Просвирнов Александр Юрьевич: другие произведения.

Миссия в краю Выргыргылеле

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


В ожидании встречи с загадочной северной землей капитан Кирилл Морозов прислушивался к ровному реву двигателей и изредка выглядывал в иллюминатор. Смотреть за бортом особо было не на что: море и облака быстро утомляли взгляд. Сопки и вулканы Камчатки, где "Дуглас" садился на дозаправку, остались позади. Так что Кирилл вновь перечитывал американские газеты со скупыми сообщениями о нападении месячной давности.
Дожили... Каких-то два с половиной года назад вместе с заокеанскими союзниками капитан Морозов с товарищами на германской земле бурно праздновали победу. Братались, обнимались, палили в воздух и пили водку с виски. А теперь- холодная война... И, конечно, заокеанские борзописцы воспользовались пограничным столкновением, чтобы вылить на недавнего союзника очередное ведро помоев. Одна из газет напечатала юмористический очерк советского писателя - Кмоля Имрынова. Автор со знанием дела увлекательно рассказывал об удивительных обычаях северных народов. И тут же редакционные комментарии: даже забавных мирных туземцев большевики превратили в агрессоров.
На днях Кириллу довелось стать свидетелем вспышки начальственного гнева из-за таких выводов: возмущался сам министр государственной безопасности генерал-полковник Абакумов. Инструктируя капитана Морозова, грозный глава МГБ требовал досконально разобраться в деле о нападении. МИД должен будет достойно ответить государственному департаменту США.
Кирилл несколько раз бодро ответил: "Есть!" Но про себя сильно сомневался. Один человек на тысячи километров побережья Берингова и Чукотского морей - реально ли ему разыскать там участников нападения? Однако министру рекомендовали именно Кирилла - как одного из лучших военных контрразведчиков бывшего "Смерша", владеющего несколькими языками. Так что кровь из носу - нужно было оправдывать оказанное доверие.
Кирилл слетал в Ленинград и два дня провел в Арктическом научно-исследовательском институте и на кафедре народов Севера восточного факультета Ленинградского госуниверситета. Обогатился знаниями и учебной литературой. В Москве искал писателя Имрынова, но тщетно. Только перепугал редакцию "Известий", где тот работал последние несколько лет. Оказалось, амбициозный Имрынов еще летом вернулся на Север. В редакции до сих пор удивлялись этому поступку - как показалось Кириллу, гораздо больше, чем визиту офицера МГБ. Ему показали фотографию - молодой человек лет двадцати пяти с характерной для своей национальности внешностью, но в европейском костюме. Вместо писателя-журналиста Кирилл разыскал квалифицированного лингвиста. Записал и выучил несколько десятков слов и выражений - с таким минимумом он уже не будет подобен глухонемому.
Еще раз глянув на облака за бортом, Кирилл достал записи и забормотал под нос: "Здравствуй - етти, разожги костер - кынъюнэквын пэнъёлгын..." Убедившись, что ничего не забыл, вернулся к газетам. Просмотрел рекламу, объявления, политические, светские и криминальные новости. В очередной раз удивился, что за океаном преспокойно пишут о гангстерских кланах и так называемых "крестных отцах". Похоже, тамошние читатели знали эту публику даже лучше, чем политиков.
Пресса буквально смаковала загадочное происшествие в криминальной среде. Под шумок одной из гангстерских разборок в Чикаго некий "казначей" в начале осени умыкнул всю кассу банды и исчез в северном направлении - не то в Канаде, не то еще дальше. Желтая пресса оценивала гангстерский "общак" в сумму от пяти до двадцати миллионов долларов. Разумеется, беглецу заочно вынесли смертный приговор, вот только, похоже, взять след гангстеры до сих пор не сумели. "Не "Смерш"!" - самодовольно подумал Кирилл.
Почитав о жизни звезд кино, их интригах и разводах, быстро утомился. Несмотря на собачий холод в салоне, офицер задремал, накинув поверх теплой куртки брезентовый чехол из хозяйства самолета.

*

На широком лице начальника геологической партии все читалось, словно в книге с крупным шрифтом. Ученый с трудом скрывал разочарование и раздражение. Кирилл моментально разобрался в их причинах. Геологи полагали, что "Дуглас" заберет их на большую землю - сезон уже закончился. Но эвакуацию партии отложили из-за миссии непонятного человека в штатском, да еще прислали приказ оказывать тому необходимую помощь. И после разгрузки сумок и рюкзаков Кирилла и провианта для геологов самолет сразу улетел.
- Извините, дорогой товарищ, но вы, смотрю, кукситесь, как дитя малое, - строго сказал Кирилл. - Отставить недовольный вид! В ваших же интересах мне всячески содействовать. Тогда и улетим быстрее - все вместе. Где пограничники?
- Будут через полчаса - сообщили по рации.
- Бардак! - резко бросил Кирилл.
- Здесь тундра, а не парад на Красной площади, - съязвил в ответ геолог.
Вскоре на линии горизонта на юге показалась движущаяся точка. А через полчаса у базы остановился вездеход. Оттуда выбрались пограничники - офицер и двое солдат, с ними двое чукчей в одеждах из шкур с выстриженным мехом.
- Товарищ капитан, задержанный и переводчик согласно распоряжению министра МГБ доставлены, - четко доложил Кириллу офицер. - Командир ...ской заставы старший лейтенант Вахрушев!
Кирилл тут же пригласил пограничника в кабинет начальника партии в передвижном домике и изучил секретный пакет с донесением командира отряда. Тот откровенно докладывал, что граница на Чукотке охраняется весьма условно. Погранзаставы расположены в десятках и сотнях километров друг от друга. Специальных катеров почти нет, вездеходов мало. Коренные северные жители СССР и США без проблем наведываются друг к другу в гости или для торговли. Они поступали так веками и до сих пор не видят необходимости в официальном разрешении властей.
После октябрьского инцидента на Аляске пограничники выборочно проверили поселения на чукотском побережье. И в одном стойбище наткнулись, можно сказать, на иголку в стоге сена - простреленный баркас и оленевода с подозрительным ранением в плечо. Но от задержанного ничего не добились. Тот твердо стоял на своем: случайно ранили на охоте. Попробовали развязать ему язык водкой, но задержанный быстро опьянел и бормотал нечто вообще невразумительное.
- Тем не менее отличная работа, товарищ старший лейтенант, - похвалил офицера Кирилл. - Ваша находка, кажется, пока единственная ниточка в этом деле. Точных данных о жертвах среди эскимосов на той стороне нет, но счет идет на десятки. Наверняка в нападении участвовали несколько сотен наших чукчей. Потери в их рядах тоже, видимо, были. Передайте командиру отряда: пусть запросит гражданские власти о смертельных случаях среди мужчин боеспособного возраста в октябре. Если бы еще обыскать стойбища как следует... Но, боюсь, добычу в закромах в ярангах идентифицировать очень сложно. К тому же сил и времени не хватит.
- С документами тоже непросто, товарищ капитан, - вздохнул пограничник. - Местные один черт язычники по сути. Только через месяц приходят в загс смерть родичей регистрировать, а то и позже. Раньше грех - по их понятиям. Могут и вообще не регистрировать, когда старики мрут.

*

От геологической базы до подозрительного стойбища в северном направлении Кирилл и оба его спутника добирались в закрытом прицепе гусеничного трактора. Тридцать три километра заснеженной тундры преодолели за два с лишним часа. В пути Кирилл пытался разговорить тридцатипятилетнего задержанного по имени Мэмыл (что означало Тюлень). Интересующей проблемы умышленно не касался. Расспрашивал через переводчика о жизни и обычаях. Мэмыл не отличался словоохотливостью. Но все же Кирилл выяснил, что тот сын Выргыргылеле, самого старого и могущественного человека общины. Офицер опешил, узнав значение имени - Гремящий Половой Орган. Переводчик недоумевал - а что такого? Он сам - Аляпэнрын (Кидающийся За Дерьмом).
Старик, рассказал Мэмыл, владелец самого большого оленьего стада. В стойбище десять яранг. В каждой живет большая семья. Многие сродни друг другу. С Выргыргылеле живут две его жены, три сына с семьями и две младшие незамужние дочери. У Мэмыла тоже две жены. Старшая перешла к нему от погибшего несколько лет назад при охоте на кита брата. Мэмыл добросовестно перечислил всех обитателей своего жилища и других братьев, живущих отдельно. Кирилл внимательно слушал, но особо не старался забивать себе голову северной родословной. Мысленно брал на заметку только мужчин и юношей подходящего для октябрьского набега на окрестности городка Уэйлс на Аляске возраста. И наверняка найдутся среди них люди поглупее и поязыкастее Мэмыла...
Когда трактор с прицепом добрался до стойбища, олени кинулись врассыпную. Зато почти все население немедленно обступило машину. Бурные крики радости женщин и детей послышались при виде живого и здорового Мэмыла. Мужчины оставались невозмутимыми, но пристально разглядывали гостя. А среди детей Кирилл, к величайшему изумлению, обнаружил нескольких темнокожих. С негодованием подумал о заокеанских моряках...
Через Аляпэнрына объявил всему стойбищу, что их товарищ ни в чем не виноват. Советская власть вернула Мэмылу свободу. А он, Кирилл Морозов, прочитает им несколько лекций о коммунистической партии и победе советского народа в Великой Отечественной войне. Чтобы не отвлекать от дел, будет давать по одной лекции в день в течение недели.
Но даже мягкий лекционный план не вызвал энтузиазма. Толпа быстро поредела. Однако бодрый шестидесятипятилетний старик Выргыргылеле на ломаном русском пообещал Кириллу, что его обязательно будут слушать. Но сначала такого уважаемого человека следует угостить. Кирилл отказался - завтракал перед выездом. Однако старик был неумолим и повел Кирилла в ярангу.
Там стоял стойкий запах мочи. Кирилл уже знал, что ее широко используют для дубления шкур. В передней части жилища горел костер. Дальше располагалось помещение вроде зала. От него было отгорожено пологами из шкур несколько "комнатушек". Оттуда выныривали многочисленные домочадцы Выргыргылеле - уже голые или полуголые: в яранге было очень тепло. Кирилл тоже разделся, оставшись в одних брюках. Пистолет ТТ при этом незаметно из-за пазухи переложил в карман.
При виде гостя - статного и крепкого тридцатитрехлетнего мужчины - женщины ныряли в свои отсеки. Возвращались принаряженными - в платьях, в основном поношенных. Однако на одной чукчанке сатиновое платье выглядело совсем новым и очень ярким. Кирилл поманил ее пальцем и жестами предложил показать изнанку подола. "Там должна быть маленькая тряпочка с буквами", - велел он перевести. Простодушная женщина тут же задрала подол и показала ярлык. "Made in USA. 07.1947", - прочитал Кирилл. И сразу заметил, что Мэмыл слегка забеспокоился - это была его жена Роптына. Он что-то сердито сказал, и та быстро переоделась в более скромное. Значит, пограничники взяли верный след! Впрочем, шикарное платье могли и выменять, а не взять в качестве трофея...
Скоро все чукчанки принялись резать мороженые мясо и рыбу. При этом бросали быстрые любопытные взгляды на шрамы на мускулистом теле гостя. Внимание мужчин больше привлекала походная литровая фляга на его поясе. Кирилл через переводчика пояснил Выргыргылеле, что на его теле следы боевых ранений, а фляга легкая - алюминиевая, трофейная. Женщины тем временем быстро избавились от одежды, не желая ее пачкать. "Покрасовались - и хватит", - мысленно ухмыльнулся Кирилл.
Еду раскладывали на дощатом настиле на кадушке. Кирилл был в курсе, что она называется ачульхин и используется также в качестве ночного горшка. От копальхена - мерзлого мясного рулета с мощными прослойками плесени - сильно пахло тухлятиной: туша моржа несколько месяцев "готовилась" в яме на уровне вечной мерзлоты. Кирилл пояснил, что есть такое не сможет - к копальхену нужно привыкать с детства. Отказался он и от другого лакомства - рырькарыля, переваренного мха с брусникой из желудка оленя.
Выргыргылеле, укоризненно покачав головой, все же оказал гостю высочайшую честь: размочил сухарь в чае, разжевал остатками зубов и сплюнул "лакомство" в ладонь Кириллу. Тот, собравшись с духом, одним движением закинул жижицу в рот, моментально проглотил и тут же запил водкой из фляжки. Мужчины сразу оживились. Кирилл налил спиртного в кружку хозяину и его сыновьям - понемногу. Предупредил, что больше - опасно. Заодно щедро раздал гостинцы из сумки: пачки с табаком мужчинам, зеркальца и яркие ленты женщинам, конфеты детям.
Гость превратился в еще более дорогого, и мужчины начали наперебой приглашать его невтумом. Однако от их жен Кирилл решительно отказался. При этом незаметно прислушивался к разговору Мэмыла с отцом. Усвоенного еще в Москве запаса слов хватило, чтобы понять: Мэмыл спрашивал про старшую жену. Выргыргылеле пояснял, что та в отсутствие мужа живет с его самым младшим братом Увры (Черным Оленем) в другой яранге.
И вскоре в сопровождении двадцатилетнего Увры появилась та, о которой шла речь - весьма привлекательная женщина лет сорока. Кирилл буквально остолбенел: старшая жена Мэмыла оказалась негритянкой! Так вот чьи были темнокожие дети... Женщина выглядела мягкой, доброй и домашней - напомнила чем-то Кириллу старшую сестру. Взгляды гостя и жены Мэмыла встретились - и в темных глазах чукчанки-негритянки Кирилл прочитал нескрываемый интерес.
Он опять обратился к фляжке, уже не призывая к умеренности. Посудина быстро опустела, а мужчины опьянели. У Аляпэнрына заплетался язык, и он кое-как переводил мужские разговоры. Кирилл уяснил, какой великий и знаменитый Выргыргылеле - охотник и оленевод. Старик при этом достал платок с изображением яранги в центре, многочисленными крестиками вокруг нее и одной пришитой пуговицей. Хвастался, хитро подмигивая гостю, что никто не сможет сосчитать, сколько копальхенов в ямах заложил он со своими старухами и невестками вокруг стойбища, порой даже сам забывает. Самый вкусный откопает Мэмыл, когда старик соберется к предкам. Но пока они не позвали, и Мэмыл не знает место тайника.
Увры просил отца показать красивые маленькие картинки с зелеными портретами, но Выргыргылеле отмахнулся от младшего сына тем же платком и спрятал его. Кирилл же охотно согласился стать невтумом Мэмыла. Но предупредил, что темнокожую красавицу Сонъылгын (Ягоду) на время заберет на геологическую базу. В яранге воцарились полное согласие и гармония, и Выргыргылеле повелел сыновьям собирать все стойбище на лекцию дорогого гостя...
День выдался не особо морозным, так что погода благоприятствовала выступлению. Кирилл напомнил собравшимся у яранги Выргыргылеле, что около двух недель назад Советский Союз отпраздновал тридцатую годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. Коротко рассказал о достижениях трех десятилетий советской власти и тяжелой войне - теперь приходится восстанавливать страну из руин...
Слушая перевод немного протрезвевшего на морозце Аляпэнрына, Кирилл понемногу запоминал новые для себя слова языка чукчей. При этом пристально наблюдал за толпой. Внимание привлекла интересная пара: представительный старик с посохом и молодой мужчина с умным взглядом. Похоже, старик плохо слышал, ибо спутник постоянно ему что-то объяснял. К их разговору подключился Увры. Потом старика отвел в сторону Выргыргылеле и что-то говорил, указывая на Кирилла. А у того возникло ощущение, что молодого собеседника старца с посохом он где-то видел, причем недавно.
После лекции Кирилл узнал от Увры, что старик - знаменитый шаман Рыркы (Морж). Он один на несколько стойбищ, а живет здесь, ибо давний друг Выргыргылеле. Это большая честь для селения. Молодой - Колякай. Совсем недавно его привезли молодые эскимосы - на вездеходе с большими нартами. Те искали родню, но ошиблись селением. Отправились дальше. Колякай остался, чтобы породниться со знаменитым Выргыргылеле. Подрядился год работать на старика, чтобы получить в жены его младшую дочь Валяну.
Кирилл тут же познакомился с Колякаем. Оказалось, что по-русски тот говорит заметно лучше Аляпэнрына. Молодой человек охотно принял предложение Кирилла переводить его следующие лекции. И тут офицер наконец вспомнил, где видел молодого чукчу - на фотографии!
- Если не ошибаюсь, вы писатель Кмоль Имрынов?
- Просто удивительно, что меня кто-то знает! - изумился Колякай.
- Читал в "Известиях" ваши заметки и очерки, - пояснил Кирилл, не вдаваясь в подробности. - Запомнил, ибо оригинально. Вы прирожденный юморист.
Колякай был явно польщен. Он рассказал, что учился в Ленинграде. Кмоль Имрынов -псевдоним. Престижную работу в столице оставил из творческих соображений. Вернулся в родные края, чтобы собрать материал для большого романа. Старики Выргыргылеле и Рыркы многое повидали на своем веку, каждый - подлинный кладезь мудрости...
- Про Америку что рассказывают? - как бы невзначай поинтересовался Кирилл.
- Красиво там у эскимосов, но скучно, - усмехнулся Колякай. - Выргыргылеле так рассуждает. Мол, стали они жить, как белые - в домах с электричеством. Природу чувствовать перестали. А многие из тех, кто моложе, эскимосам завидуют. Ждут, когда нам советская власть тоже настоящие дома построит. Я всем говорю: так и будет. Только подождать нужно, война же недавно закончилась. Сколько она разрушений принесла!
- Жаль, что маловато еще среди вашего народа таких просвещенных интеллигентных людей, - заметил Кирилл. - Очень рад нашему знакомству. С другой стороны, кулаков и батраков в СССР давно нет. Но вы поддерживаете старинные обычаи...
- Только чтобы не стать изгоем, - пояснил смущенный Колякай. - Понимаете, Кирилл, я совершал творческое путешествие из Анадыря от стойбища к стойбищу. И вдруг влюбился в Валяну - с первого взгляда. Для меня это теперь гораздо важнее, чем новая книга. И я согласен год отработать здесь, чтобы остаться в мире с ее семьей. Но в книгу в творческой переработке эта история тоже войдет - с оттенком укоризны, что ли... Увы, не сразу старое уступает место новому.
- И давно вы поселились здесь? - поинтересовался Кирилл.
- Недели две назад. Живу в яранге младших сыновей Выргыргылеле.
- Значит, Мэмыл был ранен до вашего приезда.
- Наверное... Никто про это даже не говорил. Только пограничники неделю назад непонятную суету устроили. А вас почему это интересует?
- Только потому, что меня попросили привезти его в родное стойбище.

*

Весь путь до геологической базы Аляпэнрын, которого окончательно разморило, спал в прицепе на лавке. Но его помощь не требовалась Кириллу для разговора с Сонъылгын.
- Вы еще не забыли родной язык? - спросил он у женщины по-английски. - Как давно вас похитили на Аляске?
- Не забыла за двадцать лет, - с некоторой запинкой ответила Сонъылгын. - Тем более Колякай недавно напомнил. Между прочим, я свободно говорю и по-французски. Мое настоящее имя София Смит. И не на Аляске меня пленили, а в Канаде. Выкван (Камень), мой первый муж, туда добрался... Поклялся отцу, что добудет в жены черную красавицу. Я тогда работала официанткой в придорожной таверне. Там и жила. Ночью Выкван ворвался в комнатушку, поднял меня с постели, заткнул рот и увел... Сначала на лыжах шли, потом ехали в собачьей упряжке. Возможно, вы не поверите, но потом я его даже полюбила. Отчаянный был и сильный мужчина! Очень горевала, когда кит хвостом баркас разбил - Выкван и еще трое охотников утонули.
- Я могу похлопотать - вас вернут на родину.
- Кирилл, наверное, уже поздно. Я ведь рано осиротела. На родине уже забыта и никому не нужна. А здесь мои дети.
- Думаю, можно в виде исключения добиться разрешения на ваш выезд с детьми. Хотя признаю, что это будет непросто...
- Канада им чужда, Кирилл... Они родились чукчами. И мне часто кажется, что прежняя жизнь - какой-то сон. Реальны только яранги, олени, море и невтумы...
- Нескромный вопрос, Соня... Вы Мэмыла любите?
- Привыкла...
- А почему он вам не подарил такое же платье, как Роптыне?
- Видимо, только одно было на обмен...
- А где менялись? Похоже, недавно?
- Около месяца назад. Выргыргылеле, Мэмыл и все остальные уезжали на несколько дней на баркасах. Вернулись с товарами, но ничего не рассказывали.
- А Колякай и Валяна действительно любят друг друга?
- Наверное... Конечно, мужчина быть сдержан в чувствах. Но Колякай все же приобщился к европейской цивилизации - это сразу заметно. Он намного тоньше и умнее любого в нашем стойбище. Только старик Выргыргылеле может с ним сравниться живостью ума. Вы сегодня рассказывали про войну. Так вот: Выргыргылеле - это почти маршал Жуков по сути. Вас он сразу зауважал. У Рыркы совета спрашивал - хотел что-то зеленое с вами обсудить и пограничников.
На базу приехали к концу дня. Начальник партии при виде Сонъылгын на некоторое время потерял дар речи. Потом сбивчиво сообщил Кириллу, что его радиограмма принята, к приему гостьи готовы: баня натоплена, врач ждет женщину.
На водные процедуры Сонъылгын потребовался не один час. Кирилл помогал доктору в очистке черных волос женщины от гнид. К удивлению медика, их оказалось немного. В остальном здоровье темнокожей чукчанки оказалось в полном порядке. Ее волосы посыпали новомодным эффективным средством - дустом - и завязали платком. Сонъылгын призналась Кириллу, что так и не научилась есть вшей - тайком их давит, чтобы никто не видел. И до сих пор не ослепла, что бы там не говорили соплеменники. От гнид она и дети помогают избавляться друг другу, но победить педикулез не в состоянии...
Потом Кирилл показал чукотской канадке, что такое русская баня - от души попарил женщину веником. И они вместе прыгали в темноте в сугроб и охлаждались снегом. На базе уже почти все спали, когда Кирилл и Сонъылгын скромно ужинали в столовой. Женщина хотела рассказать, как мучительно привыкала к копальхену и рырькарылю, но Кирилл остановил ее. С собой в командировку, кроме водки, он прихватил и бутылку вина - теперь она пришлась более чем кстати. Не забыл Кирилл и о деле: нужно было проверить новую версию. Зашифровал радиограмму с запросом о новостях из-за океана и велел передать в Москву.
Для ночлега начальник партии предоставил гостям свой кабинет. Там поставили два топчана. Пожелав Сонъылгын спокойной ночи, Кирилл мгновенно заснул. Однако через час-полтора проснулся: Сонъылгын плакала на топчане по соседству.
- Зачем вы согласились стать невтумом Мэмыла? - прошептала она. - Вы мной брезгуете?
- Вовсе нет! - пробормотал Кирилл. - Но у нас нет таких обычаев. Соня, я просто хотел дать вам немного отдохнуть от дикой жизни. И мое обещание в силе: я смогу вернуть вас с детьми в Канаду.
- Нет, мы останемся здесь, - тихо сказала Сонъылгын и всхлипнула. - Эх, Кирилл... Выкван похитил меня невинной девушкой. Мне тогда исполнилось восемнадцать. И вот уже двадцать лет я только с грубыми дикарями... Ой, что за чушь! Я действительно бесконечно благодарна вам за эти мгновения возвращения к цивилизации. Чего еще желать? Спите спокойно. Извините меня за глупость и слабость...
Но Кириллу уже не спалось. Он поднялся, встал на колени у топчана, обнял женщину и нежно поцеловал в губы.
- Сладкая ты моя, ягодка черничка! - прошептал Кирилл...

*

На геологической базе Кирилл и Сонъылгын задержались на три дня. Пограничники не смогли прислать вездеход за Аляпэнрыном, так что переводчика возвращали в родное село на тракторе геологов. Там машина неожиданно сломалась, и механик долго провозился с ремонтом. Однако времени Кирилл зря не терял. Он передал Сонъылгын учебники и тетради, полученные в Ленинграде. Худо-бедно объяснял женщине, как обучать детей - для начала хотя бы своих. А там, может, старик смягчится и разрешит учить остальных.
Но главными для них стали упоительные ночи любви. С некоторым смущением Сонъылгын призналась, что до сих пор не испытывала полноты страсти с мужчинами. Лишь нежность Кирилла подарила ей это волшебное чувство... А у того шла кругом голова от полярного романа. И суровый офицер МГБ совсем растерялся, не зная, как быть дальше...
Однако грустные думы не мешали размышлениям по делу. Из Москвы на шифровку пришел весьма любопытный ответ. Желтая американская пресса недавно сообщила, что беглый гангстерский "казначей" обнаружен застреленным в окрестностях Уэйлса. Смерть наступила примерно месяц назад. Однако о судьбе исчезнувших миллионов долларов по-прежнему ничего не было известно.
По пути в стойбище Сонъылгын расплакалась на груди Кирилла, и он долго утешал женщину горячими поцелуями. Их объятиям помешал сигнал рации. Быстро расшифровав сообщение с помощью блокнота, Кирилл даже присвистнул от изумления.
- Увы, моя миссия в вашем краю закончена, - со вздохом поведал он Сонъылгын. - Меня отзывают в Москву. Довезу вас до дома, попрощаюсь со всеми - и назад.
И прямо в прицепе они со страстью еще раз познали друг друга - на прощание...
Весьма резким получился переход от любви к смерти: они приехали прямо на похороны Выргыргылеле. Собаки тянули нарты, к которым ремнем было крепко привязано тело старика с посиневшим лицом. Покойный был одет в нарядное, а рядом лежали винчестер, чашка, кружка, бусы, зеркало и нераспечатанная пачка табака - недавний подарок гостя. Кириллу и Сонъылгын оставалось только присоединиться к процессии и проводить уважаемого старца в последний путь. На душе офицера стало совсем тоскливо. Он вновь остался один - Сонъылгын присоединилась к другим женщинам. Важного свидетеля Выргыргылеле внезапно не стало - весьма некстати... Хотя какое теперь это имеет значение? В МГБ почему-то решили прекратить расследование.
Шагая за нартами и внимательно рассматривая покойного, Кирилл вдруг буквально остолбенел. От толчков воротник чуть сместился, и стала немного видна синяя борозда на шее трупа. Выходит, старика задушили? Но как такое могло случиться?
Вскоре процессия достигла кладбища предков неподалеку от побережья. Пока Мэмыл с братьями выкапывали яму, Кирилл в одиночестве бродил неподалеку. Чуть пройдя в сторону моря, он обнаружил четыре свежие колеи в снегу: совсем недавно здесь прошел вездеход с санным прицепом. И колеса были заметно шире, чем у машины пограничников. Может, это приезжали убийцы?
Разыскав в толпе Колякая, Кирилл поинтересовался, не видел ли тот недавно вездеход.
- Нет, Кирилл. И не слышал, Спал, наверное.
Но вот могилу подготовили, и старик Выргыргылеле нашел в ней вечный покой. Ремень разрезали на куски и раздали их участникам похорон. Мэмыл устроился в нартах-катафалке и повез вещи покойного обратно в стойбище.
- Раньше собак убивали и тоже закапывали вместе с покойным, нартами и его вещами. Теперь нет. Традиции все-таки меняются, - пояснил Кириллу Колякай на обратном пути.
Затем он перевел Мэмылу прямой вопрос Кирилла: не знает ли тот, кто задушил его отца. Мэмыл преспокойно рассказал, что Выргыргылеле вчера был у шамана. Тот сообщил, что предки зовут Выргыргылеле к себе - настало его время. Вечером в яранге состоялось большое пиршество. Говорили о славных деяниях уходящего. Затем старик накинул на шею петлю из того самого ремня. Родственники и гости все вместе тянули за разные концы, пока Выргыргылеле не отправился в мир предков. Головешками стучали всех по спине, чтобы в ярангу при этом не проникли злые духи.
Ошеломленный Кирилл промолчал. Фактически в яранге произошло групповое ритуальное убийство. Однако эти люди ничего не поймут, если их привлекут к ответственности по закону... Черт бы побрал дикие традиции! Еще не одно десятилетие потребуется, чтобы выжечь их каленым железом. Странно, что "знаток" воли духов почему-то не пришел на похороны.
Колякай слышал, что шаман заболел, так что остался в своей яранге. Разузнав, где живет Рыркы, Кирилл решительно направился к старику. Пылая от негодования, намеревался высказать тому в лицо все, что думает о диких суевериях. Однако разговаривать было уже не с кем. В яранге пахло спиртным, а старый Рыркы без движений лежал на постели из оленьей шкуры. Рядом на закрытом ачульхине - кружка, почти пустая бутылка виски и немного копальхена. Увы, заокеанское зелье не пошло впрок: несчастный шаман захлебнулся рвотой во сне...
Озадаченный Кирилл почесал в затылке и тщательно осмотрел бутылку. Дата производства - 30 октября, позже столкновения под Уэйлсом. Бутылка не могла быть трофейной, она появилась в стойбище совсем недавно. Чертовски важная улика! Теперь уже не нужно устанавливать личности бойцов отряда, напавшего на Аляску. Но, похоже, бутылка виски сулит не менее важное открытие, связанное с пограничным инцидентом. И, кажется, не ему одному. Кто же быстрее решит задачу: он, опытный офицер МГБ, или таинственный противник? Скрывается ли тот за пределами стойбища или живет здесь, прикидываясь простачком? Думай, Кирилл, думай! Вспоминай каждое слово, каждый жест, каждую встречу... Нельзя терять ни секунды!
И вот Кирилл снова в знакомой яранге. Теперь там хозяин - Мэмыл. Распрямился, приосанился, стал выглядеть гораздо увереннее. И они с Кириллом невтумы - братья по жене. Она - переводчик. Кирилл поинтересовался насчет тайника с самым вкусным копальхеном - Выргыргылеле собирался показать его Мэмылу, когда будет уходить к предкам. Оказалось, старик передумал. Сказал, не нужно доставать тот копальхен. Может плохо получиться. Пусть лучше останется в земле. Так Рыркы объяснил. Ох уж этот шаман!
Шум вездехода Мэмыл слышал позавчера вечером, но саму машину не видел. У селения она не останавливалась. Судя по звуку, двигалась к северу. Тут в разговор вступила и Сонъылгын. Она успела узнать от детей, что те вездеход видели. Он тянул за собой нарты с бочками и остановился за холмом в километре с лишним от селения. Костер отбрасывал отблески на снег. Десятка два подростков и юношей бегали туда, в том числе Увры.
Кирилл тут же попросил Мэмыла послать за младшим братом. Увры рассказал, что в вездеходе были трое молодых эскимосов. Это они две с лишним недели назад искали родню и подвезли Колякая. Теперь из гостей возвращались на Аляску. Ничем меняться не захотели. Однако ни вчера, ни сегодня не уехали. Переезжают от сопки к сопке - и все.
И тут Кирилл заговорил жестко и требовательно, иногда вставляя в английскую речь слова и фразы на языке чукчей:
- Слушайте внимательно, Мэмыл и Увры! Меня вам не перехитрить. Я читаю в ваших умах и сердцах. Я знаю, что вы месяц назад воевали на Аляске. И возглавлял отряд сам Выргыргылеле. И вы случайно втянулись в очень опасное дело. Вы оба знаете, что спрятал Выргыргылеле вместе с самым вкусным копальхеном. Ты, Увры, назвал это картинками с зелеными портретами. За ними охотятся плохие люди. Они обманули шамана и заставили его раньше времени отправить Выргыргылеле к предкам. А все потому, что Выргыргылеле хотел открыть тайну клада мне, и многие слышали его речь об этом. Чтобы больше никого не убили, нужно срочно разыскать тайник. Где платок Выргыргылеле?
На поиски ушло с полчаса, и Мэмыл обнаружил платок у матери - тот самый, который ненароком показал на днях старик, хвастаясь копальхенами. Все крестики на платке остались на месте, но пуговицу старик успел оторвать. Сонъылгын тем не менее разглядела следы иголки и точно указала место - Кирилл его пометил. Мэмыл вывел все семейство из яранги и при свете факелов чукчи начали искать копальхены, отмеченные на платке-схеме. Необходимо было определить, где стороны горизонта на этой своеобразной карте и каков ее масштаб. Работали под руководством Кирилла, и после нескольких попыток все встало на места. По обнаруженным четырем ямам удалось точно сориентироваться на местности.
И вот Кирилл указал место самого вкусного копальхена, некогда отмеченное пуговицей. Оттуда извлекли тушу, а под ней обнаружился чемодан. Когда его открыли, там оказалось огромное количество тех самых "зеленых картинки" - американских долларов.
- Это очень грязные деньги, - пояснил Кирилл. - Кто застрелил человека с чемоданом? Выргыргылеле?
- Я, - признался Мымыл. - Он хотел убить отца, но я выстрелил раньше. Он все же успел ответить и попал мне в плечо. Но моя следующая пуля уложила его...
- Это деньги бандитов и убийц, - продолжил Кирилл. - Однако советская власть все же найдет им правильное применение. А вам всем за добровольную выдачу клада советской властью будет дано прощение...
Он не успел договорить. Из темноты внезапно выступили трое с карабинами и наставили оружие на Кирилла и чукчей.
- Чемодан! - послышалась резкая команда. - Тогда вы останетесь в живых!
С тяжелым вздохом Кирилл защелкнул замки и протянул находку нападавшим. Вот только они не заметили, что, прикрываясь чемоданом, противник извлек пистолет из кармана... Молниеносный выпад руки - и три выстрела грянули почти одновременно. Все трое эскимосов рухнули на снег.
- Немцев бы так подстрелить не получилось, - прокомментировал Кирилл. - Те были умелые солдаты. А эти - дешевка...

*

На следующий день в стойбище приехали вызванные по рации пограничники и приняли под охрану ценный груз. Кирилл тепло прощался со стойбищем. Сонъылгын не выдержала, расплакалась и под смех и презрительные взгляды женщин убежала в ярангу. А Кирилл отозвал Колякая для разговора с глазу на глаз:
- К сожалению, я ничего не могу доказать. Но мне известно о ваших неблаговидных делах, Колякай! Еще в "Известиях" я насторожился: там хоть и испугались, но не очень удивились, когда по душу Кмоля Имрынова пришел офицер МГБ. Очевидно, вы позволили себе не очень осторожные антисоветские высказывания. Вернувшись на родину, вы, вероятно, искали способ перебраться в США. Технически это несложно, но вы умный человек - кому там нужен еще один северный житель? И тут благоприятный случай: искать пропавшие доллары приехали эскимосы, присланные гангстерами. Разумеется, информация об экспедиции многочисленного отряда на Аляску не могла остаться тайной. Каким-то образом, вероятно, подкупом или спиртным, эскимосы выведали у чукчей, что заветный чемодан, скорее всего, у Выргыргылеле, командира экспедиционного отряда. Не случайно старика сравнивали с маршалом. Почти наверняка вы помогали заокеанской троице собирать эти сведения. Творческая командировка, а потом мнимая любовь к Валяне были вашей легендой. Вы надеялись отыскать чемодан с долларами и получить свою долю. Весьма некстати появился я, и старик проговорился, что хочет насчет долларов посоветоваться со мной. Тогда вы подпоили шамана и подсказали тому, что Выргыргылеле пора в мир предков... Рассчитывали потом выведать тайну через Мэмыла. Весьма удачно для вас и шаман погиб - возможно, вы на это и рассчитывали, передав ему целую бутылку виски. От нее за версту тянет свежим заокеанским происхождением. Получить ее вы могли только у эскимосов, которых якобы не видели. Но вездеход слышали и видели все без исключения в стойбище. Только вы решили солгать - и этим, можно сказать, себя выдали. Увидев семейство Мэмыла за поисками, вы тут же в темноте оповестили эскимосов. Откуда бы они иначе узнали, что чемодан вот-вот найдут? Сами вы остались в тени. Виртуозная работа! Мне вам нечего предъявить, кроме глубокого презрения. Как жаль, что свои незаурядные способности вы обратили на злое дело... Прощайте, Кмоль Имрынов! С Мэмылом вы уже не породнитесь, хотя вряд ля вам действительно этого хотелось. Репутация ваша в народе безнадежно испорчена. На большую землю дорога вам теперь закрыта - об этом уже я позабочусь.
Колякай ничего не ответил, но лицо его перекосилось от бешенства. Он резко развернулся и зашагал прочь.

*

Через несколько дней в Москве капитан Кирилл Морозов докладывал о своей миссии генерал-майору Абакумову. От него узнал, что расследование прекращено по указанию самого товарища Сталина после консультаций вождя с МИДом. За океаном тоже решили не раздувать конфликт на Аляске - и без того хватало противоречий между сверхдержавами. Зато на обустройство восточной границы теперь будут выделены очень серьезные средства - примерно через год и она будет на замке.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Тумас "Синхронизатор душ"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Каг "Академия Тайн. Охота на куратора"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"