Николаев Владимир Сергеевич: другие произведения.

Для себя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    http://maxima-library.org/new-books-2/b/447327

Не герой. Том 1 (СИ)

 []

Annotation

     После смерти я попал в другой мир… Ага, типичное РПГ-фэнтези с магией и прокачкой. Обещали, что я даже могу стать Владыкой тьмы, и вручили личную рабыню-демонессу в виде миленькой эльфийки, но… все пошло не так с самого начала, и мой путь к трону главного злодея превратился в повседневную рутину. А потом я женился… на троих сразу! Что ж, и вот тут начинается, кажется, самое интересное, что больше напоминает не приключение, а бред…Содержит нецензурную брань.


Леонид Антонов НЕ ГЕРОЙ

Пролог

     — Итак, Федор Иванов, должен сообщить тебе прискорбную весть — ты умер, или вернее сказать, покончил с собой, — сообщил мне высокий мужик-блондин, в белоснежной мантии, вошедший в комнату, где все тоже было белое. Стены, потолок, пол… Мужик уселся за стол, за которым уже сидел я, и скрестив пальцы, посмотрел на меня так, словно миллионом одарил. — И что мне теперь с тобой делать, а?
     — Делайте что хотите, мне плевать. Это был мой выбор.
     Да уж, нелегко мне далось такое решение… В общем, я сбросился с моста, когда решил, что уже ничего не изменишь. Дело было летом, и мост был не очень высоким, но я не умел плавать, и потому просто утонул. Я даже помню, как вода заливалась мне в рот… Ну а саму смерть я не помню, что наверно, хорошо.
     Почему я вообще решил покончить с собой? Злокачественная, мать ее, опухоль! Я мог бы рискнуть, и согласиться на операцию, но… ради чего? И ради кого? Папаши, который, когда я рассказал ему о своей болезни, лишь хмыкнул и сказал «Делай что хочешь, ты уже взрослый»? Или мачехи, для которой я — пустое место? Может быть, можно было жить, ради своего братца, который все же родня по отцу, и который единственный, кто переживал за меня, когда я рассказал ему? Не, нафиг! У него есть мать, вот пускай она ради него и живет, а я же… выбрал тот путь, который привел меня к быстрой смерти. Ну, быстрее, чем если бы я умирал в больнице, с опухолью или без нее…
     — Я, конечно, не одобряю этого, но чтобы тебя утешить, скажу, что ты все равно бы умер, — вырвал меня из воспоминаний мужик.
     — Значит, операция мне не смогла бы помочь?
     — Нет-нет, тебя бы сбила машина, и ты скончался бы в больнице, с сильнейшими травмами. Это произошло бы через два дня, если бы ты не спрыгнул с моста.
     Я даже не знал что ответить. Да уж, видимо моя судьба была решена еще до того, как я решил покончить с собой. Эх, если бы я знал, то я бы не поволокся посреди ночи на мост, целых полтора часа трясясь на автобусе до реки, едва сдерживая слезы. Ведь каким-бы мужиком ты ни был, а кончать с собой — страшно, особенно понимая, что о тебе даже не вспомнят, пока не найдут труп…
     — Ладно, парень, не расстраивайся. Хотя, если бы ты подождал, то смог бы попасть в рай, где тебе выделили бы комнату, и ты мог бы делать что хочешь. Но раз ты суицидник… тебе придется восстановить свою душу, переродившись в специальном мире, и совершить что-то великое. Ну, или умереть достойно!
     — Что за мир?
     — Да так, один мир, который можно назвать фэнтезийным, ролевым, или черт знает, как он у геймеров называется, — улыбнулся мужик. — Вот там точно можно совершить кучу великих дел, дожить до старости, и спокойно умереть. Можно даже стать героем, ведь в том мире, есть даже свой Владыка тьмы!
     — Хм… звучит неплохо! А магия там есть? — спросил я, в приподнятом настроении.
     — Есть, конечно! А еще там есть прокачка, гильдии, ну и всякая игровая муть!
     — Здорово, однако… что насчет моей болезни? Она перейдет со мной?
     — Нет. Но ты будешь помнить прошлую жизнь, как и большинство других, которых ты наверняка встретишь! Но так даже лучше верно? И местный язык ты тоже будешь знать…
     — Ну, тогда… Я готов! — улыбнулся я, но недолго длилась моя радость. Стоило мне сказать «готов», как из ниоткуда, слева от мужика, появились двое: еще один мужик, теперь брюнет, в таком же белом костюме, и рыжеволосая девушка, в тонком зеленом платье, которая держала голову опущенной. Но я все равно увидел, что она была красивая и… у нее были эльфийские длинные ушки.
     — Послушай, Федор… кажется, произошла некоторая ошибка, — произнес первый мужик, после того, как второй что-то прошептал ему на ухо.
     — Куда же без этого! — вздохнул я. — И что за ошибка?
     — Не переживай, ничего страшного, однако тебе не суждено стать героем. Ты, конечно, отправишься в тот мир, но как следующий Владыка тьмы! Придется, сначала убить нынешнего, прокачаться и т. д. и т. п., но… доброй славы, тебе никогда не получить. Да и друзей ты вряд ли обретешь… Хотя, тебе, как следующему Владыке, положен личный демон-раб…
     — Ну, может это даже к лучшему, — вздохнул я, поглядев на эльфийку. — Ведь если я стану Владыкой, меня ждут власть и куча рабынь, верно?
     — Этого еще нужно достичь, а так, если не умрешь, то да, — первый мужик подтолкнул рукой эльфийку, которая медленно подошла ко мне. — В общем, твоя демонесса — выбрана по твоему вкусу, заметь — Лифхель. Это не ее настоящее имя, но тебе какая разница, ведь она будет в облике эльфийки, верно?
     — Ты готов? — спросил второй мужик, подходя ко мне, и положив одну руку мне на плечо, другую на плечо Лифхель. Вот ее, он почему-то не спросил, готова она или нет.
     — Готов, — кивнул я, и в следующее мгновение, меня ослепил яркий белый свет. Все вокруг исчезло, если не считать эльфийки, которая испуганно озиралась, а через мгновение… мы стояли на берегу реки.

Глава 1. Неудачи по прибытию

     От реки, где мы очутились, до города было не очень далеко. Можно даже сказать, что река протекала вдоль высокой каменной стены, окружавшей город. А на стенах, вооружённые, кажется, арбалетами, туда сюда сновали стражники, высматривая угрозу, которая могла бы грозить городу. Интересно, а в этом мире вообще знают, что я, по идее, должен стать Владыкой тьмы? Если так, то может лучше сразу развернуться, и пойти в какие-нибудь разбойники? Но как тогда качаться?
     — Скажи-ка… Лифхель, как тут происходит прокачка? — спросил я идущую чуть позади, эльфийку. Ее голова по-прежнему была опущена к земле, и она даже старалась не смотреть на меня. Ну, ясное дело, если тебя, демонессу, привяжут как рабыню к какому-то человеку! Мне бы тоже было неприятно!
     — В этом мире, чтобы качаться, нужно вступить в Гильдию, где ты получаешь боевой класс, и начинаешь прокачиваться, убивая врагов. Можно, конечно, обучаться и без прокачки, но это будет намного дольше. Ну и еще не каждый совместим с магическим артефактом, который определяет твой класс…
     — Понятно. Значит, мне по-любому придется вступать в Гильдию. А она в каждом городе есть?
     — Да, хозяин. Но зарегистрироваться можно не в каждом. В этом — Лифхель пальцем показала на ворота города, к которым мы подходили — точно можно. Я получила некоторую информацию, перед тем, как меня привязали к вам.
     — Ну и славненько!
     Когда мы подходили к городским воротам, я сильно нервничал, думая, что сейчас, меня или эльфийку остановит какой-нибудь магический барьер, или стражник, который попросит документы. Но ничего этого не случилось, и мы просто вошли в город, где моя неуверенность продолжила давать о себе знать, из-за одежды, что была на мне. Я по-прежнему был в джинсах, серых кроссовках и красной футболке с надписью «RUSSIA», и боялся, что буду слишком сильно привлекать внимание. Но уже пройдя дальше в город, я увидел и других, которые ходили в джинсах и футболках, хотя на них не было никаких надписей. Интересно, а в этом мире вообще знают о попаданцах? Спросив это у Лифхель, я получил однозначный ответ — «Нет»… Значит, надо будет помалкивать о своей смерти, и придумать легенду. Что-то вроде того, что я пришел из дальних земель, решив стать героем… только вот из каких?
     — Слушай, Лиф… не против, что я тебя буду так звать?
     — Как пожелаете, хозяин, — склонив голову, в каком-то легком поклоне, ответила Лиф, а ее щеки покраснели.
     — Кхм… так, ладно, о чем это я… — я загляделся ее красотой, и совсем забыл, что хотел спросить. — Ах, да! Я вот о чем спросить хотел — нам же нужна легенда, откуда мы прибыли, верно? Знаешь какой-нибудь далекий город?
     — На востоке, есть остров Ийтмул — остров дикарей, которые очень редко покидают остров. Можно говорить, что вы оттуда. А если спросят про город, то Тумул.
     — Ладно, буду дикарем. А ты будешь… скажем…
     — Я из леса Вильв, что стоит на юге, и откуда родом большая часть эльфов.
     На том, похоже, и порешили. Пока мы думали о нашей легенде, мы прошли через оживленный торговый квартал, в котором помимо множества лавок, стояло еще и куча торговых лотков, хозяева которых, кричали так, что у меня аж заболела голова. Один бородач в фартуке, который торговал рыбой, докопался до нас с Лиф, что я едва не удержался, чтобы не врезать ему по роже. Однако он отстал, когда какой-то паренек, пока бородач был занят нами, схватил с лотка большую рыбину, и убежал в переулок, отчего бородач выругавшись, отстал от нас, и пошел звать стражу. Мы с эльфийкой, к тому времени, успели убежать из квартала, посмеиваясь над бородачом.
     И вот, пройдя еще несколько домов, перед нами возникло здание Гильдии — серое каменное здание, без каких-либо изысков, и догадаться о том, что это Гильдия, можно было лишь по небольшой табличке, висевшей слева от двери.
     Внутри тоже было не очень примечательно — кругом стояли диваны, столы и стулья, висели флаги с изображением человека с крыльями (ангел?). В конце большого главного холла находилась стойка регистрации, за которой, со скучающим видом стояла пышногрудая девица, и читала какую-то книжку.
     — Прости, красавица, могу я узнать, сколько стоит зарегистрироваться в Гильдии? — я улыбнулся, чуть-чуть показав свои белые зубы. Я редко улыбался так, но когда так делал, то все девчонки вокруг просто сходили с ума. Приходилось, из-за этого, пристально следить за зубами, не курить и не употреблять много спиртного, но это того стоило. Хотя, как мне кажется, улыбка была моей особой способностью, которой я даже дал название «Обворожительная улыбка». Да, не особо оригинально, но это по крайней мере работало…
     Вот и сейчас, работница, подняв на меня взгляд, мило покраснела, и закрыла книгу, улыбнувшись. Я заметил, что Лифхель бросила на меня странный взгляд.
     — Регистрация — бесплатно. Но вам нужно заполнить анкету, и получить класс, — девушка достала из-под стойки бланк, и положила передо мной.
     — А… эм… я бы тоже хотела… — пропищала Лифхель, и девушка вздохнув, достала бланк и для нее. Но с каким-то недовольным и нетерпеливым видом.
     Взяв перо, и обмакнув его в чернила, я с трудом заполнил анкету, в которой была чистая банальщина, вроде имени, расы, возраста и подписи. Могу добавить, что писал я на каком-то другом языке, а не на русском, но однако, все написанное я понимал, причем очень странно, словно голос в голове переводил, и указывал, какой символ писать, означающий ту, или иную букву.
     — Прошу вас, Федор и Лифхель, пройдите в ту комнату, — девушка указала на дверь слева от регистрационной стойки, на которой была повешена табличка «Менеджер».
     В комнате нас ждал старик, в синей мантии и колпаке, напоминающий типичного мага. Первым он решил выдать класс мне, и заставил лечь на кушетку, после чего, мое тело ярко засветилось, а тем временем, амулет, висевший на стене перед моими глазами, мигал разными цветами, пока вдруг не погас.
     — Это… странно, — пробормотал мужик, сняв амулет, и протянув его мне. — Судя по магической энергии, ваш класс — «хардкорщик»…
     — В этом ничего хорошего нету, я правильно понимаю?
     — Да… совсем ничего хорошего. Вы не сможете качаться, и получать навыки. Даже ваши характеристики не отображаются… В общем, в вас нет ничего для того, чтобы стать нормальным искателем приключений!
     Мне казалось, что его слова доносятся откуда-то издалека… Я не могу стать искателем приключений, серьезно?! Но… но как же слова того мужика о том, что по судьбе мне уготовано стать Владыкой тьмы? Как же моя власть и рабыни?!
     — Может произошла какая-нибудь ошибка? — ошарашенно спросил я. — Что, если этот амулет сломан? Или еще что?
     — Ошибки быть не может, уверяю вас. Давайте проверим вас еще раз, и убедимся.
     Но вторая проверка моих способностей не дала результата, даже несмотря на то, что был использован другой амулет. Честно, мне даже захотелось разораться, и начать проклинать тех, кто готовил мне судьбу главного злодея этого мира!
     Но вместо этого, я просто вышел из кабинета, и бросив амулет на регистрационную стойку, чтобы девушка смогла дальше оформить меня, уселся за стол, и закрыл лицо рукой. Черт, что может быть хуже, как получить самый тупой класс, с которым в принципе не станешь искателем приключений?
     Как оказалось, кое-что могло быть хуже…
     Через несколько минут, из кабинета выскочила Лиф, и подбежала ко мне, с радостным и раскрасневшимся лицом.
     — Хозяин! Я… я… у меня самый сильный магический класс! «Высший архимаг», представляете! — громко произнесла она, отчего все, кто был в холле Гильдии, обернулись к нам.
     — Поздравляю, — буркнул я, и положил голову на стол. Я даже не хотел смотреть, как к ней подошли остальные искатели приключений, и начали поздравлять ее, и говорить, что ее ожидают великие дела, и возможно, она даже станет той, кто убьет Владыку тьмы.
     — Друг, ты ведь тоже новенький! Какой у тебя класс? — спросил меня парень с растрепанными волосами и в очках, похлопав по спине. Я поднял на него глаза, полные слез, и тихо прошептал «хардкорщик», но меня, услышали все. В Гильдии повисла тишина, и кто-то прокашляв, посочувствовал мне, и посоветовал идти в стражу, если я хочу научиться сражаться. Или в политику, где я смогу разбогатеть, если выучусь в каком-то Глабровском Институте, что находится на востоке. Да пошли они все!
     — Хозяин, не переживайте, — дотронулась до моей руки Лифхель. — Я буду защищать вас, и выполнять задания за…
     — Заткнись! Заткнись! — закричал я. Для меня, слова эльфийки были последней каплей. — И прекрати называть меня хозяином! Бесит!
     С этими словами, я вышел из Гильдии, и в довольно короткое время, сумел дойти до городских ворот, и покинуть город. Уйдя к реке, где и появился в этом мире, я сел на траву, и поджав ноги к груди, уткнулся лицом в колени. Моим приключениям, кажется, настал конец, хотя они даже не успели начаться… Ладно, по крайней мере, думал я, теперь у меня нет никаких болезней, так что, можно было найти более спокойную работу, и жить себе преспокойно, завести жену, детей… Но мне все это не было нужно даже в родном мире!
     У реки я просидел до самого вечера. Когда солнце уже наполовину скрылось за горизонтом, кто-то нежно дотронулся до моего плеча, отчего я вздрогнул. Обернувшись, я увидел Лиф, на шее которой, был надет амулет синего цвета, немного светившийся. В руках она держала, судя по всему, мой амулет, который был белым и не светился, и какую-то книжечку, напоминающую паспорт.
     — Хозяин… теперь мы искатели приключений. Возьмите ваше удостоверение и амулет, прошу вас.
     — Зачем? Что я буду делать, когда мы пойдем на задания? Стоять в стороне и мешаться тебе? — усмехнулся я. — Я лучше пойду, найду нормальную работу, а ты иди, получай славу, зарабатывай золото… глядишь, еще и сама станешь Владыкой тьмы!
     — П… прекратите, хозяин! — Лифхель вдруг взяла, и силой надела мне амулет на шею. — Это вам, вам, а не кому-либо еще, суждено стать Владыкой! Пускай, вы и не сможете качаться, но ведь у вас есть и другие качества, которые могут помочь!
     — И какие?
     — Ну… я думаю, что…
     Я вздохнул, и поднявшись с травы, отряхнул штаны, и поглядел на эльфийку. Да уж, милашка что надо, как не крути! И если так подумать, то вот, одна рабыня у меня уже есть, так что возможно, моя судьба частично свершится. Если уже не свершилась…
     Хмыкнув, я выхватил из руки Лиф удостоверение того, что я являюсь искателем приключений, и убрав его в карман джинс, потрепал эльфийку по волосам.
     — Прости, что накричал на тебя! Это была лишь временная слабость, и я постараюсь, чтобы такого не повторилось. Если уж ты, верховный архимаг, считаешь, что я могу стать Владыкой тьмы, то… — я пафосно обернулся лицом к закату, и сжал правый кулак. — Захватим этот мир вместе, и убьем каждого, кто встанет на нашем пути!
     Однако, сказать это было легче, чем начать действовать. Ведь когда мы решили вернуться в город, нас просто не пустили из-за того, что после заката, по законам королевства, ворота должны быть закрыты до рассвета. И нам ничего не оставалось, кроме как вернуться к реке, где эльфийка показала магию, разожгла костер, возле которого, мы и провели ночь. Почти не спавши, и оба голодные, мы с трудом досидели до утра, и когда ворота открылись, бросились бегом в ближайшую таверну, но…
     … денег у нас не было!
     — Неудачи словно преследуют меня, блин, — проворчал я, когда мы вошли в Гильдию, и подошли к доске заданий. Видимо, за вчерашний вечер, слух о том, что в городе объявились два новичка — слабак и могучая эльфийка — успел распространиться, так как с нас, искатели приключений не сводили глаз. Как и стражник, что стоял у стойки, и следил за мной… подозрительно как-то, нет?
     Но все раскрылось, когда он, наконец, подошел ко мне.
     — Эй, я так понимаю, это ты ийтмуловец, что вчера зарегистрировался в Гильдии? — я кивнул, уже сразу готовясь к чему-нибудь плохому. — А это, я так понимаю, твоя рабыня?
     — Вроде как. А что, это незаконно?
     — Пф, вот теперь я точно убеждаюсь, что ты ийтмуловец, — хмыкнул стражник. — Приперся в наше королевство, даже не изучив наших законов! Короче, ты со своей рабыней, постарайтесь не устраивать ничего неприличного на улицах, ясно? У нас хоть и уважают законы других королевств, даже Ийтмула, но за сношения на публике, мои товарищи тебя сразу упекут за решетку!
     Стражник похлопал меня по плечу (у них тут принято так, что ли?) а я повернулся к Лифхель, которая стояла с раскрасневшемся лицом, и едва сдерживала смех, зажимая рот рукой.
     — Слушай, а теперь расскажи-ка мне поподробнее, про этот Ийтмул, — сквозь зубы прошипел я. — Что это за королевство такое? И почему ты сразу мне не рассказала об этом?
     — Простите, хозяин, я забыла… — Лиф несколько раз глубоко вздохнула и выдохнула, и ее наконец, попустило. — Остров-королевство Ийтмул, считается родиной дикарей. С давних времен, когда там было множество племен, воевавших друг с другом, ради женщин и скота, у них было принято заниматься… любовью, у всех на виду, чтобы показать свою мужскую силу. С тех пор ничего не изменилось, хоть племен больше и нет, и ими правит король…
     У меня не было слов. Развернувшись, я ударился головой об доску заданий, надеясь, что этот дурацкий кошмар, наконец, закончится. Но ничего не изменилось, кроме боли во лбу, и этот чертов мир, остался на месте. Как и Лифхель, которая молча смотрела на меня, хлопая ресницами… Интересно, сколько еще раз мне придется пожалеть о том, что я покончил с собой? И сколько еще унижений мне придется терпеть?
     — Хозяин… если вам станет легче, накажите меня… — прошептала Лиф.
     — Знаешь что? Ты… — я мысленно обматерил ее, и улыбнулся. — Давай уже выберем задание, и заработаем денег на еду. А насчет моей легенды… я постараюсь вести себя прилично, и не делать ничего непотребного на улице.
     Лифхель не выдержала и засмеялась. Пока она приходила в себя, и вытирала выступившие на глаза слезы, я нашел одно задание, за которое платили триста серебряных. Не знаю, много ли это денег, но судя по тому, что это задание — просьба собрать корзину пещерных грибов, в которой обитают какие-то кумрусы, то не стоит рассчитывать на баснословные богатства. Да и мне, как искателю приключений, который не может прокачивать свой уровень и получать навыки — эти задания самое то. Конечно, можно было бы взять задание посложнее, вроде зачистки кладбища от нежити, и положиться на Лиф, но это бы опустило мою самооценку еще ниже.
     — Неплохой выбор, хозяин, — сказала Лиф, когда я показал ей плакат с заданием. — Я могу сходить узнать, где эта пещера, если вы не против?
     — Ага, иди. Только прошу, не говори ничего лишнего!
     — Хорошо, хозяин! — Лифхель улыбнулась, и взяв плакат, убежала к регистрационной стойке, где вместо вчерашней девушки, стоял молодой парень. В ожидании Лифхель, я сел на диван, и прикрыл глаза. Хотелось спать, есть, и просто запереться в какой-нибудь комнате, где можно было бы отдохнуть от лишних глаз, и шепотов. Но сейчас было не до этого.
     Подбежала Лифхель, и радостно сообщила, что до пещеры с кумрусами идти всего час, и что нам даже одолжили корзинку. Причем одолжили для Лифхель, как она мне сказала, потому что тому парню у стойки, стало жаль ее, ведь она рабыня без прав. А в этом королевстве, в чужие законы не вмешиваются, так что ее никто не сможет освободить.
     В общем, крайним опять был я, ага… Хотя мне было интересно, чем же именно она связана со мной, если на ней нет ни ошейника, ни цепей, ни даже клейма. Да и какое может быть клеймо, если я сам, всего лишь простолюдин…

Глава 2. Дикарь, Хвостик и жрец

     Кумрус медленно полз в нашу сторону, иногда останавливаясь, чтобы выпустить из спор на спине, вонючий газ, пахнущий тухлыми яйцами, вперемешку с дерьмом. Газ был не ядовит, но если ты его нюхнешь, то блевать предстоит долго.
     Когда я впервые увидел этих существ, похожих на метровых тараканов, с паучьими лапами, и со спорами на спинах, мне не повезло вдохнуть этот газ, что они испускали, и слава богу, что тогда я был голоден, ведь меня рвало до самого вечера, одной желчью. Лифхель тогда повезло, ведь она шла позади меня, так что успела зажать нос, чтобы не надышаться этой дрянью. Хорошо, что когда дышишь ртом, этот газ не вредит тебе, ведь вся его проблема была лишь в запахе, а то не знаю, как бы мы смогли набрать корзину пещерных грибов, и заработать первые деньги, на которые смогли снять комнату в гостинице, и нормально поужинать. Точнее, ужинала тогда эльфийка, а мне пришлось терпеть до утра, так как мой желудок сильно болел.
     Но с тех пор, дела наши, все же пошли куда лучше, чем изначально. Заданий, на собирание грибов и лечебных трав, было просто немерено, так как город был большой, и жителей тоже было немало, а раз много жителей, то и болезней здесь было много. Ломка в костях у стариков-фермеров, простуда у тех, кто перегрелся на солнце или попал под дождь, искатели приключений, которые сильно закупались целебными зельями, в которых главным ингредиентом и были эти пещерные грибы, которые назывались грумусами… В общем, проблем с деньгами у нас больше не было. По крайней мере, на комнату в гостинице, и жратву нам с Лиф вполне хватало. Мы даже умудрились за неделю накопить на дешевый кинжал, который я в данный момент сжимал в правой руке, и смотрел на приближающегося кумруса.
     — Хозяин, отойдите в сторону! Я метну в него сосулькой! — Лифхель вышла вперед, и подняв руки, выпустила из них сосульку, длинной чуть меньше метра, с острым концом. Сосулька воткнулась в кумруса, с неприятным хрустом, и выпустив в последний раз вонючий газ, монстр-насекомое, подох.
     — Я бесполезен… — вздохнув, я прошел вглубь пещеры, и начал срывать со стен грумусы, кидая их в корзину. Пока я занимался грибами, Лифхель с помощью магии вырвала из кумруса сердце, которое тоже использовалось для зелий, и хоть задания на них у нас не было, его можно было хорошо продать. У нас уже было пять сердец кумрусов, двоих из которых, убил я, хотя гордиться этим было немного стыдно. Но что поделать, если обычно на кумрусов, охотятся или стрелки, или маги…
     — Не говорите так! Вы же тоже сражаетесь, пускай и не можете прокачивать уровни! А это уже достижение, ведь я слышала, что те, у кого был класс «хардкорщик», обычно отказывались от вступления в Гильдию!
     — И они поступали умно! А вот мне уже кажется, что все мои приключения ограничатся лишь этой сраной пещерой!
     — Если вы хотите, мы можем взять более интересное и опасное задание. Я получила четвертый уровень, и выучила несколько новых заклинаний!
     — И возьмем, блин! Мы уже чертов месяц только и делаем, что собираем травку и грибы, словно наркоманы какие, и убиваем чертовых кумрусов! — сорвав очередной гриб, я с силой бросил его в корзину. — Черт, вот прям сейчас придем в Гильдию, и поищем нормальное задание, с хорошей оплатой!
     Заполнив корзину грибами, и убив еще двух кумрусов, мы вышли из пещеры на свежий воздух, и с облегчением сняли с лиц повязки, которые были магически зачарованы на то, чтобы не чувствовать никакого запаха.
     Вернувшись в Гильдию, я отдал Румии, девушке за стойкой регистрации, корзину, и подписав документ, о выполненном задании, подошел к доске заданий, и начал внимательно осматривать каждый плакат. Лифхель я отправил в гостиницу, так что мог спокойно подумать о том, что же лучше взять — зачистку пещеры с гоблинами, или очистку сада от яблочных слизней. Ну, гоблины были слишком банально, а вот слизни… Ох, в этом мире, слизни были такой пакостью, что прямо мерзко! Около полуметра длинной, с одним большим глазом, и ртом, который пожирает все, кроме органики. И их есть несколько типов — яблочные, грибные и растительные. И самое страшное в том, что они могут сожрать твою одежду, в очень короткие сроки…
     Сорвав плакат, я вышел из Гильдии, и в вразвалочку пошел в гостиницу, засунув руки в карманы. Спешить было некуда, день только перевалил за полдень, так что я не удержался от того, чтобы зайти в таверну, стоявшую напротив гостиницы, и пропустить кружечку чего-нибудь этакого. Да и Лиф рядом не было, так что на меня не будут так сильно таращиться и шептаться, обсуждая, какой я дикарь, и что, по их мнению, я заставляю делать бедную рабыню. Честно, мне даже было интересно, а что если всем этим идиотам дать рабыню, или раба, что тогда они будут делать с ними?
     Заказав кружечку хорошего пива (немалую кружечку, больше пинты), я уселся в дальний угол, и не успел сделать глоток, как услышал за спиной шепот, в котором сумел разобрать «дикарь-насильник»… Ах, все-таки, некоторые вещи не меняются!
     — Хотелось бы мне, чтобы его арестовали, — услышал я за соседним столиков разговор молодой пары. — Ты видел ту бедняжку-эльфийку? Она постоянно ходит с опущенной головой! Не удивлюсь, если у нее все тело болит!
     — Да уж… боюсь представить, что он с ней делает! — закивал головой парень, соглашаясь со словами своей жены. Почему жены? Потому что я заметил у них на безымянных пальцах левой руки, кольца. А в этом мире, как я узнал, тоже идет традиция с обменами колец. А еще я узнал, что на Ийтмуле, развито многоженство, да… Интересно, если я заведу разговор с какой-нибудь девушкой, она убежит от меня? Надеюсь, да, или будет не очень весело…
     Попивая пивко, я, наконец, за долгое время, стал наслаждаться жизнью, которую не могли попортить даже ненавистные и презрительные взгляды. И знаете, что могло улучшить мое настроение? Парень с растрепанными волосами, в белой мантии, который зашел в таверну, и заметив меня, с улыбкой подошел к моему столику. Это был тот самый парень в очках, который месяц назад, спросил меня о моем классе, и даже посочувствовал. А знаете, почему он смог улучшить мое настроение? Потому что он был тем, кто впервые за месяц со мной нормально заговорил!
     — Привет, «хардкорщик»! — он пожал мне руку, и я с радостью пожал ее. — Все-таки, так и не отказался от того, чтобы быть искателем приключений?
     — Пока нет, но думаю что после серьезного задания, я это дело брошу!
     — Ну да… и какого это, учиться драться самому, без прокачки? — парень заказал у подошедшей к нам официантке кружку пива, как у меня, и жареной рыбы.
     — Сложновато, но у меня есть моя эльфийка! Хотя, не могу сказать, что стоять у нее за спиной, круто…
     — Понимаю. Я тоже, как ты сам видишь, не боевой маг, — парень вздохнул, и поправил очки. — Жрец тоже стоит за спиной, и максимум что может — это лечить и убирать негативные эффекты. Но ты это сам знаешь, да?
     — Ну, я редко в видеоигры играл, не до того было… — ляпнул я, не подумав, и заметил как у парня заблестели глаза.
     — Видеоигры, да… А я не ошибся, подумав тогда, что ты перерожденный! И не волнуйся, я тоже из другого мира! Меня Александр зовут, но зови просто Саней!
     — Федор, — представился я. — Странно видеть кого-то, кто тоже из моего мира. Ты откуда родом?
     — С Украины. А ты из России, судя по твоей футболке?
     Я кивнул, и мы выпили за знакомство, так как Сане, как раз принесли заказ. Да уж, давненько я ни с кем не разговаривал, вот так вот спокойно, если не считать Лифхель, но она девушка, а с девушками разговоры совсем не такие, как с парнями. Я внимательно слушал все, что говорил мой новый знакомый, ведь это, слава богу, наконец были не разговоры о том, какой я дикарь. Санек рассказал мне, что после того, как он получил класс «жрец», ему не было отбоя от групп, или одиночек, которым был нужен хил для задания. Но его не сильно устраивало, что никто не хотел брать его в группу на постоянку. И потому…
     — Так что, может создадим группу? Ты, я и твоя красотка — пати будет не ахти каким, конечно, но все же, маг и жрец — уже сила!
     — А я чего, уже не считаюсь боевой силой? — я усмехнулся, и вытащил из ножен кинжал. Санек прыснул, и чуть не подавился пивом.
     — Ну, ты будешь просто танком, отвечаю!
     Мы засмеялись, но тут же опомнились, и притихли, вспомнив, что мы в таверне, и на нас и так обращены взгляды большинства тех, кто был здесь. Даже трактирщик недовольно поглядывал в нашу сторону, но ничего не мог сделать, ведь пока никаких законов мы не нарушали.
     И когда казалось, что все шло хорошо, в таверну зашла она — Лифхель, которая бросилась через весь зал, и недовольно поглядела на меня. Нет, я, конечно, был рад ее компании, но почему-то первая мысль, которая возникла в моей голове, что опять про меня пойдут мерзкие разговоры, которые, наверняка, коснутся и Сани.
     — О, мой хвостик пришел! — произнес я, когда Лиф подошла к столу. Она удивленно взглянула на меня, и села на стул.
     — Думаю, хозяин, что не надо объяснять, как я тебя нашла? — хихикнула эльфийка. Я даже не стал отвечать ей, так как все было понятно. Куда бы я ни шел, слухи преследуют меня, ну и Лифхель, само собой.
     Заказав пиво для эльфийки, я познакомил ее с Саней, и рассказал ей о взятом мной задании, и о предложении нового знакомого создать группу. Лифхель была согласна, и объяснила мне, как создать группу. Оказалось, что надо зарегистрироваться в Гильдии, ведь в этом мире, группы — это что-то вроде банд, в которых можно реально прославиться. Ну, нам это не грозит, ясное дело, зная о моей репутации, но все же… Ха, вдруг кому-то еще, какому-нибудь отморозку, захочется присоединиться к нам? Ведь в знаменитые группы, могут даже вступать сильные одиночки!
     В общем, мы решили с утра отправиться в яблоневый сад, однако…
     — Почему вы не хотите брать меня с собой? — обиженно спросила Лиф. Мы с Саней переглянулись, и одновременно вздохнули.
     — Ну, как бы тебе сказать, Лиф — слизни могут сожрать твою одежду за секунды, — спокойно ответил я. — Мне-то насрать, я буду в одних трусах драться, так же и Саня. А ты как будешь?
     — Я же «высший архимаг», хозяин! Я справлюсь с какими-то слизнями, — Лиф тряхнула своими рыжими космами, отчего Саня издал едва слышное «Вау!». Да, я понимал его реакцию, ведь эльфийка и впрямь была красивая, и даже я, когда немного пришел в себя, после той херни, что происходила в первые дни, стал восхищаться ей.
     Долго я еще уговаривал ее остаться в гостинице, почти весь вечер говорил ей, что если на нее нападет слизняк, то ей придется идти в город голой, но она ни в какую не соглашалась остаться одной в комнате. Утром, прихватив свой кинжал и эльфийку, бессмысленно пытаясь отговорить ее от похода с нами, мы встретились с Саньком у восточных городских ворот, и направились в яблоневый сад, до которого было всего несколько часов пути.
     В дороге мы с Саньком болтали о старых временах, когда жили еще в нашем родном мире, обсуждали то, как мы умерли. Он был в легком шоке, когда узнал, что я покончил с собой, из-за злокачественной опухоли. А вот он, как оказалось, умер не по своей причине.
     — Мы с женой, ехали к ее родителям, которые жили на другом конце города. Но на светофоре, какой-то мудак не сбавил скорость, потерял управление, машину занесло, и он врезался в нас. Прямиком в водительское место, а так как вел я, то мне и досталось. Когда я оказался в белой комнате, там наверху, мне сказали, что я умер в машине скорой помощи, от внутреннего кровотечения.
     — А что жена?
     — Выжила… — Саня вздохнул, и провел рукой по лицу. — Только осталась инвалидом, как мне сказали наверху. Остаток жизни проведет в инвалидной коляске, и даже на улицу выходить не будет…
     — Охереть, конечно, — только и смог выговорить я. Ну а как еще можно комментировать подобные истории?! — А что насчет детей?
     — Не было у нас детей. Собирались, но все пошло через жопу. Мы с ней были погодки, и хотели попытаться зачать ребенка когда исполнится двадцать два, но… Жизнь полна дерьма!
     — Согласен.
     — Тебе сколько было, когда умер?
     — Девятнадцать.
     Есть один интересный факт, который я узнал от Лиф — в этом мире, месяцы означаются по другому. И все они длятся ровно тридцать дней, пускай их тоже двенадцать. И вместе с этим, вырисовывается проблема для меня — я не смогу узнать свой истинный возраст. Потому что, твой возраст показывается в статусе, когда ты хочешь посмотреть, сколько опыта до следующего уровня осталось. У меня же статус полностью отсутствует, как у «хардкорщика». Так что, я смогу лишь примерно предположить, сколько мне лет… В общем, я к тому, что не смогу даже отметить свою днюху, вот…

     Лифхель вытянула правую руку и когда прочитала заклинание, у нее из кончиков пальцев, вырвало пять небольших молний, и все они, быстро разлетелись в стороны, поразив пять слизней, в разных местах. Мы с Саней поаплодировали за представление.
     — «Самонаводящиеся разряды»! — с легким поклоном, Лифхель назвала название заклинания, которое выучила только что, тут же проверив его.
     — Блин, я даже немного завидую, — вздохнул Санек, взмахнув стальным жезлом. — Хотел бы я тоже быть магом, но мне досталась роль поддержки… Сзади, Федя!
     Я обернулся, и как раз вовремя, потому что к моей ноге уже подползал слизень. Ничего сделать, он мне ничего не мог, да и из одежды на мне были только трусы, как и на Сане, но пропускать хоть одного из них, было нельзя. Задание не позволяло.
     — Бесят! — я воткнул кинжал в слизня, и отбросил его слизистую тушку ногой. — Мерзкая хрень! Много тут еще осталось?
     — Сейчас… — Саня прочитал заклинание на обнаружение жизни. — Еще три слизня. Лифхель, видишь кого-нибудь?
     — Нет, — прокричала Лиф, которая отошла подальше, и встала под одной из яблонь. Ее магия самонаведения нам бы пригодилась, но для этого, ей нужно было знать, где находятся цели, а слизней еще надо было найти. Они любили прятаться, особенно на деревьях, ведь их тушка могла немного мимикрировать, сливаясь со стволом деревьев.
     Мы еще некоторое время с Саней бродили по саду, в котором большая часть яблок с деревьев была сожрана мерзкими тварями, но мы успели почти вовремя, и некоторые деревья сохранили свои плоды, на радость заказчику.
     Одного из трех оставшихся слизней, обнаружил Саня, на стволе дерева, заметив странное шевеление, и забил его жезлом; второго нашел я, и затыкал его кинжалом. Он как и прошлый, полз о траве, оставляя за собой отвратный слизистый след, на который я наступил, и пройдя по нему, я наткнулся на слизня.
     — Еще одного отыскать осталось, — вздохнул я, вытаскивая кинжал из тушки слизня. Оглядевшись вокруг, я попытался понять, где может скрывать долбанный монстр. Саня ходил где-то впереди, ворча так, что было слышно даже здесь, хотя расстояние между нами было немалое.
     Когда я подошел к одному из деревьев, так как мне показалось, что в листве что-то шевелится, как вдруг сзади, раздался громкий визг. Не раздумывая, я тут же бросился бежать туда, мысленно надеясь, что с Лифхель ничего не случилось, ведь помимо слизней, на сад иногда делали набеги гоблины, которые точно не откажутся похитить красивую эльфийку. Но когда я уже был почти на месте, я издали увидел Лиф, и мне захотелось громко начать ругаться, потому что…
     … Она была почти голая, лишь едва прикрываясь остатками своего платья.
     — Хозяи-и-и-н… — пропищала она, со слезами на глазах. Подойдя ближе, я увидел, что она почти вся покрыта слизью. — Он на спине… Пожалуйста, уберите его…
     Я подошел к ней сзади, и сбросив слизня в траву проткнул его кинжалом. Мой взгляд упал на спину Лиф, которая стояла ко мне, полу боком. Конечно, сначала он прошелся по ее попе, но затем…
     — Что… тут… случилось? — прибежал запыхавшийся Саня, и увидев меня, разглядывающего спину почти голой эльфийки, фыркнул. — Похоже то, что ты и говорил, я правильно понимаю?
     — Ага… Блин, я не могу понять, что это за херня?
     Я осторожно провел пальцем по татуировке, что была нарисована на спине Лиф, чуть повыше поясницы, на левой стороне. Татуировка, с непонятным символом, напоминающим английскую «S», над которой было полукругом написано «Ф.И.».
     — Щекотно… — пропищала Лиф. — Что там, хозяин?
     — Татуировка.
     — Что?! Я никогда бы не посмела осквернить свое тело такой гадостью!
     — Тогда, это может быть только одно — магическая печать.
     Пока эльфийка отошла за дерево, чтобы одеться в белую мантию, которую ей дал Саня, чтобы хоть как-то прикрыться и дойти до города, я кинжалом нарисовал, то, как выглядела татуировка. Когда Лифхель вышла из-за дерева, она мрачно уставилась на мой кривой рисунок.
     — «Ф.И»? Твои инициалы? — спросил Саня, одевая штаны.
     — Похоже. Они же сказали, что она моя рабыня, только я так и не понимал, в чем суть, ведь на ней не было никакого ошейника или вроде того.
     — Связующая печать рабства, инициалы означают хозяина, — вздохнула Лиф. — Теперь, мне ясно, почему, как бы я ни старалась, я не могла назвать вас по имени…
     — Но людей с такими инициалами может быть много! Как оно работает вообще?
     — У вас тоже должна быть такая печать… только я нигде не вижу ее, — Лифхель обвела глазами мое тело, и вдруг покраснела еще сильнее. Я сразу понял, про что она, и вздохнув, проклиная тех мужиков в белой комнате, приспустил штаны на заднице. — Все верно, у вас на правой ягодице, почти такая же татуировка, только не «S», а «M». И без инициалов, а просто с буквой «Л» сверху…
     — Как вы вообще умудрились поставить себе магические печати, не зная, где они? — удивился Саня. — И какого черта, тебя называют дикарем и рабовладельцем? Я слышал эти слухи, но не мог поверить, думал ты прикалываешься, а она просто твой друг!
     — Просто кое-кто, сказал что есть один далекий остров, с которого мало кто приходит на континент, вот я и решил, что это будет моя легенда.
     Лиф отвела взгляд в сторону и усмехнулась. Я же, решил рассказать Сане все, что происходило после моей смерти, ну, кроме того, что мне пророчили судьбу быть Владыкой тьмы. Конечно, он был сильно удивлен, когда услышал, что мне положена демон-рабыня. На вопрос «почему?», я ответил, что сам не знаю, и бросил взгляд на эльфийку, чтобы она молчала. Я еще не так хорошо знаю Саню, чтобы доверять ему настолько, чтобы называть себе следующим мировым злом.
     — Слушай, а что если тебе дали в распоряжение Лифхель, потому что были в курсе, что ты «хардкорщик»? — спросил Санек, когда мы уже покинули яблоневый сад.
     — Кто знает… кто знает, — прошептал я, обернувшись к эльфийке, что шла чуть позади. В словах Сани и правда был смысл, ведь мне очень, прямо до невозможного, хотелось верить, что я все же стану Владыкой тьмы. И судя по тому, что Лифхель не может предать меня, благодаря печати (ведь так она работала, да?), не для этого ли мне дали именно ее, «высшего архимага»? Только вот в одном была ошибка — я был слабохарактерным, и глядя на Лиф, и то как она краснеет, я просто не мог принуждать ее к чему-то злому, или еще чему-нибудь… И тут встает вопрос о том, как мне быть с моей мечтой — власть, и куча рабынь, если я не могу с одной справится? Может, стоит отказаться от всего этого, и просто жить, выполняя задания, чтобы накопить денег, и купить небольшой домик?
     Не, это точно какая-то херня! Так жить я не собираюсь, и лучше буду до последнего выполнять глупые задания в Гильдии, ведь это хотя бы немного похоже на приключение, пусть и не настолько эпичные, что представлялись мне…
     — Федя, ну так что насчет того, чтобы создать группу? Мне хоть и не удалось показать свои навыки, но поверь, я уже могу использовать «лечение», и «очищение»…
     — Я-то не против, а вот тебе может достаться. Ты же слышал слухи обо мне, и думаю, что о тебе они тоже пойдут, если мы будем общаться, а насчет группы так вообще… даже думать страшно, какая молва пойдет о нас, и бедной эльфийке!
     — Да и хер бы с ними! — громко произнес Санек. Лифхель, которая уже шла рядом со мной, слушая о чем мы говорим, закивала, соглашаясь с парнем.
     — Ладно, я согласен. Только с одним условием — главным буду я, чтобы хоть как-то выделиться, окей?
     — Окей, — вздохнул Саня. — По крайней мере, это сможет поднять твою самооценку, так ведь, «хардкорщик»?
     — Иди ты…

Глава 3. Неожиданная находка

     Возвращение из яблочного сада, не прошло незаметным, для моих хейтеров. Увидев эльфийку в мантии Сани, несколько человек сразу распространили слухи о том, что я стал давать Лифхель своему новому дружку. Были и слухи о том, что я ее продаю, когда покидаю город, каким-нибудь бандитам, или вроде того. Когда я это услышал, на следующий день, после возвращения из сада (быстро работают, твари!), по пути к портному, мне так и захотелось подойти к мужику лет тридцати, от которого я это услышал, и пырнуть его кинжалом под ребра. Но пока, я еще сдерживался… Интересно, а если бы я оказался архимагом, что бы я делал? Ну, тут даже думать не нужно — я бы точно стал творить всякую дичь, возможно с убийствами и грабежами!
     У портного я долго выбирал платье, которое может подойти Лиф, и выбрал одно, дорогостоящее, так как других вариантов не было. Ей же нужна была одежда, а замены у нас, к сожалению, не было…
     Когда я вернулся в гостиную, таща в руках покупку, обмотанную бумагами, чтобы не испачкать, эльфийка, сидевшая под покрывалом на своей кровати, едва не подскочила, чтобы подбежать ко мне, как она делала обычно, когда я приходил. Вот честно, никак я не мог понять, что она так липнет ко мне, ведь она должна меня ненавидеть, ведь на пожизненно привязана ко мне, но она ведет себя по другому…
     — Вот, думаю тебе подойдет. Я сказал портному твой примерный рост и… кхе-кхе… характеристики тела, так что — прошу! — бросив платье на кровать, я вышел из комнаты, и прислонившись к стене, достал из кармана мешочек с деньгами. Хотя, точнее всего с одной медной монетой, называемые в этом мире, брюли, на которую можно купить разве что, мыло… Но нет, я не имею ввиду еще одну попытку суицида, но в городе реально кусочек мыла стоит одну брюлю…
     — О-па! А ты чего в коридоре? Лиф выгнала? — на лестнице справа показался Саня, и подойдя ко мне, пожал руку.
     — Ага, выгонит она меня… Сам ушел, пока она одевается. Хотя, думается мне, ей было бы все равно, даже если бы я был в комнате…
     — Мы же вроде собирались в Гильдию. Время уже за полдень перевалило!
     — Ну извиняй, что задержался! Платье для эльфийки долго выбирал, потратил все деньги, — я показал ему мешочек с монетой. — Ты только ей не говори, ладно? Захотелось мне, как-то поблагодарить ее, за то, что помогает…
     — А как же плата за комнату?
     — Выполним задание, и заработаем денег. Ты сам-то, где живешь?
     — У одной женщины комнату снимаю.
     — А, ясно. Ты мне, кстати идею подкинул… Блин, не вариант! Мне в этом городе точно ждать чего-то хорошего не стоит.
     Мы с ним вздохнули, так как теперь и о нем пошли слухи. И я точно был уверен, что он их слышал. В этом городе, вообще творится какой-то бред — здесь почти ни у кого нету личной жизни, и стоит только выйти на улицу, и сесть на лавку, как услышишь все и про всех. Причем, есть у меня мнение, что половина слухов — такой же бред, что говорят и обо мне.
     Ждать Лифхель пришлось достаточно долго, что я даже начал ворчать. Но когда из комнаты раздался ее голос, и мы вошли, то я увидел очень красивую рыжую эльфийку, в красном платье до колен, с покрасневшим лицом от смущения. Я даже не смог сдержаться от восторженного «Ого!», настолько это платье ей шло!
     — Ну как? — спросила Лиф, подойдя ко мне.
     — Слов нет… — ответил Саня, выпучив глаза. Вот я, даже не знал, что сказать. И вообще, я даже до своей смерти с девушками мало общался, и не знал, какие комплименты нужно делать в данном случае. И теперь, думая об этом, понял что потерял многое…
     — А как вам? — Лиф подошла еще ближе. К горлу подступил комок, и я еле сдерживался, чтобы не отвести взгляд. Она смотрела мне прямо в глаза, блин…
     — Ну… это самое… Тебе очень идет! — выдавил я из себя, и воспользовался «обворожительной улыбкой», чтобы она точно поняла, что я вложил в эти слова все, что хотел сказать. Не знаю, как работает мой природный навык, но он работал, ведь Лифхель довольно заулыбалась, и сделала шажок назад. Я выдохнул, поняв, что уже некоторое время почти не дышал. Блин… я что, начинаю влюбляться в эту эльфийку?!
     — Ребят, может мне оставить вас наедине? — Саня, уже успевший отойти в дверям, хмыкнул. — А в Гильдию завтра сходим…
     — Стой! — я развернулся, и схватил Санька за рукав. — Нам нужны деньги! Мы идем в Гильдию прямо сейчас, ясно? Лифхель, пошли!
     Не глядя на эльфийку, я первым покинул комнату, оставив запирание дверей на Лиф, и быстро выбежал из гостиницы, на свежий воздух. Блин, блин, блин! Да что со мной не так? Я же не какой-нибудь герой-ояш из аниме, но веду себя точно так же! Мечтаю о власти, о множестве рабынь, о том чтобы стать мировым злом, а сам не могу даже воспользоваться своей властью хозяина!
     Когда Саня и Лиф вышли из гостиной, мы двинулись в Гильдию. Я шел впереди, и слышал, как те двое шепчутся о чем-то, только не понимал о чем. Точно, я совсем забыл, что Саня был женат, и наверняка знает о девушках побольше меня, если уж он собирался даже ребенка зачать! Погоди… а во сколько он женился, если ему сейчас двадцать один?! Что, в восемнадцать или девятнадцать лет? Ну, примерно в таком же возрасте, как и мне сейчас… Да уж, он наверняка более общительный, чем я, и более решительный…
     Нет, я конечно, общался с девушками, но я делал это, не думая о чем-то другом, кроме цели разговора. Та же Румия, из Гильдии, которую я воспринимал просто как сотрудницу Гильдии, а не как девушку… Блин, о чем вообще мои мысли?!

     Уже в Гильдии, сидя в кабинете управления, на втором этаже, и заполняя бланк, мы столкнулись с одной маленькой проблемой, а именно, как нам называться. Мы втроем перебрали много названий, но все они были глупыми, а нам хотелось что-то такое, что было круто, и в то же время, отражало нашу команду. А еще надо было подумать о том, кто может к нам присоединиться в будущем, чтобы ему было не стыдно вступать в нашу группу.
     — Как насчет «Лунный свет»? — вздохнула Лиф, поглядев на меня. — Или «странствующие мечтатели»? Звучит романтично, как мне кажется.
     — Знаешь, Лиф, романтика не для меня, прости уж, — шепнул я ей на ухо. — Придумай что-нибудь более… жесткое. Что точно отразит нашу мечту стать мировым злом.
     — Это не моя мечта, хозяин, а ваша, — хмыкнула эльфийка. — Я мечтаю о другом. Но не против помочь вам, в исполнении вашей мечты.
     — Вот как… — я задумался. — Пф, терпеть не могу придумывать названия. Я бы точно назвался «Отряд Самоубийц», так как в вашей команде есть я, но это не вариант.
     — Конечно, ты то уже самоубийца, — усмехнулся Саня. — Может, «Дикие морды»?
     Мы с Лиф засмеялись, хотя мне эта идея понравилась. И тут, мне пришла в голову идея, тупая, глупая, но почему бы нет? Назваться…
     — Ребята, а как насчет «Дикие странники»? — произнесла Лиф. — Мы же не будем вечно сидеть в этом городе, да и «Дикие» — отражает то, что о нас говорят!
     — А что, мне нравится! — я откинулся на спинку стула, и посмотрел на Саню. Тот поправил очки, и немного подумав, кивнул. После, он, как человек с красивым почерком, записал название нашей группы в бланк, и протянул его женщине, которая проверив правильность заполнения, поставила на бланк печать.
     — Поздравляю, теперь вы трое — «Дикие странники»! Что ж, могу посоветовать вам лишь придумать символ вашей группы, вроде какого-нибудь кольца с названием группы, или браслетов. Может даже вышить на одежде, чтобы все знали, кто вы такие!
     — О, не волнуйтесь! — улыбнулся я, воспользовавшись «обворожительной улыбкой». — Про нас троих и так уже много слухов ходит, так что, можно сказать, мы уже знамениты!
     Выйдя из кабинета, после того, как в наших удостоверениях написали название группы, и поставили печать, мы спустились на первый этаж, и подошли к доске заданий. Деньги были нужны срочно, но как назло, из всех возможных вариантов, было только одно задание, сорвав плакат на котором оно было написано, заставило Лиф задрожать.
     — Может не надо, а? Я не хочу связываться с нежитью… особенно ночью!
     — Останешься в гостинице. И в этот раз — это приказ!
     — Слушаюсь, хозяин, — обиженно произнесла Лиф, и схватила меня за руку, так неожиданно, что я чуть не выронил плакат. Саня закрыл лицо рукой, и усмехнувшись, проворчав что-то вроде «как подростки, блин», сказал что будет ждать вечером у западных ворот, и покинул Гильдию.
     Подойдя к стойке регистрации, я отметил взятое задание, и под взглядом Румии, которая удивленно смотрела на Лифхель, прижимавшуюся к моей руке, вышел из Гильдии. До самой гостиницы, мой Хвостик не отрывалась от меня, чем вызывала странные взгляды и шепотки со стороны прохожих.
     Уже в гостинице, войдя в нашу комнату, она наконец отпустила меня, и когда я подошел к шкафу, чтобы достать кинжал, я услышал как щелкнул замок. Сглотнув, я медленно обернулся, и увидел стоящую у двери Лиф, красную, как рак. В руке она сжимала ключ от замка комнаты, и странно улыбалась.
     — Обычно мы дверь только на ночь закрываем, или когда уходим из комнаты… Лифхель? — мой голос дрожал, ведь я понял, что может произойти дальше. И ладно бы, мне этого не хотелось, но мы больше месяца жили в одной комнате, пусть и с двумя кроватями, и я специально не думал о ней, как о девушке, лишь как о партнере по несчастью, и попаданию в другой мир.
     — Хозяин… — Лиф вдруг сжала руку с ключом в кулак, а когда разжала, то ключа уже не было. — Это был не настоящий ключ, а лишь иллюзия…
     — Тогда, как ты закрыла дверь? Ведь иллюзии не материальны.
     — С помощью магии. Высшему архимагу, да еще и демону, не так сложно овладеть этим навыком, — Лиф медленно подошла ко мне. Черт, мое сердце было готово выскочить из груди… Я не очень-то готов к… сексу…
     Блин, когда я подумал об этом, у меня внутри все сжалось, зато ниже пояса наоборот, пришло в движение, глядя на Лифхель, которая провела рукой мне по щеке. Черт, я не могу сделать это с Хвостиком, ведь тогда, наши отношения точно изменятся. Блин…
     — Послушай, Лифхель…
     — Нет! Это вы меня послушайте, хозяин! — громко произнесла Лиф. — Никакая печать, магическая или даже божественная, не может повлиять на чувства! Пускай я и рабыня, но я точно знаю, что вы не считаете меня такой! В своем родном мире, я видела настоящих рабовладельцев, и видела, что они вытворяют с несчастными рабынями! Но вы…
     — Ты… моя рабыня… и потому… — зараза, ну не могу я ничего плохого сказать Хвостику. Она же… она…
     Да к черту все! Что я, не мужик что-ли?! Тем более, это не принуждение…
     — Лифхель… я…
     Я не договорил, как она обняла меня, и поцеловала в губы. Поцелуй был затяжной, и кажется, под конец, уже я целовал ее. Ладно… по крайней мере, это первый шаг на пути к моей мечте, быть хозяином гарема. Только нужно ли оно мне, теперь, когда наши отношения с Лифхель, стали более, чем дружественные? Наверно нет…
     — Вы хотите продолжения, хозяин? — спросила Лиф, не выпускай меня из объятий. — Чтобы вас не расстраивать, скажу, что за свою долгую жизнь, а впоследствии и перерождения, у меня никого не было… Но узнав вас поближе, я поняла, что вы первый человек, или вернее, существо, которого я полюбила…
     — У… у меня тоже еще никого не было… — утешил я ее. — И знаешь, недавно я осознал, что начинаю испытывать к тебе более сильные чувства…
     — Я рада это слышать, хозяин! И знаете, теперь я вас никуда не отпущу… — эльфийка стала медленно толкать меня в сторону моей кровати. Да уж, первый шаг был сделан не мной, слабохарактерным идиотом, который мечтает о власти, и о том, как станет Владыкой тьмы… Почему, ну почему я такой нерешительный, а?

     Мы с Саней медленно продвигались по ночному кладбищу, освещая свой путь факелами. Я сжимал в правой руке кинжал, хоть он и был бесполезен против нежити. Но вдруг… Ведь задание, которое мы взяли, было связано не с убийством нежити, а с понятием того, кто поднимает мертвецов по ночам, вот уже целую неделю. В городе оставалось мало искателей приключений, ведь в основном все двинулись на юг, где были обнаружены новые пещеры, сразу несколько.
     — Твою мать! — выругался Саня, шедший впереди, так как был основной силой, ведь он мог использовать святую магию. — Чуть не провалился в могилу, прикинь!
     — Хреново! Значит, мертвец уже гуляет на поверхности, — вздохнул я, и огляделся. Да уж, почему я чувствовал себя на кладбище, где гуляют мертвецы, притом ночью, спокойнее, чем в своей комнате, когда Лиф закрыла комнату? Особенно если учесть, что я никогда не видел ходячих мертвецов, кроме фильмов…
     — Я тебе говорю, это некромант какой-нибудь. Только я не пойму, зачем это некроманту, если мертвецы не нападают?
     — Ради тренировки? За это ведь дают опыт?
     — Возможно. Я когда лечил кого-нибудь, мне начислялся опыт. И чем сильнее ранение я излечивал, тем больше опыта получал. Тут наверняка такая же система.
     — Блин, надеюсь он не успел сильно прокачаться…
     Продвигаясь все дальше, я чувствовал странное ощущение, словно холод, только чувствовал я его… не физически. Будто бы кто-то влияет на разум. Однако, когда мы обошли все кладбище, мы так и не нашли никого и ничего. Хотя раскопанные могилы и открытые и разбитые гробы, попадались очень часто, что наводило на некоторые мысли. Например, что мертвецам приказали уйти куда-то, где они собирались в армию.
     — Придется идти в лес, — вздохнув, решил Саня. Он воспользовался заклинанием обнаружения нежити, и даже в темноте, при свете факела, я заметил, как он побледнел. — Охренеть…
     — Что? Ты их почувствовал?
     — Ага, в лесу, как я и сказал. Только их там… примерно пятьдесят. Они толпятся в одну кучу, так что довольно сложно определить их точное число.
     Я положил руку на кинжал, который и так был полезен разве что в борьбе против некроманта, а теперь он мне вообще казался ватной палочкой, которой я мог бы тыкать в слона. Ну, примерно такой же эффективный…
     Пока я обдумывал, что нам делать, Саня прочитал заклинание обнаружение жизни, и вдруг охнув, дернул меня за рукав. «Там» — прошептал он, и бросился бежать, куда-то в сторону входа на кладбище. Я бросился за ним, тоже заметив впереди очень слабенький огонь, на ходу вытаскивая кинжал, и уже готовясь впервые убить человека.
     Обогнав Саню, я рванул вперед, и увидев впереди фигуру, со слабеньким огоньком над головой, выдохнул, и с разбегу набросился на незнакомца. Послышался визг, а потом мою руку обожгло огнем. Приставив к горлу неизвестного кинжал, и зажав ему рот рукой, чтобы не смог колдовать, я дождался Саню с факелом (свой я потушил, чтобы было легче драться в случае чего), и когда увидел, на ком я сижу, я был сильно удивлен.
     — Румия?! — удивленно произнес Санек. Да, это была работница Гильдии, которая принимала на с Лифхель, в искатели приключений. Теперь она была одета в какую-то темную мантию, а ее голову покрывал капюшон.
     — Ты чего тут делаешь? — спросил я, вставая с земли, и помогая девушке подняться. Но вместо того, чтобы что-то ответить, она прочитала заклинание, из одного слова, которое отбросило меня и Саню в сторону. Я чуть было не свалился в разрытую могилу, и ударился о каменную плиту памятника.
     — Сука… — проворчал Саня, поднимаясь неподалеку от меня. — Федя, она бежит в сторону города!
     Выругавшись, я рванул в сторону города, видя впереди фигуру убегающей Румии. Кинжал выпал у меня из рук, когда она отбросила меня, но у меня за поясом, был ее потушенный факел. И именно его я и выхватил, когда прибавил шаг, и сумел догнать Румию. Схватив ее за упавший с головы капюшон, я резко дернул ее, отчего она охнув, повалилась на спину.
     Наверно, это была странная картина, для подбежавшего и запыхавшегося Сани: я, с потушенным факелом, держу ногу на лице девушки, закрывая ей тем самым рот, и заодно удерживая ее от попытки бегства. Я был готов разбить ей голову, если она попытается что-то сделать!
     — Ты ей челюсть не сломай, а то допросить не смогут, — Саня достал из кармана мантии платок, и протянул мне. Убрав ногу, я быстро запихал платок в рот Румии, и за воротник поднял ее на ноги.
     — Блин, я кинжал потерял, — проворчал я, заламывая руки девушке. Я подтолкнул ее, но она все равно отказывалась идти. — Слышь, я тебя сейчас ударом по башке вырублю нахрен, ведь тогда и сопротивления будет меньше! Да и я, как вы все говорите про меня, дикарь… так что, кто знает, что я с тобой сделаю… Может, отрезать язык, и привязать тебя голой к фонарному столбу, а? Помню, на Ийтмуле я с одним ублюдком такое же сотворил…
     — Да, я помню, ты рассказывал, — поддержал меня Саня, едва сдерживая смех. Но мои угрозы сработали, и пленница быстро зашагала вперед. — Ты же вроде, его еще маслом облил, и зерном обсыпал, верно?
     — Ага. Его вороны расклевали, живьем…
     Пока мы вели Румию до города, мы с Саней болтали о жестокости, которую я, как бы, совершал на Ийтмуле. Так как девку вел я, то я чувствовал, как она дрожала. Да уж, иногда бывает полезно, что тебя считают жестоким дикарем. И именно что полезно, так как приятного в этом было мало.
     Дойдя до городских ворот, Саня постучал три раза, делая как короткие, так и длинные паузы, ведь нас ради этого задания, научили как сообщать стражникам, что пришел друг. Нам открыли небольшую калитку, что была сделана прямо в воротах, и двое стражников удивленно уставились на Румию.
     — А она почему здесь? — спросил один из стражников, принимая пленницу.
     — Обнаружили на кладбище. Оказала сопротивление, когда мы по-хорошему спросили ее, что она там делала, — ответил Саня. — Думаю, что она как-то связана с тем, что происходит на кладбище.
     — Ладно, допросим. А с рожей у нее что?
     — А, это я ей на лицо наступил, когда догнал.
     Стражники переглянулись, и заперев калитку, отправились вперед. Я попрощался с Саней, и медленно двинулся в гостиную, уже предвкушая, как завтра получу хорошенькую сумму монет. Блин, еще же с утра на кладбище тащится, чтобы отыскать кинжал…
     Уже в гостиной, когда я подошел к дверям нашей комнаты, я увидел, что из замочной скважины, пробивается тусклый, едва заметный след. Вздохнув, я отпер дверь ключом, который мне вернул Саня, когда мы встретились перед заданием, и вошел в комнату.
     Моя эльфийка сидела на кровати, и при зажжённой свечке читала книгу, взятую у соседа, что жил через две комнаты от нас. Она была закутана простыней, и увидев меня, радостно заулыбалась.
     — Задание выполнено? — спросила она, закрыв книгу. Я сел на свою кровать, которую уже точно не мог считать своей. Эльфийка тут же, не медля, подсела ко мне, оставив свою простынь на второй кровати. — Вас ранили?
     — Есть немного. Ожог не сильный, хотя и болит чертовски.
     — Почему Александр не вылечил его?
     — Да забыли мы. Я еще и кинжал потерял… — я увалился на кровать, и Лиф тут же легла рядом, обняв меня. Да уж, сколько событий произошло за день, за которые мы успели измениться.
     — Расскажите, что случилось.
     — Не, давай завтра. Я честно устал, Лиф. Все, что произошло сегодня немного… вымотало меня, прости уж.
     Лифхель магией потушила свечу, и пристроилась поудобнее.
     На следующее утро, чуть не с рассветом, поспав всего несколько часов, как мне казалось, я вышел за город, и быстрым шагом направился к кладбищу. Я примерно представлял, где может быть мой кинжал, и очень надеялся, что он еще там. Не хотелось бы мне тратиться на новый, если только это не будет меч. Но меч мне точно не по карману…
     Хвостик тоже увязалась за мной, зевая, и по пути я рассказал ей, что произошло ночью. Но почему-то мне показалось, что ей в любом случае плевать, что Румия, возможно окажется предателем, и ее больше волновало, то, что я был немного ранен.
     — Вот, примерно здесь эта зараза нас отбросила. Давай, помоги искать кинжал.
     Я рукой показал премерное местонахождение, и мы с ней разделились. Не очень быстро, но я нашел ту могилу, куда меня отбросило, и тут уже стал более внимательно смотреть на землю, и заглядывать в разрытые могилы. И тут мой взгляд наткнулся на то, что поразило меня больше, чем Румия на кладбище, и даже больше, чем попадание в другой мир.
     Я подошел к одной из могил, нетронутых, и протянул руку, к висевшей на надгробной плите, красиво украшенной, кобуре. Да, к самой настоящей кобуре, из которой торчала рукоять револьвера. Знаю, наверно это было некрасиво с моей стороны, но сняв кобуру, я вытащил оружие, и даже присвистнул. Это и правда был револьвер, причем не ржавый, и к тому же, он был теплым. Кажется, это был револьвер кольт, если я правильно понимаю, пусть я и не разбирался в оружии.
     Открыв барабан, я обнаружил в нем три патрона. Да уж, находка так находка, ничего не скажешь! Конечно, были бы еще бесконечные патроны… Но даже три патрона, уже хорошо! Только стрелять я не умею, а тренироваться нечем…
     — Хозяин! Хозяин! Я нашла ваш кинжал! — ко мне подбежала довольная Лиф, и протянула мое холодное оружие, которое было мне дорого. — Что это?
     — Револьвер. Огнестрельное оружие из моего мира.
     — Я ощущаю на нем магию… Хм, заклинание сохранности! Довольно сильная магия! — дотронувшись до револьвера пальцем, сказала Лиф.
     — Знаешь, это конечно, мародерство, но оставлю-ка я его себе! — с этими словами я прицепил кобуру на ремень, и улыбнулся эльфийке.

Глава 4. Парень с револьвером

     Гильдмастер Кабойнер, уже не молодой эльф, с морщинами, длинной бородой и лысой головой, взглянул на нас троих своим холодным взглядом. Под его глазами были большие мешки, говорившие о том, что легендарный герой, уже не спал много дней. Сегодня, наша группа впервые увидела его, за все то время, что мы были искателями приключений. И он и правда оказался таким, каким его описывали в легендах. Убийца драконов — такое было его прозвище, так как Кабойнер, был единственным за последнюю тысячу лет, кто сумел в одиночку одолеть троих драконов, что уже очень давно не удавалось никому.
     Если посмотреть на стену, где между двумя большими окнами, ведущими на задний двор, где стояли манекены, мишени и небольшая площадка, засыпанная песком, висела картина, с авторским взглядом на сражение Кабойнера и одного из драконов, то под картиной можно найти серебряную секиру. Легендарную секиру Кабойнера, на которую было наложено множество чар — Губитель Ящеров.
     Стоило мне войти в кабинет гильдмастера, как мой взгляд сразу упал на нее, и я частенько бросал на нее взгляды, пока Саня рассказывал Кабойнеру о том, что произошло ночью. Секира словно притягивала мой взгляд, я мои глаза потихоньку закрывались… Все-таки, нескольких часов, после всего, что произошло со вчерашнего утра, было недостаточно, чтобы отдохнуть…
     Лифхель, прижимающаяся ко мне справа, положила голову мне на плечо, и тихонько сопела, задремав. Эх, хотелось бы мне так же задремать, но мне, как главе группы, приходилось внимательно слушать, о чем говорит Саня, чтобы иногда дополнять его рассказ.
     — Не думал я, что Румия окажется приспешницей Владыки, — произнес гильдмастер, сложив руки замком. — Я лично посещал ночью темницу, но она продолжает молчать.
     — Ее пытали? — спросил Саня.
     — Разумеется. Но это предательница выдержала все, не произнеся ни звука, — вместо гильдмастера ответил его заместитель, Закарий, среднего возраста мужчина, с седыми волосами. — Так что, мы по-прежнему не знаем, кто поднимал мертвецов.
     — Однако, мы знаем где они скрываются, — гильдмастер достал листок бумаги, на котором было что-то написано. — И потому, мы должны немедленно что-то сделать с этим. Закарий, я тут составил список групп, в которых состоят жрецы, и которые, в данный момент находятся в городе. Объясни им ситуацию, и дай распоряжение собраться у городских ворот, у обоих.
     — Будет сделано.
     Закарий быстро вышел из кабинета, а гильдмастер посмотрел на меня. Лифхель в этот момент уже полностью заснувшая, что-то пропищала во сне и ее уши смешно задергались. Увидев это, я не смог сдержать улыбки.
     — Так, теперь насчет вашей группы… Вам стоит отправиться с остальными, чтобы помочь в битве против мертвецов. Однако вашей задачей, будет не истребление нечисти, а поиск некроманта.
     — Тогда, я думаю, что у каждой группы должен быть такой приоритет, — сказал Саня. — Да и с чего бы некроманту по-прежнему быть в лесу?
     — Большая часть групп будет зачищать территорию вокруг города, а ваша отправится в лес обходом, пока еще несколько групп пойдут в лес со стороны кладбища. Они будут отвлекать некроманта.
     — Но почему вы уверены, что некромант будет там?
     — У нас в Гильдии нет никого с таким классом. А судя по всему, он поднимал мертвецов для того, чтобы качать уровень. Возможно, предатель из другого города, или же получил прокачку от Владыки.
     — А… Владыка тьмы тоже может открывать класс?! — громко удивился я, отчего Лиф недовольно задергалась. Видимо это была известная информация, так как даже Саня посмотрел на меня удивленным взглядом. Черт, для меня это очень, очень плохая новость! Если у него есть уровень… я даже боюсь представить, какой он. Двухсотый, или даже больше, вот чует мое сердце…
     — В общем, собирайтесь, и идите к восточным воротам. Распоряжения другим группам уже отданы.
     — Было бы еще что собирать, — усмехнулся я, вставая с дивана.
     — Погодите… разве у вас нет другого оружия? Ладно, я вижу что у жреца есть жезл, но у тебя же только кинжал, а эльфийка? У нее нет посоха?!
     — У нас нет денег на другое оружие. Мы едва сводим концы с концами.
     — О, Всемогущие Братья! — вздохнул гильдмастер. — Хорошо, если справитесь с заданием я подарю твоей девушке посох!
     Я даже замер от его слов. Ну надо же! Хоть один, адекватный, назвал Лифхель не моей рабыней, а моей девушкой! И это… было приятно! У меня даже появилось уважение к этому старому эльфу, хотя до этого, мне было на него плевать. Ведь как не крути, все из Гильдии — мои враги!
     Покинув Гильдию, мы Саней быстро зашагали к восточным воротам, и по пути я рассказал ему о своей находке. Он долго вертел револьвер в руках, и отдал его мне, лишь когда мы подошли к вратам, где уже столпилось множество групп. Встав в стороне, чтобы не толпиться (да и вряд ли нам были рады) мы молча ждали. Лифхель, повиснув на моей правой руке, уже почти спала, из-за чего мне приходилось поддерживать ее, чтобы она не упала.
     Но вот прозвучал рог, означающий что пришло время, и все группы быстрым шагом стали выходить через ворота. Мы пошли последними, но тогда, как большая часть групп повернули на север, мы повернули на юг, к кладбищу. Перед нами шли двадцать человек, среди которых были жрецы в мантиях, как у Сани, воины с мечами и другим холодным оружием, и маги с посохами. И все они, нет-нет, да оглядывались, глядя на нас, и о чем-то шептались между собой.
     Но по крайней мере, презрительные взгляды в нашу сторону кончились, когда они двинулись на кладбище, а мы пошли дальше, решив войти в лес с юга.
     — Слушай, Лиф, может тебе стоит проснуться? Нам сейчас будет несладко! — произнес я прямо в ухо эльфийке. — Лифхель?
     — Слушай, дикарь, что ты делал с ней ночью? — усмехнулся Саня.
     — Ночью — ничего, — вздохнул я. — Зато вечером… Признавайся, это ты подсказал ей, как запереть меня в комнате?
     — Ага. Знал бы ты, как она жалобно просила — я просто не мог не помочь девчонке. А у вас вообще было что-то?
     — Говорю же, как только мы вернулись в комнату… Блин, ты бы знал, как она меня измотала! А это был мой первый раз, хочу заметить!
     — Серьезно?! А я думал… Ну извиняй! Но вот честно, ты же любишь ее? — от этих слов Сани, даже Лифхель открыла глаза, и посмотрела на меня. Интересно, почему я раньше не замечал, что у нее были карие глаза? Хотя много раз смотрел ей в глаза…
     — Да, да… Я люблю Лифхель! — я почувствовал как мое лицо налилось кровью, и мне даже стало немного жарко. Лифхель ахнула, и набросилась мне на шею, чуть не уронив меня на землю. — Ну слезть с меня уже! И прекращай давить мою руку, Лиф! Нам сейчас предстоит сражаться, а у меня рука уже затекла…
     Она отцепилась от меня, и дальше шла уже сама, причем так бодро, что просто не верилось, что она несколько минут назад, чуть не засыпала на ходу. Странная она…
     Через некоторое время, может час, может два, мы свернули с дороги, и зашли в лес. Деревья здесь росли довольно часто, и поэтому Лифхель ничего не оставалось, кроме как идти на некотором расстоянии от меня. И выглядела она расстроенной… Да что с ней не так, а? Неужели ее волнует только это, а не то, что по лесу гуляют мертвецы, и где-то сидит чертов некромант?
     Уйдя более глубже в лес, я заметил как Саня, идущий справа, начал читать заклинание обнаружение жизни, и видимо заклинание сработало, потому что он встал как вкопанный. Я подошел к нему, чтобы узнать в чем дело.
     — Некромант не один. С ним еще десять живых существ.
     — И где они?
     — Восточнее. Я чувствую, что они стоят в круге, внутри которого, судя по всему стоит и наш некромант.
     — Каков наш план?
     — Попытаться тихонько подкраться к ним, и позволить Лифхель шарахнуть магией.
     — Тактика, блин, — Саня вздохнул, и развел руки. Ну, у меня тоже нет другой идеи. — Лиф, у тебя есть заклинание, бьющее по территории?
     — Нету. Но у меня ведь есть самонаводящиеся разряды! Пятерых, мы сможем убить на месте, только мне надо видеть их.
     — Стелс — лучшая идея, как ты и сказал. Ладно, идите за мной. Они тут недалеко.
     Идя следом за Саней, я нервничал, сжимая в руке кинжал. И он тоже, так как его рука, которой он держал жезл, сильно дрожала. Ну, конечно, как тут не занервничать, если это первое серьезное задание. Вчера ночью тоже было серьезное, но все обошлось, а сейчас, думается нет, это вряд ли произойдет, и нам придется драться не на жизнь, а на смерть. И это случилось…
     Ведь как обычно, весь наш «гениальный» план пошел коту под хвост. Хотя, кто бы мог сомневаться, верно?
     А все потому, что мы услышали крики, и побежав в их сторону, увидели тех ребят, что были отвлекающей силой. Только, кажется, им было совсем не до отвлечения. Их окружили множество мертвецов, и в живых осталось лишь четверо, которые из последних сил сражались за свою жизнь.
     Не раздумывая мы бросились им на помощь, точнее я, так как Лиф и Саня начали зачитывать заклинание. Воткнув кинжал в голову ближайшему мертвецу, я понял, что в фильмах врали — им было плевать.
     Мертвец развернулся, и схватив меня за руку, хотел видимо сломать ее, но все вокруг озарил яркий свет, и ходячий труп свалился на землю, вместе с еще десятком других.
     — Ты че, идиот?! — заорал Саня, выпустив из жезла еще один луч яркого света, который взорвался справа от меня, упокоив еще немного нежити. За кольцом мертвецов раздался крик, от которого у меня мурашки пошли по спине… Да уж, я попал не в сказку…
     Но медлить было нельзя. Я начал быстро проталкиваться вперед, расталкивая нежить в стороны, а если кто-то хотел меня схватить, я просто отрезал ему пальцы кинжалом. Вокруг меня, то тут, то там взрывались лучи Сани, или магия Лиф, которая визжала, произнося заклинания. Мертвецы от ее силы сгорали, замораживались, некоторые даже взрывались, и их гниль по большей части попадала на меня.
     Но все-таки, некоторые трупы смогли ранить меня, прежде чем я добрался до выживших, и бросился на помощь эльфу в мантии, который с трудом удерживал мертвецов. Они кусали его руки, откусывали пальцы, и царапались. Троица других искателей, не могли помочь ему, едва отбиваясь от нежити, будучи простыми воинами.
     — Свали нахер! — я за плечи оттолкнул мертвеца от эльфа. Парень тихо стонал, прижимая правую руку, на которой не было большого, среднего и безымянного пальца. Подняв с земли оброненный им посох, я начал размахивать им, отгоняя нападавших мертвецов. Толку от этого было мало, но так, я не позволял им приблизиться. Трудно было, конечно, ведь мои руки тоже были в сильных кровоточащих укусах и царапинах, и кровь из них хлестала просто ручьями. Саня не мог наложить на меня «исцеление», через ту толпу, что окружала нас.
     — Почему их так много… почему их так много… — безостановочно стонал эльф. Краем глаза я заметил, что одного из воинов все-таки укусили в ногу, и это был разрубленный в талии мертвец, или вернее, его верхняя половина.
     Да уж, не хотелось мне помирать вот так, спасая согильдийцев, но тут уж ничего не поделаешь. Мы все были слабаками, и такой толпы мертвецов, точно не ждали. Даже от револьвера, в данной ситуации не было никакого толку, ведь лишь святая магия, могла упокоить их… или же чудо…
     И моим чудом, оказалась Лифхель. Не знаю, что за магию она использовала, но в какой-то момент, справа от меня, прямо из земли поднялась стена огня, которая начала сжигать ходячие трупы. Да так быстро, что за секунды от них оставались лишь обугленные кости. Изловчившись, я посохом толкнул тех мертвецов, что удерживал, в пламя, и пошел дальше, толкая остальных туда же. Воины, увидев, что я делаю, перестали кромсать нежить, и начали вслед за мной, отталкивать мертвецов в огонь.
     Появилась еще одна стена, неподалеку от воинов, и уже через некоторое время, количество ходячих мертвецов стало значительно уменьшаться. Сквозь толпу оставшихся, ко мне, сжигая и взрывая нежить, прорвалась Лифхель, и скажу честно, увидев ее, я испугался. У нее был дикий взгляд, а ее платье и лицо перепачканы гнилью и внутренностями нежити. Даже в волосах, запутались какие-то кишки… Кажется, теперь я начинал понимать, что она и вправду демон…
     — Хозяин! Вы ранены! Саша, скорее сюда! — прокричала она, и сожгла мертвеца, который тянул ко мне руки.
     — Помоги лучше эльфу! — закричал я, глядя на парня, который чуть не падая лежал на земле. — Лифхель, ты сможешь сделать такую стену вокруг нас?
     — Я постараюсь!
     Лиф развела руки, и начала читать заклинание. Читала долго, и было видно, что оно давалось ей с трудом, но эльфийка не сдавалась. И вот, наконец, после того, как она произнесла последние слова, вокруг всех нас, появился огненный круг, от которого стало жарко, как в чертовой печке. Но это сработало, и мертвецы стали сгорать в больших количествах. Те, что остались с нами в круге, мы вытолкнули в огонь. Я присел на землю, на которой валялось множество обугленных костей, и прижал руки к футболке. Болели они зверски, да еще и жар от огня, усиливал это чувство…
     — Я еще не настолько прокачался, так что могу лишь облегчить боль, — извиняющимся тоном, произнес Саня, по всей видимости обращаясь к эльфу. — Но не переживай, пальцы можно регенерировать, если найдешь более сильного жреца!
     Я на коленях подполз к Лиф, которая уже тоже сидела, не переставая удерживать магический огонь, и ей явно было плохо. С каждой секундой, она тратила магическую энергию, и могла вот-вот свалить в обморок, если потеряет больше, чем положено.
     — Лиф… прекращай, — с трудом проговорил я, обняв эльфийку. — Лифхель!
     Лифхель резко отпустила руки, и огонь вокруг нас стал медленно исчезать. Эльфийка, как мне кажется, упала бы, если бы я не обнимал ее. Поглаживая ее по волосам, не обращая на куски гнилой плоти, запутавшихся к них, я заметил, через затухающее пламя, что-то прятался за деревьями.
     — Саня, присмотри за ней, — сказал я жрецу, и поднявшись с земли, выхватил из кобуры револьвер. Прыгнув сквозь пламя, я медленно дошел до дерева, где прятался враг, и встретился взглядом с мужиком в черной мантии. Кажется, он не мог бежать, потому что тоже, как и моя Лиф, потратил ману, и теперь у него была слабость в ногах.
     Я приставил ствол к его переносице.
     — Передай мужику наверху, привет от Федора, кусок говна.
     Отдача была сильной, что мне показалось сначала, что я сломал руку. Половина лица сраного некроманта превратилась в кровавую кашу, и его тело свалилось на землю. Не забыв плюнуть на его труп, я медленно вернулся к ребятам, и сел рядом с Лиф. Она была в сознании, и усталыми глазами смотрела на меня.
     — Как ты? — спросил я ее. Ко мне подошел Саня, и стал вылечивать мои раны. Усталость, конечно, никуда не уходила, но по крайней мере, укусы и царапины стали исчезать на глазах, а в руках появилось приятное тепло.
     — Я почти не чувствую тела, а так в порядке, хозяин, — слабо улыбнулась она. — У меня не очень хорошо прокачана магическая энергия, так что сильные заклинания, даются с трудом.
     — Думаю, сожгя всех тварей, ты хорошо прокачаешься… Послушай, Сань, воспользуйся обнаружением жизни. Я убил какого-то мудака, но не верится, что он был главным…
     Но Саня не смог никого обнаружить. Сбежали, ублюдки… Ну ничего, по крайней мере одного я прикончил, и думаю, что Лифхель заслужила посох от гильдмастера. Хотя, теперь у меня осталось всего два патрона, но думается мне, что ненадолго.
     Немного отдохнув, мы все вместе медленно направились в город. Эльф без пальцев уже не стонал, хоть и держал поврежденную руку у груди, всхлипывая. Да уж… боль там наверно была сильная.
     Лифхель шла снова прижимаясь к моей руке, но теперь меня это не волновало. У нее подкашивались ноги, и она тяжело дышала. Пока мы выбирались из леса, я вытаскивал из ее волос гнилую плоть. Как же это было мерзко, и мне было очень жалко волосы эльфийки. Наверно, когда она отдохнет, отправлю ее в баню, что стояла в западной части города. Не русская, конечно, но там можно хорошенько вымыться, и погреться в парилке… Может даже сам схожу, не пожалею денег…
     Но, словно сама судьба решила нагадить нам, когда мы вышли из леса, и отошли от него на приличное расстояние, мы увидели, что из-за городских стен идет черный дым… много черного дыма!
     — Не понял… это что, дома горят? — устало спросил Саня, доставая жезл из-под мантии. — На нас напали?
     — Не удивлюсь… ведь остальные некроманты сбежали, и теперь, кажись, понятно куда, — вздохнул я, выхватывая кинжал. Остальные члены Гильдии тоже приготовили оружие, и мы двинулись к городу, прибавив шаг. И когда уже подошли ближе… все оказалось так, как мы и думали.
     Восточные ворота были выбиты, наверняка магией, вокруг, как в городе так и снаружи, сражалось множество людей. Слышался звон стали, крики, ругань, заклинания… Творилось полное дерьмо, одним словом. И кажется, против горожан и искателей приключений, сражались как мертвецы, так и какие-то маги в темных мантиях, которая была у того, кого я пристрелил. Но помимо их, на стороне врагов были и какие-то уроды, с зеленой кожей, и поросячьими пяточками вместо носа. Ростом эти существа были невысокого, едва доставая людям и эльфам до подбородка. Гоблины… я не видел их вживую, но по рассказам примерно представлял, как они выглядят…
     Но долго стоять и разглядывать сражения не было времени. Мы бросились через поле боя, помогая кому возможно. И особенно старались воины, которые тут же бросились в самое пекло боя, и начали кромсать гоблинов, словно никакой битвы с мертвецами не было.
     — Хозяин, у меня нет энергии… — прошептала Лифхель, подняв правую руку, и произнеся заклинание, пустила слабенький электрический разряд в гоблина, который бежал на нас.
     — Просто держись за меня, — я пнул гоблина в лицо, и повел Лифхель дальше через поле боя. Конечно, хотелось бы помочь нашим, но сейчас, нужно было отвести Лиф в безопасное место.
     Сумев каким-то чудом проскочить через ворота, я подобрал покрытый кровью меч, раньше принадлежавший одному из погибших, которых здесь было множество. Он был тяжеловат, и мне с трудом удавалось даже колоть тех, кто пытался напасть на нас. Лифхель тоже помогала, взяв мой кинжал.
     — А я радовался тому, что убил одного некроманта… — выдохнул я, вытащив меч из тела гоблина. На нас бежали еще несколько тварей, и мне пришлось отпустить Лифхель, чтобы убить их.
     Наверно, я глупо поступил, решив войти в город, во время боя, но я просто не мог оставаться снаружи. Да и Лифхель не бросишь, а тут по крайней мере, можно найти убежище. И почему-то мне казалось, что сейчас, самым безопасным местом была Гильдия, на которую было наложено множество защитных заклинаний… Я просто читал справочники и правило, и одно из правил гласило: «Во время нападения на город, Гильдия становится убежищем для тех, кто не может сражаться, и потому жрецы обязаны наложить на нее защитные чары». Не дословно, конечно, но суть уловить можно, верно?
     Но без проблем добраться до Гильдии нам не удалось. В какой-то момент, из переулка, на нас набросились гоблины, и я успел оттолкнуть Лифхель, и этим отвлек все внимание на себя. Я успел убить двоих, но мой меч застрял в голове одного из них, и гоблины воспользовались этим, повалив меня на землю.
     — Лиф… беги… — успел прокричать я, получив несколько сильных пинков в ребра и живот. Я уже был готов к смерти, ведь гоблины замахнулись на меня своим оружием, среди которых были дубинки и топор, но…
     Кто-то с яростным криком начал кромсать их на куски, причем кинжалом. Я успел отползти немного назад, и стал наблюдать за тем, как мой спаситель, словно сам демон, крутится вокруг, нанося удары с такой скоростью и силой, которую невозможно было представить. Демон с одного удара сумел отрезать гоблину руку, второму обе ноги, третьего почти пополам, и он еще долго визжал, своими маленькими ручками пытаясь собрать кишки…
     И вот, демон, расправившись с врагами, остановился, и начал приобретать краски. И это не шутки, мой спаситель был полностью черным, и лишь красные глаза светились! Но когда краски вернулись в норму, то ко мне подошла Лифхель. Сквозь ее волосы, явно проглядывали небольшие рожки, а ее глаза по-прежнему горели алым.
     — Хозяин… — произнесла она, не своим милым голоском, а жутко хрипя. — Хозяин…
     — Лиф? — с трудом поднявшись на ноги, я подошел к эльфийке и обнял ее. В моих объятьях, она ослабла, и ее рожки прямо на моих глазах стали уменьшаться. Лифхель тяжело дышала, и кажется, готова была свалится на землю, если бы я не держал ее.
     — Я впервые использовала силу демонессы… — проговорила она, уткнувшись лицом мне в грудь. — Не думала, что это будет так тяжело… все тело болит…
     — Ну, ты так кромсала их, так что неудивительно… Ладно, Лиф, нам надо в Гильдию. Там ты будешь в безопасности, а я буду меньше волноваться за тебя.
     — У меня ноги… словно желе… — прошептала Лиф, когда я на мгновение отпустил ее, из-за чего она чуть не упала. Блин, я же не настолько сильный… Ну да ладно, сейчас нет времени жаловаться.
     Взяв Лифхель на руки (я не смог удержаться и простонал от боли в ребрах), я на трясущихся ногах, понес ее дальше по улице. Это было нелегко, так как гоблины и сволочи в черных мантиях еще не были побеждены. Стараясь держаться подальше от сражений, я то и дело останавливался, чтобы передохнуть. Лифхель на моих руках, немного успокоилась, и кажется задремала, так как ее дыхание стало спокойнее, а глаза были закрыты. Я не мог и представить, насколько это было тяжело — потратить магическую энергию, а потом еще и обернуться демоном. Бедняжка…
     Но, как говорится, чем дальше, тем хуже… А может и не так, но какая разница, если дальше все оказалось именно так, верно?
     Завернув за угол, дома, так как я шел переулками, избегая основных сражений, я громко выругался, увидев, что вход в Гильдию перекрыт сражениями. Наши защищали вход в Гильдию, где в подвале, наверняка было много гражданских и раненных, от волн гоблинов. Даже сам гильдмастер вышел на бой, защищая одно из основных убежищ города. И сражался он, с каким-то высоким ублюдком, в черных доспехах. Легендарная секира Кабойнера против двуручного меча Черного воина… Похоже, этот хрен и был главным у гоблинов и ублюдков в мантиях. Была бы это игра, можно было бы назвать его боссом, но для меня тут нет ничего игрового…
     В переулке, помимо меня с Лиф, пряталось еще несколько человек, которые тоже надеялись на защиту в Гильдии. Видимо, не успели спрятаться сразу, ведь многие дома в городе горели, и большая часть улиц была покрыта черным дымом.
     — Нужно… что-то делать, — прохрипел старик, сидевший у стены, и зажимающий рукой рану в боку. Свободной рукой он прижимал к себе маленькую девочку, которая тихо всхлипывала. Внучка его, видимо, ведь у них обоих были похожие глаза… а может и дочка, ведь не всем удается завести ребенка в молодости…
     — Сидите тише, прошу! — прошептал парень, слева от меня. — А то они могут услышать!
     — Трус! Я не вижу, чтобы ты был ранен, или ее что! — фыркнул старик. — Если бы не моя рана, я бы сам вышел на бой!
     — Я не трус! Просто… они убили всю мою семью! И убьют меня, если я выйду!
     — Вот уже несколько лет, как я потерял свою дочь и ее мужа! У меня одна внучка и осталась, и ради нее я готов взяться за меч, парень!
     С этими словами, старик отпустил внучку, и взяв меч, попытался встать, но я остановил его, выхватывая из кобуры револьвер. Лифхель, лежавшая на земле, открыла глаза, и протянула ко мне руки, тихо произнеся «хозяин, прошу…».
     — Если я сдохну, позаботьтесь о ней, — сказал я старику, и перелез через ящики, которые скрывали нас от гоблинов. Вдохнув и выдохнув, я послал все к черту, набираясь храбрости, и сжав рукоять револьвера покрепче, бросился бежать через поле боя. Моей целью был Черный воин, которого, как мне казалось, если удастся убить, то гоблины испугаются… Ну или по крайней мере, это поможет Кабойнеру заняться другими, более мелкими целями, которые для него-то уж точно не будут проблемой…
     Самое главное — это не ввязываться в другие сражения, и постараться не привлекать к себе внимание, что было не так-то легко. А подобраться к Черному воину нужно было как можно ближе, ведь я и так стрелять не умею, а на нем еще и доспехи. Если бы только с него слетел шлем, то можно было бы… Ох, какая же тупая идея (какая по счету?) пришла мне в голову! Рискованная, отчаянная и самоубийственная!
     Но другого варианта придумать было нельзя, ведь я с каждым шагом приближался к сражающимся. Не буду обманывать, мне было страшно, ведь я мог даже не добраться до Черного воина… Хм, а почему я вообще называю его «Черным воином»? Из-за доспехов, наверно, ведь его имени я не знаю. Да и знать не хочу! Единственное, что меня сейчас волнует, это чтобы Лиф была в безопасности, а на все остальное плевать! Конечно, хотелось бы, чтобы меня прикрывал Саня, но он куда-то пропал, с того момента, как мы прорывались в город. Надеюсь, с ним все в порядке, ведь он жрец, и наверняка не лезет на рожон…
     И вот, наступил решающий момент. Вокруг Кабойнера и воина было некоторое расстояние от других сражающихся, чтобы не попадать под удар сильнейших бойцов в городе. В моей правой руке был револьвер с двумя патронами, в левой — кинжал, покрытый кровью, который я забрал у Лифхель, когда нес ее на руках…
     Не повторяя ошибку многих идиотов, которые нападают на врага с криком, я молча набросился на воина, который по удачным стечениям обстоятельств сражался спиной ко мне. Ростом он был выше, чем я думал, около двух с половиной метров, но это не помешало мне схватить его за шею, и одной рукой начать снимать с него шлем.
     — Что за…? — заорал он, начав вертеться, что однако не мешало отбивать удары Кабойнера. — Слезь с меня, тварь!
     — Пошел… в жопу… — прошипел я ему в ухо, сорвав шлем с помощью кинжала, и извернувшись, приставил дуло револьвера к виску. Я нажал на спуск, и большая часть головы ублюдка, разлетелась на кусочки, а его тело, немного постояв, свалилось на землю, выронив меч. Успев слезть с него, до того, как он упал, я подобрал кинжал, который выронил вместе со шлемом, и убрав его в ножны, посмотрел на Кабойнера.
     — Нужно… очистить дорогу, для раненых, — произнес я с трудом, держась левой рукой за ребра, которые сильно болели. Да уж, слишком много физических упражнений для того, у кого по физкультуре была тройка… Ах да, меня же по ним еще пинали, вот почему такая боль!
     — Я займусь этим. Ты пока веди их, оставлять вход без присмотра опасно, — Кабойнер плюнул на землю, и схватил секиру обоими руками. Кивнул, я бросился через сражающихся, которые начали побеждать, так как некоторые гоблины были в шоке, от смерти своего командира, и у них упал боевой дух. Часть из них даже побросали оружие, пытаясь сбежать, но у наших, словно открылось второе дыхание, и они стали с криками догонять их, чтобы не дать никому сбежать.
     Вернувшись в переулок, я сказал остальным, чтобы шли за мной, и убрав револьвер в кобуру, поднял Лифхель, которая снова была в беспамятстве. Уже через некоторое время, мы благополучно дошли до Гильдии, и спустились в подвал, где было поставлено множество коек для раненных. Положив Лифхель на свободную, я помог и раненому старику, который был бледен, словно труп.
     — Черт бы меня побрал! Вы живы! — когда я сидел рядом с Лифхель, над которой колдовали лекарь и жрец, ко мне подошел Саня, с заплывшим глазом, и рваной мантии. И кажется, это были все его повреждения, что не могло не радовать… — Я уж думал, с вами что-то случилось!
     — Пришлось попотеть, чтобы добраться сюда, но мы справились, — прошептал я, держа Лиф за руку. Она уже пришла в сознание, и сейчас смотрела на меня. — Ты сам-то куда запропастился?
     — На меня гоблин напал, когда мы шли через поле боя, у ворот. В тот момент я отстал от вас, но мне удалось без проблем пробраться в город, и я тут же бросился в Гильдию. Какие-то ребята помогали мне, крича, что жрецам стоит быть в убежище и помогать раненым, — Саня похлопал меня по плечу. — Ладно, я пошел выполнять свои обязанности. Потом поговорим.
     — Конечно, — кивнул я, и когда Саня ушел, я повернулся к Лиф. — Ну, как ты?
     — Я… я боялась, что вы погибнете, хозяин… — глаза Лифхель слезились. Я улыбнулся, и сел на пол рядом с ней. Жрец и лекарь уже ушли, обработав ее ожоги, и потому, я наклонил голову на кушетку, и пристроившись поудобнее, закрыл глаза. Да уж, ничего себе у нас выдались деньки…

Глава 5. Паранормальные явления

     Я сонными глазами смотрел на кузнеца-гнома, наклонившись на прилавок, и с трудом понимал то, что он говорил. Мои глаза медленно закрывались, пока я не подпрыгнул от резкого удара по столу, который сделал гном, вредно улыбаясь.
     — Ты будешь слушать, или как? — спросил он.
     — Буду, буду… — я зевнул, и похлопав по лицу, уставился на гнома. — Только это, повтори что ты там говорил?
     — Так и знал… ладно, объясню еще раз. Вот это, — он показал на револьвер, лежащий на прилавке. — армейский револьвер одинарного действия, модель 1873 года. Использует патроны калибра.45, но может использовать и другие типы патронов. Вес оружия составляет 1.021 килограмм, если без патронов, длина ствола…
     — А нафига ты мне это рассказываешь? Я просил рассказать о револьвере, о том, почему он был на кладбище, а ты мне тут такое говоришь… думаешь, я вообще это запомню?
     — Ты же сам просил рассказать о револьвере!
     — Так я и говорю, мне интересно, кому он принадлежал, и сможешь ли ты делать для него патроны, а ты мне тут…
     — Все-все, понял! — гном развел руки, и пригладив длинную бороду, достал из-под прилавка кожаный мешочек. Открыв мешочек, я увидел в нем патроны, которые были точно такие же, как и те три, что я обнаружил в револьвере. Присвистнув, я хотел взять несколько, но гном схватил мешочек, и покачал головой.
     — Я же заплачу!
     — Погоди парень, сначала послушай, что я скажу. Ты же просил историю об оружии, так? Вот и слушай!
     В общем, гном начал рассказывать мне историю, про одного фермера, который жил на Земле в Соединённых Штатах в 1894 году. На этого фермера, который и был хозяином револьвера, напали бандиты, ну и само собой, убили его. Фермера звали Джон Макстон, и в момент смерти, револьвер остался в его руках, и потому, даже в ту комнату с мужиком, он попал с кобурой и оружием. Ясное дело, так как он был не суицидником, как я, а жертвой, ему предложили выбор — новый мир, где он мог бы стать героем, пусть и не очень известным, или же комнату в раю. Джон выбрал первое, и попал в этот мир, который кстати, называется Торунвиль. Тут он познакомился с гномом-кузнецом Дарвином, и они вместе стали думать, как делать новые патроны. И да, Джон тоже вступил в Гильдию, и получил класс «стрелок»… Как можно догадаться, патроны делать они научились, и потому проблем с боеприпасами у Джона не было. Но бравый ковбой так и не заслужил большой славы, и погиб, во время одного задания, на зачистку пещеры с гоблинами. Он состоял в небольшой группе, и потому его оружие и тело, благополучно доставили в город, где Дарвин, его лучший друг, оплакал его, и похоронил, повесив револьвер с кобурой специально для того, чтобы его кто-нибудь нашел. Кто-нибудь из нашего мира, ведь вдруг кому понадобится… Но самое интересное, что Джон умер…
     — Всего полгода прошло… не думал, что кто-то попадет в наш мир так скоро, — вздохнул гном, который и был Дарвином. — Ты сам-то как умер, парнишка?
     — Стыдно говорить, но я спрыгнул с моста и утонул.
     — Самоубийца? Да уж, не зря тебе дали прозвище Дикарь…
     Я нахмурился, и хотел сказать ему кое-что, но решил промолчать. Да, после тех событий меня стали называть не просто дикарем, а… Дикарем, с большой буквы. Хотя, если так подумать, то это прозвище мне очень даже шло, ведь те слухи по-прежнему никуда не делись, пускай все и удивлялись, что я был так заботлив со своей рабыней.
     — Постой, до меня только сейчас дошло… он из 1894-го?
     — Ну да… А чему ты удивляешься?
     — Да так, ничему… Так что насчет патронов? И ты же не против, что я буду пользоваться револьвером твоего друга?
     — Не против. Да и для тебя, это единственный вариант, как для «хардкорщика». У меня даже есть для тебя холостые патроны, чтобы потренироваться. Это были первые наши с Джоном патроны, которые мы делали. Возьмешь?
     — Ага. И сколько… мне будет все это стоить? — спросил я, и у меня сжалось сердце, понимая, что цена будет немаленькой. Гном улыбнулся, и призадумался, поглаживая свою длинную черную бороду. Его глаза хитро смотрели на меня, и вот…
     — Пятнадцать золотых в месяц, и патронов без ограничения. Буду ковать, сколько скажешь!
     — П-пятнадцать?! Послушай, Дарвин, и я так еле свожу концы с концами, так что… давай хоть десять, а?
     — Я буду ковать ночью, если ты попросишь у меня тысячу патронов… пятнадцать!
     — А нафига мне столько за раз? Двенадцать! — я воспользовался «обворожительной улыбкой». Она ведь даже на мужиков работала, ага… Блин, как же это странно…
     Но по крайней мере, гном сдался, и пожал мне руку. Сделка совершилась, и теперь я мог заказывать у него патроны. Только вот беда в том, что когда я отдал ему несчастные двенадцать золотых, которые кстати, называются юмори, из всех денег у меня осталось только триста серебряных, или же кумори, что говорило о том, что надо снова искать работу. И под работой я подразумевал задания в Гильдии…
     Забрав мешочек с холостыми и боевыми патронами, я вышел из кузницы, и направился в Гильдию. Нужно было сразу найти задание, причем с хорошей оплатой. Блин, и почему как только у нас появляются деньги, нам приходится их тратить? Точнее мне, ведь Лифхель, вообще не ходит по магазинам, что было очень странно для девушки… Ну по крайней мере, она согласилась сходить со мной недавно к портному, и прикупить побольше платьев и другой одежды, чтобы не ходить в одном и том же, заодно и я принарядился…
     В Гильдии меня ждало разочарование: ни одного нормального задания не было. Было лишь задание на чертовых кумрусов, но связываться ними мне не очень хотелось. Не потому что мало платят, а потому что Лиф обязательно увяжется за мной, хотя ей лекарь рекомендовал в течение хотя бы месяца не напрягаться, как физически, так и магически. А ведь прошло только две недели, с того дня, как на нас напали приспешники Ургабора, того самого мудака в черных доспехах, которому я прострелил башку. Кстати, в тот раз, я не видел его лица, и заметил, что его голова была лысой, но не обратил на это никакого внимания. Однако, как оказалось, этот Ургабор, был огром, самым настоящим! Ургабор Предатель — так его звали, ведь он был единственным огром за последние сто лет, кто решил присоединиться к Владыке тьмы. Огры в этом мире, ненавидят Владыку, так как много лет назад, он истребил почти всю расу огромных серокожих существ.
     Так как ловить в Гильдии мне было нечего, я уже собрался уходить, но меня окликнул Саня, который спустился со второго этажа.
     — Эй, Федя! Задание ищешь?
     — Ага, только ничего хорошего нет, а с кумрусами я больше связываться не хочу. К тому же, — я достал из кармана довольно тяжелый мешочек с патронами, и показал его Сане. — Зацени, что нашел!
     — Как?!
     — Оказалось, что кузнец в западных ворот друг того, кто был хозяином данного оружия. И я узнал одну, офигенно удивительную вещь — он был фермером из 1894-го года! Представляешь?
     — Ну и что с того? — пожал плечами Саня. — Гномы живут долго, люди, как и в нашем мире, нет, так и что странного в этом?
     — А то, что этот фермер умер всего полгода назад! Как он мог прожить столько, если допустим, я из 2016-го?!
     — Из 16-го?! Да, это странно… этот мир что, живет вне времени? Я ведь попал сюда всего за два дня до тебя, но я был из 2018-го! — мы с Саней призадумались. Это были действительно странные вещи, которые было трудно объяснить. Если честно, я думал что время в этом мире, идет параллельно нашему, и другим мирам, но эта теория уже опроверглась.
     — Надо бы найти еще какого-нибудь попаданца, и спросить из какого он года. Только, узнай мы это, что нам делать с такой информацией?
     Мы одновременно вздохнули. Да, нам это ничего не даст. Но ведь можно просто убедиться, чтобы точно понять, верна ли наша теория про мир вне времени, или же нет? Она конечно, уже подтвердилась словами трех, но… лучше еще раз уточнить. Вот только у кого, если местные люди ничем не отличаются от попаданцев?
     — Насчет задания… я тут нашел одно, но делать его стоит только ночью, — Саня вытащил из кармана мантии плакат, и протянул мне. Мы сели на диван, в холле Гильдии, и я быстренько пробежался по тексту глазами. По моей спине пробежали мурашки…
     — Призраки… ты че, серьезно?
     — А почему бы и нет? Или ты боишься?
     — Ты посмотри сколько за него дают! Это же сложное задание! Призраки, чтоб их! Конечно я боюсь! Ни разу не видел, и видеть не хочу!
     — Ой, да чего такого-то? Я жрец, и призраки сами будут бояться меня…
     — Нет, нет и еще раз нет! — я отдал плакат Сане. — Возьми кого-нибудь другого, но меня ты даже за деньги не подкупишь, хоть они мне позарез нужны!
     — Но мы же в одной группе! А ты знаешь правила — идти надо всем вместе! Да давай, пошли!
     — Ни за что! — прошипел я, вставая с дивана, и быстро направляясь к выходу. Но Саня остановил меня, схватив за руку. Он был физически сильнее меня (да, я слабак!) так что я не смог вырваться из его хватки.
     — Хотя бы просто сходи со мной, Федор! Мне самому страшно, честно, потому и прошу!
     — Так нафига брал! Санек, это же призраки! Я читал о призраках, в местной библиотеке, так что знаю, что они могут натворить! Они, блин, даже в нашем мире существуют! И я пипец как боялся спать по ночам без света!
     — Ты серьезно?
     — Да…
     Я весь дрожал, представляя дом с призраками, в который мне нужно будет идти. Ком в горле, ноги стали ватными, а сердце дико забилось… и это я еще не зашел в тот дом. Да еще и ночью! А если с нами будет еще и Лиф…
     — Санек, я пойду с тобой на задание. Только пообещай мне… пообещай, что похоронишь меня с почестями, ладно? И позаботься о Лифхель, только не принуждай ее ни к чему, понял? А то вернусь нахрен, с того света, и прикончу тебя…
     — Хе-хе-хе, ладно… — Саня сглотнул. — Тогда, вечером я забегу…
     — Нет! Не хочу чтобы Лиф узнала! — взвизгнул я, совсем девчачьим голосом. — встретимся у этого дома, я знаю, где он находится.
     — Понял, понял…

     Мои руки сильно дрожали, ведь мысли витали где-то там, в доме с призраками, и я никак не мог попасть в центр мишени, которую нарисовал на дереве. Мы были рядом с кладбищенским лесом, но далеко не заходили. Я тренировался в стрельбе, а Лиф сидела на простыне, и читала какую-то книгу. Она была немного бледновата, ведь у нее по-прежнему была слабость после использования демонической формы, но в основном она выглядела нормально. А, и еще у нее по ночам, во сне, были какие-то странные истеричные припадки, из-за чего я не мог нормально спать, ведь приходилось успокаивать ее, чуть ли не баюкать, как младенца… Только вот она это вряд ли знает, ведь она-то просыпается бодрой.
     — Да чтоб тебя! Сраная… — я со злости выпустил оставшиеся три патрона, и убрал револьвер в кобуру. Схватившись за волосы, я провыл, и начал снова заряжать барабан оружия, тихонько ругаясь. Прикрыв левый глаз, прицелился, очистил разум, стараясь не думать о доме с призраками, вдохнул, выдохнул, спустил курок, нажал на спуск…
     — О, да! Наконец-то, Лифхель, ты представляешь? — радости моей не было конца, ведь я первый раз, за два часа, попал в середину мишени. До этого я промахивался, попадая выше, ниже и сторонам, бывало даже не попадал в дерево.
     — Молодец, хозяин, — улыбнулась Лиф, когда я сел рядом с ней на простынь. Вытащив из корзины бутылку с водой, я жадно стал пить воду, выхлебав почти треть. Уф, было жарковато сегодня, хотя если верить разговорам в таверне, уже наступала осень.
     — Ну, тренироваться предстоит еще много, но уже неплохая вероятность попадания есть… — я задумался, не понимая, что сказал, но потом плюнул на все это, и обнял Лиф. — Ты что читаешь?
     — Вам лучше не знать, хозяин… — Лиф закрыла книгу, и покраснела. — Это… женский роман… любовный.
     — Ну и что такого? Знаю я, эти романы, — усмехнулся я. — Богатый мужик, бедная девчонка, любовь до гроба и тому подобное… Так, ну-ка, посмотрим, что там у нас! Надо же знать, что читает моя девушка…
     Я выхватил у Лифхель книгу, и отбежал в сторону. Лифхель бросилась за мной, но я был изворотливей, и потому увернувшись, отбежал еще дальше, и открыв книгу примерно на середине, прочитал отрывок… Кажется мой вид говорил сам за себя, так как Лифхель громко рассмеялась, и забрала у меня книгу. Господи… это был не просто любовный роман…
     — Вам плохо, хозяин? — сквозь смех спросила Лифхель.
     — На кой ты это читаешь, а? Лифхель, я-то считал тебя милой, скромной девушкой, но это… Ты же… Как ты вообще читаешь это?!
     — Это довольно интересный эротический роман. Хоть там и пишутся некоторые… подробности, которые иногда трудно читать, но сюжет там не настолько банален, как может показаться.
     Она говорила это с таким важным и знающим видом, что мне стало страшно за себя. Теперь мне все стало ясно, почему она творила ТАКОЕ в тот вечер, когда заперла меня в комнате, хотя и говорила, что я у нее первый… Господи, неужели это все наказание за мой грех, за мой суицид? Как мне теперь оставаться с ней один на один в комнате?!
     Пока Лифхель продолжала рассказывать, я смотрел на двух приближающихся к нам существ (думаю, что говорить «людей», не очень толерантно и правильно, ведь это могут быть эльфы, или еще какие-нибудь, не видимые ранее мной, расы). Один из существ был одет во что-то белое, что меня насторожило, ведь это могло привести к серьезным проблемам для меня.
     — Здаров, ребят, — помахал Саня, приближаясь к нам. Вместе с ним шла девушка, с серьезным лицом и на ее левом плече сидел огромный черный ворон, с красными глазами, почти такими же, как были у Лиф, когда она была в демонической форме. Когда они приблизились и встали перед нами, я окинул девушку недовольным взглядом.
     — Знакомьтесь — Джейн, — представил Саня девушку. Лифхель схватила меня за левую руку, и немного отошла за спину, смутившись. Ах, опять этот режим «скромность»…
     — Федор, — представился я. — А это — Лифхель.
     — Приятно познакомится, — Джейн наклонилась в легком поклоне, а ворон громко каркнул. — Я бы хотела присоединиться к вашей группе, если это возможно.
     Мы с Лиф переглянулись, и засмеялись. Джейн удивлено взглянула на нас, не понимая, что нас могло рассмешить. Саня тоже отвернулся, прикрыв рот рукой, стараясь сдержать смех. Интересно, его тоже смешило то, что она захотела присоединиться к нам?
     — Я сказала что-то смешное?
     — Нет-нет, просто… смешна сама ситуация, да Лиф?
     — Да, хозяин, — вытерев с глаз слезинки, Лифхель кивнула.
     — И что же смешного в том, что я хочу присоединиться к вам? — с каменным лицом спросила Джейн.
     — Ты же не слышала слухов, которые ходят о нас, верно? — Джейн покачала головой. Я так и понял. — Так в таверну «Жаренный хряк» зайди, и ты сама все услышишь! Только по имени меня никто не называет, так что слушай о Дикаре… ты будешь сильно удивлена!
     — Меня не волнуют слухи. Я хочу лишь присоединиться к группе, в которой тоже состоят люди из другого мира. А то, что вы из другого мира, я поняла по вашим именам.
     — Да уж, похоже надо было назваться по другому… ну да ладно, — вздохнул я. — Так ты значит, тоже в своей родном мире померла?
     — Я была убита во время задания «ООНТ», в 2234 году, в Великобритании. А судя по вашим именам, вы из Российской Федерации, я права?
     — Права, — вздохнул я. — Только я из 2016-го, а Санек из 18-го. А Лифхель вообще из третьего мира.
     — Понятно. Я запомню это. Так что насчет присоединения к вашей группе?
     — В общем Джейн, давай так — ты сегодня послушай слухи о нашей группе, а завтра приходи в гостиницу «Белая простыня», в комнату № 4. Просто… если ты вступишь в нашу группу, я уверен, ты испоганишь себе репутацию. Я-то не против принять тебя в группу, но ведь не все спокойно переносят, когда о них говорят гадости.
     — Договорились. Я сделаю, как ты сказал. До встречи.
     Джейн развернулась на каблуках, и быстрым ровным шагом пошла в сторону городских ворот. Мы втроем еще долго смотрели ей вслед, не понимая, смеяться или плакать.
     — Эх, жалко, конечно, что мы потеряли такого товарища, но тут уж ничего не поделаешь, — огорченно сказал Саня. — Это по крайней мере, честно.
     — Ага… А что у нее за класс?
     — «Призыватель» — на помощь себе всяких существ призывает, а ворон на плече — это фамильяр ее. Я просто читал об этом, — добавил Саня, заметив мой взгляд. — Ладненько, пойду я наверно, обратно в город. Время у нас еще есть, так что… посплю немного.
     Подмигнув, Саня тоже зашагал в город, и когда он ушел на приличное расстояние, я осторожно посмотрел на Лифхель. Саня, чтоб тебя, нахрена ты это сказал — крутилось у меня в голове, когда я заметил блестящие глаза Лиф.
     — Хозяин… — Лифхель встала передо мной, заглядывая мне в глаза. — На что это еще есть время, а? Вы куда-то собираетесь?
     — Пф, тебя это не касается, — отмахнулся я, и уселся на простынь. Вытащив из кобуры револьвер, я вложил в барабан холостой патрон, стараясь не глядеть на эльфийку. Но она встала передо мной, и выставила вперед свою книгу. «Стонущие под луной» было название этой книги…
     — Хозяин, если вы не скажете мне, на что у вас еще есть время, я начну читать ее вслух. Я запомнила, на каких страницах описываются самые жесткие моменты.
     — Ты монстр, Лиф… ты просто монстр! Но… нет. Меня таким не испугаешь, — усмехнулся я, и поднявшись, прошел на место для стрельбы, и прицелился в ствол дерева. Но я не успел сделать и одного выстрела, как Лифхель начала громко читать отрывок из книги, от которого у меня сразу сжалось все, что только можно. Это была жесть…
     — Она взяла его за… — я успел прыгнуть к эльфийке, и закрыл ей рот рукой, вырвав книгу. Она что-то мычала, подпрыгивая, и пытаясь дотянуться до книги, которую я держал в руке, вытянув вверх, но ее рост не позволял этого. Ее макушка едва доставала мне до носа, так что, хоть в чем-то я превосходил ее.
     — Давай так: я отдаю тебе книгу, и рассказываю о задании, а ты больше никогда, слышишь, никогда не читаешь мне это!
     — Хорошо, — Лиф выплюнула попавшую в рот прядь волос, и кивнула, хитро улыбаясь. Я отдал ей роман.
     — Только знаешь, чтобы уж наверняка ты осталась в гостинице, я приказываю тебе слушаться меня, — хмыкнул я, и Лиф состроила обиженную гримасу. Так как она рабыня, приказам она не могла сопротивляться. Не очень правильно, но так я смогу защитить ее.
     — Как скажете. Так значит, у вас и правда появилось задание?
     — Ага. Очистить дом от призраков. Там, в роскошном квартале, в одном из особняков убили жену владельца железной шахты, во время нападения. Вот так вот.
     — П-призраки?! — Лиф икнула. — Хозяин… я боюсь призраков, но отпускать вас одного, лишь с Сашей… отмените приказ.
     — Хе-хе, нет уж! Я провожу тебя в гостиницу, и ты останешься в комнате.
     — Но…

     Особняк владельца шахты был больше, чем я думал. Я рассчитывал на двухэтажный дом, но как оказалось, это был трехэтажный и довольно большой, с небольшим садиком, огороженным от улицы железной оградой. Саня ждал меня возле калитки, крутя в руке свой жезл. Заметив меня, он сплюнул на землю, и усмехнулся, поняв, что со мной нет Лифхель. Конечно, ее нет… когда мы вернулись в комнату, мне пришлось усыпить ее, не хлорофиллом, но кое-чем другим… в общем, я был измотан. А еще сильно хотелось спать, и мне было страшно.
     — Ну че, ковбой, готов?
     — Нет, но что поделаешь? — я сделал глубокий вдох, и выхватил револьвер. — Он, конечно, не поможет, но с ним я чувствую себя более мужественно.
     — Ты только не начни палить во все подряд, ладно? — усмехнулся Саня, и вставив в ворота ключ, отпер замок, и мы вошли в сад. По моему телу тут же побежали мурашки, а изо рта повалил пар. Это была территория призраков, и потому здесь было гораздо холоднее, чем за оградой. Ну за что мне все это… сколько еще раз, я пожалею, что совершил суицид?
     Мы медленно двинулись к главному входу, роскошным двойным дверям, которые должны быть заперты, но ключ выдали Сане в Гильдии, там что мы могли попасть в любую комнату. Ему, как святому жрецу, нужно было прочитать заклинание изгнания в каждой комнате, а в комнате, где обнаружили тела, провести ритуал. И ведь все это он мог сам сделать, ведь у него есть защита от призраков, он же жрец, воин богов! Но нет, надо потащить и меня за собой, чтоб его…
     В какой-то момент, когда мы поднялись на первую ступеньку крыльца, дверь главного входа, со скрипом стала медленно открываться, словно приглашая нас внутрь. Через дверной проем можно было видеть шикарную прихожую, с лестницей, ведущей на второй этаж… и по этой лестнице, поднималась едва-едва различимая фигура.
     — Ну нахер! — произнес я, и развернулся собравшись убежать. Но Саня схватил меня за воротник куртки, и удержал. — Саня, блин! Ты это видел?
     — Видел. Просто призрак… если их не злить, то они ничего тебе не сделают. Если, конечно, не ты их убил… Короче, хватит ссать, пошли давай!
     Я покрепче сжал рукоять револьвера, что аж костяшки пальцев заболели, и двинулся за Саней, стараясь не отставать от него ни на шаг. Могу заметить, что как только мы вошли на территорию особняка, калитка за нами закрылась сама собой, а вокруг пропали абсолютно все звуки, словно мы попали в какой-то другой мир, где было лишь наше с Саней дыхание.
     Зайдя в дом, мы первым делом направились в столовую, что находилась справа от входа. Но как только мы зашли, у меня чуть не остановилось сердце, ведь по всей столовке, под потолком, летали долбанные стулья. Они кружили по часовой стрелке, в каком-то одном, размеренном темпе, и не совру, что в тот момент, даже Саня замер на месте и перекрестился.
     — Освободите… — услышал я голос, какой-то потусторонний, произнесенный мне в правое ухо. По телу пробежали мурашки, и я резко развернулся, наставив револьвер, однако никого не увидел. Саня тем временем чертил жезлом в воздухе, какие-то одному ему известные символы, и шептал заклинание очищения. Когда он закончил, то все стулья с грохотом свалились на пол и стол, заставив нас с Саней затаить дыхание и замереть.
     — Пошли дальше, — вздохнул он, и двинулся в другую комнату.
     Весь оставшийся первый этаж мы обошли без каких-либо происшествий. Единственное, что нам обоим казалось, что за нами кто-то идет. И еще когда мы проходили через прихожую, мы снова заметили на лестнице полупрозрачную фигуру, которая через мгновение исчезла наверху.
     В роскошно обставленной гостиной, с камином, я не удержался, и решил проверить на мягкость огромный диван. Усевшись на него, я тут же ощутил пробирающий до костей холодок, и кто-то очень, очень тихо прошептал мне в ухо «наверху…», из-за чего я подскочил, и с криком подбежал к Сане, который громко заржал. В то же время, наверху, со второго этажа, над нами, раздался громкий стук.
     — Хо-хо, кажется нас зовут туда! — Саня хлопнул меня по спине, и быстро пошел в прихожую. Тихонько ругаясь, я зашагал за ним, дрожа всем телом.
     — Знаешь, нам определенно не хватает видеокамеры, — прошептал я, когда мы поднимались по лестнице. Не тая, скажу, что я держался за мантию Сани, ибо мне было очень, вот прямо очень, страшно.
     — Это да! Помню, смотрел одного парня на ютубе, он в одиночку, по-большей части, ходил по заброшкам… И это было реально жутко, хоть я и не верил во всю эту чушь с призраками и полтергейстами… — Саня сглотнул. — Но теперь, попав в другой мир, я стал верить, что в нашем мире, все это тоже есть только оно… более скрыто от наших глаз.
     — А я и так верил в это. Я даже ужасы старался не смотреть, не говоря уж о видео на ютубе… честно, у меня даже телефон всю жизнь был один, старенькая «нокиа», раскладушка, кажется 2007-го, или вроде того…
     — Серьезно?! Я каждые два года телефон менял, так как иногда приходилось смотреть мобильные игры, которые просили подписчики…
     — Подожди, ты кем работал?
     — Стримером. У меня было около четырехсот подписчиков на «Twitch», и больше двух миллионов на «YouTube»…
     — Понятно… я лишь пару раз смотрел прохождения, времени обычно не хватало на это. Про игры вообще молчу… у меня всю жизнь только «Sega» была…
     Саня понимающе вздохнул, а мы тем временем подошли к той комнате, откуда раздался стук. Приоткрыв дверь, Саня помахал жезлом, зажгя на его кончике магический свет, и первым вошел в комнату. Это была одна из множества спален, что находились в особняке, и самое ужасное, что это была детская, с множество кукол и других игрушек. Хорошо, что ребенок был жив, и сейчас находился в другом доме, а то я бы точно скончался на месте… Мертвые девочки-призраки это вообще не клево…
     — А вот и причина стука, — пробормотал Саня, поднимая с ковра одну из кукол, у которой была оторвана нога. — Кажется, наша призрачная леди начала немного буянить… подожди немного, я сейчас очищу эту комнату…
     Когда очищение было проведено, мы пошли в следующую комнату, оказавшейся ванной (да, в этом мире, в больших городах, была реализована система водопровода и канализации, хоть чугунные ванны были лишь у богатых), и там моим главным страхом оказалось зеркало, заглянув в которое, я увидел за спиной, отражение женщины, в сером платье. И в тот момент, дом огласил истошный крик, исходящий из моего горла. Сане пришлось даже использовать на меня заклинание успокоения, чтобы я хоть немного пришел в себя.
     До третьего этажа, больше никаких странных явлений не было, но я больше не мог нормально ходить, передвигаясь по другим комнатам, держась за руку Сани, словно Лифхель. Но мне не было стыдно — страх был сильнее остальных чувств.
     И вот, мы поднялись на третий этаж, Санек очистил две комнаты, огромные спальни с большими роскошными кроватями, и мы пошли в третью, в которой жена владельца шахты, и погибла, от рук проклятых гоблинов. Были здесь и другие погибшие, вроде охранников, и стражников, но бедняга умерла очень жестокой смертью, ведь гоблины были теми еще извращенцами.
     Когда мы открыли дверь в комнату отдыха, в которой стояло множество шкафов с книгами, и несколько кресел, мы увидели фигуру в сером платье, стоявшую у окна к нам спиной. Я тихонько заскулил, и наставил на нее револьвер, однако фигура медленно обернулась к нам, и как-то устало улыбнулась.
     — Извините, что пугала вас… я не совсем контролирую силу, и на эмоциях радости, что меня скоро освободят, управляла вещами, — тихим, потусторонним голосом произнесла женщина, подходя к нам.
     — Потерпите еще немного, леди, — Саня вытащил из кармана несколько свечей, освященных в церкви, и поставил их на подоконник, пройдя мимо призрачной дамы. Кажется, в момент смерти, ей был лет сорок, может чуть больше, однако выглядела она гораздо моложе. Может, из-за призрачной формы, или она просто медленно старела…
     Зажгя свечи с помощью спичек, Саня начал читать заклинание очищения, ходя со свечками в руках по комнате. Чтобы не мешать ему, я подошел к книжной полке, и начал разглядывать корешки книг, читая названия. И первой книгой, которую я увидел, была «Стонущие под луной»… Она что, настолько популярна?
     — Спасибо… — прошептала призрак, когда Саня произнес последние слова заклинания, и женщина стала медленно растворятся в воздухе, охваченная белым светом. Все было кончено, и ее душа смогла попасть в ту белую комнату, где был я, хотя не факт что к тому же мужику.
     Когда она исчезла, в особняк вернулись звуки с улицы, и стало не так холодно. Убрав револьвер в кобуру, я двинулся к выходу, и теперь Саня шел за мной. Мне было так хорошо… наконец, ужас, пробирающий меня до костей, закончился, и я мог спокойно вернуться в свою комнату в гостинице и лечь спать.
     Попрощавшись с Саней, который проводил меня, и пошел дальше до своего дома, где снимал комнату, я, зевая, поднялся на второй этаж, и не доходя до нашей комнаты, услышал жуткий стон. Черт…
     Как можно быстрее отперев дверь, я забежал в комнату, и подбежал к кровати Лифхель, которая с закрытыми глазами, громко стонала. Все ее тело ужасно извивалось, словно она была одержима, и мне пришлось чуть ли не до самого утра держать ее за руки, чтобы она себе ничего не повредила, и успокаивать ее, говоря что-то приятное. Это, конечно, работало, но в ту ночь, я уснул прямо на полу, сидя на коленях…

Глава 6. «Дикие странники»

     Мои синяки под глазами увеличивались с каждым днем. От всех этих событий у меня на лбу появились морщины, которые были отчетливо видны, когда я хмурился. Если говорить прямо, я был похож на алкаша, только вот ничего крепче пива, я не пил…
     Умыв лицо в ванной гостиницы, где была сделана своеобразная деревянная раковина, с висевшим над ней зеркалом, я вернулся в комнату. Эльфийка сидела на кровати, и расчесывала свои рыжие мокрые волосы, приводя себя в порядок. Было уже больше полудня, и я мог бы еще спать, пускай даже на полу, перед кроватью Лиф, но меня разбудила вредная эльфийка, подумав что мне плохо.
     — Послушай, Лифхель, ты когда просыпаешься, у тебя тело не болит? — спросил я, сев рядом с ней. Думаю, что молчать больше не стоит, ведь вдруг она подскажет, как можно было избавить ее от истерик и ломки, по ночам.
     — Эм… я даже не знаю, как на это ответить, хозяин, — смущенно произнесла Лиф.
     — Да ты меня просто не поняла. Я имел ввиду, что тебя уже больше двух недель, по ночам ломает, словно одержимую. Так громко стонешь, заламываешь руки и ноги, да еще и так жутко, что кажется, они у тебя вот-вот хрустнут и сломаются…
     — Я… я правда так веду себя во сне? — ужаснулась эльфийка, перестав расчесывать волосы. — Почему вы молчали?
     — Не хотел тебя расстраивать, но так продолжаться больше не может, Лиф.
     — Вы… вы меня бросаете?! Но мы ведь…
     — Да нет же! — я за руку усадил подскочившую с кровати Лиф. — Может ты знаешь, как избавить тебя от этих истерик? Ты демон, и церковь тебе вряд ли поможет, но вдруг есть другой способ? Я просто хочу нормально выспаться, наконец…
     — Я думаю, что мне нужно снова обратиться, — прошептала Лиф. — Я надеялась, что меня никогда это не коснется, ведь обращение в демоническую форму, происходит лишь тогда, когда мои эмоции на пределе… А я обычно ни за кого не переживала так, как за вас…
     — Обращение не вариант. Я не позволю этому случится, ведь теперь у меня есть нормальное оружие, да и я стал сильнее. К тому же, видела бы ты тогда себя…
     — Ну, есть еще один способ… Я должна сильно выматываться за день, чтобы не видеть никаких снов, и со временем, это пройдет…
     — Тогда, будем выполнять задания, как ошпаренные. И будем брать посложнее, чтобы точно уставать, — усмехнулся я. — Пойдешь в Гильдию со мной?
     — Простите, хозяин, но ведь есть другой способ… — Лифхель положила голову мне на плечо, а ее правая рука легла мне на грудь. — Если вы понимаете, о чем я…
     Я не успел ничего ответить, как в дверь постучали. Поднявшись, я подошел к дверям, и открыв ее, увидел кулак, метящий мне в лицо. Реакция сработала мгновенно, и я успел схватить руку, в нескольких сантиметрах от лица. Да уж, никакая прокачка не нужна, если пережить опасный день, окруженный сначала живыми мертвецами, а потом бежать по городу, наводненном гоблинами, с эльфийкой на руках…
     — Проклятый рабовладелец! — прошипела Джейн, пытаясь ударить меня другой рукой, но и этот удар я заблокировал. — Я слышала, что говорят о тебе в городе! Ублюдок! Ты считаешь, что раз попал в другой мир, можно творить что захочешь?!
     — Эй-эй, погоди секунду, не я этого сделал!
     — Врешь! Хочешь сказать, что бедняжка-эльфийка сама согласилась стать твоей рабыней?! Проклятый засранец! Извращенец!
     — Прекрати! — взвизгнула Лифхель, и подбежав ко мне, попыталась ударить Джейн, но та каким-то чудом увернулась. Тогда моя эльфийка произнесла несколько слов, и девушку связали появившиеся прямо в воздухе, тонкие веревки. — Не трогай его!
     — Почему… почему ты защищаешь этого… ублюдка?! Кэл!
     Из коридора вылетел ворон, и усевшись на Джейн попытался снять веревки, но Лифхель, произнесла заклинание, и ворон свалился на пол. Джейн злобно посмотрела на меня, как будто это я парализовал ее ворона…
     — Ты промыл ей мозги, да? Несчастный говнюк!
     — Погодь, Джейн, ничего я не делал, — я поднял упавшую Джейн с пола, и затащил ее в комнату, захлопнув дверь. Ворона я тоже забрал, кстати, и положил на стол. Пристроив Джейн на стуле, я взял кинжал, и приставил его к веревкам. — Может, сначала выслушаешь нас, а потом уже будешь делать выводы?
     — Не хочу я даже слушать твою брехню! Развяжи меня! Обещаю, что как только освобожусь, я прикончу тебя!
     — Дура! — крикнула Лифхель, и в ее руке появился искрящийся шар. Ох ты ж, блин! Шаровая молния, серьезно?! Когда она этому научилась, это ведь сильная магия, и очень убийственная! — Хозяин, позвольте мне убить ее!
     — Лиф, убери свою магию, — вздохнул я. Но Лиф не слушалась, и лишь злобными глазами смотрела на Джейн. — А ты, выслушай нас внимательно! Да, Лиф и правда моя рабыня, но…
     — Ага, значит не отрицаешь этого! Сволочь, скоти…
     С криком, Лифхель ударила Джейн по щеке, и чтобы предотвратить второй удар, я схватил Лиф за руку, и усадил на кровать. Она злобно фыркнув, убрала шаровую молнию, и спряталась под одеяло. Господи, я что, теперь и у нее был виноват? Блин, неудачи так и преследуют меня…
     — Хорошее представление, однако, — раздался голос со стороны окна, из-за которого мы все втроем подскочили. Лиф резко встала с кровати, и уже не раздумывая выпустила шаровую молнию в незнакомку в кожаном костюме, что сидела на подоконнике. Она исчезла так же мгновенно, и потому выпущенный Лиф, шар, врезался в стену, оставив на ней обугленный след, и выбил стекло, которое улетело на улицу. Твою ж… теперь и за ремонт платить…
     Но незнакомка никуда не делась, и через некоторое время появилась на кровати, и схватив Лифхель за талию, приставила к ее горлу кинжал, который был раз в сто, лучше чем мой.
     — Какая… милая эльфийка! — произнесла незнакомка, посмотрев на меня. — А если она твоя рабыня, почему на ней нет рабского ошейника, как у других?
     — У нее печать, выше поясницы, — вздохнул я. — Ты, вообще, кто такая?
     — Ивлена. Класс — «Ассасин». Пришла вот, к главе группы «Дикие странники», увидела, как вот эту девчонку связали магические путы, и решила тихонько посмотреть, что будет дальше, — Ивлена хихикнула, и еще сильнее приобняла Лиф. — Я слышала, какой ты дикарь, и что ты делаешь с эльфийкой…
     — Враки это все. Ничего, о чем могут судачить обо мне, я с Лиф не делал. Скажи ей!
     — Это… правда, — пропищала Лифхель. — Я люблю хозяина, и если бы не печать, то я бы звала его по имени.
     — Что ты говоришь, милашка. Ну вообще, я и решила вступить к вам в группу, из-за слухов. Говорят, что ты еще по классу «хардкорщик», а она — «высший архимаг».
     — Ага, потому мы и «Дикие странники»… хоть слухи про меня по большей части и не правда, но вот насчет класса… — я достал из куртки удостоверение, и раскрыв его, показал Джейн и Ивлене. — Вот, смотри. Думаю, ты понимаешь, что такое класс «хардкорщик»…
     — Нет. Я о таком не слышала, — фыркнула Джейн. — Как будто это может изменить что-то! Бедная эльфийка говорит так, словно под гипнозом! В своем мире, я таких…
     Я хотел закрыть ей рот, чтобы она молчала про другой мир, но было поздно. Ивлена ошарашено посмотрела на нас, и хитро ухмыльнулась. Джейн же кажется не волновало, что она разболтала один из тех секретов, что обязаны соблюдать перерожденцы. Причем это какое-то негласное правило, но оно прямо засело в твоей голове…
     — Так, так, так… а это еще интересней! Ну-ка, расскажите мне про другой мир, а то я не отпущу эльфийку.
     — А разве, расы из этого мира не знают о том, что когда мы умираем, некоторые из нас попадают сюда? — пролепетала Джейн.
     — Не знают… но по крайней мере, я теперь смогу объяснить, почему она моя рабыня, и почему все решили, что я дикарь…
     Я сел на кровать, и начал долго рассказывать свою, немного грустную, и не очень, историю, про то, как совершил суицид, как попал в белую комнату, как мне отдали Лиф, и как она подставила меня, с этим Ийтмулом. Конечно, я скрыл, что мне суждено стать Владыкой тьмы, и это понятно… В какой-то момент, Ивлена отпустила Лиф, которая бросилась ко мне, и спряталась за моей спиной. Выглянув из-за плеча, она показала язык Джейн, отчего та, опешила даже больше, чем от информации, о моем суициде. Разговор на самом деле, вышел довольно долгим, а время уже клонилось к вечеру, и мне нужно было сходить в Гильдию, забрать свою награду.
     — Ага, так значит, в наш мир попадают умершие в других мирах… Не знаю, что делать с этой информацией, но она пригодится, — хихикнула Ивлена. — Но, конечно, я пришла, не для того, чтобы шантажировать вас, а вступить в группу.
     — Я не против, — пожал я плечами. Лифхель позади меня огорченно вздохнула, видимо эта девушка, ей не понравилась. — Мне все равно в Гильдию надо, забрать награду и новое взять, но… тут у нас проблемка.
     — Я думаю, что больше никаких проблем нет, — спокойным тоном сказала Джейн. — Я повела себя глупо, поверив грязным слухам. Простите меня за это!
     — Да ладно… — отмахнулся я. — Так что, не передумала вступать в группу?
     — Сначала я хотела отказаться, напинать тебе, но… по крайней мере, в твоей группе, вы все из моего мира, пусть и из разных временных эпох…
     — Больше не будешь кидаться на меня? — Джейн покачала головой. — Ну тогда… Лиф, развяжи ее!
     — Нет! Она хотела причинить вам вред, хозяин, и заслуживает наказания!
     — Вот, смотрите… похожа она на рабыню, если не считать того, что зовет меня «хозяином»? Она почти никогда не слушается меня!
     Но все же, мы втроем сумели уговорить Лиф, освободить Джейн. Эльфийка даже привела в чувства ворона Кэла, который громко каркнув, сел на плечо Джейн, и злобно уставился на Лиф. Потом мы все вместе, дружной компанией, поперлись в Гильдию, что наверняка, вызовет еще больше слухов, ведь со мной, теперь было три девушки. Не хватало просто взяться за руки, и напевая что-нибудь веселое, идти и подпрыгивать…
     Проходя через регистрационную стойку, я сказал, что оплачу выбитое стекло, но только когда заберу деньги за задание. В тот момент, Лифхель посмотрела на меня виноватым взглядом, а я же понял, что у нас никогда не будет лишних денег, как мы ни старайся. Кстати, надо было еще видеть лицо Джейн, наблюдавшей за эльфийкой, которая шла, прижимаясь к моей левой руке своей маленькой грудью.
     Когда мы шли в Гильдию, я думал о том, что очень похож на персонажа аниме-гаремника… Хм, только я, кажется, был более храбрым, ведь с одной из них, я во всю крутил любовь. Жениться на Лиф, я конечно, не собирался, но если мне суждено прожить с ней всю жизнь, то я был не против. Может, даже ребенка завести, но об этом слишком рано думать… Ведь как ни крути, а убить Владыку тьмы, мне вряд ли удастся, так что нужно было думать о более реалистичных вещах…
     И вот мы приперлись в Гильдию… где меня ждал Саня, вместе с каким-то огром, у которого была лысая макушка, но зато была аккуратно стриженная бородка. И за спиной у огра, на ремнях, висел огромный молот, которым он, наверняка, мог с одного удара воткнуть меня в землю. Ох, господи, пожалуйста, пусть он не окажется таким же наивным как Джейн… Ну не хочется мне умирать!
     — Эм, Саня, кто это? — тихонько спросил я жреца, который с любопытством разглядывал Ивлену.
     — Я тебя сам хотел спросить. Где ты эту красотку подцепил?
     — Долго объяснять, друг. Хочет к нам в группу вступить, — усмехнулся я.
     — Вот так совпадение. Орлук тоже хочет вступить к нам. Говорит, что ты у них в деревне, чуть ли не звезда.
     — Для нас ты — герой! — вмешался огр, протянув мне свою огромную руку. Огр был ростом, кажется, выше двух с половиной метров, и рука его, была под стать его росту. В ней наверно мог поместиться двухмесячный ребенок… и еще место бы осталось…
     — Интересно бы узнать, почему. Я ведь нифига не сделал!
     — Сделал, Федор, сделал! — заулыбался огр, когда я пожал ему руку. Я уже рассчитывал на то, что моя рука сломается, но его рукопожатие было довольно аккуратным. — Ты убил предателя, который присоединился к Владыке, Ургобора, чем опозорил наш род. Могу заметить, что он был сильнейшим воином, среди огров…
     — Да? Теперь понятно, почему он почти на равных сражался с Кабойнером… И да, я убил его бесчестно, прыгнув ему на шею, сорвав шлем, и пристрелив нахрен! Тут нечем гордиться!
     — Но ты же «хардкорщик», верно? — усмехнулся огр. — Знаешь, будь я на твоем месте, я бы тоже пытался победить его хитростью, а не силой, ведь выходить к нему лицом к лицу — чистое самоубийство.
     — Ну, мне даже добавить нечего. Если тебе плевать на честь, гордость и тупые слухи — то добро пожаловать в группу! Только, сначала еще зарегистрировать вас нужно… У нас тут, видишь, еще две хотят вступить в «Отряд Самоубийств»…
     Не хотелось мне, конечно, но как главе группы, я стал знакомить всех друг с другом. После чего, мы пошли на второй этаж, и в коридоре мы наткнулись на Кабойнера, который дружелюбно кивнул мне в знак приветствия.
     И вот, мы всей дружной, доброй компанией, вышли из кабинета, и пошли к доске заданий. Нужно ведь было как-то отметить наше знакомство, и пополнение в команде… а еще мне нужны были деньги. Пока все остальные выбирали, что взять, я вместе с Лиф, забрал награду за изгнание призрака, и отсчитав половину, убрав ее в мешочек, служивший мне вместо кошелька.
     — Вот, твоя доля, — протянул я Сане мешочек с наградой. — Что, выбрали что-нибудь?
     — Как насчет гоблинов? — пожала плечами Джейн. — За них и награда неплохая.
     — Да, денежки нам нужны, — я почесал щетину, и посмотрел на Лиф. — Остальные согласны с этим?
     Остальные, которых стало слишком много, кивнули. Эх, не думал я, что у нас будет такая команда… Я считал, что мы так до конца и останемся втроем, ведь я даже на Джейн не рассчитывал. А теперь, мы с Лиф, будем получать еще меньше денег, ведь делить нужно было на всех. Может, мне и вправду устроиться на работу?
     — Тогда давайте до завтра. Мне еще нужно заплатить за разбитое окно… — мы с Лиф собрались уходить, но Джейн схватила меня за руку, и посмотрела огорченным взглядом. — Чего тебе?
     — А можно… переночевать у вас в комнате? Я несколько дней жила у реки… у меня совсем нет денег…
     — А тебе не страшно будет оставаться в комнате с… как ты меня там называла? Извращенцем, рабовладельцем, засранцем, ублюдком… я ничего не пропустил, а?
     — Что там у вас происходило? — удивился Саня, слушая, о чем мы говорим. Я вкратце рассказал ему, что произошло в комнате, отчего он громко заржал, заставив всех в холле Гильдии обернуться в нашу сторону. Даже Орлуку стало смешно, хотя, он еще не понимает, бедолага, в какую команду вступил…
     — Прости, — понурив голову, сказала Джейн, поправив свой плащ. — Пойду я тогда, снова к реке…
     — Да ладно уж, можешь у нас переночевать. Мы с Лифхель пристроимся на одной кровати, а ты займешь вторую. Только предупреждаю сразу — Лифхель по ночам бывает плохо, так что не пугайся сильно.

     Ночь прошла достаточно спокойно, что было очень удивительно. Кажется, я наконец выспался, ведь у Лифхель не было истерик. Так как у нас в комнате были выбито стекло, за которое я заплатил сразу, как только вернулся в гостиницу, нас поселили в комнате на третьем этаже, тоже с двумя кроватями. С утра мы вышли из гостиницы, и направились к восточным воротам, где дождавшись остальных, поперлись в пещеру, до которой было всего несколько часов ходьбы. Судя по описанию задания, там спрятались гоблины, которые участвовали в нападении на город, и нам нужно было прикончить их всех.
     Путь наш был хоть и не долог, но чтобы не было очень скучно, мы стали делиться разными историями. И да, так уж получилось, что Джейн опять не смогла сдержаться, и спросила Саню, как он умер, забыв что у нас в команде Орлук. Пришлось еще и ему объяснять, что да как, и огр был в сильном шоке, что начал даже расспрашивать нас, о нашем мире, и Ивлена его полностью поддерживала. Что ж поделать, пришлось немного рассказать…
     Но зато, нужно было видеть лица всей нашей группы, когда Джейн решила рассказать историю своей смерти. Как оказалось, в будущем, идет война, между всеми странами, что привело к огромному росту терроризма. Джейн оказалась одной из жертв, чей дом подорвали, когда ей было четырнадцать, и она смогла выжить, но лишилась обоих ног, и левой руки. Так же, она потеряла родителей, что было довольно грустно.
     Ее нашли спасатели, отправили в больницу, где сделали киберпротезы, и она решила после этого, вступить в правительствую организацию «ООНТ» или же организацию охотников на террористов. Она долго обучалась пользоваться своими новыми конечностями, стрелять, драться, и просто убивать. Но, в мире не всем удается сделать то, что хотел… Джейн умерла в двадцать пять, на своем первом задании. И она сказала, что сильно радовалась, когда в белой комнате, оказалась со своими ногами и рукой, а не с киберпротезами. Да уж, девчонке можно было посочувствовать…
     Рассказывать же то, что произошло в пещере, я не буду, ведь это было обычное задание на зачистку. Револьвером мне воспользоваться снова не удалось, ведь стрелять в замкнутом пространстве, где еще и свои товарищи, было очень тупо. Так что я просто разил кинжалом на пару с Ивленой, что заставляло очень сильно ревновать Лиф, которая чуть не рыдала, и просила, чтобы я подстроил девушке несчастный случай. Вот такая вот она, скромница Лифхель… Конечно, ничего подобного я делать не стал…

     И вот, наступила рутинная жизнь, в которой мы просто ходили на обычные задания, немного успели сдружиться, и вообще стали лучше друг к другу относится. Спустя два месяца, после принятия в команду новых членов, после очередного задания, мы решили все вместе выпить в таверне. Лиф теперь хорошо относилась как к Ивлене, так и Джейн, которая поселилась в комнате рядом, получив первую награду, так что нам было очень весело. Веселая дружеская посиделка, всей группой, с кем не бывает, верно?
     Только у меня, как обычно, все случилось немного по другому…

Глава 7. Последствия дружеской посиделки

     Голова сильно болела, во рту было очень сухо. Хотелось пить… Я медленно поднялся с кровати, держась за голову, и когда перелез через Лиф, подошел к шкафу, и достал оттуда бутылку воды. Жадно напившись, я обернулся…
     Бутылка выпала из рук, а рот сам собой открылся в ужасе и удивлении. Я был не в своей комнате! Эта была намного больше, и с большой кроватью посередине, на которой лежали несколько девушек. Они недовольно зашевелились из-за стука бутылки об пол, а я поняв, что стою голым, быстренько натянул свои штаны, которые нашел в шкафу.
     — Вы чего там грохочете, хозяин? — Лифхель приподняла голову, и сонными глазами посмотрела на меня. — О, водичка! А вы мне не дадите?
     Я поднял с пола бутылку, в которой еще оставалось немного воды, и дрожащими руками протянул ее Лифхель. Когда эльфийка села в кровати, одеяло упало, и она оказалась голой… Так, начало очень, и очень плохое, ведь ко мне стали возвращаться воспоминания, о вчерашней посиделке…
     — Лиф, а мы вообще где? — тихо спросил я, подходя к кровати справа, и откинув одеяло. По левую руку от Лифхель лежала блондинка с короткой прической. Ивлена… Откинув одеяло побольше, я убедился, что она как и Лиф, была голой. О, господи!
     — А вы не помните? — удивилась Лиф, и показала правую руку, на безымянном пальце которой, было надето кольцо. — Вы вчера были не настолько пьяным…
     — Дорогая моя, скажи мне, что это у тебя за колечко?
     — Обручальное… мы ведь вчера сыграли небольшую, спонтанную свадьбу. Как вы можете не помнить этого, хозяин?
     У меня чуть сердце не остановилось от этих слов. Я медленно обошел кровать, и откинул одеяло с третьей девушки, брюнетки, уже по цвету волос догадавшись, кем она могла оказаться. Но это же просто невозможно… Это лишь плохой сон, я же не настолько озабоченный… Или настолько?
     И мои опасения подтвердились, ведь по правую руку от Лиф, тоже голой, лежала Джейн… Да что тут творится? Может, я под действием гипноза?
     — Слушай, Лиф, а если мы теперь женаты, то что тут делают наши товарищи по группе?
     — Кажется, ты совсем пить не умеешь, Федя, — пробормотала Джейн, поднявшись с кровати. Она быстро накинула лежащий на полу белый халат, и села за стол, глядя на меня. Ее взгляд был таким же холодным, как и обычно, но вот уголки рта медленно ползли вверх, изгибая тонкие губы в улыбке. — И вообще, мы теперь не просто товарищи по группе.
     — Верно. Мы теперь одна семья, Федор, — хихикнула Ивлена, откинув одеяло. Она вытянула правую руку, и показала мне. На безымянном пальце было такое же кольцо, как и у Лиф… Глядя на нее, Джейн тоже показала руку, и у нее было такое же кольцо… Что тут творится? Почему… Мы что все, поженились друг на друге, я не понял?
     Я сел на краешек кровати, и Ивлена обняла меня сзади. Черт… увидев кольца на их пальцах, я начал кое-что вспоминать, а именно, то, как мы все вместе сидим в таверне, потом я стою перед священником из церкви Ро — Бога жизни — а потом передо мной стоят все три девушки. Слышится смех и поздравления Сани и Орлука, только не могу понять, с чем они меня поздравляют. Зато ясно вспоминается сказанная мною фраза: «Я с Ийтмула, и наши законы позволяют многоженство. Тем более, что они сами согласны, верно?».
     Многоженство, хех… хе-хе… я опустил взгляд на руки, и увидел на своем безымянном пальце, на правой руке, довольно-таки дешевое, судя по всему, кольцо. Ну ладно, допустим, я не против того, чтобы быть мужем Лифхель, пускай такое вообще не планировал, но да ладно… ведь алкоголь еще и не такое может заставить сделать человека, верно? Однако, есть кое-что, что меня все же пугало…
     — Джейн, Ивлена а за кого вы вышли? — с трудом проговорил я, стараясь не глядеть на девчонок. Раздался оглушительный смех, и Ивлена, по-прежнему обнимавшая меня за шею, поднесла к глазам руку с кольцом, и я заметил едва различимую надпись на нем. «Федор»…
     — В нашем мире принято на обручальных кольцах, писать имя жены или мужа, — усмехнулась она. — По нашей вере, таким образом, мы еще сильнее привязываем к себе этого человека.
     — Да, у меня тоже такая же надпись, хозяин, — Лиф тоже показала мне свое кольцо, на котором тоже было выгравировано мое имя. Тогда…
     — У меня тоже, Федор, — без каких-либо эмоций произнесла Джейн, уже что-то искавшая в шкафу. — Ты взял нас всех в жены прошлым вечером.
     Эти слова донеслись до меня словно издалека. Как такое вообще возможно? Нет, ну понятно, я по легенде с Ийтмула, королевства разврата и рабовладения. По ихним законам это разрешается, но как я узнал из какой-то книги — так поступают только богатые, ведь какой крестьянин сможет прокормить двух и более жен? Да и к тому же… даже у них там, у свободного человека, будь то женщина, мужчина или ребенок, есть право голоса. Нельзя у них, на Ийтмуле, принудить свободную женщину к замужеству, ведь за это, можно тоже получить срок в темнице.
     — Я не могу одного понять… как вы согласились на такое? — у меня в горле встал комок, из-за которого было трудно говорить. — Ну ладно, с Лиф все понятно, но вы обе…
     — Так ты сам предложил, — пожала плечами Джейн, встав передо мной. Она была полностью одета в свою стандартную одежду — черные мешковатые штаны, бежевую блузку, и коричневый плащ с капюшоном, с завязками под шеей. — И не знаю почему, но я согласилась. Я все равно никогда не смотрю в будущее, так что будь что будет. К тому же, за два месяца, что мы знакомы, я узнала тебя побольше, и поняла, что ты не такой говнюк, каким я тебя считала.
     — Самая тупая мотивация. Ивлена?
     — Ты мне нравишься. Да и выйдя за тебя, я исполнила свою цель, из-за которой и вступила в Гильдию — нашла мужа. Осталось еще ребенка завести…
     — Р-ребенка… В смысле ребенка?! — ужаснулся я. — Я вообще такого не хотел! Так же как и жениться!
     — Ну, теперь уже поздно, — Джейн мило улыбнулась, но было в ее улыбке что-то такое… зловещее. Она положила руку мне на плечо. — Прости, Федор, но ты не с теми связался. Да и вообще… мы намного сильнее тебя, му-же-не-к!
     Я закрыл лицо руками и откинулся на кровать. Господи, никогда, никогда больше я не буду пить… по крайней мере в компании девушек. Ох, блин, во что я ввязался… Но, если так подумать, то вот он — гарем, как у какого-нибудь султана. Только из меня султан, как из говна пуля, ведь я даже искатель приключений самый слабый из всех… И думается мне, что не я буду главным в нашей странной семейке, совсем не я…
     Я еще некоторое время лежал на кровати, обдумывая все, что произошло, и теперь ко мне точно вернулись все воспоминания, так как максимум, что я выпил — это три рюмки водки, и всего несколько кружек пива. И я вспомнил наш поход в церковь, и даже брачную ночь… Ну, теперь я не удивляюсь, почему я чувствовал себя очень вымотанным, и дело было вовсе не в алкоголе… Интересно, что сказала бы моя мама, если бы узнала, что я женился сразу на трех? Эх, самое-то обидное, что я никогда не познакомлю ее хотя бы с Лиф… До папаши мне, само собой было похер, он бы точно сказал «не понимаю, что они в тебе, дебиле, нашли»… Надеюсь, этот говнюк, будет жить вечно, чтоб его…
     — Сколько у нас денег? — донесся до меня голос Джейн.
     — Не так чтобы много… большая часть ВСЕХ наших денег ушла на кольца, и на оплату этой чудесной комнаты, на месяц вперед, — от слов Ивлены, Лиф чихнула, чем вызвала смех девчонок. — Вот, эльфийка подтвердила!
     — Сколько именно?
     — Пятьсот девяносто три кумори, Джейн.
     — Да уж… На четверых не так уж и много. Но хотя бы за жилье не надо волноваться целый месяц…
     Я зажмурился еще сильнее, издав протяжный стон. Они уже считают, что мы должны жить вместе… Один парень, и три молодых женщины… Я же еще слишком молод, мне всего девятнадцать, блин… А сколько остальным, интересно? Думаю, как муж, я имею право знать… Знаю лишь, что Джейн двадцать пять, а остальным? Они все старше меня, я правильно понимаю? Господи… А ведь всего этого могло не быть, если бы я просто подождал два дня, и смог бы получить комнату в раю, м-да…
     Но опять же, из-за этого я бы не встретил Лиф, и не познакомился с Саней, и остальными… Как обычно, нет ни хорошего выбора, ни плохого, ведь в каждом возможном варианте нашей судьбы, нас ждут свои плюсы и минусы.
     Фига я тут, философией кидаю!
     Открыв глаза, я сел на кровати, и оглядел комнату. Все занимались своими делами, уже одетыми, что не могло не радовать. Лиф читала книгу на другой стороне кровати, Джейн смотрела в окно, а Ивлена с хитрой улыбкой смотрела на меня, накрашивая губы помадой.
     — Я пойду к Сане, — натягивая теплую одежду, пробормотал я. Не знаю зачем, но я прицепил к ремню кобуру и ножны, без которых чувствовал себя голым, и дернул за ручку двери. Заперто… — Где ключ?
     — Лови! — я с трудом поймал ключ, брошенный Ивленой, и покачав головой, вставил его в замочную скважину.
     — Знаете… я совсем не против пожить такой жизнью, — обернулся я к ним. Мои девчонки посмотрели на меня, и я выдавил «обворожительную улыбку». — Только сейчас… дайте мне время немного побыть одному, и все обдумать, ладно?
     — Ладно, — усмехнулась Ивлена. — Нам и самим нужно все обдумать, и решить некоторые моменты. И это… раз ты к Саше, сходите в Гильдию, и возьмите задание.
     — Ага, — я помахал Лиф, и вышел из комнаты. Как оказалось, мы были все в той же гостинице «Белая простыня», только теперь жили на третьем этаже, в самой дальней комнате, которая была и самой большой.
     Выйдя на мороз (было примерно -15 градусов, судя по висевшему на входных дверях, градуснику) я закутался поплотнее в дешевое пальто, и медленно поперся в западную часть города. Да уж, что и говорить, идти было немного тяжело из-за выпавшего снега, но все же… город Вордис теперь казался намного красивее. Для меня, по крайней мере… И возможно из-за того, что я люблю снег. Хотя я совсем терпеть не могу зиму, ведь именно зимой, и умерла моя мама… Можно сказать, что из-за ее смерти, видя как она мучилась, тоже умирая от опухоли, я и выбрал путь самоубийства, зная, что меня ожидает…
     Дойдя до дома, в котором Саня снимал комнату, я постучал в дверь, и через некоторое время мне открыла женщина среднего возраста, в черном халате. Она без лишних вопросов пустила меня внутрь, и я поднялся на второй этаж, и постучался в комнату, где жил Саня.
     — Ну что, герой-любовник? Жив еще? — улыбаясь спросил он. Было немного странно видеть его в простой одежде, а в не мантии жреца.
     — Почти… О, привет Орлук! — мои мысли были настолько забиты, что я не сразу заметил почти трехметрового огра, сидевшего на полу, скрестив ноги, и с кружкой в руках. Он поздоровался со мной, и я уселся на свободный стул. Саня тут же поставил передо мной кружку, и налил в нее вина.
     — Что-то я боюсь уже прикасаться к алкоголю, — вздохнул я. — Можно простой воды?
     — Ну, на твоем месте, я бы тоже боялся, — усмехнулся Саня, и вышел из комнаты.
     — Ты, Федор, задал вчера жару, конечно, — произнес Орлук. — Ты помнишь, что вчера случилось?
     — Как только услышал, что стал мужем сразу троим, то все вспомнил. А кто был моим шафером?
     — Я. А Саша шел как друг… скажем всех невест, чтобы ни одну не обижать.
     — Думаю, что спрашивать, почему вы не остановили меня, не стоит, да?
     — Федя, друг, не хотелось бы этого говорить… — в комнату вернулся Саня, и поставил передо мной кружку полную чистой воды, которую я в один присест опустошил. — Но нам с Орлуком угрожала одна такая рыжая эльфийка, которая говорила, что другого шанса может и не быть. Причем в тот момент, она одевала тебе на палец кольцо…
     — И почему я не удивлен? — вздохнул я. — Саня, ты как женатый ранее человек, дай какой-нибудь совет!
     — А какой? Мы с Наташей довольно долго знали друг друга, лет этак, с пятнадцати, так что наша свадьба не была спонтанной. Да и она у меня была всего одна, и других мне было не надо… Эх, хотел бы я, чтобы она была тут, только для этого, ей нужно умереть, чего я точно не желаю…
     — Ну, подскажи, что мне теперь делать? Думается мне, что если я попробую заговорить о разводе, то меня ждет нечто плохое… А специально обижать их я не собираюсь, так что нужно хоть знать, как жить с женами.
     — Ох, ты такие вопросы задаешь, блин! Я не могу тебе ничего посоветовать, ведь как я уже сказал, мы с Наташей всегда знали, как и что делать. А ты… просто будь собой, и уделяй каждой внимание. Насчет любви не знаю, но ведь любовь может прийти позже…
     — Главное — не пить! — усмехнулся я. — Ладно, я просто буду плыть по течению, как обычно. Просто пока, единственная кого я люблю, это Лиф, а вот Джейн и Ивлена… Я вообще не понимаю, как, вот просто как, они согласились на это?!
     — Были бы тут сериалы про любовь, я бы посоветовал тебе парочку, а так…
     Мы втроем еще некоторое время посидели, обсуждая мои вчерашние похождения, а потом решили, что нужно все же сходить в Гильдию, и взять задание. Причем, какое-нибудь посложнее, чтобы нам отвалили хорошенькую сумму. И делить награду теперь можно было на три части…
     Но единственным нормальным заданием, которое было нам по плечу, была зачистка пещеры от гоблинов. Не та, что два месяца назад, а чуть дальше, до которой сутки топать. И награда была соответствующей — двести юмори, да… и еще был бонус, в пятьдесят юмори, если в пещере мы обнаружим и убьем короля гоблинов.
     Сорвав плакат, я записал на его выполнение нашу группу, и мы втроем пошли по магазинам, закупаться припасами, в виде зелий лечения, и продуктов. Причем, нужно было подсчитать расходы на всю группу, ведь девчонки наверняка пойдут с нами.
     Пока Саня занимался подсчетом, и смотрел, что выгоднее взять, я увидел на полке магазина большую коробку конфет, в виде сердца… Мысленно плюнув на все, я купил эти конфеты, решив подарить их своим женушкам, хах!

     — Холодно… Как придем в город, не буду вылезать из-под одеяла до весны! — шмыгнув носом, пожаловалась Лифхель, которая, как и положено, шла держась за мою руку. — Кажется, это вообще моя первая зима, что в той жизни, что в этой…
     — Ты в своем мире на юге жила? — спросила Ивлена, которая шла слева от меня, и тоже держась за мою руку. Только ей было не очень удобно, ведь ростом она была, пусть и не намного, сантиметров на десять, но все же выше меня.
     — Да. Там почти всегда было тепло, росли пальмы, фруктовые деревья… помню, мы с сестрами очень любили бегать к океану, до которого было не больше получаса пешком, и собирать там ракушки, плавать вместе с русалками…
     — А что же произошло? Почему ты… умерла?
     — Мне бы тоже хотелось знать, — я посмотрел на Лиф. — Мне иногда кажется, что я не совсем хорошо тебя знаю.
     — Ну… на нашу деревню напали разбойники. Мы как раз были у океана, и мои сестры увидели, как наша деревня горит. Мы хотели убежать подальше, и спрятаться, но этого сделать не удалось, — Лифхель отвела взгляд. — Меня убили последней, просто отрубили голову, но вот моих сестер постигла более… мучительная участь.
     — Ненавижу бандитов, — мрачно произнесла Джейн. — Бесчувственные ублюдки, которые могут только причинять боль другим. Если бы у меня была власть, я бы очень хотела объявить охоту на них.
     Услышал это, я мысленно чертыхнулся. Ох блин, что-то мне стало немного страшновато, от этих ее слов. Кажется, что с каждым днем, я все дальше от своей цели стать Владыкой тьмы, ведь если выбирать между своими женами, и властью, то я выберу первое… Да и вообще, почему Лифхель хочет помочь мне, если ее убили разбойники? Может, тут дело в печати? Или… в любом случае, я постараюсь ее потом наедине расспросить, только когда это еще будет?
     Мы не спеша двигались в Вордис, возвращаясь с задания по зачистке пещеры, в которой нам несказанно повезло. Помимо того, что в пещере обнаружился новоиспеченный король гоблинов, чью башку в мешке тащил Орлук, мы нашли небольшую шкатулку с драгоценностями, которую по правилам, мы могли сдать в Гильдию, и получить за нее монеты. Денег нам всем должно хватить с лихвой, так что в голове уверенно витала одна мысль…
     — Это… что? — выдохнул Саня, когда впереди на дороге, мы увидели несколько закрытых повозок и карет, одна из которых была перевернута. Вокруг каравана лежало несколько десятков трупов, но несколько людей и эльфов в форме стражи Вордиса, еще шевелились, и даже постанывали.
     Мы без раздумий бросились к ним, на помощь, и Саня начал очень быстро читать заклинания лечения. Мы с Джейн подбежали к одному из более-менее способному стражнику, и я выхватив из-за пояса фляжку с водой, прислонил ее к губам мужика, дав ему попить.
     — С-спасибо… — Саня подбежал к нам, и прочитал заклинание над мужиком. Его покрыл белый свет, и рана под глазом стражника, стала почти мгновенно заживать. — Ее схватили… леди Грейс…
     — Ты видел, куда ее повели? — спросила Джейн.
     — На запад… Нужно…
     — Джейн, Лифхель, у вас есть возможность послать сообщение в Вордис? — спросил я. Джейн кивнула, и достала из кармана небольшой пергамент и перо. — Отлично! Напиши капитану стражи… Как твое имя?
     — Гармин… Лейтенант Гармин… — Джейн кивнула, и проткнув себе палец кончиком пера, начала строчить на пергаменте сообщение. Мы с Лифхель же бросились помогать Сане и Ивлене, которые искали выживших, и лечили раненых, используя как магию, так и зелья, что остались у нас с зачистки.
     Выживших, не считая Гармина, было восемь. Шесть стражников и два слуги, парень и девушка, которые тихонько дрожали. И это из почти сорока охранников леди, и более десяти слуг, что сопровождали ее…
     — Я нашел следы, которые еще совсем свежие, — прогрохотал Орлук, подбежав ко мне. — Судя по всему, бандиты еще не успели очень далеко ускакать.
     — Что будем делать, глава? — усмехнулась Ивлена, поигрывая одним из своих кинжалов, которых у нее было больше десяти. — Если попробуем спасти жену лорда, это может обернуться в будущем неплохой поддержкой.
     — Все лошади убиты, — показал я на трупы животных. — На своих двоих мы их хрен догоним!
     — Я могу призвать волков, — пожала плечами Джейн. — Но всего трех. Они быстрые и к тому же, у них острый нюх. Без проблем приведут нас прямо к бандитам.
     — Мне не нужен волк, я могу так бежать, — сказал Орлук.
     — Понятно, тогда… — я оглядел свою команду, и вздохнул. — Саня, Ивлена останьтесь с ранеными, а мы вчетвером поедем за бандитами. Прости Лиф, тебе тоже придется, так как ты архимаг, и твоя помощь пригодится нам.
     — С вами — куда угодно, хозяин, — улыбнулась Лиф, и сжала покрепче свой посох. Да, после той заварушки в городе, Корбейн сдержал слово, и подарил моей девушке красивый резной посох, с помощью которого, заклинания Лифхель стали еще более мощными, и читались быстрее. В общем, можно сказать, что Лифхель и Орлук были нашей основной силой, магической и физической.
     Когда Джейн призвала больших волков, с горящими глазами, Лифхель заскулила не хуже них, но все же нашла в себе силы залезть на одного, и крепко вцепившись в его холку, испуганно поглядела на меня. Мы с Джейн тоже оседлали двух, а Орлук, смачно сплюнув в снег, хохотнул, и бросился бежать, так быстро, что мы с волком закрыли глаза, от порыва ветра, и снега, что он поднял своими пятками.
     — Лифхель, и ты Джейн, не лезьте очень близко к ним. Атакуйте издалека, и так чтобы наверняка. Если поняли, то… Погнали!
     По моей команде, что странно, волки рванули вперед, так резко, что я чуть не свалился со своего. Услышав за спиной визг Лифхель, я понял, что эльфийку постигло то же что и меня. Зато Джейн, не обратила никакого внимания, и держалась рядом со мной, хотя мой волк стоял первым.
     На ходу, держась одной левой, я выхватил револьвер, и мысленно пожелал нам выйти из этой ситуации живыми. Хотя бы эти трое, за которых я переживал больше, чем за себя…
     Скакать пришлось довольно долго, объезжая какие-то фермы, где фермеры с удивлением смотрели на нас, через небольшие лесочки, проскакали через реку, не очень широкую, но все же из-за брызг мы изрядно вымокли. Лифхель больше не визжала, и когда ее волк поравнялся со мной, мне показалось, что у нее опять светятся глаза, как тогда, во время нападения на город.
     — Впереди! — проорал бежавший чуть впереди Орлук. Он на ходу снял со спины молот, и разогнавшись чуть быстрее, первым влетел в кучу всадников, размахивая своим оружием. Думаю, не стоит говорить, какой крик и визг поднялся, когда человек пять, вместе с бедными животными, свалились на землю. Почти не целясь, я начал стрелять из револьвера по всадникам, и что странно для меня, даже умудрялся попадать. Странно, потому что я еще достаточно плохо владел оружием даже не двигаясь, а тут держась одной рукой за холку волка, который скакал быстрее чем лошади…
     Во всей этой суматохе, я сумел разглядеть одного всадника, чуть в стороне от других, на крупе лошади которого, лежала связанная женщина. Она и была той, кто громко визжал, перепуганная до смерти. Стрелять по бандиту, который скакал с мечом в руке, я боялся, и потому решил сократить расстояние.
     Направив волка к нему, я сумел быстро приблизиться к нему, и с трудом увернувшись от режущих атак, усмехнулся.
     — Эй, друг, зачем ты похитил бедную женщину? Тебе что, внимания и заботы не хватает? Так попроси своих дружков!
     — Свали в пасть Рэ, ублюдок! — Он попытался ткнуть в меня мечом, но электрический хлыст схватил его за руку, и он закричав, выронил меч. Я взглянул на Лиф, скакавшую чуть позади меня, из чьей ладони был наколдован хлыст, и улыбнулся. Молодец, эльфийка!
     Но бандит не хотел так просто сдаваться. Он выхватил кинжал, и разрубив хлыст, попытался пырнуть меня, но моя реакция сработала быстрее. Палец сам нажал на спуск, и последний, шестой, патрон, оставшийся в барабане, прострелил похитителю женщин плечо. В тот же момент, убрав револьвер в кобуру, я умудрился схватить его за ногу, и сильно дернув, свалил бандюгана с лошади, а Лиф тут же связала его веревками, такими же, какими когда-то связывала Джейн. Казалось, уже вечность прошла, но всего два месяца, хех…
     — Лиф, ты можешь как-нибудь остановить лошадь? — закричал я, пытаясь схватить поводья, но лошадь сильно брыкала головой, и постоянно виляла из стороны в сторону.
     — Простите, хозяин, но…
     — Понял! — сплюнув, я похлопал волка по шее. — Лиф, помоги ребятам, я тут сам справлюсь!
     — Но…
     — Приказ! — заорал я, и когда эльфийка развернула волка, я разжал руки, и держась лишь одними коленями, развернулся в сторону лошади. Все же, Джейн хорошо прокачала волков, потому что он сразу понял. что я собрался делать, и постарался подвезти меня поближе. Эх, хотелось бы мне, что Джейн была тут, но она вместе с Орлуком, сражалась с бандой, оставшись далеко позади. А Лиф я отпустил, потому что не хотел, чтобы она видела, какой херней я сейчас буду заниматься…
     Да уж, мне точно можно давать награду, как самому тупому герою, этого мира. Так как дождавшись подходящего момента, когда мой волк максимально сблизился с лошадью, я прыгнул, и ухватившись за шею животинке, повис. С трудом забравшись на лошадь, я взял поводья, и потянул их на себя, стараясь как можно более спокойно, говорить лошади, чтобы она остановилась.
     И вот, наконец, лошадь начала сбавлять шаг, и немного успокаиваться, а вскоре и совсем остановилась. Без сил, я положил голову ей на шею, вдыхая запах пота, и отдышался.
     — Освободите меня! Освободите! — с трудом говорила леди. — Спусти меня с лошади!
     — А вы умеете управлять ими? А то путь назад нам предстоит очень долгий…
     — Умею. Ты, главное, развяжи меня…
     Через некоторое время, мы вдвоем, доскакали до повозок, где нас уже ждали остальные, и еще небольшой отряд стражи, отправленный на подмогу. Судя по всему, Орлуку, Джейн и Лиф, удалось взять некоторых бандитов живьем, и сейчас они, вместе с раненным главарем, которому я прострелил руку, сидели на земле, связанные магическими веревками.
     — Хозяин! — завизжала Лиф, набросившись на меня, как только я спешился с лошади. Она так крепко обняла меня, что мне показалось, что мои ребра сейчас захрустят.
     — Х-хозяин?! — опешила леди Грейс, которой помогли спуститься с лошади стражники. — Неужели… ты тот самый Дикарь, о котором говорит весь город?
     — Ну… да, это я! — усмехнулся я. — Федор Иванов, к вашим услугам!
     Я с ухмылкой поклонился, и посмотрел на свою группу. Кажется, никто не был ранен, что не могло не радовать меня. Особенно меня это радовало, когда я смотрел на своих девчонок, окруживших меня, что вызвало удивленные взгляды, как со стороны стражи, так и самой леди.
     — Что, выделываешься? — прошептала Ивлена мне на ухо, обняв меня. Лиф и Джейн тоже обняли меня, а я обхватил их обеими руками.
     — Ну, иногда же надо, верно? К тому же, если даже Джейн не против…

Глава 8. Приглашение

     — Перестань, Ив! — простонал я, схватившись руками за изголовье нашей большой кровати, на которой мы едва помещались вчетвером. Я хотел предложить снять еще одну комнату, но почему-то все отказались от этого, хотя денег, после той истории с леди Грейс, жены лорда Уорворда, что правил Вордисом, у нас стало заметно больше. На целый мешок, в котором было больше тысячи юмори, кхм…
     — Да хватит уже спать, ну! День уже за полдень перевалил, а вы все дрыхнете!
     — Ну и что? Как будто у нас есть какие-то дела, — сонно пробормотала Лифхель, которую Ивлена, хлопнула по заднице, отчего эльфийка громко вскрикнула. — Дура!
     — Не обращай на нее внимания, она и отстанет, — промычал я своей ушастой женушке в ухо, и покрепче обнял ее. Но нам было не суждено нежиться в постели до вечера, как я рассчитывал, так как Ивлена начала стягивать меня за ноги с кровати. У нее было побольше силушки, чем у меня (чертова прокачка характеристик!), и мне с трудом удавалось удерживаться за изголовье кровати. — Лифхель, спасай! Меня уносит за борт!
     — Держитесь, хозяин! — взвизгнула Лиф, и начала своими ножками пинать по рукам Ивлену. — Она не отстает!
     — Черт, Лиф! Я не могу больше держаться… — с этими словами, я разжал руки, и Ивлена стащила меня на пол.
     — Не-е-е-т! — закричала Лиф, протягивая мне руку. — Хватайтесь, еще есть шанс выжить!
     — К сожалению, нет, — огорченно покачал я головой, поднимаясь с пола. — Я плавать не умею, так что я просто барахтался в воде, пока вредная акула не сожрала меня.
     — Подожди, ты что, правда плавать не умеешь? — удивилась Ивлена, поправляя сползший с плеча халат. Я покачал головой, и надел футболку. Лифхель снова увалилась на кровать, и закрылась одеялом, что-то пробурчав своим тоненьким голоском. — Хочешь, я тебя научу? Я знаю одно неплохое место, где очень мелко…
     — И где это место?
     — В моей родной деревне. Заодно и с родителями познакомлю…
     Я испуганно посмотрел на нее. Ивлена мило улыбнулась и провела пальцами по моей щеке. В смысле… с родителями?! Почему она не упоминала о том, что у нее есть родители? Нет, ну само собой, у нее должны быть родители, ведь всех нас кто-то зачал и родил, но… Блин, а я не помню, чтобы она и отрицала такого…
     — Не переживай, я все равно не позволю отцу бить тебя, дорогой, — хихикнула Ивлена. — Ну, если конечно, ты заделаешь мне ребенка…
     — Лифхель! — взвыл я, отчего бедная эльфийка подскочила, а в ее руке тут же возникла шаровая молния. Во дает… за секунду наколдовала! — Лифхель, скажи ей, что заводить детей еще рано!
     — А… вы… Вы что, собрались ребенка заводить?! — возмутилась Лиф, подскочив с кровати, и схватила Ивлену за халат. — Даже не вздумай! Я первая!
     — Чего?! — одновременно с Ивленой удивились мы. Лифхель покраснела, а я с такой силой ударил себя по лбу ладонью, что даже голова заболела. Да мы даже года не знакомы, а они говорят о таких вещах, о которых я даже думать не хотел! Какие, блин, дети, если мы вчетвером живем в одной комнате, спим на одной кровати, постоянно выталкивая друг друга, и при этом, в гостинице?! Я вообще детей не хочу, по крайней мере, пока у нас не будет своего дома… Да что ж такое, почему я думаю «нас»? Я что, и правда собрался жить со всеми тремя? Но…
     — Знаешь, если ты задумался о разводе, то могу огорчить тебя, милый, — хихикнула Ивлена, когда Лифхель отпустила ее. — В королевстве Обскариул, в отличие от Велицини, это запрещено! Так что, или жди нашей смерти, или… Но ты ведь не собираешься нас убивать, а?
     — Я что, похож на полного мудака? Задумываться о таком… Вы за кого меня принимаете?!
     Я подошел к окну, и выглянул на задний двор гостиницы, где за уличным столом, обедали несколько постояльцев. В Торунвиль, в эту часть мира, пришла весна, и пускай было еще прохладно, но большая часть снега уже растаяла, и лишь изредка, за городом, можно было найти небольшие сугробы. Почти всю оставшуюся зиму, после того задания, на котором мы заработали неплохой куш, если еще и считать награду за спасение леди Грейс, мы с женами почти ничего не делали. Лифхель из комнаты почти не выходила, ворча, что ненавидит холод, Джейн целыми днями пропадала в библиотеке, уделяя время получению знаний об этом мире, а Ивлена… А Ивлена устроилась на время в Гильдию, заместо Румии, которую публично повесили, выбив из нее доказательства того, что она работала с Ургобором. Я тоже ходил смотреть на эту казнь, и могу сказать, что это было жутко… Мне уже доводилось и убивать, как людей так и других существ, расчленять, видеть всякое, особенно в битве за город, но вот повешение девушки, смотреть было труднее всего… Все-таки, уже в который раз я убеждаюсь, что попал не в долбанную детскую сказку…
     — Ты что, обиделся? — Ивлена и Лифхель подошли с обоих сторон.
     — Считайте, что да, — усмехнулся я, похлопав Ивлену по спине. — Ты чего не в Гильдии, кстати?
     — Не моя смена. И вообще, я планировала сегодня провести день со всеми вами, в таверну сходить, например. Но вы оба дрыхнете, как не знаю кто!
     — В таверне, так в таверне… Дайте мне немного времени, я хочу…
     — Я первая в ванную! — крикнула Лифхель, выбегая из комнаты, схватив свое полотенце из шкафа. Мы с Ив услышали какой-то грохот, потом «Ой!», а потом громкий смех.
     — Понял, подождем, — вздохнул я, садясь на кровать. Ивлена пристроилась рядом, положив ноги мне на колени, и обхватив одной рукой за шею. Я сидел не двигаясь, и стараясь не смотреть ей в глаза. — Ив, что с тобой?
     — Ну, я хочу немного побыть с тобой наедине. Или мне уже нельзя? С Лиф вы постоянно остаетесь наедине, пока я в Гильдии, а Джейн в библиотеке.
     — Можно, почему нет? Но что это за… жесты такие?
     — А может, я хочу чтобы ты поцеловал меня? Ты еще ни разу не целовал меня, с того самого вечера, как мы поженились! — Ивлена обиженно надула губы, но в ее взгляде читалась хитрость. Хотя, хитрость во взгляде ее голубых глаз была всегда, как и холод, в зеленых глазах Джейн… — Пока нет Лифхель, давай побудем вместе, ты ведь знаешь, как долго эльфийка любит нежиться в теплой воде… И ведь изменой это не назовешь, ведь так, Федя?
     — Тут мне возразить нечего, хе-хе…

     Покинув комнату все втроем, после того, как Лиф и я приняли ванную, мы отправились в таверну. Пить я, само собой, не собирался, но вот покушать было нужно, ведь было уже время обеда, а мы с Лиф еще не завтракали. На выходе из гостиницы, мы наткнулись на Джейн, которая согласилась пообедать с нами. В ее руках была сумка из кожи, в которой, наверняка лежали очередные исторические книги или справочники, ведь в отличие от Лифхель, которая прямо с ума сходила по любовным романам, и постоянно просила меня повторить с ней какую-нибудь сцену (ничего плохого, а что-то вроде пикника у реки) Джейн любила «умную» литературу.
     Заказав еду и напитки, и пристроившись за столиком в углу, у нас завязалась беседа, как ни странно, о книгах. А все потому что Лифхель спросила, что именно вязла из библиотеки Джейн… Нам с Ив не удалось вовремя остановить наивную эльфийку, которая постоянно думала, что наша майор Кусанаги, будет брать что-то кроме «Истории Торунвиля» или «Бестиарии монстров Обскариула»…
     — … Он достал меня до того, что я схватил учебник, развернулся на стуле, а это было посреди урока, хочу напомнить, и как еб… двинул ему по роже! У него из носа брызнула кровь, а я еще несколько раз ударил его, чтобы знал, с кем связывается! — я отпил из стакана апельсинового сока, и посмотрел на улыбающуюся Ивлену, которая кажется, меня совсем не слушала. Ну да и ладно, я все равно рассказывал истории из чертовой школы, просто так, чтобы выговориться.
     — И тебя за это наказали?
     — Конечно! Мне было всего десять, тогда еще и мама была жива, хоть и лежала в больнице… Помню, через несколько дней пошел навещать ее, и когда рассказал ей о том случае, она лишь улыбнулась, потрепала меня по волосам и сказала: «По крайней мере, ты можешь за себя постоять, сынок! Хотя… было бы лучше, если бы ты избил его после школы, чтобы было меньше проблем». Вот так и сказала!
     — Ну, мне бы мама точно сказала бы другое, — усмехнулась Ивлена. — Когда ко мне в деревне приставал один парень, я не выдержала и пнула его между ног. Мне тоже влетело, потому что я видите ли, жениха избила!
     — Погоди-погоди! У тебя есть жених?! — громко спросил я. От слов Ив, даже Джейн и Лиф обернулись к нам, а эльфийка кажется, даже облегченно вздохнула, ведь блондинка избавила ее от дальнейших разъяснений бывшего киборга о каких-то монстрах, что обитают в океане этого мира.
     — Был, — поправила меня Ивлена. — Сейчас-то, он конечно, никто и не ничто для меня, но когда-то, несколько лет назад, родители как мои, так и его, хотели сосватать нас обоих. Но он такая сволочь, что начал приставать ко мне в пятнадцать, хотелось ему, видите ли. Вот я и двинула ему коленом, а после этого, сбежала из деревни.
     — А так вот почему твоей целью было выйти за кого-то, да? — понимающе кивнула Лифхель. — Ну, я не против, что ты выбрала хозяина!
     — Эй, Лифхель, а как же ревность, и всякое такое? Вы трое так спокойно воспринимаете все это?
     — Это может быть странным, но я не испытываю ничего к этим двум. Они словно… дополняют меня, — произнесла Джейн, убирая назад в сумку свои книги.
     — Я согласна с нашим гением, — хмыкнула Ивлена. — И знаешь, по крайней мере, тебе не нужны будут никакие любовницы, а если захочешь что-нибудь сделать с этими двумя… то пожалуйста!
     — К-какие нахрен любовницы?! Ты прикалываешься, или чего?!
     — Конечно, и это очевидно, — улыбнулась Джейн, бросив на меня холодный взгляд, хотя в ее голосе так и чувствовался смех. Ох, блин, эти трое еще и издеваются надо мной…
     Пока мои женушки что-то обсуждали между собой, хихикая, я заказал себе кружку пива, и попивая слабоалкогольное пойло, наблюдал за ними. Меня немного волновали слова Джейн о том, что Ив и Лиф дополняли ее. Как это возможно? Нет, я конечно. был в курсе понятия «шведская семья», но тут было нечто совсем другое… Что-то более… судьбоносное, что-ли? Или мне лишь так кажется? Что если, все более-менее гладко у нас лишь сейчас, а в будущем, мне придется делать выбор между этими тремя? Но ведь, если так подумать, то мой выбор будет для всех очевиден… Я ни на кого не променяю свою милую эльфийку, как бы меня не уговаривали!
     — О чем задумался? — спросила Ивлена.
     — О наших очень странных, и каких-то неадекватных отношениях. Не может быть, чтобы трое милых девушек, полюбили какого-то…
     Я не договорил, так как дверь в таверну с грохотом распахнулась, и внутрь вошли трое, в дешевых черных плащах, и с зубочистками в зубах. Все посетители внимательно следили за каждым их действием, в том числе и мы четверо. Если объяснять вкратце, то эти трое были из банды «Черные плащи». Нет, они были не селезни-герои, а полные мудаки, можно сказать недо-гопники, которые просто любили задирать тех, кто слабее. Почему же «недо»? Да потому что у них не хватало духу даже деньги воровать, лишь обзываться, и ругаться матом. Хотя, драться они любили, особенно вдесятером, против десятилетнего мальчишки… Да, был тут месяц назад такой случай, после которого, двоих из их банды посадили в темницу…
     Что еще можно сказать про этих «плащей»? Ну, что одно время они и ко мне лезли, и к моей Лифхель, еще только в первые месяцы после нашего прибытия в Торунвиль. Ведь как можно не позадирать человека, который якобы, приперся с Ийтмула, да еще и милую рабыню с собой привез, верно? Тогда был первый раз, когда я, кажется, впервые подрался по настоящему…

      Мы с Лиф не спеша направлялись в гостиницу, после очередного задания. Солнце уже спряталось за горизонт, в городе зажгли фонари, а мы были уставшие. Кумрусы, хоть и были никакущими противниками, но выматывали знатно. Лифхель еще не была таким Хвостиком, и просто держалась позади, держа голову опущенной.
      — Хозяин, простите… а можно мне купить себе одну книгу? — тихо спросила Лиф. — Она стоит всего несколько кумори… Мы сейчас, как раз через магазин проходим…
      — А? — растерянно переспросил я, витая в своих мыслях. — Какой магазин?
      — К-книжный… он тут, за углом…
      — А, точно! — я достал из кармана мешочек с монетами, и отсчитав несколько монет, отдал их Лиф. — Блин, было бы у нас больше денег, могли бы купить что-нибудь более интересное…
      — Я сейчас вернусь! — просияла эльфийка, и скрылась в магазине. И вот тут из темноты, из-за угла дома, появились ЭТИ… «Черные плащи». Их было двое, и кажется, у них была какая-то другая цель, но заметив меня, они что-то сказали друг другу, и подошли ко мне.
      — Это же ты тот дикарь, о котором все так говорят, я прав? — спросил один из них, стоявший справа. — Ну, который еще рабыней владеет?
      — Причем, говорят, что довольно милой… — усмехнулся второй. — Слышь, не хочешь немного подзаработать? Платим за… скажем ночь с твоей рабыней, мы вдвоем. Место без разницы…
      — Она не продается, — нахмурился я. «Плащи» переглянулись, и удивленно уставились на меня. Один из них залез в карман штанов, и достал золотую монету.
      — Вот, думаю это окупит все… кхм… расходы.
      Он хотел схватить меня за руку, и вложить в нее монету, но я отдернул руку, и положил руку на рукоять кинжала. В этот момент, из магазина, с книжкой в руке выскочила Лиф, но ее улыбка тут же сошла с лица, увидев, нас. Ну да, наверняка в голове у нее пронеслась нехорошая мысль, что я собираюсь ее продать, ведь передо мной стояли двое и протягивали монету. К тому же, кроме эльфийки-рабыни у меня никого не было… и ничего…
      — Я же сказал, я не отдам вам свою Лиф! — я нахмурился еще больше. Мой взгляд упал на лицо Лиф, у которой дрожали губы, а в глазах, в свете фонарей, блестели слезы. Черт, опять испоганили настроение девчонке, стоило ей только более-менее обрадоваться…
      — Слушай, последний раз предлагаю… Пол ночи, не больше!
      — Я же четко и ясно сказал: нет! — я схватил Лиф за руку, и собрался уже увести ее отсюда, но один из ублюдков взял ее за руку, а второй остановил меня, положив руку мне на плечо, и крепко сжав.
      — Слушай, раз ты не хочешь по-хорошему, то…
      Он не успел договорить, так как я решил действовать первым. Мой удар был хоть и не сильным, но резким, причем бил я по лицу. О зубы этого «плаща» я поцарапал костяшки пальцев, но заметил это лишь потом, уже в гостинице.
      Не долго думая, я нанес второй удар, получив ответный в живот. Пока я разбирался с первым, второй держал Лиф, зажимая ей рот, пока не вскрикнул, так как Лиф умудрилась укусить его. Этот паскуда, не отпуская ее, схватил Лиф за горло, а второй рукой чуть ниже пояса. Услышав всхлипы своей эльфийки, и я не выдержал, и выхватив кинжал, порезал руку своего противника. Вывернувшись, я приставил кинжал к его горлу, и посмотрел на того, кто держал Лиф.
      — Отпусти ее, а то твой дружок отправится на тот свет! — прошипел я, сильно надеясь, что никакой патруль стражников на нас не наткнется.
      — Слышь, Ди, пусти эту шлюху!
      За такие слова я рукоятью кинжала выбил несколько костяных зубов ублюдку, и снова приставил острие к его горлу, в этот раз сильнее, пустив немного крови. Второй, заметив это, нехотя отпустил Лифхель, и она чуть не плача, подошла ко мне. Опустив кинжал от горла «плаща», я подождал пока она немного отойдут, а потом положив руку на спину Лиф, повел ее в гостиницу.
      В ту ночь, лежа на своей кровати, я слышал, как Лифхель тихо плакала, забившись под одеяло на соседней кровати…

     К чему эти воспоминания? Одним из трех «плащей», кто зашел в таверну, и заказав по большой кружке пива, был один из тех двоих, а именно тот, кому я угрожал перерезать горло. Давненько я не видел этого ублюдка, а он, судя по всему, узнал меня, так как садясь за стол, в другом углу таверны, бросил на меня злобный взгляд…
     — Может, пойдем отсюда? — пропищала Лиф, искоса глядя на «плащей». — Хозяин…
     — Ты что, боишься этих дебилов? — усмехнулся я. — Лифхель, я стал более сильным, чем тогда, да и вообще… По сравнению с хулиганами в моей стране, эти — пустое место!
     — Я полностью согласна с тобой, — кивнула Джейн. — Даже в мое время, о ваших бандах ходили такие слухи, что я будучи с имплантами, не хотела бы связываться с ними.
     — Как тебе такой аргумент, а?
     Лифхель вздохнула, а я заказал еще всем нам, по кружечке пива, и сока для Лиф, которая после той ночи, когда случилась свадьба, полностью отказалась от алкоголя, поняв все трудности похмелья. Пока мы пили, я не мог не заметить развратные взгляды «плащей», которые прямо раздевали моих жен. Мне это совсем не нравилось, ведь девчонки — мои! Но… пока никаких действий они не предпринимали, я мог терпеть…
     — Похоже, Дикарь каким-то образом, склоняет к себе все больше шлюх.
     Эти слова раздались так громко, и так внезапно, что все в таверне обернулись к «плащам». Даже не нужно было думать, кто это сказал… Ублюдок сидел на стуле боком, и усмехаясь, пялился на меня.
     — Эй, ийтмуловец, как тебе удается такое, а? Сколько ты платишь им, чтобы они всегда сопровождали тебя? Ладно, с рабыней все ясно, но как остальные… Неужто они настолько дешевые?
     Все трое громко заржали, а я так крепко сжал кружку с пивом, что у меня побелели руки. Мои жены смотрели на меня, стараясь не обращать внимания на слова мудаков.
     — Почему ты думаешь, что это шлюхи? Вроде выглядят прилично…
     — Ну, какая нормальная девушка, согласится даже рядом стоять с этим дикарем, если только не за деньги? А насколько я знаю, дикари не умеют обращаться с деньгами!
     — А может у него большой…
     Мерзко смеясь, «плащи» продолжали оскорблять меня и женщин, но у меня было еще пиво в кружке. Они спрашивали то, сколько я плачу девчонкам, какой у меня размер… и вообще, за сколько я готов продать хоть одну из них… Терпение, Федя, только терпение! У тебя еще недопито пиво…
     — Хозяин, не слушайте этих… — взволновано произнесла Лифхель, пока я скрипя зубами, смотрел в дно кружки. — Они не стоят проблем! Мы ведь знаем правду…
     Ивлена и Джейн кивнули. Черт, будь мы за городом, девчонки наверняка бы смогли убить этих паскуд одним щелчком пальцев, и подстроить и смех… Они были в сотни раз сильнее меня, чему я даже завидовал. Но… я никогда не стану заставлять и делать то, что по плечу и мне самому, ведь это нихера не по-мужски!
     — Эй, как насчет пять кумори за брюнетку?! — сквозь смех проорал один из «плащей», постучав по столу кружкой. — Судя по ее роже, она у тебя без эмоциональная, а это ахренеть как скучно…
     — Пиво… — пробормотал я, глядя в пустую кружку, на дне которой, было лишь несколько последних капель. — Пиво кончилось…
     — Федор, пошли отсюда! — Ивлена потянула меня за руку. — Надо было послушать Лиф, и…
     Вырвавшись из ее хватки, я отцепил с пояса кобуру, ножны с кинжалом, и бросив и на стол, медленно поднялся со стула. Я старался не смотреть на замеревших жен и других посетителей. Мой взгляд был полностью прикован к троим нелюдям.
     — Чего тебе надо, Дикарь? Согласен про…
     Тот «плащ», которого я когда-то чуть не зарезал не успел договорить, когда моя рука, дернулась, и случайно, ненароком, ткнула его мордой в стол. Еще раз, еще… и еще… Это была просто случайность, вызванная моей растяпностью, и ничем другим…
     — Прекратите, хозяин! — визжала Лифхель. — Хватит, пойдемте отсюда!
     Девчонки пытались оттащить меня от «плащей», но я не собирался отходить. Отпустив первого, я схватил кружку, и со всей силой ударил второго. Он свалился на пол, а третий из «плащей» тем временем, бил меня. У нас завязалась серьезная заваруха, и в драке мы умудрились повалить на пол несколько столов, разбить и сломать посуду. Кто-то из посетителей громко кричал «Давай, Дикарь!», кто-то визжал, а кто-то выбежав, позвал стражников.
     — Федор! Федор! Прекращай! — кричала Джейн, взволновано топтась в стороне от драки, а Лифхель подёргиваясь, уткнулась лицом ей в грудь. В тот момент, пока я замешкавшись, искал своих жен взглядом, «плащ» врезал мне по челюсти с такой силой, что я упал на пол. Он зажал коленями мои ноги, и начал бить по лицу, до того, момента, пока я не извернулся, и не плюнул ему в лицо, попав в глаза. Это помогло мне сбросить его с себя, и теперь уже я был сверху, со всей дури пытаясь разбить ему рожу, и без того окровавленную. Вообще-то, я хотел как минимум сделать из него калеку, или даже убить, но меня остановили стражники, которые ворвавшись в таверну, стащили меня с «плаща»…

     Мы сидели в большой гостиной с камином, на широком и огромном диване, на котором без проблем умещались все вместе. Все вместе — это я, мои жены, Саня и Орлук. В камине уютно потрескивал огонь, у дверей, с холодным взглядом, и почти не двигаясь стояли стражники, а на кресле, напротив нас, за дубовым журнальным столиком, сидел пожилой лорд Уорворд, и с интересом разглядывал нашу группу. С ним лично мы еще не встречались, ведь награду за спасение его жены, нам принес курьер, с кучей охраны.
     — Как так получилось, что вы ввязались в драку? — мрачно спросил лорд, который явно считал меня дикарем, и кажется, нисколько не был удивлен тому, что в его поместье меня привели побитым, и с кровавыми подтеками.
     — Три… нехороших человека, плохо высказывались обо мне и моих женах, господин, — с трудом ответил я, так как Саня, приставил жезл к моей щеке, и лечил мне сломанные зубы, которые восстанавливались во рту, с ужаснейшей болью. — Вот и решил показать, что связываться со мной — вредно для здоровья.
     — Что же такого они наговорили, что вы бросились в одиночку против трех?
     — Ну… — я медленно поднялся с дивана, и аккуратно подойдя к лорду, прошептал ему на ухо, что «плащи» говорили о моих женах. Глаза лорда распахнулись, и когда я уселся обратно, он неуверенно заерзал на кресле. — А они у меня не такие, понимаете? И вообще, говорить о приличных женщинах такие вещи — позор для настоящего мужчины!
     — М-да… Что ж, теперь я могу понять, что случилось. Мне бы тоже не понравилось, если бы мою Грейс назвали подобным образом, кхм… Я бы скорее, даже приказал казнить мерзавца…
     — И как мне кажется, были бы совершенно правы… По крайней мере, в отношении банды «Черные плащи»… Ой! — я злобно взглянул на Саню, который слишком сильно надавил своим жезлом мне на щеку.
     — Кхм, думаю, что раз мы разобрались с этим, то вам возможно хочется узнать, зачем я попросил стражников привести вас ко мне в поместье? — мы все разом кивнули. — Что ж… группа искателей приключений, известные как «Дикие странники», я — лорд Уорворд Заринский, приглашаю вас на ежегодный бал «Прощание с зимой», который состоится завтра на закате, и будет проходить до утра!
     В комнате наступила тишина, которая нарушалась лишь нашим дыханием. Кажется, никто из нас не мог поверить в такое… ну, вряд ли это назовешь «счастьем», верно? Лорд Уорворд легкой улыбкой, смотрел на нас по очереди, не понимая, радуемся мы или же разочарованны. Ну, в принципе, награду за спасение его жены мы получили, причем неплохую, ведь бандиты собрались потребовать выкуп, что обошлось бы намного дороже, чем оплатить нам, да и репутацию лорду бы это подпортило…
     — А… я тоже приглашен? — удивленно спросил Орлук.
     — Конечно! Моя жена настояла на том, чтобы вся ваша группа присутствовала на вечере! Да и дочь хочет познакомиться с легендарным…простите уж за такое прозвище… Дикарем! К тому же, на вечер прибудут многие важные люди королевства, и не только нашего, что может помочь вам… завести нужные знакомства, если вы понимаете, о чем я.
     — Спасибо, господин! — радостно произнес я, поглядев на девчонок, у которых так и горели глаза. — Мы примем ваше приглашение!
     — Отлично! Просто отлично! — лорд поднялся с кресла, и уже хотел покинуть комнату, но в последний момент обернулся. — Совсем забыл сказать, что вам всем выделены комнаты в поместье! Завтра с утра, мои слуги приведут вас в порядок, и подберут достойные платья, а пока… можете наслаждаться покоем! Только один вопрос: вы называете этих женщин женами, значит… вам хватит одной комнаты?
     — Да! — в один голос произнесли девчонки, а я вздохнул, понимая, что и этой ночью, я не смогу выспаться…

     Когда слуги показали нам с женами спальню, в которой стояла огромная кровать, я сумел сбежать от них, и не зная, куда спрятаться, спросил у стражника путь в библиотеку. Библиотека находилась в западном крыле особняка, в пристроенной башне, и когда я туда вошел, то увидел, что помимо меня, там уже кто-то был.
     — Кто вы такой?! — изумленно спросила девчонка, лет пятнадцати, бросив на небольшой столик книгу в яркой обложке.
     — Простите, госпожа, но это глава группы «Дикие странники», — ответил за меня стражник, стоявший у двери. Он был одет иначе, чем другие стражники дома, и наверняка был личным телохранителем девчонки. А девчонка, само собой, была дочерью лорда Уорворда, леди Олейн.
     — Тот самый, который спас город и маму?! — молодая леди поднялась с кресла. — Вы все-таки приняли приглашение моих родителей?
     — Да, госпожа, — я отвесил легкий поклон, и огляделся. Да уж, библиотека тут была внушительная, кажется даже больше, чем общественная в городе. Книжные полки высотой были метров по десять, и чтобы добраться до верхних книг, нужно было подниматься по винтовой лестнице, выстроенной посреди башни. К сожалению, я был не самым большим любителем почитать, но так как в этом мире не было телика и интернета, оставалось всего несколько развлечений — бухать, любиться и читать книги. Задания не в счет, ведь это просто работа!
     — Вам уже показали вашу комнату? — на вопрос леди я кивнул. — А что вы делаете в библиотеке? Решили почитать? Или просто осматриваете наше поместье?
     — И то, и другое, госпожа. Лорд был любезен предоставить моей группе почти свободный доступ в места, вроде этого, а я, никогда не бывавший в таких домах, хочу узнать, как оно все устроено. Без задних мыслей, конечно!
     — О, тогда прошу, чувствуйте себя как дома! — улыбнулась леди, вернувшись на кресло. — Если захотите что-то узнать, обращайтесь!
     — Благодарю, госпожа!
     Под бдительным взором телохранителя, я прошелся в заднюю часть библиотеки, и стал делать вид, будто осматриваю книги. Блин, как же тяжко общаться с этими важными персонами! Я еле сдерживался, чтобы не начать вставлять свое любимое слово-паразит «блин», через каждое слово!
     И вообще, разве этой леди нечем больше заняться? Я так хотел в одиночестве посидеть в библиотеке, может даже покемарить чутка, но неудачи преследуют меня, как мои женушки. А ведь вначале, была лишь Хвостик…
     Взяв с полки книгу под названием «Жизнь с Владыкой», я уселся в свободное кресло, и раскрыв книгу, начал читать ее, но это было сложно, так как маленькая леди нет-нет да поглядывала в мою сторону. Да что ей, блин, надо от меня?
     — А мне мама не разрешает читать такие книги… — словно в ответ на мой мысленный вопрос, произнесла леди. — Интересная?
     — Ну, я еще не успел ничего прочитать… — пролистав до середины, я быстренько пробежался глазами по тексту, и быстро захлопнул ее. Это повторилось опять… опять эротическая литература, с почти подробным описанием сцен «18+»! У них тут что, культ таких книг?!
     Дрожащими руками, поставив книгу на место, я пробормотал что-то насчет того, что у меня появились кое-какие дела к моему товарищу по группе, я быстренько покинул библиотеку. Ладно, пусть мне и не удалось побыть в тишине, по крайней мере, я убедился, что дочь лорда была не такой уж и… врединой, как я боялся изначально, насмотревшись сериалов, фильмов и аниме.
     До самого ужина я занимался тем, что слонялся по четырехэтажному поместью, разглядывая картины, общаясь со стражниками, и болтая со своими соратниками и женами, которых встречал в той или иной комнате. Конечно, я был не один, ведь в один момент, когда я шел по коридору, дверь в одну из комнат распахнулась, и оттуда с криком «хозяин!» выскочила Хвостик, и бросилась мне на шею, словно мы не виделись уже много лет, и своим странным поведением вызвала удивление у слуг, проходящих мимо.
     В одной из комнат, похожую на гостиную, где мы говорили с лордом, только на третьем этаже, мы наткнулись на Джейн, которая, с Кэлом на плече, разглядывала себя в зеркало, крутясь перед ним так и этак. Она не заметила меня и Лиф, и потому аккуратно покинув комнату, мы с Лиф засмеялись, и стали обсуждать, для кого она так прихорашивалась. Порешили, что для меня, м-да…
     Когда наступило время ужина, о чем нас предупредил слуга, мы с эльфийкой спустились на первый этаж, и вошли в столовую, где за столом, уже сидели как мои члены группы, так и семья хозяев дома. Лорд, само собой, сидел во главе стола, а мне досталось место между Лиф и Ивленой.
     Могу заметить, что поданные блюда оказались гораздо вкуснее, и дороже чем те, которыми мы питались с женами в таверне. Сане-то везло, его кормила владелица дома, у которой он снимал комнату, так что у него была домашняя еда!
     Овощной суп, креветки, несколько видов салатов, жаренный поросенок, три бутылки хорошего вина разных сортов, закуски, и даже пирожное, на которое искоса поглядывала молодая леди…
     Что мне еще понравилось, так это то, что за столом было не тихо. Саня что-то обсуждал с лордом, леди болтала с Ив и Джейн, я смеялся с Лиф и Орлуком, глядя на фокусы эльфийки, и лишь леди Олейна молчала, не сводя глаз то с меня, то с Сани.
     — Как вам наше поместье? — громко спросил лорд, обращаясь ко мне. Я в тот момент держал Лиф за подбородок, пытаясь накормить ее оливкой, которых она терпеть не могла. — Успели хоть немного осмотреться?
     — Да, господин, — я отпустил Лиф, которая недовольно хлопнула меня по руке, и надув щеки, отвернулась. — Простите, но я не могу сказать, насколько оно величественно, ведь мне, к сожалению, не с чем сравнивать.
     — Вы же, вроде как, живете в комнате в гостинице? Как так получается, что у вас нет своего жилища?
     — Я и сам не могу сказать. Так уж получилось, что покинув Ийтмул, мы с Лифхель по большей части скитались, пока не решили, что нужно стать искателями приключений.
     — Знаете, друг мой, я никак не могу представить вас ийтмуловцем, — лорд налил в бокал вина. — Доводилось мне, как-то встречать ваших сородичей, но они все были… совсем не такими, как вы. Не чувствуется в вас той… дикости, которая была у тех, кого мне доводилось встречать. Даже ваше отношение к рабыне — совсем другой уровень!
     — Рабыне?! — громко спросила леди Олейн. Лорд и леди недовольно взглянули на нее, но ничего не сказали. — Простите, но я слышала, что вы женаты! Неужели…
     — Да, я женат, — улыбнулся я. — А эта эльфийка Лифхель — и правда моя рабыня.
     — Тогда получается… — Олейн посмотрела на Саню и сидящую рядом с ним Джейн. — Вы двое женаты?
     — Нет, юная госпожа, — без каких-либо эмоций произнесла Джейн. Мы с Саней переглянулись. — Мой муж — Федор. Так же как и муж Ивлены, и рабыни Лифхель.
     — А… это возможно?! — удивилась молодая леди. Кажется, мы сломали ей мозг. — Я читала, что жителям Ийтмула разрешено многоженство, но… разве на рабынях можно жениться?!
     — Можно, госпожа, если того пожелает хозяин, — улыбнулась Лиф. Так и хотелось мне добавить «или воспользуется его неумением пить», но я сдержался, выдавив улыбку.
     Весь остаток ужина прошел более спокойно, так как молодая леди больше ничего не говорила, и лишь смотрела на меня, почти не сводя взгляда. Меня даже начало это немного беспокоить, но я просто старался не обращать внимания.
     После ужина, я и мои женушки, отправились в отведенную для нас спальню, и когда я подошел к кровати, и едва не свалился на нее чтобы уснуть, я услышал щелчок замка. У меня сразу задрожали колени, а в горле встал комок. Медленно обернувшись, я увидел всех трех женщин, которые с хитрыми улыбками смотрели на меня.
     — Знаете, хозяин, эта спальня такая роскошная… — начала Лифхель.
     — … да и атмосфера располагает… — продолжила Ивлена.
     — … может, попробуем тут зачать детей? — закончила Джейн.
     — А может не надо, а? Давайте лучше выспимся, и вообще… — я соскочил с кровати, и подбежав к двери, попытался открыть ее. Заперто… — Выпустите меня, мне в туалет надо!
     — Врешь! — Ивлена очутилась позади меня, и схватила меня за руки. — Ты ведь недавно был там! Лучше не дергайся, а то Лиф свяжет тебя веревками!
     — Вы вообще нормальные?! — захныкал я. — Какие дети? Мы женаты всего несколько месяцев!
     — Ну, разводов в этом королевстве тебе не получить, а если бы ты знал, что тут принято еще в первую брачную ночь пытаться зачать ребенка, что у многих и получается, ты бы не предлагал нам общей свадьбы! — Джейн провела ладонью мне по животу, и когда ее рука потянулась ниже… я сумел вырваться из хватки! Чтобы тут же оказаться связанным магическими веревками, и магией перемещен на кровать.
     Никогда, слышите, никогда не предлагайте девушкам в фэнтези-мире, выходить за вас, парни! Особенно, если вы не знаете законов, связанных со свадьбой! Нужно было больше читать, ведь если бы я читал, то знал бы, что в этом мире, уже через месяц знакомства, если согласны обе стороны, принято играть свадьбу! Любовь — не любовь, плевать! Ведь в этом мире главное — пустить сюда новую жизнь, ведь жизнь, из-за разных монстров, слишком коротка…

Глава 9. «Прощание с зимой»

     — Саня, они хотят моей смерти… — сидя на веранде в саду поместья, я жаловался Сане на своих жен. Вокруг нас бегали слуги, украшая гигантский сад, что находился позади поместья, к вечернему балу. Выставили большие столы, расставили стулья, приготовили площадку для музыкантов и танцев, повесили дополнительные светильники… а мы с Саней все сидели, хотя день уже клонился к вечеру. Совсем скоро начнется празднество, и какое-то шестое чувство говорило мне, что ничего хорошего нас на нем не ждет. Впрочем, ничего нового!
     — Смерти? Ты преувеличиваешь! Они просто хотят от тебя детей, и ничего более! — Саня зажав рот, поддергивался от смеха, но мне было совсем не весело. Я снова был измотан…
     — Каких детей, друг? Я меня даже денег нет лишних, я уж не говорю про собственное жилье! Ладно, допустим, я тоже хочу ребенка, но всего одного, без разницы от кого, но где он будет жить? В сраной комнатушке в гостинице?
     — Так объясни им!
     — Пытаюсь, но они не слушают! Как-будто… Саня, а что если они эти, как их, блин…О! Черные вдовы?! Забеременеют, а потом… — я пальцем провел по своему горлу. — А, Саня?
     — Не знаю насчет остальных, но Лифхель… думаешь эльфийка сможет поднять на тебя руку?
     — Она меня вчера связала магическими веревками! А потом… — я не выдержал и закрыл лицо руками. — Саня, они все монстры! Монстры!
     — Терпи друг, терпи! — Саня похлопал меня по плечу. Мы с ним одновременно вздохнули, и собирались сидеть так, кажется до начала праздника, но к нам подошел слуга, и сказал, что пришлось время собираться. Медленно и нехотя, я поднялся со стула, и поплелся за слугой, который привел меня в отведенную нам четверым комнату, где уже, с ухмылками на лице ждали мои… женушки, хе-хе-хе… хех…
     В комнате мне вручили красно-черный костюм, который я тут же надел с помощью слуг, и все девчонки просто ахнули, и даже я не удержался от восклицания, увидев свое отражение в зеркале. К костюму, лорд Уорворд позволил мне нацепить на пояс кобуру с револьвером, в котором, кстати, не было патронов, ведь это все было лишь для красоты. Я чувствовал себя каким-то крутым ковбоем, крутясь перед зеркалом, и восхищаясь тем, как выглядел. Однако девчонки не дали мне налюбоваться собой (хоть я и не был нарциссом, но все-же, это самый дорогой костюм, который я когда-либо одевал, так что мое желание было ясным), и бросились сами наряжаться. Первой стала Лифхель, у которой было тонкое зеленое платье, которое подчеркивало ее изящную фигуру, особенно в талии. Второй был Джейн, чье серое платье, было короче чем у Лиф и Ивлены, но очень подходило к цвету ее волос и прическе, которую она не хотела менять. А ее прическа — это хвост на затылке, м-да…
     — Ну как вам? — Ивлена покрутилась перед зеркалом в белом длинном платье, с неплохим таким вырезом, которое подчеркивало ее немаленькую грудь, и повернулась к нам. Слуги, поклонившись, и пожелав нам удачного вечера, покинули комнату и мы остались вчетвером.
     — Неплохо, — пробурчал я, стоя у окна, и глядя вниз, в сад, где уже собирался народ. Моя ладонь лежала на рукояти револьвера, и скажу, что получив назад свое оружие, я чувствовал себя более спокойно и храбрее.
     — Да ты даже не посмотрел! — Ивлена с силой развернула меня к себе, и я потеряв равновесие, упал лицом ей на грудь. Лифхель хихикнула, а Джейн лишь прикрыла рот рукой. — И как тебе?
     — Красиво! В любом случае, платье ведь на вас шили, так что они в любом случае должны подходить к вашим фигурам, — вырвавшись из объятий Ив, я отошел в сторону, и выглянув в окно, поправил пиджак, немного помявшийся.
     — Ой, кто бы говорил! Сам больше нас вертелся перед зеркалом, — хмыкнула Джейн, подходя ко мне, и хватая меня за левую руку. Ивлена схватилась за правую, а бедняжка Лиф, с обиженным лицом, взяла за руку Джейн. — Ну что, пошли?
     — Пошли, — вздохнул я, и оглядев своих девчонок, понял, что как только мы выйдем в сад, все внимание будет обращено к нам. Так оно и оказалось, ведь гостей с каждой минутой становилось все больше…
     Мы вчетвером шли по садовой дорожке, под взглядом разных лордов, владельцев шахт, богатых торговцев, владеющих той или иной компанией. Под удивленным взглядом их жен, дочерей и сыновей, которые по большей части, были примерно моего возраста. Да уж, немного странно были идти на глазах богатых и знаменитых, тогда как ты сам обычный искатель приключений, не добившийся ничего, и при этом, умудрившийся жениться сразу на трех красотках… В основном, наверно, потому что большая часть взглядов, исходящих от мужиков, так и искрили завистью, и ведь они еще не знали, что это мои жены…
     — Вы специально так пошли? — усмехнулся Саня, подходя к нам вместе с Орлуком, который тоже выделялся среди эльфов и людей довольно сильно. Он был одет в темно-зеленый костюм, а Саня был в чисто-белом, с красной розой, торчащей из кармана на груди.
     — Да какая уже разница? — выдохнул я, когда девчонки отцепились от меня, и разошлись по сторонам. Кроме Лиф, которая быстренько прижалась к моей руке. — Чем тут вообще можно заняться?
     — Ну… поболтать с важными людьми королевства. Можно перекусить, — Саня показал на несколько длинных столов, уставленных тарелками. — Можно потанцевать…
     — Не умею я танцевать, но да ладно… Дорогая моя жена, не согласишься ли ты потанцевать со мной? — я с натянутой улыбкой протянул руку Лифхель, которая просияв, закивала, не в силах что-то сказать от радости. Велика, блин, радость… — Саня, я бы на твоем месте, тоже нашел бы себе пару. А то мне немного… неловко.
     — Не парься насчет этого, — Саня хлопнул меня по плечу. — Мне кроме Наташи никто не нужен, так что я лучше… пойду к столу, попробую на вкус закуски.
     — Пф, не выдумывай, друг! — словно из-под земли, рядом с нами возникла Ивлена, и схватила Саню за руку. — Давайте хоть сегодня повеселимся, ребят! Ты же не против, если я потанцую с нашими товарищами?
     — Не против.
     Вся наша банда пошла на танцевальную площадку, где играла довольно легкая музыка, от которой хотелось заснуть. Медленные танцы, блин… Бедняге Лиф пришлось тут же учить меня, куда складывать руку, как двигаться, и все остальное, пока Саня крутился вместе с Ивленой. Даже Орлук умел танцевать, и спросив у меня разрешение, пригласил на танец Джейн. Вообще, как я узнал совсем недавно, у Орлука была жена и сын, но они были далеко, в деревне, и огр очень сильно переживал, что не может пригласить их на праздник, так как путь сюда займет не одну неделю. Хотел бы я помочь другу и товарищу, но я был не в силах, к сожалению. Да и телепортации, порталов, и других вариантов быстрого перемещения в этом мире не существовало, что было очень обидно.
     Потанцевав со всеми своими женами по очереди, как и мои товарищи, я отошел к столу, и взяв бокал с вином и небольшой бутербродик с икрой, и листиком салата, сел на стул, и стал наблюдать за танцем лорда Уорворда и его жены, которые танцевали в кругу, а гости им хлопали. Лифхель и остальные куда-то пропали, но у меня совсем не было сил искать их, к тому же, ко мне вдруг подошла леди Олейн.
     — Как вам танец моих родителей? — спросила она, пододвинув поближе ко мне стул, на котором сидела.
     — В разы лучше того, что вытворял я, скажу честно, — усмехнувшись, я отпил из бокала. Молодая леди улыбнулась, а ее лицо вдруг покраснело, и она сжала кулаки.
     — Они много лет обучались танцам, да и этот праздник проходит каждый год, потому у них и было время потренироваться, и выучить все эти движения. Меня тоже обучают танцам, так что, я могу танцевать не хуже них. Так мне кажется.
     — Я нисколько не сомневаюсь в ваших талантах, госпожа…
     — Не хотите потанцевать со мной, Федор? — маленькая леди протянула руку, мило улыбаясь. Я чуть было не подавился вином, и прокашлявшись, покачал головой.
     — Простите, но… думаю, что не со мной вам стоит танцевать, госпожа, — я поглядел вокруг, и увидел парня, примерно ее возраста, который недовольно смотрел в нашу сторону. Если я правильно понимаю, это был сын лорда Гилбероя, что правил в городе Бауерси.
     — Вы имеете в виду, что я должна танцевать с моим женихом? — разочарованно произнесла Олейн. — Простите, но вы умеете хранить секреты?
     — Госпожа, это вы простите, но прекратите обращаться ко мне на «вы». Зовите меня просто Федя, или Федор, ведь я не намного старше вас, а по титулу и того…
     — Хорошо, Федор! — улыбнулась Олейн, и наклонилась ко мне. — Так вот, насчет секрета… моим женихом является принц Рогул, но я на самом деле, его совсем-совсем не люблю!
     — Вам нравится сын лорда Гилбероя, я правильно понимаю?
     — Верно! Но…
     — Он смотрит в нашу сторону, прямо глаз с вас не сводит! Мои… жены, так же смотрят на меня, особенно Лифхель…
     — Хорошо, наверно, иногда побыть простым человеком, — вздохнула Олейн, помахав сыну лорда. — Вы можете жениться по любви, тогда как…
     — Госпожа, скажу вам честно — все вопросы по любви не ко мне! Я не делал первый шаг, и если вам нужен совет, как уговорить родителей, чтобы они позволили вам выйти замуж за сына лорда Гилбероя… найдите моих жен, и спросите совета у них! Думаю такое, лучше обсуждать с женщинами, вы согласны?
     — А…
     — Не переживайте, госпожа! Скажите им, что это я попросил помочь вам, и скажите, чтобы держали это в секрете, особенно это должно касаться Джейн.
     Госпожа улыбнулась, и подскочив, убежала искать моих жен. Теперь я был свободен, и мог спокойно понаблюдать за остальными, и подумать, чем займется наша группа дальше. Пока я сидел, я слушал, что говорят богатые гости, и ясное дело, некоторые обсуждали мою группу, не понимая, кто мы, и что тут делаем. Особенно всех интересовал Орлук, которого окружили как дамы так и мужики, и расспрашивали его о нашей группе, о его расе, и что вообще он тут делает. Но наш друг был неплох, и отвечал лишь «мы друзья лорда Уорворда», как ему и приказал лорд. Как по мне, так лорд что-то задумал, только я не мог понять, что именно, но пока нас никто не обижает, и я не в центре внимания — меня все устраивало. Все-таки, Орлук был во многом лучше и круче меня, хотя все слухи по-большей части, ходили обо мне…
     — Что, как сам? — Саня появился сзади, и от его слов, прозвучавших очень неожиданно, я подпрыгнул, схватившись рукой за сердце.
     — Ты так резко не появляйся, что тебя! Меня же удар хватит!
     — Уже натанцевался со своими… девчонками, а? — усмехнулся Саня, садясь на стул рядом. — Я тут видел, что ты с мелкой леди говорил. Ей чего нужно было?
     — А, не моя проблема, — отмахнулся я. — Отправил ее с проблемами к своим милым женушкам. Думаю, не стоит объяснять, чем это может кончиться!
     — Главное, чтобы это не обросло новой проблемой, а так… Ты кстати, познакомился тут хоть с кем-нибудь?
     — Не-а! А нафига? Думаю, что знакомство с лордом Уорвордом уже принесло свои плоды, главное сейчас не испортить мнение его семьи о нас — и все будет чики-пуки!
     — Ну знаешь…
     Саня не договорил, так как музыканты вдруг прекратили играть на инструментах, и все повернули головы в сторону лорда Уорворда и леди Грейс, стоявших посреди танцевальной площадки. Лорд, прочистив горло, улыбнулся, и начал толкать речь. И блин, пока он готовился, мне так и захотелось проорать «Речь, Бульба, речь!», чего я, конечно, не стал делать. Тупо, глупо, но я слишком много смотрел «переводов Гоблина», в последний год, своей жизни в том мире…
     — Дорогие гости! Хочу поблагодарить вас за то, что посетили ежегодное празднествование, устраиваемое моей семье, из поколения в поколение, каждый год! К сожалению, не все их тех, кого мы ожидали увидеть, смогли прибыть сегодня, но мы будем помнить и в наших сердцах! — после этих слов, лорд начал перечислять имена каких-то людей, которые нам были незнакомы, так что я отвлекся от его речи на то, чтобы налить себе еще вина. К тому же, вернувшись на свое место, ко мне тут же на колени уселась Лиф, которая начала жаловаться на то, что еле смогла убежать от Ивлены, которая немного напилась, и стала издеваться над бедной эльфийкой, прижав ее к стене, говоря, что она милашка, и это платье ей очень идет. Пф, можно подумать, что Лиф еще не привыкла к тому, что Ивлена постоянно домогается ее…
     — Все эти люди навсегда останутся в наших сердцах, а пока… — продолжал лорд. — Я бы хотел поблагодарить группу искателей приключений «Дикие странники», и в особенности их главу Федора Иванова, за то, что спасли мою любимую жену от лап проклятых бандитов!
     От его слов я подавился вином, и лишь благодаря Лиф и Сане, остался в живых, так как они похлопали мне по спине. Тем временем, лорд нашел меня в толпе глазами, и позвал к себе. Что ж поделать, пришлось выходить, и стоять как дурачку, вместе с остальными ребятами, которые явно чувствовали себя не в своей тарелке. Особенно Орлук, который и так выделялся больше всех нас, из-за своего роста… А вот на меня были обращены совсем другие взгляды, ведь Лиф, как обычно смущалась настолько, что спряталась за моей спиной, держа меня за руку, с покрасневшим лицом.
     — Благодарю вас еще раз за помощь, друзья мои! — похлопав меня по спине, произнес лорд. — Что ж, это все, что я хотел сказать! Продолжайте…
     Он не договорил, так как дверь ведущая в сад распахнулась, и из поместья, пройдя сквозь него, вышел высокий эльф, в черной накидке, и черных одеждах. По его левую руку, шла девчонка, лет двенадцати, и с ухмылкой озиралась по сторонам. Да уж, можно было не догадываться, что она была не такой приятной, как леди Олейн…
     Увидев этого эльфа в черном, все гости сразу переполошились, и стали тихо переговариваться, и кажется, лишь мы с Саней, Лиф и Джейн, не понимали кто это был. Зато Орлук и Ивлена недовольно фыркнули. Так как мы по-прежнему стояли в круге, я схватил за руку своих девчонок, и поспешил ретироваться из поля зрения, а Саня и Орлук последовали за мной.
     — Проклятый убийца! — проворчал огр, схватив бутылку с вином, и приложившись к ней. Я тоже налил в бокал вина, и стал наблюдать за Черным эльфом, как он подходит вместе с мелкой к лорду, и они что-то начинают обсуждать. Причем, ни от кого из моей группы не укрылось то, что и он, и девчонка, то и дело бросают взгляды в нашу сторону.
     — Кто это такой? — спросил Саня, сложив руки на груди.
     — Сам Владыка тьмы! — фыркнул Орлук. Мы с Саней переглянулись. — А мелкая, кажется, его младшая дочь, Тиффани, если не ошибаюсь!
     — Не ошибаешься, Орлук! Ненавижу их обоих! — проворчала Ивлена, прижавшись ко мне. А она-то чего ненавидит Владыку? Неужто, и из ее родных кого-то убил? В принципе, я тоже внимательно разглядывал этого эльфа, ведь он был моей целью, так что нужно было узнать о нем побольше. Только вот… как мне напасть на него, если у него есть дочь?! И почему мне никто не сказал, что он эльф?!
     — Простите меня за опоздание, — донесся до меня мрачный голос Владыки.
     — Н-ничего страшного, Владыка! Мы будем очень рады, если вы с дочерью присоединитесь к нам!
     — На то я и рассчитывал. В замка стало очень скучно, а развеяться никогда не бывает лишним. К тому же, я вижу у вас новые лица… — Владыка и его дочь посмотрели в нашу сторону. — Думаю, мне не помешает представиться!
     — Да-да, конечно, — вздохнул лорд. Владыка кивнул, и вместе со своей дочкой, медленно направился в нашу сторону. Черт, Федя, не нервничай, и не делай ничего глупого. Ах, да, нужно чтобы остальные тоже не сделали ничего лишнего, ведь здесь мы просто отдыхаем… Я перевел взгляд на Орлука, который специально отошел за стол, и отвернулся, что-то тихо ворча себе под нос. Похоже, огр не собирается ничего предпринимать, понимая, что наши шансы против Владыки тьмы, ничтожны по-прежнему… Спасибо, Орлук!
     — Приятно познакомится, Владыка тьмы! — я переложил бокал с вином из правой руки в левую, и протянул руку для пожатия. — Мое имя — Федор, глава группы «Дикие странники»!
     — Так ты значит, главный, да? — усмехнулся Владыка, и не обращая внимания на протянутую мной руку, посмотрел на Ивлену, которая злобно фыркая смотрела на мировое зло, в виде эльфа в черном. И тут… — Получается, Ивлена, ты на побегушках у этого? Как же низко ты опустилась, дочь!
     Кажется, эти слова донеслись до меня, лишь после того, как рука выпустила бокал, и он словно в замедленной съемке долетел до пола, и расплескав вино, разбился вдребезги. Я как дурак, стоял не двигаясь, и глядел на свою жену. Так же как и Саня с Орлуком, тогда как Джейн и Лиф, стояли опустив голову, словно нашкодившие щенята.
     — Это ты, отец, опустился настолько низко, что хотел отдать меня замуж за Наклора! — прошипела Ивлена. — За Наклора! Паршивого, грязного, озабоченного ублюдка-принца, этого жирного свина!
     — Как я уже сказал тебе, перед тем как ты ушла из замка, я понял свою вину, и признал ее, — нахмурился Владыка. — Ты же, кажется, решила совсем забыть про гордость, связавшись с искателями приключений!
     — О нет, отец! Я не просто связалась с ними! — Ивлена подняла правую руку, и приставила палец с кольцом, чуть не к глазам Владыки. Я даже не пытался остановить ее, ведь все это, казалось мне дурным сном… Серьезно, Ивлена, дочь Владыки? Я никак не мог поверить этому, но судя по тому, как они разговаривали, это было так… По крайней мере, другие гости не пялились в нашу сторону, занимаясь своими делами, лишь изредка бросая на нас удивленные взгляды. — Видишь, папочка, теперь я замужем! И знаешь за кого я вышла? Вот!
     Ивлена схватила меня за руку, и показала мое кольцо Владыке. Девчонка рядом с ним, злобно захихикала, а у Владыки был такой взгляд, словно он собирался прямо сейчас сжечь меня на месте, какой-нибудь дико сложной магией.
     — Дура ты, сестра, — пробурчала Тиффани, и толкнув меня, подошла к столу, и схватив бутерброд с красной икрой, сунула его в рот, улыбаясь.
     — Сама ты дура, — фыркнула Ивлена, и уголки ее губ поползли вверх. — Зато теперь, я могу вернуться в замок, ведь у тебя, отец, есть тот, кто займет престол. И он будет более достойным вариантом, чем напыщенный идиот, который только и может, что в носу ковыряться!
     — Ч-чего?! — воскликнул я. Мы с Лифхель переглянулись, и тут до меня дошло. Вот она, моя судьба! Мужик в белой комнате же говорил, что мне суждено стать Владыкой тьмы, но он говорил и про то, что я должен убить нынешнего… только вот, деталей он не называл! Возможно, он лишь предполагал, ведь даже он не ожидал, что я покончу с собой, а значит, даже там, наверху, могут видеть лишь начало и конец нашей судьбы, может основные моменты, но и то, судя по всему, лишь мы решаем как нам жить!
     Пока Владыка с младшей дочерью смеялись над словами Ивлены, я громко прочистил горло, и взяв еще бокал, наполнил его вином, и усмехнувшись, поднял его.
     — Извини, папаша, но в словах Ив нет ничего смешного! — я сделал глоток, и старался не показывать свой страх, хотя мои ноги так и дрожали. Плевать, главное сейчас не опозорить ни себя, ни своих жен, ни свою группу.
     — Как ты меня назвал? — Владыка схватил меня за ворот пиджака. — Ты мне никто, слышишь?! Не вздумай…
     — А как еще называть тебя, если твоя дочь, одна из моих жен, а?
     — Ч-чего?! — удивилась Тиффани, поглядев на Ивлену, которая злобно улыбнувшись, схватила за руку Джейн, и кивнула. Даже сам Владыка был в шоке от моих слов, и с его лица исчезла вся злоба, сменившись… восторгом?
     — Так эти две — эльфийка и призывательница — тоже твои жены? — хохотнул Владыка. — Ты что, с Ийтмула? Ведь никому, кроме дикарей, не позволено…
     — Ага, я дикарь! И знаешь что? Даже мой класс — «хардкорщик», показывает, насколько я сумасшедший, дикий, и безбашенный!
     Я достал из-под рубашки амулет, и показал его Владыке. Странно, но эльф громко захохотал, и хохотал долго, а когда успокоился, вытер с глаз слезы, и посмотрел на свою дочь, Ивлену. Он отвел ее в сторону, и они начали что-то тихо обсуждать, пока Тиффани поедала сладости со стола, довольно улыбаясь. Можно было подумать, что она видит вкусняхи лишь по праздникам, или что злобный папаша запрещает ей их есть…
     — Как думаешь, о чем они говорят? — спросил Саня. — Обсуждают, как тебя убить?
     — Вряд ли. Да и смерти я не очень-то боюсь…
     — Ты или очень храбрый, или очень глупый! — хихикнула Тиффани, прожевав пирожное. — Всем положено бояться смерти, ведь даже мой отец боится ее!
     — Прости, но смерть для нас… скажем, мы с ней уже старые знакомые, так ведь, Сань?
     — Есть такое. Бояться надо не смерти, а жизни, в чем я уже успел убедиться. Причем бояться и ненавидеть одновременно.
     — Послушай, ты же знаешь, о чем они говорят? — спросил я, кивнув в сторону Владыки и Ивлены.
     — Скорее, догадываюсь. И можете не бояться — если отец не испепелил тебя на месте, после того, как ты назвал его «папашей», то ты считай, получил его уважение. Возможно, они говорят о том, что вам с Ивленой, стоит сыграть более… шикарную свадьбу, или вроде того. Ведь Ивлена старшая сестра, а значит ее муж, и должен в будущем занять трон… хотя не пойму, как вообще, ты смог соблазнить ее?
     — А не слишком ли ты еще маленькая, чтобы задумываться о таком?
     — Возможно я еще и не такая взрослая, но поверьте — я намного серьезнее, чем моя старшая сестра! И намного сильнее, ведь мой класс, в отличие от ее, «высший архимаг»…
     — У… у меня такой же класс… — пискнула Лиф. Тиффани удивленно посмотрела на нее, а потом перевела взгляд на меня.
     — Ты же «хардкорщик»! Класс, который не может прокачиваться, и владеть магией! Как так получилось, что твои жены, дикарь, это — старшая дочь Владыки тьмы, и самый сильный магический класс?!
     — Просто я…
     Я не смог договорить, так как подошли Владыка и Ивлена. Последняя, кстати, прямо вся сияла, что говорило о том, что им удалось о чем-то договориться. И в то же время заставляло задуматься, ведь это вряд ли может привести к чему-то хорошему.
     — Зятек, послушай-ка, что я тебе скажу, — положив руку мне на плечо, произнес Владыка. — Я признаю тебя как мужа моей дочери, и согласен, что в будущем, ты займешь мое место на троне, но…
     Как говорится, никогда не слушайте все, что идет до «но»!
     — Но, ты должен доказать, что класс «хардкорщик», не настолько убог, для будущего Владыки тьмы! Принеси мне зуб старины Феофела, что обитает на острове Лунь, и тогда, я назову тебя Владыкой!
     В общем, мой враг, которого я должен был убить, оказался моим тестем, и сам решил посадить меня на престол, дав мне наверняка убийственное задание… Что могло быть хуже, чем это? Наверно то, что после этих слов, Орлук фыркнул, и злобно посмотрев на меня, пошел в сторону поместья. Ясное дело, он чувствовал себя обманутым, и ведь с этим нельзя было поспорить…Даже Саня странно посмотрел на меня, в тот момент, когда я взглянул Владыке в глаза, и осторожно кивнул, соглашаясь с его условием. Не ну а что, я ведь не был поборником добра, и моя цель в этом мире была именно такая — стать Владыкой тьмы. А если для этого, нужно всего лишь добыть зуб какого-то Феофела, то почему бы и нет?

Глава 10. Покидая город

     — Почему вы обе молчали, а? — едва не крича, спрашивал я Лиф и Джейн, сидевших на кровати, в нашей комнате в гостинице. — В чем была проблема, рассказать мне о том, что Ивлена — дочь Владыки тьмы?!
     — Она… просила не говорить вам, хозяин, — чуть не плача прошептала Лифхель, уткнувшись лицом в плечо Джейн. Саня, сидевший за столом, фыркнул. Да уж, я понимал своего друга… Он тоже был в шоке, но однако совсем не отказался от того, чтобы остаться в группе, и даже согласился помочь мне в моем деле. Зато он, как и я, был очень расстроен, когда на следующий день, к нам подошел Орлук, и сказал, что собирается покинуть группу. Не из-за меня, а из-за того, что не хочет иметь дел с дочерью Владыки, который почти истребил его род. Ивлена, скажу в ее оправдание, тоже расстроилась, но не так сильно, как все мы, ведь воин и товарищ, из него был неплохой… Мы с Саней и Лиф долго уговаривали его остаться, но он не слушал нас, и потому, теперь в нашей группе официально осталось пятеро…
     И вот, сейчас, спустя неделю после того праздника, когда Ивлена куда-то с довольным лицом ушла, а за мной зашел Саня, позвав в Гильдию, за поиском задания, я решил задержаться, и спросил у Лифхель и Джейн, знали ли они тайну Ивлены. И узнав их ответ, я само собой, раскричался. Ведь как иначе, блин…
     — Просила не говорить… Нет, ты ее слышал? Ивлена просила не говорить! Скажи, Лифхель, разве я хоть что-нибудь утаивал от тебя, а? У нас были какие-то секреты друг от друга?
     — Н-нет, хозяин… — пропищала Лиф.
     — Вот именно, блин! — закричал я. — А ты знаешь, что скрывание такой важной информации, обычно и приводит к бедам, особенно к междоусобице в команде?! Да, мы с тобой решили скрыть от остальных, что мне напророчили то, что я должен стать Владыкой тьмы, но лишь для нашего же блага, чтобы нас тут же не вздернули! Но вот насчет Ивлены… вы обе, могли хотя бы мне сказать, до того, как это стало бы поздно! Особенно ты Лиф, ты ведь знаешь к чему я стремлюсь!
     — Простите, хозяин… я…
     — Да ладно тебе Федор, бесполезно уже кричать на них! — вздохнул Саня. — Все равно ничего не изменишь!
     — А я и не хочу ничего менять! Я и правда хочу стать Владыкой тьмы, но я не хочу убивать и уничтожать все подряд! Я просто… хочу получить хоть немного власти, и стать хоть кем-то, а не быть простым дикарем!
     Когда мы пытались уговорить Орлука, я психанул, и выложил всей группе, то, что сказал мне мужик в белой комнате. Ясное дело, многие удивились, но никто не придал этому важного значения, кроме Ивлены, которая сказала «вот, видишь, это твоя судьба». Уходя, Орлук пообещал, что все наши тайны умрут вместе с ним, и он не против, если я стану Владыкой, лишь бы не причинял никому зла. Как будто мне самому этого хочется… я даже со своей рабыней не могу вести себя жестоко, глядя ей в глаза, и понимая, что она живое существо, так же как и животные, а не вещь, которую можно пользовать как угодно!
     — Да уж, Орлук был нашей силой… Но теперь, я думаю, он точно не вернется.
     — Согласен. А пытаться его вернуть… блин, этим мы только еще больше оскорбим его! — я закрыл лицо руками, и посмотрел на Джейн. — А ты чего молчишь?
     — А что сказать? Я и правда чувствую себя немного виноватой, — пожала плечами Джейн, поглаживая плачущую Лифхель по рыжим волосам.
     — Слушай, Джейн, а почему ты так легко отреагировала на то, что я стану Владыкой? Ты же у нас, вроде как, за справедливость?
     — Если станешь, то я, как твоя жена, прослежу за тем, чтобы ты не делал ничего плохого, — улыбнулась Джейн. — Никаких рабов, никаких лишних убийств… возможно, мы даже сможем изменить понятие Владыки тьмы!
     — Ничего я не хочу менять, однако причинения зла в моих планах и правда нет. Власть, богатство и… большой замок, где я мог бы прятаться от вас — вот все, чего я хочу!
     — Не, оно так не работает, друг, — усмехнулся Саня, протирая очки платком. — Если у тебя будет власть, зло причинять придется, ведь соседние королевства да и простые искатели приключений, наверняка захотят тебя убить!
     — Да я в курсе. Я про то, что постараюсь по минимуму причинять зло, по необходимости, и без особой жестокости.
     — Я тебя понял. И как уже сказал, готов помочь тебе в достижении моей мечты. Хотя без Орлука, будет тяжело…
     Мы с ним одновременно вздохнули. Вообще, после того праздника, слишком многое изменилось, ведь как я говорил ранее, я почти не притрагивался к книгам, и узнавал все лишь от Лифхель, девчонок, или просто из разговоров в таверне. Но после того, как Орлук ушел из группы, я засел за исторические книги, разные справочники, и тому подобное, откуда и узнал, что Владыка тьмы, уже много лет ни на кого не нападает. Лишь его приспешники, которые хотят получить от него одобрения, нападают на города, деревни, и страны, чтобы получить от него титул и награду. Как говорится, все нападения и смерти, сваливают на Владыку, хотя все знают, что он этим уже давно не занимается, сидя в своем замке и… черт знает, что он там делает, но злых умыслов у него нет. Да, когда-то он хотел захватить мир, но как мне сказала Ивлена, ему это просто надоело. Даже когда на Вордис напал Ургобор, Владыка был не в курсе того, что происходит, дав Ургобору лишь обещание, что если он захватит какой-нибудь город, то может забирать его себе, и получит в распоряжение армию вампиров. Как можно вспомнить, у него этого не получилось, а Владыке, само собой плевать…
     — Эй, вы чего такие невеселые? — в комнату ворвалась Ивлена, и замерла, увидев мой недовольный взгляд. — Что у вас тут происходит? И почему Лифхель плачет, а?
     — Наверно потому, что я наорал на нее, за то, что она скрывала от меня, что была в курсе того, что ты — дочь Владыки! — я подошел к Ивлене, и положил руку ей на плечо. — Почему, спрашивается, ты мне не говорила об этом?
     — Потому что, я думала, что ты меня возненавидишь! Потому и скрывала! Но когда я женилась на тебе, то спросила Лиф, полюбит ли он меня такой, какая я есть, на что Лиф, ответила «да», вот я и…
     — Короче, ребят, я запутался в вашей Санта-Барбаре, так что пойду лучше посмотрю какое-нибудь задание, — Саня поднялся со стула, но я остановил его.
     — Я пойду с тобой, мне все равно надо заскочить к Дарвину, заплатить ему монеты, и сказать чтобы готовил мне кучу патронов. А ты пока, Ивлена, подумай о том, как нам вернуть в команду Орлука…
     — А я уже придумала! — улыбнулась Ивлена. — Просто скажи ему правду! Да, мой папаша много лет назад истребил большую часть огров, и как говорят, только потому что он злой. Однако… — Ив достала из кармана небольшую книжечку, и бросила ее мне. — Вся истинная правда написана здесь. Почитай на досуге, думаю, тебе понравится, и ты поймешь, что быть Владыкой не так уж и просто. К тому же, это всего лишь титул, вроде короля, а приписку «тьмы», ему дали уже после истребления большей части огров.
     — Ладно, я потом прочту, — убрав книжку в карман (размером она была с небольшой блокнот, хоть и пообъемнее) и подошел к дверям. Обернувшись, я посмотрел на Лиф, смотрящую на меня слезящимися глазами, и улыбнулся. — Лифхель, успокойся ты! Я же не виню вас! По крайней мере, нас сразу не убили на месте, так что прекращай!
     Лиф выдавила улыбку, и поднявшись с кровати, подошла ко мне, и схватила меня за руку. Эх, Хвостик… Потрепав ее по голове, мы втроем вышли из комнаты.

     Прошла еще неделя, за которую мы успели выполнить пять заданий Гильдии, не самых сложных, но довольно хорошо оплачиваемых. Всю неделю, мы с группой решали, что возьмем в наш опасный поход, составляли план, куда держать путь, подсчитывали расходы, закупались припасами. Мы купили даже крытую повозку, двух лошадей, хорошей посуды, которой не страшны были тряска и всякое подобное. Купили немного книг для девчонок, чтобы им было нескучно ехать, игральные карты, кости, для нас с Саней. В общем, у нас почти все было готово для долгого путешествия на восток, и по морю, однако тут, мы с Саней поняли, чего у нас всех не хватает…
     — У нас очень глупые костюмы, — поставив кружку на стол, я оглядел свою группу. Я был в обычных старых джинсах и футболке с черными ботинками на босу ногу, Саня был в глупой белой мантии жреца, Лифхель была в легком синем платье и сандалиях, Джейн почти не меняла свой черный костюм и коричневый плащ, снимая его только для того, чтобы постирать, а потом весь день сидела в комнате в одном полотенце, а Ивлена…
     — А что не так с нашими костюмами? — удивилась Ив, которая была одета в кожаный костюм алого цвета.
     — С твоим-то все нормально. Ты выглядишь как и подобает «ассасину»…
     — Почти так, как они выглядят в ММО, или RPG, — хмыкнул Саня. — Будь твои штаны подлиннее, ты точно была бы сестрой «Темного Братства».
     — Скажу, что даже я в курсе, кто это такие, и потому полностью согласен, — усмехнулся я. — Слава Ситису!
     — Слава Матери Ночи!
     Мы с Саней засмеялись, оставив девчонок в полном непонимании того, о чем мы говорим. Само собой, объяснять мы ничего не собирались, все равно не поймут, что такое видеоигры. Эх, как было бы прикольно, сидеть вместе с ними, и смотреть на домашнем кинотеатре какой-нибудь хоррор, типо «Чужого»… Но этого, мне точно не суждено, что и обидно…
     — Так вот, насчет костюмов, девчат… — я уже был немного пьяным (не настолько, как тогда, когда поженился на трех сразу) — Нам нужны клевые костюмы, которые подходили бы как к нашей внешности, так и к нашему классу!
     — Но… зачем? — спросила Джейн, отпив из кружки горячего чая. — Или вы хотите выглядеть так, как в фильмах?
     — Точно! Я хочу стать Владыкой тьмы, а значит, мне нужен стиль, по которому меня будут узнавать! Оружие у меня уже есть!
     — Ну, тебе только оружием и хвастаться, дорогой, — усмехнулась Ивлена. — Ну или тем, что ты сразу с тремя девушками за ночь…
     — Завидую я тебе, Федя! Ой, пипец, как завидую…
     — Не нравится мне твой взгляд, дружище, хе-хе! — Саня недобро смотрел на меня, сжимая в руках вилку, и от его взгляда у меня даже все сжалось. — Ладно… так о чем мы говорили?
     — Я менять костюм не буду, — холодно произнесла Джейн. Вторя ей, Кэл на ее плече громко каркнул, чем заставил подпрыгнуть многих посетителей в таверне. Некоторые даже подавились, но прокашлявшись, ничего не сказали нам.
     Не ясно, каким чудом, но слухи о том, что Ивлена дочь Владыки, а я следующий, кто сядет на престол, разошлись очень быстро. Никто меня, как ни странно, не попытался даже посадить за решетку, однако в один момент, ко мне подошло несколько стражников, которые и сказали мне, что пока я не причиняю зла людям, то мне не о чем волноваться. Но стоит мне хоть пальцем задеть кого-то, кроме моих, как выразился один из них, девочек, в королевстве тут же объявят награду за мою голову.
     — Но Джейн, разве ты не хочешь выглядеть еще круче?!
     — Мы и так привлекаем много лишнего внимания, и как мне кажется, наши лица известны всем в Обскариуле, так что зачем нам стиль? — Джейн была непреклонна. — И вообще, разве плащ уже вышел из моды?
     — А, банальщина! — отмахнулся я, понимая, что с ней спорить бесполезно. — А что насчет тебя Лифхель?
     — Да, я думаю… хочется выглядеть более… стильно для мага, — тихо проговорила Лиф.
     — Федя, да она со всем, что ты скажешь, соглашаешься, — усмехнулась Ивлена. — Я конечно, и сама не собираюсь менять свой стиль, но вот эльфийке с радостью помогу заняться этим…
     — Вот и отлично! Давай Лифхель, подберем тебе какую-нибудь красивую накидку, пока есть деньги! — я встал из-за стола, и медленно направился к выходу.
     До самого вечера мы с ребятами выбирали костюмы для Сани и Лиф. В принципе, у Александра и так была нормальная одежда, ведь ему не приходилось так много тратиться, и с ним не жила Ивлена, которая любила ходить по магазинам, но меня очень, прямо до невозможности бесила его широкая мантия, которая мешала ему даже ходить нормально, постоянно путаясь. Так что, мы долго выбирали то, что подойдет ему как жрецу, и остановили свой выбор на белом пальто, с вышитым на груди символом жреца, или точнее, жезла. С его черными штанами, и бежевой рубашкой, пальто сочеталось очень здорово, и потому мы решили, что это будет его основной стиль.
     Вот подобрать стиль для Лифхель было гораздо труднее, ведь она любила только платья, и ничего кроме них не принимала. По честному, она даже нижнее белье не носила летом, говоря, что не привыкла к такому, ведь в ее мире разные панталоны и чулки, носили лишь богатые эльфы…
     Но все же, нам удалось найти одно свободное длинное платье синего цвета, красивые голубые туфли, и даже тонкий шарф для стиля, и когда она вышла из примерочной во всем этом, даже портной присвистнул, а его жена, помогающая ему в магазине, недобро посмотрела на него.
     Вот мне костюм подбирать было не нужно, ибо всего несколько дней назад, я уже был у портного, и купил то, о чем задумывался давно. Поэтому, я просто забрал пакет со своими покупками, и как девчонки не уговаривали меня показать что там, я был непреклонен.
     Попрощавшись с Саней, мы вчетвером вернулись в гостиницу, и я первым делом отправился в ванную, где переоделся в свои новые шмотки. Идя по коридору, направляясь в свою комнату, я встретился с соседом, который, быстро умотал обратно в комнату, и оттуда послышался смех. Чего смешного, блин? Ведь из одежды я купил лишь пряжку на ремень, темно-коричневые сапоги, летнее мужское пальто, и соломенную шляпу. К сожалению, другой найти не удалось… К тому же, я настрогал себе немного зубочисток, и сейчас, засунув одну себе между зубов, я положил правую руку на рукоять револьвера, и открыл дверь в нашу комнату.
     — Здравствуйте, дамы! — языком переложив зубочистку из одного угла рта в другую, произнес я, левой рукой поправляя шляпу. — Кажется, в этом городе завелся опасный преступ…
     Мои жены покатились со смеху, что меня сильно расстроило. Да чтоб вас всех! Я же смотрел в зеркало, и в моем костюме не было ничего смешного! Ну да, я был похож на персонажа из вестерна, но…
     Зубочистка выпала изо рта, когда я понял, почему девчонки засмеялись. Господи, какой же я идиот! Я же не на ковбоя похож, а на какого-нибудь стриптизера!
     Расстроившись, я снял пальто, и бросил его на стул, но ко мне подошла Лифхель, скрючившись от смеха, и обняла меня.
     — Х-хозяин… не делайте так больше! Вам идет костюм, но прошу… никогда не говорите таких… — едва не падая от смеха, произнесла Лиф. Вздохнув, я потрепал ее по рыжим волосам, и сняв шляпу, нахлобучил ее на голову эльфийке. — Хорошо, что вы не шли так по улице, а то вас бы точно…
     — Да-да, я уже понял, — фыркнул я, снимая сапоги, и бросив их рядом с дверью. Лифхель же крутила шляпку на голове так и этак, видимо понравилась она ей. И тут же напрашивается вопрос: а сказать, что ей так хочется шляпу, нельзя было? Я ведь не монстр какой, к тому же деньги у нас теперь есть… — Эй, Лифхель, хочешь забирай себе эту шляпу. Она тебе и правда идет!
     — Правда?! — улыбнулась Лиф.
     — Правда-правда! Только когда станешь Королевой пиратов, не забывай о своем бедном муже, ладно?
     Ясное дело, что она не поняла, что это была небольшая отсылка к Соломенной шляпе, и Королю пиратов, но да ладно…
     Всю эту ночь я никак не мог уснуть, ведь на завтрашний день у нас было запланировано начало нашего долгого путешествия на восток. Конечно, никто не говорил, что нам придется возвращаться, ведь наш путь лежал сначала на восток, потом по морю немного на север, а потом, опять же, по морю, на запад, через северные воды, а оттуда уже в Гиблые земли, где по словам Ивлены, нас будут ждать слуги Владыки, и даже не будут атаковать наш корабль. Для этого придется сначала написать письмо, чтобы они знали, на чем мы будем плыть, но это уже все потом. Главное, чтобы наш план как обычно, не пошел через одно место, как оно обычно и бывало.
     Но кто, блин, мог бы сомневаться в том, что все пойдет, именно так, как я и предполагал? Где-то посреди ночи, когда я лежал на кровати, окруженный своими женами, не в силах пошевелиться, так как Джейн придавила мои левые конечности, а Ивлена правые, Лифхель вообще наполовину лежала на мне, головой на груди, я услышал как по стеклу застучали капли дождя. Вслед за ними, над городом раздался раскат грома, и комнату осветила вспышка молнии. Да уж, началось приключение…
     Почти две недели, мы проводили время или в комнате, или в таверне, играя в карты, кости, или как ни странно, в «крокодила». А что еще было делать? Денег у нас хватало, заданий тоже интересных не было, а все планы были нарушены на неделю. По нашим подсчетам, мы уже должны были миновать две деревни, и добраться до границы Обскариула, и войти на территорию соседнего королевства Наварико.
     Но вот, весенние ливни, которые в этих краях были обычным явлением, кончились, и мы, наконец, забрав повозку и лошадей из конюшни, нагрузились припасами, и выехали через восточные ворота Вордиса. Мы вместе с Саней сидели на козлах, пока девчонки о чем-то шептались в повозке, и я не без удовольствия смотрел на городские стены. Наконец-то прощай чертов город, и те придурки, что испоганили мою репутацию, и репутацию моей группы!
     — Ха-ха-ха! — громко смеялся я, поправляя воротник пальто. — О, да! Как же давно я хотел свалить из этого чертового города! Сколько, сколько нервных клеток угробил я в этом городе, и вот, день настал!
     — У тебя все нормально? — косо посмотрел на меня Саня, держа поводья. Он, как и девчонки, решил, что доверять мне такую важную работу, как управление лошадьми, не стоит…
     — Нормально. Просто я так рад, так рад, что свалю из Вордиса… Ненавижу этот город! Надеюсь, никогда сюда больше не вернусь! Лифхель!
     — Что? — встрепенулась эльфийка, просунув свою голову мне под рукой.
     — Давай, продемонстрируй свою магическую силу! Попрощаемся с Вордисом так, как я и говорил!
     Лифхель улыбнулась, и пристроившись у меня на коленях, подняла вверх руки. После прочтения заклинания, из кончиков ее пальцев, со звуком, напоминающим фейерверк, вылетели разноцветные искры, которые улетев в небо, взорвались в нем. Мы с Лифхель громко закричали, заставив всех, в проезжающем мимо караване, обернуться к нам, и повертеть пальцем у виска. Да и х… кхм… плевать на них! Никто не мог испортить начало нашего путешествия!
     Ведь оно, началось только сейчас!

Глава 11. Спасение девиц

     — Джейн! Джейн! Ты меня слышишь?
     Это был уже наш второй привал, с того времени, как мы покинули Вордис. Был вечер, и мы только недавно развели костер, и поставили палатки, готовясь к ночевке, но тут я заметил, что одна из моих жен сидит у повозки, держась левой рукой за амулет Гильдии, а ее глаза бегают из стороны в сторону. Конечно, я не мог не подойти к ней, и не узнать, что она делает, хотя я знал, что таким образом, она просматривает свои навыки и характеристики.
     — Чего тебе? — недовольно спросила Джейн, отпуская амулет. К ней на плечо тут же сел Кэл, и как и хозяйка, недовольно взглянул на меня.
     — Да так, ничего! — усмехнулся я, отчего Джейн устало вздохнула. — Хотя… может ты хочешь сыграть со мной и Саней в «дурака»? Время еще есть, так что…
     — Попроси Лифхель. Она тебе точно ни в чем не откажет. А я спать!
     Джейн поднялась, и отряхнув штаны, медленно пошла в сторону одной из трех палаток. Скажу, что к моей радости, места в каждой палатке хватало лишь для двоих, и потому, две мои жены спали отдельно, а третья со мной. Прошлой ночью, место рядом со мной делила Лифхель, а сегодня должна была Ивлена, от которой покоя мне точно не будет. Причем, это не я решал, кто будет со мной спать…
     Когда Джейн скрылась в палатке, на меня сзади прыгнула Лифхель, и чуть не уронила лицом в землю.
     — Вы собираетесь в карты играть? Я с вами!
     — Я в этом не сомневался, — вырвавшись из ее хватки, я достал из мешка, лежащего в повозке, колоду, и пошел к костру, где уже сидели Ив и Саня, что-то пожевывая.
     Мы сидели уже несколько часов, подбрасывая в костер хворосту, и играя в карты. Лифхель уже выбыла из игры, и сейчас, лежа головой на коленях Ивлены, сладко посапывала, а у нас троих зашел разговор о том, какого жилось Ивлене в замке папаши.
     — Помню, как-то разозлившись на отца и мать, которые заперли меня в комнате из-за сломанной статуи дедушки, я вылезла из окна, связав все свои платья и простыни, — рассказывала Ивлена. — Мне тогда было всего десять, но у меня уже был шестой уровень, и хорошо прокачанная ловкость, потому мне не составило труда это сделать. И вот, оказавшись в саду, не без труда прокравшись мимо стражников-вампиров, я решила спрятаться в подземелье. Вход туда, располагался в склепе на кладбище нашей семьи, и для того, чтобы попасть туда, нужно было начертить кровью линию на двери. Что я и сделала, само собой, хе!
     — А что за подземелье? — спросил Саня.
     — Ну, как бы сказать… чем оно заканчивается никто не знает, кто его построил — тоже, и в нем множество комнат, которые забиты чем попало — от сундуков с золотом, до невероятных монстров. Первые десять комнат — безопасные, и в них мои предки проводили разные опыты, или просто тренировались магии, а вот что там дальше, никто не знает. — Ивлена хмыкнула. — Помню, мама рассказывала, что они вместе с отцом решили немного пройтись по подземелью, поискать интересные комнаты, и в одной из комнат наткнулись на… кучу слизней, каждый из которых был размером с коня!
     — Слизни! — проснувшись от этого страшного слова, Лифхель вскрикнула. — Где слизни?!
     — Нигде, блин! — усмехнулся я. — Иди лучше спать, эльфийка!
     Что-то пробурчав, Лиф перевернулась, и легла уже головой мне на колени, почти тут же уснув.
     — Думаю, что не стоит рассказывать, что тогда почувствовали мои родители и стражники, которых они взяли с собой в подземелье… Они просто убежали оттуда с криком! — продолжила Ивлена. — Но продолжу о себе! После того, как я зашла в подземелье, я зажгла факел, и быстренько пройдя первые десять комнат, уткнулась в перепутье. Три выбора куда идти — налево, направо и вниз, по лестнице. Я выбрала лестницу, и медленно ступая по каменным ступенькам, сжимая в руках факел, стала спускаться на более нижний уровень. Было очень страшно, и мне казалось, что снизу на меня смотрят какие-то существа, хотя может, это я себе просто внушала… И вот, лестницы закончилась, впереди был длинный каменный коридор, в котором было множество проходов и железных дверей. Я медленно открыла первую дверь — манекен, стоявший боком, и который медленно повернул ко мне голову. Я быстренько закрыла дверь, и подошла ко второй… открыла ее, а там… голая женщина, у которой вместо волос, змеи! Она была почти полностью покрыта кровью, а перед ней, на полу, лежал труп мужчины!
     — Я так понимаю, после этого ты рванула оттуда, с криками?
     — Нет! Эта баба, конечно, бросилась ко мне, но я увернулась от ее атаки, и схватив ее за змеиные волосы, раскрутила ее, и двинула головой об стену! — Ивлена засмеялась, а мы с Саней переглянулись. — Мне было жалко оставлять ее в подземелье, так же как и убивать, потому я, схватив ее за ноги, потащила к выходу. Пришлось отказаться от обиды на родителей, зато я, получила себе еще одну… игрушку. Когда будем в замке, я тебя познакомлю с ней, Федор!
     — И… кем же была эта змееволосая? — спросил Саня.
     — Ну, судя по всему, сиреной. Только она не умела петь, хотя ее голос был очень красив! Отец был в шоке, когда увидел ее, и услышал, как я нашла ее, а мама снова наказала меня, только уже заточив в темнице на несколько дней.
     — Слушай, Ив, а ты страшная женщина! Ну, я про твой характер, само собой!
     — Так я же дочь Владыки! Мне положено быть… страшной. По характеру, само собой! — хихикнула Ивлена. — И вообще, я от вас скрывала свою истинную силу, пользуясь лишь навыками класса, но думаю, что когда-нибудь… я продемонстрирую свою настоящую мощь.
     — Надеюсь, до этого не дойдет, — ухмыльнулся я, собирая колоду в пакет. Лифхель на моих коленях тихонько застонала, из-за чего мы втроем аж замерли. Судя по ее голосу, ей снилось что-то плохое, ведь в какой-то момент она тихо произнесла «предатели!», но кажется, ни Саня, ни Ивлена, этого не услышали…
     На следующее утро мы двинулись дальше. Где-то после полудня, мы очутились на перепутье — одна дорога вела на юго-восток, другая на север. По нашему плану пути, который мы составляли не один день, и частенько проверяли, пока ожидали окончание ливня, мы должны были поехать на юго-восток, однако даже в этом была одна загвоздка. Которая состояла в деревянной табличке с предупреждением.
     — «Всем искателям приключений, путешественникам, торговцам и прочим! На Южной дороге, за мостом через Дуволь, основала лагерь банда Хьюрма Желтозубого! Крайне НЕ рекомендуется связываться с ними в одну группу, особенно в одно лицо!» — прочитала вслух Джейн, когда мы с ней подошли к табличке поближе. — Я слышала об этом Хьюрме в таверне. Неприятная личность, которая любит выдирать своим жертвам зубы, и делать из них ожерелье.
     — Бандиты в принципе не могут быть приятными, — сказал я, когда мы возвращались к повозке, оставив ее недалеко от дороги, чтобы дать лошадям немного отдохнуть, и самим перекусить.
     — Не сказала бы. Ты слышал об Арикаве Затейнице?
     — Эээ… Это случайно не та девка, с моего «родного» острова, которая освобождает рабов, и поднимает их на восстание против короля?
     — Она самая. Только вот проблема в том, что ее поймали, и саму сделали рабыней. Я это слышала перед тем, как мы покидали Вордис.
     — Ну, да и фиг с ней. Может она и делала хорошее дело, но мы с ней точно стали бы врагами. Потому что я — рабовладелец, и свою любимую рабыню отпускать не собираюсь! Ни за что! Ведь если, так случится, что вы все меня бросите, я по крайней мере, останусь не в одиночестве!
     — Думаю, что даже если Лиф освободится, то она вряд ли бросит тебя, ведь…
     — Магические печати не влияют на чувства! — закончил я за Джейн. — Я в курсе! Да и в любом случае — Лифхель привязана ко мне до моей смерти, и снять ее печать нельзя!
     — Знаешь, Федор, если ты и дальше будешь вести себя с Лиф, как с равной, то я не против наших с вами, странных отношений, но прошу… больше никаких рабынь!
     — Да мне и вас троих хватает! — фыркнул я, приобняв Джейн. — Вообще, признаюсь, что когда там, наверху, мне сказали, что я могу стать Владыкой тьмы, первое о чем я подумал — куча рабынь! Но потом, немного поживя вместе с Лиф, я понял, что просто не смогу приказывать им что-то… непотребное, особенно глядя им в глаза. Так что, от этой небольшой мечты большинства парней, я отказался…
     — Зачем ты мне это рассказываешь?
     — Чтобы у нас не было секретов, и чтобы ты знала, что довольно сильно сочувствую тому, что Лиф единственная из нас, кто не считается свободной!
     Вернувшись к повозке, мы рассказали остальным о том, что написано на предупреждающей табличке. И тут у нас возникла дискуссия, насчет того, куда продолжать держать путь. Не знаю, почему, но никто в моей группе, как и я, не боялся двинуться на юго-восток, считая, что наших сил вполне достаточно для того, чтобы отбиться от любых бандитов. Меня, само собой, в расчет не брали… Да и дорога через реку Дуволь, а в последствии через лес Бристо, была короче, пусть и опаснее, чем северная, которая шла в обход всего леса, из-за чего, наше путешествие может продлиться на несколько недель дольше…
     И когда мы уже решили, что никакие бандиты и лешии, которыми славится лес Бристо, нам не страшны, Лифхель выдала одну фразу, которая была очень сильным аргументом, для того, чтобы поехать на север, а именно —…
     — А куда нам торопиться? — пожала Лиф плечами, заглянув мне в глаза. — Это же путешествие, и тут главное сам путь, а не его цель! К тому же, идти длинной дорогой романтичнее, ведь на севере больше деревень, где мы можем ночевать не в палатках, а в комнатах гостиниц!
     — Ну знаешь, вообще-то наша цель не менее важно, чем само путешествие! Охота поскорее уже добыть зуб этого… как там его…
     — Феофела, — подсказала Ив.
     — Во, точно! Добыть зуб Феофела, отдать его моему тестю, и спокойно зажить в замке, забыв о дурацких слухах, и тому подобное!
     — Но хозяин, разве…
     — В общем, двинули на север, народ! — хлопнул в ладоши Саня. — Мне-то наоборот хочется подольше побыть в вашей странной компании, так как других знакомых у меня нет, а как только вы поселитесь в замке…
     — Не переживай, друг! — засмеялась Ивлена. — Для тебя тоже будет приготовлена комната в замке, и может даже какая-нибудь должность! Я уже договорилась с отцом!
     — Шикарно! Но в любом случае, я за более длинное путешествие! Я в родном мире, не летал ни разу за границу, и хочу хоть этот мир узнать побольше!
     — Ладно, черт с вами! — махнул я рукой. — Раз так, то давайте отправимся с утра! Мы слишком долго обсуждали, что делать…
     Моя группа довольно закивала, и стала заниматься обустройством лагеря для ночевки. Поставили палатки, разожгли костер… и стали заниматься своими делами. Так как мы отошли еще дальше от дороги, пару раз мы видели проезжающих или проходящих по ней путников, которые нам дружелюбно махали, на что мы им отвечали тем же. И нельзя было не заметить, что все двигались на север, прочитав предупреждение, и это еще больше мотивировало нас, последовать плану Лифхель.
     Уже под вечер, когда солнце наполовину скрылось за горизонтом, а мы сидели у костра и ждали, когда Лифхель порадует нас ужином, на дороге появилось десять человек, шедших пешком, почти налегке. Свернув с дороги, они направились к нашему костру, заставив всех нас переполошиться. Лифхель тут же схватилась за посох, и спряталась за моей спиной. Однако бояться было нечего, ведь путниками оказалась группа искателей приключений, которые дружелюбно поздоровались с нами, и попросились расположиться на ночь неподалеку. Ну, мы герои, вроде как, положительные, и потому не отказали им.
     Почти до ночи мы болтали с ними, и узнали, что их группа, которая, кстати, называется «Братство Скаула», потому что так зовут их лидера, молодого парня, лет двадцати пяти, по классу являющегося «рейнджером», что использует лук и природную магию, пришла на эту дорогу не просто так. Они собирались избавиться от бандитов, засевших за рекой, и получить за это неплохую награду, которую назначили лишь вчера. Награду неплохую, в двести пятьдесят юмори, и еще плюс сотку, за голову Хьюрма…
     В группе Скаула было шесть мужчин, двое из них — эльфы, четверо человек, и четыре девушки, две из которых, были воительницами. «Боец» с двуручным мечом, и «паладин», с булавой и щитом, использующей святую магию, хоть и не настолько сильную, как «жрецы». Ясное дело, что мои женушки, тихо обсудив что-то между собой, уселись вокруг меня, и стали ласково ворковать, при этом поглядывая на членов дружественной группы…
     Да уж, нужно было только видеть взгляд Скаула, ведь девчонки из его группы, не липли к нему, считая лишь простым товарищем и лидером…
     Могу еще заметить, что в группе Скаула, был один чернокожий парень, класса, как я понял «призыватель», потому что на плече у него сидел рыжий кот, с красными глазами, как у Кэла. И нет, в парне было странно не то, что он чернокожий, а то, что у него была футболка с надписью «I love New-York!»… Еще один попаданец, причем из моего мира! Плохо, что поговорить с ним, нам с Саней и Джейн не удалось, ведь судя по всему, он не раскрывает свой секрет.
     Только все же интересно, неужели ни одному местному человеку, не было интересно, что за Нью-Йорк он любит, так же как меня, никто не спрашивал, что такое «Россия»…
     Ночь ребята провели в стороне от нас, устроившись в спальниках, под открытым небом. А вот мне пол ночи не давала покоя Джейн, которая никак не могла уснуть, и просила чтобы я рассказывал ей какие-нибудь истории. Ну, и еще она хотела любви, впрочем, как и я, так что…
     Утром, позавтракав всем вместе, мы попрощались, и наша группа двинулась на север, а «Братство Скаула» на юго-восток, причем их группа то и дело оглядывалась на нас. А мне, как сидящему сегодня в повозке, это было хорошо видно.
     — Эх, а мне бы хотелось отправиться вместе с ними, — вздыхала Ивлена, сидевшая рядом со мной в повозке, и поглаживая, лежащего у нее на коленях призванного Джейн кролика, с красными глазами. — Лишняя прокачка, да и денег бы подзаработали…
     — Так что тебя останавливает? — фыркнула Джейн, сидевшая на козлах вместе с Лиф и Саней. — Так нам с Лифхель будет легче делить нашего муженька, верно?
     — Да! Хозяин будет больше времени уделять мне, почти как раньше, до того, как явились вы обе! Плохо, что хозяин был глуп, и не сразу понимал намеков, — Лиф показала мне язык, и отвернулась. Мы с Ивленой переглянулись.
     — Не парься, Ив! Вот я не хочу, чтобы ты уходила! — утешил я свою жену. — Даже когда я не знал, что ты дочь Владыки, я все равно любил тебя, не меньше чем этих двоих! Ну и сейчас люблю, ведь, блин… какому нормальному парню не хочется, что его окружали три милые молодые женщины!
     — Умеешь ты утешить, Федя…
     — Эй, вообще-то вы не одни! — закричал Саня. — Не начинайте тут…
     — Ничего мы не начинаем… — вздохнул я, и повернув голову, посмотрел на дорогу позади. И увидел, что далеко позади, на ней поднялось облако пыли. Раскрыв глаза, я прополз на конец повозки, и приглядевшись, понял, что по дороге скачет целый конный отряд, а перед ними… кто-то на серо-красном звере. Хотя… если быть точнее, зверем был большой волк, покрытый кровью… — Эй, ребят! Кажись, у нас проблема!
     — Вижу, — произнесла Джейн, призвав пятерых волков, как тогда, когда мы спасали леди Грейс, только теперь они были еще больше прокачаны, и их… стало на два больше!
     Мы с ней, и Ивленой, без лишних слов оседлали волков, и помчали на них назад, оставив Лифхель охранять Саню. На ходу, я вытащил из кобуры револьвер, и пожелал нам удачи…
     Все кончилось быстрее, чем я предполагал. Джейн, пустив двух свободных волков на бандитов, а это были они, так как от них сбегал наш знакомый чернокожий парень, на призванном волке, и кричал «Помогите!», призвала стаю воронов, которые начали клевать врагов куда попало, а мы с Ивленой тем временем, убивали их. Я, ясное дело, стрелял из револьвера, а Ивлена швыряла в них метательные ножи, которых у нее было просто множество, и носила она и в небольшой сумочке на правом бедре.
     Бандиты падали с лошадей, или вместе с ними, один за другим, но нескольким удалось ранить меня, ведь их точно было больше, чем во время спасения леди Грейс. Один колющий удар в левое плечо, брошенный кинжал, угодившей мне в правую ногу, чуть повыше колена, и застрявший там. Было больно, и от этого, упала моя меткость, но моей упрямости можно было позавидовать, ведь я не собирался отступать. Хотя, тут скорее дело в выпендрежности, ведь я не хотел опозориться на глазах у своих жен…
     — С-спасибо… — пробормотал наш знакомый «призыватель», которого, кстати, звали Сэмюель, или просто Сэм. Все бандиты были мертвы, и мы помогли Сэму добраться до повозки, ожидавшую нас в стороне от дороги. Саня тут же бросился лечить нас.
     — Что у вас там случилось? — спросил я, жмурясь от боли, когда Саня проводил жезлом по моей ране на ноге, вытащив кинжал.
     — Когда мы добрались туда, и у нас завязался бой с бандой Хьюрма, нас всех атаковали какие-то старики, покрытые травой, — Сэм закрыл глаза рукой. — Черт, они поубивали всех моих друзей, а девчонок…
     — Это были лешие, да? — спросил Саня у Ивлены. Та молча кивнула, и посмотрела на меня. В ее глазах прямо таки читался убийственный азарт… Я вздохнул, и обвел взглядом свою группу. Все, кроме Лиф, были готовы идти на помощь, судя по их взгляду. А моя милая эльфийка, дрожа, прижималась ко мне своей маленькой грудью.
     — Прости Лифхель, но пусть нашу группу и считают отбитой, а меня вообще дикарем, но… грех бросать товарищей по Гильдии!
     Мои молча кивнули, и не говоря ни слова, запрыгнули в повозку, и развернув лошадей, поскакали назад, к перепутью. До него мы доскакали быстрее, а там уже повернув на юго-восточную дорогу, стали готовиться к сражению, и спасению девиц. Если, конечно, они еще живы…
     В короткое время, мы миновали реку Дуволь по мосту, и двинули в сторону лагеря у леса, куда нам показывал Сэм. Однако, мы могли бы обойтись и без его подсказок, ведь заметить огромный столб черного дыма, не мог, разве что, слепой.
     Когда мы подъехали ближе, то увидели, что лагерь бандитов, состоящий из разных палаток, и нескольких больших костров, полностью уничтожен. Повсюду лежали трупы, как людей, так и эльфов, даже леших тут было немало. Среди мертвецов, мы нашли погибших членов «Братства Скаула», но хоронить их, у нас не было времени. Нужно было поспешить, и найти девчонок, ведь Ивлена сказала, куда их могли утащить лешие, отчего Сэму, да и нам, стало не по себе…
     — Есть два места, куда их могли утащить — в пещеру леших, где их будут долго и много насиловать, или же к Бабе-Яге, которая их сожрет, — нахмурившись, произнесла Ивлена. Да уж…
     Решили, что разделяться сейчас, опасно и глупо, ведь нас и так было мало, к тому же, от меня было меньше всех пользы, и потому первой нашей целью стала пещера. К тому же, в отличие от дома старой ведьмы-людоедки, местонахождение пещеры было известно…
     И вот, проехав по лесной тропе глубже в лес, мы оставили нескольких волков Джейн охранять лошадей и повозку, и поперлись южнее, в лесную чащу. День уже миновал за полдень, и было немного душновато, да и влажность в лесу была какая-то… ненормальная. Мне даже пришлось сбросить пальто, но это не сильно помогло, ведь ко мне прижималась Лифхель, которая и так была теплая, и немного потная.
     Но вот, мы дошли до пещеры, стоявшей не так уж глубоко в лесу, и увидели у ее входа нескольких длиннобородых старичков, которые и впрямь были покрыты травой. Они были не такого уж высокого роста, и вряд ли достали бы мне даже до груди, но вот их рожи… Я дернулся всем телом, увидев рожу одного из них, и не выдержав. Выхватил револьвер, и как заправский герой вестерна пристрелил почти всех, оставив одного, которого Лифхель тут же связала магическими веревками.
     — Слышь, хрен лесной, куда вы утащили девчонок? — не церемонясь, наступила ему на яйца Ивлена. Леший что-то прохрипел, скорчившись от боли, но моя чудесная женушка, состроив милое лицо, надавила ему еще сильнее, что у него аж глаза повылезали из орбит. Господи, и с ней я собрался жить?!
     — Они у… Яги… Кроме одной… — наконец, сумел выговорить леший. Ивлена отпустила его, и в тот момент, когда он собрался убежать в пещеру, я выстрелил ему в спину. Он упал, и так как был еще жив, я перевернул его.
     — А где Яга?
     — У Трех сосен… обойдите пещеру… и… — он закряхтел, и я, понимая, что от него уже не будет пользы, сломал ему шею.
     — Думаю, что сейчас нам и стоит разделиться. Яга настолько прожорливая тварь, что может уже доедать вторую… — успокоила нас, блин, Ивлена! — Федя, советую тебе взять Лиф, и вдвоем отправиться к ней. Вряд ли у нее много охраны, а в пещере мы и сами справимся!
     Взглянув на Лифхель, которая испуганно жалась ко мне, держась за левую руку, я кивнул, и двинулся на запад, решив обойти ее вход по той стороне. И какого же было наше с Лифхель удивление, когда мы, ни с того, ни с сего, очутились посреди бескрайней поляны, хотя всего шаг назад, нас окружал сплошной лес. Лифхель, видимо тоже не встречалась с такой аномалией, так как тихонько заскулила, обхватив меня обеими руками, и несколько раз ударив меня посохом.
     — Вот что значит, заблудиться в Трех соснах… Смешно, особенно если учесть, что мы как вступили в зону, окруженную тремя соснами, — вздохнул я. — Ну, по крайней мере, тут прохладненько, так, Лиф?
     — Это дааа… — протянула Лиф, подставив свое лицо под ветерок… Так, какой к черту ветерок, если мы…
     — Лиф, а мы вообще где?
     — В магической ловушке, судя по всему. Но не волнуйтесь хозяин, я без проблем вытащу нас, просто дайте немного насладиться прохладой. А то в лесу такая духота, что дышать нечем! Он слишком переполнен магией!
     — Там, как бы, девчонок сжирают, не? — я с удивлением смотрел на Лиф, которая расставила руки в стороны, подставив свое милое личико ветру. — И вообще… Лифхель, давай спасем, а потом пойдем на реку, и хорошенько искупнемся!
     — Я согласна!
     Вскинув руки, Лифхель рассеяла магию, и мы снова оказались между трех настоящих сосен. Теперь уже Лифхель схватив меня за руку, потащила за собой, да так быстро, что я едва поспевал за эльфийкой. Она снова тяжело дышала, и я прям видел бежавшие по ее коже, в незакрытых платьем местах, капельки пота…
     Идти пришлось не очень далеко, и вот перед нами, из-за деревьев, показалась она… Гребанная избушка на курьих ножках! Она была повернута к нам задом, то бишь, окном, в котором мелькал силуэт какой-то сморщенной фигуры, а-ля Слендер без костюма, и с длинными волосами. К тому же, изнутри были слышны какие-то стоны, плач, и очень, прям до невозможности противный голос, словно кто-то пережрал мел.
     — Эй, избушка, ну-ка бегом повернулась к нам передом! — громко произнес я, достав из кобуры револьвер. Эх, сегодня я был в ударе, и мне даже захотелось немного побыть пафосным героем.
     Конечно, на мои слова избушка никак не отреагировала, зато владелица апартаментов, услышала мой голос, и распахнула окно, показав свою мерзкую рожу. Да, рожей Яги только ксеноморфов пугать! Одни прыщи, растущие на морщинах, большой жабий рот, длинные грязные волосы непонятного цвета, и маленькие узкие глазки. Такую реально, можно пустить в гнездо ксеноморфов, что был показан в фильме «Чужие», и все… никакой Рипли, никаких морпехов… бедные инопланетные монстры сами покончат с собой!
     — Вы только посмотрите! Добрый молодец привел ко мне еще одну молодую, сочную девицу! — облизнулась нечто, и ее язык покрыл большую часть ее… головы, скажем так.
     — Рот закрой, сука! — я прицелился ей в голову. — Девчонок отдавай, и мы тебя не тронем!
     — Нехорошо ругаться, красавч…
     Она не договорила, так как я нажал на спуск, и пуля попала ей в правый глаз. Судя по стуку, она свалилась на пол, а я снова, по-хорошему попросил избушку повернуться к нам передом, что она и сделала. Поправив рубашку, и я с ноги выбил дверь, и едва не выругался, увидев что Яга была еще жива, и ползала на полу, притом, что правой части башки у нее не было. Они валялись на полу, и частично на стенах, посуде, и даже на трех девушках из группы Скаула, что лежали на полу, голыми и связанными. По крайней мере, ни одна из девушек сильно не пострадала, лишь немного психологически, что конечно, печально, но тут уж ничем не поможешь. Физически они были целы, да и их одежда была нетронута, и висела на крючке. И пока они одевались, я вывел старуху наружу, и поставив ее на колени, застрелил к чертовой бабушке, размазав остатки ее головы по деревьям и траве.
     Когда девушки, уже будучи одетые, и немного пришедшие в себя, вышли из избушки, с Лифхель во главе, мы двинулись к повозке. И напоследок, чтобы не оставлять добро пропадать зря, я свистнул избушке, что теперь ее хозяин я, а если она будет против, то Лифхель спокойно сожжет ее.
     И вот так, я получил в свое распоряжение небольшую хижину с хорошей печью, сундуком с разным хламом, столом, несколькими лавками, и что было самое важное, помимо печи, самоваром… Да, настоящим самоваром, чему я был несказанно удивлен!
     Вернувшись к повозке, мы нашли там остальных, вместе с последней спасенной девушкой, и после чего выбрались из леса той же дорогой, которой пришли, похоронили членов «Братства Скаула», и еще несколько дней просидели у чертового перепутья, пока ждали, когда за девушками придет подмога. Нам-то, само собой, не хотелось возвращаться, а отпускать их одних было немного… страшновато. Но потеряв несколько дней, мы почистили Избушку (я решил так звать ее), и когда за девушками пришла стража, получили награду, и с чистой душой, отправились по северной дороге. И да… Сэм решил увязаться с нами, ведь у него тоже появилось желание, побольше познакомиться с этим миром, незнакомым для него.

Глава 12. Кулачный клуб

     В ее глазах, как и всегда, стоял холод. Уголки ее губ медленно поползли к верху, когда она смотрела прямо мне в глаза, не моргая, и наклонялась все ближе… Я сжал кулаки, не в силах терпеть эту ужасную, леденящую кровь, пытку…
     — Не…моргай! — прошептал я, стараясь не отводить взгляда от глаз Джейн, которая явно насмехалась надо мной, и наклонялась все ближе ко мне. Она уже чуть ли не на стол залезла, но я должен быть сильным, должен был хоть в чем-то быть лучше нее, и остальных жен…
     — На твоем месте, я бы уже сдался, — жуя бутерброд, сказал Сэм, сидя на печке.
     — Об этом, парень, даже не думай, — хмыкнула Ивлена, сидевшая на подоконнике открытого окна, и наглаживающая рыжего кота-фамильяра, который принадлежал Сэму. Кот довольно мурлыкал, закрыв глаза, и мурлыкал настолько громко, что если бы Избушка сейчас остановилась, то можно было бы почувствовать дрожание стен. — Он будет, как обычно, сражаться до последнего!
     — Как обычно?
     — Ага. Хотелось бы мне рассказать, как мы вчетвером играли в карты на желания… Но думаю, это опозорит моего мужа, так ведь?
     Вот я спиной чувствовал, как она усмехается, сверля меня своими глазами голубого цвета… Спасибо, что не рассказала про тот позор, который мне пришлось пережить, хотя кроме моих жен, об этом никто не знает, но я до сих пор чувствую то смущение, которое пережил тогда…
     — Я все равно не могу понять, как…
     — Да пошло оно все! — со злости хлопнул я ладонями о стол, заставив Сэма и Ивлену испуганно посмотреть на меня. Джейн уселась обратно на скамейку, довольно улыбаясь, и погладила по клюву Кэла, который все время нашего состязания, сидел на специально прибитой для него, жердочке под потолком. — Проиграл! А ведь оставалось совсем немного…
     — Нет. Я могла еще долго сидеть не моргая, Федор, — Джейн покачала головой. — Придется тебе, выполнять обещанное!
     — Да-да! Дай только попить, и пошли наружу! Я больше не выдержу сидеть в этой душегубке, в любом случае!
     Налив из самовара кипяченной воды, я в один миг опустошил кружку, и приказав Избушке остановиться, выпрыгнул на свежий воздух. Было еще утро, хоть и не такое ранее, но духота и влажность стояли просто невыносимые. Хорошо, что у меня были заранее купленные шорты, которые сегодня с утра я и надел, не забыв снять с джинсов ремень с пряжкой и кобурой. Выглядел я, конечно. не очень круто, в бежевых шортах с ремнем и кобурой, и в синей майке, но так было намного прохладнее. Саня и Сэм вон, вообще с голыми торсами щеголяли, и им все равно было душно, ведь сегодня пока еще не было ни малейшего ветерка…
     — Ну давай, женушка, залезай! — я опустился на корточки, и подождал, пока Джейн залезет мне на плечи. Да, теперь, так как я проиграл, я должен был нести ее на плечах, до вечера, с перерывом на обед и отдых, само собой, но от этого мне не было легче. По крайней мере, сегодня она была одета легко, в тонкие штаны и блузку, которые еще в городе, ей помогла выбрать Ивлена. Сама Ивлена была одета в короткие шортики, блузку, под которой был виден розовый лифчик, а вот Лифхель была как обычно, в тонком платье, но она почти не просыпалась, говоря что во сне ей легче переносить жару. Вот и сейчас, когда я вышел из Избушки, я увидел свою эльфийку лежащей в повозке, и тихо пускающей слюни во сне… М-да… Интересно, как бы она завизжала, увидев, что я нес на плечах Джейн?
     — Что, проиграл? — усмехнулся Саня, как обычно сидевший на козлах, и правивший лошадьми. Сэм сел рядом с ним, отобрав у Ивлены своего кота.
     — Это было ожидаемо, — ответила за меня Джейн. — Он никак не хочет верить тому, что это мой особый талант. В свою «улыбку», которой только и охмуряет нас, он верит…
     — А что особенного в моей «обворожительной улыбке»? Я всего лишь слежу за зубами и деснами.
     — Ну, каким-то образом же ты заставил трех невинных девушек жениться на тебе, верно? — улыбнулась Ивлена, и толкнула меня бедром.
     — Так, стоп… в каком смысле «невинных»?
     — Во всех, муженек, во всех! — хихикнула Джейн, сидя на моих плечах. Я сбавил шаг, и немного отстав от повозки и Избушки, посмотрел на Ивлену, которая шла рядом.
     — Я никогда не задавался таким вопросом, но… Получается, вы все были девственницами?! Ну, если к моменту нашей свадьбы не считать Лиф, но она сама говорила, что я у нее был первым…
     — Именно!
     Девчонки хихикнули, и Джейн потрепав меня за уши, скомандовала «вперед», так как от их слов я встал как вкопанный. Не знаю почему, но от слов у меня возникло подозрение, причем уже не в первый раз, что в моей жизни творится что-то странное. Все идет чересчур… гладко, если не брать тот факт, что меня поначалу ненавидели в Вордисе, и мой бесполезный класс… Но теперь, я мог спокойно называть себя другом лорда и леди, стал мужем трех милых девчонок, одна из которых дочь Владыки, которого я собрался убить, и чье место мне пророчили наверху… Даже проблем с деньгами в последнее время не было, не говоря уж о небольшом ходячем домике, где мы спокойно могли жить вчетвером… Что вообще происходит? Это не может быть простым совпадением, и есть только одно объяснение, которое почти сразу пришло мне в голову…
     Я все же умер, но мне стерли память, и посадили в комнату в раю, где исполняются твои желания, и мечты, хоть и немного искаженно! И весь этот мир, по которому я сейчас иду, создан по моим мечтам и фантазиям!
     Но… а что насчет жестокости? Ведь когда мы чистили пол Избушки, мозги и осколки черепа Яги были вполне реальными…
     — О чем задумался? — спросила Ивлена, отвлекая меня от моих мыслей. — У тебя такой умный вид стал, что мне аж поплохело…
     — Да хватит издеваться! И так тяжело! — проворчал я, и покрепче сжав ноги Джейн, прибавил шаг, на ходу свистнув Избушку, чтобы она подождала нас…
     До самого вечера, как и было сказано, я нес на плечах Джейн. Где-то после полудня, когда Лифхель наконец, соизволила присоединиться к нам, она и вправду подняла такой визг, что Сэм, в тот момент, пивший воду из бутылки, чуть не свалился с козел, подпрыгнув от неожиданности. После чего стала прыгать вокруг меня, прося, чтобы я и ее немного покатал! Но Джейн была непреклонна, и с каменным лицом, ответила эльфийке, что сегодня я — на весь день принадлежу ей… звучало двусмысленно, конечно, но потаскав почти весь день на плечах Джейн, я вымотался, и после ужина, завалившись на печь, тут же уснул, так что мне было плевать на все…
     Следующий день для меня выдался ничуть не легче — без каких-либо соревнований, ко мне подошла Лифхель, и умоляющим взглядом попросила меня покатать, добавив «вы же любите меня, да, хозяин?». Так что и этот день, был для меня тяжелым, ведь Лифхель тоже просила катать ее до вечера…
     День третий. Стоило мне открыть глаза, как на мои ноги уселась Ивлена, и поцеловав, сказала, что этот день, будет ее. Так что позавтракав похлебкой, сваренной в печи, я вышел из дома, и посадил себе на плечи Ивлену, которая была выше Джейн и Лиф. И этот день выдался тяжелом, ведь я снова нес на плече одну из своих жен, до самого ужина…
     На четвертый день, я проснулся раньше своих жен, которые спали вместе со мной на печи, и по-тихому выскочив из Избушки, сделал свои дела, и подошел к костру, у которого сидели, уже проснувшиеся Саня и Сэм.
     — Чувак, выглядишь хреново, — заметил чернокожий друг, кормивший с руки своего кошака. Кстати, кота он назвал Арни. Интересно, в честь кого же это, а?
     — Попробуй сам потаскать три дня подряд девок… причем все разного роста, веса, и ведут себя по разному, — проворчал я, вытащив из сумки с припасами сухарь, и достав бутылку пива. Плевать, что утро — ничего другого не хотелось.
     — Интересно, насколько это сложнее чем утренние тренировки? — задумался Сэм. — Помню, тренер гонял нас так, что мы потом неделю встать не могли. Особенно трудно было перед играми, когда мы бегали по полю, стараясь не обращать внимания на дождь, снег, и остальное…
     — Я нихрена не спортсмен, так что думаю, для меня эти три дня — что две недели тренировки подряд, — хмыкнул я, и почесал щетину… Какую к черту щетину?! Проведя рукой по лицу, я и в самом деле почувствовал волосы на лице, которых там никогда не было. Да уж, похоже эти три дня закалили меня похлеще, чем все, что произошло со мной на Земле, и в Торунвиле за все время…
     — У меня была девушка, но она никогда такого не просила. Не, я конечно, пару раз нес ее на руках, и катал на плечах, но это было всего несколько минут, и на пляже, на ее день рождения.
     — Просто… Сэм, никогда не женись по пьяни, понял? — улыбнулся Саня.
     — В смысле по пьяни?!
     — В прямом, — вздохнул я, и взглянув в сторону хижины, увидел, что дверь распахнулась, и на ее пороге стоит Джейн. Она еще не собрала свои волосы в хвост, и они развивались на легком ветру, как и полы ее ночнушки… — Но знаете пацаны, я точно об этом не жалею!
     Весь этот день мы провели в пути, как и предыдущие, однако теперь мне было легче — во-первых, я никого не тащил на плечах, а во-вторых, сегодня было прохладнее, и более пасмурнее, хотя никто из нас не оделся теплее, разве что Саня и Сэм надели футболки.
     Судя по карте, которую я проверил во время ужина, до ближайшей деревни, нам оставалось всего несколько часов, которые можно было пройти и в темноте, но рисковать не хотелось. Устраиваясь поудобнее на печке, я думал о том, что первым делом, нужно будет купить для Избушки хорошей мебели, ну и конечно, зарегистрировать ее где-нибудь, если такое нужно по правилам королевства… Не хотелось бы, на время нашего путешествия, расставаться с этим уютным домиком, да и думаю, что даже если мне суждено поселиться в замке, это будет то место, где я буду отдыхать от жен. Не факт, что это случится, но все же…

     Деревня Хабутки не была какой-то особенной. Множество деревянных домов, таверна для путников, небольшая гостиница, в которой было всего несколько комнат, кузница, и возвышающееся на холме, жилище старосты. Через большую часть деревни, протекала речушка, которая была ответвлением реки Дуволь, и даже не имела какого-то названия. Просто речушка, и все. Можно еще было добавить, что в этой деревне была небольшая казарма, ведь по законам королевства, каждая деревня должна охраняться, ну и в принципе — это все.
     Когда наша группа, вместе с пассажиром Сэмом, появилась на горизонте, на нас сразу обратили взгляд все жители. Само собой, не каждый день в твою родную деревеньку входит хижина на больших куриных ногах, на пороге которой сидят небритый парень (я) и эльфийка, которая читает книгу.
     — Умеем мы по-тихому войти в деревни, не привлекая внимания, — засмеялась Ивлена, спустившись с печки, и нацепляя на пояс ножны с кинжалами.
     — Мы ни от кого не бежим, от власти не скрываемся, так что почему бы не повыделываться, а? Разве, искатели приключений не ищут себе славу? Или их только золото волнует?
     — Не могу не согласиться.
     — Так в чем проблема? Не все же мне слышать про себя, какой я дикарь и маньяк-насильник! Надо хоть и что-то более… крутое!
     — Ну да, это так круто — въехать в деревню на пороге ходячей хижины, у которой куриные лапы, почти два метра!
     — Ив, блин!
     Я фыркнул, и поднявшись с порога, снял с крючка пальто, и накинув его, спрыгнул с хижины. Мы остановились у гостиницы, на скамейке перед которой сидел тощий старик, и курил трубку, с удивлением глядя на нашу хижину.
     Когда Саня и Сэм сняли себе по комнате, и спросили у владельца разрешение на то, чтобы поместить Избушку на задний двор, мы загнали повозку в конюшню при гостинице, я отвел свою хижину на ее парковку (хех!), и мы все решили разойтись по своим делам. Ивлена первым делом побежала в деревенскую лавку, прихватив с собой Джейн, а мы вчетвером, причем Лиф как обычно, схватилась за мою руку, включив режим «скромность», отправились в таверну за припасами. Ну и выпить хотелось, особенно кофейку с какой-нибудь булочкой, эх…
     — А чего она так делает? — тихо спросил Сэм, глядя на Лиф, которая испуганно прижималась ко мне, привлекая лишнее внимания.
     — О, не обращай внимания! Просто все мои жены со странностями! — улыбнулся я. Объяснять что-то временному попутчику я не собирался. Смысл? Как бы не было ему обидно, нам придется распрощаться, как только мы сядем на корабль до Лунь, и вряд ли мы когда-нибудь еще встретимся. Хотя, некоторые моменты, я все же рассказал Сэму, пусть и немного приукрасив или же переделав. Например, про свой суицид и про самый слабый класс я не соврал, так же как и про то, что меня называют Дикарь, из-за того, что за мной постоянно ходит эльфийка, и прошли слухи о том, что она моя рабыня и я делаю с ней непристойности, заставляя ее страдать и мучиться. Немного приукрасил убийство Ургобора, приукрасил спасение леди Грейс. Собственно, и все!
     Сэм тоже рассказал нам свою историю, когда мы убедили его в том, что о нашем попадании в этот мир, знают и мои жены, на которых он косо смотрел. В начале скажу, что когда он умер, ему было всего пятнадцать, а значит сейчас он тоже в таком возрасте. И говорю я это не просто так, ведь парень был выше меня, сантиметров на десять, мускулистей меня, и вообще он был спортсменом, который играл в школе в регби. И жил он, ясное дело в Нью-Йорке, в районе Бронкс, как я и предположил, увидев его футболку. Жил он с отцом и мелкой сестрой, в небольшом частном доме. Отец был копом, и довольно хорошим человеком, судя по словам Сэма, а с сестрой они не особо ладили. И умер, наш американский друг, в 1998 году, возвращаясь домой из школы вечером. Он ехал на велике, и не успел свернуть в сторону, когда в него влетел алкаш на стареньком фургоне. Алкаш тоже, кстати, скончался, но уже в больнице, через несколько дней, тогда как Самюэль погиб на месте. Вот и вся история.
     Пока мы с Саней закупались припасами, в виде нескольких мешков муки, подсолнечного масла, соли, и еще много чего, для того, чтобы можно было самим печь хлеб и пироги, ведь у нас появилась печка, Сэм что-то спрашивал Лиф, но эльфийка не очень доверяла нашему новому другу и жалобно смотрела на меня, не зная что отвечать. А спрашивал он ее, как я мог слышать, о ее родном мире, о прокачке, о том, как она умерла, и почему, как только мы оказались в деревне, она стала вести себя очень испуганно и скромно.
     Надеюсь, он не подкатывает к моей жене? А то мало ли что может случится в пути… Шутка, на самом деле, мне кажется, что даже если бы он заигрывал с Лифхель или остальными, они бы просто послали его. Был один момент в Вордисе, до той пьянки, когда к Джейн, а мы тогда втроем (я, Лиф и она) сидели в таверне и просто болтали, обсуждая одно из заданий, подошел парень, судя по амулету на шее, искатель приключений, и сказал что хочет с ней познакомится. Мы с Лифхель замерли, ожидая, что она скажет, ведь в тот момент, они еще не были моими женами, и потому даже мне было интересно, согласится ли Джейн познакомится. И какого было наше удивление, когда она, даже не взглянув на парня, с каменным лицом и холодным взглядом громко произнесла «Нет». Нужно было просто видеть лицо парня, который мгновение постояв, и поглядев на меня, словно ища поддержку, развернулся и пошел, явно огорченный ответом Джейн. Самое смешное, что сейчас, вспоминая это, я не смог сдержать усмешку — у нее ведь был хороший шанс познакомиться с нормальным (наверно) парнем, и может даже в будущем, создать с ним семью, но она выбрала слабейшего искателя приключений, у которого есть рабыня, мерзкие слухи за спиной, да и сам он тот еще дурак. А еще бедной Джейн, приходится делить этого идиота с еще двумя женами… Весело, что пипец!
     Покончив с покупкой припасов, мы с Сэмом в несколько заходов утащили их в гостиницу, погрузили в повозку, и наконец, я смог заказать себе кружку горячего кофе. К тому моменту, в таверну уже подтянулись и Ив с Джейн, так что всей бандой, мы стали обсуждать, в какую деревню двинуться дальше — одна была чуть южнее, другая чуть севернее, но расстояния что до первой, что до второй, были одинаковые, причем дороги после них, объединялись в одну. Самое интересное, что между этими деревнями, находилось озеро, которое, как раз таки, и разделяло дорогу на две части. А интересно это было потому что озеро, прозванное Русалочьим, считалось домом легендарной озерной русалки, что по легенде жила на дне.
     История гласит, что много сотен лет назад, когда у этого озера не было названия, и на его берегах не стояло никаких деревень, далеко на юге, один парень, сын плотника, влюбился в русалку, жившую в море. Ему, как и ей, ничего не оставалось, кроме как время от времени встречаться о воды, дело доходило разве что до поцелуев, и оба мечтали о том, чтобы жить вместе. В какой-то момент, парень даже женился на девушке из деревне, но по легенде, она так и не могла забеременеть от него, ведь парень только и думал, что о своей русалке. Но вот случилось чудо — как-то раз, в деревню, где жил тот парень, забрел один знаменитый волшебник (имя не указано, как и парня с русалкой). Парень, само собой, рассказал ему о своей проблеме, познакомил с русалкой, и тут… волшебник говорит, что может помочь им в их проблеме, но для этого, нужна более чистая вода, чем море. Недолго думая, парень, к тому времени уже мужик лет тридцати, причем хороший плотник, соорудил специальную телегу, заполнил ее водой, и погрузив в воду свою русалку, вместе с волшебником двинулся в путь, искать подходящее место. Искали они долго, лет десять, мужику уже было больше сорока лет, а вот русалка как была молодой, так и осталась, ведь они тоже были долгожителями — магический народ, как никак!
     И вот, наконец, им удалось найти озеро, мужик погрузил в него русалку, волшебник произнес заклинание, второе, третье, вылил в озеро какое-то зелье, другим напоил русалку и вот… Озеро забурлило, засветилось, и через некоторое время, из воды вышла красивая юная дева, которая и была русалкой, только вместо рыбьего хвоста, у нее были ноги, и… половые признаки. Ведь изменилась большая структура тела, так что она могла даже рожать, как нормальный человек!
     После этого, мужик начал строить дом, причем на южном берегу озера, русалка родила ему нескольких детей, которые тоже могли менять по желанию свое тело — или человеческое или русалочье — и все были счастливы. Волшебник в какой-то момент исчез, чтобы вскоре вернуться с несколькими людьми, которые были не прочь поселиться у озера, и вот образовалась одна деревня, потом пришли еще люди, стали строить дома на другом берегу, и все жили спокойно, пока одна девочка из южной деревни, не увидела, как дочь старосты подходит к воде, ее ноги обращаются в русалочий хвост, и она прыгает в озеро. Вот с тех пор и пошла такая легенда… А откуда взялись именно такие факты, никто не знает, хотя болтали, что сам староста рассказал о своих предках, по секрету, но человеческий язык без костей — кто-то проговорился тут, кто-то ляпнул здесь, вот так и появляются легенды. Конечно, многое было изменено, многие факты потеряны, но… Есть кое-что, что может подтвердить легенду, а именно факт того, что русалки в Торунвиле и впрямь существуют. Я их, конечно, не видел, ведь они обитают в морях и океанах, но это были никакие не легенды. В библиотеке, когда я зашел туда от нечего делать, я наткнулся на книгу «История водного народа: вражда русалочьих кланов», читать которую я не стал, но пролистав, убедился что это именно историческая книга, где были расписаны все важные события, произошедшие с народом русалок.
     — Так и куда направимся? — спросил я, медленно жуя булку с абрикосовым повидлом, и запивая ее уже второй кружкой кофе. Кстати, закупая припасы, я не забыл купить и кофейные зерна, чтобы пить кофеек во время пути.
     — Пф, вообще-то ты глава группы, и путешествие было затеяно из-за тебя, так что тебе решать, — усмехнулся Саня.
     — А что у вас за цель? — спросил Сэм, бросив на меня вопрошающий взгляд. Ясное дело, о нашей цели, и о том, почему мы путешествием мы ему ничего не сказали.
     — Хотим на остров Лунь, и все, — пожал я плечами. — Говорят, там не так уж и много искателей приключений, а не исследованных пещер — уйма! Вот и хотим, стать местными героями!
     — Окей! Тогда думаю, вы будете не против, если я присоединюсь к вашей группе, да? У вас конечно, уже есть «призыватель», но… Чуваки, я нихрена не понимаю во всех этих характеристиках и прокачке!
     — Ну, это-то понятно! В твое время, еще не было такого наплыва ролевух, и историй о попаданцах! «Подземелья и драконы» не в счет, как и «FALLOUT», ведь не все любят игры…
     — Ага. Я даже согласился отправиться в этот мир, лишь потому что сыграло любопытство — как вообще жить в мире видеоигр?!
     — Ну, для меня это обычный мир, с магией и эльфами, ничего больше, — хмыкнул я. — Ладно, на чем мы там остановились? В какую деревню двинуть? Я считаю, что надо в Нижнюю.
     — Из-за легенды об «Озерной русалке», я прав?
     — Верно. К тому же, посмотри на девчонок…
     Мы все втроем бросили взгляды на моих жен, у которых прямо блестели глаза, даже у Джейн, хотя она по-прежнему сидела с каменным лицом. Все девчонки любят такие романтические легенды, и что уж таить, мне самому было интересно взглянуть на озеро именно с той стороны, откуда и началась легенда.
     В общем, обсуждать дальше не было смысла, ведь все были согласны с идеей отправиться в Нижнюю деревню.
     До самого вечера, вся моя группа, и я в том числе, занимались своими делами. Мы прибыли в Хабутки еще до полудня, так что времени до заката было навалом. Ивлена, ясное дело, потащила меня в лавку, где нашла какие-то вазы, которыми можно было неплохо украсить Избушку, если в них поставить цветы, как она сказала, Джейн ничего не говоря, куда-то исчезла, стоило нам выйти из таверны, Саня и Сэм тоже разбежались по деревне, а Лиф… а она Хвостик, который не отставал от меня.
     Вернувшись с покупками в гостиницу, мы с Ив и Лиф, зашли в Избушку, и я первым делом, пока девчонки расставляли эти несчастные вазы, расстилали на столе новую скатерть, и вешали новые занавески на окно, начал топить печь. Хоть и было немного душновато, но без печки Избушке было никак. Ведь печь — это словно ее сердце, и остальные важные органы в одном. И чтобы Избушка продолжала нормально себя чувствовать и вообще работать, приходилось сжигать что-либо в печи каждый день, тем самым словно подзаряжая ее.
     Уже когда стемнело, мы вчетвером — я и мои женушки — сидели за столом, и пили чай, когда услышали веселые мужские голоса, доносившиеся с улицы. Переглянувшись, мы оставили наши кружки, тоже новые, и вышли из Избушки.
     — Что происходит? — испуганно спросила Лиф, когда мы вышли со двора, и наткнулись на Саню и Сэма. Мимо нас, в сторону дома старосты, шли как мужчины, так и женщины, причем вели они себя взволновано, но при этом улыбались.
     — Кажется, они идут на какие-то бои, — пожав плечами ответил Сэм.
     — Бои? У нас тут что, «бойцовский клуб» начинается? — усмехнулся я, и не долго думая, пошел за местными. Интересно же было, что за бои!
     — Первое правило бойцовского клуба: никому не говорить о бойцовском клубе! — подхватил Саня, шагая рядом. Девчонки и Сэм тоже шли за нами, но из всех нас, кажется лишь эльфийке было страшно.
     — Второе правило бойцовского клуба: никому никогда не говорить о бойцовском клубе!
     — Третье правило бойцовского клуба… Ох ты ж, блин! А они клево тут все сделали! — присвистнул Саня, когда мы чуть ближе подошли к дому старосты, у которого, кажется собралась вся деревня. Даже дети, которым было лет по десять, были здесь, и с нетерпением ждали чего-то. Ну сомневаться, что именно должно начаться не приходилось: перед домом старосты, из дерева, было выстроено сооружение, вроде ринга. С двух сторон, у этого ринга были выстроены ступеньки, для того, чтобы было легче взбираться, и перелазить через веревки, которые были, как у настоящего ринга, протянуты из одного угла в другой. В центре этого ринга, стоял толстый усатый мужик, и ухмылялся, глядя на прибывших. Его взгляд на некоторое время задержался на нашей группе.
     — Не хотите сделать ставки? — к нам подбежал мальчонка, с деревянным разносом, на котором лежал пергамент с пером, и кожаный мешочек. — Первыми сегодня будут сражаться Буйвол и Хвастун!
     — Кто? — не понял Сэм. — Мы только сегодня прибыли в деревню, парень, мы не в курсе!
     — Путники?! Здорово! Не хотите сами поучаствовать в кулачном клубе?
     — А правила? — спросил я, выходя вперед.
     — Правила такие: ног не использовать, ниже пояса не бить. Бой идет до нокаута противника. Искателям приключений воинских классов участвовать запрещено.
     — А «хардкорщик» считается воинским классом?
     — Вроде нет… это же те, кто качаться не могут, да? Вряд ли такие вообще станут искателями приключений! — усмехнулся парень. — Так что насчет ставки или участия?
     — Даже не вздумай… — начала было Джейн, но я уже достал из кармана несколько серебряков и положил их на разнос.
     — Три кумори на себя. Буду участвовать, под прозвищем Дикарь.
     — Отлично, дядь! — заулыбался парень, нацарапав что-то на пергаменте. — Когда тот мужик, мой отец, назовет ваше прозвище, поднимайтесь на ринг. — Если победите, получите двойную выплату.
     — Эй, муженек, ты чего творишь? — набросилась на меня Ивлена, которая вместе с Джейн встали передо мной. — Опять хочешь, чтобы тебя отлупили, как тогда, в таверне? Или ты хочешь напугать Лифхель? Ты посмотри на нее!
     Да, вид у моей эльфийки и правда был такой, что она сейчас заревет. К тому же, она так крепко вцепилась в мою руку, а когда я пытался освободиться от ее хватки, она быстро-быстро закивала головой, растрепав свои рыжие волосы.
     Пока я пытался отцепить от своей руке Лиф, начался первый бой. На ринг поднялись два качка, и начали наносить друг другу удары. Били они сильно, так, что уже после нескольких ударов, у одного из них затек глаз, а второго потекла из носа струйка крови. Еще у кого-то из них, кажется Буйвола, сломался зуб, так как он сплюнул за ринг кровь изо рта, едва не попав в зрителей, которые недовольно загалдели. Но было немного темно, чтобы точно понять, ведь солнце уже скрылось за горизонтом, и все вокруг освещалось несколькими факелами, которые держали мужики… Возможно, Буйвол просто прикусил язык, или оцарапал щеку. Ну да неважно, ведь в итоге победил Хвастун…
     — Что ж, пожелаем Буйволу удачи в следующих боях, а пока… второй раунд! И на ринг выходят — прибывший лишь сегодня, Дикарь, и его противник — Лютый!
     Отдав девчонкам кобуру и ножны, с которыми старался не расставаться, и быстренько сняв футболку, так как предыдущие бойцы дрались с голым торсом, я подбежал к ступенькам, и пробрался на ринг. Эх, блин, никогда не ощущал такого адреналина в своем родном мире! Лишь в этом мире, я стал чувствовать себя по-настоящему живым!
     — Прежде чем начнем, не хочешь немного рассказать о себе?
     — Думаю, что не стоит, — улыбнулся я. — Может начнем?
     Кивнув, староста деревни довольно ловко для своего телосложения спрыгнул с ринга, и дал нам команду «Бой!». Я первым бросился на противника, правой рукой целясь в лицо, но на самом деле это была обманка, ведь когда он закрылся руками, левой я врезал ему в живот. Ох, блин, такой адреналин попер в тот момент, что мне кажется, если бы в своем родном мире, я бы ходил в детстве на бокс, или типо того, то я мог бы даже выбиться в какие-нибудь чемпионы! Нет, честно, нанося удар противнику, под ликующие возгласы деревенщин, я ощутил себя спортсменом! Такого чувства не было ни на одном задании, и даже во время драки с «плащами»…
     Бой закончился довольно быстро, ведь я словно получил какое-то благословление, ощущая душой, куда лучше бить, и от чего защищаться. Я победил, врезав Лютому по морде с такой силой, что он, словно в каком-то фильме, отлетел на ограждения, и повис на них, подняв левую руку вверх, сдаваясь. Все его лицо было в крови: я разбил ему нос, губы, и оставил кучу синяков, и заплывший левый глаз. Я же получил только несколько ударов по животу, один в грудь, и слабенький удар в челюсть.
     — Неплохо для новичка! Скажи, ты случайно не искатель приключений?
     — Он самый, только вот мой класс — «хардкорщик», — улыбаясь ответил я на вопрос старосты, который одобрительно закивал. Спустившись с ринга, я глазами нашел Саню, который тут же стал лечить меня своими заклинаниями.
     — Слушай, а где девчонки? — спросил я, не увидев ни одной своей жены рядом.
     — Они ушли ничего не сказав. Кажется, они были сильно расстроены тем, что ты решил драться! — отдавая мне мою футболку, сказал Саня. — Но ты был крут, друг!
     — Точняк! — подхватил Сэм. — Может мне тоже сразиться?
     — Давай! Надо только того мелкого найти… Опа, вот и он! Эй, парень!
     Мы с Сэмом нашли сына старосты, и записались на еще один бой. Сэм решил участвовать под прозвищем Диллон. Почему-то я сразу понял, почему он решил взять такое прозвище, вспомнив, что его фамильяра зовут Арни…
     Поставив в этот раз четыре монеты, я уточнил, по правилам ли то, что я подлечился у «жреца», и как оказалось, это не запрещено. Главное, во время боя не лечиться, к тому же, все мои соперники, будут полны сил, ведь других «жрецов», кроме Сани в деревне нет, если не считать простых священнослужителей…
     И вот, я во второй раз за ночь, поднялся на ринг. Моим противником был Кузнец, который и был деревенским кузнецом, мускулистым качком. Очень честно, особенно если учесть, что по сравнению с ним, я выглядел хиляком, хотя со времен попадания в этот мир, у меня начал появляться пресс, а мускулы становились более… жесткими. Конечно, потаскай три дня подряд девчонок…
     Второй бой для меня был уже не таким удачным, но я вошел во вкус, и даже самому с трудом верится, все же победил Кузнеца, причем даже отправив его в нокаут апперкотом. Конечно, и мне досталось более серьезно — разбитые губы, прикушенный язык, заплывший глаз, вся морда болела, как и живот и грудь, и даже правая рука, на которой была оцарапана кожа, о зубы Кузнеца, но… я был доволен!
     Подойдя к Сане, начавшего без лишних слов лечить меня магией, я стал наблюдать за Сэмом, который тоже был неплох. Точнее, он был лучше меня, и уложил своего противника быстрее, чем я, да и двигался он, намного лучше… Зависть, блин! Когда он спустился, мы забрали наши выигрыши, и стали просто смотреть за остальными боями, которые длились до рассвета.
     С рассветом, мы все втроем, купив в уже открывшейся таверне по бутылке пива (плевать, что Сэму всего пятнадцать, в этом мире другие правила) мы вернулись в гостиницу, хохоча и обсуждая ночные бои. Попрощавшись с парнями, я пошел на задний двор, и распахнув дверь Избушки, вошел внутрь.
     — Повеселился? — мрачно спросила Джейн, сидевшая за столом. С печки на меня недовольно взглянула Ивлена, которая лежала там, прижимая к себе Лиф, которая тихо сопела.
     — Ну да… а что, мне нельзя немного насладиться жизнью? — я поставил пустую бутылку на стол, и залез на печь. — К тому же, я победил два раза!
     — Ты дрался еще, значит? — спросила Ивлена. — А мы тут, всеми силами пытались успокоить Лиф, которая переживала за тебя!
     — Пф, как сражаться с бандитами или еще какой нечистью — так вы за меня не волнуетесь! А стоило мне сразиться на ринге, где вряд ли кого убивали — так сразу паника и истерика! — фыркнул я, забравшись под одеяло.
     — Да, потому что на заданиях, мы рядом с вами! — вдруг произнесла Лифхель. Голос ее звучал очень обиженно, и поднявшись на печи, она посмотрела мне в глаза. — Когда мы деремся против бандитов, или монстров, я всегда слежу за тем, чтобы вас сильно не ранили! А на этом… ринге, я бы ничем не смогла помочь вам, лишь раскидав, или убив всех, из-за чего мы стали бы преступниками!
     — Она верно говорит, Федя, — закивала Джейн, поглаживая по клюву Кэла. — Задания — это наша работа, и там уж никак без риска, но мы в любой момент, можем прийти к тебе на помощь. А в таких ситуациях, вроде той драки в таверне, или здесь, мы лишь навлечем еще больше проблем, вмешавшись!
     — Ну да, было же так приятно слушать, как какие-то мудаки обзывают вас! И вообще, блин, я имею право делать что хочу! Вам я ничего не запрещаю, вот и вы — дайте мне возможность хоть где-то побыть лучше!
     Я закрыл глаза, и услышав недовольное сопение Лиф, отвернулся к стенке, и еще плотнее закутался в тонкое одеяло. Походу, вот и все… начинается моя настоящая семейная жизнь, блин! А я ведь поэтому и не хотел жениться…

Глава 13. Встреча с тёщей

     — Еще один удачный бой в мою копилку! — усмехнулся я, спрыгнув с ринга, и подходя к Сане. Рядом с ним стояла недовольная Ивлена, которая отдала мне футболку и кобуру с револьвером. — Ну, как я тебе?
     — Дрался хорошо, но это не значит, что я буду лучше относиться к твоему… мимолетному увлечению, — фыркнула Ив.
     — Мимолетному? Ну да… этим я не собираюсь заниматься всю жизнь, тут ты права. Кстати, Ив, а почему тебе вообще не нравится, когда людишки избивают друг друга? Ты же дочь Владыки!
     — И что? Думаешь, что души моих родственников так же черны, как ночь, и мы только и хотим, что творить зло? Быть Владыкой тьмы немного… более тяжелее, чем это кажется изначально. К тому же, есть одна тайна, которую тебе потом предстоит узнать.
     — Она мне не понравится, верно? — я смотрел на ринг, где бился Сэм, который, кажется, сегодня ночью проиграет. Не впервой, так же как и я, но все равно обидно за парня.
     — Выбора у тебя уже нет, так что… — Ивлена замолчала, когда через толпу, к нам пробралась Лифхель, и что странно, схватила за руку ее, а не меня. — Ты чего тут делаешь?
     — Хотела посмотреть на бой, — проворчала Лиф, глядя на меня. М-да, какая странная ситуация… Почему, когда она схватилась за руку Ив, у меня в груди словно что-то упало. Появилась какая-то… пустота, словно я лишился некой части себя…
     — Лифхель… — пробормотал я. — По… почему ты не жмешься ко мне?!
     — Потому что, хозяин, вы обижаете меня, участвуя в этих боях! — Лифхель показала мне язык, а Ивлена и Саня засмеялись. В тот же момент, толпа довольно заулюлюкала, ведь Сэм поднял левую руку, сдаваясь.
     — Пф, а вы меня обижаете, не давая мне немного поразвлечься!
     — Это не развлечение, Федор!
     — Ну конечно нет! Читать дурацкие эротические романы — вот самое офигенное развлечение по вашему, да? Я вам не запрещаю этого, и не отнимаю эти чертовы книжки, которые уже разбросаны по всей Избушке, вот и вы — не пытайтесь отговорить меня от участия на боях!
     — Мои книги никому не вредят, и не калечат меня! — закричала Лиф, из-за чего все жители деревни, стоявшие рядом, обернулись к нам. После этих слов, эльфийка за руку потащила Ивлену прочь отсюда, и когда они скрылись, я облегченно вздохнул, и похлопал по потному плечу Сэма, который подошел к нам, ворча, и прося Саню подлечить его.
     — Может, на сегодня прекратим? — спросил Саня.
     — Ага. В любом случае, все настроение испорчено, — я сплюнул на землю, и мы втроем потопали в гостиницу.
     Мы пробыли в деревне Хабутки чуть больше недели, и за это время, мы успели побывать и поучаствовать в трех собраниях кулачных боев. Они проводились, как ни странно, не каждую ночь, но довольно часто. Пока мы жили в деревне, я узнал, что идея создать такие бои, принадлежала кузнецу, по прозвищу Кузнец, а староста, и остальные мужики в деревне эту идею одобрили. Этим кулачным боям было уже несколько лет, и как я сумел убедиться, ни у кого, за это время, не было серьезных повреждений, о чем я и рассказал своим женам, но они лишь отмахнулись от меня, говоря, что все бывает впервые. Ну а, в свою очередь махнул на них — пусть дуются, мне все равно!
     В гостинице, попрощавшись с пацанами, я вошел в Избушку, и увалился на скамейку, на которой спал последние несколько дней, так как мне хотелось немного покоя, а не просыпаться каждый раз, будучи придавленным одной из девчонок. Да и последние дни, мы с ними почти не разговаривали, так как все трое дулись на меня…
     На следующее утро, после последнего собрания кулачных боев, я проснулся будучи разбуженным стуком в дверь. Девчонки тоже недовольно заерзали на печи, но кажется, вставать снова нужно было мне…
     Открыв дверь, я увидел на пороге парня, в очень ярких красных сапогах, которые выделялись на фоне его темной одежды, и за которым стояла тележка, укрытая водонепроницаемой тканью.
     — Это вы Федор Иванов? — спросил парень, достав из большой сумки за спиной тетрадь и перо. Я кивнул, и парень протянул мне тетрадь. — Вам отправлены письмо и посылка. Распишитесь здесь, пожалуйста!
     — А от кого посылка-то? — удивленно спросил я, подписывая в том месте, где указал парень.
     — От мастера-кузнеца Дарвина, из Вордиса. А еще у меня тут письмо для… Ивлены Гиблоземной! Судя по той информации, что я получил она должна быть с…
     — Я тут! — рядом со мной появилась Ивлена и выхватив тетрадь, быстренько расписалась. Забрав письмо у курьера, она убежала в хижину, а парень тем временем, взял из тележки мешочек, и протянул мне, вместе с письмом.
     — Разрешите откланяться! — произнес парень, и взявшись за телегу, медленно двинулся прочь со двора гостиницы. Я непонимающе смотрел на письмо и мешочек, но опомнившись, закрыл дверь, и уселся за стол, где уже сидели мои жены, причем Лиф старалась даже не смотреть на меня.
     Первым делом я развязал мешочек, и моей радости не было предела, ведь в нем обнаружились патроны для револьвера. Вовремя! Хотя, у меня и так было их навалом, но лишними они точно не будут! Может, в будущем мне придется много пострелять… В письме же не было ничего необычного — Дарвин писал, что это будет последняя партия, пока я не заплачу еще двенадцать юмори. Да и плевать, патронов у меня достаточно, так что можно было пока не тратить двенадцать золотых, которые пригодятся нам, когда мы решим нанять корабль до Лунь.
     — Муженек, кажется у нас проблемы… — произнесла Ивлена, нахмурившись.
     — Разве кто-то мог сомневаться, — вздохнул я, скомкав письмо от Дарвина, и бросив его в открытую печь. — Что там случилось?
     — Мою маму арестовали в Верхней деревне. Она пишет, чтобы я помогла ей оттуда выбраться, и заодно хочет познакомиться с тобой.
     — Думаю, этот вопрос показаться глупым… И что? — не понял я прикола. — Разве Владыка не может помочь ей?
     — Сложно объяснять, но отец решил немного наказать ее. Он дал разрешение стражникам на ее арест, и… написал, что если я хочу освободить ее, то должна лично прибыть туда, и заплатить за нее взнос.
     — Странная у вас семейка, однако. Но… я пас!
     — Что?
     — Что слышала! Я не держу тебя, так что можешь ехать в Верхнюю деревню, и освобождать свою мать, а я подожду тебя здесь — спокойно поучаствую в кулачных боях. Вы можете ехать с ней, я никого не держу.
     Я обвел взглядом своих жен, которые сидели притихнув, и выдавил усмешку. Хех, не все время им издеваться надо мной! Нужно было только видеть их ошарашенные лица, ведь последние слова я произнес пофигистичным тоном, хотя, если честно, никуда я не собирался их отпускать!
     — Х-хозяин, вы серьезно? — прошептала Лиф.
     — А по мне не видно?! Если хотите, можем встретиться за озером, где дорога снова соединяется, я не против. Не бойтесь, изменять не буду, я хоть еще немного подерусь, а потом понежусь у озера… Избушку можете забрать с собой!
     — Ну знаешь, Федор! — надула щеки Ивлена. Они с девчонками переглянулись, и я каким-то шестым чувством ощутил, что мне надо валить. Медленно поднявшись с лавки, я сделал шаги в сторону двери, сделав вид, что надеваю пальто, но…
     … Стоило мне рвануть к двери, и выскочить наружу, как все мое тело обвили магические веревки, и я свалился на землю, немного нахватав ее ртом. Выплюнув грязь, я перевернулся на спину, и посмотрел на своих жен, которые стояли в дверях, злобно улыбаясь. Даже Лиф…
     — Прости, но хоть ты и мужчина, и главный в семье, но мы сильнее тебя, а значит, и балом правим тоже мы! — сладко произнесла Джейн. Ивлена и Лифхель кивнули. — Девчонки, скажите Саше и Сэму, чтобы собирались в путь!
     — Эй, это вообще нечестно! — возмутился я, поглядев на одного постояльца, который сидел за столом с бутылкой, и с удивлением глядел на нас. Он явно был в шоке. — Мужик, помоги! Эти женщины хотят похитить меня!
     — Не прокатит! — усмехнулась Ивлена, пока Лиф убежала за Саней. — Даже если стражники так и подумают, я просто покажу им наши документы! Мы же не три мужика, которые похищают девушку!
     — Не поспоришь, блин…
     — Вот и лежи спокойно, муженек!
     Когда на задний двор вышел Саня, он встал как вкопанный, заметив меня лежащим на земле. Да уж, наверно то еще было зрелище… В общем, с помощью магии Лифхель, меня заточили в Избушку, не развязывая, и оставили под присмотром эльфийки, которая что-то напевая, налила нам обоим чай из самовара, за минуты нагрев его магией. Так как я был связан, ей пришлось поить меня, словно беспомощного ребенка. Эх, стыд-то какой… Ну, по крайней мере, дверь была закрыта, и никто кроме меня и Лиф, не видел этого.
     Пока мы чаевничали таким странным образом, остальные члены группы собирались в путь. Собрались довольно быстро, ведь чай в моей кружке не успел закончиться, как в Избушку вошли жены, и сели за стол, уставившись на меня.
     — Давай Федор, командуй! Избушка не хочет нас слушаться! — развела руками Джейн.
     — Не буду!
     — Ты чего как маленький?! Мы ведь и так задержались тут дольше, чем рассчитывали, не так ли? Разве ты не хочешь поскорее добраться до Лунь, найти чертов зуб, и спокойно жить вместе с нами в замке?
     — Может и хочу, но я тут подумал… когда я стану Владыкой, вы ведь мне покоя все равно не дадите, да?
     — Конечно! — улыбаясь, в один голос произнесли мои жены. — Мы же тебе сказали когда-то — ты не с теми связался!
     — Ну так что? Скомандуешь своему домику?
     — Развяжите, тогда и скомандую! — в моей голове возник план, который я намеревался осуществить. — Или вы так и собираетесь держать меня связанным?
     — Развяжи его, Лиф!
     И вот, оказавшись свободным, я скомандовал Избушке выйти со двора, и следовать за повозкой. Распахнув двери, я уселся на пороге свесив ноги, и смотрел, как Саня и Сэм о чем-то болтают, сидя на козлах. Эх, хорошо им, они свободны от всех этих… любовных неприятностей!
     — Так чего, мы в Нижнюю пойдем? — громко спросил Саня, когда мы отъехали на приличное расстояние от деревни. Скажу, что меня, как победителя четырех из шести битв, в которых я успел поучаствовать, некоторые мужики провожали кивками, а некоторые даже махали рукой. Все-таки, я уже стал некой знаменитостью в деревне, ведь где еще встретишь искателя приключений с классом «хардкорщик», который побеждает противников сильнее себя? Но благодаря вредным девчонкам, моя минута славы закончилась, не успев толком начаться…
     — Не, у Ивлены мать поймали, так что надо в Верхнюю тащится… — вздохнул я, ловко спрыгнув с порога, и усевшись в повозке. Я заметил, что Лиф, тут же прибежала посмотреть, куда я делся. — Пацаны, я вообще не хочу в Верхнюю! Помогите сбежать от них, когда будем на развилке, ладно?
     — Как? — удивился Сэм.
     — Ну, скажите что-то вроде «давайте разделимся». Я скажу, что не против, и останусь с ними, и пойду в Избушке в Верхнюю. Но ты Сэм, как только окажетесь вдалеке, призовешь волка, который должен будет следовать за нами, а ночью, я постараюсь свалить верхом на нем, до вас!
     — И ты бросишь своих жен?!
     — Мне этого не хочется совсем, но я уже просто устал от их компании! Я ни одной минуты, кроме тех, когда хожу в туалет, не остаюсь в одиночестве! К тому же, я напишу им записку!
     — А если поймают?
     — Тогда, мы с вами вряд ли вообще увидимся. Думаю, что они просто запрут меня в хижине и будут делать со мной, что вздумается!
     — Ничего у тебя фантазия! — усмехнулся Саня. — Ладно, поможем! Если тебя схватят, то волк Сэма прибежит один, и мы поймем, что ты пропал!
     На том, как говорится, и порешили. Чуть больше суток, лежал наш путь до развилки, но за это время, я понял, что мои женушки снова стали такими, как и прежде — веселыми и развязными. Лиф опять спокойно читала свою литературу, сидя по-большей части на пороге Избушки, подставив весеннему солнцу свое личико, Ивлена занималась призванными животными, которых для нее призывали Сэм и Джейн, ну а сама Джейн… она по-большей части спала, а когда просыпалась, то сидела и просто пила чай.
     Но вот, настало время, когда мы разделились. Интересно, заподозрили мои девчонки что-нибудь или нет, но я старался говорить более… развязно, как обычно.
     — Не, Саня, прости, но я не могу оставить их одних, — громко произнес я, пожимая Сане и Сэму руки, а сам подмигивая им.
     Скажу, что мне стало немного страшновато остаться наедине со своими женами, у которых так и блестели глаза, но я не мог ничего поделать. Как только повозка с лошадьми скрылась из виду, случилось невероятное…

     — Может, уже освободите меня, а? — простонал я, сидя на лавке, связанный по рукам и ногам магическими веревками. — Я по-маленькому хочу!
     — Если мы тебя освободим, то ты попытаешься сбежать. Думаешь, мы настолько глупые, чтобы доверять тебе?
     — Но вы же отправили с Кэлом парням письмо, что я пойман, и им можно не отправлять ко мне волка! Я теперь в принципе сбежать не смогу!
     — Возможно. Но лучше перестраховаться! — Ивлена похлопала меня по плечу, и раскрыла дверь Избушки. Подул легкий ветерок, от которого у меня по всему телу пробежали мурашки.
     — Почему вы хотели сбежать от нас, хозяин? — обиженно спросила Лифхель, прижимаясь ко мне. — Неужели… мы вам надоели?
     — Да не в этом дело! — фыркнул я, вдыхая цветочный запах, исходящий от волос Лиф. — Просто я хотел немного побыть в мужской компании! Я и так почти постоянно с вами нахожусь, разве не могу я желать чего-нибудь другого?
     — Можешь, дорогой мой, можешь! — Ивлена села с другой стороны, и тоже прижалась ко мне. — Но только не таким образом, пытаясь бросить нас далеко от себя!
     — Вы вообще нормальные?! Думаю, что будь мы в моем мире, вас точно можно было бы назвать маньячками! А это уже статья — за удержание в плену!
     — А ты сам нормальный? — усмехнулась Джейн, отпив чаю. — Даже твой класс говорит о том, что в тебе ничего нормального нет!
     — Злые вы! — обиделся я, опустив голову. — Пустите меня уже по нужде!
     — Пошли, муженек! — хмыкнула Джейн, поднимаясь с лавки. — Я и сама уже хочу! Зря я, наверно, столько чая пью…

     До деревни Верхняя, что находилась на северном берегу Русалочьего острова, было приблизительно трое суток пути, если ехать на лошади. Ну, или на Избушке, у которой скорость была почти такая же…
     Тот день, когда мы разделились с Саней и Сэмом, я почти до вечера был связан по рукам и ногам, и лишь к ночи, мои женушки развязали меня. Причем, когда ложились спать, они специально куда-то спрятали ключ от двери, а меня всего задавили на печи, что я едва мог пошевелить руками и ногами.
     Второй день пути, который мне предстояло от начала и до конца, провести наедине со своими девчонками, начался с того, что меня разбудила Лиф, что-то шепча мне в ухо. Позавтракав, я схватил со стола первую попавшую под руку книгу, и усевшись на порог Избушки, решил, что буду через силу читать все, что там будет написано, лишь бы не обращать внимания на своих жен. Но покоя мне не было, ведь мы проходили через небольшую речку, которая как-раз таки впадала в озеро, и девчонки, вытолкав меня из дома, потащили на песочный берег, чуть не силой заставляя купаться. Лиф даже пыталась научить меня плавать, но в этом плане, кажется, я был безнадежен…
     Кстати, купались мои дамы голыми, м-да… Ну, вокруг никого не было, да и мы отошли от дороги подальше, так что можно было не стесняться, но… я все же не смог заставить себя загорать на песке нагишом. Не мое это… Хотя, честно скажу, смотреть на моих жен без одежды было трудновато, ведь у меня… В общем, в какой-то момент, я просто спрятался в хижине, но это не сработало, так что… они снова вымотали меня! Но не буду врать, ведь мне и самому этого хотелось, да и к тому же, почему бы и нет, верно? Что я, дурак такому сопротивляться?!
     Пусть мы и повеселились от души, но все же, провели у речки весь день, из-за чего наше путешествие растянулось на один день. Зато, наши отношения снова вернулись в нормальное русло, и девчонки дали мне спать спокойно.
     На следующий день, я проснулся от смеха Ивлены и Джейн, которые раскатывали тесто для пирога, который решили испечь. Без повода, просто так. Я решил им в этом деле помочь, так что на обед, у нас был вкусный яблочный пирог. Сидя вчетвером за столом, и болтая о чем только вздумается, я ненароком понял, что поступил бы реально глупо, сбежав от них, тем самым обидев своих женушек. Мне даже захотелось в тот момент обнять их всех, и поцеловать, сказать что я был идиотом, но я не сделал этого, сдержавшись.
     В тот же вечер, сидя на пороге Избушки, которое стало моим любимым местом, я сидел в обнимку с Лиф, и слушал ее чтение. Она вслух читала всем нам какую-то местную легенду-сказку, о древнем Боге Ужаса Такаликуле, о легендарном Герое, который основал Гильдию, и пророчестве, которое гласит, что Такаликула еще вернется, ведь он не был повержен, а лишь заточен в глубине земли. История была длинная, но я могу пересказать ее вкратце:
     «Давным-давно, в те времена, когда еще не было Гильдий, не было никаких монстров, и было всего три королевства — эльфийское, гномье и человеческое, и все они жили по-большей части в мире и согласии, прямо из земли, в том месте, где сейчас находятся Гиблые земли, поднялся огромный монстр. Из того места, откуда появился монстр, вслед за ним, в Торунвиль стали подниматься монстры поменьше — гоблины, упыри, волколаки и другие. Они быстро расползлись по всему миру, словно чума, убивая и забирая все и вся. Во многом благодаря огромному монстру, прозванным Такаликулой, который одной ногой, мог раздавить целую деревню. И когда, он уже прошел большую часть этой земли, перед ним, упав с небес, появился человек, с крыльями за спиной. Легендарный Герой, который размером был с обычного человека, поднял свой меч, и взмахнув им, даже не касаясь Такаликулы, отрубил ему правую руку.
     — Тебе не место под солнцем, отродье зла! — произнес Герой, во второй раз взмахивая мечом, и отрубая голову монстра. Но не помогло это избавить от Такаликулы, ведь его рот, на отрубленной голове открылся, и он сказал:
     — Ты можешь уничтожить мое тело, но не душу, Ангел! Все что ты видишь перед собой, лишь кукла, а истинный я, еще сплю, и жду своего часа, когда проснусь! И вот тогда, даже тебе не одолеть меня!
     После этих слов, Герой по имени Ангел, уничтожил оболочку Такаликулы, и вскоре исчез, пообещав, что когда придет время, он или его потомки, вернутся, чтобы сразиться с Богом Ужаса». Конец…
     — Какая дичь, блин, — пробормотал я, зевая. — Скукота!
     — Почему? — обиженно спросила, как ни странно, Ивлена. — Это же не просто сказка, а легенда о Герое Ангеле! Причем, моя любимая!
     — Пф, думаю, что если однажды, мы каким-то образом попадем в мой мир, и в мое время, я покажу тебе мультфильмы «Диснея». Вот это сказки! А насчет легенды… Ты сама веришь, что такое было?
     — Верю. И даже очень! Я бы тебе рассказала почему, но… ты еще не сел на трон Владыки, чтобы знать настолько важную информацию. И не говори моей маме и отцу, что я говорила тебе такое, понял?
     — Понял, — я повернулся к Лиф, и хмыкнул. — В любом случае, мне не очень хочется, чтобы меня приняли за психа…
     — Ты чего сказал?! — Ивлена спрыгнула с печи, и быстро пошла в мою сторону. Но я успел спрыгнуть с порога, и встав на дороге, помахал ей рукой, и развернувшись, пошагал назад. Но уйти я далеко, ясное дело, не смог, ведь Лиф снова связала меня магическими веревками, и с помощью магии вернула в хижину, где Ив начала тянуть мои бедные уши.
     — Перестань! Лифхель, приказываю: освободи меня! — завопил я, когда мои уши начали полыхать от боли. Лиф без лишних слов подчинилась моему приказу, а я отряхнув джинсы, снова уселся на порог. — Я не собирался сбегать, так что можно было и не связывать. Я лишь хотел держаться подальше от той, кто верит в сказки!
     — Это не сказки! Нет, конечно, все не так, как в этой чертовой книжке, но Бог Ужаса существует! И он на самом деле спит глубоко под землей!
     — Ой, да как скажешь! — отмахнулся я. — Тогда Лифхель, скажу по секрету, что я верю в Ктулху, который спит глубоко под водой!
     — Да ну вас всех! Ничего, вот сядешь ты на трон, будешь еще на коленях ползать, умолять меня простить тебя, за то что не верил мне!
     Ивлена засмеялась смехом, словно злодей из мультфильмов, чем насмешила даже Джейн, не говоря уж про нас с Лифхель. Но судя по всему, дочь Владыки тьмы и впрямь верила в эти сказки про Бога Ужаса, потому что она еще долго дулась на нас всех, и даже с Джейн не разговаривала до утра, хотя та и не участвовала в нашей глупой ссоре.
     На следующее утро, я проснулся раньше всех, и аккуратно спустившись с печи, стараясь не потревожить своих жен, причем Ив спала у стенки, хотя там обычно спала Джейн, первым делом выглянул в окно, и приказал Избушке двигаться дальше по дороге. На ночь мы останавливались, и для охраны Джейн призывала нескольких волков и воронов, которые летали вокруг, следя, чтобы к нам никто не подкрался. Прошлым вечером, мы уже приблизились к лесу, который стоял восточнее озера и деревни Верхняя, так что нам оставалось всего несколько часов. Не знаю почему, но я очень нервничал, ведь мне предстояло встретиться с тёщей… причем этой встречи я боялся больше, чем нежданную встречу с самим Владыкой.
     Пока я разогревал воду в самоваре, потратив последние дрова, нарезал хлеб, проснулись мои жены. Пока мы завтракали, стало очевидно, что Ивлена тоже нервничала, и не могла сидеть на одном месте подолгу.
     И вот, примерно к полудню, мы въехали в деревню на нашей Избушке, как обычно привлекая к себе лишнее внимание. Первым делом, мы конечно же, спросили разрешение на парковку Избушки на заднем дворе гостиницы, которая в этой деревне была больше, как внутри так и снаружи, и имела аж два этажа, а после все вместе отправились к зданию тюрьмы, что находилось в стороне от деревни.
     Да уж, хотел бы я узнать, что творилось в голове у стражника тюрьмы, когда в здание вошли четверо странных типов, и одна уже с порога начала говорить о том, что является дочерью Владыки тьмы, и приказывает освободить мать!
     Стражник, отдаю ему должное, не растерялся, и недовольно взглянув почему-то именно на меня, прочистил горло, и сообщил, что мы должны заплатить взнос за освобождение жены Владыки. К тому же, у них есть согласие от него, даже с подписью…
     — А что она вообще натворила? — спросила Ивлена, пока я отсчитывал одну юмори и пятьдесят девять кумори.
     — Устроила дебош в таверне. Ее охрана побила трактирщика, и нескольких мужиков, которые по ее словам, не так взглянули на нее.
     — Ох уж эта мама! — вздохнула Ивлена.
     Отдав стражнику нужную сумму монет, мы отправились за ним под землю, в темницу. Идти пришлось немного, всего один лестничный пролет, на котором было тринадцать ступенек (не знаю зачем, но я посчитал), и вот мы остановились перед железной дверью, в которой было небольшое зарешеченное окошечко.
     — Мама! — как только стражник открыл дверь, Ивлена бросилась в камеру, и обняла женщину, одетую в черно-красные одежды, которая была прямо вылитая Ив, только постарше и с морщинками. Женщина похлопала Ив по спине.
     — Давно не виделись, дочка!
     — Всего год! Но не могу сказать, что я не соскучилась по тебе!
     Они вдвоем вышли из камеры, и тут взгляд женщины упал на нас троих. Пока Ивлена и ее мама обменивались самыми стандартными фразами, в стиле «как твое здоровье», стражник выпустил из второй камеры двоих бледных мужиков, которые молча подошли к женщине, при этом оттолкнув меня и Джейн.
     — Э, я не понял! — возмутился я. — Вам места мало что-ли?!
     — Ты не имеешь… — начал было один из телохранителей Владычицы, ведь таков был ее титул, но Ивлена ударила его по щеке.
     — Он имеет полное право стоять рядом с нами! Это мой муж! Так что будь повежливей, вампир!
     — Я… Простите, господин! — оба телохранителя поклонились мне, отчего у меня прямо стало тепло на душе. Ох, блин, я же должен буду стать Владыкой, а значит… Уху! Кивнув ребятам, что мол, все нормально, я двинулся вслед за Ивленой и Владычицей. Вслед за мной шли Джейн и Лиф, а замыкали шествие телохранители. Путь наш лежал в гостиницу, где можно было спокойно и без лишних слов поговорить. По дороге, Ивлена о чем-то шепталась со своей матерью, и иногда они оборачивались к нам, и Владычица странно и хитро улыбалась, причем глядя на меня.
     Когда мы зашли на задний двор гостиницы, кажется Владычица и телохранители-вампиры, которые каким-то образом спокойно разгуливали под солнцепеком, издали удивленные вздохи, увидев нашу Избушку. Оставив телохранителей на улице, я и мои жены, с тёщей, зашли в хижину, и расселись кто куда. Я залез на печку, Лиф рядом со мной, Ивлена и ее мать за стол, а Джейн уселась на лавку, и ей на плечо тут же устроился Кэл, громко каркнув.
     — Итак… — улыбнулась Владычица. — Теперь думаю, можно и познакомиться с членами группы «Дикие странники». Только… кажется вас стало меньше…
     — Да, мама, один ушел из группы, узнав что я дочь Владыки, — вздохнула Ивлена. — Он огр, так что этому не стоит удивляться. А Саша, наш жрец, он отправился в Нижнюю, чтобы немного отдохнуть, и там подождать нас.
     — Вот как… Ну да, насчет огров удивляться не стоит. Они все — словно упертые бараны, которые не хотят слушать, что говорит мой муж… Ладно, не будем о них! — Владычица посмотрела на меня. — Что ж, глава группы, и мой зять, позволь представиться — Бэльситта, мама Ивлены и Тиффани, и жена нашего Владыки тьмы — Кореллона!
     Опа, ни с того ни с сего, я кажется, узнал имя своего тестя! Нежданчик, однако… Особенно если учесть, что его имя почему-то нигде не указывается, разве что титул — Владыка тьмы! Даже Ивлена никогда не говорила мне его имя, что я даже начал думать, что Владыка, и есть его имя, что было бы очень глупо, хех…
     — Ну, это… Я Федор Иванов, глава группы, муж Ивлены, и вот этих двух девушек, Лифхель, которая еще является и моей рабыней, и Джейн.
     — Значит, это правда? Я думала, что твой отец смеется надо мной, когда я прочла в письме, что твой избранник с Ийтмула… В общем, парень, сразу начистоту — ты мне уже не нравишься, и я не понимаю, что в тебе нашла моя дочь, но… Тебе уготована тяжелая судьба, и возможно ноша, так что прими ее с честью! И обращайся с моей дочерью хорошо, понял?
     — Я это уже давно понял, — выдохнул я. — А можно узнать, что во мне вам не нравиться? То, что мой класс «хардкорщик», или то, что я с Ийтмула? Или моя рожа?
     — Федор… — начала было Ивлена, но Бэльситта закрыла ей рот рукой, и злобно усмехнулась.
     — Нет, рожа у тебя ничего такая, да и класс неважен, как и происхождение, просто… Не похож ты на того, кто способен защитить себя! Я не удивлюсь, если окажется, что все время, тебя защищала твоя рабыня, а потом Ивлена с этой Джейн!
     — Ах, вот оно что! — закивал я. Не знаю почему, но что-то мне подсказывало, что она это говорит лишь затем, чтобы испытать меня. Что ж, раз так… — Тогда, дорогая моя тёща, не хотите ли испытать меня?
     — Очень хочу! И я даже знаю как!
     — Перестаньте! — громко произнесла Ивлена. — Мама! Федя! Какие к черту испытания? Почему ты вед…
     — Цыц! — от резкого крика Бэльситты, Ив закрыла рот, а Лифхель испуганно прижалась ко мне, немного дрожа. Даже у меня по спине пробежали мурашки. — Так вот, зятек, я хочу чтобы ты сразился за мою дочь, с одним нашим рыцарем! Меня не волнует, какой у тебя класс, ведь если ты и впрямь любишь мою дочь, как и этих двух, то ты будешь драться за нее до конца! Битва будет идти на смерть, и тот кто победит, останется с моей дочерью!
     — Она уже — моя, так что… кто там мой соперник? — улыбнулся я своей «улыбкой», дотронувшись пальцем до рукояти револьвера.

Глава 14. Встреча в поместье с полтергейстами

     Класс — «Воин»;
     Уровень — 100;
     Оружие — двуручный меч;
     На задания одевает стальные доспехи, которые с помощью магии, потеряли свою тяжесть, из-за чего, способен двигаться в них быстро, словно в простой одежде;
     Зовут — Игорь!
     Я смотрел на парня, лет двадцати пяти, который медленно шел ко мне, в сопровождении двух миловидных девушек, которые были из расы нэко. Нэко — это раса людей-кошек, которые отличаются от людей лишь тем, что у них нет человеческих ушей, вместо которых волосатые кошачьи на макушке, и у них есть хвост. В руках он нес большие ножны, в которых покоился его клинок — известный на все королевство, как «Погибель». На фоне этого парня, я, в своих джинсах, бежевой футболке и коротких ботинках, выглядел словно бомж, рядом с олигархом! Из оружия, у меня были только кинжал и револьвер, которым я даже не дал имена. Даже из поддержки, у меня были только мои жены, тогда как за Игорем, на берег озера, пришло больше половины деревни, и все явно болели за него.
     — Ненавижу этого парня! — фыркнула Ивлена, стоя слева от меня. — Просил моей руки год назад, и даже отец готов был отдать меня за него, но я отказала!
     — Походу, твои родители настойчиво искали тебе мужа!
     — Скорее уж того, кто сядет на трон, чтобы отец мог забыть обо всем этом, и спокойно наслаждаться жизнью!
     — Ясненько. Как думаете, девчат, есть у меня хоть какие-то шансы против него?
     — Мы все верим в вас, нашего мужа! — улыбнулась Лифхель, и поцеловала меня в губы. — Давайте хозяин, покажите им, какой вы крутой, даже несмотря на ваш класс!
     — Верно! Хоть мы и очень странная семья, но мне это даже нравится! Особенно посиделки в Избушке, за чашкой чая! — даже лицо Джейн выражало обеспокоенность, что меня несказанно удивляло. Вдруг, ни с того, ни с сего, мои жены крепко обняли меня и поцеловали по очереди. Да, Лиф уже во второй раз… Эх, все-таки такая поддержка, намного лучше, чем та, что была у Игоря! Даже как-то приятно на душе стало!
     — Могу тебя еще кое-чем успокоить, — насмешливо прошептала Ивлена мне на ухо. — Мне кажется, что он еще девственник!
     — В смысле?! А те две кошкодевочки?
     — Они сестры, которые вместе с ним состоят в группе, но вряд ли хоть одна спала с ним! Они ведь тоже жили в замке, как и он, и я как-то слышала их разговор о том, что он отвергает всех девушек!
     — Почему?
     — Меня наверно, любит, дурачок! Только я ему не один раз говорила, что он не в моем вкусе! Слишком нудный, и в замке болтал лишь о своих подвигах, монстрах, и тренировкам!
     — Эх, по крайней мере, я умру не девственником, — я почесал щетину, и положив руку на рукоять револьвера, сделал несколько шагов вперед. Игорь, стоявший метрах в десяти от меня, надел закрытый шлем, в котором были лишь прорези для глаз, и тоже сделал шаг вперед, доставая из ножен свой меч. — Ивлена, Джейн, если я умру, то позаботьтесь о Лиф, ладно?
     — Х-хозяин… — вытирая слезы, произнесла Лиф, и не выдержав, зарыдала, уткнувшись лицом в грудь Ивлены.
     — Время пришло! — громко произнесла мама Ивлены, стоя на той стороне, вместе со своими телохранителями-вампирами, и деревенскими жителями, которые были взволнованы, но все кричали о том, что я уже труп. Вот же, блин… — Кто из вас, станет, или же останется, мужем моей дочери Ивлены?
     — Ивлена! — громко произнес Игорь. — Посвящаю этот бой тебе!
     — Ивлена, Джейн и Лифхель, мои дорогие жены! — вторя ему, громко произнес я. — Если я прикончу этого парня, то обещаю вам — мы заведем детей!
     Ивлена и Джейн радостно закричали, поддерживая меня, на что Игорь недовольно зарычал. Плохо, что его лица я не видел — хотелось бы мне посмотреть, как его перекосило. Подняв меч, он бросился на меня…
     Да уж, эта сцена его набега на меня, если смотреть со стороны, выглядела бы как сцена фильма. Мы оба на берегу, по мою левую, и по его правую руку, водная гладь озера, к тому же над нами, висит солнце, так как прошло не больше получаса, со знакомства с матерью Ив, и день лишь немного перевалил за полдень. Игорь, держа меч обоими руками, бежит на меня, а я, словно заправский ковбой, выхватываю револьвер, полагаясь как на свое недолгое умение, так и на удачу, может даже судьбу, взвожу курок и нажимаю на спуск… Звук выстрела разносится над тем местом, где мы стоим…
     Тело Игоря, как и вылетевший из рук меч, проскользили по траве. Люди, поддерживающие его, только-только перестали кричать, и не понимающе смотрели, почему в том месте, где находится голова Игоря, трава окрашивается в красный, а на шлеме, в месте затылка, сильная выпуклость. Несколько человек, которые впервые слышали звук выстрела, держались за уши, удивленно глядя на меня, стоявшего с револьвером в руках. Наступила тишина, которую прерывали лишь всхлипывания моей жены-рабыни…
     — Вот и весь герой, — хмыкнул я, покрутив револьвер на пальце, я убрал его в кобуру, и достал из кармана джинсов зубочистку. Вложив ее в рот, я посмотрел на ошарашенную Бэльситту, и развернувшись на каблуках, подошел к своим женам. — Кажется, в нашей жизни ничего не изменилось, дамы!
     — Какой ты позер, Федя, — со слезами на глазах прошептала Джейн, и крепко обняла меня. Тем временем, сзади меня прозвучал жуткий крик, а потом кто-то, в несколько голосов, зарыдал. Обернувшись, я увидел тех двух нэко, что пришли вместе с Игорем, которые осторожно сняли его шлем… и оттуда на землю выпали куски черепа и плоти бедного парня. Да уж, любовь зла… а в этом мире, никто не умел воскрешать мертвых, что было вдвойне печальнее!
     — Я убью тебя, сволочь! — закричала вдруг одна из нэко, и выхватив из сапога кинжал, бросилась на меня, но тут же отлетела в сторону, пораженная магией. Причем сделал это не кто-нибудь, а сама Бэльситта, с улыбкой подходящая к нам.
     — Несносная дурочка! Правила были ясны, и их никто не нарушал! — злобно произнесла она кошкодевочке, которая лежа на траве рыдала, оплакивая глупо погибшего друга. — Не ожидала я, что ты способен убить Игоря! Я не почувствовала никакой магии, или еще каких сил… Что же это за оружие у тебя такое?
     — Обычный револьвер! Считайте, что оно такое одно, и пришло из другого мира! Только не спрашивайте детали — я вам расскажу все, как только поселюсь в замке!
     — Как необычно! Хорошо, я поймала тебя на слове, зятек! А теперь, думаю, что должна извиниться за свое поведение, особенно перед дочерью, которую заставила сильно понервничать!
     — О, еще как! — прошипела Ивлена. — Девочки, Федор возвращайтесь в гостиницу без меня! Я хочу немного поболтать с мамой!
     Переглянувшись с Джейн, мы быстро потопали прочь от озера, помогая идти Лиф, у которой случился истеричный припадок, из-за чего она почти не чувствовала ног. Мы не успели далеко уйти, и потому нам были слышны, сквозь рыдания кошкодевочек, крик Ивлены.
     Весь остаток дня, мы провели в хижине, успокаивая Лифхель, которая почти не прекращала рыдать, и не отпускала меня даже в туалет. До самого вечера, я лежал рядом с ней на печке, прижимая к себе, и гладил по волосам, пока она, наконец, не успокоилась, и не уснула. Джейн, и вернувшаяся вскоре после нас, с красным лицом, Ивлена, притащили бутылку хорошего вина, купленного в таверне, которым мы и отметили мою победу. Сидели в почти полной темноте, лишь с одной свечкой, чтобы не будить Лифхель. Атмосфера была нифига не романтической, ведь у меня самого тряслись поджилки. Не потому что я боялся смерти, а потому что я боялся навсегда потерять своих девчонок, и эту жизнь. Хотя, девчонок больше всего, если честно…
     Следующие несколько дней, мы все провели в каком-то напряжении. По идее, мы уже должны были свалить из деревни, и отправиться в Нижнюю, но из-за истерики Лифхель, мы решили задержаться тут, и немного прийти в себя, ничего не делая. Однако, на четвертый день, шатаясь вместе с Джейн по деревне, и попивая пиво, мы решили подойти к доске объявлений, что стояла у таверны, и поискать какое-нибудь легкое задание, чтобы немного развеяться.
     — Ну, есть чего интересного? — спросил я, глядя по сторонам, пока Джейн осматривала листовки. Отхлебнув из бутылки пива, я кивнул прошедшему мимо нас телохранителю моей тещи, который куда-то быстро шагал. Да, мать Ивлены все еще была в деревне, и жила в гостинице, как и мы, и частенько приходила к нам в Избушку, попить чаю или просто поболтать, однако, Ивлена с ней вообще не разговаривала, а Лифхель, фыркая, сразу куда-то уходила.
     — Только одно задание. Сбор призрачной травы в полнолуние, у поместья Жаловия, что стоит в лесу.
     — А сегодня как раз полнолуние… — задумчиво пробормотал я, думая о том, стоит ли тащиться ночью в лес, и собирать травку, которая является довольно-таки редкой, так как растет в местах, где очень сильная негативная энергия. Ее можно собирать на самом деле, когда угодно, но именно в полнолуние, листья призрачной травы, начинают светится, ведь она входит в стадию максимального негативного заряда, из-за чего становится еще более полезной. Применяют ее как в зельях лечения, усиливая их эффект, так и в зельях исцеления проклятий, на случай, если вас укусил волколак, или вампир. Дорогие и редкие штуки, на самом деле…
     — В любом случае, нам ни с кем не придется сражаться.
     Джейн сорвала плакат, и сунула себе в карман. Я пожал плечами, решив, что и ночью прогуляться всем вместе, будет не так уж и плохо. Есть конечно, опасность того, что мы нарвемся на диких волков, или еще кого-нибудь, но мы с ними справимся.
     Вернувшись в Избушку, мы сообщили Ивлене и Лифхель о взятом нами задании, и решили, что пойдем все вместе. Так что нужно было подготовиться, и немного поспать, на случай, если нам придется задержаться на всю ночь. К тому же, немного подумав, я наполнил по максимуму небольшую сумочку купленную специально для патронов, что носил на ремне, рядом с кобурой.
     И вот, наступила ночь. Безоблачная, довольно светлая, на небе ярко светила полная луна, которая была нашим проводником на полянку перед заброшенным поместьем. Мы не спеша вышли из деревни, узнав вечером где находится это поместье у владельца гостиницы, и довольно в короткое время дошли до разрушенных невысоких стен, что ограждали поместье. Остановившись у разваленной арки, которые когда-то явно были воротами, мы заглянули на территорию поместья, и по моей спине пробежал нехороший холодок.
     — Там призраки! — икнул я, испугавшись. Все-таки, тот раз в поместье, когда мы с Саней изгоняли душу жены владельца шахты, не сильно изменил мое отношение к паранормальному. — Точно вам говорю!
     — Это очевидно, — произнесла Джейн. — Только призраки уже давно стали полтергейстами, которых нельзя изгнать. И они намного опаснее простых призраков.
     — Ты это специально говоришь так спокойно? — простонал я. Мы с Лифхель прижимались друг к другу от страха, что очень смешило Ивлену, которая широко улыбалась, глядя на нас.
     — А чего вы боитесь? Мы же не пойдем в само поместье!
     — Так это… что призраки, что полтергейст орудуют на территории того места, где погибли, разве нет?
     — Конечно! Но в само поместье нам заходить не придется. Не бойтесь трусишки!
     Ивлена храбро зашагала вперед, зайдя на территорию поместья, и подойдя к ближайшему стеблю призрачному травы, которые были высотой по колено, и чьи листья слабо светились белым светом, вырвала его вместе с корнем.
     Как бы страшно нам с Лиф не было, все же мы помогали Ив и Джейн собирать траву, бросая ее в тканевый мешок. Мы с Лиф старались держаться поближе к девчонкам, но они словно специально разбегались по сторонам, собирая чертову траву раздельно! И судя по ухмылке Ивлены, которую я заметил, когда мы подошли к ней, они и вправду издевались…
     Пока мы собирали траву на территории особняка произошло несколько событий, от которых я едва не наделал в штаны. Как и Лифхель, собственно… Первое событие — это странный порыв ветра, который сбил с Лиф соломенную шляпку, и унес ее в сторону поместья, где она упала у ступенек. Переглянувшись с эльфийкой, мы осторожно пошли за ней, прижимаясь друг к другу, и тихо скуля. Причем мой голос, был такой же низкий, как у Лиф, хотя обычно он намного грубее… Когда мы подошли к ступенькам, и я наклонился чтобы поднять шляпку, мы с Лиф услышали четкий голос раздавшийся справа: «Уходииии…».
     Мы с эльфийкой с криком бросились бежать прочь, и выбежав за территорию поместья, упали на траву, и не хотели вставать, как бы Джейн нас не уговаривала. Однако, пересилив себя, мы все же поднялись на ноги, ведь Ив была еще внутри, и бросили взгляд на верхние этажи поместья… Зря!
     — Мамочка! — у Лиф подкосились ноги, но я успел подхватить ее за подмышки, не дав упасть. Мне и самому стало плохо, когда я увидел, что в одном из окон на третьем этаже, стоит белая фигура, напоминающая мужчину, и машет нам рукой. Причем в окне справа, прошла уже другая, темная фигура, с горящей свечой в руке, после чего белая фигура тут же исчезла. Даже Джейн, кажется, была удивлена, так как раскрыла рот.
     — Ивлена! Пошли отсюда! — крикнул я. Но дочь Владыки тьмы, собиравшая траву почти у самого поместья, лишь улыбнулась, и вдруг ни с того ни с сего, взбежала по ступенькам, и исчезла в темноте заброшенного здания. — Ивлена!
     — Пошли за ней!
     — Ты прикалываешься?! Там же полтергейст!
     — И что? Неужели ты так напуган, что хочешь бросить свою жену?
     Не дожидаясь моего ответа, Джейн быстро зашагала вперед, а я тихо выругавшись, на ватных ногах поплелся за ней, сжимая правой рукой рукоять револьвера, а левой прижимая к себе Лиф. Хорошо, она хоть посох с собой не взяла, а то мне бы сейчас еще и им по голове доставалось…
     Дойдя до ступенек, мы с Лиф, трясясь от страха, медленно поднялись за Джейн, которая ждала нас у проема с гнилыми, покосившимися дверями, и смотрела куда в темноту. Когда мы приблизились к ней, мое сердце забилось еще сильнее чем обычно, ведь в дверном проеме впереди, стояла белая прозрачная фигура, у которой можно было заметить очертания глаз и губ. Призрак улыбался, глядя на нас.
     — Изыди, чтоб тебя! — прошептал я, попятившись назад, но вдруг, сзади на призрака, напрыгнула Ивлена, замахнувшись кинжалом, который спокойно прошел через призрачную девушку. А это была именно что девушка, лет пятнадцати — шестнадцати. Ну, по крайней мере на такой возраст она выглядела. После действия Ив, призрак недовольно покачала головой, и растворилась в воздухе.
     — Вот сучка, а! — усмехнулась Ив, поглядев вокруг. — Решила что напугает меня, дочь Владыки?!
     — Ивленочка, давай пойдем отсюда! — пропищала словно мышь Лифхель. — Пожалуйста!
     — Не бойся, милашка! Со мной, тебе ничего…
     Мы замерли, так как со второго этажа донесся грохот, а вслед за ним отчетливо раздалось слово «зараза». Мы с Лиф съежились еще сильнее, а Ив и Джейн тут же бросились вверх по лестнице, бросив нас с эльфийкой одних, на первом этаже жуткого поместья. И последствия не заставили себя ждать…
     Не успел я сделать и шаг, как перед нами с Лиф возникла белая призрачная девушка, черная фигура мужчины, которую мы видели в окне, и они оба протянули к нам свои руки. Закричав, я выхватил револьвер и высадив в них все шесть патронов, бросился бежать, потащив за собой Лиф которая едва не упала. Но мы не успели выбежать из поместья, ведь в проходе вновь возник призрак мужика, да так резко, что я не успев затормозив, пробежал сквозь него, ощутив лютый мороз во всем теле. Казалось, что я выбежал голым на тридцатиградусный мороз…
     Видимо Лиф тоже задела его, так как она вскрикнула, и вдруг ни с того ни с сего, отпустив меня, врукопашную набросилась на мужика. Как ни странно, ей удалось врезать ему в грудь, отчего призрак согнувшись, тут же исчез. Вместо него, с правой стороны от Лиф, появилась призрачная девка, уже не такая прозрачная, и с перекошенным от злости лицом. Она хотела схватить Лиф за горло, но моя эльфиечка, словно монстр, резко развернулась, и схватив девку за руку, перекинула ее через плечо. Ударившись всем своим призрачным телом об каменный пол, призрак исчезла, а Лиф истерично зарычав, начала читать какое-то заклинание, подняв правую руку. И в тот момент, я заметил, что правая рука Лиф немного почернела, как тогда, когда она была в демонической форме, а ее глаза снова стали красными…
     Но эльфийка не успела дочитать заклинание, так как на меня кто-то набросился сзади, и повалив на пол, из-за чего я сильно ударился подбородком, начал бить по голове.
     — Убийца! Убийца! Сдохни! Аааа! — кричал озлобленный голос, который перерос в визг боли. Медленно перевернувшись на спину, держась за разбитый подбородок, я увидел, что моя эльфийка лупит какую-то кошкодевку, уложив ее на пол и зажав коленями, чтобы та сильно не рыпалась.
     — Лиф, успо…
     Не успел я пробормотать это, пытаясь встать, как со стороны лестницы кто-то третий набросился на Лиф, и пытался оттащить ее от кошкодевочки. Это была Ивлена, которая кричала, чтобы Лиф успокоилась, но Лиф потихоньку обращалась в демона, уже почти полностью покрывшись чернотой. С трудом поднявшись на ноги, с сильным головокружением, я подошел к Лифхель, и нежно провел рукой по ее рыжим волосам, которые сейчас были покрыты ужасной тенью. В тот же миг, Лифхель прекратила избивать кошкодевочку, которая уже едва дышала, и лишь шевелила пальцами, и ослабленно рухнула прямо в руки Ивлены.
     — Хозяин… — пробормотала она, повернув в мою сторону голову. Ее глаза еще были красными, но голос был ее родной…
     — Что у вас тут творится? — спросила спускавшаяся по лестнице Джейн, с трудом спуская бессознательное тело еще одной нэко. — Такие крики стояли…
     — Я бы и сам хотел знать, что за херня тут происходит, — прошептал я, держась левой рукой за подбородок, а правой нежно поглаживая по лбу Лифхель. Спустившись к нам, Джейн бросила кошкодевочку рядом с первой, и покачала головой.
     — Это же те две девчонки, которые были с тем парнем… как там его? Иборь?
     — Игорь. Да, я только сейчас понял, что это они. Только какого черта они тут забыли? Что, искали острые ощущения?
     — Заткнись, убийца… — прошептала та, которую избивала Лиф. Она попыталась схватить кинжал, видимо тоже будучи по классу «ассасином», но Ивлена немного придавила ей руку ногой, отчего нэко вскрикнула. — Ты… убил нашего друга! Ты проклятый ублюдок, без чести и совести! Сволочь!
     — О, получается, теперь я виноват?!
     — Нет. Если бы ты не убил его, Игорь сам бы убил тебя, без зазрения совести, — фыркнула Ивлена, отбирая у кошкодевочек их оружие. — Если кто и виноват, то лишь моя мама и сам Игорь, который не хотел понять, что я ясно сказала ему «нет»…
     — Игорь не виноват! Он любил тебя, дура! — завопила нэко. Что, неужто силушки вернулись? — Любил, но ты отвергала его! Ты покинула замок и женилась на этом…отродье, которого даже за мужика нельзя считать! Бесчестного и трусливого! А Игорь, он… он хотел, чтобы ты стала его женой, и подарила ему ребенка!
     — Я бы в любом случае не вышла за него! Я не собираюсь быть как ванильные принцессы и леди, которых отдают за кого попало! А так… я женилась по любви!
     — Как вообще можно любить… этого! Он ведь никто! Абсолютно! А Игорь… он был героем! Героем, который любил тебя! — чуть не ревя, прокричала кошкодевочка. — Но ты променяла его на бесчестного и омерзительного ублюдка! Словно…
     — Рот закрой! — рявкнул я, и выхватив револьвер, приставил его ко лбу бессознательной нэко. Девчонки посмотрели на меня с каким-то ужасом, даже Лиф. — Скажи лучше, а много ли чести в том, чтобы выходить один на один, против того, у кого самый бесполезный класс, а? В этом, я так понимаю, просто туева куча чести, да? Не будь у меня этого револьвера, твой Игорек разрубил бы меня напополам, и как думаешь, много ли в этом было чести?
     — Знаешь, Федя, а я думала об этом… — начала было Джейн, но я бросил на нее холодный взгляд, и она замолчала. Кошкодевочка не сводила глаз с дула револьвера, приставленного к голове ее сестры. Да, я только сейчас вспомнил, что они сестры… И вот та, которая сейчас была в сознании, вроде бы была старшей… хотя черт их поймешь, честное слово!
     — Пытаешься сделать из себя жертву, подонок? — прошипела нэко. — Ты — бесчестный убийца, работорговец, ублюдок, трус…
     — Слышь, я же сказал тебе заткнуться! А ты я смотрю, смелая, раз обзываешь того, кто в любой миг может убить твою сестренку… — с этими словами, я спустил курок револьвера, и нажал на спуск. Да уж, крик поднялся такой, что его наверняка слышали даже в деревне. Ивлена пнула меня в бок, отчего я упал на пол, охнув от боли, а кошкодевочка истерично зарыдала. Даже Джейн отпрыгнула, испуганно прокричав «Федор!». И лишь Лифхель, злорадно усмехнулась…
     Только патронов-то в барабане не было, ведь я их всех пустил в призраков! Я ведь не такой мудак, как обо мне говорят, и не стану просто так убивать беззащитную девчонку! Но меня просто бесило то, что говорила обо мне и об этом Игоре эта засранка, потому я и решил напугать ее… может я поступил и жестоко, но именно на это, мне было насрать!
     — Ивлена, какого черта? — поднявшись на ноги спросил я, пока кошкодевочка прижимала к себе свою ЖИВУЮ сестру, которая хоть и чаще положенного, но дышала.
     — Я и правда подумала, что ты убил ее! — Ивлена держалась за грудь, и тяжело дышала.
     — Патронов, блин, нет! Разве вы не слышали выстрелы? Я выстрелил шесть раз, вы считать не умеете?!
     — Мы слышали, но… Я-то думала, ты уже перезарядил его! — Джейн подняла мой револьвер, и открыв барабан, облегченно вздохнула. — И правда пусто!
     — Я не собираюсь играть с этими дурами в «русскую рулетку»! Ив усыпи ее, и давайте свалим нахрен отсюда! — я отобрал у Джейн револьвер, и после того, как Ив пробормотала заклинание сна, в поместье наступила гробовая тишина, нарушаемая лишь нашими тяжелыми дыханиями. Когда мы с Джейн, за ноги оттаскивали сестер-нэко от поместья, решив бросить их в лесу, за стенами, около ворот перед нами возникли те два призрака. «Вы будете мучиться!» — произнесла призрачная девка, но я фыркнув, прошел сквозь нее, и позвал Лиф.
     — Сожги это гребанное место! Пусть эти два дебила сами помучаются!
     — Как прикажете! — улыбнулась эльфийка, и быстренько прочитав заклинание защиты, выставив вокруг поместья едва заметное магическое поле, начала бросаться в здание огненными шарами. Оттуда были слышны крики ужаса и какие-то проклятья, а мы вчетвером, стоя рядом с двумя бессознательными нэко, злорадно хохотали!
     Само собой, лес никаким образом не пострадал, благодаря магическому полю Лиф, так что защитникам природы не стоит беспокоиться… Да и тем, кому жалко кошкодевочек тоже, ведь мы не бросили их в лесу, а дотащили до гостиницы, в этот раз воспользовавшись магией Лиф, и сняли для них комнату, чтобы с ними ничего не случилось. Интересно, а они сделали бы для меня то же самое, а? Бесчестный, блин… Даже мои жены, подумали что я способен на жестокое убийство, что меня сильно огорчило. Да, возможно я поступил бесчестно, когда убил Ургабора, напав на него со спины, но ведь это была война! А какой дурак на войне, в попытке защитить себя и своих близких, будет выходить к врагу в открытую и орать «давай сразимся честно!»… только идиоты, как по мне. Ну а ситуацию с Игорем, мне даже объяснять не хочется, ведь это он, и мамаша Ивлены, поступили бесчестно, за что один поплатился жизнью, а другая получила презрение дочери… Не на всю жизнь, конечно, но на некоторое время уж точно…
     А еще я понял, что кошкодевочки в этом мире очень алчные и корыстные, ведь вечером, когда я отоспался, и поужинав вместе с Лиф в таверне, вернулся в хижину, то увидел гостей, из-за которых места почти не осталось, и даже дышать стало трудно. Да и новость, которую преподнесла мне Ивлена, ошарашила меня, ведь она противоречила здравому смыслу…
     — Ты, блин, просто издеваешься! — проворчал я, поглядев на Силари и Ники, смиренно стоявших в углу, и ждущих моего ответа. Даже Бэльситта, заглянувшая к нам на чай, с нетерпением постукивала по столу пальцами, и переводила взгляд с Ивлены на меня, и обратно. Если что, Силари и Ники, те две сестры-нэко, которые совсем недавно хотели убить меня, за то, что я застрелил Игоря.
     — Нет, зятек, она не издевается, — хихикнула Бэльситта, прикрыв рот. — Я тоже считаю, что тебе стоит взять этих девушек под свое крыло.
     — С чего бы это? Они меня убить хотели!
     — А ты убил их друга, который ко всему прочему, был еще и их кормильцем.
     — Так это же вы стравили нас с ним! Кому хотелось проверить меня, а?!
     — Не кричите, хозяин, — пискнула Лиф, съежившись рядом со мной.
     — Мне кажется, я имела полное право проверить, сумеет ли муж моей дочери, постоять за себя!
     — Да всем всегда что-то кажется! — я вскочил из-за стола, и подошел к окну. — Простите, конечно, мадам, но мне думается, что вы поступили очень и очень тупо, и очень по-скотски! Владычица или нет, но так жизнями распоряжаются лишь последние суки!
     — Федор, ты…
     — Заткнись! — рявкнул я уже второй раз за сутки, отчего Ивлена громко фыркнув, выскочила из Избушки, хлопнув дверью так, что затряслись ставни. — Ну, довольны теперь?! Пока мы не встретили вас, у нас почти все было гладко!
     — Ничего, извинишься пару раз, как подобает мужику — и она простит тебя! Я знаю, свою девочку, она вся в меня! — улыбнулась Бэльситта. — И да, я тебя прощаю! Возможно, я и впрямь поступила не по человечески, о чем мне уже сказала Ивлена, так что… я беру вину на себя! А ты возьмешь девчонок, и позаботишься о них, ладно?
     — Нет, нет и нет! Я же бесчестная сволочь, ублюдок, трус, и вообще самая распоследняя мразь, которую оскверняет всю эту чертову землю, по которой я ступаю!
     — Успокойся Федор, — отпив чай, произнесла Джейн. — Ведешь себя как обиженный ребенок! Мы с Ив уже разговаривали с ними, так что они полностью понимают, чья это вина!
     — Знаете что, дамы! — я выставил указательный палец на нэко, которые молча замерли в углу, склонив головы и… вздохнув, опустил руку. — Хорошо! Я согласен! Пусть они будут служанками, но… только вашими, ясно? Ко мне, пусть даже не подходят! А если попробуют что-то выкинуть — выгоню нахер!
     — Разве ты, дорогой зятек, не собираешься садиться на трон? Если так, то тебе придется править, отдавать приказы, следить за своими землями… Вот эти две девушки станут хорошим началом, чтобы научиться быть Владыкой!
     — А где они жить будут? Здесь? — спросила Лиф. Я кивнул, и показал на лавки, стоявшие вдоль стены. Да, возможно наша хижина и была маловата, но мест где спать. Тут было достаточно. Лавки были очень удобные, в чем я лично убедился. — Понятно, о личной жизни можно будет забить!
     — Ну, или так, или пускай катятся на все четыре стороны, — развел я руки. — Я же бессовестный, так что мне пофиг до них! Ваша идея, не моя, так что нужно было сразу думать, ведь служанки — это большая ответственность, как ни крути.
     — Мне они тоже не нужны, как и Кореллону, нам слуг хватает! Тиффани тоже отказалась принимать их, да и в замке они жили только потому что с ними был Игорь…
     — А может, нам купить повозку для них?
     На вопрос Лифхель, я достал из кармана мешочек с монетами, в котором осталось всего тринадцать золотых, сорок девять серебряных и шесть медных. Было еще несколько золотых, но они лежали в ящике шкафа, и были припасены для кают на корабле. Деньги за сбор призрачной травы, две золотые, были уже в сумме всех оставшихся у нас денег.
     — Слишком много ушло на приобретение мебели и создание уюта в Избушке, — вздохнул я, убирая мешочек. — Вообще, у нас нет даже денег, чтобы им платить…
     — Мы готовы за еду работать! — быстро ответила Силари, старшая сестра. Именно она прошлой ночью и пыталась убить меня. Ники, которая, как оказалось, было по характеру такой же как и Лиф — скромной — кивнула, подтверждая слова сестры. Как оказалось, разница в их возрасте была целых десять лет, но это почти было невозможно уловить, если не смотреть на маленький рост Ники. Очень похожи, и даже серебристые волосы у обеих были одинаково сплетены в длинные косы, а уши и хвосты у них были белые.
     — Пожалуйста, господин, разрешите нам прислуживать вам, — пролепетала Ники. — Нам больше некуда идти… наши родные погибли от рук разбойников, а мы успели сбежать из деревни, и встретили Игоря, который отомстил за маму и папу…
     — Плевать я хотел на вашу историю! К тому же, я уже сказал, что вы можете остаться, разве не слышали? — на мои слова девчонки улыбнулись. Да уж, самое смешное, что они и правду по меркам нэко были еще девчонками, о чем мне сообщила Лифхель. И смешно здесь то, что даже они по возрасту, были старше меня, блин… Лишь одна Ивлена была со мной ровесницей, ведь ей было двадцать, как и мне, ведь мое день рождение в родном мире было в марте, а сейчас уже, примерно середина апреля. Джейн было двадцать пять, Лифхель — минутка паузы — пятьдесят девять, а этим двум нэко — тридцать три и двадцать три. И если интересно, возраст совершеннолетия в этом мире у людей начинается с шестнадцати, а у эльфов и нэко, которые тоже долгожители — с тридцати…
     — Чего улыбаетесь? — недовольно проворчал я, глядя на кошкодевочек. — Добро пожаловать в нашу упоротую, и странную команду, девочки! Если есть шмотки, тащите в Избушку!
     — Ну… все наши вещи были в том поместье, которое вы сожгли… — тихо произнесла Силари. Вот честно, мне захотелось начать биться головой об стену! Почему такая непруха-то, а? Ведь в этот раз и правда, я был виноват в том, что у них не осталось вещей…
     — Тогда придется купить новые, что ж поделать. Пускай с вами Ивлена прогуляется, она любит шмотки покупать! Пойду скажу ей, заодно извинюсь, что накричал на нее…

Глава 15. Встреча в Нижней

     Озеро Русалочье, было довольно-таки большим, что я даже не хотел изначально считать его озером. Оно было больше Байкала, раза в два, и потому путь, из одной деревни в другую, растягивался почти на неделю. Да и сама дорога, шла не прямо по берегу озера, а чуть в стороне, петляя и извиваясь как змея, огибая небольшие лесочки, речушки, и маленькие деревни, в которых не было ни таверн, ни гостиниц. Конечно, некоторые поступали умно, путешествуя не по дороге, а напрямую, что позволяло добраться из Верхней деревни в Нижнюю, всего за пару дней, но это было и опаснее, ведь на пути было много небольших пещер, со всякими монстрами (исключая лишь гоблинов) и просто диких зверей, что водились в этой местности.
     К сожалению, как бы я не хотел поскорее очутиться в компании Сани и Сэма, чтобы не быть одним среди шестерых девчонок, нам пришлось двинуть по западной дороге, по которой мы и пришли. У нас была Избушка, которая вряд ли пройдет по тропам у берега озера, предназначенных лишь для пешего пути, так что выбирать особо не приходилось. Три дня у нас ушло на то, чтобы добраться до развилки, на которой мы попрощались с Саней и Сэмом, и еще примерно столько же оставалось до деревни Нижняя. И если честно, мне уже было просто плевать на легенду о русалках, так как в моей небольшой хижине, и без того хватало исключительных на всю голову, персонажей. Лифхель — которая жалась ко мне, читая свои эротические романы; Джейн — почти постоянно пьющая чай, и глядящая на нас с каменным лицом; Ивлена — молча лежащая на печке, и хитро улыбающаяся, строя в голове не иначе как планы по захвату миру; наши новые служанки Силари и Ники, которые были довольно неуклюжи, хотя готовили и прибирались отменно, ну и я — самый странный тип из нашей группы, который ходит с револьвером в фэнтези мире, и который умудрился жениться по пьяни сразу на трех девушках, и это при том, что являюсь носителем самого бездарного класса в Гильдии.
     Почему я вообще завел тему о своей команде? Потому что сейчас, я сижу за столом в Избушке, и смотрю на новых служанок, которые каким-то невероятным образом умудрились уронить на пол полный котел воды, облив себя, частично меня, и пол с печкой. А уронили, потому что испугались неожиданного раската грома, хотя с самого утра стояла пасмурная погода и было ясно, что вот-вот начнется гроза. А ведь совсем недавно, Силари называла меня трусом…
     — Вот тебе и романтическое путешествие, — вздохнул я, отворачиваясь, и давая девчонкам переодеться. Выйти-то было некуда, снаружи шел сильный дождь!
     — Согласна, — раздраженно кивнула Лифхель. Когда девчонки переоделись, о чем дала знать Ивлена, я развернулся, и стал наблюдать, как они вытирают пол и печку тряпками. Вытерев все, что было можно, Ники хотела взять котел, и снова наполнить его водой из бочки, что стояла у дверей, но я успел выхватить у нее котел, и сам набрав воды, успешно поставил в печь. Все-таки, я был рад, что Избушка была магической, и во время ее ходьбы, дом не дрожал совсем, и потому казалось, что он, как и нормальные хижины, стоит на месте.
     — Почему ты помогаешь им? — с усмешкой спросила Ивлена. — Разве они не должны все делать сами?
     — Хочу компот, и потому боюсь, что они снова уронят котел, — буркнул я, усевшись обратно за стол. — Лучше я перестрахуюсь, чем буду и дальше гонять чаи, от которых уже тошнит. Я же не Джейн, чтобы постоянно пить одно и тоже.
     — Я люблю хороший чай, — произнесла Джейн. — И вообще, я из Великобритании…
     Она замолкла, так как сестры-нэко недоуменно переглянулись, видимо не понимая, что это за страна такая. Да, они не в курсе, что мы из другого мира, как и их Игорь, который об этом умолчал. Но рассказывать им об этом я тоже не собирался, хотя мне было плевать, узнают они об этом или нет. Да и зачем им вообще это знать, если честно? Они всего лишь служанки…
     Весь этот день, дождь лил как из ведра. Выходить из Избушки никому не хотелось, даже в туалет ходили по-быстрому, а возвращались все мокрыми до нитки. Снаружи было зябко и гадко, зато внутри, было уютно и тепло, и эта атмосфера навивала сонливость. Когда сестры сварили для меня компот из сухофруктов, я увидев их зевки и сонные глаза, плюнул на все, и разрешил им полежать на печке, где они и уснули, прижавшись друг к другу. Сам я, попивая компот и грызя сухари, сидел за столом, и читал приключенческий роман, что мне посоветовала Ивлена. Сама она сидела за столом напротив, и вместе с Лиф, что-то вышивали, шепчась между собой, и хихикая. Джейн тоже что-то делала, подвинув лавку к окну, и повернувшись к нам спиной. В общем, атмосфера в Избушке стояла очень уютная и приятная, и что немаловажная, спокойная и дружелюбная. И мне хотелось, чтобы это так и продолжалось. Даже моя злость на сестер, стала куда-то уходить, когда я слышал их сопение… Причем настолько стала уходить, что даже когда мы решили лечь спать, я не стал прогонять их с печи, и устроился на лавке. Мои жены тоже разместились по лавкам, посчитав, что кошкодевочкам нужно дать отдохнуть.
     Хотя, я бы в любом случае лег спать на лавку, ведь перепив компота, я всю ночь бегал наружу, под дождь, который кончился лишь под утро. Радовало, что я хотя бы не заболел, а то мне бы точно пришлось бы несладко… Как-то зимой был случай, когда я простыл, а потом несколько дней терпел ухаживания своих женушек…
     И вот, наступил тот самый день, когда мы въехали в Нижнюю. Снова любопытные и удивленные взгляды, снова я с Лиф сидел на пороге, снова добрались до гостиницы, которая была такой же, как и в Верхней, и пока я парковал Избушку, ко мне подбежали Саня и Сэм. Черт, как же я был рад видеть их рожи!
     — Ну рассказывай, как там ваше путешествие? — улыбаясь спросил Саня, когда мы поприветствовали друг друга, пожав руки. И Сэму конечно, тоже! — Ну и как тебе тёща? Злющая тетка небось? Вот моя тёща ненавидела меня!
     — А моя заставила меня убить одного рыцаря, — мрачно произнес я. — Причем из нашего мира. Игорем звали.
     — Эм… я так понимаю, что все опять пошло через жопу? — Сэм и Саня переглянулись. — Девчонки-то в порядке?
     — Не совсем. У Лиф случилась истерика, а еще я наорал на Ивлену. В общем, рассказывать долго, так что лучше это делать за кружечкой пива в таверне, согласны?
     — Ага, только… — в этот момент, дверь Избушки отворилась, и наружу вышли все мои жены, и служанки. Они закрывались там, чтобы переодеться в более городскую одежду, вроде платьев, и сейчас выйдя оттуда, мои женушки подошли ко мне, и поздоровались с нашими друзьями. А потом мы все вместе обернулись к Силари и Ники.
     — Эм, я так понимаю, в нашей группе пополнение? — не понял Саня. — Или…
     — Это наши служанки — Силари, и ее младшая сестра Ники, — улыбаясь ответила Ивлена. Я вздохнул, и сказав женам чтобы они присмотрели за этими двумя, повел своих друзей в таверну.

     — Вот такая история, — я допил из кружки, и со стуком поставив ее на стол, взглянул на парней. — Ну и как, считаете, что это я виноват?
     — Не, тут определено дело в Игоре и в мамаше Ив, — покачал головой из стороны в стороны Саня. — Вот честно, если бы мне дали меч, а у тебя был только кинжал, то я победил бы тебя. Все-таки, у меня есть прокачка, навыки, и я вкачался в регенерацию, так что… Тут дураку очевидно, что без ствола ты и минуты не протянул.
     — Да, я тоже так решил, — хмыкнул я. — Хорошо, что мои женщины тоже с этим согласны даже Ив, а то не знаю, чтобы я без них делал.
     — Думается мне, что если бы не было Лиф, ты бы давно отбросил копыта, в пещере с кумрусами. Ты бы по-любому вступил в Гильдию!
     — Конечно! Я, блин хотел приключений, почувствовать себя в игре, а получил…
     — А что со служанками? — вдруг спросил Сэм.
     — А что с ними? Они останутся с нами, я уже согласился на это, и назад слов не возьму. Мне совесть не позволит выгнать на произвол судьбы двух девчонок, ведь кто знает, что с ними сделают, если они нарвутся на бандитов, или еще каких тварей.
     — И это правильно! Но… я тут подумал, может мне… сблизиться с одной из них?
     — О, чувак, это уже твои дела! Одно скажу — если они тебя пошлют, то не пытайся навредить им со злости, — я строго посмотрел на Сэма. — Я за них в ответе, и не допущу, чтобы их обижали, понял?
     — Понял, понял! — вздохнул Сэм.
     Мы посидели еще некоторое время, и выпили еще по кружке пива (Сэм пил сок), и я слушал то, как проводили время эти двое. Но у них, конечно, ничего особенного не происходило, что было очень обидно. Зато они успели выполнить несколько заданий, и еще немного заработать монет.
     Пока мы сидели, в какой-то момент, кто-то вошел в таверну (а я сидел к ней спиной) и закрыл мне глаза, нежно произнеся в ухо «хо-зя-ин». Конечно, это была Лиф, кто же еще! Причем, у нее появилась одна гениальная идея, которой она и поспешила поделиться. И идея состояла в том, чтобы заказать у плотника двухъярусную кровать, для наших служанок, вместо одной лавки. А еще она предложила на время снять для нас комнату в гостинице, ведь кто знает, на сколько мы тут задержимся…
     От второй идеи я отказался сразу, не потому, что не хотел уединения с женами, а потому что решил, что нам еще понадобятся деньги, а вот насчет кровати для девочек… об этом стоило подумать. Так как был уже вечер, и это еще предстояло обсудить с остальными, я отложил поход к плотнику до утра.
     Вернувшись в Избушку, Лифхель рассказала всем о своей идее, которую одобрили все, решив что в крайнем случае, попросим денег у Владыки. Мне этого совершенно не хотелось, но спорить насчет этого я не стал. Тут уже стоит забыть о гордости, что ж поделать…
     Следующим утром, я с Лиф отправился к плотнику, который ошарашил нас ценой работы, но что же поделать. Скрипя зубами, я отдал восемь золотых и двадцать серебряных, и выйдя из столярной мастерской, мы с Лиф отправились в таверну. Тратить там деньги я не собирался, просто там нас ждали Саня и Сэм, у которых денег было достаточно.
     Когда мы с Лиф вошли в таверну, то почему-то первым делом мне в глаза бросился бородатый мужик в рубахе, сидевший за стойкой, и пивший пиво. Бросился, потому что когда мы вошли внутрь, он неожиданно подавился, повернув к нам голову, и начал кашлять. Сразу в голову пришла мысль, что он из Вордиса, и потому знал меня, и мою банду, и просто не ожидал того, что увидит меня здесь. А может это просто случайность, кто знает…
     — Ну и? — спросил Сэм. Перед ним на столе стояла тарелка с сочным куском мяса, от которого у меня побежали слюнки, но заказывать я не собирался. Эх, может лучше купить кусок свежего, и попросить Силари пожарить его?
     — Заказали. Говорит, примерно неделю надо ждать, — мрачно сказал я. — Восемь золотых взял, вроде и не дорого, но… Черт, мне нужна работа!
     — Кажется, на доске объявлений я видел несколько плакатов с заданиями. Тут неподалеку пещера с кумрусами, так что работы для искателей приключений хватает. Да и южнее есть яблочный сад, на который нет-нет да нападают слизни…
     — Только не слизни! — затряслась Лиф. Мы с Саней усмехнулись, вспомнив тот случай. — Лучше кумрусы, чем эти… твари!
     — В этот раз, я тебя не буду брать, Хвостик, так что не переживай! — я нежно погладил Лиф по волосам, и приобнял ее. — Не хочу чтобы монстры опять съели твое платье. Только надеюсь, парни, вы поможете мне в этом?
     — Угу, — Саня кивнул, и отпил из кружки. — Мы с Сэмом уже брали одно задание здесь, на истребление этих тварей, и у нас все вышло гораздо легче, чем…
     Он замолк, так как мне на левое плечо вдруг легла чья-то рука. Мужская причем, и сильная, так как меня даже немного прижало к стулу. Повернув голову, я увидел, что это был тот бородатый мужик, который подавился пивом, когда мы вошли в таверну. Как ни странно, в его глазах стояли слезы…
     — Федор… — прошептал он. — Сынок…
     Я подскочил со стула, чуть не опрокинув его, а у меня по спине побежали мурашки. Вглядываясь в лицо, я и впрямь стал подмечать черты, которые были у человека, и сразу стало понятно, что я не смог узнать его, лишь из-за бороды, которую он никогда не носил.
     — П-папа?! — прошептал я. — Папа, это ведь правда ты?!
     — Да, Федя, это я… папаша твой, Сергей! Господи, не могу поверить, что это ты!
     — Папка…
     Со слезами на глазах, я обнял своего отца, который чуть не ревел. Он похлопал меня по спине, и отпустив друг друга, мы просто стояли напротив. Черт, это ведь был мой папаша! Я просто смотрел на него, чувствуя, как по щекам бегут слезы. Блин, вот кого-кого а его я точно не ожидал увидеть, да еще и в этом мире! Ведь несмотря на все, он же мой родной папаша, и пока была жива мама, он был довольно хорошим отцом…
     — Хозяин, я не понимаю… — начала Лифхель, но Саня дернул ее за рукав.
     — Черт, отец, я не… вообще не могу поверить, что это ты! — я рукавом вытер слезы. — Как… ты же получается, умер, да?
     — Федя, я… слишком давно ждал встречи с тобой. Я и сам не верю, что момент. который мне обещали там, наверху, наступил… Сынок, я бы хотел… извиниться перед тобой. Ты ведь из-за меня, дурака, решил покончить с собой! Господи…
     — Отец, мне прямо… охренеть, просто охренеть! — я закрыл лицо руками, улыбаясь. Во мне бушевало столько эмоций, что не знал, что именно сказать отцу.
     — Я был таким дураком, Федя! Дураком! — отец уткнулся лицом мне в плечо, и просто ревел. — Я погубил тебя, сынок! Бросил тебя! Мне… мне так жаль, Федор!
     — Ничего… я… я прощаю тебя! Господи…
     Мне было абсолютно плевать, что на нас смотрели все посетители в таверне. Я просто не мог передать словами те эмоции, что испытывал в этот момент, когда отец, почти без остановки извинялся за то, что сказал мне те слова. Я просто не мог не простить его, если честно! Наконец, немного успокоившись, мы с ним уселись за стол, и он заказал нам выпить. Лиф, Саня и Сэм сидели молча, и о чем-то болтали. Когда принесли выпивку, я отпил пива, и взглянул на улыбающегося отца.
     — Папка, я… мне столько хочется рассказать тебе, что я даже не знаю, с чего начать.
     — Ну, может начнешь с того, что познакомишь меня с этими ребятами.
     — А, ну да… В общем, это Саня, Сэм, а это Лифхель… Мои друзья, которые, как и мы — я наклонился к отцу — из другого мира.
     — Ну, это уже по имени понятно. Приятно познакомиться ребята! — отец пожал руку Сане и Сэму. — Я Сергей, родной отец этого парня!
     — Мы это уже поняли, — кивнул Саня.
     — Да уж… Кстати, судя по тому, как к тебе жмется эта милая девушка, вы с ней вместе? — отец кивком указал на Лифхель, которая и правда жалась ко мне. Но так она делала всегда, так что это не удивительно…
     — Все несколько сложнее, чем кажется, — я показал ему руку с обручальным кольцом. — Она моя жена!
     — Я даже… Хох! Поздравляю вас обоих! — удивился отец. — Неожиданно, что это эльфийка, но… Эх, плохо что я не побывал на вашей свадьбе!
     — Ну, я и сам плохо помню свадьбу… — усмехнулся я. — Я тебе столько хочу рассказать, что прямо не знаю…
     — Так в чем проблема? Сегодня у меня выходной, так что я свободен. Да и больше я не совершу той ошибки, когда оставил тебя, Федя! — отец залпом допил пиво. — Только мне кажется, что стоит найти местечко, где нет столько ушей… Я бы позвал тебя в свой сарай, но там полнейший бардак! Хотя, если ты не против…
     — У меня есть свой дом! — гордо сказал я, отчего Саня, Сэм и Лиф усмехнулись. — Там мы сможем спокойно говорить о чем угодно! Только ты… не сильно удивляйся, когда увидишь его, и моих остальных членов группы.
     — Так ты все-таки искатель приключений?
     — Да, и глава нашей группы! Но я все тебе расскажу, если ты хочешь…
     — Конечно хочу! Я хочу узнать все, что с тобой произошло, после того как… ты попал в этот мир!
     Допив пиво, я поднялся из-за стола, и мы вместе с отцом, и Лифхель, попрощавшись с парнями, пошли в гостиницу. Какого было удивление отца, когда он увидел избушку на курьих ножках, и услышал, что она принадлежит мне. На вопрос, откуда я ее взял, я похлопал по кобуре, и сказал что «разнес башку Бабе-Яге». Он был в шоке, судя по всему… Но ему предстояло удивляться еще больше, ведь когда мы зашли в Избушку, с печки спрыгнула Ивлена, в новом платье, и удивленно уставилась на моего отца. А еще в хижине находились Силари и Ники, которые в тот момент сидели в уголке, и тихо смеялись, держа в руках одну из книг Лифхель. Завидев нас, они испуганно уставились на меня, и Силари бросила книгу на лавку, покраснев.
     — Пап, ты только сильно не удивляйся, но вот эта дама — тоже моя жена, — усмехнувшись сказал я, показывая на Ивлену. — Ив, познакомься с моим отцом, Сергеем!
     — Федя, получается, что он тоже… из твоего мира? — спросила Ив. Я заметил как переглянулись сестры-кошкодевочки. — Вас тоже убили?
     — Нет, я… я повесился, — вздохнул отец. — Через полтора года, после твоей смерти. Я не смог смириться с тем, что тебя больше нет…
     — Вот как, значит… а что с… — я не мог заставить себя произнести имя мачехи.
     — Ничего. Живут в нашей квартире. А еще, попав туда, я узнал кое-что о маме… ты знаешь, что она выбрала полное перерождение?
     — Нет, не знал. Когда я попал туда, на меня вывалилась такая информация, что я просто не мог ни о чем другом думать. В общем, я тебе все расскажу…
     Мы уселись за стол, и я до самого вечера рассказывал ему почти обо всем, что случилось со мной после смерти. За это время я успел познакомить его со всеми женами, которые то приходили, то уходили, занимаясь своими делами. Со служанками я тоже познакомил, как иначе! Да уж, отец был в некотором шоке, слыша, что происходило со мной в этом мире, и ему особенно не понравилось то, какие обо мне ходили слухи в Вордисе. Да и как с нами обошлась Владычица, его тоже шокировало! В общем, сегодня на папашу вывалилось куча информации, которую еще и добавляли мои жены, под вечер собравшиеся все вместе, пока служанки-нэко что-то варили в котле, тихо посмеиваясь между собой. Как оказалось, это была тушенная картошка, с кусочками баранины, очень вкусная!
     И так, до темноты, мы сидели и болтали с моим отцом, и дошло до того, что мы даже рассказали Силари и Ники нашу тайну о попадании, удивив их, ведь мы рассказали, что и Игорь был из нашего мира. И что не могло не радовать, в тот вечер они не вели себя тихо, смеясь и болтая вместе с нами…
     Примерно после полуночи, когда кошкодевочки уже уснули, как и Джейн с Ивленой, а Лиф прижавшись ко мне, засыпала, я попрощался с отцом, который сказал, что ему нужно завтра (точнее уже сегодня) рано вставать, так как он был рабочим на ферме неподалеку от деревни. Проводив его, я помог Лифхель подняться на печь, и сам пристроившись с краю, обняв ее, еще долго, почти до рассвета не мог уснуть, думая о том, что рассказал отец. А рассказал он то, что когда ему сообщили о моем теле, выброшенном на берег, он начал потихоньку сходить с ума, ему постоянно чудился я, который шептал ему что-то вроде «ты виновен в моей смерти». Полтора года он продержался, пока не повесился в лесу, попав в белую комнату, и первым делом спросил у мужика наверху, где я. На что ему был дан ответ, что я в мире Торунвиль, и у него есть возможность встретить меня, но лишь через пару лет, после того, как в мире появлюсь я. Мужик отправил его в эту деревню, где папаша нашел работу, и два года ждал, пока не появлюсь я, знакомясь со всеми путниками. И вот момент настал… Сидя в таверне, куда заходят все путники, он увидел, как открылась дверь, и вошел я, нисколько не изменившийся на лицо, и в сопровождении эльфийки, которая прижималась ко мне, держась за левую руку…

     Прошла неделя, с тех пор, как я встретился с отцом. Мы с группой успели сходить на два небольших задания, плотник за это время сделал девчонкам двухъярусную кровать, причем Ники выбрала верхний ярус, из-за у них случилась ссора, так как Силари считала, что она, как старшая, должна спать наверху. Мы с женами в их ссору не вмешивались, да и мои мысли были заняты совсем другим. Почти все время я проводил с женами на пляже, где они безрезультатно пытались учить меня плавать, Саня помогал в лечебнице, Сэм почти все время проводил с Силари, которая судя по всему была не против его компании, что раздражало Ники. А мой отец работал на ферме, так как у него был всего один в неделю, но я все же пару раз заглядывал к нему, чему он был рад.
     И вот, когда у него снова выдался выходной, мы всей нашей компанией, пошли на озеро, где мы с девчонками нашли одно спокойное место. Мы даже взяли с собой немного углей из печки, и решили забабахать шашлыки, причем ими хотел заниматься мой отец.
     И вот, когда все было готово, пока он сидел над углями, я с Саней тренировался в стрельбе, неподалеку от нашего места, стреляя в дерево. Джейн и Лиф учили плавать Ники, которая визжала и кричала, что не хочет, Ивлена загорала, лежа на песке, а Силари и Сэм сидели в стороне и о чем-то шушукались.
     — Зараза, никак у меня не получается! — фыркнул Саня, открыв барабан револьвера, и заполняя его холостыми патронами, которых у меня еще было много. Тренироваться ведь никогда не бывает лишним, верно?
     — Ну, я ведь тоже долго психовал. Причем мне кажется, что моя меткость зависит по-большей части от удачи.
     — Хотя бы не отрицаешь того, что попал парню в глаз, благодаря своей удаче.
     — В смысле?! Это была не только удача, ведь я тренировался!
     — Ой, да ладно тебе! За такое короткое время не стать метким стрелком! Этому нужно десяток лет тренироваться, оттачивать навыки, и всякое такое…
     — Я быстро учусь, блин! Я вон, кинжалом столько гоблинов вынес в Вордисе, при этом таща за собой Лиф!
     — Я не видел этого, так что… — Саня усмехнулся, и взведя курок, выстрелил. Патрон попал выше нарисованной краской, цели. Саня выстрелил еще раз, но я уже не видел, куда он попал, но судя о недовольному фырканью, явно не в цель. Я смотрел на озеро, чуть левее девчонок, откуда, как мне казалось, на нас некоторое время кто-то смотрел. Лишь мгновение, но я явно видел чью-то голову, причем с голубыми волосами. Неужто озерная русалка?! Однако, кроме меня кажется, этого никто не заметил, но ведь все были заняты своими делами…
     — Эй, молодежь! Кто хочет первые кусочки? — крикнул папаша, показывая шампур с нанизанными на него кусочками мяса. Мы все подошли ближе, и уселись вокруг своеобразного мангала, сооружённого из камней.
     — Пять кусочков… — посчитал я. А с нами пять девчонок… — Девчонки не хотите первые куски?
     — Хочу! — улыбнулась Лифхель, протиснувшись между мной и Саней. Она открыла рот, и показала на него пальцами. Я вздохнул, увидев, как заблестели глаза у Ивлены и Джейн. Что ж поделать, пришлось самому складывать кусочки мяса им в рот. Господи…
     — Вот, прошу, — протянул я шампур Силари. Они с Ники сняли кусочки мяса и довольно зажевали ими.
     — Ммм… Вкусно! — пропищала Ники.
     — Сейчас еще будут готовы! — отец снял еще шампур, и теперь уже мы, парни, смогли насладиться мясом на углях. На нем тоже было пять кусочков, и потому последний мы отдали Ники. Эх, любил я такие моменты, когда мы собирались всей компанией!
     Когда мы наелись шашлыков (еще даже осталось на потом) мы с отцом взяли деревянные мечи, которые он сделал сам, и подойдя ближе к воде, начали тренироваться. Знаю, не профессионально, ведь чтобы нормально научиться сражаться на мечах, нужно искать умелого рыцаря или искателя приключений, но суть наша была не в том, чтобы стать мастерами, а скорее в том, чтобы научиться угадывать движения противников. Мне, как самому слабому искателю приключений, это было очень полезно, ведь вдруг когда-нибудь я выроню револьвер, или, не дай бог, потеряю…
     — Слушай, все хотел спросить, а как твои жены вообще уживаются? — отец сделал выпад снизу, который я не сумел заблокировать, и потому получил тычок в живот. — Ревности разве нету?
     — Ну… это довольно сложный вопрос… — я ударил сбоку, и провел обманку, резко опустив острие (как бы) вниз, но папе удалось заблокировать. Все-таки, почему то мне кажется, что мечи совсем не мое. Вот кинжалы — это да! — Пока, и надеюсь этого так и не случится, ревности не было, только вот если, например, я проиграю одной, и буду почти весь день таскать на плечах, то и другим захочется тоже. И так со всем!
     — Ты таскал их всех на плечах?!
     — Ага, три дня подряд, — вздохнул я, наконец сумел заблокировать атаку отца. — Но Саня меня подлечивал, так что я ничего себе не надорвал.
     — Хм… Да уж, Федя. Могу тебе только посочувствовать! Но ты не сдавайся, ладно?
     — Да я уже как-то привык, так что сочувствия тут явно лишние, — усмехнулся я. — Хотя, такого я не ожидал, конечно! Я и жениться не хотел, ну если только на Лиф, и то лет может в тридцать… И вообще, пап, признаюсь честно, я не хотел замечать в ней ее милоту, и то, что она девушка. Я… чувствовал себя виноватым в том, что она привязана ко мне до конца жизни, и ничего с этим сделать нельзя.
     — Ну да, рабство — это полное говно, так я скажу, — отец сделал выпад, из-за которого я, пытаясь его блокировать, запутался, и его удар пришелся мне в правую руку, в запястье, и не ожидая этого, я уронил тренировочный меч. Отец хмыкнул и подняв меч, протянул его мне.
     — Черт, неприятно, — потирая запястье, прошептал я. — По крайней мере, с той болью, когда тебе в ногу вонзается кинжал, не сравнится.
     — Тебе в ногу кинжал вонзали?
     — Угу. Когда мы Сэма спасали. Но это так, мелочи, по сравнению с тем, что вытворяют эти… — я кивнул в сторону своих жен, которые вместе с сестрами-кошкодевочками причесывали друг друга, о чем-то болтая. — Ты знаешь, они ведь хотят детей…
     — И? В чем проблема, сынок? Знаю, может я был говенным отцом, после смерти твоей мамы, но…
     — Да ты и сейчас не лучше! Ты же понимаешь, что покончив с собой, бросил и второго сына?
     — Ну да… однако, в свое оправдание скажу, что они оба бросили меня, потому что ей не нравилось, что я целыми днями пью, чувствуя вину за тебя. Так что… Кажется, она даже нашла себе нового, потому что как-то я позвонил ей, и услышал мужской голос, незнакомый…
     — И почему я в ней не сомневался, — хмыкнул я, отразив атаку отца. Мы снова начали тренироваться, но у меня почему-то уже совсем не было желания. Да и в правом запястье неприятно тюкало.
     Так что вскоре, собрав вещи, потушив костер, мы двинулись назад в деревню. Ко всему прочему, время уже близилось к закату, да и судя по всему, девчонки уже хотели спать. И когда мы уже были рядом с Нижней, Саня вдруг произнес:
     — А русалку мы так за все время и не встретили… А ведь ради нее мы и ехали сюда!
     — Что, хотели проверить легенду?
     — Ну так… интересно же, увидеть русалку, которая может превращаться в человека!
     — Да, многим кому это интересно, но никому не удается увидеть ее. Деревенские знают, но своих тайн чужакам не раскрывают, так что лучше забудьте об этом!
     — Понятно. Жаль, конечно, но ничего не поделаешь… проблем с местными нам не нужно, — вздохнул я, поправив рюкзак. И все же, я что-то видел в озере, ведь глюками я точно не страдал, да и на рыбу это не было похоже…

Глава 16. Расставание

     — Слушай, может хоть объяснишь, нафига мы тащимся на озеро посреди ночи? — зевая, спросил я. Недавно отец постучался в дверь Избушки, из-за чего я подскочил на печке, и с трудом спустившись на пол, взяв револьвер, открыл дверь. На вопрос, чего так поздно, он сказал, что хочет кое-что показать, но только мне, так как это секрет. Фыркнув, я быстренько, и нехотя, оделся, и прошептав проснувшейся Силари, что скоро вернусь, побрел за папашей. Мы с ним вышли из деревни, и направились в сторону озера.
     — Думаю, что теперь сказать можно, — папа посмотрел по сторонам, дернув левой рукой, в которой держал факел, из-за чего вокруг нас начали танцевать и без того, казавшиеся жуткими, тени. Все же, моя боязнь призраков, никуда не делась, лишь немного стала меньше. Хотя, и это не факт… — Я хочу познакомить тебя с русалкой! Той самой, озерной русалкой!
     — Так ты же сам говорил, что для чужаков это обернется проблемами.
     — Не переживай! Я уже считаюсь своим, так как однажды, когда не мог спать, пошел на озеро, и увидел ее в воде. Она вышла ко мне, и мы разговорились, а потом я пообещал, что буду хранить тайну. Но вчера, я сумел договориться с ней, чтобы познакомить тебя с ней.
     — Только со мной?
     — Да. Она четко поставила условия — только кто-то один, так что… И ты должен пообещать, что никому не скажешь, что виделся с ней, понял?
     — Ага. Только как я объясню девчонкам, куда пропал посреди ночи, непонятно. Они ведь, блин, контролируют меня день и ночь! Говорят, что для моего же блага, ведь у меня нет прокачки, и того подобного!
     — Постой!
     Мы с отцом замерли, так как услышали хруст веток сбоку. Приглядевшись, и не увидев ничего и никого, мы потопали дальше. Судя по всему, папка вел меня на то место, где мы неделю назад делали шашлыки. Да, уже неделя прошла, и завтра, точнее сегодня, у него снова будет выходной. И кажется, именно поэтому, он решил познакомить меня с русалкой сегодня.
     И вот, когда пришли к берегу, и остановились неподалеку от воды, чтобы не намочить ботинки, и не оставить улики, я увидел, что в воде довольно далеко, кто-то плавает. Отец помахал рукой, и загадочный незнакомец (или незнакомка) быстро-быстро поплыл к нам. Я тихо присвистнул, когда в паре метров от берега, на нас с улыбкой смотрела девушка с голубыми волосами. Медленно и аккуратно, она подплыла еще ближе, и выползла на песчаный берег, и тут я уже не удержался и выдавил «вау!», так как вместо ног, у девушки был рыбий хвост, ну чисто Ариэль.
     — Так это и есть твой сын, Сергей? — русалка поудобнее пристроилась на песке, и захлопала длинными ресницами.
     — Федор, — представился я. — А ты ведь… дочь старосты, верно?
     — Верно. Сая меня зовут. А ты уже довольно знаменит, что в нашей деревне, что в Верхней. Где еще встретишь человека, с самым бесполезным классом, и который сумел с помощью какого-то грома, убить легендарного Игоря.
     — Это был не гром, если честно, а револьвер. И без него я был бы покойником уже много раз, — усмехнулся я, достав револьвер из кобуры. Сая с интересом поглядела на оружие, но побоялась дотронуться до него, резко отдернув руку.
     — Лучше я не буду к нему прикасаться… какое-то тревожное чувство одолевает меня. Словно, он проклят…
     — На нем просто магия сохранности, и все. Он такой один в этом мире, как мне кажется, и потому нужно беречь его как зеницу ока.
     — О, понятно! Я не очень хорошо разбираюсь в магии, потому не поняла. Ладно… отвернитесь ненадолго, я хочу сменить хвост.
     Мы с отцов отвернулись, и после того, как сзади что-то на мгновение сверкнуло голубоватым светом, Сая что-то пробормотала, и разрешила нам поворачиваться. Она уже была одета в бирюзовое платье, что лежало до этого на камне неподалеку, и расчесывала высыхающие волосы гребешком. И теперь, у нее были ноги, пальцами которых она перебирала по песку.
     — Так значит… та легенда правда? — подойдя поближе спросил я.
     — По большей части, да. Есть лишь один нюанс — мы, озерные русалки, должны хотя бы раз в день на короткое время обращать ноги в рыбий хвост, иначе магия может застопориться. Вот мой отец больше не может обращаться, а мама у меня простая женщина. Но если тоже откажусь от обращения, то это не значит, что мои дети не будут русалками. До десяти лет, мы обращаемся не по своей воле и только в полдень.
     — В полдень?
     — Да. Плавать в воде днем гораздо приятнее, и не так страшно, как ночью. Потому в нашей деревне и заведено, что только свои знают о нашей тайне, чтобы можно было детям спокойно плавать, пока у них рыбий хвост.
     — Ясненько… Что ж, благодарю за доверие! — хмыкнул я. Сая строго посмотрела на меня, перестав расчесывать волосы.
     — Главное, чтобы ты сдержал обещание, что никому не расскажешь, что видел меня.
     — Не расскажу, — вздохнул я. — Хотя, чует мое сердце, что мне придется несладко, ведь они наверняка уже заметили, особенно Лиф, что я куда-то пропал… Эх, блин, опять я увяз в проблемах, причем из-за тебя, пап!
     — Что, все так плохо? — улыбнулась Сая.
     — Ну, не настолько, конечно, как может показаться, но… Да в любом случае, я рад, что стал тем, кому открылась правда о легенде. Приятно было познакомиться!
     — Не хотите проводить меня до дома?
     — Я бы с радостью, но пусть лучше эти займется только он. Не хочу я, чтобы о тебе начали ходить слухи, если нас увидят вместе. Так что я лучше просто пойду обратно в гостиницу.
     Попрощавшись, я развернулся и быстро двинулся обратно в деревню. По пути мне, слава Богу, никто не встретился, и я без лишних свидетелей добрался до гостиницы, и подошел к двери Избушки. Как и ожидал, между щелями пробивался свет от свечей, а изнутри доносились встревоженные голоса. Причем, в основном это был писк Лифхель, кто бы сомневался… Попрощавшись со своей жизнью, так, на всякий случай, я усмехнулся, и потянул за ручку двери…

     — Может уже скажешь, куда уходил посреди ночи? — строго спросила Джейн. Она выглядела грозно, особенно с Кэлом на плече, который не моргая и не отворачиваясь, сверлил меня взглядом. Кроме меня и ее, в Избушке находилась лишь Силари, которая с интересом наблюдала за тем, как Джейн допрашивает меня. И да, я был снова связан, но лишь по рукам.
     — Да я просто гулял, так как мне не спалось. Вы меня всего раздавили, мне даже дышать было трудно!
     — Врешь! Силари сказала, что к тебе кто-то приходил!
     — Силари, блин! Не можешь убить меня напрямую, так решила действовать исподтишка?!
     — Но они меня заставили рассказать это! И вообще, я уже не желаю вашей смерти, господин! — запротестовала Силари. — Я и не хотела говорить о том, что к вам кто-то приходил, но…
     Она сказала что-то еще, покраснев, но ее слова утонули в смехе Лифхель и Ивлены, которые вместе с Ники вернулись с прогулки. Судя по всему, они опять ходили в лавку, но выглядели довольней, чем обычно, когда покупали себе новые платья. А, я даже понял почему… у всех троих на шее, были одеты жемчужные ожерелья. Кстати, если кому интересно, то наши амулеты Гильдии уже довольно давно валялись в шкафу. Я свой даже не одевал, а девчонки доставали их лишь затем, чтобы прокачать навыки, когда у них в голове звенел колокольчик, предупреждающий о повышении уровня.
     — Ну что, дорогой муж, еще не сознался о своих ночных похождениях? — хихикнула Ивлена. Она подошла ко мне, и резким движением срезала веревки. — Мы встретили твоего отца, и он сказал, что ты не виноват. Вы с ним вместе гуляли по деревни, болтая о прошлом, так как никому не спалось.
     — Спасибо, пап… И вообще, я же сказал, что не буду изменять вам! Мне и так хватает вас троих, вы меня… кхм, ну в общем ты поняла, — я поднялся со скамьи, и налив себе морса из котелка, оглядел всех своих дам. — А теперь, может расскажете, почему вы тратите деньги, которых у нас и так не много? Ладно, Ники и Силари мы должны платить, но вы…
     — А нам больше не нужно беспокоиться о деньгах! — важно произнесла Ив, и достала из сумки, с которой они ходили по магазинам, объемистый мешочек, и когда она бросила его на стол, он радостно зазвенел. А потом еще один мешочек, и еще один…
     — А мы, кажется, не хотели, чтобы Владыка помогал нам, — нахмурился я, открыв все три мешочка, и заглянув в них. М-да… такой суммы монет я еще не видел! В одном были чисто юмори, во втором только кумори, а в третьем брюли.
     — Ой, только не будь как большинство идиотов, которые отказывают от денег родителей! — возмутилась Ив. — Отец от чистой души, причем для тебя, зная, как я люблю тратить их на все подряд!
     — Да я и не отказываюсь! Если от чистого сердца, то тем более!
     — А еще он тебе письмо прислал. На нем написано, чтобы я его не читала, и остальные девчонки, но…
     — Но вы же любопытные моськи, которые не могут удержаться от того, чтобы не узнать что может мне писать мой тесть, верно?
     — Верно! — довольно улыбаясь ответили мои женушки, и Ивлена протянула мне письмо, у которого была сломана печать. Развернув его, я сел за стол, и попивая морс, неторопливо читал послание. Причем, я заметил, что Силари и Ники тоже было любопытно, что же там написано, и они украдкой заглядывали мне через плечо. Интересно дела творятся… разве слугам вообще положено вмешиваться в дела господ, без их согласия? Или я настолько плохой господин, что совсем не умею управлять даже двумя молодыми служанками? Хорошо, что в письме не было ничего такого, потому что видимо Владыка знал, что его старшая дочурка вскроет его и прочитает, и потому просто издевался над ней…
     — Кажется, я буду единственной твоей женой, кто не будет знать, что там написано, — проворчала Джейн, выпустив Кэла из окна полетать.
     — Ничего такого там нет. Разве что написано для меня, и все. Хочешь, читай, — я положил его на стол, и посмотрел на сестер-нэко. — Ваши взгляды я тоже заметил, так что… прошу! Все там нету ничего, что было прямо уж совсем секретно. Господи, плохой из меня господин… ни рабыне указывать не могу, ни служанкам…
     «Дорогой зятек Федор!
     Первым делом хочу извиниться за то, что тебе пришлось убить Игоря, дурака-рыцаря, который был на побегушках моей жены! Это была чисто ее идея, так же как и принятие к себе его рабынь, или кто были эти нэко, черт его знает, я не уточнял. Но в любом случае, мне они не нужны, в замке и так полно народу, а вместе с тобой и членами твоей группы, кто захочет остаться, он будет забит битком. Ты главное, смотри мне, не изменяй моей дочери, а то сгниешь в темнице, понял? На счет служанок мне плевать, но лишь с согласия Ивлены, а то я знаю, что она любит мучить… красавиц. Даже в замке, все служанки от нее страдали, и чуть не плакали.
     Теперь о более важном — я прислал вам денег, зная, как вы живете. У меня глаза и уши почти в каждой деревне, ведь пока я лично не участвую в нападениях, меня более-менее уважают, как и моих людей. К тому же, хочу поздравить тебя с тем, что ты нашел своего отца. Надеюсь, как-нибудь нам получится выпить, и поболтать о наших странных детях!
     Теперь еще более важная новость, и самая главная! В королевстве Кордарис, что на востоке, в городе Акер-Лашер, вас будет ждать один из моих лучших кораблей, чтобы туда же смогла поместиться и ваша избушка на курьих ножках. Корабль называется „Черный демон“, и на нем, пусть не самая лучшая, но тебя будет ждать команда, и капитан. Им отдан приказ полностью подчиняться тебе, и если что можешь быть строгим. Дарю тебе корабль, в общем, у меня их и так много.
     Ну вот и все!
     Владыка тьмы Кореллон»

     — Да уж, твоя семейка Ивлена, просто подстать мне, — мрачно произнес я, поглядев на служанок. Они молча отошли от меня и Ив, быстрее прочитав письмо, чем я, ведь мое чтение просто хромало на обе ноги.
     — Ну так, не зря же я тебя выбрала, — улыбнулась Ив. — И да, трогать служанок, я тебе пока запрещаю.
     Сделав упор на слово «пока» Ивлена похлопала меня по спине, и забрав письмо со стола, сложила его, и убрала в шкаф. Я, по очереди, недовольно посмотрел на своих жен, и… у меня просто не было слов. Встав из-за стола, я схватил за талию свою Хвостик, и вместе с ней вышел из Избушки. Выходя, мы с ней услышали смех, который исходил от Джейн и Ивлены. Кажется, даже служанки надо мной смеялись… Черт, ну почему я такой слабохарактерный, а?

     День клонился к вечеру. Мы втроем — я, Саня и Лифхель, сидели в таверне, и попивали пива. Лифхель жевала какой-то пирожок, со скучающим видом читая какую-то новую эротику, а мы с Саней как раз закончили обсуждать, каким же будет мой корабль. Судя по названию, он явно должен быть большим и мрачным, и наверняка команда будет подстать ему. И мне очень хотелось бы, чтобы так оно и оказалось, ведь на нас наверняка будут нападать пираты… Эх, все-таки дух приключений во мне еще не умер, так как я хотел бы принять участие в абордаже! Конечно, только если девчонки будут в безопасности…
     — Слушай, Сань, а ты в то время, пока мы были незнакомы, встречал оборотней или вампиров?
     — Не-а. Я встречал лишь волколака, причем на вторую неделю пребывания в этом мире. Жрецы довольно редкий класс, так что я был просто нарасхват.
     — И какие они, эти волколаки?
     — Страшные, черт бы их побрал! Метра два, ходят на двух лапах, а морда такая длинная, что скорее напоминает утиную, чем волчью. Разве что, зубы имеются, немалых размеров. И этот говнюк умудрился укусить одного парня из той группы, что позвала меня, прямо в шею. Я ничего не мог сделать, ведь у меня был еще низкий уровень…
     — А вот те вампиры, что были при Владычице, были нестрашные, — вздохнула Лифхель. — Скажите, хозяин, а вы бы хотели стать вампиром?
     — Нафига?! Разве что из-за бессмертия, то можно, а так… Погоди, Лифхель, ты чего, «Сумерек» начиталась?!
     — Ну, я как раз их читаю, — улыбнулась Лиф, и показала обложку книги. Мы с Саней были в шоке, и я выхватив из рук эльфийки книгу, быстро пробежался глазами о странице.
     — Откуда они-то здесь?! — удивился я, возвращая книгу Лиф. — Неужто-то какая-то фанатка попала в этот мир, умерев вместе с книгой, и начала издавать ее?
     — Возможно. Револьвер же очутился в этом мире.
     — Я купила весь цикл.
     — Фига! Слышь, Саня, походу реально фанат или фанатка попала сюда, вместе со всеми книгами! Можно даже представить ситуацию — посмотрела все фильмы, решила почитать оригинал, купила их все, положила в большую сумку, и… что-то убило ее. Машина, маньяки просто грабить. Пырнул в живот, забрал деньги, а сумку оставил на теле. Вот и все.
     — Возможно это был парень. Но так да, я тебя понял, — хмыкнул Саня.
     — Простите, хозяин, вы же не против, что я купила копии?
     — Это твое дело, что читать. На места на корабле нам уже не нужно откладывать. Хотя, все это немного странно…
     Мы с Саней выпили. Да уж, какие странные совпадения. Интересно, а что-нибудь еще из нашего, или других миров, попало сюда? Может, сюда попала какая-нибудь портативная консолька, типо «PSP», которую я хотел когда-то… Было бы здорово, а насчет заряда батареи я бы попросил Лиф, с ее магией. Эх, мечты-мечты!
     Но, конечно, игровую консоль мне никто не пошлет, зато бандитов пожалуйста. Их в этом мире хватает.
     Пока мы втроем думали о своем, снаружи раздались громкие нехорошие крики ужаса и боли, из-за чего все, кто был в таверне, подскочили. Лишь пара стариков в углу съежилась, испугавшись.
     Через мгновение, дверь в таверну с грохотом распахнулась, ударившись об стену, и внутрь вбежали несколько мужиков, с топорами в руках. Окровавленными…
     — Хех, зацени какая эльфийка! — жестоко улыбаясь, один из бандитов подошел к нам, и хотел схватить Лиф за волосы, но она что-то прошептала, и мужик загорелся изнутри, заорав от боли. В тот же миг, я выхватил револьвер, и подстрелил двух остальных.
     — Грязные твари, — хмыкнула Лиф, прижимая книгу к груди, пока я вкладывал в барабан патроны. Мы с Саней, и еще несколькими мужиками, которые вооружились топорами бандитов, а кто-то выхватил свое оружие, подошли к дверям, которые трактирщик закрыл, и когда Саня резко распахнул их, я выбежал первым и в миг застрелил одного, и побежал к другому, стреляя на ходу.
     Саня и Лиф бежали за мной, и как бы я не хотел помочь всем кому можно, для начала нужно было подумать о своих девчонках и Сэме, который должен был находиться в своей комнате в гостинице.
     Мы быстро пробивались по улице деревни, но это было проблематично. Большинство бандитов были на лошадях, и так уж получилось, что когда на нас скакал один, махая мечом, я оттолкнул Саню и Лиф, и выстрелил в саму лошадь, успев отпрыгнув. Лошадь умерла на месте, придавив бандита, которого в свою очередь убил какой-то местный, раздробив ему голову булавой.
     Но вот, мы добрались до гостиницы, и я забежав на задний двор, увидел восьмерых волков, и несколько загрызенных трупов нападающих. Пасти у волков были в крови, но увидев нас троих, они радостно завиляли хвостами. Ух, как я был рад, что Джейн моя жена, а Сэм мой друг, потому что трое волков принадлежали ему, судя по рыжеватой окраске.
     — Вы все в порядке? — спросил я, ворвавшись в Избушку. Служанки, съежившиеся на своей кровати, испуганно сжимали в руках кинжалы, Сэм сидел за столом, а Джейн и Ивлена стояли у окна.
     — Один ушлепок умудрился порезать меня, но ничего страшного, — Сэм показал рану на животе, которую зажимал рукой. Саня подошел к нему, и начал лечить его, проводя над раной рукой. Жезл он, оставил в своей комнате.
     — Так, надо помочь местным, — вздохнул я, доставая из ящика шкафа мешочек с патронами. Чтобы не путать, где холостые, а где боевые, я их все разложил по разным ящикам. — Джейн, Ивлена — охраня…
     — Нет, я с тобой. Пусть Лиф останется, — Ивлена злобно ухмыльнулась. В ее глазах явно стояла жажда убийства.
     — Так пошли! Парни, вы со мной?
     — Есть, босс! — в голос сказали Саня и Сэм, потирая кулаки.
     — Только давайте я заскочу за жезлом. С ним я могу с большего расстояния лечить пострадавших.
     Мы вчетвером выскочили из Избушки, и Сэм тут же отдал приказ своим волкам следовать за ним. Причем, он еще призвал и бурого медведя, который вразвалочку вышел со двора, и скрылся за забором. Пока Саня и Сэм отправились за жезлом, мы с Ив, вслед за медведем, выскочили с территории гостиницы, и тут же наткнулись на нескольких нападавших. Я не успел даже выхватить револьвер, как Ивлена, грациозно и как-то по сексуальному, перерезала им горла, и посмотрела на меня.
     — Впечатляет! — кивнул я, застрелив бандита, который хотел напасть на нее сбоку.
     — Перед тобой красуюсь, Федя!
     — Ты только будь осторожней, ладно? Не хочу чтобы с кем-то из вас что-то случилось.
     — О, я сама осторожность, дорогой!
     Ивлена усмехнулась, и тут же вошла в режим скрытности, чтобы через мгновение появиться в паре метров от меня, рядом с двумя, которые тащили какую-то женщину по земле за волосы, и стильными движениями отрубить им сначала пальцы на руках, а потом перерезав горла. Когда она снова ушла в режим скрытности, я бросился в ту же сторону, видя как часть бандитов впереди падают замертво, а остальных застреливал или я, или стражники. Или даже просто те, кто защищал свой дом. Конечно, без жертв со стороны деревенских не обошлось, причем пробегая по улице, я даже видел тела детей, что было очень жутко. Казалось, что я снова попал в Вордис, когда туда нагрянула армия Ургабора.
     В какой-то момент, я даже встретил отца, который уже с настоящим стальным мечом, отрубил голову бандиту, и сплюнув на землю, кивнул мне.
     — В армии было не так страшно, как здесь сейчас! — крикнул он. — Это мое первое сражение!
     — Надеюсь не последнее, пап! Сзади!
     Я выстрелил в мудака с топором, который выбежал из дома, и кивнув отцу, бросился дальше.
     Повсюду были слышны плач, крики, стоны… детские, женские, мужские. Лаяли собаки, откуда-то позади я слышал рев медведя, над деревней каркали вороны, которых призвала Джейн, чтобы они клевали бандитам глаза, давая возможность деревенским защитить себя. Но не всем это удавалось, не всем…
     Добежав чуть не до края деревни, я увидел дом, перед которым, как и у большинства остальных, лежали трупы, однако из дома были слышны голоса. И визг… Сжав зубы, я перескочил через тела, и забежав в дом, через сбитую с петель дверь, наткнулся на труп мужика, у которого в голове торчал кинжал. Выругавшись, я забежал в первую комнату, и увидел как один гад насиловал женщину. Гаду я разнес пол головы, выстрелив почти в упор, так как комната была маленькой.
     — Доченька! Там моя дочь! — рыдала женщина, не в силах подняться, будучи избитой и изнасилованной. Я тут же бросился в другую комнату, и слава Богу, я успел. Еще двое ублюдков стояли перед шкафом что-то крича, в котором явно пряталась девочка, и не сразу заметили меня, и хотели уже воспользоваться топором, но я вонзил кинжал в жопу одному, а второму выстрелил в яйца, когда он обернулся.
     — Неприятно наверно, быть жертвой, да? — прошипел я, прирезав обоих. Плюнув на их трупы, я подошел к шкафу, и постучался. — Ты там в порядке?
     — Д-да… — донесся до меня тихий тонкий голос сквозь плач. Так, оставлять их здесь опасно, так что нужно сопроводить их в гостиницу, где мои жены смогут защитить их. Вернувшись за женщиной, которая уже немного пришла в себя, но была сильно ослаблена, рассказал ей план, и подождав, пока она сходит за дочерью, мы вместе двинулись назад по улице. Девочке, судя по ее виду, было не больше десяти лет… Черт, гребанные подонки! Как земля вообще таких носит, не пойму я?!
     До гостиницы мы добрались почти без проблем, и теперь я предлагал всем, кого встречал, прятать в гостинице. Все-таки, там была Лифхель…
     По пути, мне пришлось пристрелить еще пятерых бандитов, но вот мы дошли до двора гостиницы, и передав своим женам, чтобы они защитили тех кого я привел, а это были в основном дети и женщины, я отправился сражаться дальше. Кстати, среди тех, кого я спас, была даже Сая и ее мать, которые каким-то чудом не пострадали…

     Прошла неделя с момента нападения на Нижнюю. Выжившие за это время похоронили мертвых, бандитов решили сжечь, собрав их в кучу за городом, и предоставив Лифхель жахнуть в них огненным шаром. Многие все еще оплакивали своих родных и близких, что и не мудрено. Помню, какой траур стоял после того, как войска Ургобора были повержены… Тогда казалось, что больше в городе никто не будет даже улыбаться, но со временем, боль потери хоть никуда и не уходит, но ты начинаешься смиряться с тем, что твоих близких больше нет. Кому-то это тяжелее, кому-то легче, кто-то замыкается в себе, а кто-то насильно старается вести себя как обычно…
     Мне повезло — никто из моих жен или друзей не пострадал, разве что отца ранили в живот, но Саня успел вылечить его. Зато деревенским досталось очень сильно. Было множество смертей, как среди детей так и стариков, которые были не в силах себя защитить. Погибло много мужиков, даже староста, множество женщин и девушек. И я уж молчу о том, сколько было изнасилованных…
     Вся моя группа вместе с Сэмом и отцом стояли за деревней. Повозка с лошадьми и Избушка находились чуть в стороне.
     — Я не пойму одно: когда ты принял такое решение? — нахмурившись спросил я.
     — Чуть больше недели назад, — сказал Сэм, причем его взгляд пробежал по Силари, стоявшей справа от меня. — Решил, что хочу побольше изучить этот мир, а вы… ну, у вашей группы совсем другая цель.
     — Да, у нас цель немного другая, причем с окончанием, — кивнул я. Отец обнял меня.
     — Береги себя, сынок. Я хочу, чтобы хоть в этот раз, твоя жизнь удалась получше.
     — Вы сами берегите себя. Путешествовать вдвоем гораздо опаснее, особенно если у тебя нет еще класса.
     — Надеюсь, что у меня класс будет получше чем у тебя, Федя, — усмехнулся отец, и повернулся к моим женам. Обняв по очереди и их, он вздохнул. — Вы берегите его, ладно? И спуску ему не давайте, чтобы не расслаблялся!
     — В смысле?! — возмутился я, а мои женушки засмеялись. Пожав руку Сэму на прощание, ведь когда нам еще доведется встретиться, если вообще доведется, так же как с отцом, мы всей нашей группой, сели в повозку и Избушку, и медленно двинулись дальше на восток. Да, теперь в нашей команде было на одного меньше, и я очень надеялся, что Орлук все-таки захочет вернуться в нашу группу, ведь для полноценной группы, у нас не хватало война. Да и огр он был прикольный…
     Эх, обидно конечно, что я опять расстался с отцом, и неизвестно на какое время, ведь он сказал, что ему, старику, не место в компании молодежи, и потому решил отправиться в путь по миру, и начать решил с юга. Сэм тоже решил отправиться с ним, но я не верю, что у него цель изучить мир. Но ладно, вмешиваться в чужие дела я не собирался, разве что он попросил бы помощи, а так…

Глава 17. Очередное прощание

     Наш путь продолжался не один день. Почти все эти, я проводил на повозке, сидя на козлах рядом с Саней, иногда беря себе поводья, и правя лошадьми. Последние три дня стояла жара, и дверь в Избушку, как и окно, были постоянно открыты, так как внутри стояла невыносимая жара. Конечно, приходилось еще и топить печь, чтобы Избушка не ослабевала, но с этим уж ничего нельзя было поделать. А еще приходилось искать хворост, и добывать дрова, срубая небольшие деревья, что росли вокруг дороги.
     Мы с Саней по-большей части ходили без футболок, в одних шортах да сандалиях, а вот девчонкам было труднее. Они хоть и ходили в основном в купальниках, но постоянно жаловались, что из-за лифчиков у них потеет спина. Да уж, им, и других женщинам и девушкам не позавидуешь…
     Но вот, невыносимая жара кончилась, и мы все вздохнули с облегчением. Мы теперь могли снова сидеть в Избушке, и даже спать там, в то время как в жару мы спали в палатках, в которых было намного прохладнее. Саня теперь тоже спал в Избушке, на лавке, а наши лошади и повозка охранялись волками.
     Шел уже десятый день с того момента, как мы покинули Нижнюю. Я вместе с Саней сидел на козлах, держа в руках поводья, а рядом со мной, что-то рисуя в альбоме карандашом, сидела Ники, немного высунув кончик языка, увлеченная своим занятием.
     — Что ты рисуешь? — от нечего делать спросил я. Было еще ранее утро, и потому немного хотелось спать, хоть я и выпил кружечку кофе. Не помогло…
     — Ну… я еще не так хорошо рисую, так что пока лишь природу, — Ники улыбнулась, и показала мне альбом. На ее рисунке уже была запечатлена дорога, всходящее солнце, и частично деревья.
     — Неплохо. Если не ошибаюсь, это вид что был совсем недавно? Когда мы только двинулись в путь?
     — Да. Было красиво… Мне бы хотелось запечатлеть некоторые события, которые происходят во время нашего путешествия.
     — Надеюсь, их будет еще достаточно, — усмехнулся я. — У тебя еще есть какие-нибудь рисунки?
     — Всего несколько, — Ники перелистнула несколько страниц назад, и показала первый рисунок. На нем изображена Избушка, стоявшая на поляне, на фоне деревьев. На трубе сидел ворон, явно Кэл. На втором рисунке было изображено озеро Русалочье, и часть берега, именно таким ракурсом, на котором был еще нарисован наш своеобразный мангал из камней. Не очень красиво, но на этом берегу были еще изображены люди, и судя по количеству, это была наша группа, с отцом и Сэмом, но без Ники.
     А ведь верно, я помню как она сидела на траве, и рисовала, уже после того, как мы поели шашлыков…
     — У меня еще плохо получается рисовать эльфов и людей… Хотя рисовать мне нравилось еще с тех пор, как я была маленькой, и родители были живы… особенно я любила рисовать нашу кошку и сестру, хоть она и выходила у меня не очень…
     — Ничего страшного. Если будешь чаще рисовать, то у тебя будет получаться все лучше и лучше. Так моя мама говорила… пускай и имела в виду мою не любовь к урокам и домашним заданиям, хех!
     — Я бы рисовала чаще, но с Игорем мы странствовали пешком, и под вечер я уставала очень сильно, что почти сразу же засыпала. А в замке… там не было такой атмосферы покоя — все куда-то бегали, что-то говорили…
     — А у нас значит, есть? — как только я это спросил, из хижины раздался визг Лиф, и смех Сани и остальных девчонок.
     — Иногда, — улыбнулась малышка-нэко, и вернулась к своему рисованию. А между тем, из Избушки выскочила Ивлена, и продемонстрировав свою совершенную акробатику, приземлилась на повозку, и на коленях доползла до козел.
     — Что там у вас происходит?
     — Да так, ничего особенного… просто Лиф никак не привыкнет к тому, что я бужу ее шлепком по попе, — захихикала Ивлена, растолкав и усевшись между нами.
     — Я к такому тоже никогда не привыкну, — проворчал я. — Прекращай вообще будить нас таким образом! Или просто будить! Если ты встаешь раньше всех это не значит, что и остальным надо вставать!
     — А мне скучно одной! — Ивлена наклонилась ко мне, и нежным голосом прошептала мне в ухо: — Я постараюсь будить тебя нежно…
     — Вообще-то мы не одни в Избушке!
     — Никто даже не услышит.
     — Блин, Ивлена, прекращай! — заметив покрасневшее от смущения лицо Ники, я оттолкнул жену, и фыркнул. — С нами тут дети как бы, алло!
     — Ну-ну, неизвестно как они сами будут вести себя, когда найдут себе мужей! — фыркнула дочь Владыки тьмы. Она сделала грациозное сальто, и увалилась в повозке. Мы с Ники переглянулись, и она, пожав плечами, вернулась к своему рисованию. А я в тот момент подумал, что помимо портативной консоли хотел бы найти в этом мире какой-нибудь плеер, или мобильник, на котором была бы закачана музыка. Ну и наушники к нему, естественно. Скучно было очень…
     Но скука моя длилась не очень долго, ведь в нашей компании заскучать никому не дают заскучать мои дорогие жены. Дело уже шло к полудню, солнце стояло высоко в небе, я сидел один, так как Ники, нарисовавшись, ушла в Избушку. Саня лежал в повозке и читал какую-то книгу, пристроившись на мешках, Ивлена сидела у него в ногах, что-то тихонько напевая, вышивала крестиком, изредка поглядывая на меня. Я чувствовал спиной взгляд ее голубых глаз, и по моей спине от этого бежали мурашки… Вот наверняка затеяла что-то против меня! Наверно думает, о том, как будет будить меня, чтобы это бесило меня еще сильнее! Когда мы жили в гостинице в Вордисе, она любила будить всех нас стаскивая за ноги с кровати, сейчас, в Избушке, хлопала всех по заднице (кроме сестер-кошкодевочек, которые просыпались раньше нас, хотя думается мне что и им бы доставалось) и теперь я боюсь представить, что еще она придумает. Зря я, наверно, вообще завел с ней разговор на эту тему…
     И вот мои мысли насчет Ивлены и ее коварных планов, разогнала Лифхель, открывшая дверь Избушки, и позвавшая меня внутрь. Причем ее глаза радостно блестели, а рыжие волосы развевались на подувшем ветерке…
     — Я тут, — буркнул я, войдя в хижину, после того как отдал поводья Ивлене.
     — Хозяин, стойте смирно! — Лифхель, вместе с Силари, стали снимать с меня мерки, купленном в деревне сантиметром. Вообще, получив деньги от тестя, мы закупили много всего, и Лифхель настояла на том, чтобы купить какие-то ткани, и множество вещей для шитья и кройки, вроде ножниц, наперстка и мела. Когда они снимали с меня мерки, заставляя встать то прямо, то немного расставив ноги, то вытянув по бокам руки, они говорили вслух мои данные, а Ники их записывала в тетрадь.
     — И что вы собираетесь делать? — спросил я, когда они закончили.
     — Они собираются сшить нам всем костюмы, — ответила за них Джейн, сидящая за столом и (неожиданно!) пьющая чай.
     — А нафига? — не понял я. — Нам что, одежды не хватает? Шкаф и так уже переполнен шмотками Ивлены!
     — Вы вредный, хозяин! — обиделась Лифхель. — Вы же сами хотели выглядеть стильно, но я как вспомню то, во что вы вырядились… Мы все подумали, что вы будете танцевать перед нами стриптиз!
     — Даже не напоминай… и вообще, откуда ты знаешь, что такое «стриптиз»? в этом мире такого нету.
     — Я… — Лифхель покраснела. — Я когда была в Чистилище, решила зайти и посмотреть, что это за заведение такое «Мужской стриптиз». А когда зашла увидела танцующих парней, в одних трусах, и разных костюмах, которые еще и раздевались. Один даже подошел ко мне, и спросил «милашка, не хочешь частный танец?». Ну я и… согласилась…
     — И как тебе? — едва сдерживая смех, спросил я, тогда как Джейн во всю хохотала. А бедные сестрички нэко сидели красные, не зная куда прятать глаза. — Понравилось?
     — Я еле отсидела в комнате… Джейн, хватит смеяться! Ты сама хоть раз была в таких заведениях?! Там так…
     — Была, — ответила Джейн. — И мне понравилось! Знаешь, Федя, я бы не прочь посмотреть как ты танцуешь!
     — Угу, давай, издевайся, — кинув на нее злобный взгляд, прошипел я. — И вообще, я в этом ни черта не понимаю, так что можешь даже не задумываться об этом.
     — Хозяин, я бы тоже не прочь посмотреть ваш танец, — с покрасневшими щеками пропищала Лиф. — Ведь мы вас уже много раз видели голым…
     — Перестаньте, а? Почему вы каждый раз такие темы заводите именно при этих двух? Хватит позорить меня перед служанками!
     — Мы никому не расскажем, о чем вы говорите! — улыбнулась вся красная Силари, а Ники кивнула. — Если вы хотите, мы можем выйти из Избушки…
     — Нет! Прошу вас, девочки не уходите! — испугался я. — А то они ведь и вправду заставят меня что-нибудь подобное вытворять! А пока вы рядом, они не решатся!
     — Ты так уверен, дорогой? — прозвучал сзади голос Ивлены, а его обладательница резко обхватила меня руками в области живота. Я покрылся гусиной кожей, когда Лиф кивнула Силари и Ники, которые тут же поняли что надо делать, и выскочив из хижины, заперли дверь. Джейн вместе с эльфийкой медленно подошли ко мне. Я старался освободиться из захвата Ив, но это было бесполезно, ведь она сама сказала мне, что недавно прокачала способность «силовой захват» и немного вкачалась в характеристику «сила».
     — Все, хозяин, теперь вам никуда не деться, — состроив глазки нежно произнесла Лифхель. Она и Джейн положили руки мне на грудь, и медленно повели их вниз…

     Все мое тело было словно ватное. Я лежал на печи, на животе, свесив левую руку, а Джейн делала мне массаж. Черт, как же меня эти трое измотали вчера! Мне было жаль Силари, Ники и Саню, которым пришлось болтаться допоздна снаружи, но я ничего не мог поделать. В какой-то момент, они даже связали меня…
     Да уж, наверняка, многие, если я кому-то это расскажу, будут крутить пальцем у виска и говорить, что я дурак, не радуюсь этому, хотя это мечта большинства парней. Но как бы помягче сказать… это капец как изматывает. Ладно бы, один раз с каждой, но нет, они будут мучить меня пока не устанут, и именно поэтому я боюсь своих жен. И с каждым разом это обходится для меня все тяжелее… Старею, наверно!
     — Ну как, полегче? — заботливо спросила Джейн, массируя мои лопатки.
     — Ага… хотелось бы, чтобы ты делала для меня это чаще, — замечтавшись произнес я, и тут же осекся, поняв, какую глупость я сказал.
     — Если хочешь массаж чаще, то за это ты тоже должен делать для меня кое-что взамен, — хихикнула Джейн. — А именно… массировать мои ноги!
     — По крайней мере адекватно, — выдохнул я. — Ладно, я согласен! Давай меняться!
     Мы с Джейн поменялись местами, и теперь она лежала, а я сидел свесив ноги, положив ее ноги себе на колени, и начал перебирать пальцами ее ступню. При этом я следил за Силари и Лифхель, которые разложили на столе огромный кусок ткани, и теперь что-то аккуратно вырезали из него, по отмеченным ими рисунками. Ткань, кстати была алого цвета.
     — Эй, Джейн, не делай такое лицо! — я пощекотал Джейн, заметив, как она повернула голову на бок, и закрыв глаза, закусила нижнюю губу. Мне это не понравилось, потому что она так делала лишь в одном случае. А еще потому что так, выглядела еще более сексуальнее, чем есть… Особенно в такой одежде — коротких шортах Ив, и бежевой майке.
     — Возбуждает? — усмехнулась она, и положила вторую ногу на… кхм. — И правда!
     — Тут дети Джейн! — зашипел я. — И вообще, чего ты такая радостная с утра?
     — А я думала тебе понравиться веселая Джейн, а не обычная я, — обиделась жена, вздохнув. — Ну ладно, возвращаюсь в свое обычное состояние.
     — Погоди! Я просто думал может повод есть какой, или у тебя праздник… кстати, когда у тебя день рождения?
     — Уже скоро! Я тебе скажу, хорошо? Тут же нету даты, так что придется внимательно следить за статусом. А у тебя самого когда?
     — Уже давно прошло. Я в марте родился, и статуса у меня нету, так что я не стал ничего говорить вам.
     — Вот оно что… понятненько! А ты чего остановился? Я жду массаж второй ноги!
     Я вздохнул, и взял другую ногу Джейн. Когда она, наконец, сказала «хватит», я увалился на печь, оставшись один на ней, так как моя жена решила попить чай, и стал дальше наблюдать за действиями Лифхель и Силари. Теперь они шарились в сундуке, что-то тихо обсуждая между собой, и скажу, что такой серьезной свою эльфийку, я еще не видел. Ну, разве что когда она убивала врагов, но тогда у нее скорее был или злобный вид, как в Вордисе, или скучающий, как в Нижней…
     — Федор! — в Избушку внезапно ворвалась Ивлена, и ловко забравшись на печь, коленями зажала мне ноги. — Ты знаешь, что уже завтра, мы будем у поселения огров?
     — Ну и?
     — Я не видела, чтобы ты хоть раз вытаскивал из шкафа ту книжку, что я тебе дала! Может хоть соизволишь почитать ее, прежде чем показывать Орлуку?
     — Я про нее совсем забыл, — хлопнул я себя по лбу, и аккуратно скинув Ив со своих ног, спрыгнул на пол. Порывшись в шкафу, и не без труда отыскав ту маленькую, размером с блокнот, книженцию, я уселся за стол, и раскрыл ее… чтобы через минуту закрыть ее. — Какая-то фигня, если честно!
     — А ты думал, там будет в стиле романов Лиф? — усмехнулась Ивлена. — Это их история вкратце, о том, как была создана их раса. И как она была погублена.
     — Знаешь, наверно я просто доверюсь тебе, и отдам ему эту ерунду. Но читать такое… это для меня слишком. Словно на урок истории попал, блин. Да и вообще, если так подумать, Орлук историю своего народа не знает?
     — Он не знает правду. Там ближе к концу описано, почему мой отец решил истребить большую часть огров.
     — Мне это, честно, не интересно. Иногда немного лжи не помешает, если правда настолько ужасна, что может загубить больше жизней, — я сложил руки на стол и на них опустил голову. — Лучше я и сам останусь в неведении, чем буду плохо думать об ограх.
     — Как хочешь. Ты главное, не забудь отдать ее, и тогда он возможно передумает…
     — А если нет, попрошу Лифхель связать его. Авось прокатит, — пожал я плечами.

     К вечеру того же дня, мы доехали до поворота с указателем, и свернули на юг, в сторону поселения огров, которое называлось «Огровилль». Это было не единственное поселение огров в королевстве, но одно из самых больших. И от этого возникала одна маленькая проблема, которую звали Ивлена. Ей, как старшей дочери Владыки тьмы, вряд ли будут рады, и пускай никто не видел ее в лицо, в отличие от Тиффани, которая известна во всем мире, нужно было соблюдать осторожность. Так что переночевав в поле, в стороне от дороги, мы решили что к Орлуку отправятся лишь трое из нас — я, Саня и Лиф. Саня лучше знал огра, так как больше общался с ним, а Лиф просто Хвостик, да и с ней мне было как-то спокойнее, чувствуя как она прижимается своей грудью к моей руке.
     Проблемы начались, как только мы зашли в поселение. Нас тут же остановил огромный огр, выше Орлука, и гораздо шире в плечах, одетый в кожаные доспехи, со знаком ангела на груди, и попросил показать удостоверения. И вот когда он узнал мое имя то…
     — Эй, народ! Смотрите кто к нам пожаловал! Сам Убийца Ургобора! — закричал он дрожащими руками возвращая мне удостоверение искателя приключений. От его крика Лифхель съёжилась и спряталась мне за спину.
     К тому же, на зов огра, к нам подбежало не меньше десятка других огров, в том числе женщины и дети, ростом с меня, и всем хотелось чтобы я пожал им руку. Кажется, Ургобора здесь не любили очень и очень сильно. Ох, а что будет, если они узнают что я будущий Владыка? Думаю, что тогда легкой смерти мне не видать…
     — Народ! Народ! Не подскажете где живет Орлук? — спросил я, когда огры немного успокоились. Растолкав нескольких из них, ко мне протиснулся ребенок, чуть повыше меня, и потянул за рукав.
     — Орлук мой отец! Он мне рассказывал, что был с вами в группе! — широко улыбаясь произнес парень. — Пойдемте за мной!
     Не долго думая, мы отправились за парнишкой, однако без лишнего внимания пройти на другую часть поселения нам не удалось. Кто-то уже успел растрезвонить, что в поселение пришел Убийца Ургобора, и потому ко мне чуть не на каждом шагу подходили огры, которые хотели пожать руку, или похлопать по спине, и сказать что-то приятное. Но вот мы добрались до предпоследнего дома, и зайдя в прихожую, которая была одновременно кухней, парнишка громко закричал. И вот, послушались шаги, и к нам, снимая испачканные в земле перчатки, вышел Орлук и огрица, ростом лишь чуть-чуть уступавшая ему.
     — Кого я вижу! — вскрикнул Орлук, бросившись к нам, и обняв нас всех по очереди. Мне казалось, что от его объятий у меня что-то хрустнуло в области ключицы. — Вот, Залора, познакомься — Александр, Федор и Лифхель!
     — Убийца Ургобора?! Не думала, что у нас будут сегодня такие гости! Я ведь еще ничего не готовила… Может хоть чаю?
     — Мы не против. Все равно, мы пришли поговорить с тобой Орлук, и предложить тебе вернуться в группу.

     Сын Орлука, Бардон, пожевывая бублик, внимательно смотрел на отца, как и все мы. Наш бывший член группы нахмурившись читал книжечку Ивлены, которую я вручил ему, вместо того, чтобы что-то объяснять. Пока он читал, мы с Саней рассказывали его жене и сыну о наших приключениях, вроде того, что я стал хозяином ходячей избушки, убил одного из рыцарей Владыки, и об участии в кулачных боях.
     Когда Орлук закрыл книжку, и отдал ее обратно мне, мы с Саней затаили дыхание, ожидая его ответа, и вот…
     — Простите, парни, но я не могу вернуться в группу. Хотя то, что я прочитал, заставляет задуматься о нашем происхождении. Но такую информацию сейчас лучше скрывать, чтобы не было лишних проблем.
     — А что там? — спросил Бардон.
     — То, что ни стоит знать ни одному огру. Ведь все, что мы думали о Владыке тьмы, придется переосмыслить заново, и подумать о том, был ли Ургобор предателем…
     — Почему ты не хочешь вернуться? — мрачно спросил я. — Из-за Ивлены, да?
     — Нет, Федя, из-за них, — Орлук кивнул на жену и сына. — Когда я вернулся в Огрвилль, я понял, что поступил очень глупо, решив вернуться к жизни искателя приключений. Что было бы, если бы я погиб на одном из заданий, а?
     — Вот как… Что ж, Орлук, я тебя понимаю, — допив остатки чая из огромной кружки, в один присест, я встал из-за стола. — Я даже не буду уговаривать тебя, зная, к чему ты клонишь.
     — А я как раз-таки ждал, что ты будешь пытаться уговорить меня, — удивился Орлук.
     — А как я могу? А я уже все понял, когда Бардон сказал что он твой сын, и понял. почему ты не говорил о своей семье раньше. Я одобряю твой выбор, и потому, могу теперь спокойно распрощаться с тобой!
     — Зато я не очень одобряю твой, Федор! Как я могу понять, ваша цель — остров Лунь? Ты не отказался от этой идеи?
     — Нет, и не откажусь. Плевать, судьба это или что-то другое, я хочу… — я понизил голос, чтобы не услышали жена и сын Орлука. — Хочу стать Владыкой! Хотя в этом есть некоторые проблемы…
     — В ограх? Да уж, я представляю, какое внимание было тебе уделено когда ты зашел в поселение!
     — Вот-вот! Знаешь Орлук, пускай я и буду носить титул главного врага, но я не желаю никому ничего плохого! И боюсь, что если я надену корону, то огры могут объявить мне войну, как очередному предателю.
     — Хочешь изменить отношение огров к Владыке?
     — Нет. Я хочу, чтобы они верили мне!
     — Ну, это можно сделать лишь сказав им то, что ты хочешь. Огры любят правду, хотя ту правду, что описана в книжечке Ивлены лучше пока сохранить в тайне.
     — Возможно. Я ее даже не читал, так что не в курсе того, что там написано…
     Попрощавшись с Орлуком и его семьей, мы втроем покинули поселение и вернулись к Избушке и повозке. Весь день и вечер, я думал о том, как бы сделать так, чтобы огры не перестали уважать меня даже после того, как я стану Владыкой. Не хотелось бы мне терять такую поддержку, совсем не хотелось… Но в голове была только одна, глупая, что в прочем и не удивляло, идея, которая могла обернуться смертью. Моей, огров, точно сказать нельзя, но я хотел рискнуть, и доказать, что быть Владыкой, это не значит быть чудовищем, ведь даже сам Владыка тьмы, был не так уж и плох, как о нем думали. Его жена была даже хуже чем он, в чем я уже убедился!
     Да, возможно кому-то покажется глупостью то, что я хочу заполучить поддержку огров, но ведь нельзя сказать, что будет в мире дальше. Что если, начнутся войны, бунты, как против меня, так и другие королевства будут друг против друга, что если на меня ополчатся жители Гиблых земель? Что если мне придется выступить против самого Владыки? Я не знаю, что случится с моей группой дальше, но пока у меня есть хоть небольшой шанс, я должен получить поддержку хотя бы одного народа! Надо ведь думать наперед, если я хочу и вправду быть Владыкой!

     — Знаешь, Федор, не думала я, что ты настолько сумасшедший, — усмехнулась Ивлена, шедшая рядом со мной. — Как тебе вообще в голову пришла такая идея?
     — Не знаю. Мне в голову обычно мало умных мыслей приходит, так что я скорее делаю то, о чем подумал в первую очередь, — хмыкнул я. — Ты главное, в случае чего, позаботься об кошечках и Джейн с Лиф, ладно?
     — Хозяин, я вас не оставлю, что бы не случилось! — Лифхель сильнее прижалась ко мне. — Если придется, я убью всех, кто попробует напасть на вас! Мне до всех них нет дела!
     — Надеюсь, до такого не дойдет. Огры не плохие ребята, и мне их просто жаль. Жаль, что приходится обманывать их, хотя они были так рады, когда увидели меня…
     — Какой ты сентиментальный стал, — улыбнулась Джейн. — Ну что, вот мы и пришли. Готов рассказать правду?
     — Нет, но я чувствую, что должен это сделать, — вздохнул я, и вместе со своими женами взобрался на помост, посреди центральной площади поселения. Хорошо, что сейчас тут никого не было, хотя огров на площади и хватало. Кто-то сидела на лавке, кто-то просто шел по своим делам. Несколько детишек-огров играли на площади с деревянными мечами и палками, изображая из себя воинов.
     Черт, неужели я точно собрался это делать?
     Положив ладонь на рукоять револьвера, и посмотрев на своих жен, стоявших позади, я вздохнул и прочистив горло, прокричал «Огры! Прошу минутку внимания!». Те кто меня услышал, с любопытством стали собираться перед помостом, заодно подзывая и остальных. Всем кажется, было интересно, что собрался говорить Убийца Ургобора! Конечно, ту тайну, что была написана в книжечке я говорить не собирался, да и книжечки больше не было, так как когда я вернулся в Избушку, Ивлена бросила ее в печь, сказав, что другим это знать рано. А это всего лишь одна из копий, причем в кратком изложении.
     — Огры, я хочу… хочу рассказать вам одну правду о себе, которая вам наверняка не понравится! — кричал я, хотя у самого колени дрожали. — Мое имя Федор Иванов, и для вас я известен как искатель приключений и Убийца Ургобора! Признаюсь, что мне страшно говорить вам то, что собираюсь, но я надеюсь, что если вы поймете, что я лишь хочу быть честен с вами, вы не потеряете ко мне хорошее отношение!
     — И что же ты хочешь сказать? — спросил кто-то из толпы.
     — Ну, для начала хочу сказать о том, в чем состоит цель моего путешествия, — я выдохнул, и набрал побольше воздуха в грудь. — Я — будущий Владыка тьмы!
     Наступила полнейшая тишина, и кто-то в толпе едва слышно произнес «чего?», что было слышно кажется всем. Лифхель еще сильнее зажала мою руку, что-то прошептав. Да уж, кажется мое заявление шокировало огров сильнее, чем я думал.
     — Это какая-то шутка, Убийца Ургобора? — спросила огрица стоявшая в первых рядах. — Если так, то это не смешно!
     — Нет, это не шутка, — вперед вышла Ивлена, а за ней Джейн и Лифхель. Они все подняли правые руки, на безымянных пальцах которых, были одеты обручальные кольца. — Мое имя — Ивлена, и я одна из трех жен Федора. И ко всему прочему, я — старшая дочь Владыки тьмы!
     В толпе недовольно загалдели. Кто-то даже заорав, хотел бросить в нас гнилой помидор, но Лифхель магией отправила его назад.
     — Я-то думал что ты нормальный, а ты такой же как и Ургобор! — произнес кто-то.
     — Возможно, — ответил я. — Но подумайте вот о чем: разве Владыка тьмы не всего лишь титул, который носит правитель Гиблых земель, а? И разве не отец Ивлены был тем, кто истребил большую часть вашего народа, а не его дочь, или например, я? И не станет ли вам легче, когда власть нынешнего Владыки станет меньше?
     — Можно подумать, ты будешь лучше, чем он! — возмутился кто-то и большая часть огров криком поддержали его.
     — А прежде чем утверждать это, скажите, слышали ли вы обо мне что-то плохое? Если не брать в расчет то, что я с Ийтмула, и то что у меня есть рабыня, которая к тому же является и моей женой…
     — Ну… нет. Но это лишь пока!
     — А можно нам слово? — через огров вдруг, в сопровождении Сани, протолкались Силари и Ники, которые забравшись на помост встали передо мной.
     — Вы чего тут делаете? — прошипел я. — Я вам ясно приказал оставаться в Избушке!
     — Мы пришли поддержать вас, господин! — улыбнулась Ники.
     — Меня зовут Силари, а это моя младшая сестра Ники, — начала старшая сестра. — Мы состоим на службе у господина Федора и его жен! И хочу быть честной — за то время, что мы знаем его, он всегда был добр к нам, не как наш прежний друг, рыцарь Владыки тьмы Игорь!
     — Игорь?! Второй по силе, после Ургобора?! — вскрикнула огрица.
     — Верно! Но Игорь пал в деревне Верхняя, от рук господина Федора!
     — Да, мы слышали от путников что-то подобное, что его убил человек странным громом, но какие у тебя доказа…
     Без лишних объяснений, я оттолкнул девчонок подальше от себя, чтобы их не оглушило, выхватил револьвер и выстрелил вверх. Он был заряжен холостыми патронами, о чем я позаботился на случай бунта, чтобы не навредить ограм. От грохота толпа огров затихла, а несколько из них охнули.
     — Этого хватит для доказательств? — нахмурилась Ивлена. — Я могу подтвердить это, и поклясться перед всеми вами, что именно Федор убил Игоря!
     — Я тоже могу подтвердить это! — на помост взобрался Орлук. — Честно народ, я не видел того момента, но вчера Федор, мой друг и глава группы, в которой я состоял, рассказал о том, что убил какого-то Игоря, и ему пришлось приютить у себя двух девчонок, которым некуда больше идти! Я не понял. почему он говорил об Игоре так спокойно, хотя сразу понял, о ком речь!
     — Орлук! Ты же вроде сам ушел из группы! Скажи-ка, почему ты это сделал?
     — Потому что хотел вернуться к семье. Для меня и самого это была шокирующая информация, но я подумал, что относится к своему другу от этого хуже не буду. Лучше пускай он, человек, который не может даже приказывать рабыне, будет Владыкой, чем нынешний!
     Да уж, врал Орлук знатно, но блин… я был ему благодарен, так как заметил, как несколько огров в толпе одобрительно закивали.
     — Хочу добавить кое-что еще… после того, как господин убил Игоря, мы с сестрой намеревались убить его, — произнесла Ники. После этого, она начала рассказывать о том, что произошло в поместье с полтергейстами, упустив лишь деталь насчет демонического обращения Лифхель. Так же на помощь Ники пришли и остальные девчонки, которые рассказали даже о Владычице. Меня уже вообще оттолкнули на задний план, и даже не давали вставить слово. Блин… какой из меня все-таки плохой господин, если служанки спокойно нарушили мой приказ? Но однако, это дало кое-какую основу для того, чтобы огры верили мне. Ники и Силари рассказывали некоторые моменты, например о том, что мы с женами всегда делились с ними всем, что сами ели, покупали для них платья, причем не на их зарплату, и даже потратили почти последние деньги на двухъярусную кровать, чтобы им было удобнее спать.
     А потом еще стала говорить Лифхель… и черт, лучше бы она этого не делала. Она выдумала какую-то историю о том, как мы встретились на Ийтмуле, и так уж получилось, что она сама случайно влепила себе печать рабыни, а я получил печать хозяина. Говорила о том, что я якобы пообещал никогда не бросать ее, и не считать рабыней, и как мы вместе решили стать искателями приключений. Она даже рассказала, что я никогда не трогал ее, во всех смыслах этого слова, и что она сама влюбилась в меня, и напоив, заставила жениться на ней.
     И пусть, это было не совсем правдой, это дало свои плоды. Под конец речи Силари, которая рассказывала, какой на самом деле была Ивлена, и как она вела себя в замке, совсем не похожая на своего отца, и младшую сестру, огры подняли вверх руки, и начали громко произносить мое имя.
     Я, весь раскрасневшийся, смотрел на своих девчонок и Орлука, и не знал, какие слова подобрать, чтобы поблагодарить их за оказанную поддержку. Пускай, они и говорили обо мне так, словно я какой-то герой, каким точно не являлся. Зато я точно решил, что за хорошие слова, нужно будет сделать какой-нибудь подарок сестрам-нэко, да и своим женам. Хотя, думаю, что знаю, чего мои женушки пожелают…
     И вот таким образом, когда большая часть огров узнали правду обо мне (ну почти) я стал среди них более популярным, чем был до этого. Однако, Орлук так и не захотел к нам присоединиться обратно, и проводив нас до Избушки вместе с женой и сыном, которые оказались в восторге от ходячего домика, мы с ним попрощались уже окончательно, не зная, встретимся ли еще когда-нибудь…

Глава 18. Акер-Лашер

     Граница, что разделяла королевства Обскариул и Кордарис была благополучна пройдена, и наша дорога теперь лежала на юго-восток, в город Акер-Лашер. Шла уже вторая неделя, как мы покинули Огрвилль, и третий день, с момента прохода через границу. Мы выбрали самый короткий путь до города-порта, минуя большую часть деревень и городов этого королевства.
     Утром этого третьего дня, когда мы все вместе, еще не отправившись в путь сидели и завтракали яичницей, которую нам приготовили Силари и Ники, Джейн вдруг сказала, что сегодня статус показал, что ей стукнуло двадцать шесть лет. Когда мы все выпили за ее здоровье и поздравили, а я еще подарил ей заранее купленную в одном из городов на границе Кордариса где мы закупились припасами, золотую подвеску. Но после чего, Джейн выдвинула одно предложение, которое я обсуждал лишь с женами, на время попросив Ники и Силари выйти из хижины. И предложение у нее было такое:
     — Девочки, давайте договоримся так: я хочу полностью провести этот день наедине с Федором. А когда будут ваши дни рождения, вы тоже будете проводить день с ним наедине.
     Конечно, меня никто не спросил, но так как обижать я никого не хотел, то просто молча залез на печку, и закрыв глаза, стал ждать, что они решат. Я их не слушал, будучи погруженный в свои мысли, но обсуждали они это предложение долго, отчего я даже не выдержал и заснул под их тихие голоса. А потом меня разбудила Джейн, сидевшая на моих ногах, и зажимая их своими коленями. И судя по тому, что в хижине больше никого не было, они договорились насчет меня.
     — Значит, твое предложение им понравилось? — спросил я.
     — Да. И можешь готовиться заранее — через пару недель день рождения Ивлены, а еще через месяц с лишним у Лифхель. Она даже говорит, что в день ее рождения, у вас будет годовщина попадания в этот мир!
     — Серьезно?! Во дела! Она мне об этом не говорила!
     — В их мире не празднуют дни рождения, потому она и не говорила. А еще мы с ними решили, что в годовщину нашей свадьбы — ты будешь главным! Ведь твой день рождения мы сможем отпраздновать…
     — Главным? Хе-хе! Что ж, кажется, именно тогда я, наконец, смогу немного подоминировать над вами, а не как вы обычно, надо мной!
     — Так как тебе идея?
     — Ну… я за! Итак… Миссис Иванова, может у вас есть какие-нибудь идеи чем заняться во время нашего уединения?

     Дни тянулись медленно, сменяясь друг за другом не спеша, словно нехотя, из-за чего наш в Акер-Лашер, казался еще более долгим, каким и без того был. Каждый развлекал себя как мог: Лифхель с Силари полностью погрузились в шитье, Ивлена занималась вышивкой, и успела крестиком вышить уже три небольшие картины, Ники целыми днями рисовала, причем рисовала все, что попадется ей на глаза, Джейн увлеклась чтением книг Лиф, и была в таком же шоке, как и я, поняв что там описывается, но при этом не бросила их, так как замен не было. Саня целыми днями проводил на козлах, правя лошадьми, а я… ну а я потихоньку сходил с ума…
     — Весь мир будет трепещать передо мной! Страх и ужас поселятся в сердцах предателей! Люди, эльфы, гномы, нэко — все расы Торунвиля склонят голову, ибо я — Владыка тьмы!
     Я рукой расправил алый плащ, стоя перед зеркалом на дверях шкафа, и взглянул на свое отражение. Да уж, сшитый Лифхель и девчонками алый костюм, выглядел на мне просто шикарно, особенно с моими сапогами, которые я покупал для костюма ковбоя. И как бы я раньше плохо не отзывался о плащах, я все-таки решил, что плащ это не банально, и выпросил у Лифхель сшить еще и его, хотя для меня была сделана красивая длинная куртка алого цвета. Хотя Джейн мне еще не раз припоминала мне те слова, которые я сказал в таверне Вордиса…
     — Тебе, я смотрю, совсем заняться нечем, да? — вздохнула Ивлена, с улыбкой глядя на меня. — Может, хочешь заняться вышивкой?
     — Я будущий Владыка, а значит должен выглядеть круто! Или ты так не думаешь?
     — Мой отец никогда так не делал. Он всегда ходит хмурым, а когда улыбается, то его улыбка выглядит злобно… Только тебе этот стиль не пойдет, у тебя лицо не очень серьезное, и я бы даже сказала, какое-то детское!
     — Вообще-то обидно, блин! — я снова повернулся к зеркалу, и укрыл нижнюю часть лица плащом. — Детское лицо… Как по мне, довольно-таки мужское! Особенно с щетиной!
     — Не переживай, Федя, хоть лицо у тебя и детское, зато ты много раз доказал обратное, — хихикнула Джейн, оторвав взгляд от книги. — Лиф, а ты что скажешь?
     — А?! Что? — Лиф, высунув кончик языка, вместе с Силари что-то кроили из белой ткани, и обе подняли головы, не понимая, о чем мы говорим. — Вы о чем?
     — Как ты считаешь, у Федора детское лицо?
     — Эм… ну… — Лифхель посмотрела на меня, и улыбнулась. — Если бы я не знала ваш возраст, хозяин, я бы подумала что вам лет пятнадцать!
     — Да вы все сговорились, — проворчал я, взмахнув плащом, который почти не сниммал, и закрыл шкаф.
     — Ой, вы только посмотрите! — захихикала Ивлена. — Он обиделся, я по глазам вижу!
     Мои жены захохотали, и даже Силари хихикнула, отвернувшись. Фыркнув, я налил себе в кружку чай, и раскрыв дверь, приказал Избушке опуститься, и покинув хижину, уселся на повозку сзади, рядом с Ники, которая лежала на животе, болтая ногами и что-то рисовала. Ее маленький хвостик тихонько извивался, словно у собаки. Избушка на ходу приподняла себя, а я отпил уже немного остывший чай.
     — Саня, Ники, скажите честно — на сколько лет я выгляжу?
     — Лет на четырнадцать — шестнадцать, примерно, — сразу ответил Саня, даже не повернувшись. — Даже Сэм выглядит старше тебя!
     — Я тоже так считаю, господин! Простите… — взглянула на меня Ники. — Мы с сестрой когда увидели вас, на той полянке у озера, где вы убили Игоря, то были немного удивлены, подумав, что Игоря заставят сражаться с каким-то… парнем. Вот Игорю было двадцать пять, и на столько он и выглядел. У него даже морщины были на лбу, почти всегда…
     — Вы просто издеваетесь, народ, — мрачно произнес я, отхлебнув из кружки. — Как я могу быть похож на пятнадцатилетнего, если у меня растет щетина, у меня нет прыщей, да и вообще… мне блин двадцать лет!
     — Я когда в школе учился, у меня уже в тринадцать лет усы начали расти, так что это еще ни о чем не говорит. А в пятнадцать меня принимали за двадцатилетнего, пока я не показывал паспорт, — добавил Саня.
     — Ну, вы и похожи на взрослого, — хихикнула Ники. — Господин, если быть еще честнее, то я думала что ваш отец — на самом деле ваш дед…
     — Давайте-давайте, продолжайте издеваться! Хоть, по вашему мнению, я и похож на подростка, зато я много раз доказал своими поступками, что я парень серьезный! К тому же, у меня три жены!
     — Которые старше тебя, — усмехнулся Саня. — Даже Ивлена, хоть она и твоего возраста, ведет себя более серьезнее, по-большей части, чем ты! Честно, хоть мы всего раз видели ее младшую сестру, то даже она сможет посоревноваться с тобой в серьезности!
     — Ну, мы несколько лет жили в замке, и неоднократно встречали госпожу Тиффани так что… я могу подтвердить это! — засмеялась Ники.
     Фыркнув, я допил чай, и вернулся в Избушку. Девчонки с хитрыми улыбками поглядели на меня, а я сняв плащ и сапоги, забрался на печку, и улегся, отвернувшись к стенке. Джейн, тоже лежавшая на печи с книгой, нагло сложила на меня ноги. Взглянув на нее, я увидел наглую улыбку на ее лицо, и злобно улыбнувшись в ответ, схватил ее правую ногу, и начал щекотать перышком, вытащенным из подушки…

     Наш путь продолжался. Кажется, это был уже восемнадцатый день, с тех пор, как мы пересекли границу. Я сидел на козлах рядом с Саней, и кажется, мы с ним. Уже минут десять смотрели в одну точку. Скучно… как же скучно!
     — Мы… мы сдохнем в дороге… — прошептал Саня.
     — Я полностью согласен… мы не доедем до Акер-Лашера, если не придумаем какое-нибудь занятие, — выдохнул я.
     — Карты надоели…
     — … от костей уже тошнит…
     — … хотим в наш мир! — в один голос закончили мы.
     — Что-то вы оба совсем усохли! — произнесла Ивлена, сидевшая в повозке. — Может вам придумать какое-нибудь занятие?
     — Какое? — прохрипел Саня. — Этот мир такой скучный, если у тебя нет фермы и работы, кроме выполнения заданий, но… где мы тут найдем задания? Не думал, что скажу такое, но… сейчас бы за комп сесть, и поиграть во что-нибудь!
     — Да… или какие-нибудь сериалы посмотреть, фильмы, аниме… да что угодно, лишь бы хоть что-нибудь!
     — Вообще не понимаю, о чем вы говорите! Вот взгляните лучше, — Ивлена протянула мне свою вышивку, на которой уже был вышит серый кролик, и немного травы. — Как вам?
     — Выглядит… мило, — возвращая ей вышивку, произнес я.
     — И это все что ты можешь сказать?
     — Ну да… у меня просто нет никакого настроения, чтобы сказать что-то более приятное… — я зевнул, и опустил голову. — Эх, у нас даже каких-нибудь настолок нет…
     — Ага… а мозгов придумать что-либо, у меня тоже не хватит…
     Мы с Саней одновременно вздохнули. Ивлена махнула на нас рукой, понимая что сейчас от нас ничего умного не добьешься, ушла вышивать дальше, а мы продолжили сидеть и вздыхать, ноя о том, что нам скучно. В какой-то момент, я предложил выпить чего-нибудь крепкого, и Саня с радостью согласился, так что спрыгнув с козел, я зашел в хижину, и открыв полку, взял одну из бутылок с красным вином. Не самым лучшим, но хоть что-то…
     — Ивлена выгнала меня с повозки, — Саня зашел в хижину, поправляя очки. — Ники, она просит, чтобы ты посидела с ней. Говорит мы оба ей надоели свои нытьем…
     — Ладно, — пожала плечами Ники, и взяв альбом и цветные карандаши, вышла из Избушки.
     — Девчонки, не хотите сыграть с нами в карты? А то очень скучно…
     — Скучно? — усмехнулась Джейн, громко захлопнув книжку. Она слезла с печи, подошла ко мне, и уперлась руками о мои плечи. — Хочешь, я тебе скажу кое-что, что точно развеселит тебя?
     — Ну… давай! Если это улучшит настроение, то я «за»!
     — Не знаю, развеселит тебя или наоборот, но… — Джейн наклонилась к моему левому ухо и тихо прошептала: — Я беременна!
     Наступила тишина, ведь ее слова услышал не только я. Лифхель выронила иголку, и громко запыхтела, Силари замерла с ножницами, в тот момент вырезая ткань по выкройке, а Саня разинул рот. Джейн села рядом со мной, довольно улыбаясь, и положила голову мне на плечо.
     — Вы чего притихли? — спросила она. — Не ожидали?
     — Ты серьезно? — тихо спросил я.
     — Нет, я тут шутки шучу, — обиженно произнесла Джейн. — Я это узнала, когда мы были еще в Нижней. Я сходила к лекарю, и он мне сказал, что я ношу ребенка уже месяц, а значит…
     — Сейчас уже два месяца с лишним, — я открыл бутылку вина, и приложился к горлу. — Я так понимаю, что ты забеременела после того, что вы сделали со мной в поместье лорда Уорворда?
     — Получается, да, — вздохнула Джейн.
     — Эм… могу я… проверить? — Саня поднял руку, которая слабо светилась. Джейн кивнула, и приподняла блузку. Саня немного поводил рукой над ее животом. — Я чувствую в тебе еще одну жизнь… слабенькую, но все же…
     — Джейн… — произнесла Лифхель, встав и подойдя к нам. — Я хотела быть первой, кто подарит ребенка хозяину, но… я так за тебя рада!
     — Спасибо Лиф! — улыбнулась Джейн. — А ты что скажешь, дорогой?
     — Я… — у меня в горле встал ком, из-за которого я не мог выговорить и слова. — Это самое… типо…
     — Хм, какой хороший ответ! — засмеялась Джейн. — Только я не пойму, ты рад или нет?
     — Ну… да! Собственно, почему бы и нет, верно? — начал я нести какую-то дичь. — Точнее, я рад, что ты ждешь ребенка… моего ребенка… Моего?
     — Пф, а чьего еще? — фыркнула Джейн. — Ты будешь отцом! Хотя, я и сама не ожидала, что стану матерью, ведь я всегда думала, что моя жизнь будет заключаться только в том, чтобы убивать террористов… как же все изменилось после смерти!
     — Здорово… Не, правда! Я же давал вам обещание, что если убью Игоря, то мы заведем детей однако… похоже мое обещание сломало временной континуум, хе-хе…
     — Почему ты от нас скрывала, Джейн? — спросила Лиф, поглаживая ее по волосам.
     — Не знаю. Я немного боялась говорить это… просто сейчас нашла в себе силы…
     — Народ, мне надо немного проветриться, — встав из-за стола произнес я, и на ватных ногах подходя к двери. Выпрыгнув из Избушки, я залез на повозку, и закрыв глаза, подставил лицо ветру, который дул с северо-запада. Да уж… информацию Джейн еще нужно было переварить, но… я был очень рад этому! Ведь если так подумать, раньше я не хотел детей, только потому что мне негде было жить, не на что было их кормить, а теперь… у нас есть деньги, небольшая ходячая избушка, скоро я еще и корабль в свое распоряжение получу… да и жен своих я любил…
     — Эй, Федор! У тебя нормально все? — спросила Ивлена, сидевшая на козлах рядом с Ники. Они обе обернулись ко мне.
     — Хе-хе… Ив… Ивлена…
     — Господин сошел с ума, не иначе, — вздохнула Ники.
     — Ага. Видимо скука добила его окончательно, — покачала головой Ивлена. — Что ж, Ники не возьмешь ненадолго поводья?
     — Ивлена, все с ним в порядке, — из Избушки вышла Джейн для начала приказав ей опуститься к земле. Причем я только сейчас понял, что она делала так всегда, тогда как мы, просто прыгали с нее, а затем взбирались на руках. И понятно стало, почему… — Просто он в легком шоке. Или не в легком… В общем, неважно!
     — А что случилось? Опять Лиф что-то натворила?
     — Нет, просто я сказала ему что беременна, вот и все, — Джейн села рядом со мной, вытянув ноги.
     — А, ясно… Что?! Ники, ты тоже это слышала?!
     — Д-да, госпожа Ивлена, — Ники открыла рот. — Поздравляю вас, госпожа Джейн!
     — Джейн, это здорово! И какой срок?
     — Возможно, уже два с чем-то месяца. Помнишь, ту ночь в поместье лорда Уорворда? Кажется, из всех нас, только я смогла тогда забеременеть…
     — О, да! Было весело! — засмеялась Ивлена. — Помню тот ужас, который был на лице Феди, когда мы…
     — Ничего, скоро у тебя день рождения, можешь воспользовался шансом, и делать с ним, что пожелаешь! Таков ведь был уговор, верно, Федор?
     — Угу, — вздохнул я. Отрицать что-либо уже не было смысла…

     День нашего пути, после перехода через границу… да черт его знает! Наверно, какой-нибудь двадцать пятый, или двадцать восьмой. Мы же двигались медленно, иногда останавливаясь на день или пол дня, чтобы давать лошадям отдохнуть, да и самим размять ноги…
     В этот день, я проснулся с сильным похмельем. От скуки, мы вчера с Саней выпили несколько бутылок вина и пива, хотя я прекрасно знал, что не умею пить, и помню, что произошло после того, как выпил всего три маленькие, по пятьдесят грамм, стопки водки. С трудом спустившись с печки, я взял со стола чистую кружку, и несколько раз опустил в бочку с питьевой водой. Напившись, я пошатываясь, подошел к двери, и выйдя наружу, наткнулся на Саню, который сидел на земле у повозки.
     — Чувак, мы тут сдохнем! — вздохнул я, облегчившись у дерева, и вернувшись к повозке, усевшись рядом с другом. — Точно тебе говорю!
     — По крайней мере, ты оставишь после себя хоть одного наследника.
     — Ага… Черт, Саня, а ты не помнишь, говорил ли я вчера, что-то вроде «жены, чтобы не дать мне умереть от скуки, я сделаю для вас все, что вы скажете»?
     — Э… Кажись, что-то подобное было, — мы с Саней посмотрели друг на друга, и тут он как заржет. — Удачи, брат! Сердцем я с тобой!
     — Ахеренная поддержка, блин… Нельзя мне пить, нельзя! Ведь и так уже женился на трех странных девчонках из-за этого, одна из которых уже ждет ребенка, но нет, я все равно продолжаю притрагиваться к алкоголю… — я замолк, так как дверь хижины отворилась на утренний прохладный воздух, который остужал наши с Саней пропитые головы, вышла Силари. — Че, тоже не спится?
     — Я уже давно проснулась, просто… — даже при восходящем еще солнце, можно было заметить, как она покраснела. — Господин, можно с вами поговорить наедине?
     — Как будто от меня можно дождаться какого-нибудь умного совета, — усмехнулся я, поднимаясь с земли, и отряхивая штаны. — Ладно, пошли. Прогуляемся немного, заодно я хоть приду в себя, а то башка болит…
     Мы вместе двинулись по дороге, в ту сторону, откуда пришли. Причем вела Силари, а не я. Некоторое время она молчала, перебирая руками свое платье, и заметно нервничала. Ее белый хвост немного поддергивался. Когда мы отошли на достаточное расстояние от стоянки, я вздохнул, и решил помочь ей.
     — Так о чем ты хотела поговорить? О Сэме? — спросил я, почему-то думая, что она именно о нем хотела поговорить, ведь когда они были в Нижней, они большую часть времени проводили вместе.
     — Сэме? Н-нет, я хотела поговорить не о нем, господин, — удивленно вытаращилась на меня кошкодевочка.
     — А, тогда ладно! Просто я думал, что ты расстроена тем, что он ушел из нашей команды…
     — Нет! Он ушел, потому что признался мне в любви, но я сказала ему, что люблю другого! Вот он и решил уйти!
     — Во как! Но вы так часто время вместе проводили что я подумал…
     — Нет, господин, это он со мной время вместе проводил, — фыркнула Силари, покраснев еще сильнее. — И я хотела поговорить не о нем, а о… вас!
     — А что я сделал? — не понял я.
     — Ничего! Просто я… хотела вам сказать, что… — Силари вдохнула побольше воздуха в грудь и… вдруг обняла меня. — Я люблю вас, господин!
     Я некоторое время стоял с дергающимся правым глазом, а потом взвыв, оттолкнул от себя эльфийку, злобно взглянув на нее.
     — Издеваешься? Ты, блин, издеваешься, мать твою?!
     — Нет, господин, я в самом деле вас…
     — Замолкни! — рявкнул я, разворачиваясь и быстро направляясь в сторону нашей стоянки. — Я тебя даже слышать не хочу! Я не из тех, кто будет изменять своим женам, пускай их и так три! Я не предам их, ни за что!
     — Господин! Но вам не обязательно предавать их! Просто… возьмите меня в жены, и все! — едва поспевая за мной, говорила Силари. — Я честно люблю вас! Не из-за того, что вы какой-то там Владыка, а за вашу душу!
     — Молчи! Молчи, чтоб тебя!
     — Я не хочу молчать!
     Я заткнул уши пальцами, и подбежав к Избушке, влетел в нее. Мои дорогие, любимые жены, которые уже не спали, и сидели пили чай, вместе с Саней, и сестрой полоумной нэко, удивленно посмотрели на меня.
     — Ники, скажи мне, твоя старшая сестра точно адекватная? — злобно спросил я. Силари вбежала в Избушку следом за мной, и застыла на месте, покраснев.
     — Вроде да… а что случилось, господин?
     — Что случилось?! А то, что она сказала мне, что любит меня! Вот что случилось!
     — Фига, ты серьезно? — поднял брови Саня, взглянув на меня.
     — Серьезней некуда, блин! Лифхель, Джейн и Ивлена, честно, я вам не изменял, и не собираюсь изменять с ней, но вам следует поговорить с ней о том, что она может разрушить нашу семью!
     Как ни странно, но никто из них троих не повел и бровью, даже Ники, лишь пожала плечами, и отпила из кружки. Мы же с Саней удивленно окинули их всех взглядом, и вдруг, я услышал такое, отчего мое сердце ушло в пятки.
     — Силари, а мы тебе говорили, что нужно пользоваться шансом, пока он был пьян, — спокойно проговорила Джейн. Ивлена и Лифхель кивнули.
     Кажется, вот теперь я точно начинаю сходить с ума… Ладно, хорошо, Федор, успокойся, главное быть спокойным, ведь у тебя одна из жен беременна, и ты не хочешь, чтобы с ребенком и с ней что-то случилось…
     — Так, дорогие мои, объясните-ка мне, тупому, какого черта тут творится? — спокойно спросил я.
     — Хозяин, Силари хочет быть вашей четвертой женой, — улыбнулась Лифхель.
     — Да ладно?! Вот неожиданность! — хлопнул я в ладоши. — А я и не понял сам! Лифхель, ты меня совсем за идиота держишь, да?!
     — Н-нет, хозяин… — обиженно прошептала Лиф.
     — Тогда можешь объяснишь, почему вы трое, вместо того, чтобы наорать на эту… девку, которая пытается отбить вашего мужа, еще и поддерживаете ее?!
     — Ну, она девчонка неплохая, возраста уже подходящего, да и сама пару дней назад подошла к нам, и сказала, что не против быть четвертой женой в твоем гареме! — засмеялась Ивлена. — Для меня в этом нет ничего странного, ведь у моего отца когда-то было аж девять жен сразу!
     — С тобой-то и так все ясно, как и с Лиф, для которой главное — чтобы я был рядом, но ты Джейн… мы же из цивилизованного мира!
     — Ну… раньше мне было плевать, так как я жила одним днем, но теперь… — когда я подумал, что вот она, моя самая адекватная жена, сейчас скажет что-то в мою поддержку, она вдруг произнесла то, из-за чего я снова ударился башкой об стол: — Так ведь будет еще веселее!
     — Дружище, с этим ты сам разбирайся, — покачал головой Саня, и собрался уйти, но я схватил его за рукав куртки.
     — Не бросай меня! Ты же знаешь, они сумасшедшие, друг! Они же заставят меня жениться еще и на ней! Ты же их слышал! «Так еще веселее»…
     — Не, я в семейные разборки лезть не буду! Пойду повозку для пути приготовлю, — Саня усмехнулся, и посвистывая, вышел из Избушки. Ники, не долгая думая, тоже выбежала вслед за ним, но перед этим успела сказать Силари «Удачи, сестренка!». И я остался один на один с четырьмя двинутыми на всю голову, как и я сам, впрочем, женщинами и одной девчонкой. Лифхель пальцем указала на дверь, и я услышал, как щелкнул замок…
     — Так, ладно, — вздохнул я, поднявшись из-за стола, и подойдя к Силари. Неожиданно для нее (а может и ожидаемо) я поцеловал ее в губы, и злорадно усмехаясь, посмотрел на своих жен. Реакции, сука, просто ноль!
     — Это был мой первый поцелуй, — прошептала Силари, а ее глаза заблестели.
     — Часть нашего плана уже сработала, — хихикнула Ивлена. — Хотя, конечно, позднее чем мы планировали…
     — Да уж, а вот если бы ты послушала нас, Силари, то на печи мы проснулись бы все вместе, и зная его, у него бы не осталось выбора, кроме как жениться на тебе, — улыбнулась Джейн.
     — Ха-ха-ха, очень, блин смешно! — громко произнес я. — Вам не кажется, что ваша шутка затянулась? Силари, я к тебе хоть и хорошо отношусь, но ты — служанка, и потому не имеешь права так обращаться со своим господином!
     — Прости Федя, но мы уволили ее, так что… — Ивлена цокнула языком, разведя руки. — И это не шутка, серьезно тебе говорю. Девчонка просто влюбилась в тебя, хотя и сама не может этого объяснить. Думаешь, то, что она говорила про тебя в Огрвилле, лишь простая поддержка? Или ты думаешь, она просто так помогала шить тебе костюм? О, нет, так она показывала свои чувства к тебе, боясь признаться!
     — Но… где ревность?
     — Ой, дурак! — покачала головой Лифхель. — Простите, хозяин, но разве какой-нибудь нормальный парень отказался бы от того, чтобы у него была куча девчонок, которые искренне любили бы его?
     — Это же Федя, Лиф, что с него взять…
     — Ах так! Ну хорошо, черт с вами, не ревнивые вы мои! — я встал на колени перед Силари. — Силари, не хочешь быть моей четвертой женой, со всеми последствиями этого? И с условием того, что ты будешь звать меня «господином»?
     Я, на самом деле, решил идти ва-банк, и посмотреть на реакцию своих жен и Силари. Я думал, что мой неожиданный жест заставит их испытать ревность, и… как же я ошибся. У меня глаза на лоб полезли, а в голове вспомнилось много матерных слов, когда я услышал «согласна!»…
     А я точно не владею никакой магией? Магией соблазнения например? Почему, почему это происходит со мной… Почему моя беременная жена смотрит на все это с улыбкой? Неужели тут проделки демона или самого Дьявола, который издевается над бедными девушками, заставляя их любить одного человека, причем самого слабого, глупого, и вообще… не самого красивого…

     Мы въехали к Акер-Лашер на тридцать второй день после проезда через границу, и на следующий день после дня рождения Ивлены. Стояло солнечное лето, и дни неминуемо приближали меня к знаменательной дате — годовщине моего попадания, до которой оставалось чуть меньше месяца.
     Первое что мы сделали, очутившись в городе, сняли несколько комнат в гостинице «Чайка», ближайшей к порту, и отправились искать наш корабль. Искать его, на самом деле, долго не пришлось, ведь он был самый большой, самый черный, во всем городском порту. Когда мы его увидели, еще издалека, и Ивлена сказала, что вот он, «Черный демон», мы с Саней одновременно издали громкое «вау!».
     Четырехпалубный, трехмачтовый корабль, почти не качаясь на волнах, стоял отдельно от остальных судов, и имел очень зловещий вид. На всех трех мачтах, висел алый флаг Владыки тьмы, с изображенным на нем бараном. Да, символом Гиблых земель и самого Владыки был баран, и когда я спросил у Ивлены, почему именно это животное, она ответила просто:
     — Бараны упорные, как мой отец, вот он и выбрал такой символ.
     Когда мы хотели подняться на корабль, чтобы познакомиться с капитаном, двое вампиров, судя по их бледной коже и клыкам, перегородили нам путь, скрестив алебарды. Я нахмурился, так как мне это совсем не понравилось. Они, конечно, не знали, как я выгляжу, но…
     — Какое право вы, жалкие твари, смеете препятствовать мне, будущему Владыке тьмы?! — взмахнул я алым плащом, так как взял в привычку носить тот костюм, что сшили для меня Лифхель и Силари с Ники. — Меня вы можете и не знать, но старшую дочь Владыки Кореллона знать обязаны!
     — Прощения просим, господин! — раскрыв глаза от ужаса, бросая взгляд то на меня, то на Ив, произнесли стражи, склонившись на одно колено.
     — На первый раз прощаю, — фыркнул я, и мы поднялись на борт корабля. Встретившись с капитаном, большим бородатым мужиком, который не выпускал из рук дымящуюся трубку, мы представились ему, и узнали, что его зовут Дрэйк, и что корабль готов отправляться в любую минуту, стоит мне приказать.
     Но у нас были еще дела в городе, так что попрощавшись с капитаном, мы сошли на берег, и вернулись в гостиницу. Ведь на следующий день, мне предстояло исполнить свое обещание, и взять Силари в жены. Я ведь сделал ей предложение, и она согласилась, а я своих слов на ветер не бросаю… Да уж, все же, символ Владыки тьмы, как никогда подходит и мне, что уж там говорить…

     Шел четвертый день нашего пребывания в городе. Мы с Саней вдвоем сидели в таверне и пили пиво. На завтрашний день, мы собирались отправляться в путь на корабле, и потому все наши вещи, вместе с Избушкой, были погружены на борт. Да, Избушка спокойно влезла в трюм, и теперь сидела там, можно сказать отключенная. Мои жены и Ники, весь день бегали по лавкам и магазинам, закупаясь перед долгим плаваньем, и я наконец, получил возможность отдохнуть от них. Пускай и не надолго…
     — … Когда я обернулся, то увидел, что это был долбанный мертвец, почти весь разложившийся, — Саню передернуло. — Он тянул ко мне свои руки, на которых не было пальцев, лишь один, и то на левой руке, но я так перепугался, что не мог даже сделать шаг назад. Хорошо, что воин той группы, успел заметить это, и подбежав ко мне, разрубил его пополам свои освященным клинком.
     — Да уж… ходячие мертвецы такая погань, что я, будучи даже вместе с вами тогда в лесу, знатно испугался, — усмехнулся я. — Кстати, насчет освященного оружия… ты же знаешь, что я в магии полный ноль, и потому не знал, что жрецы могут освящать оружие. А что если…
     — Как я об этом сразу не подумал-то! — хлопнул себя по лбу Саня. — Ну, тогда я в любом случае был нубом, но сейчас… Так, погоди секунду!
     Саня положил два пальца на амулет Гильдии, и ушел в себя, рассматривая то, что появилось лишь перед его глазами. Эх, как бы мне хотелось узнать, что же там все-таки показывалось! Интересно, а то, что я «хардкорщик», это как-то повлияет на моего ребенка? Надеюсь, что нет, ведь я хочу, чтобы он был сильнее чем я…
     Пока он сидел, видимо перебирая навыки, в таверну забежали Силари и Лифхель, которые довольно сильно сблизились, еще с того момента, когда вместе шили нам всем одежду, и подойдя ко мне, поцеловали в щеки. Не знаю почему, но меня это смутило, ведь все в таверне с завистью посмотрели на меня, скосив глаза. Ох, тут даже сразу наступила тяжелая атмосфера, хотя до этого, была атмосфера веселья…
     — Господин, как ты смотришь на то, чтобы я вступила в Гильдию? — Силари и Лифхель сели мне на колени, и мне показалось, что мои коленные чашечки хрустнули, но я стерпел. Попрошу Саню полечить меня. Кстати да, насчет того, чтобы Силари называла меня «господином»… я ей сказал, чтобы она не выдумывала ведь я тогда был на взводе, но она ответила, что будет называть меня так, как захочет. Вон, бедняжка Лиф обречена называть меня «хозяин» до конца моей жизни, хотя я был бы рад, услышать из ее уст свое имя…
     — Нет, — коротко ответил я. Силари захлопала глазами, а Лифхель стащила с моей тарелки пирожок с мясом и сунула в рот.
     — Почему?
     — Я не буду брать тебя на задания, в любом случае, даже если мы будем когда-нибудь их выполнять. Мне и так хватает переживаний, когда эти трое рвутся в бой.
     — Но… я лишь хочу это ради защиты! Я ведь не умею драться, и в случае чего, даже себя смогу с трудом защитить, не говоря уж про Ники! — Силари нежно обвила меня руками вокруг шеи, и максимально приблизила ко мне лицо. — Пожалуйста… ты ведь меня даже в свою комнату не пускаешь, хотя я твоя жена…
     — Ну, на самом деле, ради защиты можно вступить в Гильдию, да и от статуса никакого дискомфорта нету… Ладно, пойдем сходим в Гильдию, получишь свой класс!
     — Спасибо!
     — Эй, Саня, так что насчет…
     — Давай свой револьвер! — улыбнулся Саня. Я выхватил оружие из кобуры, и положил его на стол. Саня дотронулся до него указательным и средним пальцем, и что-то пробормотал. Револьвер мягко засветился белым светом, который через мгновение потух. Когда я убирал его обратно, я почувствовал, что от револьвера исходит приятное тепло.

     Класс — «Следопыт»; Предпочитаемое оружие — лук или арбалет, возможность использовать кинжалы и короткие клинки; Возможность выучить навыки выживания, и первой помощи…
     После Гильдии, мы вчетвером — я, Саня, Лиф и Силари — зашли в оружейную лавку, и я не глядя на цену, купил своей ЧЕТВЕРТОЙ жене, самый лучший лук из какого-то Белого дерева, считающимся самым крепким. По крайней мере, даже я не смог сдержаться от улыбки, когда она завизжав от радости, крепко обняла меня.
     — Он такой легкий! — пищала Силари, вертя лук так и этак, когда мы шли по улице, направляясь в гостиницу. — А тетива… Лифхель, посмотри, какая она крепкая!
     — Неудивительно! — произнесла Лифхель. Они вдвоем шли позади, и визжали чуть ли не на всю улицу. — Гном-оружейник сказал, что тетива сделана из паутины Арахны! А это стоит таких денег… Чтобы добыть один метр этой паутины, нужно пробраться в пещеру Мрака на севере, и спуститься на девятый уровень! Не говоря уж о том, что надо еще убить или попытаться обхитрить Арахну, одного из сильнейших монстров!
     — Саня, тебе не кажется, что когда я взял ее замуж, она стала очень уж похожа на Лиф? — хмуро спросил я, стараясь не смотреть на своих жен.
     — Похоже на то. С кем поведешься… А она довольно много времени проводила с Лифхель, когда они вместе шили для тебя костюм.
     — Да уж… Что ж, я сам виноват, и с этим ничего не поделаешь, — вздохнул я. — Именно в тот самый момент, когда взял их на работу.
     — Ты был слишком добрым к ним, друг. Ты главное — Саня наклонился ко мне, и понизил голос — на корабле будь построже. А то не дай Бог…
     — Да пошел ты! — злобно проорал я, отчего Саня заржал. Фыркнув, я встал между своими женушками, и обняв их, хохотнул. — Как сказала Ивлена, на этом континенте, есть лишь один эльф, с которым я могу посоревноваться в имении сразу нескольких жен — мой тесть, у которого двести лет назад было девять жен сразу. Да и на Ийтмуле, сейчас, как оказалось, есть закон, запрещающий всем, кроме короля, иметь больше двух жен. Но… сам видишь, я выше их законов!
     — Вы просто мачо, хозяин! — хихикнула Лифхель. — Причем заметьте, все ваши жены разных рас — человек, эльф, полуэльф и нэко. Причем о последних людям остается только мечтать, ведь нэко любят выходить только за нэко, чтобы не смешивать кровь.
     — Ну, если так подумать, то кроме этих двух, я больше нэко и не видел… Слушай, Силари, а что будет, если ты например, от меня забеременеешь?
     — Ииик! — взвизгнула от моих слов кошкожена, и едва не выронила новый лук. Она сильно покраснела, а ее хвост так и задергался во все стороны. — Г-г-господин, вы хотите чтобы я родила вам ребенка?! Я… я готова!
     — Эй-эй, на нас люди смотрят! И вообще, какого черты ты перешла на «вы»?!
     — И-извини, просто никак не привыкну! — она закивала головой, смешно задергав ушками. — Так ты правда хочешь, чтобы я родила тебе?
     — Не знаю! — фыркнул я. — Я просто спросил, будет ли это иметь какие-то последствия… смешение расы?
     — Да вроде не должно, — задумалась Силари. — Ген нэко все равно будет преобладать, так что если у нас и будут ребенок, он тоже будет с хвостиком и ушками. И хоть и не такой долгожитель, как мы, но жить будет дольше простых людей… Я как-то в замке читала об этом!
     — Понял, вопросов больше не имею! — мы пошли дальше. До гостиницы оставалось пройти совсем немного, лишь дойти до конца улицы, и свернуть направо. — И вообще, пока что у меня в планах подождать ребенка Джейн, и если получится…
     — Вы же нас не обидите, хозяин? — прошептала Лифхель, прижавшись к моей левой руке. — Мы ведь с Ивленой тоже хотим от вас хоть одного ребенка!
     — Знаю, вы мне об этом уже много раз твердили, и что только не делали со мной, бедным! И я вам пообещал, помнишь, так что тут уже дело времени, когда вы… забеременейте…
     — Тогда я тоже хочу! Я много раз пыталась намекнуть Игорю, что люблю его, но… он отвергал меня ради Ивлены! — Силари вдруг остановилась и как-то совсем уж по-кошачьи зашипела. — Дурак он был! Ведь он потерял как Ивлену, так и меня! Ну, и еще свою жизнь! А мы с сестрой, наоборот, приобрели больше, чем рассчитывали!
     — Рад за вас! Но знаешь, что я тебе скажу?
     — Что?
     — Не пытайтесь меня больше убить, ладно?
     Смеясь, мы дошли до конца улицы, и еще не повернув, вдруг услышали громкие детские голоса и крики. Когда же повернули, то увидели, как в переулке, пятеро подростков бьют и пинают шестого, паренька лет двенадцати. Многие, кто проходил тут, старались не обращать внимания на это, лишь бросая быстрые взгляды, и стараясь уйти отсюда как можно дальше. И как бы мне хотелось поступить так же, ведь мне должно было быть плевать на остальных, но…
     Я вспомнил ту беззащитную малышку, которая пряталась в шкафу от насильников, и которая осталась цела, лишь благодаря мне. Я помню, как она смотрела на меня, когда я оставил ее вместе с мамой во дворе гостиницы, так что…
     — Эй, какого хера делаете?!
     Схватив за плечи двоих подростков лет пятнадцати-шестнадцати, я оттолкнул их в сторону, и мы с Саней подошли к избитому парнишке, у которого все лицо было в крови и синяках. Правый глаза заплыл, губы были разбиты, а вся одежда перепачкана в грязи и крови. Он поднялся на колени, до этого валяясь на земле, и испуганно поглядел на меня.
     — Прости, мужик, но ты знаешь кто это? — дерзко ответил один из парней. — Это сын лорда Рубольда де Гардова, который несколько месяцев назад подох от туберкулеза!
     — Мне это ни о чем не говорит, но… вы не имеете права избивать того, кто слабее и младше вас!
     — Имеем! Мужик, он же сын лорда, а значит, если бы его папаша был жив, сейчас он бы издевался над нами, богатенький ублюдок!
     — Вранье, — произнес сын какого-то лорда, сплюнув кровь на землю. — Отец никогда не издевался над простыми людьми! Мы были не такие уж…
     — Заткнись, Юн!
     Подростки хотели снова напасть на парня, но я сильно толкнул одного из них, отчего он чуть не упал.
     — Валите отсюда нахрен, пока еще в состоянии ходить! — злобно произнес я, окинув их взглядом. Подростки посмотрели друг на друга, и покивав, бросили взгляд на Юна, которого лечил Саня, водя над ним светящейся рукой, и быстрым шагом ушли, причем бросив взгляд еще и на моих жен.
     — Не нужно было помогать мне, господин, — прошептал Юн, отталкивая руку Сани. Он сам медленно поднялся с земли. — Лучше бы они убили меня, и от этого всем стало бы только легче…
     — Не пори чушь! Никому…
     — Просто вы не знаете с кем связались, господин! Если мои дядя и тетя узнают, что вы решили помочь мне, то они с вами что-нибудь сделают плохое. Они сделали объявление городу, чтобы никто не смел помогать мне!
     — Ну и твари! — произнес Саня. — И кто же твои дядя и тетя?
     — Какая разница, господин? Просто… идите своей дорогой, и не обращайте на меня внимания…
     Мы с Саней и девчонками переглянулись, а Юн тем временем, вышел из переулка, чтобы тут же столкнуться с каким-то здоровым мужиком, который сильно толкнул Юна, хохотнув. Юн упал на каменный тротуар, и охнул, видимо сильно ударившись копчиком.
     — Так значит, это ты моего парня и его товарищей толкал, защищая этого говнюка? Да уж, тупой хер, вырядился ты знатно! Шут, что-ли?!
     — Саня, девочки, не вмешивайтесь, ясно? — мрачно сказал я, и подошел к мужику, который был выше меня на голову. — Слышь, ты че, нарываешься?
     — А разве не видно? — он толкнул меня, но я сумел удержаться на ногах, и даже улыбнулся.
     — Давай помахаем кулаками! — рявкнул я. — Прямо здесь и сейчас, на глазах у прохожих!
     — Давай!
     Мы с ним вышли на середину улицы, и нас тут же окружила толпа зевак, особенно мужиков, среди которых я увидел тех пятерых ублюдков, которые обижали слабого. Все-таки, какой бы мир это не был, всегда идет ущемление тех, кто слабее… Две мои жены, и Саня вместе с Юном, который теперь спокойно принимал лечение моего друга, и испуганно глядевший на меня, встали в первых кругах толпы. Хех, слишком мало зрителей, как по мне… даже в Хабутках, было интереснее на кулачных боях.
     — Для начала, разрешите представиться: Федор Иванов, искатель приключений, муж старшей дочери Владыки тьмы, и единственный претендент на престол Гиблых земель! — я взмахнул плащом, который тут же отстегнул, и протянул Лифхель и Силари. — Мои дорогие жены, не присмотрите ли за моим плащом, пока я разбираюсь с падалью! Ах, и еще вот за этим!
     Я отстегнул кобуру, которую протянул Силари, и ножны, отдав их уже Лифхель. Мои жены смотрели на меня с такой страстью, что я начал бояться своего пафоса — а ну как сегодня ночью меня опять будут изматывать? Ладно, Силари еще невинна, но вот ее глаза говорили о том, что она уже готова…
     — Муж дочери… Владыки? — испуганно переспросил мужик. — Ладно… Ладно! Мое имя Джок, простой рабочий в порту! И кажется сегодня, я набью рожу выскочке, который еще и псих!
     — Не веришь? — улыбнулся я. — Как хочешь! Но вот побить тебе меня не удастся, каким бы жирным ты не был!
     С яростным криком, Джок хотел ударить меня, но его скорость не сравнится со скоростью всех тех, с кем я дрался в Хабутках, почему я и смог легко увернуться. Да и если по правде — Джок не дотягивал вообще ни до одного бойцов Хабутков. Медленный, неуклюжий, пытающийся брать силой, тогда как все бойцы кулачного клуба, какими бы сильными не было, побеждали хитростью и ловкостью.
     — Давайте, хозяин! — поддерживала меня Лиф, пока Силари не зная что делать, переминалась с ноги на ногу. Мне хватало времени для того, чтобы посмотреть на моих жен! Зачем вообще кому-то объяснять, чем кончилась наша драка?!
     Когда мне надоело уворачиваться, я сделал пару резких ударов по печени Джока, один удар в челюсть, и так как это бой без правил, я пнул его в голень, отчего он свалился на правое колено.
     — Вот где твое место, ублюдок! — фыркнул я, отобрав плащ у Лиф, и застегивая его под шеей. — Стой так, пока я и мои друзья не уйдем, или тебе не поздоровится. Думаю, лечение обойдется тебе в десяток серебряных, не меньше!
     — Пошел ты! — прошипел Джок, и поднявшись напал на меня снова, но в этот раз, я уже не сдерживался, и ловко сделав ему апперкот, схватил его правую руку, и сломал ее, уронив его на землю, где он, корчась от боли, тихонько стонал.
     — Я предупреждал! А ты парень… — я повернулся к Юну, и протянул ему руку. — Идем со мной, если хочешь жить!
     Ах, та самая фраза, из одного моего любимого фильма! Как же я хотел, как возможно и большинство парней моего возраста, произнести ее вслух! И этот день настал!
     Юн кивнул, разинув рот, и медленно пошел вслед за нами, бросив взгляд на подростков, один из которых подошел к своему папаше, и пытался помочь тому встать. На ходу, пристегивая кобуру и ножны к поясу, я усмехнулся и расправил плащ. Пафос — это наше все! Да и кажется, когда я так делаю, моим женам, по крайней мере этим двум, это нравится…

     Вечером того же дня, после того, как я познакомил Юна со своей командой, мы с ним и Саней сидели в сауне, которую сняли на весь вечер, чтобы отдохнуть и расслабиться перед длинным путешествием по морю. Сауна была частью гостиницы, в которой мы остановились, и потому, мы без труда, отдыхали там по очереди. Первыми, и просидев там часа два, были Силари и Ники, сейчас мы — парни, а после нас пойдут мои три жены.
     Сидя втроем, в небольшой комнатке отдыха, где стояли диваны, и стол, на котором стояло несколько бутылок пива, и бутылка сока для Юна, которому оказалось всего двенадцать лет, и он был человеком (раса), мы с Саней слушали, как он оказался на улице.
     Он и вправду был сыном лорда и леди, не самой богатой, но довольно известной семьи, у которых было небольшое двухэтажное поместье в восточной части города, и всего трое слуг, что на самом деле мало для этого мира. Мать Юна умерла когда ему было всего три, и потому он плохо знал ее, лишь по рассказам отца-лорда, и по портретам. Так уж вышло, что несколько месяцев назад, его отец умер от туберкулеза, который в этом мире никто не может вылечить, как и в моем мире, и не успел Юн оплакать его, как в поместье приехали младший брат отца вместе с женой, и заставили парнишку изменить завещание, продержав его неделю голым и голодным, в сыром подвале. Когда Юн подписал все, что ему подсунул дядя, его родственники просто вышвырнули его из дому, дав ему старые штаны, рубаху и дырявые ботинки. Причем, они и вправду сделали объявление на центральной площади города, чтобы ему никто не помогал, или ему же будет хуже! И вот, бедному парнишке, ничего не оставалось, кроме как выживать в одиночестве, роясь в помойках и воруя…
     — Могу я узнать, что теперь со мной будет? — спросил Юн, закутанный в махровое черное полотенце, и шмыгающий носом. Саня сказал, что парень здоров, так что было не понятно, почему он шмыгал…
     — Да как бы… ничего, — пожал я плечами. — Оставайся с нами, если хочешь. Тестю моему, ты вряд ли нужен, ведь он даже от двух милашек-нэко отказался… Могу предложить тебе быть моим оруженосцем, а потом и стать личным рыцарем!
     — Простите за дерзость, но кто вы на самом деле, господин? — удивленно спросил Юн. Саня хмыкнул, а я пожалел, что мой плащ сейчас не на мне, а то я могу бы опять что-нибудь пафосное сказать.
     — Я — будущий Владыка тьмы! И это — факт! Ивлена, с которой я тебя познакомил, блондинка, моя жена, а она является старшей дочерью Владыки Кореллона! Он мне лично сказал, что готов уступить мне трон, просто хочет получить от меня доказательство в виде зуба Феофела!
     — Простите еще за вопрос, но… кто остальные дамы?
     — У меня четыре жены парень, — отпив пиво, произнес я. — Ивлена, дочь Владыки; эльфийка Лифхель, которая еще и моя рабыня; Джейн, та, что с вороном, и которая уже ждет ребенка, и нэко — Силари. Ники — младшая сестра Силари, так что она просто родственница, получается…
     — А… так можно было? — разинул рот Юн. — Я знаю законы королевства, и иметь столько жен даже на Ийтмуле никому, кроме короля, нельзя!
     — Я — выше законов этих королевств! Во всяком случае, в том, что касается женитьбы! Хотя и сам удивляюсь, как в церкви мне разрешили жениться на четвертой… может, Ивлена постаралась? Наверняка сказала им что-то, вот разрешение и выдано было…
     — Мне, конечно, некуда идти, так что наверно… я… принимаю предложение стать вашим оруженосцем, господин, — Юн хотел преклонить колено, но я остановил его.
     — Не надо так официально. И вообще, раз ты принял такое решение, значит, первым делом завтра нужно будет с утра пораньше сгонять к оружейнику, в Гильдию, чтобы ты получил класс и смог качаться… Ох и забегаемся мы! А ведь на завтра назначено отплытие…
     — Вы уплываете из города?
     — Да, надо же найти зуб Феофела… Но ничего, корабль без меня никуда не денется, если они не хотят увидеть мощь моей Лифхель, хе-хе! Ты же не против отправиться в наше путешествие, черт знает куда, и черт знает на сколько?
     — Оруженосец следует за своим господином, куда бы он ни пошел, — Юн улыбнулся, и склонил голову. Я вздохнул, и взяв бутылку пива поднял ее.
     — За нового члена нашей команды, и за удачное путешествие!

Глава 19. «Черный демон»

     — Два короля, — улыбаясь своим почти беззубым ртом, в котором было лишь три зуба, матрос Шульд положил свои карты на круглый стол, за которым мы вшестером играли в покер, и бросил взгляд на меня. — Чем ответите, господин?
     — Три дамы, — усмехнувшись, я бросил карты на стол, и мои напарники по игре недовольно вздохнули. Забрав себе весь банк, я взглянул на Саню, который тихо ворчал, перемешивая колоду.
     — Господин, а не мухлюете ли вы? — спросил еще один матрос, имя которого я забыл. Он был гномом, но довольно ловким, но сейчас был вечер, и его, и остальных сменили другие матросы. Мы находились на второй палубе, на которой были расположены каюты экипажа, камбуз и комната отдыха, где мы сейчас и находились. На первой палубе находился трюм, где были припасы и стояла наша Избушка, на третьей палубе находилось несколько кают для слуг и для господ, каюта судового лекаря Фиснеса, небольшая библиотека, а на четвертой, верхней палубе… ну, там был расположен штурвал, мачты, и каюта капитана Дрэйка. Я ничего не понимал в кораблях, и потому был рад, что всем этим занимался капитан и его команда.
     — Мухлюю? Смеешь обвинять меня в такой низости? — я положил руки на стол, как бы показывая, что рукава моей алой рубашки, что сшили для меня Лиф и Силари, закатаны выше локтей. Саня раздал еще по две карты, и когда я взял их, я едва сдержался, так как у меня уже было два туза — черви и пики. Да, в этом мире тоже использовалась для основы, названия и обозначения французской колоды, что меня сильно радовало.
     — Извините, господин, не заметил ваши рукава, — хмыкнул Шульд, бросив взгляд на свои карты, и положив их на стол. Он никогда не держал свои карты в руках, боясь, что мне может подсказывать каким-то образом Джейн, сидевшая на диване, у стены. Вся мебель, что была на корабле, была прибита к полу, и потому передвинуть что-либо было невозможно.
     — Нужно быть внимательнее, а то так можно проиграть все.
     — Господин, а не хотите ли поднять ставки?
     — И на что же ты собираешься играть? Кажется, я у тебя уже все медяки повыигрывал или я ошибаюсь?
     — Я говоря о чем-то более… интересном. — Шульд наклонился к столу. — Я хочу поставить свой меч, который достался мне еще от отца. Вы его видели, двуручник.
     — Допустим… а что ты от меня хочешь?
     — Совсем немногое, господин… пару часов с той миленькой нэко. Ники, кажется?
     Мы с Саней недовольно переглянулись. Я подвинул все монеты, что выиграл, на середину стола, и поднялся со стула, мрачно глядя на Шульда.
     — Я больше никогда не сяду с тобой за стол, матрос, — я расправил рукава. — Забирай свои деньги, и радуйся, что я тут же не приказал бросить тебя за борт, мерзавец! Ники — не рабыня, чтобы я продавал ее всем подряд! Она моя свояченица, сестра моей жены!
     — Простите, господин, я не знал! — Шульд поднялся из-за стола, и поклонился. — Я думал, что она простая служанка…
     — Да будь она даже простой служанкой, ты думаешь я настолько низко пал, что готов продать невинную девочку кому ни попадя?!
     Развернувшись на каблуках сапог, я быстрым шагом вышел из комнаты отдыха, и немного пошатываясь, так как корабль качался на волнах, поднялся на верхнюю палубу, и подошел к перилам. Джейн шла за мной, почти не отходя от меня ни на шаг, с тех пор, как мы поднялись на корабль. Прошло уже шесть дней с момента отплытия из города, и за эти дни, ничего не происходило. Корабль держал курс на юго-восток, стараясь идти на парусах. Торопиться было некуда, припасов было много, так что мы решили полностью насладиться этим путешествием.
     — Что он такое сказал? — спросила Джейн, обняв меня сзади.
     — Хотел сыграть на Ники… Слушай, ты не сделаешь мне одолжение? Вызови каких-нибудь крыс или мышей, и пускай они не сводят глаз ни с кого из наших, особенно с Ники!
     — Ты думаешь, что они могут отважиться что-то сделать? — Джейн взмахнула рукавами платья, из которых высыпалось несколько белых мышей, которые тут же разбежались по всему кораблю.
     — Лучше перестраховаться. Ты же знаешь, что я всех вас люблю, — я улыбнулся, и развернувшись, поцеловал Джейн. — Кстати… уже подумывала, как назвать малыша?
     — Малыша? А что если будет малышка?
     — Думаешь, буду любить меньше, если будет девочка? Вообще, я думал о том, чтобы дать ребенку имя из нашего мира. Русское какое-нибудь или английское…
     — Алиса? Или Рон?
     — Не-не-не! Алиса — банально. Рон у меня ассоциируется с рыжими, это уже скорее к Лиф. Может, Борис? А если девочка — Вероника…
     — Ну, мне не очень нравится, но время еще есть, верно?
     — Ага. Хотя мне всегда нравилось имя Вероника, эх… Но в любом случае, последнее слово будет за тобой, я это уже точно решил!
     — Знаешь, Федор, с каждым днем ты становишься все меньше похож на мальчика, становишься мужчиной, — хихикнула Джейн. — Хотя лицо у тебя все еще детское, и даже щетина не помогает!
     — А вот это обидно! Наказать что ли тебя, плохая девочка?
     — Что еще можно ожидать от Владыки тьмы, кроме как нападение на несчастных девушек? — улыбнулась Джейн. — Веди меня в свою спальню, монстр!
     Усмехнувшись, я взял Джейн за талию, и повел ее в нашу спальню, которую делил и с остальными женами, кроме Силари, которая спала в каюте вместе с Ники. В этом плане, она была даже стеснительнее, чем Лифхель…

     Корабль медленно скользил по волнам. Юго-восточный ветер бил в лицо, растрепывая наши с Лифхель волосы. Мы с эльфийкой стояли на носу корабля, и я держал ее за талию, так как она стояла на перилах, перепуганная, но довольная. Если смотреть со стороны, то можно было подумать, что мы с ней косплеим «Титаник»… Собственно, так оно и было! Остальные жены и Ники отказались от этого, лишь Лифхель, которая большими глазами смотрела на меня. Эх, моя Лифхель!
     — Когда-нибудь Лиф, когда-нибудь — весь этот мир будет лежать у наших ног! — я вытянул правую руку, сжав пальцы в кулак, а левой взмахнул плащом. Лифхель стояла рядом, повторяя за мной эти жесты, только плаща у нее не было, зато она взмахнула подолом платья. — Мы добудем зуб Феофела, и я стану Владыкой тьмы!
     — Хозяин! — пропищала Лифхель. Улыбаясь своей «обворожительной улыбкой», я повернулся к эльфийке, и взял ее за плечи. — Хозяин!
     — Знаешь, Лифхель, если бы мы были главными героями одного аниме про пиратов, то я бы хотел, чтобы ты была персонажем Нами! У нее конечно, сиськи больше, но… — я взял Лифхель за руки и нежно сжал их. — Я люблю тебя не за это! Мне нравятся и твои, честно!
     — Хозяин! — у нее на глазах выступили слезы, и она крепко обняла меня в то время, как Саня стоявший у перил чуть в стороне левее, начала показывать ртом жесты, словно его тошнит. Юн и Ивлена стоявшие неподалеку, непонимающе переглянулись, и вдруг покатились со смеху, глядя на нас с Лифхель.
     — Чего вы ржете, блин? Что думаете, Владыка должен быть жестоким и злым каждую минуту? Должен только и делать, что стоять как дебил и громко хохотать крича о захвате мира? — фыркнул я, за руку утаскивая Лифхель с этой палубы. Эльфийка недовольно кивала головой, вторя моим словам, чем заставляла моего оруженосца и жену, смеяться еще сильнее. Саня вообще уже полчаса стоял с трудом дыша, не убирая руку с лица.
     Покинув верхнюю палубу, мы с Лифхель зашли в нашу спальную, в которой стояла огромная кровать, на которой могли поместить все мы, и занимавшая большую часть комнаты, и усевшись с Лифхель на нее, стали недовольно фыркать.
     — Скажи Лифхель, я настолько смешон? Разве желать приключение без опасностей не нормально?
     — Нет, хозяин! Я считаю, что наше путешествие довольно романтично, вот если бы еще команда была более… веселой, без таких, как Шульд, все было бы еще лучше!
     — Ага. Но такая уж нам досталась команда, и тут ничего не сделаешь. По крайней мере, большая часть нормальная, как и капитан Дрэйк.
     — Возможно… но с ним бывает приятно посидеть на ужине, этого я отрицать не буду, хозяин! — Лифхель легла на кровать, положив голову мне на колени. Я вздохнул, и от нечего делать, начал перебирать пальцами по ее голове, отчего эльфийка прикрыла глаза.
     — Эх, Лифхель, как бы мне хотелось чтобы ты назвала меня по имени… Почему твою печать нельзя снять?! Может все-таки существует какая-нибудь магия, для снятия печатей?
     — Нет, хозяин, от этого может избавить лишь смерть хозяина. Знаете… а ведь когда-нибудь, эта печать может спасти кого-то из нас. Меня, например!
     — Да, я в курсе насчет телепатической связи, но мне так хочется, что ты произнесла мое имя, Лиф. Ты единственная, кому так не повезло, из всех моих жен!
     — А что насчет Силари? Она вас постоянно зовет «господином»!
     — Это просто игра. По крайней мере не «выкает», как ты…
     — Ммм… хозяин, скажите честно, а в вашем мире нэко существуют?
     — Нет. Лишь в аниме, манге, ранобэ или китайских ММО играх… и вообще, у нас это считается каким-то извращением, когда тебе нравятся такие персонажи, или аниме в принципе. Даже у меня, одно время была склонность к девочкам с ушками… но тогда мне было лет пятнадцать… кто же мог знать, что у меня в женах будут эльфийка и нэко, мечта анимешников, блин!
     — А как думаете, хозяин, где у Силари самые… чувствительные зоны? Если вы понимаете, о чем я?
     — Интересный вопрос, — я задумался. — Возможно, их ушки и кончик хвоста… Знаешь, а ведь она моя жена, так что что нам стоит узнать это?
     — Ох, как она покраснеет от этих вопросов, хи-хи!
     Вредно хихикая, мы с Лиф вышли из комнаты, решив все же узнать, где у нэко самые чувствительные места, но столкнулись с проблемой. Силари нигде не было. Ее не было в ее комнате, где находилась лишь Ники, лежащая на кровати, и смешно размахивающая ногами и хвостом, почти не отрываясь от своего рисования. Она, кажется, даже не заметила нас, хотя мы сотни раз говорили ей, чтобы она была бдительной, и запирала чертовы двери!
     Не было Силари и в библиотеке, не было в комнате отдыха, не было на верхней палубе. Ее не было нигде. Мы уже начали волноваться, куда могла пропасть старшая кошкодевочка, но нас успокоила Джейн, подойдя к нам, держа на руках одну из своих мышей-шпионов, и сказав, что ее питомцы видели Силари в трюме. Мы уже бросились вниз по лестнице, но Джейн окликнула эльфийка, и попросила ее помочь ей в вышивке. Да, Джейн тоже решила научиться этому, хоть у нее плохо и получалось это… Лифхель с досадой посмотрела на меня, но она очень любила все, что связано с вышивкой и шитьем, так что я махнул рукой, пообещал, что она все равно это узнает, и медленно побрел в трюм, тогда как мои жены пошли в нашу комнату.
     Искать Силари в трюме мне пришлось недолго. Почему-то мне сразу пришло в голову, что она может находиться лишь в одном месте, а именно в Избушке, которая стояла в отсеке с деревом и парусиной, на случай шторма или повреждений. Из щелей между дверью и косяком, пробивался тонкий лучик света, и потому я, забыв свой ключ в сумочке в спальне, постучался.
     — Г-господин, что ты тут делаешь? — приоткрыв дверь, спросила Силари, и ее щеки сразу покраснели.
     — Если я правильно помню, это мой корабль, так что… почему бы мне тут и не быть, — усмехнулся я. — Скорее, это мне интересно, что ты тут делаешь?
     — Читаю, — пропищала Силари, еще больше залившись краской. Она еще больше приоткрыла дверь, и я вошел в хижину. На столе стояла одинокая горящая свеча, и рядом лежала раскрытая книга. Пока Силари зачем-то запирала дверь, я подошел к столу, и посмотрел на обложку книги. Ну, теперь понятно, почему она закрывается здесь — она читает книги Лифхель, к которым при нас стесняется даже притрагиваться.
     — Интересно хоть?
     — Ну… мне скорее интересно там читать только об одном, — Силари взяла в руки свой хвост и начала перебирать шерстку на нем пальцами. Она подошла ко мне, и закрыла книгу, положив закладку. — Я… я пытаюсь настроить себя…
     — Можешь ничего не говорить, — нахмурился я. — Я понимаю, ты стесняешься и все такое… Блин, а я как раз пришел спросить тебя кое о чем не совсем приличном… Думаю, что зря я это затеял, так что пойду отсюда… Откроешь мне дверь?
     — Господин… Федор… я… — Силари закрыла лицо руками, и вдруг истерично захихикала. — Мне страшно! Очень страшно! Я наверно, самая глупая нэко в мире, которая боится сблизится со своим мужем!
     — Не переживай! — отмахнулся я. — Тебе решать, когда будешь готова, я ведь тебе уже сказал! К тому же, если честно, мы с Лиф сами первый раз боялись этого… Боялись, что вдруг будем делать что-то неправильно, хотя я не понимаю, что там можно делать неправильно…
     — Я думала, что если буду сама действовать, мне будет не так страшно, но… я уже столько книг Лифхель прочитала, самые пикантные сцены перечитывала по нескольку раз… И все равно, я стесняюсь!
     — А я говорил, что не надо было влюбляться в меня, а уж предлагать стать четвертой женой тем более! — я подошел к двери, и облокотился о косяк. — Ты просто напридумывала себе свои чувства ко мне…
     — Нет! Чувства нельзя выдумать! Я точно знаю, что люблю тебя! Ты идиот, Федор! Как ты вообще можешь говорить такое?! Ты… ты просто…
     — Кошечка разозлилась! — прошептал я, глядя на то, как она надула свои щеки, и едва сдерживая смех. Да уж, ее милое невинное личико, словно у девчонок из аниме, стало таким красным, что если поднести спелый помидор, то разницы почти не увидишь… — Ладно, открой давай, и сиди читай дальше.
     — А что вы хотели узнать?
     — Хех, постой спокойно, — я медленно подошел к Силари, которая испуганно затряслась, и опять закрыла лицо руками, и взяв в руки ее хвост, нежно надавил на его кончик. Силари издала неприличный вздох, от которого даже мне стало не по себе. Резко отпустив ее хвостик, я мысленно проклял свое упрямство, и тихонько ругаясь, и при этом едва сдерживаясь от смеха, резко укусил Силари за кончик левого ушка. Укусил аккуратно, чтобы не причинить вреда, однако тот вскрик, который она издала, заставил меня отпрыгнуть.
     — Господин… это было… очень приятно! — произнесла трясясь Силари. — Давайте еще раз!
     — Ну, если ты хочешь, — пожал я плечами, и хотел уже укусить за второе ушко, как вдруг услышал писк, доносившийся из-за двери. Вытащив из кармана платья Силари ключ, я отпер замок, и впустил в Избушку белую мышь, которая залезла мне на сапог, попрыгала, и выбежала за дверь, пища.
     — Что это с ней? — удивленно спросила Силари, когда я отдал ей ключ.
     — Что-то случилось. Запрись здесь, и вооружись чем-нибудь, — я вышел из Избушки. — Никому, кроме девчонок не открывай, поняла? Даже если мой голос услышишь!
     — П-поняла!
     Силари заперла дверь, а я пошел за мышью. На лестницах, я брал ее в руку, чтобы быстрее забираться вверх, и вот на третьей палубе, она побежала в сторону корабельной библиотеки. Дверь в нее, что было странно, была заперта, но я не долго думая, выбил дверь с ноги, благо что мои сапоги были очень крепкие.
     И вот, перед моими глазами предстала нехорошая картина: Ники, зажатая у шкафа, которую Шульд держал за волосы, и еще один матрос, который пытался стянуть с малышки платье.
     — Вы совсем оборзели?! — как бы спросил я, но на самом деле, эти слова были трехэтажным матом, который я просто решил заменить. — Быстро отпустили девочку!
     — А то что, а? Господин, херов! Ты тут один! — хмыкнул Шульд, отпуская зареванную Ники, у которой во рту торчала какая-то тряпка, из-за чего она и не могла позвать на помощь. — Владыка, епт твою мать! Говна кусок, который ни черта не может! Не пойму, что бабы нашли в тебе?!
     Я не ответил. Отстегнув плащ, я бросил его в сторону, и поднял кулаки. Да, вот теперь шансов победить у меня не так много, ведь в руках у Шульда был кинжал, да и он был сильнее и ловчее Джока. Но я что не мужик? Ладно, если и сдохну, то хоть за геройский подвиг, а значит, мне будет можно отправиться в рай…
     — Что не зассал, господин?
     Я не ответил и вместо этого бросился с кулаками на Шульда. Тупо, без плана, но в тот момент я просто отключил мозг, ведь была лишь одна мысль «спасти Ники!». О себе я не думал, за что и поплатился. Умудрившись ударить Шульда в грудь, я не сумел увернуться, и получил кинжал под ребра справа. Надеюсь, печень не была задета… Шульд, довольно улыбаясь своими тремя зубами, попытался пырнуть меня снова, и в этот раз я смог с трудом увернуться, и упал на пол, истекая кровью. Прости, Ники…
     — Сдохни! — прошипел Шульд, надеясь, что сейчас прирежет меня, но он не заметил, что я упал рядом с плащом, который и бросил в матроса, а сам повернулся на бок, уклонившись от лезвия. Пока Шульд пытался освободиться, начав резать мой плащ, я держась за бок поднялся, и умудрившись поймать его за правую руку, так загнул ее, что сумел сломать ее. Кинжал выпал, Шульд заорал от боли, а я схватив кинжал, и с трудом зажимая рану, и держа кинжал, повернулся ко второму матросу. Недолго думая, я бросился к нему, и в последний момент, упав на пол специально, воткнул кинжал ему в колено. Этим самым я навредил ему, и спас себя, так как он тоже взмахнул своим кинжалом, вытащенным из ножен. Он заорал от боли, а я нанес ему еще несколько ударов в ноги, и когда свалился, Ники вырвалась из его хватки, и отбежала в угол, вытащив кляп, и громко заплакав. Развернувшись с живота на спину, я зажал рану, которая кажется, стала еще больше, из-за моих движений, и закрыл глаза, ожидая момента, когда появлюсь в белой комнате. Но мне не дала помереть кошкодевочка, которая подползла ко мне, и схватив кинжал, начала трясти меня за руку.
     — Не умирай, Федор! Пожалуйста! — рыдала Ники. — Помогите! Помогите! Саша, Ивлена! Прошу!
     — Господи! Какого х… — судя по всему на крики Ники прибежали матросы и Саня, и через несколько секунд, я почувствовал приятное тепло, особенно сильное в том месте, где у меня была рана. Кажется, не суждено мне попасть в рай… ну и ладно, зато я останусь со своими женами…
     Через несколько часов, когда я пришел в себя, благодаря магии лечения, я первым делом попросил, чтобы Шульда и матроса привели на верхнюю палубу. И вот, я стоял перед ними, без своего плаща, злой, и с жаждой убийства. Мне хотелось произнести какую-нибудь речь, но если так подумать… то зачем?
     Оглянувшись на всех, кто стоял на палубе, а я приказал собраться тут всем, я подошел к Шульду, связанному магическими веревками по рукам и ногам, лежащим на полу, и без лишних слов, ногами столкнул его с корабля, прямо в воду. Второго матроса постигла та же участь. Немного постояв, глядя в воду, где они пытались барахтаться, я развернулся.
     — Мое доверие вы потеряли, — прошипел я, обращаясь к команде корабля. Большая часть мужиков и парней стояли опустив голову, лишь капитан Дрэйк стоял подняв голову, и куря свою трубку. Когда мы встретились с ним взглядом, он тихонько кивнул. — Если попробуете бунтовать, вас ждет такая же участь, как и у них, а может и похуже. Больше мне сказать нечего, так что за работу!

     С того случая с Ники, и я, и мои жены, и мой оруженосец, и Саня — вся моя команда ходила с оружием. Я даже в своей каюте, не снимал кобуру, а на ночь складывал ее под подушку, что очень не нравилось женам, но поделать они ничего не могли. К тому же, Ники после этого случая вообще целыми днями проводила в нашей каюте, вместе с Силари, боясь в одиночку даже в туалет ходить, так что о интимной жизни мы с Лифхель, Ивленой вообще забыли. Джейн было все равно, она говорила, что у нее слабость в ногах какая-то, и потому в любом случае ничего не хотела.
     Прошла неделя с того случая, мы с Ники и Силари, сидели в каюте, пока Джейн и Ивлена обедали с капитаном, Саня вместе с Юном пытались рыбачить, с верхней палубы, а Лифхель… Лифхель можно сказать тоже была в каюте с нами, но полностью укрытая одеялом, и тихо сопела. Лишь несколько рыжих локонов торчали из-под одеяла, а сама она еще и часто вертясь, что-то пищала, давая о себе знать.
     Чем мы занимались? Ну я лежал вместе с Ники на полу, и смотрел ее альбом. Силари читала книгу, сидя на кровати рядом с Лифхель, и время от времени, когда эльфийка высовывала свою ногу, щекотала ее.
     — Твои рисунки все лучше и лучше, мелкая, — листая страницы альбома, произнес я. Перевернув последнюю страницу, на которой — внезапно! — был нарисован я, с револьвером в руках, я потрепал Ники по волосам, и передвинул альбом ей. — Знаешь, нужно будет тебе мольберт сделать, чтобы ты рисовала еще лучше!
     — Сделать?
     — Ага. Нафиг покупать, и тратить деньги, верно? У меня хоть руки нифига не золотые, но я все же попробую сам сделать! Все равно, тут очень скучно, так что будет хоть какое-то занятие!
     — Это будет… здорово!
     — Сначала посмотрим, как я это сделаю, а потом… я думаю, ржать будем долго.
     — Все так плохо?
     — Угу. Хоть у меня была пятерка по труду, я трудовика ненавидел, как и вся наша школа. Мудак был тот еще, к тому же, поговаривали, что он любит мал… Ладно, тебе это знать не нужно.
     — Что он любит?
     — Молоко. Он любит гребанное молоко! — с каменным лицом произнес я. — Эх, как же скучно? Сходить что-ли, пообедать с капитаном?
     — Нет, лучше пошли сходим за другой книгой! — громко произнесла Силари. — Эту я уже прочла!
     — Я с вами! — подскочила Ники, но Силари одарила ее таким взглядом, что бедняга съёжилась, и снова легла на пол, поджав губы, и взяв карандаш, уткнулась в альбом.
     — Ну, ладно… пошли! Ники, если что, буди Лифхель пинком, а если поймет, что меня тут нету, скажи что я приказал следить за тобой, ясно?
     — Поняла. Удачи, сестра! — улыбнулась Ники, отчего Силари закашлялась и сильно покраснела.
     Выйдя из каюты, мы с Силари спустились в трюм, вошли в Избушку, и когда Силари заперла дверь, она с лицом, как помидор, подошла ко мне, и будучи ростом мне по шею, встала на цыпочки, и я поцеловал ее. Не буду описывать, что происходило дальше, ведь это и так понятно. Силари по-прежнему сильно смущалась, даже когда сняла свое платье, и прикрыла грудь хвостиком, но это ее не остановило. Я не торопил свою жену, давай ей время настроиться морально, ведь мне-то было все равно, я был всегда готов… кхм! И скажу, что мое ожидание полностью оправдало себя…
     Когда мы вернулись в нашу каюту, не забыв захватить очередную книгу для Силари, то увидели, что Лифхель уже не спит, а сидит и нервно дергает ногой. Ники удивленно смотрела на сестру.
     Сев рядом с Лифхель, тогда как Силари разместилась за столом, и уткнулась в книгу, я наклонился к эльфийке, и тихо прошептал:
     — Ушки — самые чувствительные!

     День плавания — двадцать третий. Ранее утро. Я лежал на кровати в нашей каюте, и уже давно не спал, будучи придавленным со всех сторон. Лифхель лежала на правой руке, Джейн на левой, и дышала прямо в ухо, Ивлена отчасти лежала на Лифхель, отчасти на моей груди, Силари лежала в ногах, свернувшись в клубок словно кошка, а ее хвост был откинут, и постоянно лез мне в рот. По крайней мере, все мы были одеты, так как весь прошлый день шел дождь, и мы замерзли. Несколько матросов начали чихать, и капитан отправил их к лекарю, который сам весь день ходил и ворчал на проклятый холод… Да уж, в море было гораздо холоднее, чем на суше, так что я понимал его…
     Что можно еще сказать про этот день? То, что сегодня годовщина, как я попал в этот мир, и годовщина моей смерти. И сейчас, лежа с четырьмя женами на большой кровати, на своем корабле и со своей командой, которая после случая с Шульдом стала уважать меня, да и я их тоже, так как прецедентов больше не было, и мои жены даже стали разговаривать с мужиками, я не мог поверить, что это и правда происходит со мной. Казалось, еще недавно, я, обиженный на весь мир, вспоминающий слова врача, что поставил мне диагноз «злокачественная опухоль лимфомы», вспоминающий, как мой отец сказал, что я должен сам решать, что мне делать, с каменным лицом, стоял на мосту, глядя в воду… Как же изменилась… а можно ли назвать все это жизнью, если я помер? Наверно, да, ведь я как никогда, чувствовал себя живым!
     — Почему это произошло именно со мной, а? — вслух прошептал я, выплюнув изо рта хвостик Силари. — Ведь я был никем, обычным парнем, которого друзья бросили после школы, без девушки, не самым умным, работал в макдаке… Спасибо, Боже, за эту новую, прекрасную жизнь! Пусть у всех хороших людей, она будет такая же! Хотя бы после смерти!
     — Что с тобой? — зевая, спросила Джейн. — Опять депрессируешь?
     — Блин, как это звучит… зачем мне депрессировать, если у меня есть четыре милых жены? — усмехнулся я. — И нет, я просто рад, что так сложилась моя смерть!
     — А, понятно! — Джейн спустила ноги на пол, и взяв с прикроватной тумбы, тоже прибитой к полу, расческу, начала приводить свои волосы в порядок. Она всегда, проснувшись, занималась этим, говоря, что даже в том мире, ее волосы были ее гордостью, ведь они, как ни странно, не пострадали при взрыве.
     — Джейн… может ты освободишь меня от них, а? Я уже рук не чувствую!
     — Терпи, Федя, терпи! — улыбнулась она. — Не будь я беременна, я бы сейчас сама легла на тебя сверху, и опять уснула!
     — Как ты можешь такое говорить?! Ты ранишь меня прямо в сердце!
     Мне пришлось еще некоторое время лежать вдавленным в кровать, и от нечего делать, я следил за Джейн, которая причесавшись, и собрав волосы в хвост, стала одеваться. И словно издеваясь надо мной, она специально вставала в сексуальные позы, и тихо смеялась, зная, какая у меня будет реакция. Черт, почему эти четверо так любят издеваться надо мной?! Ну и ладно…
     — Хозяин, а что… Ой! — Лифхель проснулась, и так как ее правая рука лежала у меня ниже пояса (так получилось, блин) она гнусно захихикала, и освободив левую руку, с громким хлопком ударила по заднице Ивлену, которая подскочив, взвизгнула. Силари от ее крика почти совсем по-кошачьи потянулась, и пропищав, что уже пора вставать, сползла на пол. Мое очередное утро началось… И так ведь было почти всегда!
     — Эльфийка, чтоб тебя! — ворчливо произнесла Ивлена, глядя на Лифхель, которая еще сильнее прижалась ко мне. — Перестань будить меня так!
     — Это страшная месть, за то время, когда ты будила нас с хозяином таким образом! — Лиф невозмутимо прижалась своим лбом к моим ребрам. Ее правая нога легла на мои ноги, но по крайне мере, у меня была свободна правая рука.
     — Ах, так! Ну-ну, эльфийка… я покажу тебе, что такое месть!
     С этими словами, Ивлена взяла за ноги почему-то меня, и начала стягивать с кровати. Я уже настолько привык, что даже не сопротивлялся, решив довериться Лиф, которая правой рукой схватилась за спинку кровати, а левой она схватилась за мою левую руку. Силари, за все то время, что мы жили в Избушке, успела привыкнуть к такому утру, но хоть уже и спала вместе с нами, участие в безумстве не принимала. Джейн же даже не обращала внимания, сев за стол, и достав из мешочка какие-то семечки, стала кормить ими Кэла с ладони.
     — Силари, пощекочи Ивлену! — произнес я. Нэко кивнула, и подойдя к Ивлене, дотронулась до ее талии, но та ловко извернувшись, схватила беднягу нэку, и бросила ее к нам на кровать.
     — Ты должна помогать мне, а не им, кошка! Я займусь эльфийкой, а ты займись Федором! Правил нету, есть лишь цель — скинуть их с кровати!
     Но все пошло не по плану Ивлены. Из-за своей неуклюжести, Силари, попытавшись слезть с кровати, чуть не свалилась на пол, и для того, чтобы удержаться, она схватила меня за трусы, и стянула их с меня. Да, бедняга нэко упала бы, но все же, из-за моих трусов, которые дали секундную задержку, Ивлена успела схватить ее, и удержать. Мы все замерли, а когда Силари засмеялась, у меня от сердца отлегло.
     — Фух… — выдохнула Ивлена, посмотрев на нас с Лиф, сидящих на кровати. — В этот раз пронесло! Силари, будь осторожнее, прошу тебя!
     — Я все испортила, — шмыгнула носом нэко, и медленно опустилась на кровать.
     — Ничего ты не испортила! — сказал я, сев рядом с ней. — С кем не бывает, верно, девчат? Ты не расстраивайся, пошли давай лучше в камбуз сходим. Есть у меня для вас сюрприз один…
     — Ммм… Федор, я ничего не хочу сказать, но может наденешь свое белье? — хихикнула Джейн. Я вздохнул, и встав с кровати, начал одеваться. Напялив свой алый костюм, надев черные сапоги, и застегнув плащ, я взмахнул им, стоя перед дверями.
     — Будущий Владыка тьмы…
     — Федор! — завопила Ивлена, поняв, что я надел не свой плащ, а ее, который для нее недавно сшила Лифхель. У него было лишь одно отличие от моего — серебряная застежка. Улыбнувшись своей женушке, я выскочил за дверь, и едва не столкнулся с Юном, вышедшим из каюты, которую делил с Саней.
     — Мой юный оруженосец, сейчас мы встретимся с нашим противником — самой дочерью Владыки тьмы! Мы должны храбро выступить против нее… — я не договорил, когда из каюты вышла Ивлена, с моим плащом в руках, и злобно ухмыляясь. — Вот и она, Юн!
     — Господин, кажется, она не одна… — прошептал Юн. И правда, из каюты, уже почти полностью одетые, вышли остальные мои жены, и встав позади Ивлены, гордо подняли голову, со злобными улыбками. — Что будем делать?
     — Сбегают лишь трусы, но…
     Я хотел крикнуть «бежим!», но когда я развернулся, то увидел, как с верхней палубы спускается Ники, которая увидев нас, удивленно остановилась. Она захлопала глазами, явно не понимая, что тут происходит. Мы с Юном одновременно вздохнули, будучи окружены и при этом безоружны.
     — Не думал, что нам придется встретиться с ними — четырьмя из Семи Смертных Грехов! — прошептал я. — Грех похоти — Силари, Грех гнева — Лифхель, Грех гордыни — Джейн и Грех зависти — Ники!
     — Мы обречены, господин!
     — Нет, мой юный оруженосец! Попробуй прорваться через Ники, и беги на верхнюю палубу, а я… я выиграю тебе время!
     — Хорошо, господин! Я стану сильнее, и отомщу за вас!
     С криком я бросился на своих жен, тогда как Юн напал на Ники, но мы с ним оба были повержены в одну секунду, стоило Лифхель произнести несколько слов. Мы с Юном оказались связанными магическими веревками, и упав на пол, стали ожидать нашей бесславной смерти, однако…
     — Корабль по правому борту! — громкий голос дозорного разнесся по всему кораблю. Щелкнув пальцами, Лифхель освободила меня, и мы все вместе бросились на верхнюю палубу, где уже собралась большая часть матросов, и все как один смотрели направо, туда, где по волнам в нашу сторону, медленно плыл корабль. Меньшего размера чем наш, но кое-что все же пугало мою команду.
     «Веселый Роджер» на флаге приближающегося корабля… Пираты!
     — Ой, дураки! — усмехнулась Ивлена. — Они что, не видят чей это корабль?
     — Может, еще одумаются? Хотя… Эй, парни! — я взбежал к штурвалу, и поднял правую руку, привлекая к себе внимание, пускай это и было лишним, ведь все и так смотрели на меня. — На всякий случай, вооружитесь! Кто знает, что взбредет в башку пиратам?!
     — Вы слышали господина! — громко сказал Дрэйк, вытащив трубку изо рта. Он встал рядом со мной, высокий и с густой бородой, и нахмурился. Члены команды начали быстро спускаться в трюм, где вооружались луками, арбалетами, кинжалами, мечами и другим оружием, и снова поднимались на главную палубу, готовясь к бою. Тем временем пиратский корабль все больше приближался к нам, и мы могли уже различать очертания людей, и слышали довольные крики.
     Пока они приближались, я успел сказать Джейн, Юну и Ники, чтобы они спрятались в Избушке, ведь как Юн не упирался, он был еще слаб, хотя я и сдержал обещание, и день отплытия, с самого утра пошел с ним в Гильдию, и договорился, чтобы ему дали класс. «Рыцарь», как он и хотел… пускай он и был первого уровня, он умел драться на мечах, все же его, как сына лорда, обучали этому, но я все равно пока не хотел рисковать его здоровьем. Пускай лучше сначала прокачается, а уж потом…
     — Лифхель, окружи барьером корабль! — отдал я приказ эльфийке, глядя, как пираты разворачиваются, и нацеливают на нас пушки. Вот в чем суть «высшего архимага» — только они могут создавать силовые поля, или «защитный барьер», как называется магический навык. А Лифхель была уже хорошо прокачана, пускай ее настоящий уровень я и не знал!
     После того, как вокруг «Черного демона» появился полупрозрачный барьер, я дал приказ эльфийке поднять в воздух столько матросов, сколько она сможет. Я не хотел топить пиратский корабль, пока не ограбил его… Интересно же, какие сокровища могут быть на борту! И потому, план был прост — с помощью левитации отправить на их корабль, и поубивать их команду!
     В очередной раз доказав, что с ней никто не сравнится, Лифхель подняла в воздух двадцать матросов, меня, Ивлену и саму себя, и отправила нас в полет. Это было незабываемое чувство, когда ты смотришь вниз, в морскую воду, но при этом не падаешь, а летишь дальше. И нужно было только видеть рожи пиратов, когда я, выхватив револьвер, начал стрелять в них. Матросы с луками и арбалетами не отставали от меня, и начали стрелять болтами и стрелами, не долетая до корабля, и спасибо Лиф, которая управляла нами в воздухе, не позволяя вражеским снарядам попасть в нас.
     Когда мы опустились на пиратский корабль, на его главной палубе уже было несколько трупов.
     — За Владыку! — кричали члены моей команды, нападая на пиратов. Мы с Лиф и Ивленой не стояли в стороне. Первая тут же начала колдовать, а вторая опять показывала свою грацию, прыгая от одного пирата к другому, перерезая их горла. Я же, с кинжалом в левой руке, и револьвером в правой, сразу же отправился на нижнюю палубу. Да, на этом корабле было всего две палубы, и пиратов было не так много, как я думал. Я убил, кажется всего пятерых, причем двое полегли от кинжала, когда я вместе с еще тремя матросами, обошел всю нижнюю палубу. Ничего интересного мы не нашли, так что наше нападение было лишним, подумал я, разочарованно, однако, поднявшись на главную палубу, и встав перед тремя пленниками, среди которых был капитан, одноглазый и с большим шрамом на бритом подбородке, один из матросов протянул мне лист бумаги, сложенный вчетверо. И когда я раскрыл его, мои глаза точно стали больше обычного…
     — Нашли в кармане их капитана! — усмехнулся матрос.
     — Парни, сегодня наш счастливый день! Это же сраная карта сокровищ! — прошептал я. Ивлена и Лифхель подошли ко мне, и дочь Владыки выхватила карту у меня из руки.
     — Похоже на то! Нужно показать Дрэйку, может он знает, где остров такого типа находится… — Ивлена отдала карту мне, а я тем временем, потратив последние три патрона на убийство пленников, повернулся к Лиф, и приказал вернуть нас на корабль.
     Через десяток минут, мы смотрели, как пустой пиратский корабль, с которого мы забрали всю еду и выпивку, так как ничего более ценного не нашлось, погружался в морскую пучину.
     — Я знаю, что это за остров, — произнес Дрэйк, когда я показал ему карту. — Он находится к западу отсюда, в паре дней пути. Судя по тому, как плыли пираты, они шли от него…
     — Есть ли шанс, что там будет что-то ценное? — спросила Ивлена.
     — Большая. Остров Касатка считается пристанищем пиратов Одноглазого, которого вы, господин, и убили. Там их убежище, а значит, сокровищ там — тьма! Если я помню, на их счету больше десятка ограблений!
     — Тогда, дорогой друг, прикажите разворачивать «Демона»! — улыбнулся я. — Время у нас есть, а лишнее богатство никогда не помешает! И да… парни, сегодня разрешаю нажраться! Только моих жен не трогайте, а то… убью на месте!

     Тем же вечером, когда корабль, развернувшись на запад, медленно плыл к острову Касатка, который назван так, потому что по своей форме напоминал водного млекопитающего, я вместе с женами и Саней с Ники и Юном стоял на верхней палубе, и смотрел на закат, пока корабельная команда на нижних палубах, получив от меня разрешение, пьянствовала. Капитан Дрэйк стоял за штурвалом, отпустив рулевого отпраздновать победу, и кроме нас, тут наверху, больше никого не было.
     И вот когда, я развернулся к своей группе, и хотел сказать и что-нибудь приятное, мою голову резко обнесло, и почувствовав сильную слабость в ногах, я начал падать на пол, теряя ни с того ни с сего, сознание. И прежде чем вырубиться, я услышал странный голос, раздавшийся в моей голове:
      — Скоро… совсем скоро…

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Яньшин "Наблюдатели"(Постапокалипсис) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) В.Соколов "Фаэтон: Планета аномалий"(Боевик) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) Н.Самсонова "Траарнская Академия Магии"(Любовное фэнтези) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru Ошибка старой феи. Анетта ПолитоваНедостойная. Анна ШнайдерМилашка. Зачёт по соблазнению. Сезон 1. Кристина Азимут✨Ин и Яла: Техника соблазнения. Ева ФиноваКурортный обман. Рай и гад. Надежда МамаеваИ немного волшебства. Валерия Яблонцева��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ. Любовь ЧароКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаАкадемия магии: о чем молчат зомби. Оксана ИвченкоДурная кровь. Виктория Невская
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"