Рачко Евгений Владимирович: другие произведения.

Герои не нашего времени

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Так, маленький кусочек не завершенной вещи.

  А-1
  ( Вступление. )
  
   Сумерки медленно, нехотя, отступали, уходили все дальше на запад, за острые пики гор, в бескрайние равнины. Тьма уходила предоставляя пространство Свету.
   Лучи солнца осветили угрюмые громады гор, что тянулись на сотни лиг, щеря свои клыкастые пики.
   Лучи перебегали от скалы к скале, от пика к пику, отодвигая сумерки. Они выхватывали, освещали каждый куст чертополоха на склонах. Свет скользил далее вниз, в долину Тиарнского массива1, где протекал ручей Мирогол2. Там на его берегу стоял лес, который покрывал треть долины.
   Но лес этот не был тем прекрасным лесом, что можно встретить к востоку от Монара3. Больше он походил на леса пустынного Эльфида4 или плато Скаттах5. Серые верхушки деревьев, иссохшие ветви, сплошные буреломы - страшный облик леса-призрака.
   Вид леса наводил какую-то непонятную тоску. Но поле, что лежало между лесом и Мироголом наводило ужас. Сквозь траву виднелись груды железа: ржавые обломанные и выщербленные мечи, топоры, бердыши, масса копий с переломанными древками, искореженные доспехи, полусгнившие деревянные щиты. Но не железо, ржавое от крови, приводило в ужас, а белые источенные ветрами кости.
   Мирогольское поле - кладбище тысяч воинов, врата в лучший мир...
   Сухой череп крякнул и развалился в пыль при легком касании носком сапога. Воин остановился, осматривая поле тоскливым взглядом. Он был высок, худощав. Длинный черный плащ скрывал его одежду и наводил страх. Страх веял везде, где была видна зловещая фигура в черном плаще, что стояла на Мирогольском поле среди костей и оружия.
   Солнце осветило уже всю долину, отогнав темноту далеко в сторону перевала и гор, но свет не мог развеять зловещую атмосферу, что витала над воином.
   А он медленно прошелся по полю под хруст полуистлевших костей, словно искал что-то и не мог найти, словно долго вспоминал о чем-то, что было, что оставило глубокий след в его душе...
   Он прошел между высокой, острой словно копье, скалой и небольшим холмом, изрезанным оврагами, там где белые кости валялись целыми грудами, мешая идти. Но вскоре скопление останков закончилось и незнакомец уже шел по траве, совсем недавно пробившейся из земли и потянувшейся к солнцу.
   Поднявшись на невысокие холмики, разрезавшие долину Мирогола поперек, он, наконец, почувствовал то, что искал - дикую, безумную волну ненависти и жажды крови. Тогда он остановился и начертил на земле небольшую Руну6, потом взял крохотный серповидный нож и легонько полоснул себя по запястью. Капли крови упали на Руну и воздух еле заметно завибрировал. А вокруг Руны поднялся небольшой вихрь, закружив обломанные веточки, стебли травы и крохотные песчинки.
   Незнакомец кивнул, почувствовав, что неприятное безумие отступило. Он встал с колен и пошел влево по дуге до тех пор пока вновь не ощутил зло...
   Ближе к полудню на холмах вырос довольно большой круг из одинаковых, прочерченных на земле Рун, с маленькими фонтанчиками смерчей. И лишь тогда он осмелился вступить внутрь этого круга.
   Волна звероподобной первобытности, садизма кроваво-красного цвета накрыла его сознание, не вихри над Рунами вдруг заметно выросли почти до размеров человеческого роста и разум его прояснился. Страшная сила Гномьей Руны Фанатизма7 в совокупности с жертвой человеческой крови сохранила часть своей мощи даже спустя годы.
   Наконец, он нашел место, где много времени назад рука врага начертила опасный знак. Ветер уже давно сровнял края линий Руны, где когда-то была кровь, но незнакомец был твердо уверен, что не ошибся.
   Он снова присел на землю и начертил Руну, такую же как и те, что окружали его кругом, только в несколько крат больше...
   Потом он очень долго лежал на земле, восстанавливая силы потраченные на начертание магических знаков и наполнение их кровью. Он лежал, смотрел на высокое небо и вспоминал, что однажды он уже лежал так на этом поле.
   А теперь... теперь он довершил битву, что отгрохотала здесь десять лет назад, лишь на время отсрочив трагедию этого мира.
  
  
  
  1.
  Э-1
   Перевал Адвель, что рассекал Монар в районе Орлиных Гнезд8, испокон веков был труднодоступен и почти не проходим. По этой причине им мало кто пользовался даже до Гибели Богов9 - эльфы предпочитали более удобный и расположенный на более низких высотах Кабак. Лишь во времена войны с Руртором10 на перевале Адвель была воздвигнута небольшая крепость, вскоре разрушенная и стертая с лица земли. В остальные столетия перевал охранялся лишь конным разъездом, который время от времени посылал Император Аррана11.
   Но со времен Великого Нашествия геленнов12, когда меднокожие варвары осели за Монаром и стали из года в год тревожить население восточнее гор, одного конного разъезда стало мало. И один из наместников Западной Марки13 построил на одном из утесов над дорогой крепость. Небольшую, деревянную с маленьким гарнизоном. Но этого хватило, чтобы и перевал, и крепость получили славу неприступных.
   Один из теоретиков войны назвал крепость Горкор, воспользовавшись знанием одного из вымерших восточных языков, и, как ни странно, название закрепилось за крепостью навсегда.
  
  В-1
  "Горкор (Сорок Укреплений) - древляная крепость на пер. Адвель в р-не Орлиных Гнезд (см.). Гарнизону имеет девять десятков пеших воев и четыре десятка вспомогательных. В форме представляет четырехугол без формы с четырьмя башнями, из коих донжоном является Полуночная, самая удаленная из остальных. В Полуденно-заходней башне устроены ворота, суть единые в крепости. Оная крепость личится неприступной и являет собой изважнейший пункт обороны Тьярна (см.), от Варваров з-за Монара (см.).
  
   Армейский сборник. Днолор из Гельниры.
  
  Э-2
   Борх заступил на пост ровно в полночь. До смены оставалось еще три часа. Долго, хрень возьми, очень долго. Особенно долго если холодный ветер того и гляди сдует верхнюю часть тела, ту что высовывается из-за палисада крепости.
   Холод был жуткий, но Борх, бывалый вояка, знал чем согреться в такую стужу, да и более-менее скоротать время, что выпало ему здесь торчать. Воин прошелся пару раз по стене, придирчиво осматриваясь вокруг, а потом тихо выудил из-под груды тряпок у двери башни бутыль. Та, холодная на ощупь, была без плетенки - новый вариант, недавно выпущенный стекольными заводами в Сингидоне14.
   Опытные пальцы ловко вытащили пробку без характерного хлопка - конспирация, главное в нарушении военного устава, была соблюдена.
   Дурманящий запах защекотал ноздри.
   Борх еще раз огляделся. Вроде никого.
   Со стороны Вратной башни послышался шорох, или только почудилось? Борх был мужиком бывалым и рисковать не стал. Пробка быстренько вернулась в горловину бутылки, а саму бутылку Борх заслонил щитом.
   Чутье не подвело его и на этот раз - из башни вышел десятник Дергун. "Токмо не учуял бы, зараза," -- подумал Борх. Сам Борх прибыл в Горкор лишь неделю назад и не успел разобраться в десятниках и коменданте крепости. Неизученный Дергун мог вполне донести на него.
   Десятник медленно, не спеша подошел к Борху, поглядывая вниз, во двор, покручивая лихие усы.
  -- Ну че? Стоишь и дубеешь?
  -- Так зябковато маленько.
  -- Согрелся б, а? - хитро прищурился десятник.
  -- Шутите? Вся ж зимняя одежонка у коморника, а посреди ночи поди добудисся ево, -- не моргнув глазом, ответил Борх. Служба у Кроллов15 в Мельнике не прошла даром. Опыта воину было не занимать, да и язык был подвешен.
  --Так плеснул бы чего и вся недолга.
  --Да как можно, на посту ж!
  --Вот зараза! -- десятник тоже не лыком был шит.-Атсюдыть за поллиги водкой смердит, а он мне байки плетет. А ну, доставай давай и плесни-ка для сугреву, а то задубеем тут обое. - у Дергуна было неплохое настроение.
   Борх налил и десятнику, и себе в заботливо выуженные из кармана чарки по порции водки. Оба опрокинули содержимое себе в глотки решительным и твердым взмахом руки.
  --А-ах! Хорош-ша!- прохрипел Дергун.
  --Крепка, чертовка,-- подтвердил Борх. - Сразу видать зерно из Кельмии16 привезли. Только на ихнем южном зерне такая забористая получается.
   Десятник снял с головы шишак и повесил его на кол, как на вешалку. Потом достал платок и обтер усы.
  --Присядем чтоль. Негоже-та стоя пить.
  --Негоже, так негоже,--ответил Борх, присаживаясь рядом с Дергуном на бревенчатый настил и, свесив ноги во двор, прислонился к бревнам-кольям, на одном из которых висел шишак.
  --А чего ж ты, Борх, мне все трындел "на посту, на посту ". Вишь, коли поискать,так у вас бандюг все найдется, ха,--усмехнулся десятник, опрокинув еще порцию. Борх последовал за ним, смекнув, что бутыль опорожняется довольно быстро.
  --Да ты не пужайся,-- сказал Дергун. - не сдам я тя коменданту. Ну че молчишь?
  --А че болтать без толку? - отозвался Борх, наливая по новой.-В энтой дерьмовой крепости дажить псам хреново!
  --Эта ты верно подметил. Ты ж видал че делается - в офицерах токмо комендант ходит. Горкор -- это, что-то вроде копей. Сюды али бандюг, али других виноватых шлють. А тя за что?
  --Офицер меня на поединок вызвал. Ну пришлось его потом откачивать, да на счастье мое откачали. А то Винный Кролл мне голову бы снес, а так ссылкой и разжалованием отделался.
  --Чего? Кроллскому офицеру меч загнал?
  --Ну.
  --Так ты, я смотрю, парень не из робких. Деспот Гудокриан ап Кролл на руку крут, все знают.
   Водки в бутыли становилось все меньше и меньше, а разговор воинов все невнятнее.
  --А кем ты был до разжалования?
  --Полусотником17.
  --Так ты тож из младшего офицерства? Я ж тоже полусотник бывший. Меня из Итры за пьянки турнули, да сняли не так круто, не до простых... Но ничего, ты парень хват - скоро из солдатни выберешься.
  --Выпьем чтоль за полусотников? - Борх глянул на бутыль.
  --Ну, давай, --ответил Дергун, тоже заметивший , что водки осталось около половины.
   Скоро бывшие полусотники были друг-другу как братья, а холодный горный ветер стих И вроде бы стало даже теплее.
   Борх заметил, что нос десятника слегка покраснел, и понял, что пора сворачивать пьянку, потому как скоро должна была прийти смена.
  --Ну, валяй по последней,-- сказал он.
  --Давай.
   Борх встал и задел плечом шлем Дергуна. Шишак улетел во тьму, чуть слышно звякнув о камни.
  --А, хрень тя дери! - ругнулся Борх. - Погоди, я слазаю, ток без меня не допивай.
  --Лезь-лезь, а то я не мастак по бревнам лазать.
   Борх перегнулся через палисад, прикинул расстояние до земли. Стена была не высокой, всего локтей восемь-девять. Воин повис на руках и спрыгнул.
  --А, хрень! Камней-та острых понабросало...
   тьма скрывала все, что творилось внизу, Дергун в общем-то и не старался рассмотреть, что делает Борх. Его больше волновала бутыль. Он довольно долго решался, а потом залпом допил всю водку.
   Дергун посидел еще немного, затем встал и стал вглядываться в ночную тьму.
  --Борх, ты где?
   Внизу послышалось шарканье.
  --Борх, ты?
   Снизу ответило молчание.
   Дергун перегнулся через палисад.
   В неверном свете звезд десятник вроде разглядел шишак Борха и синюю накидку королевских войск Тиарна.
  --Погодь, я веревку кину!-тихо крикнул Дергун. Надо было спешить - смена уже должна была громыхать сапогами по коридорам, ведущим к внутреннему двору.
   Высокая фигура Борха перелезла через палисад в тот миг, когда десятник швырнул бутылку вниз со стены.
  --Ну, благо поспели.- улыбнулся Дергун.-А, Борх?
  -- Darrek19!-ответил Борх, махнув мечом.
   Прежде чем его тело упало на узкий бревенчатый настил, Дергун успел заметить, что на "Борхе " не было ни кольчуги, ни полотняной рубахи. Лишь накидка синего цвета, из-под которой были видны крепкие, мускулистые руки бронзового оттенка. А еще он видел, как на востоке всходило кровавое солнце нового утра.
   А дальше была лишь тьма и вечность...
  
  В-2
  "Никто до сей поры не может ответить на вопрос, по какой причине была взята, считающаяся неприступной крепость Сорок Укреплений. Но как бы там ни было, а на рассвете 4 июля 401 года после падения Арранской империи ( 755 год от Гибели Богов ) варвары взяли ее и сожгли, вырезав гарнизон. А потом тихо в четыре дня, как снег на голову, свалились на воинов, что охраняли пер. Кабак. Резня на Кабаке была ужасной. Крепость Тарнар была разрушена до основания...
  ...после чего вождь варваров по рждению не известный, но прозванный Архатауром, повел свои орды в Зап. Тиарн...
  ...к середине июля варвары подошли к городу Божонь...".
  
  Хроника Всей Марки. Гдарих Ирмановиль Младший. Том VI.
  
  2.
  В-3
  "...Необходимо не мешкая слать гонцов к нашему верному союзнику Ротомиру из Дрогобоорна. Да бы он явился к нам на помощь против общего врага. И тогда мы возьмем этих меднокожих... в клещи... ".
  
  Речь Тиарнского короля Боромунда на Нитрийском совете от 14 июля 755 года от Гибели Богов. Нитрийский архив. MDXLII.
  
  
  Э-3
   Неожиданный шорох в кустах заставил Горма замереть. Рука уверенно сжала занесенное для удара копье. Воин попытался всмотреться в темень, но, зашедшая за тучи, луна погасла.
   Легкий шорох повторился, рука Горма разогнулась словно пружина. Копье прочертило в вздухе короткую дугу и вломилось в кусты. Послышался глухой вскрик и шум, ломающего ветки, падающего тела. Воин рванул одной рукой из ножен меч, А другой потянулся к рогу, чтобы протрубить и поднять на ноги весь лагерь.
  --Неплохо, очень неплохо,--послышался громкий мужской голос с легкой хрипотцой. Горм вздрогнул от неожиданности, нотут же узнал голос своего князя.-В такой темноте сделать точный бросок... неплохо.
   Князь стоял шагах в десяти за спиной воина, скрестив руки на груди. Появившаяся луна осветила его улыбку. Ротомир VII Меченосец20, как кратко именовался его титул, махнул рукой.
  --Иоанн, выходи.
   Из кустов показался широкоплечий, огромного роста парень, известный ловчий князя. Он держал в руках большой, в три локтя, деревянный щит, обшитый многими слоями кожи. В одной пяди от умбона торчало копье.
  --Ну и бросок у тебя, дружище!-сказал ловчий, показывая щит,-острие пробило деревяшки едва не искалечив мне руки. Хотел бы я так метать копья.
  --Будешь и дальше так бросать - после похода сотником станешь,--усмехнулся Ротомир.-Шучу. Сотника за броски не дам, но десятника обещаю.
   Иоанн выдернул копье и вернул его Горму, все еще молчавшему, хотя ночные проверки стали уже привычными в войске северян. Князь любил пошутить над часовыми, часто рискуя своей и их жизнью.
  --Постоишь пока с этим, после в лагере обменяешь на новое - копье всегда должно быть готово к бою.
   Воин поклонился князю, но тот уже развернулся ипошел к лагерю.
   Вскоре до Ротомира и Иоанна донеслись громкие голоса воинов. Северяне собрались возле одного из костров и рассказывали друг другу байки. Бородатый воин хвастался перед собеседниками доблестными подвигами на женском поприще, частенько прикладываясь к кувшину с пивом.
  --Ну, я, значить, хватаю ее за задницу и тащу в избу. А она ни в какую. Голова, мол, болит.
  --А ты?
  --А, я, значить, говорю - щас такое покажу, что и голова болеть перестанет и, значить, все болезни, как рукой снимет.
  - Все сидевшие возле костра засмеялись, прервав рассказчика на полуслове. Князь тоже захохотал, вытирая рукой слезы и присел к костру.
  - А ты так и не изменился, Ромм - проговорил Ротомир. - Все по-прежнему: бабы, пиво. Зачем ты мне такой в дружине нужен?
  - Сам знаешь, князь - нахально отозвался Ромм - За, что мечом махаю хорошо, и за то, что в бою молчу мало, а делаю много.
  Князь снова улыбнулся, хлопнул своего сотника по плечу, но сказать ничего не успел.
  - Князь! - закричал запыхавшийся воин, подбегая к костру - Вернулся дальний разъезд! По ту сторону холмов, уже в Тиарне они наткнулись на варваров!
  - Так! - вспыхнул Ротомир, теребя усы - Что известно?
  - Говорят, что все конные, но не более двух сотен.
  - На армию не похоже. Малова-то. - проговорил Иоанн.
  - На авангард тоже, по крайней мере это авангард не всей варварской армии. Тиарнские гонцы про многие тыщи кричали. - почесал за ухом Ромм. - ежли это авангард, то основной их отряд тыща-две, не боле.
  Ротомир косо посмотрел на них.
  - Думаю, что это отряд, чтоб нас задержать. - продолжил Ромм. - В бой они не полезут - мало их, но крови нам попортят. Теперь по ночам ухо в остро. Эх, не выспимся ни разу аж до самого Жатца.
  - В бой, говоришь, не пойдут? - заискрились глаза князя.
  - Не, в открытый не пойдут.
  - Слышь, Иоанн, не пойдут. - Ротомир засмеялся.
  Ловчий улыбнулся в ответ, кивнул головой и сказал:
  - Не пойдут.
  
  
  Э-4
   Маргур лежал в высокой траве на склоне холма и ждал.
   Он ждал, когда на большаке появятся враги. Ждал терпеливо, знал,что анноры недалеко - вчера вечером его два воина уже столкнулись с разъездом противника. Ему нужно было знать, сколько воинов ведут с собой северные анноры в помощь на юг, как они движутся - одной колонной или по частям. Он должен был знать все, чтобы выбрать момент и ужалить, потом повторить снова и снова до тех пор пока будет позволять время. Убить как можно больше и задержать как можно дольше - таков был приказ Архатаура. Прост и ясен до безумия.
  И маргур бросился кго выполнять. Всего с двумя сотнями воинов. Но он молодец - с этими двумя сотнями он прорвался через переправу севернее аннорского города на реке и вот он здесь, среди холмов и редкого леса, где так удобно делать засады всадникам.
  Скоро, совсем скоро он узнает о враге многое и сможет действовать - нападать на отставших, перехватывать разъезды, нападать по ночам. Скоро , совсем скоро...
  Стоп! Маргура чуть не подбросило в воздух от неожиданности. Колонна анноров уже втягивалась в узкое дефиле между холмов. Пешее войско, никак не меньше тысячи. Много для двух сотен геленнов, но у них слишком мало конных, слишком.
  И не это волновало Маргура, а то, что впереди колонны с небольшим эскортом ехал главный враг, правитель северных анноров. Маргур не мог ошибаться , он видел одежду, доспехи, которые сильно отличались от доспехов самой свиты, не говоря о простых воинах. Маргур не мог ошибяться.
  Быстрее. Ползком, за гребень холма.
  На ноги, бегом. Очень быстро. К своим сотням. Нужен всего лишь один точный натиск, не считаясь с потерями. Убить, уничтожить главного аннора и все, все - северное войско не пойдет на юг против армии Архатаура.
  Маргур влетел в седло, поднимая воинов криком. Конный разъезд анноров должен был уже миновать гребень холма, а колонна глубоко втянуться в ловушку между холмов. Сейчас геленны ударят между разъездом и колонной.
  Сейчас.
  Всадники уже достигли гребня холма. Конь Маргура первым соскочил на обратный склон и понесся вниз.
  Воин видел, как анноры поворачивают строй, такой медленный и неповоротливый в сравнении с конницей, строят стену щитов, ощетиниваясь копьями. Видел, как свита окружает правителя анноров севера. А потом лавина геленнов рухнула на вражеский строй.
  Последнее, что увидел Маргур, это радостные улыбки врагов и их вождя, вытягивающего меч из ножен. Правитель анноров севера - Маргур не мог ошибаться.
  И все же ошибся.
  
  
  Иоанн усмехнулся, выхватил меч, увидев, как за спинами варваров на холме появляются сотни конных северян во главе с Ротомиром. После этого он рванул коня вперед и одним ударом снес голову своему противнику.
  Кровавое солнце бросало красные капли лучей на место бойни.
  
  3.
  В-4
  "Жатец - город, занимающий выгодное стратегическое положение на полночи Восходней Марки (см.), стоит на левом берегу р. Серебрянки (см.). Население имеет в семь с половиной тысяч. Гарнизону в нем размещается в полтыщи пеших и сотню конных воев. Городом управляет наместник-воевода, назначенный коронным воеводой лично и с согласия Его Величества короля... "
  
  Армейский сборник. Днолор из Гельниры.
  
  Э-5
  --Говоришь, дорога свободна!-Ротомир мелленно начинал вскипать, словно вода в котле.-Говоришь, варварских ублюдков на десять лиг в кругом нету?
  Королевский наместник Жатца, воевода Доргольд уже не очень уверенно кивнул.
  --Вижи облазили всю округу. Даже к мостам на Слане ходили. Врага нет.
   Глаза Ротомира налились кровью.
  --Иоанн, покажи милсдарю наместнику, то что у тебя в мешке.
   Ловчий взял мешок, развязал его и вытряхнул на стол отрезанную голову с медным оттенком кожи. Глаза наместника полезли из орбит, а желудок потянулся вслед за ними.
   Доргольд прыгнул к окну и высунувшись из негопо пояс стал громогласно блевать, смешно подрыгивая ногами. Внизу под окном кто-то выругался.
  -- С этим и его дружками мои сотни стакнулись позавчера. Дрались они, прямо скажем, без особого энтузиазма, потому и здохли все,как крысы,--спокойно, не обращая внимания на наместника, продолжал Ротомир.-Иоанн, убери это дерьмо...
   Ловчий схватил голову и выкинул в окно. Доргольд вернулся в комнату и вновь занял место за своим столом.
  --...но меня больше волнует то, что этих мерзавцев мы прихлопнули на правобережье Серебрянки, у границы. Если эти медномордые собаки добрались туда, то про безопасность дороги между Итрой и Жатцем можешь рассказывать сказки Амдаралю Тоду21. Может он идобавит этот бред в свои "Обычаи и обряды " или "Байки Севера ". Хотя нет, вряд ли, слишком уж дкрьмом несет.
   Ротомир вдруг резко встал и, перегнувшись через стол, тихо, но отчетливо сказал наместнику.
  --Ты, глава Жатецкого края, сукин сын, должен был обеспечить безопасность дороги, пока не пройдут мои войска, потом закрыться в городе и тихонько попердывать, ожидая развязки.
  --Но...--пролепетал Доргольд.
  --Что, но?- рявкнул князь.- Ты думаешь у этих ублюдков вижей нет, думаешь не знают они, что я иду с подмогой? Да Архатауру уже во сне видится, как он раздолбает наши армии по частям!
   Наместник возражать уже и не пытался.
  --Короче, умник,--Ротомир встал и подошел к двери,--к завтрему ты уж придумай, как войска целыми до Итры довести, а иначе, в лучшем случае, я здесь с тобой останусь, а в худшем... в худшем над нашими трупами вороны нужду справлять будут. Найдешь нас в одном из кабаков. Пошли, Иоанн.
   Уже когда стукнула дверь, Доргольд опомнился и крикнул вслед:
  --Только в "Старую Серебрянку " не ходите! Опасно там,-- добавил он уже тише.
  
  
  Э-6
   --Славата, ты что ж съезжаешь, а?
   Стук молотка затих и из зияющего темнотой дверного проема вышел в крксном матерчатом колпаке, длинная кисточка которого спадала на левое плечо хозяина. Это был Славата, известный на весь Жатец владелец корчьмы "Три медведя ", которая славилась своим недорогим пивом без всяких водных, как ни странно, добавок.
  --Съезжаешь что ль, Славата?-снова спросил столяр Грызозуб, поглядывая то на толпу мужиков, что находилась рядом с ним, то на заколоченные досками окна корчьмы.
   Славата лблизал засохшие губы.
  --Ну,--промычал он.
  --Так что ж получается такое: ты съезжаешь, а нам че делать? А, Славата?-встрял рабочий с пристани Клехр.
  --В "Старую Серебрянку " пойдете,--Славата как-то зло сплюнул.
   Мужики переглянулись.
  --В "Серебрянку ", говоришь,--переспросил Грызозуб.-Так там жа бандюга на бандюге, и от шлюх не отбиться. Как там доброму семьянину посидеть - ведь обязательно нажрешься, аки свиння.
  --Не скалься, Грызозуб. У меня таперича не лучше было б. Мне об этом сам Перепелятник сказал.
   Все сразу замолчали.
   Где-то во дворах залаяла собака.
  --Ты че несешь, старый дурень?-испуганно прошептал столяр.
  --Сам дурень! А посля того, что эти северяне и их дружки вчерась утворили, Перепелятник ко мне сегодня подошел да и сказал, что боле спокойной жизни у меня в Жатце не будит,--Славата устало присел на крыльцо.-Так и сказал.
   Мужики облепили крыльцо, словно навозные мухи дорогу после прогона по ней коров.
  --Ну-ка, сказывай че поболе, а то видал я энтих северян сення утром. Ух, и здоровые ж мужики...--покачал головой Клехр.
  --А че рассказывать-та, пролепетал Славата.-Вчерась-та, вечерком ко мне в корчьму зашло с дюжину Перепелятниковых хлопцев. Ну я че, я ни че. Думаю, пущяй посидят, выпьют, нешумели б токмо. А они и не шумели пока не зашли эти северяне. Ну, слыхали, что король наш святейший Боромунд супротив варваров их призвал. Ну так те северяне пивка кликнули, сели за столик. Все тихо, мирно. А тут Перепелятниковы хлопцы давай анекдоты про северян сказывать. Ну, там о том, что их князь с поповой дочкой переспал, а потом в одних портках от гончих поповских драпал и все такое. Северяне терпели-терпели, а потом один, что помоложе взял топорик свой, поболе того, каким деревья-буки в лесах валят, и кинул. Топорик-то в стенку над столом Перепелятниковых парней и тюкнулся - на целую ладонь в дерево вошел. Ну, все и смолкли - думают, что ж дале-то будет. Хлопцы видать покумекали и решили, что северян многовато, да и оружием им привычнее - в драку лезть не стоит. Еле топорик из стенки вытянули да и северянам вернули, прощеньица попросили. Я уж и успокоился. Думаю, ежели и погрызутся, то не в корчьме. А ежели они друг дружку железом и пырнут на улице, так то уже не мое дело. Так нет жа! Попозжа приехало еще двое. Тут-то все и завертелось...
  
  Э-7
   --Хозяин, пива!-крикнул Иоанн, сев на свой стул.
  --Ну-ну,--развел руками Ротомир,--прямо и не знаю, стоило ли топор-то бросать. Аборигены дико перепугались. А вдруг кого задел бы? Кровь, мозги. Вся репутация коню под хвост, а у этих появился бы новый анекдотец, а?
   Иоанн снова вынул топор и положил на столешницу.
  --Анекдот и так расползется кругом. А вообще можно поспорить задену ли я кого в другой раз.
  --Остынь.-князь похлопал ловчего по плечу.-Твое рвение тебе в бою пригодиться, а сейчас у тебя задача одна - после первого боченка под стол не упасть.
   Дружинники рассмеялись, но ловчий не остался в долгу.
  --Ваше величество,--лукаво улыбнулся Иоанн,--а что это там про попову дочку болтали? Не расскажете?
  --Ну-ну,--потянул князь,--Грехи молодости. Но про портки и собак - это все враки!
   Северяне дружно захохотали и не услышали, как отворилась дверь, скрипнув ржавыми петлями.
   В корчьму вошли двое очень похожих друг на друга человека. Оба в длинных велеисах - плащах, застегнутых фибулами на правом плече так, чтобы оставить правую руку свободной. Над правым плечом каждого торчала рукоять меча. Даже лица сразу казались одинаковыми - худыми, бледными, словно у покойников. Только один из них был взрослым крепким мужиком лет сорока пяти с легкой сединой в висках, а второй был юн, но не на столько, чтобы его могли назвать молокососом и не полу чить по зубам.
   Тихо, словно крадучись, они прошли в центр зала. Старший шепнул что-то юноше. Тот кивнул и пошел вдоль стен свободный столик, прятавшийся в табачном дыму. Старший же двинулся прямо к хозяину корчьмы, но...
   Один из своры Перепелятника, уже изрядно выпивший, громко проорал что-то на счет дрянного пива и метнул кружку через плечо. Коварный бросок был неожиданным и многие посетители не сразу поняли, что произошло. Но юноша быстрым, как молния, движением увернулся и поймал, брошенную в него деревянную кружку за ручку.
   Зал разом выдохнул.
   Юноша спокойно подошел к тому, кто рискнул его задеть.
  --Ваша кружка, милсдарь,--негромко сказал он, поставив кружку на стол.
  --Пшел прочь, щенок! Если я что-то и бросил на пол то, так и надо! И не след всякому говнюку мне мешать!
  --Прошу прощения,--проговорил все такой же тихий и спокойный голос,--но теперь я вынужден требовать извинений, милсдарь.
   Вся банда заржала.
  --Ты что не понял, щенок, пшел вон!
   Юноша вздохнул и как-то лениво и несильно ткнул наглеца кулаком в челюсть. И тот, словно от удара бревном, улетел на пол, под соседний столик. То , что случилось потом породило в Жатце уйму слухов и небылиц, несколько лет будораживших молодых романтиков, особенно в совокупности с событиями шедшей войны.
   Банда Перепелятника с воплями потянулась к оружию, спрятанному в одеждах, а два или три бандита вскочили на ноги. Меч тускло сверкнул в свете свечей и упал на крышку стола. Никто так и не понял, как парню удалось так быстро выхватить оружие, и это чересчур сильно взволновало банду так, как этот меч мог оказаться последним ощущением в их бурной жизни. А умирать, конечно, никто не хотел. Вскочившие плюхнулись обратно на стулья, а остальные убрали руки с оружейных рукояток.
   Юноша что-то негромко сказал и тем же неуловимым для взгляда движением вернул меч в ножны. Банда переглянулась, а потом под свист и улюлюканье северян встала и вышла из корчьмы.
   Парень устало присел за освободившийся столик.
   Старший из прибывших, с улыбкой наблюдавший за ссорой, повернулся к хозяину.
  --В конюшне четыре лошади. Их бы напоить и накормить. Только они еще горячие - им попозже.
  --А вы чего изволите?-натянуто улыбнулся Славата.
  --Говорят, у тебя пиво отменное?
  --"Старый мельник " из пивоварен самих наисветлейших Кроллов. Вам две кружки?
  --Нет,--незнакомец покрутил головой,--для начала боченок.
   Глаза Славаты поползли вверх, медленно увеличиваясь в размерах.
  --Пойду принесу. Вам нового образца - на три литра?
  --Нет-нет. Нам - старый.
  --На пять?
  --На пять. Он, согласитесь, побольше нового.
  --Я, сейчас. Я мигом,--пробормотал Славата.
  --Мы подождем. Не торопитесь.-кивнул незнакомец и пошел к столику.
   Ловчий легонько ткнул князя в бок. Ротомир оторвался от кружки, к которой вернулся после спектакля, устроенного вновь прибывшими.
  --Их мечи.-шепнул Иоанн, кивая в сторону столика, где недавно сидела банда.
   Ротомир обернулся и довольно бесцеремонно уставился на соседей. Те, сняв плащи-велеисы, расстегнули пряжки ремней и поставили мечи в ножнах к стене. Клинки были достаточно длинными, около двух локтей в длинну. И ножны, и сами мечи были простыми, без лишних украшений, как любили знать и правители. Лишь оголовки рукоятей были выполнены в виде ощеренных волчьих голов.
  --И что?-спросил князь.-Мечи, как мечи. Мой Аренделенг и длиннее, и с гравировкой, и с инкрустацией.
  --Нет. Они их носят за спиной, как в Древнем Бельверене22.
  --Мало ли. Может сейчас новая мода на юге - там полно чудных людей.
  --А движения. Никто другой не может двигаться так быстро. Это не простые бродяги, которых занесло сюда попутным ветром... опять же сейчас война.
  --Где ты нашел эту книгу?-нахмурившись, спрсил князь.
  --А...--ловчий скривил недоуменную мину.
  -- В библиотеке, в камине? Отвечай, а то на кол посажу, как скаттахских троллей.
  --Хорошо-хорошо. Да, я нашел ее в камине. И прекрасно знаю, что "Хранители " Амдараля Тода запрещены Святой церковью23.
  --Тс-с. тихо.-Ротомир улыбнулся.-Я сам спрятал ее в камин, когда был в твоем возрасте. Как ты ее нашел не важно, важно... Глянь, у старшего волосы стянуты матовым обручем - учитель, а второй - ученик, завершающий курс обучения.
  --Так я не ошибся?
  --Думаю, нет.-Ротомир потрепал усы.
  --А это значит...
  --Это значит, что орден Хранителей24 вновь обьявился на этой земле после стольких веков, прошедших со времен разгрома их Церковью.
   Ловчий окинул взглядом северян, которым было не до тайных разговоров - пиво делало свое дело, скоро хлопцев потянет на баб.
  --А нельзя ли их с нами? Уж где-где а в магии и колдовстве они шарят получше Боромундовских магиков. А варваров ведет как-никак шаман, и говорят не из худших.
   Ротомир кивнул.
  --Подсядем, а там видно будет.-сказал он и повернулся к остальным.-Отдыхайте, мужики, но особо не напивайтесь - завтра в путь. И далеко не ходите, а то эти ребятки-то Иоаннова топора испугаться испугались, но с кастетом за углом ждать могут.
   Князь и ловчий встали, оставили оружие, решив, что так будет лучше, и подошли к соседям.
  --Аой25.-Ротомир слегка склонил голову в приветливом жесте.-Прошу прощенья, милсдари, за то, что нарушаю ваш пир, но не могу не познакомиться с теми, кто так красиво уделал предыдущих обитальцев этого стола. Тем более, что сними и у нас вышла довольно смешная история прямо перед вашим приходом.
   Старший кивнул в ответ на приветствие и выдвинул из-за стола свободный стул, его спутник проделал тоже самое.
  --Прошу присаживаться, милостивый князь.- удивил он Ротомира, тем, что узнал правителя Северного княжества.-И присоединяйтесь к нашему, как вы изволили выразиться, пиру. Буду рад выслушать и вашу историю о хамах и хамстве или что-нибудь поинтереснее.
  
  Э-8
   Темнота, уже давно опустившаяся на город, становилась с каждой минутой все гуще. Мрак обретал власть и силу, неуклонно разрастаясь и набухая, как клоп, упившийся кровью.
   А город засыпал, медленно, нехотя. Лишь кое-где, не разбитые пьяным людом, фонари освещали каменные мостовые, да свет окон выхватывал из темноты стены соседних домов и чьи-то фигуры, бредущие по своим делам в комендантский час.
   Больше ни один луч света не мешал тьме. Небо было затянуто тучами так, что даже луны не было видно, не говоря о далеких неведомых звездах.
   Их было семеро. Высоких, жилистых мужиков, видавших не одну драку, не один выдавленный глаз, выбитые челюсти, отрезанный нос. Но они не были простыми кабачными задирами, нет. Они были опытными убийцами. Недаром сам Перепелятник держал их у себя в доле, платя бешенные деньги за грязную работу. О том, что именно они виновники кровавых погромов, рисующие кровью и кишками своих жертв на стенах, знали не все даже в самой банде, не говоря уже о жителях Жатца, которые шепотом боялись рассказывать об их деяниях.
   Их было семеро. Они стояли в тени домов недалеко от корчьмы. Они ждали.
   Дверь корчьмы скрипнула и оттуда вышел один из посетителей, который почувствовал, что перебрал норму. Он шел медленно держась рукой за стену. Банда мгновенно оказалась рядом.
   Скат, главарь группы, вцепился в шиворот гулены.
  --Северяне и эти двое в черном еще в корчьме?
   Спрашиваемый вздрогнул, ноне ответил. Страх сковал его язык стальными путами.
  --Говори, сукин сын.-прошипел один из банды.-Может ему яйца подрезать, чтобы заговорил?
  --Нет, Лут, нестоит.-Скат зловеще улыбнулся.-Он нам сейчас все скажет сам. Правда?
   В ответ последовал кивок.
  --Так есть в корчьме те, о ком просил?
   Получив в ответ кивок, Скат усмехнулся.
  --И северянк и двое в черном?
   Снова кивок.
  --Можешь перед сном прочитать Благодарность Павшим Богам. Сегодня я еще отведаю крови, так что можешь идти.-железная хватка на шивороте несчастного ослабла и его, словно ветром сдуло.
  --Может не стоит. Нам на них заказа не давали - денег не заплатят.-Тихо сказал тот, что стоял слева от Ската.
  --Это уже наше личное дело, а не Перепелятника, Левша. Нельзя спускать с рук оскорбление Вши.-Скат кивнул на худого, как скелет, напарника с широким тесаком в ножнах.-Задели его значит задели всех нас. Но все должно быть тихо. Будет лучше если Перепелятник ничего не узнает. Ясно?
   Семерка проверила тихо ли ходит оружие в ножнах.
  --А их не многовато?-спросил лысый бугай.
  --Будем резать тех, что отстанут от толпы или тех двоих в черном.
   Все утвердительно покачали головой.
  
  
  Э-9
   Тор ап Тарквин затянулся и выпустил изо ртакольцо дыма, улетевшее вверх, к потолку. Хранитель вновь противно поскреб зубами по мундштуку.
  --Увы-увы. Я не бывал по эту сторону Монара уже много лет и мало знаю о здешних проблемах.
  --Что может быть проще!-усмехнулся князь.-Проблемы все те же. Вот только за последние годы они выросли до угрожающих размеров. Поэтому тиарнский король и я просим помощи и совета древнего ордена защитников Равновесия.26
   Тор поскреб затылок.
  --Ха, что же произошло, раз государи Севера вспомнили о нас - странниках с причудами, которых еще недавно крыли матом, а Святая Церковь грозили распять?
   Ротомир неплохо владел собой и не подал виду, что последние слова Хранителя задели его.
  --Варвары - извечная проблема Тиарна и моих земель.
  --Сожгли очередную крепость за Монаром?
  --Нет.-голос князя слегка поехал вверх, он начинал терять терпение.-в начале июля они взяли Горкор, потом - Кабак и теперь сидят под стенами Божони, вот-вот сюда нагрянут!
   Тор оторвался от курения.
  --Не обижайтесь, милостивый князь, на мои резкие слова. Я, конечно же, слышал о нашествии. Да и Тиарн постигли не только эти бедствия, поверьте мне. Но чем смогут помочь этой стране два странствующих воина?
  --Нам нужны ваши опыт, навыки...особенно в области магии. Известно, что прежде чем взять ученика,--Ротомир глянул прямо в бездонные глаза Тора и с трудом выдержал взгляд собеседника. Амдараль Тод писал в своей книге, что взор Хранителя лишает разума, но князь не побоялся этой сказки,--Хранитель проходит через множество испытаний, будь то войны или другие передряги.
   Хранитель задумался на мгновение, но видимо быстро разобрался со своими сомнениями.
  --Польщен, князь, даже весьма, оказанной мне, великим северным князем Ротомиром VII Меченосцем, честью, но, к глубочайшему моему сожалению, вынужден отказаться. У меня есть неотложное дело за Монаром, кстати, связанное с варварами, и то, что их орды стоят под стенами Божони говорит о том, что я срочно и неотложно должен перейти Монар.
  --Вам заплатят! Щедрее чем любому наемнику!
  --Ах, князь, князь, не портите мое мнение о вас. Амдараль Тод пишет не плохую рифму, иногда, но о Хранителях он знал не больше чем о деяниях вашего ключника. Легенды о наших сказочных богатствах - вранье, миф! Мы редко, очень редко работаем за деньги, и всегда не во вред Равновесию. Однажды мы заплатили уже за подобные заблуждения людей.-Тор на мгновение смолк, устало глядя в пол.-Много лет назад наша обитель была стерта с лица земли армией Святой Церкви, епископат которой хотел прибрать к рукам "огромные богатства " Хранителей. Денег они, конечно, не нашли. Но на этом месте, на наших костях Церковь дала начало Святому Ордену, который набухал год из года за счет соседей и вырос в целое государство. Святые отцы таки не плохо заработали.
   Об этом как раз и можно почитать у Амдараля Тода. О той осаде, когда Хранителей убивали потоками арбалетных болтов, боясь подойти поближе, он пишет правду.-глаза Тора вспыхнули сотней ненавидящих огней.-Он пишет правду, ибо сам шел во главе Святой армии.
   Тишина повисла над столиком. Ротомир молча поглаживал усы, не зная что еще сказать. А Тор ап Тарквин, набив снова трубку, затянулся и пустил вверх очередное кольцо дыма.
  --Хозяин, пива!-крикнул он, заметив, что боченок пуст.
   Ротомир понял, что разговор закончен и хотел было встать и уйти, но тут дверь в корчьму открылась и на пороге появилась группа людей с алебардами и глефами. На груди каждого красовался рисунок белого щита с изображением черного дракона.
  --Князь Ротомир VII Меченосец здесь изволит отдыхать?-через толпу стражников протиснулся худой не высокий юноша в запыленной одежде.
   Ротомир махнул рукой и гонец подошел к нему. Он казался совсем мальчишкой, с еще безбородым, усыпанном веснушками лицом. Но война слаьо различает возраст людей.
  --Личный гонец Его величества, Боромунда II Светлого, Хельг! Важные новости, милостивый государь!
  --Не тяни. По существу.
  --Варвары разбили ополчение Западного Тиарна при Залавааре -- это в двух днях пути отсюда. Дорога на Итру уже отрезана. Четверо моих спутников погибло.
   Князь грубо выругался. Воевода Доргольд не то, что повернулся во сне с боку на бок - его подкинуло в кровати и он проснулся. "Кто это меня так поминает, "-подумал наместник Жатца.
   Перечислив все, что он запихнет Доргольду в причинное место, Ротомир выдохся.
  --Все!-сказал он.-Мы заперты, как крысы в подвале! Разбить нас теперь по частям, что два пальца...
  --Не все потеряно, милсдарь.-встрял в тираду гонец Хельг, слегка обалдевший от княжеского лексикона.-Остался еще свободен речной путь. Несколько галер или барж и через сутки вы в Гельнире, а там и до столицы рукой подать.
  --И мы фактически не проигрываем во времени...
  --Да. Не нужно будет с боями прорываться на юг. И, кроме того, Его величество просили поторопиться. Ходят слухи, что Божонь скоро падет, а там... Архатаур пойдет к перевалам и на Итру...
   Тор схватил гонца за руку и почти прорычал:
  --Архатаур? Шаман Архатаур?
  --Говорят, что маг.-глянул на него, как на бешенного Хельг.
  --Вот уж не думал, что он сам возглавит войска.-сказал Хранитель.-Князь, мои планы изменились. Тот кого я искал за Монаром, сам пришел сюда. И что-то мне подсказывает, что ваше войско с ним обязательно встретиться.
   Князь победно усмехнулся.
  --Сбор!-рявкнул он и все посетители вздрогнули, словно при землетрясении.-Где Иоанн?
  --Ваш спутник и мой ученик ушли посмотреть на лошадей, чтобы не мешать нашей беседе.
  --Ромм, сбегай на конюшню за Иоанном и лошадьми! Мы едем к Доргольду! За галерами! Живее пьянчуги!-князь стал расталкивать захмелевших северян-дружинников.
   Те встали и, хоть и с трудом, но побрели к выходу.
  --Пошли, гонец. Как там тебя?
  --Хельг, милсдарь.
  --Надо будет запомнить. Хельг. Хорошую мысль толкнул, а? Хельг? Гм, твои предки с самрго севера?
  --Да, милсдарь. Мой отец из Рамдали.28
  --Северный пират?
  --Да.
  --Значит сработаемся.-убежденно кивнул князь.
   И северяне во главе с князем, вместе с гонцом Хельгом, боевым Хранителем ордена Равновесия Тором ап Тарквином и стражниками двинулись, пошатываясь прямо к многострадальному наместнику Жатца, воеводе Доргольду.
  --Где Иоанн? Где этот сукин сын?-это были последние вопли князя, которые услышал Славата, прежде чем к нему прибежал конюх с дикими воплями: "Убивства! Убивства! "
  
  
  Э-10
   Славата чуть слышно всхлипнул.
  --Сказывай.-подтолкнул его в бок Грызозуб.-Валяй, нам жа знать все хоцца. Сказывай.
   Корчьмарь оттолкнул столяра.
  --Ишь руками размахался. Тебе то, что? Тебе - ничего, а меня Перепелятник, ежли к завтрему не уеду за ноги в дверях корчьмы повесит и палками вусмерть забьет.
   Мужики умолкли.
  --Ну, так значит эта толпа ушла, а ко мне Вырбла прибег, конюх мой. И ореть на всю округу: "Убивства!". Я аж на месте подскочил. Ну, думаю, режут друг друга, так нет жа! Перепелятникова банда на северян итить испужалися, а на того молодого воина и юнца в черном, что к лошадям пошли - так это ж любо-дорого в семером-то супротив двоих. Эх, доля ты моя горькая! Надо ж было им сцепиться в моей конюшне. Нет бы на улице. Эх, горе, горе...
  
  
  Э-11
   В конюшне пахло потом, лошадьми и навозом, изредка пробивался запах сена. Обычный букет в обычной конюшне.
   Сарай, где размещалась конюшня, был построен в прошлом году - крепкий, надежный - он считался одним из лучших в городе. И конюх Вырбла гордился этим, ходил важным, словно он и не конюх вовсе, а нобль на державной службе.
   Сейчас Вырбла стоял и трясся от страха, молясь Павшим Богам, чтобы его не увидели, не нашли. Он укрылся за крупом черного жеребца, принадлежавшему одному из стоявших в конюшне юношей.
   Скат прищурился и громко захохотал.
  --Гляньте-ка, парни, кого мы здесь нашли. Вот так удача! Это ж прямые обидчики, а теперича и клиенты. Ну че, ребятишки, топориками и мечами махать-то мы любим, а?
  --Дергай отсюда. Кто бы не вышел отсюда живым после драки, он будет иметь большие проблемы со стражей.-сказал Ученик Хранителя, а сам медленно сделал шаг вперед, так чтобы правая нога была поближе к прислоненным к столбу вилам.
  --Гляньте-ка, соловушка по другому запел.-заржал один из бандюг.
  --Мы твою стражу не боимся. Кишка у них тонка с нами тягаться.-сказал Скат, доставая из ножен короткий меч с широким лезвием.
  --Ну, что пустим детишкам кровь?
   Послышался смех и тихий шелест доставаемого оружия.
   Вырбла понял, что крайности не миновать и аккуратно нырнул за стог сена, а потом проделал в нем дырку и забился туда, словно крот в нору. Ему было абсолютно наплевать на зрелище, что грозило развернуться сейчас в конюшне. Он хотел лишь жить. А весь Жатец знал, что убийцы не оставляют свидетелей, победы же двоих юношей ждать не приходилось.
  --Иоанн, стой за моей спиной и руби тех кто попробует меня обойти. Старайся чтобы ни один не ушел.
   Ловчий утвердительно кивнул.
  --Чтобы ни один не ушел?!-заревел Скат. Бандиты на мгновение опешили от такого заявления, но главарь махнул рукой подавая сигнал и все рванулись вперед.
   Они бежали полукругом, чтобы обойти свои жертвы и взять их в тиски.
   Ученик Хранителя подцепил ногой вилы и те неуловимо быстро оказались в его руке. И он метнул их словно копье. Центральный бандит с красным поясом был прошит насквозь и рухнул в грязь, заливая ее кровью, которая, впрочем, быстро окрасилась в мутный коричневый цвет.
   Убийцы даже не успели понять, что один из них уже убит, когда юный Хранитель, молниеносно выхватив меч, бросился вправо и подрубил Лута. Тот упал на колени, выронив меч и схватившись за живот, замер на миг и завалился на бок.
   Шедший слева Левша подскочил к Иоанну и ткнул того ножом в бок. Ловчий крутнулся на месте и скользящий удар не пробил кольчугу. Иоанн, злорадно выплюнув какой-то вопль, вогнал топор шеей и плечом врага. Левша тонко взвыл, глядя на перерубленную ключицу и верхние ребра, выстрельнувшие наружу.
  --В кольцо их!-проорал Скат, чувствуя холодный страх заползающий в душу. Хриплый голос главаря тут же сорвался на вопль, а потом визг.
   Над Вырблой что-то ударило в стену и упало на пол, прямо к норе, вырытой в стоге. Конюх осторожно выглянул наружу и увидел руку, сжимавшую короткий меч с широким лезвием. Парень вскрикнул и согнулся в спазмах. Жаренный цыпленок, сворованный на кухне час назад, решил узнать кто так громко кричит.
   Ловчий стоял возле лошадей, держа топор испачканный кровью, и смотрел, как по конюшне носиться Ученик Хранителя, а вокруг него трое еще живых бандитов. Сразу они еще пытались достать юношу колющими выпадами, а потом... Потом они начали умирать. Вываливаться из клубка схватки, падать в грязь, разбрасывая фонтаны крови.
   Скат взвыл от отчаяния и боли, прижимая обрубок правой руки к животу.
  --Арбалет? Кто нес арбалет?
   Но ответом были лишь крики.
   Скат увидел взведенный арбалет на поясе у Лута, уже переставшего дергаться, и со стоном пополз к нему.
   Иоанн было метнулся за ним, но краем глаза увидел, как последний из противников Ученика Хранителя - Вша ринулся к выходу. Ловчий развернулся на месте и метнул топор. Лезвие угодило точно между лопаток. Мертвый Вша пробежал еще несколько шагов и рухнул на землю уже за пределами конюшни. Ему почти удалось сбежать.
   И в тот же миг Скат вскинул арбалет и выпустил болт прямо в лицо юному Хранителю, выхаркнув злорадный вопль победы. Ученик Хранителя успел крутнуть мечом веерную защиту и болт ушел в потолок, пробив крышу.
   Иоанн удивленно выдохнул.
   Скат уже спокойно дождался пока молокосос в черном подошел к нему и неторопливо, даже как-то небрежно пробил его грудную клетку мечом. И он понял, что не почувствовал боли.
  --Никто... никто из людей... не может так владеть мечом.-выдохнул он, глядя прямо в глубокие, бездонные глаза своего палача.-Никто из людей... никто.
   Юноша склонился над ним.
  --Тогда считай, что я демон.
   И они вместе с ловчим взяли коней под уздцы и вышли из конюшни.
  --Где Иоанн? Где этот сукин сын?-прокричал кто-то вдали, когда перепуганный и мокрый Вырбла выбрался из стога и побежал в корчьму.
   Но Скат этого уже не видел и не слышал. Он лишь подумал, что у Перепелятника появились вакантные места наемных убийц и испустил дух.
  
  
  
  4.
  Э-12
   --Руби канат!
   Голос звенел над утренней тишью пристани, словно боевые литавры перед боем.
   Легкая пелена тумана игриво плавала над водой.
   --Руби канат! Кому говорю! - казалось, матрос на барже с детства тренировал голосовые связки, чтобы в это утро, встав не с той ноги, наорать на Клехра.
   Клехр, служащий речного порта в Жатце, кряхтя встал, взял в руки топор и, не спеша, подошел к огромному бревну, торчащему из дощатого настила пирса. Вокруг бревна обвивался канат, удерживающий баржу на месте. Клехр замахнулся топором...
   Новый крик, более мощный чем у матроса, разорвал воздух.
   Клехр чудом вывернул руку и лезвие вошло в дерево лишь слегка оцарапав волокна каната.
   За его спиной стояли двое.
   Монах в длинной, иссиня-черной рясе с длинным посохом в руке и... кем был второй Клехр понял не сразу. Человек был высок, строен, с длинными волосами - на целую ладонь прикрывавшими голову. Одежда его была заляпана грязью, желтыми пивными пятнами, кое-где разодрана и пропалена огнем. И лишь когда спутник монаха повернулся боком, Клехр увидел, что за его спиной висит лютня.
   --Чего надо? - спросил матрос злым голосом.
   --Начальник пристани сказал, что это последний рейс в Гельниру. - начал монах.
   --Да. - перебил матрос. - князь Ротомир рве...ревикзировал все баржи в городе для своих воинов по приказу короля. Назад они поплывут только через неделю, а то, глядишь, и вовсе не вернутся в Жатец. Война она такое дело.
   Монах открыл было рот, чтобы продолжить разговор, но матрос вновь перебил его.
   --Не. Вам на баржу нельзя. Заборонено. Сам князь заборонил.
   --Но я с посланием в гельнирскую епископию. Срочно. - крикнул монах.
   --Не. Заборонено.
   --Послание срочное. Самому епископу Хареалу. Пусти. Будь человеком.
   --Ну пущу я, а мне потом боцман али капитан голову оторвут. Не. Руби канат!
   Клехр поплевал на ладони и выдернул топор из бревна.
   --Погодь - сказал тот, что был с лютней. - А ежли мы золота отсыплем, а?
   Матрос заколебался. Но вдруг за его спиной возник боцман и отвесил ему подзатыльник. Стало ясно, что на баржу сейчас не проникнуть.
   Монах в сердцах плюнул на доски пирса.
   Боцман выматерил все, что может двигаться в такую рань и приказал Клехру рубить-таки злосчастный канат. Лютнист опечаленно присел на один из ящиков, стоявших на пирсе и бесцельно стал подергивать струны своего инструмента.
   Клехр точным ударом освободил баржу из портового плена, а матрос ловко вытянул канат из воды.
   --Музыкант? - послышался громкий хрипловатый голос и возле борта появился сам Ротомир VII Меченосец.
   Баржа медленно отходила от пирса, не особо спеша на стремнину - матрос не успел схватить багор и оттолкнуться ( сейчас он был весь поглощен стойкой по струнке перед князем.
   --На борт просятся? - спросил Ротомир.
   Боцман кивнул.
   --Музыкант при войске - это не плохо. Можете пустить. Обоих.
   Монах и лютнист легко перепрыгнули расстояние, отделявшее пирс от края баржи.
   --Музыкант, а ты "походные" знаешь? - усмехнулся князь.
   --И "походные" и "боевые", и многие другие.
   Как точил перед битвой
   Свой меч Иримир,
   Иримир по прозванию Храбрый28...
   --Верю-верю. Дуй на нос баржи, там попоешь. Эй, Иоанн, налей пивка нашим гостям.
   Баржа плавно выходила на середину реки.
   Клехр пожал плечами, смачно сплюнул и пошел в ближайший сарай спать, упорно борясь с желанием пойти к Славате в корчьму и опрокинуть кружку-другую пива или еще лучше медовухи.
  
  
   Монах обхватил кружку с пивом покрепче рукой, как-то странно выпятил вперед нижнюю челюсть и влил в образовавшуюся нишу всю оставшуюся алкогольную жидкость. Проглотил, довольно хрюкнул и обвалился на мешки у борта, присоединившись к уже "готовым" дружинникам.
   --Солнца лучи на кровавой стезе
   Вспыхнули ярко взрывом.
   Мертвые дети в горящем гнезде.
   Все это уже было?
   Где и когда? Не скажет никто,
   Даже повисший на дыбе,
   Глядя на вскрытое палачом нутро
   Плача навзрыд на могиле.
   Князь сидел рядом с лютнистом в окружении пьяных тел. Оба они уже тоже были в сильном подпитии, но Ротомир еще держался из-за природного умения пить бочками, а лютнист - потому, что из-за песен накачался пивом заметно меньше других.
   --Кто пожалеет?
   Кто не продаст
   Кости детей мертвых?
   Тупо смотрел темный глаз
   На черепа среди лап стертых.
   Любовь - разбитое стекло,
   Сердце навеки застыло.
   И не расскажет никогда и никто
   Где и когда это было.
   Из всей остальной компании не спал еще Иоанн, но ловчий лишь тупо наблюдал пьяным взором за струнами лютни и не мог выговорить ни слова.
   --Что-то песни у тебя стали слишком мрачные, Певун. - проговорил Ротомир.
   --Да мы вроде и не на свадьбу едем.
   --А звать-то тебя как? А то вроде едем вместе, пьем вместе. Ну ты-то меня знаешь, а я тебя даже и... Все Музыкант да Певун, а?
  - Имя мое давно поросло мхом. А в народе кличут Скрипучим Ветром, говорят, меня так сами Мудрые обозвали.
  - Мудрые, гришь. Так ведь Мудрые кому попало имен не дают. Среди музык только тем, кто Слова29 людям петь умеет. Так ты что ж могешь?
  - Бывает иногда.
  - А мне чего-нибудь напророчь.
  - Попробовать можно.
  Лютнист налил сам себе пива и залпом выдул всю кружку. Подстроил лютню, завыл тихо, подергивая струны. Потом вдруг резко стих, уронил инструмент и сказал:
  - Когда львиное сердце под копытом падет, юный охотник над троном взойдет и с низкорослыми, мехом покрытыми, зубы дракона плечом подопрет.
  Когда Ветер замолчал, князь задумчиво припал губами к кружке.
  Воздух заиграл молчанием.
  - Загадка на загадке, - наконец сказал Ротомир.
  - А что ж ты хотел, князь - ответил Ветер. - Слова - вещь мудреная. Сам не всегда понимаю. Бывает, ляпнешь что-нибудь, а оно и без рифмы, и без смысла. Мозги поломать можно, а все псу под хвост. Вон у твоего хоть подобие рифмы есть.
  - Ну, "львиное сердце" вроде понятно - мой княжий штандарт и сейчас скалиться на носу баржи, - князь кивнул в сторону трепещущего на ветру полотна. - Под копытом говоришь? Варвары-то почти все конные - смерть мне, что ли пророчишь? Так ведь не боюсь я помирать. И так уж не мало покуролесил по свету. За княжий трон не боюсь - наследник имеется, хоть и обалдуй.
  Лютнист пожал плечами.
  - "Зубы дракона"? Тоже вроде ясно - столица-то моя - Дрогобоорн, на староимерском Клыки Севера, по легенде основана на месте, где мой предок Тигор30 дракона положил. "Низкорослые мехом покрытые" - гномы, наверное. Вот уж тут ты точно намудрил. Да они только и умеют, что на ладьях своих шастать да на крестьян из засад нападать. Правда поговаривают, что недавно они через северные воды аж до Западных королевств31 доперли и три раза под стенами тамошней столицы стояли.
  - Да вранье это все, - закачал головой Ветер. - Потому как к этим байкам добавляют, что они ладьи свои на бревна положили и посуше к стенам прибыли - еле ворота от них уберегли.
  Князь почесал бороду.
  - А вот с охотником-то проблема. Кто ж он такой?
  Ветер усмехнулся и вновь пожал плечами.
  - Не знаю. А знал бы - промолчал. Я ж ведь Слова-то только сказать должен, а объяснять не могу, то дело того кому они сказаны были. Если не получается, тогда за советом к Мудрым обращаться надо.
  - А, ладно, - махнул рукой князь. - Вот переживу войну - может неверно насчет "львиного сердца" под копытами - тогда и буду ломать голову, а нет, так нет. Давай лучше выпьем, а то мои воины-герои уже спят. Надо и нам их догонять скорей.
  - Тоже дело. - ответил Ветер.
  Ловчий Иоанн сумел таки оторвать взгляд от лютни и уткнуться головой в мешки, тихо похрапывая.
  А над водой неслось еле слышно треньканье лютни:
  - И не расскажет никогда и никто
   Где и когда это было.
  
  
  5.
  В-5
  "Оборона города Божони может быть примером для всех иных городов и крепостей на веки вечные. Особо следует отметить воеводу Бирмольда руководившего обороной города. Он заперся в цитадели даже после того как город был взят и распятый на кресте долго проклинал варваров, славя Павших Богов и Святую Церковь...
  ... взявши тяжелым штурмом цитадель, варвары устроили пир на развалинах, а на утро двинулись на полдень к горным перевалам... ".
  
  Хроника Всей Марки. Гдарих Ирмановиль Младший. Т.VI
  Э-13
  Небольшое, с низким сводом помещение, озаряемое слабым, трепещущим пламенем свечи. Две человеческие фигуры склонившиеся над столом в обществе с бутылкой вина и небольшими изящными кубками, украшенными позолотой и драгоценными камнями.
  - Хранители?
  - Да, ваше святейшество. Это истинная правда. Когда ваше письмо сорвало меня из Жатца, мне пришлось плыть сюда вместе с войском князя Ротомира.
  Глава гельнирской епископии взмахнул руками.
  - Продолжай, брат мой, события сплетаются в клубок с дивной скоростью. Продолжай.
  Монах, бывший спутником лютниста, спокойно отхлебнул вина из кубка.
  - Хранителей двое. Они прятались в трюме. Уж не знаю почему, но они не выходили наверх до самой Гельниры. Я заметил их лишь когда северяне перепились пивом и мне удалось обойти всю баржу. В порту они ушли вместе с князем.
  Епископ задумался.
  - Хранители?! Это становится опасно. Это усугубляет тот вопрос по которому я пригласил тебя сюда, брат мой.
  Кто-то из беседующих неосторожно выдохнул и свеча погасла. Пока монах возился с огнивом, епископ продолжил.
  - Весь Север входит под протекцию моей гельнирской епископии. Это огромные земли и я не успеваю следить за всем. Появилось много ересей, особенно в Княжестве и государствах на побережье. Про острова я вообще не говорю - сплошные язычники. В начале года в Святом Ордене в Мельгроке был созван собор. Там решили прочнее привязать земли Севера к истинной вере. Но от Мельгрока до Дрогобоорна далеко, очень далеко. Вот почему великий магистр Ордена решил создать здесь на севере филию - Северный Святой Орден.
  Монах вздрогнул и чуть было снова не загасил свечу только разожженную им же самим.
  -Но не один государь Севера будучи в здравом уме, не отдаст ни клочка своей земли.
  -То истинная правда. Потому-то собор и назначилсюда на северные земли легата, который должен узнать побольше о народных недовольствах и другой взрывоопасной для государств ситуации. Моих ежегодных отчетов не достаточно. Собирать информацию надо непосредственно на месте. И указать в какой из стран удобнее и проще совершить государственный переворот.
  Монах опешил от осенившей его загадки.
  -И легатом...
  -Да, брат мой, легатом был назначен ты. На тебя возложили эту святую миссию.
  -Но хватит ли моих сил?
  -Ты недооцениваешь себя. Впрочем, скромность одна из добродетелей. Ты, как никто, подходишь на эту роль, но...
  Епископ замолчал смакуя вино.
  -Но пока не спеши с поездкой на Север. Думаю, удача сама попала к нам в руки. Тебе следует присоединиться в походе к Ротомиру, втереться к нему в доверие и начать исследование именно с Княжества, как самого могущественного государства Севера. А заодно присмотришься к Хранителям. Чувствую эти смутьяны не зря обьявились здесь в столь трудное для Святой Церкви время.
  -Что я должен узнать о Хранителях?
  -Первоочередно, это то, сколько их. Где они? Их только двое или Орден опять многочислен? Они просто скитаются по земле или у них вновь есть замок? Если есть, то где он?
  -Да, ваше святейшество. Я понял все.
  -Хорошо. А начнешь ты свои поиски прямо сегодня. Я проведу тебя на королевский совет, где имею право присутствовать. Думаю, что Хранители будут там вместе с князем. Я постараюсь испортить любой план, предложенный ими, а ты слушай и запоминай, запоминай внимательно.
  В-6
  Э-14
   -Разведка, разведка утверждает, что у варваров только конных около двадцати тысяч, -- сказал Дрогмунд. Один из советников Боромунда. - Пеших же не счесть
   -Нет! - громогласно рыкнул Ротомир. - Если у них есть пехота, то вся она еще торчит на перевалах. Скорость их передвижения говорит нам о том, что почти вся армия конные.
   -Но они уже месяц торчат под Божонью. Пехота могла подтянуться за это время. - возразил кто-то.
   -Двадцать тысяч - это огромные силы. Есть ли смысл имея столько конницы тянуть с собой медлительную пехоту. Это глупо.
   И тут в разговор вмешался Хранитель.
   -Будь у геленнов кроме кавалерии достаточное количество пехоты, Архатаур не стоял бы месяц под стенами Божони, давая Тиарну шанс собрать армию и союзников. Варвары, конечно, знают, что Кроллская деспотовина не даст ни одного воина - своих проблем хватает, но ведь есть еще Княжество и королевство Аннаран...
   -Из Аннарана не пришли даже наемники. - перебил рыцарь Айрон Дэнт, победитель последнего турнира в Сингидоне.
   -Но Архатаур вряд ли об этом догадывается. Так вот, будь у него пехота, он бы просто обошел Божонь, оставив пехтуру для осады. А двадцать тысяч конных уже дней десять, как патрулировали бы берега Серебрянки. Я утверждаю, что пехоты у них почти нет или находиться она еще за Монаром, по ту сторону перевалов.
   Боромунд, сидевший до этого молча, опустив голову на руки сцепленные в замок, вдруг очнулся от непонятного состояния безразличия.
  -Кавалерия? Двадцать тысяч? В два раза больше всей нашей армии в большинстве пешей. Где и как мы можем остановить лавину?
   -В горах. Там где кавалерии не развернуться. - подал голос один из советников.
   -А вдруг они обойдут Тиарнский массив с востока?
   -Не может быть.
   -А бой при Залавааре?
   Гул голосов наполнил зал совета.
   -Тихо! - рявкнул Ротомир. - Они пойдут через горы. Восточный путь32 слишком долог. И пойдя по нему они откроют нам дорогу на Божонь и к перевалам Монара. Я бы дорого дал если бы варвары пошли восточным путем. Но нет! Архатаур попытаеться проскочить горы, а мы постараемся встретить его на перевалах Тиарнского массива.
   -Дробить силы для блокирования всех перевалов? - усомнился Боромунд. - Нас и так мало.
   -Нет надобности. - ответил все тот же советник. - сейчас для Архатаура проходим лишь один перевал. Кони могут пройти горы только в двух местах. Но Лунный перевал был уничтожен землетрясением несколько лет назад. Остается лишь Хроудонский.
   Лицо Боромунда просияло.
   -Лунный? - вопрос Хранителя посеял тревогу в душах собравшихся.
   -Да. Лунный перевал, овеянный рядом эльфийских легенд.
   -Войско надо разделить. Хотя бы тысячу бойцов должны занять Лунный перевал. Архатаур обязательно попробует пройти через него.
   -Не попробует. - ответил старческий голос епископа Хареала.- Землетрясение было карой божьей месту, овеянному злом - там не осталось ничего живого, а сам перевал был узкой долиной и огромные валуны навеки закрыли его.
   -Зло? Для святой церкви все, что связано с эпохой до Гибели Богов, зло. - глаза Хранителя вспыхнули злым огнем.
   -Не только, - парировал Хареал. - Хранители стали злом уже во времена империи и были...
   -Хватит! - довольно громко сказал Боромунд - Мы собрались здесь, как союзники и помощь будет необходима от каждого из нас. Старые ссоры приберегите на времена мирные. Поспорите потом у камина.
   Все умолкли. А Боромунд устало продолжил:
   -Я тоже считаю, что делить силы не стоит. Лунный перевал даже в прошлом делал дорогу из Итры на Божонб в два раза длиннее. Архатаур не станет делить свою армию, если хочет быстрее пройти горы и вряд ли рассчитывает, что мы встретим его в столь неудобном для него месте. Ощущение силы придает беспечности.
   -Но...- начал Хранитель.
   -Никаких но!
   Хранитель медленно встал. Весь зал испуганно глянул на его огромную черную фигуру. Королевская стража было попятилась, но была остановлена гневным жестом своего начальника.
   -Князь Ротомир долго упрашивал меня присоединиться к вашей армии и пригласил сюда на Совет, но то, что эта война затрагивает и мои личные интересы, резко сделало ненужными мои познания. Как только вы поняли, что я все равно останусь здесь и буду бороться с вашим врагом да еще и бесплатно - Тор гневно глянул на Хареала и Ротомир еще раз вспомнил истории Амдараля Тода - то мое мнение стало значить не более, чем мнение любого мелкого рыцаря.
   Хранитель резко отодвинул стул и вышел из-за стола.
   -Хочу вас несколько разочаровать, я уезжаю из замка немедленно - по лице Ротомира скользнула судорога, но он промолчал - вместо меня с вами отправиться мой ученик, завершающий курс обучения. Но дабы вы не подумали, что его святейшество говорил о нас Хранителях правду, я назову вам место куда отправляюсь исправлять вашу ошибку. Я еду в Тиарнский массив к Лунному перевалу!
   Тор развернулся и зашагал к выходу из зала.
   -Напыщенный глупец - прошипел Хареал, глядя вслед Хранителю. А монах подумал, что епископ слишком рьяно пытается убить сразу с десяток зайцев вместо двух. Если варвары пойдут по Лунному перевалу, то есть очень большой шанс, что Хранитель погибнет; армия Тиарна будет рассеяна. Варвары рано или поздно уйдут за Монар или будут изгнаны армиями Аннарана, да и Орден пришлет кого-нибудь, и тогда на ослабленных, залитых кровью землях Тиарна можно будет...
   -Звание легата по достоинству должны были передать вам, ваше святейшество. - тихо прошептал он Хареалу.
   Ротомир не выдержал и попытался примирить всех:
   -Хранитель черезчур упорно добивался своей цели, может уступить ему и послать сотню-другую на перевал? Быть может ему известно то, чего не знаем мы.
   -Если ему что-либо известно, то он мог бы с нами этим поделиться - встрял Айрон Дэнт, но Хареал бесцеремонно перебил его:
   -Церковь уже сказала свое слово. И прошу вас, представителей светской власти, вспомнить, что Хранитель предоставил вам всего лишь два меча и две жизни, а Церковь будет благословлять тысячи ваших воинов и заботиться об их душах. Выбор ваше величество за вами!
   Боромунд глянул на Ротомира и тот прочел в нем страшнейшую внутреннюю борьбу. Князь очень хорошо понимал короля - здесь в Тиарне церковь слишком сильна и не время теперь начинать гражданскую смуту.
   Дверь в зал отворилась и в нее вбежал человек, держа в руках ворона. Боромунд сорвался с места, отобрал птицу и снял с ее лапы письмо. Пробежав его глазами, король побледнел.
   -Милостивые государи, город Божонь пал под натиском варваров. Это письмо от воеводы Бирмольда. Он сумел укрепиться в цитадели, но у него нет ни людей, ни припасов. Через два-три дня крепость будет взята.
   В зале повисло молчание.
   -Ваше величество, я жду вашего решения - прервал тишину Хареал.
  Боромунд опустил голову на грудь.
  -Завтра армия отправляется к Хроудонскому перевалу. Воевода Дормунд с пятью сотнями кавалерии отсылается немедленно - надо занять перевал и удержать до нашего подхода. - Дормунд мгновенно сорвался с места и побежал отбирать войска. - Вас, ваше святейшество, я хочу попросить сегодня вечером провести церемонию Воина33 - слишком много в нашей армии молодежи. Эта церемония старый ритуал, который мы должны соблюдать, если хотим милости Погибших Богов. Вас, милсдари, я хочу попросить присутствовать на ней.
  В-7
  Э-15
  6.
  Э-16
   Свежий утренний ветер сильным порывом разметал туман у подножия стены, всколыхнув речную гладь.
   Яркое солнце осветило одинокую фигуру, которая стояла на верху донжона, устремив свой взор на юго-запад, в сторону Темной Рощи34, где вот уже пять десятилетий лет гнездился главный враг этого края.
   Барон Гудокриан из древнего рода Кроллов, ведущий свою родословную от самих императоров Аррана, деспот Южной Марки королевства Тиарн, прозванный в народе за пристрастие к хорошему вину и буйный нрав Винным Кроллом, каждый день, вот уже в течении трех лет, после гибели отца, встречал рассвет на главной башне своего замка, расположенного в западной части города Мельник на высоком утесе.
   И не смотря на то, что последние две недели после стычки с черной кавалерией Рощи весь край вплоть до реки Красной был спокоен, барон ощущал смутную тревогу. Он знал, что Черная Роща редко бывает тихой больше недели. Но на этот раз, хоть и смотрел он в одну сторону, но мысли его вились над Монаром, предчувствуя, что беда грянет оттуда. Какая он еще не знал, но когда караульный доложил о гонце из Итры , Гудокриан не удивился и приказал чтобы вестника отвели к нему в Тронный зал.
   Не удивился он и когда гонец сообщил о нашествии варваров. Барон с минуту сидел в размышлении, после чего повелел позаботиться о воине, принесшем плохую весть, и срочно созвать военный совет.
   К полудню следующего дня совет после долгой ругани пришел к мнению, что Южная Марка не может дать большое количество воинов для помощи королю. Без ущерба для обороны Мельника можно было отдать всего лишь две сотни воинов, но даже они могли быть весьма кстати, учитывая несметные орды варваров спустившихся с гор. При учете такого количества воинов сам собой отпал вопрос о переходе Тиарнских гор через Дикий перевал и ударе на Божонь. Две сотни воинов могли лишь присоединиться к войску короля, а не действовать самостоятельно.
   Единственное в чем совет не смог переубедить барона так это в том, что ему лично не стоит возглавлять этот отряд. Кролл был неумолим. Он уже решил сам вести воинов в бой и не собирался менять свое мнение.
   Экипировка отряда завершилась спустя два дня к вечеру, и тут барон несмотря на уговоры отправиться утром следующего дня, привстал на стременах и крикнул:
  --На Итру!
   И две сотни воинов 20 августа 401 года после Падения Арранской империи выехали на север к Большому перевалу, что вел в Восточную Марку Тиарнского королевства.
   А спустя два дня на западном берегу реки появилась толпа гоблинов, но воеводы Мельника, строго придерживаясь оговоренной тактики, не вышли из города. И поэтому гоблины сумели в кратчайшие сроки воздвигнуть грандиозный земляной вал, который прикрыл Темную Рощу от набегов тиарнской кавалерии. Это и стало началом гибели кроллской деспотовины, наследного владения Кроллов, пожалованного им еще в эпоху Арранской империи, семьсот лет тому назад...
  
  
  7.
  В-8
  "Союзники выступили в поход 21 августа 401 года. Быстрым марше они достигли бродов на реке Мирогол, которой вскоре суждено было стать одним из мрачнейших мест Севера...
  ... и стало известно, что проходим лишь Лунный перевал, а Хродонский, после землетрясения семилетней давности, непроходим. Боромунд решил не делить войска, а всеми силами двинуться на Лунный перевал и там встретить врага, дабы свести к минимуму преобладание вражьей конницы, весьма опасной на равнине...
  ... ранним утром войска союзников вступили в Мирогольскую долину. Так начинался день 25 августа, день кровавой Мирогольской битвы."
  
  Хроника Всей Марки. Гдарих Ирмановиль Младший. Т.VI
  
  
  Э-17
   Всадник рванул уздечку так, что чуть не сломал коню челюсть. Бедное животное прохрипело что-то похожее на ржание и встало, как вкопанное, перед колонной пеших воинов.
   Лицо всадника было бледным, как полотно, без единой кровинки - пепельно-серое лицо призрака. Конусообразного шлема на воине не было, равно как не было и щита. На боку слегка прикрытом теперь уже рваной кольчугой, расплывалось алое пятно. Кровь ручейками стекала по ноге на спину и бок коня, а оттуда уже на зеленую траву.
  --Ваше величество!-прохрипел воин Боромунду с трудом держась на спине своего коня и зажимая рукой рваную рану.-Варвары прошли перевал! Они здесь в долине!
   Все кто слышал его слова вздрогнули и невольно устремили свои взоры на восток, туда где находился Лунный перевал, но пологие холмы скрывали ту часть долины - видны были лишь вершины Тиарнских гор.
  --Что с авангардом Дормунда?-зарычал, первым пришедший в себя, Ротомир, сжав рукоять меча так, что побелели костяшки пальцев.
  --Он и три сотни воинов пробились в крепость Курх-Дербах.-гримаса боли исказила черты воина.-Варвары штурмуют сейчас речные укрепления перед крепостью.
  --Помогите ему.-приказал Боромунд, и оруженосцы увели раненного на перевязку.
   Боромунд обернулся к остальным.
  --Что делать будем?
   Все потупили взоры. Лишь Ротомир и остальные северяне, молча теребили перевязи мечей, словно не замечая гневного взора короля.
  --Что делать будем?-взревел Боромунд, осознавая весь ужас положения. Бой хотели принять на перевале, где численное значение не играло большой роли, а здесь в долине... что могли сделать пешие против конной лавины.
  --Придется принимать бой здесь...--зло бросил Ротомир.
  --Кони сомнут нас и растопчут, как котят!
   Все, наконец, поняли весь ужас положения.
  --Ямы копать.-попытался посоветовать правителям ловчий.
   Ротомир положил ему руку на плечо.
  --Нет времени. Ямы просто так не появятся - их копать нужно. Час-два, не меньше, а меднокожие уже топчут траву вон за теми холмами.
  --А если отойти на запад, к выходу из долины?-спросил кто-то из толпы советников Боромунда.-Там довольно узкий проход, а берега Мирогола круты.
  --Не-ет.-замотал головой Ротомир и скосил взгляд на короля.-Конные догонят нас раньше, а на марше хоругви и вовсе беззащитны, как дети.
   Советники смолкли, зло плюя себе в длинные бороды.
  --Надо принимать бой здесь!-твердо сказал Ротомир.-Вон у той скалы. Там не так узко, как на перевале, но все же...
   С далеких холмов донеслось ржание коня и все, как по команде, обернулись, ожидая увидеть струи вражьего войска, сползающие по склонам холмов.
   Но на вершине в лучах солнца виднелись две фигуры - коня и его седока. Слепящее солнце мешало рассмотреть детали, но и так стало понятно, что перед ними был Архатаур - вождь и шаман племени геленнов, один из великих людей этого времени. Черная ткань, в которую он был укутан с ног до головы, хищно развевалась на ветру вместе с гривой иссиня-черных волос. Чьи-то, видимо турьи, рога, загнутые вниз, придавали голове вид демона. Фигура вождя смотрелась зловеще и леденила кровь в жилах, но то, что произошло потом заставило бывалых воинов вздрогнуть.
   Конь закружил на месте, перебирая ногами, а всадник вскинул вверх руку с чеканом и взвыл, словно стая голодных хищников, увидевших истекающую кровью жертву, а из-за холмов этот клич подхватили тысячи глоток.
   Волна ужаса ударила в воинов, сжимая свою петлю на сердцах тысяч рослых мужиков, крутя и переворачивая все внутри, полыхая нещадным огнем в мозгах. Кое кто из оруженосцев и воинов побоязливее позатыкали уши, чтобы не слышать жуткий крик, предвещавший смерть тысяч людей.
   Когда вопль замолк, то поняли это не сразу, а лишь когда всадник и конь истаяли так же неожиданно, как и появились.
   И лишь лучи солнца слепили глаза застывших людей.
   Из оцепенения всех вывел стук копыт. Ученик Хранителя резко осадил коня перед предводителями союзной армии:
  --Почему войска стоят?-крикнул он, не заботясь об этике и уважении царствующих особ.-Стройте хоругви!
   Король Тиарна глянул на него, хмурясь, все еще находясь под впечатлением от появления Архатаура.
  --Видел мага?
  --Да.
  --Ну? Как он? Хватит у него сил испепелить моих воинов?
  --Нет. На это не хватит сил ни у одного мага, даже не все боги могли плеваться огнем с такими последствиями. Но Архатаур сильнее, чем предполагал Учитель. Он начертал где-то в окрестностях Руну Фанатизма.
  --Чего?-король скорчил недоуменную мину.
  --Гномья Руна Фанатизма повышает желание убивать до уровня безумия. Но поскольку она направлена против твоих воинов, то у них наоборот обостриться страх быть убитыми.
  --Ублюдок!
  --Но сама по себе эта Руна не является проблемой. Загвоздка в том, что Архатаур смешал ее магию с магией крови и пока он жив, сила Руны возрастает десятикратно.
  --Чем? Чем мы можем помешать ему?-в ярости крикнул Боромунд.
  --Архатаур должен умереть. Его смерть ослабит влияние Руны на его воинов и уравновесит ее влияние на обе армии.
  --Но их в два раза больше чем нас!-сказал Айрон Дент.
  --У вас уйма хоругвей!-отрезал Ученик Хранителя.-Варваров встречали на Монаре армии и поменьше, и гнали, гнали взашей! Проблема в том - кто зарубит мага?
  --В битве его замочат, как два пальца обоссать.-заверил всех Ротомир.-Объявить о награде за его голову и все, нет мага.
  --Чем позже умрет шаман, тем хуже. Лучше всего, если он умрет до боя.
  --Что ты предлагаешь?-спросил Боромунд.
  --Кто-то выйдет перед строем и будет ждать. Архатаур - маг, в первую очередь он - вождь. Он будет вести свои войска в бой, он будет во главе орды, он будет первым с кем встретятся ваши воины.
  --Ясно!-гаркнул Ротомир.-Кто поедет на свидание с этим магом-недоучкой?
   Вновь наступила пауза. Никому не хотелось встречаться с магом, тем более в бою, тем более один на один.
  --Кто?-повторил Ротомир, тихонько отталкивая в сторону ловчего, который было хотел предложить себя.
  --Я.-негромко, но уверенно сказал Ученик Хранителя.
  --Не-ет!-замотал головой Боромунд.-Никто не сомневается в твоем умении фехтовать - слухи о приключении в конюшне уже расползлись даже среди моей свиты, но здесь нам нужен опыт. Нам нужен крепкий мужик, побывавший в боях. Нам нужен истинный рыцарь!
   Сказав это Боромунд вдруг смолк и, медленно повернув голову, глянул на Айрон Дэнта. Весь Совет, Ротомир и северяне впились в него взорами.
   Дэнт понял намек - другого более прославленного рыцаря здесь не было. Чтобы не подмочить свою репутацию, он лихим взмахом опустил забрало шлема и глухо рыкнул из-под металла:
  --Я растяну его кишки на поллиги, а самого посажу на кол вместо пугала!
  --Боюсь, у тебя будет время его только убить.-тихо сказал Ученик Хранителя.-Потом тебя захлестнет волна всадников. Хотя я сомневаюсь в том, что ты скрестишь с ним свое оружие.
  --Пора расставлять войска!-крикнул Ротомир.
  --Да.-отозвался Боромунд.-Архатаур, вероятно, уже ведет своих ублюдков от стен Курх-Дербаха сюда! Павшие Боги, помогите Дормунду продержаться до нашей победы, а нам помогите победить!-и король склонил голову, а левую руку прижал к груди.
   И все слышавшие и видевшие Боромунда последовали его примеру.
  
  Э-18
   Войска занимали позиции быстро и слаженно, но самое главное спокойно, без нервных криков, ругани и взаимных упреков. Люди понимали, что времени у них почти нет, а жить или хотя бы победить хотелось всем.
   Иоанн остановил коня и всмотрелся в фигуры воинов, шедшей мимо хоругви. Да, он не ошибся - среди мужиков была видна худощавая, чрезмерно длинная фигура юного Хранителя.
   Ловчий догнал его на своем вороном, подняв клубы пыли.
  --Рвешься в бой?-спросил Иоанн юношу, вспоминая резню в конюшне.
  --Архатаур должен умереть, а я должен видеть его смерть. И подстраховать чуть что - я не верю в Айрон Дэнта.
  --Честно, я тоже. Он чрезмерно хвастлив, а копьем махал только на турнирах.
  --Что решили с войсками?
   Ловчий спрыгнул с коня.
  --Спорили не долго - все жить хотят, но решение вроде не плохое, Ротомир придумал. Боромундовы хоругви окопаются во-он там.-рука ловчего указала на юго-запад долины, на небольшие холмы с пологим подьемом.-Нароют ям и будут ждать.
  --А успеют нарыть-то? Архатаур ждать не будет.
  --Ха! Перед Боромундом, между вон тем утесом...
  --Скалой Орлов.
  --Ну, между этой самой скалой и тем вон холмом у ручья станут хоругви Западного Тиарна и мы, северяне. Рискнем сдержать гадов час-другой, пока ямы рыть будут, а потом отойдем в стороны и пусть летят к Боромунду. Уж он-то их встретит.
  --А наша кавалерия? Неужто спешат?
  --Не. Годамунд будет ждать в лесу, за скалой Орлов.
  --Неплохо. Ударить в нужный момент в последние ряды и захлопнуть ловушку. Только...
  --Что?
  --Не побежать бы воинам при отступлении. Будет свалка, многие погибнут и, глядишь, с дуру полезут на свои же ямы с кольями и сорвут всю задумку.
   Ловчий нахмурился.
  --Там будет Ротомир. Он не даст никому бежать.
  --Ну а если...
  --Не будет никаких "если". Ротомир все сделает, как надо или... или умрет.
   Ученик Хранителя что-то хотел добавить, но лишь спросил:
  --А где будешь ты?
  --На правом фланге Ротомира, вон на том холме. Его речные склоны круты и изрезаны оврагами - кони там не пройдут, да и пешим там тоже не удобно. Но если все таки сунуться, то у меня есть чем их встретить - тринадцать десятков северян и пять сотен лучников-тиарнцев. Но важнее то, что лучники с безопасного холма будут обстреливать варваров и подсобят Ротомиру.
  --У тебя опасная позиция.
  --Чего?
  --Опаснее, чем кажется. Если войска побегут, то ты останешься заперт на холме. Тебя отрежут от остальных войск. А потом конники просто раздавят твой отряд массой и числом.
  --Никто не побежит! Хоругви отступят и мы вместе с ними.
  --Знаешь, Иоанн в далеком Аннобоне35, у эльфов есть очень интересный вид охоты на длиннорогих туров.
  --Причем здесь эльфы и дикие быки?-удивился Иоанн.
  --Ты слушай и запоминай. Тур - это живая гора мышц, до шести локтей в холке, двадцать-тридцать пудов. Словом, этакий рогатый демон. Так вот, эльфы строятся в ряд, держа перед собой длинные копья, а бык налетает на острия и нанизывается, как на вертел. Без жертв обходиться редко, но ведь лошадь не бык, да и сотня мужиков не дюжина эльфов. Только колья должны быть длинными и толстыми.
   Ловчий лишь задумчиво покачал головой, но ответить не успел.
   Вдали послышался медленно нарастающий гул. Воины уже не шли, а бежали к своим позициям.
  --Ну, кажись, началось.-сказал ловчий, влетая в седло.
   Ученик Хранителя кивнул и поспешил по пыльной дороге вперед, на встречу с Судьбой.
  
  Э-19
   Конь заржал переступая с ноги на ногу.
   Всадник покрепче сжал уздечку и оглянулся. Айрон увидел за собой ряды воинов, ждущих боя, боя, который решит судьбу стоящих на этом поле, и судьбу тех, кто стоял сейчас на крепостных стенах и валах и ждал, до боли в глазах всматриваясь в подернутую дымкой даль, и тех, кто сидел в глубоких погребах и трясся от мысли, что меднокожие дьяволы пробьются на равнину. Воины стояли сплошной стеной в несколько рядов, выставив деревянные, окованные железом щиты и копья вперед. Справа, у утеса, стояли хоругви западных тиарнцев, бешено сжимавших оружие - их родина уже превратилась в пылающий костер - воины Архатаура умели так же хорошо грабить, как их вождь колдовать. Над рядами беглецов реяла хоругвь - синий дракон, окруженный серебристым ореолом, на зеленом поле. Левее стояли воины Боромунда - две сотни хорошо обученных и испытанных солдат. В первом ряду был хорошо виден юноша с пепельного цвета волосами, то был принц Тиарна, единственный сын Боромунда - Войргольд. Рядом с ним стоял монах в черной рясе и оруженосец, который держал в руках древко копья, на котором трепетала на ветру хоругвь с черным драконом на белом поле.
   Конь Айрона вновь нервно дернулся, и рыцарь успокаивающе похлопал его по шее, не отрывая взора от армии. На правом фланге, между дорогой и холмом, стояли грозные северяне со своим неистовым князем. Монолитный строй северных львов выглядел устрашающе. Над рядами воинов в блестящих шишаках реяла хоругвь, точно такая же, как и на самом холме, что был справа, чуть позади строя северян. На полотне было изображение золотого льва на черном поле. Но северян на холме было не много и хоругвь там была нужна лишь для отвода глаз, чтобы в нужный момент спрятанные там тиарнские лучники нанесли удар.
   Гул, что был слышен из-за холма, нарастал с каждым мгновением. Айрон понял, что враг приближается. Скоро, очень скоро все люди, собравшиеся здесь на берегах Мирогола, узнают что им начертано судьбой.
   Дэнт еще раз оглянулся, прикинув расстояние до своих и вновь решил, что при удачном стечении обстоятельств он успеет доскакать до стены щитов, прежде чем озлобленные варвары раскроят ему череп.
   В воздухе повисла настороженность, ожидание ударило по нервам...
   На гребень вылетел воин на коне. То был сам Архатаур. Страшный вопль вновь сотряс воздух. Айрон с трудом успокоил близкого к безумию коня и бросил взор на врага. Вождь приостановил на мгновение коня, осматривая положение своих недругов, но тут же ринулся вниз, оставляя за собой клубы пыли. А за его спиной, на холмах появлялись все новые и новые фигуры всадников.
   Боевые крики сотрясли воздух, разносясь по окресностям.
   Айрон вздрогнул, увидев лавину, мчащуюся на него. Он судорожно сжал древко копья. Мысли лихорадочно метались в его мозгу. У него было еще время искать спасения за грозными рядами тиарнцев и северян, но... Он спиной почувствовал взгляды сотен людей, что ждали от него точного и верного удара.
   Рыцарь не смог бы дать точного ответа, что заставило его рвануть поводья и пришпорить коня. Бедное животное заржало и сдвинулось с места, медленно набирая скорость.
   Вождь и Айрон сближались стремительно и неумолимо. Архатаур принял вызов на поединок и не уклонился от встречи. Айрон мчался вперед, держа в руке длинное, ладоней тридцать, копье с флажком у самой втулки. Его враг был вооружен чеканом на довольно длинной рукояти. Но это явное преимущество Дэнта скорее настораживало.
   Айрон издал радостный крик и привстал на стременах, готовый действовать по твердо заученной схеме так, как он не раз делал на турнирах...
   Архатаур ответил не человеческим рыком. Конь Дэнта резко дернулся в сторону и стал заваливаться на бок, Айрон выронил копье, пытаясь удержаться в седле. Налетевший в туже секунду, Архатаур одним ударом чекана в корпус сшиб рыцаря с коня...
   Все остальное скрыли клубы пыли.
   Из сотен уст вырвался стон. Ротомир сам того не замечая сломал копье дрогнувшими руками.
  --Маркелл!36-зашипел он древнее ругательство гномов и оно надолго отпечаталось в памяти людей, чтобы ожить в устах не погибших в той битве.
   Горизонт окрасился алым, а на землю упали кровавые сумерки. Из серо-желтой с красным отливом пыльной завесы черным призраком вылетел на своем коне Архатаур...
   Во всеобщем шоке никто поначалу не заметил его фигуры, выросшей словно из-под земли в двух полетах стрелы перед строем союзников.
   Фигура была черной в лучах солнца, страшной и зловещей. Будто сама Смерть сошла на землю в человеческом облике и ждет время, когда будут собирать кровавую дань, страшную жатву.
   Но пелена страха спала, ужас отступил из сердец отважных, и по рядам воинов пронесся шепот восхищения бесстрашием того, кто вышел в поле один на встречу с тысячами конных убийц. Он вышел, чтобы доказать - один в поле воин, если он - Хранитель или Ученик Хранителя.
   Юноша стоял боком к скачущей армаде врагов, слегка склонив голову. Со стороны, казалось, что он задумался и забыл обо всем, но огненные глаза внимательно следили из-под нахмуренных бровей за своим противником. А тот близился, размахивая чеканом, жаждущим крови.
   Кто-то из тиарнцев не выдержал и все услышали крик: "Вынь меч! Меч!".
   Но изумленные воины увидели, что Ученик Хранителя стоит не шелохнувшись, скрестив руки на груди, а меч все также висит у него за спиной. Несколько лучников выпустили стрелы в надежде, что хоть одна на излете достигнет Архатаура, но ни одна не смогла пересечь это расстояние даже наполовину. Все они уныло уткнулись в траву, трепеща от бессилия.
   Ученик Хранителя и его Враг остались один на один.
   Архатаур взял немного правее так, чтобы было удобнее снести противнику голову, одним, сильным ударом. Вождь удобнее перехватил чекан - противников разделял десяток шагов - и привстал на стременах.
   То, что произошло потом не все хорошо видели, но еще меньше поняли, что случилось.
   Ученик Хранителя сделал шаг и развернулся лицом к врагу - это движение само выкинуло меч из ножен в руки юноше. Лезвие с тихим шелестом вылетело на волю. И враги встретились...
   Круп лошади окрасился в темно-красный цвет, а над полем и дальними холмами грянуло эхо страшного крика - разрубленное тело Архатаура рухнуло на землю.
   Меч змеею метнулся к горлу трупа и пробил мокрую от крови одежду и плоть. Ученик Хранителя нагнулся и поднял с земли свидетельство своего подвига...
   По рядам воинов пробежала волна отвращения. Заливая руку победителя темной кровью, сверкая мертвыми глазами и скаля рот в последней дьявольской усмешке на всех смотрела уже стеклянными зрачками голова вождя и мага племени геленнов Архатаура.
   Небо, посветлевшее пару мгновений назад, вдруг снова осунулось под натиском туч, хищно тянущих свои длинные щупальца. Сумерки вернулись. То был дым, клубами валящий из-за холмов и спин варваров, чьи кони, ранее замершие на скаку, очнулись от сна и загрохотали копытами по земле. Гул вновь наполнил воздух и запульсировал в ушах.
   Юный Хранитель обернулся.
   Конная лавина была уже близко, очень близко, готовясь захлестнуть его тысячами копыт. Мертвая голова мага выскользнула из пальцев, удобнее перехвативших меч.
   Тиарнцы и северяне первых рядов видели, как Ученик Хранителя разрубил еще троих вместе с лошадьми, а потом чья-то лошадь отбросила его в сторону. Юноша вскочил на ноги, но лишь для того, чтобы быть вновь сбитым. Затем его фигура исчезла за крупами животных и медными телами варваров...
   А потом начался кровавый кошмар. Всадники-геленны налетели на пеших союзников. Но мощный залп лучников не позволил поломать строй набравшим скорость лошадям. Почти вдоль всего фронта рухнул первый ряд всадников, а на них налетел следующий.
   Перед союзниками образовался вал из тел. Варварам пришлось объезжать упавших, чтобы не лечь рядом с ними. А лучники продолжали бить до тех пор, пока всадники не сошлись лицом к лицу с союзными войсками.
   То тут, то там варвары пытались ворваться в строй врага, дико выхаркивая боевые кличи, рубя своими тяжелыми мечами древки копий, стальной щетиной встретившие их, шлемы, руки и падали с коней в кровавую мглу, поверженные чужим оружием, падали в бесконечность в гости последней богине - жуткой Моране.37
   Натиск варваров не ослабевал. На месте умершего вставал следующий и с тем же остервенением рвался к щитам противника, чтобы упасть пронзенным мечом или копьем. А за ним шел третий, четвертый и так до бесконечности, граничащей с безумием.
   Изредка тиарнцы или грозные северяне переходили в ответную атаку. Порубив отходящих врагов они вновь возвращались в строй, чтобы стать плечом к плечу с другими, получить в грудь холодную сталь, успев бросить ввысь, в небо последнее проклятие своим врагам.
  
  Э-20
  
   На военном совете бароны короля говорили правду - Лунный перевал был не проходим. Сильное землетрясение обрушило гранитные стены и огромные валуны перекрыли большак, соединявший город Божонь со столицей. Места одичали. Одинокий путник, конечно, мог бы прорваться через здешние места, но многочисленный конный отряд (Хранитель не сомневался, что Архатаур отправит лишь всадников) потеряет слишком много времени, столь драгоценного для армии геленнов.
   Тор ап Тарквин тем не менее, отпустив лошадь, потратил сутки, чтобы преодолеть нагромождение скал и пройти перевал. Он знал, что где-то дальше к востоку, в узком ущелье, должны были находиться заросшие мхом руины башни. Ее построили в незапамятные времена, еще до Гибели Богов и Нашествия Руртора. Но теперь память о самих Богах превратилась в блеклый призрак, а о самой башне, где держал свой последний бой герой Годиринад38, помнили лишь Мудрые, да Хранители.
   Спустившись с перевала на полузаросший большак, Тор начал поиски древней долины, но не потому что хотел отдать почести великому воину. В долину вели две дороги: с юга и с севера по узким ущельям в обход перевала. И Хранитель боялся, что землетрясение, уничтожившее большак на перевале, не тронуло саму долину и подступы к ней - эльфы, не в пример людям, умели создавать почти вечные постройки. То, что геленны знают о долине и двух дорогах, не вызывало у Тора сомнений - Архатаур, к несчастью, сам ранее входил в число Мудрых.
  
   Хранитель нашел северный проход ближе к вечеру.
   Осмотрев все вокруг, он успел выяснить, что первые шагов пятьсот дорога представляет собой узкий, страшно извилистый коридор с гладкими, словно стекло стенами, шириной пять-шесть шагов. Последние сотни полторы локтей она широкими ступенями поднималась вверх.
   Первой мыслью Хранителя стало устроить обвал, чтобы намертво закупорить дорогу для лошадей. И он решил утром получше рассмотреть дорогу сверху, со скал.
   Тор проснулся на рассвете от острого ощущения опасности. Он мгновенно вскочил и осмотрелся - немного западнее, возле большака, в небе висела черным облаком большая стая птиц.
   Хранитель бросился к выходу из ущелья, где прикрывая дорогу в долину рос лес, и выбрав одно из самых высоких деревьев, он вскарабкался на самую вершину.
   Вдали, между двух холмов, на большаке стоял конный отряд варваров.
  
  
   К перевалу подъехали на рассвете.
   Торхаур был доволен - расстояние в пятнадцать лиг его всадники прошли за одну ночь. Сегодня Архатаур покинет Божонь и двинеться к Мироголу, а еще через день их отряды встретятся на поле битвы и одержат победу. Тысячник геленноского войска был уверен в этом - вот только найти эту старую эльфийскую дорогу, а потом... потом два десятка лиг бешенной скачки и удар в тыл бледнокожим аннорам. Наверно, они сильно удивятся, когда конная тысяча лучших воинов Геленнии начнет кровавый пир?
   Тысячник очнулся от грез. Все это будет, будет, но потом. А сейчас надо найти этот чертов проход.
   Воины уже не первый час бродили среди деревьев в поисках знака. Архатаур хорошо его описал - камень локтей пять в высоту, вкопанный в землю, с гладкообтесанной северной стороной и рисунком восходящего солнца. В том направлении должен был быть проход, который выведет геленнов в Восточный Тиарн.
   Камень нашли ближе к полудню, когда терпение Торхаура уже готово было лопнуть. Сияющий от радости десятник доложил, что камень и ущелье не более чем в тысяче шагов к северу.
   Войско было тотчас же поднято и геленны двинулись в путь, не успев заметить, что трое лучников не вернулись в строй.
   У самого входа в ущелье колонна воинов остановилась.
  - Что там еще? - взорвался Торхаур, разъяренный очередной задержкой.
  - Один из анноров39 засел в ущелье и бьет по нам из лука, - спустя некоторое время обьяснил один из воинов, подбегая к тысячнику.
  - Всего один? - закричал Торхаур.
  - Видели только одного.
  - Два десятка в ущелье. Пусть принесут мне голову этого стрелка.
  
  
  Тор ап Тарквин отложил лук в сторону - он еще понадобиться, а сейчас, в узких стенах ущелья можно помахать мечом.
  И он встретил их с опасной улыбкой на губах.
  
  
  - Он точно был один?
  - Да, эгхен40. Он был один. Словно демон забытых легенд. Сталь его не берет, а меч его сеет смерть, - ответил истекающий кровью воин, лежа на земле перед тысячником.
  Торхаур взвыл от бешенства. Что за ужас поселился среди скал, уничтожив пять десятков воинов?
  - Сотню, сотню вперед! И лучников тоже! Пусть стреляют поверх голов! - крикнул он.
  - Эгхен, воины не хотят идти. Они боятся. Будь там человек из плоти и крови, мы разорвали бы его на части голыми руками, - голос сотника дрожал, - но там поселился демон.
  В ярости Торхаур ткнул кулаком в голову воина и тот рухнул на траву с разбитым лицом.
  Больше часа пришлось убеждать оставшихся в живых пойти вперед. А когда последний из лучников скрылся в ущелье, Торхаур подумал, что зря не взял с собой шаманов, отпугивать злых духов и ободрять войско.
  - Эгхен, эгхен! ОН ушел! Дорога свободна!
  Геленны въехали в долину ближе к ночи, с обнаженными клинками, испуганно озираясь по сторонам. Торхауру пришлось ехать одним из первых.
  
  
  Тор наконец нашел нужный валун, небольшого усилия должно было хватить, чтобы он рухнул вниз, увлекая за собой сотни камней помельче, и намертво закупорил ущелье. Но камень этот находился в самом начале южного похода в долину - подходы к нему были слишком удобными и при наличии лошадей можно было рискнуть за несколько часов вытащить его из ущелья.
  Но выбора не было. В ином случае геленны уйдут из долины не ввязываясь в бой, а если он встанет на их пути, как сегодня, его просто засыплют стрелами. Задержать на день или хотя бы на полдня и союзная армия будет спасена от двойного удара на перевале.
  Тор еще раз посмотрел на точки огней у подножия башни Годиринада, подошел к валуну и столкнул его вниз. Гранитные стены вздрогнули и застонали.
  
  Э-21
   Иоанн зло сплюнул.
   Дым и копоть летевшие из-за холмов мешали его лучникам брать прицел, мешали сшибать длинными, почти в два локтя, стрелами призрачные фигуры всадников. Лучники били теперь наугад, наудачу, моля богов о том, чтобы выстрелы не пропадали зря. Дым сгустился настолько, что с холма не было видно даже рядов войск, своих войск. Лишь жестокие крики, предсмертные стоны сотен людей, да лязг металла доносил слабый ветер до ловчего.
  --Во имя богов! Что же там твориться?- пробурчал Иоанн, но никто из воинов, что стояли рядом, не смог ответить на его вопрос.
   Порыв ветра всколыхнул завесу и в дырах, что стали быстро затягиваться, словно песчаные воронки, стоявшие на холме успели заметить широкий клин варваров, который рвал оборону в центре, где стояли плечом к плечу тиарнцы и северяне. На дороге красной от крови отчетливо были видны рослые меднокожие гиганты с копьями и длинными мечами, несшими смерть. А прямо против этого клина стоял князь Ротомир. Он был весь заляпан кровью, но стоял, словно утес в море, о который разбиваются волны. Воины, что были справа и слева от князя, пятились под натиском врага; Ротомир что-то кричал им, махая рукой, давая приказ отступать.
   И союзники отступали, не бежали, а медленно шаг за шагом отходили, смыкая ряды после каждой потери. Отходили все, кроме князя, спину которого прикрывал монах в черной, как уголь, рясе. Его небольшой корд разил не часто - меч князя оставлял мало живых - но всегда точно и наповал...
   Ловчий застонал в приступе ярости и вскочил на своего вороного.
  -- Ромм! Живо в лес! Вырежь сотню колов локтей в восемь! И быстро! Я скоро вернусь!
   Конь понес ловчего вниз с холма в густые клубы дыма, что вновь скрыли воинов в их смертельном танце.
   Отступающих Иоанн обнаружил уже в сотне шагов прежних позиций - воины бежали беспорядочной толпой. Ударом ноги ловчий сбил бегущего бородача.
  --Куда прешь, тварь! Ротомир приказал отступать, а не пятками сверкать! В бой! Ублюдок! Живо!
   Бородач оскалился в страшной кровавой усмешке - зубы были выбиты чем-то тяжелым.
  --А хрен тебе!
  --Что?!
  --Нет боле твово Ротомира! Нанизали ево на копья! Теперича к Боромунду, к королю надо! А то и вовсе деру давать, пока яйца не отрезали!
   Ловчий побледнел.
  --Как? - и вдруг лицо его налилось кровью. Иоанн взмахнул топором. Бородач испуганно рухнул на траву и пополз в сторону, жалобно скуля. Но ловчий не обращал уже на него никакого внимания - конь мчал его в битву.
   Он стремительно ворвался в ряды отступавших, опрокинув несколько человек. Воины испуганно шарахнулись в стороны. Иоанн направил животное к линии боя. А там был ад. Вопли, лязг оружия, запах гари. Ловчий, довольно рыкнув, замахал топором, круша шлемы и головы, как глиняные горшки, отрубая руки, тянущиеся к нему. Фонтаны крови забрызгали его с ног до головы, а за его спиной грянул радостный вой и воины перешли в атаку. Варваров смяли и отбросили на несколько десятков шагов назад.
   Устав, Иоанн направил коня назад за спины своих, а тиарнцы и северяне продолжали рубить врага. Но ловчий видел, что ход боя изменился лишь здесь. Дальше, направо и налево, уже шагов через полсотни варвары продолжали теснить союзников.
   Иоанн оглянулся - кругом валялись трупы, окровавленные тела людей, гордых и бесстрашных, идущих уже в свой последний и самый долгий поход.
   Ловчий понял, что будет долго ходить среди трупов, но тела князя не обнаружит. В нескольких десятках шагов он увидел оруженосцев, столпившихся вокруг чего-то. Иоанн направился туда и увидел, что эти юнцы стоят над телами своих собратьев, которых порубили в схватке. Их было десятка два, этих детей пятнадцати- шестнадцати лет. Они лежали в лужах крови, кто нанизанный на копье, кто смятый лошадью, а кто с разбитым шлемом и черепом. Стоявшие рядом, над телами, тоже пострадали в схватке, кто больше, кто меньше. Один из них сидел на земле, прижимая мокрую, окровавленную тряпку к обрубку руки. Лицо его было перекошено болью, но меч лежавший рядом тоже был залит красным - даже дети в тот день шли умирать, но побеждать в своей первой и последней битве.
   Иоанн тихо подъехал к ним и едва разжимая губы, слипшиеся от жажды, спросил:
  --Князь где?
   К нему подошел мальчишка с перевязанной головой. Ловчий узнал в нем оруженосца принца Войргольда.
  --Порубали князя. Там он лежит. - Иоанн посмотрел в указанном направлении и увидел курган трупов в пол человеческого роста. - Жив еще, но не долго осталось.
  --А принц как?
  --Жив. Шлем ему разбили, да бровь малость рассекли - шрам будет. Теперь войска пытается строить, да отступить.
   Ловчий кивнул и пошел искать Ротомира.
   Уже подходя к кургану мертвецов, он увидел там монаха, который тихо бормотал молитвы и разбрасывался церковными жестами.
  
  Э-22
   Тьма...
   Боль, дробящая нервы, выворачивающая наизнанку.
   Кровавый шар явился из темноты и резко стал приближаться, быстро вырастая в размерах.
   А потом взорвался тысячей белых огней...
   Тело плохо слушалось команд мозга. Каждая попытка двинуть рукой или ногой приводила к страшной терзающей боли.
   Веки дрогнули и медленно распахнулись, смахивая кровь. Солнечные лучи больно резанули глаза, заставив зрачки сжаться до узких щелей.
   Стон непроизвольно вырвался из разбитых губ и пронесся над травой и землей, теряясь в звуках боя. Рука, ломая барьеры боли, дотянулась до ремня, на котором висели кожаные мешочки со снадобьями. Мозг, стеная от болевых волн, заставил руки высыпать содержимое одного из них в рот. И почти сразу сознание накрыли высокое чистое небо с длинными клыками туч, а потом темнота...
   Полет по заоблачным далям был недолог.
   Когда ощущение реальности вернулось, тело уже не болело, но это ложным, недолгим чувством. Боль вернется, не сразу, но вернется, упав хищным водопадом на мышцы и сухожилия, на уставший мозг.
   Глаза вспыхнули жгучим огнем. Красные зрачки остановились, фиксируя бронзовые фигуры воинов, что виднелись в пяти сотнях шагов к югу. Далеко. Видно, сильно потеснили союзников, но порвать их строй еще не успели, не смогли, не должны были порвать!
   Рука нащупала знакомую гладь меча.
   Ученик Хранителя встал и пошел туда, где лилась кровь.
   Варвары почувствовали запах смерти, дунувший им в спины, но откуда он пришел поняли не сразу. Поняли лишь когда черный смерч глубоко вонзился в их ряды, рубя вороненой сталью тела, кромсая их на части.
   Воины повернулись к новому врагу и с ужасом смотрели, как он терзает их многотысячную армию, презирая смерть, ибо сам был ею. Варвары пытались сопротивляться, но их мастерство было детской игрой в сравнении со скоростью и фехтованием их врага. Ужас вплыл в их души и надолго остался там, передавая легенду о Черном воине другим поколениям.
   А он с яростью голодного хищника рвал их ряды, бросаясь под удары мечей, парируя их и нанося ответные укусы, жалящим лезвием. Он танцевал, танцевал страшный Танец Смерти; и каждый кто не попадал в ритм танца погибал.
   Его не остановило даже то, что меч застрял в чьем-то теле и руки не успели его вытащить. Варвары метнулись к юноше, чтобы убить безоружного врага, неуязвимого со стальным лезвием в руках. Даже тогда он не отступил. Двоих он убил голыми руками, а потом поднял с земли то, что первым подвернулось под руку. Потом говорили много высоких и красивых фраз о Предназначении , о Судьбе, но в армии варваров было много воинов, что пришли в Тиарн без оружия. При грабежах они брали для боя все, что могло нанести увечье или рану - вилы, косы, серпы и многое другое. Серп, обыкновенный крестьянский серп, что подняла рука юного Хранителя, не спас жизнь своего последнего хозяина, но принес смерть его собратьям.
   Ученик Хранителя вновь сошелся с рядами варваров, рубя серпом руки, шеи, черепа. Кровь струями вылетала из аорт, перерубленных орудием простого мужика, распятого на копьях много дней назад. Юноша стал похож на демона - черная фигура, вся в крови.
   Ужас граничил с безумием, когда... когда союзники, такие близкие и такие далекие от Ученика Хранителя, дрогнули и их стройные ( всего два часа назад ) ряды рассыпались, как ветхий шалаш под ударами ветра. Они стали беспорядочно отходить к свежим отрядам Боромунда.
   И юный Хранитель, видя как сотни варваров хлынули в брешь между северянами и тиарнцами, крича боевые кличи, понял - настало время последнего удара.
   Он вогнал серп в горло всаднику, что оказался рядом. Тело рухнуло вниз, освобождая место новому седоку. Юноша вскочил на коня и, взмахнув серпом, словно пытаясь пронзить всех врагов сразу, поскакал прочь из боя, в сторону далекого зеленого леса, оставив после себя груду из почти трех десятков тел.
   А в ушах варваров, что в смятении смотрели ему вслед, звучало имя бога кровавой схватки Водана41, сына бога войны Товера. Это имя успел выкрикнуть черный воин на прощание своим врагам.
  
  Э-23
  - Он отходит к развалинам, эгхен!
  - Одну сотню на лошадей! Пусть ждут его с другой стороны! В бой не ввязываться! Засыпайте его стрелами! - отдал приказ Торхаур. Воины повиновались. Все они уже знали, что неведомый враг был ранен в утреннем бою. Если млжно ранить, значит можно и убить.
  Солнце близилось к полудню.
  Тысячник прикинул - время у него было. Ах, если бы проклятый аннор не помешал утром убрать валун. Геленнский отряд был бы уже далеко - у подножия этих проклятых гор.
  Торхаур вспомнил, что сотники все еще ждут указаний.
  - Еще двум сотням кружить вокруг крепости - он может перелезть через стену.
  - Эгхен, что делать с валуном в ущелье?
  - Сперва найдем аннора.
  
  
  Хранитель хотел было выскользнуть из крепости и скрыться в лесу, но вовремя заметил конных, что стерегли второй выход. Он совершенно забыл, что геленны были с лошадьми. Предыдущие сутки он сталкивался лишь с пешими.
  Он укрылся за камнями.
  Варвары приближались ровной цепью, обыскивая каждый метр. Не будь за их спинами лучников можно было рискнуть и перебить их одного за другим. Ближайший воин был уже в двух десятках шагах, когда Тор заметил в одной из стен трещину, достаточно широкую, чтобы в нее пролезть. И он ужом устремился к ней.
  
  
  До ближайших деревьев оставалось меньше десятка шагов, когда первая стрела с хрустом и победным чавканьем вошла в левое плечо Хранителя. Тор упал на колени от толчка, но быстро развернулся и сумел отбить вторую лезвием меча.
  Геленны опешили - движения их врага были столь быстры, что глаз не успевал за ними следить.
  Когда подъехал Торхаур, он итак и стояли друг против друга: Хранитель против двух сотен врагов. Тор понимал, что стоит ему попытаться добежать до леса и его спина расцветет букетом стрел. Шаг за шагом он отступал к лесу, но когда его спина уткнулась в ствол дерева, Хранитель увидел, что геленны обошли его со всех сторон.
  - Залп! - прокричал Торхаур, взмахивая рукой.
  Гудящие стрелы наполнили воздух страшной черной тучей.
  
  
  Его тело уже ничего не чувствовало, но мозг успел понять, что десятки рук подняли его вверх, разрывая одежду в клочья. "Годиринад умер от голода в осажденной башне, - успел вспомнить мозг, - уж лучше, как я, в бою."
  
  
  Все закончилось быстро. Утыканное стрелами тело вспыхнуло на погребальном костре - геленны боялись, что неупокоенный дух бешенного аннора будет преследовать их и после смерти.
  
  
  Э-24
   Ротомир был еще жив.
   Князь лежал, укрытый своим же плащом, набухшим от, набухшим от крови. Грудь его тяжело и медленно вздымалась, выталкивая из легких воздух с громким протяжным хрипом. И каждый раз по щеке пробегала струйка крови. Руки воина все еще сжимали оружие и, казалось, что даже смерть не вырвет его сжатых пальцев. Рядом валялось два окровавленных копья, которыми свалили Ротомира. Их вырвали из плоти, чтобы умирающему было легче и удобнее - бояться потери крови было глупо - с такими ранами не выживают, даже при лечении магией.
   Над телом стоял монах. Но сейчас он был менее всего похож на священнослужителя - в своем изодранном черном балахоне, измазанном кровью.
   Монах дочел молитву, когда ловчий подошел к ним.
  --За упокой я уже прочел - душа может спокойно идти к Павшим Богам.
   Ловчий кивнул.
  --Хотел было в обоз его отправить, да бесполезно - не дотянет. А здесь, среди павших, ему, наверное, сподручней помирать.
  --Я смогу с ним поговорить?
  --Думаю, еще да. Хотя ему уже не долго осталось.
   Ловчий склонился над князем и заметил, как взор того из мутного и неясного становиться четким и, как обычно, грозным, уверенным и веселым. Смерть присела отдохнуть где-то рядом.
   Губы князя разомкнулись и что-то похожее на слова вырвалось из его горла вместе со струей крови. Иоанн склонился ниже - ухо почти касалось рта князя.
  --Иоанн, - выдавил Ротомир. - Я умру и... в Дрогобоорне вспыхнут волнения... время восстаний и войн... обмана, убийств... сохрани княжеств... - Ротомир облизал пересохшие губы. Иоанн боялся шелохнуться. - сохрани славу Клыков Севера... на возьми... - рука с трудом доволокла меч до пальцев ловчего. - возьми ... Арендаланг... мой меч...
  --Это фамильный меч. Он принадлежит теперь Герондиру, вашему сыну.
  --Не спорь... возьми меч... Слова не врут... охотник... ха-ха... - князь вдруг оборвал смех и зашелся в судорожном кашле. - Музыкант не соврал о моей смерти, значит был прав и в остальном. - неожиданно твердо произнес Ротомир VII Меченосец. - Не Герондиру предстоит удержать княжество, а тебе охотник - княжий ловчий Иоанн. Возьми меч...
   Пальцы Иоанна неуверенно взяли меч. Рука Ротомира бессильно упала.
  --Возьми...
   Глаза медленно превратились в кристаллы стекла, застыв навсегда, глядя в вечное и дорогое для многих небо с белыми плывущими во времени и пространстве облаками.
   Монах незаметно подошел и остановился отдавая последние почести погибшему воину.
  --Он храбро бился. Его подвиги забудут не скоро.
   Иоанн кивнул.
   Оба молчали, не зная, что сказать еще, когда порыв ветра донес дикие крики и вопли со стороны бушующей битвы.
   Монах легко взобрался на груду тел и с кургана мертвецов посмотрел за спины атакующих.
  --А вот это не забудут никогда! Это точно! Также точно, как и то, что меня зовут Янниир!
   Когда ловчий поднялся к нему, то увидел как Ученик Хранителя где-то там вдали рубился с отрядом варваров в несколько десятков человек. При виде этого союзники с радостными воплями стали теснить врага, врубаясь клином в его строй. Воины рвались к черной фигуре юноши.
  Энтузиазм спал лишь на мгновение, когда юный Хранитель лишился меча. Но крестьянский серп в его руках, разящий направо и налево, привел всех в еще больший восторг. Монах с диким воплем сорвался с места и побежал в гущу боя.
  Иоанн замешкался на секунду и увидел, что клин союзников сильно поредел и растянулся. Ловчий понял, что сейчас произойдет непоправимое, но ничего сделать он уже не успел - варвары отрезали наиболее отчаянных храбрецов и пробили брешь в рядах противника. Медная волна ворвалась в нее и хлынула вперед, уничтожая все по пути. Ряды союзников смешались, попытались остановить ее, но было поздно. Тиарнцы и северянне побежали назад, туда, где стояли хоругви Боромунда.
  Последнее, что успел увидеть ловчий, прежде чем присоединиться к ним, был Ученик Хранителя, мчащийся на лошади куда-то в сторону леса.
  Иоанн сбежал вниз, ища взглядом своего вороного. Того держал под уздцы оруженосец принца.
  --Уходи к королю! - бросил ловчий, вскакивая в седло. - Скоро здесь будут одни трупы!
  --Уходят трусы! Остаются воины и мертвецы! - мрачно ответил мальчишка.
  --Своей смертью ничего не изменишь. А Боромунду еще понадобиться твой меч. Иди туда и займи свое место в строю!
   Оруженосец кивнул, а Иоанн пришпорил коня и помчался к холму. Там его ждали воины, которых вот-вот могли отрезать от основных сил. Они ждали своего командира, ждали и не понимали ничего из происходящего, смутно видимого в дымных разрывах.
   Ловчему удалось прорваться сквозь толпы отступавших и достигнуть холма на виду у варваров. Добравшись до вершины он оглянулся. Союзники были отброшены далеко на запад - первые беглецы уже достигли стройных рядов войск Боромунда, свежих, сильных, в диком упоении ждавших своего часа. Подножие холма и его окрестности были заняты врагом. Иоанн отчетливо видел проносящиеся толпы всадников, но его сейчас волновала не основная толпа варваров, а тот отряд, что разворачивал свой внизу у подножия, готовясь смять его воинов. Их была сотня или две.
  --Ромм! - гаркнул Иоанн. - Сотню построй в две линии!
  -- Нас растопчут! Иоанн, опомнись, во имя Богов!
  --Памятью их! - спокойно ответил ловчий. - Строй воинов. Отобьем первый удар и уйдем с другой стороны холма в лес. а сейчас прикроем отход тиарнских лучников.
   Ромм кивнул.
  -- Остальных поставь по флангам. Строй вон там между камнями и овражком, чтоб не обошли. Да и возьми с полсотни лучников, пусть подсобят... не хочу терять много бойцов.
   Ромм помчался выполнять приказ. Его громкий голос был хорошо слышен всем - от отборного мата закладывало уши.
   Ловчий осмотрелся. Варвары уже достигли войск Боромунда. И битва разгорелась с новой силой. Иоанн усмехнулся - план сработал, как и хотели. Геленны оставили не одну сотню своих воинов в волчьих ямах. Орда растеклась между ям на длинные извилистые ручьи, сразу же попадавшие в железные тиски тиарнцев.
   А у подножия холма варвары уже набирали скорость для удара.
  --Воины ждут. - сообщил Ромм.
   Ловчий подъехал к ним. Северяне стояли цепью, держа в руках длинные колья.
  --Свои деревяшки положите на землю, под ноги, чтоб в нужный момент успеть поднять. Врага ждать не шелохнувшись. А как крикну хватайте колы, упирайте в землю, придерживая ногой. Ясно?
   Воины кивнули.
  --И, да смилостивятся Боги, не дрогните! Лишь в этом наше спасение! Не дрогните!
   Ловчий спрыгнул с коня и, обнажив меч, встал в центре строя.
   Всадники уже преодолели большую часть пути и приближались с бешеной скоростью, когда ловчий тихо, сам себе, сказал:
  --О, Боги. Эльфы с ума по сходили, если охотятся таким образом или всё таки нет?
   Ответ пришел быстро. Боевой крик варваров пронесся над северянами, а ответом ему был дождь стрел тиарнцев, которые как могли пытались сломать плотный строй конных. Дюжины две всадников упало вместе с лошадьми, и об их тела стали спотыкаться другие животные, а их наездники вылетали из седел. А потом волна ударила в северян.
   Ловчий не помнил, как отдал приказ, но потом говорили, что голос его был страшен, и от крика дрогнули даже враги. Копья, мечи и щиты упали вниз, а крепкие мускулистые руки подняли колья за мгновение до того, как всадники вломились в строй пехоты. Крики людей и лошадей заглушили все остальные звуки, а разум затянуло мглой. Ужас боя сошел вниз на одинокий холм, что стоял на правом берегу Мирогола.
   Но опьянение страхом прошло, словно сдутое ветром, а фланговые ринулись в бой, беря врага в клещи. Дикий крик северян заставил варваров схватиться за оружие. Поредевшая цепь пехоты очнулась от удара и тоже рванулась вперед, перепрыгивая тела и рубя мечами в бешеном упоении. А из-за их спин летели стрелы, сбивая меднокожих воинов с коней, превращая их строй в свалку.
   И варвары не выдержали.
   Последние ряды, теряя соседей, дрогнули и стали отходить. А вслед за ними развернули коней и первая линия и поскакала прочь.
   Ловчий опустил окровавленный клинок и сплюнул на один из трупов. Кругом слышались радостные вопли воинов.
  --Уходим! - закричал Иоанн. - Живо! Уходим! Вслед за лучниками. На северной стороне холма должны были остаться веревки для спуска.
   С недоуменными лицами воины повиновались приказу. Они уходили, уходили победителями.
   А ловчий подошел к своему вороному и одним взмахом перерубил ему шею. Животное упало, заливая землю кровью.
   Иоанн вытер кровь с разбитой губы.
  --У каждого свой путь. И тот по которому идут люди не для лошадей.
   И пошел вслед за воинами, что уже начали спуск.
  
  Нужно вставить.
  
  Э-25
   --Ну, а дальше что?
   Кабак был наполнен дымом и пьяной руганью воинов, отдыхавших после войны, усердно пропивавших очередное жалование.
   За столом в темном углу сидело несколько воинов-тиарнцев.
   --Дальше я знаю токмо по рассказам других. - ответил рассказчик. - Когда эти гады гнали нас через поле, мне ломанули по башке. Каб не шелом... эх! Очнулся, когда все уж скончилось.
   --Не важно, говори, что знаешь. Я ж не был при Мироголе. - махнул рукой другой воин. - Нас оставили в крепостях, что на тракте у Серебрянки, на случай ежли красномордые туды сунуться. Говори, что знаешь.
   --Лады. Токмо в горле пересохло...
   --Хозяин! Пива! А ты сказывай - я плачу.
   Рассказчик развалился на стуле.
   --Много наших с дуру ломанулось прямо на волчьи ямы, потому на левом крае варвары конными не сунулись, увидев наших дурней в ямах. Ну, а центре энтих гадов много полегло. Те, что прорвались, кинулись на хоругви короля и получили... о-го-го! Правда пехтура-то ихняя обошла нас лесом и вышла в спины, но их порубал наш резерв. Конные северяне с сыном Ротомира покрошили варваров, как капусту.
   --А те северяне, что стояли с вами у холма?
   Тут поднесли пива и воины несколько минут "причащались" целебным напитком, расхваливая его качества.
   -- Ну, им пришлось туго. Вон монаха видишь? Того, что за стойкой?
   --Ага.
   --Он попытался построить северян и отступить. Ему это удалось и при отступлении их порубали меньше, чем наших. Но время-то они потеряли и их отрезали от Боромунда, загнали в излучину Мирогола. Там они и держались - пять сотен против конных. Говорят, там полегло больше всего варваров. Но их бы задавили числом, а потом добрались бы до бродов и... зашли бы к нам со спины. Пиши пропало.
   --Говорят, монах послал к королю за помощью. - встрял в беседу третий, молчавший до этого воин. - Послал оруженосца Войргольда. Так тот малец на коне прорвался через толпу варваров, порубал многих. Но ево догнали и нанизали на копья прямо перед глазами нашего строя. Говорят, приколотый копьями к земле он кричал: "Рубите их, чтоб ни один не ушел! Рубите!", а Боромунд, увидевший это, зарыдал и сам возглавил атаку, чтобы отбить тело.
   --Во-во, я тож слыхал об энтом. - подтвердил рассказчик и продолжил. - К концу боя северян в излучине оставалось меньше двух сотен - остатние все полегли. Но тут к им на подмогу явились наши лучники. Ну, те, что отошли с холма. Этот северянин, ловчий Ротомира, провел их лесом и в нужный момент они ударили этим бакланам на лошадях в спину. Красномордые не ждали и их полегло много. А схватка все продолжалась. Варвары снарядили тыщу конных, чтоб прорваться к бродам, но тут из-за скалы Орлов подоспел Годамунл с юным Хранителем.
   --Тем, что с серпом?
   --Ну, да. Ему и двадцати нету, а он уж так мечом махает, что мы и в подметки ему не годимся. Помяни мое слово, его имя прогремит по всему Альмаду43, а может и дале. Глядишь подрастет, опыту поднаберется, так и с Темной Рощей покончит.
   --А как ево кличут-то?
   --А, Руртор ево знает! У Хранителей вроде б имен нету. До битвы его просто звали Ученик Хранителя али юный Хранитель. Кому как подобалось. Но теперича воины в тихаря прозывают ево Серпом.
   --Чево?
   --Ну, помнишь он головы серпом рубал, ну вот оттудова и пошло.
   --Значит, Серп?
   --Герой Серп.
   --Гм, Герой Серп.
   Дверь в кабаке распахнулась и на пороге появилось несколько человек. Первым вошел воин в длинном плаще-велеисе, под которым в тусклом свете свечей заблестели цельнометаллические латы. На черной ткани плаща изрыгал пламя красный дракон.
   Рыцарь подошел к стойке, отшвырнул пьяного воина, так, что тот опрокинул один из столов, и перебросился парой фраз с монахом.
   --Вина! - крикнул он хозяину кабака. Потом он, монах и несколько воинов с красными драконами на туниках сели за стол, из-за которого благоразумно испарилась пара пьяных солдат.
   --Видали? - спросил рассказчик.
   --Ага. - кивнули его собеседники. - Винный Кролл прибыл. А злой-то... аж жуть берет.
   Рассказчик подбоченился.
   --Не Винный Кролл, а Его высочество барон Гудокриан из славного рода Кроллов, деспот Южной Марки королевства. Я служу под ево началом.
   Собеседники тупо глянули на него.
   --А че ты при Мироголе делал? Барон же не прислал войск. На южных рубежах Роща донимает.
   --Ты прав. Но я и два моих товарища, погибших при Мироголе, да будет им земля пухом, были здесь в столице с особыми поручениями. А король не отпустил нас обратно в Мельник - взял с собой в битву.
   --Слышь, а че твой Кролл злой-то такой?
   --Он выехал с двумя сотнями воинов, но на битву не поспел. Слыхал, что в пути им повстречался отряд варваров, ну, тех, что убили Хранителя и прошли по другому перевалу. Их-то порубали, но для барона их было слишком мало. Говорят, в гневе он так хватил варварского воеводу по башке булавой, что разбил ее вдребезги, сломал тому ключицу и позвоночник.
   --Ну и лапища у твоево хозяина.
   --Еще бы. Он же из рода Кроллов. Будь он при Мироголе кто ведает отступили б мы от скалы Орлов или нет.
   Дверь кабака снова распахнулась. На пороге возник глашатай.
   --Церемония Воина начинается! Все желающие приглашаются! Будет сам король...
   Воины переглянулись.
   --Пошли посмотрим на птенцов?
   --Пошли. Токмо сдается мне эти птенцы еще при Мироголе стали орлами.
  
  
  Раненный Серп.
  Э-27
   Они шли ровным строем по двое.
   Их было мало, что-то около четыркх десятков. Все что выжили в той бойне.
   Они шли чеканя шаг. Они шли еще не воинами, но уже далеко не теми юнцами, взявшими меч в руки и ушедшими в поход. Они были чем-то средним, но стоило им пройти под аркой из скрещенных мечей под радостные возгласы толпы, что битком забила площадь и они становились воинами, полностью пройдя обряд.
  
  
  А-2
  Комментарии.
  
  
  1. Тиарнский массив - горная цепь, разделяющая государство Тиарн на три области, восточное ответвление Монара (см.3).
  2. Мирогол - река в Восточном Тиарне, где в 248 г. До ГБ( Гибели Богов) произошло сражение войск Гетта, сына Ирла Великого, прозванного Неудержимым с Народами Руртора(Народы Черного Камня: орки, тролли, гоблины и др.), а в 755 г. союзных войск Северного княжества и Тиарна с геленнами (см.12).
  3. Монар - цепь гор, протянувшаяся через весь континент, в народе получила название Воющий хребет по причине того, что к западу от Монара располагались дикие земли, где расплодилось много всякой гадости( в том числе, особенно много волков).
  4. Эльфид - старое название земель к западу от Монара. Означало это название Страну Эльфов. После нашествия Руртора(см.10) пришли в запустенье.
  5. Скаттах - горное плато, где после переселения Народов Руртора(248-245 гг. до ГБ) осели горные тролли, превратив окресные земли в места опасные для людей.
  6. Руны - один из элементов магии того мира. Обычно каждая конкретная руна несла в себе определенное магическое действие. Различались Руны разных народов(эльфийские, гномьи и т.д.).
  7. Руна Фанатизма - Руна присущая лишь гномьей магии, которая вводила воинов бешенство, придавая огромную силу и бесстрашие, ослабляя одновременно волю к сопротивлению у противника. Обычно применялась в индивидуальных поединках.
  8. Орлиные Гнезда - Территория в южной части Сев. Монара. Именно отсюда ответвляется Тиарнский массив.
  9. Гибель Богов - центральное событие истории, когда в межусобной войне(куда были втянуты многие народы мира) погибли все божества. Для упрощения за основу хронологии взято летоисчисление ордена Хранителей(см.24), где Гибель Богов является точкой разграничения двух эпох(как Рождение Христово). У остальных народов и государств сохранялось свое исчисление времени( от прибытия "Тириода" у эльфов, от падения Арранской империи у большинсва людей Альмада и т.д.).
  10. Руртор - один из высших богов, сын Ния, внук Сатаира( одного из двух верховных богов), посчитавший, что его троюродные братья незаконно обладают небесной властью. Руртор начал против них войну, нанеся удар по западному краю(Эльфид, Альмад(см.42) и др. земли) и стер с лица земли эльфийские государства, чем положил начало закату эльфийской цивилизации.
  11. Империя Арран - государство(первоначально княжество) основанное Ирлом Великим в Альмаде с разрешения эльфийских королей(за заслуги в войне с Руртором) в 299 г. до ГБ. Постепенно Арран набрал сил и оспорил с эльфами и полуэльфами господство в Альмаде. Ротомир III в середине II века после ГБ покорил весь Альмад и положил конец эпохе эльфов, изгнав тех на окраины континента. Империя пала из-за внутренних межусобиц в 354 г. после ГБ в период очередной гражданской войны.
  12. Нашествие геленнов - серия крупных войн в 170-234 гг. после ГБ между Арраном и кочевым народом геленнов. Варвары превратили в пустынные территории почти треть земель империи, прошли ее насквозь и осели за Монаром ежегодно устраивая набеги на земли расположенные вблизи восточного края гор.
  13. Западная марка - одна из частей Тиарнского королевства. В начале третьего века после ГБ императоры Аррана создали пограничные территории(марки) - Тиарн был северной маркой империи против северных государств(особенно княжества). После падения Аррана Тиарнская марка стала именоваться королевством, а после ряда завоевательных войн, присоединив часть соседних территорий, разделилась на три административных единицы: Западную, Восточную и Южную марки(позднее Кроллская деспотовина(см.15)).
  14. Сингидон - город в Альмаде, основанный Ирлом Великим в 299 г. до ГБ, первая столица Аррана( после нашествия варваров-геленнов столицу перенесли в Гордонну). В описываемый период Сингидон( Белая Цитадель) являлся столицей королевства Аннаран, на юго-востоке от Тиарна.
  15. Кроллы - один из древних дворянских родов Аррана, наибольшего могущества достиг после падения Арранской империи, когда их земли вошли в состав Тиарна. В середине пятого века Кроллы стали наместниками Южной марки Тиарна, а после получили всю марку в наследственное владение под названием Кроллская деспотовина в вассальной зависимости от Тиарнской королевской династии. Со второй половины седьмого века постепенно начинают отдаляться от Тиарна, сближаясь с правителями западных территорий Аннарана(на что сильно повлияла совместная борьба с Темной Рощей).
  16. Кельмия - государство на дальнем юго-западе Альмада, образовалось после падения Арранской империи.
  17. Деспот - Титул равный княжескому, характерен для малых ветвей династии Ирлингов(правителей Аррана). К данному моменту сохранился лишь в Юж. Марке Тиарнского королевства.
  18. Полусотник - звание младшего офицерства Тиарна(с четвертого века после ГБ высшая военная должность которую мог получить не дворянин). ?
  19. Darrek - Восклицание означающее смерть. Происходит от названия боевого чекана бога Товера, бога войны.
  20. Ротомир VII Меченосец - князь Сев. Княжества, из старшей ветви Ирлингов(потомков Ирла Великого). Его предок Гетт Неудержимый был некоторое время Великим князем Аррана(см.11), после чего трон заняла младшая ветвь.
  21. Амдараль Тод - епископ, философ, собиратель фольклора. Автор многих книг. Жил в третьем веке после ГБ.
  22. Бельверен - древнее государство, основанное в 290 г. до ГБ, где перемешались люди и эльфы. Было завоевано в 152 г. после ГБ Арранской империей. После нашествия геленнов постепенно земли Бельверена пришли в запустение и стали безлюдны. В конце третьего века люди сделали попытку вернуться, но были изгнаны гоблинами, заселившими ближайшие области Монара и Темную Рощу.
  23. Святая церковь - организация, возникшая после ГБ для контроля соблюдения веры в Павших Богов. Первоначально подразумевалась как светлая сторона Равновесия(см.26).
  24. Орден Хранителей - организация магов и воинов, возникшая после ГБ для поддержания Равновесия(см.26). Была уничтожена святыми братьями-фанатиками.
  25. Аой - вежливое приветствие, свойственное дворянским слоям общества.
  26. Равновесие - балансирование всего сущего между Добром и Злом, Светом и Тьмой при нарушении которого вполне вероятен(и практически неизбежен) конец света. Долгое время поддерживалось Богами, после ГБ попытки соблюдения Р. возложили на себя Мудрые, Церковь и Хранители, но лишь последние до конца остались полностью верны этой идее.
  27. Рамдаль - поселение на одноименном острове в северных морях, жители которого занимались пиратством, доставляя очень много проблем всему северному порбережью(в том числе и Северному Княжеству).
  28. Иримир Храбрый - второй сын Ирла Великого, третий правитель Аррана(247-208 гг. до ГБ), прославился как талантливый воин в боях с Народами Руртора.
  29. Слова - магические предсказания с туманным смыслом, свойственные некоторым музыкантам и бардам после ГБ. Считалось, что так погибшие боги обращабться к людям. Это поверье привело к церковному расколу, т.к. многие святые отцы считали, что только Святая церковь может связать людей и павших богов.
  30. Тигор - сын Гетта Неудержимого, внук Ирла Великого. По малолетству был отстранен от наследования трона Аррана своим дядей Иримиром Храбрым, получил в качестве наследных земель часть территории в Северном нагорье, которые вплоть до падения Арранской империи славились своим сепаратизмом.
  31. Западные королевства - общее наименование государств на западе континента между океаном и Длинными горами.
  32. Восточный путь - здесь путь который огибает Мирогольский хребет Тиарнских гор с востока возле Жатца.
  33. Церемония Воина - посвящение в воины молодежи еще не учавствовавшей в боевых действиях. Состояла из двух частей: до боя(все кого собирались отправить на войну без учета сословий), после боя(все кто выжил, могли значительно выделять дворян и отличившихся на поле сражения).
  34. Темная Роща - огромный лес вокруг безымянной скалы, в междуречьи р.Красной и р.Араулизах. Место где стал скапливать войска последний терраморг, древний демон востока и Иргара(государство Руртора).
  35. Аннобон - последнее эльфийское государство на континенте, находиться на юго-востоке Альмада и отделено от него горным хребтом.
  36. Маркелл - горный перевал в далеких восточных горах, где в XII веке до ГБ группа драконов уничтожила армию гномов из Нарбон-Тиллара(Первого Царства).
  37. Морана - богиня Смерти, последняя из Погибших Богов.
  38. Годиринад - эльф, сын Агварана Проклятого(из за которого орды Руртора прорвались в Альмад), один из величайших героев, наводивший ужас на Народы Руртора в 305-298 гг. до ГБ. Погиб, когда ему было 23 года.
  39. Аннор - белокожий, наименование всех людей не геленнского происхождения.
  40. Эгхен - уважительное обращение к предводителю отряда у геленнов.
  41. Водан - бог кровавой схватки, когда кровь растекаеться ручьями, сын бога войны Товера.
  42. Альмад - земли, ограниченные с запада Монаром, с востока р.Дальней, на севере и юге морем; земли по берегам р.Серебрянка(Силомар). Название произошло от эльфийского слова "прекрасно", произнесенного принцем Силарином Победоносным, когда он впервые сошел на эти земли в 933г. до ГБ с палубы своего флагмана "Тириод".
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Федотовская "Академия истинной магии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"