревогу, а юноша постоянно оглядывался по сторонам, пытаясь разглядеть хоть какой-то силуэт. Но ничего не возможно было увидеть, кроме мокрой серой дождевой массы и его временного товарища клена.

Парень осторожно поправил прядь волос, с которых струей лился дождь и посмотрел на часы. Ее все не было, девушки, которую он так ждал, ради которой он бы отправился на край света, для которой сейчас он держал в руках букет ее любимых темно-красных, почти черных роз, а шипы больно кололи пальцы. Может и к лучшему, что она не пришла, не хватало, чтобы она, его любимая девочка, заболела воспалением легких или другим простудным заболеванием.

Любимая девочка. Как долго он ждал минуты, когда скажет ей эти теплые нежные слова. Он долгое время был для нее просто другом, видел, как она улыбается, наслаждался ее звонким как колокольчик смехом. Наверное, потому что просто боялся быть отвергнутым, вот и не признавался ей в своих чувствах. Девушка, конечно, догадывалась, что парень относится к ней не как к другу, поэтому в последнее время отдалилась от него, не просила о помощи, отметала все попытки встретиться, чтобы лишний раз не давать надежду на что-то большее, чем дружба и не причинять ему боль.

Но юноша думал совсем по-другому, он считал, что его любви хватит на двоих. Он желал заботиться о ней, дарить теплоту, ласку. Он даже мир перевернул бы, чтобы сделать ее счастливой.

"А что если счастье для нее - не ты, - размышляло дерево. - Как бы ты поступил, зная, что жизнь рядом с тобой принесет ей только разочарования, страдания и мучения? Ты не задумывался о том, что она предназначена совсем для другого человека, да и твоя половинка бродит где-то рядом, просто ты ее не замечаешь. Оглянись, у тебя все еще есть шанс познать чистую любовь. Не упусти его".

Парень не слышал советов клена, лишь только шелестение листьев, сопровождающееся шумом дождя и раскатом грома. Чувство тревоги по-прежнему не покидало его. Дрожащей рукой он достал из внутреннего кармана промокшей куртки телефон и набрал номер. Она не отвечала, только длинные гудки, будто лезвие, с болью раздавались в глубине души и нарушали тишину. Он снова и снова нажимал озябшими пальцами на кнопки, все еще надеясь услышать ее голос.

- Алло! - неожиданно сказали в трубке суровым мужским голосом, а на заднем плане послышался шорох и едва различимые звуки.

- Даша? Что с ней? - вдруг ясно осознал парень, что с любимой что-то случилось.

- Девушку сбила машина, получена черепно-мозговая травма. Была зафиксирована клиническая смерть - 3 минуты, - ответил все тот же голос.

- Что, простите? - непонимающим голосом прошептал парень.

- Кратковременная остановка сердца. Работники службы спасения успешно провели реанимацию, но состояние крайне тяжелое. Будем надеяться, что успеем довезти до больницы, - тяжелый вздох, - да не волнуйся ты так. Врачи сделают все возможное, будут биться за ее жизнь до последней секунды. Но, к сожалению, только Бог все решает - будет ли жить человек или нет. Так что, ты лучше молись, парень. Слышишь, молись..

Андрей больше ничего не слышал, лишь одинокая фраза "состояние тяжелое" больно вгрызалась в душу, крики "Господи, за что?" разрывали изнутри на тысячи осколков. Рана кровоточила и стремительно росла. Все внутри оборвалось, осталась только пустота и чувство вины. Время лечит, но огромные страшные рубцы навсегда останутся на его сердце.

- Это я виноват, - как заклинание повторял он снова и снова. - Если бы не я, этого не случилось бы. Я ненавижу себя! Ненавижу!

Он опустился на землю и закрыл руками свое лицо. И только безлюдная пустынная улица, одинокие клен и никому уже ненужные цветы видели его слезы. А небо, разделяя его горе, плакало вместе с ним.

***

И снова пустота... Боль... Бессилие...

Тело ватное, не подчиняющееся мне. Я хочу поднять руку, но ничего не получается. Изо всех сил пытаюсь раскрыть глаза - не выходит. Сейчас бы закричать, да так, чтобы стекла звенели. Куда там, я даже губами пошевелить не могу.

Надо, ты же сильная. Всегда стремилась бежать от слабости, и помогала каждому становиться чуточку сильнее. Я должна. Где ты? Помоги мне. Прошу, пожалуйста.

Нужно снова попытаться. Я собрала все, что у меня внутри и начала поднимать руку. У меня получилось! Теперь другая. Снова успешно. А теперь попробуем сесть. Тянет куда-то назад, адская боль. Ощущения, как будто я приклеена к чему-то, а мое тело отдирают вместе с кожей. Получилось. Сейчас посижу чуть-чуть и встану. Сейчас. Немножко.

Голова кружится, но я сделала это. А теперь даже легче. Как тогда. Неужели...

Обернись, слышишь, обернись.

Нет, этого не может быть. Я снова умерла.

- Прости меня, родная, - я провела пальцем по синим опухшим губам девушки, по своим губам. - Прости.

Я думала, что у меня есть шанс. Мысленно молила Бога о жизни. Представляла, как выйду замуж, у нас родятся детки. Я бы заплетала дочке косички, одевала в воздушные кружевные платьица. А ты бы играл с нашим сынишкой в футбол, а по выходным мы все вместе нашей дружной счастливой семьей ходили бы в парк кормить уток, или в цирк. А зимой на каток. Ты бы учил меня кататься на коньках, я ведь до сих пор так и не научилась. Все... не будет больше этого. Все мечты рухнули разом. Прости меня за это. Если сможешь.

Сейчас бы заплакать, выплеснуть все эмоции наружу, чтобы стало легче. Но нельзя. Мертвые не плачут. А кто я?

Этот последний миг. Сколько он продлится? Я хочу провести свои минуты с тобой, а не здесь. Я окинула больничный коридор, реанимационную палату, где врачи пытались дать жизнь моему телу, такому родному... Они суетились вокруг меня как муравьи, стараясь сделать хоть что-то. Поздно. Я уже здесь. Только вы меня не видите...

Прощайте, люди. Я ухожу. К тебе, слышишь, моя любовь. В этот раз я сделаю шаг. Обещаю.

Снова тот же путь. Внизу мелькают города и улицы, а я здесь, словно птица, парю меж облаками. А они такие разные: вот облака-барашки, а вот озорные медвежата, а там, вдали тройка коней несется на восток. Но это облако самое красивое, похожее на ангела - закрытые глазки, миниатюрный носик, чуть припухшие губки, собранные в бантик. Оно восхитительно. Жаль, люди не видят этого творения Бога. Жаль...

А вот и знакомый дом, знакомое окно, сквозь которое я снова вижу силуэт мужчины. Зажмурив глаза, я перелетела через подоконник и остановилась где-то очень близко с ним. Ну вот, теперь "полчаса" буду бороться со своими страхами, чтобы поднять веки. У меня нет столько времени. Не забывай, больше такого шанса не будет. Сейчас. Ресницы слегка дрогнули, а в следующее мгновенье я распахнула глаза.

Он прекрасен. Мой родной. Сейчас, когда я нахожусь буквально в двух шагах, наконец, могу рассмотреть его поближе. Парень лежал на кровати животом вниз, моему взору был представлен голый торс, лишь нижняя часть туловища была прикрыта легкой шелковой простыней. Судя по всему, он был высоким, по крайней мере, выше меня это точно, широкоплечим и в меру мускулистым. Его голова была повернута в противоположную от меня сторону, но мне все равно были четко видны его черты. Лицо овальной формы, прямой нос, ярко выраженные скулы, ямочки на щечках, тонкие губы, лишь нижняя губа слегка припухшая, глубоко посаженные глаза, обрамленные пышными ресницами, чуть выше свое законное место заняли слегка изогнутые брови. В следующий миг он нахмурился, и на лбу проступили две неглубокие морщинки, а потом кожа на лбу распрямилась, словно по нему прошлись утюгом и морщинки исчезли. Я еще раз взглянула на принца своих снов. Все в нем было таким родным, любимым, даже легкая небритость на щеках, а особенно его огненно-рыжие волосы, пряди которых были разбросаны в хаотичном порядке.

В эту минуту я испытывала непреодолимое желание запустить свою руку в этот горящий костер, провести ладошкой по щеке, прикоснуться к губам. Интересно, моя рука снова продет сквозь него, как и в предыдущих случаях!? Конечно, это удобно, когда ты летишь сквозь пространство, ты можешь смело двигаться вперед, не огибая всевозможные препятствия, а идти сквозь них. А вот к человеку ты уже прикоснуться не можешь, а так хочется... А может, взять и попробовать!? Да, так и сделаю. И я осторожно прикоснулась к яркой пряди, погладила ее, медленно продвигаясь вниз, провела кончиком пальца по виску, щекам, ища его губы. Я не ожидала, что его тело окажется настолько горячим, а сердце... сердце... его удары казалось, эхом раздавались по всей комнате. Мой рыжий мальчик... такой родной... живой...

Биение сердца, шум в голове, крики незнакомых людей и боль, тянущая вниз. Что происходит? Опять? Да. Снова черная бездонная яма, куда я падаю со скоростью света. Или это ад? Нет. Все та же больница, реанимация, уже знакомые мне врачи, мое тело... и боль, жуткая боль, разрывающая на части...

***

- Вытянули с того света, - устало сказал пожилой мужчина, салфеткой вытирая пот с морщинистого лба.

- Еще бы чуть-чуть и все. Не спасли бы, - прощебетала молоденькая медсестра.

- Сколько?

- Шесть минут, - ответил другой мужчина. - Когда в машине везли, сердце на три минуты остановилось...

- Тяжелый день, - констатировал опытный врач, - намучаемся мы еще с ней...

***

Неожиданно боль прекратилась. Мне уже знакомо это ощущение. Невесомость, безграничность, легкость... Это же надо, всего за один день я умираю в третий раз. Неужели, я так и буду жить между двух миров - жизнью и смерти. Конечно, я люблю жизнь и хочу жизнь, но если передо мной станет выбор или жить так или умереть, я выберу смерть. Лучше смерть, чем мучится. У меня больше нет сил быть в темноте, не видеть солнца, счастья, лететь сквозь черный как бездна туннель, снова испытывать страх. Не могу больше. Не хочу. Хватит. Довольно. Пусть это будет в последний раз. Умоляю.

Я снова у знакомого окна. На этот раз ничто не освещает комнату. На небе нет ни луны, ни звезд. Я шагнула внутрь. На полу возле двери, прижав голову к коленям, сидел мужчина.

Сделай шаг... Мне страшно. Шаг... Я не смогу. Шаг... Ты же сильная, вперед. Шаг... Я смогла. Еще один... Он поднял голову. Шаг... Он видит меня!?

Я стояла посреди спальни, готовая провалиться вниз в любую минуту. На меня смотрели огромные серые глаза с расширенными зрачками. Они были такими теплыми, добрыми, излучающими свет, мир, чистоту.

Я никогда не видела таких глаз. Я словно тонула в омуте, боясь отвести взгляда от его притягивающих как магнит очей. Определенно, он мог видеть меня. Но этого не может быть! Или может?!

Парень встал на ноги. Теперь нас отделяли всего несколько шагов.

"Как я искала тебя, родной мой!"

"Я ждал тебя!" - не произнося ни слова, ответил парень.

"Ты слышишь меня?!" - на моих глазах наворачивались слезы. Но мертвые не плачут...

"Да. Не плачь", - он протянул ко мне руку.

"Не надо, слышишь, не надо", - я отрицательно замотала головой.

"Почему?"

"Мы все равно не сможем почувствовать друг друга... Мне холодно..."

"Я согрею тебя. Иди сюда", - он попытался прикоснуться к моему лицу.

"Нет, ты не сможешь, никто не сможет, - отстранилась я. - Ты живой... а я... я умерла..."

Мир рухнул для него в этот миг, в его глазах была тоска, боль, тревога...

"За что?" - он положил одну руку на лоб, а другую сжал в кулак... По его щекам стекали слезы, а на пол струились красные капли из окровавленной ладони...

"Несчастный случай..."

"Я больше тебя не увижу..."

"Нет... я должна уйти..."

"Я не смогу без тебя... останься..."

"Я очень хочу быть рядом, но не могу... я прихожу уже в третий раз, но всегда меня что-то заставляет вернуться назад..."

"Я чувствовал что ты рядом... Останься... хотя бы еще чуть-чуть побудь со мной..."

"Нет. Мама, уходи. Слышишь. Уходи", - раздалось звонким детским голосом позади нас. Мы обернулись. У окна стояла маленькая девочка в белом, светящемся, струящемся на пол платье. Ее каштановые локоны с огненным отливом обрамляли ангельское личико и плавно спускались на плечи. Она была похожа на меня в детстве... только глаза... его глаза... папины...

***

- Шесть минут уже прошло.

- Ну же девочка, живи, - умолял пожилой врач, - я не позволю тебе уйти на тот свет. Ты еще совсем молоденькая, даже жизни еще не видела. Ну же давай.

- Альберт Иванович, бесполезно уже. Умерла, - тяжело вздохнул другой мужчина. - Таня, у нее есть родные? Позвони...

***

"Доченька моя, я... Прости, что не могу дать тебе жизнь..."

"Мама, уходи, у тебя есть еще шанс... Пап, ну скажи ей", - едва ли не кричала малышка.

"Иди", - кивнул парень.

"Но..."

"Мама, пожалуйста, ради меня. Мы будем вместе. Как ты мечтала. Все зависит сейчас только от тебя", - она взяла меня за руку, и наши кисти крепко окутала серебряная нить.

"Иди..."

"Мне страшно... Я так боюсь темноты..."

"Я провожу тебя. Пойдем", - она потянула меня.

"Хорошо. - Я поднесла свой палец к лицу мужчины и провела рукой по нижней губе, - люблю..."

"Люблю... и буду любить... всегда... иди..."

"До встречи", - я улыбнулась уголками губ, и чернота тут же накрыла меня. Я лечу. Вниз. Мне больше не страшно.

"Мамочка, - доносилось эхом где-то вдали, - мы скоро будем вместе".

***

- Альберт Иванович, пульс появился, - воскликнула молоденькая медсестра.

- Этого не может быть, девять минут прошло с момента остановки сердца.

- Все в этой жизни может быть. Выкарабкалась, девочка, - погладил бледную руку девушки своей морщинистой большой ладошкой Альберт Иванович. - Видно Бог дал тебе еще один шанс. Живи, девочка. Живи.

***

Боль, разрывающая голову... бессилие... что это? Где я?

Я с трудом открыла глаза. Реанимационная палата. Живая. Веки снова опустились.

Я буду жить. Спасибо тебе, Господи.

Я буду жить. Ради вас... Я буду жить...

Конец


Оценка: 8.12*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | Тори "В клетке со зверем (мир оборотней - 4)" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | | О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | | А.Кувайкова "Дикая жемчужина Асканита" (Приключенческое фэнтези) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | М.Всепэкашникович "Крестопереносец." (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"