Котляр Ася: другие произведения.

Кто ты, учитель?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Друзья мои! Я предлагаю вашему вниманию Дневник учителя, который назвала "Кто ты, учитель? Работая в школе вот уже 30 лет, я задаю себе множество вопросов и стараюсь найти на них ответы. Иногда получается, иногда нет, но в одном я убеждена: людей, равнодушных к проблемам школы, детей, не существует... Мы будем рассуждать, думать, мыслить, разрешать сложные и не очень школьные ситуации с позиции любви, доверия, взаимопонимания. Этот дневник я начала писать прямо в Facebook, что называется онлайн, выкладывая каждый день новую главу. Педагогический марафон длился почти два месяца. Я попыталась изложить свою жизненную и педагогическую позицию, делилась порой таким сокровенным, что у самой дух захватывало. Но, о чем сейчас могу сказать с уверенностью - мой дневник не оставил равнодушных. Читали его во многих странах, как ближнего, так и дальнего зарубежья. Не все соглашались с написанным, кто-то не верил, кто-то плакал, вспоминая своё, личное, а кто-то шел и крепко обнимал своих детей... Об этом я узнавала из комментариев, личных писем и это отдельная книга, поверьте. Я буду счастлива любым отзывам, любому отклику, заметкам на полях и всему, чем вы захотите поделиться со мной, прочитав его.

  

А. Котляр

  

КТО ТЫ, УЧИТЕЛЬ?

  
  Дневник учителя
  
  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
  
  ГЛАВА 1
  
  Я УМЕЮ РАДОВАТЬСЯ ЖИЗНИ!
   11 февраля 2014 г.
  
  Я умею радоваться жизни! Я хочу радоваться жизни! Я люблю радоваться жизни! Да, иногда жизнь преподносит сюрпризы и становится невероятно тяжело радоваться жизни. Но я тут же говорю себе: радуйся! Радуйся тому, что ты есть, тому, что ты дочь, что ты мать, что ты жена, бабушка... Радуйся тому, что Всевышний подарил тебе удивительную профессию учителя, ведь не каждому выпадает такое счастье делать ту работу, к которой лежит душа. Мне выпало такое счастье.
  
  Когда я пришла в первый класс, я уже знала что буду учителем. 1 сентября 1970 года я для себя решила раз и навсегда: буду учителем. Смотрела на первую свою учительницу, Ирину Николаевну, к сожалению, не помню фамилию и как она выглядела, поскольку через два месяца она уехала жить в другой город, но помню, что глядя на немолодую женщину с доброй улыбкой и на то, с каким благоговением на неё смотрят её будущие ученики, с каким трепетом дарят ей цветы, я подумала, что когда-нибудь тоже буду вот так стоять, улыбаться и вокруг меня будет столько же любящих глаз. Пока я училась в школе, мои планы несколько раз менялись: в пятом классе я хотела быть актрисой, в восьмом - парикмахером, в девятом - модельером, в десятом мне опять хотелось быть актрисой... Но желание быть учителем шло обязательным фоном, на котором все остальные желания как-то меркли.
  
  Три года назад мне выпало счастье работать на радио, на нашей всеми любимой радиостанции 'Радуга'. Сергей Грифитс, её программный директор, предложил мне работу на 'Радуге' в очень сложный период моей жизни. Болезнь самого дорогого для меня человека, моего мужа совпала с проблемами в школе (резкое сокращение детей, часов и т. д.), мои операции... Я без преувеличения могу сказать, что именно 'Радуга' помогла мне не просто выстоять в этой жизненной круговерти, она помогла мне выжить и именно тогда мне очень захотелось вести передачу о школе: о педагогике, о трудностях профессии, о проблемах современных детей и учителей... Почему-то казалось, что общество нуждается в том, чтобы говорить об удивительном феномене под названием 'Школа'. Но Сергей сказал, что эта передача не была бы развлекательной, а формат радио предполагает шоу. Так что мечты остались мечтами.
  
  Именно тогда, чтобы восполнить свои нереализованные возможности поговорить с городом о проблемах школ, я и написала свою первую пьесу о школе, которая называется 'Страсти-мордасти'. Сейчас, поставленные по ней спектакли играют детские и молодёжные театры в разных городах и странах.
  
  Молодая учительница, пришедшая в частную школу, получает очень сложный класс, в котором собраны дети весьма состоятельных родителей. Не зная, как общаться с детьми, у коих явный дефицит любви и внимания, она начинает вести на местном радио передачу, которую называет 'Дневник молодого учителя'. Передача становится рейтинговой, поскольку общество не может не быть заинтересованным в том, что происходит с молодёжью, ибо общество понимает, что дети - это будущее города, страны, мира... Да, это долгосрочные инвестиции, но самые необходимые, так как то, что мы сейчас закладываем в детях наших ( я тут совершенно не разделяю собственных детей и детей вообще), с тем нам придётся и жить. Заложим любовь, веру, искренность - это будет одна жизнь. Заложим ложь, предательство, лицемерие - и жизнь будет совершенно иной. Пьеса заканчивается тем, что мальчик, доведённый до отчаяния, берёт в руки пистолет и держит в заложниках весь класс. Вам это ничего не напоминает? А моя пьеса была написана в 2010 году, за 4 года до недавних событий в Москве, когда погиб молодой, талантливый учитель. Мне трудно объяснить поступок мальчика, но я подозреваю, что иногда складываются обстоятельства так, что ребёнок становится заложником оценки. На мой взгляд - это самое страшное, что может быть - желание получить наивысший бал не смотря ни на что.
  
  Работая в школе вот уже тридцать лет, мне приходится наблюдать, как происходит взросление у детей. У всех по-разному: нет ни одного повторяющегося сюжета. Некоторые взрослеют тихо, никому не мешая, незаметно для учителей и родителей. У иных взросление происходит бурно, с огромным внутренним конфликтом. Такой непростой, период у ребят родители, да и учителя, называют переходным, трудным. Мы говорим 'трудные дети', жалуясь на то, как сложно и неудобно нам, взрослым, иметь с ними дело и даже не задумываемся, что трудными, на самом деле, являемся мы, взрослые. Друзья мои! Это им с нами трудно! Их день забит до отказа уроками, всевозможными кружками, домашними работами. А мы, взрослые, ставя ребятам некую планку успешности, пытаемся таким образом реализовать свою невостребованность и неуспешность. Наши нереализованные возможности кричат: 'Не у меня, так пусть у моего ребёнка всё сложится! Пускай хоть он добьётся в жизни чего-то очень значимого для меня..' При этом мы, взрослые, совершенно упускаем из виду такое невидимое, практически эфемерное понятие, как Душа. Мы забываем, что именно Душа, причём, порой, очень зрелая, приходит в этот мир и поселяется в теле ребёнка. Душа взрослеет и мечется в поисках истины и от нас требуется только одно: принять эту Душу, как дар, услышать, чего она хочет, относиться к ней с великим уважением и всегда - прощать! Искренности и честности ждут от нас наши дети и не прощают нам ни лжи, ни лицемерия. Я долго размышляла, а стоит ли писать пьесы на неоднозначную тему 'Школа' и поняла, что будет преступлением, если я буду об этом молчать. Так родился цикл пьес 'Истории одного класса'.
  
  В своих пьесах я рассказываю о жизни ребят в современной школе, поднимаю вопросы оценивания ребёнка с точки зрения оценивания его знаний. Мы, учителя, ставя ребёнку ту или иную отметку, порой даже не задумываемся о том, что поселится в его Душе: ненависть, зависть, зависимость... Может, любовь и уважение? Ведь для некоторых учеников 'десятка', поставленная учителем, это именно та оценка, которая сделает счастливым его родителей и, как следствие, его самого. И неважно, что при этом он готов продать за эту пресловутую 'десятку' свою Душу. И, как выясняется порой, учитель тоже нуждается в защите. Только кто защитит учителя? Директор? Возможно. Общество? Навряд-ли. Как поднять авторитет профессии учителя, значимость которой в наше время нашими властями сводится на нет всевозможными несовершенными учебниками и программами?
  
  И я решила, раз уж не получилось с радиопередачами, буду вести свой дневник в Facebook. Неважно, где мы будем говорить о школе, о наших детях и их родителях, важно что мы будем это делать. Критикуйте, размышляйте, думайте, советуйте. Принимаю всё от небезразличных людей. Можно рассказывать о непонимании, о несправедливости, но, пожалуйста, не привносите в наш дневник злобу! Злость - плохой советчик, поверьте, да и к тому же абсолютно непродуктивный. Итак, начинаем!
  
  
  ГЛАВА 2.
  
  МОЙ ПЕРВЫЙ ПЕДСОВЕТ
  12 февраля 2014 г.
  
  Первое моё знакомство со школой было не таким, каким я себе его представляла, будучи студенткой. В университете дозированно преподавали педагогику, совсем плохо психологию, про философию я вообще промолчу. Что интересно, тогда, тридцать лет назад, мне и в голову не могло прийти, что все эти три науки имеют единое начало и не могут существовать одна без другой.
  
  По окончании университета, возомнив себя готовым педагогом и математиком, я пришла в небольшую школу маленького, молодого городка в Литве. В этом городке была единственная русскоязычная школа и я попала в неё не как учитель математики, а как пионервожатая. Мне было 23 года и, как я уже писала, мне казалось, что я знаю и умею всё! В школу я попала только в конце ноября, так как именно в это время освободилось место пионервожатой. Действующая пионервожатая, по специальности филолог, ушла в декретный отпуск, так что мне, можно сказать, повезло. Конец триместра тоже пришёлся на конец ноября и я, как с корабля на бал, попала на первый в своей жизни педсовет.
  
  Когда я училась в школе, знала, что педсоветы имеют место быть, но что это такое, никто из учеников даже близко себе не представлял. В университете об этом тоже, почему-то, не говорили и, представляя себе педсоветы, я рисовала красивый кабинет, почти царские хоромы, где в определённом порядке, занимая каждый своё место, восседают полубоги - учителя. Во главе сидит администрация школы и всё собрание решает школьные дела и судьбы учащихся, взвешивая их поступки на весах учительского правосудия. Всё оказалось куда прозаичнее. Небольшой кабинет, уставшие учителя после трудного рабочего дня, длинный доклад директора о чём-то важном, потом такой же длинный доклад завуча об итогах триместра и наконец 'разное'... Именно 'разное' потрясло меня до глубины души и я до сих пор, даже с каким-то чувством стыда, вспоминаю о том, что происходило на первом в моей учительской жизни педсовете под рубрикой 'важное'.
  
  Разбирали поступок учительницы начальных классов с тридцатилетним стажем работы, которая указкой ударила ребёнка так, что указка сломалась пополам об голову бедного малыша третьего класса. Она стояла вся красная, плакала и говорила, что больше не будет портить школьное имущество. Далее выступила секретарь парторганизации школы и дала прекрасную характеристику этой учительнице, сказав, что такого ответственного учителя, прекрасного человека, принципиального члена партии в истории школы ещё не было. Все даже поаплодировали такой пламенной речи секретаря, которая к тому же была завучем этой школы. Дальше вставали коллеги, так сказать, соратники заслуженной учительницы и тоже говорили не менее пламенные речи о том, какой она замечательный человек и как ей не повезло, потому, что в её классе оказалась эта 'маленькая дрянь', портящая жизнь удивительному учителю с большим стажем и кучей грамот от министерства, горсовета и директора школы. Я же сидела и думала: вот же оно, 'королевство кривых зеркал'! Искажённая действительность, когда всё твоё личное представление о педагогике переворачивается с головы на ноги. В моей двадцатитрехлетней голове всё уже тогда укладывалось в очень простую схему: не дети для нас, а мы для них, иначе зачем школа? Я помню, какой ужас я испытала, когда все перекинулись на личность этого 'маленького упыря', крича о том, что таким детям вообще не место в приличном обществе и в школе, где учатся нормальные дети. И вдруг, посреди этого вертепа, поднялась рука. Встала женщина очень небольшого роста и тихим спокойным голосом сказала одно слово: 'преступление'. И воцарилась тишина. 'Объяснитесь, Татьяна Михайловна, что вы имеете в виду?' - спросила её строго-престрого завуч школы и таким голосом, что страшно стало мне. 'Преступление вы совершаете, ибо судите ребёнка, а должны судить учителя.' - тихо вымолвила учительница русского языка и литературы, Танечка Гельман, которая стала впоследствии моим другом, наставником и учителем. Все сразу же переключились на Татьяну Михайловну, крича, что лучше бы она разобралась в своём девятом классе, который кроме неё вообще никого не принимает...
  
  Уже потом, посещая уроки этого замечательного педагога, моей подруги, наставника, поводыря, я бы даже сказала, поняла, что означает фраза 'ключ без права передачи'! Попробую объяснить вам, мои дорогие.
  
  У каждого детского сердечка есть дверка. Когда человек рождается, дверь распахнута настежь и нет даже замочной скважины. По мере того, как малыш растёт и сталкивается с различными жизненными ситуациями, дверь начинает потихоньку закрываться и появляется сначала маленькая дырочка, которая очень быстро становится замочной скважиной. И где-то там, в потайном карманчике его сердечка, растёт ключик от этой дверки. Иногда, очень редко, дверь не закрывается и ключ остаётся в стадии зародыша. Такие люди смотрят на мир открыто, излучая любовь и позитив до конца жизни. Иногда их называют святыми, иногда ненормальными. Но, как правило, дверь захлопывается и достать, вернее найти ключик, бывает чрезвычайно сложно. Секрет прост: ребёнок сам отдаёт его тем, кому он безоговорочно доверяет. Счастье, если это родители или близкие ему люди. Но не всегда случается такое счастье и Душа ребёнка начинает искать человека, который готов принять на себя этот дар - ключ от сердечной дверки. И если ребёнок находит такого человека, он отдаёт ему этот ключ с любовью и без права передачи другим людям. Сколько таких ключей, вы меня спросите? Бесконечное множество дубликатов, отвечу я вам! Мы раздаём их в течении всей жизни, в вечное пользование и, если ожидания ребёнка будут обмануты, дверь захлопывается намертво. Душа умирает... И тогда уже ничего невозможно сделать! Нет другого ключа, а этот не подходит, поскольку замочная скважина становится меньше. Каждая боль, причинённая ребёнку теми, кому он открыл своё сердце, уменьшает эту замочную скважину, пока она не исчезает совсем. Вот тогда случается непоправимое: наглухо закрытое сердце не даёт кислорода Душе и она умирает...
  
  Сколько таких детей мне, да и всем нам приходилось встречать? Великое множество. Как быть? Неужели нет выхода? Есть. Существует такая наука, которая называется очень просто: любовь. Именно наука! Не верьте тем, кто говорит, что нельзя дать определение любви. Для меня любовь - самая, что ни на есть, наука. Мне пятьдесят лет, а я и сейчас пытаюсь постичь суть и глубину этой науки, которая занимает главенствующее положение среди всех других наук, известных миру. Она, как надстройка над всеми школьными дисциплинами и профессиями. Она над ними! Как же хочется приблизиться к пониманию её сути, чтобы помочь не только этим 'маленьким вампирам, упырям, паразитам...', но и себе, любимой. Главное направление, на мой взгляд, в котором нужно работать - учитель. Учитель, который сам испытывает дефицит любви, не может аккумулировать её в детях, а без этого вообще ничего быть не может: ни педагогики, ни философии...
  
  
  ГЛАВА 3
  
  КАК НАЧИНАЮТ МОЛОДЫЕ.
  13 февраля 2014 г.
  
  Я хочу, чтобы вы понимали, мои дорогие, что для меня это не просто воспоминания. Пересматривая свой учительский путь, я пытаюсь, таким образом, разобраться в себе, понять, почему мне так сложно сейчас, спустя тридцать лет? Я точно знаю, что дело не в возрасте. Понимаю, что с каждым годом я становлюсь старше а дети, которых мы учим, приходят совершенно другими. Мы - оттуда, из прошлого века. Но всё ли так плохо было там? Или всё дело в том, что дети, пришедшие в этот мир сейчас, разительно отличаются от тех детей, с кем моё поколение учителей начинало работать. Их недаром называются детьми "нового сознания" и это значит, что менять своё сознание нужно нам, чтобы стать учителями 'нового сознания'. Каждый год, каждый день, каждую секунду нужно искать, всё время искать в себе такую педагогику, которая не сломает жизнь ребёнку. Кто-то очень умный, не помню кто, сказал: 'Ученик может испортить учителю настроение, а учитель ученику - жизнь'. Вот я и спрашиваю себя всё время, как не сломать, не навредить, не искалечить?
  
  Сложное время пришлось на моё учительское становление. Сначала началась перестройка, будь она неладна, потом пришёл 'Саюдис' и, наконец, свершилось историческое событие - Литва выбрала независимость. Я не историк и не собираюсь оценивать те далёкие события девяностых, но школа, так или иначе, должна была менять курс. И она меняла достаточно активно. Началось с того, что в нашей школе все заговорили о трезвости. 'Даёшь трезвую школу!' - кричали те, кто совсем ещё недавно славно выпивал на День учителя, Новый год, 8 марта и просто без повода прямо в школе. В нашей маленькой школе это, всё же делали осторожно, переливая спиртное в чайники и самовары. Представьте себе стоящий на парте самовар, чайные чашечки с блюдцами, сборная закусочка, принесённая учителями, счастливые лица педагогов и никакого намёка на пьянку. Для меня такое празднование школьных праздников, к счастью, так и не стало нормой. То есть, я не могла не участвовать в торжествах, но пить я так и не научилась. И даже вид не делала. Нужно отдать должное коллективу, никто и не заставлял. Скидывались, безусловно все, а пили по желанию. Так вот, после того, как объявили повсеместную трезвость, в нашей школе сначала резко прекратили пить, и как следствие, тут же образовалось 'Общество трезвости', которое возглавила историк школы, женщина идейная и весёлая. На следующий день на дверях её кабинета висел плакат с надписью: 'Историк - нарколог'. Так шутили старшеклассники! Я же, сидя в своей пионерской комнате, хоть и старалась держать руку на пульсе, но совершенно не знала, что делать дальше. Всё же на мне была целая пионерская организация! А это ни много, ни мало, человек триста! Мы, как прежде, проводили все мероприятия и смотры, но уже как-то не так громко, не на город, эдакие междусобойчики. В пионервожатых я пробыла недолго и не потому, что не хотела работать. Администрация школы решила, что безопаснее для школы будет, если я буду работать с меньшим количеством детей, так как если я испорчу своими 'вольнодумными' настроениями класс - это будет не так страшно, как если пострадает целая организация. Нужно сказать, что почти сразу я попала в разряд вольнодумной и неблагонадёжной молодёжи. Во-первых, я была еврейкой. То есть, я и сейчас ею остаюсь, но сейчас это никому не мешает, а тогда, в маленькой школе провинциального городка, это, почему-то, мешало всем. В школе нас было полторы еврейки: я и Танечка Гельман. Таня была еврейкой наполовину но с более семитской внешностью, нежели у меня, но Таню трогать боялись - за неё стеной стояли родители и дети. А что бы не делала я, мне на каждом углу говорили, что это мои 'еврейские штучки'. И, наверное, было за что. Нет, точно было за что...
  
  Представьте себе, дорогие мои, такую картину: в актовом зале идёт смотр строя и песни. Для молодых читателей поясню: вся пионерская дружина месяц готовилась, маршировала, разучивала отрядную песню, выбирала командира, училась дудеть в горны и бить в барабаны. Потом все собирались в актовом зале и за стол садилось авторитетное жюри, состоявшее из старшей пионервожатой, военрука, комсорга и председателя пионерской дружины. Пишу и внутренне улыбаюсь, ибо молодым нужно было бы пояснить каждое слово в предыдущем предложении. Отряд маршируя, пел песню, командир, чеканя шаг, нёс отрядное знамя и, как правило, был запевалой. После пройденного круга и спетой отрядной песни ребята выполняли команды 'направо', 'налево', 'кругом' и жюри оценивало всё отрядное действо по пятибалльной системе.
  
  Что тут смешного, спросите вы? Точно также спросили меня после смотра строя и песни на партийной ячейке, хотя я никогда не была членом партии. Смешного, на самом деле, ничего не было. Но мне было смешно. А началось с того, что на смотр вышел, как сейчас помню, восьмой класс. Ребятам по пятнадцать лет, казалось бы взрослые, но командира они, почему-то, выбрали очень маленького и щупленького. Мальчишка был отличником, умницей, но на две головы меньше, чем все бойцы и бойцыцы этого отряда. И, когда он, чеканя шаг, задирая ноги чуть ли не до головы, неся отрядное знамя, вдруг тонюсеньким голоском затянул 'По долинам и по взгорьям шла дивизия вперёд...', а потом отряд, в котором были, практически одни мальчишки, грянул басом: 'Чтобы с боем взять Приморье, белой армии оплот...', мне стало смешно. Очень смешно. Так смешно, что я поняла: это провал. Я стала ёрзать и поскуливать. За мной тихонько стали хихикать члены жюри, за исключением военрука Викентия Ивановича. Он, военный человек, полковник в отставке, сначала с недоумением, я бы даже сказала, с осуждением, смотрел на нас, ненормальных, и, наконец, когда командир отряда споткнулся и чуть не упал на словах "шли лихие эскадроны приамурских партизан", полковник засмеялся так, что даже мы притихли. Он смеялся басом, громко, заливисто, чем вызвал у нас новый виток смеха, а потом просто истерику. За членами жюри, которые потихоньку сползали со стульев и утирали слёзы, стали смеяться отряды. Один за другим. Это была какая-то цепная реакция! Через пять минут на полу лежала вся пионерская дружина. Не смеялись только два человека: директор и завуч. Они смотрели на меня даже не с осуждением - с ненавистью. Я была диверсантом. Я была злом. Я была идейным врагом. Со мной нужно было что-то делать, но пока они не знали что. Меня бы с удовольствием исключили из партии, но я, повторяюсь, не была её членом. Мне вынесли строгий выговор и дали часы математики с классным руководством. И вот тут я поняла, что шутки кончились. Впервые в жизни на мне лежала ответственность за судьбы тридцати чужих детей. Я растерялась... А класс изгалялся и проверял меня на выносливость, жужжа весь урок, скрипя зубами, подкладывая кнопки... Это был мой первый, трудный седьмой "Г" класс. Может, если бы он был "А", "Б" или, на худой конец,"В" всё было бы гораздо проще! Но он был "Г" окончательно и бесповоротно...
  
  
  ГЛАВА 4
  
  ПЕРВЫЙ УРОК ДОБРОТЫ.
  14 февраля 2014г.
  
  Итак, я стала "классной мамой" абсолютно неуправляемого 7 "Г" класса. Это я сейчас, спустя тридцать лет, понимаю, что история каждого ребенка могла стать сюжетом для пьесы. А тогда, в далеком 1986 году, я злилась, недоумевала, кричала на детей и брала в руки журнал. Да, именно классный журнал я брала в руки, но не для того чтобы ставить детям двойки. Об этом я хочу рассказать поподробнее.
  
  Заканчивается перемена, звенит звонок на урок, я долго стою перед дверью кабинета, настраиваясь на борьбу, набираю воздух в легкие, зажмуриваюсь и потихоньку открываю дверь... Надеюсь, догадываетесь, почему потихоньку: в лучшем случае я спотыкалась о стул, ведро, щетки и все, что могло быть перенесено с места на место в кабинете. В худшем, на меня мог упасть шкаф, который держался на каких-то подпорках и лет ему было больше чем мне раза в три. И только после того, как я, с горем пополам, добиралась с журналом до учительского стола, начинался урок, хотя уроком нельзя было назвать то действо, которое я пыталась построить в течение сорока пяти минут.
  Примерно, каждые пять минут, чтобы хоть как-то успокоить орущий народ, я брала в руки школьный журнал и била им со всей силы об учительский стол. В чем был виноват стол - не знаю, но на какое-то мгновение класс затихал, недоуменно смотрел на меня, вспоминая, что я здесь, в кабинете, что я - учитель математики и классный руководитель по совместительству и в это счастливое время, которое длилось не больше пяти минут, я могла хоть что-то рассказать про математику. Так продолжалось неделю, после чего меня вызвала завуч школы, уроки которой проходили этажом ниже в кабинете, который как раз находился под моим кабинетом.
  "Вы не отбили себе руку, Майя Леонидовна?" - спросила она меня.
  "Нет, я журналом", - честно, как на духу призналась я ей.
  
  Не знаю, чем бы закончилось мое учительство, скорее всего, меня бы просто выгнали за порчу школьного имущества, но помог случай. Вернее два случая. Сейчас я прекрасно осознаю, что ничего случайного в жизни нет: все события, которые с нами происходят, так или иначе, является цепью закономерностей...
  
  Событие первое: совершенно случайно я попала на урок литературы к Татьяне Михайловне, о которой писала ранее. Стояла себе около подоконника после очередной провальной попытки договориться с классом и плакала. Рушились все мои представления о школе, уходила романтика и напрочь отступало желание углубляться в азы педагогики. Танечка шла на урок в свой девятый класс, заметила меня, плачущую, остановилась и спросила: "Майя Леонидовна, у Вас есть время?" Времени у меня было много и она пригласила меня к себе на урок. "Пойдемте, у меня очень интересная тема!" И я пошла.
  
  Как зачарованная, пошла за этой удивительной маленькой женщиной, которая и стала, по сути, моим проводником в замечательный, умный, порой жесткий, мир, который называется "Педагогика". Не университетские преподаватели, а именно она позволила мне приблизиться к искусству общения с детьми. Не администрация школы, а она была той ниточкой, которая связала меня со школой. Никто не хотел или не мог помочь мне, молодому учителю, сделать первые уверенные шаги, поддержать, ободрить. Не знаю, почему... Может быть, в этой школе было не принято помогать молодым, может быть они просто не знали, как это можно сделать... И Танечка не знала - она просто делала. Взяла меня за руку, привела в свой девятый класс и сказала: "Смотри, девочка! Они просто дети. Каждый со своим потенциалом и все разные. Но, всех детей в мире объединяет одно: с ними нельзя лицемерить! Как бы тебе не хотелось, никогда не смей этого делать. Дети не прощают лжи. Представь себе, что ребенок нарисовал картину. Нарисовал ее плохо не потому, что хотел плохо нарисовать, а просто потому, что у него еще нет навыков рисования, мастерства, умения, назови это, как хочешь. Где-то, в глубине души, он и сам понимает, что шедевр написать не удалось. Он очень реально оценивает свой талант, или, вернее, его отсутствие, но идет к тебе и спрашивает: "А скажите пожалуйста, дорогой мой эксперт по части живописи, Майя Леонидовна, как вам моя картина?" И ждет ответа. Очень ждет, потому, что именно от твоего ответа будет зависеть ваше дальнейшее общение. Конечно, проще всего было бы сказать, что картина прекрасна, чтобы не обидеть ребенка. Можно было бы сказать честно, что картина - ерунда, но все это было бы неправильно по отношению к нему. В первом случае он перестает тебе верить на всю оставшуюся жизнь, ибо сам все понимает о своем художестве, во втором же случае обижается на тебя за жесткую правду, которую принять пока не в силах..."
  "Так что же я должна сказать ребенку?" - спросила я Татьяну Михайловну.
  "Правду и только правду".
  "Но правда может убить, как быть с этим?"
  "Правда может убить только в том случае, если то, что ты хотела сказать, имело посыл навредить. Если ты говоришь для того, чтобы подвигнуть ребенка на творчество, такая правда будет созидательной. Ты должна сказать ему так: знаешь, я чувствую в тебе огромный потенциал и я уверена, что каждая твоя следующая работа будет более совершенной и, наконец, наступит то время, когда ты сам увидишь, насколько прекрасно твое творение и почувствуешь, какую радость оно доставляет тебе и тем, кто этим чудом любуется! Ты ведь и сам понимаешь, как много тебе еще предстоит сделать для того, чтобы твоя картина стала шедевром! Это большой труд и если ты готов идти вперед - знай, что в моем лице ты всегда найдешь друга, который никогда тебе не солжет... Но учти, Майечка, ты искренне должна в это верить, верить в его будущий талант. Если не веришь - лучше ничего не говори, так как все обернется против тебя..."
  
  С тех пор, как только у меня было окошко в расписании, я бежала на уроки к Татьяне Михайловне, которая очень скоро стала для меня просто Танечкой. Потом, после этих уроков откровения, любви и радости я шла к своим ребятам и старалась изо всех сил изменить не их - себя, любимую. Я праздновала каждую маленькую победу над собой: сегодня я не стукнула ни разу журналом стол, сегодня я не повышала голос в течении двадцати минут, а сегодня мне вообще повезло: два человека остались на генеральную уборку класса! Я была настолько искренне им благодарна, что сбегала в магазин за конфетами, мы сели в пустом, чистом кабинете и мне, пожалуй, впервые за все время пребывания в школе, было по-настоящему хорошо! Я искренне радовалась тому, что была - ура! - не одинока. Потом я стала ходить к ребятам на уроки и наблюдать за учителями. Я впитывала, как губка, все, что видела, однако мне далеко не все нравилось.
  И именно тогда мне опять повезло - я выиграла в лотерее!..
  
  
  ГЛАВА 5
  
  ДРАНЫЕ КОЛГОТКИ ИЛИ В УЧИТЕЛЕ ВСЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ПРЕКРАСНО!
  15 февраля 2014 г.
  
  Вся прелесть и все несчастье конца восьмидесятых выражалась одним словом: "ПЕРЕСТРОЙКА". Люди, наконец, вдохнули глоток свободы, которая выражалась в том, что говорить стало можно все и много. С экранов телевизоров на нас уверенно смотрело новое, прогрессивное руководство страны загнивающего социализма и вешало о том, как у нас в стране все плохо и указывало путь в светлое будущее, чтобы все стало хорошо! И понеслись в народ лозунги: "Даешь гласность! Люди добрые! Посмотрите, в каком, простите, дерьме мы с вами живем! Даешь перестройку! Оглянитесь вокруг! Проклятый капитализм уже давно обогнал нас по всем параметрам! Даешь!.. Даешь!.."
  
  У нас, молодых и строптивых, аж дух захватывало от перспектив, которые предлагало народу правительство. Но, на самом деле, все мы, кто не был ни историком, ни политиком, ни экономистом, ничегошеньки в этом не смыслили. У всех простых жителей нашей страны тогда, в далеких восьмидесятых, возник один единственный вопрос: "Почему с прилавков магазинов исчезли все товары народного потребления?" Буквально, сразу и все! В магазинах не было ни постельного белья, ни книг, ни одежды и даже игрушек для детей тоже не было.
  
  Вы спросите, какое отношение это имеет к педагогике? Самое непосредственное. Купить обычные колготки, для того, чтобы прийти в школу - это стало настоящей проблемой, я уже не говорю о литературе и методической литературе, которая была нужна нам, учителям, как воздух! Расскажу вам один интересный случай, произошедший со мной, когда я была еще студенткой пятого курса университета. У моей мамы была подруга, проживающая на Украине (тогда говорили именно так: "НА" а не "В"). Она приезжала из небольшого городка встречать сына-моряка и всегда приходила к нам в гости. Интеллигентная женщина, очень красивая, неглупая, элегантная, она работала заведующей книжного магазина. В очередной раз, приехав и придя к нам, она рассказала, что ее дочь, наконец, пошла в первый класс. Любая мама желает своему ребенку только самое лучшее: лучшую долю, но ее не выбирают, ибо не наш это промысел, лучшую одежду, а ее, как раз, выбирают, лучшую школу и самого лучшего учителя в этой школе. Женщина выбрала для своей дочери прекрасную учительницу с огромным стажем работы, заслуженную во всех отношениях и первого сентября привела свою девочку в самую лучшую в мире школу и к этой самой замечательной учительнице. Они вошли в класс, поздоровались со всеми, учительница радушно приняла их и... И вот тут, самая заботливая мама в мире, увидела, что у учительницы порвались колготки: стрелка пошла от самой пятки куда-то вверх. Как вы думаете, что сделала эта заботливая мама? Никогда не отгадаете, даже не пробуйте: она взяла за руку свою дочь и повела ее в другой класс к другому учителю.
  "У учителя все должно быть прекрасно: и внешний вид и колготки", - подвела итоги бедная женщина. Бедная, поскольку за всей этой мишурой, она не разглядела главного: ее совершенно не интересовало, что чувствовала эта, достойная во всех отношениях учительница, несчастье которой было лишь в том, что лёгонькая промышленность производила очень некачественную продукцию.
  
  Как сложилась жизнь этой мамы, да и этой девочки, я не знаю, но на меня эта история произвела огромное впечатление. Я негодовала, спорила, пытаясь доказать этой мамочке, что колготки - не тема для перевода ребёнка в другой класс, но она оставалась непреклонной в своём негодовании: " Посмотрим, как ты отнесешься к тому, что у учителя твоих мальчишек будут драные колготки!"
  
  Тем не менее, выводы я для себя сделала: с тех пор в ящике своего учительского стола я всегда держу пару колготок, в шкафу у меня, на всякий случай, стоят две пары туфель и висит несколько кофт. Но и до сих пор я не думаю, что предусмотрительно припрятанные мной "на всякий случай" вещи, хоть как-то влияют на педагогический процесс... Да, я прекрасно осознаю, что когда я вхожу в класс, ребята оценивающе смотрят на меня и обязательно отмечают для себя все то новое, что на мне надето. Они обращают внимание даже на маникюр или его отсутствие. Не было случая, чтобы девчонки, рассматривая рисунки на моих ногтях, не отметили и не сказали мне, что вот этот рисунок им нравится больше, чем прошлый.
  Волосы - отдельная тема для обсуждения.
  
  Идет урок. Накануне я была в парикмахерской и изменила прическу: парикмахеру удалось аккуратно уложить мои буйные, вьющиеся волосы. Я вхожу в класс и, как всегда, прошу ребят встать и послушать тишину, замереть хотя бы на секунду! В этот момент они обязательно должны смотреть мне в глаза и я обязательно улыбаюсь каждому. Это своеобразный момент истины: я даже могу ничего не говорить. Но я говорю, что рада каждому, кто ко мне пришел, что я рада встречи с ними и прошу подумать о чем-то хорошем и о тех, кто им дорог, потом желаю всем нам хорошего урока. Все это действо занимает ровно минуту, но за эту минуту происходит чудо: ребята понимают, что их здесь ждали и что им рады... Они слышат этот мой посыл, видят его, чувствуют и тут же я слышу в ответ изо всех уголков класса: "Майя Леонидовна! Какая Вы сегодня красивая!.." Я счастлива! Я смеюсь и говорю детям, что очень старалась, что сделала себя красивой специально для них...
  
  Как видите, друзья, доля истины в том, о чем мне говорила заведующая книжного магазина из маленького городка в Украине, безусловно, есть: дети тянутся к красоте, но что отличает детей от нас, взрослых, так это то, что за внешней красотой они способны увидеть нечто большее. Догадались? Они способны увидеть Душу учителя...
  
  Возвращаясь к тому противоречивому времени, не могу не рассказать, как пропажа товаров из магазинов повлияла на мое становление и это было то самое, второе событие, о котором я упомянула в предыдущей главе.
  
  
  ГЛАВА 6
  
  КНИГА ИЛИ ТЕЛЕВИЗОР?
  16 февраля 2014 г.
  
  Итак, перестройка шурует полным ходом, набирая обороты. В учительской висит объявление: "Уважаемые учителя! Сегодня, после седьмого урока, в кабинете физики (не помню номер кабинета, но, что кабинет физики помню точно) будет проходить Большая Лотерея..." Дальше была очень странная приписка, совершенно противоположная тому, что обычно пишут под объявлениями, приглашающими на педсоветы, собрания, совещания: "Присутствовать не обязательно!" Эта приписка вызвала огромный ажиотаж в учительском коллективе и все, как один, в назначенное время, сидели в кабинете и гадали, во что с нам опять решила поиграть судьба. А судьба, в лице профсоюза, получила, так называемые "талоны" на товары народного потребления: от трусов до колес для машины. Каждый счастливчик имел право вытянуть по два билета. В случае, если бы кто-то воспользовался припиской под объявлением о лотерее, количество билетов на каждого увеличилось бы до трех, четырех, а так получилось по два талона на душу. На талонах было написано, что человек мог выиграть, например, телевизор "Шилялис", пять пар мужских трусов 56 размера, четыре колеса для автомобиля "Запорожец" и так далее... При этом, никого не интересовало, есть ли в наличии мужчина 56 размера или "Запорожец", для которого предлагались колеса.
  
  Самым проигрышным вариантом были книги, но их, "к счастью", было мало. Вы спросите, почему "к счастью"? Все просто: если тебе доставались колеса, а у тебя нет машины, ты продаешь этот талон с большим наваром. Так, в наше, почти независимое государство, пожаловала та самая гадость, которая называется "инфляцией": у людей есть деньги, но они ничегошеньки не стоят, ибо купить на них нечего.
  
  Как сейчас помню, все с замиранием сердца подходили к заклеенной коробке, в которой была проделана дырка для руки, закрывали зачем-то глаза и... Каждому выпадало свое: кто-то с радостью скакал, оглашая "счастливый" билетик, а кто-то морщился и тихонько предавался скорби по поводу постигшей его большой утраты.
  Мне не повезло! В первый раз, засунув руку в коробку и помолившись мысленно (ко всем своим недостаткам, имею в виду национальность, я еще была комсомолкой, причем идейной и атеисткой). Но я молилась! Про себя, чтобы никто не услышал. Причем, я точно помню, о чем я просила Всевышнего. Я сказала ему так: " Господи, если ты меня слышишь, пошли мне то, что мне больше всего нужно сейчас, только прошу, не посылай трусы! Господи, я приму от тебя любой дар, будь то холодильник или отрез на платье.." Именно так: то, что мне больше всего нужно сейчас... Засовываю руку в дырку коробки и вытаскиваю талон, на котором написано: "Книга Ш. Амонашвили "Здравствуйте, дети!"...
  Кто такой этот Ш. Амонашвили? Поэт? Полистала книгу, которую мне, сразу же, с саркастической улыбкой торжественно и вручили и поняла - не поэт! Я понимаю Зиночка, учитель физики, вытащила талон с Мопассаном - это еще куда ни шло. А Ниночка, математик, отхватила "Мать" М. Горького - совсем здорово! Я опять зажмурилась и снова помолилась, в надежде на Божью помощь и на то, что наказав меня единожды, он все же одумается и одарит меня чем-то более ценным, чем книга никому не известного автора. Засунув в дырку руку во второй раз, перемешав все талоны в коробке я достала, наконец, второй. То, что было написано на этом талоне вызвало гомерический смех в кабинете. На талоне черным по-белому было написано следующее: "Книга Ш. Амонашвили "Как живете, дети?"...
  
  Отсмеявшись, коллектив вздохнул и расслабился, так как более ненужных и бесполезных, по всеобщему мнению, книг в арсенале профсоюзных талонов не было. Я же уныло побрела на место, обнимая бесценный дар. Сейчас я пишу абсолютно без сарказма, поверьте, именно, БЕСЦЕННЫЙ! Если бы я знала и понимала тогда, в тяжелые перестроечные годы, что именно книги этого удивительного человека, Шалвы Александровича Амонашвили и есть самый большой выигрыш, который, как дар, преподнес мне Всевышний на блюдечке с золотой каемочкой в лице нашего школьного профсоюза, если бы я только могла предположить, что через тридцать лет буду сидеть на семинаре этого замечательного Учителя, доктора психологических наук, профессора, академика, открывшего учителям ту самую истину, которую мы ищем с момента, как переступили порог школа, я бы, безусловно, вела себя иначе! Но я не обладала даром предвидения, а была глупой двадцатичетырехлетней училкой со стажем работы один год и нулевым опытом.
  
  Придя домой, приготовив ужин и положив спать своих близнецов, я, все-таки, решила почитать, что пишет Ш. Амонашвили. Ага, учитель начальных классов, работает, судя по всему, в грузинской школе. "Он даже не писатель", - подумала я тогда и погрузилась, неожиданно для себя, в удивительный мир - мир любви к детям...
  
  Посмотрите, что пишут сейчас, спустя столько лет, об этой удивительной книге: "Каков бы ни был тираж книги Ш. А. Амонашвили 'Здравствуйте, дети!', - это будет капля в море читательских запросов на нее. В самом деле, у нас в стране миллионы учителей начальной школы, для которых эта книга в полном смысле слова - хлеб насущный, сотня миллионов родителей, которые будут читать эту уж не такую маленькую по объему книгу с неослабевающим интересом до последней ее страницы..."
  "Лейтмотивом педагогической симфонии, которая разыгрывается на страницах книги, неизменно остается любовь к детям, чуткое отношение к нежной душе ребенка, которую так легко ранить, задеть неосторожным словом или поступком..." И многое, многое, многое другое...
  
  Я читала всю ночь. Потом я перечитала еще раз, потом еще и, чем больше читала, тем больше откликалось мое сердце на это воззвание к учителям: детей нужно просто принять, такими, какими они приходят в этот мир. Принять и понять, что им нужно. И любить, порой вопреки, безусловной любовью, даже родительской, если хотите! И вот тогда я поняла, что ничего случайного в том, что я вытащила эти книги, не было. Это было именно то, в чем я, на данный момент, нуждалась больше всего: поддержка, опора, фундамент, без которого не может быть построено ни одно здание, будь то дом, профессия, дело, семья...
  
  Не скажу, что на следующий день я пришла в школу совершенно другая, но что-то во мне изменилось, бесспорно. Я немного по-другому посмотрела на своих "паразитов"! Не скажу, что сразу с любовью, но по-другому. С интересом, что ли. Да, пожалуй, так - именно, с интересом! Это была моя маленькая личная победа и в чем я не сомневалась ни на секунду, так это в том, что интерес мой был неподдельным, искренним! За интересом пришло удивление. За удивлением последовали открытия.
  
  Вспоминаю все это с неким трепетом в душе, понимая, что это сложное время ушло безвозвратно, но не безрезультатно! Вывод, который напрашивается и который я сделала для себя, в далекие восьмидесятые, гласит : людям свойственно не знать, что им нужно, об этом лучше нас позаботится тот, кому нужно доверять всецело, безоговорочно. И если уж Всевышний понимает нас и принимает такими, какие мы есть, то как же мы, учителя, позволяем себе не принять его дар - Душу, данную нам на воспитание?
  
  Потом стали происходить обыкновенные маленькие чудеса со мной и с моим классом, но об этом дальше...
  
  
  ГЛАВА 7
  
  КРУГОВОРОТ ДРУЖБЫ В КЛАССЕ
  17 февраля 2014 г.
  
  Перечитала предыдущую главу и испугалась. Я не хочу, чтобы у вас, друзья, сложилось впечатление, что в этой школе, где я начинала работать, все учителя были неправильными, равнодушными и недалекими, а я - белой и пушистой! Я была самой неправильной и недалекой из всех, а вовсе не избранной, могла обидеть, не понять, даже подвигнуть народ на восстание, не отвечая за последствия... Чего я не могла сделать, так это переступить через человека, будь то завуч, учитель, техничка, вахтер, родитель, ученик. Моя первая школа - это целая академия, потому, что те уроки, которые я получила там - бесценны! У меня было много друзей и единомышленников среди коллег, мы провели немало времени в подготовке разных мероприятий, праздников, готовили вечера, играли в КВН с учениками... У меня были самые замечательные родители, о которых можно было только мечтать, которые сочувствовали мне и искренне не понимали, как можно справиться с такими "бандитами", какими являются их неуправляемые детки. У меня был, и слава Б-гу, есть потрясающий муж, и именно он высушивал мои вечерние причитания и вытирал мои слезы и сопли по поводу "неправильно выбранной профессии". А ещё у меня были мои дети, которые получили дома в придачу к маме учительницу, у меня была молодость и я была романтиком! Ко всему вдобавок, у меня были и есть мои дорогие мама и папа, которых и до сих пор, интересуют мои школьные дела... Разве этого не достаточно для того, чтобы быть счастливым человеком? Так что, все было здорово и, оглядываясь назад, несмотря на те временные трудности и неудачи, свойственные молодости, я была полна сил, энергии и веры в то, что рано или поздно, педагог во мне проснется. Когда-нибудь...
  
  После месяца работы с классом я собрала свое первое родительское собрание. Незадолго до этого, к нам в школу пришла новая учительница истории, которую тут же, не знаю, в силу каких заслуг перед отечеством и обществом, поставили работать завучем. Приехала она из Узбекистана вместе с сыном, который попадает ко мне в класс. Именно от этого милого ребенка я впервые узнала, что Израиль - моя историческая Родина. До этого я думала, что она там, где я имела счастье родиться - в Украине. На мое праведное и суровое требование закрыть на уроке рот, он совершенно искренне удивился тому, что я еще здесь, в Литве.
  "А где я, по-твоему, должна быть?" - теперь уже я с удивлением спросила я мальца.
  "Езжайте в свой Израиль, и там учите евреев жизни!" - был дан мне блестящий ответ. Я взяла парня за ухо, вытащила из кабинета, протащила по длинному коридору и впихнула в кабинет его мамы-завуча.
  "Что случилось?" - строго спросила она меня. Пересказав мой короткий диалог с ее сыном, я искренне надеялась на то, что сейчас она откуда-то достанет ремень и всыплет ему, как положено, по всей строгости родительского законодательства. Но завуч, внимательно посмотрев на меня, растерянную, задала один единственный вопрос: "А в чем, собственно, мой сын был неправ?" Слезы брызнули из моих глаз по двум причинам: во-первых, это слышал ее сын, который был моим учеником. Во-вторых, и это было гораздо серьезнее, я, ничего не знавшая, к моему великому стыду, о своей исторической Родине, кроме того, что живут там исключительно "израильские агрессоры" и непонятные мне "жидомассоны", ее, мягко говоря, недолюбливала. Я имею в виду историческую Родину Израиль. Через несколько лет, съездив туда к моим родным, я увидела чудо: цветущую пустыню необыкновенной красоты, людей, готовых взяться за оружие по первому зову, чтобы защитить это маленькое государство от терроризма и внешних врагов, и поняла, наконец-то, истинное значение таких простых слов, как ПАТРИОТИЗМ, АЛЬТРУИЗМ, ВОЛОНТЁРСТВО... Обо всем этом я узнала гораздо позже, в 1994 году, а тогда, в 1986-м, стоя в кабинете завуча, я плакала от злости и какой-то безысходности, от невозможности что-либо объяснить этой злой старой тетке, которая тогда была моложе, чем я сейчас.
  
  Вечером того же дня состоялось первое в моей жизни родительское собрание. Родителей было немного, но они все-же пришли и, если так случиться, что кто-то из них прочтёт этот дневник и вспомнит это собрание, я абсолютно спокойна, поскольку все те события имели место быть. Мне не стыдно ни за одно слово - нет ни слова лжи в моем повествовании.
  Через минут пять после торжественного начала собрания, открывается дверь кабинета и входит мама моего маленького обидчика и, одновременно, курирующий меня завуч. Не извиняясь за опоздание, она уверенно вошла в кабинет, села за последнюю парту и, открыв блокнот, начальственно попросила меня продолжать. Не помню, что говорила я на том собрании, но очень хорошо помню, что после каждой сказанной мной фразы она достаточно грубо объясняла мне и родителям, что я сделалась или сказала не так.
  
  Я прекрасно помню имя этого "удивительного педагога", но не называю его умышленно, так как давно простила и отпустила. Такие моменты в своей биографии, с тех самых пор, я называю "витаминами роста" Души человеческой. Их, этих витаминов, три:
  выслушать, чтобы до конца быть уверенной в своей правоте или неправоте;
  принять, что это, увы, случилось;
  простить сразу и навсегда. Последнее, кстати, давалось с большим трудом, но в этом тоже была виновата молодость!
  
  Каким-то образом я закончила собрание, которое проходило в нашем классном, совершенно ободранном кабинете со страшными партами, такими же стенами и половиной неработающих ламп. Завуч ушла, а я осталась. Остались и родители. Мы сидели молча и я понимала, что стоит мне заговорить, как море слез прольется на мой стол и затопит весь кабинет, всю школу да и весь город. Молчание нарушил папа моего ученика. Совершенно спокойным голосом он произнес: "Майя, Леонидовна, хотите лампы?" "Какие лампы?" - спросила я его сквозь слезы. "В кабинет. Дело в том, что у нас, на нефтезаводе, меняют и списывают светильники, кстати, очень приличные. И если Вы завтра подъедете, мы с вами пойдем к директору. Я думаю, он не откажется помочь школе. Я подготовлю все бумаги и выделю машину. Электрика тоже дам!" Я в растерянности смотрела на этого замечательного папу преклоненных лет (я думаю, ему было чуть больше сорока) и не могла произнести ни слова. В те далекие прекрасные времена предприятия брали шефство над школами и классами и помогали, чем могли. Пока я сидела с раскрытым ртом и готовилась произнести благодарственную речь, встала чья-то мама и сказала, что на тельшяйской трикотажной фабрике списывают бракованные куски ткани, которые измеряются, порой, метрами, что ее родная сестра там работает и завтра узнает, получится ли для класса получить бесплатно немножечко брака. Еще одна мама сказала, что у нее есть возможность достать бесплатную зеленую краску для стен...
  И тут я сделала для себя еще одно важное открытие: человек в своей беде не одинок, если он не хочет быть одиноким! "Если Б-г закрывает окно, он всегда открывает форточку", - говаривала моя бабушка... На следующий день я получила лампы, там же мне дали мел для побелки и дяденьку, который побелил нам потолок и повесил лампы, которые оказались не просто приличными, а лучшими в школе! Через пару недель родители покрасили стены и мамочка принесла абсолютно новые трикотажные шторы сиреневого цвета. Я осмелилась пойти к директору и она разрешила мне выбрать более приличные парты из сваленного в подвале старья. Там же мы с ребятами нашли стулья и три одинаковых, но очень старых стенда. Нужно сказать, что мои архаровцы постепенно включились в эту увлекательную игру, которую мы назвали "Приведем кабинет в порядок!" Конечно, включились не все, но я и не ожидала этого от всех. Девчонки тоже потянулись ко мне и, как-то незаметно для нас самих, не без помощи моей Танечки, двух замечательных книг Шалвы Александровича, родителей и моего терпеливого мужа, у нас начало что-то склеиваться! Почти прозрачные ниточки доверия потянулись от сердца к сердцу и вскоре этот клубок опутал весь класс.
  
  Самый главный вывод, который я сделала после случившегося: родители моих учеников - мои союзники, соработники, друзья и их совершенно не нужно бояться. С ними нужно дружить. Я так и назвала этот процесс: " Круговорот дружбы в классе". Учитель - родители - дети - учитель и совсем неважно, с какого звена начинается этот круговорот: с учителя, или, как у меня, с родителей.
  
  Безусловно, все не было так гладко и не обходилось без эксцессов, порой серьезных, порой, совершенно курьезных, но это уже совершенно другая история, мои дорогие друзья...
  
  
  ГЛАВА 8
  
  ЧЕЛОВЕК РОЖДЕН, ЧТОБЫ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ!
  18 февраля 2014 г.
  
  Милые мои, дорогие мои собеседники! Именно собеседники, потому, что я не главы пишу, а говорю с вами, как буд-то вы рядом, сидите на диване, укутавшись в пледы и мы вспоминаем, как все это было. А те, молодые, что затесались в нашу замечательную компанию, слушают и не верят, что все это было на самом деле. Но это было.
  
  Сегодня, сидя в нашей школьной столовой, мои подруги и коллеги обсуждали очередную, седьмую, главу моей неоконченной повести, вспоминали то время, которое ушло безвозвратно, унеся с собой радости, горести и нашу молодость. Все рассказывали свои истории, нам было смешно, весело и я подумала: сколько есть на свете учителей, столько могло бы быть написано книг! Что сейчас пишут про школу? В лучшем случае - детективы, в худшем - страшилки... А что ещё про неё, родимую, писать, если и так все ясно: лучшее, что в ней было, ее оптимизм, традиции, да и сам Дух сейчас уступают место практицизму, снобизму и, что самое страшное, полной дискредитации профессии учителя. Я уже не говорю о том, что вещают учителям на педагогических семинарах разные учёные мужи! Оказывается, мы с вами, милые мои коллеги, взращиваем не ребенка, не личность, не патриота, а качественного потребителя! Так что, я буду писать, покуда пишется, ибо мне есть, что сказать, как, впрочем, и каждому, проработавшему в школе тридцать и более лет, учителю.
  
  Возвращаюсь к моему 7 'Г' из далёкого 1987 года. Для того, чтобы вам стало немного ясно, что у меня был за класс, расскажу историю, которая только на первый взгляд может показаться смешной и нереальной, но, вчитавшись, вы увидите, что жизнь каждого героя этой истории - настоящая драма.
  
  В моем классе учились два пацана. Ни мальчика, ни парня, ни ученика, а именно два пацана. Остальные тоже были пацанами, но эти были супер-пацанами. Назову их условно: Вова и Женя. Меня постоянно вызывали с уроков учителя, работающие в этом классе, чтобы я хоть как-то навела порядок и утихомирила этих двух красавцев. Красавцем, на самом деле, был один - Вова, но у него были серьезные проблемы: асоциальная семья, вернее, очень сильно пьющая мама и ребенок был, видимо, зачат на самом пике алкогольного опьянения. Папу в глаза никто не видел, маму, кстати, тоже. Мальчишка, практически, рос беспризорником, да и кушать ему, порой, было нечего. На симпатичном лице два черных, как угольки, глаза не выражали абсолютно ничего - в них зияла пустота. В силу этих обстоятельств Вова не мог нормально учиться не потому, что не хотел - ему было не дано: он плохо читал и совсем не считал. В те времена не было специальных программ для таких детей и парень был беспробудным двоечником. Он три раза оставался на второй год потому, что были такие законы: если больше трех двоек за год, ученик автоматически оставался на второй год и для этого не нужно было согласие родителей, как сейчас. У Вовы двойки стояли по всем предметам, кроме физкультуры - от рождения он был обладателем хорошей фигуры: высок и худощав и на три года старше всех остальных ребят в моем классе. Почему я так подробно описываю этого парня, вы сейчас поймете.
  
  Женька был вторым ребенком из трех у мамы, которая воспитывала детей одна, причем все дети были от разных отцов. Мальчишка был невелик ростом, не интересовался вообще ничем и много курил. Мама Жени - не очень красивая, уставшая женщина, с крашенными в черный цвет, практически сожженными краской волосами, завязанными в тонкий хвостик на затылке, была почтальоном. Мне было ее искренне жаль и я, стараясь как можно реже вызывать женщину в школу, решала проблемы Жени, как могла. А могла - никак. Мальчишка все время хотел кушать, а сигареты стрелял у Вовки. Где и на что их приобретал Вовка, история умалчивает. Мальчишки, тем не менее, сдружились и Женя стал брать Вовку к себе домой, когда тому негде было спать. Со временем ребята стали не разлей вода: в школу вместе, из школы вместе, сидели за одной партой, курили вместе, воровали, по-моему, тоже вместе.
  
  Однажды, придя на урок, я заметила, что мальчишки сидят порознь, а у Жени подбит глаз. Я не стала выяснять в чем дело при классе, а подошла и тихонько прошептала, чтобы они остались после урока. Когда прозвенел звонок и все нехотя вышли, ко мне подошел Женя. "Я ничего Вам рассказывать не буду", - бросил он мне и выбежал из класса. Вова ничего вразумительного и не мог рассказать. Он улыбнулся и тоже ушел. В это же время в кабинет заглянула моя коллега и сказала, что очень хочет видеть маму Жени, так как не намерена больше терпеть его выходки и нежелание учиться. Я нашла Женьку, взяла у него дневник и написала маме, чтобы она, отложив все дела, немедленно пришла в школу. То, что случилось дальше, повергало меня в шок, да такой, что я и сейчас, спустя столько лет не перестаю удивляться хитросплетению человеческих судеб.
  Мама Жени пришла в школу на следующий день. Пришла не одна, а вместе с Жениным новым папой... Угадайте с трех раз, кто был новым папой Жени? Да, да, да, это был ученик моего класса, бывший, как я уже понимала, друг Жени, Вова. Мама стояла передо мной, гордо держа Вову под руку. Молодую ещё, но уставшую от жизни женщину ничуть не смущал ни возраст избранника, ни то, что Вова не очень отчётливо понимал, что он делает, ни мое удивление и смущение - ничего! Она была счастлива, потому, что теперь была не одинока. А то, что Вове на момент встречи было семнадцать лет, ее и вовсе не трогало. Это сейчас такие браки вызывают улыбку, а в некоторых кругах - восхищение. Тогда, в конце восьмидесятых, в маленькой провинции это была бомба. Учительница, вызвавшая в школу эту мамочку, стояла и молчала, так же как и я. Мы обе не знали что сказать и, главное, что делать. Рядом с нами стоял Женя с подбитым глазом и с ненавистью смотрел на Вовку. Что происходило с Вовкой, понятно: он искал маму - он ее нашел в лице этой несчастной и одновременно такой счастливой женщины, которая стала ему и мамой, и кормилицей, и наставницей, и любовницей... Она стала всем в жизни этого парня, с рождения лишенного всего того, что должно быть у каждого нормального ребенка: дома и семьи. Сейчас для парня, наконец, в семнадцать лет, всё то, чего он был лишён, стало доступным и ему было абсолютно наплевать на то, как на это посмотрит школа и общественность города.
  Мама поинтересовалась, зачем ее вызвали и что опять натворил ее непутевый сын. Моя коллега, оправившись от шока, стала что-то мямлить про плохое поведение и про то, что Женя не хочет учиться. Вовка, простите, Владимир, слушал внимательно этот монолог, потом развернувшись к Женьке, совершенно серьезно произнес: "Что же ты, сын, мать позоришь?"... Сначала я подумала, что это шутка. Но посмотрев на Владимира Ивановича, я поняла, что нет. Он не шутил. В тот момент передовой мной стоял настоящий папа... Плохо помню, что было дальше. Я выскочила из класса и побежала к директору. Нужно было что-то делать, а что - никто не знал. Вопрос решился очень быстро: Вовка перешел в вечернюю школу и устроился на работу. Я часто видела, как он гуляет с маленькой девочкой, сестричкой Жени и когда наша семья переехала в Клайпеду, мне рассказали, что в этой семье родился еще один ребенок. Но Женька был потерян безвозвратно. Он так и не смог принять Вовку в качестве отчима...
  
  Смешно? До слез... Но при всей странности и трагичности ситуации, меня радовало одно: мальчишка, обделенный при рождении всем в полном смысле слова, не побоялся взвалить на себя ответственность за четырех членов своей новой семьи, сделав счастливой женщину, которую полюбил! Значит в нас изначально заложено стремление быть счастливыми! Значит, все правильно: человек рождается, чтобы быть счастливым, а счастлив он может быть только тогда, когда познает, что есть любовь... А что такое любовь, я уже писала раньше - целая наука, без которой счастливым быть невозможно... Круг замкнулся и завтра я продолжу путешествие по реке своей памяти...
  
  Со многими ребятами того класса встретилась только сейчас, в "одноклассниках" и то количество добрых слов и любви, которое я получила по истечении столь долгих лет, доказало мне одну простую истину: любви не бывает много или мало. Она или есть или ее нет. Ещё я вывела для себя закон ее сохранения: чем больше любви ты отдаешь, тем больше ее становится. Вы спросите, как я это доказала? А разве это нужно доказывать? Это аксиома, дорогие мои.
  
  Скажите, много ли нужно учителю, чтобы понять суть профессии? Дети, наши временные попутчики, вырастают и очень сильно меняются. Главное, что они меня помнят. Очень важно для нас, учителей, остаться в памяти своих учеников. Сейчас, встречая кого-то из своих учеников тех лет, мне иногда не удается их вспомнить - время меняет лица и голоса. Но тех, первых, помню всех, как буд-то это было вчера...
  
  
  ГЛАВА 9
  
  СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ
  19 февраля 2014 г.
  
  Незаметно для себя и окружающих, я начала дружить со своими ребятами - с удивительным и замечательным, самым дорогим моему сердцу, да не обидятся на меня все мои последующие ученики, первым в моей учительской жизни 7 "Г" классом.
  Наша школа находилась, практически, на окраине города. Недалеко, метрах в трехстах от школы, протекала речка и мы с ребятами стали ходить на эту речку. Заболел учитель физики - мы на речку, сдвинулось расписание - мы на речку, день варенья у кого-то в классе - мы опять бежали на речку. Речка, вернее ее берег, стал для нашего класса тем местом, где было хорошо и спокойно, куда не было входа никому, где нас никто не слышал и не видел, оно стало нашим пристанищем.
  
  Я считаю, что некое таинство должно быть между классным руководителем и классом. Нельзя быть все время на виду у всех, точно так же, как нельзя выставлять на всеобщее обозрение отношения между двумя любящими людьми. Заметьте, я написала на ВСЕОБЩЕЕ обозрение. Это ни в коей мере не распространяется на близкое окружение. Есть несколько причин, как мне кажется, почему этого нельзя делать.
  Во-первых, чтобы избежать зависти - не каждому дано созерцать чужое счастье и не испытывать при этом негативные эмоции.
  Во-вторых, есть слова и есть дела. Построение счастливой семьи - это дело. Словами же можно все разрушить. Когда я была маленькой, у моих родителей были друзья. Прекрасная, с точки зрения окружающих, семья, трое чудесных детей. Старшему сыну было лет двадцать, средняя девочка была моей ровесницей и подругой, младшая совсем маленькая. Когда наши родители собирались вместе на праздники, все наблюдали, как красиво отец этой семьи ухаживал за своей женой: он беспрестанно обнимал ее и целовал ей ручки. Мы, дети, испытывали даже некую неловкость, поскольку и не предполагали в столь незрелом возрасте, откуда вообще берутся дети. Нам казалось, что в этой семье именно потому трое детей, что слишком часто они целуются. Через какое-то время все в нашем доме были просто убиты тем, что у главы этой дружной большой семьи есть еще одна семья, только поменьше и помоложе. Я получила урок на всю жизнь: то, что ты не хочешь потерять, нужно прятать от посторонних глаз. Чувства, особенно если они искренние, на мой взгляд, нуждаются в защите.
  
  То же самое я решила делать в отношении своего класса: бережно хранить то, что они мне доверили. Те прозрачные ниточки, которые мы протягивали от сердца к сердцу, становились видимыми, осязаемыми, прочными и удивительно красивыми. У меня был один маленький секрет, который связал нас еще крепче: я играла на гитаре и неплохо пела. Играть я стала еще в университете, увлекшись так, что чуть было не завалила сессию. Экзамены все же сдала, а умение играть и петь осталось и это был именно тот случай, когда я воспользовалась своим умением в полной мере. Весна выдалась на редкость теплой: в марте мы уже ходили с короткими рукавами, что было редкостью для наших мест. Сейчас я думаю, это тоже не было случайностью: Б-г сделал все, чтобы нам было комфортно и радостно вместе. Представьте себе: светит солнце, распускаются листья на деревьях, а мы с ребятами берем пледы, бутерброды, гитару и после уроков идем туда, где нам никто не может помешать общаться. Проработав несколько лет в пионерских лагерях, я знала много игр и с удовольствием играла с ребятами в моргалки, догонялки, замиралки и другие разные упражнялки. И мы пели! Пели мои студенческие песни, бардовские, романсы, сочиняли свои песни и тоже горланили их на всю округу, благо, нас никто не слышал.
  
  На уроках тоже все как-то стало проще: ребята стали меня слышать. Я больше не била журналом об стол, не орала, не таскала детей за уши и, практически, не повышала голос. Меня интересовали все они вместе и каждый в отдельности. Да, возможно, они не были самым сильным классом в учебе, но они становились единым целым, общностью, коллективом! У нас были свои негласные законы, свои секреты и очень искренние отношения.
  
  Не думайте, пожалуйста, что всё шло так гладко. Далеко не всё: девочка, которая росла без мамы, алкоголики родители у некоторых детей, личные проблемы, первая любовь и первый запой... Но было главное - я их любила! Любила без всяких условностей, как умеют любить только дети. А я, по сути, и была ребенком, только, в отличии от многих своих учеников, меня всегда любили в моей семье. Сейчас мне нужно было только поделиться этой любовью, а ее, как я уже писала ранее, хватает на всех. То, что я получала взамен, была даже не любовь - это было нечто большее: доверие и уважение. Это были крылья и эти крылья подарили мне мои ребята на всю жизнь...
  
  Через год мы переехали в Клайпеду и это было с одной стороны здорово, поскольку я вернулась домой, с другой стороны нестерпимо больно - мне пришлось оставить своих ребят. Мы устроили прощальный вечер в школе, в нашем кабинете. Я плакала и плакали мои ребята. Даже мальчишки. Мы сидели при свечах, пели песни, говорили, смеялись и опять плакали... Ребята стали приезжать ко мне в Клайпеду всем классом. Мы ездили на косу, брали с собой гитару, пледы, находили место и кушали бутерброды. Я с огромным интересом слушала их новости, а они с не меньшим интересом мои. Ребята окончили школу и я приехала к ним на выпускной вечер. Мне не нужно было вспоминать их лица, потому, что они все были в моем сердце.
  
  Мои дорогие ребята, мой любимый 7 "Г" класс! Вы - мои самые великие учителя! Если кто-то из вас прочитал эти строки, я хочу, чтобы вы знали: я помню и люблю каждого из вас! Спасибо вам за науку, за терпение, потому что только теперь я понимаю, что это вы были моими учителями, преподав мне самые важные жизненные уроки: принимать каждого ученика, ибо мы имеем тех учеников, которых заслуживаем, а они того учителя, которого им послал Б-г. Видеть личность в каждом ребенке и понимать, что, порой, за маской отчуждения и ненависти, скрывается очень тонкая и ранимая душа и можно сделать один неверный шаг и мостик, соединяющий учителя и ученика, возводимый с невероятным трудом и длительное время, рухнет в одно мгновение. Нужно прощать детей, независимо то того, что они натворили, хочется нам этого или нет, ибо обида разъедает душу, покрывая ее коркой разочарования, а потом и равнодушия. Мы же прощаем собственных детей, а дети, данные судьбой нам, учителям, на воспитание, тоже в каком-то смысле становятся собственными. Прощение - то самое секретное оружие, которое всегда хранится в моем педагогическом арсенале.
  Я вас люблю!...
  P.S. Совсем недавно я узнала, что ушла из жизни Наташенька Селёкас. Болела. Я была у этой дорогой моему сердцу девочки на свадьбе, радовалась её счастью и где-то пять - шесть последних лет почему-то мы перестали общаться. Наверное, дело во мне: вечная занятость, бег на длинные и короткие жизненные дистанции, семья - всё как у всех. Вот я и пропустила что-то важное в жизни. Мне написала её мама. Царство небесное тебе, девочка моя...
  
  
  ГЛАВА 10
  
  КАК ЖИТЬ, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ?
  20 февраля 2014 г.
  
  Переехав в Клайпеду, я, конечно же, пошла работать в школу. Опыт за плечами, пусть маленький, все же у меня был. Я уже кое-что понимала в образовательном процессе, но это 'кое-что' было песчинкой в море. Так было до тех пор, пока в школу не пошли наши собственные дети. С этого момента я стала созерцать школьную жизнь не только как ученица и учитель, но и как родитель.
  Написала слово "родитель" и задумалась... В свете последних событий в Европе, когда гендерная политика набирает обороты, это слово приобрело совершенно другой смысл, нежели был в начале девяностых. Тогда все было очень просто: у ребёнка по всем анкетным данным были папа и мама. Папа и мама были родителями! А сейчас они тоже, кажется, родители. Слово "кажется" здесь уместно, поскольку под этим словом в современном мире подразумевается нечто иное: две особи, воспитывающие ребёнка. Две бесполые особи.
  
  Не так давно интернет облетала фотография одной семьи: довольно симпатичный мужчина восточной внешности, с бородкой и приличной мускулатурой (он сидел с голым торсом и поэтому мускулатура была видна) выглядел так, как и положено выглядеть мужчине. Всё, да не всё, поскольку чуть ниже груди был настоящий живот беременной женщины! Эта фотография, дорогие мои, не был фотомонтажом. Мужичок, на самом деле, был немножко беременным, что стало возможно благодаря операции по смене пола.
  
  Вы заметили, что в наше неспокойное время стало возможным абсолютно все? К радости? Да нет, к сожалению... Только не вздумайте меня упрекать в гомофобии - я достаточно лояльно отношусь к тому, что природа иногда дает сбой и играет с людьми, поселяя мужскую душу в женское тело и наоборот. Дело в другом. Сейчас на этой ошибке строится пропаганда и эта пропаганда губительна не только для молодёжи но и для населения нашей планеты. Абсурд, который становится брендом. Но фишка в том, что без мужчины и женщины нет жизни на Земле, хотим мы того или нет. Так было всегда и так будет вечно, ибо запланировано свыше: для того, чтобы родилось потомство нужны были Мужчина и Женщина. Не было Адама-1 и Адама-2. , как сейчас пишут в детсадовских анкетах: родитель-1 и родитель-2. Адам и Ева. Точка. И когда Б-г за ослушание отправил этих двоих на Землю, он дал им с собой завещание. "Плодитесь и размножайтесь, дети мои!", - сказал им Отец Небесный. Конечно, эта теория действенна для для тех, кто верит в божественное происхождение человека. Есть еще теория Чарльза Дарвина. Обезьянам было все равно, с кем спать, но потомство получалось только тогда, когда обезьянки-то были разнополые!
  
  Человек перед своим уходом, как правило, пишет завещание, и целая армия адвокатов следит за выполнением всех его пунктов. Б-г, слава ему, вечен, он здесь, он везде, а люди запросто нарушают данное им наставление, как будто его нет. И не понимают, бедные, что человечество обмануть можно - природу нельзя. С ней можно поиграть, но обмануть не получится. Как вы думаете, неужели за все время существования человечества никто из ученых не пытался заставить забеременеть мужчину? Наверняка пытались! И что? И ничего! Да, выращивали детей в пробирке, но как ни крутись, для этого все равно нужны мужские и женские клетки. Скажите, зачем же тогда нужно изобретатель велосипед? Я не ханжа и верю в любовь человека к человеку, будь то любовь мужчины к женщине или мужчины к мужчине. Отец любит своих сыновей, своих братьев, своих близких и дальних родственников - это же не воспрещается, что в принципе доказывает возможность любви между однополыми людьми. Кто и каким образом можно запретить любить кого бы то ни было, если это чувство возникает вне зависимости от того, желаем мы этого или нет? Любовь не выбирает, и любим мы порой не за что-то, а вопреки всему! Ну и любите себе! И живите себе и ради себя любимых! Наслаждайтесь обществом и постелью друг друга... Детей трогать не нужно! Пожалуйста! Детей не нужно вовлекать в наши взрослые игры! Пусть они живут по старинке, с мамами и папами, бабушками и дедушками! А когда они достигнут определенного возраста, они сами решат для себя, кто они...
  
  Каждый раз, когда я натыкаюсь на передачу о том, как двое мужчин или две женщины создали семью и усыновляют ребёнка, я задаю себе вопрос, на который у меня нет ответа. Может быть вы скажете, где этому ребёнку лучше: в детском доме или в семье однополых супругов, готовых подарить детям любовь? Вот и я не знаю. Но по собственному педагогическому опыту работы в школе я возьму на себя смелость предположить, что в семье, пусть даже не совсем нормальной с моей точки зрения, ребёнку всё же будет лучше.
  Возьмём школу. Школа - та же семья, в которой все родители - мамы! Может быть, нужно начинать отсюда? Может быть, мировому правительству пора задуматься о том, чтобы потихоньку вводить в школы мужиков? Настоящих, брутальных, сильных, смелых и ловких. И зарплату им платить соответствующую с надбавками разными: за смелость, за решимость посвятить себя учительскому делу, за пример, за мужество и героизм. Тогда, того гляди, они и придут в школы наши женские.
  
  Ни для кого не секрет, что существует проблема "Золотого миллиарда", но даже страшно себе представить, на что обречен этот миллиард, если в нем будут одни мужчины или одни женщины? И если среди миллиарда мужиков появится хоть одна женщина, пусть даже и не красавица, их план рухнет - даю сто процентов! Почему? Да потому что рано или поздно начнут рождаться дети, ибо этот самый миллиард, пусть он и "золотой", все же должен будет сохраниться. Или начнут выращивать клонов, что тоже в недалеком будущем ожидается. Тогда, того гляди, они и придут в школы наши женские.
  
  Если кто не знает, что такое этот пресловутый 'Золотой миллиард', поясняю: Где-то в 90-х годах вышла книга американского полковника ЦРУ, которая называется 'Комитет 300'. В ней говорится о том, что всеми глобальными процессами в мире управляют 300 семей, которые заказали какой-то крупной научно-исследовательской корпорации исследование природных ресурсов. Когда были получены результаты, 300 семей впало в кому: ресурсы-то матушки Земли ограничены! Их на всех-то не хватит, а хватит их только на один миллиард человек. Вот тогда и встал вопрос: что делать с остальными, ведь в 'Золотой миллиард' вошло население США, Канады, Западной Европы, Израиля и Японии. Другие жители в это число не попали. И придумали они, как без войн население Земли уменьшить.
  
  Вот куда меня занесло, мои дорогие, но у меня, действительно, это болит, поскольку мои внуки вынуждены будут жить в страшном мире, если мы с вами ничего не предпримем! Что можем мы, маленькие люди, опять спросите вы меня? Многое, очень многое. Подобное воспитывается подобным и вы все об этом знаете. Я хочу быть мамой, а не родителем-1, я хочу, чтобы у моих детей был папа, а не родитель-2! И я буду делать для этого все возможное и невозможное как учитель, и как мама, и как женщина, и как бабушка. Обещаю!
  
  Для тех же, кто ещё не сталкивался со страшным, на мой взгляд, термином "гендерная политика", попробую объяснить не научными терминами, а своими словами, рассказав вам, друзья, страшную-престрашную сказку. Я назвала свою сказку так "Неоконченная страшная-престрашная сказка". Слушайте, люди добрые, а послушав - размышляйте.
  
  
  "Неоконченная страшная-престрашная сказка"
  
  Жили-были на свете люди. И назывались они просто: Мужчины и Женщины. И так сложилось, что Мужчины взвалили на себя непомерный труд: ответственность за то, чтобы Женщинам жилось хорошо и спокойно. Мужчины стали добытчиками, защитниками, воинами. А Женщины занимались домом: стирали, кормили, поили, убирали, мирили, ссорили, в общем, были настоящими женщинами. Так бы общество и жило, если бы на них со всех сторон не стали нападать враги в женском обличии. И имя им было - Феминистки. Потихоньку-помаленьку прибирали они к рукам Мужчин, настраивая Женщин на борьбу за равноправие. Главный девиз Феминисток звучал примерно так: "Чем мы хуже?" Что самое страшное, доказывали они это на деле: нужно починить - починят, придется воевать - повоюют, захотят кушать - добудут...
  И сдали Мужчины свои позиции! И провозгласили Женщины равноправие. Все было бы ничего, так тоже можно было бы жить, если бы не те существа, которые появились в результате большой и страстной любви Мужчин и Женщин, когда они еще были мужчинами и женщинами. Когда рождались эти существа, к ним внимательно присматривались все жители Земли и давали им имена: Мальчик и Девочка.
  Вы спросите меня, чем они отличались друг от друга, эти Мальчики и Девочки и откуда люди знали, кто перед ними? Сама матушка Природа установила некоторые различия, благодаря которым Мальчик со временем превращался в Мужчину, а Девочка становилась Женщиной. Но злые Феминистки старались, как могли, шепча доверчивым людям как заклинание: "Мальчик - не есть мальчик, Девочка - вовсе не девочка! Мальчик не есть девочка, а девочка - не то, чтобы мальчик! Мальчик - есть не мальчик, а Девочка - почти мальчик..." Самое страшное то, что люди как молитву должны были повторять это заклинание.
  Растерялись люди, обратились к Закону. Закон, выслушав все стороны, постановил:
  1. Пусть растут бесполыми существами до четырех лет.
  2. Пусть просвещают их с нуля, дабы к четырем годам смогли определить они свой пол, который отныне будет называться "гендер".
  3. Наличие половых признаков вовсе не указывает на принадлежность к определенному полу.
  4. Во взрослые отношения эти бесполые существа могут вступать от рождения своего, не дожидаясь совершеннолетия.
  5. А если кто нарушит закон, берегись: карать будут этих непросвещенных, как иноверцев!
  6. А если кто вслух произнесет фразу "Мама, Папа, Я - счастливая семья!", предан будет анафеме и проклят во веки веков...
  И смирились люди, отдав себя на поругание Закону. Перемешались все: мужчины стали не мужчинами, женщины перестали быть женщинами. И плохо стало на Земле - темень окутала Землю. Воспротивилась Матушка Природа, послав на Землю смерчи, ураганы и землетрясения. "Одумайтесь, люди! - воззвала Природа к несчастным - Всевышний гневается! Измените мир свой, пока не поздно! Измените Закон, пока возможно! Есть другой закон, Божий, и нельзя преступать его, ибо конец света неизбежен!" Но не слышали люди: потонул голос Природы в пороке. Обиделась Природа на племя людское и мстить стала: дети стали рождаться больные, нежизнеспособные, болезни на людей напали страшные, неизлечимые... Тут хочется написать "И все умерли..."
  
  Знаете почему Моисей водил сорок лет людей по пустыне? Чтобы умер последний человек, вышедший из Египта рабом. Неужели и нам нужно умереть для того, чтобы возродилось новое сообщество на Земле нашей? Или лучше жить и что-то делать, пока мы живы? Я ни в коем случае не призываю людей к революции, я не люблю перевороты, но настало время задуматься, как жить, чтобы выжить?
  
  
  ГЛАВА 11
  
  "ОНА СПАСАЛА ДЕТЕЙ!"
  21 февраля 2014 г.
  
  Наши мальчики пошли в школу. Нет, не так. Наши мальчики пошли в Школу!!! Три восклицательных знака! Всей большой семьей мы провожали их торжественно ни куда-нибудь, а в Храм знаний: бабушки, дедушки, тети и дяди, человек десять. Пошли одновременно, поскольку мне посчастливилось родить близнецов.
  
  Вообще, нужно сказать, воспитание близнецов - это отдельная тема для разговора, и отдельная глава. Я не встречала семьи, где близнецы были бы абсолютно уравнены в правах: один обязательно становился лидером и главная ошибка, которую допускают родители близнецов - это сравнивание детей. Нельзя сравнивать детей вообще, но сравнивать близнецов - это двойной грех! Все беды в мире и все войны - от сравнения: люди не могут довольствоваться тем, что им дано, они зачем-то хотят больше и лучше, чем у других. Сравнение вызывает зависть, зависть вызывает ненависть, ненависть толкает людей на братоубийство: человек берет в руки оружие и идет на своего соплеменника - человека. Война же особенно страшна потому, что гибнут дети, а каждый погибший ребенок - загубленные поколения! Но, войны могут быть мирового масштаба, а могут быть маленькие, семейные, между детьми, между детьми и их родителями, и спровоцировать их может учитель.
  
  Нашим сыновьям по 11 лет. Меня вызывает учительница, преподающая в классе, где учатся мальчишки и в присутствии одного из них начинает говорить, что ребенок не хочет учиться, срывает уроки, не делает домашние задания (выбирайте любой вариант). Я внимательно и относительно спокойно выслушиваю все сетования педагога по поводу своего ребёнка до той поры, пока не звучит фраза: 'Не то, что твой брат!'. Отправляю сына в класс, а сама деликатно выражаю свои пожелания умному, взрослому человеку, учителю: не нужно травмировать моих детей! И ничьих детей не нужно травмировать! Не сравнивайте! Ругаете - ругайте, но не сравнивайте братьев! Получается, что один из братьев всегда находится в тени другого, лучшего, и растет этот ребенок с чувством того, что он не удался, и возникает зависть, а потом приходит "госпожа" ненависть. Я извинилась перед педагогом за своего мальчика, конфликт был улажен, но осадок остался. А представьте себе, что могло бы быть дома? Я бы настроила отца, отец всыпал бы сыну, я бы поругалась с мужем, кого, скажите, возненавидел бы наш ребенок? В том и дело, что учителя бы возненавидел мальчишка. Обида на родителей проходит гораздо быстрее...
  
  Сейчас я уверена, что ошибку сделали мы с мужем: отдавая мальчишек в один класс, мы сами спровоцировали учителей на сравнение. В Израиле существует замечательная, на мой взгляд, практика, которую нужно нам всем брать на вооружение и если бы я раньше с ней познакомилась, я не наделала бы столько ошибок в отношении своих детей и не причинила бы им столько боли. В Израиле близнецов никогда не сажают в один класс и, по возможности, отдают в разные школы. Близнецы обязательно одеваются в разные одежды, они идут служить в разные части и это правильно! Только тогда каждый из них - личность, а не жалкий клон другого! Нет хороших и плохих детей - есть РАЗНЫЕ дети. Другой - не значит плохой и самая большая ошибка учителей в том, что они разделяют детей на плохих и хороших, слабых и сильных, добрых и злых, умных и глупых... Я знала учительницу, которая, приходя в класс, говорила: умные занимают первый ряд, а дураки третий. Те умные, которые хотят стать дураками, и те дураки, которые решат быть умными, могут присесть на второй.
  
  Когда я была на семинаре Шалвы Александровича Амонашвили, я услышала теорию, с которой невозможно не согласиться. Во-первых, санскритское слово ДУРА имеет конкретный перевод: прерванная связь с Высшим, то есть с Б-гом. А, во-вторых, оно состоит из двух слов: ДЕ и УРА. УРА - свет, частица ДЕ - без. Дурак - это значит 'БЕЗ СВЕТА'. Назвал учитель ребёнка дураком - сразу сработал выключатель. Причём, свет не просто выключился на время. Выключатель сломался! Сиди, дурак, без света, ибо ты дурак. Ах, как легко обучать умных, талантливых и способных детей! А кто подарит лучик света двоечникам и тунеядцам? А, может, они потому такие, что света в их жизни было мало? А тут ещё приходит чужая тётенька под кодовым названием 'училка', задраивает наглухо шторы, ломает выключатель и запирает дверь на амбарный замок. Темнота кромешная... И для ребенка и для этой самой "училки", потому что оставляя ребенка без света, она сама оказывается во тьме. И не только она! Родители этого ребенка попадают в это темное царство тоже. Когда ребенку плохо, кто из нас не страдает, скажите? Так что, хотим мы того или нет, но должны нести Свет детям нашим. А теперь скажите, кто из нас не был в такой ситуации в школе, когда мы сами были детьми? Я никогда не забуду тот ужас, когда я осталась 'без Света', будучи ученицей второго класса.
  
  Училась я на отлично в начальной школе и до семи лет была совершенно беспроблемным ребенком у своих родителей. В школе со мной что-то случилось и поведение мое стало не таким хорошим, каким оно обычно бывает у отличниц. Как-то раз, в конце второго класса, нас с девочками совершенно случайно заперли в раздевалке спортзала. Немного покричав и поплакав, мы стали думать, что предпринять. На наше счастье, открытым оказалось небольшое окошко в этой раздевалке и мы стали дружно решать, кто пойдет звать на помощь. Но для этого нужно было пролезть в это небольшое окошко, которое было в полутора метрах над землёй. Даже гадать не нужно - выбрали меня. Вернее, я сама выбралась. Если нужно было кого-то спасать - тут я была первой: хлебом не корми, дай спасти человечество!
  Окошко в раздевалке спортзала было небольшое, а я была довольно пухлой девочкой. Меня подсадили и кое-как протолкнули в это окошко. В красивом коричневом школьном платье я свалилась прямо на пыльную землю. Но что там пыль и грязь на моём платьице и ушибленная коленка! Я же почти совершила подвиг, понимаете? Потирая разболевшуюся ногу, прихрамывая, вся в пыли я потащилась в школу, чтобы позвать на помощь хоть кого-нибудь. Техничка открыла раздевалку, все благополучно выбрались и тут мы натыкаемся на нашу учительницу, которая искала нас, обеспокоенная нашим отсутствием. Она увидела из окна третьего этажа, как я свалилась в пыль и побежала вниз. Конечно, она за меня испугалась, а, испугавшись, ужасно разозлилась. Это я понимаю уже сейчас. А тогда я этого не понимала и мне казалось, что учительница должна броситься мне на шею и сказать: "Дети! Посмотрите! На Фельдман Майю! Не побоялась, еле пролезла в форточку и все же спасла народ! Собой жертвовала наша Фельдман Майя и совершила подвиг!" Так думала я.
  Посмотрев же на меня, грязную и счастливую, учительница произнесла одну единственную фразу, но таким тоном, от которого мои буйные волосы вообще встали дыбом: "А с тобой, Фельдман, мы еще поговорим на тему, как должна выглядеть настоящая девочка! Завтра на классном собрании, когда будет присутствовать весь класс!" А весь класс, как вы понимаете, и мальчики тоже. Девчонки стали наперебой кричать, что я не специально, но она сказала "Цыц!" И все замолчали.
  Я не спала всю ночь, еле досидела до классного часа, а потом... Потом для меня был 'выключен Свет': поставили перед всем классом и мудрая, добрая, любимая мной некогда учительница рассказала всем, что я, как колобок, вывалилась из окна в пыль. Потом она подробно описала, какого цвета у меня стало платье и какие молодцы и умнички девочки, которые остались ждать ее в раздевалке! Потом она предложила детям проголосовать за то, чтобы поведение в третьем триместре у меня было неудовлетворительное. Я плакала от обиды и безысходности и, практически, не могла дышать. Все подняли руки и даже те, кого я, как мне казалось, спасала. Подняли не потому, что меня не любили в классе, а потому, что авторитет учителя был очень велик и противостоять ему никто оказался не в силах. Руку не поднял один мальчик, мой друг и сосед по лестничной клетке Коля Сеин. Учительница подошла к нему и спросила, почему он не поднял руку.
  "Она не виновата. Она спасала людей." - ответил он.
  "От кого?" - строго спросила учительница.
  "От вас.." - растерявшись, ответил пацан...
  Я не помню, что он имел в виду, может быть то, что если бы она нашла нас в раздевалке, влетело бы всем, а, может, от того, что она немедленно бы сообщила родителям и напугала бы их всех, хотя телефоны были не в каждой квартире, все же на дворе был 1972 год... И до сих пор я благодарна этому замечательному парню, моему другу за то, что не предал, не испугался, и за то, что руки в классе начали опускаться. Мне поставили "удовлетворительно" по поведению, но я стояла перед всеми и выла, как белуга.
  Примерное поведение мне поставили в конце десятого класса, перед выпускным и то потому, что мама пошла и долго просила каждого учителя не портить девочке аттестат. Об этом просила и моя любимая Берта Михайловна Петрик, наш классный руководитель в выпускном классе, о которой будет тоже написана отдельная глава моей книги.
  Будучи неусидчивой, слишком эмоциональной девочкой, часто ругаемой и порицаемой за плохое поведение, в школе меня спасало только то, что я хорошо училась. Если бы вы знали, как тяжело в школе шустрым и шумным детям, которые просто не в силах совладать со своей неуемной природой! И как сложно учителю, который не обладает соответствующим темпераментом... Не совпадают порой учителя и дети, и возникает конфликт. Не принимают учителя шалунов! И в этой сложной ситуации я сочувствую всем: понимаю неусидчивых детей, ибо их неуемная природа, помноженная на страсть к познанию, делает свое дело, толкая на шалости и порой даже на гадости.
  Я прекрасно понимаю их родителей, которые приходят в школу и, порой, не знают, куда деть глаза, выслушивая от всех подряд учителей претензии к воспитанию, ибо многое ребенок берет из семьи.
  Понимаю учителей, через руки которых проходит до ста двадцати детей в день и каждому нужно подарить частичку себя...
  
  Выход из такой ситуации, безусловно, есть. К моему великому сожалению, в программу педагогических ВУЗов не входят предметы под названием "как успокоить ребенка" или "педагогика для сложных детей". Это или приходит с опытом, или не приходит вообще. Я составила для себя свод негласных правил, которые помогают мне в работе с такими ребятами. Делюсь ими с вами, друзья! Их можно дополнить, поправить, исправить, но в чем я уверена абсолютно, так это в том, что такие правила должны быть в арсенале каждого учителя...
  
  ПРАВИЛА 'КАК ОБЩАТЬСЯ С ШАЛУНАМИ'
  
  1. ПРАВИЛО ПРОТЯНУТОЙ РУКИ. Ты не имеешь права, учитель, подойти к ребенку ближе, чем твоя вытянутая рука. Нарушить правило можно только тогда, когда ты хочешь обнять его.
  2. ПРАВИЛО ОДНОЙ МИНУТЫ. Если ты хочешь поднять на ребенка голос, подожди одну минуту: желание кричать, как правило, пропадает.
  3. ПРАВИЛО ПЕРВОЙ УЛЫБКИ. Если ты хочешь, чтобы дети улыбались тебе, когда ты входишь в класс, улыбнись сама, даже если тебе не весело. Улыбнись каждому в отдельности и всем вместе, это не займет много времени. Ты больше времени потратишь на уроке, делая замечания по поводу плохого настроения и поведения детей.
  4. ПРАВИЛО "НАЧНИ С СЕБЯ". Если ты хочешь изменить ребенка, начни с себя. Гораздо проще посмотреть на себя со стороны, чем на ребенка изнутри. Трудно понять, о чем он думает, глядя на тебя, особенно, если понять его ты вообще не хочешь.
  5. ПРАВИЛО ПРОЩЕНИЯ. Не отпускай ребенка, не простив его. Ты забудешь практически сразу, а ребенок может запомнить обиду надолго, даже навсегда.
  6. ЛЮБИ ШАЛУНОВ. Шалуны и сами не могут ответить на вопрос, зачем они сделали то, что противоречит правилам поведения в школе, но если нужна помощь - эти ребята примчатся во что бы то ни стало и помогут, чем смогут. "Ботаники" тоже помогут, но тут встает вопрос о мотивации. Помогут, если... У шалунов нет этого "если", понимаете? Я всю жизнь была шалуном: и в 10, и в двадцать и в пятьдесят я тот же шалун... Не могу ответить на один вопрос: это мое счастье или несчастье?
  
  Милые мои коллеги! Любите шалунов! Направляйте их неуемную энергию в нужное русло и я даю вам слово: когда-нибудь они вас вспомнят добрым словом. Я понимаю, что не у всех учителей хватает силы и энергии противостоять нам, шалунам. Куда проще нас отругать и наказать, назвать дураками и 'выключить Свет'. Но где гарантия, что кто-то придет и включит его? Можем ли мы, учителя, взять на себя такую ответственность: оставить без Света все Человечество?...
   Эпиграфом к этой главе, как, впрочем, и ко всей будущей книге, я взяла бы слова Далай-ламы, которые каждый учитель должен произносить, на мой взгляд, как заклинание, как клятву Гиппократа, произносимую врачами и целителями с древних лет. Мы, учителя, тоже должны быть целителями, или хотя бы стремиться к этому, ибо самый больной человеческий орган - Душа, а это уже наш, учительский промысел!
  
  
  "Пусть стану я на все времена, нынешние и будущие,
  Защитником для беззащитных,
  Проводником для заблудившихся,
  Кораблем для пересекающих океан,
  Мостом для переходящих реку,
  Убежищем для находящихся в опасности,
  Светильником для тех, у кого нет света,
  Прибежищем для тех, у кого нет крова,
  И слугой для всех, кто в нужде..."
  Далай-лама.
  
  
  ГЛАВА 12
  
  ДВА "ЗОЛОТЫХ" ПРАВИЛА ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ
  22 февраля 2014 г.
  
  Если бы вы знали, с каким трепетом я сажусь писать первую свою книгу! Жизнь проносится калейдоскопом и только сейчас, кажется, понимаю, что было в моей жизни главным, а что второстепенным. Что-то отходит на второй план, становится черно-белым, а что-то, наоборот, начинает играть яркими красками... Радует то, что это читаете вы, дорогие мои взрослые! Но еще больше меня радует то, что мою неоконченную повесть, мою педагогическую исповедь читают дети, мои ученики!
  Вы себе не представляете, какая ответственность в связи с этим фактом ложиться на мои плечи: мне нельзя врать! Врать нельзя вообще, этому мы учим и дома, и в школе, но когда врет учитель - это страшно. Мне не страшно и не стыдно - пишу искренне и с огромной любовью к своей профессии, к своим друзьям-коллегам, к своим ученикам настоящим и, я надеюсь, будущим, к их родителям. И что интересно, я уже 'учитель-бабушка', потому что учу детей своих учеников.
  
  В позапрошлом году ко мне перед уроком в пятом классе подошла завуч нашей школы и попросила разрешения привести на урок мальчика из детского сада-школы. Он заканчивал четвертый класс и мама никак не могла определиться со школой: в какую отдать. Это очень важное дело - выбрать правильную школу для ребёнка. Мама - умница: она предоставила сделать выбор самому ребенку. Они вместе сходили в одну школу, в другую и, таким образом, посидев на уроках вместе с сыном, сделали свой выбор. Вдвоём, что очень важно.
  Нужно сказать, что я люблю, когда ко мне на уроки приходят родители. Я учу детей радоваться гостям на уроке, будь то директор, завуч, инспектор или родители. Ничего страшного в их визитах нет, даже наоборот: какой-то стимул ребят, да и себя показать, на что мы способны... Нам, учителям тоже расти нужно, а без постороннего взгляда со стороны рост - проблемное дело.
  
  Возвращаюсь к гостям. Перед самым звонком в класс вошла мамочка с сыном. Мальчишку я посадила на первую парту, а маму на последнюю. Малец работал весь урок, как заведенный, не отставал от пятиклассников ни на шаг, умнейший парень, но меня больше интересовала его мама... Ее лицо было очень знакомым. Прошло минут двадцать от начала урока, как я ее узнала! Конечно, она изменилась: из очень симпатичной девочки, моей ученицы, Ирочки Асадовой, она превратилась во взрослую красивую женщину. После урока Ирочка подошла ко мне и спросила: " Майя Леонидовна, Вы меня помните?" "Помню, Ирочка, девочка моя!" Мало того, что Ирочка была моей ученицей, так мы еще и рожали вместе, только она рожала своего первенца, а я своего третьего сына! Жизнь иногда преподносит сюрпризы, не правда ли? Конечно, эта замечательная мама привела ребенка к нам в школу и мы с ней встретились на родительском собрании, но теперь уже как две мамы двух одноклассников!
  
  Быть мамой ученика и работать в этой же школе учителем сложно, поверьте. Не работающие в школе мамы получают информацию о ребенке дозировано, чаще через электронный журнал, очень редко через встречу с учителями. Мама-учитель получает информацию о своем ребенке каждый день. Вот, например, пару недель тому назад встречает меня в коридоре учительница моего младшего сына по математике. Нужно сказать, что при том, что у моего мальчика мама-математик, знаниями по этому предмету он не блещет. Мы иногда занимаемся дополнительно, но эти занятия редко бывают продуктивными в силу того, что Даня решил для себя, что математика - не его конёк. Валерия Григорьевна встречает меня с улыбкой и просит зайти в кабинет. Улыбка настораживает, но я знаю эту женщину много лет и как прекрасного учителя, и как чудесного завуча, и понимаю, что, раз она улыбается, все не так страшно.
  Она рассказывает мне, что сегодня класс писал самостоятельную работу, но Даня не написал ничего. Или почти ничего. Или что-то такое написал, что ей еще никто не писал... Открыв тетрадь, она показала мне это послание ученика к учителю. Я сфотографировала и послала отцу, чем подняла ему настроение на весь день... Текст привожу дословно с разрешения своего сына.
  "Ничего не сделал, так как и безумно болела голова, и преобладала усталость. Надеюсь переписать в среду в удобное для вас время!"
  Что сделает в таком случае учитель? Умный учитель улыбнется и разрешит ученику переписать работу в среду в удобное для себя время. Другой учитель вызовет маму к себе и прочитает лекцию о том, что может себе позволить ребенок, а что нет. Нам повезло, наша учительница всегда была умной! Мы все вместе посмеялись над запиской, дома я прочла сама лекцию своему мальчику, он переписал работу и все были довольны. Да, я так спокойно реагирую, возможно, потому, что это мой третий ребенок.
  
  Милые, дорогие родители! Сейчас я скажу то, что вам мало кто скажет. Наши родные дети читают мой дневник и подтвердят правдивость моих слов: мы с мужем НИКОГДА НЕ РУГАЛИ СВОИХ ДЕТЕЙ ЗА ОТМЕТКИ. Никогда! Что бы они не приносили в дневниках, мы не ругали ни детей, ни учителей! В нашем доме никогда не было сказано ни одного плохого слова в адрес учителя, который работал с моими детьми! Ещё раз повторю: никогда! Порой я была согласна с мальчишками, ведь бывало всякое, но мы с мужем не позволяли себе поставить авторитет учителя под сомненье.
  
  Разрешите объяснить, что происходит, если ребенок слышит, как мама по телефону обсуждает с другой мамой учителя, говоря о нем плохо.
  Ситуация первая: ребенок любит этого учителя. Тогда перед ним встает дилемма: приходится выбирать между любимым учителем и любимой мамой. Почему я не говорю о папах, потому что, как правило, по телефону о школе говорят мамочки. И ребенок не знает, что ему делать: его душа разрывается на две половинки и в таком раздрае он приходит на урок. Прислушивается, присматривается и не может понять, почему? Но голос мамы звучит у него в ушах и ребёнок понимает, что не должен он верить своим глазам, а должен верить маме, потому что маме верить можно, а вот этой учительнице, которая поставила ему 2, 3, 4, 5... (выберите сами), верить нельзя. Ребенок нервничает, назревает внутренний конфликт. Скажите, о чем может думать этот ребенок, сидя на уроке? О чем угодно, но только не о том, как получить необходимые ему знания - усваиваемость материала эквивалентна нулю. Он, бедный, приходит домой и на вопрос как прошел урок, отвечает что ничего он не понял. И родители утверждаются в своей правоте: учитель плохо объяснил тему.
  Ситуация вторая, когда ребенок и так недолюбливает учителя. Мама говорит, что эта тетка просто монстр и ученик моментально начинает рисовать себе страшные картинки! Он уже не видит учителя, не видит женщину, он видит чудище двуглавое. Он не слышит и не различает ни одного слова, которые вместе с огнем вылетают изо рта ужасного дракона. Ненависть усиливается, идет отторжение и разбить эту железобетонную стену между учеником и учителем становится, практически, невозможно. Вы спросите, кто пострадает? Отвечу: все! В этой истории проигравшие все. Но самый несчастный из всех, безусловно, ребенок. Ненависть усиливает ненависть... Мамы и папы! Папы и мамы! Вы - самые близкие и родные ребенку люди, какого бы возраста он ни был! Обращаюсь к вашему разуму, к вашим сердцам, услышьте меня! Я подарю вам два правила, открою еще два секрета, благодаря которым ваша школьная жизнь и жизнь вашего ребенка будет протекать очень комфортно и в радости.
  
  ЗОЛОТОЕ ПРАВИЛО 1. Никогда не обсуждайте и не критикуйте учителя в присутствии своих детей! Это табу, понимаете? Вы вносите смуту в и без того тонкую, ранимую душу человека, который вам доверяет безоговорочно, ставите его перед выбором. И если этот выбор будет сделан не в вашу пользу - вы потеряете самое дорогое, что у вас есть: доверие вашего ребенка! Я говорю сейчас не как учитель, а как мама учеников, которая по совместительству работает учителем.
  
  ЗОЛОТОЕ ПРАВИЛО 2. Никогда не ругайте детей за оценки, поверьте моему опыту, оценки - не показатель: ни того, какой человек ваш ребенок, ни того, насколько он знает предмет, и уж тем более оценки не приговор. К сожалению, безоценочная система существует только в начальной школе, да и то она носит относительный характер: 'хорошо', 'удовлетворительно', 'отлично'... Отметки, как ты их не назови.
  Подойдите к учителю, поговорите, но сделайте это тактично, без упреков и обещаний, типа "увидимся в другом месте". Да, отметку можно и нужно рассматривать как сигнал: ребёнку нужна помощь! Как ему помочь? Решайте с учителем - это сигнал и учителю тоже.
  Как часто я наблюдаю ребят, которые, получив даже восьмерку, начинают горько плакать и причитать по поводу того, что их дома убьют. Я плачу вместе с ними...
  
  
  ГЛАВА 13
  
  КОГО МЫ ВЗРАЩИВАЕМ?
  23 февраля 2014г.
  
  Я люблю школу! Я люблю школу в каждой её ипостаси и со всеми ее недостатками. Я люблю школу, но я не люблю школьные реформы. Не то чтобы я совсем против перемен, нет конечно. Я против дурных перемен и глупых преобразований. Мне не нравится то, что сделало с образованием наше правительство. Прочитайте, мои дорогие, ещё одну страшную-престрашную сказку. Я назвала её так:
  
  "ДУРАКИ или ФАНАТИКИ?"
  
  В одном государстве жили-были люди. И правда, какое же государство без людей? Если у государства нет правителя, но есть люди - это уже государство. Но если есть правитель и нет людей - простите!
  Этим государством управлял очень мудрый правитель. Он был человеком образованным, науки разные познал, говорил почти на всех языках мира и даже понимал язык птиц. И любили люди своего правителя, который нес Свет образования в массы. Все жители этого государства были умными-преумными, учеными-преучеными и знали люди, что получив образование, они обязательно будут обеспечены работой. Работать им нужно было, чтобы дать образование своим детям.
  Так бы они и жили в мире и согласии, но появился у правителя новый советник. Он был весьма неглупым и вскоре правитель назначил его министром. А был новый министр самым что ни на есть настоящим шпионом. И стал он нашептывать мудрому правителю, дескать, не туда, батюшка, смотрим, не в ту сторону идем! Посмотри, мол, батюшка на Запад - экие там умные да разумные люди ходят!
  Послал правитель мужей ученых, дабы посмотрели, так ли все, как говорит советник-министр. Приехали они в Западную державу и увидели чудо-чудное, диво-дивное: люди заморские в школах своих по-другому детей обучают, по-простому, не по-нашему, мудростям-премудростям иностранным. И что больше всего удивило посланников, так это то, что нет там ни средних школ, ни училищ для ремесленников, ни университетов с программами сложными... Все коллегии да колледжи импортные. И увидели мужи ученные, что уровень жизни в державе Западной гораздо выше, чем в родном отечестве: кареты импортные на топливе заморском едут, аппараты летательные крыльями в небе машут, и каждый может полететь туда, куда его фантазия заведет и еще многое-многое другое увидели мужи учёные. Понравилась им жизнь такая, упрощенная! Вернулись они к правителю и говорят: "Всем-то ты, батюшка, отец родной, хорош, но меняться надобно! По старинке живешь, не по-модному правишь! А мир-то, глянь, как изменился! Скоро мест в нашем государстве не будет, чтобы устроить всех, кто образование наивысочайшее получил! И заволнуется народ, и свергнет тебя, либо в страны другие поедет, жизнь лучшую искать будет..."
  Испугался правитель и спрашивает: а что делать-то нужно? А советник-министр тут как тут. Со школ, говорит, начинай, батюшка! Школа опасность в себе таит великую! Посмотри, о правитель, как учителя в твоем государстве ходят - ни дать, ни взять, цари все! Посмотри, как люди их почитают! Как Бога! А ты тогда кто? А ты ведь у нас самый-пресамый, мудрый-премудрый! А если учитель вровень с тобой стоит, значит, каждый учитель твое место занять может!.. Послушал правитель речи велеречивые и лестные, и стало ему жаль себя, ненаглядного. Издал он указ страшный: "Повелеваю школы раздробить, профессию учителя сравнять со всеми другими профессиями, а по зарплате так и вообще ниже нижнего поставить. Нечего им книжки разные покупать, да одежду красивую! А программы школьные да старые уничтожить и новые придумать, чтобы дети понять ничего не могли, чтобы часов не хватало на изучение премудростей всяких..." А народ возьми, да и поддержи правителя: верил народ в его ум и проницательность. Учителя заплакали горько-горько! И стали они на улицы с транспарантами выходить! Не зарплату они требовали себе великую, а спрашивали, как обделенный счастьем учитель может вырастить счастливого ученика? Как бедный духом может Свет в массы нести? Как детей уму-разуму учить по книжкам новым, неразумным?.. Но глух был правитель. Глух и слеп. И не понимал правитель, что яму сам себе вырыл: учителя из школ уходить стали. Кто дело свое открыл, кто в державу иностранную на заработки подался. И остались в школах только лишь дураки да фанатики. Не так. Дураки, они же фанатики: те, кто школу любил и не мыслил себе жизни иной...
  И настали времена страшные - трудно стало учителям бедным по программам импортным деток учить. А детки выросли, поумнели, и тоже в западные державы подались, жизнь лучшую искать... И уже через несколько лет не осталось в государстве никого, ибо когда из государства уходит образование - уходит жизнь...
  
  Вот такая страшная-престрашная сказка. Я ее не закончила. Просто не знаю, чем она может закончиться. Нам с вами ее дописывать, дорогие, но для того, чтобы дописать ее правильно, нужно четко осознавать, что у ОБРАЗОВАНИЯ есть 3 ипостаси: ВОСПИТАНИЕ, ОБУЧЕНИЕ и ПРОСВЕЩЕНИЕ. Это придумала не я, но за 30 лет работы в школе я убедилась в истинности этой премудрости. Непременно в таком порядке и никак иначе. На первом месте должно стоять именно ВОСПИТАНИЕ.
   Шалва Александрович Амонашвили на каждом своём семинаре раскрывает суть этого слова. ВОСПИТАНИЕ - В-ОСЬ-ПИТАНИЕ. То есть, ПИТАНИЕ ДУХОВНОЙ ОСИ человека. Конфликты между учителями и родителями возникают порой именно на этой почве, поскольку родители уверенны, что детям хватает того воспитания, которое они получают дома. Мне кажется, что некоторые из них просто не понимают, что одних знаний по предмету, которые дает учитель на уроке, для детей недостаточно. А родителям, порой, кажется, что дети идут в школу за знаниями. На самом же деле, дети идут в школу совершенно за другим, а за знаниями заодно. Даже отличники вам скажут, что знания - это прекрасно, но вместе со знаниями должна расти Душа, а за это уже мы, учителя, несем ответственность. Поверьте, что нет в школе учителей, которые не освоили бы премудрости школьной программы. Не существует! Есть учителя, которые не могут в доступной и понятной для детей форме поделиться ими, но и это приходит с опытом. Правда, чего уж там греха таить, или не приходит. Математику в 6 классе преподавать не сложно, если знаешь не основы математики, а методику ее преподавания. Нужно очень четко понимать, как говорить с ребятами и как отвечать на их вопросы. И все равно возникают "терки": в классе сидит около тридцати учеников. Как распределить время на уроке, чтобы в соответствии с основными требованиями к современному уроку, пять минут хватило на приветствие и организацию учебно-воспитательного процесса, минут семь на вопросы по домашнему заданию, пол часа на объяснение нового материала. Причем сейчас ученные мужи требуют, чтобы урок не превращался в монолог учителя, а дети, прочитав материал, объясняли сами себе. Дальше нужно задать домашнее задание, обязательно разъяснив его - это еще пять минут. Пять минут уходит на рефлексию, то есть, на подведение итогов урока. На замечания, вставки, слезы и "можно выйти" - минимум пять минут. Опрос - минут пятнадцать-двадцать (тесты, диктанты и прочее).
  
  Считать умеете, люди добрые? Это все я должна втиснуть в сорок пять минут урока! А теперь решите задачу с одним неизвестным: сколько минут отвести на ВОСПИТАНИЕ? Ноль целых, ноль десятых. Но я вам всё-таки постараюсь ответить на этот вопрос. Воспитательный процесс начинается с того момента, как начинается урок. Он - над всеми остальными действиями учителя! Он - в каждом слове, в каждом жесте, в каждом взгляде! Процесс воспитания не просто неотрывен от процесса обучения, он первичен! И в чем я уверена на все сто процентов, так это в том, что ребенок воспринимает материал урока только через личность учителя. Со мной поспорят многие из вас, читающих дневник, я в этом ни сколько не сомневаюсь. Они скажут, что если ребенок умный, то какого учителя ему не дай, он все равно возьмет то, что ему нужно. Опять возвращаемся к вопросу, а кого мы хотим взрастить? Если качественного потребителя, то да, эта схема срабатывает. Если Человека - схема не работает!
  
  Представьте себе простую ситуацию, которая происходит практически каждый день в школе и на каждом уроке. Я вхожу в класс, а класс взбудоражен. Девочка плачет, все кричат... Звенит звонок, начинается урок. Я предложу вам два варианта решения этой проблемы, а вы поставьте себя на место детей и выберите нужный.
  Вариант 1. Не обращая внимание на слезы ребенка (урок есть урок!), учитель просит всех встать, потом сесть и записывает тему. Раздается голос какого-то ученика: "Марья Петровна, а у нас такое случилось!.." Марья Петровна - замечательный учитель, она дает знания, владеет методикой преподавания и точно знает, что нужно от нее родителям и детям. "Да, я вижу, что Леночка (Галочка, Машенька...) плачет. Закончится урок и мы обязательно поговорим на эту тему.." Раз! И выключила все детские эмоции, потому, что у нее программа, время, и в детей нужно втиснуть как можно больше знаний по предмету.
  Вариант 2. Марья Петровна видит плачущую девочку. Она сажает детей и задает именно тот вопрос, который ребята больше всего ждут от нее: " Что случилось, дети?" И дети наперебой начинают рассказывать, что Сашка (Ванька, Данька...) ударил Леночку. Марья Петровна - замечательный учитель, она дает знания, владеет методикой преподавания и точно знает, что нужно от нее родителям и детям. Она подходит к девочке и обнимает ее, нежно гладя по голове, даже, порой, целуя. "Девочка моя, понимаешь, так иногда случается, что мальчишки не понимают, как это страшно, когда мужчина поднимает руку на женщину! Как это ужасно выглядит со стороны... Но когда мальчишки вырастут и заведут семьи, только тогда они поймут, что девочки тоже вырастают, становятся женщинами. Как же им, мужчинам, становится страшно, что кто-то может обидеть их жен, дочерей... Для этого осознания им нужно всего-ничего: вырасти. Смотри, солнышко, некоторые мальчики в классе уже мужчины - они никогда не позволят себе оскорбить и обидеть девочку... А некоторые еще растут! Давай простим обидчика, потому что для него это тоже урок! Он поднял руку на Женщину и ему сейчас очень стыдно..." Примерно так. Это заняло минут пять драгоценного времени на уроке. Да, пострадала программа, но... Закончите предложение сами, пожалуйста. Какой вариант вы выбрали бы для себя, мои дорогие? Я выбираю второй. ВСЕГДА. Сама для себя выбираю и для своих родных детей тоже однозначно выбираю второй вариант. Нельзя в одну секунду выключить детские эмоции! Нельзя показать, что мы равнодушны к их маленькому горю! Один из постулатов Гуманной педагогики гласит: подобное воспитывается подобным! Разве не так, друзья мои? Я очень часто слышу от родителей, что сейчас страшно растить детей добрыми и отзывчивыми... Не страшно, поверьте! Это говорю вам я, мама троих сыновей! По другому нельзя, потому что подобное обязательно притянет к себе подобное! Взрастите в ребёнке лень - все лентяи и лентяйки будут подле него крутиться. Подлость взрастите - всю жизнь он будет подлецов притягивать и в подлости купаться. Вот и поставьте на весы Истины с одной стороны Программу, а с другой стороны Жизнь. Как вы думаете, какая чаша перевесит? А дети, все до единого, не думают! Они это знают. "Возвращайтесь чаще в детство, именно там вы найдете средства для своей педагогики..." Ш. А. Амонашвили. Вспоминайте свою школу, свои вопросы и обиды, свои ощущения и думайте, думайте, думайте...
  
  В конце этого повествования я позволю себе напомнить вам известную притчу о двух волках.
  "Когда-то давно старый индеец открыл своему внуку одну жизненную истину.
  - В каждом человеке, мой мальчик, идет борьба, очень похожая на борьбу двух волков. Один волк представляет зло - зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь... Другой волк представляет добро - мир, любовь, надежду, истину, доброту, верность...
  Маленький индеец, тронутый до глубины души словами деда, на несколько мгновений задумался, а потом спросил:
  - А какой волк в конце побеждает?
  Старый индеец едва заметно улыбнулся и ответил:
  - Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь..."
  
  ГЛАВА 14
  
  ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДЕТИ!
  24 февраля 2014 г.
  
  Слово может быть добрым. Слово может быть страшным. Слово может даже иметь цвет. Черный, белый, пурпурный, розовый, салатовый...
  Слово учителя имеет особое значение и назначение. У меня есть пьеса, которая называется "Здравствуйте, дети!". Когда я ее писала - плакала. Читала и тоже плакала. Пьеса начинается с того, что учительница, проработавшая в школе сорок лет, входит в класс. Устала. Устала каждое утро делать одно и то же: вставать, умываться, завтракать, добираться до школы, входить в класс, говорить одну и ту же фразу: "Здравствуйте, дети!" Устала спрашивать "Кто сделал домашнюю работу и что было неясно?.." Она просто устала жить. Дальше, на фоне этой усталости, происходит конфликт с девочкой, которая тоже устала от безразличия к ней окружающих людей: родителей, одноклассников, учителей... Девочка, уйдя с урока, выбрасывается из окна... Вы не подумайте, что я за страшилки! Ни в коем случае! Но эта пьеса была написана после того, как ученица одной из школ нашего города сделала то же самое. Она забралась на крышу девятиэтажного дома и прыгнула вниз. Нет, друзья мои, она не хотела проверить закон земного притяжения. Чего она хотела - никто тогда не понял и уже никто никогда не поймёт. Все мысли бедной девушки ушли с ней. Сколько таких случаем? Много. Литва давно занимает страшное первое место в Европе по детскому суициду. Каков механизм этого чудовищного действа нетрудно догадаться: кто-то что-то произносит и это "что-то" становится для ребенка последней каплей, переполняющей чашу его терпения.
  В реальной жизни умная, красивая, талантливая шестнадцатилетняя девушка погибает, в пьесе же я даю ей шанс выжить. Но это будет зависеть от всех, кто рядом: от ребят, от учителя, от мамы и папы, от директора школы... По-другому быть не может - все мы звенья одной цепи, все мы в ответе друг за друга. От каждого из нас зависит очень многое и нужно все время думать, что мы произносим.
  
  Итак, учитель входит в класс и произносит каждодневное "Здравствуйте, дети!". Я подсчитала, сколько раз, примерно, за тридцать лет учитель произносит эту фразу. В году 34 рабочих недели. В каждой неделе приблизительно 5 рабочих дней, каждый день (беру в среднем) по 5 уроков. Умножьте на 30 дней и получится 25 тысяч 500 раз!!! Как вам такая арифметика? Таки можно устать! Вы, возможно, возразите, что не только учителя - каждый человек каждый день ходит на работу и, в принципе, делает все то же самое, что делает учитель. Согласна! Но представьте себе такую картину: добравшись до рабочего места, человек подходит к своему рабочему столу (станку, прилавку, допишите, что хотите) и говорит: "Здравствуй, стол! Как я рада тебя видеть! Я желаю тебе хорошо провести этот рабочий день! Я люблю тебя, стол!.." Чувствуете разницу, друзья? Мы, учителя, каждый день входим в класс и говорим 'Здравствуйте, дети!' Как важно сказать ребятам это "Здравствуйте" так, чтобы они захотели прийти еще раз к учителю на урок и еще раз услышать его "Здравствуйте!" , чтобы почувствовали, что в этих словах частичка учительского сердца, что в Душе учителя есть место каждому из них... Для меня начало урока вот уже много лет - ритуал: ребята встают, отвечают молча, и я говорю, что хочу видеть глаза каждого из них. Глаза детей всегда читаемы...
  
  Мальчик смотрит на меня и улыбается. Ему радостно! Я осмелюсь подумать, что ему радостно оттого, что он видит меня, ибо мне радостно, потому что я вижу его! Другой мальчишка смотрит и взгляд его пуст. Глаза красные, вид усталый... Все ясно - компьютерный гений! Сидел, уставившись в экран до двух часов ночи, играл в стрелялки. Ему не до урока, ему бы выспаться... Девочка прячет глаза: домашнюю работу забыла (не сделала, потеряла, была на дне рождении, забыла у бабушки...). Много всего расскажут учителю глаза ребёнка, если в них внимательно всмотреться.
  
  Кстати, о домашней работе. Домашняя работа - это камень преткновения между учителями, родителями и детьми. Объясню, почему.
  Во-первых, нужно четко осознавать, для чего задаются домашние работы. Ребята почему-то уверены, что "домашку" учителя задают из вредности или чтобы двойку поставить. Могу с уверенностью сказать, что если ученик внимательно слушает объяснение учителя и выполняет все, что делается на уроке, он усваивает до 80% материала. Если дома он не закрепит свои знания, на следующий день у него останется только 50%, а через неделю 25%, потому что обилие информации, которое получают наши дети в школе, слишком велико для того, чтобы усваиваемость была 100-процентной. Я говорю о тех ребятах, которым легко дается предмет. Что делать тем, у кого сложности возникают уже на уроке? Идут они, несчастные, домой и говорят, что учитель либо плохо объяснил, либо не объяснил вообще. Учителя тоже почему-то уверены в том, что настолько доступно объяснили материал, что только дурак не справится! Родители возмущаются и справедливо: не понимают мама с папой, как решать химические (математические, физические...) уравнения, да и не помнят уже, чего греха таить: столько времени прошло. Как помочь ребенку? И вместо того, чтобы на следующий день подойти к учителю и поговорить, выяснить, почему ребенок не усвоил тему, родители решают, что для их вундеркинда данный учитель плох и нанимают ему репетитора. Репетитор хватается за голову, но не может сказать родителям правду (а она бывает очень разная): он ведь получает от родителей деньги, а сказать что-то нужно! Родители же ждут подтверждения своих умозаключений не о том, как материал усваивает ребёнок, а о профессионализме учителя. И репетитор, идя на хитрость, соблюдая нейтралитет, пророча великое будущее отпрыску, говорит любящим родителям, что ребенок, просто-напросто, ленив! "Ах, вот оно что", - думают обрадованные родители. "Значит ленив! Это мы исправим быстренько!" И начинается настоящая гонка за отметками... И в этой гонке родителей абсолютно не волнует ребёнок: их амбиции должны быть удовлетворены. А если отметки ребёнка с точки зрения таких родителей продолжают быть низкими, вывод напрашивается один единственный: учитель идёт на принцип, узнав, что ребёнок ходит к репетитору. Как же они не понимают, бедные, что от всего этого страдает ребенок!
  
  Все мы учились в школе и ни для кого не секрет, отличников - единицы! Да, возможности ребенка безграничны, но есть еще природа ребенка, которую мы не можем игнорировать. К тому же, чего тут скрывать, кому-то легко даются точные науки, а кто-то - гуманитарий в чистом виде. Не верьте тем, кто утверждает, что дано всем и абсолютно все. Мне, например, совершенно не даны языки - живу и мучаюсь. Сколько раз пыталась изучать - никак! Кого, скажите, обвинить? Поэтому, нужно обращать внимание на то, что ребенку ДАНО! По-другому это называется - ТАЛАНТ. В чем я уверена абсолютно, так это в том, что все дети талантливы! Нужно только найти, нащупать эту ниточку, потянуть за нее и вы убедитесь в истиной безграничности возможностей ребенка. Но делать это нужно без насилия, иначе можно порвать ниточку.
  
  В классе, где я преподавала математику, был парень, который дожил до восьмого класса и не знал таблицу умножения. Раньше такое чудо было исключением: зубрили и знали все. Сейчас дети, не знающие таблицу умножения, встречаются гораздо чаще, и это огромная проблема для нас, математиков. С другой стороны, зачем она им нужна, если есть калькуляторы, компьютеры да и в каждом мобильном телефоне можно посмотреть, сколько будет дважды два.
  Мальчишка сидел на последней парте и молчал. Если я, ненароком, бросала на него взгляд, он прятался за спину впереди сидящего ребенка. Он хотел остаться незаметным, быть невидимым. Я знала такую его особенность и не очень его теребила. Как-то раз классный руководитель пригласила нас с моей подругой и коллегой Ириной Вячеславовной Алексеенко провести классный час. Об этом удивительном человеке, об Ирочке, я расскажу чуть позже, ибо вся моя гуманная педагогика началась именно с неё. Ирина должность в школе называется так: педагог дополнительного образования, но дети в школе придумали ей совершенно особенную должность: мама Ира. Ира знает абсолютно всех детей в школе и часто проводит тематические классные часы.
  Итак, восьмой класс пришёл в Ирин кабинет Гуманной педагогики, на классный час и Ирочка попросила ребят разделиться на группы. Они что-то обсуждали, уже не помню что, потом писали, а потом защищали свои проекты... И вот тут вышел мой молчаливый мальчишка.
  "Интересно, - подумала я, - неужели он сможет сказать что-то вразумительное?" Когда парень начал говорить, я поняла, что слышу прекрасную, грамотную речь взрослого человека, не ребенка! Он рассуждал и аргументировал свою позицию, да так умело, как не всякий взрослый сможет это сделать. Я была потрясена: у мальчика талант! Талант писать и говорить, а я ни разу не слышала его голоса! На математике он опять замолчал... И что, скажите, делать мне? Убить? Растоптать? Пристыдить? Да упаси меня Господь от такого греха! Есть только один путь, на мой взгляд: ПРИНЯТЬ! Принять ребенка таким, каким он получился - несовершенным, закомплексованным, растерянным и постараться обеспечить ему комфорт на уроке, чтобы он хотя бы не боялся ко мне идти! Чтобы не прятался за спины товарищей, дрожа от страха быть опозоренным при всем классе! Что мне делать с оценкой? Поставить четверку (из десяти возможных). Ребенок ведь сидит и слушает! Слушает, но не понимает, так в чем, скажите, его вина? Это, скорее, моя вина: нет времени на уроке ни секунды, чтобы подойти и обстоятельно позаниматься с мальчиком. После уроков - кружки, спортивные или музыкальные школы и дозваться его к себе на дополнительный урок не получается, увы.
  
  Еще случай. Сидит мальчишка, чудесный, милый, добрый... Сидит на первой парте и старается изо всех сил усвоить сложную тему. По глазам вижу - не получается. Приходит парень домой, говорит маме, что ничего не понял, а домашнюю работу выполнить нужно: вот мама садится и выполняет с ним домашнее задание. Вернее, не с ним, а за него. А на следующий день самостоятельную работу, которую он не написал: не смог решить ни одного примера. Мама приходит ко мне и спрашивает, что, мол, это такое? Почему ее сын не написал работу? Просит посмотреть домашние работы, которые выполнены идеально! Говорит, что он сам их решал, а она только чуть-чуть помогла! Я пробую подыграть: объясняю мамочке, что мальчишка растерялся, не смог сосредоточиться, не сконцентрировался... Двойку не ставлю. Со следующей работой то же самое: не решил ничего. Приходит мама и начинается опера: песнь мамы о том, что ребенок все знает и я не могу оценить его по достоинству и моя ария о том, что мальчик не сконцентрировался... Ставлю четверку (по 10-бальной системе). Мне жаль, но я должна поставить оценку ребенку. Научить я его пока не могу и это ОГРОМНАЯ ПРОБЛЕМА ДЛЯ МЕНЯ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ. Я всегда говорю себе, что, видимо, не владею теми инструментами, которые позволяют обучить математике всех без исключения. Маму мальчика категорически не устраивает оценка. Она хочет больше. Она не слышит меня, когда я говорю, что мальчишка замечательный, отзывчивый, добрый и опять показывает мне домашние, утверждая, что он их сделал сам...
  Для мамы все ясно: во всем виновата я! Объясняю новый материал плохо, ребенок ничего не понимает, за домашние работы десятки в журнал не ставлю, даю слишком сложные тесты, в общем всё не так. У родителей есть одна особенность: если у ребенка десять - молодец он сам. Если нет этой пресловутой десятки - всегда виноват учитель!
  
  У меня три сына. Три абсолютно разных сына от одних родителей! Как так получилось - не знаю, это Б-жий промысел, не мой. Один прекрасно знал химию и биологию, поступил и закончил медицинский. Второй хорошо разбирался в физике - стал механиком. Третий совершенно не знает математики, зато обожает историю и географию. Видимо, пойдет в юристы... наблюдая за своими мальчишками, у нас с мужем даже мысли не возникло обвинять учителей в их недоработках! Мы всегда принимали своих детей такими, какими их послал нам Б-г, и развивали в них то, что было им интересно! Это дает свои результаты, просто детям нужно дать немного свободы выбора и время. Никто не говорит об абсолютной свободе! Никто не отменял родительское участие! Просто ПРИСЛУШАЙТЕСЬ к ребенку! Он сам покажет и подскажет вам, где эта таинственная ниточка...
  
  Милые, дорогие родители! Обращаюсь к вам: может быть, не нужно искать виновных? Может, следует внимательно присмотреться к ребёнку и сделать все возможное, чтобы он устремился познать то, что ему особенно удается! Не насилуйте его, не ставьте ему планку - разобьется! Посмотрите реально на своего самого лучшего в мире ребенка и скажите себе: я люблю его не за то, что он знает математику, физику, историю и разные другие науки. Я люблю его за то, что он мой, выстраданный, самый лучший ребёнок в мире! Вспомните себя в детстве и свои страдания от того, что родители требовали невозможное сделать возможным. Каково вам было? Почему дети любят и принимают нас безусловно, а мы все время требуем от них каких-то условностей? На мой провокационный вопрос "За что вас любят родители?", дети ответили очень просто: "Мы же их дети!"
  
  Напоследок расскажу вам одну очень поучительную историю. Когда-то, в далеком 1989 году к нашим знакомым приехала гостья из Израиля. Это была первая ласточка, прилетевшая оттуда, из совершенно другой цивилизации, из никому незнакомого государства, которое мы, евреи всего мира, называем своей исторической Родиной. В 70-е годы она выехала из Литвы и когда стало возможным возвращаться, впервые приехала в гости к оставшимся здесь родственникам. Звали ее Дасси, что по-нашему Дуся и она оказалась учителем химии. У нас дома собралось человек пятнадцать, желающих увидеть своими глазами живую израильтянку и послушать про эту удивительную страну, о которой мы тогда ничего еще не знали. Меня очень интересовало израильское образование и я задавала вопросы именно о школе. То, что она тогда нам поведала, ввергло меня в шок. Рассказ передаю почти дословно.
  "Смотрите (это любимое слово израильтян, когда они что-то объясняют), наши школы другие. Преподавание другое, дети другие - всё другое. Я работала и здесь и там и мне есть с чем сравнить. Приходит ко мне мальчик на урок и говорит, что у него нет ручки, бумаги, он забыл тетрадь... Я говорю ему: "Милый! Иди сюда, я дам тебе карандаш, ручку бумагу и ты сможешь писать". Он мне говорит, что у него болит голова и он не может полноценно работать, а я ему говорю: "И что? Иди и полежи на ковре, а когда сможешь - придешь и будешь работать!" Он мне говорит, что у него нет домашней работы. А я знаю, что район, в котором он живет, вчера подвергался обстрелу. Так разве я могу его ругать за то, что он не сделал домашнюю работу? Оен весь вечер провёл в бомбоубежище и, слава Б-гу, сидит у меня на уроке ЖИВОЙ, понимаете?" Заканчивая эту главу, я хочу вам сказать, милые учителя, родители и все, кто это прочтет: я не претендую на то, чтобы вы сейчас оценивали однозначно написанное мной в этой главе. Это всего-навсего мои мысли вслух. К ним можно прислушиваться, а можно вообще не брать в голову. Я вам предлагаю свою концепцию образования. Для меня главное, чтобы мои дети были здоровы! Для меня главное, чтобы в моих классах сидели ЗДОРОВЫЕ, ЖИВЫЕ ученики. Все остальное поправимо! Как вы думаете, согласились бы родители детей, погибших в Беслане, на то, чтобы их дети не получали десятки?..
  
  Сегодня воскресенье, час ночи... Завтра будет ровно две недели, как я стала вести этот дневник. Утром встану, умоюсь, позавтракаю, пойду в школу, начну урок, посмотрю в глаза своих учеников и скажу им с большой радостью "Здравствуйте, дети! Я рада, что вы пришли, что вы живы и здоровы, я же постараюсь не омрачить ваше пребывание в школе! Давайте пошлем наши добрые и светлые мысли всем, кого мы любим, всем, кто нам дорог, и тем, кто в этом нуждается..."
  
  ГЛАВА 15.
  
  СМЕШНО? СТРАШНО! "СЛОВА-УБИЙЦЫ".
  25 февраля 2014г.
  
  Именно так я назвала эту главу. Да, жестко, понимаю. Но об этом нельзя молчать. Я долго думала и всё время спрашивала себя, как об этом написать правдиво, но чтобы никого не обидеть? Нет ответа. Правда иногда бьет очень сильно. Я как раз за ту правду, которая не убивает, а исцеляет.
  Правда не может быть однобокой.
  Правда не всегда красива, а иногда безобразна.
  Правда всегда дает шанс умному человеку и отбирает его у глупого.
  Я не могу ответить однозначно на вопрос, люблю ли я правду. А кто из вас может на него ответить? И, все-таки, я стараюсь быть честной, хотя бы по отношению к себе, любимой! Да, я учусь себя любить. Оказывается, других любить гораздо легче, чем себя. Не замечали? Все просто: мы о себе знаем все и не всегда можем принять то, что сокрыто от других. Все в этом мире относительно и вот вам парадокс: иногда за правду я себя люблю, иногда ненавижу, иногда презираю. То же самое с ложью. Так что же делать, спрашиваю себя и тут же отвечаю: хотя бы себе не лгать! Другим, во имя спасения жизни, можно, а иногда даже нужно. Как можно сказать больному человеку, что он умирает? Как можно сказать родителям ученика, что ребенку, их единственному и самому любимому, нужно заниматься по упрощенной программе? Как можно сказать человеку, что ты не хочешь с ним общаться? И многое-многое другое. Если разобраться, правду говорить очень и очень трудно. Я попробую, да простят меня учителя, родители и все те, кому, может быть, будет не очень приятно.
  
  Начну с себя. Сегодня у меня был непростой день. Урок в моем собственном классе не получался. Ребята были взбудоражены начавшейся столь быстро весной и Солнышком, которое светило во все окна и призывно улыбалось. Оно как будто бы говорило им: "Вы что, математикой собрались заняться? Непорядок! Я вам свои лучи для чего посылаю? Чтобы не засиживались! Берите портфели и бегом на улицу!.." Это Солнце так говорило. А Порядок шептал обратное: "Урок есть урок! Закройте жалюзи и смотрите на доску!" Я была согласна с Порядком и была расстроена тем, что ребята и Солнышко игнорировали наши призывы. Потихоньку я стала выходить из себя, к тому же у меня завис мой помощник Компьютер. Вот так, ни с того ни с сего взял и завис! Висел и улыбался, как будто был заодно с Солнышком и классом. Тут же, по странному стечению обстоятельств, перестают писать все мои красные и зеленые Ручки. За первой партой сидит Мальчик. У него рука в лангетке - неудачное падение. Писать он не может, а просто так сидеть на уроке не интересно. Он ищет себе собеседников и находит. Я нервничаю и срываюсь. Я предлагаю мальцу пересесть с первой парты за последнюю. Он категорически не согласен с моим предложением. И тут меня понесло! Понимая, что все складывается не так, как запланировано, начинаю делать то, что стараюсь никогда себе не позволять: произношу ненавистные мне "слова-убийцы". Хочется написать: не пугайтесь, милые родители! Не напишу! Пугайтесь! Бойтесь этих слов, дорогие учителя! Эти слова противоречат всему, чему мы учим: терпению, мудрости, состраданию, любви, пониманию, дружбе...
  Всё понимаю, но мой Рот меня не слушается. Он тоже против меня сегодня. Мое Сердце закрылось и сжалось, а Душа завопила: "Молчи!" Я замолчала и посмотрела на себя со стороны: в чем виноваты дети? В том, что они ждут Весну? В том, что у меня старый компьютер, а накануне я три часа готовила презентацию к уроку? А в чем виновата я? Так иногда бывает у нас: все есть, а ничего не выходит! Не получается урок и все тут! А, иногда, как песня! Это зависит от многих причин, но точно вам не скажет никто, от каких именно.
  Вернусь к уроку. В конце концов я влепила парню с лангеткой в журнал "два" и даже удачно сформулировала за что: "За неработу на уроке!" Написала и задумалась: в данном случае "не" пишется слитно со словом "работа" или раздельно? Есть работа, а есть... Я даже слово придумала для такого случая - "неработа"! Вот я умница-разумница какая! Мальчишка возмутился, и тут я, наконец, пришла в сознание!
  "Господи!" - возроптала я. - Да что же я творю, аки дитя неразумное! Я же на корню убиваю в себе учителя на глазах у всего класса! И дети это терпят! Им за что? Почему они должны видеть, как я расписываюсь в собственной несостоятельности? Помоги, Господи! Верни учителя на Родину, в тело его!.."
  Я извинилась перед ребятами и тут в моей голове возникла мысль. Мы с Ирочкой Алексеенко когда-то проводили мастер-класс для родителей и со слов детей записали фразы, сильно ранящие детей, которые в порыве злости произносят родители. Если бы вы видели глаза родителей, когда мы им читали эти слова и выражения! Мы с Ирой их так и назвали "слова-убийцы". Я попробую сформулировать определение: что такое "слова-убийцы"?
  Итак, "слова-убийцы" - это слова, произносимые взрослыми людьми детям, парализующие волю, оскорбляющие достоинство ребенка и травмирующие его психику, толкая на ответные действия и слова. Хочу добавить, что если у вас появится желание переформулировать - дерзайте! С радостью приму ваши варианты.
  Сегодня, на моем "прекрасном" уроке, удачно вспомнив о нашей давней мечте издать такой словарик запрещенных слов, я попросила ребят не расходиться по домам, а помочь мне в одном очень важном деле. Мы с Ирой объяснили им суть проблемы и раздали листочки. Получился на самом деле словарь запрещённых слов, который нужно издать огромным тиражом, чтобы стал этот страшный словарь настольной книгой каждого взрослого человека, кто имеет хоть какое-то отношение к воспитанию детей. А ещё я бы предложила этот словарик вручать выпускникам педагогических вузов вместе с дипломом, чтобы неповадно было, придя в школы, сеять эту заразу.
  Прекрасно понимаю, что сейчас навлеку на себя гнев всех учителей и родителей всего мира, но об этом нельзя молчать, дорогие мои! Я и сама являюсь автором нескольких таких слов. Хотите, вообще считайте, что я автор всего, что сейчас предложу вашему вниманию, ибо я в ответе за всю учительскую братию, так как я ее представитель. Готовы? Точно готовы? Тогда читайте внимательно...
  
  
  "Слова-убийцы", произносимые учителями:
  
  Тебя вообще воспитывали?
  Как ударила бы!..
  Как вам не стыдно!
  Было бы хорошо, если бы так издевались над твоей мамой!
  Выйди из класса! Я тебе ставлю "Н".
  Выйди вон!
  Я сказала - открыли тетради, а не ваши большие рты!
  Хам!
  Заткнись!
  Отсядь и не мешай!
  Как только ты пришёл - класс стал неуправляемым
  Уйди с глаз моих долой, дебилоид!
  Я не буду уделять тебе много внимания!
  У тебя что, мозг из ушей вылился?
  Меньше знаешь - крепче спишь!
  "Два" в журнал!
  Бедная твоя мама!
  Садись, два!
  Идиот!
  Кто твоим поведением занимается?
  Закрой свой поганый рот!
  Ты голову дома забыл?
  Закрой своё хлебало!
  Обосравшихся поезд не ждёт!
  Закрой свою пасть!
  Придурок!
  Даун!
  Бери репетитора и учись!
  Чем ты думаешь?
  Сейчас маме позвоню!
  Как вам не жалко вашей классной!
  Кто таких идиотов выращивает?
  На девочку: О, деградация!
  Своих придурков полно, так ещё чужие наприходили!
  
  
  "Слова-убийцы", произносимые родителями:
  
  Придурок!
  Не твоё дело!
  Морда!
  Бред!
  Хам!
  Закрой дверь!
  У тебя бананы в ушах?
  Придурок малолетний!
  Соплежуй!
  Свинота!
  Не твоё собачье дело!
  Сейчас получишь!
  Как тебе не стыдно?!
  Козёл!
  Если не исправишь - в отпуск не поедешь!
  Ну-ну, только попробуй!
  Не трепи мне нервы!
  У тебя что, шкаф взорвался?
  Сейчас папе позвоню!
  Давно карманных денег не лишался?
  К компьютеру больше не сядешь!
  Что ты сегодня в школе получил?
  Чтоб завтра исправил!
  Посмотри, каким был твой дед!
  Давно тебя не лупили!
  Так! Давно мы не занимались твоим воспитанием!
  
  У вас шок? Смешно? Нет, страшно...
  Эти слова записаны со слов детей разных школ, в том числе и нашей. Мы многое делаем, проводим мастер классы, собираем целые конференции учительские и родительские на различные темы. Мы готовы кричать об этом со всех высоких трибун: "Пощадите! Пощадите детство! Если мы, учителя и родители этого сделать не можем, кто тогда в силах? Кому еще нужны наши дети?.." Кто-то, слава Б-гу, слышит. Кто-то нет, и рождаются тогда эти страшные фразы! Они не выбирают дороги, они бьют прямо в лицо, так как произносим мы их, глядя в лицо нашим детям...
  
  Прошу вас обратить особое внимание на несколько важных, на мой взгляд, вещей:
  1. Фразы учителей и родителей мало чем отличаются.
  2. Что имеет в виду учитель, произносящий фразу "Меньше знаешь - лучше спишь"?
  3. Что имеют в виду родители, говорящие своему ребенку: "Так! Давно мы не занимались твоим воспитанием!"
  4. Мы все имеем право на ошибку и если кто-то узнал из вас свои "коронки" - не отчаивайтесь! Все поправимо, ибо ДЕТИ, В ОТЛИЧИИ ОТ НАС, ВЗРОСЛЫХ, УМЕЮТ ОЧЕНЬ БЫСТРО ПРОЩАТЬ!
  5. Все мы люди и нам свойственны эмоции, это ясно. Мы взрываемся, кричим, ругаемся... Важно не забывать главное: нельзя допустить, чтобы наши эмоции разрушали внутренний мир ребенка! Не стыдно просить прощение у детей!
  
  Размышляйте, только я очень вас прошу, не судите! Мы все учимся и, может быть, достаточно прочесть один раз такой список, чтобы исключить из своей речи этот ужас, порочащий светлое имя Учителя, Мамы, Папы... Взрослого человека...
  
  
  ГЛАВА 16
  
  ЗАЧЕМ СОВРЕМЕННЫМ ДЕТЯМ "ЗОЛОТЫЕ СТИХИ" ПИФАГОРА?
  26 февраля 2014 г
  
  Сижу на перемене в кабинете. На урок приходит шестой класс. Я очень люблю уроки в этом классе! Удивительные дети! Такое чувство, что каждое мое слово попадает на благодатную почву и прорастает буйным цветом! Уроки в этом классе можно назвать уроками-откровениями. Дети готовы к тому, чтобы принимать информацию от учителя. Они восторженны и открыты! На уроках в этом классе мы успеваем сделать все, что я планирую и даже больше! Всё присутствует: и страсть к познанию, и мотивация и желание общаться с учителем, причём отметка, как мотивационный фактор, стоит, к счастью, не на первом месте. Им нужны знания, но они не просто приходят за знаниями - пытаются понять, как им эти знания могут пригодиться в жизни.
  Всё правильно: математика - это и есть сама жизнь! "Все есть число", - сказал великий Пифагор, живший ещё в VI веке до нашей эры. Может быть вы слышали, про "Золотые стихи" Пифагора? Если не слышали и не читали не сочтите за труд, откройте! Это самое замечательное и точное руководство для жизни, причем, для нынешней жизни, несмотря на то, что им около двух с половиной тысяч лет!
  На уроках я стараюсь с ребятами говорить о великих математиках. Важно показать не только их величие, как ученых, но и их гражданскую позицию, раскрыть смысл их творений и дать представление о той эпохе, которой они принадлежали. Благо сейчас есть все возможности для этого. Жаль только, что мало времени: программа не предусматривает такие вольности.
  Пифагор - один из моих любимых математиков, поскольку он был не только великим ученым, он был великим Учителем для своих последователей, что, на мой взгляд, важнее, чем все его открытия. Ученики созданной им школы боготворили своего Учителя и существует легенда, что великая теорема, которую знают буквально все, вовсе не его: в знак уважения ученики дарили Пифагору свои открытия и теорему принесли тоже в дар! Ни у кого не стоял вопрос, а что им Пифагор за это поставит и прославится ли кто-то из них в веках!..
  
  Ребятам интересно все, что связано с историей математики, с историей ее возникновения и расцвета... Но программа, как я уже писала, не предусматривает на уроках математики чтение "Золотых стихов". Теорему - пожалуйста, доказывайте, задачи - решайте, а стихи - это уже литература. Дело в том, что память человеческая строится на образах если я дам детям теорему Пифагора, они может быть, её и вызубрят, но что останется в памяти? Треугольник, хоть и прямоугольный, образом не является. Как же быть?
  
  Я для себя решила: перед тем, как мы будем изучать эту замечательную теорему, я буду делать вводный урок-семинар, на котором расскажу им о Пифагоре, постараюсь удивить их историей его жизни и смерти. А потом подарю эти удивительные стихи, в которых отражается суть великого служения миру.
  Несколько строк, с вашего позволения, приведу, как пример. Пожалуйста, вчитайтесь в них! Прочитайте еще раз, а потом еще и вы увидите, какая великая тайна в них сокрыта... Они действуют на подсознание, лучше, чем придуманный некогда Джеймсом Викери 25-ый кадр...
  
  

"...Мать и отца уважай, проявляй внимание к ближним,

С теми, кто доблестью всех превосходит, поддерживай дружбу.

Делать старайся полезное людям и следуй советам.

Не обижайся, сколь можешь, на друга за мелкий проступок,

  

Сон ограничь, научись обуздывать гнев и желанья.

Не совершай ни сам, ни с другими постыдных деяний.

Пусть,- что важнее всего,- твоим главным судьей станет совесть.

Быть всегда в словах и поступках стремись справедливым

И никогда старайся себя не вести безрассудно,

  

Смертным по воле богов могут выпасть на долю страданья -

Ропот смири на судьбу, каким бы ни был твой жребий,

И утешенье себе постарайся найти, если можешь.

  

Веры к тому не имей, чьи слова и дела ненадежны,

Сам же лишь то говори, что сочтешь из всего наилучшим.

Прежде, чем делать,- подумай, иначе получится глупо.

Не занимайся тем делом, в котором ты не образован

Но изучай то, что нужно, и жизнь твоя будет прекрасной.

Должно оставить беспечность, коль дело идет о здоровье.

Меру важно во всем соблюдать - в еде и в напитках

Образ жизни старайся вести нероскошный и чистый.

Остерегайся деяний, которые вызовут зависть.

  

В успокоительный сон не должно тебе погружаться,

Прежде чем снова не вспомнишь о каждом сегодняшнем деле:

В чем провинился? Что мог совершить? И чего не исполнил?

Перебери все в уме, начиная с начала и после.

Радуйся добрым делам и себя укоряй за дурные.

  

Всюду познаешь, насколько возможно, единство природы,

Мысли пустые оставишь и скрытое прежде откроешь.

Станет понятно: несчастные люди приносят страданья

Сами себе, они слепы и глухи, хотя им доступен

Путь совершенства, и мало кто знает спасенье от бедствий.

  

Ты же будь твердым: божественный род присутствует в смертных,

Им, возвещая, священная все открывает природа.

Если не чуждо это тебе, ты наказы исполнишь,

Душу свою исцелишь и от множества бедствий избавишь.

И руководствуйся подлинным знаньем - лучшим возничим.

Если ты, тело покинув, в свободный эфир вознесешься,

Станешь нетленным и вечным и смерти не знающим богом..."

  
  И ведь не поспоришь! Я читаю ребятам сокращенный вариант и прошу их дома перечитать еще раз внимательно и выписать то, что они считают для себя важным... А ещё есть Фалес, Евклид, Лобачевский, Софья Васильевна Ковалевская и многие-многие другие, привнесшие в математику велики смысл, позволяющий познать мир при помощи математических формул.
  Часто эпиграфом к уроку я выбираю фразу какого-нибудь великого математика или философа. Прошу и детей приносить фразы и они ищут в интернете. Дети находят, выписывают, не всегда понимают... Принесла девочка: "Математике должно учить в школе еще с той целью, чтобы познания, здесь приобретаемые, были достаточными для обыкновенных потребностей в жизни." Сказал Николай Иванович Лобачевский. Или вот эта, например: "Задача заключается не в том, чтобы учить математике, а в том, чтобы при посредстве математике дисциплинировать ум..." На все эти отклонения уходит немного времени, но польза огромная, поверьте. Ребята постигают жизненную мудрость через прекрасные мысли великих людей - это ли не повод радоваться тому, что они взрослеют на прекрасных идеалах?
  
  Преподавание математики - моя радость и моя беда. Мне нравится педагогика в математике, а не математика, как сухое заучивание формул. У меня нет открытий, я не изобрела ни одной новой формулы, как впрочем и миллионы учителей математики, но всё же я люблю математику. Я и очень люблю вести уроки, особенно уроки в таком классе, как мой шестой. Да, чуть не забыла: не все в этом классе отличники! Есть дети, которым математика дается с большим трудом, а есть те, кто не очень-то себя утруждает. Но атмосфера познания и устремлённости, которая установилась на наших уроках так или иначе захватывает их всех, без исключения.
  
  В прошлом году у нас в школе был аудит. Страшная штука, я вам скажу! Школу целую неделю трясла авторитетная комиссия, состоящая из директоров, завучей, учителей-экспертов, собранных со всей Литвы. Они проникали во все сферы деятельности школы, посещали уроки. В каждом уроке они должны были обязательно найти три "плюса" и два " минуса". После посещения моего урока в этом шестом классе инспектор, которая сидела, подошла, обняла меня и сказала: "Вы спели песню..." Я ей ответила, что мы песню спели вместе с детьми, что это такой класс, особенный! Это не значит, что я их люблю больше, чем свой собственный класс! Своих я люблю порой вопреки всему. Комплимент хочется выразить учителю начальных классов, который заложил в них стремление узнать что-то новое и желание учиться! Я только могу наслаждаться той атмосферой, которая царит в этом классе на моих, да и, пожалуй, на всех уроках.
  
  Сегодня ребята обступили меня и сказали, что они читают мой дневник. С одной стороны, я этому несказанно рада, но с другой стороны я ведь пишу достаточно взрослые вещи, которые они пока до конца понять не могут. Но они сказали, что, в принципе, им все понятно и очень интересно!
  "А это правда, что вы не ругали своих детей за оценки?" - вдруг спросил меня мальчишка.
  "Правда"...
  И вот тут они произносят фразу, от которой у меня побежали мурашки по коже. "А вы можете нашим мамам об этом сказать?" - спросил меня мальчишка...
   "Я очень хочу это сделать, милый! И я обязательно им скажу об этом..."
   Потом они спрашивали, чем я хочу закончить эту книгу, о чем я еще хочу поведать миру, сколько я буду ее писать?..
  
  Я замолчала и задумалась. Проблема в том, что я не могу пока сказать детям, что я начала писать книгу-дневник потому, что у директора в кабинете лежит письмо, написанное тремя заботливыми мамами и написали они это письмо, пока я была на больничном... Не могу поделиться своей болью с детьми. И с вами пока не могу. Возможно, прочтя эти строки, я получу от них и от вас ряд вопросов, на которые у меня пока нет ответов. Давно написана та глава, с которой, возможно, нужно было бы начать эту книгу, но я все время откладываю ее "на потом". Может, потому, что больно, но, скорее всего, потому, что рано... Я жду, когда они захотят со мной встретиться. Я готова к этой встрече, а они, почему-то, нет.
  
  Для меня важно чтобы вы, мои дорогие, не подумали, буд-то я пишу эту книгу с целью кому-то что-то доказать. Мне это не нужно. Я просто хочу объяснить себе, вам, родителям, детям почему нужно бережно относиться к учителю! Почему нужно понять учителя, попробовать принять его мировоззрение, его философию, так как нет учителя, у которого нет вообще никакой философии. Такой человек не может называться Учителем. Я пытаюсь объяснить себе и всем, что такое современная школа и как изменились дети за последние тридцать лет, что я преподаю. Мне не нужно оправдываться, ибо я выбрала для себя Путь и он мне очень нравится. Этот Путь имеет замечательное название: Гуманная Педагогика. Вы спросите, а разве педагогика может быть другой, не гуманной? Я отвечу: может! Но об этом в моей следующей главе...
  
  ГЛАВА 17
  
  ПРИШЕЛЬЦЫ
  27 февраля 2014 г.
  
  Не пугайтесь, дорогие мои друзья! Пришельцами я называю новых детей, которые приходят в наш мир, в наши семьи и которых мы пытаемся чему-нибудь научить. Хотя... Это для нас, учителей прошлого столетия, новые дети - пришельцы из других планет. Их ещё называют "дети нового сознания", "дети-индиго", "дети Света". Для тех молодых ребят, кто сейчас приходит работать в школы, эти 'новые дети' вовсе никакие не пришельцы. Молодые учителя и по возрасту ближе к детям, и взгляды на жизнь у них современные.
"Зато у нас опыт! Мы жизнь знаем!" - возмутятся сейчас старые, умудренные великим опытом педагоги.
"Зато детям с нами интереснее!" - оппонируют молодые...
  
  Фу-ты ну-ты, куда меня занесло! Я сейчас открою маленький секрет: к нам в школу за последние пятнадцать лет не пришёл ни один молодой специалист ни по одному предмету! Мало того, что мужчин нет в школе (три человека не в счет), так еще и молодежи нет! Вот беда-то... В нашей школе средний возраст учителей 51 год... Одно спасает: все учителя нашей школы молоды душой и это не шутка. Мне кажется, что учителя дольше чем представители других профессий, сохраняют молодость и причина кроется как раз в детской энергетике. И внешне мы неплохо выглядим. Да что там скромничать, мы - красотки, но нам почти всем за пятьдесят и это большая проблема для современной школы. В большинстве своём мы дышим воздухом прошлого века. Хотя утверждать, что мы морально устарели, я бы не посмела. По крайней мере, я себя рухлядью пока не ощущаю.
  В нашем университете год назад закрыли математический факультет, выпускающий будущих педагогов-математиков. Закрыли за ненадобностью. Не нужны, мол, нашему городу молодые талантливые учителя - старых хватает, девать некуда! А жаль... Для закрытия факультета есть две веские причины: молодежь в школы идти не хочет и 'стариков' девать некуда. Я вижу саркастическую улыбку на ваших лицах: причём здесь 'Старая гвардия'? Просто-напросто зарплата учителя ничтожно мала и молодые не хотят продавать себя дешево. Это тоже аргумент, причем весомый. Безусловно, если бы государство заботилось о школах, оно пересмотрело бы все, что их касается: реформы, программы, зарплаты, учебники, программы подготовки учителей в ВУЗах и многое-многое другое. Но главное, что нужно пересматривать в министерствах, так это всю педагогическую систему с учетом того, что приходят дети совершенно нового сознания! Их нельзя учить так, как учили когда-то нас с вами! Они требуют нового подхода. Эти дети точно знают, чего хотят и от жизни, и от нас, учителей. Они целенаправленно идут к намеченной цели и, как правило, добиваются её. Они в большинстве своем прагматичны и не верят в Деда Мороза с самого детского возраста. Они талантливы все без исключения (неумение раскрыть их способности - это проблема нас, взрослых). Но у этих детей есть одна особенность: все таланты и способности проявляются, если...
  
  Не поверите, но для того, чтобы проявилась их одаренность, должно раскрыться их Сердце! А кто, скажите, может это сделать, если не любящие их взрослые, мы с вами? Это уже наша миссия, друзья: помочь детям раскрыть сердечную чакру! Я бы их сравнила разве что с НЛО! Именно так: непознанные летающие объекты. Не "неОпознаные", а именно НЕПОЗНАНЫЕ!
  
  Такой "объект" поселился и в нашем доме ровно тринадцать лет тому назад и зовут его Даник.
Разница в возрасте наших детей пятнадцать с половиной лет. Старшие, Миша и Серёжа, близнецы, родились, когда я была студенткой четвёртого курса университета. Практически, Даник принадлежит другому поколению и сейчас я с уверенностью могу сказать, что и представить не могла, насколько велика разница между старшими и младшим. Нам с мужем даже показалась, что до рождения третьего ребенка мы никого не воспитывали и вообще детей не имели. Мало того, я, педагог по образованию, поняла, что что вообще ничего не знаю о воспитании современных детей ни как мама, ни как учитель.
  Сложности начались с самого рождения, но серьезные трудности начались тогда, когда наш малыш пошел в школу. Родителям только кажется, что если ребенок умеет читать и считать до десяти и даже до ста, он готов к школе.
  Милые мамы и папы шестилеток! Не делайте себе большую проблему: не ведите их в самые замечательные в мире школы и к самым чудесным на Земле учителям, если вы чувствуете, что ваш ребенок не готов к школе психологически. Школа для маленького человека - совершенно другое государство, со своими, абсолютно новыми для малыша законами, с другими традициями и такими же непонятными жителями, как и он сам. Малышу очень сложно адаптироваться в этом государстве. Вспомните, каково было Гулливеру в стране великанов? Это государство может сыграть с вашим ребенком злую шутку, как оно сыграло с нашим мальчиком. Сейчас я точно могу сказать, что он не был готов к школе. И я не была готова к тому, что он не был готов к школе. И мой муж не был готов к тому, что я не была готова к тому, что наш мальчик не был готов к школе... Дом, который построил Джек. Дом который построили мы чуть не рухнул. Умный, талантливый учитель тоже оказался не готов к тому, что наш мальчик не был готов к школе. У ребенка случился срыв, а у нас, почти беспроблемно и с радостью прошедших двенадцать лет школы со старшими детьми, был шок. Мне до сих пор страшно вспоминать об этом времени, но наш Даня оказался сильнее и мудрее нас, родителей. Промучившись год, перейдя во второй классе, он сам решил свою проблему. Данику было семь с половиной лет, когда он понял, что от родителей помощи ему не дождаться и сам пошел к психологу школы. Посоветовавшись с этой мудрой женщиной, моей коллегой и подругой Леночкой Семеновой, отправил меня к директору с просьбой перевести его в другой класс. Мы с мужем сопротивлялись как могли, а особенно я, работающая в этой же школе. Меня не могло не волновать, как посмотрят на все это безобразие с переводом коллеги: учитель забирает ребенка от одного учителя и переводит к другому. Это непросто, поверьте, и мне, почему-то, было очень стыдно. Муж тоже противился до последнего и говорил, что нельзя идти на поводу у семилетнего ребенка... Но наш сын, придя к директору, сказал, что он уходит не от учителя - ему просто не комфортно находиться в этом классе.
"Женечка! Давай прислушаемся к ребенку!" - сказала я мужу. Я видела, что наш малыш не просто чувствует - он ЗНАЕТ, что для него будет лучше. Преодолев ложный стыд, мы перевели Даню в другой класс.
  Тяжело было всем: учителю, от которого он ушел (и я ее понимала - уход ребёнка из класса всегда сильно бьет по учительскому авторитету), учителю, к которому он пришел, и особенно тяжело было Дане. Помогали все, кто был рядом, и именно помощь близких людей сотворила великое чудо: наш Данька захотел учиться. Если в конце первого класса он читал хуже всех детей, то в конце второго он перебрался в середину списка, а в четвёртом попал в тройку, чуть не написала игроков.
  Я не хочу, чтобы у вас, друзья, сложилось впечатление, что я имела какие-то претензии к учителю. Так иногда бывает: пациент уходит от прекрасного врача, который спас не одну жизнь, муж уходит от замечательной жены, потому что не сошлись характерами и дальнейшее проживание в одном доме было бы губительно для обоих... Не срослось. Не получилось... Я иногда даже советую родителям своих учеников: не мучайте ребенка! Попробуйте перевести его в другой класс. Если не получится, будем думать, что делать дальше. Но это будет потом, а ему плохо сейчас, не комфортно здесь и он не хочет идти в школу сегодня... Много причин и уж совсем не обязательно - это учитель. Иногда ребенка не принимает детский коллектив, иногда ребенок сам не принимает окружающее его общество. Есть дети, которые вообще могут обучаться только индивидуально - один ученик, один учитель. Важно, чтобы ваш ребенок чувствовал себя уверенно и комфортно. Важнее этого нет ничего! Мы, взрослые, как-нибудь потерпим, приспособимся.
  Когда в школу приходит новенький, я всегда спрашиваю о причине перехода и, как правило, слышу: "В той школе были плохие учителя!" Неправда! Не верю! Ах, как все просто: ужасные учителя и замечательные дети. И учителя не ужасные, и дети разные - не смогли договориться, к сожалению. Не хватило терпения, такта, мудрости учителю и родители не готовы были терпеть, пока ребёнку станет хорошо. Главное - никого не осуждать в этой ситуации, а принять, что это может случиться. Уйти с благодарностью и с раздумьем: а что я сделал не так? Что мне нужно было изменить в себе, чтобы ситуация не повторилась? Я убеждена, что если правильно пройти весь путь, без осуждения, ненависти и презрения, то ситуация будет отработана и больше не повторится.
  
  Наша история с младшим сыном подтвердила мою теорию "правильного пути": если идешь правильно, выбрав путь созидания, а не разрушения, Всевышний ведет тебя до выбранной цели. Нужно только верить в то, что существует Б-жий промысел и что нам не нужно в него вмешиваться. Это не значит, что мы вообще ничего не должны делать. Должны и делаем. И защитить своих детей мы обязаны, только вопрос в том, что иногда их нужно защищать от самих себя, а не от учителя. Довольно тонкая грань, согласитесь. Вопрос: как их защищать? Да, можно идти войной на учителей, школу, атаковать директора. А можно идти и говорить с учителем. Просто говорить, по-человечески, по-доброму, без какой бы то ни было предвзятости. "Плохой мир всегда лучше, чем хорошая война" - так говорила моя бабушка.
  
  Даня перешел в другой класс и переход спровоцировал новый всплеск эмоций и переживаний. Мы с мужем не знали, что делать: школу ненавидел, нас боялся, никого не воспринимал... Спасало одно: у меня была твердая вера в то, что все, что ни делается, делается по велению Всевышнего и что эта ситуация дана нам для того, чтобы мы поняли что-то очень важное. А ребенок уходил из дома, плакал и говорил, что не хочет жить. Я же брала молитвенник и молилась, просила послать мне знак. Я действительно не знала, что предпринять в такой ситуации. А как же мне нужно было помочь малышу! Как страшно чувствовать своё бессилие!
  
   Именно в этот самый сложный момент нашей с мужем жизни к нам в школу со своим вторым семинаром приехал... Угадайте, кто? Ш. Амонашвили. Тот самый Шалва Александрович Амонашвили, из шестой главы моего дневника. Удивительно то, что Я была на его первом семинаре еще до Данечкиного рождения. Все тщательно записывала, внимательно слушала, но, видимо, было не время принять то, что сейчас я приняла с огромной радостью, ибо увидела и услышала в его повествовании выход из сложившейся ситуации. Когда пребываешь в полном отчаянии, хватаешься за любой спасательный круг, брошенный на воду. Это был не круг - огромная яхта, причалившая к моему берегу, чтобы я окунулась в совершенно иной педагогический мир - мир без насилия над личностью ребенка.
  
   Как вы думаете, могут ли пять дней перевернуть мир и стать источником вдохновения? Можно ли за пять дней изменить сознание взрослого человека? А поменять стиль жизни и преподавания? Не сразу, но можно... Это процесс длительный, но одно я поняла точно и приняла безоговорочно: менять нужно не ребенка! ИЗМЕНИТЬСЯ ДОЛЖНА Я САМА! Сразу скажу, что менять себя было тяжелее, чем я могла представить, ибо пришлось сломать стереотипы и отбросить весь предыдущий опыт. Не сразу мы почувствовали облегчение, но об этом я расскажу вам завтра, дорогие мои собеседники, уже почти родные...
  
  ГЛАВА 18
  
  КОРОЛЕВСТВО КРИВЫХ ЗЕРКАЛ
   28 февраля 2014 г.
  
  Я понимаю, что мои главы не маленькие и нужно время, чтобы их читать. Я знаю, что сложно читать про все, что связано со школой - нет людей, как мне кажется, равнодушных к проблемам детства и поэтому пропускаем всю информацию через свое сознание. Уверена: все, кто читает эту книгу, вспоминают себя в свои школьные, в свои молодые учительские годы или школьные годы своих детей. Спасибо, дорогие мои, что не остаетесь равнодушными и взялись за прочтение этого дневника! Это огромный труд Души - принять, пропустить через себя, примерить и задать себе ряд вопросов... А что вопросы у вас возникнут - в этом я даже не сомневаюсь.
  
  Трудно ли вести дневник? Нет, не трудно, ибо разговаривая с вами, я говорю со своим внутренним я, рассматриваю себя как бы со стороны, спорю с собой и доказываю себе же. Мне многое открывается и то что казалось таким важным еще две недели назад, сейчас уже таким не кажется и наоборот: то, на что я не обращала внимания раньше, сейчас становится для меня делом первостепенной важности. Спасибо вам, дорогие мои читатели, что помогаете мне разобраться с собой - я ведь все время сомневаюсь, а туда ли я иду? То ли я делаю? Глядя на своих родных детей, понимаю, что не получается быть в школе одной, а дома совершенно другой. Моя профессия уже наложила свой отпечаток на все, что я делаю в обычной повседневной домашней жизни и я всё время задаю себе вопрос: а кто я дома? Мама или всё-таки продолжаю оставаться учителем? И ответ пришёл как-то сам собой: дома я мама, которая всё время учится. Иначе быть не может: у нас, мамочек, самые серьёзные и строгие учителя - наши дети. Этой книгой я отвечаю и на вопрос, а чему нас учат наши дети? Согласитесь, дорогие мои, учат ведь...
  
  В школе же каждый день новая история! Скажите, у представителя какой профессии есть такое жизненное разнообразие? Я уверена, что каждый учитель должен писать книги и книги, написанные учителями, должны быть бестселлерами, поскольку каждая книга - это история жизни не одного человека, а тысяч! Кто их будет покупать и читать? Будут, если подойти к этому вопросу тонко, с задумкой! Конечно, если назвать книгу "Кто ты, учитель?", она, скорее всего, будет обречена на вечное стояние на полках в магазине или в библиотеке. Хотя я могу и ошибаться. Заглянула в интернет с целью узнать названия читаемых и популярных книг, я поняла, что оказывается все дело в названии книги, главное, как это преподнести, чтобы не "спугнуть" читателей! И аннотации к книгам должны быть соответствующими!
  Например:
Книга завуча школы Ивановой Веры Георгиевны "Война миров" о противостоянии педагогического коллектива страшным директивам министерства просвещения.
Книга учителя начальных классов Петровой Анны Николаевны "Страшилки-3" о том, как учителя пугают детей экзаменами и родители пугают учителей тем же.
Книга учителя-эксперта Сидоровой Галины Сергеевны "Царство ожившей мумии" о том, как сложно учителям выйти замуж и прожить на одну зарплату...
И читать их будут только в том случае, если аннотации будут написаны мелкими-мелкими буквами либо их вообще не будет. Кстати, все названия книг реальные, взяла в Интернете. С литературой как-нибудь разобраться можно, но вот что делать с кино? Да, друзья мои, я имею в виду кино о школе. Думаете, не снимают сейчас? Снимают, да ещё и как! Культовые фильмы получаются...
  
  Не так давно, например, на экраны наших телевизоров вышел нашумевший сериал "Школа" молодого и "талантливого" режиссера Валерии Гай-Германики? Сначала хотела написать без кавычек, потом подумала и поставила их. Это же моя книга, моё восприятие фильма и режиссёра. Вроде бы и название такое непрезентабельное, и режиссер мало кому известен, а как смотрели фильм люди! Какой резонанс! Кто-нибудь из вас его досмотрел до конца или перестал так же, как и я? Тоже не досмотрели? Объясню, почему: конца у этого сериала нет! Бесконечный беспредел. Я еще не видела ни одного фильма про школу, в котором все герои от мала до велика - моральные уроды, простите за грубость, но по-другому не получается. Я не буду рассказывать сюжет этого "кино", его просто не существует, но вот о чем я хочу поговорить.
  Во-первых, у меня было такое чувство, что всю гадость и дрянь из всех школ России собрали в одно место: на одну съёмочную площадку. Самые гнусные на земле дети, самые злые и не совсем адекватные на свете учителя и родители с серьезными психологическим проблемами и вредными привычками... Школа, где, собственно и происходило незамысловатое действо, больше походила на замок Вия, я имею в виду его обитателей. И между ними всеми складываются какие-то 'высокие' отношения с претензией на правду. Мне, учителю, с тридцатилетним стажем работы в школе, было непонятно и неприятно всё. Я не зануда и не ханжа, просто росла на другом кино, возможно в этом причина. И все мои коллеги, посмотрев несколько серий, сказали то же самое: чушь собачья! Не всё так страшно, хотя страшно иногда бывает и очень.
  
  А теперь посмотрите, как перевернулся мир и как высоко 'Школу' оценила Российская киноакадемия:
"Премия 'Клуба теле прессы' по итогам телевизионного сезона 2009/2010 года в номинации 'Событие года' с формулировкой: 'За бесстрашие эксперимента'.
Премия 'Человек Дождя' режиссёру телесериала Валерии Гай Германике.
Премия 'ТЭФИ 2010' в номинации 'Продюсер фильма/сериала' (Константин Эрнст, Игорь Толстунов).
Сериал был выдвинут на соискание премии 'ТЭФИ 2010' в восьми категориях(!!!!!!!?????)
Финалистами премии 'ТЭФИ 2010' стали:
Продюсер фильма/сериала К. Эрнст.
Сценарист телевизионного художественного фильма/сериала Наталья Ворожбит...
Режиссёр телевизионного художественного фильма/сериала Валерия Гай Германика.
  А теперь самое страшное:
'Музыкальный критик Артемий Троицкий в своём отзыве сказал, что он 'поклонник сериала 'Школа'' и что ''Школа' - это лучшее, что было создано на наших государственных телеканалах за всё постсоветское время. А если говорить о сериальном формате, то лучшее со времён всяческой железобетонной классики типа 'Место встречи изменить нельзя' и 'Семнадцати мгновений весны''. Он также назвал 'Школу' 'островком правдивости и достоверности среди океана густопсовевшей фальши, лжи и лукавства' Первого канала'... Не буду приводить слова всех известных критиков и кинорежиссёров, иначе вам станет плохо...
  Я даже не о том, что этот фильм не только не поднимает проблемы школ, не только не отражает школьную действительность, но пропагандирует секс, насилие, наркотики и прочую изнанку нашей жизни... Меня возмущает другое! Зачем? Для чего показывать плохое? Чтобы хорошего больше стало? Почему мы смотрели "Доживем до понедельника" и плакали? Разве этот фильм устарел? Сколько их было тогда, когда мы были детьми и в каждом фильме создатели показывали Учителя, а не учителишку! Я сейчас, возможно рассуждаю как старая бабка, но мне больно, потому, что мы выросли на высоких идеалах, потому что именно поэтому я выбрала для себя профессию учителя. На каких идеалах растут наши дети? Кто заинтересован натравливать общество на Учителя? Кому выгодно порочить школу? Я вижу в этом конкретный замысел представить школу, как символ произвола и виню в этом тех великих продюсеров, режиссеров, сценаристов, авторов "страшилок-3, 4, 5... "
  
  Совсем недавно мы были на очень престижном театральном фестивале, где из 113 спектаклей любительских театральных коллективов было отобрано 13 лучших. Самое авторитетное жюри, театральные критики, прекрасные, всеми любимые народные актеры судили спектакли настоящим профессиональным судом, на делая поблажек на любительство. И правильно - вышли на сцену, играете на публику - будьте любезны! Для зрителей неважно, профессионалы вы или любители! Что потрясло нас всех, я вам расскажу.
  
  Представьте себе молодежный театр, прекрасные ребята, ставят пьесу известного советского автора. Зал полон молодежи, подростков, детей. Выходит парень. Рассказывает историю, как Он прошел в библиотеку и вдруг входит Она. И Он чувствует, как у него (привожу текст дословно) "встает ЙУХ..." Раза три молодой человек сказал об этом удивительном событии в его жизни а потом повернулся к залу спиной и это, уже такое знакомое, емкое и короткое слово огромными буквами было написано на его майке... Зал захлебнулся от восторга, жюри улыбалось, а мы сидели пришибленные...
  Второй спектакль, где молодая, красивая женщина в течении двадцати минут изображала половой акт на сцене с красной органзой... Вердикт жюри: не доиграла, перекричала, чего-то не хватило... Не подскажете чего?
  К нам подошел режиссер-волонтер прекрасного молодежного театра и спросил: 'Вот вы - учителя. Скажите же мне, что, на наш взгляд, происходит с этим обществом?' Ирочка Алексеенко сказала тогда великую мудрость. Даже не раздумывала. Посмотрела на дядечку и сказала, что современное искусство деградирует, потому что такие грамотные, народные, уважаемые, показываемые по всем каналам люди аплодируют пошлости! Потому, что бал сейчас правит мода на грязь, а до молодежи, которая с огромным аппетитом кушает этот беспредел, в принципе, никому нет дела...
  В наш город привезли спектакль молодого, талантливого и уже очень известного драматурга Анны Яблонской, погибшей при взрыве в метро 'Домодедово' в тот день, когда ей должны были вручать первую премию престижного драматургического конкурса. Пьеса называется "Язычники" и идет в самых известных театрах России и зарубежья. Предварительно, люди, распространяющие билеты, пришли в школы и предложили эти билеты учителям и даже сделали скидки, поскольку сказали, что спектакль будут давать в День Учителя. Профессиональный, очень уважаемый в Литве театр, известный в Европе режиссер, бюджет, судя по сценографии и эффектам - запредельный! Ничего не предвещало беды: полный зал учителей и детей, все с цветами, я с огромной радостью купила билеты всей семье и даже друзьям... Начинается спектакль и со сцены во всеуслышание несется отборный мат!.. Сначала я подумала, что мне показалось, что я слышалась! Потом я поняла, что показалось всему залу. Люди начали вставать и уходить, уводя детей. Мало того, что наши уши чуть не завяли, так еще и наши глаза чуть не ослепли: в театрах сейчас идут титры с переводом на государственный язык. Переводили весь текст, кроме мата. Он так и шел - не переведенный...
  И вот сейчас я спрашиваю вас, мои дорогие, что делать нам, учителям? С кем бороться? Кто стоит за всем этим невежеством и растлением молодежи? Я поняла, что бороться надо не "с кем", а "за кого". За наших с вами детей! Какая разница с кем... Как бороться? Просвещая и противопоставляя всей этой мерзости то, что несет в себе вечные ценности. Просвещая везде: на уроках, на экскурсиях, в походах, в кинотеатрах, везде, где можно! Если им не показать, что истинно и ценно, они выберут себе другое и сами того не желая, окажутся в королевстве кривых зеркал, где все видится в искаженном виде... Учтите, что выйти из этого королевства без последствий невозможно: глаза привыкают, замыливаются и вся действительность становится искривленной , но уже без зеркал...
  
  ГЛАВА 19
  
  СРЕДСТВА ОТ БЕЗЫСХОДНОСТИ
  1 марта 2014 г.
  
  Невозможно даже приблизительно подсчитать, сколько детей, классов, родителей проходят через наши руки, сердца, души. И все они с чем-то уходят от нас: кто-то с болью, кто-то с любовью, кто-то с открытиями, а кто-то закрывается на всю жизнь.
  
  Вчера я была у своей подруги. Ее дочь - хороший парикмахер, творческая, ищущая себя в этой жизни молодая девочка двадцати семи лет, рассказала мне: "Терпеть не могла математику в школе! У меня одни двойки были. Ничего не понимала..." А я слышу следующее: "Училка была дура последняя! На фиг нам ее математика сдалась! Жила я без нее, живу и жить буду! Только нервы зря трепала мне на уроках..." Дети уходят, а память о нас, учителях и школе передастся их детям на генном уровне. И уже их ребенок, придя в школу, будет ненавидеть все, что связано с математикой: кабинет, учебник, учителя, которого еще не знает, себя, потому что уже ничего не понимает...
  
  Я же вернусь к тому времени, когда стояла на перепутье и в голове звучал колоколом один вопрос: что для меня школа? Это место, где я работаю? Это храм науки? Это математика? Дети? Родители? Все вместе? У каждого человека бывает такое сложное время, когда он должен решить для себя, все ли он сделал и открыл в профессии или что-то еще осталось неизведанное и непознанное? Если все уже изучено и пройдено и не осталось никаких тайн, психологи советуют сменить работу, чтобы она не стала тяжелой ненужной ношей. Если осталось еще что-то неизведанное, нужно работать и понять главное: зачем я здесь? Что я могу дать миру и что мир ждет от меня? Я могу сделать счастливым ребенка? А может, двух? А может, целую сотню? Может... Может, кто-то закончит школу и скажет обо мне: "Да, я гуманитарий, мне нелегко давался предмет математика (физика, история, химия, ...), но как же мне приятно и радостно вспоминать эти уроки, школу!.."
  Мне все время хочется задать детям один вопрос. "Скажите, ребята, у всех родители были отличниками и получили аттестат особого образца?"
А потом спросить у родителей: почему они требуют от детей приложения каких-то невероятных усилий для того, чтобы дети приносили домой десятки?
  
  Расскажу историю. Ко мне приходит девочка и, рыдая, умоляет поставить ей оценку на балл или два выше, потому, что мама ее "страшный человек!" Это говорит добрая, хороша, умная девочка! Я обнимаю ее и говорю, что её мама совсем не страшный человек! Мама хочет, чтобы ее девочка была самой-самой лучшей! Говорю, что только самая замечательная мама на свете так заботится о своей девочке, и еще много чего говорю об этой "удивительной" маме... Приходит эта девочка домой и, чтобы сгладить ситуацию, говорит маме, как она ее любит, как она постарается в следующем триместре получить более высокую оценку... Мама подозрительно смотрит на свою дочь и грозно спрашивает: "А ну-ка скажи, что у тебя в триместре?" Ребенок теряется и.... Что говорит мама? Два варианта и оба беспроигрышных, оправдывающих ее, вложившую в свою единственную дочь столько усилий и денег.
Вариант 1. Ты что, дура?
Вариант 2. Учитель ничему не научил!
Причем, оба утверждения озвучиваются вслух.
А на следующий день девочка идет в школу. С чем? С ненавистью к себе и неприязнью к учителю.
  
  Теперь скажите, что делать учителю? Проще всего поставить ребенку то, что хочет ее мама. Но это будет нечестно по отношению к другим детям! Или тогда уже всем за компанию? Да что мне, жалко, что ли? Не жалко! ЧЕСТНОЕ СЛОВО, НЕ ЖАЛКО! Я даже готова ставить десятку в каждую пустую клеточку журнала, лишь бы не видеть слез детей...
  
  Когда я пришла к Гуманной педагогике, пришла, как я уже писала, через своего младшего сына, я многое поняла для себя. Менять нужно мое сознание, ибо я взрослый, достаточно разумный человек. Я должна совершенно по-другому посмотреть на детей: передо мной сидят маленькие человеки, дети чьих-то взрослых, не всегда адекватных людей. Они - чья-то собственность? Нет! Они - кто угодно, но они не собственность! Они личности! Они - связующие звенья между нашим настоящим и нашим детством, ибо, глядя на них, мы возвращаемся туда, откуда мы родом! В ДЕТСТВО!
  
  Знаете, что я делаю, когда мне особенно тяжело на душе? Я возвращаюсь в город, который особенно дорог моему сердцу. Мысленно возвращаюсь... Там никого из моих родных не осталось... Я там родилась! Есть такой маленький городок в Украине, старый, как сама жизнь. Имя ему Изяслав. Это город моего детства - там родились и мои родители, и мои бабушки и дедушки. Я сажусь в кресло, закрываю глаза и поднимаюсь ввысь. Не я, конечно, душа моя оказывается там, где мне было уютно и комфортно: в бабушкином доме.
  
Бабушка сидит в кресле и шьет. Старое-старое кресло, коробка с лоскутками, коробка с нитками и бесконечное множество журналов моды аж с 1956 года. Меня еще не было, а эти журналы уже были! Я могла часами рассматривать эти удивительные журналы, слушать мерное жужжание старой, как все в этом доме, швейной машинки фирмы "Зингер", а вечером мы садились пить чай!
К столу приглашались все, кто заходил на огонек, такие же старенькие бабушки, клиентки, мои дядьки, бабушкины племянники, сосед из дома напротив, такой же старый как всё, что меня окружало, дядя Бузя. Вообще-то его звали Бекер, но все его называли Бузя. Одним словом, все садились за стол и пили чай. Вкусный чай с тремя слонами наливался в стаканы из тонкого-тонкого стекла в подстаканниках. Чай был вкусный-превкусный, потому что химических чаев тогда еще не было! Мы пили чай и мне было так хорошо и уютно в этом самом удивительном, чудесном месте, которое я называю Домом своего детства...
  
  У каждого человека должен быть Дом, где живет его детство. Без этого дома очень трудно построить будущее.
  
Что бы я предложила родителям, которые забыли про этот Дом: как только у вас появилось желание ругать ребенка за его проступки, которые, как вам кажется, не может совершить взрослый, здравомыслящий человек, на секунду закройте глаза и замрите. Всего на одну секунду! Порой именно этой секунды не хватает для того, чтобы остудить эмоции, которые становятся разрушительные для вас в первую очередь, а потом уже для вашего ребенка. Отчетливо представьте себе место, где вам было хорошо в детстве, людей, которые там были, обстановку, мебель, занавески и все, что можете вспомнить. А потом откройте глаза и посмотрите по-другому на вашего сына, дочь... Неужели ничего не изменилось? Это же вы стоите растерянным перед рассерженной мамой и не знаете, что ей сказать. Это вам сейчас больно и страшно, потому, что вас не понимает и не принимает таким, какой вы есть, самый близкий и родной человек! Прижмите себя к себе и ничего не говорите. Просто прижмите и постойте так всего одну секунду! Не спешите оторваться от себя, ибо ценность и сила этого момента велика и чуть позже вы увидите, что захочет сделать ваш ребенок, чтобы этот момент повторился, но уже без налета какой бы то ни было горечи...
Опять сошлюсь на Любавичского Ребе, просто не могу не процитировать мудрость, которую нужно взять на вооружение всем родителям мира, любой конфессии, вероисповедания, образования и стоящим на любой ступени социальной лестницы:
"Иногда вы не знаете, как поступить - приласкать ребенка или наказать его. Наказывая ребенка, когда он нуждается в ласке, вы допускаете серьезную ошибку. Если же вы приласкаете его, в то время, как он заслуживает наказания, то совершите поступок, угодный Б-гу..."
Я нашла этот удивительный постулат тогда, когда искала пути к своему младшему сыну. Прочла и задумалась: ведь я же не ругаю ребенка, когда он падает и очень больно ударяется. Я подхожу, утешаю, обнимаю, целую ушибленные места... Я сочувствую и сострадаю, но уж никак не ругаю. А что происходит с нами, когда ребенок совершает какой-то не угодный нам проступок, приносит не ту оценку, говорит не те слова? Разве это не падение, и наш малыш или не малыш не ушибся? Разве ему сейчас не больно? А что делаем мы порой? Посыпаем рану солью!
  
  ПЕРВОЕ ПРАВИЛО, которое мы придумали с Даником, это правило протянутой руки. То есть, когда кто-то из нас протягивает руку, другой не имеет права ее не пожать. В каком бы состоянии мы оба ни были, мы должны были отвечать на протянутую руку. После этого пропадала вся злость, уходило недоверие, становилось спокойно на душе. Представьте себе, моего ребенка крутит, он кричит, ругается и плачет. Повод какой-нибудь пустячный, например, он не собрал портфель в школу и я знаю, что утром, в суматохе, он обязательно что-нибудь забудет. Я нервничаю, а мой мальчик в этот момент смотрит кино, играет во что-то, в общем, отдыхает. Но мне нужно, чтобы он собрал портфель немедленно. Начинается концерт: я завожусь, вмешивается папа и наступает точка невозврата. Кто-то должен остановиться и протянуть руку. Остальные должны пожать, хотят они этого или нет. Происходит чудо, поверьте! Важно, чтобы у кого-то сработала память, потому что не так сложно это сделать, как вспомнить об этом в момент накала страстей.
  
  ПРАВИЛО ВТОРОЕ. Подойти и прижать к себе ребенка, постоять и покачаться вместе. Ничего говорить не нужно, только молчать и качаться. Это действо имеет прямо-таки волшебную силу: ребенок в объятиях матери чувствует себя как тогда, когда он был в ее чреве. Причем, это ощущает и мама тоже. Попробуйте, и вы получите несказанную радость. Да, сделать это бывает сложно, когда одержатель шепчет "Убей!". Включаем вовремя память, друзья! Главное - вспомнить!
  
  ПРАВИЛО ТРЕТЬЕ и опять от Ребе. Работает на все сто процентов. На двести! "Каждый день уделяйте полчаса мыслям о своих детях, о ТОМ, К ЧЕМУ ОНИ СТРЕМЯТСЯ. Потом делайте все, что можете для них. А потом еще больше..."
  
  Дорогие мои, не подумайте, что я занимаюсь нравоучениями. Ни в коем случае! Я делюсь тем, что помогло мне выжить, когда я готова была умереть от бессилия перед неопределенностью и безысходностью. Просто примите или отбросьте за ненадобностью, ибо каждому свое... Я люблю вас!
  
  ГЛАВА 20
  
  МУЖСКОЙ РАЗГОВОР
  2 марта 2014 г.
  
  Я люблю сочинять сказки. Я стала их сочинять очень рано, лет с трех. Конечно, не сразу сама - сначала их придумывал мой папа. Мой папа - моряк! То есть, он сейчас на пенсии, но все равно моряк! Бывших моряков, впрочем, как и бывших учителей, не бывает.
  
  Сколько я себя помню, я всегда ждала отца! Он плавал долго, иногда его не было дома шесть месяцев, но зато, когда он приходил (с моря приходят, а не приезжают), наш дом оживал: это был настоящий праздник семьи - все в доме ждали моего папу! Мама ходила возвышенная и счастливая, она обязательно покупала какое-то новое платье к его приходу, а заодно что-то новенькое перепадало и нам с братом. Мы все вместе два дня готовили стол и, наконец, наступал долгожданный день, вернее ночь.
Почему-то папа почти всегда приходил ночью. Если не ночью, то мама брала нас в порт встречать отца. Но ночью - это было некое таинство, интрига, сказка, потому что мы с братом не могли его дождаться и засыпали. А утро было совершенно необыкновенным: ярким и красочным: услышав папин голос, мы срывались с кровати и уже через секунду висели на нем, приговаривая: "Наконец-то!" Каким незабываемым счастьем было висеть на папе, видеть смеющуюся маму, счастливую бабушку...
  
  Вечером к нам всегда приходили гости: мамины-папины друзья. Пели песни, папа прекрасно играл на гитаре, рассказывал морские истории, мамина подруга была учителем и мы слышали много интересных историй про ее учеников и школу.
  
  Мы, дети, всегда были рядом! Нам не накрывали отдельные столы в другой комнате, или на кухне, нас не просили закрыть уши или отойти в сторону, потому что разговоры у родителей были взрослые. Мы всегда были рядом!
А вечером, когда все уходили, папа ложился со мной и рассказывал сказку, которую я любила больше всего на свете! Сказку про Красные Башмачки! Она именно так и называлась: "Сказка про Красные Башмачки". Это была особенная сказка, потому что она каждый раз была новой. Только начало всегда было одно и то же. Папа сочинял ее сам. Я не помню ни одного продолжения, потому, что засыпала где-то на середине истории, зато начало я использовала миллион раз, став мамой своих мальчишек, и использую до сих пор, рассказываю "Сказку про Красные Башмачки" своей внучке Соне.
   Сказка начиналась так: "Жила-была маленькая-маленькая девочка. Звали ее Майечка. (И через 50 лет: Жила-была маленькая-маленькая девочка. Звали ее Сонечка.) Как-то раз пошла Майечка с мамой в магазин, и купила ей мама красивые Красные Башмачки... " Потом папа рассказывал о том, что, когда башмачки были новенькие, девочка их очень любила и берегла, а когда они состарились, девочка забыла о них и валялись они в углу... И однажды, когда наступила ночь, Красные Башмачки ожили! Потом начинались приключения Красных Башмачков, которые бороздили просторы нашей Вселенной! Концовки у сказки не было, повторяюсь, ибо я всегда засыпала.
   Засыпать рядом с папой было большим счастьем. Да и время, которое папа был дома, на берегу, было одним большим праздником! Праздник создавала моя мама, как вы понимаете. Это она научила меня любить отца, ждать его возвращения и четко осознавать, что он в семье главный! Главным человеком в нашей семье всегда был, да и остается, отец.
  
   Я вышла замуж, и через год у нас появились мальчишки. И уже в нашей семье никогда не стоял вопрос, кто главный. Главным всегда был, да и, слава Б-гу, есть мой муж, отец моих трех сыновей.
Я не знала, что такое пойти с детьми в спортивный зал: мой Женя брал совсем тогда еще маленьких мальчишек, давал им в руки мячики, удочки, скакалки, и они уходили: папа с сыновьями. Мы все делали вместе и, вместе с тем, каждый делал свое дело: муж занимался мужским воспитанием мальчишек, а мне позволял быть мамой. Я ездила с детьми в лагеря, где работала вожатой, мы вместе читали, ходили в кино, в походы... Мы с Женей не знали никогда, что такое отпуск без детей. Мы вообще не знали, что такое отпуск, потому что с нашими шумными и шустрыми детьми то, что принято называть отпуском, превращалось в тяжелый родительский труд.
  
  Я не говорю, что это правильно! Я не считаю, что это не правильно... Я просто не знаю, как по другому! Так воспитывали моего мужа его родители, так воспитывали меня... Может, это и есть культура семьи, когда понимаешь, что ответственность, которую взваливаешь на свои плечи при ее создании, делится на всех ее членов без исключения? Может быть, пример родителей играет особенную роль для детей, когда девочка с обожанием смотрит на отца, а для мальчика мать - Богиня? Может быть, те сказки, которые рассказывают нам в детстве, на самом деле волшебные?
Как тогда быть с брошенными детьми, детьми, живущими в детских домах, в интернатах, детьми, у которых родители страдают всеми болезнями нашего общества: от алкоголизма до синдрома миллионеров? Кому нужны эти дети и кто привьет им культуру семейного счастья? Мне трудно ответить на эти вопросы, но в чем я уверена абсолютно, так это в том, что многое зависит и от нас, учителей. Да, к моему великому сожалению, порой дети не знают, что такое культурная семья, что такое полная семья и что такое отец в семье. Так сложилось. Не повезло... Но у них есть шанс построить свою счастливую семью, если кто-то им хотя бы расскажет, как это делается!
  
  Вчера в нашей школе состоялся настоящий 'Мужской разговор'. Мы пригласили мальчишек девятых и десятых классов нашей школы и двух гимназий города. Мы так же на эту встречу пригласили пятерых мужчин разного возраста, вероисповедания, отцов разного количества детей. Конечно, мы с девочками (учителями) волновались!
Ну ладно, на наших парней можно положиться. Но пригласить пятнадцатилетних юношей из других школ и увлечь их чем бы то ни было с первого раза - риск, да еще какой! Предварительно мы попросили наших ребят написать вопросы, на которые они хотели бы получить ответы. Когда мы, организаторы, читали эти вопросы, мы не просто были удивлены тем, что интересует молодежь! Все аспекты семейной жизни от "Как вы поняли, что это она?" до "Как воспитать детей, чтобы они заботились о вас в старости?"
   Мы были поражены тем, насколько четко мальчишки формулировали свои вопросы: "Какие трудности ожидали вас после свадьбы?", "Как вы отреагировали, когда узнали, что станете отцом?" и многое-многое другое.
  
   Нужно отдать должное мужеству пятерых удивительных мужчин, которые отвечали на эти вопросы с изящной откровенностью, желая поделиться проблемами или радостью, предостеречь этих пока еще мальчишек от ошибок, рассказать что-то очень важное для себя и для них...
  
   Например, на вопрос "Как мужчина реагирует на то, что он станет отцом, папа пятерых детей ответил так:
   "Это женщина считает, что она получила самый дорогой в своей жизни подарок! Ну, как, например, для мужчины BMW X5. Представьте себе, что мужчина ждет 9 месяцев, пока ему привезут эту машину: яркую, динамичную, с кроссовером, обладающим отточенной управляемостью и высокими скоростными качествам, с просторным салоном и трансформирующимися сиденьями 2-го ряда... (Я не запомнила, что говорил папа о машинах и скачала с какого-то сайта, но подозреваю, что именно такой автомобиль и есть мечта каждого настоящего мужчины!). Итак, для женщины ребенок - это подарок! Как реагирует мужчина? Он растерян. Он не понимает, а что же дальше? ЭТО ВСЕ РАВНО, ЧТО ВЗЯТЬ БИЛЕТ НА ВЕНЕРУ В ОДИН КОНЕЦ..."
  
   А чего стоил такой вопрос: "Скажите честно, если бы вы узнали, что у вас родился ребенок-инвалид, вы бы ушли из семьи?" И мужчина, отец троих детей, даже секунды не подумав, ответил: "Что за дурацкий вопрос? Какая разница, если этот ребенок твой и рожден от любимой женщины?.."
  
   Мальчишки задавали вопросы, мужчины на них отвечали и мне трудно описать, что испытывали мы, женщины, присутствующие на этой удивительной пресс-конференции, аналогов которой я еще не видела нигде... Сколько мудрости и такта было у мужчин! Они говорили настолько просто и честно о таких важных вещах, что никто и близко не почувствовал неловкости, когда один папа на вопрос парня, почему он женился именно на этой женщине, а не стал искать другую, ответил предельно честно: "Две полоски на тесте сказали мне, что пора!"
  
   Моя душа летала, как летала она и у дорогих моему сердцу подруг с которыми мы вместе задумали и провели эту встречу. Я с радостью называю их и прошу запомнить: я ещё не раз буду говорить об этих удивительных учителях: Ирина Вячеславовна Алексеенко,педагог дополнительного образования, Рыцарь гуманной педагогики; Елена Семёновна Семёнова - психолог школы, Учитель гуманной педагогики и Марина Леоновна Филичева.
   Мальчишки, у которых только формируются такие важные понятия, как "семья", "ответственность", "долг", "любовь" сидели как завороженные, и мы видели, чувствовали, что каждое слово попадало в цель, находило своего адресата... А ведь некоторые из них и слова-то такого не знают - "папа". А некоторые лучше бы и не знали...
  
   Главная мысль, прозвучавшая лейтмотивом этой встречи, была такова: НУЖНО КАК МОЖНО БОЛЬШЕ БЫТЬ СО СВОИМИ ДЕТЬМИ И НЕ БОЯТЬСЯ СЛОЖНОСТЕЙ. Преодолевать их нужно по мере поступления и вместе со своей второй половинкой. Помните, как там говорится: в беде и в радости... ВМЕСТЕ!
  
   Когда-то я для себя вывела несколько правил для построения семьи и теперь хочу поделиться с вами. Милые мои, добрые мои друзья! Я буду очень благодарна вам, если мои правила вы дополните своими! Мы будем дарить эти правила всем парам без исключения и, может быть, через какое-то время мы с вами будем жить в обществе очень счастливых людей, и мы будем гордиться, что причастны к этому всеобщему счастью!
  
   ПРАВИЛО 1. Отдавать больше, чем брать. Это касается всех членов семьи без исключения.
  
   ПРАВИЛО 2. Главный в семье мужчина. Я для себя решила это раз и навсегда, и это правило дало свои плоды. Для тех женщин, кому трудно это принять, совет: не бойтесь, что это как-то ущемит ваши права. Вы их получите гораздо больше, если все мужчины в вашей семье будут знать, что такое женщина, мама, подруга...
  
   ПРАВИЛО 3. Нужно четко понимать, что с возрастом все члены вашей семьи меняются и вы не исключение. Нам только кажется, что мы остаемся такими же, как были двадцать- тридцать лет назад. Мы другие уже на следующий день после свадьбы. Мы меняемся вместе и принимаем эти изменения.
  
   ПРАВИЛО 4. Нужно настроится на то, что старость прекрасна, если стареть вместе.
  
   ПРАВИЛО 5. Всем известное: подобное воспитывается подобным. Когда ко мне обращаются родители с просьбой поговорить с подростками, которые уже начали курить, я всегда задаю им вопрос: "А вы, простите, курите?" В курящей семье шанс, что ребенок начнет курить равен 99,99%. Не хотите, чтобы ребенок пил - не пейте сами! Хотите, чтобы ребенок читал - читайте! Хотите, чтобы он просвещался - пусть он видит, как растете вы сами...
  
   ПРАВИЛО 6. Нам с мужем на свадьбу, 29 лет назад, подарили вазу, на которой была выгравирована фраза. Ваза до сих пор является нашим семейным талисманом. Фразу дарю вам, дорогие мои: "Истинное счастье и благополучие в том доме, где живет любовь!"
  
  
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

  

УЧИТЕЛЬСКИЙ ТЕАТР "ПЕРЕМЕНА"

  
  ГЛАВА 21
  
  ЧТО ТАКОЕ "ПЕРЕМЕНА"?
   3 марта 2014 г.
  
  
   Здравствуйте, дорогие мои собеседники, читатели, друзья, оппоненты! С Божьей помощью я начинаю писать вторую часть книги "Кто ты, учитель?". У меня возникла огромная потребность рассказать вам о нашем учительском театре "Перемена". Есть несколько причин, почему я хочу об этом писать и говорить.
Первая причина. Учительский театр "Перемена" - явление уникальное в школьной жизни. Он - единственный учительский театр в Литве и в Прибалтике.
Вторая причина. Я хочу рассказать, почему в школах необходимо создавать учительский театр.
Третья причина. Очень важно, чтобы родители наших учеников понимали, что учителя - не только урокодатдели, они творческие, думающие, интересующиеся многими вещами люди.
Четвёртая причина. Хочу показать, что учительский театр - это не просто "прикольно", это прекрасно!
Пятая причина. Просто поделюсь с вами позитивом, поскольку все, что связано с жизнью нашего театра - один сплошной позитив!
  
  Всё началось очень печально, с реформы школы. Казалось бы, какое отношение имеет школьная реформа к появлению театра в жизни нашей школы? Объясняю: в Литве наступили тяжёлые времена в системе образования. Наши политики, посещающие разные страны, собирающие чей-то чужой опыт, вдруг решили провести в государстве школьную реформу, поскольку старая система, якобы, устарела.
К реформам я отношусь очень неоднозначно, как вы уже поняли из моих прошлых глав, поскольку в реформе есть свои плюсы и свои минусы. С одной стороны, развитие образовательной системы необходимо и это понятно: качественно меняется жизнь и школа со своими старыми учителями, устоями, взглядами не успевает, порой, за современностью. Нас, учителей, посылают на курсы, мы узнаём, как по-новому доказать теорему Пифагора, меняется программы, количество часов, но разве в этом суть реформы? Как же они, несчастные, не понимают, что реформа, в первую очередь, должна быть направлена на самого учителя, чтобы улучшились условия, в которых он продолжает работать, на его внутренние устремления сделать этот мир чище и лучше, воспитывая подрастающее поколение в духе со временем и опережая это время хотя бы на пол шага! Учитель, зависящий от зарплаты, общества, политики постепенно превращается в раба, в обслуживающий персонал! Кого может воспитать такой учитель, который думает, что ему купить: колготки, чтобы не опозориться перед учениками, или дидактический материал к уроку?
Не подумайте, что я возмущаюсь небольшими зарплатами - к этому уже давно все привыкли. В советское время учителя были на грани бедности и нищеты, но сейчас другое время и другие грани.
Замкнутый круг: у учителей низкая зарплата потому, что политиков, которые решают вопросы заработной платы учителей, учили плохие учителя. Возникает вопрос: какие учителя будут учить детей этих политиков? Неужели так трудно понять, что всё, что происходит в обществе, в руках учителей! Помните, в 'Иронии судьбы...': 'Ошибки врача могут стоить пациенту жизни, - говорит герой Андрея Мягкова. 'Ошибки учителей не так заметны, - отвечает героиня, - но они обходятся людям гораздо дороже...'
  
  Каждый год, первого сентября, придя в школу, учителя задают детям один и тот же вопрос: 'Как вы провели лето, дети?' И бояться услышать ответный вопрос: 'А как лето провели вы, учитель?' А мы всё больше на дачах да в лесочке, выращивая урожай и собирая грибы да ягоды, чтобы зимой было что жевать. Конечно, у некоторых учителей есть мужья, которые позволяют семье съездить в какой-нибудь обалденный круиз. Что делать одиноким женщинам-учителям? В лучшем случае - поездка к родственникам куда-нибудь в недалёкое зарубежье. В худшем, если нет даже дачи, к морю, благо у нас в Клайпеде есть. К счастью, замужних дам в нашей школе гораздо больше, чем одиноких. Как быть тем, у кого нет той самой надёжной спины, за которой так уверенно и спокойно? Я к тому, что реформа, которая прошлась по школам, на самом деле катком проехала по учительским судьбам, а, поскольку, учителя в основном женщины, и это одна из основных проблем современных школ, то пострадали самые незащищённые, самые безропотные и самые бескорыстные трудяги духовного фронта.
  
  Наша школа не стала исключением: государственная реформа совпала со сменой директора школы, сокращением более сорока учителей, снижением часовой нагрузки и многими другими оборотными сторонами нашей, и без того непростой профессии.
  В нашей школе ровно двадцать лет назад поселился школьный театр 'Маска', бессменным руководителем которого была, есть и, надеюсь, будет ещё долго Галина Ивановна Семёнова. Об этой женщине можно писать и писать, получилась бы вполне приличная книга, листов, я думаю, на четыреста. Яркая, бросающаяся в глаза своей необычной внешностью, не боящаяся носить самые смелые наряды, бросающие вызов обществу, ранимая, любящая свой театр как своего ребёнка, делающая свою работу самозабвенно и профессионально, приносящая своей работой школе славу, а себе глубокое моральное удовлетворение, она, с приходом в школу реформы, вдруг поняла, что остаётся не у дел. Реформа предполагала очень чёткое разделение школ на основные (до десятого класса) и гимназии. Старшие классы ушли и Галиванна, как мы все её называем, впала в уныние и стала хандрить.
  
  Уход старшеклассников качественно изменил её работу и, как человек ищущий и устремлённый, она не могла сидеть сложа руки и стала искать. В этот трагический момент исканий режиссёра у меня возникла мысль, что, если мы создадим взрослый, учительский театр, то, может быть, это как-то компенсирует её моральный ущерб? 'А пойдут учителя в театр?' - спросила меня Галиванна, но я уже видела по выражению её лица, что мой ответ её не интересует. Галиванна совершенно не умеет скрывать свои чувства и всё, что она думает, тут же отражается на её лице. С такими людьми, как наша Галиванна, просто и сложно одновременно. С одной стороны, они простодушны и щедры, с другой расчётливы и категоричны. Они живут скорее чувствами и эмоциями, нежели разумом, я бы сказала, лишённые условностей. Творческие люди, а Галиванна очень творческий человек, всегда эксцентричны. Тут я делаю лирическое отступление, поскольку хочу пояснить, что такое эксцентричность: кто-то - центр круга и всегда в центре внимания, где бы не находился. У Галиванны масса достоинств, самым главными из которых я считаю умение самореализовываться, утончённость ума и чуткое, любящее сердце. Не подумайте, что у неё нет недостатков! Целая куча мелких и не очень, которые порой мешают жить ей и окружающим её любящим людям, но все они, поверьте, блекнут и меркнут в свете её достоинств. Почему я так подробно пишу о Галиванне? Во-первых, я с огромным уважением отношусь к её профессиональной деятельности. Я вообще люблю работоголиков, которые меня окружают. Это и мой Женя, мои родители, да и сама я прекрасно вписываюсь в этот список. Во-вторых, Галиавнна очень любит моего Женю, а я люблю людей, которые любят моих близких. В-третьих, я люблю её просто так, совершенно безвозмездно! Вру! Я люблю её за то, что именно она подарила мне счастье играть в театре, сделав театр неотъемлемой частью моей жизни, воплотив в самую что ни на есть реальность мечту моего детства...
  
  Буквально через неделю после нашего разговора Галиванна приносит почитать пьесу, рассчитанную на пятнадцать женских ролей. Мы написали объявление и с волнением стали ждать, кто придёт в актовый зал и придёт ли вообще кто-то. Мы были рады каждому, независимо от его талантов, внешности, голоса, способностей. Мы ждали и наши ожидания оправдались. Пришло семь женщин!
'Ролей-то пятнадцать', - шепчет мне на ухо Галиванна.
'Будет семь', - так же тихо отвечаю я ей.
Все будущие звёзды поначалу чувствовали себя неуверенно. Мы решили, что начать нужно с названия театра. Вариантов было немного, и, когда Ирочка Алексеенко произнесла слово 'Перемена', все тут же единогласно согласились. Гораздо позже к нам пришло полное понимание истинного смысла этого чудесного названия. 'Перемена' в жизни школы - это совершенно удивительная вещь! Ей рады и ученики, и учителя, я даже не берусь сказать, кто больше. Перемена - переворот, ломка чего-то обыденного, не всегда приятная и, как правило, не всегда безболезненная. Представьте себе учителей, которые на виду у всей школы, да что там школы - города, государства, говорят миру: 'Люди, посмотрите на нас! Мы - живые! Мы можем не только сидеть и проверять тетради, готовиться к урокам, писать программы, мы можем подарить вам частицу своего сердца, свой талант, свою любовь!..'
  
  Ах, как же трудно, дорогие мои, ломать стереотипы, в которых живёт наше общество! Я столкнулась с тем, что не все родители наших учеников испытывают радость по поводу того, что учитель, обучающий детей разным премудростям, вдруг забывает, что он учитель и идёт лицедействовать на сцену. Родители учеников готовы принять это от кого угодно, но только не от учителей своих детей.
  
  Есть древнее китайское проклятье: 'Чтоб ты жил в эпоху перемен'. Так гласит народная мудрость, с которой я, отчасти, не согласна. Важно то, как воспринимаешь и принимаешь ли ты эти перемены. По сути, наша жизнь - целая череда различных перемен: к лучшему или к худшему. С каждой переменой, хотим того или не хотим, но меняемся мы сами. Ребёнок - подросток - молодой человек - абитуриент - студент - работник - муж, жена - мама, папа - бабушка, дедушка... Каждый этап жизни, да что там этап, каждый день, каждую секунду меняется на Земле всё. Не нужно бояться этих перемен! Может быть, ждать не нужно, но и бояться тоже не следует. Это произойдёт, хотим мы того или нет. Поэтому театру мы дали имя 'Перемена'. Своим названием мы говорим, что мы не боимся измениться, но при этом мы сделаем всё для того, чтобы изменить к лучшему пространство вокруг себя, иначе будет застой, а это страшно!
  
  Перед тем, как приступить к репетициям, мы вдвоём с Галиванной внимательно прочитали пьесу. Пьеса называлась 'Комната невесты' и написал её драматург В. Красногоров. Кто такой этот В. Красногоров мы не знали, как не знали тогда многих важных вещей, связанных с театром. Пьеса нам очень понравилась, но не совсем подошла: ролей в пьесе, как я уже писала, было пятнадцать, нас семь и нужно было что-то с этим делать. Потом, как вы помните, средний возраст учителей нашей школы приблизился к отметке пятьдесят, а невеста предполагает белое платье и фату, иначе какая же это невеста? На роль невесты больше всех подошла Лена Кулик, учитель информатики, состоящая, слава Б-гу, в браке и имеющая двух дочерей. К счастью или к сожалению, на эту роль уже никто из труппы не претендовал... Годы не поглумились над нашей Леночкой: выглядит она замечательно, а её фигурке позавидовали бы некоторые молодые девочки. Купив в магазине поношенной одежды практически новое свадебное платье и фату, мы, нацепив всё это на Ленку, поняли, что спектакль почти готов: до чего хороша получилась невеста!
  
  Суть пьесы такова: невеста, приехав с мамой в ЗАГС, весь день ждёт своего жениха, который задерживается по никому не известной причине. Там, в ЗАГСе, вместе с ней ждут жениха целая куча народа, причём все женщины: и будущая свекровь, и сестра, и совершенно посторонние люди, которые случайно попали не на ту свадьбу и, конечно же, лучшая подруга, которая, как оказалось, накануне свадьбы имела преступную связь с женихом. Всё заканчивается хорошо, жених приезжает, невеста его прощает, их брак регистрирует сама заведующая, поскольку все работники ЗАГСа уже ушли домой спать.
Прочитав пьесу, Галиванна сказала, что два с половиной часа нашей молодой и неопытной труппе просто не выстоять, и самое оптимальное время для любительского театра - один час, в крайнем случае - час и десять минут. Это сказала мудрая и опытная Галиванна и оказалась права. Мы вообще верили всему, что она нам говорила и даже не пытались спорить, поскольку не имело смысла: мы ничего не понимали ни в режиссуре, ни в актёрском ремесле. Мы даже не знали, что такое 'мизансцены'. 'Не нарушайте мизансцен!' - кричала Галиванна, а нам стыдно было спросить, что такого страшного мы нарушаем, если она так сердится и так орёт? Потом, набравшись смелости и спросив, получили ответ от наимудрейшей: мизансцена - это размещение на сцене артистов, а так же декорации, если таковая имеется. Наша сценография была минимальна: две ширмы и четыре стула.
'Так что же мы будем делать с пьесой?', - спросила я Галиванну и получила категоричный и односложный ответ.
'Резать!' - твёрдо и убедительно ответил режиссёр и мы стали безжалостно резать прекрасную пьесу неизвестного нам автора В. Красногорова. По ходу, мне почему-то захотелось изменить свою героиню и я из замечательной русской Антонины Ивановны становлюсь немного вульгарной, но искренней и потешной Розой Марковной со всеми вытекающими из этого имени-отчества проблемами. Так же возникла совершенно новая роль некой гражданки Павловой и была выписана мной с удивительной лёгкостью. Роль получилась комедийная, что, вкупе с Розой Марковной, сделало пьесу совсем уж комедией. Дальше настал черёд Галиванны, потому что как-то само собой у меня выписалась ещё одна роль - роль несостоявшейся свекрови невесты Нади. Я назвала её Светлана Эдуардовна. Галиванна сначала кочевряжилась, отказываясь играть, хотя по образованию она не режиссёр, а настоящая живая актриса, но потом мы воззвали к её патриотизму и она согласилась. Что из этого вышло, расскажу чуть позже.;
  Я принесла урезанную и переписанную пьесу и состоялась первая читка. Все просто взвыли от восторга, до чего им понравилось то, что получилось и мы приступи к репетициям...
  
  ГЛАВА 22
  
  ПОЗВОЛЬТЕ НАМ ТВОРИТЬ!
  4 марта 2014 г.
  
  В этой главе я расскажу вам, дорогие мои читатели, как проходили, проходят и я надеюсь будут проходить репетиции Учительского театра 'Перемена'.
  Репетиции, по согласованию труппы, были назначены на пятницу: так было удобно всем: заканчивалась рабочая неделя, а в субботу не нужно рано вставать. Та ещё картина: представьте себе учителя, "отпахавшего" шесть или семь уроков, ползущего в актовый зал, чтобы до самого вечера репетировать! Да, в зал мы приползали, но сцена творила чудеса: перевоплощаясь, мы все ощущали такой внутренний подъём, такую радость, что ни в сказке сказать, ни в книге описать. Нам всем казалось, что, не смотря на порчу мизансцен, неповоротливость, незнание самых простых театральных истин, у нас вырастали крылья и мы летели! Этим и отличается, как мне кажется, любительский театр от профессионального: полным отсутствием обыденности происходящего, каких бы то ни было штампов и присутствием совершенно чистой любви к сцене, к роли, к режиссёру, к себе обновлённым и неожиданным... Восходя на сцену, мы всегда здоровались с ней, а она здоровалась с нами. Сцена стала для нас неким символом, предметом одушевлённым, родным, я бы даже сказала, что мы стали фанатами сцены.
  
  У читающих возникает вопрос, а как же семьи? Пятница, вечер, вся семья сидит и ждёт, когда мама или бабушка наиграется в театр? Мама или бабушка прилетает домой на крыльях, быстренько их снимает, кладёт в тёмное место, чтобы никто не заметил, стирает с лица мечтательную улыбку, надевает на лицо маску добропорядочной жены, мамы или бабушки, и плавно становится к станку под названием 'семейные будни'.
Только не подумайте, пожалуйста, что всё так грустно, когда мы возвращаемся домой: нас ждут наши любимые и родные люди, правда, иногда не очень-то принимающие странное увлечение хозяйки дома. Вот и моя большая семья по-началу ревновала меня к театру и все ее члены злились на Галиванну, считая её главной виновницей моего пятничного отсутствия. Перелом произошёл после премьеры...
  
  Почему я так подробно пишу об этом - сейчас поймете. Я твердо уверена, что учитель не имеет права не творить. Творить можно по-разному: на уроках, проводя различные мероприятия, готовя еду для своих любимых (это еще какое творчество!) и вообще, делая много разных, абсолютно повседневных вещей. Причем, одно дело совершенно не исключает другого, а я бы сказала стимулирует!
  
  Как часто мне сейчас приходится слышать от родителей, детей которых я обучаю математике: "Пусть она или пьесы пишет, или тетради проверяет!" Честное слово, я это слышу!
  Милые, дорогие, уважаемые родители наших учеников! Позвольте нам творить! Это ведь часть нашей жизни, поймите! Одно совершенно не мешает другому и не исключает это другое! Посмотрите на нас, учителей, иными глазами: это мы, живые люди, мы готовимся к урокам, проверяем тетради но мы еще увлечены театром! Ведь ни у кого не возникло бы вопросов к учителям, которые собирают, скажем, фантики или открытки. Почему вы так ревностно относитесь к нашему желанию играть на сцене в школе, в которой театр играет особенную роль? Если бы вы видели глаза детей, которые приходят на наши спектакли, полные гордости и уважения! А цветы, подаренные учителям-актерам? А то, как, придя перед уроком в класс, они делятся своими ощущениями, полученными во время просмотра спектакля...
  
  Милые родители! Позвольте нам быть немного авантюристами в хорошем смысле этого слова, пожалуйста... Поверьте нам на слово: учебный процесс от этого учительского преображения только выигрывает во всех отношениях - возникает некая общность с детьми, а это дорогого стоит...
  
  Года через два после рождения "Перемены" к нам на репетицию пришла корреспондент нашей местной газеты, тоже, кстати, учитель математики Ирина Беляева. Она задавала вопросы, мы отвечали, и вдруг я поняла, что отвечаем мы не ей, мы отвечаем себе. Точно так же, как я сейчас пишу эту книгу. Все переворачивается, когда четко и ясно начинаешь формулировать и фиксировать свои мысли.
  Именно тогда, когда мы стали рассказывать о себе корреспонденту, мы взглянули на себя со стороны. Может это прозвучит и не скромно, но нам понравилось то, что мы увидели. Честное слово, нам понравилось!
  На вопрос, что театр дал нам, как учителям, Ирочка Иванченко, учитель начальных классов, подумав, ответила: "Раньше у меня было много комплексов, когда нужно было выступать перед взрослыми людьми. Я страшно терялась и куда-то сразу же девалась моя красивая речь. Сцена изменила меня полностью! Я перестала бояться говорить, я стала чувствовать, как меня понимают и принимают люди. Я полюбила родительские собрания. Театр дал мне крылья и теперь я могу парить!" Точно сказано! Театр дал нам всем не только любимое хобби, но и некую свободу самовыражения, свободу действий, свободу мышления, я бы сказала... Эта свобода отражалась во всех сферах нашей учительской деятельности. Игра в театр влияла на нас так же, как сейчас на меня имеет влияние этот дневник: я тоже обретаю свободу! Но парадокс в том, что та свобода, которую я обретаю с каждой главой, ограничивает некоторые мои нехорошести - то, что мешает мне жить. Приведу, буквально, вчерашний пример.
  
  Помните, я писала о том, что иногда произносят учителя и я в том числе в порыве гнева (фразы-убийцы)? Мы долго их собирали, не все я написала, в общем и целом с этой проблемой я, как будто бы, была знакома. Но после того, как я опубликовала эти жуткие слова и фразы, я поняла, что это знакомство носило заочный характер. Сейчас я стараюсь не произносить их, как бы мне этого не хотелось. Просто закрываю себе рот ладонью! Запрещаю себе даже думать в эту сторону!
  Вчера мы с Ирочкой проводили урок Доброты. Запланировали одно, а получилось совсем другое, поскольку классный час в моем седьмом классе был седьмым уроком, а первым и пятым уроками у нас была математика. На первом уроке я объясняла тему. Подготовила чудную презентацию и мои парни (в классе всего четыре девочки) прекрасно усвоили материал. Моя душа ликовала и я решила проверить их усвоенные знания на пятом уроке. На самом деле, мне не столько нужно было проверять их знания, сколько это был шанс показать доброту на деле - я была уверена, что они все прекрасно напишут диктант. Я не ошиблась: мой любимый класс на самом деле замечательно справился с заданиями и ниже восьмерки никто не получил.
  
  Но, всё-таки, я сделала ошибку - не рассчитала реакцию учеников. Вы себе не представляете, что началось в классе! Класс у меня не математический, скажу прямо, и когда они увидели свои отметки: они орали, прыгали и один юнец даже умудрился свалиться со стула. Тихим голосом я сказала, что если не услышу тишину, никому не поставлю отметку в журнал. Не поверили. Видимо не убедительно сказала. Повторила. Подождала минуты три и села за стол. Сразу стало тихо, но уже было поздно! Я спокойно объяснила ребятам, что в ответ на мое желание подарить классу радость, они подарили мне разочарование. Все, возмущаясь про себя, в чём я нисколько не сомневалась, уселись за парты и стали молча решать задачи. Не все! Вернее, все, кроме одного мальчишки. Он потребовал, чтобы я выставила отметки в журнал. Я все так же спокойно ответила отказом. Тогда он собрал свой портфель и сказал, что ему противно здесь находиться.
  
  Раньше я, наверное, возмутилась бы, потребовала, чтобы он сел и начал работать, фразы-убийцы готовы были сорваться с моего языка, но тут я вспомнила, что пишу книгу! Стоп! Это я так сказала себе, а мальчишке предложила самому решить, готов ли он ради отметки переступить через добрые отношения, связывающие нас. Он сказал, что готов и еще наговорил, что оценка для него важнее, чем все остальное и что на классный час он не придет, потому что о добре в моем исполнении ни говорить, ни слушать не собирается. После этого парень собрал портфель и демонстративно вышел из класса. Проглотив парочку-тройку фраз, я стала работать с другими ребятами. До конца урока оставалось минут пять и мы еще успели кое-что сделать.
  
  Если честно, я расстроилась и даже растерялась. Что делать, если он не придет на классный час? Я понимала, что если это кратковременная обида - мальчишка обязательно опомнится, поймет, что погорячился и придет. Если это его позиция, мне будет над чем подумать, хотя подумать всегда есть над чем. Он пришел! Моя душа ликовала, ибо в его взгляде не было ненависти. Было раскаяние и я это читала.
  
  "Дорогие мои! Я понимаю, что это было некое испытание для вас и для меня. На следующем уроке я обязательно дам вам написать еще работу и вы сможете получить еще не одну хорошую оценку. А я поставлю ее в журнал. Дело в другом! Я понимала, что все вы недовольны моим решением. Я и сама была не очень им довольна, но как же красиво и правильно вы решили для себя этот вопрос! Вы не стали спорить, вы приняли это мое решение и поднимите руки, кто считает, что оно было неверным сейчас, спустя время?" Руку подняла одна девочка. Мой друг сидел молча, смотрел на меня выразительно, видимо, боролся со своей рукой. "Я хочу сказать спасибо этому парню! Преодолев себя, свое эго, неприязнь и нежелание прийти на классный час, он все же пришел. Это дорогого стоит, поверьте, и заслуживает уважения! Моего, по крайней мере. Спасибо тебе, мой мальчик! Ты и мне сегодня преподал урок. И то, что ты сейчас сидишь здесь, красноречивее всего говорит о том, что ты научился видеть главное: в моих действиях не было ни малейшего желания обидеть вас, тебя! Но на уроке должен быть порядок, согласен?..."
  После этого разговора мой верный друг, вторая мама нашего класса, Ирочка Алексеенко показала ребятам ролик.
  
  Друзья! Найдите в интернете и покажите всем, кому можете! Если вы учителя - покажите своим ученикам, если вы родители - покажите своим детям, если бабушки и дедушки - посмотрите сами и покажите внукам... Ролик длится чуть больше семи минут, но какова сила! Запомните название: "Поколение". Пусть это будет домашним заданием вам, ибо я все же учитель. Я сделала маленькое лирическое отступление, но оно имеет место быть здесь. Я и театр буду рассматривать сквозь призму школы - иначе уже не могу...
  
  ГЛАВА 23.
  
  ПЕРВАЯ ПРЕМЬЕРА
  5 марта 2014г.
  
  Первая премьера спектакля учительского театра "Перемена" состоялась 8 марта 2008 года. В актовом зале собралась вся общественность школы: дети и учителя, родители и гости. Мы, учителя, вернее сказать, актрисы, стояли за закрытым занавесом и подглядывали кто во что мог: в дырочки, в щёлочки, во всё, во что можно было подсмотреть. На волновало много ли людей в зале, кто пришёл и что там вообще происходит. Происходили обычные театральные дела: люди приходили, рассаживались, переговаривались, в руках у многих первых наших зрителей были цветы.
К нам за кулисы поднялась Галиванна в манто из лебяжьего чёрного пуха. Это манто было задумано по сценарию и шилось специально к премьере. Мы, взрослые люди, привыкшие к публичности, выступая на родительских собраниях, перед учениками, давая открытые уроки на город, вдруг страшно растерялись. Режиссёр собрала нас в круг и попросила взяться за руки. Мы стояли молча, держались за руки, а она говорила. Говорила недолго и очень тихо, но каждое слово молнией проникало в наше сознание и нам становилось спокойнее. Такое спокойствие, наверное, испытывает ребёнок, которого обнимают ласковые руки его матери.
'Девочки, дорогие мои!' - искренне волнуясь, сказала нам наша мамка Галиванна. 'Пусть небо раскроется сейчас над нами, чтобы мы смогли подарить людям радость! Не просто людям: нашим учителям, нашим родителям и нашим детям! Пусть ваши головы будут светлыми, голоса сильными, чувства искренними. НИЧЕГО НЕ БОЙТЕСЬ: В ЗАЛЕ СИДЯТ ВАШИ ДРУЗЬЯ И РОДНЫЕ ВАМ ЛЮДИ'.
В зале, действительно, помимо наших учеников и их родителей сидели все наши семьи полными составами: мамы, папы, сёстры, дети и мужья. Это ещё больше настораживало, но и успокаивало одновременно. В чём мы были уверенны, так в том, что как бы мы не сыграли наш первый спектакль, нашу первую премьеру, они будут любить нас по прежнему, а может даже ещё сильнее, поскольку перемена, которая произошла с нами, касалась и их, наших любимых, изменяя сознание, привычки и, если хотите, жизненный уклад.
  
  Этот круг стал нашей традицией. Каждый раз, вот уже в течении семи лет, ровно столько, сколько существует наш театр, за пять минут до начала спектакля, когда всеобщее волнение достигает наивысшей точки, мы берёмся за руки и закрываем глаза. Галиванна говорит слова, пускает волну рукопожатий и когда волна возвращается к ней, мы все открываем глаза, поднимаем руки к небу и молча просим Всевышнего послать нам силу, так необходимую актёрам, чтобы смогли мы зажечь сердца пришедших на наш спектакль зрителей. Эта сила необходима учителям, ибо мы отчетливо осознаем, что каждым своим спектаклем мы учим наших детей добру, творчеству, любви и самому, на мой взгляд, главному: мы, учителя, тоже люди! Мы имеем право на самовыражение! Мы имеем право дарить радость и получать ее! Это обязательное условие, поскольку если нам не удастся своей искренностью, своим умением, талантом растопить лёд человеческих сердец, всё напрасно - таинство не состоится. А зачем тогда играть? Ради чего? Ради собственной самореализации - да! Ради того, что для нас, учителей это стало необходимостью, наркотиком - да! Ради любви к искусству - да! Но, самое главное, для чего мы это делаем - мы дарим нашим зрителям частицу себя, своей души, причём, лучшую её часть, опять же осветляя пространство и доказывая, что чудеса, происходящие в нашей жизни, неизбежны, только нужно очень сильно в них верить.
  
  Разве не чудо, когда к нам после спектаклей подходят люди со слезами на глазах? Разве не чудо что цветы, подаренные нам, как самым настоящим актёрам самых настоящих театров стоят неделями и не вянут? Разве не чудо, что наши родные и близкие принимают наши успех и неудачи как свои собственные, разделяя с нами радость удач и горечь поражений?
  Возвращаясь к первой нашей премьере, хочу добавить следующее: играя наш самый первый спектакль, мы открывали себя себе же: как кокон, который превращается в прекрасную бабочку, мы превращались в актрис и это превращение было подобно рождению.
'У вас будет много спектаклей, мои дорогие, - сказала нам, только что отыгравшим, Галиванна. - Какие-то будут более удачными, какие-то менее, но эту первую премьеру вы будете помнить всегда, всю жизнь...'
  
  На премьере была вся моя большая семья. Маме всегда нравится то, что я делаю. Папа немного строже чем мама в своих суждениях, он нашёл некоторые неточности, которые мы устранили в дальнейшей работе над спектаклем. Мои мальчишки кричали 'Браво!' и в маму розочки бросали. Женя был немногословен. Он долго стоял в сторонке, не пытаясь пробиться сквозь толпу учеников, учителей, родителей учеников и с интересом наблюдал за происходящим. Он наблюдал за мной, я же безумно хотела услышать его одобрение или...
Женя подошёл ко мне, когда зал опустел. Он обнял меня и тихо, на ухо, произнёс всего одно слово: 'Молодчина!' И столько была тепла, столько любви, понимания и уважения к тому, что все мы только что делали, что я заплакала. Может быть от напряжения, которое не отпускало меня недели две до премьеры, может быть от осознания, что делаю что-то своё, то, к чему стремилась всю жизнь, делаю потому, что не могу больше без этого и никогда не смогу, но скорее всего от того, что он, мой дорогой и единственный муж, был со мной в эти удивительные минуты полёта...
  Мы остались на разбор спектакля, а все наши родственники тактично поехали домой, понимая, как важно нам, новоиспечённым артистам, в этот момент было остаться вместе. Мы сели на пол в кабинете нашего психолога, Леночки Семёновой, которая хоть и не играла, но была с нами на протяжении всего репетиционного периода, предоставляя нам, бродячим по школе артистам, свой кабинет, наливая чай, даря любовь и заботу.
Нужно сказать, что первые три года мы прямо купались в любви наших коллег, а потом они как-то привыкли к нашему существованию, но, как и прежде, с нетерпением ждут наших премьер. Мы сидели на полу Леночкиного кабинета и говорили, говорили, говорили... В тот день, в день нашей первой премьеры, мы стали одним организмом, одним целым, одним государством, живущим по своим, нигде, ни в какой конституции, нами писаным законам...
  На премьере были и наши ученики. Все наши ученики пришли поддержать учителей-актрис целыми классами. На премьере были и родители наших учеников. Вообще, мне показалось, что такого аншлага наш школьный зал еще не видел!
  В тот незабываемый вечер мы все стали одной большой, любящей семьей.
  Нужно сказать, что все театры нашей школы очень дружны. Не было случая, чтобы мы сдавали спектакль и на прогон не пришли ребята из "Маски" и из "Веснушек". Веснушки - это наши самые маленькие актеры из начальной школы. После сдачи спектакля самым строгим нашим судьям - ученикам школьных театров, мы все вместе садимся и начинается обсуждение спектакля. Самое строгое, самое неподкупное, самое честное жюри на свете - это наши ученики! Если бы вы слышали, как они говорят, как тонко выражают свои мысли, с какой любовью они на нас смотрят... Это счастье и это состояние единения, я бы даже сказала единомыслия не купить ни за какие деньги! Мы не играем с ребятами ни в какие игры. Мы не притворяемся, что нам безумно интересно то, что скажут наши юные друзья. Мы слушаем и слышим, берем на вооружение и претворяем в жизнь. Здесь уже они - наши учителя, а мы выступаем в роли учеников. Мы же всем нашим учительским театром всегда ходим на все премьеры детских театров.
  Галиванна сейчас взяла в разработку одну из моих любимых пьес "День рожденья". Это уже четвертая моя пьеса, которую играют наши дети. Дорогие мои! Если бы вы знали, какое это счастье для меня даже не как для автора, а как для учителя! Мои ученики, играющие в спектаклях по моим пьесам все время держат меня в курсе того, как идет подготовка к премьере, как проходят репетиции. Они делают это потому, что даже не чувствуют, они знают: мне интересно все, что связано с ними и с театром. Этот интерес не подделен и я не лицемерю. Это именно то, о чем я писала чуть раньше: искренне интересуйся делами ребят и взамен за эту искренность они отдадут тебе свое огромное детское сердце. За это я не перестаю благодарить Всевышнего, потому, что подарив мне этот дар, а я не могу назвать иначе то, что со мной происходит, когда я сажусь писать, он дал мне нечто большее! Он дал мне те самые ниточки, которые накрепко связали меня с детьми: взаимопонимание, уважение, благодарность, причем эти чувства обоюдные, как мне хочется думать...
  
  ГЛАВА 24.
  
  СКУЧНО БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО!
  6 марта 2014 г.
  
  'Мы едем в Санкт-Петербург на фестиваль любительских театров!' - торжественно сообщила Галиванна, размахивая какой-то очень важной бумажкой перед нами, растерявшимися. 'Подробнее, Галина Ивановна!' - попросили мы своего режиссёра и уселись на пол. Это тоже стало нашей традицией: мы всегда после спектакля и репетиций стали садиться на пол: в кабинете у психолога у нас хоть были подушки. После спектаклей и репетиций мы садимся прямо на пол сцены, несмотря на то, что стульев в зале, да и на сцене, предостаточно. Кстати, у актёров есть такая примета: если случайно сценарий упал на пол, нужно обязательно сесть на него пятой точкой. Вот такое суеверие, но оно нам понравилось. Как попа может помочь, трудно себе представить, к тому же я 'вступила' в 'общество борьбы с суевериями', но бывают репетиции, когда всё валится из рук, особенно сценарии. Тогда мы все по очереди выполняем эту удивительно весёлую процедуру.
  Уселись мы на пол и замерли в ожидании интересных подробностей. Всё было совсем не просто: фестиваль будет проходить в сентябре, когда в школе наступает самая горячая пора сдачи планов, постановки задач, знакомства с классами да и вообще в школе всегда есть чем заняться учителю в сентябре. Что нужно сделать, чтобы администрация отправила на гастроли десять учителей учителей - уму непостижимо! 'Нереально', - сказали мы себе обречённо и с надеждой посмотрели на режиссёра. 'Посмотрим', - так же неуверенно ответила нам Галиванна и пошла к директору.
  Долго думала и гадала администрация, чем и как помочь новоиспечённым артистам, и решила сделать всё для того, чтобы мы поехали и покорили Питер. Мы, как и прежде, собирались, репетировали, играли спектакли, выслушивали советы профессионалов и любителей, совершенствовали актёрское мастерство и мечтали... Мы мечтали, как дети, веря в то, что у нас началась какая-то совершенно новая жизнь и эта жизнь заиграла уж очень яркими красками.
  
  Мне нравится одна реклама: обыкновенная чашка с чёрно-белым рисунком. А дальше случается чудо: до неё дотрагивается кисть и чашка начинает оживать. Краски появляются как бы сами собой, но мы то знаем, что держит эту волшебную кисть волшебная рука мастера... Так случилось и с нами: какой-то добрый Волшебник взял в свою всемогущую руку волшебную палочку и сделал нашу жизнь яркой и красочной, подарив нам 'Перемену'. Видимо, мы всё-таки заслужили это, поскольку у нас были ВЕРА, ЖЕЛАНИЕ, ПОСЫЛ И ДЕЙСТВИЕ. А при наличии такой силы и с Божьей помощью осуществимо всё и даже самая, казалось бы, невозможная поездка на фестиваль. К назначенному сроку всё было готово: чемоданы собраны, спектакль несколько раз показан зрителям, реквизит - две ширмы и бутылка шампанского, которая играла в спектакле, упакованы, билеты куплены. Коллеги пришли нас проводить на вокзал и мы поехали.
  
  В поезде никто из нашей труппы не спал - не до того было! Большую часть дорожного времени занимала еда. О, если бы вы увидели этот стол и почувствовали эти запахи! Всё происходящее вызывало у нас восторг, и мы выказывали его громко и шумно. А чего, собственно, можно ожидать от девяти перевозбуждённых женщин среднего возраста и одного молодого человека, Вани Алексеенко, который тоже был частью труппы, поскольку отвечал за видео? Люди в вагоне возмущались, но тихо, поскольку мы выглядели прилично и не походили на хулиганок. Наша зрелая компания вызывала недоумение у всех, не исключая таможню в Пыталово - так называется таможенный пункт между Латвией и Россией. Толстый и беспардонный таможенник разбудил нас ночью и потребовал развернуть декорации к спектаклю и мой чемодан. Мой чемодан - это притча во языцех всей нашей поездки.
Накануне отправления я подумала, что все мои чемоданы маловаты для такого большого города, как Санкт-Петербург, и, приехав в магазин, я выбрала самый достойный чемоданище. Даже когда он был пуст, я поднимала его с трудом. Набитый до отказа, он мог только ехать. В поезде нам удалось вместе с Ванечкой закинуть его на третью полку, но мы не знали, что подобные чемоданы называются 'радость таможенника'. Это мы поняли, когда в вагон вошёл огромный таможенник и, оглядев все наши сумки, ткнул пальцем именно в мой чемодан и со словами 'Что там?' потребовал показать содержимое. Вы бы видели, с каким довольным, даже счастливым лицом стоял дядька в форме, когда мы помогали Ване доставать чемодан! Он долго осматривал мои вещи, пытаясь понять, зачем дурной бабе на три дня нужно столько тряпок и такое количество обуви. Не найдя в этом чемодане ничего криминального, он попросил достать ширмы. Ширмы были лёгкие, мы их быстренько достали и опять ввергли в недоумение таможенника: учителя, которые едут на гастроли, причём из декорации только две ширмы и огромный чемодан вызывали недоумение, согласитесь. Чтобы получить удовольствие до конца, он ещё остался и смотрел, как мы запихивали чемодан и ширмы обратно, на третью полку, где обычно лежат матрасы.
  
  Приехали в Питер утром, нас встретили организаторы фестиваля и разместили в приличной гостинице 'Азимут', по два-три человека в номере. Мы отдохнули пару часов и решили прогуляться по Санкт-Петербургу. Погода радовала 'бабьим летом', настроение было прекрасным и казалось, что мы незаметно для себя сбросили лет по двадцать: проблемы исчезли, морщинки разгладились, возникли непринуждённые улыбки и ощущение свободы опьянило нашу 'Перемену'! Мы шли по осеннему Питеру, не веря, что это происходит с нами. Какая-то Осенняя Питерская Сказка, честное слово! Город улыбался нам, мы улыбались прохожим, смеялись над российскими рекламами и радовались всему, как дети.
  Вечером было открытие фестиваля и нам представили звёздное жюри: народные Актёры Георгий Тараторкин, Лариса Малеванная, Николай Иванов, народный художник, лауреат премий 'Ника' и 'Золотой овен' Наталья Кочергина, известный композитор Георгий Портнов, театральный критик, профессор ГАТИ Елена Маркова и президент фестиваля Александр Галибин. Звёздное жюри поднялось на сцену и мы услышали их приветственные слова. И опять не покидало ощущение, что всё происходит не с нами, что этого просто не может быть! Но это было и навсегда осталось в нашей памяти и в наших сердцах. Я сидела в зале театра Комедии имени Аркадия Райкина на Большой Конюшенной улице и молилась. Когда мне особенно хорошо, я всегда молюсь. Плачу и молюсь, благодарю Всевышнего за ниспосланную мне благодать, за счастье, обрушившееся на меня огромной лавиной, за то, что Он позволил мне разделить это счастье с теми, кто мне дорог. Рядом со мной были мои дорогие девчонки: Ира Алексеенко, Мариночка Филичева, Лена Осипова, Ира Иванченко, Лена Соколенко, Ира Колбасова, Лена Кулик, Галиванна и Ванечка Алексеенко, сын Ирочки - самый мудрый, самый выносливый, самый незаменимый, самый надёжный мальчишка, который был для всех нас и папой, и ангелом-хранителем одновременно. Мы слушались беспрекословно этого мальчика, который сумел окружить нас такой заботой и вниманием, на какое способен лишь человек с большой Душой и огромным Сердцем. Ну, или, действительно, Ангел...
  Я помню все спектакли этого фестиваля, но особенно запомнились два. Первый спектакль Питерского университетского театра 'Летний сад' остался в памяти лишь потому, что длился два с половиной часа и зал спал, исключая жюри, поклонников этого театра и, почему-то, меня. Наша мужественная труппа держалась до последнего, но бессонная ночь в поезде и положительные эмоции сделали своё дело: Учительский театр 'Перемена' заснул где-то в конце первого часа крепким и беспробудным сном. Зал спал, убаюканный мерным течением спектакля и отсутствием эмоций на сцене. Вообще, нужно отметить, что зал спал на протяжении многих спектаклей, просыпаясь тогда, когда на сцене случалось что-то из ряда вон выходящее.
  Литературный спектакль 'Сад фазана', построенный на прекрасной поэзии и аллегориях и сыгранный двумя женщинами, одна из которых читала стихи, а другая выражала свои эмоции от прочитанного в танце, запомнился всем нам не потому, что был так уж хорош, а по моему рассказу, поскольку на нём опять спали все, кроме меня. Я представляю себе недоумение тех, кто сейчас читает про мирный сон в театральном зале и возмущается, но я пишу правду и ничего кроме правды. С того самого фестиваля самой недопустимой вещью для всей нашей 'Перемены' стал сон зрительного зала, а ' Летний сад' стал именем нарицательным: если мы смотрим спектакль и нам хочется спать - это 'Летний сад', если мы резко просыпаемся и начинаем громко аплодировать - это 'Сад фазана'...
  Возвращусь к спектаклю 'Сад фазана', с вашего позволения. Прекрасные стихи звучали со сцены, раскрывая времена года через поэзию и пластику, но ни хорошее чтение, ни потрясающие авторские костюмы, каждый из которых был произведением искусства, не спасли нас от скуки: зал захрапел на двадцатой минуте. Мы сидели на втором ряду и спать было не особенно стыдно, поскольку никто, кроме актёров, этого не видел, а им мешала видеть сон рампа. Я сидела между Мариной Филичевой и Леной Осиповой. На первом ряду сидела Галиванна и тоже спала, временами похрапывая, но просыпаясь, когда я тихонечко почёсывала ей затылок. Мариночка заснула первой и спала достаточно интеллигентно: с первого взгляда даже было не понятно, что она спит - сидела, 'как живая'. Лена Осипова долго боролась со сном и, наконец, сдалась. У неё закрылись глаза и машинально, в эту же секунду, непроизвольно открылся рот. Со стороны можно было подумать, что Ленка его открыла в восхищении перед происходящим на сцене. Она спала, мерно похрапывая, и ничто не могло нарушить этот сладкий сон... Где-то раздавался откровенный храп и следующее за ним со всех сторон 'Ш-ш-ш!', где-то слышны были разговоры и только мужественное жюри пристально наблюдало за происходящим на сцене. За минут пять до окончания спектакля, видимо, по задумке режиссёра, танцующая девушка резко ударила в бубен, который носила по сцене весь спектакль. Я даже поспорила с собой: ударит она в бубен или не осмелится нарушить 'идиллию', царящую в зале. Это был единственный всплеск эмоций на сцене за полтора часа и зал тут же отреагировал. Первой проснулась Леночка Осипова, спавшая с открытым ртом. Она резко открыла глаза, одновременно захлопнув рот, недоумённо посмотрела за сцену и громко произнесла, видимо спросонья: 'Ну нельзя же так громко!'. Я думаю, это было начало конца, поскольку проснувшийся резко зал взорвался жидкими аплодисментами, а я так до конца и не поняла, кому предназначались эти аплодисменты: актёрам или Ленке...
  
  Когда-то, на репетиции, Галиванна сказала, что в спектакле важна седьмая минута: если актёрам удалось зацепить зрителей до седьмой минуты - это показатель того, что спектакль состоялся, даже если потом местами пропадает темпоритм. Темпоритм - это состояние внутренней и внешней активности человека. Это касается как любительского, так и профессионального театра, но если профессионалы потом ещё могут держать зал своей игрой и именами, то любителям можно заканчивать спектакль прямо на седьмой минуте - таинство не состоится. Поэтому, мы твёрдо уверены в том, что на спектакле может случиться всё, что угодно: не легло, не получилось, плохая погода, сложная публика, падает декорация, взрывается фейерверк и многое другое, но не должно быть одного - НА СПЕКТАКЛЕ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ СКУЧНО! Это обязательное и необходимое условие, чтобы спектакль состоялся, будь то классическое произведение или современная драматургия. Не всегда 'раскрывается небо', об этом я напишу чуть позже, но СКУЧНО БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО НИ ЗРИТЕЛЯМ, НИ АКТЁРАМ. Это первое золотое правило нашего любительского театра... И мое золотое правило учителя.
  
  На уроке не должно быть скучно... Как этого добиться? Каждый учитель решает эту проблему по-своему. Никто не говорит, что перед учениками нужно плясать - им это не нужно. Но, определенно, что-то делать надо. Я очень четко прослеживаю на уроке точку отсчета, когда дети устали и хотят что-то в уроке изменить. Особенно бывает тошно, когда нужно нарешать достаточное для понимания темы количество задач.
Поясняю, что значит для меня и для моих детей нарешать. Я всем своим ученикам говорю, что для того, чтобы научиться решать, необходимо выполнить ТРИ УСЛОВИЯ:
1. Принять и понять материал (мне кажется, что с этим мало кто поспорит).
2. Вызубрить (тут, возможно, кто-то со мной поспорит и, наверное, будет прав, но я убеждена, что зубрить - это не стыдно! Это полезно! А для некоторых детей просто необходимо, ибо за тридцать лет работы в школе я очень часто встречала ребят, которые сначала зубрили, а понимание приходило потом.)
3. Нарешать. Я часто говорю ученикам, что для того, чтобы освоить ту или иную тему, необходимо решить тысячу примеров. Дальше я им говорю следующее: "Вам осталось совсем немного - 980!"
  Многие родители считают, что ребенку достаточно прослушать материал на уроке, сделать домашнюю работу и он уже знает предмет.
НЕ ДОСТАТОЧНО, друзья мои! Что делать, если родители не могут помочь ребенку? Идти к репетитору? Или учитель должен сидеть до вечера в школе, не обращая внимания на своих собственных детей? Вы посмотрите, сколько вопросов и как найти на них ВЕРНЫЙ ответ? В чем я уверена абсолютно, так это в том, что редкий учитель откажет ребенку в помощи, если к нему обратится сам ребенок или его родители. Я всегда прошу детей делать 'домашку' по математике в тот же день, когда был урок, даже если следующий урок через день-два. А на следующий день найти меня и задать вопросы. Всегда можно найти время, чтобы направить ребенка, подсказать ему, помочь. Но для этого нужно очень немного: чтобы ребенок захотел найти учителя и задать ему вопросы.
  Как часто ко мне приходят ученики и говорят избитое: 'Я ничего не понял.' Ладно, если он говорит это мне, но он говорит это маме, чтобы оправдать свою лень. Мама, естественно, делает соответствующие выводы: учитель плохо объяснил, если мой одаренный ребенок ничегошеньки не понял. Дальше сценарий этой пьесы разворачивается совсем уж трагично: ребенок приносит 'два' за невыполненную домашнюю работу. Мама взрывается: нет, чтобы помочь, мало того, что плохо объяснен материал, так она еще и двойку ставит?! Мы с ней поговорим в другом месте! И идут милые мамы в это другое место. Хочется сотым шрифтом написать: К УЧИТЕЛЮ! Вы выслушали только одну сторону! Ни один судья не вынесет решения, не выслушав обе стороны. Я вам опишу другой сценарий, единственно правильный на мой взгляд.
  Итак, ваш самый умный, самый замечательный ребенок принес двойку и сказал, что он ничего не понял из объяснения, а учитель из вредности поставил эту злосчастную двойку. Вы отбрасываете в сторону ложный стыд и звоните учителю. В начале учебного года я всегда даю родителям свой телефон и прошу по любому вопросу звонить, скажем, с 19.00 до 20.00. В это время я могу спокойно говорить, не отнимая времени у семьи. И все мои знают, что в это время я могу быть занята, такова моя работа. Если вы не хотите беспокоить учителя звонком, отбросьте лень и подойдите к учителю. Поговорите, спросите, посоветуйтесь! Идите на контакт с учителем - это необходимое и достаточное условие для того, чтобы выяснить, как помочь ребенку. Единственный вариант, поверьте мне, - это начать диалог с учителем. Когда ученик говорит мне, что он не сделал домашнюю работу потому, что вообще не понял, я всегда прошу показать черновик. Он же должен был где-то ее решать, чтобы выяснить, что он ничего не понял. Как правило, черновика нет! Тогда я прошу задать вопросы по домашней работе. Вопросов у тех, кто 'вообще ничего не понял', обычно тоже не бывает. Вопросы бывают у тех, кто не понял, но пытался делать! ЕСЛИ ВАШ РЕБЕНОК ГОВОРИТ, ЧТО ОН 'ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ПОНЯЛ', возможны только 2 варианта: либо не было на уроке его, либо учителя. Кто-то же понял! Вам не кажется, что дело тут не только в учителе? Подумайте об этом на досуге. А пока я утверждаю: НА УРОКЕ НИКОГДА НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ СКУЧНО, КАК И НА СПЕКТАКЛЕ!..
  
  ГЛАВА 25. 7 марта 2014г.
  НУ ДАЙТЕ СЫГРАТЬ!
  
  Итак, я возвращаюсь на тот наш самый первый театральный фестиваль в Санкт-Петербурге. "Театр начинается..." - так назывался фестиваль и называется до сих пор. Мы смотрели спектакли, наслаждались атмосферой, иногда спали, кричали "Браво!", вызывали "на бис"... Может быть, я покажусь кому-то нескромной, но скажу, что по-настоящему зал проснулся только на нашем спектакле "Комната невесты", хотя то, что произошло с нами до нашего выхода на сцену, чуть не стоило нам свободы. Да что там свободы - жизни, я бы сказала! Помните, я писала о пьесе "Комната невесты" В. Красногорова, с которой мы и поехали на свои первые в жизни гастроли? Речь в этой главе пойдёт именно о нем, о неизвестном нам В. Красногорове, пьесу которого мы безжалостно порезали и переписали. Точнее НЕ МЫ, А Я, и я до сих пор считаю, что это одна из постыдных страничек моей жизни, ибо покушаться на чужое творение, на чужую интеллектуальную собственность, коим и является литературное произведение, особенно при жизни автора - это грех,. Да, да, да! Автор оказался жив и здоров и пожаловал на наш спектакль...
  В рамках фестиваля проходили мастер-классы народных артистов и первый мастер-класс был у Ларисы Ивановны Малеванной. Он оставил чудесное ощущение прикосновения к чему-то настоящему, не фальшивому и не звёздному: к настоящей профессии и настоящему Человеку. После мастер-класса к нам подошли ребята из Эстонии и спросили нас, связались ли мы с автором пьесы...
  - Это вы взяли пьесу Красногорова?
  - Да, это мы!
  - А вы написали ему, испросили разрешения на постановку спектакля?
  - У кого?
  - У автора!
  - У какого автора?
  - Как у какого? У Красногорова!
  Дальше была немая сцена... Потом, с нашей стороны последовал совершенно глупый вопрос, догадайтесь какой.
  - А ОН, ПРОСТИТЕ, ЖИВ?
  Почему нам казалось, что его уже не может быть, непонятно! Ну правильно: Чехова нет, Островского тоже нет... Дурная логика и немая сцена. На нас посмотрели, как на идиотов.
  - ПРОСТИТЕ, ДА!!! Жив-здоров и живёт как раз здесь, в Питере. А вам не сказали, что он собирается придти на ваш спектакль?
  Обморок. Массовый...
  - Нет...
  - Ну, ждите!
  Кома...
  Мы побежали в гостиницу и залезли в интернет. Всё можно оправдать: и нашу беспечность и то, что это у нас впервые, и то, что мы не знали, но ведь есть великий друг ИНТЕРНЕТ, которым мы пользуемся по любому случаю. Но никому из нас даже в голову не пришло посмотреть, кто он, этот В. Красногоров. Первая же открытая страничка нам выдала:
  "Имя Валентина Красногорова хорошо известно любителям театра России и многих зарубежных стран. Его пьесы 'Комната невесты', 'Кто-то должен уйти', 'Рыцарские страсти', 'Прелести измены', 'Любовь до потери памяти', 'У каждого своя звезда', 'Шествие гномов', 'Давай займемся сексом!' и другие, поставленные более чем в 200 театрах, тепло встречены критикой и зрителями. Книга писателя 'Четыре стены и одна страсть' о сущности драмы как рода литературы заслужила высокую оценку деятелей театра. Над постановками его пьес работали такие выдающиеся режиссеры, как Георгий Товстоногов, Лев Додин, Роман Виктюк. Пьесы драматурга прочно удерживаются в репертуаре театров, выдерживая сотни представлений. Критики отмечают, что 'пьесы Красногорова легко пересекают границы'. Многие из них переведены на иностранные языки, поставлены в театрах, на радио и по телевидению различных стран (США, Австралии, Индии, Германии, Польши, Румынии, Черногории, Чехии), получили призы на зарубежных театральных фестивалях, в том числе "Приз за лучшую драматургию" и "Приз зрителей". Красногоров выступает также как прозаик и публицист, автор книг, повестей, рассказов и эссе, опубликованных в различных изданиях. Валентин Красногоров - член Союза писателей и Союза театральных деятелей России. Его биография включена в престижные справочники мира: "Who's Who in the World" (США), "International Who's Who in the Intellectuals" (Англия, Кембридж) и другое"( http://lit.lib.ru/k/krasnogorow_w_s/)
  Жизнь оборвалась... Примите соболезнования, родственники!...
  Галиванна побежала к Ларисе Ивановне Малеванной, чтобы испросить у неё совета. "Да, - сказала Лариса Ивановна, - это ужасно неприятно! Но Валечка - чудесный человек, поговорите с ним, если он придёт. Но, вообще, навряд ли. Он очень занят и потом, у вас же любительский театр... Да, неприятно..." "Может быть, нам не играть?", - робко спросила Галиванна. Лариса Ивановна ответила, что играть мы должны, раз приехали. Потом к нам подошла директор, организатор фестиваля, актриса Татьяна Щерба. Выслушав наши стенания по поводу произошедшего, она, подумав, заявила: "Не берите в голову! Пусть радуются, что их пьесы берут и ставят. Да и не придёт он! Нужно ему ходить на какие-то любительские постановки! Идите и играйте себе спокойно!"
  Спокойно, как вы понимаете, не получалось, но было слишком много дел, репетиция, подготовка сцены, грим, настрой и в этой сутолоке мы как-то забыли обо всех наших переживаниях. Галиванна нашла подход к работнику сцены, которого мы называли "Гоголь", потому что он был Николай Васильевич, подарив ему бутылку и какой-то сувенир и он, радушно улыбаясь обаянию и щедрости режиссёра, повесил нам "француза" на "задник". Не пугайтесь: "Француз" - это белый драпированный занавес, который вешается на задний занавес сцены. "Гоголь" также принёс нам кресло, на котором играл сам Аркадий Райкин, вазы и пару столиков из реквизита гения. Мы уже были накрашены, в костюмах, суетились на сцене, повторяя текст, расставляя мебель. По сцене вместе с нами бродили рабочие, разбирая декорацию после предыдущего спектакля и никто не заметил немолодого интеллигентного мужчину невысокого роста, в костюме, бродившего в поисках неизвестно кого с программкой в руках. Он подошёл именно ко мне, может быть потому, что я выделялась из всех своим странным нарядом: на мне было блестящее зелёное платье змеиной раскраски и огромный лисий воротник, как того требовала роль моей Розы Марковны. Эдакая толстая блестящая змея в объятиях лисы. "Простите, кто у вас тут главный?", - спросил меня мужчина, оглядывая мой наряд, видимо, имея ввиду, режиссёра. "Галина Ивановна, к вам пришли!",- закричала я и к нам подошла Галиванна в манто из чёрного лебяжьего пуха. "Да", - вальяжно сказала Галиванна, мысленно репетируя роль. "Это Я!" "Здравствуйте", - последовал ответ. "Разрешите представиться: Валентин Красногоров!"... То, что произошло потом, я не забуду никогда. Мы все не забудем! На сцене сразу стало тихо-тихо. Было такое чувство, что замерло даже время. Фамилия Красногоров, столько раз звучавшая в это дни, на всех нас подействовала как удав на кроликов и мы стали вяло, на полусогнутых ногах, сползаться в круг. Галиванна вдруг почему-то встала в позу суслика, скрестила лапки, её брови поползли вверх и она произнесла одно-единственное слово. "Да?"... Не так. "Да???????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????" Пожалуй, так она произнесла своё "да", а Маришка Филичева, стоявшая рядом со мной, прошептала, в восхищении глядя на автора: "Живой!" Привожу весь диалог, состоявшийся между автором пьесы и нами. Этот диалог запомнился мне дословно и на всю жизнь...
  - Сколько у вас в спектакле ролей? - спросил автор, глядя в программку.
  - Семь... Восемь... - растерявшись и не успевая посчитать роли, пролепетали мы, кто во что горазд.
  - А у меня пятнадцать! - торжественно объявил В. Красногоров и добавил:
  - Может быть вы не знаете, но у нас в России есть закон, защищающий авторские права, которые вы нарушили!
  - Простите, мы тут немного переделали Вашу пьесу... Мы не подумали... Нам ужасно не ловко... - в разнобой лепетали мы, понимая, что ситуация совершенно дурацкая и не зная, как из неё выйти.
  Положение спасла одна наша коллега. Именно в тот момент, когда мы готовы были молча уйти со сцены, отважная учительница, в легкомысленной розовой шляпке с перьями, падает на колени перед знаменитым автором и страстным голосом в каком-то порыве горя, отчаяния и муки, со слезами на глазах произносит: "Ну дайте нам сыграть!"... Видно не часто перед В. Красногоровым стояли женщины на коленях", - подумали мы видя, как он растерялся и, как неожиданно для нас, смутившись, стал поднимать красавицу с колен. Она упорно не хотела вставать, приговаривая "Простите нас!" Мы тоже стали просить прощения, подспудно думая, повторять или не повторять этот подвиг...
  - Да встаньте же, наконец! - пришёл в себя автор. - Играйте, поговорим после спектакля.
  Наше "спасибо" было как-то неуместно в данной ситуации. До спектакля оставалось минут пять. В зале сидели зрители, жюри заняло свои места, было даже телевидение, как мы потом узнали и, ко всеобщей радости зала и нашему ужасу, начал гаснуть свет... Галина Ивановна, собравшись силами, посмотрев на нас, потухших и поблёкших, попросила встать в круг. Мы взялись за руки. Ни у кого не было сил говорить, не то что играть - мы просто стояли в немом оцепенении. "Пусть небо раскроется над нами",- произнесла Галиванна и вышла к зрителям.
  "Дорогие наши! Мы приехали из Литвы, из портового города Клайпеда. У нас учительский театр, единственный в Прибалтике театр, в котором играют учителя. Мы знаем, что в этом зале сидит автор пьесы, Валентин Красногоров... (Аплодисменты, видимо он встал). Мы очень виноваты перед ним. Наш спектакль "Комната невесты" поставлен ПО МОТИВАМ его удивительной пьесы, которая подкупила нас своей искренностью и любовью. (Аплодисменты стихли, видимо он сел). Мы также знаем, что в этом зале сидят выпускники нашей школы. Дети, если вы здесь, встаньте, я хочу вас видеть..."
  Мы сидели за закрытым занавесом и могли лишь предполагать, что происходило в зале. Вдруг мы услышали громкие аплодисменты. Видимо, кто-то из наших детей всё-таки пришёл. Их, как потом оказалось, было двенадцать человек: наши дорогие выпускники, поступившие в Санкт-Петербург в различные ВУЗы.
  "Спасибо, родные! Сейчас вы увидите чудо: ДЛЯ ВАС БУДУТ ИГРАТЬ ВАШИ УЧИТЕЛЯ!" Чудо на самом-то деле произошло с нами там, за кулисами. Нам вдруг показалось, что мы сидим на нашей любимой и родной сцене в нашей любимой и родной школе, а в зале сидят наши семьи, учителя, дети и их родители. Наши лица просветлели а сердца забились в своём обычном ритме, предвкушая радость погружения в таинственную атмосферу творчества и полёта.
  Дальше был наш спектакль. Чудо, которое произошло, когда говорила Галиванна, захватило не только нас - оно передалось и зрительному залу. Мы утопали в смехе, постоянных аплодисментах и были уверены на все сто процентов: зал не спал! Там, впервые в жизни, я ощутила ту самую магию сцены, о которой поговаривают актёры. На своём мастер-классе Георгий Георгиевич Тараторкин передал нам высказывание о сцене кого-то из великих. К моему великому сожалению, никто из нас не запомнил, кому именно принадлежат эти удивительные слова, но я попробую передать их смысл. "Сцена - ласковое чудовище!",- сказал он нам. Она дремлет, сжимая актёра в своих объятьях, держа его крепко, ласково лаская и убаюкивая до тех пор, пока актёр играет на уровне души, отдавая этому чудищу всего себя без остатка. Но как только чудовище чувствует фальш и лицемерие, оно выпускает свои когти, раздирая на части заштампованного и внутренне опустошённого актёра, не давая ему возможности осквернять искусство... Сцена Театра эстрады имени А. Райкина была с нами ласковой. Она нам подыгрывала, помогала, поддерживала, говорила, подсказывала текст, творила чудеса... У нас на сцене была имитация зеркала - белая рама, украшенная старыми, поблекшими цветами из закромов театра. Когда, во время спектакля я подошла к раме, я увидела своё отражение, как в зеркале. Может быть, это моё воображение сыграло со мной такую шутку, но я отчётливо видела себя в пустой раме: большую зелёную блестящую змею в объятьях рыжей лисы...
  После спектакля Галиванна попросила выйти на сцену автора. Нехотя, он поднялся и в глазах его стояли слёзы. Мы так и не поняли, почему: то ли он плакал по своему произведению, то ли потому, что спектакль получился очень весёлым и совершенно искренним. Под аплодисменты зрительного зала, мы кинулись к нему, подарили все наши цветы и все наши сердца. Навсегда! Он обратился к зрительному залу:
  "Конечно от Красногорова тут осталась четверть: половину они выкинули, остальное дописали, но они большие молодцы!"
  Когда улеглись все страсти, он подошёл ко мне, протянул свою визитку, напечатанную на простой зелёной бумаге и спросил меня: "Это вы переписывали мою пьесу? Я не понимаю, каким образом, но вам удалось не выбиться из моей драматургии!.." На визитке было написано: "Валентил САМУИЛОВИЧ Красногоров". Самуилович простил мне мою еврейскую Розу Марковну, а заодно Павлову, Светлану Эдуардовну и всё остальное... И тут я заплакала. Я плакала навзрыд, девчёнки кинулись меня успокаивать, но я продолжала плакать. Слёзы катились из моих накрашенных глаз и я стояла вся заплаканная и размазанная, когда жюри поднялось на сцену. Ко мне подошла Лариса Ивановна Малеванная и расцеловала меня в обе щёки. "Где Вы учились актёрскому мастерству, чья это школа?", - спросила она меня. Говорить я не могла и продолжала реветь. "Нигде, Лариса Ивановна, она не училась!", - торжественно перевела мои всхлипы Галиванна. "У Вас редкий дар, деточка! Такой дар бывает один раз на тысячу!", - сказала Малеванная и я завыла ещё громче. Сама того не понимая, она подписала мне приговор: играть. Играть, чего бы это мне не стоило. Так что у меня теперь две крёстные мамы, хотя я понимаю, что слово "крёстная" в контексте моей национальности, неуместно: прежде всего моя дорогая Галиванна, превратившая мою детскую мечту в реальность и Лариса Ивановна Малеванная, благословившая меня там, прямо на сцене знаменитого театра эстрады им. Аркадия Райкина... Ирочка Иванченко, которая собиралась уйти из нашего театра в силу того, что театр вытеснил из её жизни спорт, после непродолжительной беседы с Тараторкиным, решила на менять сцену на волейбольный мяч. "Вы должны играть! Обязательно!", - сказал ей любимый, с самого её детства, актёр. "Я буду!", - пообещала Ирочка и все вздохнули с облегчением: наша Иришка остаётся!
  Мы уехали раньше, чем были подведены итоги. Галиванна привезла два первых в нашей жизни диплома: "Диплом за актёрский ансамбль" и "Серебряную медаль за роль Розы Марковны". Это была первая в моей жизни медаль, и я бережно храню её в коробочке с синей бархатной подушечкой. Я обязательно покажу Соньке, своей первой внучке, когда она начнёт что-то понимать. Вообще-то, наша Соня Сойбэл впервые попала на сцену раньше, чем её бабушка. Ей было два месяца, когда мы играли очередную премьеру, спустя пять лет после того, первого спектакля в Санкт-Петербурге. По окончании спектакля я взяла Сонечку и взобралась с ней на сцену. "Привыкай, моя девочка!", - шептала я ей на ушко. "Кто знает, может быть, я передам тебе свой Дар и ты станешь великой актрисой! Может быть, сцена и тебе когда-нибудь подарит те ощущения полного безграничного счастья и у тебя вырастут крылья! Может быть, наступят времена, когда национальность и талант не будут стоять по разные стороны баррикад, воюя и доказывая миру, что важнее. Может быть, когда ты вырастешь, моё Солнышко, мир изменится и агрессия, ненависть и зависть, побуждающие людей вести беспрерывные войны, пропадут и наступит время любви, творчества, добра, социального равенства и справедливости и тебе не нужно будет бороться за своё место под солнцем. Оно и так будет твоим!"...
  
  ГЛАВА 26. 8 марта 2014г.
  ЧЕГО Я БОЮСЬ?
  
  8 марта. Праздник. Женский праздник. Собственно, почему женский? Я, в принципе, не против, но мне не нравится концепция этого дня. Вдумайтесь: один день в году все вспоминают про женщин. Правда, не во всех странах мира. Но на бывшем постсоветском пространстве, вернее, в некоторых местах этого пространства, все же вспоминает, что есть такая половина человечества, которую по праву называют прекрасной. Сегодня я вам, мои добрые друзья, расскажу одну историю. Очень правдивую и про прекрасную половину.
  У меня в классе есть девочка из детского дома. Добрая, славная девочка, которая ходит в школу с другими детьми. В общем, она ничем не отличается от других детей кроме того, что все дети после уроков идут домой, а Эрика идет в общежитие детского дома. Ей тринадцать лет и десять из них она живет в детском доме. Очень вас прошу, не подумайте, что я собираюсь давить на жалость. Мне нужен ваш совет и помощь, поэтому и пишу. Возможно вы скажете, что миллионы живут в детских домах и нельзя спекулировать на этой, довольно избитой, теме. Спекулировать - нельзя, согласна. Кричать, вопить - можно и нужно. Начну сначала.
  В этом году я получила классное руководство в 7 классе. Я не хотела брать класс и становиться классной мамой по нескольким причинам: во-первых, у меня есть театр, методическая работа в школе и городе, мы проводим массу семинаров, мастер-классов и еще много другой, менее заметной общественной работенки, которая, однако, требует немало времени. Во-вторых, у меня был довольно печальный опыт работы с классом тринадцать лет назад: взяв классное руководство, я через год ушла в декретный отпуск, родив Даника. Родители обиделись, не простили. Классное руководство - это особая тема, и я ее уже поднимала в начале своего повествования. Но сейчас классное руководство это, скорее, обязанность, чем хобби. А для некоторых - суровое наказание. Я получила этот класс не по своей воле - так сложились обстоятельства и мои близкие посоветовали не пренебрегать теми дарами, которые преподносит нам, порой, судьба. В школе сначала было три пятых класса. Один класс был маленьким и его расформировали, сделав два шестых. Потом в школу стали приходить ребята из других школ и было принято решение создать из двух шестых классов три седьмых. Теперь представьте себе ситуацию, когда нужно уговорить родителей вернуть детей на свою историческую родину - в свой прежний класс. Я гимн пою тем мамам и папам, которые согласились на репатриацию детей! Милые мои! Самые золотые! Вы не побоялись того, что дети опять должны привыкать к новым учителям и их требованиям! Вас не испугало то, что в классе только пять девочек! Вы решительно преодолели и свой страх и риск и отдали детей мне и за это доверие, которое вы мне оказали, я буду вам искренне благодарна всегда. Класс получился не простой. Каждый ребенок - отдельная глава книги. И именно в мой класс попала девочка из детского дома, Эрика. То есть, ее, собственно, никто и не спрашивал - перевели для количества и все тут. Эрика была очень расстроена и подошла ко мне с просьбой, чтобы я ее перевела туда, откуда ее перевели сюда - вот такой грустный каламбур. Я попросила ее остаться, потому, что класс и так маленький. Эрика, скрепя сердце, согласилась, хотя попытки уйти обратно у нее еще были. Так мы и жили - Эрика в своем мире, я в своем. Жили - жили не тужили...
  Если бы вы знали, как тяжело мне сейчас сформулировать то, что я хочу вам сказать. Я попробую. Я была бесчувственной, эгоистичной теткой для этой девочки. Нет, где-то у меня шевелилось чувство стыда перед ней, но я не могла себе в этом признаться. И никому, кроме своей Ирочки не могла. Признаться себе в том, что ребенок нуждается не только в каких-то элементарных вещах, как, например, одежда, еда, белье, но, самое главное, эта девочка нуждалась в заботе, в элементарном женском участии, в... Даже страшно произнести это слово - любви... Именно этого я и боялась. Боялась дать надежду этому ребенку. Я БОЯЛАСЬ ЗА СЕБЯ, НЕ ЗА НЕЕ! И в этом был ужас моего положения. А вдруг она привыкнет? Привыкнет к чему? К тому, что раз в неделю, в месяц, в пол года я буду забирать ее на пару часов? Я даже этого не делала! С сентября прошло семь месяцев, а я ни разу к ней не съездила и не посмотрела, как она живет... Я знала, как она живет и что? Мы все знаем как она живет, И ЧТО? Я предпринимала какие-то мелкие попытки примириться со своей совестью - нашла ей одноразового спонсора, который купил ей зимнюю одежду, договорилась в школьной столовой о том, что булочки и чай я буду оплачивать, И ЧТО? ГОСПОДИ! ПОЧЕМУ ТЫ ДОПУСТИЛ ЭТО? Почему при живой матери этот ребенок так страдает от одиночества! Я надеюсь, Эрика простит меня за то, что я об этом пишу здесь, в моем дневнике. Простит и поймет... В одном я уверена абсолютно: об этом нельзя молчать - это наша общая боль!
  Месяца три тому назад она подошла ко мне и глаза ее светились от счастья. "Я хочу вам что-то показать!" - сказала мне девочка и показала колечко. Колечко было простое, из дешевого белого металла со стеклышком в виде сердечка. Цена ему была лита четыре, но для Эрики оно было бесценно - ей подарила это колечко МАМА! Мама без определенного места жительства, страдающая от алкоголизма в тяжелой форме, живущая в ночлежке для бездомных вспомнила, что у нее есть дочь и подарила ей колечко. Я не уверенна даже, что она его купила! Но вы бы видели глаза девочки! Ни один ребенок из всех, кого я знаю, и близко не умеет так радоваться даже самому дорогому подарку, как радовалась Эрика этому маминому колечку. "Зачем приходила мама?"- спросила я девочку. "Ей нужны были деньги",- совершенно спокойно ответила мне Эрика.
  - А разве у тебя есть деньги?
  - Ест... Немного. Нам дают. Тридцать литов в месяц. Но я ей не дала. Ей нельзя давать деньги. Потратит на выпивку. У нее есть друг, так он вообще страшный человек... Я ей еду покупаю. Так я хоть знаю, что она поест, а не пропьет...
  На следующий день девочка подошла ко мне опять. На пальце ее кольца не было.
  - Эрика, солнышко, где колечко?
  Слезы градом покатились из ее глаз.
  - Потеряла.
  - Где? Может украли?
  - Нет. Потеряла. Я вчера поехала на море ( ноябрь месяц, на минуточку) и там я его потеряла.
  - А ты одна поехала на море? Зачем?
  - Мне было очень грустно...
  Ну и как после этого жить, скажите? Тринадцатилетняя девочка, совершенно одна, едет на море и там теряет единственный подарок своей матери, которую и матерью назвать нельзя... Я же пришла в класс и предложила ребятам сделать Эрике подарок: купить другое кольцо. Ребята поддержали мою инициативу, мы все скинулись и купили девочке серебряное колечко с белым камешком. Эрике вручили подарок и... Оно налезло только на мизинчик. Мы хотели поменять колечко, но Эрика не отдала и сказала, что будет носить его на мизинце. Больше я не видела этого колечка и боюсь спросить, где оно.
  Новый год. Я пригласила класс к себе домой. У меня большой дом. У нас большой дом. У нас большая семья и большой дом. Мы все его очень любим и относимся к нему с великим почтением, буд-то он живой организм. Перед тем, как мы отправились с классом ко мне домой, я им рассказала, что очень боюсь побеспокоить нашего друга, Домового. В том, что он у нас есть - я даже не сомневаюсь! Ребята тоже восприняли известие о Домовом серьезно и спросили, где он обитает. Я сказала, что на третьем этаже и что я ношу ему гостинцы, но он не любит шума и может обидеться. Мы поднялись на третий этаж и ребята поздоровались с Домовым, сказав что не причинят ему зла и беспокойства. Правда, потом они расшалились, и он быстренько отреагировал: во всем доме резко вырубилось все электричество. Мы вызывали электрика, приехал мой муж и через час все работало исправно. Мы вповалку сидели на старых диванах, закутавшись в пледы, и смотрели кино: директор разрешила нам взять в школе мультимедиа и экран. Со мной были Ирочка Алексеенко, которая стала второй классной мамой для моего непростого класса и две мамочки моих ребят. Эрика тоже была с нами. Она подошла ко мне и сказала тихонько, на ухо, чтобы никто не слышал: "Теперь я знаю, чего хотеть, Майя Леонидовна! Я буду хотеть такой же дом! Он - волшебный..." Я прижала к себе девочку и сказала ей на ухо: "У тебя обязательно будет дом, девочка, только еще лучше, чем этот, потому что он будет твой! И твои дети там будут жить! И муж у тебя будет! Только ты мечтай, пожалуйста! Ты рисуй его себе! И иди к своей мечте, только думай о том, чем ты его наполнишь, свой дом!" "А чем его наполнить?" "Любовью, девочка!"...
  А теперь о главном, почему я отошла от темы "Театр" и стала писать эту главу о никому не нужном Человечке. В прошлый четверг Эрика пришла в школу совсем больная. Она не могла дышать. Два года назад из школ убрали медицинских работников. То есть их не совсем убрали, оставили на три дня в неделю и запретили давать детям хоть какое - то лекарство. Нам, учителям, категорически запрещено лечить детей, даже если нужно просто закапать нос. Наверное, доля истины в этом есть, не мне спорить, я не медик. Но по-человечески с этим согласиться нельзя! Я вижу, что ребенок задыхается, подозреваю, что это синусит в тяжелой форме и ничего не могу с этим поделать! Я мама и мой Даник все детство страдал от этой болячки и я не могу помочь ребенку, которому помочь некому вообще! Я принесла Эрике мед, малину и капли "умкалор". Сказала, что нужно, чтобы воспитательница из детского дома отвела ее к врачу, ибо только они имеют такие полномочия, согласно закону. Мы с медсестрой позвонили в детдом и договорились о том, что они это сделают. В пятницу они не отвели ребенка к врачу, в субботу я ей звонила, она сказала, что ей немного легче, в понедельник девочка пришла в школу и была она зеленого цвета. Накануне ее рвало и была температура. Я побежала в медпункт, мы опять звонили воспитателю, нас почти послали далеко-далеко, но цель была достигнута: девочку отвели к врачу. Это был синусит, ей выписали лекарства и она лежала (чуть не сказала "дома"). И я опять не нашла времени к ней сходить... Я звонила... И кто я после этого? Учитель? Человек? Может быть я - женщина? Вчера я позвонила девочке и сказала, что обязательно приду. Сегодня 8 марта. Праздник. Леночка, моя подруга, передала красивые и стильные вещи своей дочки, которые та не носит, я заехала в магазин, накупила вкусняшек и красивые розовые тапочки и поехала, наконец, к девочке. Эрика встретила меня у магазина, чтобы я не заблудилась и мы пошли к воспитательнице, предупредить ее, что я на несколько часов заберу девочку с собой. Я не могу вам передать, с каким сердцем я поднималась на четвертый этаж детского дома... С тяжелым? Это слово не подходит для моего состояния. У меня все внутри дрожало! Я вошла в комнату, где живет уже десять лет моя девочка... Старые тумбочки, которым лет 70, такие же шкафы и кровати. Комната на двоих, но живет она пока одна. Страшные зеленые стены, землистого цвета кусочек занавески, не доходящий до середины окна... И все! На тумбочке альбом, в котором десять фотографий - вся ее жизнь. Вот ей пять лет и она в гипюровом розовом платье задувает свечи на именинном тортике. Вот ей уже восемь... Воспитательница, дети из детского дома, женщина какая-то, мальчик... Стоп! "Эрика! Эта женщина - твоя мама?" "Да, только это давно было. Брат отдал мне карточку"... С фотокарточки на меня смотрела ее МАМА! Трезвая и почти красивая!..
  Мы отпросились и мне было велено привезти девочку к девяти вечера обратно.
  Я привезла Эрику домой. Дома был только Даник. Вся моя семья поехала гулять в парк. Я покормила детей и мы стали готовиться к их приходу. Мы жарили блины, заваривали чай и говорили. Теперь я знаю что девочке нужно. Я записала. Я могу ей это купить. Но ей нужно не это. И вы знаете, что конкретно. Детям нужна любовь. Так просто и так сложно. Потом приехали все мои и мы сели за стол. Всем было весело, мы кушали блины со сгущенкой, смеялись над выкрутасами Соньки, потом смотрели телевизор и ни у кого из моих родных не было ощущения, что в семье был кто-то лишний... Что делать дальше?...
  
  ГЛАВА 27. 9 марта 2014г.
  НЕ ОСУЖДАЙТЕ - ПРИВЕТСТВУЙТЕ!
  
  "Тот, кто ждет возможности сделать сразу много хорошего, никогда ничего не сделает. Жизнь состоит из мелочей. Очень редко появляется возможность сделать сразу очень многое. Истинное величие состоит в том, чтобы быть великим в мелочах".
  (Сэмюэль Джонсон, 1709-1784, английский писатель и мыслитель)
  Говорят, что для того, чтобы принять решение или хотя бы приблизиться к принятию, нужно ночь переспать. Ночь я не спала. Вернее, мне казалось, что я спала. Рядом мирно посапывала Сонька, иногда просыпалась, хныкала и звала маму. Мне казалось, что ночь эта никогда не закончится, такая она была беспокойная. В глазах стояла и комната девочки с зелеными страшными стенами, и то, как она прятала принесенные мной вещи и продукты, чтобы не украли, поскольку комнаты не закрываются - заходи и бери, что хочешь, хотя что там можно взять. Утром я поняла, что мне нужно делать. Во-первых, нужно привести в порядок жилье девочки: покрасить стены в приятный для глаз цвет, найти пару тумбочек и приличный стол, зеркало и диванчик. Шторы я ей пошью сегодня же, красивую тюль сейчас поеду покупать. Если кто-то захочет присоединиться к нам - буду очень рада. Не знаю, но мне кажется - Эрика с радостью примет все дары от небезразличных к ее судьбе людей. Да, мы не можем помочь всем страдающим и одиноким детям. Но если помочь одному ребенку - мир может измениться, и я в этом уверена. Совсем недавно Ириша рассказала моим ребятам притчу про морские звезды.
  "Человек шел по берегу и вдруг увидел мальчика, который поднимал что-то с песка и бросал в море. Человек подошел ближе и увидел, что мальчик поднимает с песка морские звезды. Был прилив и миллионы морских звезд были выброшены на берег, который был буквально усеян ими на много километров.
  - Зачем ты бросаешь эти морские звезды в воду? - спросил человек, подойдя ближе.
  - Если они останутся на берегу до завтрашнего утра, когда начнется отлив, то погибнут, - ответил мальчик, не прекращая своего занятия.
  - Но это просто глупо! - закричал человек. - Оглянись! Здесь миллионы морских звезд, берег просто усеян ими. Твои попытки ничего не изменят! Ты не сможешь спасти всех!
  Мальчик поднял с песка морскую звезду, на мгновение задумался и, бросив ее в море, сказал:
  - Не правда! Мои попытки изменят очень много... Хотя бы для этой звезды..."
  Давайте проведем акцию: каждый желающий находит одну такую звезду и изменяет для нее пусть не многое, пусть что-то! Но одно условие - об этом нужно говорить! Это должно быть написано золотыми буквами, как написано у нас на самой видной стене в школе: "ТВОРИ ДОБРО!" Дорогие мои друзья! Я очень хочу открыть еще одну страничку и надеюсь, что она станет самой популярной в Facebook. Я так и назову ее "ТВОРИ ДОБРО или спасти Звезду". Мы будем писать туда маленькие наши истории о чем писать, почему-то, неловко: о добре, которое мы сотворим! О войнах писать ловко, о драках, преступлениях, изнасилованиях, выборах что, в принципе, почти одно и то же, а о Доброте - совестно... А мы попробуем! Но перед тем, как перейти к моему любимому театру, я все-таки позволю напомнить скорее себе, нежели вам, эти удивительные слова Большого Человека.
  " "...Независимо от того, ждут от тебя добро или не ждут его - Твори добро.
  Независимо от того, заметят твоё добро или не заметят его - Твори добро.
  Независимо от того, принимают твоё добро или отбрасывают его - Твори добро.
  Независимо от того, чем будут платить тебе за добро: добром или злом - Твори добро.
  Твори добро и ни у кого не спрашивай разрешения,
  Ибо никто не властен над твоим добром..." Ш. А. Амонашвили.
  И, наконец, хочу вернуться к театру и этим завершить вторую часть моей будущей книги.
  Седьмого марта у нас была очередная, седьмая премьера. Зал, как всегда, был полон, что порадовало нас, учителей-актеров. Состав нашего театра "Перемена" претерпевает небольшие изменения, но перемены - это по-нашему! Мы уже, практически, перестали быть театром школы имени М.Горького и стали просто Учительским театром, объединяющим 4 школы нашего небольшого города: гимназия "Айтваро" в лице Наташи Домненко, учителя-эксперта немецкого языка, гимназия "Жалякалне" в лице талантливого, прирожденного актера Сергея Бондаря, учителя-методиста математики и негосударственная специальная школа "Светлячок", которая подарила нам замечательного, доброго, умного, талантливого Андрея Бряуниса, учителя истории. Почему так много об Андрее - поясню. Дело в том, что в нашем женском коллективе мужчина - дефицит необыкновенный! Сначала наш театральный коллектив был чисто женским. Потом к нам присоединился Сережа Бондарь и мы смогли расширить наш репертуар и качественно его улучшить, поскольку мужчина в женском театре, согласитесь, - это новые горизонты! К тому же у меня была написана пьеса "Научите меня любить", где была одна единственная мужская роль. Потом к нам присоединился не менее талантливый Илья Коган, но ему как-то быстро надоело и, к тому же, театр - это дело переменчивое: не всегда нас ждали награды! Разочарований было немало, поверьте. Когда Илья сообщил, что уходит из театра, Галиванна впала в недельную кому. Она даже плакала, причитая: "Где мы найдем мужика?" Пришло аж два: Андрей и наш любимый учитель начальных классов Юрий Константинович. Галиванна ликовала, мы тоже были счастливы: спектакль был спасен! На сей раз мы взяли в разработку обожаемого мной Михаила Зощенко. Пьеса Михаила Зощенко "Свадьба" - это фейерверк! Кто из нас не смотрел и не любил фильм "Не может быть!" с участием таких звезд, как Леонид Куравлев, Георгий Вицин, Валентина Теличкина, Олег Даль и многих-многих других великих актеров той эпохи, образы которых навеки запечатлелись в нашей памяти? Мы и не пытались повторить их "Свадьбу" - устроили свою и получали от игры бешеный заряд позитива и радости, чем совершенно безвозмездно делились с залом! У нас было все для того, чтобы премьера стала праздником: сам праздник 8 Марта, наша обожаемая, наигранная школьная сцена, аншлаг в зале, но, самое главное, что мы были друг у друга и мало какая школа может похвастаться таким удивительным учительским коллективом, большая часть которого находилась в зале, аплодировала, умирала от смеха, пела и кричала "Браво!"
  Сначала думала, что напишу про наши неудачи в столь любимом нами Санкт-Петербурге, но сейчас поняла, что не хочу об этом писать. Отошло и отболело... У нас театр специфический: немолодой, в основном женский, играем самодеятельные пьесы вашей покорной слуги (кроме двух спектаклей: первого и последнего), креатива и гламура у нас, видимо, немного. Его явно не хватает для фестивалей, но для нашего города каждая наша премьера - настоящий праздник. Для нас важно настроение зала и то, как зрители реагируют на происходящее. А реагируют они так же искренне, как мы играем - хотят плакать и плачут и мы не боимся этих слез: когда зритель плачет на спектакле, это совсем не значит, что мы "выжимаем" слезу. Для нас слезы зрителя - это некое очищение, благодать и благодарность нам, учителям-актерам, которые как могут, творят чудеса, способствуя осветлению пространства школы. Для нас важна жизнь "маленького человека" в целом и каждого в отдельности. мы стараемся пропагандировать человеческие ценности, боремся со слабостями, порицаем ненависть и предательство... А кто, если не мы? "Клубничку" зрители увидят на большой сцене, если захотят, до классики мы не доросли и играть ее сложно - это не наша тема, для этого есть проффи. А простым людям сейчас нужно нечто другое, милое и родное, близкое к их судьбам и мировоззрению. Мои пьесы, возможно, несовершенны в плане драматургии, но в чем я уверена, так это в том, что написаны они от чистого сердца и с огромной любовью к "маленькому" человеку. Именно он и является главным действующим лицом наших спектаклей. (из Википедии: "Маленький человек - это человек невысокого социального положения и происхождения, не одаренный выдающимися способностями, не отличающийся силой характера, но при этом добрый, никому не делающий зла, безобидный. И Пушкин, и Гоголь, создавая образ маленького человека, хотели напомнить читателям, привыкшим восхищаться романтическими героями, что самый обыкновенный человек тоже человек, достойный сочувствия, внимания, поддержки...")
  Наша Литва - очень театральная страна. ДВЕ ТЫСЯЧИ любительских театров дарят недорогую, я бы сказала бесплатную радость ее гражданам! Мое личное убеждение: к любительским театрам нужно относиться с особым трепетом, поскольку бескорыстный энтузиазм движет этими взрослыми уже людьми, которые после трудовых будней, презрев усталость и наплевав на невзгоды, взбираются на сцену, чтобы дарить людям радость! И, наконец, я хочу обратиться к родителям своих учеников, которые, возможно, забредут на нашу страничку. Милые, дорогие, не осуждайте - приветствуйте! Не запрещайте - принимайте! Не игнорируйте - присоединяйтесь! Мы уже играли с нашими учениками и надеемся, что настанет время и с учителями на сцене будут играть родители наших самых удивительных, талантливых, добрых и умных учеников!...
  
  
  ЧАСТЬ 3
  
  ГЛАВА 28. 10 марта 2014 г.
  ПЕЧАЛЬНОЕ НАСТОЯЩЕЕ или избитое "ЧТО ДЕЛАТЬ?"
  
  Милые мои, дорогие мои собеседники! Попрошу вас быть не просто первыми читателями моей будущей книги, но и соавторами, и, что еще важнее, друзьями. Да, именно ваша дружба и понимание понадобятся мне в этом путешествии по моему настоящему, сегодняшнему. Эта глава, пожалуй, одна из самых сложных, по крайней мере для меня, но я чувствую, что уже должна поведать вам то, что мучает меня и разобраться, где же произошел сбой? Боюсь, без вашей помощи мне будет трудно это сделать.
  Сейчас я поделюсь с вами тем, чем обычно учителя не делятся ни с кем. Это навсегда остается тайной за семью печатями. Это - изнанка нашей школьной жизни, о которой принято молчать. Ни для кого не секрет, что самой сложной частью нашей педагогической работы является работа с родителями. В одной из глав я описала свое первое родительское собрание. В этой главе я попробую описать последнее родительское собрание. Собрание не в моем классе, а в классе, где я преподаю математику. В дорогом моему сердцу 6 классе. Этого собрания еще не было. Но оно будет. Оно будет не потому, что я хочу его или не хочу - оно просто назрело, как назревает нарыв, и для того, чтобы человек выздоровел, ему, порой, необходимо хирургическое вмешательство. Для оздоровления общества тоже иногда нужны радикальные меры. Для того, чтобы выжить учителю и не пойти на сделку со своей совестью или на поводу у родителей, для которых оценка становится главной мотивационной двигательной силой образования, тоже нужно что-то делать. Пока не знаю что.
  Я ушла на больничный - подхватила какой-то вирус. Болели дети в школе, стали потихоньку побаливать и уходить на больничные учителя. Оказывается, учителя тоже болеют! Болела недолго, но противно - насморк, кашель, пару дней провела на ногах и слегла по полной программе. Правда, и выздоровела как-то подозрительно быстро - обычно меня прихватывает недели на две, а тут обошлось неделей. Конец триместра, дел много, класс, мой любимый, но теперь уже 7 "С", электронный журнал, семинар для учителей города, математическая игра" Три профессора" на город и многое-многое другое... Я выхожу на работу и меня сразу же вызывает директор школы к себе в кабинет. Молча она протягивает мне лист бумаги, на котором написано следующее... Прежде, чем я напишу текст этого воззвания родителей учеников 6 класса к директору школы, я хочу, чтобы вы понимали - я не ищу сочувствия! Я ищу понимания, всего-навсего. И совета, как быть учителю в подобной ситуации. И кто знает, может быть другие учителя, прочитав наши размышления, оказавшись в подобной ситуации, будут знать, что им делать и как жить дальше. Наберитесь терпения и дочитайте, пожалуйста, до конца. Пишу точно так, как было написано в прошении, с той же орфографией и пунктуацией. Класс, нужно сказать, прекрасный и немного раньше я об этом классе уже писала.
  Не буду пока комментировать это послание родителей директору и прошу вас, не пишите что-то типа "не обращай внимание" или "все будет хорошо". Это и так понятно, что все утрясется и в итоге все будет хорошо. Я очень нуждаюсь в мудром совете, принимаю любую помощь и ни на что не обижусь, обещаю. В чем абсолютно уверена, так это в трех важных постулатах, с позиции которых и прошу вас подойти к прочтению этого письма:
  1. Все мы имеем то, что заслуживаем. Народ имеет правителя, которого он заслужил, школа - директора, ученики - учителя.
  2. Всевышний посылает человеку ровно столько, сколько он может вынести: ни больше, ни меньше.
  3. Помните, в советское время ходил анекдот, оправдывающий воровство и хамство в магазинах: "Пункт 1. Продавец всегда прав. Пункт 2. Если продавец не прав, смотри пункт 1". Так вот: учитель не всегда прав. И ошибки учителей слишком дорого обходятся обществу.
  А теперь письмо, написанное родителями шестого класса директору школы.
  "Как представители родительского комитета вынуждены сообщить Вам, что все больше родителей учеников нашего класса обеспокоены снижением уровня знаний и успеваемости по предмету математика.
  Родителями замечено, что после изучения на уроке нового материала, многие ученики не могут самостоятельно выполнить домашнее задание, им требуется повторно объяснить тему. Это значит, что непосредственно во время урока соответствующие знания получены не были.
  Так же у учеников все чаще наблюдаются неудовлетворительные оценки по проверочным работам, что говорит о неусвоенной теме.
  Особенно обеспокоены происходящим те родители, чьи дети ранее отличались значительными успехами в математике, принимали участие в олимпиадах и имели повышенный интерес и способности к предмету. В настоящее же время многие из них нуждаются в помощи при выполнении элементарных заданий.
  К сожалению, не у всех есть возможность самостоятельно изучать с детьми математику или дополнительно заниматься с репетитором, что в данный момент необходимо все большему количеству учеников.
  Вместе с тем, именно на уроках математики, много времени уделяется общевоспитательным вопросам, вплоть до полного отсутствия урока из-за съемок интервью. Мы, как родители, согласны с тем, что подобные обсуждения играют огромную роль в процессе воспитания детей и формировании каждого, как личности, однако считаем, что для такого рода общения существует более подходящее время, как, например, классный час или урок этики.
  Родители опасаются, что возникшие пробелы в знании основ математики в дальнейшем повлекут за собой неуспеваемость по другим предметам, где эти знания и умения должны будут применяться.
  Исходя из вышеперечисленного, мы обращаемся с просьбой поменять нам другого учителя математики.
  С уважением, родительский комитет 6... Класса."
  И все...
  Нет, не все... Одно маленькое пояснение. Интервью снимали мы с Ирочкой к городскому семинару "МИССИЯ УЧИТЕЛЯ". Снимали и в этом классе тоже. Снимали на уроке, за что приношу свои искренние извинения родителям. Обещаю урок отработать...
  А вот что сами дети говорят о миссии учителя:
  http://www.youtube.com/watch?v=ZbBiZXFqDww
  
  ГЛАВА 29. 11 марта 2014 г.
  ОДНАЖДЫ ВЫБРАННЫЙ ПУТЬ
  
  В этой главе я попытаюсь поговорить сама с собой, и если кто-то захочет присоединиться к нашей милой беседе, мы обе будем очень рады. Не пугайтесь, милые мои! С моей головой - полный порядок, как и с моими ощущениями.
  Испугало ли меня это письмо, написанное несколькими возмущенными мамочками шестого класса? Нет, не испугало. Скорее насторожило!
  Расстроило? Да, безусловно. А кого бы не расстроило?
  Выбило из колеи? Поначалу да. И очень сильно.
  Вызвало ли агрессию по отношению к этим мамочкам? Не вызвало. Они - мамы и, что вполне естественно, волнуются за знания своих детей.
  Хотят ли мамы, чтобы их дети были успешными? Да, хотят.
  Любой ли ценой? Пожалуй, да. Сомневаюсь, что любой. Нет, все-таки, любой.
  Успешность ребенка зависит от того, какие оценки он получает в шестом классе? Нет, не зависит.
  Успешный человек может ради своей цели переступить через другого человека? Ох... Я загоняю себя в угол. С одной стороны, я видела много успешных людей, которых совершенно не заботило то, какое впечатление они производят на окружающий мир. Они успешны в своих кругах, материально независимы и их совершенно не волнуют такие субстанции, как, скажем, Душа.
  Хотела бы я, чтобы мои собственные дети были так успешны? Мне страшно... Мне становится страшно, что мои дети могут пойти по такому пути "успешного" человека. Мы с мужем несколько по-другому смотрим на процесс воспитания успешного человека. Для нас успешный человек - человек счастливый, умеющий любить, сочувствовать, сопереживать, порядочный по отношению к людям, не способный выстрелить в спину или ударить сзади. Мой старший сын Миша - будущий врач-гинеколог. У него зарплата как у резидента 4 курса - 850 литов и семья: жена и дочь. Он дежурит в приемном отделении и к нему привозят бомжа, которому разбили голову. На мой вопрос, что он чувствовал, когда нужно было раздевать, мыть, брить и лечить его, он ответил просто: "Мама, он - человек!" Скажите, мой сын - успешный человек?
  Люблю ли я свою работу? Люблю.
  Люблю ли я предмет, который преподаю? Люблю.
  Знаю ли я математику 6 класса? Знаю. Хорошо знаю.
  Нравится ли мне математика, которую я преподаю сейчас? Не нравится.
  Почему? А с этого места поподробнее, пожалуйста. Я почти тридцать лет работаю в школе. Когда я начинала работать, программа была еще наша, старая. Старая - не значит плохая. Потом начались реформы в школе. Изменилось все: сам институт школы, программы, учебники, дети. Учителя, как я уже писала, остались прежние. Вот уже два года, как в Клайпедском университете закрыли факультет математики. В этом году только 3 человека из Клайпедского края поступили на математический факультет в Вильнюс. Не потому, что был конкурс и остальных не взяли, а потому, что желающих не было. На прошлой неделе мы проверяли городскую математическую олимпиаду. Перед проверкой у нас было методическое заседание. Нам сообщили то, о чем я кричу уже лет десять: в Литве с математикой КАТАСТРОФА! Слава Б-гу, это поняли уже все и в министерстве тоже. Представьте себе, друзья, что, проверяя работы, заметьте, лучших учеников города, мы были ошарашены результатами: это на самом деле катастрофа. Может быть, я не должна об этом писать, но не могу молчать.
  Сначала из математики убирают геометрию. Ее убирают как факт. До десятого класса ни одного доказательства теорем. Что такое "убрать геометрию" - убрать из математики логику. Они идут дальше, считая, что математика должна быть адаптирована и интегрирована в жизнь. Все задачи на уровне "посчитать". Одно время я выписывала из учебников и экзаменационных работ совершенно абсурдные задачи, которые вынуждены решать наши бедные дети. Приведу пример, чтобы вы поняли весь ужас происходящего.
  4 класс. "Бабушка съедает в день 100 г мяса. На сколько хватит бабушке 5 кг?"
  6 класс. Тетрадь. "Мама оставила Пятрасу наследство в размере 20 000 литов, а папа оставил наследство в 30 000 литов в другом банке. .." Дальше идут вопросы про проценты, которые получит бедный Пятрас. За одну задачу оставили ребенка сиротой! Следующая задача начиналась так: "Бабушка оставила Пятрасу наследство..." Дальше читать мы с мужем не смогли. Плакали навзрыд.
  6 класс. Найти объем камня "Пунтукас", если его длина ширина и высота равны..." Ребята задают законный вопрос, а где у камня длина ширина и высота? И тут же второй: а зачем измерять объем камня? И попробуйте ответить ребенку на эти вопросы.
  Экзамен в 10 классе. Мы, учителя, впервые на экзамене, вернее, после него, узнаем, что, оказывается, в Литве существует "Математика зонтов". То есть рисуется зонт, который состоит из нескольких парабол (графиков квадратичной функции) и надо что-то там вычислять: длину ножки, высоту шапки и так далее. Как это пригодится ребенку в жизни, мы пока не знаем.
  А как бездарно написаны учебники! Мне приходится поднимать массу литературы и весь Интернет, чтобы добыть задания для детей на урок. Теперь о самой программе. Она построена концентрическим способом: в 5 классе тема изучается только обзорно. Ни одной формулы. В шестом классе чуть-чуть расширенно, в седьмом добавляются нюансы, в восьмом еще немного и так далее. Приведу пример. В пятом классе дети изучают обыкновенные дроби и смешанные числа. Но только в шестом классе мне можно научить их превращать смешанное число в неправильную дробь и наоборот. Только в шестом классе я буду с ребятами отрабатывать сложение и вычитание обыкновенных дробей. Почему нельзя сразу? А как можно научить детей решать уравнения за три урока? А больше часов я не могу выделить - не успею пройти все! Когда я начинала работать - было 6 часов математики в неделю. Сейчас 4 часа. В 9 классе - 3 часа. И вы считаете, что детей можно научить? Послушайте! Милые, дорогие, беспокоящиеся о своих детях родители! Эта программа не готовит детей к сдаче экзаменов - заверяю вас и беру ответственность за свои слова, под которыми подписываются все небезразличные учителя математики, физики, химии, биологии, истории... А теперь давайте подсчитаем, сколько времени отводится на каждого ученика, если в классе сидит их двадцать пять? Чистого времени урока минут 35. Объяснение, в лучшем случае, минут двадцать. А вопросы? Или вы думаете, что дети просто так кушают материал? Сто вопросов, на которые нужно отвечать учителю. Сто!!! На каждого ребенка учитель за урок может потратить не более пол минуты. Ну как вам такая математика? Нравится? Кто хочет попробовать объяснить тему "Функция", пусть даже линейная, за двадцать минут? А потом спросить у детей, кто понял? Два ребенка поднимут руки, но пока дойдут до дома, забудут.
  Насчет того, что родители сидят со своими детьми и "вынуждены" делать работу учителя... Страшно! Страшные слова... А если вы знаете, как решать, неужели это для вас проблема - посидеть пол часа со своим ребенком и помочь ЕМУ? Почему это такой уж тяжелый труд для вас, дорогие мои! Мне трудно помочь ребенку, скажем, по биологии или химии. Ничего не помню. Сажусь к компьютеру, ищу сайты, показываю, договариваюсь с учителем, прошу объяснить - никто не отказал, поверьте! Очень легко оправдать свое нежелание сесть и сделать и очень просто обвинить учителя в том, что он не смог...
  А как вам эта фраза, случайно брошенная обиженной мамочкой: "Неужели она может научить моего ребенка только на "6"?" Могу поставить "10". Если нужно. Вопрос: куда, в какой документ идет оценка по математике за 6 класс? И второе: кто из учителей подписывал документ "Обязуюсь научить ученика ____ класса на "10"? Я готова подписать документ, скажем, такой: "Я обязуюсь сделать так, чтобы ребенок полюбил математику, с удовольствием шел на уроки, знал, что ему объяснят сто раз, если он скажет, что ему не совсем понятно, обязуюсь относиться бережно к его чувствам, ценить его достижения и тому подобное." Чувствуете разницу?
  Я не знаю, правильно ли я думаю, но чувствую, что правильно! Всеми фибрами души своей я это чувствую. Я однажды выбрала для себя этот путь в учительстве и я не сверну с него. Этот путь имеет очень точное название: Гуманная педагогика. Пуст вас не пугает это название. Оно - замечательное! Единственно правильное и подходящее для современных детей. Оно - человеколюбивое, уважающее в ребенке личность и дающее четкое представление о Божественном происхождении ребенка, его Души... Это мой путь, простите, если он кому-то не нравится...
  
  ГЛАВА 30. 12 марта 2014 г.
  КТО ТЫ, УЧИТЕЛЬ?
  
  Да, именно так. По другому же не получится. Этот вопрос я задаю себе много лет и не могу найти на него ответ. Конечно, я могу прочитать ответ в любой педагогической литературе, в любом справочнике и даже ребенок может ответить на этот вопрос. Ради эксперимента, подойдите к любому ребенку на улице, в школе, в детском саду и спросите его, кто такой учитель и вы услышите в 99%: учитель - человек, который учит. Посмотрите, что говорит энциклопедия: "Учитель - ныне одна из самых распространённых общественных профессий, возникшая вследствие необходимости воспитания и обучения следующих поколений для более успешного и быстрого их вхождения в общественную жизнь, так и роста общественных возможностей для содержания отдельных людей, выполняющих эти задачи..." Нравится? Мне - нет. Для меня ответ ребенка более приемлем, потому что более точен. Вопрос, чему мы, учителя, должны учить и кого? В определении ребенком профессии учителя дан и ответ. Вдумайтесь, вслушайтесь: УЧИТЕЛЬ - ЭТО ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ УЧИТ!
  1. Учитель - ЧЕЛОВЕК. Значит ничто человеческое ему не чуждо. Все присутствует: бушуют страсти, кипят эмоции, торжествует разум. Мы любим, огорчаемся, обижаемся, творим, ошибаемся! Да, да! Мы ошибаемся, слава Б-гу! Всевышний любит грешников так же как и праведников, но грешников, я думаю, Он любит больше, ибо грешник раскаивается, а когда он раскаивается, обращается к Б-гу. И Б-г, заметьте, всегда прощает! Нам только кажется, что он наказывает. Б-г учит, посылая нам те или иные испытания, как витамины роста Души. Теперь смотрите: Б-г учит и мы - учим. Значит ли это, что мы - коллеги? На мой взгляд, безусловно! Но слово "коллеги" звучит как то уж очень по-земному, вам не кажется? Точнее слово искать не нужно - оно найдено! Найдено учителем, по крайней мере я его услышала от Шалвы Александровича Амонашвили: мы, учителя - СОРАБОТНИКИ Всевышнего! Значит ли это, что учитель может быть просто урокодателем? Вслушайтесь, друзья: учитель - урокодатель Б-га... Да не дай Б-г! Если Он - творец, это значит мы, учителя, соработники Творца! Это значит, что мы тоже ТВОРЦЫ! Именно принятие того, что каждый из нас ТВОРЕЦ позволяет мне смотреть на мою профессию как-то по-особенному! И когда понимаешь, что у ребенка Божественное начало, осознаешь и свое предназначение в этом мире: мы помогаем раскрыться творческому потенциалу ребенка, помогаем высвободить это Божественное начало, чтобы ребенок осознал, для чего он пришел в этот мир. Скажите, какое отношение ко всему этому имеет отметка по математике, физике, химии, истории?.. Конечно, если мы произошли от обезьян, простите, то да, имеет. Для того, чтобы сбить кокос с дерева, нужно научиться отлично бросать палку. Здесь учитывается все: сила обезьяны, (физика), ее желание покушать (биология), вес палки (математика), земное притяжение, процесс пищеварения и многое другое. Это не мое! Я - соработник Творца!
  2. В слове соработник есть корень "раб". Меня это смущает. Может быть я раб? Помните, что в сказке "Волшебная лампа Алладина" говорит Джин: " Я - твой друг, но я раб лампы! Я раб лампы, но я твой друг!" На что Алладин ему отвечает: "Ты определись, ты РАБ или ты - ДРУГ?" Вот так и мы, учителя, дожны четко для себя осознать, кто мы - рабы или, все таки, друзья?
  Опять же каждый человек бывает от чего-то зависим: от зарплаты, от начальства, от обстоятельств, от социума, в котором мы все пребываем, от условностей, от государства... Но это все - внешняя зависимость. Есть еще вгутренняя зависимость - вот она-то и определяет, что мы делаем: служим Высшему началу или кидаем палку. Я хорошо помню один эпизод из учительской забастовки у нас в городе. Это было очень давно, с тех пор учителя бастовали еще раза три - четыре. Но тот эпизод я запомнила на всю свою жизнь. В государстве началась инфляция, и учителя, самая незащищенная категория жителей, должны были выживать на нищенское пособие, которое и зарплатой назвать язык не поднимался. Плюс еще полное отсутствие каких бы то ни было прав толкнули учительский профсоюз на забастовку. Мы собрались у мэрии, вокруг суетились журналисты, мы давали интервью, но все это было как-то не по-настоящему, как говорят дети: "не в заправду". Все очень чинно, размеренно, правильно, я бы даже сказала, красиво! Игра в войнушку с игрушечными солдатиками, пушечками и снарядами. "Пиф-паф" вроде бы звучит, но дыма нет. Хотя жертвы есть- учителя! Потом нас собрали в зале какой-то школы, все выходили и что-то говорили. Все выступления я бы определила как "Ай-яй-яй!". Ответы оппонентов ( тех, кто считал, что учителям больше чем они зарабатывают - не нужно) были тоже красивые :"Не-не-не!" Цирк, да и только: выходит учитель: "Ай-яй-яй!". Выходит оппонент: "Не-не-не!"... И так часа два. Уже хотелось только одного, чтобы все это поскорей как-то закончилось. И вдруг, с конца зала к трибуне твердой походкой направляется удивительной красоты женщина в ярко красном костюме. В нашей серой общей массе она была, пожалуй, единственной, одетой столь неподходящим образом для этого серьезного собрания. Она взошла на трибуну и зал замер в ожидании чего-то необычного, яркого, как сама эта женщина. Она говорила не много, но фраза, с которой она начала свое выступление, запомнилась и прочно осела в моей голове: "Раб учитель может воспитать только раба ученика!.." Я не помню, что она говорила дальше, в голове у меня звучала эта фраза, как молитва:
  "Раб учитель может воспитать только раба ученика!.."
  "Раб учитель может воспитать только раба ученика!.."
  Что сделать, чтобы не стать рабом? Только сейчас я поняла: стать СОРАБОТНИКОМ! Другого выхода нет. В скором времени мы с этой удивительной женщиной стали близкими подругами. Очень близкими. Это Козицына Ирина Вагизовна, которая прошла сложный учительский путь и которая сейчас здесь, работает со мной в одной школе, предана учительству, любящая всех детей как своих собственных, и тоже часто бывает не понятой. Трудно понять сложное, глубокое, настоящее. Не каждому дано! Понять человека - это серьезный труд души! Принять - это уже второй шаг. Простить - высшая категория! Она заставила меня посмотреть на учительство с другой стороны. Именно благодаря ей я поняла, что учитель должен быть борцом. Только без революционных лозунгов! Ирочка Алексеенко не любит этого слова. Она убеждена, что бороться ни с кем и ни с чем не нужно. Нужно просвещать! Ну скажите мне, как можно было просвещать Кощея Бессмертного, Бабу Ягу и все то зло, о котором нам рассказывали удивительные сказки всех народов мира? С ним, со злом, нужно было бороться! Поэтому, я и считаю, что учитель должен бороться со злом, с невежеством, с непониманием, с тем, что не дает проявиться Высшему началу в человеке, ребенке.
  3. Итак, перевожу детское определение учителя дальше: Учитель - соработник у Творца, призванный учить... Давайте рассуждать, чему должен учить учитель.
  "Мы все учились понемногу,
  Чему-нибудь и как-нибудь,
  Так воспитаньем, слава Богу,
  У нас немудрено блеснуть."
  Это великий Александр Сергеевич где-то в 1823-25 году написал. Я не литератор и трактую эту фразу следующим образом: учиться можно и так, и никак, но воспитание никто не отменяет! Воспитанным человек просто обязан быть! Не имеет права не быть! Тогда, может учитель должен воспитывать? И все же нет. Учитель должен учить! Учить жить! И при этом учиться выживать самому. А можно ли так? Можно. Почему выживать? Порой приходится выживать, так как мы учителя находимся сейчас в очень сложном положении. Уменьшается количество детей в школах. Школы просто исчезают с лица Земли, как будто их и не было. Этому есть объяснение: люди уезжают, ассимилируют, отдают русскоязычных детей в литовские школы. Школы закрываются, учителя остаются без работы, часов не хватает. Каждый год перед директорами встает страшный вопрос: кого? Кто из учительского коллектива не выйдет первого сентября на работу? Это очень болезненный процесс, мы все знаем. Как тут не стать рабом, скажите? И не каждый может выстоять, не сломаться. Здесь главное никого не осудить. Понять, что движет учителем, которого жизнь ставит порой на колени. Мой любимый Конфуций сказал: "Не тот велик, кто никогда не падал, а тот велик - кто падал и вставал!" А это уже наш, учительский промысел - помочь встать ребенку на ноги.
  Наши дети тоже учатся выживать, особенно те, у кого нет возможности нормально жить. Но учительская миссия в том и заключается: адаптировать детей к жизненным ситуациям через предметы, которые мы преподаем. А это уже воспитание! Воспитание через образование.
  И последнее. Отвечая на вопрос, кто же ты, учитель, не могу не вспомнить одну притчу об идеальном учителе.
  "Один человек захотел найти идеального учителя. Он побывал в разных школах, учился разным наукам, многое познал. Но ни один учитель не мог удовлетворить его. Тот был слишком тих, другой слишком резок, третий - требователен, четвертый ленив. И вот, повстречал этот человек ИДЕАЛЬНОГО УЧИТЕЛЯ. Пал он пред ним на колени и сказал: " Учитель, я исходил много земель, я пытался найти совершенного учителя. Ты - идеал. Возьми меня в ученики! " Учитель окинул просящего взглядом и ответил: "Не могу. " "Но почему? " - воскликнул тот. "Просто Я ищу ИДЕАЛЬНОГО ученика"...
  Прошу вас помнить, мои дорогие, что учитель - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ УЧИТ! Не ищите идеального учителя! Считайте идеальным каждого, кто учит вашего ребенка и кто знает, может быть он таковым станет! Подарите ему эту возможность - учить, поверьте в его добрый посыл, ГОВОРИТЕ с ним, учите его, идите на контакт и вы увидите чудо - он подарит вам вашего ребенка, когда вам будет казаться, что вы его теряете...
  
  ГЛАВА 31. 13 марта 2014 г.
  ПРОСТИТЬ МОЖНО ВСЕ?!
  
  Дорогие мои! Возможно ли это, жить, не обижаясь? Интересно, есть ли на свете хоть один человек, который живет в полной гармонии с собой, с окружающим его миром? Наверное, это то самое состояние, называемое чудесным словом "счастье"! Я обижаюсь. Не часто, но обижаюсь. Но мне не нравится это состояние обиды - я стараюсь гнать от себя это ужасное чувство обиды, которое разъедает человека изнутри, как ржавчина разъедает железо. Особенно страшно, если обижаемся мы, взрослые, на своих детей.
  Когда-то очень давно я прочитала притчу о Ходже Насреддине. Хочу поделиться ею со всеми, у кого способность обижаться постепенно превращаясь в фобию, неминуемо ведёт к заболеваниям, и, быть может, к смерти.
  "Что делать с обидой? - спросил ученик Ходжу Насреддина.
  - Обида бывает Малая, Средняя, Большая, а также Острая и Хроническая, - сказал мудрец.
  Каждая из этих обид есть болезнь, которая требует своего лечения.
  Малая Острая Обида похожа на укус слепня - её лучше всего не заметить...
  Средняя Острая Обида может заставить человека пошатнуться; она подобна рыси, прыгающей с дерева на спину оленя. К такой обиде следует развернуться лицом и победить её в открытой схватке оружием Мудрости и Самоотречения, усмиряя её подобно тому, как всадник укрощает норовистую лошадь.
  Большая Острая Обида подобна стреле, поражающей воина и на время повергающей его в беспамятство. Такому человеку нужны помощь и сострадание, а иногда и крепкие путы, как обезумевшему от боли медведю.
  Малая Хроническая Обида подобна постоянно гноящийся царапине, про которую человек может забывать, хотя она отравляет его подобно гнилой воде из болота. У этой Обиды важно найти её корень, после чего она превращается в Острую, а затем исчезает.
  Средняя Хроническая Обида подобна ядовитой змее, свившей себе гнездо в сердце человека и отравляющей своим ядом всю его душу. Однако человек, незаметно для себя, привязывается к этой змее, тем более, что она поддаётся дрессировке. Её нельзя изгнать, иначе как договорившись с ней, Обидой, по-хорошему и поселив на её место основательную Добродетель.
  И, наконец, Большая Хроническая Обида поглощает человека целиком, подобно тому, как удав заглатывает овцу и не спеша переваривает её. Единственный выход здесь - полное преображение, подобное превращению куколки в бабочку..."
  
  Прочитав эту притчу, я попыталась классифицировать свои накопившиеся обиды, что советую сделать всем, кто когда-либо прочтёт мою исповедь, потому, что поняла безапелляционно: без прощения тех, кто тебя когда-либо обидел, невозможно продвижение вперед.
  Дети обижаются всегда. Взрослые тоже обижаются, но в отличии от нас, взрослых, дети быстрее прощают свои обиды. А еще я поняла, что, поскольку МЫ ВСЕ РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА, то в каждом из нас сидит маленький обидчивый ребенок. Где он сидит, точно не знаю, но сидит прочно. И слава Б-гу, что он в нас есть. Итак, если мы не праведники, обида неминуемо подстережет нас на нашем жизненном пути и не единожды.
  Давайте нарисуем картинку и попытаемся понять, как работает механизм обиды. Ребенок, которого мама, сама того не желая, обижает, беря то и дело в руки ремень. Скорее всего, это не самый послушный ребёнок и доставляет родителям немало хлопот. А мама считает, что лучшего выхода и более продуктивного воспитания, чем взять в руки ремень и отлупить провинившееся чадо просто не существует. И, возможно, она права, но ребенок этого не понимает, потому, что в нем бушует страсть к познанию! Именно эта страсть заставляет его идти на поиски приключений, толкает на неблагоразумные, с нашей точки зрения, поступки...он вырастает и прощает своих родителей, но я вижу этих детей здесь и сейчас! Им сейчас плохо, потому, что папа или мама нанося удары физически, рвут на части Душу ребенка. И все же, Эту обиду я бы отнесла в разряд Малых хронических обид и теперь точно знаю, что корень этой обиды найден. Корень - родительское бессилие и незнание. Ведь если маму ее родители воспитывали подобным образом и она не обижалась, считая, что битьё - самый действенный метод воспитания детей, то как же можно требовать от неё другого способа? До сих пор я слышу фразу от родителей моих учеников: "А как же иначе? Меня били, и ничего! Вырос же я приличным человеком! И детей своих я бить буду! И они вырастут приличными людьми!" И столько, не меньше, восклицательных знаков. Нет безобразнее и обиднее наказания, чем битьё ребёнка. Я в этом твёрдо убеждена и буду отстаивать свою точку зрения перед родителями всего мира. Я понимаю, что мотив хороший и правильный: вырастить хорошего человека. И что есть правильный посыл, я тоже понимаю: когда он, мой ребёнок, захочет кого-то ударить, пусть вспомнит, как ему было больно и обидно, когда били его. Тогда, возможно, он передумает и не поднимет руку на кого бы то ни было... И бессилие родительское я тоже могу понять: когда не знаешь как правильно, делаешь, как знаешь... Но это не оправдывает те раны, которые остаются в детских душах, помнящих, как кто-то родной и очень близкий, тот, кто тебе дороже всех и по идее должен любить, бьёт тебя по лицу, оставляя кровоточащий рубец на сердце... Когда у нас был "Мужской разговор" со старшеклассниками, один мальчик спросил, а бьют ли папы, отвечающие на вопросы, своих детей. Тогда я задала встречный вопрос: а поднимите руку те, кого родители бьют? Шок... 90% мальчишек 15-16 лет подняли руки. Совершенно спокойно! Да, мол, нас бьют родители, и что? Вы, учителя, можете это изменить? Можем! Должны! А кто, если не мы? Избитое детство рано или поздно приносит свои плоды: дети, вырастая, берут в руки ремень. А, насмотревшись страшилок, наигравшись в убивалки, берут оружие...
  В детстве меня предавали подруги, но эти обиды сейчас я со всей ответственностью отношу к Малым Острым Обидам и скорее всего я давно о них забыла, что опять таки подтверждает притчу Мудреца.
  В молодости я, как и все мы, пожалуй, испытала боль от непонимания человека, которого, как мне тогда казалось, я любила. Это была, пожалуй, Большая Острая Обида, но, встретив своего мужа, я поняла, что такое настоящее чувство, что такое любовь, преданность, верность, понимание, дыхание в унисон, биение сердец в одном ритме и многие очень важные вещи, без которых написание этой книги не было бы возможным. Именно мой мудрый муж открыл мне великую тайну отношений между двумя любящими людьми: ДОВЕРИЕ и есть истинный смысл создание любого союза: будь то брачные узы, дружба, деловые отношения, отношения между взрослыми и детьми. Всё строится на доверии! Во время войны это определялось так: пойду ли я с этим человеком в разведку или нет? Именно там, в экстремальных для выживания, порой в нечеловеческих условиях, рождалась истина: доверяя, ты либо выживаешь, либо нет. Третьего было не дано. Так вот, именно с Женей я вот уже почти тридцать лет нахожусь в разведке и точно знаю, что там где проходит колючая проволока семейных будней - он приподнимет её, чтобы я не зацепилась и не поранилась. Минное поле пройдёт первым, и если, не дай Б-г, взорвётся выпущенный кем-либо снаряд, накроет собой нас всех, не задумываясь о том, выживет ли сам...
  Для начала я должна чётко осознать одну вещь: когда я обижаюсь, мне кажется, что я, как-то должна уничтожить уже свершённую несправедливость. Порой мне кажется, что чем сильнее я страдаю, пребывая в состоянии обиды, тем быстрее произойдёт нечто такое, что заставит людей, которые меня обидели, каким-то чудесным образом измениться, и откуда ни возьмись, возникнет награда за самопожертвование. Но ничего подобного не происходит: они не меняются, ожидаемая награда в качестве спокойствия души так и не приходит. Обижаясь, я как бы пытаюсь сопротивляться тому, что случилось и не может обернуться вспять. Это всё равно, что повернуть русло реки: течёт она себе, течёт, потом приходят люди, пригоняют технику и... Я где-то прочитала, что в Китае лучшими умами разработан грандиозный проект, по которому реки должны поменять направления своих русел. К этому их сподвигла засуха на севере и обилие воды на юге. Всё должно завершиться к 2014 году но есть одно "но": экологи не могут предсказать все последствия такого шага. Так и я, пытаюсь сопротивляться обиде, но не могу предсказать последствия такого внутреннего сопротивления. И всё чаще задаю себе вопрос, а есть ли смысл в таком отчаянном противостоянии обиде? Разве можно изменить прошлое? Если нет, значит и обида будет направлена в никуда, а, что ещё хуже, на меня саму, что уже сказывается на моём самочувствие, а значит рикошетом и на самочувствии всей моей семьи. Я уже, практически, пришла к выводу, что обида приводит к поражению и страданиям. Мне просто нужно на какой-то невидимый тумблер и выключить её. Не получается? Трудно найти это выключатель в потёмках израненной души. Я наткнулась на одну мудрость, не знаю кем сказанную. Попробуйте, может подействует и вспыхнет свет? "Никто мне ничем не обязан. Ни один человек на свете. Только я сам обеспечиваю собственное счастье и успех". Может быть это действительно так? Может быть, мы каким-то образом, перекладываем с себя ответственность за случившиеся на других людей? Наверное, нам так удобно...
  Как простить людям свои обиды? Не просто! Я бы даже сказала, сложно. Это очень серьезный труд Души. Как научиться жить, не обижаясь? Значит ли это, что надо стать равнодушным человеком? Трудно прощать! Это гораздо труднее, чем просить прощение, оказывается...
  
  Почему вообще возникла эта тема, расскажу. Не так давно мои восьмиклассники спросили меня, всех ли можно простить и всегда ли нужно прощать? И я рассказала им историю одной удивительной женщины, учительницы из Чечни, на глазах которой убили практически всю ее семью. Она чудом выжила. Мы ей задали этот же вопрос: все ли можно простить? И удивительная женщина рассказала нам, как она прошла путь от ненависти до прощения и я увидела, что от нее исходит свет. Может быть мне показалось, но она светилась! Четное слово! Именно всепрощение сделало ее сильной! Она каким-то образом сумела подняться над своей болью, отпустить на волю чувство ненависти и неприятия, нашла в себе силы жить, творить, спасать, любить... Это ли не подвиг? Я слушала ее и понимала: другого пути нет. Нужно научиться прощать. Детей нужно прощать всегда и сразу. И даже если капризный ребенок сидит в вас, уговорите его, упросите его не обижаться! Когда чувство обиды готово поселиться в моей душе, я говорю себе примерно следующее: Я ПРОЩАЮ ВАМ СВОЮ ОБИДУ. Я ПРОЩАЮ ВАМ НЕПОНИМАНИЕ И БЕСПЕЧНОСТЬ ВАШУ, С КОТОРОЙ ВЫ СДЕЛАЛИ ОШИБКУ И НЕ СМОГЛИ ВОВРЕМЯ ПРИЗНАТЬ ЕЁ... Я ПРОЩАЮ ВАМ ВАШЕ НЕВЕРИЕ В МЕНЯ, В МОЮ СИЛУ, В МОЮ ВЕРУ, БЛАГОДАРЯ КОТОРЫМ Я ДОЛЖНА ВЫСТОЯТЬ. Я ХОЧУ БЫТЬ СВОБОДНОЙ ОТ ЭТОГО ИЗНУРИТЕЛЬНОГО ЧУВСТВА ОБИДЫ... Я НE ЗНАЮ, СМОГУ ЛИ КОГДА-НИБУДЬ ДОВЕРЯТЬ ВАМ. ПОКА НЕ ЗНАЮ, НО Я ИСКРЕННЕ ПРОЩАЮ ВАС! ГОСПОДИ! СПАСИБО ТЕБЕ ЗА УРОК!
  Отпускает, поверьте, мои дорогие!..
  
  ГЛАВА 32. 14 марта 2014 г.
  ДЕТИ - НЕ ПОЛЕ БОЯ!
  
  Дорогие родители моего 6 класса! Я знаю, что вы читаете этот дневник, иначе откуда бы вам было известно, что я опубликовала ваше письмо директору школы. Я обращаюсь к вам и хочу вас попросить об одном одолжении. ПРЕКРАТИТЕ ВОЕВАТЬ! ДЕТИ - НЕ ПОЛЕ БОЯ! Я не буду бороться с кем бы то ни было и, конечно же, я уступаю вам, не скажу, что с огромным удовольствием. Я оставляю ваш класс. Успокойтесь, пожалуйста! Простите, что не была на вашем родительском собрании, не смогла. Не испугалась. Просто не смогла. Но у меня такое чувство, что я там была. Я отчетливо вижу, как класс поделился на две части, одни кричали "ай-яй-яй", другие отвечали "не-не-не". В своем решении оставить класс я руководствовалась одним принципом: не навредить детям, ибо ДЕТИ - НЕ ПОЛЕ БОЯ!
  Все вы, наверное, знаете притчу о царе СОЛОМОНЕ и двух женщинах. История стара, как мир. Вчитайтесь в каждое слово и, может быть, вам откроется истина...
  Две женщины в одной комнате спали в ложах со своими детьми. Одна женщина, ненароком, придавила своего ребёнка. Можете представить себе ужас проснувшейся матери, когда она увидела, что ее младенец мертв! Она принимает страшное по своей сути решение: своего мертвого младенца подложила другой женщине, а чужого ребенка взяла себе. Утром проснулась вторая женщина и увидела рядом с собой мертвого ребенка. Приглядевшись, она поняла, что этот ребенок не ее. В споре они пришли к царю Соломону и каждая с мольбой просила отдать ей младенца, утверждая, что это ее ребенок.
  И тогда великий и мудрый, пожалуй один из наимудрейших царей земли, Соломон сказал: "Разрубите ребенка пополам и отдайте одну часть одной, а другую - другой."
  Услышав это страшное решение одна женщина сказала: "Правильно, пусть не достанется никому!", а вторая со слезами молвила: "Не надо его смерти! Отдайте ребенка этой женщины, он ее сын". Царь был наимудрейший, и поэтому он изрек: "Отдайте ребенка второй женщине - она настоящая его мать".
  Я хочу, чтобы вы, дорогие мои родители 6 класса, знали, что обиды на вас не держу и понимаю, что вами движет: вы хотите, чтобы ваши дети знали математику на "10". Я вам желаю это и пусть не будет иначе. Они - неглупые ребята и, скорее всего, заслуживают эту десятку. Вы хотите, чтобы дети понимали материал 6 класса без репетиторов и без вашего особого труда - я вам желаю это тоже. Вы хотите, чтобы дети достойно закончили школу и пошли учиться в высшие учебные заведения - поверьте мне, все так и будет! Вы хотите, чтобы они стали успешными и порядочными людьми?.. Поймите, милые, если дети не согласны с вашим решением, у вас могут возникнуть проблемы. Но это только в том случае, если они не согласны. Если же они будут рады, что придет более достойный учитель, более знающий и умеющий объяснить материал так, что его поймет ВЕСЬ класс - я думаю, они и станут успешными в жизни. В моих словах нет и доли сарказма. Здесь нет выигравших и проигравших. Нет побежденных и победителей, но когда-нибудь вам придется понять, что дети - не марионетки! Ими нельзя манипулировать ни при каких обстоятельствах! ДЕТИ НЕ НАША СОБСТВЕННОСТЬ! ДЕТИ - ДУШИ, ДАННЫЕ НАМ НА ВОСПИТАНИЕ, причем во временное пользование. И тогда вам станет немного страшно, но вы сильные, вы справитесь и с этим страхом. Я никогда не забуду родительского собрания в одном пятом классе, куда были приглашены учителя, там работающие. До этого родители посещали уроки учителей, куда лично я всегда не только пускаю, но и приглашаю, так как считаю, что это замечательная практика. Родители не понаслышке посмотрят на работу учителя и на своего ребенка. Вы скажете, что учитель может подготовиться и покажет все самое лучшее. Радуйтесь! Пусть хоть один урок будет для ваших детей, праздником! Не верите - приходите еще и еще и вот тогда вы можете обвинить учителя в его грехах, либо поблагодарить за хорошо сделанную работу. Важно и то и другое. Так вот, на этом родительском собрании встала одна мамочка и сказала, что ей, в принципе, все понравилось, но не хватило жесткости учителей. "С детьми нужно общаться жестко, держать их в ежовых рукавицах, только тогда будет толк..." Ужас какой-то! Выносить своего ребенка, родить в муках, не спать ночами, пройти такой сложный путь, чтобы пришла какая-то чужая тетя с лицом дяди и взяла вашего ребенка в ежовые рукавицы! Вы хоть представляете себе, как они выглядят, эти чудные перчаточки? А вы бы хотели, чтобы когда вы пришли в какое-то очень приятное вам место, с хорошим настроением, а какая-то неизвестная вам женщина обняла бы вас своими руками, и в тело бы ваше впилась тысяча ежовых иголочек? На секунду задумайтесь, мамы и папы! О чем вы просите учителя! Подумайте и ужаснитесь этим мыслям, а потом устыдитесь им! Строгость нужна, ее никто не отменял. Но как можно одновременно любить детей и колоть их?
  И последнее. Я долго металась в своих поисках истины школы и один раз выбрав свой путь, успокоилась. Все стало ясно, как божий день - просто и у нас, взрослых, должны быть свои проводники. Я - горячий поклонник направления в педагогике, которая носит прекрасное название Гуманная. Но, видимо, понимаю ее как-то по-своему! Дело в том, что я в нее не играюсь! Я так живу, так думаю и так мыслю и по-другому уже не смогу. Поэтому мое время, видимо, еще не пришло.
  Милые мои, родные, все, кто этот месяц был со мной! Я читала ваши письма и комментарии и моя душа пела от счастья! Мы спорили, соглашались, но сейчас я попрошу Вас об одном одолжении. Прочтите то, что на мой взгляд самое важное в современной педагогике, сопоставьте и сделайте один раз для себя выбор: что вам ближе. Не говорите об этом выборе никому, разве что себе. ШЕПНИТЕ себе тихонечко! И все вам станет ясно. Три года назад собрались умные замечательные люди У Шалвы Алекандровича Амонашвили дома, в Грузии и придумали удивительную вещь: Манифест Гуманной Педагогики. Я лежала в больнице после операции, мне было, мягко скажем, не очень хорошо: я отходила от наркоза. Те кто был под наркозом знают, что такое первые пять часов после того, как все закончилось. Когда я открыла глаза, увидела Ирочку, Ирину Вячеславовну Алексеенко, которая держала в руках какие-то бумаги и читала. "Что это?" - спросила я Ирочку. "Манифест Гуманной педагогики. Выслали проект, сижу читаю."- сказала мне Ира. "Читай вслух!" - попросила я ее. "Ты уверена???" - теперь уже она спросила меня. "Читай!",- потребовала я. Ира начала читать, я, конечно же, не услышала ни одного слова, потому что заснула, но когда я отходила от наркоза и открывала глаза, я видела читающую вслух Ирочку. ПРОЧИТАЙТЕ, РОДИТЕЛИ ВЫ ИЛИ ДЕТИ, УЧИТЕЛЯ, ЗАВУЧИ, ПРОСТО СЛУЧАЙНО ЗАГЛЯНУВШИЕ на мою страничку!
  Авторитарная педагогика и гуманная педагогика: черты различий
  Авторитарная педагогика строит свои отношения с детьми - воспитанниками и учениками - на основе системы поощрений и наказаний, то есть, принуждений.
  Гуманная педагогика исходит из идей духовной общности, сотрудничества и сотворчества, устремлённых от сердца к сердцу.
  Авторитарная педагогика ориентирована на формирование знаний, умений и навыков и возносит процесс обучения.
  Гуманная педагогика направлена на облагораживание души, сердца и разума Ребёнка, а знания мыслятся как путь восхождения к цели.
  Авторитарная педагогика довольствуется учётом психологических особенностей детей.
  Гуманная педагогика вбирает Ребёнка полностью и таким, какой он есть.
  Авторитарная педагогика провозглашает постулат о подготовке подрастающего поколения к жизни.
  Гуманная педагогика воспитывает детей для жизни и с помощью самой жизни.
  Авторитарная педагогика приспосабливает Ребёнка к жизни.
  Гуманная педагогика воспитывает преобразователя жизни.
  Авторитарная педагогика монологична в своём общении с детьми.
  Гуманная педагогика ведет постоянный диалог с ними.
  Образовательные процессы авторитарной педагогики заформализованы и официальны, строго регламентированы, наполнены менторским тоном, призывающим воспитанников и учеников к долгу, обязанностям, внимательности, послушанию, ответственности, непререканию...
  Образовательные процессы гуманной педагогики следуют принципам сотрудничества, духовной общности, взаимопонимания, доверия, творящего терпения, свободного выбора, радости познания, любви.
  Авторитарная педагогика приемлет в качестве аксиом: зло наказывается, добро поощряется; лень порицается, усердие приветствуется...
  Гуманная педагогика строится на аксиомах: любовь воспитывается любовью; доброта воспитывается добротой; успех взращивается успехом; благородство воспитывается благородством...
  Авторитарная педагогика консервативна.
  Гуманная педагогика инновационна.
  Авторитарная педагогика вредит здоровью детей, провоцируя учителей, воспитателей, родителей на раздражение, грубость, угрозы, крики, ущемление достоинства, наказания...
  Гуманная педагогика профилактична и лечебна, ибо каждый Ребёнок находится в состоянии согласия, радости, духовной общности, любви, уважения.
  Я вас всех очень люблю! Счастья вам, мои дорогие!
  
  КНИГА 2
  СИМФОНИЯ УЧИТЕЛЬСКОГО СЕРДЦА
  
  ГЛАВА 1 15.03.2014
  ПОЛЕТ В ДЕТСТВО
  
  "Быть высоконравственным и значит быть свободным душой. Постоянно гневающийся на кого-нибудь, беспрестанно боящийся чего-нибудь и всецело предающийся страстям не могут быть свободными душой. Кто не может сосредоточиться в себе или увлекается чем-нибудь, тот видя не увидит, слыша не услышит, вкушая не различит вкуса." Конфуций. Перевернута еще одна страничка моей жизни - я больше не работаю в школе. Странное ощущение - в школе не работаю, а учитель! Нет, пожалуй так: учитель, а в школе не работаю. Слово, оказывается, может иметь великую силу! Мое слово, сказанное вслух, оставило меня без моей любимой работы. Сейчас есть время для раздумья, но поверьте, я ни о чем не жалею и никого не осуждаю. Да, я сама подала заявление об уходе и оно было подписано директором школы. Я так думаю, что без особой радости ибо было много хорошего в нашей совместной деятельности. Что я чувствую, после того, как подала заявление об уходе - опустошение. Что может чувствовать учитель, почти тридцать лет проработавший в школе? Да, я - не совсем удобоваримый учитель и у меня всегда, рано или поздно возникают подобные проблемы с родителями и с администрацией школы. Если честно, я устала. Устала бороться с собой, с обществом, с родителями. Я не хочу быть борцом, быть творцом куда проще и интереснее. Это не значит, что педагогики в моей жизни больше не будет. Бывших учителей не бывает и мне кажется, что я найду применения своим знаниям... Когда-то с Ирой Алексеенко мы придумали и провели мастер-класс, который назвали "Полет в детство". Удивительная вещь происходит с людьми, которые вернувшись в детство, пусть на очень короткое время, к истокам, откуда мы все родом, переосмысливали что-то в своем настоящем. Это было столь прекрасное преображение, что мне захотелось поведать вам об этом чуде. Когда мне трудно, а мне сейчас очень непросто, я всегда возвращаюсь в свое детство. Понимаю, что не каждому человеку хочется вернуться туда, ибо не у всех детство было столь прекрасно, как, скажем, у меня. В чем я уверена абсолютно, так это в том, что у каждого из вас, мои дорогие, был хотя бы один момент счастья в вашем детстве! Мы на самом деле будем летать, хотите верьте, хотите нет. Старайтесь запомнить свое состояние, когда будете там, в своем детстве. Текст писали мы с Ирой Алексеенко и мне очень хочется подарить вам от нас двоих этот удивительные восторг безвременья и счастье от соприкосновения с вечностью...
  
  Дорогие мои пассажиры! Вы находитесь на борту самого надежного в мире самолёта, который следует по маршруту: "Назад в детство". Команда приветствуют вас и желает удачного полёта. Здесь, по идее, должна быть музыка. Пристегните ремни безопасности. Почувствуйте свою безопасность и расслабьтесь. Что такое ремни безопасности в нашем с вами полете - это те знания, и тот положительный опыт, которыми снабдили нас великие педагоги, такие как Сухомлинский, Корчак, Макаренко, Амонашвили... Это и любимый мой Конфуций, цитаты которого можно сделать настольной энциклопедией жизни на каждый день, это и Любавичский Ребе, который дает мне силы и мудрости выстоять в нелегкой борьбе с трудностями и превратностями судьбы. Дорогие мои, если у вас хватит силы освоить еще одну мою онлайн-книгу, я поделюсь с вами самым ценным, что у меня осталось - моей любовью к жизни во всех ее проявлениях, моей любовью к детям, к людям, даже к трудностям и болезням. Если же нет - тоже правильно: каждый может выбрать что ему читать и зачем. Посмотрите, пожалуйста, направо в иллюминаторы: мы пролетаем над городом, в котором ВЫ родились... Счастливые лица родственников, встречающие ваших родителей из роддома... Цветы и поздравления... Маленький свёрток на руках у мамы или папы - это вы! Всё, что вам сейчас нужно - тепло маминых рук и любовь ваших близких. Вы закрываете глаза и засыпаете. Вам хорошо и спокойно... Вас любят, от вас ничего не требуют, вам благодарны за то, что вы есть! Вы и не заметили, как быстро пробежало детство. Детский садик остался где-то там, в прошлом. Мама берёт вас за руку и ведёт вас в первый класс. Дорогие мои, к чему вы бы больше всего хотели вернуться в вашем детстве? Что делало ваше детство счастливым? То, из чего вы черпаете свои силы сейчас, в чем заключен наш успех и уверенность в себе, что даёт вам силу побеждать, верить, надеяться, любить?.. Вспомните своего учителя. Самого любимого. Улыбнитесь, как буд-то бы сейчас вы встретились с ним. Вспомните улыбку, с которой он встречал вас. Вам становилось тепло и радостно. Вы тянулись к нему всем сердцем и всей душой, словно деревце тянется к солнцу. Этот учитель и был для вас Солнцем. Под его лучами расцветало всё то лучшее, что хранилось в вашей детской душе. Вы доверяли ему, вы верили ему, потому, что он верил в Вас. Давайте поприветствуем Солнце, давайте потянемся к нему, напитаемся его теплом, его информацией. А давайте вспомним нелюбимого вами учителя из вашей школьной жизни. Что вы чувствовали, когда он входил в класс? Сердце начинало учащённо биться, вам становилось порой даже страшно. Он входил в класс, внимательно смотрел на каждого, выбирая жертву. Его ледяной голос морозил вашу душу, а когда он выходил из себя, это было подобно вьюге. Вам казалось, что подул зимний ледяной ветер, деревья качались, почти прижимаясь к земле, темень опускалась на землю. Вам было холодно и страшно. Мысли путаются, вы хотите бежать далеко-далеко, в тёплую страну, где светит солнце. Звенит спасительный школьный звонок. Свобода... На следующем уроке вас ждёт Солнце и вы согреетесь. И для ваших детей ничего не изменилось: в школе их ждет либо зимняя вьюга, либо солнце. Мы, учителя, морозим или обогреваем детские души. В чём наша учительская миссия? Кто мы? Координаторы, тьютеры, менеджеры? Нет. Мы - проводники. Проводники детей в мир взрослых. Мы - творцы. Мы художники. Мы - композиторы, если хотите....
  
  Да, да, именно композиторы, создавшие прекрасную музыку. Музыку для детской души. Я говорю не только о маленьких детях. Взрослым старшеклассникам еще важнее услышать эту музыку, так как у них уже совершенно другое восприятие действительности. Они уже взрослые и могут сами принимать решения по поводу того светит солнце или бушует вьюга. Они могут быть не сдержанными, порой даже грубыми, могут по-началу не принимать вашего тепла и участия, но природа берет свое... Солнце греет и оживает природа: деревья и кусты зеленеют и никогда не бывает иначе! Разве что дерево засохло. Тогда уже ничем не поможешь, так и детские души - отогреть можно любую, пока она жива!
  
  Мою замерзшую душу отогрело письмо моей девочки, моей ученицы. По удивительному стечению обстоятельств мы встретились в роддоме - она рожала своего первенца, а я - своего последнего сына. Наши дети сейчас учатся в одном классе - так бывает, оказывается! Она опубликовала свое письмо в комментарии к той самой главе, в которой было то самое другое письмо. Это письмо тоже родом из детства. "Майя Леонидовна! В свою очередь хочу и я поделиться своим откровением. Да только не как родитель ученика 7 класса, а как ваша ученица далёкого 5 'Г'. В то время, приехала я из солнечной Грузии и адаптация к Прибалтике была не простой, если не сказать больше, очень сложной. Насколько я помню, ваша преподавательская деятельность тогда только начиналась. Вы были ещё практически студенткой, полной идей, энергии и главное желания нести просветительский свет (что и делаете до сих пор). Если мне не изменяет память, 5 'Г' - ваш первый опыт классного руководства, хотя сейчас я бы назвала это 'курсом молодого бойца' без всякого преувеличения. Класс оказался очень сложным, но к сожалению, в то время мы этого не осознавали. Понимание пришло позже, да мы не об этом. Сейчас я не буду писать о тех силах и времени, которые вы на нас тратили, о душе, которую вкладывали, о доброте, об искренности... Класс был поистине неуправляем. Зачастую срывались уроки, учителя не имели никакой возможности настроить учеников на предмет. В такие периоды 'нашей активной деятельности' урок математики не стал исключением, однако разговоры о добром, о вечном успокаивали даже самые бунтующие сердечки. Вы не разрывались на части от крика, и не мчались за директором. Вам удавалось объяснить нам что-то более важное, чем алгебраические действия. Быть может даже то, что по разным причинам, не могут объяснить родители. А если совсем быть откровенной и близкой к теме, расскажу следующее: Девочкой я была чинно воспитанной, кто-то мог бы сказать смурной, но достаточно амбициозной. Была бы круглой отличницей, если бы не единственная 4 по математике. Если скажу, что примирялась с этим, совру. Тогда мне почему-то казалось, что это несправедливая оценка моих знаний. Однако, продлилось это недолго, здравый смысл преобладал. Чему я несказанно рада. Чопорность отличников зачастую приобретает скверные формы. В дальнейшем моя 4 преобразовалась в твёрдую 8. Когда мы узнали, что вы уходите из нашей школы, в классе началась серьёзная паника. Мы страшно боялись, что нас отдадут на 'растерзание' самому свирепому учителю в школе, а уже 10 класс. Так всё оно и вышло. До сих пор помню ожидание урока и наше нервное шуршащее топтание возле закрытых дверей. Короткое, наводящее ужас, знакомство и ... проверка знаний, которую по крайней мере я, блестяще прошла. За что вам Майя Леонидовна, от всей души спасибо!!! Родители математикой со мной не занимались и репетиторов не нанимали. Знание основ вы вложили в нас достаточное, а если кто-то не успевал по каким-либо другим предметам , так это от своих личных индивидуальных характеристик. Остаётся только догадываться, чем руководствовались родители, написавшие эту петицию... Ещё хотелось бы добавить, что даже тот свирепый, наводящий ужас, учитель оказалась вполне себе Человеком. А математику на отлично я всё-таки вряд ли знала Да и математиков в семье хватает без меня..."
  
  Итак, наш полет в детство благополучно заканчивается. Мы приземляемся в аэропорту большого города под названием "ЖИЗНЬ". Этот город огромен и жить в нем сложно. Главное - иметь карту. По карте легче ориентироваться, поверьте. У каждого она своя и все правильные. Удачного нам путешествия, мои дорогие!..
  
  
  ГЛАВА 2
  
  УЧИТЕЛЬ, МИЛЫЙ, ВЗЯВШИ В РУКИ РУЧКУ....
  16.03.2014
  
  Кто из вас любит читать журналы? А кто из вас, мои дорогие, читал электронный школьный журнал? Может быть вы думаете, что я ошиблась? Нет! Это не ошибка! Я люблю читать электронный школьный журнал. Люблю читать и как учитель, и как мама своего младшего сына Дани. Для тех, кто никогда не сталкивался с электронным журналом, объясню: два года назад у нас из школ изъяли бумажные журналы и ввели электронные. Сказать, что мы, учителя, испугались - не сказать ничего! И дело совсем не в том, что мы не знакомы с техническими средствами - перед вами один из первых учителей города, освоивший компьютер еще в самом начале далеких девяностых. Скажу честно, я обожаю компьютер! Это - мой друг, мой помощник, моя поддержка (сейчас, например). И когда компьютер, по каким-либо причинам, выходит из строя - начинается паника. Поэтому у нас в доме их четыре штуки! Хоть один обязательно работает. А начинала я в далеком девяностом, когда компьютеры были роскошью, а мобильных телефонов не было вообще! Сейчас даже страшно себе представить, как мы жили, да и жили ли вообще? Первый в моей жизни Господин Компьютер появился у моего папы в пароходстве. Поставили прямо в его кабинете и пригласили капитанов дальнего плавания на курсы обучения компьютерного мастерства. Папа потихоньку посадил меня позади всех и сказал: "Сиди тихо! Осваивай!" Сначала был ужас, потом пришло понимание и почти сразу же возникла любовь. Через месяц капитаны окончили курсы и ушли в моря бороздить просторы Вселенной. Я же, бросая семью на произвол, ехала через весь город к этой умной машине. Интернета, кстати, тогда еще не было! Передо мной открылись небывалые возможности для учительства: я печатала дидактику, делала чертежи, изгалялась как могла и достигла очень даже приличного уровня как пользователь. Когда все классные стенды я оформила в компьютерном варианте, на экскурсию в мой кабинет приходила вся школа! Копировальных аппаратов тогда еще тоже не было, но у папы на работе был еще один мой друг - Мистер Факс! Я и ему тоже не давала покоя, и пусть мои ученики получали задания на факсовой бумаге, зато я перестала писать задания для контрольных и самостоятельных работ на доске! А это сохраняло драгоценное время урока и позволяло ребятам больше времени тратить на выполнение заданий. И что, как вы думаете, оставалось делать моему мужу, видя такую мою неуемную страсть к этой замечательной машине? На свой очередной день рождения я получила в подарок от него в свое личное пользование это чудо тогдашней техники. Я была счастлива, равно как и мои мальчишки! Шли годы, менялись компьютерные поколения, мои сыновья очень скоро обошли меня в этих компьютерных премудростях и уже не они меня, а я их спрашивала, куда нажать, чтобы все вернулось. Я прекрасно помню момент, когда в школе оборудовали компьютерный класс и я стала устраивать праздники себе и своим ученикам, готовя уроки так, чтобы их можно было проводить в компьютерном классе. Если бы вы видели, как счастливы были ребята! Мы учились вместе: я их, они меня и получали несказанную радость от совместных открытий... Время шло и компьютеры стали появляться в каждом доме. И вот тут я поняла, как умная машина может стать врагом детства. Я твердо убеждена, что игры - бич нашего времени! Как страшно видеть глаза компьютерных детей на уроке. Сидит ребенок, взрослый уже, но для меня все равно ребенок, в классе - он есть, но его нет! Какая страшная это страшная штука - зависимость, поняла я тогда! Родители стали бить тревогу: дети пропадают в интернет-кафе, сидят до трех-четырех часов утра, устраивают истерики, если их начинают отгонять. У нас в семье такой проблемы не было - слишком заняты были наши близнецы! Да, им тоже хотелось играть и много! Но были занятия спортом и мы много времени уделяли семейному досугу: выезжали на природу, ездили на рыбалку, купили дачу, плюс у нас есть Балтийское море! Вы знаете, что нужно сделать, чтобы бросить курить? У меня есть 100% рецепт! Я дарю вам его совершенно безвозмездно! НЕ НУЖНО НАЧИНАТЬ! То же самое я могу порекомендовать родителям, дети которых компьютерозависимые. Милые родители, поймите, что отобрать у ребенка игрушку гораздо сложнее, чем в самом начале установить правила игры. Дети четко должны знать, на мой взгляд, что есть время играть, а есть время жить, и времени, чтобы жить должно быть во много раз больше. А что значит для ребенка -жить? Жить - это познавать мир. Сидя дома и имея соблазн жизнь можно познать лишь виртуальную, ничего общего не имеющую с настоящей. Займите ребенка ни чем попало, а чем-нибудь! Чувствуете разницу? Чем попало - это когда ребенку дают что попало, лишь бы отстал! А "что-нибудь" - это то, что хоть как-то оторвет его от "чем попало"... Ребенок обязательно должен быть занят и это наш, родительский труд. Вот моя двухлетняя внучка Сонька сегодня занималась чем попало, потому что ее бабушка пребывала в скорби по утраченной работе... Дедушка поддерживал бабушку. Соньке дали iPod, благо она в свои два года его изучила полностью, и сказали: прости, девочка, сегодня так! Соня простила и с удовольствием сначала тыркала пальцем в виртуальное Лего, потом смотрела "Мася и бидедь", пока ее не забрала мама. (Наташенька! Солнышко мое! Если ты читаешь эту главу знай - так у нас общение практически никогда не происходит! Прости, девочка!) Я вернусь к электронному журналу. Как только нам установили эту программу - началось светопреставление для всех членов школьного сообщества! Раньше были дневники и потребовать у ребенка дневник, чтобы записать туда какую-нибудь гадость, было сложно. У учеников всегда было несколько вариантов (вспоминаем себя): забыл, потерял, не дам, ну не дам и все тут! При наличии электронного журнала дневник стал не нужен как факт: нажал учитель кнопочку и пожалуйста - родители осведомлены, "чем это ты тут занимался, паразит!" И мы, учителя, как ненормальные, сорвались за все годы выпрашивания дневника у детей. Приведу примеры прямо из "электронки". "Если ваш сын не может вести себя нормально - учите его сами!" "Не выполнил домашнее задание!" "Весь урок безобразно себя вел!" "Жду вас завтра на беседу по поводу драки!" И многое-многое другое. Я, которая и в дневник-то никогда не писала (жалко было терять время урока), не стала исключением этого учительского безумия. Вся эта желчь, непонятно откуда взявшаяся, стала выливаться на головы не так уж и неповинных детей и их родителей, пока... Пока я не заглянула в журнал к своему сыну... На меня сначала напала икота, потом я побежала за Даней, чтобы убить его, потом за Женей, чтобы он убил Даню, потом случилась кома... В пятом классе Данька был не очень прилежным мальчиком и я об этом знала. Но я даже предположить не могла, что он был таким монстром, каким описывали его учителя, работающие со мной в одной школе... Самое страшное, что это делала и я тоже! На следующий день ко мне пришла вызванная мной мама такого же вундеркинда, как мой Даня. Я вышла в коридор и увидела глаза мальчишки... Я зарыдала в голос и кинулась обнимать испуганную мамочку с криком "Простите меня!" Мама стала рыдать вместе со мной, поскольку ее в этот день пригласил десяток учителей. Мы вместе с ней обняли мальца и так и стояли обнявшись: они, не понимая, что происходит, а я - понимая. Смотрите, все очень просто: учитель пишет родителям грозное письмо о том, что их сын бестолочь и бяка! Родители берут в руки ремень и начинают воспитывать свое чадо так, как они считают нужным. Угадайте с одного раза, кого возненавидит ребенок? Родителей? Да ни за что! Нас, умных, творческих, мудрых учителей. Не совсем обязательно это ремень. Иногда резкое слово, чувство отчаяния, стыда за ребёнка, и просто молчаливая изоляция, как показатель родительского гнева, страха, неверия в своего ребёнка, могут ранить не меньше. Вся трагедия состоит в том, что вбивается клин между родителями и ребёнком. И вот уже мы все вместе дружно теряем детей! Великий педагог Василий Александрович Сухомлинский писал: 'Как можно меньше вызовов в школу родителей для моральных нотаций детям,......- и как можно больше такого духовного общения детей с родителями, которые приносят радость матерям и отцам. Все, что у ребенка в голове, в душе, в тетради, дневнике, - все это мы должны рассматривать с точки зрения взаимоотношений детей и родителей и совершенно недопустимо, чтобы ребенок приносил матери и отцу одни огорчения - это уродливое воспитание..." Круг замкнулся! Поэтому, милые мои коллеги, прежде, чем вы решитесь на то, чтобы написать грозную петицию родителям, помните о трех правилах:
1. Все письма лучше начинать со слов "Уважаемые" и "Дорогие".
2. Очень осторожно изложить суть проблемы, но ни в коем случае не начинайте со слов "ваш ребенок"! Помните закон, который мы с Ирой однажды вывели для себя: "У НАС ВАШИ ДЕТИ И У ВАС ВАШИ ДЕТИ, А У НАС ВМЕСТЕ НАШИ ДЕТИ!"
3. Никогда не заканчивайте послание словами "прошу принять меры"! Мы даже предположить не можем, какие меры воздействия есть в арсенале родительского воспитания! И последнее в этой длинной главе. Опять же при подготовке к городской конференции, у Ириши возникла идея написать стихотворение. На мой взгляд, вышел ШЕДЕВР! ( простите мне мою нескромность, я обожаю наше совместное творчество). Если вы со мной согласитесь - мы обе будем счастливы! Если нет - не берите в голову: прочитайте и забудьте!
  
  
Учитель, милый, взявши в руки ручку -
Постой, задумайся, помысли только миг:
За то, что ты напишешь - нет, не взбучку, -
Удар страшнее примет ученик.
  
Стрелою гнева, ярости, бессилья,
Пронзит его родительская злость.
Своё ты в этом чувствуешь всесилье -
В семью раздора бросив метко кость?
  
Чего ты добивался, признаваясь
В учительском невежестве своём?
Что ученик придёт к тебе, покаясь?
Что лучше и светлее станет дом?
  
Ведь гнев рождает только жажду мести!
Призвание Учителя - служить
По зову Сердца, Совести и Чести,
Чтобы Ребёнку захотелось жить!
  
Учитель, милый, взявши ручку в руки -
Постой, задумайся, помысли только миг:
Оправданы твои все будут муки,
Коль Человеком станет ученик!..
  
  
  ГЛАВА 3
  
  ТОЛЬКО ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ!!!
  17.03.2014
  
  'К мудрости ведут три пути: путь деяния - он самый долгий и горький; путь подражания - он самый легкий; и путь размышления - он самый благородный'. Конфуций. Сколько работаю в школе, я ищу ответы на вопросы, как справляться с трудными ситуациями, то и дело возникающими в учительской практике. В этой главе поделюсь своим опытом разрешения конфликтов между учителем и ребенком. Да, не удивляйтесь, такие конфликты в школах случаются каждый день. Не потому, что этого так хотят учителя или дети. Никто не хочет, но у всех случаются и я не стала исключением. У этой медали всегда две стороны: во-первых, как не спровоцировать тот или иной конфликт, во-вторых, если уж он возник, как справиться с ситуацией без ущерба для всех участников. Скажу честно, об этом тоже принято молчать! Учителя обычно скрывают сам факт существования конфликтов: авось обойдется! Или просят вмешаться администрацию школы. Или всей общественностью пытаются повлиять на ребенка, чтобы он обязательно осознал, что именно он виновник и требуют искреннего раскаяния и публичного извинения. Итак, история первая.
  Это было давно, давно, в далекие-предалекие восьмидесятые, когда секса, в принципе, в стране еще не было, но средства защиты от не запланированных беременностей уже были в свободной продаже в аптеках. Мама моя как раз таки была фармацевтом и рассказывала, что мужчины, пришедшие за этими самыми средствами, стоящие в очередях (в аптеках в те далекие времена были длинные очереди) всегда заметно нервничали и когда подходили к окошку, наклоняясь, говорили шепотом так тихо, чтобы слышал только фармацевт: "Дайте пожалуйста..." Даже слово не произносили громко! Вы не находите, что это было замечательно, друзья? В этом тихом шепоте была целомудренность и скромность всего общества: не принято было выставлять на показ то, что было сокрыто от глаз посторонних людей. Мне очень не хватает сейчас этой чистоты и скрытости: все на показ! Вы спросите, какое отношение эта тема имеет к школе - самое непосредственное! Как часто нам, учителям, приходится видеть целующихся и обнимающихся подростков в школьных коридорах! Их можно понять - им на весь мир хочется кричать : посмотрите, мы любим друг друга! У нас отношения! Завидуйте нам! У вас еще нет, а у нас уже есть! Даже учителя испытывают некую неловкость, когда видят в коридорах школы эти "сладкие парочки". Переборов ложную неловкость, я ВСЕГДА подхожу к этим парочкам и "читаю" маленькую лекцию о том, что нельзя выставлять на всеобщее созерцание происходящее между двумя любящими людьми! Даже не потому, что это не принято и уж не потому, что это не красиво! Просто то чудо, тот восторг который возникает между двумя любящими друг друга людьми нужно очень тщательно оберегать от каких бы то ни было посторонних глаз. Этим можно делиться только с близкими людьми и уж никак не со всей школой где, к тому же, много маленьких детей! Как-то так... Если говорить с ребятами на их языке, тихо, не осуждая, они слышат, поверьте! Но если подойти и накричать: "Как вам не стыдно! Это школа а не публичный дом! Прекратите безобразие!..", вы обязательно наткнетесь на непонимание и, что еще хуже, агрессию. Эти двое будут, как им покажется, защищать свои чувства от Вас, от всего мира!
  Но, возвращаюсь в восьмидесятые. Говорить об этом было не принято в обществе, а уж про школы я вообще молчу. Представьте себе, сидит на уроке математики (не у меня) у очень грамотного и сильного учителя юноша пятнадцати лет. Он так же далек от математики, как я от балета. Он занят думами и о своем, о важном и ему наплевать, что учитель заслуженный и умный. В нем именно сейчас бушуют страсти-мордасти. Учитель в это время чертит чертеж и пытается доказать теорему, скажем, Пифагора. Я потому так подробно описываю ситуацию чтобы вы нарисовали картинку, это важно! Итак, дети слушают и пишут, учитель с серьезным лицом объясняет серьезную тему и после объяснения спрашивает: "У кого есть вопросы, ДЕТИ?" Для нас, учителей, даже старшеклассники дети, что не совсем правильно. Этот мечтающий юнец скромно поднимает руку. Далее звучит грозное : "И что тут может быть не понятно, Сидоров?" И бедный Сидоров, которому на самом деле не понятно все, задает вопрос как раз по теме: " Мариванна, а вы пользуетесь презервативами?" Дальше события развивались так: Мариванна окаменела на какую-то долю секунды и школу оглушил ее вопль: "Сидоров! Скотина! Вон из класса и чтобы без родителей..." Дальше она выскакивает из класса и бежит куда? Правильно, к директору. Директор собирает экстренное заседание завучей и на следующий день нас собрали на педсовет, куда пригласили Сидорова и его несчастную маму. Сидоров вообще не понимал, куда и зачем он попал, мама сидела потухшая и боялась поднять глаза на правильную учительскую братию, которая никогда в жизни ничем подобным не пользовалась. Я была молода, к тому же работала пионервожатой и, хотя мне было очень смешно, я должна была сохранять лицо. Мариванна три раза рассказала в подробностях, смакуя каждую деталь, как оно все происходило и тут началось! Завуч школы потребовала искреннего раскаяния Сидорова и извинения за оскорбление заслуженного учителя прилюдно, прямо на педсовете. Сидоров опустил глаза в пол и произнес фразу, от которой весь педсовет просто остолбенел... "Простите меня, Мариванна! Если бы я знал, что вы не пользуетесь, я в жизни бы не спросил, пользуетесь ли вы презервативами... Больше никогда! Мамой клянусь!.." Эта история правдива, в ней нет ни капли вымысла. Когда я пришла домой и рассказала ее своему мужу, он сказал, что более ужасного разрешения конфликта быть не может. На мой вопрос, а как бы он разрешил такую ситуацию, Женя сказал: "С юмором! Как в анекдоте. На следующий день принес бы парочку в класс и дал бы их Сидорову со словами: на Сидоров! Один на голову надень, чтобы все видели, какой ты дурак, а второй отнеси папе, чтобы таких дураков больше не делал..." Все это не так весело, безусловно, но истина где-то рядом! Порой для того, чтобы решить вопрос с юмором, легко, мы, учителя, включаем серьезность и бьем наотмашь. Нельзя ко всему подходить серьезно! Так же как и нельзя ко всему подходить с юмором...
  
  История вторая. Наше время, лет пять назад. К нам в школу в восьмой класс пришел парень из другой школы с формулировкой "Там все плохо!" Как только ребенок утверждает, что в школе, где он учился плохо все, это наводит меня на размышления, что и он не прост. Так оно и вышло. Я преподавала математику в этом классе и парень сразу решил показать, кто тут главный. Он не сидел, не слышал да и не слушал, тетрадь не приносил, учебник сразу же потерял, что такое домашняя работа не знал и в помине... Я же как в песне: "Я к нему и так и этак, со словами и без слов..." Уговаривала, просила и, наконец, где-то через месяц безуспешных попыток вышла из себя. Наорала... Громко-громко! Да, все мы срываемся, чего греха таить!
  Но есть два золотых правила, табу:
  Первое золотое правило, если учитель срывается: никогда НЕ ОСКОРБЛЯТЬ ребенка, как бы он был не прав.
  Второе золотое правило: НИКОГДА НЕ ЗАТРАГИВАТЬ ТЕМУ РОДИТЕЛЕЙ, ибо это вызывает такую сильную агрессию у ребенка, какую не вызывают даже оскорбления.
  
  Я кричала, что это безобразие, что нельзя так относится к моему предмету и что-то тому подобное. Потом я достала из стола лист бумаги и ручку, подошла и грозно положила все это богатство перед ним со словами: "Начинай, наконец, работать!" И вот тут я услышала то, что в последнее время часто стали слышать учителя в школах. "Пошла ты...." Дальше был указан очень конкретный путь, куда я должна пойти. Это было сказано громко при всем классе. Это был вызов мне, как учителю. Первое, что мне захотелось сделать - бежать из класса. Куда угодно, но бежать! К директору! Крови его хочу! Ненавижу! Как он мог! Я женщина и я в возрасте! Стоп... Остановись. Посмотри на детей - они ждут твоего решения. И от того, что ты решишь, будет зависеть очень многое в твоей работе с этим классом. Что делать здесь и сейчас? Мысли начинают судорожно вертеться и вот тут я включаю свою память. Только не скандаль, Майечка! Больше ни слова. Успокойся и иди! Иди, что ты стоишь как столб! Иди к столу! Я, как в замедленном кино, под прицелом целого класса глаз, подошла к столу, развернулась и совершенно спокойно сказала: "Ты оскорбил во мне не учителя. Ты сейчас обидел женщину. Мне больно, не скрою. Я очень тебя прошу выйти из класса, потому, что в твоем присутствии я не смогу продолжать вести урок. И если в тебе осталась хоть капля разума, ты выполнишь мою просьбу..." Видимо, что-то такое было в моих словах, что мальчишка молча взял портфель и со словами "да пожалуйста!" вышел из класса. Что делать? Куда бежать? Нужно что-то сказать ребятам... Только не сорвись! Они сидят и смотрят на тебя и ждут твоего слова... Скажите, милые мои, как отделить воспитание от обучения? Неужели я после всего этого могла повернуться к детям и сказать: "а сейчас откройте тетради..."? "Ребята! То что сейчас произошло - ошибка. Моя и его. Я не сдержалась, а он сорвался. Простите нас обоих..." После урока побежала к Ире. Ириша сказала сразу, что это крик мальчишки о помощи и мы должны помочь. Я знала, что оставить без внимания этот инцидент нельзя ни в коем случае и вот тут мой мозг начал работать. Мы пошли к директору и я изложила ей наш план. Директор поддержала нас с Ирочкой и вызвала маму парня для беседы на следующий день к себе в кабинет. Теперь опять включайте воображение: в двенадцать часов пришли в ее кабинет мама с мальчиком. В кабинете в полном составе сидела моя семья: муж и мои взрослые сыновья. Сказать, что парень испугался - не сказать ничего. В глазах его читалось: "Будут бить!.." Директор пригласила их сесть и вкратце изложила суть проблемы. Дальше слово взял мой муж и в очень корректной форме предложил мальчишке объяснить, почему тот оскорбил прилюдно его жену и маму этих взрослых парней? Парень онемел, не зная что сказать. Тогда Женя обратился к испуганной маме мальчишки: "Я понимаю, что он поступил дурно. Но это скорее говорит о том, что у вас проблемы в семье. Скажите, чем мы можем вам помочь?"
  И бедная женщина, рыдая, рассказала о том, что у мальчика отчим, что недавно родился ребенок, что старший сын с отчимом ненавидят друг друга... И тут произошло чудо: пятнадцатилетний мальчишка, видя слезы своей матери стал тоже плакать... На следующий день он пришел в класс полностью упакованный, при всей амуниции: тетрадь, ручка, книга... Я с радостью его приняла. Пока он учился в нашей школе, у меня с ним проблем не было. Дорогие мои! Для чего я пишу все это! Нельзя держать зло на ребенка, что бы он не натворил. Но и оставлять без внимания такие вещи мы не имеем права. Простить любого ребенка проще простого, если мы зададим себе всего два вопроса: что я, как учитель, сделал не так и чем помочь ребенку. А задав себе эти вопросы попытаться безболезненно для всех решить конфликт. Это только два маленьких эпизода из моей учительской практики, но они, в общем-то, типичны для школы. Дети ругаются матом в стенах школы и за ее пределами, не взирая на то, что это школа и что рядом находятся те, для кого это неприемлемо и если я, не дай Б-г, слышу хоть краем уха подобное, я заставляю ученика прополоскать рот, чтобы эта грязь, сорвавшаяся с языка, не вошла внутрь, в Душу ребенка...
  
  
  ГЛАВА 4
  
  СЛОМАННЫЙ МЕХАНИЗМ
  18.03.2014
  
  Дорогие мои! В моей жизни, как вы понимаете, произошли некоторые изменения и будет не совсем правильно, если я буду обходить то, что со мной случилось, стороной. Это будет нечестно, поскольку само понятие "дневник" предполагает откровенный разговор с собой. Мой дневник открытый и его может читать любой человек. Я же говорю с собой, но понимаю, что слышат меня многие. Кто-то понимает и поддерживает и я это вижу и чувствую, кто-то возмущается и опровергает - это право каждого ибо я, повторяюсь, сделала дневник открытым. Да, мне сейчас сложно. Я подобрала не совсем правильное слово. "Сложно" - это слишком просто для сложившейся ситуации. Но вместе с тем небывалый душевный подъем и радость. Казалось бы, чему радоваться, если я осталась без любимой работы? Почти тридцать лет я отдала школе, а это что-то да значит. Все мои коллеги меня поддержат, если я скажу, что образовательный процесс - это такой наисложнейший механизм, такая машина, что нужно приложить много стараний и умений, чтобы этой машиной управлять.
  
  Давайте представим себе завод. Кто из вас был на заводе, тот знает, что это такое. Я была на заводе только на экскурсии: стоят умные машины, запрограммированные выполнять одну и ту же функцию. Рядом стоит человек, мастер, изучивший программу. У него есть опыт и знания. Работа приносит ему радость или он делает ее потому, что нужно зарабатывать деньги? Трудно сказать. Предположим, что ему повезло - присутствует и то, и другое. Программа вышла их строя - нужен другой специально обученный человек, который знает как исправить ошибку в программе. Такой человек на заводе есть. Он - тоже мастер своего дела: проходит время, механизм работает и продолжается этот нескончаемый процесс до следующей поломки. Все в одной цепи и нельзя исключить ни одно звено, чтобы завод не остановился и продолжил выпускать продукцию. Теперь давайте вернемся в школу. Тридцать лет работает мастер, изучивший программу. Тридцать лет он входит в класс и производит одно и то же действие. Он говорит "Здравствуйте, дети!" Он любит свою работу или вынужден ее делать, чтобы заработать себе на жизнь? Тоже трудно сказать, у всех по разному. Я же скажу, что не смотря на то, что тридцать лет я делала эту работу, на жизнь я не зарабатывала. Не совпало! Любовь и зарплата стоят по разные стороны от школы. Работает человек, работает и вдруг механизм ломается. Как это происходит в школах? Просто! Всегда находится кто-то или что-то, что имеет отношение к этой поломке. Это может быть кто угодно, и что угодно, за исключением детей, друзья! В одном я уверена точно - ни один ребенок не способен повредить этот наисложнейший механизм, называемый образовательным процессом, даже самый сложный, трудный, как говорят взрослые. На мой взгляд, есть несколько причин, при которых происходит сбой и я попробую разобраться с тем, почему произошла поломка в моем случае. Вы же, коллеги, читая эту мою главу, вспомните, как это было у вас. Я не сомневаюсь ни на одну секунду, что такие моменты были в практике каждого учителя.
  
  Первая причина кроется в том, что человек изначально не любит свою работу. Да, поступил в университет; да, окончил его; да, выбрал школу и изо дня в день ходит туда как на каторгу, отбывать наказание. И так тридцать лет он мучает себя и тех, кого ему доверили свыше. А через тридцать лет понимает, что все, наступил момент сказать себе правду, хотя эту правду он говорит себе каждый день: "Я не люблю свою работу. Она не приносит радость мне а я не могу пронести эту радость дальше..." Но как же быть этому учителю, ведь жить на что-то надо? И он, уставший, несчастный, каждый день входит в класс и говорит свое "здравствуйте дети" без восклицательного знака. Механизм сломан но есть инерция старых путей. Колесики еще еле-еле крутятся, но пользы от этого труда, так называемый КПД (коэффициент полезного действия) равен нулю. Все это ко мне никакого отношения не имеет! Это не мой случай, ибо я всем сердцем люблю сам институт школы. Для меня школа никогда не была привычкой и никогда не будет. Дети не могут быть привычкой! Честно говоря, мне было просто выбрать именно математику, поскольку я хорошо училась и получила прекрасные знания в школе. С таким же успехом я могла пойти на филологический факультет или стать учителем музыки. Я просто всегда хотела работать в школе. Всегда! Так что первая причина исключается.
  
  Вторая причина - это когда приходит кто-то извне и, пока ты не видишь, тихонечко делает диверсию. Кто этот кто-то? Да кто угодно! Скажем, может ли таким диверсантом стать коллега? Вполне. Зависть, конкуренция, желание сделать карьеру и прочие мелкие неприятности могут хорошего человека толкнуть на подлость. Но это тоже не мой вариант. Я очень люблю всех своих коллег. У нас в школе замечательный коллектив! Не так. В моей бывшей школе замечательный коллектив. Без восклицательного знака и это относится к слову "бывшей". Больно. Очень. Так больно, что порой нечем дышать. Это дневник, могу я расслабиться, наконец? Так вот, я хочу сказать, что в большинстве своем это коллектив единомышленников, делающих одно большое дело. Меня в школе любят, это я знаю точно. Все, безусловно, любить не могут, но большинство любит потому что я люблю это большинство. Принимаю всех, но люблю большинство. Я не встречала такого коллектива, на 98% состоящего из женщин, чтобы, практически отсутствовала зависть, чтобы люди ходили по школе, улыбались друг другу и говорили комплименты: "Какая ты сегодня красивая!" Или: "Какое чудесное платье!" Или "Потрясающе выглядишь!" И многие другие чудесные слова мы говорим друг другу. Это стало привычкой! Может быть сейчас, читая эти строки, мои милые девочки скажут, что не все так уж радужно, но для меня мой коллектив, почти весь - радость и опора. Вы даже представить себе не можете, сколько звонков и писем я получила за эти дни! И пожелание у всех одно: "Вернись! Нам без тебя грустно и плохо..." Дорогие мои девочки! Любимые мои! Я не могу, потому, что если я отзову свое заявление, это значит я подпишусь под каждым словом того страшного письма. Учитель - не марионетка! С нами нельзя так поступать, понимаете? Нас нельзя, как устаревший механизм, по-тихому, чтобы не узнал весь цех, заменить на новый! Где гарантия, что новый будет служить исправно? Ни одна администрация не даст вам такой гарантии. Я - не тот человек, от которого нужно защищать детей. Так что вторая причина - не мой случай.
  
  Третья причина, на мой взгляд, кроется в детях. Это когда класс не принимает учителя и все тут! Не срослось, как скажут вам умные люди, не получилось "семьи"! Опять мимо: в том-то и дело, что срослось и получилось! Знаете, что такое урок-песня? Это когда душа учителя поет от удовлетворения и счастья, что дело, которому ты служишь, нужное и сделано оно качественно! Опять же я не говорю, о родителях. Я пока говорю о детях! Воспитательный процесс начинается задолго до урока. Вечерами, когда я готовлюсь, а готовлюсь я всегда, несмотря на почти тридцать лет стажа, я думаю о том, как пройдет урок. Каким он будет, зависит от многих причин и фазы луны, природные аномалии тоже так или иначе влияют на то, будет ли урок песней. Есть метеозависимые люди и к детям это тоже имеет отношение. Иногда урок не получается. Вроде бы и ты готов и погода прекрасная, но что-то идет не так, не по твоему плану. И ты начинаешь нервничать, что столько часов потрачено на подготовку (чтобы сделать стоящую презентацию к уроку, нужно потратить порой от трех часов до двух дней, проверка работ так далее), а эти бессовестные дети никак не хотят брать то, что ты в них хочешь впихнуть: знания. Тогда нужно сделать паузу. Просто орать не получается. У меня был пятый класс несколько лет назад, в котором нормальные уроки стали проходить только в марте! С сентября шла война! Да, там было несколько детей, с которыми управиться было очень сложно. Например был мальчишка из асоциальной семьи, который мог наносить физические травмы детям прямо на уроке. Это так страшно, вы себе не представляете! И за детей и за него и за себя, кстати, тоже. Что делать в таких случаях - опять же отдельная тема. Но эти случаи, скорее, исключения из правил! Так что третья причина тоже не моя. Утверждаю со всей ответственностью и я знаю, что мой дневник читают многие мои ребята, поэтому врать не имеет смысла: СРОСЛОСЬ! С ДЕТЬМИ СЕМЬЯ ПОЛУЧИЛАСЬ!
  
  Четвертая причина неуспешного сотрудничества - родители. Я не боюсь сейчас об этом писать, потому что за эти дни моей вынужденной отставки я получила столько любви и прямо таки родительской заботы, вы себе не представляете! Милые, дорогие мои родители! Вы - тот самый мастер по ремонту поломанной техники. Вы даете мне столько силы и веры в себя, ваши звонки, ваши письма - мои крылья! Именно вы оказались сильными и мужественными людьми, сумевшими понять учителя, принять его точку зрения. Дорогие мои, наверное это то время, которое пришло для того, чтобы собирать камни. Если бы вы позволили опубликовать письма, которые вы мне пишите сейчас, все учителя мира, пережившие нечто подобное, были бы счастливы! Это именно то добро, которое вы сейчас мне несете! Это как раз то, что написано на стене нашей школы крупными буквами: "ТВОРИ ДОБРО!" Вы - прямое подтверждение тому, что педагогика не может быть не гуманной, иначе это не педагогика!... Я не могу назвать свое сотрудничество с родителями неуспешным. Несколько человек - не считается. Мелкая поломка, которая может быть запросто исправлена, если исчезнет злость в их сердцах и чувство мести уступит место разуму и пониманию. Нужно было всего-навсего захотеть...
  
  Пятая причина кроется в том, как администрация школы реагирует на такие поломки образовательного механизма. Можно отреагировать по разному: встретиться с классом, где что-то не сложилось, поговорить с детьми, встретиться СО ВСЕМИ РОДИТЕЛЯМИ без исключения и выяснить, а что, собственно произошло? Комментарии обиженных мной родителей к одной из глав моего дневника, говорят о том, что проблема кроется именно здесь. Так что, это мой случай. Уж не знаю, найдется ли тот Мастер, грамотный, уверенный в себе, высокопрофессиональный и позитивно настроенный, который придет и исправит механизм. Если найдется - производство не остановится. Если нет - один за другим будут ломаться механизмы и завод может встать. Есть замечательный немецкий педагог, философ, последователь Песталоцци, Адольф Дистервег. Когда-то, готовясь к семинару для учителей, мы с Ирочкой набрели на его учение и стали поклонниками его педагогического мышления. Загляните в Интернет и вы прочтете много интересного об этом удивительном педагоге. Именно ему принадлежит фраза, которую надо повесить на главной стене школы и с которой я полностью согласна. На этой фразе я, с вашего позволения, хочу закончить эту главу, чтобы вам, мои дорогие, было над чем подумать до завтра... Завтра будет новый день и пусть он для всех нас будет Светлым и теплым, не смотря на погодные условия. А Свет и Тепло несем мы сами, наши мысли, чувства, наши Души... Я так думаю.
  
  "Самым важным явлением в школе, самым поучительным предметом, самым живым примером для ученика является сам учитель. Он - олицетворенный метод обучения, само воплощение принципа воспитания..." Адольф Дистервег...
  
  
  ГЛАВА 5
  
  "ДРУГИЕ" ДЕТИ
  19.03.2014
  У нас с Ирочкой Алексеенко давно зрела мечта подготовить и провести классный час именно под таким названием: "Другие дети". Почему возникла необходимость такого урока, объясню. Я - именно такой "другой" ребенок. Не супер-пупер, не что-то особенное, не самый-самый, просто другой! Вы мне скажете, что все дети разные и, значит, все они "другие". Я вам отвечу что да, дети разные все, но когда дети объединяются в группы, классы, они становятся коллективом. Есть же дети, которые не попадают в этот коллектив по разным объективным и субъективным причинам. Не люблю словосочетание "как бы", но здесь оно мне кажется уместным. Счастье, если коллектив принимает присутствие таких детей и реагирует положительно, принимая то, что тот или иной ребенок в силу каких-то своих личных качеств не может или не хочет быть в сложившейся общности. И страшно, когда детский коллектив не принимает этих детей, делая их изгоями. Что делает детей "другими" постараюсь объяснить на собственном примере.
  
  Итак, пока я была в детском саду, этот вопрос не стоял - я ничем не отличалась от сверстников да и дети детсадовского возраста принимают друг друга почти всегда. Класс - это другое! Здесь уже действуют свои законы взросления и социума. Уже идет некая градация. Вообще школа - это государство в государстве, имеющее правителя и живущее по своим законам. Я бы сказала, что школа - это лицо государства, ибо все то, что происходит в обществе так или иначе отражается в школе, только в несколько утрированном виде. Согласитесь, что дети - это зеркало семьи. А семья - это ячейка государства. Значит школа - зеркальное отражение государства. И если государственная политика строится на национализме - вся эта гадость обязательно отразится на школе. Если процветает коррупция в государстве, - она непременно будет процветать и в школе. Если в государстве буйным цветом расцветет насилие - дети тоже возьмутся за оружие.
  
  Cемидесятый год, я пошла в первый класс. Почему я была "другим" ребенком? По двум причинам. Во-первых я была толстой девочкой. Так сложилось, что в моей семье все женщины не худые: моя покойная бабушка была очень толстой. Заметьте, я специально не скрашиваю и не употребляю другие слова, такие как "полненькая", "кругленькая", "пышечка", "булочка" и так далее. В школах дети говорят "толстая" или "жирная" и никак иначе. Моя бабушка была очень толстой, мама моя всегда была удивительно красивой женщиной, но тоже не худой. Я же по меркам нашего школьного государства была толстым ребенком. Разве вы не видите таких детей в школах, когда весь класс нормально в меру упитанный, а эти дети - другие? Они выделяются из толпы и из-за этого испытывают некую неловкость. Они очень хотят спрятаться за спины одноклассников, но не получается. Мало того, что я была толстой, я была еще и высокой. Я стояла второй в шеренге, когда нас выстраивали по росту в спортивном зале. Представьте себе большую толстую девочку в белой маечке и копной вьющихся непокорных волос, которые, как не заплетай их в косички, не завязывай в хвостики, они торчат в разные стороны, выбиваясь изо всех резиночек и бантиков. Ребята в классе сразу заметили, что я выделяюсь из всех и я получила проблему номер один: я одна в классе была толстой. А дети толстых не любят. Не удивляйтесь тому, что наши прекрасные дети сбившись в группу могут быть очень жестокими. Да, в семье растет замечательный ребенок, умный, спокойный добрый, но, попадая в коллектив и не желая выделяться из общей массы, он становится одним из этой массы, принимая законы ее жизни. И чем не государство, скажите? Класс - это тоже государство! Государство в государстве в государстве. Вот как! Работая в школе, я очень часто наблюдаю, какие страшные вещи происходят, порой, в классах, когда выбирается жертва и начинается самая настоящая травля. Так было и со мной. Я была толстой и это вызывало агрессию у класса. Почему - не понятно! Я была хорошей девочкой, не совсем спокойной, немного взбалмошной, но доброй и отзывчивой. Агрессия детей вызывали во мне совершенно другие чувства и вынуждали меня обороняться. Как может защитить себя маленькая девочка семи лет? Я дралась! Меня обзывали жирной и я билась на смерть, наваливаясь всей своей тяжестью на обидчика. Вечером маме звонила какая-нибудь другая мама и жаловалась, что ее удивительный мальчик пришел домой без единой пуговицы на пиджаке или с расцарапанным лицом. Моя мамочка, дай ей Б-г здоровья, знала, что я никогда не начну войну первой. Я могла только лишь обороняться. Я и тогда не была борцом, я любила творить: играла на скрипочке, хорошо рисовала и пела везде, где можно было петь. Зная все это про свою дочь, мама поворачивалась ко мне после таких жалоб других мама и спрашивала, за дело ли я побила другого ребенка. "Да. Меня обозвали жирной." "Иди погуляй, доченька", - говорила мне моя мама. Никакого наказания и тем не менее я не стала маленькой разбойницей. Никогда не забуду, как в пятом классе я впервые влюбилась в мальчика из шестого класса. Он казался мне принцем! Я же ему принцессой совсем не казалась... У нас был Новогодний вечер и работала почта: у каждого ученика был номер, написанный на бумажке и приколотый на грудь булавочкой. Дети писали друг другу письма и почтальоны разносили эти послания адресатам. Вдруг, мне приходит письмо от моего принца! С трепетом я разворачиваю записку и... Там было всего четыре слова и восклицательный знак. "Жирная, какая ты красивая!"... Если бы там не было восклицательного знака, я бы наверное, не так болезненно отреагировала на это "любовное" послание. Но он там был. Стоял себе, утверждая восторг юнца с недоразвитой душой по поводу того, что я, все таки, красивая... Я убежала с вечера и всю ночь проплакала в подушку. Это было горе, настоящее детское горе. Я не могла рассказать маме об этом горе, во-первых, потому что мне было стыдно, а во вторых потому что боялась разочаровать маму с папой: в семье все-все считали, что я - настоящая красавица...
  
  Я переживала этот период очень тяжело. До этого случая я не понимала, что я - "другая". Тогда я это поняла и очень страдала. Но в еврейских семьях всегда существовал культ еды и, наплевав на все мои переживания по поводу веса, мои родные пытались всегда накормить меня очень вкусно и сытно. И все же я не озлобилась, не забилась в угол, продолжая любить три дорогие для меня вещи: семью, школу, жизнь! Но я всегда знала, став учителем, что толстые дети, которые попадутся мне на моем учительском пути, ВСЕГДА в моем лице будут иметь надежного защитника и покровителя...
  
  Если с тем, что я была толстой, еще можно было как-то разобраться и смирится, то с тем фактом, что я была еврейкой уже ничего нельзя было сделать. Опять же, пока я была маленькой, я не понимала, что быть еврейкой - это значит быть "другим" ребенком. Это не только значило быть "другим"! Это значило быть изгоем общества в семидесятые годы. И опять же это была политика нашего государства. Негласно евреев не принимали в престижные ВУЗЫ и в партию. В пионеры, слава Б-гу, принимали и в комсомол тоже принимали, независимо от национальности. О вероисповедании вообще тогда никто не говорил. Я была еврейкой и где-то в классе пятом классе все остальные дети поняли, что этот "пятый", как его тогда называли, пункт прочно поселился в нашем классе. Но он приобрел совсем искаженные формы и слово "жидовка" стало звучать все чащи и чаще. Я не могла сама справится с этой страшной проблемой и в школу пришла тяжелая артиллерия в виде обожаемого мной папы. Не знаю, какие слова он нашел для ребят, но с той поры моя жизнь в классе стала протекать намного легче. И я по прежнему любила жизнь, школу и семью, в лице которой у меня был такой тыл, и такому тылу позавидовала бы любая армия мира... В старших классах эта проблема сошла на нет, потому что мы выросли. И хотя я по прежнему оставалась крупной и высокой и мое еврейство от меня никуда не делось, нас стали занимать другие проблемы. Классы сформировали заново, мы учились и математика занимала почти все мое время, мы жили удивительной жизнью и вспоминая школу, я вспоминаю мой любимый, самый лучший 10"А" класс, в котором не было места зависти, ненависти, антисемитизму и вообще любому из всяческих "измов", которые я до сих пор не люблю.
  
  Как все это связано с моей преподавательской деятельностью? Тесно. Более чем тесно: Я ВИЖУ ЭТИХ ДЕТЕЙ. "Другие" дети есть в каждом классе и с каждым годом их становится все больше и больше. Их нужно видеть учителю, чтобы уберечь от беды. Беда дя этих детей приходит отовсюду... Представьте себе, сидит в классе красивая, умная девочка и она уже в таком возрасте, когда хочется любить и быть любимой . Но вместо восторженного "я тебя люблю!" она слышит: "жирная, какая ты красивая" в лучшем случае... А, как их сейчас называют, гиперактивные дети? Кто из нас знает, как общаться с этими детьми? Сидит в классе такой ребенок и урока вообще может не быть. Он просто не дает возможность его провести: его выворачивает, выкручивает и твоя задача успокоить разбушевавшегося ребенка. Все остальное отходит на дальний план. А дети "индиго"? Слышали про таких детей? Они на 100% другие. А они тоже сидят в классах и их немало! Дети в инвалидных колясках? Как сделать так, чтобы физические отклонения ребенка не вызывали злость и агрессию окружающих детей и самое главное для меня, как для учителя, как сделать так, чтобы не пострадал сам "другой" ребенок? Все эти проблемы, связанные с "другими" детьми, приходится решать нам, учителям, поскольку в семьях эта проблема возникает лишь тогда, когда нужно оборонять самых любимых своих детей от чужой злобы и агрессии. И этот процесс нескончаемый, он не заканчивается со звонком на урок! Страдания ребенка, его боль не ограничивается двадцатью минутами перемены. Это жизнь ребенка и если я, как учитель, пройду мимо, это может окончится трагедией.
  
  Дорогие родители, читающие мой дневник! Обращаюсь к вам! Вы себе не представляете, что ощущают те мамы и папы, у которых "другие" дети. Боль ребенка - это в первую очередь их боль! Они безумно любят своего ребенка, ни чуть не меньше, чем вы своего! НИКОГДА НЕ ВОЮЙТЕ С ДЕТЬМИ!
  
  На моей практике было несколько случаев, когда родители начинают собирать подписи, чтобы какого-то неуемного, невоспитанного, инакомыслящего, гиперактивного мальца выкинуть из класса, где учатся приличные дети. Я буду воевать с каждым, кто поставит свою подпись под таким прошением, говорю это на полном серьезе. Да, сорванные уроки. Да, неудобства для других и куча проблем как для детей, так и для учителей... Но все они и рядом не стоят с теми проблемами, которые шлейфом тянутся за этим словом "другой" для самих этих ребят и их родителей! Умоляю вас, подумайте, прежде чем поставить свою подпись, ибо вы расписываетесь в невежестве своем и кто знает, зачем вашему, слава Б-гу, удачному ребенку выпала такая судьбы лицезреть рядом того, другого, менее удачного, более проблемного. Может для того, чтобы в нем проснулось сострадание? А может для того, чтобы он научился принимать любого человека на том простом основании, что он ЧЕЛОВЕК? Сколько раз мы слышим довольно избитую фразу "Другой - не значит плохой!" Может быть именно через своего ребенка мы постигнем всю мудрость этого изречения и настроимся не уничтожать "других", а принимать их?
  
  Мне кажется, пришло время понять, что каждый из нас "другой" и это совсем ничего не значит. Это значит, что так устроен человек, созданный по образу и подобию и поскольку Всевышний многолик, мы, как Его дети, тоже разные. И вся прелесть нашего пребывания здесь, на Земле будет лишь в том случае, если мы, взрослые, убедим наших детей в одной простой, избитой истине: "ДРУГОЙ - НЕ ЗНАЧИТ ПЛОХОЙ!"...
  
  
  ГЛАВА 6 "Я ВЗРОСЛАЯ ЛИШЬ ПОНАРОШКУ."
  20.03.2014
  
  Любовь Захарченко
  
Я весело плачу. Я грустно смеюсь.
Мне жалко и мышку, и кошку.
Признаться себе я уже не боюсь:
Я взрослая лишь понарошку.
  
Из кубиков складываю этажи...
Рожаю детей, как большая...
И все притворяюсь, что знаю, как жить,
Задачки чужие решая.
  
Шалят мои дети и спорят со мной.
Я их ненамного умнее:
Я - так же надеюсь на чудо весной
И правильной быть не умею.
  
Я весело плачу, я грустно смеюсь,
Мне жалко и мышку, и кошку.
Я младший ребенок в семье. Сознаюсь!
А мама я - лишь понарошку...
  
  Буквально вчера наткнулась на милое стихотворение, которое меня зацепило. Вот что интересно: я читала это стихотворение и думала: ну вот же она, я! Это же про меня написано! Это мои дети шалят и спорят, это я притворяюсь, что знаю как жить и решаю всю жизнь чужие задачки! Правда, если я их решаю, значит они уже мои. Я плачу и смеюсь именно так, как сказано выше: весело и грустно... Именно с такими чувствами я читала это стихотворение, пока не дошла до последнего столбика... Стихотворение, оказывается о маленькой девочке, а я-то подумала... Даже, где-то глубоко в душе, немного разочаровалась. И вдруг меня осенило: конечно же это стихотворение обо мне! Просто в моей душе продолжает жить та самая маленькая девочка, какой я была в детстве! Зачем она там сидит? В каждом ли человеке живет ребенок? Нужен ли он нам, взрослым людям или мы прекрасно проживем без него? Он друг или враг? Он, вообще, кто? Так много вопросов вызвало у меня это стихотворение, что я решила поразмышлять вместе с вами о том, хорошо это или плохо, что в душе почти каждого из нас сидит ребенок.
  
  Мой ребенок обидчивый и ранимый, я это знаю, чувствую, но он добрый и не держит зла. Он радуется любой мелочи, любому подарку и хочет взрослеть. Все время хочет взрослеть! Не всегда получается и тогда он страдает. А еще он очень любит сладкое. Это не я, взрослая женщина, люблю сладкое, это он! Свалю на него. Зачем мне любить сладкое если я всю жизнь борюсь с лишним весом? А вот ребенку, который внутри меня наплевать на этот вес! Мой ребенок любит быть ребенком, наверное поэтому мне, взрослой уже тетеньке, так хорошо и комфортно с детьми. Все правильно: дети видят то, что сокрыто от взрослых глаз. Дети смотрят на меня, а видят ребенка, который смотрит на мир их глазами. Я замечала всегда, что где бы я не была: в детской поликлинике, сидя в очереди к врачу со своими детьми, на празднике, где есть дети - они все рано или поздно начинают крутиться вокруг меня. Что-то их привлекает во мне. Но это не во мне. Это в той самой девочке, которая сидит во мне и хочет шалить. И дети вокруг это чувствуют! Иногда хочется посидеть просто так и пообщаться со взрослыми - не получается: рядом уже кучка малышей.
  
  Недавно я была на дне рождении своей внучки Соньки. Ей исполнилось два года. Ее родители, мои дети, арендовали детскую комнату и пригласили своих друзей с маленькими детьми. Я сидела за столом и тихо им завидовала... Чему? Тому, что они удивительно свободны в своем выборе, что им делать! Конечно есть рамки и мамочки с папочками бегали за этими малышами и страховали, как бы чего не вышло. Это правильно, внешне мы страхуем наших детей от падения, ушибов, ссадин... Но только таким образом, падая и набивая себе шишки, они приобретают ценную штуку - ОПЫТ! Посмотрите, как рассуждает взрослый человек: я упал - я туда больше не полезу, чтобы опять не сделать себе больно. Ребенок, сидящий внутри каждого рассуждает так, как и должен рассуждать ребенок: да, мне там было больно! Я даже плакал! Но где гарантия того, что если я туда полезу, мне опять будет больно? Нужно попробовать. Это и есть внутренняя свобода выбора, когда ты уже что-то знаешь наверняка и убираешь эти рамки, ибо в тебе сидит великий исследователь и экспериментатор, который не дает тебе нормально жить. Не знаю, счастье это или несчастье, но мне с этим жить нравится! Видимо дети это чувствуют...
  
  Вчера мне позвонила мамочка из моего шестого класса. В классе бунтуют дети: верните нам нашу Майю Леонидовну! Ребенок, который во мне сидит, радуется, потому, что он тоже сейчас бунтует. Но я взрослая и я понимаю, что чувства чувствами, а математика детям просто необходима. Я очень люблю две фразы великих математиков и часто повторяю их ребятам. Первая принадлежит М. В. Ломоносову. "Математику уже затем учит следует, что она ум в порядок приводит!" И второе высказывание принадлежит удивительной женщине, первой ученой женщине-математику в России, Софье Ковалевской. Именно она сказала: "Нельзя быть математиком, не будучи поэтом в душе..."
  
  Обращаюсь сейчас к вам, мои дорогие ребята.
  Дети! Если вы читаете мою книгу, а я чувствую, что читаете, послушайте то, что я вам сейчас скажу. Никто из нас не застрахован от ошибок - ни я, ни ваши родители, ни один человек в мире - мы все их совершаем. Но, поверьте мне, от того что вы бунтуете никому ничего хорошего сейчас не принесет - вы пропустите что-то очень важное и эмоции, которые переполняют вас сейчас, помешают вам выполнить хорошо и качественно вашу задачу - учиться. Вы думаете, я хочу, чтобы вы были неучами? Или вы думаете, что учитель, который к вам пришел в чем-то виноват? Тогда ответьте себе на вопрос - в чем? Вы даже представить себе не можете, как ей сейчас трудно! Она очень хочет найти с вами общий язык и вы не даете ей это сделать. Так нельзя! Разве этому я вас учила? Вспомните: я вас учила не принимать человека или принять любого, кто протянет вам руку помощи? Дорогие мои, любимые, все-все! Вспомните, как мы с вами начинали урок. Я входила в класс и становилась лицом к вам. Я смотрела на вас и ждала, пока улягутся ваши страсти. Перемена была короткая и ребенку, который сидит во мне, ее тоже не хватило. Но сейчас мы должны собраться вместе, чтобы сделать наш урок радостным. Помните, ребята, этот момент, когда я просила вас на секунду замереть, не делая ничего, расслабиться и настроиться на то, что сейчас будет происходить что-то очень важное для всех нас. Сейчас будет некое таинство - диалог, который называется уроком. Очень часто в начале урока я дарила вам мудрые мысли великих людей, помните? Потом вы сами стали искать и дарить их мне.
И сейчас я хочу подарить вам, мои любимые, цитату очень известной английской поэтессы Шарлотты Бронте. Вчитайтесь в нее! Вдумайтесь!
"Самая большая радость для учителя, когда похвалят его ученика."
Подарите мне эту радость, дорогие мои ребята! Помогите мне сейчас! Это в ваших силах!
Покажите все, на что вы способны и вспомните, чему я вас учила: не отвергать а принимать. Вы не имеете права срывать уроки ни в чем не повинного человека, учителя, который пришел вам помочь! Вы же добрые и взрослые, уж я-то знаю, так подумайте о том, как тяжело сейчас ей, а ведь пришла она к вам с добром! Не подведите меня, я вас очень прошу иначе я буду думать, что не объяснила вам самого главного. Запомните: ученики получают того учителя, которого они заслуживают! Так докажите, что вы заслуживаете самого лучшего учителя, дети! И когда я позвоню ей и спрошу, как там мои ребята, я очень хочу услышать, что вы прекрасные, думающие, добрые и порядочные! А еще знающие! Если кто-либо прочтет это мое письмо, передайте остальным, что я хочу гордиться вами! Для меня это очень важно - это сейчас моя сила! Так дайте мне ее! Примите любого учителя, кого вам посылает Всевышний и сделайте его самым лучшим - это в ваших силах! Я хочу рассказать вам одну притчу, ребята. Я никак не отождествляю себя с мудрым Учителем, поверьте, ибо мудрости моей не хватило, чтобы... Может быть во мне сидит обидчивый маленький ребенок, так успокойте его, пожалуйста. Дочитайте до конца, прошу вас! Вы поймете, я в этом нисколечко не сомневаюсь...
  
  "В одном селении, на стыке веков, жил мудрый Учитель. Он владел Знанием Жизни, и было у него три ученика, которые внимали каждому его слову. Не отказывал он в совете и иным людям, которые приходили к нему.
  Во главу всего, Учитель ставил Добро. Оно присутствовало в каждом его слове, и тонкой нитью надёжно скрепляло отдельные части его учения.
Говорил он всегда очень просто, доступно объясняя суть происходящего.
В один из дней, он с учениками, отправился к горной речке, которая протекала недалеко от их селения, и была не глубокой, но быстрой и очень холодной. Остановившись около места с коварным течением, он велел ученикам перейти на другой берег по камням, которые выглядывали из воды и были весьма скользкими.
Сделать это оказалось совсем непросто. Когда, наконец, ученикам удалось преодолеть её,
Учитель перешёл за ними вслед, и сказал:
- Эта река похожа на жизнь. Нужно быть очень внимательным, чтобы перейти её и не оступиться. Каждый неправильный шаг влечёт за собой, порой, непоправимые последствия.
  Шли годы. Ученики набирались мудрости, но в один из дней, Учитель исчез.
Произошло это совсем неожиданно, и некоторое время его ученики даже не могли поверить, что он покинул их. Некоторые люди утверждали, что видели Учителя идущим по дороге с посохом в руке, но поверить им было сложно. Оказалось, что видели они его в одно время, но совсем в разных местах.
С исчезновением Учителя перед учениками стал вопрос выбора - как жить дальше. Не долго думая, они дали клятву посвятить свои жизни служению людям, и разошлись на три стороны.
  Первый Ученик, по имени Вера, был в пути недолго. Довольно скоро он заметил небольшое поселение, и решил в нём остановиться. Жители встретили его приветливо. Он же, пользуясь известностью Учителя, сказал, что является его учеником, и что пришёл к ним поделиться знаниями.
  Первым делом, Вера решил письменно изложить наставления, чтоб ничего не упустить и дать людям возможность в свободное время предаваться учению. Сам он предпочёл жить уединённо, лишь избранно впуская в своё жилище тех, кому требовалось разъяснение наставлений. Нельзя сказать, что люди не приняли сердцем учение, переданное Верой. Оно несло в себе мудрость, и люди ощущали это. Но, вероятно, от недостатка общения с учеником Учителя, или ещё по каким причинам, они довольно часто нарушали эти наставления.
  Второй ученик, которого звали Любовь, пробыл в странствии длительное время. Как-то раз, ему в руки попала книга, где излагались наставления Веры. Обнаружив в ней мудрость Учителя, он решил добавить всё, что сам познал за годы странствий. Как у истинного ученика, всё, что было добавлено, так же несло добро людям, и это невозможно было не ощутить. Затем, Любовь опять пустился в странствия.
  Третий ученик, по имени Надежда, предпочёл отправиться в путь на проезжающей мимо повозке. Ему было абсолютно всё равно, куда она его завезёт. Всю дорогу, которая длилась годы, он провел, молча, размышляя о жизни во всех её проявлениях. Наставления Учителя находили подтверждения в его рассуждениях. Сойдя с повозки в очень далёкой провинции, где никто не слышал об Учителе, Надежда сам стал для людей таковым. И хоть он никогда не гнался за этим высоким званием, оно твёрдо закрепилось за ним.
  Знание, Надежда передавал устно, собирая вокруг себя большие толпы народа. Причём слова являлись далеко не самым важным средством передачи знаний. Простое молчание нередко становилось понятней слов.
  Прошли десятилетия, за ними столетия.
  По пыльной дороге шёл путник с посохом в руке. Он быстро приближался к месту, где когда-то остановился ВЕРА. Ему в руки попалась написанная им книга, но к этой книге появились многочисленные толкователи, рассуждения которых, нередко придавали наставлениям иной смысл, или вовсе сводили на нет. Сами жители, как и много лет назад, весьма ЧАСТО НАРУШАЛИ ЭТИ НАСТАВЛЕНИЯ.
  Путник, молча, посмотрел, и пошёл дальше. Через некоторое время он прошел по местам, где когда-то был ЛЮБОВЬ. Здесь путнику стали очень часто встречаться люди, которые носили в руках книгу Веры, дополненную Любовью, но СОВСЕМ ЕЕ НЕ ЧИТАЛИ! Вместо этого, они ходили в специально построенные сооружения и предавались исполнению мудрёных ритуалов, которые заменили им наставления.
  Когда путник прибыл на место, где жил прежде НАДЕЖДА, перед ним открылась та же картина: ЛЮДИ ПРЕНЕБРЕГАЛИ НАСТАВЛЕНИЯМИ НАДЕЖДЫ.
  Путник присел на камень у дороги. Его посох, направляемый рукой, стал медленно выводить на песке какие-то знаки. Когда он ушёл, ветер уже почти задул слова, которые, впрочем, ещё можно было разобрать:
  "ПОВЕРЬТЕ, ВСЕ МОГЛО БЫТЬ СОВСЕМ ИНАЧЕ.."
  Не теряйте Веры, Любви и Надежды и кто знает, может быть слова, написанные на песке укажут вам единственно верный путь...
Помните, я люблю вас!
  
  
  ГЛАВА 7
  
  НЕУПРАВЛЯЕМЫЕ . Часть 1
  21.03.2014
  
  Я бы назвала эту мою главу иначе, например: "Другие дети - 2", но мне очень не нравятся ремейки чего либо, будь то художественные фильмы или книги. Конечно, если бестселлер, то играет уже само название: "Карнавальная ночь - 2", "Служебный роман -2", " Ирония судьбы -2" и так далее. Но, как правило, эти "2" и близко не стоят рядом с "1".
  Тема неуправляемых детей очень важна, и мало кто об этом говорит. Если честно, мне не нравится и само это слово "неуправляемые". Кто вам сказал, что детьми нужно управлять? Они что, роботы? Машины? С детьми нужно ДОГОВАРИВАТЬСЯ и СОТРУДНИЧАТЬ! Но сейчас их называют именно так" "НЕУПРАВЛЯЕМЫЕ ДЕТИ"...
И в школе и дома стоит вопрос: как с ними справляться? Что делать, если ребенок выходит из под нашего очень бдительного ока? В последующих главах я хочу разобраться вместе с вами, мои дорогие друзья, в этой серьезной проблеме, но рассматривать я буду ее с двух сторон - и как мама и как учитель. Это совсем не означает, что я знаю наверняка как справляться с ситуацией, когда дома или в классе есть такой неуправляемый ребенок. И совсем необязательно вы примите мою точку зрения, но давайте попробуем вместе об этом поговорить. Кто знает, может у нас получится руководство для всех учителей и родителей в мире и назовем мы его так, например: "Что делать, если у вас неуправляемый ребенок?"
  В этой главе я рассуждаю как мама, у которой такой неуправляемый ребенок поселился дома.
  Для меня он самый любимый, самый хороший и самый родной, что и понятно, ведь он мой. Если учителя могут роптать на родителей, которые привели в школу такое"чудо", то на кого роптать родителям? Поверьте, никто не хочет даже себе признаться, твой самый лучший в мире малыш оказывается не таким уж хорошим и правильным, как скажем у других родителей. Наказывать? Но как? Бить? Что дает это битье? Ничего, кроме того, что потом мы начинаем горько раскаиваться в содеянном, ведь ребенок, зачастую, даже не понимает, за что вы его так унизили. Но раздражение родительское порой границ не имеет и мы, как дети, понимая, что поступаем дурно, продолжаем наказывать ребенка физически, унижая и оскорбляя его достоинство. Меня наказывала так мама. До сих пор больно... Папа был в море и ударил меня один раз в жизни. Заслуженно, ибо я запомнила это на всю оставшуюся жизнь. Я на самом деле была неуправляемым ребенком и вы уже это поняли из моих предыдущих глав и мама порой не могла со мной справиться. Она много работала и ей было сложно одной, к тому же у нас в семье был еще один неуправляемый - мой младший брат. Так что мне влетало и за себя и за того парня. Как ее воспитывали, так старалась и она. А подсказать было некому. Удар папы - это было другое. Я обожаю своего отца и до сих пор он пример для подражания и для моих детей тоже.
  Представьте себе девочку десяти лет, которая получает из Севастополя так называемое "Письмо дружбы". В Севастополь уехали наши соседи. У них был мальчик моего возраста, мой друг. Все детство мы провели вместе и вот они уехали. Прошло пару лет и я получаю письмо. Такие письма рассылают и сейчас, с просьбой послать "важную" информацию пяти-десяти адресатам. Я не люблю эти письма с припиской "и вы посмотрите, что случится через четыре дня!" Прямо страшилка какая-то! Что может случиться через четыре дня я вам скажу - придет еще три таких письма. Удалить страшно, а вдруг и правда, что-то случиться? Отправлять не хочется - это значит обречь людей на такие же муки... Тогда было все иначе. Это было на самом деле "письмо дружбы", написанное от руки на двух тетрадный листах в линеечку. В письме говорилось о том, что все дети всего мира должны дружить между собой. В самом конце письма стояло шесть адресов из разных городов и республик. Я должна была на первый адрес этого списка выслать любую красивую открытку, переписать письмо шесть раз без первого адреса и последним в списке адресов поставить свой. Далее все шесть писем следовало раздать или разослать друзьям, родственникам, всем, у кого есть дети. И когда эта цепочка продлится (геометрическая прогрессия) я должна была бы получить миллион открыток из всех концов земного шара. Конечно не все высылали, ведь это труд: пойти на почту, купить открытку, конверт... Мы это сделали с папой с превеликим удовольствием. Это была чудесная акция и все бы ничего, но шесть раз переписать письмо о двух листах для ребенка было сложно. После того, как мы послали открытку по первому адресу из списка, папа сел за переписывание письма. У папы очень неразборчивый почерк, но он старался, зная, что это письмо будут читать дети. Поздно вечером, когда все письма были написаны, мы о чем-то поспорили и я, разозлившись, порвала все эти написанные папой письма в клочья. Папа подошел и дал мне пощечину. Единственную в моей жизни. Больно мне не было. Это, скорее, привело меня в чувство, потому, что я поняла, что я прервала цепь Дружбы. Я собрала обрывки писем, выбросила их и пошла спать. Я плакала долго, пока не заснула. Утром, когда я встала, первым делом пошла к папе. Как сейчас помню, он обнял меня, прижал к себе и сказал, что был не прав, ударив меня по лицу. Он сказал, чтобы я запомнила на всю жизнь, что пощечина - это не выход и чтобы никогда не била никого по лицу. Я пообещала папе и тоже извинилась и тут... Мой папа протянул мне пачку писем. Он писал их ночью...
  
  Как я поступаю со своими неуправляемыми детьми? По-разному. Иногда не хватает силы, ума, терпения, и я выхожу из себя, совершаю глупости, раскаиваюсь, прошу прощения. Со старшими детьми было проще. Запомнила два случая, которые многому меня научили. Милые мои мамы и папы! Никогда не поступайте так! Это ужасно, потому, что я живу с этим до сих пор. Не подумайте, что все так страшно - мои дети давно простили меня и любят, слава Б-гу! Но есть грех...
  Мальчишкам было по три годика и нам подарили очень красивую и дорогую книжку. Прекрасная печать, картинки - чудо, обложка - прелесть, к счастью мягкая, сейчас поймете, почему к счастью. Дети сидели в комнате, "читали" книгу, я была на кухне. Когда я пришла в комнату, увидела, что с книгой случилось то же самое, что и с письмами, которые когда-то писал мой папа. Она была изодрана вся. Дети не поделили книжку, подрались и мой старший из двух близнецов разорвал, видимо, с мыслью: "Так не доставайся же ты никому!" Я вырвала у Мишки остатки книжки и ударила его этими остатками по лицу... Сижу, пишу и плачу, честное слово. Я ненавижу вспоминать этот эпизод, но не могу его забыть. Я до сих пор помню глаза моего сына... Он ничего не говорил, но слезы просто покатились у него из глаз. Он стоял, смотрел на меня и плакал молча. Я прижала его к себе, просила прощенье, но дело было уже сделано и я не могла ничего изменить. Мишенька быстро забыл обиду, потому, что дети вообще быстро ее забывают, я же помню вот уже двадцать пять лет.
  Второй случай произошел, когда моим детям было по семь лет. Я очень вкусно готовлю и всей моей большой семье нравится моя еда. Об этом я напишу в своей следующей книги, даст Б-г, как нужно готовить, чтобы еда не только пошла впрок, но и стало лучшим лекарством для всей семьи и, самое главное, для детей.
  Мой средний мальчик плохо кушал с самого рождения. Мне казалось, что эта проблема пропадет, когда он вырастет и я не ошиблась. Но в семь лет накормить моего Сережку - это была морока. Сижу за столом я, по правую сторону сидит один мой сын, по левую сторону другой. Перед каждым из них стоит тарелочка с супчиком. Парни мои категорически отказываются кушать этот чудесный овощной суп. Я уговариваю их долго, объясняю почему нужно кушать супчик, приготовленный с любовью. Суп остыл, а я все продолжаю уговаривать мальчишек попробовать хоть ложечку. И тут мой средний мальчик произносит одну фразу, от которой я теряю над собой контроль. "Я это г... кушать не буду..." Молчание. Я поднимаю тарелочку с остывшим за пол часа переговоров супом и надеваю своему мальчику на голову. Ругайте меня теперь, осуждайте, но я это сделала. Сейчас я, безусловно поступила бы по-другому. Не хочешь - не кушай! Проголодаешься - придешь и покушаешь. Но это сейчас я умная. А тогда мне было тридцать лет. Вообще мне кажется, что настоящей мамой я стала только с появлением своего младшего сына. Онемевший от ужаса Сережка смотрел на меня глазами, полными недоумения и даже ужаса. Я безумно люблю своих детей и никогда ничего подобного себе не позволяла. Я молча посмотрела на Мишу, который застыл, глядя как на брате сидит новый головной убор. "Ты тоже не будешь кушать это г...?" - спросила я Мишу. "Я буду!" - и ребенок, быстро схватив ложку, стал со скоростью света хлебать холодный супчик...
  Этот эпизод не делает мне чести, я понимаю. С неуправляемыми детьми порой очень трудно договориться и мы теряем контроль над собой и над ситуацией. Уже потом я отвела заплаканного ребенка в ванную, поставила его под душ, просила прощения... Он простил, но... Простила ли я себя за то унижение, которое пришлось пережить ему, сидя с тарелкой на голове? С третьим сыном я была уже умнее, но он был другой. Мы с мужем порой попадали в такой тупик, глядя на его неуемный нрав и сложный, с самого рождения, характер. И когда мне было особенно трудно, когда хотелось выть и кричать на весь дом, я не нашла ничего лучшего, как молиться. И теперь я с уверенностью могу сказать, что материнская молитва - это великая сила! Она со дна моря поднимет и из небытия вытащит ребенка.
  Начала я с того, что стала читать с ним молитву на ночь. Прекрасная молитва - достойное завершение дня. Я дарю вам ее и если у вас в доме есть такой несговорчивый малыш любого возраста, попробуйте! Сначала он не хотел слушать. Потом услышал и только потом стал за мной повторять. А если он по прежнему гнал меня из своей комнаты в периоды обострения его характера, я приходила и читала ее над спящим ребенком...
  
  Молитва на ночь.
  
  "Властелин мира! Вот я прощаю всех, кто обидел меня, или досаждал мне, или согрешил предо мной, нанеся ущерб телу моему, либо имуществу моему, либо доброму имени моему, либо всему, что есть у меня, по принуждению или по своей воле, вольно или невольно, словом или делом, в этом или в другом воплощении души моей, прощаю всех людей, и да не будет наказан из-за меня никто. Да будет воля Твоя, Господь, Б-г мой и Б-г отцов моих, чтобы я больше не грешил, и не повторял своих грехов, и не гневил Тебя заново, и не делал дурного в глазах Твоих, а то, в чем согрешил я перед Тобой, сотри по милости твоей великой, но не через страдания и тяжелые болезни. Да будут угодны речи уст моих и помышление сердца моего перед Тобою, Господь, Твердыня моя и Избавитель мой!"
  
  В комментариях к одной из моих глав я прочитала такие слова: "Не дай Вам Б-г никому прийти к врачу или полицейскому за помощью, вместо содействия услышать: "На все воля божья"...
  
  Таки да, мои дорогие! На все!!! Врач - всего лишь инструмент в Его руках и я в этом убедилась на своем опыте, ибо Всевышний совершает чудеса естественным путем. И если исчерпаны все средства педагогики - обращайтесь к Всевышнему, именно у него вы найдете ответы на все вопросы... Но при этом делайте все и больше для своих детей, БУДЬТЕ РЯДОМ и если путь, выбранный вами, правильный, Б-г ведет, поверьте! Не всегда сразу, иногда проходит время, но по другому быть просто не может!..
  
  
  ГЛАВА 8.
  
  НЕУПРАВЛЯЕМЫЕ. Часть 2
  22.03.2014 г.
  В этой главе мне хочется поговорить о детях, которых принято называть гиперактивными. Только, пожалуйста, не рассматривайте то что прочитаете как мораль или нотацию. Моя ученица в комментариях к 5 главе ('Другие дети') затронула одну из самых болезненных школьных тем. И я подумала, почему бы не попробовать обобщить мой опыт работы с такими детьми, которые не вписываются в рамки социума? И рассмотреть эту тему изнутри, с позиции того, что эти дети нуждаются в помощи, а не в порицании и уж ни в коем случае, ни в осуждении. Самое главное правило мы помним: НАЧНИ С СЕБЯ! Именно так я попытаюсь сформулировать и изложить свои мысли, наблюдения. Дорогие друзья! Если у вас появится желание комментировать, опровергать - с радостью приму все! Пишите! Спорьте! Критикуйте! Вы чувствуете, наверное, что мы вместе пишем эту книгу, которую именно сегодня мне предложили издать, вы не поверите, В КАНАДЕ!!! Это значит или мне кажется, что ее читают и там? Начинаем разбираться в проблеме неуправляемых а, точнее, гиперактивных детей.
  
  Как только появилось это определение ребенка, мы все подумали о просто шустрых неугомонных детях, с которыми почему-то очень трудно договариваться как дома, так и в школе. Если вспомнить наше время, то вроде бы такие дети тоже были, но их называли шкодливыми. Оказывается "гиперактивность" - это диагноз, настоящий медицинский диагноз, поэтому не спешите его ставить вашему ребенку. Но если все-таки он попадает в такой раздел - тогда все не просто... Я часто наблюдаю таких детей в школе в последнее время. На самом деле существуют определенные признаки, чтобы определить склонность к гиперактивности. Его еще называют "дефицит внимания", то есть когда ребенок не может сосредоточиться на каком-нибудь одном занятии. То, что я приведу ниже - нужно обязательно знать, чтобы мы поняли, с чем имеем дело. А поняв, что наш самый любимый ребенок именно таков, попытаться помочь в первую очередь ему, а заодно и себе, любимому.
  Дело в том, что когда стали появляться такие дети, мы, учителя, растерялись: вся воспитательная методика свелась к одному: "Выйди из класса вон и дай работать остальным!" Это происходило не потому, что нам очень хочется покоя на уроке, а потому, что мы, порой, бессильны что-либо сделать. Когда мы учились в вузах и близко никто не говорил о таких детях. Предполагалось, что как только учитель входит в класс, все ровненько садятся, спиночки прямые, ручечки в пенале а руки на парте. На парте, кстати, предполагался абсолютный порядок. Поворот головы вправо-влево - расстрел на месте. Вспоминаете? По крайней мере, когда я училась в школе, так и было! Я даже знала ребенка, который писался от страха поднять руку и попроситься в туалет. Поэтому вопрос, что делать нам, учителям, узнавшим практически очень недавно о таком синдроме? Нет таких курсов, которые обучали бы учителей работе с такими детьми. Есть психологи в школах, но этого мало, понимаете! Если такой ребенок есть в классе, тогда нужно, чтобы психолог сидел на каждом уроке, потому что каждый урок в этом классе под угрозой срыва. Взрыва, я бы даже сказала.
  Нам, учителям, нужно за год пройти 5 дней различных курсов по предмету. Это могут быть семинары, конференции, но за много лет ни одних курсов по работе с такими детьми не было - скажу с уверенностью. Тут мы предоставлены сами себе: читай, узнавай, экспериментируй, ошибайся... А урок есть урок и нужно еще сделать так, чтобы класс усвоил материал! А у ребенка "взрыв"... Иногда хочется взять за шкирку и выкинуть вон из класса. Но помните, я в начале выбрала для себя золотое правило: к ребенку можно подойти только для того, чтобы погладить или прижать к себе. Слова, порой, не действуют вообще: в момент срыва разбушевавшийся ребенок тебя не слышит. Пробовала не реагировать - это заводит его еще больше. Значит так, сказала я себе. Нужно узнать все об этих неуправляемых и если ты понимаешь, с чем имеешь дело, можно искать выход. Я стала приглядываться к ним (такие дети сейчас есть практически в каждом классе и хорошо, если это один ребенок) и много читать на эту тему. В Интернете сколько угодно рекомендаций и советов психологов, врачей, но как выбрать главное? И как вспомнить все это и применить, когда находишься в эпицентре этого взрыва непосредственно?
  Я выделила для себя главное, что нужно знать о гиперактивных детях и считаю, что это важно знать родителям, которые тоже в тупике. С одной стороны им стыдно перед другими родителями класса, с другой стороны они и сами не знают, что делать. А родители других детей давят: давайте уберем мальца из класса! Геть его! Ату! А учитель тоже не знает, что делать и начинается кошмар для всех. Именно поэтому я затронула данную тему: хочу разобраться сама и жду ваших советов, если я ошибаюсь.
  
   Несколько пунктов, по которым можно определить, является ли ваш ребенок гиперактивным:
  
1. Гиперактивным детям трудно сосредоточиться на чем-то одном, они быстро перескакивают с занятия на занятие, оставляя предыдущие дела недоделанными.
2. Совершенно бестолковая и чрезмерная активность. Вроде бы ребенок что-то делает, суетится, но результатов труда его не видно.
3. Такие ребята очень импульсивны, порой даже безрассудны. У них, как мне кажется, отсутствует страх в момент особого возбуждения и от них можно ждать чего угодно. Они постоянно что-то делают, не подумав, отвечает на задаваемые вопросы невпопад, перебивает окружающих. Во время игр со сверстниками не следует правилам, из-за чего с участниками возникают конфликты и порой даже драки.
4. Эти дети часто попадают в неприятные и порой трагичные ситуации, а в подростковом возрасте склонны к асоциальному поведению.
5. Вообще у этих детей все чрезмерное: частые вспышки гнева, драчливость, хулиганство, жестокость к животным и людям, лживость, воровство, откровенное неприятие того, что говорят взрослые. Мы это называем "непослушанием".
А еще я заметила, что синдромом гиперактивности страдают только мальчики. Почему - не спрашивайте, не знаю.
  Но если ребенок в школе, обществе ведет себя абсолютно нормально а дома словно с цепи срывается, нужно просто присмотреться к нему повнимательнее. Значит что-то вы, дорогие родители, делаете не так. Озлобленность и "антисемейное" поведение могут проявиться как в отношении кого-то одного в семье, так и всех сразу. Ребенок демонстрирует откровенную ненависть и вспышки гнева: сестра взяла его игрушку, в результате он со злобой разбил и свою игрушку и испортил любимые вещи сестры; папа попросил его вести себя потише - случилась длительная истерика, а затем непонятным образом исчезли любимые папины часы. Я считаю, что здесь просто-напросто отсутствует взаимопонимание между родителями и таким ребенком. Может ему что-то не нравится?
  
  Давайте попробуем разобраться и в этом. Сейчас буду говорить о примерах, которые были в моей учительской практике.
  Причины такого поведения в семье:
1. Замужество мамы и неприятие отчима. Рождение второго ребенка.
2. Постоянное чувство вины у родителей, неважно за что и перед кем: дети это чувствуют и если не понимают, что происходит, срываются и "взрываются".
3. В асоциальных семьях очень часто наблюдается такое "неадекватное" поведение у ребенка и поверьте, есть от чего.
4. Ребенок думает, что его из-за чего-то не любят родители и боится поговорить об этом.
  Можно еще покопаться и найти причины расстройства подобного рода у детей, но теперь мне хочется поговорить о том, что делать нам в школе и дома, если мы понимаем, что с ребенком что-то не так.
  В чем я абсолютно убеждена, так это в том, что нужно себе четко сказать: с моим ребенком что-то не так. У нас проблема. До тех пор, пока вы, мои дорогие, не поставите этот "диагноз", вы не сможете ничего решить. Давайте так его и назовем: "что-то не так!" То есть вы понимаете, что ребенок развивается нормально, он интеллектуально развит, но что-то идет не так, как вы задумывали. Причины этого "не так" я попробовала классифицировать выше, скорее всего не все, но вы запросто можете добавить.
  Вопрос второй и самый главный - ЧТО ДЕЛАТЬ? Что делать в такой ситуации всем нам: родителям, учителям, детям, родителям класса...?
  Правило 1. Принимать своего ребенка таким, какой он есть. Он ваш и если вы его не принимаете, что говорить об обществе? Кому он нужен кроме вас такой, какой он есть, ну еще пару-тройке педагогов, которые принимают вашего ребенка и любят его не смотря на все синдромы мира?
  Правило 2. АКТИВНО ждать, что гиперактивность может уменьшиться или вообще исчезнуть по мере того, как ребенок растет. Я специально выделила слово "активно", потому что наблюдать, как вашему ребенку плохо и ничего не предпринимать - это возможно только в том случае, если вам на него наплевать, что часто бывает в асоциальных семьях. Но они нашу книжку не читают и вообще, к моему великому сожалению, никакие книжки не читают... Я вижу таких детей и сердце разрывается от жалости к ним и невозможности что-либо изменить...
  Правило 3. Таким детям совершенно бесполезно делать замечание в приказном порядке. В лучшем случае, это вызовет у них неприятие, в худшем хамство и агрессию. Если я учитель, то должна предвидеть это, но не всегда получается. Нужно контролировать прежде всего себя, чтобы общаться с таким ребенком.
  Правило 4. Хвалите своего ребенка, будь вы родители или учителя. Замечайте каждый положительный момент в изменении его поведения. Эти дети нуждаются в похвале, как никакие другие. Когда исчезает "взрыв", эти дети раскаиваются и им становится стыдно и неловко за свое поведение. Примите их раскаяние! Заметьте его и зафиксируйте. Но хвалите не очень эмоционально, потому, что у ребенка гвоздем засядет в памяти, что для того, чтобы тебя ТАК похвалили, нужно опять набедокурить, а потом извиниться и измениться. Любые ваши эмоции вызывают у такого ребенка перевозбуждение, понимаете? Отсюда вытекает правило пятое.
  Правило 5. ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НЕ СПРОВОЦИРОВАТЬ У ГИПЕРАКТИВНОГО РЕБЕНКА "ВЗРЫВ", НУЖНО КОНТРОЛИРОВАТЬ СВОИ ЭМОЦИИ!!!!! Это сделать труднее всего, поверьте, особенно учителю, особенно на уроке и тогда, когда на тебя смотрят еще двадцать пять детей.
  Правило 6. Беседуя с ребенком, смотрите ему прямо в глаза. Заметьте, я не написала с гиперактивным ребенком. С любым! Любому ребенку нужно смотреть в глаза, когда вы с ним разговариваете! Дети умеют читать по глазам, в отличии от нас, взрослых. И если в ваших глазах ЛЮБОВЬ, в ребенок это сразу поймет, он услышит вас!
  Правило 7. Энергия любого ребенка должна направлена в позитивное русло. Когда-то моей маме сказали, что если бы мою энергию направить в нужное русло, можно было бы на этой реке построить целую электростанцию. Мои родители и направляли как могли. И ничего, получилось! Ребенок должен ТВОРИТЬ, но делать то, что ему по душе, будь то спорт, танцы, рисование, плавание, то, где он будет видеть результат своего труда. И только тогда он поймет, что может созидать а не разрушать.
  Правило 8. Все, что вы предлагаете ребенку, должно быть ему не только по сердцу, но и ПО СИЛАМ! Не получается - не наказывайте, пробуйте делать ВМЕСТЕ с ним. У вас, кстати, тоже может не получиться...
  Правило 9. Повышайте любыми средствами самооценку такого неуправляемого ребенка. Обсуждайте с ним все-все, что его волнует, но не с позиции "ты-придурок и неужели непонятно, что нужно не так!" Это правило сложное для выполнения, я понимаю. Когда мой сын пришел и сказал, что в классе объявили шоу талантов, а у него никаких талантов пока нет, мы стали придумывать ему таланты. Оказалось - есть и мне нужно было только объяснить моему мальчику, что таланты и способности могут раскрываться на протяжении всей жизни человека. Писать пьесы я стала в 43 года...
  Правило 10. Дорогие мои! Помните: неуправляемые дети больше других нуждаются В ЛЮБВИ! Именно отсутствие дефицита любви может перекрыть "дефицит внимания"! Любить своих детей можно по разному, но им нужна другая любовь, нежели существует любовь в животном мире! Ни одна кошка, ни одна собака собака не может сказать своему детенышу то, что может сказать мама своему ребенку: "Я В ТЕБЯ ВЕРЮ!" Это относится и к учителю! Когда ученик понимает и чувствует, что учитель в него верит, это знание придает ему необыкновенную силу! Он в ответ начинает верить учителю. Запомните этих четыре слова, а еще лучше, напишите огромными буквами на самом видном месте дома, школы, класса и вы увидите, что эта простенькая маленькая фраза делает чудеса с нашими детьми! И когда вам захочется кричать, топать ногами, махать руками или не дай Б-г ударить, вспомните, что у вас есть волшебное оружие против гнева, шока, гиперактивности и прочих неприятностей. Эта панацея всегда с вами: "Я В ТЕБЯ ВЕРЮ!"...
  
  
  ГЛАВА 9
  
  О САМОМ ГЛАВНОМ!
  23. 03.2014
  
  А жизнь продолжается... Как будто-бы ничего не изменилось: солнце светит, птички поют, весна на улице, все мои со мной. И все же мне грустно... Завтра понедельник. У меня четыре урока с перерывом. Третий - окно. Я люблю окна. Их мало кто любит, говорят, окна расхолаживают. А мне кажется, что пять или семь уроков без окон провести сложно. Представляете, что чувствует учитель к седьмому уроку? Я вам расскажу: усталость и раздражение. Поэтому я люблю окна. Звенит звонок с урока, я доделываю свои дела, закрываю компьютер, беру сумочку и спускаюсь в столовую. Здороваюсь с девочками-поварами, они у нас замечательные и очень вкусно готовят, подхожу к Валечке, нашему шеф-повару, заказываю чашку кофе и сажусь за столик для персонала. Именно для персонала школы... Больше я за этот столик не сяду - я больше не персонал. Приходят мои коллеги, друзья, все у кого окна собираются за столом персонала - мы общаемся. Мы интересны друг другу, нам хорошо. Мы отдыхаем и наслаждаемся тишиной в школьной столовой. Иногда очень нужна тишина нам, учителям. Кто-то рассказывает анекдот и мы смеемся. Кто-то делится проблемой и мы обсуждаем это. Нам хорошо вместе...
  
  Чем я буду заниматься в понедельник?.. Утром встану, приготовлю завтрак, покормлю своих любимых мужчин, отправлю одного на работу, другого в школу... Потом уберу спокойно со стола, не спеша уберусь в доме, приготовлю обед. Нет, сначала сяду писать. Сейчас эта книга - мое лекарство, мое спасение, если хотите. Начиная с трех лет я, так как сейчас, встречала начало недели только летом. Летом никуда не нужно было спешить ни тогда, когда я училась в школе, ни во время моей учебы в университете, ни когда я работала. Господи! Сколько женщин никогда не ходило на работу! Миллионы! И ничего - живы! И я выживу. Просто нужно привыкнуть. В течение недели три предложения о постановке спектаклей по моим пьесам в разных частях нашей бывшей необъятной, боюсь произнести это заветное слово, ибо цензура не спит. В голове уже зреет новая пьеса и новые планы на жизнь. Жизнь продолжается, дорогие мои и если обстоятельства сложились так, значит нужно приспособиться к этим обстоятельствам. Не хочется сейчас разбирать, кто прав и кто виноват, каждый получил, что хотел: родители - другого учителя для детей, школа - учеников и дополнительные часы, я - огромное количество верных друзей и море любви! Только на расстоянии видится истина такая, какая она есть - порой, неприглядная, порой жестокая, а порой настоящая... Дети мне пишут письма... Как важно говорить друг другу хорошие слова, пока люди рядом. Если бы вы знали, дорогие мои, что я испытываю, когда сажусь с утра писать очередную главу! Я бы назвала это счастьем! Счастье осознавать, что вы рядом, что мы стали как-то очень близки, я обрела старых друзей и получила новых... Как вы думаете, стоило ради всего этого пережить стресс? Я думаю, стрессы никому не нужны! Милые мои, берегите друг друга от этих проклятых стрессов! Мне жаль, что люди тратят на это время. Представляете себе, тратить драгоценное время, чтобы испортить кому-то жизнь?..
  
  У меня никогда не было свободного времени. Большая семья, дом, работа, которая забирает большую часть времени, театр, пение на каких-то городских мероприятиях - день пролетал порой настолько быстро, что мне казалось, он длится всего часов 10, но никак не 24. Неделя укладывалась в три дня! Но, каким-то образом все успевала. Правда, я мало сплю. Мне хватает 5-6 часов для сна. И так долгие долгие годы учительской моей жизни.
  Как все будет происходить дальше - пока не знаю. Думаю ли я об этом? Безусловно думаю! Что-нибудь обязательно придумается, в чем я ни капельки не сомневаюсь... Я знаю одно и наверняка - ПЕДАГОГИКА ИЗ МОЕЙ ЖИЗНИ НЕ УШЛА И НЕ УЙДЕТ. Ее нельзя выключить, если она есть. У меня она есть. И всегда была, с самого начала, с детства. Жила себе Педагогика в детском сердце и росла вместе с ребенком. И никто не может ее забрать, если она там продолжает жить...
  Год назад мы с Ирочкой поехали на семинар Шалвы Александровича Амонашвили в Латвию. Поехали не на весь семинар, на последний день. Семинар идет целых пять дней! В маленьком городке, который скорее смахивает на деревню, стоит себе красивейшая школа в которой учится только 85 учеников и работает 12 учителей. Видимо все средства, получаемые этим городком на развитие, идут в эту школу - так все красиво и правильно! Сидели, слушали то, что говорил Шалва Александрович. Уже который раз слушаем, а все слышится по новому. В чем секрет? В том, что мы не стоим на месте, растем. Человек может расти до конца своей жизни. Конечно, я имею в виду духовный рост. Душа человеческая безразмерна и имеет удивительное свойство расширяться до бесконечности. И, что самое интересное, сосуд для Души, называемый телом, вмещает в себя неограниченное ее количество! Тяжело ли ее носить? Да, конечно. Она может болеть, может страдать, может становиться меньше, ОНА ТРАНСФОРМИРУЕТСЯ в зависимости от наших мыслей и поступков... Я сидела, слушала этого Большого Человека, который в течении пяти дней, работая с полным залом, не присаживается ни на минуту, вещая о самом главном предназначении учителя - быть Учителем. В кого-то попадает сразу, для кого-то должно пройти время, а в кого-то вообще никогда не попадает потому, что его Душе это пока не нужно. Мне нужно, поэтому попадает каждое слово. В конце семинара Шалва Александрович попросил учителей закрыть глаза, потому, что будет медитация. Это его медитация и он дарил ее людям. Никто и ни что не должно мешать принимать эти, казалось бы, давно всем известные истины, поэтому нужно закрыть глаза. Я глаза не закрыла, стала записывать. Ирочка, которая сидела рядом шепнула, чтобы я слушала, а не писала. Но я не могла, мне зачем-то обязательно нужно было ее записать. Интересно, а будет ли работать эта медитация без Шалвы Александровича? Я думаю будет. Сила этой медитации не только в том, кто ее произносит, а и в самих словах! Мощная сила, если вслушаться и вчитаться. Я сейчас подарю вам эти слова, чтобы прочитали вы их, независимо от того, учителя вы, родители или дети. Вчитайтесь в эти слова и задумайтесь всего на одну секунду, что чем больше учителей будут знать эти прописные истины, тем счастливее будут наши дети. Все они НАШИ ОБЩИЕ дети. РОДИТЕЛЯМ ТОЛЬКО КАЖЕТСЯ, ЧТО ОНИ ВЫБИРАЮТ УЧИТЕЛЕЙ СВОИМ ДЕТЯМ! На самом дели КАЖДЫЙ ИЗ НАС САМ ВЫБИРАЕТ СЕБЕ УЧИТЕЛЯ, ибо Учитель - это проводник, поводырь, называйте как хотите! Это доказывает и мой уход из класса, родители которого решили судьбу своих детей одним росчерком пера. Не мою судьбу. Судьбу детей, которые ждут, надеются и в чем я ни сколько не сомневаюсь, продолжают любить меня, так как чувство это взаимное. Оно не куда не уйдет только потому, что кто-то так хочет. Оно возникает независимо от чьего-то желания и в этом секрет и великая тайна ЛЮБВИ. Вчитайтесь внимательно в эти слова и подумайте, когда будете читать, можно ли общаться с детьми любого возраста по-другому?
  
  Медитация "Ты есть учитель!"
  "Я есть учитель, соработник у Творца. Школа во мне - я и есть школа. Я - носитель лестницы для восхождения духовной сущности ребенка.
Я веду великое служение. Мой труд есть служение!
Вера учителя вмещает сознание двух миров - Высшего и Земного, я - носитель высшего сознания.
Ребенок для меня - ЯВЛЕНИЕ! Ребенок - носитель величайшей энергии духа, но в нем ЗЕМНАЯ ПРИРОДА. Ребенок - союз НЕБА и ЗЕМЛИ, ДУШИ и ТЕЛА. Я принимают ребенка таким.
  Я принимаю Законы служения:
1. Любить ЛЮБОГО ребенка красиво, нежно, мудро.
2. Принимать ребенка таким, какой он есть. Радоваться любому ребенку.
3. Проявлять ДОВЕРИЕ к ребенку.
  Я принимаю следующие принципы:
1. Очеловечивать среду вокруг ребенка.
2. Восполниться творящим терпением. Пусть оно не знает границ!
3. Утверждать в ребенке личность, его неповторимость.
  Учитель - надобщественное явление, норма человечества. Я буду взращивать в себе доброту, щедрость, великодушие и искренность.
  Я принимаю то, каким должен быть учитель:
1. Изящное исполнение педагогических процессов. Быть красивым перед ребенком
2. Стремление к постоянному обновлению. Мир меняется, учитель открыт к новому, лучшему, доброму.
3. Творчество и самосовершенствование. Творчество возвышает а самосовершенствование помогает углубиться в своих духовных дарах.
  Я принимаю Заповедь:
Верить в безграничность ребенка, в свою искру Божью.
  Я принимаю Мудрость:
УТВЕРЖДАЮЩИЙ БОГАТ, ОТРИЦАЮЩИЙ БЕДЕН!
  Я принимаю Призвание:
Помочь детям полюбить СВОЙ духовный мир.
  Спросят: "Ты учитель?"
Отвечу: "Я - ученик своих учеников, я половинка каждого из них."
Спросят: "Как их воспитывать?"
Отвечу: "Как яблоня, которая растит в себе семя."
Спросят: "Чему ты учишь?"
Отвечу: "Учу счастью - лучшие знания в сердце моем."
Спросят: "Что главное в труде твоем?"
Отвечу: "Возвышая - сами возвышаемся.То с чем ты родился - подарок Б-га, то с чем ты умрешь - твой подарок Б-гу. Я люблю свою профессию, люблю детей и веду служение перед Творцом!" Ш. А. Амонашвили.
  Вот такая медитация... Ответьте себе, мои дорогие, можно ли сказать лучше?..
  
  
  ГЛАВА 10
  
  СИМФОНИЯ УЧИТЕЛЬСКОГО СЕРДЦА
  24 марта 2014 г.
  
  Дорогие мои друзья! Сегодня я заканчиваю писать самую первую мою книгу. Пришло время перевернуть и эту страничку - так устроена жизнь : все имеет свое логическое завершение. Я хочу поблагодарить вас, мои родные, за поддержку, за ваши эмоции, за время, которое вы провели за чтением моей книги! Вместе мы думали, рассуждали, формулировали, соглашались, опровергали и мне кажется, что все это было не лишним, если вы по-другому посмотрели на образовательный процесс, на школу и на своих детей!
  
  В комментариях к прошлой главе моя коллега, прекрасный учитель, работающей в гимназии, сформулировала одну из самых важных проблем современной школы. Я старательно обходила эту тему стороной, но сейчас поняла, что отмалчиваться больше нельзя и предлагаю вам поговорить на очень злободневную тему "Учителя на заказ". А для того, чтобы наше путешествие стало увлекательным, я приглашаю вас прогуляться со мной на рынок.
  
  Мы подъезжаем к торговому летнему рынку и идём в тот ряд, где торгуют овощами. Сначала хотела написать фруктами, потом решила, что все-таки правильнее будет написать - овощами. Какая разница, спросите вы меня? Разница есть. Фрукты в основном сладкие, за исключением нескольких кислых. Овощи - разные. Чувствуете, куда клоню? У нас большая корзина и много денег. Мы должны приготовить стол. Подходим к симпатичной женщине с красивыми помидорами. Спрашиваем: "Сколько?". Она называет цену. Мы округляем глаза и переспрашиваем: "Сколько, сколько?????" Нам нравится этот товар, но нам не нравится его цена. Мы идем дальше и ищем тот самый компромисс, который сделает нашу покупку выгодной для обеих сторон. Находим, складываем в корзину. Мы двигаемся дальше и покупаем огурцы, морковь, лук, чеснок, тыкву, кабачок ну и какой стол без баклажана. Приходим домой, готовим праздничный стол и ждем гостей. Приходят гости, вкусно и много едят и спрашивают хозяев, где ем удалось купить такие свежие, красивые и, что важно, разные овощи? "Какие чудесные помидоры!" -восклицает одна из женщин? "Почем? Да вы что? Не может быть! Такие красивые и так недорого? У кого вы их брали? В каком ряду? Я завтра же пойду и куплю такие же.." "И я пойду!" - говорит вторая. "И мне нужно!"- заявляет третья... Что вас настораживает в этой женской болтовне? Меня ничего! Это нормально! Мы все ищем что-то и хотим купить это дешево. Это нормально, когда речь идет о рынке и это совершенно не нормально, когда речь идет о школе. Да, мы сейчас живем в условиях рыночной экономики и учителя можно точно так же выбрать, как овощи на рынке, считают НЕКОТОРЫЕ родители. К счастью их меньшинство.
  Я попробую описать, как происходит этот акт купли продажи в наших школах.
  Никто не будет спорить с тем, что каждый родитель хочет для своего ребенка самого лучшего учителя! И скорее всего ребенок этого учителя заслуживает. Вопрос: подходит ли этот самый учитель вашему самому лучшему ребенку? Вы уверены, что выбирая учителя, или точнее не скажешь, "заказывая" его, вы готовы к тому, что ваш ребенок может не принять это большое для себя счастье просто потому, что могут не совпасть биоритмы, характеры, менталитет, наконец? Вы уверены, что именно этот человек станет проводником для вашего ребенка к его мечте? Или вы хотите спокойствия для себя: я все сделал, чтобы дать моему ребенку самое лучшее? А вы знаете, что для вашего ребенка самое лучшее, или вам только кажется, что вы знаете? Почему я имею полное право говорить вам, милые мамы и папы, заказывающие ребенку учителя в государственной, заметьте, не в частной школе? Потому, что я такая же мама, потому, что я вырастила двух сыновей и сейчас в школе обучается мой третий сын, потому, наконец, что есть законы ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО общежития, Божественные и жить нужно так, чтобы не дай Б-г не преступить их. "Заказывая" учителя ребенку, вы заведомо длите учителей на плохих и хороших. Скажите, кто дал вам такое право, судить учителей? Вы вносите раздор в беспокойную учительскую среду, где в условиях рынка идет самая настоящая борьба за выживаемость! А вы знаете, что для того, чтобы не увольнять учителей, директора делят часы между учителями, потому, что некоторым, у кого нет "тыла" за спиной, нужно просто выживать? Вас не волнуют такие проблемы? Почему? Мы учим ваших детей, как же вас может не волновать, что "заказывая" одного учителя, вы лишаете другого, не менее достойного, права на жизнь? Конечно, вы мне скажете: "А пусть работает лучше! Тогда и его будут заказывать!" Я вам отвечу: вы себе и представить не можете, как пашут учителя! Все без исключения! Вы знаете, что такое открытый урок, который учителя должны давать на школу, на город? А вы знаете, чего школе и учителям стоит пройти государственный аудит, трясущий школу неделю и оценивающий КАЖДОГО работника? Аудитор обязан найти три плюса и два минуса в уроке и именно он может судить о качестве преподавания в школе вообще. А вы знаете, что урок учителя-методиста стоит всего-навсего 15 литов ( 4?), а на уроке сидит 25-30 учащихся в то время, как репетитор берет не меньше 30 литов и работает с одним ребенком? А вы знаете, что в школах абсолютно бесплатно, на голом энтузиазме учителя готовят различные мероприятия для ВАШИХ детей и чтобы провести такое мероприятие, как, скажем, городская конференция, нужен месяц подготовки?
Вы скажете, что вы в этом не виноваты и учителя сами выбрали себе такую профессию. Выбрали! Пашем! За очень небольшую плату!
  ТАК НЕ УНИЖАЙТЕ УЧИТЕЛЯ, отодвинув на задний план всю его работу, поставив на авансцену свое видение педагогического процесса. Сейчас во мне кричит не учитель, МАМА, которой стыдно за тех родителей, которые позволяют себе "заказать" учителя, как товар! Вот с репетиторами - это уже ваше право! Тут вы, пожалуйста, как хотите! Учителя - не репетиторы, учителя - проводники ваших детей в мир Знаний, ощущений, чувств, в удивительный мир, так дайте им это сделать! Вы знаете как лучше - почему вы не в школе? Вы понимаете, что лучше для вашего ребенка - ИДИТЕ К УЧИТЕЛЮ И ГОВОРИТЕ С НИМ!!! Подскажите ему то, что он может не разглядеть, но прошу, не судите и не карайте!
  
  Как же мне до вас достучаться, милые, дорогие наши родители! Да, все учителя разные, как те овощи на рынке: кто-то имеет сладкий привкус, кто-то с горчинкой, а есть и те, что без соли есть невозможно. Да, есть учителя, готовые отдать детям свою душу, а есть те, кого принято называть урокодателями. Есть кропотливые трудяги а есть не трудяги. Но позвольте себе судить компетентным людям об их профессионализме ибо многие из вас просто не компетентны это сделать.
  Я буду защищать учителей на том простом основании, что эта профессия давно нуждается в защите! Только раньше учителей нужно было защищать от государства, а сейчас от кого? От родителей? Что происходит после того, как учителя "заказали", я вам расскажу. Представьте себе, что учитель, которого "заказали", случайно не оправдал ожиданий родителей. Такое бывает сплошь и рядом. Не оправдал в плане оценок, душевных качеств, еще чего-то. Что делают заказчики, если товар не удовлетворяет требованиям? Предъявляют претензии поставщику. В нашем случае - директору. Поставщик вынужден изъять негодный товар и заменить его на другой. Правильно, ведь он уже один раз пытался удовлетворить всем требованиям заказчика. Если поставщик пытается доказать, что товар совсем даже пригодный и качественный, заказчики начинают шантажировать поставщика, что воспользуются услугами другой фирмы, благо существует бешеная конкуренция. Что делать поставщику? Потерять заказчиков или заменить товар? МИЛЫЕ МОИ! МЫ ГОВОРИМ О ШКОЛЕ! Ну какие тут могут быть товарно-денежные отношения? Самое страшное, что пока идут все эти переговоры между поставщиком и заказчиком, товар, то бишь учитель, идет к ДЕТЯМ! Что может дать такой учитель, который ощущает себя товаром, нашим детям? Я уже отвечала на этот вопрос: такой учитель может вырастить качественного потребителя. Если вы, дорогие мамы и папы, считаете это нормой, то мы, учителя, всем сердцем сопротивляемся такому страшному подходу к преподаванию в школе. Но проблема даже не в этой торговле. Проблема в самих детях, которые видя, как родители заказывают учителя, понимают, что учитель - теперь их собственность и они тоже могут позволить себе выбирать и шантажировать: получил 2 - скажу маме, пусть заменят! Не понял тему - объяснить не умеет - нужно поменять и я начну понимать лучше! Родители, милые! Опомнитесь! Не губите детей своих, позволяя им решать судьбы взрослых людей! Вспомните себя, свои ощущения, вернитесь в свое детство, сквозь эту призму детского мироощущения гораздо лучше видно настоящее!
  Одна учительница из Латвии Валечка Войциша, умница, талантливый, любящий своё дело, творческий человечище подарила нам "Симфонию учительского сердца". Напоследок, мои дорогие, я хочу вам сказать: пока звучит эта прекрасная музыка в сердце учителя - вы можете быть спокойны за своих детей! Вчитайтесь в каждое слово, почувствуйте эту музыку, без которой вообще нельзя приближаться к детям, а пока будете читать, ответьте себе на следующие вопросы:
  Можно ли воспитание отделить от обучения? Может ли учитель, у которого не звучит эта симфония, идти к детям и с чем придет такой учитель?
  Готовы ли вы пожертвовать спокойствием своего ребенка в угоду собственным амбициям?
  Считаете ли вы, что педагогика умирает, если в душе учителя не звучит эта удивительная музыка?
  Слушаем свое сердце...
  
  
  СИМФОНИЯ УЧИТЕЛЬСКОГО СЕРДЦА.
  
Представьте себе, что вы композитор, создавший прекрасную музыку.
Сейчас вы будете дирижировать - управлять оркестром. Закройте глаза и постарайтесь услышать мелодию сердцем. В первом ряду тонко и трогательно выводят свою партию чувствительные и изящные красавицы скрипки. Чуть дальше большой и серьёзный контрабас. А там позади уверенно держит мелодию альт - благородный инструмент. Безукоризненно звучит трогательная виолончель. Вовремя вступают грациозная арфа и нежная флейта. Звучанию мелодий придают завершённость и насыщенность звучные барабаны.
Вы чувствуете, как мелодия струится через ваше тело, чувствуете гордость от того, что вы сочинили такую удивительную музыку. Так и есть.
Мы, учителя, дирижеры детских душ, а дети - это целый оркестр эмоций, настроений и поступков. И насколько умело, тонко, талантливо мы будем дирижировать - настолько слаженно, красиво будет звучать оркестр детских сердец.
Вслушайтесь в звуки каждого инструмента. А это значит - загляните в душу каждого Ребёнка: какими мы видим и представляем себе детей, как относимся к ним, как думаем о них - такими они и будут.
  Не забудьте эту мелодию! Ибо пока она жива в наших сердцах - мы истинные Творцы будущего...
  
  
  P.S.
  ГЛАВА 11
  
  СИМФОНИЯ УЧИТЕЛЬСКОГО СЕРДЦА
  1 апреля 2014 г.
  
  Я вернулась в школу...
  К моему великому сожалению не могу пока поставить восклицательный знак. Я вернулась в школу. Если бы я не сделала этого, все написанное мной раньше можно было бы считать ложью. Я, скорее всего, опять затрону то, о чем не принято говорить - о чувствах!
  Вы заметили, что мало о чем можно говорить - люди истолковывают все так, как им выгодно? Конечно, если вырвать фразу из контекста, можно извратить любой смысл! О чем я только не услышала, когда переступила порог школы: и что девочка, о которой я писала, работает у меня теперь домработницей, и что я обозвала учителей овощами, и что я без разрешения некоторых, довольно близких мне людей, писала о них разные разности, которыми они до этого восторгались... Люди разные и им свойственны разные эмоции, это понятно.
  Как многое мне показала моя вынужденная отставка! Кто-то из коллег приветствовал мой приход радостно, с объятиями, слезами. Кто-то даже не поздоровался: как я могла? А что, собственно "как я могла"? Как я могла возмутиться откровенно ложному письму? Как я могла постоять за свою честь? Как я могла пойти наперекор общественному мнению? Как я могла вынести сор из избы? Какой же это сор, друзья мои? Это наша с вами жизнь, такая какая она есть - порой замечательная, порой без прикрас, порой тяжкая. Но это жизнь! Мы все так долго молчали о проблемах школы, что то, что я об этом заговорила, вызвало резонанс, что и понятно! И сейчас я не могу не писать, потому, что я вернулась. Это как второе рождение, если хотите!
  Мои эмоции, которые сыграли не очень хорошую службу, но которые я пытаюсь усмирить и направить в созидательное русло вот уже много лет, чуть не завели меня в тупик. Я это понимаю и даю себе отчет. Я буду с этим работать. Может быть всю жизнь... Но сейчас я хочу рассказать не об этом.
  Да, я признаю, что написанное мной заявление - это была вспышка, порыв. Такой же порыв его подписать был и у директора школы... В результате пострадали все, но, что самое страшное, пострадали дети! Если честно, я об этом не подумала: ушла себе и ушла! Ученики без учителя не останутся, подумала я тогда и теперь страшно раскаиваюсь за свои примитивные мысли. Я просто сдалась, устала, если хотите! Устала сопротивляться непониманию, неверию... А как просто бы все решилось, друзья, если бы единственно, о чем я думала, так это о детях и их родителях, которые оказались сильнее и мудрее меня в сто раз! Они не сдались, в отличии от меня! Они стали за меня бороться: с общественным мнением, с директором, который тоже оказался в незавидной ситуации, с родителями, которые взялись за перо и, что самое главное, со мной. Да, именно так: они боролись со мной за меня, потому что я не хотела больше возвращаться в школу. Мне не было стыдно за что-либо, мне не за что стыдиться - я люблю свою работу!
  Родители и дети не уговаривали меня, не убеждали, они приняли и поняли мою позицию и осознали, что не была позиция оскорбленного в своих лучших чувствах человека, ни в коем случае. Я хочу, чтобы вы все поняли, почему я это сделала, почему я ушла. Нельзя допустить, чтобы профессия, которой я служу, превратилась в сферу услуг! Нельзя с учителями обращаться, как с мебелью: захотел - переставил стол в другую комнату, захотел - вообще выкинул... Да, сейчас многие школы на грани закрытия, часов не хватает, учителя достаточно бесправны, директора держатся на плаву как могут. Но скажите, разве это не шантаж, когда родители, принося списки учителей директору, пугают тем, что уйдут в другую школу, если их требования не будут удовлетворены? Это нечестно по отношению к нам, учителям! Это нечестно по отношению к школе - это не та любовь к школе, которую испытывали люди моего поколения!
  Торговля какая-то, честное слово!
  Как, скажите, объяснить людям, что они не правы и оказывают медвежью услугу своим детям? Так или иначе, учителя, которых не выбирают, идут в другие классы, а чем те дети хуже? А все просто: родители, милые, вам только кажется, что вы выбираете. Вы становитесь управляемыми чьим-то мнением, чьей-то волей людьми. А не проще ли было бы изначально принять учителя? Не получится - тогда нужно думать, что делать. Может не получиться? Конечно, может, но дайте шанс! Присмотритесь, милые, за вашими заявками стоят живые люди! Не унижайте - окрыляйте, ищите лучшее, что есть в каждом из нас, усиливайте наши лучшие качества, а не сейте вражду! Именно поэтому душа моя возмутилась письму, унизительному и оскорбительному не только для меня - для всех учителей!
  Скажите, милые коллеги, разве вы со мной не согласны? Но самое страшное во всей этой истории, что непонятна причина, по которой эти милые и любящие своих детей родители так и не захотели идти на контакт: они категорически отказываются встретиться со мной. Почему? Не знаю и никто не может мне этого объяснить. Любой человек имеет право на защиту, даже преступник. Но я не преступник, не убийца, почему вы лишили меня этого права? Права извиниться, наконец, если я была в чем-то не права! У меня это право отобрали, вот почему я стала писать: для того, чтобы объяснить свой взгляд на жизнь, на педагогику, чтобы вы поняли: мы, учителя имеем право знать, в чем нас обвиняют.
  Родители и дети моих классов решили не сдаваться и стали собирать подписи с требованием вернуть им учителя. Мне сказала одна моя коллега, что это был лучший мой спектакль и лучшая моя роль... И вот тут мне стало страшно... Амбиции, злословие, зависть, что это? Как же можно жить с такими мыслями о людях? Существует педагогическая этика, в конце-концов! Это из серии "девочка-домработница" и "учителя-овощи". Родители отнесли заявление с подписями директору, ученики тоже, и директор сказала, что готова к диалогу... Я без колебаний пришла в школу! Не на поклон, не к врагу, к директору, который был мне когда-то очень дорог, ибо мы вместе начинали строить нашу школу... Она стала директором в очень трудный для всего школьного сообщества период: разваливалось все! Так иногда бывает! Но она не испугалась этой разрухи и коллектив ей поверил. Коллектив за ней пошел! Мы любили ее и помогали, кто чем мог, понимая, как трудно стать лидером в коллективе, где работает 98% женщин. Ее директорское становление проходило в тяжкое для всей школы время: были выделены деньги на реновацию здания и нас всех расселили по разным школам. В первый год своего директорства ей пришлось сократить больше тридцати учителей, потому, что начался отток детей из школы - мало кто верил, что нам вернут здание в центре города...
  Сначала мы, те, кто поддерживал нашу коллегу, взвалившую на себя такой груз, были рядом: помогали, поддерживали, советовали и ошибались, плакали и радовались... Потом, как-то незаметно стали отдаляться - у всех своя работа, семьи, проблемы... Она набралась сил и опыта, ее поступки говорили о том, что она, в сущности, молодая еще женщина, становится мудрой и решительной. Мы радовались, гордились и отдалялись, понимая, что она прекрасно справляется сама: наша школа стала самой многочисленной из русскоязычных школ города. Здесь все играет роль: и местоположение школы и оборудование и чудесный коллектив, в котором каждый работает в поте лица своего и это правда! Но мы забыли главное: школа - это КОМАНДА! Команда единомышленников. Это слабое и сильное звено любой школы, на мой взгляд. Наша команда как-то постепенно не то, чтобы рассыпалась, но каждый ее член стал существовать отдельно, сам по себе. Ниточки, связывающие нас, стали рваться, и мы, оставаясь коллективом, перестали быть единым организмом. И сейчас нужно думать, что нам с этим делать дальше, как восстанавливать то, что стало незаметно уходить...
  Я пришла в школу, вошла в кабинет директора и спросила, могу ли я написать заявление о приеме на работу... Директор предложила мне сесть и... МЫ СТАЛИ ГОВОРИТЬ. Господи, как все просто! Нужно сесть и говорить! Ведь Он именно для этого дал нам речь, чтобы мы, люди, могли говорить друг с другом! Да, у каждого свой язык и людям, порой, невозможно понять друг друга. И даже когда люди говорят на одном языке, людям иногда бывает сложно понять друг друга. Может потому, что они перестают слышать? Как сделать так, чтобы включилось все и сразу: слух, речь, чувства, чтобы отступила обида и непонимание, чтобы вернулись Вера, Любовь и взаимоуважение? Как укротить свои эмоции и свое эго? Где этому учат, скажите, пожалуйста? В каких таких университетах? Есть такой университет - это Душа! Именно там нужно искать ответы на все интересующие вас вопросы! Именно там нужно откапать забытые чувства и эмоции, нити, связывающие людей, тоже находятся там! Порвались? Соединяйте, связывайте, склеивайте, иначе возможно саморазрушение.
  Мы три часа искали ответы, связывали и склеивали то, что как сне казалось, склеить и связать уже невозможно... У нас получилось. Главное понять, что все возможно, если ГОВОРИТЬ друг с другом и СЛЫШАТЬ друг друга... Я очень надеюсь, что когда-нибудь она прочитает эту книгу другими глазами, глазами умного, думающего и умеющего чувствовать человека и тогда откроется истина: не было зла ни в моих действиях, ни в моих словах! Не было посыла свести счеты с кем бы то ни было, отомстить и унизить. Была боль и желание разобраться в себе. Было желание показать всем, что учителей нужно беречь и возвышать, даже если это кому-то кажется абсурдным! Со временем она обязательно разберется, ибо Всевышний дал ей главное - она умеет любить...
  
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ: "МЫ СВЕТ НЕСЁМ!": http://samlib.ru/editors/m/majja_t/mysvetnesiom.shtml
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Волкова "Невеста Кристального Дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин, "Забракованная невеста" (Попаданцы в другие миры) | | Zzika "Вакансия на должность жены" (Любовное фэнтези) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | А.Вейн "Путешествие. Из принцессы в наемницы" (Любовное фэнтези) | | К.Фави "21 ночь" (Романтическая проза) | | У.Соболева "Отшельник" (Современный любовный роман) | | Н.Князькова "Планета мужчин или Пенсионерки на выданье" (Любовное фэнтези) | | С.Грей "Успокой меня" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"