Куришбаев Еркен Алимбекович: другие произведения.

Свобода Человека

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:


СВОБОДА ЧЕЛОВЕКА

От автора

   Настоящая книга повествует об Истории всего нашего мира. Рассказ ведется от лица друга главного героя книги, которого [автора] зовут Илья. Имя самого протагониста - Симон. Вся книга изложена в виде бесед между ними. Они говорят обо всем, что волнует каждого серьезно мыслящего человека - о смысле жизни, о Мировой Истории и ее конечности, о том для чего и зачем живет человек, откуда он пришел и куда движется; о главных вопросах человеческого существования - нравственных проблемах; о философии, религии, искусстве, науке, культуре, политике, спорте и проч. и проч.
   В книге объединены все разрозненные в нашем мире организованного хаоса вещи - они словно пазлы собираются в одну общую картину. По этой причине повествование ведется не от начала к концу, как это обычно можно увидеть у множества авторов, но именно непоследовательно, обнажая хаос падшего мира, в котором мы живем. Такой взгляд на привычные вещи дает возможность увидеть их с высоты птичьего полета и самому соединить воедино некогда разлетевшиеся после грехопадения наших прародителей - Адама и жены его - осколки цельного райского Реального. И по этой же причине для глубокого понимания данной книги необходимо прочитать ее целиком, иначе добиться объемного ее видения не представляется возможным.
   Книга весьма глубокая и серьезная. Это не легкое чтиво для того, чтобы расслабиться после тяжелого рабочего дня или при чтении ее получить удовольствие. Читать такую книгу следует очень вдумчиво, не спеша - само чтение ее уже есть большой труд.
   Такие книги появляются только в переломные времена Истории, как наше нынешнее. Это референтная книга. Она сродни произведениям гениальных творцов, которые изменили ход Мировой Истории - Гомера, Данте, Рабле, Сервантеса, Шекспира, Гете, Бальзака, Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского, а также философов - Платона, Аристотеля, Канта, Вайнингера и др.
   Книга - пророческая. Она рассказывает о том, какие изменения произойдут в ближайшее время, а также о том, что ожидает человечество в конце времен. По милости Божией благодаря этой книге Россия по слову великого А. С. Пушкина вспрянет ото сна - она вновь станет могучей и укажет новый путь всему человечеству. Во многом по этой причине не следует рассматривать эту книгу сквозь призму узконаправленных национальных интересов, поелику под Россией автор подразумевает все пространство, которое наполняет дух великого и могучего русского языка. Она не о том, как стать первым государством в мире по экономике или вооружению - все это мелкие, преходящие, сиюминутные интересы людей, которые называют себя элитой, но не являются по-настоящему выдающимися. Данная книга не предназначена для сомнительного практического применения с целью извлечения какой-либо выгоды. Она - о вечном, о том, что будет даже тогда, когда не станет больше ни одного государства, ни одной нации, ни одной идеологии - она о Свободе Человека.

С О Д Е Р Ж А Н И Е

   Предисловие 5
   Глава I. Знакомство 7
   Глава II. Семья Симона 11
   Глава III. О Симоне 21
   Глава IV. Об этой книге 31
   Глава V. Человек в Реальном рая 32
   Глава VI. Проблема пространства в пространстве 38
   Глава VII. О современных "ученых" 50
   Глава VIII. Знакомство Симона с девушкой, с которой он учился в университете 54
   Глава IX. О чистоте человеческого тела 58
   Глава X. Проблема роста 63
   Глава XI. О гениальности 72
   Глава XII. О женщине и мужчине 97
   Глава XIII. Женщины в Библии 109
   Глава XIV. Свобода человека 127
   Глава XV. Что может человек 129
   Глава XVI. Насильственное деторождение 132
   Глава XVII. Закон сохранения равновесия по форме и содержанию 139
   Глава XVIII. Проблема толкования Библии 166
   Глава XIX. Цикличность времени 168
   Глава XX. Тайна времени 178
   Глава XXI. Алогичность в сознании некоторых людей 185
   Глава XXII. О ложной нравственности 188
   Глава XXIII. О людях, которые выделяются из общества 196
   Глава XXIV. О бессмысленности доказательств трансцендентного 202
   Глава XXV. Законы тождества и противоречия 206
   Глава XXVI. О схлопывании "створок" Свободы 210
   Глава XXVII. О друге Симона, с которым он работал в театре 212
   Глава XXVIII. Проблема одиночества и гений 217
   Глава XXIX. Проблема дискретности человеческого восприятия 228
   Глава XXX. Творец и его творение 238
   Глава XXXI. "Есть целый мир в душе твоей таинственно-волшебных дум..." 242
   Глава XXXII. О мнительности человека и о губительности профессионального мышления 245
   Глава XXXIII. Хороший, Плохой, Злой 251
   Глава XXXIV. О значении девства и жажде жизни 254
   Глава XXXV. Об аде и павшем херувиме 267
   Глава XXXVI. Микрокосм и макрокосм 276
   Глава XXXVII. О разности времен 285
   Глава XXXVIII. О некоторых ересях 292
   Глава XXXIX. Метафизика человеческих страхов 301
   Глава XL. Рассказ Симона о бейсбольном поле 306
   Глава XLI. Главное чудо в жизни Симона 314
   Глава XLII. "Романс" В. Цоя 322
   Глава XLIII. Вертикаль и горизонталь. Крест 332
   Глава XLIV. О смысле того, почему все люди разные 350
   Глава XLV. О служении в армии 357
   Глава XLVI. Связь между незнанием и злом 368
   Глава XLVII. О нравственном законе 374
   Глава XLVIII. О людях безвременно умерших и погибших 379
   Глава XLIX. "Курск", "К-278", "Сан-Хуан" 403
   Глава L. О спорах 419
   Глава LI. Странствующие голуби 424
   Глава LII. Морские коровы 428
   Глава LIII. Сумчатые волки и дронты 434
   Глава LIV. Дежавю, жамевю, прескевю 439
   Глава LV. О Любви 443
   Глава LVI. О Евангелиях 450
   Глава LVII. Мир добр или зол? 466
   Глава LVIII. Любимые книги, фильмы и музыка Симона 471
   Глава LIX. Объединенное государство 480
   Глава LX. Безнравственность счета 485
   Глава LXI. Время девы и время женщины 491
   Глава LXII. Воспоминания Симона о детстве 498
   Глава LXIII. Ход Истории 524
   Глава LXIV. Искажение мифов 527
   Глава LXV. Рай и Горний мир 528
   Глава LXVI. Несостоятельность теории эволюции 529
   Глава LXVII. Мнимые противоречия в проблеме пространства в пространстве 536
   Глава LXVIII. Единство и борьба противоположностей 543
   Глава LXIX. Учитель Симона 549
   Глава LXX. О смысле смерти 559
   Глава LXXI. Память. Девство. Нравственный закон 562
   Глава LXXII. Точность Библейских пророчеств 573
   Глава LXXIII. Вибрации 576
   Глава LXXIV. О Тайне 583
   Глава LXXV. Цельное понимание 585
   Глава LXXVI. О "Шерлоке Холмсе" 594
   Глава LXXVII. Наивность и чистота Симона 596
   Глава LXXVIII. О хождении на кладбища 599
   Глава LXXIX. Об умении радоваться за другого человека. О зависти и жалости 600
   Глава LXXX. Проблема сакрального и профанного 606
   Глава LXXXI. Ограниченное пространство 615
   Глава LXXXII. О философии и науке 619
   Глава LXXXIII. Противоречивость человека 627
   Глава LXXIV. О коллективном демоне 633
   Глава LXXXV. О греховном разделении человека по возрастам 637
   Глава LXXXVI. О незнании 639
   Глава LXXXVII. Язык в Реальном рая 641
   Глава LXXXVIII. Сила веры 644
   Заключение 649
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

П Р Е Д И С Л О В И Е

  
  
   Начиная историю о человеке, с которым мне посчастливилось познакомиться в пору моей юности, нахожусь в очень трудном положении: все слова, которые могли бы вместить в себя происходившие с ним перемены, - бессильны.
   Действительно, человеческая речь, связанная с мышлением или скорее даже с самим актом восприятия воспринимаемой человеком реальности, которую он сам же искусственно сотворяет, не в силах в полной мере выволочь на поверхность его телесного и духовного естества то, что сокрыто в тайных глубинах его души - его "Я". И даже более того - способность человека воспринимать само восприятие воспринимаемой им реальности свидетельствует о том, что в нем есть нечто беспредельно большее, нежели то, что удается ему выразить посредством языка, - нечто такое таинственно-чудесное, что не поддается умозрительному анализу, приручению и ограничению. Это то, что в неразрывном и неслиянном единстве языка, чувствования и мышления отличает человека от всех других живых существ. Это Сам Дух Божий. И все мои старания "высловить" - как-то обусловить это вечное, свободное, цельное единство Слова и плоти, конечно же, беспредельно далеки от того, чтобы полностью передать читателю подлинную, живую историю, происходившую с героем настоящей книги.
   Но я расскажу обо всем так, как могу, - надеюсь, мой рассказ будет хотя бы близок читателю.
   Я верю, что человек способен зажечь свой внутренний, глубоко в нем спрятанный, огонь души, что он может возродить в себе духовную цельность. Как бы сильно ни угнетал его внешний мир, человек все же может пробудиться криком своей совести. Он способен обрести нравственное мужество.
   Ведь и сам я, по милости Божией, преодолел в себе много такого, что раньше отягощало меня тяжким грузом неверия и слабостью духа - какой-то, как мне раньше казалось, неизбывной теплохладностью. И, почувствовав в себе нищету духом, я наконец смог в себе же самом обрести приют для постоянно метущейся моей души.
   В этом мне помог друг. Хотя вообще трудно теперь сказать, кто кому помог - мне кажется, мы вместе с ним искали то, от чего оторвались еще в незапамятные времена наши прародители. И вместе содействовали друг другу в этом нелегком пути.
   И как ни странно, я не стал впоследствии всюду следовать за другом, но это вовсе не означает, что мы отдалились друг от друга. Скорее каждый из нас стал цельным в своей вере Богу и вместе с тем самостоятельным и ценящим свой собственный храм души, но, впрочем, раскрывая проблему подлинного одиночества, я поведаю об этом по мере последующего изложения сей книги.
   Имя друга - Симон. Мое - Илья.
   Симон весь был соткан из противоречий: он обладал грациозным и вместе с тем крепко сложенным телом - казалось, ничто не могло его поколебать как внешне, так и внутренне. Наружность его ничем особенно не примечательная, одновременно производила необыкновенное впечатление: большие карие глаза его смотрели так проникновенно и серьезно, будто бы пытались разглядеть внутри человека, стоящего перед ним, бездну огромного, тайного мира; голова его была всегда с открытым лбом, на который никогда не спадали черные волосы, а в чертах его лица, как и во всей его внешности, было вместе и одновременно что-то женственное, мужественное и наивно-детское.
   Несмотря на свой довольно зрелый возраст - Симону было тридцать два года, когда он отошел в мир иной - ему удалось сохранить молодость примерно двадцати трех лет. А познакомились мы с ним, когда ему минуло двадцать девять лет. Сам Симон незадолго до смерти говорил, что не связывает себя с определенными годами жизни, но, что в разные ее времена он всегда чувствовал себя молодым.
   Роста он был средневысокого с красивыми, длинными ногами и жилистыми, немного натруженными руками - он много, совсем не чураясь физического труда, работал за пределами своего Отечества на строительстве храма Господнего, хотя при этом был очень образованным и глубоким человеком. Причем про образованность свою он говорил, что она - плод его самообразования.
   Движения его были порывистыми, но при этом очень точно выверенными. Он был достаточно силен, чтобы поднять камень весом в пять талантов и пронести его на расстояние десяти шагов - так он поступал, когда все тележки были заняты другими рабочими - при строительстве Божьего храма.
   Симон был очень свободолюбивым человеком - ему претили всякие, придуманные человечеством устои, набившие оскомину традиции и лицемерные привычки. При этом он никого не призывал к анархии, глубоко понимая основы падшего мироздания и бессмысленность устроения порядка на земле. Многие люди с поверхностным мышлением за глаза называли его нигилистом. Они не понимали, что он просто жил так, как должен жить человек, стремящийся к совершенству - Симон знал, что вечного совершенства можно достигнуть лишь в Горнем мире.
   Да я и сам поначалу считал Симона нигилистом и не принимал его всепоглощающего преодоления бытия падшего мира. Он говорил, что мир сей бессмысленен и какие бы занятия ни находил себе человек хоть во всей вселенной, все, в конечном счете, окажется изжитым и внутренне готовым к своей гибели. Впоследствии мне, чтобы проникнуться Симоновым глубоким и ясным видением бескомпромиссного преодоления осязаемой людьми реальности, понадобилось немалое время. Порой я сам, будто бы пребывая в мареве дьявольского сна, усыпляющего человеческое сознание сытой и пошлой последовательностью жизненного времени, в полной мере не осознавал, как относиться к желанию Симона преодолеть ограничения материи ради главенства Духа. Мне, в начале нашего с Симоном знакомства, иногда казалось, что я вместе и одновременно его люблю и недолюбливаю. Однако уважал я его всегда, потому что он был настоящей, цельной личностью.
   Я часто вспоминаю слова Симона касательно его имени: оно удивительным образом целиком соответствовало его сильному характеру и внутреннему ощущению мира: еще во время первых бесед он говорил мне, что человек способен услышать Бога не только потому, что сам того хочет, если по велению своей души поднимет к Нему очи и обратится к Нему всем сердцем своим, но прежде всего потому, что Сам Господь Бог дает человеку возможность услышать Себя. Само слышание Божье осуществляется человеком не только его свободным обращением ко Всевышнему, но как благодать Господа к человеку - для того, чтобы он мог быть услышанным Богом. Такое слышание, по признанию Симона, он почувствовал еще в раннем детстве, когда жил в большой, дружной семье. И эту связь своего внутреннего "Я" с Богом он чувствовал потом всю свою жизнь.
   В детстве Симон находил красоту во всем многообразии не только естественного, природного мира, но и в творениях человеческого гения. Оттого его угнетало последующее в зрелую пору его жизни забвение связанных с людьми, которых он знал с детства, детских и юношеских переживаний, набиравшее свою все более неумолимую силу и стиравшее все, что было в их цветущую бытность. Но при этом Симон понимал, как он впоследствии мне рассказывал, что несмотря на неизбывность течения времени, которое подвергает плоды рук человеческих закономерному увяданию, не следует отрицать свое прошлое, - напротив, необходимо помнить свое прошлое для собственной же свободы. Память - то немногое, что человек может противопоставить безжалостному течению времени. Сохраняя в памяти отвоеванные ради свободы воспоминания о своем пережитом прошлом, человек может сохранить в себе и чувство времени и тогда - говорил Симон - появляется возможность чутко воспринимать людей и мир, в котором мы живем. Тогда каждое последующее решение нравственных проблем человеческой жизни становится искуплением первородного греха, и тогда человек, истинно покаявшись, приближается к совершенству.
   Симона все в нашем падшем мире не устраивало, однако он не занимался саморазрушением и не призывал к этому других - даже наоборот, разговаривая с людьми, пытался показать им, что тот, кто видит ограниченность привычного миропорядка - уже находится на пути к прозрению и спасению своей души и потому не должен отрицать себя, как Божественное творение, но что ради свободы важно постоянно стремиться к преодолению в себе греховной природы.
   Мир сей, с его временем и пространством, Симон называл посткатастрофичным, но, по милости Божьей, в то же время дарованный Господом человеку со всеми возможностями для того, чтобы преодолеть свои немощи, связанные с первородным грехом. Человек, говорил Симон, сотворен Господом Богом в таком непостижимом для нашего ума триедином союзе Духа, души и тела, который в предельном своем развитии может преодолеть самое себя. И это преодоление не имеет ничего общего с нанесением вреда своему физическому телу и уж тем более душе. И с благополучием жизни человека на земле оно никак не связано. Преодоление это заключается совершенно в другом, о чем речь еще впереди. Принять такой взгляд на привычные вещи многим людям было не под силу. Но вновь скажу, что Симон не был нигилистом. Он искренне верил в существование Горнего мира, в котором отменяются всякие ограничения мира сего и установлено Вечное Царство подлинной Свободы.
   Да, понять Симона стоило немалого труда, да он и сам говорил, что пытаться умозрительно следовать его примеру без истинной, Христианской веры - довольно бессмысленное занятие, приводящее в конечном счете к пустым спорам, начавшимся еще в Древности, когда люди, опираясь лишь на свой ум, отрицали существование Истины, сомневаясь во Всемогуществе Бога, - так, например, древнегреческие софисты спорили о том, может ли Всемогущий Бог сотворить нечто, что ограничивало бы Его Всемогущество. С людьми, одержимыми дьявольской гордыней, как будто бы и пытавшимися понять веру Христиан, но в действительности лишь искушавшими их, Симон не спорил, ибо знал, что каждый человек проживает духовный опыт сознания и приходит к свободной, подлинной вере только по милости Божией и вместе и одновременно с тем, если сам того пожелает. Зная это, Симон потому ничего никому не навязывал и не доказывал. Но не знали этого другие люди по немощам и грехам своим. С ними Симон старался жить в мире, отстаивая при этом собственное видение вещей, но не подавляя в то же время их свободу.
  
  

Г Л А В А I

Знакомство

  
  
   Впервые я увидел Симона еще в бытность мою подростком, когда шел по направлению к дому моего дедушки - я возвращался от соседа, которому каждое утро носил молоко, поелику у него не было своего скота. Симон тогда стоял у дороги, проходящей через лес, и смотрел в Небо со странным выражением лица.
   Лицо это было странно тем, что его большие, карие глаза глядели на открывающееся им синее, безоблачное море с непонятными умилением и грустью одновременно. Они смотрели так, будто бы говорили: "Теперь ты видишь все ясно, но это знание стоило большой скорби..."
   Поравнявшись с загадочным незнакомцем, я не удержался, чтоб не спросить его о причине такого созерцательного настроения:
   - Прошу прощения, что помешал Вам, я заметил Вас еще издали, с поднятой вверх головой и долго смотрящего в Небо, - редко встретишь человека, который глядит не себе под ноги, а в синеву Небес...
   - Но Вы ведь сами говорите о Небе возвышенно - сказал он в ответ, ничуть не смутившись моим вопросом, - значит, тоже видите эту красоту.
   - Да, действительно, - иногда, идя по дороге, я тоже смотрел вверх и порой удивлялся тому, почему люди так редко смотрят на Небо - они либо глядят перед собой, либо, что еще чаще происходит, вследствие пожилого возраста, вниз, под ноги. Но мне казалось, что это дело привычки...
   - Смотрите, - вдруг сказал он - в Небе пролетели два стрижа, - птицы всегда казались мне олицетворением высоких человеческих чаяний - Свободы, Вечности, Любви - с ноткой умиротворения в голосе протянул он.
   - А почему Вечности и Любви? - поинтересовался я - со Свободой мне понятна связь, но почему именно Вечность и Любовь?
   - Потому, что птицы - это единственные живые существа, которые так же, как и человек, не ходят на чреве, но прямо, на обеих ногах и потому, что у многих видов птиц браки сохраняются на всю жизнь. Человека, направленного к Небу, можно представить как существо, соединяющее Горний мир с земным: он твердо стоит на земле, но в то же время он может созерцать Небо. Таким образом, он связывает Вечность с преходящим временем, Небо с землей.
   - Никогда так не думал... - заметил я, - вернее, я всегда чувствовал нечто похожее где-то глубоко внутри себя, но не осознавал так явно, как Вы об этом сейчас говорили.
   - Люди вообще часто не заглядывают в тайники своей души и, отмахиваясь от красоты окружающего мира, живут не так, как им по-настоящему хочется.
   Потом он немного задумался и сказал:
   - Я до сих пор не назвал свое имя - меня зовут Симон.
   - Рад знакомству. А я - Илья.
   - Вы давно здесь живете? - Симон теперь смотрел прямо на меня.
   - Нет, я живу с родителями в городе, но приезжаю сюда на каникулы к своему дедушке. Вообще я здесь родился и с первого года жизни до своих теперь уже двенадцати лет несколько месяцев в году живу с дедушкой, помогаю ему по дому и любуюсь местными красотами.
   - Интересно.
   А я здесь впервые - он поправил фибулу своего хитона, которая после того, как он уже не смотрел, подняв голову вверх, на Небо, немного изменила свое первоначальное положение.
   - Симон, обращайтесь ко мне на "ты" - так будет проще и удобнее - попросил я его.
   - Хорошо, Илья, но и ты тоже говори мне "ты", договорились? Ты ведь мне, как младший брат.
   - Договорились.
   Симон, мне кажется, что ты, будучи взрослым, не считаешь себя таковым. Вернее, как я успел заметить, ты по внутреннему устроению своей души - очень глубокий человек, а по годам еще молод - я бы не дал тебе больше двадцати трех лет.
   - И тем не менее мне двадцать девять. Но я не связываю возраст с моим "Я".
   - А что такое это самое "Я"? - мне показалось странным это выражение.
   - "Я" - это твоя Личность, которая во время земной твоей жизни живет вместе с твоей плотью и душой, связывая их воедино - неслиянно и нераздельно, но по смерти тела не умирает, потому что вечна. Ты же сам сейчас говорил о душе - так вот она является частью целого, которое и есть Личность. А по ту сторону земной Истории, в последние времена, тело вновь воссоединится с душой. Это долгий разговор. Давай сядем здесь, у дерева - он показал на дуб, возвышавшийся над остальными деревьями своей пышной кроной, в тени которого, несмотря на летний, солнечный день, ощущалась легкая прохлада - ты сильно торопишься?
   - Нет, я и сам собирался подумать, чем мне дальше заняться. Мои родители живут в городе. А я остался с дедом: помогаю ему вести домашнее хозяйство. Сейчас я отдыхаю - занятия в школе, как обычно, начнутся только осенью.
   Мы сели у большого дерева, которое росло в роще уже несколько веков: тень от листвы его раскидистых веток покрывала пространство, на котором свободно могли уместиться хоть три десятка человек.
   - Человек - продолжал Симон, - придает большое значение внешним по отношению к его душе вещам: статусу, внешнему виду, материальным предметам, в общем, всему тому, что есть в реальности.
   Илья, ты задавался вопросом, почему так происходит, начиная еще с незапамятных времен?
   - По правде говоря... - тут я задумался, - я еще не мыслил так глубоко, но теперь, погружаясь в свои воспоминания, могу с этим согласиться - мне так же кажется, что человек, взрослея, будто бы очень скоро теряет свои, взлелеянные в детстве, яркие переживания и ощущения.
   - Илья, ты верно сейчас подметил главную проблему: существует незримая связь между всем миром и духовным содержанием человека, однако связь эта нарушается именно со вступлением последнего во взрослую пору.
   Ты помнишь, что сказал ученикам Христос: "Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное"?
   - Да, это из восемнадцатой главы Евангелия от Матфея, но сколько бы ни читал я Священное Писание, я не мог до конца понять тайный смысл этих слов... Впрочем, как и многих других мест в текстах Библии...
   Мы еще некоторое время сидели под сенью дерева и говорили о жизни, о мире, о Времени, о Свободе и после Симон произнес:
   - К этому разговору мы еще вернемся, а пока я хочу с тобой окинуть взглядом вид, открывающийся с горы на все селение - он встал и пошел по направлению к ее подножию.
   Я поспешил следом за ним.
   Солнце было еще не так высоко, до полудня оставалась пара часов, но воздух уже становился теплым. Казалось, ничего не менялось в этом тихом, спокойном краю: вся местность, усеянная домами и окруженная с севера горами, переходя на юг, представляла собой небольшую равнину с протекающей по ней рекой и ковер из широколиственного леса, а на пространстве к востоку от гор простирались луга, да засеянные пшеницей поля. Выпас скота подходил к концу, пастух вел овец в тень на отдых.
   Мы взошли на одну из средних по высоте гор, и Симон обратился ко мне:
   - Илья, теперь посмотри на то место, где мы сидели - он указал на видневшийся в трех тысячах локтей от нас знакомый дуб - и обозри целиком открывшуюся панораму. Что скажешь обо всем этом?
   Должен признаться, меня поразила открывшаяся картина: дуб, который был таким огромным вблизи, теперь казался крошечной точкой, а все, что до этого восхождения на гору представлялось отдельно стоящим - неподвижным, приняло свой цельный и ясный вид: лес, поле, луг, река, дома - передо мной будто проплывала застывшая доселе жизнь родного края.
   - Я вижу протекающую в моем селении жизнь как нечто целое - ответил я - то, что недавно мне казалось обычным, повседневным порядком, теперь приняло вид всеохватывающей картины. В некотором смысле ее можно уподобить жизни всего мира: вон там паслись овцы - я показал рукой на луг, раскинувшийся справа от нас, - а здесь - колышущиеся поля пшеницы - и я кивнул левее. А за всем этим, дальше, простирается лес. Все это напоминает мне нашу землю, если, охватывая ее целиком, смотреть на нее сверху, находясь очень высоко...
   Здесь сразу отмечу, что я и раньше взбирался на гору, но, осматривая землю с большой высоты, не думал о том, что мог еще тогда сравнить два разных вида на столь привычные мне места: один, - открывающийся при собственном, непосредственном участии в жизни родного края, - объединенный вместе с самой этой жизнью; другой - не включенный в этот маленький мир, но со стороны, словно с высоты птичьего полета, обозреваемой целиком панорамы, подобно наблюдателю. Это как если бы вдруг мои глаза смогли увидеть сами себя - обратиться не вовне, как обычно, а внутрь себя и разглядеть бесконечную бездну, простирающуюся в душе.
   - Да, - произнес я спустя минуту-другую, лицезрев прекрасный пейзаж, открывающийся нам с гор, и пребывавши в молчании, - а раньше я как-то и не думал о том, что точно так же можно смотреть и на собственную жизнь, если попытаться мысленно вознестись над самим собой... Кажется, я начинаю теперь понимать то, о чем мы говорили, сидя в тени, внизу, у дерева.
   - Вот, - сказал Симон, - об этом многие люди постепенно забывают, переходя с берега юности во взрослую жизнь.
   Скажи, Илья, помнишь ли ты себя, например, пятилетним ребенком?
   - Не очень хорошо, но что-то помню...
   Я помню, как мне тогда все казалось большим и полным чудес. Было ощущение, что я живу среди великанов - ведь я, как и все дети, был маленьким, а взрослые возвышались надо мной практически на величину моего роста. Еще я помню, что в ночном Небе видел множество ярких звезд. Удивительно, но сейчас я их почему-то редко стал замечать... Также я помню, как ранним утром слышал чудесное пение птиц и даже сейчас хорошо себе представляю ласкающие, яркие лучи солнца, скользящие по окнам моего дома - я сразу просыпался, как только чувствовал их манящий проблеск на своем лице... А недавно я стал замечать, что, читая книги, я все меньше испытываю нетерпеливое чувство ожидания дальнейшего повествования, которое раньше неотступно сопровождало меня, пока я всецело был поглощен чтением. Раньше я буквально обрывал страницы книг, чтобы узнать, чем же закончится история, рассказываемая автором, но теперь я все больше погружаюсь в обыденное сознание, будто мое восприятие окружающего мира становится менее резко очерченным - оно словно стремительно расплывается и вместе с тем стягивается и принимает, сливающиеся с сознанием других людей, очертания.
   - Значит ли это, что по мере твоего взросления, ты ощущаешь эти чудесные переживания все меньше? - спросил Симон, внимательно меня слушая.
   - Точно... они как бы выдавливаются из меня по капле, чем старше годами я становлюсь... А ощущение жизненного времени наоборот, будто бы ускоряется.
   - Мы уже говорили с тобой об односторонности времени - продолжал он - время неумолимо движется по прямой от начала к концу. Люди же пытаются обуздать время, подмять его, как и многие другие вещи. Те из них, которые не соглашаются с переменчивостью времени в жизни, пытаются его присвоить.
   - Присвоить время? Каким образом?
   - Они хотят придать ценность своему настоящему положению во времени вместо того, чтобы сделать вневременной ценность, которая есть у них внутри - это "Я", о котором мы говорили.
   - Симон, я не очень понял, что означают эти последние твои слова. Можешь, пожалуйста, пояснить?
   - Вот представь, Илья, что человек, поверив в предложенный ему обществом порядок вещей, добился некоторого успеха, скажем, стал богатым и знаменитым. Следующим для него делом всей жизни становится сохранение достигнутого положения - потому что он потратил на это усилия и немалые, а терять то, что добыто тяжелым трудом мало кому захочется. И вот он начинает всячески использовать в угоду себе вытекающие из его статуса внешне приятственные, но в действительности пустые, сомнительные преимущества. Как ему кажется, это то, что делает его счастливым, но ведь счастье мимолетно: сей час оно есть, а через мгновение его может не стать, да к тому же необоримое чувство голода и жадности застилает людям глаза и вот уже спустя миг им хочется другого, еще более отличного от других положения и так продолжается бесконечно - до самой смерти. Такие люди не понимают даже, что пытаясь отличиться от большинства, они тем самым напротив становятся похожими на других, поелику в мире все устроено диалектично - господин и раб копируют и отражают друг друга - они зависимы друг от друга. Потом такой алчный человек понимает, что следует продлить свой род и передать ему нажитые им богатства, и кроме того построить нечто такое, желательно большое и высокое, что будет видно издалека, которое оставит его в памяти потомков, а в действительности - все его такие старания тлен и ничего более. Таким образом, он действует не в согласии со временем, не уважая время, как явление, сотворенное Господом Богом и символизирующее собой добродетель долготерпения, а попирая его, желает остановить его, чтобы продлить как можно больше "жизнь" своего приобретения в падшем мире. Он хочет приручить время, сделать его одинаковым для собственной жизни и жизни своих потомков, то есть неизменным.
   - А что происходит дальше?
   - Известно что: потомки постепенно ослабляют поводья обузданного их праотцом времени и оно в конечном счете вновь прорывается для дальнейших поисков Смысла, что и называется ходом Истории причем прорывается оно всегда в нечто такое сильное и затрагивающее большинство людей, чтобы потом они вновь начали строительство мира бессмысленности и управляемого, организованного хаоса - строительство Вавилонской башни.
  
  

Г Л А В А II

Семья Симона

  
  
   Симон, как я уже сказал, родился в большой семье: у его деда по материнской линии родилось шестеро детей: по трое сыновей и дочерей - последние были старшими. С самого раннего детства Симона родственники его находились в очень близких отношениях друг с другом. Мать Симона, вторая дочь его деда, и после замужества поддерживала связь со своей большой семьей, отчего Симон пронес через всю свою жизнь дорогие его сердцу воспоминания о детской поре, связанные прежде всего с дедушкой, умело объединявшим всех многочисленных родственников: братьев матери, ее сестер, их детей, жен, мужей, а также родителей последних - людей одного возраста с самим дедушкой Симона.
   Помню, Симон рассказывал мне про то, как его большая семья стала быстро распадаться после кончины его деда.
   Вначале он напомнил мне про наш разговор на горе, когда глазам моим открылась панорама родного края:
   - Илья, обрати внимание, - пока мы смотрели на эту картину и говорили о проходящем времени, все мельчайшие изменения в природе и в делах людей продолжали идти своим привычным ходом - незаметно для того, кто был поглощен своей работой - он мог не увидеть себя самого со стороны и заметить сходство своей жизни с жизнью общества в целом и с историей поколений, живших до него. И не в том дело, что человек всецело поглощен своей работой, отчего не в состоянии осмотреться вокруг - даже если бы у него было много свободного времени - он предпочел бы не думать о смысле своих каждодневных усилий и собственного проживания жизни, - скорее, наоборот, такие мысли, посещающие его в одиночестве, толкают его на поиски легкого, внешнего по отношению к его внутреннему "Я", занятия, которое в конечном счете бессмысленно, - словом, человек живет в придуманном мире, но при этом отгоняет от себя мысли о господствующем над ним и все стирающем времени.
   - Симон, значит ли это, что ты находишь в ограниченном видении мира вследствие включенности человека в поток жизни нечто похожее на то, что происходило в твоей большой семье после смерти дедушки - это как-то связано с временем, стирающим из памяти людей воспоминания об их прошлом?
   - Да, Илья, - я расскажу тебе о своей семье, и ты сам сможешь заметить обман, с которым соглашаются многие люди и который пронизывает всю Мировую Историю.
   Я сознательно не говорю или редко, по необходимости, произношу "мой дед", "моя мать", "мои родственники", "мой друг" и т. д., потому что каждый человек может, если искренне покается и пожелает, стать свободной и самодостаточной личностью, хоть это и отрицается большинством людей. Сказать о чем-то, что является его собственностью, человек может только о вещи, но не о другом человеке. Уже в таком разграничении человека и того, с кем он взаимодействует - другой, отдельной личности, кроется, как мне кажется, глубинное решение проблемы, связанной с мнимой потребностью человека жить в обществе - ведь все мы изначально, при появлении на этот свет, чувствуем тайную связь со своим "Я", которая по прошествии времени становится настолько неуловимой, что вновь толкает человека на создание семьи и воспроизведение того же, что было раньше - так постепенно разрастается человеческий муравейник. Этим я, конечно, не хочу сказать, что человек - существо одинокое. Речь о том, что и в одиночестве, и во взаимодействии с людьми императивом для человека является его срединное, без крайностей, существование. Поэтому я буду стараться избегать подобных слов в отношении человека - я имею в виду притяжательные местоимения. И все же я буду вынужден подчиниться привычному порядку - произносить слова "мой", "моя", "мои", "его", "ее", "их" и т. д., хоть это мне совсем и не хочется, но, что поделать, если людям так привычнее понимать друг друга.
   Итак, дедушка был сильной, внутренне цельной личностью, человеком, способным кардинально переменить привычные условия своего существования, если того требовала перспектива его дальнейшего развития. Он честно служил своему Отечеству.
   Часть детства дедушки пришлась на годы Великой Отечественной войны, что закалило его характер на всю дальнейшую его жизнь. Мать дедушки рано ушла из жизни, - когда ему было всего пять лет, и он со своим отцом в основном думал как прокормиться - ему приходилось с младых ногтей тяжело трудиться, чтоб не помереть от голода. К примеру, однажды дедушка, будучи восьмилетним ребенком, пошел на железнодорожную станцию продавать козу - он вспоминал, что долго шел с ней по путям в поисках кого-то, кто мог бы дать за нее денег, на которые дедушка хотел купить хлеб.
   Дедушка рассказывал, что его мать умерла в муках, - приготовив пищу в большом чугуне, она, не рассчитав силы свои, подняла его и, надорвавшись, сломала позвоночник. Разогнуться она уже не смогла, а врачей тогда в деревне не было - передвигаться ей приходилось на четвереньках.
   У дедушки были родной брат - он умер в семнадцать лет от воспаления легких и сестра - ее не стало, когда ей было сорок два года. Еще единокровные брат и сестра - всего пятеро детей в семье моего прадеда.
   Единокровный брат дедушки был спортсменом - он занимался вольной борьбой и человеком был очень сильным, но была у него болезнь - падучая. На одной из тренировок он, еще молодой атлет, при падении с соперником сильно ударился головой о пол. Но не сказал о том своему отцу, ибо боялся, что прадедушка запретит ему тренироваться, а дело свое он очень любил. Спустя некоторое время у него обнаружили сильное воспаление, приведшее в конечном счете к тяжелой болезни. Прожил он также немного. Женат он не был и до конца своих дней оставался бездетным. Я видел его совсем мало. Но зато очень точно запомнил - воспоминания эти как вспышки - глубоко закрепились в моей памяти. Он любил детей и человеком был незлобивым. Я помню его внешность, характер. Я сейчас как будто вижу его перед собой. Он был добрым, кротким и тихим. Много работал в домашнем хозяйстве, выполнял самую тяжелую работу - кормил и поил скот, вычищал стойла, хлев, носил воду, колол дрова, заготавливал сено и т. д.
   Как я сказал ранее, семья, в которой росла мать, была достаточно большой и состояла из одиннадцати человек: отца, матери, шестерых детей, дедушки - отца моего деда - т. е. моего прадеда, бабушки - четвертой жены прадеда, дяди - единокровного брата моего дедушки. Все старались жить дружно, помогая ближнему - в тесном сотрудничестве друг с другом, каждый выполнял свои обязанности в домашнем хозяйстве. Все они сначала жили в деревне - на родине прадедушки, а потом дети - мать и ее пятеро сестер и братьев - переехали в город.
   Когда дети стали взрослыми, каждый из них создал семью - три брата женились, и сестры вышли замуж. У троих сыновей и трех дочерей дедушки родились дети - в каждой семье по двое и трое детей - в семьях младшего брата и младшей сестры матери было по три ребенка, а у остальных - по два. Так, из семьи в одиннадцать человек произошли четырнадцать внуков. Всего же, если говорить и о других родственниках детей деда - мужьях и женах, их братьях и сестрах и о родителях их и родителях последних - будет более пятидесяти человек. И это только близких родственников, не считая дальних.
   И вот я рос в такой большой семье, уже в городе, в большом доме, но часто приезжая в деревню, на родину дедушки и прадедушки. Пока я был ребенком, все мне казалось волшебным, несмотря на некоторые трудности повседневной жизни. Дед жил один в селе - бабушка умерла еще до моего рождения, однако он часто приезжал к детям в город и каждый его приезд был сродни нечто такому, что приводило в движение весь дом, - как в гудящем пчелином улье благодарные потомки собираются вокруг матки.
   Отношение детей и внуков к деду было неоднозначным - все его любили, но одновременно и побаивались, особенно боялись его молодые невестки - жены сыновей деда - боялись и уважали его. Впрочем, это типичная практика покидания молодыми женщинами их родительского дома - приходилось вновь осваивать правила жизни другой семьи, а дедушка в некоторой степени был человеком авторитарным, но при этом справедливым. Он был намного цельнее и сильнее внутренне в сравнении с детьми, особенно с сыновьями, и личность его была непреклонной в отстаивании своей собственной реальности.
   Не могу сказать, что его приходилось терпеть, хотя и подавлял он по некоторым временам свободу детей, но это все оттого, что желал он для них лучшего, как и любой заботливый родитель, охраняющий благополучие семьи, готовый жертвовать многими личными интересами. Ведь большинству родителей зачастую так присуще, рассуждая со своей колокольни, устраивать жизнь детей в полном соответствии с их пониманием о благе, пусть даже это сильно бы противоречило пониманию о благе самих детей. Как известно, чужой опыт никогда никого ничему не учит - человек сам в конечном счете поступает так, как ему хочется и кажется верным - это касается и отцов, и детей.
   В бытность моего раннего детства, когда мне было около двух-трех лет, я больше других, родных и двоюродных, братьев и сестер находился рядом с прадедушкой - отцом деда. Я помню об этом времени не очень много - воспоминания о том у меня весьма отрывочны, но очень мне дороги, поелику прадедушка был человеком удивительным. Мать рассказывала, что в пору ее детства вся деревня собиралась возле ее деда, чтобы послушать его интереснейшие истории. Родившись еще в конце XIX века, он подобно Сократу был автодидактом. Прадедушка рассказывал односельчанам историю их общих предков и много упоминал про Библейских героев. Он знал свою родословную много дальше седьмого колена. Мать даже говорила, что ее дедушку люди в селе называли Золотым Ковчегом - такая в нем была глубина мысли и мудрости, что все жители деревни могли слушать его хоть целый день беспрерывно. Прадедушка катал меня на коляске, укладывал спать, кормил и поил. Сам я помню, как спал рядом с ним в большой комнате в родном доме матери. Думаю, что благословение дедушки, которым он по милости Божией меня одарил в раннем детстве, оберегает меня от греха и делает меня человеком, сохраняющим великую память предков. Прадедушка ушел из жизни, когда мне было три года - в свои девяносто три года - нас разделяет почти целый век. С его смертью ушла целая вселенная. Время с его кончиной стало стремительно ускоряться, реальность начала меняться, а большая наша семья постепенно распадаться.
   Бабушка - жена дедушки, отца матери, была человеком глубоко образованным. Сам я ее не застал - она скончалась за три года до моего рождения, но довольно много знаю о ней по рассказам матери. Часть ее детства, как и детства дедушки, проходила во время войны - ей было тринадцать лет, когда началась Великая Отечественная. Росла она сиротой - без матери, которая умерла, когда бабушке было всего три года. А отец ее, потеряв жену, прожил до смерти своей с детьми - сначала в доме сына - старшего брата бабушки, а потом ее старшей сестры - они были намного старше бабушки. Всего детей у родителей бабушки было пятеро: она - самая младшая, старшие брат и сестра, про которых я сейчас говорил, затем [по возрасту - прим. мое] - еще одна сестра и младший брат, который был на три года старше бабушки. Когда началась Великая Отечественная война - младшему брату бабушки минуло всего шестнадцать лет - он, как и его старший брат, ушел на фронт - в танковые войска, пройдя предварительно специальные курсы, и уволился в запас с окончанием войны. Помню, мы с родственниками часто собирались в его доме, праздновали День Победы, и он много рассказывал нам о буднях военного времени.
   Бабушку и ее брата, служившего во время войны в танковых войсках, воспитывала родная сестра - у которой жил их отец - она была старше ее на пятнадцать лет. В голодные годы им приходилось очень нелегко, - например, дочь старшей сестры бабушки, которая была на девять лет младше последней, рассказывала, что она - т. е. племянница бабушки, будучи шести-семилетним ребенком, ходила в лес собирать ягоды, поелику им в одно время больше нечем было питаться - хлеба почти не было - его берегли, питаясь иногда только зернами пшеницы и семенами съедобных растений. Вместо чая они пили воду, в которой растворяли хлебные корки, чтобы придать ей цвет и вкус.
   Помню, мать рассказывала, что сама бабушка во время войны еще ребенком одна пошла на рынок продавать кожаный ремень мужа старшей сестры, который, как и братья бабушки, тоже ушел на фронт, после чего на добытые деньги купила хлеба, которому в доме были очень рады. В жизни бабушки было много трудностей, которые она безропотно принимала. Вообще бабушка была человеком смиренным весьма. Она никогда не повышала голос на мужчин - не только на мужа - моего деда, но и на всех других мужчин. Она знала, что муж, по слову апостола Павла, - глава жены, как и Христос глава Церкви. Но и про мужей сказано в Писании: "Любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь". И дедушка любил жену.
   Бабушка знала несколько языков и любила изобразительное искусство и музыку. Мать много рассказывала, с каким интересом бабушка говорила детям - моим дядям и тетям - о картинах великих русских художников. Слушать ее можно было часами. Она именно рассказывала о глубоких, тайных символах в произведениях гениальных творцов, а не о том, что мы можем услышать от т. н. профессиональных знатоков искусства.
   Оба они с дедушкой образовали семью, не имея за душой лишнего имущества и денег - они были молоды и только окончили высшие учебные заведения - дедушка учился в зооветеринарном институте, в том самом, что был первым сельскохозяйственным институтом и вторым высшим учебным заведением в моем Отечестве, а бабушка - в женском педагогическом университете моего родного города - раньше он назывался институтом и стала потом работать учителем русского языка и литературы.
   Мать рассказывала, что дедушка после поступления в институт, проучившись в нем год, вернулся домой - в деревню, поелику у него были серьезные трудности с произношением названий лекарственных препаратов на латыни - поначалу ему трудно давался и русский язык. В селе его отец, мой прадед, отправил работать сына в поле - пахать землю. Но недолго дедушка ходил за плугом - спустя год после возвращения в родные края он вновь отправился в мой родной город, поступил в то же самое учебное заведение и окончил его к своим двадцати пяти годам. Он не хотел работать в деревне не потому, что был ленив, - напротив, дедушка был человеком трудолюбивым и ответственным, но год прожив в городе, а потом столько же в деревне и переосмыслив многое, он понял, что ему не следует идти привычным путем, а лучше будет, если он станет образованным человеком и вернется в родное село, - чтобы вывести домашнее хозяйство на новый, более высокий уровень. Так он и сделал впоследствии и стал уважаемым человеком не только в родной деревне, но даже в районе и области, а по тем временам это значило многое - ведь все в нашем падшем мире с каждым годом обесценивается - поэтому, несмотря на кажущиеся сегодня мелкими масштабы работы дедушки, плоды его тяжелого труда были большими. Он руководил многими сельскохозяйственными объединениями. Огромные стада скота и табуны лошадей, хлебные поля и земли с плодово-овощными культурами, производственные предприятия и социальные службы - все это находилось в его ведении. Для меня дедушка был и остается великим человеком.
   Дедушка познакомился с бабушкой, когда она, закончив университет, стала работать цензором по охране военных и государственных тайн в печати при Совете Министров. Единокровный племянник дедушки - внук единокровного брата отца дедушки - моего прадеда, который - т. е. первый - единокровный племянник, как это ни странно был годами старше моего дедушки, поелику разница в возрасте между отцом дедушки и его, т. е. моего прадеда, единокровным братом, внуком которому и приходится единокровный племянник моего деда, у которого в доме жила мать [мать Симона - прим. мое], пока училась в университете в моем родном городе, была большой [разница в годах - прим. мое], - так вот, этот единокровный племянник ходил на свидания к девушке, встречаясь с ней в общежитии института, где жила тогда бабушка, - иногда вместе со своим дядей - т. е. моим дедом. Там они и познакомились с бабушкой.
   Так уж мне посчастливилось, что из всех внуков больше всего времени с дедушкой в деревне проводил я - родная сестра и остальные двоюродные братья и сестры оставались в городе с родителями, дедушками и бабушками со стороны новых родственников, не дедовских. А я часто приезжал на родину дедушки, где прошло все детство матери.
   С дедушкой мы много ходили по его родным местам, он рассказывал мне о своей жизни, начиная еще с детской поры, вспоминал военное время и от него при этом веяло такой теплотой и любовью, а также чем-то таким волшебным, будто я вместе с ним преодолевал пространство и время - я словно оказывался с ним в тех местах и вместе с теми людьми, о которых он говорил. Глазам открывалась живая картина происходивших с дедушкой событий, и я тогда пребывал в тихом, умиротворенном, созерцательном настроении - я мог посмотреть на все со стороны. Будто мы парили с дедом над равниной всей деревни, как орлы в Небе, озирающие не только пространство под собой, но и горизонт, открывающийся перед ними на большом расстоянии.
   Кстати, имя мне дал дедушка - за полгода до моего рождения ему во сне приснился мальчик лет пяти, который залез ему на шею, и дедушка его спросил - кто ты? Мой внук [сын старшей сестры матери - прим мое]? А мальчик ему на это ответил, что "я - другой твой внук - Симон". Так меня и назвала потом мать.
   Так проходило мое детство - в частых разъездах между городом и селом, в близком общении с дедушкой. И каждый свой приезд в деревню я вспоминаю со смешанными чувствами глубокой радости и грусти.
   Жизнь круто изменилась, когда дедушка ушел из жизни, а детство мое прошло, - поелику дедушка, как я уже говорил, был очень сильной личностью - дети без него потеряли опору в жизни и не смогли продолжить его начинание - дружелюбное и интересное общение друг с другом.
   Здесь я хочу немного остановиться на женах сыновей деда - его невестках.
   Со смертью дедушки я стал замечать стремительные изменения в жизни большой семьи - среди родственников: отец с матерью, дяди и тети, родные и двоюродные братья и сестры стали раздражительными, слабосильными, потерявшими нравственные ориентиры, людьми. В них стали проявляться черты характера, которые раньше, при жизни дедушки, были как будто замаскированными, хотя я не стану утверждать это и доказывать, что они изначально были склонны к проявлениям несправедливости. Скорее, они просто растеряли чувство времени и проявили слабость пред соблазнами жизни и, не устояв, извратили в дальнейшем пути свои. Но, что дедушка был единственным человеком, который собрал вместе всех детей, и что после смерти его правила общего дома были безжалостно попраны временем и самими детьми и потому именно большая семья в конечном счете распалась - бесспорно.
   Сразу замечу, что дедушке необязательно было находиться в городе, чтобы объединять детей и их семьи - ему достаточно было позвонить кому-то одному из сыновей или дочерей и дальше все происходило должным образом: родственники собирались вместе, интересно и весело проводили время - говорили о насущных проблемах, совместно старались их решить, но и не забывали о нечто большем - о смысле своего существования и о перспективах дальнейшего развития. Материальная сторона всякого дела в этих беседах оставалась в тени - всех больше интересовала именно содержательная сторона жизни и цели их дальнейшего общего пути. Не забывали они и о настоящем - старались осмысленно действовать в повседневной жизни с тем, чтобы самим быть ответственными за происходящее вокруг большой семьи.
   Таким образом, дедушка словно незримо, ненавязчиво и очень умело руководил развитием отношений внутри большой семьи. И никому даже в голову не приходило, что он посягает на чье-то личное, семейное благополучие. Все понимали, что это правильный для них порядок, и сама жизнь это открыто проявляла - она была насыщенной и красочной, полной ярких переживаний и глубоких мыслей.
   Конечно, для такого порядка необходима была сильная личность - после дедушки никто уже не смог достойно продолжить его дело, да оно и ни к чему бы не привело - объективные процессы, размывающие семейные связи через неизбежный процесс увеличивающегося деторождения, рано или поздно все равно подточили бы последние остатки взаимного сотрудничества и понимания внутри большой семьи. Видимо, дело дедушки по основанию дружной, крепкой семьи, изначально было обречено на поражение - сама История всего человечества со всей неумолимостью об этом свидетельствует - все, что связано с реальностью, которую постоянно воспроизводит человек, так или иначе подвергается уничтожению.
   И это размывание началось с того, что жены, почувствовав слабость мужей, стали конкурировать друг с другом: невестки, увидев, что их больше никто не удерживает, стали возноситься над братьями матери - своими мужьями. Да и обе сестры матери тоже начали подавлять своих мужей, потому что последние со смертью дедушки так же, как и их шурины стали слабохарактерными.
   Я уже говорил о том, что никакого давления на невесток и вообще новых родственников со стороны дедушки не было - он-то как раз-таки был справедлив и честен перед самим собой и перед другими людьми, но так уж устроены женщины, что в мнимой своей покорности сильному мужчине, они тем не менее хотят подспудно соперничать с ним, чтобы потом даже подмять его под себя, - может, и косвенно, не напрямую, но различными, хитросплетенными путями. В моей большой семье это проявлялось, во-первых, в последующем, по смерти дедушки, давлении на мужчин и, во-вторых, даже во время жизни дедушки в деревне - в подначивании мужей на отделение от большой семьи.
   При этом сразу будто бы возникает противоречие: каким тогда образом сохранялось равновесие, о котором я говорил выше - про взаимное сочувствие и сотрудничество друг с другом? Так вот в этом деле спокойно и последовательно велась искусная работа дедушки - он умело "дирижировал" всеми родственниками - он мог так организовать внутрисемейное пространство, что даже не влезая в него, ему удавалось ненавязчиво им руководить, но в то же время дедушка не находился совсем уж в отдалении от большой семьи - для этого требовалось умение вести одно большое хозяйство, а в этом деле он был человек очень ученый - в молодости он на протяжении долгого времени управлял всей деревней, - в которой он сам и родился, еще в эпоху ее расцвета - он был директором государственного сельскохозяйственного предприятия. Даже само имя дедушки переводится, как "Ученый".
   И вот, когда дети остались без отца, все пошло прахом: женщины почувствовали свободу и подавили мужей, а вслед за этим развалилось все то, что взращивал дедушка - тесные, насколько это вообще возможно, бескорыстные семейные отношения. Конечно, ответственность за это лежит прежде всего на самих мужчинах - ведь это они оказались слабыми, тогда как их жены лишь воспользовались своим новым положением.
   - Симон, а как именно все это происходило?
   - Сейчас обскажу.
   По смерти дедушки невестки быстро смекнули, что в большой семье для них больше нет прежних ограничений - их мужья, как я уже сказал, не отличались цельностью характера, и мужья дочерей дедушки, его зятья, также были слабы, чтобы отстоять прежний порядок вещей как в своей собственной, так и в большой семье. К тому же они были несколько равнодушны к приложению каких бы то ни было усилий для сохранения добрых отношений между родственниками в большой семье. Без дедушки все они были безынициативными и беспечными - они стали словно потерянными овцами - им был нужен пастух.
   - Симон, но ведь тогда получается, что дедушка не только закладывал крепкое основание, этакий прочный фундамент, большой семьи, но и сам же, парадоксальным образом, сыграл роль своего рода разрушителя им же изначально сотворенного блага? Потому что, умело руководя сложными процессами внутри твоей большой семьи, он при этом не посвящал должного внимания воспитанию в своих преемниках такого же чувства тесного братства, как и при нем самом, то есть не научил их именно своему умению вести общее хозяйство, ведь так?
   - И да, и нет.
   - Почему?
   - В реальности все немного сложнее, потому что, как я уже говорил, каждый из нас отстаивает свою реальность - получается сколько людей, столько и правд, и реальностей.
   Каким образом дедушка, если не личным примером, мог еще верно донести до сыновей свои идеи по устроению одной большой семьи? Он не тратил время на нравоучения, он не был моралистом, а просто действовал, причем сознательно - очень обдуманно. В конце концов, труд всякого человека проверяется по его плодам, - а плоды дедушки, при его жизни, были достойными: семья, даже быть может при наличии каких бы то ни было трудностей, жила честно и что самое важное - интересно. Был в ней какой-то важный Смысл. Все осмысленно шли в одну сторону. Уважительно относились друг к другу. Конечно, бывали и некоторые затруднения в понимании друг друга, но все они решались общими усилиями. Говорить же о том, что раньше родственники были моложе и поэтому им было легче объединиться, и что теперь они сами приблизились к возрасту дедушки и потому в силу все более надвигающейся слабости пали духом - неосновательно. Не в этом дело. Ведь в конечном счете столько же лет, сколько сейчас дядям и тетям, было тогда самому дедушке, но возраст никоим образом не отражался на его внутреннем самоощущении. Он всегда старался сохранить в себе чувство времени и шел по жизни с гордо поднятой головой.
   Но вернемся к женщинам и мужчинам: первые, почувствовав мнимую свободу, взяли бразды в свои руки - сначала стали изводить мужей своими претензиями относительно скучно протекаемой жизни - сидеть дома и вести хозяйство им было уже неинтересно, поэтому невестки решили начать работать вне дома, - предварительно получив образование, устроились, как водится, наемными работниками. Дальше - больше: семьи стали отделяться друг от друга под предлогом усиливающейся занятости на работе и переезда в другие города. А мужья их настолько обмякли, что покорились судьбе и не хотели ничего сами решать. Таким образом, некогда большая семья стала стремительно размываться и распадаться.
   - Но почему же после смерти дедушки в большой семье начались такие, разделившие все и вся, перемены?
   - По разным причинам. Но главное - потому, что в нашем падшем мире незримо действует принцип сохранения равновесия по форме и содержанию.
   - Что это за принцип такой?
   - О нем я скажу в свое время, а пока продолжу об изменениях внутри большой семьи.
   - Хорошо.
   - Вот, например, тетя, младшая сестра матери, после безвременной кончины мужа, который ушел из жизни через год после смерти дедушки, растеряла добрые свои помыслы - она стала недоверчивой и черствой, а ее дети - скрытными и горделивыми. Внук тети, после развода ее старшей дочери с мужем, его отцом, с головой ушел в виртуальные игры, а его дядя, сын тети, сам, оставшись рано без отца, воспитывался в обществе матери и двоих сестер - потому неудивительно, что он впоследствии стал слабохарактерным и женоподобным, хотя такой его характер обусловлен прежде всего половыми промежуточными формами, о чем речь впереди. Старшая дочь после развода с мужем, вышла замуж вторично за человека, у которого еще от первого брака осталось трое детей. И ему пришлось содержать два дома - он ездил к своим троим детям и к старшей дочери тети, т. е. жене, которая не стала счастливой от этого брака, но еще более нервной и потому стала ходить к психологу, который ничем ей не мог помочь, но которому она регулярно платила большие деньги. А младшая дочь тети взъелась на мужчин потому, что у нее самой не сложилась жизнь с молодым человеком, которого она любила - его мать посоветовала ему разойтись с дочерью тети только потому, что она не той национальности, какая у ее сына.
   Когда я учился в университете, в городе, в котором за десять лет до того, как я туда приехал учиться, образовалась столица моего Отечества, а до этого она находилась в моем родном городе, - так вот, когда я приехал учиться - моя жизнь в течение трех лет проходила в доме родного дяди - младшего из троих братьев матери.
   Отношения с женой дяди у меня поначалу складывались терпимо, но продолжалось это недолго. Как и свойственно женщинам, она стала придавать излишне-надуманное значение мелким вещам, которыми я, по ее мнению, впоследствии стал пренебрегать. После раздражительных реакций в мою сторону, она стала говорить про меня мужу - т. е. дяде неприятные вещи. Он же ничего не мог поделать, т. к., с одной стороны, в доме всем руководила жена, мать его троих детей, с другой, - с ними жил я, его близкий родственник, и он не мог принять чью-то сторону. Понять его было можно, но в то же время слабость его характера заключалась в том, что он не смог в конечном счете убедить жену стараться быть терпеливее и мудрее.
   - Симон, а как они жили до твоего приезда?
   - Они и до меня жили с некоторыми затруднениями, которые не были связаны с материальным достатком, - что касается денег, то с этим у них все обстояло хорошо. Но проблемы возникали из-за неустроенности жизни самого дяди.
   - Интересно. Значит, не с его женой были связаны трудности в их семье?
   - Можно и так сказать. Только я думаю, что решение всякой подлинной проблемы лежит не на поверхности, а гораздо глубже. Необходимо стараться проникнуть в глубину самой проблемы и тогда появится возможность чутко воспринимать и понимать происходящие со всеми людьми те или иные вещи.
   Как мне кажется, дядя не был готов к браку.
   - Почему ты так думаешь?
   - Видишь ли, Илья, у него такой, поэтически-философский, характер; эдакая, стремящаяся к свободе, но постоянно недостигающая ее, душа. Он хотел бы обрести свободу, но остается только в теплохладном своем состоянии. С его философией и поэзией дело обстоит точно так же - временами он пытается выразить их доступным языком, но получается все это как-то неуклюже и бестолково. Не до конца выстраданно, поверхностно, необдуманно. Он как полурожденный - у него во всем только побуждения, но не действия - он только хочет сделать нечто, но не желает его искренне - он долго собирается что-либо предпринять, но быстро остывает и часто бросает начатое - ему не хватает духовной силы и твердости - он слишком мягок и расслаблен.
   - А как это соотносится с его несчастливым браком?
   - Он женился неосознанно. Впрочем, как и миллионы других людей. Дядя не был внутренне готов к тому образу жизни, который сулил ему брак. Надо еще заметить, что дядя отличается некоторыми женскими чертами характера.
   - Женскими? Это какими?
   - Я уже сказал, что он слишком мягок и слаб для совместной жизни с женщиной. Его жена - властная и подавляющая других людей особа. Они изначально не подходили друг к другу. Жена его происходит из неблагополучной семьи, хоть это и не главное для крепкого семейного союза, но в ее случае все же сыграло определенную роль - ее родители сами зачастую не ладили между собой и это естественным образом отражалось на их детях, при том, если дочь воспитывает одна мать, равно как и сына, то вряд ли из этого получится что-то хорошее - так и было в семье тети, которая не ладила со своим отцом - ей было обидно за мать, которую ее муж, бывало, сильно бил.
   - Симон, не понял твою последнюю мысль о воспитании матерью детей. Выходит, отец их должен воспитывать?
   - Лучше, если детей воспитывает отец, поелику именно благородное мужское влияние на потомство приносит свои достойные плоды: дети становятся самостоятельными и самодостаточными, разумными и сознательными личностями. Однако такие серьезные результаты семейного воспитания встречаются ныне крайне редко, а само мужское положительное влияние на детей сейчас даже не в почете и почти ушло в прошлое.
   - А почему оно не ценится и почему такое воспитание почти в прошлом?
   - Потому что человек меняется - я подразумеваю не его обычное изменение, как это обычно понимают, а метафизическое изменение - само нравственное начало в человеке за последние несколько тысяч лет не изменилось и его духовная природа остается прежней, но непрерывно продолжает меняться степень сознательного отношения к смыслу его существования в нашем падшем мире. Эти невидимые изменения необходимо исследовать очень глубоко, чтобы целиком охватить картину, разворачивающуюся в последнее время.
   - Ты имеешь в виду подспудные процессы, происходящие по мере развития Мировой Истории?
   - Да, можно и так сказать.
   - Т. е., если я правильно понимаю, то в этом большом и сложном процессе есть какие-то внутренние противоречия?
   - Конечно. Весь мир в целом диалектичен. В нем все пребывает в непрерывно перетекающих из одного в другое состояниях, которые не исключают друг друга и не просто дополняют друг друга, но развиваются вместе и одновременно однонаправленно и разнонаправленно. Людям только кажется, что их действия имеют под собой твердые, незыблемые основания, но в действительности наш мир содержит в себе еще столько неизведанного и противоречивого, что при поверхностном его рассмотрении приходится терпеть большие лишения.
   - Симон, а можешь пояснить это на примере?
   - Пожалуйста. Человек, начиная еще "с" грехопадения своего, "до" которого собственно и не "было" даже времени в нашем привычном понимании - ведь он "был" сотворен Богом вневременным актом, - так вот, человек еще "с тех пор" не изменил как-то свою физиологическую природу - внешне он остался прежним...
   - Не хочешь ли ты этим сказать, что внешний вид человека после его грехопадения предопределяет теперь всю его жизнь? Это звучит как-то странно...
   - Я, конечно, не думаю, что один лишь внешний вид человека каким-то образом обусловливает его жизнь, но, при серьезном исследовании человеческой природы, отрицать значение его наружности, - как минимум, недальновидно. Кроме того, и во внутреннем мире человека, который хоть непрестанно и меняется, особенно-то и не произошло существенных изменений - я имею в виду после его грехопадения.
   Нам теперь кажется, что в Древности люди были дикими и жестокими, и что у них не было никаких представлений о нечто сверхценном и высоком - вследствие греха, который совершили наши прародители, бедные люди настолько извратили пути свои, что усилия их по установлению в себе самих нравственного закона были тщетными - да они, собственно, и не хотели покаяться - развращение их было столь велико, что Господь Бог истребил их с лица земли. Но ведь и тогда были свои праведники - иначе и не остался бы никто пред очами Господа - т. е. я хочу сказать, что человеческая жизнь хоть и претерпевает постоянно всякие изменения, определенная часть людей продолжает сохранять в себе нечто такое, что не зависит от времени, в котором они живут - даже среди язычников всегда находились те, которые шли против законов своего времени и общества. Что-то таинственно-неуловимое и всесильное прорастало в душе людей, которых не понимали их современники. С другой стороны, по мере развития Истории, общество постепенно менялось - оно становилось более цивилизованным, избавленным от некоторых жутких традиций и культов языческих предков, но греховная природа человека никуда не исчезла - она так же, как в незапамятные времена, по сей день, всюду проявляется - в чувствах, мыслях, словах, поступках человека, но уже в более изощренном виде - не через прямое насилие, как раньше, когда даже детей приносили в жертву языческим богам, - когда, к примеру, девочек закапывали живьем, чтобы не давать за них приданое - подумать только - человека "определяли" по внешним половым признакам - нет, теперь грех предстает пред человеком посредством игры, направленной на его соблазнение - этому сегодня подчинены практически все стороны общественной жизни - потому что там, где соберутся двое и более человек - грех часто проступает наружу, ибо не стадо и не отшельничество, но настоящее одиночество, не избегающее общества, вместе с трагическим весельем, есть приближающее человека к совершенству устроение на падшей земле.
   - Но как же тогда жить человеку, если общество кругом его окружает? И что такое трагическое веселье?
   - Я и не говорю о том, что следует полностью закрыться от общества. Да и невозможно это, как бы ты ни старался. Речь о другом: живя в обществе, неизбежно пребывая в нем, можно глубоко прочувствовать свое одиночество - неизбывную экзистенциальную оставленность на падшей земле и подняться над всей суетой и толкотней, которая продолжается и поныне; не пытаться найти в другом человеке свое подобие - будь то женщина, друг, братья и сестры, родители и знакомые, но сохранить в себе самом целую вселенную, которая, как бездна, простирается в душе твоей - только сознавать это нужно целостно, ибо не об эгоизме идет речь, а о миросозерцательном состоянии души с любовью к ближнему, причем вместе с трагическим весельем, которое есть такое состояние, когда ты многое понял в жизни - прозрел и увидел, внутренне, всей душой, сердцем и разумом осознал всю тщету суетливого пребывания людей на земле и сам при этом преобразился - убил в самом себе косного, прежнего, слепого, неслышащего, метущегося непонятно куда и зачем и стал сильным, мужественным, цельным, глубоким, настоящим. Состояние трагического веселья дает человеку возможность широко раскрыть глаза и прозреть, делает его свободным, независимым от всего внешнего, наносного, преходящего - все иллюзии уже изжиты, пустые надежды и хлопоты прошли, а вера основательно укрепилась и больше не может быть поколеблена, и человек уже внутренне готов вернуться в Горний мир - т. е. устремлен в Вечность.
   - Симон, но зачем же мы вообще тогда ведем этот разговор? Ведь ты же сам теперь распыляешь вовне свой внутренний мир.
   - Во-первых, Илья, я отвечаю на твои вопросы и не могу пройти мимо тебя: по слову Христа о ближнем - ближний тебе тот, кому ты нужен. Поелику у тебя проснулся живой интерес к серьезным проблемам, которые волнуют человечество последние несколько тысяч лет, я делюсь с тобой своим внутренним миром. Это как колодезь для путника в жаркой пустыне - сам путник ищет его, но не колодец ходит за ним. Во-вторых, пока человек молод, он, в отличие от многих взрослых людей, еще не совсем охвачен губительными жерновами несвободы. Да, среди взрослых и пожилых людей тоже есть такие, которые сумели сохранить чувство времени и пронести его через всю свою жизнь, но их крайне мало. Да и те из них, которые стараются жить с внутренним ощущением свободы и чувством времени, неизбежно теряют эти живительные силы - я часто таких встречал - они упорно сопротивлялись лжи нашего падшего, многоликого мира и вместе с тем осознавали свое неизбежное увядание - время безжалостно пожирало их жизни, оставляя дорогу молодым и еще неискушенным людям. Как бы человек ни старался противопоставить свое "Я" жестокому миру, особенно взрослый человек - время будет неумолимо стирать все на своем пути.
   - Но тем не менее память о человеке остается в сердцах людей даже много после его смерти. И я бы не стал утверждать, что все мы так уж забываем деяния и жизнь великих личностей.
   - Я не о том говорю. Герои памятны людям тем, что они, именно почив, на время их всеобщего возвеличивания открывают путь к Истине, но со временем все это - в конечном счете - превращается в пыль.
   - Я не согласен. Почему пыль? Ведь мы с тобой даже сейчас не однажды вспомнили о них. Неужели это не служит доказательством того, что память сильна даже перед временем и может вызволить из руин прошедших поколений того, кто нам дорог своей цельной, настоящей жизнью, к которой стремятся многие люди.
   - Да, нам дорог целый сонм личностей, почувствовавших всеобъемлющий обман быстротечной жизни. Но я говорю о том, что и герои изначально обречены на поражение с тем, чтобы в конечном счете воспарить фениксом из пепла навеки к Небу.
   - То есть ты хочешь сказать, что как бы человек ни старался не только для себя, но и ради других людей соделать некое царство справедливости на этой земле - он уже изначально обречен на поражение?
   - Да, именно так.

Г Л А В А III

О Симоне

   Симон верил Богу всегда - с самого своего рождения. Для Симона его миросозерцание не было предметом какого-то особенного отношения к окружающему миру в том именно смысле, что в детстве Симон думал о чудесном внутреннем устроении души, как о доступном каждому человеку состоянии, но, как оказалось впоследствии, сохраняют его не все люди - он с самых юных лет своих ясно видел красоту многих вещей, полагая, что и другие люди, не только дети, но и взрослые открыты этим волшебным переживаниям, однако, становясь взрослыми, люди почему-то теряют эту невидимую связь со своим "Я" и это обстоятельство вначале искренне его удивляло и даже угнетало.
   Действительно, - вопрошал он - почему многие люди, которые были когда-то детьми, быстро теряют чувство времени? Под чувством времени он понимал не обычный ход времени, который с возрастающим ускорением отсчитывает отведенные человеку годы его жизни. Нет, он говорил именно о способности сохранять в самом себе переживания, связанные с каждым моментом жизни, а также о сознательном восприятии течения самой жизни. Он называл это сознательным проживанием жизни, свободным отвоевыванием каждого воспоминания, проходящего под безжалостной косой времени.
   Естественно, что жить всегда свободно - это не то чтобы невозможно, но крайне трудно для человека. Симон говорил, что человек может постоянно стремиться к свободе, но полностью достичь ее возможно только в Горнем мире, поелику она "с" грехопадением человека "была" им попрана. Свобода в человеке, по милости Божией, конечно, сохранилась, но теперь ее необходимо перманентно отвоевывать; она дана человеку не в неизменном и полноценном, но в потенциальном состоянии - не так, как это "было" у человека "при" сотворении его Господом Богом в начале, - когда он "был" совершенным, но как возможность.
   Под утверждением о борьбе за попранную самим же человеком свободу Симон подразумевал не внешнюю борьбу людей за установление царства справедливости и благоденствия на падшей земле, но борьбу в самом себе - в каждом отдельном человеке - преодоление своей греховной природы и подлинное покаяние - т. е. перемену ума и постоянное самосовершенствование - изменение к лучшему.
   Симон не сокрушался по поводу проходящего времени, которое не оставляет человеку возможности для протяжения его прошлого в будущее. Сколько бы человек ни пытался проложить мост между своим прошлым и будущим, время будет безжалостно разрушать эту непрочную связь. Потому что, - как говорил мне Симон, - время линейно движется от начала к концу, оно неразрывно связано с ожиданием конца Истории и при желании сохранить прошлое, человек неизбежно приближает еще более ускоряющееся будущее. Удивительным образом, пребывая в прошлых воспоминаниях и представляя себе будущее, человек не замечает, как от него ускользает его настоящее, но ведь Самое Великое сотворялось Богом не во времени, а в свободной, вневременной Вечности, и если бы человек по-настоящему стремился к совершенству, тогда он смог бы почувствовать и увидеть в себе подлинное подобие Божие, - "когда" вневременным актом Господь сотворял Небо, землю и человека - и тогда бы он ценил свое настоящее и познал тайный смысл времени.
   Симон говорил, что прошлое именно следует помнить и находить в нем живительные силы для своего настоящего, но воспроизводить свое прошлое или пребывать в настоящем как в прошлом - губительно для человека. Симон объяснял это диалектичностью нашего мира: когда мы забываем свое прошлое, то переходим в зависимое положение от произвола настоящего, но, воспроизводя прошлое снова и снова в настоящем, - отнимаем свободу у своего будущего. В мире нет ничего застывшего: все вещи непрерывно перетекают друг в друга, а какое бы то ни было отдельно рассматриваемое человеком явление жизни связано с другими, на первый взгляд не имеющими к нему отношения, вещами - они образуют со всем миром единое целое - полный тайн макрокосм.
   Симон также говорил, что он почти каждый день своей жизни вспоминал особенно значимые для него моменты из своего детства, и, как будет сказано в дальнейшем, не только из детства - их было великое множество. Казалось даже, что его память представляет собой книгу, в которой точно записывались события из жизни всех, находившихся с ним рядом, людей - в каждую отдельную их пору. Он обладал феноменальной памятью, которая не имела ничего общего с тем, что некоторые люди обычно понимают под памятью - в виде заучивания исторических дат, эрудиции с помощью мнемотехнических методов и других пустых вещей, как то демонстрировали еще в Древности люди, запоминавшие набор неких данных, оседающих со временем в пыльном каталоге всей Мировой культуры. Память Симона сохраняла воспоминания из его жизни со всеми мельчайшими подробностями - это были именно воспоминания о пережитом, - например, когда он, спустя довольно продолжительное время, встречал человека, с которым говорил о чем-то раньше - Симон мог не видеться с ним месяц или несколько месяцев и даже несколько лет, - то мог возобновить разговор с того самого места, на котором они остановились во время их последней, а иногда и предшествовавшей ей, встречи. Симон помнил в течение всей своей жизни и некоторые фрагменты бесед с человеком, которого он давно не видел или не слышал, - если связь с ним осуществлялась посредством звонка или социальной сети, - когда воспроизведение разговора необязательно нужно было начинать с прерванного конца - после диалога с каким-либо человеком он помнил - в каком месте тогда они находились и что именно говорил он человеку в тот или иной момент, и что говорил ему собеседник; кроме того он помнил вещи, которые остались в его памяти с раннего детства - это касалось запахов, предметов, различных событий и т. д. К примеру, мы с Симоном проходили через дорогу, когда шли по направлению к центральной библиотеке его родного города и говорили о девушке, глубоко его интересовавшей своей непохожестью на многих других девушек - с которой он учился в университете и в которую был влюблен, а по прошествии двух лет он мог в точности воспроизвести тот разговор соотнося его именно с тем местом улицы, по которой мы шли в тот момент. Сам он называл такую память концентрированным непрерывным сознанием, - когда человеку дорог каждый момент, связанный с его прошлым и он ни за какие богатства на свете не согласится отказаться от своего пережитого прошлого.
   Симон никогда не удовлетворялся ответами на вопрос о смысле жизни, которые он находил у многих выдающихся мыслителей. Нравственные проблемы всего человечества всегда мучительно жгли его сердце и разум. Он смотрел на людей и удивлялся их равнодушию и покорности судьбе. Неужели Господь Бог сотворил их такими? - вопрошал он. Нет. Он свято верил в свободу человека. И хотя свобода в человеке "была" попрана грехопадением и появление человека на свет, - когда он рождается в нашем падшем мире, - связано с первородным грехом, Симон не принимал взгляды большинства людей, - что человек, дескать, в сущности своей довольно слабое существо. Симон не принимал и того, что люди отчаянно искали некий идеал на падшей земле. Он знал, что подлинный идеал существует и имя этому идеалу - Горний мир. Бог изначально сотворил человека идеальным и ошибались все те люди, которые думали, что человек является лишь промежуточным звеном в развитии Духа. Дух Божий, вложенный в человека, не нуждается в каком-либо развитии - он совершенен, вечен и неизменен, но, "с" попранием свободы человека "вследствие" его первородного греха, в духовном развитии нуждается теперь падшая природа человека.
   Тайна заключается в другом: каким образом человек - думал Симон - может преодолеть самого себя? Что является краеугольным камнем в этом преодолении? Таковым он видел соблазн - соблазн как таковой, преодолеть который человек может посредством своего свободного выбора. Всякий соблазн можно свободно преодолеть, а не только слепо подчиняться ему. Свобода, которую Бог даровал человеку, проявляется в его выборе, а сам свободный выбор проявляется в преодолении соблазна: если человек не имеет возможности сознательно отвергнуть соблазн, сделав тем самым свой свободный выбор, то не может быть и речи о выборе, а значит нет и свободы. Так Симон понимал слова Христа в Евангелии от Матфея, в главе 18-й: "Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит".
   Поелику Священное Писание наполнено глубокими символами, Симон исследовал весь мир, пытаясь найти в нем эти символы и тогда, по милости Божией, открылась ему дальняя перспектива - тогда в жизни его многое прояснилось - так он приблизился к пониманию тайного смысла многих вещей.
   Кроме того, что Симон читал Священное Писание от начала до конца ничего не пропуская, он еще периодически возвращался к отдельным местам Библии, чтобы части связать в целое и перечитывал так Писание по многу раз и весьма долго. А некоторые неверующие люди, софисты, фарисеи и лицемеры и один-то раз не читают Библию полностью и не перечитывают после - оттого у них поверхностное обо всем мышление - потому они и не понимают многого в Библии и не видят.
   По милости Божией Симон смог проникнуть в сердца людей и понять весь мир - он во все дни своей жизни благодарил Господа Бога.
   Когда Симон говорил о каком-либо человеке, он уповал на милость Божию, - поелику Господь видит тайники души каждого человека - потому Симон без внутреннего осуждения, пытаясь понять мотивы поступков людей, стремился проникнуть в самую глубину их, чтоб не скользить по поверхности. И хотя помыслы Симона были чисты, сам он говорил, что размышлять о людях, не уходя в осуждение, очень трудно - они могут завести человека в нечто противоположное первоначальному импульсу в желании искреннего познания характера ближнего: человеку может казаться, что он ищет доброе в своем ближнем, и все же он часто обманывается и невольно начинает судить ближнего своего, причем все более бессознательно - по наущению дьявола. Но Симон стремился к совершенству, - как Христос изобличал фарисеев, так и он мог сказать про грешника не с осуждением, но справедливо и беспристрастно, и все же он предпочитал молчать и даже не думать плохо о людях - он никогда не оправдывал зло, а где видел его - там нелицеприятно его изобличал. Симон ко всему не был теплохладен и равнодушен. Он знал, что сколько бы человек не обманывал всех - и людей, и самого себя, он не может скрыться от справедливого суда Господа Бога. Для Симона такое сознательное поведение было главным мерилом истинного покаяния.
   Господь Бог изначально, еще при зачинаньи жизни в человеке, закладывает в него все необходимое для спасения его души - ведь все люди когда-то были детьми, и многие из них прожили полное чудес детство - задача же человека заключается в том, что он должен, если хочет спасти свою душу, постараться не растерять этот дар Божьего Духа в течение земной жизни - необходимо изнутри очистить скляницы души своей и вызволить на поверхность то духовное, что изначально уже есть в каждом человеке - не ослаблять свой внутренний огонь, но поддерживать его, чтоб свечечка, начавшая гореть еще в детстве не потухала и в дальнейшем, но продолжала гореть вечно. По милости Божией, Симон смог выволочь этот огонь на поверхность своего "Я", хотя и много соблазнов было на его пути и не предал свою душу в угоду всему косному и тленному. Физически человек живет столько, пока тело способно нести бремя внешней суеты, но духовно человек молод, пока в нем горит свечечка его души - даже если ему и больше ста лет. А может быть и по-другому: в двадцать пять лет человек чувствует себя старым.
   По милости Божией, Симон мог проникнуть сквозь гигантскую толщу прошедшего времени за всю Историю человечества. Обращаясь к ее детству, юности, зрелости и старости, он мог подробно рассмотреть ее медленный ход, - преодолевая пространство и время, он лицезрел все, что проходило на протяжении многих тысяч лет.
   В детстве Симон был очень общительным ребенком и любил своих друзей - в целом, ему нравилась жизнь в обществе, но интересным при этом было и то, что даже живя в коллективе людей он еще с раннего детства сохранял в себе какую-то обособленность. Такое его диалектическое состояние, не имело тогда ничего общего с одиночеством в толпе - нет, как раз-таки он не пребывал в состоянии щемящего, тоскливого одиночества, которое так знакомо многим взрослым людям, но у него было самодостаточное, полное, чистое и цельное бытие. Будучи самим собой, он органично сосуществовал с обществом - да, такой вот парадокс.
   У Симона в детстве было богатое воображение на сущности потустороннего мира. Он как будто видел не только сонм ангелов в Небесной обители, но также и всякие страшные мистические существа в виде чертей, упырей, бесов и т. д., отчего он не любил ночь и с нетерпением ждал наступления утра. Еще ему не нравились зима и осень. А весну и лето он очень любил.
   А еще в детстве Симон никак не мог понять богатых людей - почему они только и делают, что копят деньги, но не дают их бедным - ведь у них есть возможность делиться своим накопленным богатством, но потом, когда повзрослел, понял, почему так происходит.
   Бывало так, что Симон, несмотря на то, что он мог не следить за ходом времени, точно определял числа месяца и даже часы и минуты в течение дня, - например, я спрашивал его - какое сегодня число или который час - и он никуда не заглядывая, верно называл текущую дату и время. Ему было неинтересно следить за временем и считать свой возраст - он вообще мало внимания уделял цифрам и числам, но при этом был поразительно точен - он любил точность, но не был фарисеем и ни к кому не придирался, если замечал у кого-то неточность. Его больше интересовали слова и язык. Он думал о самом себе и не пытался кого-то насильно исправить. Он любил свободу и ценил ее в каждом человеке.
   Симон часто сам казался диалектичным, но в действительности был цельной личностью - в повседневной жизни он предпочитал поступать в соответствии с формальной логикой, благодаря чему его невозможно было запутать - подобно Сократу, перед которым лукавые софисты были бессильны, но по отношению к созерцанию мира и там, где не нужно лукаво мудрствовать - не в умственной деятельности, но в проблемах морали - он поступал в соответствии с нравственным законом, своим "Я" и потому отменял для себя всякий формализм. Объяснял он это тем, что всему в мире свое место и время, а оценивать, если вообще и надо оценивать Горнее, с помощью не всегда всесильного ума - это весьма самонадеянно и наивно. Ум хорош там, где он нужен и уместен - на падшей земле, но применительно к Небу ум - не всегда, если не сказать вообще редко, полезен. И хотя Симон всячески стоял за целостность человеческого сознания, там, где было нужно - он говорил о разумном разделении идеального и формального. Горний мир - это такой уровень Бытия, в котором царит Божественная свободная иерархия - в самих этих словах уже заключена парадоксальная диалектика - ведь иерархия подразумевает верх и низ, а подлинная свобода упраздняет всякое неравенство, - но в том-то и дело, что наше падшее сознание всегда все разделяет там, где необходимо соединение и напротив мешает все в одну кучу там, где нужно независимое и самодостаточное разделение. Некоторые современные ученые-материалисты потому и не могут понять устроение Горнего мира, потому что те явления, которые надо рассматривать раздельно, они мешают в одну безликую серую массу, но там, где надо рассматривать вещи целостно и в то же время независимо друг от друга - они наоборот все разделяют на части - потому что ими манипулирует дьявол. Ведь злой дух - хозяин не свободного порядка, но организованного хаоса или хаотичного порядка.
   После того, как Симон, по милости Божией, стал отчетливо видеть все несовершенство падшего мира, его неоднократно посещали мысли о самоубийстве - в людях он видел бесконечные образы и символы простирающейся бездны добра и зла. Симону было трудно жить вместе с людьми, но все же общества он не избегал - он не был затворником, он любил людей.
   Фигура Симона, как я ранее уже говорил, вместе с крепким, мужественным сложением была несколько и с женскими, стройными, изящными очертаниями. Он даже рассказывал мне, как живя в общежитии, его однокурсники сразу отметили в нем нечто женственное, когда увидели что рубашка на нем часто цепляется за его округлые, мускулистые члены. У гениальных людей часто такое бывает - сочетание мужественности и женственности не только во внутреннем устроении души, но даже во внешности - духом Симон был человек цельный и сильный, но были в нем и некоторые женские черты.
   Каждый человек сам выбирает, чьим современником ему быть - Симон, например, в душе хотел быть современником Иисуса Христа и Микеланджело - не в мечтах своих, но исходя именно из сознательного выбора своего пути - т. е. не физически желая перенестись в те времена, но выстраивая свои нравственные ориентиры в своем настоящем по примеру духовной цельности подлинно гениальных личностей. Не внешне, как фарисей, Симон желал быть современником великих эпох - не в одежде и образе жизни, но в самом мышлении - именно в смысле внутреннего ощущения жизни.
   Еще будучи ребенком, а потом и в юношескую пору, Симон по наивности своей и глупости, как и многие люди, болел тщеславием - он очень жаждал признания общества - даже бывало так, что сознательно пускал пыль в глаза. Но не всегда он был склонен к честолюбию - все психологические изменения в нем происходили вообще как-то прерывисто, крайне непоследовательно, весьма хаотично, - например, до десяти лет он был то очень скромным, тихим и спокойным, то временами бойким и неусидчивым ребенком. Но, по милости Божией, когда он прозрел после разрыва с девушкой, в которую был влюблен, в нем произошли кардинальные перемены - он стал цельной личностью. Симон, собственно, и был всегда цельным человеком, но именно после расставания с девушкой, с которой он учился в университете, он как-то сразу прозрел и многое понял.
   У Симона совершенно отсутствовала зависть к кому бы то ни было - даже к гениальным личностям - будь то пророки или Святые, поелику он стремился спасти свою душу, поэтому желал не за счет даже Святых людей причаститься к Горнему, но сам стремился к совершенству. Он был самодостаточен.
   Симон, как я уже сказал, не избегал людей, как это часто делают на Востоке, сидя в одиночестве, в медитативном состоянии - он считал это безнравственным поведением, а также трусостью и дезертирством - аморальным игнорированием проблем падшего мира. Симон, напротив, шел к людям.
   Когда Симон читал, нечто наблюдал, был занят определенным делом или даже спал, то вместе с тем он одновременно над чем-нибудь думал. Думал он постоянно и искал ответы на мучившие его вопросы. Делая что-то одно, он совмещал этот процесс еще с чем-то другим - он мог делать несколько дел сразу, что свидетельствовало о бездонном богатстве, по милости Божией, его души, о его глубоком внутреннем мире.
   Симон, в отличие от многих людей, не проходил мимо различных вещей - с чем бы он ни встречался на своем пути, всегда старался дойти до глубинной сути вещей - будь то чтение, слышание, видение чего-либо - если ему попадалось нечто незнакомое, он все исследовал сразу и как будто тут же записывал в своей памяти.
   Родственники Симона, в том числе его родители, часто были заняты мирской суетой -традиционные увеселительные или скорбные мероприятия поглощали большую часть их жизненного времени. Симону все это было чуждо с детства - он уже с раннего своего возраста воспринимал себя, как отдельную личность и любил одиночество, - даже взаимодействуя с обществом. Ему неинтересна была каждодневная толкотня - все эти скучнейшие поводы: свадьбы, юбилеи, похороны, поминки и т. д. Симон не находил во всем этом никакого глубокого смысла, ибо то, что было раньше при его предках, впоследствии утратило свое глубокое религиозное значение и превратилось в выхолощенные обряды и бессмысленные ритуалы.
   Симон не справлял никаких праздников, кроме Христианских. На все "красные" дни календаря и другие современные праздники Симон вообще не обращал никакого внимания - будь то день рождения или нечто в этом роде.
   Симон не верил гадателям, вещунам, колдунам, экстрасенсам, магам, ворожеям и всякого рода фокусникам, иллюзионистам. Он говорил, что все это мерзость перед Богом, что эти шарлатаны покупают за мнимое чудо веру наивных, отчаявшихся или скучающих и праздно шатающихся, ищущих всюду чудес, людей. Эти гадатели сами ничего не смыслят в глубинной природе вещей. И даже настоящим чудесам, которые происходили в его жизни, Симон не то чтобы не верил или сомневался в них - он-то понимал, что по милости Божией в них ему как раз и открывается Горнее, но он всегда говорил, что даже если бы в его жизни не было никаких чудес от Господа Бога - он все равно бы свободно и свято верил Богу - так он был непоколебим в своей вере Господу и уповал на Его милосердие. Он верил Богу.
   Как-то раз Симон рассказывал мне, что по прошествии одного года после его увольнения из театра, в котором он работал также в течение одного года, он вновь посетил его и ему открылась интересная картина - так оказалось, что бывшие сотрудники часто говорили о нем во время его отсутствия - доказательством тому стало то обстоятельство, что они феноменально точно, по памяти, воспроизводили все те вещи, о которых он им рассказывал, пока работал в театре - вплоть до его художественных предпочтений, - что ему дорога Христианская культура, что он часто рассказывал им про Микеланджело, Винсента Ван Гога, Виктора Цоя, Нико Пиросмани и о других гениальных личностях, - словом, Симон пришел к выводу, что если бы им было все это неинтересно, то они бы ничего такого и не запомнили - ведь удивительно то, что сам он уже забыл про свои философские беседы в театре, а они - нет. Причем они запомнили не только его интересные рассказы, но и промахи, когда он был еще вспыльчивым и его можно было легко задеть за живое, указав на какой-нибудь пустяк. Об этом говорил еще О. Вайнингер, - что когда человек духовно и нравственно вырастает из своего прошлого - ему становится неловко за припоминаемые ему окружающими людьми заблуждения - поелику он уже нравственно вырос из своего прошлого, - но окружающие люди запомнили его таким - еще ищущим, сомневающимся, в чем-то слабым и часто ошибающимся, - потому что сами-то они топчутся на одном месте и не понимают, что человеку свойственно не только оставаться самим собой, но и постоянно меняться. Это, конечно, не означает, что надо отказаться от своего прошлого - тут дело в другом - для человека, предъявляющего к самому себе самые высокие нравственные требования именно неловко осознавать, что раньше он был совсем другим - еще в чем-то наивным и даже глупым. Но это не должно отягощать его, потому что не будь этих ошибок в прошлом - такой человек не стал бы тем, кем является в настоящем. Что же до Симоновых бывших сотрудников - то их собственная жизнь была им неинтересна и казалось серой и никчемной - иначе зачем им нужно было так точно помнить его слова, сказанные им в минуту раздражения и даже гнева. Все это складывалось таким образом именно потому, что вокруг него все вибрировало. Хотя пока он работал с ними они не могли разглядеть его личность - только спустя год они начали понимать, что рядом с ними был такой интересный человек. Большое видится на расстоянье.
   Симон говорил: "Иногда я переживал минуты такого полного счастья и блаженства, что весь мир был мил моему сердцу и ничто злое не могло в него проникнуть - минуты эти бывали очень редки, но оттого еще более драгоценны - нечто сверхъестественное осеняло меня своей благодатью. Я помню, с чем связаны эти минуты, - например, однажды я шел по улице и смотрел в Небо или как-то раз я стоял у окна своего дома и слушал пение птиц - у меня было огромное счастье.
   А порой я наблюдал интересный феномен в своем сознании: при повторном просмотре, наблюдении или прочтении некоторых вещей в нем закреплялось все более оформленное их качество, в них проступала резкость и отчетливость, что, кстати, свидетельствует о моем первоначально поверхностном, недифференцированном, спящем сознании при восприятии мной реальности. Проблема эта с позиции категорического императива, свидетельствует о том, что в падшем мире человеку, чтобы быть свободным, необходимо постоянно отвоевывать ясность своего сознания - нужно стараться всегда бодрствовать, чтоб не быть обманутым иллюзиями реальности, ибо безнравственно повторить нечто не только несколько раз, но хотя бы и дважды. Если человек полагается на возможное повторение чего-либо для прояснения неких образов в своем сознании, - значит, он снимает с себя ответственность за свое бессознательное прошлое и попускает произвол в своем настоящем - он больше не творит свою судьбу, но как пылинка, которую несет ветер, позволяет всему другому влиять на себя, подавлять свое "Я". В этом смысле процесс как таковой безнравственен, ибо он подводит человека к воспроизведению одного и того же, процесс направлен на то, чтобы оставить все, как есть, без качественных изменений. Я не отрицаю важность процесса - так уж устроен наш мир, что постигая нечто в опыте сознания, который так или иначе соприкасается с эмпирическим опытом, человек вынужден возвращаться к одним и тем же вещам. Но акцентируя внимание на процессе ради процесса, человек в конечном счете остается на прежнем месте - он перестает быть свободным, но становится все больше зависимым. Получается замкнутый круг, выходом из которого является срединный путь - не скользить по поверхности вещей при наблюдении за всем миром и вместе и одновременно с этим, утверждая в самом себе категорический императив, отвоевывать свою свободу у все стирающего времени и не совершать прежних ошибок. В этом и заключается истинный смысл покаяния - не изменить себе, но изменив себя, суметь сказать твердое "нет" всему косному, преходящему и усыпляющему сознание - окончательно и бесповоротно утвердиться в подвиге веры.
   Я часто думаю о силе чудес в раю и представляю себе ее таким образом, что одного только плода от древа познания добра и зла "было" достаточно, чтобы пала вся вселенная - ведь в действительности так все и произошло - пространство стало ограниченным; Вечность перешла во время; звезды, земля, природа, человек - все "было" низвергнуто из-за одного лишь плода - подумать только! - какая же это гигантская, колоссальная сила! Какая непостижимая там, в Горнем мире, "должно" "быть", существует чудесная сила, если последствия человеческого грехопадения бесконечно больше, чем последствия от бессчетного множества ядерных взрывов, каждый из которых мог бы бесследно уничтожить хоть всю землю!
   Когда я глубоко задумываюсь над тем, что я рожден навсегда, что жизнь моя вечна, что существует Горний мир, что Бог Всемогущ, то все мои поражения, все обиды и унижения, которые мне приходилось терпеть в детстве, юности и во взрослом возрасте становятся для меня несущественными. Дьявол всегда искушает людей их прошлыми ошибками, навязывает им лишь угнетающие, не оставляющие никаких возможностей, ложные мысли. Но если искренне стремиться отвоевывать свою свободу, не закрывать по давлению и наущению дьявола глаза и уши, а стараться слышать Слово Господне, то открывается настолько окрыляющая и по-настоящему вдохновляющая перспектива, что начинаешь понимать, как устроен весь мир, и тогда все трудности становятся решаемыми - подумать только - мы рождены навсегда - для вечной жизни! Человек сотворен Господом Богом для вечной жизни с Ним! Ведь если не идти на поводу каждодневной суеты, на которую постоянно толкает людей дьявол и сбивает их мысли о Горнем, то дух захватывает от того, что что мы рождены для вечной жизни с Богом, - если истинно покаемся и прилепимся всем сердцем своим и душою к Нему!
   Я всегда напоминаю себе о кротости и о смиренной благодарности Богу за все, о которой говорится в Книге пророка Аввакума, в 3-й главе: "Хотя бы не расцвела смоковница и не было плода на виноградных лозах, и маслина изменила, и нива не дала пищи, хотя бы не стало овец в загоне и рогатого скота в стойлах, - но и тогда я буду радоваться о Господе и веселиться о Боге спасения моего. Господь Бог - сила моя: Он сделает ноги мои как у оленя и на высоты мои возведет меня!"
   Когда я, по милости Божией, пришел к выстраданному осознанию нравственного закона в своей душе, мне стало безразлично мнение о самом себе окружающих меня людей, хотя раньше я от них зависел. Позже я прочел об этом в Первом послании Святого апостола Павла к Коринфянам, в 4-й главе: "Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди; я и сам не сужу о себе. Ибо хотя я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь; судия же мне Господь".
   Творения по-настоящему гениальных людей, как ни странно, просты, но и диалектично глубоки, поелику являются отсветом идеального, совершенного мира - гений не усложняет наш падший мир, но помогает людям прозреть и увидеть все явления в целостном единстве. У дьявола все наоборот - злой дух постоянно усложняет и без того запутанный мир. Сложные устройства, вызывающие трепет у простодушных людей, преклоняющихся перед их создателями - в действительности есть наглая ложь и пустота. Симон рассказывал, как ему легко, хотя и без интереса, удавалось изобретать подобно Леонардо да Винчи сложные механизмы - он даже на практике специально, для глубокого понимания техники, создавал модели некоторых сложных вещей, - чтобы познать многое на своем опыте, поелику не верил никому на слово, после чего он понял, что при желании с любой техникой может справиться каждый человек. Но все созданное и растиражированное посредством всяких машин ему было неинтересно, и это несмотря на то, что в детстве он увлекался техникой. Он любил настоящую природу. Он говорил, что изобретатели заинтересованы в поддержании своей репутации "ученых мужей" для оболванивания людей, работа и интересы которых не связаны с производством и внедрением новых технологий. Господь Бог всем людям дает возможности раскрыть их творческий потенциал, неважно в чем - в рисовании, ваянии, музыке и т. д. - в каждом человеке есть самый главный дар Божий - это Свободный Дух. Но дьявол внушает людям мысли, что они ни к чему неспособны, неталантливы, что они погрязли во грехе и проч. и проч. - все это обман.
   Я возражал Симону: да, возможно это и обман, но вот я, к примеру, помню, как одна женщина рассказывая мне про своего сына-подростка, касательно его будущей работы заметила, что он сам не знает - кем и куда устроиться и поелику выбор профессии невелик - она заключила, что сын ее пойдет работать туда, куда она ему укажет. Так поступают многие люди и не только в выборе работы своих детей, но и вообще - во многих других областях жизни. На что Симон сказал: "Родители делают из ребенка раба. Опасения родителей о будущем прокорме, мечты о "благополучии" их детей, грезы о каком-то мифическом светлом будущем на падшей земле - все эти недалекие представления старшего поколения навязываются детям с самого рождения. Родители не смогли сохранить свою целостность и в то же время сами еще не повзрослели. Их страхи о будущем высосаны из пальца; под покаянием они понимают исповедь в своих грехах вместо того, чтобы постоянно меняться по направлению к свету и становиться добродетельными. Гениальность изначально, еще с детства, заложена в каждом человеке. Быть свободным, постоянно отвоевывая свою свободу, конечно, трудно, особенно в современном, расползающемся мире, но другого праведного пути нет".
   Да, Симон о многом имел свое собственное мнение и не нуждался в авторитетах.
   В юношескую пору Симона дворовые и школьные друзья считали его в некоторой степени блаженным - в то самое время, когда они интересовались женщинами и материальными предметами - Симон рассказывал им всякие интересные истории, пытаясь завести с ними разговор о философии, окружающем мире, этике, логике и т. д. - тогда Симон еще не понимал, что метал бисер перед свиньями - настолько он был наивен. Друзья же над ним смеялись, но он этого не понимал - Симон в этом смысле как будто надолго застрял в детстве - в детском восприятии, в еще чистом сознании - он не воспринимал всерьез их издевательства. По милости Божией, ему не приходилось терпеть от них унижения - его одновременно с иногда пренебрежительным к нему отношением со стороны друзей, вследствие отличной его учебы в школе, уважали. Кстати сказать, детский сад, школьный класс, академическая группа в университете и вообще всякий коллектив пытаются сломать человека - причем с самого детства - это дьявольское подавление личности хорошо изображено в картине Р. Быкова "Чучело".
   Был у Симона школьный друг по имени Игорь. Он еще в детстве знал, что, к примеру, тигр физически сильнее и крупнее льва, а Симон с ребятами спорили с ним, - нет, дескать, - как же может такое быть, что царь зверей слабее своего полосатого собрата. Причем в младших классах школы Симон чуть ли ни больше всех спорил с Игорем, но позже многое у них обоих пошло по-другому - Игорь позабыл, что в детстве был очень любознательным и весьма умным мальчишкой с широчайшим кругозором - на него плохо стала влиять окружающая среда - люди, с которыми он впоследствии водил дружбу, а Симон, по милости Божией, напротив покаялся и стал цельной личностью - оттого и открылись ему многие знания. Вот так может диаметрально противоположно развернуться жизнь людей во времени.
   Помню, Симон рассказывал, как Игорь иногда так неожиданно менял свое отношение к друзьям и знакомым, что поначалу такие стремительные перемены в его характере казались довольно странными, - он, например, то навещал Симона в больнице с тем самым, их общим знакомым, с которым Симон подрался в школе, - когда Симон после этой злополучной драки пролежал около недели в больнице, то потом, вскоре после выписки Симона из больницы, в школе, на уроке химии грубо пытался задеть Симона и уже сам хотел с ним подраться. Еще был случай, когда Игорь полез даже в драку с другим школьным другом Симона из-за крошечного пустяка, - когда тот задел его плечом, - словом, он был то агрессивным, то, напротив, спокойным и добродушным. Следует еще заметить, что такие резкие перемены с Игорем были именно в пору его пубертатного периода. После таких изменений в друге Симон не то чтобы навсегда простился со своей наивностью - перекроил себя старого и перестал доверять людям, совсем нет - в том-то и заключается ошибка многих людей, которые подобно девушке, в которую был влюблен Симон - та, с которой он учился в университете, становятся мнительными и даже неверующими - когда после многочисленных предательств, а также разочарований и обманов в жизни от своих ближних они начинают все больше закрываться от мира, тогда как внутренняя сила по-настоящему мужественного человека заключается в том, чтобы несмотря ни на что - на все свои и чужие ошибки в прошлом - быть духовно цельным, не переставать верить в добро, пытаться понять людей и оставаться добрым и даже по-хорошему наивным - вот в чем сила. Поэтому Симон не стал циником и мизантропом, но вырос духовно и стал цельным - его наивность и вера в людей никуда не пропали - они просто приобрели другое качество - Симон стал именно духовно и нравственно цельным.
   На протяжении всей, связывавшей меня с Симоном дружбы, я неоднократно менял о нем свое мнение. Теперь, по прошествии нескольких лет со дня нашего знакомства, я понимаю, почему это со мной происходило - потому, что мы живем в падшем мире и многого не видим, не знаем и не понимаем - в нас глубоко укоренились грехи, оттого Симон казался мне весьма непонятным человеком. Но одно бесспорно - он был цельной, настоящей личностью.
   Вначале я про себя и за глаза считал Симона чуть ли не странным, каким-то ненормальным... и все же продолжал его слушать. Впоследствии, как оказалось, он и сам знал о моих, первоначально смешанных переживаниях, связанных с ним - он не догадывался, но именно знал и даже по моей просьбе однажды сказал мне о них, - когда я долго его упрашивал выдать мне мои мысли о нем - мне хотелось посмотреть на себя со стороны - действительно ли другой человек может рассказать то, что ты о нем думаешь. Потом, правда, он раскаялся, сказав, что зря уступил мне, и что не следовало этого делать даже если бы я его умолял.
   Симон будто бы видел всех людей насквозь. Он знал о моей еще неокрепшей вере, о терзавших меня сомнениях, касавшихся моих способностей. Он говорил, что старается жить как можно естественно, без отягощающих жизнь общества перегибов - он не хотел ничего усложнять, но если его, как он называл, нравственный закон, требовал каких-то личных жертв - именно его, Симона, но не людей, ибо Симон не посягал на чью-либо свободу - то он спокойно шел на них, ради собственного стратегического самосовершенствования, но и компромиссы Симон умело отвергал - на сделку с совестью он никак не мог пойти. В общем, у него было свое нравственное видение мира, понять которое было непросто - он постоянно духовно рос и развивался. Вместе с тем он всегда стремился сохранить интерес к окружающему миру, ненасильственно его исследуя во всех явлениях и символах - ему не нужно было проводить бесконечные лабораторные опыты, чтобы познать нечто тайное. Он говорил, что и люди, будь они более внимательны ко многим вещам, тоже смогли бы овладеть "искусством" познания реальности.
   Симон говорил, что когда он пытался быть с женщинами на равных - они его сторонились - на уровне какого-то внутреннего, известного только женщинам, чутья, они чувствовали, что он им не подходит - имеется в виду в качестве потенциального поклонника - потому что, как говорил Симон, в них железобетонно вросла неизбывная, порочная идея непременно рассматривать в пределе мужчину, как способного обеспечить ее саму и будущее их потомство, главу семейства, а этого желания в Симоне они не находили. То верно - ведь он был девственником и вовсе не хотел познания женщины по плоти с последующим образованием семьи. Женщина к тому же диалектично хочет доминировать над мужем, а с Симоном это было невозможно - своей чистотой и стремлением к совершенству он обезоруживал многих людей. В общем, женщинам он был не то чтобы неприятен, - скорее, непонятен и при этом казался им вместе и одновременно то интересным, то скучным - ведь в жизни часто так бывает, что нечто тайное как-то отторгает и вместе с тем притягивает - вот и у женщин было нечто похожее с Симоном.
   Некоторые люди даже думали про Симона, что он был мужеложником, - дескать, странно, что он был девственником. И в этом их подозрении уже проявляется падшее состояние мира сего и не мудрено - ведь люди так часто порочат честь умершего человека и не могут поверить в то, что можно быть благочестивым и, постоянно отвоевывая личную свободу, стремиться к совершенству. Так много уже было сказано про Микеланджело, Леонардо да Винчи, В. Цоя и других гениальных личностей - будто бы они были странными людьми в том смысле, что тяготели больше к мужчинам, нежели к женщинам, но умный человек понимает, что это все глупости, исходящие от лукавого.
   Отношения между мной и Симоном не были похожими на отношения учителя и ученика - Симон говорил, что каждый из нас самодостаточен и индивидуален - каждый есть личность, без притязаний на авторитет друг перед другом.
  
  
  
  
  

Г Л А В А IV

  

Об этой книге

   Читающий эту книгу найдет в ней немало заимствований, но пусть не торопится с выводом, что автор только повторяет чужие мысли. Я как и Симон хотел, чтобы была такая книга, вмещающая в себя фундаментальные знания, которые открывал Господь великим сынам человечества за всю Мировую Историю. Но, не найдя такой, я решил сам написать ее. Поэтому в настоящей книге и содержится большое количество мыслей людей, которых тяготило земное существование.
   Другой причиной частого цитирования является характер самого изложения - это наши с Симоном беседы. Ведь мы, пока жили и трудились с ним, говорили о самых разных вещах - это разговоры двух друзей. А вы, милые читатели, наверное, сами так говорите в жизни - как можно проще и нередко используя точно сказанные уже кем-то слова. С другой стороны, хоть мне и чужд излишний академизм, исключить его полностью я все же не смог.
   Внимательный читатель заметит некоторую рассогласованность глав настоящей книги, но сделал я так специально - объяснение этому дается в главе LVI-ой, в которой говорится про безнравственность счета. Кроме того, некоторое нарушение последовательности повествования обнаруживается и в самих главах. Почему так?
   Мы живем в падшем мире организованного хаоса, где все перемешано друг с другом в мнимом порядке, что даже кажется, будто все в нем устроено правильно, и лишь человек своим существованием разрушает этот точный, слаженный механизм воспроизведения одного и того же образа жизни. Действительно, солнце светит в течение нескольких миллиардов лет, земля также живет немало и что им до человека, который так мал и слаб по сравнению с ними, что влияние его на все мироздание на первый взгляд просто ничтожно, но это ошибочное предположение. Весь мир потому только и существует, что есть человек. Не будет человека - не станет и всей вселенной - она свернется вместе со смертью последнего в ней человека, ибо по непостижимому Замыслу Творца человек суть сознательный микрокосм и все изменения в нем происходят в точном соответствии с макрокосмом, равно как и в последнем перемены свершаются как в самом человеке.
   Наш падший мир не целен, но всюду поделен на части, мы все воспринимаем дробно, нецелостно, и одно это уже есть серьезное препятствие для человеческого познания. Поэтому я сознательно разделил главы таким образом, чтобы читатель мог подняться и возвыситься над всем повествованием - посмотреть на мир со стороны и в то же время собрать воедино разрозненные отрывки в одну картину. Привычный последовательный текст не открывает перспективы, - читая такую книгу, человек плывет по течению - он не может окинуть всю панораму целиком. Я же хотел показать наш мир со стороны - с высоты птичьего полета, а также его тайную, внутреннюю природу, т. е. сам организованный хаос. Таким образом, я постарался сделать две вещи вместе и одновременно - сказать об управляемом хаосе нашего падшего мира и его же преодолеть - не быть слитым с реальностью, которую сам же человек непрестанно и сотворяет.
   Я читал и смотрел не все те книги и фильмы, о которых говорил мне Симон, а также слушал не всю музыку и слышал отнюдь не все истории, про которые он упоминал, но после того, как о них рассказывал Симон, я во время занятий своими делами интересовался ими. Поэтому я сначала мог впервые услышать о чем-то от Симона, а потом через некоторое время уже говорить с ним об упомянутой ранее вещи.
   Начинаются главы с обращения Симона ко мне или моего - к нему. Во многих из них Симон рассказывает про своих родственников, вспоминает свое детство.
   В общем, книга эта рассказывает о том, что происходило в жизни Симона и дополняется все это нашими беседами.
  

Г Л А В А V

Человек в Реальном рая

   - Симон, а что такое Реальное и реальность?
   - Реальное - это Бытие Горнего мира, а реальность - бытие падшего, земного. Реальное вечно. Реальность конечна и постепенно переходит в виртуальность. Реальное, несмотря на то, что полно чудес, именно Реально, а реальность, хоть и кажется человеку незыблемой в смысле ее существования - в действительности лишь проекция Свободного Реального в пространство необходимости. Реальное - подлинно, а реальность - только декорация, причем даже в естественной природе, которая со временем все больше теряет свое живое содержание и становится искусственной. Реальное - не искусственно, но именно в Реальном возможно наивысшее, подлинное творчество, к которому приближается искусство гениальных личностей, а реальность - искусственна, хотя и может казаться даже дикой и нетронутой человеком. Реальное - это как таковое Настоящее - причина причин "согласно" Горней иерархии, а реальность - только следствие соединения человеческого восприятия и существования нашего падшего мира вместе и одновременно. Реальное вне времени и привычного нам пространства, реальность во времени и в ограниченном пространстве - она, собственно, и есть эти последние вкупе с человеческим восприятием.
   - Понятно.
   Симон, а я вот как-то задумался: слово "Небо" - среднего рода, а "земля" - женского рода - значит ли это, что еще "до" грехопадения жена Адама могла "быть" нецелостной, иначе почему она "тогда" налгала змею, сказав, что к плодам от древа познания добра и зла даже прикасаться нельзя - как, будучи в раю совершенной с мужем своим, она вообще могла солгать, почему она так своевольно ужесточила заповедь Господа Бога? Ведь если слово "Небо", как символ Горнего мира - сочетает в себе и нечто мужественное, и женственное и детское, то слово "земля" - подразумевает лишь одно женственное - в нем нет целостности, а ты ведь сам говорил, что между землей и женщиной есть тайная связь...
   - Илья, к твоему вопросу можно добавить и такие примеры: слово "Дух" - мужского рода, а "Душа" - женского рода.
   - Да, кстати, как это согласуется с целостностью женщины, если даже слово "Дух" - мужского рода, а язык, как ты сам говорил, формирует реальность - ведь именно Дух воедино связывает в человеке его разрозненные после грехопадения части - восприятие, мышление и язык, а женщины "мыслят" генидами...
   - Но ведь так не во всех языках. И это не значит, что у женщины есть душа, но не может быть Духа. Да, похожие примеры мы видим и в некоторых других языках: в итальянском - L'anima - Душа и Lo Spirito - Дух; в немецком: Die Seele - Душа и Der Geist - Дух; во французском: L'Бme и L'Esprit соответственно; в испанском: El alma и El Espiritu соответственно. А вот в греческом - ???? - женского рода, а ?????? - среднего рода - как и Небо в русском языке; на латыни - Anima и Spiritus и т. д. Но вот, что интересно: слово "Дух" на иврите - "Руах" - оно женского рода. Как видишь, Илья, в каждом языке есть свои особенности, поэтому "определять" содержание внутренней жизни человека по словам я бы не стал. Душа, Дух и Тело - то, что образует человека - триединое целостное бытие микрокосма - Душа - женского рода, Дух - мужского рода, а Тело - среднего рода - все это подобно тому, как женщина, мужчина и дитя - целостно сочетаются в человеке, - например, в гениальной личности. Но, повторяю, это в русском языке, а в других языках может быть по-другому - это не главное. В каждом человеке важно видеть личность, а не то, что навязывает дьявол.
   Что же касается лжи со стороны жены Адама в раю, то это и не ложь в привычном для нас понимании и не свидетельство ее нецелостности, а, как я уже говорил ранее, наивно-детское состояние человека, когда он еще "был" невинен, как дитя. Детям ведь свойственно по-своему передавать слова родителей, но ты же не думаешь при этом, что ребенок поступает так, потому что сознательно хочет согрешить.
   - Да. Теперь понятно.
   - Что же касается формирования языком реальности, то в нашем падшем мире понимать под этим следует не возвышение какого-либо понятия до произнесенного человеком слова, но наоборот - снисхождение понятия до проговариваемого слова - т. е. несмотря на то, что каждое слово имеет свою семантику и форму, по которым мы можем определять некоторые признаки вещей, логические понятия этих вещей остаются для нас непознаваемыми. Поэтому слова "Душа" или "Дух" содержат в себе целую бездну смыслов, которые человек в падшем мире до конца постичь не в состоянии.
   И сразу еще скажу, что когда я говорю о неэтичности шарообразной, вращающейся формы земли, но при этом вижу множество символов в женщине, связывающих ее с землей, то это не значит, что я подразумеваю и неэтичность женского тела, либо отрицаю красоту самой женщины - это было бы неправильным пониманием моей мысли о проблемах нравственности. Да, ограниченная, замкнутая наша земля с ее вращением вокруг своей оси - есть аморальное, падшее ее состояние и в женщине много такого, что роднит ее с землей - я имею в виду округлые формы ее тела, тонкие и мягкие его линии...
   - А еще у женщин лоб не так высок, как у мужчин и округлое лицо - оно более изящное. И контур волос на голове у женщин очерчен менее резко, чем у мужчин.
   - Да, но здесь необходимо разделять жизнь конечную земли и вечную женщины - эта земля рано или поздно погибнет, а человек воскреснет и может, если спасется, жить вечно в Царстве Небесном. Смешивать женщину с землей, несмотря на множество соприродных им символов, неправильно, ибо земля сама по себе - без человека - только женственна, т. е., действительно, нецелостна, в то время как у женщины есть еще и вечная душа.
   - Я понял.
   Симон, а как ты думаешь, женщина в раю "была" полноценно осознанна и свободна подобно мужчине?
   - Я думаю, что "была", потому что Адам с женой в раю "были" взаимно равноправными, равносвободными и равноценными помощниками друг другу. Ведь ей Богом "был" дан свободный выбор, и она, самостоятельно сделав выбор, вкусила плод от древа познания добра и зла. И теперь у людей не подлинная свобода, но попранная грехопадением - т. е. неестественное ее устроение.
   - Симон, а что означает неестественное устроение человеческой свободы?
   - "До" первородного греха человек "был" свободен. Адам не "был" мужчиной в привычном для нас понимании и жена его не "была" женщиной, как это люди воспринимают теперь. Ведь в Писании прямо говорится: "И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились". Илья, можешь ли ты в наше время представить себе нагих людей - мужчину и женщину, не стыдящихся друг друга - я уточню: не только не стыдящихся, но и не согрешающих, когда они смотрят друг на друга, будучи нагими, - смотрящих друг на друга без вожделения плоти друг друга?
   - Нет, такого быть не может. Оба будут грешить хотя бы в сердце своем. Даже Святому человеку будет крайне трудно не вожделеть плоть женщины.
   - Верно, все так и есть. Но тогда какой вывод следует из сего размышления?
   - Какой же?
   - А вот какой: в раю Адам с женой своей не состояли друг с другом во властно-подчинительных отношениях, как это мы видим теперь в лице современных мужчин и женщин. Некоторые люди, правда, могут возразить, сказав, что в раю Адам с женой внешне "были" точно такими же, как выглядят теперь люди - с детородными органами и что они даже не гнушались возлежанием друг с другом, - дескать, потому, что у них сознание "было" не таким падшим, как теперь - т. е. и в раю все "было", как у нас на этой земле, но только оно не воспринималось как грех, поелику сознание человека "было" чистым, незапятнанным грехом. Но я с этим кардинально не согласен ибо грех произошел во всем - не только лишь в духовной жизни человека, но даже в телесной физической стороне его жизни - это я подробно изложу в свое время.
   - Хорошо.
   Симон, а почему ты не называешь жену Адама Евой?
   - Потому что Евой она нареклась "после" грехопадения, а слова об одной плоти, сказанные Господом Богом, которые мы видим во второй главе Первой Книги Бытия - об оставлении человеком отца и матери своих и прилеплении его к жене - подразумевают нераздельное и неслиянное соединение мужа и жены - жена "была" помощником своему мужу и сотворена "была" не из праха, но из ребра и "была" подобна ему. В первых двух главах Книги Бытия ни о каком плотском познании между ними не говорится. О познании плоти сказано лишь в тексте четвертой главы, - "когда" Адам с женой по дьявольскому наущению согрешили. Ведь с еврейского языка слова "иша" и "иш" дословно означают соответственно "мужчиница" и "мужчина". И когда в Писании говорится, что Господь Бог сотворил человека, "мужчину и женщину сотворил их", то данный текст так и следует понимать, что изначально, "когда" еще не "было" привычного нам времени, "когда" человек "был" в Вечности с Богом, "тогда" не существовало никакого полового разделения на мужчину и женщину - оба "были" равны, но и оба "были" отдельными и самодостаточными ипостасями одного и того же - человека - подобно тому, что мы знаем о триипостасности Господа Бога.
   Бог сотворил жену Адама помощником, соответственным ему - т. е. изначально, еще в раю, человек "был" неделимой, целостной монадой - он представлял собой единую, цельную личность, пребывающую в нераздельном и неслиянном, истинно свободном единстве мужчины и женщины, которые дополняли друг друга, но вместе с тем "были" равны между собой - они не "были" такими, какими теперь являются мужчина и женщина. Умозрительно это понять, наверное, и невозможно - ведь, с одной стороны, Адам и жена дополняли друг друга, - значит, они будто бы и не "были" равны между собой - раз уж "было" в чем дополнять друг друга, но, с другой стороны, они при такой взаимной дополняемости "были" именно равными друг другу - именно по духовному естеству равными, а не по внешним признакам. Как это понять нашим падшим умом? Такое "противоречивое" но вместе с тем настоящее единство женского и мужского начала в одной личности возможно представить - вместе и одновременно, в парадоксальном единстве. Но некоторые богословы понимают это трудное место Библии крайне превратно - они воспринимают прочтение Священного Писания буквально - будто бы в нем говорится о тленной плоти, в то время как под одной плотью в Книге Бытия подразумевается, по очень точному выражению Пьера Дюмулена, ипостасное отношение одной личности из трех индивидуальных лиц - это мужчина, женщина и дитя. Жена "была" сотворена Господом Богом не из праха земного, как Адам, который "после" наречения животных и птиц небесных не нашел помощника соответственного себе, но из ребра его, а "ребро" в еврейском языке означает "грань". И само создание жены есть таинство Божественного сотворения - Адам при всей полноте своей свободы находился в "неведении" Божественного сотворения жены и вместе с тем получает в лице жены неиссякаемый источник радости. Как Церковь есть жена, образующая с Господом и Богом нашим Иисусом Христом единое, Вечное целое, а народ - дети их, так и жена с Адамом и ребенком образовывали некогда целостного человека. В Послании Святого апостола Павла к Ефесянам, в 5-й главе говорится: "Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем.
   Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна. Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены Тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа".
   А в Евангелии от Луки, в главе 11-й, говорится: "Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли, и входящим воспрепятствовали" - это относится и к нынешним теологам, которые не поняли, о чем говорится в Библии. Кроме того, в акте сотворения жены из ребра Адама есть и другой тайный символ: ребра вместе с плотью прикрывают сердце человека - Бог взял ребро Адама и тем самым обнажилось сердце его - ключом к внутренней, духовной жизни человека стала жена.
   - Очень интересно!
   - Да.
   - Симон, а что если человек изначально, "при" сотворении Богом мира, не хотел появляться на свет - тогда выходит, что Бог его тоже не спросил? О какой свободе может идти речь, о каком великом даре ты говоришь?
   - Нет, Илья, это не имеет никакого отношения к Божественному свободному сотворению человека - ты примеряешь свое падшее сознание на Горний мир.
   Вообще многие люди отождествляют свои представления о нашем падшем мире с Реальным Бытием Горнего, а это, повторяю, не имеет никакого отношения к Божественному свободному сотворению человека, поелику сотворив человека и поместив его в рай, Господь Бог нисколько не умалил его свободы потому что сотворение человека - это чистый дар Бога, - даруя человеку свободную, вечную жизнь, Он не становится в привычные нам отношения дарителя и получателя, - когда даритель гордится своим благородством, но при этом его соблазняет собственное тщеславие, а получатель становится от этого менее свободным, потому что над ним висит груз благодарности дарителю - эту проблему очень точно описывает Рабле в письме сына отцу - Пантагрюэля Гаргантюа - великан-сын упоминает некоего римлянина Фурния, который благодарил Цезаря Августа за милость, оказанную его отцу: "Оказав мне это благодеяние, ты покрыл меня ныне позором, ибо я бессилен тебе за него отплатить, и суждено мне жить и умереть с клеймом неблагодарного". Такое трудное положение, в котором могут оказаться дарящий и получающий совершенно неприменимо к Горнему миру, ибо мы живем во временном, падшем пространстве, а Горний мир совершенен и вечен.
   Во Второзаконии, в главе 16-й, говорится: "Во всех жилищах твоих, которые Господь, Бог твой, даст тебе, поставь себе судей и надзирателей по коленам твоим, чтоб они судили народ судом праведным; не извращай закона, не смотри на лица и не бери даров, ибо дары ослепляют глаза мудрых и превращают дело правых; правды, правды ищи, дабы ты был жив и овладел землею, которую Господь, Бог твой, дает тебе". И в наши дни человек любит своего ближнего не бескорыстно, но за то, что сделал ему добро - он любит не ближнего своего, но именно себя в ближнем. Не помочь искренне ближнему стремится теперь человек, но тщеславие свое изощренно удовлетворить перед ним желает, - помогая ему и преподнося подарки, - он самоутверждается за счет ближнего своего. Ничего нет нового под солнцем.
   - Да... Многие люди любят своего ближнего не как самодостаточную личность, а лишь за то добро, которое ему сделали - т. е. они относятся к каждому отдельному человеку не как к субъекту, но воспринимают его как объект для приложения к нему своего тщеславия, гордыни и самоутверждения. У большинства людей нет отстраненного отношения к делаемому ими добру - они полны побуждений, но поступать по-настоящему добродетельно, цельно и независимо от всего внешнего не в состоянии.
   - Точно.
   Так же и с ненавистью - человек ненавидит именно себя прошлого в совершенном им зле, а не того, к кому он испытывает ненависть. Об этом еще М. Мамардашвили говорил.
   В Книге Пророка Иезекииля, в 6-й главе, говорится, как Господь обращается к народу Своему, говоря про ненависть людей к самим себе за сделанное ими в прошлом зло: "И вспомнят о Мне уцелевшие ваши среди народов, куда будут отведены в плен, когда Я приведу в сокрушение блудное сердце их, отпавшее от Меня, и глаза их, блудившие вслед идолов; и они к самим себе почувствуют отвращение за то зло, какое они делали во всех мерзостях своих; и узнают, что Я Господь; не напрасно говорил Я, что наведу на них такое бедствие". И еще в 36-й главе: "Тогда вспомните о злых путях ваших и недобрых делах ваших и почувствуете отвращение к самим себе за беззакония ваши и за мерзости ваши".
   - Да, Симон... Так и происходит в нашей жизни.
   - Кстати, похожий вопрос задавал мне и двоюродный брат - сын младшей сестры матери. Когда я говорил с ним о добре и зле, он сказал, что в Горней Вечности ему было бы скучно, потому что не понимал - каким образом человек там не будет скучать, если вся жизнь, полная побед и лишений, происходит здесь, на падшей земле, - дескать, в Вечности все ровно и идеально. Его привыкшее к падшему миру сознание не позволяло ему подняться над непрерывно разворачивающейся на земле драмой человеческой жизни - он примерял понятия преходящего мира к Вышнему, он не замечал собственной ограниченности и слепоты - он смирился с тем, что предлагала ему реальность - он верил своим органам чувств и эмпирическому опыту - он не понимал, что за реальностью пространственно-временного континуума есть нечто совершенно от него отличное, которое выше всяких законов физики и правил, придуманных людьми. Он верил только своим глазам и ушам, которые его же обманывали.
   Да, мышление, мировоззрение и привычки людей так или иначе связаны с землей - даже при освоении космоса и других миров люди никак не избавятся от проклятых вопросов - ведь даже при полетах в космос люди и на космических кораблях продолжают заниматься теми же самыми вещами, что и на земле - разгадывают кроссворды и задачки в виде различных головоломок, пьют и едят, выращивают растения, убирают комнаты, занимаются спортом, спят и проч. и проч., поелику никуда не исчезает проблема скуки, - несмотря на все попытки экстенсивного освоения пространства и времени в жизни человека продолжает оставаться скука.
   - Скука?
   - Да, банальное чувство скуки. Человеку не дает покоя его свобода - "свобода для" - на что потратить время, что бы такое сделать? И вот он начинает делать те же самые вещи, что и на земле. Скука не так проста, как кажется - в ней можно увидеть символ грехопадения. В раю человек напрямую говорил с Богом и "был" цельным и целостным - Реальное вечного рая "было" наполнено чудесами и потому человек не испытывал скуки. Ведь скука безнравственна, - Илья, можешь ли ты помыслить, чтоб в раю человеку "было" неинтересно?
   - Нет, совершенно не могу. Как же можно такое даже представить, - если бы мне в раю "было" скучно и неинтересно, то тогда это "был" бы уже не рай, а нечто похожее на нашу землю...
   - Верно. Я тоже так думаю, потому и говорю о скуке, как о чувстве, свидетельствующем о неэтичном устроении падшей души человека. И эту скуку человек, отвоевывая свою свободу ради победы в себе самом нравственного закона, и должен преодолеть, - искренне интересуясь людьми и всеми вещами, символами и явлениями мира, - чтобы подготовить себя к Вечности и вернуться в Царство Небесное - полное чудес Реальное Горнего мира.
   Поэтому безнравственно уплощение детского, наивного, чистого, непорочного, внутреннего, глубокого, полного чудес микрокосма, - когда человек становится взрослым и его духовные поиски прекращаются, образ жизни низводится до удовлетворения животных инстинктов. Чтобы быть по-настоящему свободным, необходимо сохранить в себе девственное, нравственное "Я" и, будучи взрослым человеком, суметь остаться с участливым интересом ко всему вокруг, - как у ребенка.
   - Точно... Я как раз вспомнил сейчас такой случай: как-то проезжая по дороге, я обратил внимание на девочку, которая копала почву в клумбе и что-то сосредоточенно там искала - как будто бы в земле был спрятан клад. Походя она еще ловила жуков и бабочек. Потом я вспомнил себя в детстве и удивился тому как быстро я растерял это чудесное состояние моей души - я ведь тоже проникался интересом ко всему тому, что у взрослого человека не вызывает никакой особой реакции. Да... Волшебство моего детского восприятия куда-то исчезло...
   - О том и речь.
   Адам и жена его, если бы не нарушили заповедь Господа Бога не вкушать от древа познания добра и зла - преодолели б тогда соблазн по своему свободному выбору - в этом и заключается настоящая свобода человека, его подлинная победа над соблазном. Но наши праотцы согрешили и пали, и произошло вселенское заражение первородным грехом, подобное мощному ядерному взрыву - такое заражение всего вокруг, что потом стало обреченным на гибель.
   - Интересно - первородный грех сродни тотальному заражению земли после всемирной ядерной войны.
   - Да. Земля "была" не такой, как теперь - она "была" вневременной и сверхпространственной. Время "тогда" за пределами рая, конечно же, "было", но именно сакральное. Наше падшее время начало свой отсчет после грехопадения человека. "С" первородным грехом вся земля стала другой - привычное трехмерное пространство порвало с совершенством Горнего мира - из мира необъятного и вневременного человек был низвергнут в падшее пространство со стирающим все временем.
   - Понятно.
   Симон, ты говоришь, что "до" грехопадения человека все "было" в цельном единстве, а как это вообще можно представить? Допустим, большое и малое светила и землю?
   - Очень просто, Илья, - ты видел когда-нибудь треугольник Рело?
   - Нет, что это?
   - Треугольник, образованный пересечением трех равных кругов с центрами в вершинах правильного треугольника и с радиусами, которые равны его сторонам, - говоря это, Симон стал палкой чертить его на земле, - этот треугольник назван в честь немецкого механика Франца Рело, который исследовал его свойства и использовал в своих механизмах. Современники даже называли его поэтом в технике.
   - Почему?
   - Потому что Ф. Рело придавал эстетичности техники особое значение.
   Есть еще тетраэдр Рело и многоугольник Рело.
   - Как интересно!
   - Да. Такие треугольники рисовал еще Леонардо да Винчи - сохранились его чертежи в манускриптах "A" и "B". А еще он создал карту мира в виде восьми подобных треугольников. А уже после Леонардо, в XVIII в., данный треугольник встречается в работах Л. Эйлера. Еще его форму, наряду с музыкальными интервалами и правилами золотого сечения, использовали в архитектуре при строительстве готических соборов. В общем, интереснейшая фигура получается.
   - Да...
   - Так вот, помнишь, Илья, я говорил, что круг, окружность, кольцо, шар, сфера и другие замкнутые кривые тела и фигуры и, связанные с ними вращательные движения, неэтичны.
   - Да, помню.
   - И вроде бы с треугольником Рело тоже должны быть связаны неэтичные, безнравственные, аморальные вещи - ведь он образован тремя кругами, так?
   - Точно.
   - Однако, это не так - треугольник и три круга не безнравственны.
   - Но почему?
   - Потому что все они - в цельном единстве между собой.
   - Да... Как это я не догадался сразу!
   - Но и это еще не все.
   Для полноты картины совершенного Бытия, "при" Божественном сотворении мира, "до" грехопадения человека, следует отметить, что пространство, как ты помнишь, "было" не трехмерным, т. е. не падшим, как теперь.
   - Да, помню.
   - Так вот, все наши представления применительно к совершенному пространству Горнего мира тоже неэтичны. И, говоря сейчас про треугольник Рело, я естественно обрисовал всего лишь жалкое наше представление о полноте и цельности Горнего мира, о котором мы ничего не знаем. Но главное - попытаться рассмотреть понятия совершенного мира хотя бы символически.
   Вот, например, ты обращал внимание на форму Африканского материка или полуострова Индостан?
   - Ну, да, я могу даже нарисовать их сейчас по памяти.
   - А не задумывался ты, на что они похожи?
   - Нет.
   - На уши африканского и индийского слонов соответственно.
   - Точно! Большое ухо африканского слона по контуру напоминает Африку, а маленькое ухо индийского - Индию!
   - Конечно. Но некоторые люди этого не замечают. Об этом поразительном сходстве писал У. Зедлаг в своей книге про слонов - я читал ее в детстве, когда еще издавались книги немецкой серии "Was ist Was?". Кстати, еще помню, родители подарили мне две книги из французской серии "Hachette" под названием "Мифы и легенды" - "Дикие кошки" и "Волки" с потрясающими иллюстрациями - в детстве я срисовывал с них рисунки, лежа на полу своего третьего дома, уносясь тогда в полные детских грез дальние миры...
   - Я представляю!
   - Да... И еще помню одну из книг серии "Hachette" с голубым львом на обложке - она называется "Фантастические животные" - я видел ее у одного мальчика в детском саду - тогда еще, на месте моего детского сада N 40, не было нынешних однообразных бетонных коробок, которыми застроили даже центр моего родного и любимого города.
   Да... Я каждый день вспоминаю свое детство и благодарю Господа Бога за оказанную Им мне милость родиться в красивом городе и именно в то самое время, когда жизнь в нем била ключом и все развивалось.
  
  

Г Л А В А VI

Проблема пространства в пространстве

  
  
   - Илья, задумывался ты когда-нибудь, почему все, что связано с проблемой стержня, входящего в отверстие или, как я еще ее называю "проблема пространства в пространстве", - в конечном счете безнравственно?
   - Я не то, что не задумывался над этим, но даже не ставил себе такого вопроса.
   - А я думал и вот, что увидел: проблема пространства в пространстве свидетельствует о падшем, посткатастрофическом состоянии нашего мира, при этом я имею в виду весь мир - всю вселенную.
   - Почему?
   - Потому, что для глубокого познания и ясного видения многих вещей в этом мире нужно исследовать реальность с сакральной, религиозной стороны, которая охватывает абсолютно все, а она гласит, что, некогда разделившись "с" грехопадением человека в раю на отдельные, разрозненные части, земля сама стала частью пространства - ведь теперь она, как, впрочем, и все остальное - вплоть до всей вселенной - всего лишь часть чего-то большего, а это безнравственное, аморальное устроение.
   - Не понял...
   - Ну, смотри, почему, к примеру, проникновение пальцев внутрь носа, ушей, рта и других мест на теле человека воспринимается в обществе как неприличное действие?
   - Не знаю, но, да, согласен, - это действительно так...
   - Почему в обществе считается неэтичным держать руки в карманах или почему человек, скажем, пересчитав деньги, кладет их затем внутрь чего-то?
   - Наверное, чтобы не потерять их и сохранить.
   - Ты отвечаешь на вопрос "для чего?", а я спрашиваю "почему" он это делает.
   - Боится, что потеряет деньги?
   - Почему он боится?
   - Потому, что... у него могут их отнять или он может потерять их...
   - Почему возникают такие трудности?
   - Потому, что мир несовершенен?
   - Я с этого и начал.
   Далее. Почему во время дождя, града, снега, зноя, в общем, всякой непогоды - человек стремится переждать ее в каком-нибудь укрытии?
   - По-видимому, чтобы сберечь свое здоровье.
   - Вновь говоришь, зачем он это делает, а я спрашиваю - почему? Ну, ладно. И что он при этом делает?
   - Как что?
   - Ну, конкретно, - что он делает?
   - Заходит куда-то, внутрь чего-то?
   - Именно. Пойдем дальше. Что в дикой природе делает крольчиха, когда на некоторое время отлучается от своих крольчат?
   - Зарывает нору?
   - А почему?
   - Чтобы спрятать своих детенышей от хищников.
   - Ты отвечаешь, как многие современные исследователи - для того, чтобы... Хорошо. А в чем люди готовят пищу?
   - В посуде.
   - А что конкретно делают люди, когда одеваются?
   - Просовывают части тела сквозь одежду, надевают на ноги брюки, носки и другие вещи, а руки пропускают сквозь рукава?
   - Да, а еще, чтобы - тут и я теперь говорю, "чтобы" - прикрыть голову надевают шапки, шляпы, цилиндры, кепки, береты, панамы, платки, капюшоны и т. д. Или когда надевают обувь на ноги - то же самое безнравственное действие - просовывание чего-то одного внутрь другого. А еще - в каком положении в космосе находятся земля, другие планеты, звезды, галактики, вся вселенная - т. е. чему можно уподобить их существование?
   - Состоянию пространства в пространстве?
   - Именно. Также с проблемой пространства в пространстве связаны все истечения и испражнения людей, животных, растений, самой земли отчего не ней есть грязь - грязь, как понятие, а не только как сущность. Я уже не говорю о самом главном безнравственном положении на земле - о насильственном деторождении человека - ведь плотское познание также связано с проблемой стержня и отверстия, пространства в пространстве.
   - Точно!
   - Кстати, еще в связи с этой проблемой я сейчас вспомнил пример из романа Ф. Рабле "Гаргантюа и Пантагрюэль", во Второй Книге, в 21-й главе, про Панурга, влюбившегося в даму из высшего парижского общества: "Не будем же терять время, - мой ключик, ваш замочек" и "Позвольте вас познакомить, - он [Панург - прим. мое] показал на свой длинный гульфик, - это господин Жан Шуар, ему требуется помещение".
   - Как точно и тонко, однако, сказано!
   - Да.
   Так вот, во всех этих состояниях нет полноты и цельности, - наоборот, они свидетельствуют о раздробленности всего и вся на отдельные части. Причем все они связаны с кольцевой, самодовольной, никуда не стремящейся, без начала и без конца, завершенной, шаровидной, бессмысленной, безнравственной круглой формой - с как таковым самим понятием кривизны. Все кривое, неровное, неидеальное - норы, дома, сумки, посуда, одежда, планеты и проч. и проч.
   Многие люди думают, что шар - идеальное геометрическое тело, но это ошибочное мнение. Шар, как и круг, и окружность, и замкнутое пространство, и вся вселенная, которая не представляет собой нечто целое, но лишь его часть, причем не способную образовать целое даже при том условии, что соединится с другими частями, поелику целое, как Идеал, не состоит, как кажется некоторым людям, из частей - его нельзя разделить на части, а потом из них же собрать заново и потому части никогда не составляют целое, - так вот, шар - неэтичен, он - аморален. Не антиморален и не морален, но именно аморален - теплохладно безнравственен, причем сколько даже не по содержанию, хотя и по нему тоже, но в данном случае - именно по форме. Шар никак не может быть идеальным, потому что его форма, придающая ему свойства вращения, кручения, качения - перекатывания и проч. и проч. - суть признак грехопадения человека - она свидетельствует о дьявольском разделении некогда нечто единого целого на части. Для шарообразной формы характерны стремящееся к вечному "продлению" повторение одного и того же, бессмысленность и переливание из пустого в порожнее. Некогда райское Реальное сверхпространства, свернувшегося "вследствие" грехопадения человека в шар, стало дьявольски ограниченным - то, что некогда "было" безграничным и бесконечным стало ограниченным и конечным. Поэтому говорить об идеальности шара неправильно и безнравственно.
   Как вообще девственная, чистая земля, сотворенная Господом Богом "до" грехопадения человека, могла "быть" ограниченной и замкнутой в виде шара? Это абсурд.
   Представь, Илья, что есть необъятное, бесконечное пространство, которое и пространством называть, строго говоря, нельзя, но за отсутствием другого слова, обозначающего подобие "пределов" Горнего мира, придется использовать понятие пространства, кстати, обнаруживая этим то обстоятельство нашего падшего мира, что границы нашего языка определяют пределы человеческого познания - мы даже не можем обозначить нечто, что означает бесконечное "пространственное" Бытие по причине того, что ничего о нем не знаем, но лишь представляем его себе в своем воображении - как и в примере с Любовью - нельзя сказать "две любови" или "две любви" - Любовь не поддается счету - она одна единственная, хотя теперь и ее, поправ, пытаются посчитать - так же и здесь с пространством - и вот такое необъятное, бездонное, безграничное пространство ты, например, пытаешься охватить, в пределе доводя его размеры до ограниченного состояния. Что ты тогда получишь в конечном счете?
   - Точку, наверное.
   - Нет, я говорю о предельном ограничении.
   - Ну, тогда ничего, по-видимому, не получу.
   - Так и есть - ты получишь небытие.
   - Кажется теперь я понимаю - ты хочешь этим сказать, что то же самое делает дьявол -пространство, подобное Горнему миру, он свернул в земной шар, а в конечном счете стремится к полному небытию?
   - Да, это я и подразумевал с самого начала.
   - Точно... Тогда понятно, почему земной шар, планеты, космос, вселенная, замкнутое пространство, круг, окружность и проч. и проч. - все это суть формы безнравственного, посткатастрофического состояния нашего бытия.
   - Да, именно так.
   - Да... Теперь только я начинаю прозревать и видеть, что все устроение жизни в падшем бытии - безнравственно, ибо чем же, как не свидетельством падшего состояния всего этого мира, является поведение растений, животных и людей - взять хотя бы приведенный тобой выше пример с животными, живущими в норах, - они боятся за свое потомство, они охраняют свою территорию, они прячутся от врагов в вырытых ими помещениях и т. д. И даже если в будущем люди будут летать на всяких флаерах, флипах и прочих летательных аппаратах, то это все равно ничего не изменит в проблеме пространства в пространстве, ведь они так же будут входить извне внутрь чего-то, а в раю, как ты говорил, человеку вообще ничего не нужно "было" для того, чтобы свободно летать - он, по непостижимому дару Божию, мог благодаря одной лишь силе своей мысли парить, как птица, - не взмахивая даже руками, что мы обычно и видим в мультфильмах или в фантастическом кино.
   - Да, Илья. Кстати, поэтому еще дети гораздо ближе к Богу, чем взрослые - они искренне верят, что животные могут разговаривать с человеком, а сам человек может делать все то, что умеют животные, ведь в раю все так и "было", в полном и цельном единстве - возможности каждого живого существа "были" доступны другому, отличающемуся от него по форме и содержанию - т. е. сам человек мог делать абсолютно все, что мы наблюдаем теперь у животных - высоко и далеко прыгать, летать, ходить по отвесным поверхностям - и в этом нет никакого противоречия с отсутствием в раю понятия кривизны, о которой я говорил выше, - в раю-то все есть, ибо он полон, но не кривое, а идеальное. Человек мог быстро бегать, менять внешность, опускаться на морские глубины безо всяких аквалангов и прочих, искусственных аппаратов, - кстати, отсюда и появляется искусство в нашем падшем мире - то, что сделано самим человеком, когда природное воспроизводство чего-либо заменяется актом творчества, подобно Богу, Который и сотворил все живое.
   - Точно! И потому безнравственное, раздробленное состояние видимой нам реальности напрямую связано с тем, что в падшем, трехмерном пространстве есть часть в части самой части - на земле, которая сама вписана в ограниченное пространство космоса, который в свою очередь не есть все, а только его часть, так?
   - Да. И человек, прячущий свои деньги в сундуках, ящиках, мешках, сумках, кошельках также безнравственен - его поведение уже изначально свидетельствует о какой-то болезни - тяжелой, глубоко укорененной в нем болезни, являющейся следствием попрания нравственного закона, его первородного греха. Ведь представить нечто подобное в раю - просто абсурдно - зачем в раю строить дома, чтобы прятаться в них от холода. Зачем в раю зевать, сильно раскрывая рот, если там нет повода для скуки или не нужно спать, потому что изначально - незачем спать, ведь ночи и чувства усталости там нет, как и нет труда, после которого нужно восстанавливать жизненные силы организма, кстати, и самих организмов там нет, ибо в раю все цельное и неделимое.
   - Да! Ведь зевота или показывание языка - также связаны с проблемой стержня и отверстия - поэтому, мы уже на подсознании чувствуем в них что-то аморальное и потому человек, зевая, закрывает рот.
   - Конечно, а само явление скуки свидетельствует о том, что этот мир серьезно болен, если в нем, несмотря на все разнообразие природы, ее флоры и фауны, зевают не только люди, но даже сами животные.
   Далее. Зачем в раю чистить зубы, двигая туда-сюда зубной щеткой в полости рта, если там вообще нет самих понятий нечистоты, грязи, всяких заболеваний. Кстати, при этом сама полость рта в восприятии человека связана со слюноотделением, что также в обществе воспринимается, как нечто неэстетичное и неэтичное. Да и вообще об истечениях из тела человека, как символе нечистоты, не раз говорится в Библии.
   - Да.
   А я еще помню, что Христос говорил людям: "Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека" - в Евангелии от Матфея, в 15-й главе. Это относится ко всему - и к помышлениям сердца человека, и к языку его и даже в контексте проблемы, о которой мы сейчас говорим, - если воспринимать все полностью, целиком - и по смыслу и даже буквально.
   - Конечно.
   Кстати, о языке - ведь непросто так обсценная лексика связана с насильственным деторождением, - Илья, ты замечал, что табуированные слова относятся к крайней плоти - вообще к причинным местам?
   - Точно, Симон! Ты прав.
   - В этом обстоятельстве мы уже видим, что плотское познание суть грех. Просто глаза людей замылились, а мышление их стало поверхностным в нашу профаническую эпоху.
   Еще я вспомнил сейчас, что о проблеме неэтичности открытых частей тела человека говорил О. Вайнингер в своей книге "Последние слова": "В одном очерке, приложенном к прежней обработке "Пола и характера", я пытался открыть морфологические и параллельно психологические аналогии между областью рта, горла и заднеполовой частью и в связи с этим осветить несколько первоначальный вид типа позвоночных.
   Я старался найти общее между ртом и задним проходом, языком и половыми органами и разъяснить, почему высовывание языка и показывание задницы воспринимаются одинаково; почему еда в присутствии других у некоторых первобытных народов считается бесстыдной (как еще и ныне приличие не позволяет есть на улице); какое сходство заключается между половой потребностью и потребностью в еде; почему щитовидная железа (которая имеет ставший рудиментарным проток, оканчивающийся у корня языка) находится в столь замечательных отношениях к семенным железам, почему голос действует особенно на половое возбуждение и так сильно изменяется в зависимости от пола.
   Человеку, как микрокосму, более или менее известно значение этих вещей, их внутреннее родство, - поэтому он стыдится полости рта. Если бы, напротив, была верна теория происхождения, то животные, которые еще ближе стоят к баланоглоссу (у которого половые органы лежат еще в области жабр), должны были бы испытывать более стыда, чем человек".
   - Точно! Ведь, действительно, животные, если бы они имели родственное отношение к человеку, должны были испытывать чувство стыда, но мы этого нисколько не наблюдаем!
   - Потому что только одному человеку свойственны нравственные ценности и уже одним этим рассуждением О. Вайнингера доказывается, что теория эволюции неверна.
   - Конечно! А баланоглосс это...
   - Морской червь класса кишечнодышащих.
   - Очень интересно!
   - Да. Также с сакральной стороны можно посмотреть и на курение.
   - Точно! Курить в обществе или при детях считается неэтичным, но не потому, что вредно для здоровья, а потому что само движение руки, подносящей ко рту сигареты, трубки, сигары и т. д., связано с проблемой стержня в отверстии, пространства в пространстве.
   - Да. Но здесь нужно быть осторожным, чтобы не стать фарисеем и лицемером - для настоящего Христианина вовсе не важно - курит человек или нет, ведь главное в нем - не внешность, но Образ Божий, его сердце и душа.
   Да, когда-то процесс курения был сакральным, магическим ритуалом у северо- и южноамериканских индейцев, с родины которых европейцы и завезли к себе табак, распространив его потом по всему миру. Но так уж все устроено в этом падшем мире, что со временем люди окультуривают абсолютно любые вещи - процессы, предметы, объекты и т. д., выхолащивая из них тайный смысл. И я не хочу навязывать людям свои представления о безнравственности курения - это личное дело каждого. Меня интересует другое, - что глубоко скрывается даже за процессом курения, что такого необычного можно в нем увидеть.
   - Да, Симон, ты прав.
   - Итак, продолжим про рай.
   Зачем в раю носить одежду, если само действие, связанное с продеванием частей тела в нее уже априори аморально, поелику напоминает движение крайней плоти при плотском познании - стержня в отверстии.
   - Точно, Симон! Поэтому Адам и жена его - оба "до" согрешения "были" наги!
   - Ну, конечно! Так же, как они, нагими в раю "были" и другие люди, о которых просто не говорится в Писании. Ведь в райском Реальном, как я давеча уже сказал, не "было" дождя, снега, зноя и т. д., - следовательно, они не болели, да и откуда "было" взяться болезням, если вины за первородный грех "еще" не "было" и если в раю все совершенно.
   - Так вот почему они "были" нагими!
   - И не только поэтому - они даже выглядели несколько иначе, нежели люди теперь.
   - В каком смысле?
   - В прямом - у Адама не "было" крайней плоти, а у жены - причинного места.
   - Почему?
   - Я же выше уже говорил про грех познания плоти - потому что в раю не "было" плотского познания и насильственного деторождения - они плодились по-другому, а не как люди теперь.
   - А как?
   - Я не знаю, ведь я в раю не был, но я точно знаю, что не так, как люди умножаются теперь.
   Кстати, в связи с этим я сейчас вспомнил слова средневековых Святых отцов, о которых в своей книге "Мифомания" говорит Е. Головин: "Вырос на мне аггел сатаны, избивает меня кулаками", - писал Святой Рамон в пятом веке. И Святой Бонифаций в седьмом: "Восстал из моего тела змий и потребовал поклонения". Хотя многие современные богословы не согласны с тем, что соблазн плотского вожделения, ослепляющий многих мужчин из-за наличия у них крайней плоти, должен преодолеваться, а не вести к насильственному деторождению, - я имею в виду не физическое оскопление, а именно сохранение девственности по своей свободной воле подобно Господу нашему Иисусу Христу. К примеру, я слышал, как один батюшка говорил, что замечания некоторых толкователей Священного Писания, касающиеся греховной природы человека, в частности его несовершенной внешности из-за наличия у мужчин крайней плоти - ересь, которая была еще у Оригена. Но я не согласен с возражениями против правоты выводов греческого теолога, говорившего о преодолении человеком плотского вожделения. Батюшка, видимо, не знал, что, к примеру, у самцов свыше 90 % видов птиц - около 97 %, если быть точным, - нет крайней плоти, а ведь птицы, например, певчие воробьиные или голуби, как известно, символизируют свободу и чистоту, подлинную любовь и красоту.
   - Да.
   А еще некоторые виды животных и растений размножаются путем партеногенеза.
   - Точно. Правда, некоторые современные "ученые" и к этому придираются - они говорят, что партеногенез является половым размножением. Они не видят в этом прямого свидетельства существования некогда непорочного зачатия в раю у всех живых существ, а не только у человека и не знают, что в нашем падшем мире все перемешалось в организованном хаосе - в нем есть все "признаки" рая и ада вместе и одновременно, потому что "с" грехопадением наших прародителей добро тесно сплелось со злом.
   Если, спустя почти две тысячи лет со времен Оригена, вновь мы говорим о проблеме плотского познания, если вслед за Блаженным Августином соглашаемся с тем, что насильственное деторождение в конечном счете бессмысленно, то это явно свидетельствует о нерешенности данной проблемы, - значит, суждения некоторых современных богословов, отрицающие справедливость того, что соблазн плотского познания должен быть преодолен, - ложны. Причем, это вовсе не означает, что если нечто существует очень долго и волнует людей по сей день, то оно уже по одному факту своего долгожительства является истинным - не о том речь. Ведь и зло существует с незапамятных времен, но мало кто станет утверждать, что во зле содержится по-настоящему важное для человека. Я говорю о другом, - что необходимо разделять, где действительно есть проблема, а где - лишь одна фикция. И проблема насильственного деторождения, связанная с плотским познанием, - одна из самых Великих Тайн падшего мироздания.
   Вожделение мужчиной женщины должно было бы быть преодолено, но до скончания века не будет им преодолено. Однако при этом, повторяю, - я против всяких физических, да и других, искусственных, насильственных изменений природы человека, чем занимаются теперь трансгуманисты. Первородный грех нужно искоренять из самой души, но не путем внешних манипуляций над физическим телом человека.
   А что касается не мнимых, но серьезных ересей, - помню, друг, с которым я работал в театре, тот самый, который увлекался астрологией и оккультизмом, рассказывал мне, что Христос сейчас живет где-то на земле, просто пока Ему не пришло время выйти к людям.
   - Он всерьез в это верил?
   - Да. И не просто верил, а навязывал эту ересь мне - пытался меня убедить в ее правоте и долго доказывал, что Сын Человеческий просто пока скрывается где-то от людей.
   - Какая же каша оказывается бывает в головах у людей! Понамешают все в одну кучу и потом горделиво бахвалятся своими "знаниями".
   - Да, так и есть. Ну да ладно, что на этом долго останавливаться.
   Так вот, в контексте рассмотренной нами выше проблемы пространства в пространстве становится понятен тайный смысл символического жеста обрезания крайней плоти в Ветхое время у мужчин, начатый по Завету Господнему Авраамом.
   - Точно, Симон! Именно в этом и заключается подлинный смысл обрезания!
   - Да, потому что крайняя плоть является единственной частью на теле мужчины, которая податлива и независима от его воли - это суть змий, который искусил Адама и жену его в раю. Это то, что должно быть искоренено в душе человека - именно в душе, а не физическим оскоплением - мужчина должен преодолеть в себе плотское вожделение, которое и является условием постоянного воспроизводства насильственного деторождения на безнравственной, падшей этой земле. И поэтому еще не стыдились Адам и жена его - их сознание "еще" "было" чистым, непорочным, безгреховным - свободным от вожделения плоти друг друга.
   - Как же все непросто оказывается!
   - Ну, конечно, Илья. Вся Библия пронизана символами, но только для их видения нужно сначала прозреть, а для этого необходимо покаяться и быть смиренным, кротким, добрым, милосердным. Ведь все действия, которые делались верными пророками Господа, наполнены глубоким смыслом, однако многие люди этого не замечают.
   И еще хочу добавить одну не менее важную вещь: главное не быть фарисеем и лицемером - это касается, в частности, и обрезания в наше время и, к примеру, употребления свинины в пищу - то, что было актуально в Ветхое время, не распространяется тяжким грузом на Новое - для настоящего Христианина вовсе не важно - ест он свинину или нет, обрезан он или нет - главное для него - это истинная вера Господу нашему Иисусу Христу, а также истинное покаяние, смирение, доброта, любовь к своему ближнему и к людям вообще - не важно какой они нации, расы, пола, возраста, привычек и т. д. Я видел множество мужчин, которые обрезаны и не едят свинину, но при этом являются лицемерами и беспокаянными грешниками.
   В Книге Пророка Исаии, в 66-й главе, говорится: "Заколающий вола - то же, что убивающий человека; приносящий агнца в жертву - то же, что задушающий пса; приносящий семидал - то же, что приносящий свиную кровь; воскуряющий фимиам [в память] - то же, что молящийся идолу; и как они избрали собственные свои пути, и душа их находит удовольствие в мерзостях их, - так и Я употреблю их обольщение и наведу на них ужасное для них: потому что Я звал, и не было отвечающего, говорил, и они не слушали, а делали злое в очах Моих и избирали то, что неугодно Мне" - и здесь мы видим изменения в том, что ранее было обычным явлением. Еще там же говорится о мерзости поедания свиного мяса, мерзости и мышей, но не в поедании свинины грех как таковой состоял, а в непослушании Господу Богу - мерзкими были языческие жертвоприношения. Теперь же, в Новое время, когда люди едят свинину, не нужно впадать в крайности лицемерного формализма - не животных нельзя есть для очищения души, как думают некоторые, но людей, - естественно, не в прямом смысле - ближнего своего не унижай.
   В Книге пророка Иеремии, в 3-й главе, говорится: "И будет, когда вы размножитесь и сделаетесь многоплодными на земле, в те дни, говорит Господь, не будут говорить более: "ковчег завета Господня"; он и на ум не придет, и не вспомнят о нем, и не будут приходить к нему, и его уже не будет. В то время назовут Иерусалим престолом Господа; и все народы ради имени Господа соберутся в Иерусалим и не будут более поступать по упорству злого сердца своего" - так, в последние времена, люди из разных народов объединятся ради Господа Бога. А в Ветхие времена не все народы, но потомки Авраама, Исаака и Иакова были народом Господа. Развитие Истории согласно Мировому Духу разворачивается во времени постепенно и диалектически и потому некоторые нравственные вопросы, актуальные для Древности приобретают сегодня другую форму, однако содержание их остается прежним - "Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить" - сказал Господь наш Иисус Христос.
   В Книге пророка Исаии, в 56-й главе, говорится про сохранение суббот Господа Бога -понимать это следует в символическом смысле - как Завет Бога, "бывший" еще при рае - "при" сотворении Богом мира а не в прямом смысле - как субботний обряд.
   Одно из главных внешних отличий между Ветхим и Новым временами - это то, что в Древности реальность была полна явных чудес Господа Бога, а в Новом времени - после того, как Христос обнулил Ветхое время, чудеса Божьи стали неявными - хотя еще в первые века после Воскресения Христова реальность в некоторой степени сохраняла явные чудеса, но уже в меньшей мере, чем в Ветхое время. И потому некоторые люди - скептики и материалисты воспринимают Историю Древности как нечто сказочное, мифическое, придуманное самими людьми.
   В Ветхие времена, когда реальность после прорвавшегося рая была еще полной явных чудес, искусство художников повсеместно носило языческий характер. Но древние евреи относились к искусству так, как и следовало к нему относиться, исходя из реалий тех времен - не делая из него культа, но используя творения художников в Богослужебных целях. Искусство не было для них самоцелью, как у язычников, которые только и знали, что внешне копировали у евреев сакральную, символическую сторону религиозных Священнодействий, но в действительности поклонялись именно самим предметам культа. Конечно, и у евреев были Священные предметы, однако не было у них мерзкого идолопоклонства этим предметам. Да, в Истории древних евреев были периоды неоднократного, по дьявольскому наущению и по дурному примеру язычников, развращения, когда и они, постепенно утрачивая свою веру, начинали поклоняться идолам, но все это происходило именно по дьявольскому развращению их душ. В Книге пророка Осии, в 13-й главе, говорится: "Когда Ефрем говорил, все трепетали. Он был высок в Израиле; но сделался виновным через Ваала, и погиб. И ныне прибавили они ко греху: сделали для себя литых истуканов из серебра своего, по понятию своему, - полная работа художников, - и говорят они приносящим жертву людям: "целуйте тельцов!" За то они будут как утренний туман, как роса, скоро исчезающая, как мякина, свеваемая с гумна, и как дым из трубы" и там же в 14-й главе: "Обратись, Израиль, к Господу Богу твоему; ибо ты упал от нечестия твоего. Возьмите с собою молитвенные слова и обратитесь к Господу; говорите Ему: "отними всякое беззаконие и прими во благо, и мы принесем жертву уст наших. Ассур не будет уже спасать нас; не станем садиться на коня и не будем более говорить изделию рук наших: боги наши; потому что у Тебя милосердие для сирот" и еще в Книге пророка Аввакума, во 2-й главе: "Что за польза от истукана, сделанного художником, этого литаго лжеучителя, хотя ваятель, делая немые кумиры, полагается на свое произведение? Горе тому, кто говорит дереву: "встань!" и бессловесному камню: "пробудись!" Научит ли он чему-нибудь? Вот, он обложен золотом и серебром, но дыхания в нем нет. А Господь - во святом храме Своем: да молчит вся земля пред лицем Его!"
   Реальность в Ветхие времена еще была максимально настоящей, природной - натуральной и потому для потомков Авраама в делах рук человеческих не было особой нужды - потому не просто в Библии с осуждением говорится про творения древних, языческих художников - про литых кумиров, истуканов, тельцов золотых, идолов каменных и деревянных и проч. и проч. Откровение от Бога народу Древнего Израиля совершалось напрямую через пророков и потому дополнительно делать реальность искусственной - т. е. посредством искусства привносить в нее нечто символическое было излишне.
   Но в Новое время - с обнулением Ветхого времени Первым Пришествием Христа, реальность начала меняться, становясь с каждым веком, причем с ускорением, все более искусственной. И уже теперь искусство настоящих художников стало Божьим, пророческим даром. Все это я говорю к тому, что многие люди не понимают смысл подлинного искусства, и не замечают эволюционный процесс в развитии Мировой Истории от Ветхого времени к Новому.
   К примеру, я помню, как друг, с которым я учился в университете, часто спрашивал меня, - что я такое важное вижу в изобразительном искусстве. Протестанты также полемизируют с православными, говоря, что иконы писать нельзя. Все это глупости. В наши последние времена ручной труд стал более ценным, чем в Древности, потому что и реальность стала нынче другой - искусственной, фальшивой. Теперь, благодаря ручному труду, в сознании людей еще сохраняется смысловое поле событий, о которых говорится в Священном Писании, когда человек сотворял реальность подобно Господу Богу своими собственными усилиями. А современные машины реальность все больше профанируют. Ведь ручной труд есть символ того, что человек, подобно Творцу, способен преображать реальность - он вносит в жизнь человека глубокий смысл подлинного творчества.
   А дьявол наоборот постепенно превращает человека в животное, которое не может изменять реальность - животное вписано в пространство биогеоценоза - между ним и природой нет онтологического зазора - нет разрыва, как у человека, между Духом и материей - животное слито с естественной средой и потому пассивно. Если экосистема погибает, то вместе с ней гибнут и все животные и наоборот - они связаны друг с другом. Но человек сам свободно может творить реальность. Правда, теперь его творчество становится все больше искусственным и саморазрушительным. В этом и заключается диалектика искусства, - с одной стороны, оно пусть и на минуту, все же снимает покровы с Реального и несет с собой Великую Тайну Бытия, но с другой - искусство в пределе ведет человеческую Историю к ее закономерному концу. Человек постепенно порывает с природным, ручным трудом и все больше использует автоматику и искусственные технологии. В Новое время положение художника в мире отличается от того, каким оно было в Ветхие времена, когда ценность искусства не была еще самодостаточной - оно только выполняло служебную функцию по отношению к религии. Но постепенно искусство становилось способом человеческого познания Тайны всего мироздания. А теперь, в наши последние времена, искусство все более стремительно утрачивает свою сакральную природу и уже приблизилось к своей гибели.
   Потому и говорю я, что между заповедями Ветхого времени и Нового времени нет противоречия, но есть некоторая оппозиция по внешним признакам - то, что было естественно для сознания человека Древности в наше время стало несколько иным - не то чтобы неестественным, но именно другим - ведь сама реальность изменилась, а вместе с ней и язык, и культура, и народы, и в конечном счете сам человек. Потому и говорю я, что смысл человеческого существования теперь - не в деторождении.
   - Я так и понял, Симон, что внешнее следование каким-то обрядам - не главное для подлинной веры Господу Богу.
   - Да.
   Но я не закончил про рай - итак, зачем в раю зарабатывать и копить деньги, если там вообще нет денег и не нужно трудиться. Зачем в раю - здесь именно я имею в виду Вечность в конце всех времен - посредством плотского познания насильственно рождать потомство, если там вовсе нет деторождения, "ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах" - говорится в Евангелии от Матфея, в 22-й главе. Зачем в раю готовить пищу в бесчисленных чугунах, сковородах, кастрюлях, горшках, мисках, плошках и проч. и проч., если там каждый живой человек будет насыщаться благодатью Духа Святаго. Зачем в раю животным прятать в норах своих детенышей, а хищным растениям поедать насекомых, если там вообще нет смерти, насилия, безнравственного поведения. Зачем нужны в раю безнравственные, шарообразные и существующие в разделенном состоянии солнце, луна и звезды, если там "И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его - Агнец", "И ночи не будет там, и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их; и будут царствовать во веки веков", как свидетельствует Откровение Иоанна Богослова в 21-й и 22-й главах соответственно. Здесь, конечно, нужно уточнить, что рай, про который мы все это время говорили - это то "пространство", которое "было" "до" грехопадения человека, а приведенные выше примеры из Библии о новом Небе и новой земле - про то, что будет по ту сторону нашей Истории, но главное - суть проблемы пространства в пространстве, которая свидетельствует о посткатастрофическом состоянии нашей земли и о существовании совершенного Горнего мира.
   - Как же все это интересно! А я раньше и не думал, что даже поведение растений, животных и человека так много может рассказать об устройстве всего мира! Только нужно уметь замечать все это.
   - Научиться этому невозможно. Но все это можно чувствовать, слышать, видеть, если искренне верить Богу и истинно покаяться, ибо только Господь Бог открывает человеку глаза и уши, делает его восприятие осмысленным. В том-то и самая любопытнейшая вещь на свете, что дьявол разделил в человеческом восприятии сами логические понятия всех сущностей, какие только есть в реальности, с нравственным законом, а без этого человек не в состоянии охватить целиком всю картину хаотично организованного, падшего мира.
   - Не понял...
   - С чего я начал?
   - С того, что проблема пространства в пространстве связана с грехопадением человека, что некогда единое и совершенное целое разделилось на части.
   - Правильно. А потом я сказал о попрании "вследствие" первородного греха человека самой формы, а не только содержания, и логических понятий в наших психологических о них представлениях, так?
   - Да.
   - Так вот, я о том толкую, что мало кому вообще в голову приходило совместить все это в одно единое целое - собрать разлетевшиеся некогда осколки и вновь сложить из них одну цельную картину. Для полноты этой картины просто жизненно необходимо смотреть на все в этом мире прежде всего с сакральной, религиозной стороны, - восстанавливая в себе самом главенство нравственного закона.
   - Т. е. нравственный закон конститутивен даже для самой формы вещей, не говоря уже об их содержании и психологических представлениях человека о логических понятиях?
   - Да. И покуда люди будут на все в этом мире смотреть только дискретно, раздробленно, по частям, не связывая свое восприятие с нравственным законом - они не сдвинутся с места, на котором все их призрачные надежды не перестают появляться и по сей день, ибо не смогут тогда подняться над самими собой и увидеть всю панораму падшего мира целиком. Они скользят по поверхности вещей и видят лишь отдельные их части.
   - Понятно.
   - Далее. Что проблема пространства в пространстве, как и движение стержня в отверстии, является частным случаем проблем нравственности, видно из того, что люди, производя лишние, ненужные вещи, все больше эксплуатируют землю путем экстенсивного использования ее природных ресурсов, что в свою очередь приводит к стяжательству, безудержному стремлению человека приобретать всякий хлам, - к примеру, сумки, мешки, холодильные камеры, в которых они хранят свои деньги, материальные ценности, пищу и проч. и проч., что имеет прямое отношение к запасам и безнравственному планированию - все это только усложняет и без того разветвленную в последнее время реальность - ведь человек может носить деньги в кармане одежды или хотя бы в бесформенном мешке, как это делали раньше наши предки, но теперь люди производят специальные кошельки, сумки, ридикюли разной формы, украшают их драгоценными камнями, к тому же для использования каждой такой вещи предусмотрены разные случаи жизни - вот эту сумку нужно носить в такой-то обстановке, а вон ту - в другой и т. д., но все это - суета и томление духа, - когда настанут последние времена, все накопленное человеком сгниет и превратится в прах - в конечном счете в прятании денег в кошельке или вообще чего-либо в чем-либо или куда-либо - есть само по себе уже изначально нечто бессмысленное, бессознательное и безнравственное - это неэтичное действие в сравнении с устроением человека в раю - зачем, например, в раю что-то прятать, когда там Вечное Горнее блаженство и все находится прямо перед человеком - лично мне первое, что приходит на ум в связи с Вечным раем - это щедрость, а не сквалыжничество и стяжательство. Но главное - не впадать в крайности. Например, древние святыни хранились тоже внутри чего-то - скажем, в Ковчеге Завета скрижали, а сам Ковчег в Храме. Вопрос в данном случае в том, как мы относимся к вещам и к их хранению. Если речь идет о нечто подлинно сокровенном, то несмотря на проблему пространства в пространстве, говорить о неэтичности - неправильно, но если мы возьмем многочисленные случаи из повседневной жизни, то безнравственность поведения многих людей является неоспоримой. Короче говоря, где-то приходится разделять некоторые вещи, но в чем-то - объединять их, потому что все очень непросто устроено в этом хаотично организованном мире и потому дьяволу так легко запутывать всех людей.
   - Да...
   - Замечу еще касательно проблемы пространства в пространстве, что в раю цельность всех живых существ "была" полной, без всяких внутренних органов, скелета, крови, лимфы, слюны, других жидкостей и проч. и проч. и вообще без самих понятий "внутрь", "наружу", ибо райское Реальное цельно, а стержень с отверстием, наружнее и внутреннее априори предполагают наличие в целом части, чего в раю "быть" не может.
   - Как это?
   - Илья, ты рисовал в детстве рисунки?
   - Конечно.
   - Что именно?
   - Ну, разное - солнце, звезды, горы, равнины, моря, озера, реки, деревья, цветы, птиц, животных, людей, дома - да много всего.
   - А рисовал ты когда-нибудь внутренние органы человека, - не подсматривая куда-нибудь, не зная еще о них?
   - Нет, никогда в детстве их не рисовал...
   - Почему?
   - Ну ты же сам сказал - я даже еще не знал о них.
   - Почему?
   - Как почему? Ну, наверное потому что еще не думал о них...
   - Почему?
   - Не знаю...
   - Да потому, что твое детское, еще чистое, невинное, наивное восприятие не лезло глубоко внутрь - тебе незачем было подобно современным ученым что-то ковырять внутри себя - ты глядел на весь мир вокруг себя, а не искал нечто таинственное внутри, при этом нечто таинственно-волшебное, в котором простирается целая вселенная, есть внутри тебя самого. А взрослые люди обычно ищут что-то внутри себя, потому что реальность для них перестает быть волшебной - они уже не видят в ней того, что открывалось им в детстве. Отсюда и начинаются самокопание, сомнения в реальности мира и самого себя, дьявольские искушения в виде оккультных практик, медитаций, бессмысленных занятий по психологии и другие, размывающие сознание человека, вещи.
   - Диалектика.
   - Да. Ребенок чувствует, видит и воспринимает реальность очень интенсивно - ему и в голову не приходит сомневаться в существовании этого мира. Потому он и не нуждается в том, чтобы рассуждать подобно Декарту и вообще многим людям, что он "мыслит, следовательно существует". Для ребенка все очевидно, достоверно и однозначно. И, кстати, т. н. первобытные люди потому и рисовали цельные картины, оставляя после себя наскальные рисунки, - их восприятие тоже, несмотря на примитивную культуру, было сродни восприятию ребенка.
   - Да, Симон, ты прав.
   - Помню однажды наблюдал такую интересную картину: занимаясь на улице спортом, - пробежав два десятка стадиев и после начав подтягиваться на перекладине, я увидел ребенка лет трех-четырех, радостно подбежавшего ко мне и желавшего повторить за мной те же упражнения на перекладине - на стадионе были и совсем низенькие брусья, за которые так неуклюже схватился этот жизнерадостный маленький человечек - своими еще слабыми ручками, сильно раскачивая тело, он упорно старался подтянуться на турнике, но у него никак не получалось поднять себя вверх; немного поодаль подтягивался молодой человек, который в перерывах между упражнениями любовался своим крепким, жилистым телом - и тут меня осенило - я обратил внимание именно на внешние проявления этих двоих людей - еще совсем маленького ребенка и уже вполне самостоятельного юношу. Любопытным был контраст между действиями малыша - подчас нелепыми для взрослого человека, но очень активными и наполненными казалось нескончаемой энергией и молодого человека - точными, сухими, выверенными, без лишних телодвижений. При этом я для себя отметил, что ребенок во все время своих упражнений звонким, как щебечущая птица, голосом напевал, характерные для детей, мелодии, а молодой человек даже не смотрел в его сторону - его вовсе не интересовал напор жизненных сил и чувств ребенка - юноша только по многу раз ощупывал свои мышцы - он целиком был поглощен своим телом. У ребенка словно артезианским источником пробивался наружу его бездонный внутренний мир, хотя внешне своим еще бесформенным, неказистым, слабым тельцем он напоминал неуклюжего на суше пингвина. Зато он много улыбался и был счастливым. По молодому же человеку было видно, как его внутренний мир уже стал стремительно уплощаться - в нем, по-видимому, не было таких ярких красок как у игравшего рядом малыша. Ребенок, качаясь на перекладине, смотрел вверх на небо, а юноша на свои руки, ноги и тело.
   Я это к тому говорю, что ребенок переживает все весьма интенсивно.
   - Я так и понял.
   - И еще хочу сразу сказать про косность тела и про устремленность во вневременное человеческого дарования.
   Во Второй Книге Моисея, Исход, в 31-й главе, говорится про художника Веселеила: "И сказал Господь Моисею, говоря: смотри, Я назначаю именно Веселеила, сына Уриева, сына Орова, из колена Иудина; и Я исполнил его Духом Божиим, мудростью, разумением, ведением и всяким искусством, работать из золота, серебра и меди, [из голубой, пурпуровой и червленой шерсти и из крученого виссона], резать камни для вставливания и резать дерево для всякого дела; по благодати Божественной он обрел умение руками и знанием делать Ковчег Завета и другие священные вещи".
   Что художник исполнен Божественной благодатью я и сам лично смог убедиться на своем примере, когда в детстве занимался физическими упражнениями и ручным трудом и понял, что тело человека немощно - у тела есть существенный недостаток - оно косное и несовершенное, в отличие от Духа, - как только я прекратил заниматься спортом - все вернулось на круги своя - мое тело растеряло все навыки, которые добывались большим трудом. Но вот, какое чудо произошло со мной тогда - я, после семи лет, потраченных на образование, впервые взялся за ручную работу - решил изготовить одну изящную вещицу - ларец, подаренный впоследствии девушке, с которой я учился в университете - он получился у меня красивым весьма. Но ведь я целых семь лет не притрагивался к своим инструментам, однако за эти семь лет я усиленно впитывал книги по философии и искусству, что, видимо, затем вылилось в плоды в виде моих занятий ручным трудом. Как говорил учитель - для настоящего мастера руки являются естественным продолжением его ума и сердца, - обретая Божественную благодать, связав воедино сердце, разум и руки, человек может подобно Творцу сотворить нечто, что способно преодолевать неумолимый ход все стирающего времени.
   - Да... Очень интересно!
  
  

Г Л А В А VII

О современных "ученых"

  
  
   - Симон, а откуда вообще взялись т. н. первобытные люди? Неужели из центра мира после прорывания рая?
   - Да, а откуда им еще было взяться. Они вместе с потомками Адама и Евы разбрелись по всей земле и, оставшись за пределами центра мира, стали дичать, как животные, питаться сырым мясом, даже человечиной, сделали культ из мерзких перед Богом вещей и т. д.
   - А как это вообще могло происходить?
   - Легко, Илья. Ты вновь из-за лености своей не замечаешь того, что у тебя прямо перед глазами - в наше время.
   Скажи, каков человек в детстве?
   - Чист, непорочен, с огромным внутренним миром, волшебным восприятием реальности.
   - А взрослые?
   - Многие - злые, с потухшими глазами, опущенными головами, не верящие в чудеса, часто сомневающиеся, скучные, зажатые и т. д.
   - Ну так и что тебя тогда удивляет?
   - Т. е. люди, будучи изгнанными из центра мира, лишь смогли организовать т. н. первобытное общество?
   - Конечно, а что еще они могли? Если по поведению превратились почти в животных. Но удивительно при этом то, что даже у них было более-менее цельное восприятие мира, - потому что они были соприродны природе - им нужно было выживать в суровых условиях, охотиться на зверей, шить одежду, добывать огонь, а это требует определенных знаний и соответствующего восприятия. Потому они и не рисовали всякие клетки с ядрами, цитоплазмами, органоидами и т. п. Просто в наш "ученый" век сознание у многих людей стало настолько профаническим, что они разучились смотреть на мир детскими глазами - вместо этого они только и ищут, что бы такое разделить на части, вскрыть, разрезать, разложить. Еще не так давно - каких-то пятьсот лет назад, алхимия была целым искусством. Теперь же она десакрализована и вместо нее осталась жалкая химия, которая в наше женское время особенно стала пользоваться почетом. Но ведь химия по справедливому замечанию О. Вайнингера "... применима лишь к экскрементам живого; само мертвое есть, ведь, только экскрет жизни. С химической точки зрения, организм находится на одной ступени с его отбросами и отделениями. <...> Время тех глубоко религиозных исследователей, для которых их объект всегда обладал, хотя бы и самой ничтожной, при­частностью к сверхчувственному достоинству, для которых су­ществовали тайны, которых едва ли покидало когда-нибудь изумление перед тем, что они открывали и открытие чего чув­ствовалось ими, как милость Свыше, - время Коперника и Гали­лея, Кеплера и Эйлера, Ньютона и Линнея, Ламарка и Фарадея, Конрада Шпренгеля и Кювье - это время, по-видимому, миновало безвозвратно. Современные "свободомыслящие", которые, как люди свободные от мысли, не способны уже верить в откровение чего-то высшего, имманентно лежащего в природе, взятой в ее целом, - быть может, оттого и не в состоянии, даже в своей специальной научной области, действительно заменить тех лю­дей и сравняться с ними".
   Да, некоторые современные ученые в своем безудержном желании получить животворящий синтез погрязли в мертвенном анализе, как фамулус Фауста, Вагнер. Невозможно из мертвой, неорганической, бездушной материи сотворить живое, органическое, одушевленное существо. Химия, равно как и современная медицина и прочие естественные науки, действительно, копошится в экскрементах природы - современные исследователи не понимают, что в калейдоскопе бесконечных и бесцельных задач ради задач, которые они постоянно сами себе ставят, изначально заложен безнравственный, бездуховный путь. Всякое исследование, которое искусственно подменяет проблемы задачами ради "решения" самих же задач - аморально, ибо серьезное мышление всегда требует целостного подхода к проблемам, который зиждется на нерушимой связи между логикой и этикой. Но тот, кто носится с одними задачами подобен тщеславному спортсмену, игроку, который ничего серьезного не решает, а только удовлетворяет собственное самолюбие за счет своих поклонников.
   Современные толкователи разного рода интеллектуальных концепций, ими самими же придуманных, теперь уперлись в стену еще большего взаимного непонимания - академическая система не решает проблемы, она только умножает задачи для собственного же тщеславия - таким хитросплетенным, изощренным способом дьявол через жрецов современной науки крутит умами бедных людей. Через бесконечное деторождение люди навязывают друг другу тотальный обман о прекрасном земном мире - только местами его нужно исправить и улучшить, но не осознают при этом, что такое постоянное внешнее исправление есть лишь порочный круг никуда не ведущих "улучшений". Дьявол усыпляет человека тем, что падший мир есть его судьба, что привычные естественные процессы жизнедеятельности - поиски прокорма, размножение и т. д. есть то, чем человек единственно должен тяготиться. Мысли же о спасении души, о смысле жизни, о посмертном Бытии, о Горнем мире злой дух лукаво наущает человека отвергнуть как отвлеченные и не относящиеся к насущным проблемам. Между тем именно возвышающие человека мысли о Вечности и делают его свободной личностью.
   Ныне многие ученые утратили, еще не так давно свойственный им дух здорового первооткрывательского, чистого, по-детски наивного и в то же время смелого, мужественного авантюризма. Раньше они уважительно, с благоговейным трепетом, относились к религии, она была основой их мировоззрения - они опирались на Христианство, как на главный источник истинного познания. Они старались придерживаться ненасильственного исследования природы. А теперь, поправ религию, разделившись на тысячи "научных" школ и направлений, они перестали видеть мир целостно, у них больше нет универсального, логического мышления. Т. н. чистое, эмпирическое знание они возвели в культ - оно стало их Святым Граалем и с рвением, как у рыцарей Круглого стола, хотят добыть это самое знание - "ради" знания. Они ни перед чем теперь не останавливаются, потому что так нужно "для" науки - без всяких отвлеченных рассуждений. Наука стала идолом: ополчившись на религию, она сама стала новой религией. То, что ранее было незыблемым и Святым, к чему нельзя было даже прикасаться, отныне стало безжалостно попираться безудержным тоталитаризмом науки. Теперь все, что не укладывается в головах современных ученых, с порога объявляется еретичным; в наш век ученые не думают над проблемами - они с головой погрязли в задачах - причем они сами же ставят себе эти задачи и сами же их решают, а поиски нового знания превратились в игру. Теперь они верят только тому, что можно увидеть, пощупать, понюхать, взвесить, измерить, посчитать и т. д. Не вера, этика и логика вместе с почтительным отношением к Истине, а только ненасытная тяга к "знанию" руководит ими. Великий Сократ, который с миросозерцательно-любительским отношением ко всем вещам, неторопливо исследовал этот мир и остановился в самом начале пути познания, - пытаясь понять, что есть знание - не герой современной науки. О Сократе и других великих философах она говорит снисходительно, без особого интереса, подобно учителю, который мнит себя великим авторитетом, щедро разбрасывающим пригоршни своей милости всем тем, которые послушно внемлют каждому его слову. Если гениальные философы и художники - кротки, то некоторые современные ученые - одержимы гордыней. Первые наивны, как дети, последние - думают, что все знают или смогут познать.
   Но ведь "знание", "основанное" на опыте, очень податливо, оно изначально апеллирует к реальности, которая весьма изменчива. О каком вообще приобретаемом человеком извне знании может идти речь, если он включен в пространственно-временную реальность, которая существует только постольку, поскольку существует он сам, являясь носителем Духа Божьего? И что вообще может знать человек, если он не помнит даже того, что "было" до его рождения и не знает, что "будет" после его смерти? Знанием люди наивно считают знание реальности, которую сами же искусственно сотворяют! Ведь человек в течение всей своей земной жизни пребывает в замкнутом пространстве, пространстве не только земли, но вообще - в пространстве, как психологическом представлении логического понятия, и всюду ограничен ходом все стирающего времени.
   Часто люди высоко ценят доступный им практический опыт, но он суть только проявление опыта сознания, причем в реальности, которая имеет весьма отдаленное отношение к Реальному.
   В наши последние времена все разлагается на части: анализом сейчас занимаются все кому не лень, но вот синтеза уже давно нет. Всюду распространилась мода на выхолощенные науки: физику, математику, химию, биологию и прочие "специальные" направления, но уже давно забыты религия и логика, искусство и философия. Человек, как простой карандаш, узко затачивается на какую-нибудь отдельную профессию и не должен спрашивать, как устроен этот мир, но должен заниматься всякой бессмыслицей, переливая из пустого в порожнее, а также влачить жалкое существование, довольствуясь тем, что ему предлагают.
   С одной стороны, современные ученые говорят о том, что материя непрерывно, вне зависимости от человеческого сознания, эволюционирует, с другой - они, с помощью разума, выводят новые породы животных, окультуривают дикие растения, синтезируют новые вещества, покоряют космос - они не замечают при этом, что случайный природный отбор идет вразрез с человеческим целеполаганием, вследствие которого изменяется вся реальность. "Ученые" мужи "ратуют" за точность и наглядность своих опытов и при этом все больше погружаются в виртуальность. Они выдумывают различные гипотезы, решают бесконечные задачи, ни одна из которых не может дать ответа на проклятые вопросы человечества. Они постоянно заняты улучшением человеческой жизни, упуская при этом из виду, что еще больше усложняют реальность. В книге Пророка Исаии, в 29-й главе, говорится: "Горе тем, которые думают скрыться в глубину, чтобы замысл свой утаить от Господа, которые делают дела свои во мраке и говорят: "кто увидит нас? и кто узнает нас?" Какое безрассудство! Разве можно считать горшечника, как глину? Скажет ли изделие о сделавшем его: "не он сделал меня"? и скажет ли произведение о художнике своем: "он не разумеет"?".
   Множество людей не видят себя со стороны: те, которые говорят об эволюции человека и его происхождении от животных и при этом отрицают какие-либо чудеса - просто не замечают их, хотя чудеса эти прямо перед нами - ведь именно человек снял столько фильмов, демонстрирующих восстанавливающиеся части тела - фантастические или детские кинокартины, в которых у человека вновь отрастает утраченный фрагмент тела, - значит, в нашем сознании уже заложена такая возможность, - значит, мы уже верим в это - ведь чего человек не знает, о том он думать не может. Значит, есть такой уровень Бытия, отличающийся от нашего падшего мира, в котором нет болезней и вины за грех. Некоторые современные ученые-скептики читают на ночь сказки своим детям и внукам, в которых говорится о различных волшебствах. Все потому, что не может жить человек без веры в чудо. Но кругом мы замечаем лицемерие: с одной стороны, человек отрицает Бытие Горнего мира, но, с другой, - верит в чудеса! Это же явное лицемерие! Т. н. скепсис многих современных ученых, материалистов, софистов, книжников, фарисеев, атеистов и т. д. - всего лишь фикция, ибо в их сознании уже есть вера в чудеса, более того, они сами так рьяно ищут эти чудеса, вновь и вновь изобретая велосипед. Их аморальное поведение напоминает о некогда возгордившемся ангеле, который пал и стал дьяволом. Гордыня, которой преисполнены неверующие люди, не дает им возможности протянуть руку к Горнему, а когда человек сам отдаляет себя от чистой искренней веры Богу - Господь не вламывается насильно к нему в душу, потому что праведный путь - это обоюдный и одновременный процесс - по милости Божией вместе и одновременно происходит спасение человеческой души, а не против воли и порознь.
   Господь Бог не ждет от человека решения безнравственных задач. Математические головоломки, научные конференции, олимпийские игры и прочие конкурсы и собрания из-за которых, непосвященный в них человек, может испытывать чувство неполноценности и которые грешат состязательным духом - кто из их участников быстрее, выше, сильнее - бессмысленны. Как и животный мир пронизан конкурентной борьбой, так и человеческие отношения теперь все больше походят на борьбу за выживание, ведут к разжиганию ненависти и прочих низменных чувств. Но разве можно всякое такое неравенство представить в Горнем мире? Ведь в нем нет потребности в соревновательном духе - он совершенен, в нем все равны. Но равны не в пошлом смысле земного, материального благополучия или любого другого равенства на падшей земле, ибо на ней и до скончания века не будет никакого справедливого равенства. Равенство равенству рознь - как в Горнем мире существует иерархия ценностей - так же существуют и разные типы равенств. Человек хочет привести падшую землю в порядок, но у него ничего не получится, поелику Дух никак невозможно обуздать. В Горнем мире все личности не просто равны, но равноценны.
   Илья, можешь ли ты представить, что в Вечном раю для Бога кто-то из людей выше, а кто-то ниже?
   - Нет, Симон, не могу, иначе это "был" бы уже не совершенный рай, а нечто похожее на падшую землю - со свойственными ей перекосами и недостатками. Такого в раю точно нет. Я думаю, что в Вечности каждый человек самодостаточен и полноценно свободен.
   - Да. А на падшей нашей земле дьявол все усложняет и запутывает. Все эти пошлые ярмарки тщеславия вызывают безнравственные чувства - зависть, тоску, скуку, обиду.
   - Да... Симон, а еще по незнанию многими людьми принципа сохранения равновесия по форме и содержанию видно, что они верят Богу не по-настоящему, но ради корыстных, своих каких-то сиюминутных желаний, иначе бы они знали, что всем в мире руководит Мировой Дух, а потому изначально само их стремление сделать рай на земле абсурдно и бессмысленно.
   - Конечно, Илья. Если человек ясно видит непреложность действия закона сохранения равновесия, то он не станет искать сучки в чьих-то глазах - прежде всего он обратится к самому себе и начнет вынимать бревна из своих глаз. У многих людей обычно все наоборот - они все и вся хотят переделать по-своему - изловить мужеложников; перевоспитать блудниц; научить, как им кажется, "правильно" жить бездомных, больных, нищих, т. н. асоциальных людей; уравнять детей в детских садах и школах; навязать студентам свою картину мира; сделать всех "счастливыми", "богатыми" и "сытыми" и проч. и проч. И все это как раз-таки свидетельствует о том, как в нашем падшем, хаотично организованном мире добро тесно сплелось со злом - дьявол даже добрые намерения посредством таких вот "деятельных" людей перекраивает так, что в реальности свободы в конечном счете остается все меньше и меньше.
   - Вместо добра получается зло.
   - Да. Ибо добро насильно не делается, его не нужно доказывать и навязывать. Добро дарит свободу - подлинную, истинную, настоящую свободу, а сам этот дар ни к чему человека не обязывает, ничего и нисколько у него не отнимает.
   Но и это еще не все.
   С другой стороны, в стремлении людей устроить рай на падшей земле виден символ того, что некогда "было" утрачено нашими далекими предками - Вечное и совершенное Бытие, но дьявольщина в том, что установить во что бы то ни стало рай в этой хаотично организованной реальности обычно стремятся именно те люди, которые отрицают существование Горнего мира.
   - Атеисты.
   - Да. Все потому, что они понятия не имеют о логике - я имею в виду подлинного, логического понятия - у них во всем сумбур, подобный организованному хаосу на падшей земле - они во многих ситуациях не видят себя со стороны. Ведь откуда-то изначально у них взялись сами эти стремления к Идеалу, значит есть какая-то глубинная причина, какое-то прочное и неизменное основание для таких устремлений.
   - И в то же самое время они не верят в Бога.
   - Да. Это сумасшествие. Все так, потому что с Неба некогда пал возгордившийся херувим, ставший впоследствии дьяволом - он попрал свою свободу и пошел против Бога. "Потом" пали и люди, которых искусил павший сам злой дух. Потому женщина неизбывно тянется к мужчине - она чувствует, что у нее что-то отняли; она ощущает, что в ней попрана подлинная свобода и духовная цельность - она жаждет обрести их вновь, но сама объяснить то не в состоянии, ибо для логичных суждений необходимо цельное единство разума, языка, души, памяти и восприятия, которое есть у мужчины, но у женщины вместо этого - организованный хаос. Поэтому мужчине так трудно жить с женщиной - причем, здесь я однозначно, во избежание всяческих недоразумений, подразумеваю не бытовую жизнь, не каждодневную суету и толкотню людей на планете, но именно жизнь в ее изначальном, вечном понимании - жизнь, как сознательного, цельного микрокосма - жизнь духовную.
   - Поэтому мужчина, живя в одиночестве, способен истинно покаяться и даже стать Святым, но женщина останется такой же, какой и была - при условии, что она будет именно одна, в полном уединении?
   - Да, Илья.
   Потому все очень непросто - такой вот путаницей дьявол и искушает людей: он навязывает им порочные желания, маскируя их под видом добрых, к примеру, - устроение рая на земле, но вместе с тем, в то же самое время он наущает их, что Бога нет, а значит сама идея рая возникла из ниоткуда, и пока люди не могут ничего в этом понять - злой дух ведет прямиком все в ад, ибо он сам, по глубинной сути своей, есть смерть, разложение и небытие.
   - Т. е. он сам неизбежно погибнет и людей заодно хочет погубить?
   - Да. А что еще ему остается, когда он сам обречен на небытие? Только развращать своими соблазнами, убивать, сеять зло, ненавидеть все вокруг.
  
  

Г Л А В А VIII

Знакомство Симона с девушкой, с которой он учился в университете

  
  
   - С четвертой и последней девушкой, в которую я был влюблен и с которой учился в университете в одной академической группе, связана, пожалуй, самая таинственная и удивительнейшая история в моей жизни.
   - А какая именно?
   - Дело было так. Однажды, на пятом году своего обучения в университете, после перерыва между занятиями, я вошел в учебный класс и стал как обычно готовиться к предстоящему уроку. Сидел я так недолго, пока в то же помещение не вошли две девушки и я не обратил на них обеих внимание.
   - Они чем-то особенным отличались от других учениц?
   - В том-то и дело, что нет. Но на меня внезапно нахлынула какая-то волна, которая вынесла потом на такую любопытнейшую череду событий, что я до сих пор иногда думаю, как все это могло со мной произойти, - настолько я тогда был поглощен единственной целью познакомиться с одной из них, что больше ничего вокруг себя не замечал.
   - И что ты предпринял?
   - Ничего.
   - Как это?
   - Да, ровным счетом ничего - я наблюдал ее издали, но подойти к ней боялся.
   - И сколько это продолжалось?
   - Довольно долго - в целом полтора года, с перерывом в учебе на протяжении чуть больше года.
   - Полтора года ты к ней не подходил?!
   - Да. Я уже говорил, что девушки, в которых я влюблялся, казались мне недосягаемыми музами - к каждой из них я всегда относился как к чему-то чистому, непорочному и совершенному. Я и помыслить не мог, чтобы посягнуть на честь какой-нибудь из них. Я мог лишь вечно стремиться к ним, но никак не позволить себе овладеть ими или же наоборот - им лишить себя свободы.
   - Но ведь тогда ни о какой близости не может быть и речи...
   - Правильно. Я и не хотел близости с ними - мне было достаточно наблюдать каждую издалека. Меня еще до рождения осенила благодать Духа Божьего и потому, по милости Господа, я сумел сохранить свою девственную чистоту.
   Я же сам говорю о важном значении сохранения девственности человека и потому сам прежде всего неукоснительно следую этому правилу - как тогда я мог смотреть на девушку, в которую был влюблен, с вожделением? Это совершенно было и остается для меня невозможным. Причем сознательно, без мучений - в смысле физиологии - все было тогда естественно и свободно - я сам не хотел порочить достоинства своей личности. Но психологически меня, конечно, всего просто раздирало.
   - Как же тогда ты дружил с ней? На расстоянии?
   - Нет. Я дружил, вернее, пытался дружить с ней так, как дружат между собой два молодых человека, - как хорошие, близкие друзья. Однако из этой дружбы ничего не вышло - я имею в виду для нее, но не для меня самого, ибо после расставания с ней я-то как раз и начал, по милости Божией, свой путь, постепенно прозревая и охватывая весь мир цельно и полностью - наше прощанье послужило мне мощнейшим импульсом для дальнейших кардинальных изменений - меня будто подменили, я стал другим, еще более уверенным, смелым, мужественным.
   - А что было потом, после того как ты впервые увидел ее в учебном классе?
   - Сначала я подружился с ней в социальной сети и стал писать ей письма, совсем при этом не рассчитывая на положительный отклик с ее стороны. Но каково же было мое удивление, когда она ответила мне, причем довольно пространно - так, будто бы мы с ней давно знакомы.
   - И что она сказала?
   - Она призналась, что я приснился ей во сне.
   - Ты всерьез?
   - Конечно! Я и сам крайне был этому удивлен.
   - Постой, Симон, а сам ты вначале что написал ей в письме?
   - Поелику все мои знакомства с девушками были весьма неуклюжими, да их у меня собственно и не было никогда - я имею в виду знакомства, потому что в детском саду я хоть и был влюблен в одну девочку, но как-то все это прошло только издалека - я лишь наблюдал ее со стороны, но не общался с ней близко, а вторая моя влюбленность вообще была не то чтобы ненастоящей, - наоборот, я весь был захвачен этим чувством ко второй девушке, но она - взрослая женщина, а я еще учился в школе, она - из другой страны, в которой я никогда не был, и сама она даже не знала о моем существовании и проч. и проч., - в общем, все это выглядело еще весьма наивно и несерьезно... а с третьей девушкой я вообще ничего сам не предпринимал - ведь это она первая ко мне обратилась с предложением о дружбе, - так вот, из-за того, что я был еще наивен и несведущ в вопросах любви к женщине, в письме я обратился к ней с банальными вопросами, - как она поживает, чем занимается в свободное время и что вообще происходит в ее жизни.
   - И она тебе сразу так подробно все обсказала?
   - Вот именно! Я и сам был весьма удивлен ее откровенности.
   - Хотя ты говоришь, что ни разу к ней не подходил?
   - Да, я лишь издалека, мельком, видел ее пару раз после того, как вообще впервые встретил в своей жизни.
   - Удивительно! Но почему тогда она так легко тебе открылась?
   - Не знаю. Может быть, потому, что увидела во мне честного человека, который не станет пользоваться ее добротой и порядочностью - как-то глубоко интуитивно это почувствовала. А, может, ей просто скучно было и она хотела поговорить с кем-нибудь, а т. к. общение со мной ни к чему ее не обязывало, то и решила так пространно рассказать мне про себя. К тому же женщинам нравится, когда мужчины ими интересуются - даже если они уже состоят в отношениях с кем-то другим. Такой... легкий флирт. Хотя это поверхностное объяснение, ибо все на свете происходит по воле Бога и по милости Его. Значит, изначально так было суждено встретиться нам обоим.
   - Да... А потом что?
   - Ну, вот, сказав мне про свой сон, она на некоторое время отвлеклась, да и я тоже был занят своими делами, и потому наше общение прервалось. А потом я пару раз предлагал ей встретиться, но она деликатно отказалась, сказав, что встречи с незнакомыми людьми проходят как правило неестественно, и что она не готова к близкому общению со мной - вернее тонко намекнула мне об этом.
   - Т. е. все это время вы общались только посредством социальной сети?
   - Да. Затем наступил конец учебного года, который был для нас обоих последним, и я, окончив университет, стал искать работу в Москве, но не найдя в ней ничего для себя подходящего, отправился сначала в свой родной дом, а затем поехал к дяде - он предлагал мне тогда работать у него, из чего впоследствии тоже ничего не вышло, и потому я вновь вернулся домой, где и работал бухгалтером на государственном предприятии по управлению электрическими сетями в течение следующих шести месяцев. Одновременно с этими изменениями продолжалось и мое общение с вышеупомянутой девушкой.
   - Значит, в течение года ты говорил с ней дистанционно?
   - Да. Хронология событий такова: сначала я впервые встретил ее, потом через полгода мы окончили университет, затем, вернувшись домой, я поехал к дяде, а потом, спустя три месяца, стал работать у себя в родном городе - на протяжении опять же полугода, после чего уволился и через три месяца встретился с ней уже вживую, в Москве.
   - Ты вновь встретил ее в Москве?!
   - Да - я же с этого и начал, когда сказал, что перерыв в учебе был в течение года.
   - Но при этом вы ранее не говорили о встрече друг с другом?
   - После моей неудачной первой попытки - нет.
   - Т. е. это произошло неожиданно для вас обоих?
   - Да.
   - Очень интересно!
   А зачем ты снова вернулся в Москву?
   - Чтобы продолжить свое обучение в университете.
   - А почему ты сразу не сделал этого еще за год до повторного приезда?
   - Потому что мне надоело учиться на экономическом факультете и потому, что я хотел увидеть свой родной дом, в котором давно не был.
   - Но давеча ты говорил, что хотел остаться в Москве. Т. е. ты после окончания университета хотел остаться в Москве и найти работу и вместе и одновременно - желал вернуться домой?
   - Да, все так. Поэтому, не найдя работы, я и вернулся домой. Но когда я вернулся домой, мне вновь захотелось уехать в Москву.
   - Но почему?
   - Потому что все мы странники на этой падшей земле. Диалектика, ничего не поделаешь. Да к тому же у себя дома, в родном городе, я увидел мерзкое запустение всего вокруг, которое все больше набирало свою разрушительную силу, пока я, во время учебы в университете, отсутствовал в родных местах и которое сильно меня огорчало. Потому я и пожелал приехать в Москву обратно и заодно продолжить учиться в родном университете, на том же самом факультете.
   - Но ведь ты сейчас сам говорил, что тебе в то время надоело учиться на экономическом факультете? Зачем тогда ты вновь решил идти на то же самое направление?
   - Потому что хотел не учиться, но работать - я пошел на то же направление просто для того, чтобы поселиться в общежитии университета.
   - Но ты же мог выбрать и другой факультет. Почему именно экономический, если он по твоим же словам тебе не нравился?
   - Потому что это Промысл Божий.
   Да, факультет мне не нравился, но я не стал придумывать что-то новое, а просто пошел проторенной тропой. И вот когда я пошел по этому пути я встретил ту самую девушку.
   - Удивительно!
   - Да.
   - А как это произошло?
   - В это трудно поверить, но она выбрала именно то же самое направление, что и я. Причем так же, как и я - ровно через год, после окончания нашей учебы в университете!
   - Не может быть!
   - Однако все происходило именно таким образом.
   - Чудеса!
   - Я о том и говорю.
   - А как вы встретились?
   - На третьем, заключительном экзамене, в то самое время, когда мы оба искали класс, в котором проводились вступительные испытания - буквально встретившись лицом к лицу.
   - Значит, сначала она сказала тебе, что не хочет встречаться вживую - еще год назад, когда вы оба учились в университете, и вот теперь вы с ней увидели друг друга!
   - Да.
   - А что было потом?
   - После экзамена я впервые проводил ее до дома: мы шли вдвоем под ее зонтом - на улице моросил дождь, который спустя короткое время прекратился. По дороге мы зашли в магазин, она купила продукты и вино, а затем, дойдя до подъезда ее дома, я расстался с ней.
   - И ты вот так просто ушел?
   - Именно!
   Помню, рассказывал про эту историю знакомым, с которыми учился в университете, и они также были поражены моей слепотой. Девушка явно намекала мне на то, чтобы я пошел вместе с ней, однако я решил поступить по-своему.
   - Да...
   - Вначале я не знал и не понимал, как следует вести себя с полюбившейся мне девушкой - мне тогда один знакомый подсказал, что не стоит чрезмерно уделять ей внимание для того, чтобы не прийти к противоположному эффекту - отвращению ко мне с ее стороны, поелику женщины ищут сильного мужчину, но не такого, который будет пред ними пресмыкаться.
   А все остальные их мнимые уловки пусть не обманывают мужчину - в том случае, когда они говорят, что послушный муж - есть их мечта. Услужливый муж не вызывает у женщины ничего, кроме недовольства, хотя внешне она может вести себя совершенно иначе - тогда женщина обманывает обоих - и саму себя, и бедного мужчину.
   - Да, Симон, ты прав.
   - Еще я обращался за советом к учителю. И только спустя продолжительное время я понял, что получал эти наставления Свыше - через других людей - для того, чтобы не погрузиться в обычную бытовую жизнь, - если бы связал себя с женщиной. Я как-то интуитивно почувствовал, что мне не стоит идти к ней домой, когда она неявно, но и недвусмысленно звала меня к себе, ибо пойди я тогда с нею - потерял бы себя, как цельную личность.
   - Да...
   - Вообще девушку, которую я полюбил, всячески соблазняли ее ближние - родители и знакомые желали ей скорейшего замужества - такое давление общества человеку выдержать очень трудно - многие не справляются. Люди из ее окружения, впрочем, как и многие другие, по-своему представляют себе счастье и дают ей советы со своей колокольни - и многие люди ломаются под таким напором и становятся конформистами.
   После того, как я расстался с этой девушкой, мне открылось ясное видение и глубокое понимание реальности нашего падшего мира, которую раньше я воспринимал как-то смазано, довольно расплывчато и бессознательно. Признавшись ей в любви, а потом оставив ее одну, я почувствовал себя весьма прескверно, мне казалось, что я предал самого себя, предал Истину, потому что сначала пытался за ней ухаживать, а затем ушел от нее. Мой поступок мне самому был тогда непонятен - спустя некоторое время я даже не представлял себе, что мог вообще пойти на такое. Теперь я не знакомлюсь с женщинами, но в то время я, как мне казалось, нашел в этой девушке нечто особенное, отличавшее ее от всех людей, - я связывал с ней идеал великой, чистой, свободной, настоящей Горней Любви.
   Удивительные чудеса со мной происходили, пока я учился в университете - оказывается еще тогда, по милости Божией, я сам про себя пророчествовал, - когда, например, отвечая на вопросы знакомого про странности друга, с которым я и знакомый вместе учились, говорил про его, друга, цельность характера, что его мало, кто понимает, потому что он идет своим, независимым от мнения общества, путем, и что, возможно, он в будущем сделает какое-нибудь доброе, большое дело. Впоследствии все именно так и произошло, но только не с другом, а со мной, хотя о себе я тогда в такой перспективе вовсе не думал - я просто жил своей жизнью и искал ответы на вопросы, которые меня одновременно интересовали и мучили с самого детства. Все это - чудесные дары Господа Бога.
  
  

Г Л А В А IX

О чистоте человеческого тела

  
  
   - Помню, как однажды друг, с которым я раньше учился в университете, приехав ко мне в гости, - тогда я еще работал в театре, рассказал мне про один курьезный случай, связанный с чистотой человеческого тела, который произошел во время серии длительных противостояний между соратниками имама Шамиля и русскими войсками.
   - И что за случай?
   - Когда русские пришли к Шамилю, тот спросил их, зачем они воюют с его отрядами и тогда русский генерал ответил имаму, что несет его родине цивилизацию и культуру. После таких слов имам Шамиль подозвал одного из своих соратников и попросил его показать генералу ноги, блестевшие от чистоты. Сделать то же самое он предложил и одному из русских солдат. Так вот, ноги последнего, обмотанные портянками, были грязными и издавали неприятный запах.
   - И что Шамиль?
   - Он сказал, что такая культура ему не нужна.
   Но я вообще-то не на это хотел обратить твое внимание.
   - А на что?
   - Была другая, куда более интересная вещь. Она связана с фарисейским лицемерием друга, рассказавшего мне эту историю.
   - А он-то тут при чем?
   - Сейчас подробно обскажу.
   Выслушав друга, я спросил его, считает ли он слова имама Шамиля справедливыми, на что друг ответил утвердительно. При этом я уточнил у него, действительно ли он признает правоту взгляда на то, что человек, живя в обществе, должен соблюдать правила личной гигиены, и друг также согласно кивнул головой. И вот тогда я напомнил ему про то, как всего за два года до его приезда ко мне в гости, мы ходили с ним в кино, в Москве, где он, невзирая на других людей, разулся и в течение просмотра всего фильма сидел с необутыми ногами, которые к тому же были грязными, издававшими неприятный запах.
   - И что друг?
   - Он сначала задумался, потом начал говорить что-то бессвязное, пытаясь как-то себя оправдать, но выглядело все это весьма неприглядно. Он даже сказал мне тогда, что сделал так в кинотеатре потому, что при тех обстоятельствах это было уместно.
   - В каком смысле?
   - Ну, во-первых, во время сеанса зал был полупустой, а, значит, дескать, по его словам нечего было стыдиться - рядом с нами никого не было.
   - Да, но ведь сам ты сидел возле него - неужели перед тобой ему не было неудобно?
   - Нет, ведь мы были друзьями, и я сам не стал говорить ему ничего лишнего, - если ему так было удобно, то, что ж я буду лезть к нему в душу. Но мне было противно его лицемерие, когда он рассказывал мне историю про имама Шамиля, а сам при этом ходил с грязными ногами.
   Также он добавил, что разулся потому, что я со своей культурой в то время казался ему излишне занудным и, дескать, поэтому он решил меня немного проучить.
   - Честно говоря, Симон, я не понимаю о чем вообще идет речь! Какая культура? Какое еще занудство? Как проучить?
   - Ну, он имел в виду, что в разных спорах со мной, а мы тогда бывало часто полемизировали друг с другом, так вот в частых этих препирательствах он не находил во мне единомышленника, видел во мне не свободолюбивого молодого человека, но придирающегося к словам, а не старающегося понять смысл разговора, словно пожилого, любящего морализировать, сухого и скучного обывателя. Словом, иногда натыкался в моем лице на непробиваемую стену занудства, из-за чего даже нам приходилось на некоторое время прерывать наше общение. Хотя сам друг часто придирался к моим словам и иногда поправлял мою речь, - когда я еще был косноязычен - он не видел себя со стороны.
   - Но все равно выглядит это как-то весьма странно... Зачем же для этого обнажать ноги?
   - Он посчитал, что тогда это было своевременно и уместно, - повторяю, чтобы меня проучить. Ну да ладно. И это не является главным, о чем я хочу сейчас сказать. Меня интересует другое, - что люди придают большое значение чистоте тела.
   К примеру, когда я, работая еще в театре, сказал своим сотрудникам, что не мылся три месяца, они восприняли это с большим удивлением. При этом сразу замечу, что от меня не исходило никакого постороннего запаха - ведь в девственно чистом теле человека не происходят подспудно те разрушительные процессы, которые начинаются с его вступлением в половую связь.
   - А разве именно после лишения девственности организм человека начинает сильно стареть?
   - Конечно! А ты как думал?
   - Но как же тогда, например, те люди, которые, будучи девственниками, выглядят такими же старыми, как и потерявшие невинность?
   - Ключевое слово здесь - "подспудно". Это не значит, что девственник не будет стареть. Стареют все люди - кто-то раньше, а кто-то позже. Я подразумеваю другое - подспудно не значит незаметно, но, что внутренне накапливаясь, в какой-то момент прорывается наружу - стремительно и необратимо.
   К примеру, некоторые наши современники думают, что земля просуществует еще миллионы лет, но это глубочайшее заблуждение - земле по меркам того, что она уже прошла за свою жизнь до гибели осталось совсем мало времени. Сколько? Я не знаю, ибо о том знает лишь Господь Бог. Но как пожилой человек не знает времени своей смерти, но при этом точно знает, что умрет, так и грешная земля наша уже внутренне готова к своей скорой гибели.
   Так вот, вступление человека в половую связь - это сакральный акт. Просто мы живем в век современной "науки", которая профанировала все метафизические стороны человеческой жизни. Люди перестали замечать очевидные вещи - глаза их по дьявольскому наущению замылились - они, к примеру, говорят, что раны на их телах заживляются потому, что в человеческом организме непрерывно протекают биохимические процессы, способствующие его восстановлению - при этом они не видят явного чуда - ведь остановка кровотечения с последующим воспалением из-за работы иммунных клеток и постепенным образованием соединительной ткани - ужасающе скучное и прозаичное объяснение, ведь куда более интереснее смотреть на весь процесс заживления, как на чудо Господне - тело, которое лишилось своей целостности, вновь, по милости Божией, восстанавливает свой цельный вид независимо от нашего сознания.
   - Точно, Симон! Ведь это действительно чудо!
   - Да, чудо, но неполное, ибо мы не можем одним только Словом, одной лишь силой мысли управлять своим телом - оно независимо от нас - я имею в виду все внутренние процессы, да и некоторые внешние процессы тоже. Да, мы можем лечь, встать, сесть, что-то поднять, куда-то пойти, мы можем прыгать, бегать, кивать головой, пожимать плечами, двигать руками, но это еще не цельная и целостная полнота, которая "была" у человека в раю - ведь мы не можем много чего такого, что нам даже и не снилось. Более того, мы не всегда даже можем управлять своими страстями - и психологически, и физиологически, к примеру, когда крайняя плоть у мужчин соблазняет их помимо их же собственной воли или когда у женщин начинается женское. Волосы, зубы, ногти, кости, мускулатура - все в нашем теле растет помимо нашей воли. Мы разъединены со своим телом. И это также свидетельствует о падшем нашем состоянии.
   Еще наши глаза настолько ослепли, что мы не замечаем чудес в животном мире, когда, например, животные пьют воду. Ведь это тоже чудо!
   - Что ты имеешь в виду?
   - Илья, ты видел как львы или голуби, коровы и собаки, птицы и медведи, киты и рыбы и многие другие животные пьют воду.
   - Видел, конечно.
   - А тебе никогда в голову не приходило, почему они могут пить неочищенную воду, а ты не можешь?
   - Нет, я как-то особенно над этим не задумывался.
   - А я задумывался. И сразу скажу, что меня вообще не интересует научное объяснение данного феномена. Это неинтересно. Почему я не могу пить грязную воду? Просто выйти на улицу и пить ее, как голубь, который гуляет под окнами моего дома. Почему?
   - Не знаю...
   - Да потому, что человек согрешил и пал. Он не замкнут с природой. Голубь замкнут, а я нет. У голубя есть телепатические способности, а у меня нет.
   Да что там голубь, когда маленькая репейница безошибочно преодолевает тысячи километров, высоко летя над землей, чтобы попасть в места своей зимовки и вывести потомство! Человек может потеряться в небольшом лесу без современных технических приспособлений, а крошечное существо феноменально точно находит нужное ему место, пролетая огромное расстояние! Ведь это же чудо!
   - Да... Чудеса!
   - Но зато репейница не может воспринимать восприятие воспринимаемой ею реальности, а я могу.
   - Точно.
   - Уже одно то, что животные в нашем мире сторонятся человека, как некоего субъекта, чуждого их естественному, слитому с природой, состоянию, - свидетельствует о том, что некогда в раю Адам владычествовал над всеми живыми существами, и что после грехопадения и великого потопа Господь Бог сказал Ною и его сынам: "Да страшатся и да трепещут вас все звери земные, и все птицы небесные, все, что движется на земле, и все рыбы морские: в ваши руки отданы они". Ведь очевидно, что человек совершенно отдельно отстоит от природы и от животных и это нечто, что отделяет его от природы неприступной стеной, есть в нем именно Дух Божий. Дикие животные, если их не преследовать и если их жизни ничего не угрожает, когда они сыты и находятся в привычной для них среде обитания, - обходят человека стороной. Но в человеке есть врожденное чувство свободной власти над животными - животные изначально находятся в подчиненном к человеку отношении - естественно в высоком смысле, а не как мы это видим на нашей падшей земле. Человек внутренне чувствует себя их хозяином. Животные, в отличие от человека, не знают свободы - здесь я имею в виду уже пределы нашего падшего мира. Хотя, конечно, были и есть такие животные, которые приближаются к сознательному чувству свободы - птицы, например, или Стеллеровы коровы.
   Короче говоря, дьявол раздробил все на части, а в раю мы все "были" в цельном единстве.
   Так вот, что я хочу сказать, - теряя девственность, человек запускает в своем организме механизм подспудного старения - у него начинают выпадать волосы, накапливается жир, морщинится кожа и т. д. Почему так происходит?
   - Не знаю.
   - Потому, что плотское познание между мужчиной и женщиной - другие варианты - гомосексуальные, трансгендерные и прочие я не рассматриваю, ибо они не относятся к данной проблеме, хотя и вследствие них тоже начинается старение человека, - так вот, половой акт является метафизическим актом познания мужской природой женской и наоборот, женской - мужской. Если говорить сухим, занудным, "научным" языком - меняется вся биохимия организма каждого участника полового акта - цельное единство начинает разрушаться - в каждой клетке происходят необратимые процессы, ведущие сначала к ее ослаблению, а потом и к гибели. Человек, как цельная и целостная монада, с плотским познанием разделяется на отдельный пол.
   - Точно, Симон! Ты же сам говорил, что гений суть сознательный микрокосм, в котором есть и мужское, и женское, и детское вместе и одновременно, а с половым актом человек, значит, утрачивает это цельное единство и становится лишь кем-то одним - мужчиной или женщиной. Ребенка в нем вообще почти не остается.
   - Именно так, Илья.
   Так вот, я продолжу про чистоту тела.
   Для настоящего Христианина не имеет никакого значения эта самая пресловутая чистота тела, ибо тело тленно, но душа вечна. Я могу не мыться хоть целый год, что, кстати, я и проделывал уже однажды, - правда, в течение полугода, - но тело мое не будет издавать никакого зловонного запаха - оно и не издавало, когда я не мылся так долго, поелику я девственно чист и не познал женщины. Для меня вообще не важна внешность человека и то, как он одет, как он выглядит, сколько раз на дню он моется - все это меня не интересует, ибо я смотрю по примеру Господа и Бога нашего Иисуса Христа не на лицо, но на сердце человека.
   А друг рассказывал мне про чистоту тела и сам при этом не мыл свои ноги. Мне, конечно, не важно - моет он ноги или нет, мне вообще не важно - моется он сам или нет, но мне важно, чтобы человек, с которым я дружу и который является моим единомышленником, не был лицемером.
   В нашем хаотично организованном мире все поставлено с ног на голову, и потому люди тычут друг другу в глаза второстепенными вещами, в то время как про главные - забывают.
   К примеру, вот типичная диалектика: многие люди, которые потеряли невинность, часто моются, потому что не только физически хотят очиститься, но и душу свою хотя бы на краткое время оправдать, поелику глубоко подсознательно они чувствуют, правда, смутно, но все же чувствуют нечто в себе попранное всякий раз после того, как вступают в половую связь - подтверждением тому является поведение хотя бы знакомого, с которым я работал в театре.
   - Не тот, у которого трое детей и который называл себя гением и Святым?
   - Он самый.
   Так вот, он однажды сказал мне, что всякий раз чувствует себя как-то скверно после плотского познания, - а к тому времени он уже развелся с женой своей и искал женщин на стороне. Я спросил его - почему он так нехорошо себя чувствует, а он ответил, что в ту самую минуту, после того как вся похоть его проходит, он внутренне, каким-то неведомым ему образом, стремится вновь к свету. Т. е. он прямо тогда сказал мне, сам того быть может не подозревая, что со вступлением в плотскую связь с женщиной погружается во мрак.
   - Это ад.
   - Да. Символически - это ад. Это глубины, в которые некогда с Неба низвергнулся дьявол.
   И вот, что удивительно, - ты замечал, Илья, как такие люди обычно следят за чистотой своего тела?
   - Нет.
   - А я наблюдал за ними и заметил, что они убивают свою плоть по указанной выше причине, - вбирая в себя метафизическую сущность противоположного пола. Они, с одной стороны, уделяют своему телу много времени - ухаживают за ним, ездят на курорты, делают себе массажи, занимаются спортом, различными гимнастическими упражнениями, увлекаются новомодными практиками, проводят диагностику всего организма, употребляют витамины, разные пищевые добавки, следят за своим здоровьем и проч. и проч. и все это разрушают одним половым актом. Т. е. они, с одной стороны, заботятся о своей плоти, но с другой - сами же ее убивают. А, к примеру, я, напротив, - часто не моюсь, будучи девственником, концентрирую все свои усилия на главном, а не на всем второстепенном, и плоть моя, по милости Божией, отвечая мне взаимностью, сохраняет свою молодость.
   - Диалектика получается.
   - Я про то и говорю. Просто люди не видят себя со стороны - они зациклены на всем преходящем и тленном, тогда как ради подлинной свободы необходимо истинно покаяться душой своей и, делая добро, служить Господу Богу. Ведь, к примеру, если мы вспомним про Микеланджело, то обнаружим, что он тоже не часто мылся и не очень-то и следил за своим здоровьем, потому что, служа Богу, одержим был любовью к искусству, - будучи весь в мраморной крошке, в грязной от красок и штукатурки одежде, гениальный художник не обращал внимания на морщины, глубоко испещрившие его лицо, на ломоту в костях, на головную боль, болезнь внутренних органов, холод, зной и прочие физические недуги и неудобства. Потому он и вне времени теперь, - вернувшись к Богу в Вечность, он достиг совершенства и подлинной свободы.
   - Да, Симон, ты прав!
   - В связи с этим помню, кстати, такой случай - как-то раз я зашел в храм и спросил одного батюшку про гигиену тела, - дескать, правда ли, что человеку важно печься о чистоте плоти - не в смысле воздержания от полового акта, но в обычном, повседневном понимании - мыться, чистить одежду и т. д.
   - И что он тебе сказал?
   - Сказал, что важно. А потом я спросил его - как высоко он ценит искусство Микеланджело - мне было интересно узнать, что же он скажет про выдающегося художника.
   - И он, наверное, как и многие люди, тебе ответил, что Микеланджело бесспорно великий творец и что искусство его подлинно гениальное...
   - Именно. Да это собственно и так было ясно. Дальше я спрашивать его не стал и ушел, но про себя отметил, что в этом падшем, хаотично организованном и безнравственном мире людям во многих вещах важна лишь внешняя сторона - причем даже духовным лицам, хотя они должны быть все-таки дальновиднее. Ведь не все знают, что, к примеру, у мраморных изваяниий, которые установлены в разных музеях мира, обломки, отсекавшиеся мастером до стадии шлифовки будущей скульптуры, предварительно могли размягчаться его слюной.
   - Как это?
   - Да. Потому что ведро с водой не всегда оказывалось рядом и художнику иногда приходилось плевать на мрамор, чтобы резец глубже врезался в камень. И это касается всего на свете - мы многого не знаем, не видим, не слышим, но часто делаем поспешные выводы. Так и с чистотой тела - люди лицемерно восхищаются искусством гениальных творцов разных эпох, но даже не подозревают, каким трудом оно сотворялось.
   - Понятно.
   - Итак, внешность человека и чистота его тела - не девственная, разумеется, а чрезмерная изнеженность и тяготение к частому мытью - не главное. Но сохранение девства - важно.
   Но, с другой стороны, не нужно впадать в крайности.
   В комментариях Джона МакАртура на Послание Святого апостола Павла к Римлянам говорится: "Апостол Павел не пытается избежать личной ответственности. Он не смешивает чистую Благую весть с греческим философским дуализмом, который позже поразит раннехристианскую церковь и который популярен в некоторых церковных кругах и сегодня. Апостол не учит, что весь духовный мир добр, а весь физический мир зол, а именно это утверждал влиятельный в те времена гностицизм. Сторонники этой порочной школы последовательно развивали моральную нечувствительность. Они оправдывали свой грех, утверждая, что он - всецело продукт их физических тел, которые в любом случае будут уничтожены, и что внутренний духовный человек остается по природе добрым и нетронутым и не несет ответственности ни за что, творимое телом".
   Горний мир - это мир подлинной иерархии вместе с цельностью и самодостаточностью каждой отдельной, свободной личности - да, такое вот диалектическое сочетание, казалось бы, несочетаемых вещей. И в человеке, его "Я", как цельной личности, главным является Дух Божий, затем его душа и только потом физическое тело. Конечно, я не хочу этим сказать, что тело не нужно любить, и что его нужно перекроить, как думают трансгуманисты. Я говорю об истинной иерархии между разрозненными "вследствие" грехопадения человека частями. Некогда в раю человек "был" целостным существом. Теперь в нем все перевернулось с ног на голову - тело диктует душе следовать его похотливым, низменным желаниям, а изощренный и порой способный на гадкие и мерзкие вещи ум господствует над искренними, но иногда безумными порывами сердца - и таким вот образом все в человеке перемешалось в хаотичном порядке. А Дух Божий и вовсе "отодвинулся" неизвестно куда. Оттого и трудно жить человеку в падшем мире - он не понимает, что в нем главное, а что второстепенное. Весь этот разлад в человеке устроил дьявол и ему легко теперь удается манипулировать людьми, - хотя бы даже через их внешность - люди до сих пор смотрят друг на друга, исходя из их внешности - строения черепа, черт лица, телосложения, роста, массы тела и проч. и проч. - они не видят друг в друге Образ Божий и долго еще будут грызться между собой из-за пустяковых поводов, а дьявол с удовольствием и злорадством потирает от радости руки, что так ловко водит всех за нос.
  

Г Л А В А X

Проблема роста

   - Илья, замечал ты как часто люди оценивающе смотрят на внешность друг друга, уделяя повышенное внимание в частности росту?
   - Да, у многих это из-за комплексов проявляется, которые проецируются на окружающих - люди не видят себя со стороны.
   - Точно. Сюда же относятся проблемы телосложения, длины рук и ног, массы тела, черт лица и вообще внешности человека, которая отличается от т. н. "норм", "соответствующих" привычному восприятию людей. Поэтому, исследуя далее проблему роста, я буду подразумевать все, что касается внешности человека вообще.
   Помню, когда приехал домой после долгого отсутствия в своем Отечестве и пошел с матерью в один из домов ее среднего брата, который сдавал их в аренду - дядя тогда проводил иностранцев, снимавших у него жилье и как обычно стал убирать за ними, чтобы подготовить дом для новых жильцов, и мы с матерью помогали его семье - мыли окна, чистили бытовую технику, стирали пыль и т. д., - так вот, старший сын дяди, мой ровесник, впервые увидев меня в тот день за прошедшие три с половиной года, даже не поздоровавшись сказал, что я как будто стал ниже ростом.
   - Почему?
   - Потому что в детстве он был выше меня больше чем на полголовы, а потом я, после своего позднего пубертатного периода, вырос на целую голову и стал выше него почти на четыре дюйма.
   - Значит, брат рано перестал расти.
   - Да, он резко вытянулся в возрасте пятнадцати-шестнадцати лет, а затем так же скоро остановился, поелику лишился девственности - его организм утратил цельное состояние девства и стал все стремительнее приобретать половые черты - внутренний мир его начал уплощаться, интересы сводиться к приземленным вещам, а поведение из кроткого, по-детски наивного становиться мнительным, озлобленно-агрессивным, цинично-скептическим.
   - Понятно, но почему все-таки его волновал твой рост, а не ты сам? Ведь вы не виделись очень давно.
   - Потому что он завидовал людям, которые выше его ростом.
   - И снова комплексы...
   - Конечно.
   Я помню, как еще ребенком он внутренне радовался, что выше меня, хотя я старше его больше чем на полгода, и как потом он был очень удивлен, когда увидел, что стал ниже меня. Тогда он даже назвал нас обоих карликами.
   - Почему? Ведь у тебя средний рост.
   - Потому что хотел, чтобы я ничем его не превосходил и чтоб по росту от него не отличался - ему было обидно за себя, что он ниже среднего роста и потому таким же считал и меня - им манипулировали бесы.
   Тогда я спросил его, какой рост по его мнению считается для мужчины нормальным - он ответил, что от пяти футов одиннадцати дюймов и выше.
   - Что за бред! Т. е. человек с ростом на дюйм или полтора ниже - как у тебя, уже не входит по меркам твоего двоюродного брата в "категорию" людей с нормальным ростом?
   - Да. И таким образом брат позволял себе говорить лишнее, потому что мне было все равно - по милости Божией я никогда никому не завидовал - в том числе из-за роста, но ведь в нашем падшем мире есть огромное количество людей, которые мечтают хотя бы о росте брата, а он говорил, что карлик, - понимаешь, Илья, как он хулил дар Божий, данный ему Господом.
   - Да...
   - Сам я, когда резко вытянулся в росте, стал интересоваться проблемой роста, потому что хотел стать выше - как Винс Картер, Майкл Джордан, Коби Брайант, Джейсон Ричардсон, Эмануэль Джинобили, Эрл Джозеф Смит III...
   - Джей Ар Смит?
   - Да.
   - А почему ты называешь именно этих баскетболистов?
   - Потому что у них рост - шесть футов и шесть дюймов - это мой любимый рост. При таком росте у человека все очень пропорционально и красиво - длинные ноги и руки, большие плечи, мощный торс. Конечно, есть люди и неатлетичного сложения с таким же ростом, но все-таки при таком росте человек уже выделяется в толпе, кажется величественным и сильным.
   - Да... Два метра без малого - такой же рост у Владимира Кличко.
   - Точно. И косая сажень в плечах.
   Я с детства еще восхищался красотой человеческого тела, а кроме того у меня к нему особый интерес - ведь я хотел, как Микеланджело высекать из мрамора скульптуры. И вот после того, как я вырос на целую голову я прямо с головой ушел в проблему роста - не потому только, что сам хотел стать выше, а чтобы исследовать именно сам феномен роста и понять - возможно ли человеку подрасти хотя бы на локоть или это принципиально невозможно.
   - И что же ты понял?
   - Что все по милости Божией - как сказано в Библии: "... кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть?"
   - Евангелие от Матфея, глава 6-я.
   - Да. И в Святом Благовествовании от Луки, в 12-й главе, также об этом говорится.
   Мы, конечно, можем вырасти, - например, применив программу для увеличения роста Рустама Ахметова, который вдохновлялся примером В. Брумеля - он также прыгал в высоту, или при помощи аппарата Г. А. Илизарова - уже многие люди прибавили посредством него те вожделенные сантиметры к своему росту, которыми они так грезили, но стали ли они при этом счастливыми - весьма спорный вопрос. Ибо в нашем падшем мире ничего человеку не будет хватать, поелику все в нем искажается - как только человек достигает определенной цели, сразу же начинает искать нечто новое - мы утратили цельное Бытие Реального рая, в котором не "было" человека ни высокого, ни низкого, ни дебелого, ни тонкого, ни широкого, ни узкого и т. д. В раю все ровное, идеальное, вечное и неизменное.
   В нашем мире люди даже одного роста имеют разные пропорции частей тела, - к примеру, два человека одинакового роста могут отличаться длиной шеи и позвоночника, длиной (высотой) головы, рук и ног, ладоней и ступней и т. д.
   Я помню, у знакомого, с которым я работал в театре - отца троих детей, размер ноги больше моего, хотя я выше его ростом, а у другого нашего сотрудника, рост которого больше шести футов и четырех дюймов, ноги такие же, как у меня, т. е. относительно его роста - небольшие.
   Или вот, скажем, размах рук Рэджона Рондо более чем на восемь дюймов длиннее, нежели его рост и у Мохамеда Бамбы размах рук на 23 сантиметра больше его роста, который составляет семь футов и один дюйм. Т. е. размах его рук - 239 сантиметров - такой огромный.
   А, к примеру, ладони у Кауая Леонарда на 52 % больше ладоней мужчины среднего роста.
   - И у Янниса Антетокунмпо тоже огромные ладони относительно ладоней других мужчин его роста.
   - Да. А бывает и так: общая высота тела с поднятыми вверх руками у двух людей может быть одной и той же, но при этом размах рук у них - разный.
   - Это как?
   - Потому что есть еще разница в ширине плеч - у одного человека они могут быть уже, чем у другого.
   - А-а, понятно - как все оказывается непросто.
   - Конечно.
   А может быть еще интереснее: у двоих человек один и тот же размах рук и одна и та же общая высота тела с поднятыми вверх руками, но при этом есть разница в росте - причем в несколько дюймов. И таких примеров немало.
   Еще помню заметил у двух девочек одного роста интересную разницу в пропорциях тела: у одной из них шея - длинная, у другой - короче, но зато у последней - ноги длиннее, чем у первой, поскольку и позвоночник ее [первой девочки - прим. мое] - длиннее, чем у второй. Соответственно и разница у них была по высоте плеч - та, у которой шея длиннее, - с плечами пониже, чем у второй.
   К чему я привел эти примеры? Чтоб показать, насколько все мы - разные. Ничего одинакового нет даже у одного человека - из-за кривизны падшего мира, о чем мы уже говорили. А люди привыкли все обобщать, стирая границы там, где это не нужно или даже вредно. Каждому из нас Господь даровал уникальное тело с индивидуальными особенностями. И потому уже грех смотреть на кого-то, мысленно сравнивая себя с ним. И я раньше также болел этим грехом, но по милости Божией покаялся и полюбил себя таким, какой я есть.
   Да, я не стал выше ростом, хотя и очень хотел когда-то, - что я только не пробовал делать - много занимался по разным программам для увеличения роста; просто прыгал и, задействуя технику прыжковых программ Ильи Крошки и "Air Alert III", чтобы ставить данки, как ребята из "Team Flight Brothers"; смотрел игры команд "And 1", "Harlem Globetrotters" и повторял их трюки - для ловкости, координации движений и всестороннего развития организма; бегал, плавал, спал в растянутом положении, используя привязанные коньки к дужкам кровати; занимался самовнушением, настраивая себя на высокий рост; придерживался специальной диеты; садился на шпагат, делал другие упражнения на растяжку, пытался выполнить гимнастические упражнения; висел на тренажере, представляющем собой усовершенствованную петлю Глиссона, который надевается на шею и позволяет таким образом вытягивать позвоночник, не касаясь пола ногами; выполнял упражнения на перекладине и брусьях, читал специальную литературу, интересовался биографией Р. Ахметова, Д. Родмана, Адама Райнера и т. д.
   - Райнер, который за свою жизнь успел побывать человеком аномально небольшого роста и гигантом?
   - Он самый.
   - Да... удивительнейший феномен...
   - И очень редкий, которым Господь показывает нам, немощным, что в Царстве Небесном нет никаких ограничений и что главное для человека - не его внешность, но душа.
   - Точно.
   - Кстати, интересно, что жизнь человека за очень короткое время по милости Божией может измениться до неузнаваемости - я имею в виду пример Д. Родмана, который всего за год вырос почти на целую голову.
   - И стал одним из самых выдающихся игроков по подборам за всю историю НБА!
   - Именно.
   Никто не знает, что ждет его впереди, и одни люди из-за этого сильно расстраиваются - их тяготит неизвестность дальнейшей жизни, а другие - верят Господу несмотря ни на что и получают от Него чудесные дары и история Д. Родмана как раз такая - чем он занимался, пока не стал играть в баскетбол?
   - Работал уборщиком.
   - Да. Плыл по течению. И даже своровал однажды часы в магазине.
   - Точно. За что его потом арестовали.
   - Да. Но потом жизнь его стала совсем другой - из никому неизвестного молодого человека он стал известным на весь мир спортсменом. И немалый вклад в это его преображение внесло то, что он резко вытянулся в росте - по милости Божией.
   - Да... "Кто из вас, заботясь, может прибавить себе роста хотя на один локоть?"
   - С этого мы и начали.
   - Удивительно!
   - Так вот, перепробовав множество всяких программ для увеличения роста и проделав огромное количество упражнений в течение нескольких лет, я наконец понял, что рост, как и внешность вообще, для человека - не главное. Ведь мы живем в падшем мире столько, сколько дает нам Бог, а в Царстве Небесном при истинном покаянии - вечно. Что толку человеку от того, что он высокого роста, если при земной своей жизни он так и не стал чище, добрее, цельнее.
   - Да...
   Симон, а что за программа Рустама Ахметова, про которую ты упоминал?
   - Программа для увеличения роста, согласно которой у каждого человека есть свой потенциальный коридор роста - от минимума до максимума, и задача состоит в том, чтобы до т. н. полового созревания организм мог выжать верхний предел этого коридора, чтоб потом, прибавив в росте во время резкого скачка в пубертатный период, человек достиг максимума своего роста.
   К примеру, если бы я занимался по программе Рустама Фагимовича до того, как прибавил в росте почти целый фут, то был бы сейчас примерно такого же роста, как Винс Картер - т. е. достиг бы именно той высоты, к которой и стремился раньше - шести футов и шести дюймов. Но я не думал о росте, пока не вытянулся во время учебы в школе - за полтора года, а потом мой организм уже исчерпал этот самый свой коридор роста, и я остановился.
   Я с детства был невысокого роста, правда, в детском саду еще не настолько, как в школе, когда ребята, младше меня на несколько месяцев и даже год и больше - были выше меня на полголовы, а некоторые и на целую голову. Даже двоюродная младшая сестра - младшая дочь тети - младшей сестры матери была некоторое время выше, чем я, а теперь она намного ниже меня.
   - Потому что ты прибавил в росте, а она такой и осталась?
   - Да.
   Кстати, обобщая проблему роста следует сказать - для всех сомневающихся в себе и ищущих нечто вовне людей, - что прибавить к своему росту несколько дюймов, конечно же, можно - я теперь это точно знаю - даже после того, как человек перестает расти, - скажем, после двадцати пяти-тридцати лет - можно либо выйти на верхний предел коридора потенциального роста по программе Р. Ахметова - усиленно заниматься растягиванием тела до пубертатного периода и продолжать делать упражнения до полной остановки роста, или же задействовать аппарат Илизарова и тогда человек может стать выше хоть на локоть, а может и больше, чем если бы он не занимался по программе увеличения роста. Т. е., например человек вырос до пяти футов десяти дюймов и перестал расти. А если он будет следовать программе Р. Ахметова или увеличит рост посредством аппарата Илизарова, то станет выше шести футов и шести дюймов. Таким образом, он может полностью исчерпать заложенный изначально (применительно к росту) ресурс своего организма. Все прочие методы я сознательно исключаю, поскольку они вредны для здоровья человека - я имею в виду в первую очередь применение соматотропного гормона и всяких искусственных препаратов - имеется в виду после пубертатного периода.
   И все-таки увеличение роста, как мы сказали уже выше, не решит главной проблемы человека - вопрос о смысле жизни. Зачем вообще живет человек, что он может знать, какое предназначение в высоком смысле слова у него может быть, возможно ли вообще быть счастливым в нашем падшем мире и т. д. Эти вопросы до скончания века будут натирать душу людям, поелику все Реальное - только в Горнем мире, а у нас - лишь проекции вещей в виде их сущностей и создаваемых нами реальностей.
   - Да, Симон, ты прав.
   Только я хочу уточнить по аппарату Илизарова - ведь применение его тоже - не такое уж безболезненное.
   - И да и нет.
   - Почему?
   - Потому что со смертью Гавриила Абрамовича ушел целый его мир - с помощью своего аппарата он ставил на ноги людей, которым не в силах были помочь другие врачи. Нынешние специалисты, работающие с аппаратом, не знают ничего о тайной его связи с идеей, родившейся в голове Илизарова, когда он работал в Долговке - тогда он ездил к пациентам на санях и обратил внимание на хомут, по конструкции которого и создал впоследствии свой аппарат. А еще он разговаривал со своей коровой, - когда жил в селе и доил ее после тяжелой, но любимой своей работы. Я это все к тому говорю, что сейчас таких врачей нет - глубоко чувствующих природу, созерцающих весь мир в своем микрокосме и духовно цельных, мужественных.
   Вот, например, отрывок из книги В. Брумеля "Не измени себе" - Гавриил Абрамович рассказывает, как ему пришла идея аппарата: "С каждым днем меня стало все более раздражать слепое следование некоторых врачей старым методам лечения. Особенно этим грешили в области травматологии. Здесь, как и прежде, главенствовал гипс, почти на все случаи. В гипсе больные лежали от полутора месяцев до двух лет, а иногда и больше. Лишенные движения, попутно они приобретали еще несколько заболеваний: контрактуру суставов, пролежни, колиты, гастриты, мышечную атрофию, нервную депрессию и еще многое другое. При этом давно было известно, что в гипсе кость срастается плохо, неохотно и зачастую неправильно. По этой причине больных нередко оперировали по второму, третьему, а иногда и по четвертому разу. И все-таки гипс находился в травматологии почти на положении языческого божества, которому поклонялись вот уже более двух тысяч лет. Ведь основателем принципа гипсовой повязки являлся еще Гиппократ!
   Трудно было поверить, чтобы за истекшее время медицина не смогла найти в этой области что-либо новое - совершенно иные, более эффективные и надежные способы сращивания костей, которые начисто исключили бы возможность повторных операций и не приносили бы людям дополнительные страданий.
   Интуитивно я чувствовал, что в травматологии давно затаилась перспектива.
   На первую мысль в этом направлении меня натолкнула моя корова. Она собиралась отелиться. Однажды, глядя на ее раздутый живот, я подумал: "А почему, собственно, кость не может расти так же, как и ткани? Она твердая, да. Но ведь известно, что это просто другое состояние все той же живой материи. В других пропорциях, но кости состоят из тех же веществ, что мышцы и нервы. Притом они выполняют не только роль каркаса, на котором держится наше тело, но и сами являются плотью организма. Но если скелет тесно взаимосвязан с тканями, нервами и мышцами, то, подобно им, он тоже должен регенерировать. Обладать способностью к росту, как живот коровы!
   По ортопедии и травматологии у меня тотчас появилась гора книг. Выяснилось, что именно в этой сфере медицина наиболее консервативна. Ведущие авторитеты утверждали, что человеческая кость к росту неспособна. Она может лишь сращиваться, да и то с большим трудом. Некоторые доказывали, что даже и подобный процесс ей не под силу. По их мнению, так называемое сращение являлось лишь видимостью. За счет сильного сжатия костные отломки всего-навсего механически проникали друг в друга мельчайшими осколками и поэтому держались.
   И вдруг у одного японца, а затем у американца я набрел на более смелую мысль. Они высказывали догадку, что при определенных благоприятных условиях человеческая кость все же может расти. Правда, крайне незначительно.
   Я обрадовался - значит, со своей коровой я ничего не нафантазировал!
   И хотя в отличие от зарубежных коллег я считал, что наши кости способны регенерировать до 10-15 и более сантиметров, меня это уже не смущало - главное, что в своем предположении я оказался не одинок. Это было уже кое-что.
   Робость моих коллег в отношении своих предсказаний, очевидно, была вызвана тем, что никто из них не знал, как создать благоприятные условия, которые способствовали бы росту наших костей. Я не имел об этом понятия тоже.
   Зато окончательно прояснилось другое: гипс подобных условий не создает. По сотням рентгеновских снимков мне приходилось наблюдать, что кость в гипсе срастается рывками, через мозоли, которые тотчас разрушаются от толчков и сотрясений.
   Постепенно передо мной начал вырисовываться путь дальнейших поисков. Шел я по нему примерно так. Гипсовая повязка - бесперспективна, это уже точно. Образно говоря, она походит на подушку, в которую завернуты две соединенные палки (отломки костей). При малейшем движении они испытывают массу колебаний в разных направлениях: поперечных, вертикальных, круговых, диагональных и других. Я был убежден, что именно эти колебания и не позволяют развиваться кости в должной мере. Они нарушают и затормаживают ее естественные процессы роста.
   Сам собой напрашивался вывод: необходимо создать такое устройство, в котором отломки костей стояли бы относительно друг друга намертво и никаким сотрясениям не подвергались - даже при ходьбе.
   Как подобное устройство должно выглядеть, на каком принципе основано - этого я еще не представлял. Однако половина пути была пройдена - я сумел поставить перед собой конкретную задачу, которую всегда нелегко сформулировать. После этого мне пришла идея создать вместо гипса своеобразный аппарат, который бы прочно удерживал костные отломки даже при ходьбе. И аппарат этот вероятнее всего должен быть изготовлен из стали, т. к. никакой другой материал - дерево, пластмасса и прочие веса человеческого тела долго не выдержат. Я начал доставать пособия и инструменты по слесарному делу. Превратив свою избу в мастерскую, я стал прикидывать и так и эдак, но пока ничего не получалось. Я не мог найти верной конструкции и подходящих компонентов для будущего аппарата.
   В качестве отломков я использовал распиленное древко лопаты. Через дерево я пропускал спицы, скреплял их дугами, полудугами, закручивал гайками - опять ничего не клеилось. Как только я натягивал одну спицу, ослабевала другая. И наоборот.
   На зарождение и оформление идеи аппарата, на поиски его конструкции у меня ушло четыре года.
   <...> По территории наша область превосходила две Италии. В мое распоряжение предоставили двухместный допотопный самолет, похожий на таратайку. Передвигался он так же тряско, как и моя прежняя телега. Вылетал я по самым срочным и тяжелым вызовам. До того или иного места иногда приходилось добираться часами. Особенно прибавлялось хлопот зимой. Кабина у самолета была открытая, летал он низко, 250-300 метров над землей и когда пуржило, дул ледяной ветер, сухой колючий снег хлестал лицо - у меня всегда возникало ощущение, что самолет вот-вот рухнет на землю. Почти никакой видимости. В такие моменты я с головой запахивался в тулуп и думал о своем аппарате. Под стрекот мотора мысли текли глубоко и спокойно.
   Как-то, вернувшись из очередного рейса домой, я сразу же лег спать и увидел такой сон.
   Сначала сплошной мрак... Затем с какой-то верхней точки сквозь тьму проступили очертания земли. Пустой, голой, как каменная твердь... На ней стояла огромная толпа людей. Все они молчали и время от времени беспокойно поглядывали на небо. И вдруг среди них я заметил себя... Я находился в самой гуще... Вокруг меня постепенно нарастал какой-то ропот... С каждой секундой он становился слышнее, взволнованней - я не мог понять его причины и тоже, как все, принялся озираться... Потом кто-то резко вскрикнул и указал вверх. Люди подняли лица и в ужасе замерли, я тоже: небо неожиданно дрогнуло и вдруг поплыло, из-за горизонта медленно показалось неестественно яркое, необычное созвездие. За ним выплыло второе... третье... четвертое... Люди разом закричали и, сметая друг друга, помчались. Сбитый с ног, я упал, закрыл руками голову и не сдвинулся с места. Во мне сработал рефлекс, приобретенный в реальной жизни - не поддаваться панике... Меня захлестнул страх, но я не поддавался ему. Затем все смолкло.
   Я робко поднялся. Огляделся. Люди исчезли. В жуткой тишине на небе с неправдоподобной скоростью продолжали сменяться яркие созвездия, при этом они все время снижались. Отдельные звезды, похожие на раскаленные шары летели уже так низко, что мне пришлось присесть на корточки и вдруг, холодея, я догадался - это конец: мне, людям, всей земле! Каким-то образом наша планета сорвалась с орбиты и теперь несется неизвестно куда - произошла вселенская катастрофа, которую никто из ученых не мог предугадать. Один я по какой-то нелепой случайности все еще продолжал существовать и это было так неправдоподобно и одновременно так жутко, что я в ужасе закрыл лицо руками. Такое же ощущение - нелепое и жуткое вызывает зрелище единственного уцелевшего листа от сгоревшего дотла дерева. Продолжая сидеть на корточках, я спросил себя: "Зачем? Зачем же Я?"
   Раскаленные шары взмыли вверх и очень далеко застыли и замерцали на небосклоне едва различимыми точками.
   Глядя на эти чужие, холодные звезды, я не знал, что мне теперь делать. От этого зрелища на душе стало так больно, что хотелось умереть - умереть, чтоб не ощущать этой боли. Смерти я обрадовался, как спасению - не существовало такой силы, которая могла бы помешать исчезнуть человеку, если он этого по-настоящему захочет - вот оказывается единственное ее благо.
   И вдруг кто-то легко тронул меня за плечо. Я поднял голову и близко увидел над собой лицо, и тотчас узнал его: это была женщина, которую я видел во время бомбежки в Армавире...
   Показав жестом, чтобы я поднялся, она улыбнулась мне абсолютно так же, как и тогда: очень по-женски и чуть извиняюще. Что вот, мол, исчезают земля, люди, вместо них появляются какие-то несуразные созвездия, а только все равно вся эта нелепость не имеет никакого значения. Суть в ином. В том, что мы сейчас понимаем друг друга... Ведь так же?..
   И я снова кивнул ей.
   Кивнул, пронзенный несоответствием ее лица, ее улыбки, всего того несчастья, что нас окружало, и ее собственного... Женщина уходила от меня на костылях. Одна нога у нее была намного короче другой...
   Меня так потрясло это, что я тотчас все придумал. Ясно, четко, во всех деталях увидел перед собой чертеж...
   Я проснулся... По-прежнему стояла ночь. В окно проникал слабый отсвет луны. Поднявшись, я зажег лампу и принялся шарить по комнате: мне нужна была новая лопата.
   Вспомнив, что только вчера я в сарае дрелью расщепил последнюю, я в одних трусах кинулся в коридор и громко постучался к своей хозяйке - тете Дусе.
   - Что?.. - перепуганно закричала она. - Что такое?!
   - Это я, тетя Дуся. Я - Степан [Г. А. Илизаров - прим. мое]. Мне очень нужна лопата.
   - Какая лопата? Четвертый час ночи!
   - Неважно, - ответил я. - Я все придумал.
   - Что?
   - Со своим аппаратом!
   Хозяйка надолго замолчала, наконец облегченно произнесла:
   - Бог ты мой, я думала, ты спятил...
   Сонная, она вышла в коридор, достала в сенях лопату. Я тотчас схватил ее, помчался в комнату. Тетя Дуся пришла следом, спросила:
   - Что, прямо сейчас делать будешь?
   Я кивнул ей...
   Суть моего открытия заключалась в следующем: чтобы костные отломки держались относительно друг друга неподвижно, спицы надо было пропускать сквозь них не параллельно, а крест-накрест. И крепить их следовало не дугами, а кольцами. Только тогда аппарат превращался в единую монолитную конструкцию...
   Колец у меня не было, я принялся мастерить их из дуг, скручивая гайками.
   Наблюдая за мной, тетя Дуся посоветовала:
   - Ты бы штаны надел - озябнешь.
   Когда я облачился в брюки, хозяйка принялась мне помогать. Мы провозились до утра. Тетя Дуся оказалась женщиной смекалистой - по ходу работы она надавала мне кучу мелких, но дельных советов.
   Наконец аппарат был готов. Отломки в нем чуть-чуть шевелились, но это уже шло от несовершенства нашего доморощенного изготовления. Главное - идея приняла реальную и наглядную форму. Оставалась доработка отдельных деталей...
   Тетя Дуся ушла спать. Я сидел на полу, устало глядел на свое творение и удивлялся - сколь все-таки недолговечно человеческое счастье. Для меня оно длилось лишь то время, пока я с тетей Дусей собирал аппарат. Сейчас я ощущал только неудовлетворенность. Я ясно видел будущее своего изобретения и всю перспективу его дальнейшего усовершенствования. Лопата распиленная, стиснутая со всех сторон железом, уже казалась мне чем-то давно пройденным".
   - Да... Илизаров - гений!
   - Именно.
   Большинство современных врачей - больше не те универсальные ученые, объемлющие весь мир и благоговеющие перед Тайной, которую им открывал Господь. Даже коллеги Илизарова, работающие в Курганском институте, всего лишь продолжают тиражировать то, что было сотворено их учителем - сами они ничего выдающегося не открыли и не сделали. Даже сам аппарат они используют не всегда правильно, о чем говорил еще Гавриил Абрамович. Поэтому я не оговорился, сказав, что увеличение роста с помощью аппарата Илизарова не является опасным для здоровья человека, как об этом говорят некоторые несведущие люди, - в отличие от инъекций гормона роста или препаратов, стимулирующих рост, - просто нет больше тех драгоценных знаний, которые были у кудесника из Кургана - ведь Илизаров не только ставил на ноги обращавшихся к нему за помощью людей через день после операции, но даже изменял внешность человека и все это он делал не как, поправшие нравственный закон трансгуманисты, но именно не посягая на свободное восстановление человеческого тела - его храм. Когда человек уходит из земной жизни, с ним уходит и его реальность, а на его место по закону сохранения равновесия приходит нечто другое, новое, причем чем ближе к концу света - тем более мелкое, уже не такое великое, как во время, что предшествовало его [нового - прим. мое] рождению, хотя, конечно, так происходит не всегда - в переломные времена Истории, несмотря на размывание духовного начала в массе громадного муравейника по милости Божией появляются личности, которые продолжают начатое их великими предками.
   - Интересно. Теперь мне понятно.
   Кстати, Симон, а ведь согласно принципу сохранения равновесия по форме и содержанию в нашем мире происходят изменения и в росте человека - наши современники в среднем выше, чем, например, люди, жившие в эпоху Возрождения.
   - Конечно. Потому что ничто в нашем падшем мире не происходит случайно, - если люди по росту стали высокими, то внутренне - они наоборот очень нищие, а люди прошлого - духовно были гораздо богаче нас. Мы теперь вплотную приблизились к суррогатному возвращению Древности, когда еще нефилимы, рефаимы или замзумимы жили - они ведь тоже были высокими - так и в конце времен будет: люди станут внешне сильны и жестоки и будут притеснять последних Христиан, а потом наступит конец. И еще одна существенная разница есть между Древностью и грядущей виртуальной реальностью: да, внешне планета наша скоро станет похожей на безжизненный Плюк - так же могло быть и в некоторых уголках земли в Древности, несмотря на многообразие животного и растительного мира, но ведь тогда людей было меньше, а потому качество их жизни было намного выше, нежели у нас - т. к. во все времена действует закон сохранения по форме и содержанию. Что я этим хочу сказать? Периодически в Истории происходят вещи, похожие на то, что было в эпоху Возрождения - человечество вновь обращается к истокам и творит нечто новое, хоть по содержанию и остающееся прежним, но при этом наблюдается постоянное увеличение населения планеты, а следовательно, несмотря даже на кардинальные перемены в переломные времена, жизненное время каждого человека неизбежно становится беднее, чем у его предшественников. Т. е. внешне мир в конце времен приблизится к тому, что было в Древности, но внутренне - будет оставаться таким же профаническим, как и теперь.
   - Точно.
   - А еще я заметил такой феномен: чем ближе гибель мира сего, тем все становится более явным - это касается даже образа жизни человека - мы, к примеру, ничего не знаем о внешности великих мужей, живших в первые века от Рождества Христова, мы не знаем, как они работали, чем питались, как одевались - да, у нас, конечно, остались исторические документы, по которым мы можем воссоздать картину прошлого, но я сейчас о другом говорю - мы именно не можем видеть этого своими глазами, а вот, скажем, события столетней давности - можем - на кинопленках того времени. Т. е. мы видим, например, как Виктор Цой и группа "Кино" репетировали у себя дома, а как работал Микеланджело - не знаем; у нас есть множество фотографий, которые мы загружаем в облачные хранилища, а от людей Древности, Средних веков и Нового времени у нас остались лишь картины и скульптуры, и чем дальше - тем все более прозрачнее становится, понимаешь, Илья?
   - Да... Значит, конец света точно не за горами...
   - Вот об этом и речь. Так дьявол подготавливает сознание человека к тому, чтобы он полностью, без зазора, слился с виртуальной реальностью и перестал различать истинное от ложного - и тогда наступит конец.

Г Л А В А XI

О гениальности

  
   - Невозможно исчерпывающе "высловить" истинную природу гениальности. Она неподвластна всякому анализу, попытки уловить ее источник - бессильны. Она не поддается "теоретической разработке", поелику невозможно никакое умозрительное усвоение тайн мироздания, образующих с ней единое, неделимое целое. И тем не менее я укажу признаки гениальности человека, которые единственно и можно описать.
   Вообще, потенциально гениален каждый человек, но не каждый хочет быть гением.
   Гений вместе и одновременно сочетает в себе внутренний, бездонный мир ребенка, мужчины и женщины - он есть целостный сознательный микрокосм. Детская чистота его заключается в непосредственном, незапятнанном разъедающим душу скепсисом, наивном восприятии мира.
   Гений - очень глубокий человек. Глубина его проявляется в искреннем интересе ко всем вещам и в стремлении к проблемам нравственности. Гений содержит в себе весь мир, потому что он сам и есть весь мир.
   Гению интересен весь мир - он мыслит целостно, всеохватно; он доверяет своей интуиции, прислушивается к своему сердцу, старается действовать осмысленно. Гений - человек универсальный. Когда говорят, что талантливый человек талантлив во многом, то к гению это не имеет отношения, поскольку талант не есть гений, но гений может соединять в себе множество талантов, а может быть и бесталантным. Талант для гения необязателен. Универсальность гения исходит из его всеобъемлющей, созерцающей весь мир, души. Гениальный человек сам творит свой мир и не будет мыслить профессионально, узко и ограниченно - настоящему творцу чуждо профессиональное мышление.
   Гений - очень работоспособный, но необязательно трудолюбивый человек. В жизни гения иногда наступает пора, когда он может внешне ничем не отличаться от бездельника. Но именно в состоянии безделья, а не лени, может пребывать гений. Это безделье продиктовано в нем неприятием ханжеского мира и бессмысленных действий людей ради самих же действий, которым "хочется" себя лишь бы чем-то "занять", потому что они боятся одиночества, боятся честного внутреннего разговора с самими собой. Гений предпочтет лучше вообще ничего не делать, чем заниматься чем-то бессмысленным.
   Гений не концентрирует внимание на своем физическом теле, хотя оно ему и небезразлично. Однако в нем нет самовлюбленного нарциссизма. Физически и духовно гений очень вынослив и тело свое может полностью подчинить нравственному закону.
   Гений - часто дилетант-любитель, а не профессионал, что показал еще Сократ, назвав себя философом, а Микеланджело, например, даже рабочие свои инструменты сам себе делал. Профессионалы скучны и неинтересны - они сухи, как академики, называющие себя учеными, пресмыкаются перед авторитетами и весьма тщеславные люди. Гений же учится всему сам. Конечно, есть гении, которые как и профессионалы, получили блестящее образование, однако формальный процесс образования гению весьма неинтересен. Еще пример настоящего гения - В. Цой, который даже не учился специально на музыканта, но люди помнят его и любят. В наше время само слово "дилетант" приобрело негативную окраску, а между тем понятие дилетантизма изначально означало "нравиться", "радовать", а ведь тот, кому нравится его дело, добьется многого. И. Кормильцев так и говорил о себе: "я - профессиональный дилетант".
   Гений не станет маршировать вместе с обществом к какому бы то ни было "светлому" будущему - коммунизму или империализму, демократии или феодализму - все это изжито, бессмысленно и притянуто за уши. Человек - не животное, наделенное разумом и потому рожденное для комфортной и сытой жизни. Он живет, чтобы решать не природные, биологические задачи, но ради духовного самосовершенствования. Человек, оказавшийся после грехопадения в падшей реальности, в посткатастрофичной природе, подобен занозе, которая постоянно напоминает о своем существовании и губит все природное потому, что последнее направлено на постоянное регенерирование и воспроизводство жизни, но в человека заложена мощная, саморазрушительная сила. Человек все природное часто портит и убивает, он непрестанно воюет и грабит - он сотворен для иной цели, нежели слоны, собаки, коровы и прочая живность. Гений это знает и потому сотворяет нечто, что порывает с материей, то, что постоянно ставит под сомнение все традиции и обычаи, народы, нации и расы, конформизм, тоталитаризм и т. д. Творя нечто, гений своей собственной жизнью указывает миру на прямое свидетельство существования иного, трансцендентного уровня Бытия.
   Гений не умничает и не стремится произвести на кого-нибудь впечатление - мерилом его сознательного поведения является нравственный закон. Чувство юмора ему не чуждо, и все же он очень серьезный человек. Эта серьезность, в которой некоторые люди видят лишь занудное морализаторство, сродни трагическому веселью, о котором говорил М. Мамардашвили, - когда человек освобождается от призрачных надежд и выходит на новый уровень сознательного существования, принимая изначальную обреченность жизни в нашем падшем мире, продолжая в то же время отвоевывать собственную свободу и, спасая свою душу, показывает тем самым пример духовного совершенствования другим людям.
   Различные таланты людей, как я уже говорил, к гениальности имеют весьма отдаленное отношение. Способности по мнемотехнике с отличной памятью на всякие факты, широкий кругозор и эрудиция - все это не про гениальность. Гениальность, если говорить просто - это способность сродни детскому восприятию искренне удивляться вещам, уметь их созерцать, пронести свечечку души своей через всю земную жизнь, неколебимая вера Богу. Уметь мыслить, выводя причинно-следственные связи из различных явлений жизни, конечно, важно для гения, но не является первичным, - это умение может открыться человеку позже, со временем, но главное в гениальности - это сохранение внутреннего огня в сердце и духовного, чистого, стремящегося к нравственному совершенству, заряда нескончаемой несмотря на возраст молодости, а также цельность характера.
   Даже умный человек может по наущению дьявола остановиться в своем духовном развитии, если подумает, что ему все известно и он все в жизни понял. Но для Духа границ не существует - Он бесконечен и вместе с тем однозначен и неизменен. Потому так часто бывает, что человек с широким кругозором в определенное время своей жизни останавливается на чем-то одном, что ранее дало ему признание общества и начинает затем тиражировать свой успех. А дальше у него уже нет духовного роста - от сытой жизни он заплывает жиром, нет желания совершенствоваться, постоянно отвоевывая свою свободу - дьявол усыпляет его сознание. Этим просто умный или талантливый человек, эксплуатирующий занятое им положение в обществе ради своей выгоды, отличается от подлинного гения. Такие люди топчутся на одном месте, достигая определенного уровня. Гений так поступать не может - иначе это будет предательством по отношению к его принципам. Гений постоянно растет духовно - он не выходит в тираж, количество для него не главное. Гению даже не нравится говорить об одном и том же, - когда, к примеру, слушаешь И. Кормильцева, то понимаешь, что он почти никогда не повторяется. "Безнравственно дважды сказать одно и то же; так, по крайней мере, чувствует человек, который предъявляет к себе самые высокие нравственные требования и чувствует себя погибшим, если он не повинуется им" - говорит О. Вайнингер. Сам Христос Своим примером показывает нам, грешным людям, что повторение одного и того же - безнравственно: в Евангелии мы читаем, что Он всюду предельно свободен и действует индивидуально, не повторяясь. Умный или талантливый человек часто гордится своим интеллектом или умением - он хвастлив и задирист - ему важно не собственное мнение о самом себе, но мнение о нем окружающих его людей. Гений, напротив, не будет никому ничего доказывать - ему это чуждо и неинтересно - ведь он сам про себя, по милости Божией, знает и сам себе судья. Вспоминается стихотворение А. С. Пушкина "Поэту":

Поэт! не дорожи любовию народной.

Восторженных похвал пройдет минутный шум;

Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,

Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

Ты царь: живи один. Дорогою свободной

Иди, куда влечет тебя свободный ум,

Усовершенствуя плоды любимых дум,

Не требуя наград за подвиг благородный.

Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;

Всех строже оценить умеешь ты свой труд.

Ты им доволен ли, взыскательный художник?

Доволен? Так пускай толпа его бранит

И плюет на алтарь, где твой огонь горит,

И в детской резвости колеблет твой треножник.

  
   Гением нельзя назвать нерелигиозного человека. Гений всегда - глубоко и искренне верующий человек. Именно искренне, а не как сонм фарисеев, которые кичатся своим "благочестием" и "благообразием", но в удобный для себя момент изворачиваются своим неверием и лицемерием. Если человек хоть трижды талантлив, если он даже повел за собой весь народ, но при этом не уверовал во Христа, то о гениальности не может быть и речи, потому что он Самого Главного в своей жизни не видит - Бога. Есть множество ученых, шахматистов, спортсменов, педагогов и прочих людей, которые много чего умеют делать, наделенных всякими талантами, но при этом не отвечающих на вопрос: "Зачем?". Зачем человеку нужны все эти умения, если он при этом не решает главные проблемы своего существования, а только топчется на одном месте, переливая из пустого в порожнее - люди уже не одну тысячу лет скачут на лошадях, устраивают разные зрелища, прыгают через планку, создают новые лекарства, преодолевают физические возможности человеческого организма, решают сложные "научные" задачи, результаты которых потом применяют на практике и проч. и проч. Все эти пусть и замечательные, прекрасные навыки, знания о чем-либо не позволяют выйти за пределы нашего падшего мира. Кажется, что людям скучно было бы жить на свете, если бы они не придумывали постоянно какие-нибудь занятия. Они делают нечто для того, чтобы уйти от самих себя, раствориться в толпе и потом сообща пойти непонятно куда и зачем. Я сам перепробовал и то, и другое, и третье и в конечном счете понял, что все это может дать ответ на вопрос "как?" и редко "почему?", но для чего мне все эти пустые знания, грамотность, рекорды и достижения, если я не знаю, куда мне идти и главное зачем мне жить?
   Гений по своей природе добрый человек. Он любит людей, но любовь эта несколько иного качества, нежели у других людей. Поскольку гений мыслит стратегически, на многие годы вперед и в то же время ему больше, чем другим людям свойственно постижение тайных смыслов, он не может разменивать свои бесценные переживания на поверхностные, легкие отношения - это относится даже не к любви между мужчиной и женщиной, а вообще к дружбе между людьми. Т. е. гениальный человек и в толпе может быть одиноким и погруженным в свои бездонные переживания, в свой глубокий внутренний мир, недоступный его собеседнику, который оттого принимает иногда гения за блаженного или холодного и грубого человека. Здесь, конечно, возникает проблема эгоизма: тот, кто взаимодействует с гением, может подумать, что он самовлюблен и живет только собой. Но к подлинному гению она не имеет отношения, а мыслящий так о гении человек не видит себя самого со стороны.
   Удивительной чертой в характере гения, в отличие от большинства людей, является диалектически одновременное сочетание в нем интереса к самому себе с интересом ко всему миру - гений, подобно ребенку, погружен в собственные, чудесные, бездонные переживания, мысли, он стремится понять самого себя, но в то же время ему диалектично любопытен весь мир и все люди - т. е. он в себе как в микрокосме отражает всех тех людей, которыми он, будучи одиноким, когда-либо интересовался. У большинства людей все наоборот - они постоянно стремятся быть в обществе и бегут от самих себя потому что боятся одиночества, но при этом в обществе они в праздной суете заняты лишь самими собой и постоянно лукавят, говоря, что терпеть не могут людей, которые говорят про самих себя, - при этом они первые в разговоре с собеседниками только и говорят про самих себя - в конечном счете такие люди не понимают глубоко ни самих себя, ни людей, ни окружающий мир. Гений напротив, как микрокосм - всю жизнь стремится познать самого себя, поелику знает, что в нем заключен весь мир, но познает себя через живой интерес к другим людям - гений во все время своей жизни изучает человечество - по слову Достоевского Ф. М., - что человек есть тайна на постижение которой не жаль потраченного времени. Гений глубоко исследует природу людей, но при этом он только и делает, что думает о себе самом. Он пытается напрямую говорить с Богом. Большинство же людей, взаимодействуя друг с другом, по дьявольскому наущению сталкиваются лбами, говоря друг другу скабрезные истории за спиной своих, предыдущих собеседников, о том, каковы по их мнению последние, лицемерно о них отзываясь, сплетничают, после чего говорят то же самое тем, которых давеча обсуждали с их неприятелями и в таком круговороте лжи еще более оболванивают и самих себя и собеседника - потому что, раскрыв собеседнику нечто про неизвестного ему, как правило, человека, порочат его честь, вдобавок еще и себя выставляют клеветниками, - показав свою сплетничью, мелкую душонку, портят настроение своему ближнему, передав ему этот мерзкий вирус распускания слухов, что возможно и даже наверняка приведет последнего в свою очередь к своему собеседнику с тем же самым греховным поведением и сплетнями, с ложью на лжи - и так по цепной реакции грех, бесконечно умножаясь, передается от человека к человеку - в конечном счете страдают все люди, а дьявол от удовольствия, что так ловко их провел, злорадствует. Гений хоть и содержит в себе весь этот падший мир и несмотря на то, что в нем неизбывно противоборствуют добро со злом, отвоевывает, по милости Божией, свою свободу на пути к нравственному совершенству и очищению души своей от греха, он сопротивляется давлению общества, преодолевая в себе самом тлетворное влияние сплетен и пересудов, не выливая наружу недостойные человека злые помыслы. Гений, таким образом, ищет спасения своей души не вовне, как это часто делают люди, но в самом себе.
   Гений весьма любопытен, но его любопытство не имеет ничего общего с обсуждением сплетен потому что глубинная природа всех бытовых ситуаций, семейных сцен и прочих повседневных обстоятельств человеческой жизни известна гению, как никому другому - он в отношениях людей в семье и вообще в человеческих отношениях в обществе знает больше всякого специалиста, потому что он глубоко знает природу добра и зла. Все, что происходит с человеком на нашей падшей земле коренится именно в этике. Сводить проблемы нравственности к психологии, особенно к современной - весьма поверхностной и искусственной в смысле внешнего, объективированного принуждения по отношению к субъекту - будто бы человек подобен машине, реагирующей на вводимые в нее программы, - значит жутко профанировать саму первопричину падшего человеческого бытия, т. е. - свободу личности. Все бытовые ситуации суть частные проблемы, которых в мире столько же сколько самих людей и создаваемых ими реальностей - решение их есть скольжение по поверхности. Но ведь есть нечто целое и связующее все и вся - и этим нечто является тайна дуализма падшего мира - поэтому гений любопытен именно по отношению к тайной природе вещей - все обыденное он и так знает, но его интересуют явления всех вещей - понятия, символы, образы, а не только видимая часть айсберга.
   Под гениями я разумею цельных, не свернувших с Истинного пути, пророков; Святых отцов Церкви; философов; художников - живописцев, архитекторов, скульпторов, музыкантов, поэтов, писателей, режиссеров и т. д. - т. е. людей творческих; ученых; воинов; правителей. Но при этом сразу отмечу главную черту в сознании гениального человека - каким бы ни было его внешнее самовыражение - основанием его гениальности является непоколебимая вера Богу и причастность к Великой Тайне мироздания - т. е. главным "условием" гениальности человека, некоей сквозной линией, которая проходит через все его внешнее самовыражение - является именно неразрывный союз веры с философским и художественным миросозерцанием, поелику каждый подлинно выдающийся философ сродни художнику - по внутренним, глубоким переживаниям явлений всего мира и каждый гениальный художник - философ. У них только различаются "методы" познания мира, но, строго говоря, философия и искусство - не взаимоисключающие, но взаимодополняющие проявления духовного труда гения, поскольку гений стремится воспринимать весь мир именно целостно. В противном случае, например, если человек - талантливый ученый или мужественный, выдающийся полководец, либо правитель, но при этом не цельный и глубоко верующий и не питает глубокого интереса к философии или искусству - тогда он еще не гений, ибо все вышеперечисленные проявления гения несамодостаточны без веры и глубоких переживаний великого множества тайн всего мира. Более того - одна только непоколебимая и настоящая вера Богу уже является необходимым и достаточным "условием" гениальности человека - она является основанием, на котором зиждется и все остальное - и философия, и искусство.
   Гений - универсален. К примеру, царь Давид был пророком, музыкантом, поэтом, воином и правителем.
   Гений вне всякой, выдуманной людьми, системы. Он вне времени - в том смысле, что никогда ничего нового не открывает, а говорит лишь о том, что человечество утрачивает с каждым новым поколением - веру Богу и в Бога, веру себе и в себя, потому что он не воспринимает за абсолютную истину то, что ему предлагается в этом мире - модели поведения в обществе, традиции и привычки, систему государственного устройства, методы производства и образования, модные тенденции и т. д. Гений - это тот, кто всегда все самостоятельно исследует и проверяет на прочность и не верит никому на слово, а только прислушивается к своему сердцу, но при этом знает, что источник этого нравственного в нем начала не от мира сего, а от Духа Божьего. Время пытается убить в человеке память о его прошлом, но гений утверждает вопреки обстоятельствам и времени, что История со дня сотворения мира - жива, и что он сам является свидетельством ее существования.
   Гений - это человек, который творит нечто согласно идеалу неразрывного соединения содержания и формы, поелику, отклоняя что-то одно, в лучшем случае получится нечто талантливое, в худшем - бездарное и пустое. Невозможно сотворить нечто настоящее и бесценное, при "экспериментировании" с формой и содержанием только ради экстравагантности или поверхностной оригинальности, что не несет в себе глубокого, символичного смысла. Всякая великая вещь - синтез между формой и содержанием: есть, например, много талантливых писателей, но далеко не много гениальных классиков - первых от вторых отличает то, что содержание их книг может быть вполне правдивым, но по форме не соответствует универсальному способу передачи некоего символического послания. А может быть наоборот, - к примеру, книга написана претенциозным языком, с кажущимся символическим подтекстом, но содержание ее вовсе не соответствует тому живому и настоящему языку, которым пишется вечная книга. В произведениях гениальных творцов, в отличие от просто талантливых, форма органично связана с содержанием - они близки по духу большинству людей. Гениальные творения рождаются из плодотворного союза одухотворенного сознания и любви к своему делу, благодаря которым гений проникает в самые сокровенные тайны души каждого человека - поэтому гений близок многим людям и понятен им. Да, у людей, лишенных философского, художественного, поэтического вкуса могут возникнуть трудности с восприятием творчества гения, но вкус - дело наживное, его как и навык можно развить, хотя, строго говоря, такой искусственный, без искреннего интереса к предмету, подход не может гарантировать беспристрастный и живой взгляд на вещи - он необходим, но далеко не достаточен.
   Искусство гения содержит в себе бездонную, универсальную глубину. Творчество же талантливого, но не глубокого человека - поверхностно. Тот, кто считает себя гениальным, но навязывает свое мнение окружающим, ограничивая подобно софистам кругозор людей, в действительности далек от подлинного, глубокого познания реальности.
   Искусство гения универсально, оно обращено к каждому человеку отдельно и пробуждает в нем его, личные, переживания, поелику каждый человек формирует свою собственную реальность. Универсальное творение гениального человека вбирает в себя бесчисленное множество индивидуальных миров людей. Гений чувствует весь мир, он сознательный микрокосм, в котором существуют все характеры - ничто ему не чуждо. Например, слушая песню В. Цоя "В наших глазах", я каждый раз представляю Исход сынов Израилевых из Египта. Я вижу древних кочевников, которые, обессилев в пустыне, хотят пить и слышат позади себя неприятельский окрик: "Стой!", но все же идут, веря Господу Богу и пророку Моисею, дальше, вместе с гласом Господним: "Вперед!" Я узнаю в этой песне свою нерешительность, когда раньше каждый день успокаивал себя тем, что начну действовать завтра, но, не находя себя в запутанном мире, всякий раз откладывал дело на потом. Кто-то другой найдет в песнях В. Цоя нечто свое и т. д. В творчестве подлинного гения каждый человек может найти что-то ему лично близкое, сокровенное. А дьявол всегда все ограничивает и делит на части - он тот же софист, споривший некогда с Сократом. Черт не дает человеку никакой возможности понять этот падший мир. Бесы вселяют в людей ощущение безысходности и отчаяния, толкают их в пропасть.
   Гений не привязан к определенному месту рождения, он вне расы и вероисповедания народа, в котором он рождается, ибо не место и обстоятельства определяют судьбу человека - гений не покоряется судьбе, но сам творит ее, и не национальные традиции и интересы его родственников, учителей, друзей, знакомых являются главными движущими силами его гения, но Промысл Божий, который с одной стороны, предвосхищает его рождение и последующую жизнь, а с другой - нисколько не умаляет свободное формирование и становление личности гения, т. е. - это то, что неведомым, непостижимым образом, так сошлось воедино и ведет гения с рождения его всю дальнейшую жизнь. К примеру, у М. Ю. Лермонтова шотландские корни и, родившись в России, он ощущал в себе Дух Великой Истории, которая творилась не на русской земле, но далеко за ее пределами - он говорит об этом в своем юношеском стихотворении "Желание":
  

"<...> На запад, на запад помчался бы я,

Где цветут моих предков поля,

Где в замке пустом, на туманных горах,

Их забвенный покоится прах.

<...> И арфы шотландской струну бы задел,

И по сводам бы звук полетел...

<...> Но тщетны мечты, бесполезны мольбы

Против строгих законов судьбы.

Меж мной и холмами отчизны моей

Расстилаются волны морей.

Последний потомок отважных бойцов

Увядает среди чуждых снегов;

Я здесь был рожден, но не здешний душой...

О! зачем я не ворон степной?.."

  
   и все же, незадолго до своего восемнадцатилетия сказал:
  

"Нет, я не Байрон, я другой,

Еще неведомый избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русскою душой..."

  
   - и в этом нет противоречия, поелику Михаил Юрьевич - универсален, он личность, вмещающая в себя весь мир.
   Виктор Цой, будучи по рождению корейцем и русским, жил также в России, но пел в своих песнях не о русских и корейцах, а о людях вообще, о том, что волнует каждого человека, но прежде всего он, конечно же, пел о самом себе; Илья Кормильцев по бабушке немецкого происхождения, но искренне болел душой за жизнь русского народа; род А. С. Пушкина по материнской линии восходит к африканским народам; можно долго спорить о генеалогии Достоевского Ф. М. - каких корней был гениальный писатель - польских или золотоордынских, однако сам он называл себя человеком великой русской культуры и стал признанным во всем мире автором глубоких религиозных романов, которые по духу близки не только русскому народу, но и множеству других, - например, О. Вайнингер, гениальный философ, еврей по национальности, австриец по месту рождения, высоко ценил его гений; жизнь и искусство Микеланджело, сказавшего: "Не родился еще человек, который, подобно мне, был бы столь склонен любить людей" - итальянца по рождению, личности, питавшей глубокие патриотические чувства к своей родной земле, человека, сочинившего сонеты на итальянском языке, - близки не только его соотечественникам, но и людям всего мира; Сократ, родившийся задолго до Христа и живший среди язычников, в отличие от современников, исследовал природу человека и знал об Истине. Таких примеров универсализма, объемлющего весь мир, а не только свой народ, родную землю, время рождения и прочие внешние ограничения - огромное множество.
   И, кстати, возвращаясь к Лермонтову, следует отметить, что для человека с западным, индивидуалистическим типом сознания, характерна высокая работоспособность и ответственность за свою судьбу - это следствие Христианской свободолюбивой культуры - в противовес полуевропеизированной, коллективной соборности и покорению судьбе у русского человека, - полностью отдаваясь работе, западные люди говорят между собой весьма сухо, но по делу, действия их выверенные, стройные, точные, но менее вдохновенные, чем у русского человека. У первых менее муравьиная, коллективная, коммунистическая организация общественной жизни, нежели у русских. Русский человек долго запрягает, но коли уж взялся за дело, то его ничем не остановить. Русский человек душой и сердцем чувствует свою мессианскую роль в Истории и потому не может до конца срастись с навязываемыми ему "идеалами" сытой и благоустроенной жизни - он живет ради Царства Небесного, а не тленного, преходящего, падшего мира сего. И все это не хорошо и не плохо - это непостижимая данность Свыше - таково развитие каждой из обеих культур - западной, уже уставшей от своего долгожительства, но породившей великий Христианский мир и восточной, еще полуязыческой, но зато молодой и полной сил, стремящейся к Христианскому Горнему Идеалу.
   - Симон, точно. Ты прав.
   - Далее.
   Творчество гения всегда помогает жить, делает человека чище, добрее, совершеннее. Оно окрыляет и делает свободным. "Творчество" бездарности и посредственности наоборот сковывает и зароняет страх, обиду, уныние, злость.
   Гений может сомневаться во всем второстепенном, но в главном он принципиален. Тупая уверенность и бессмысленная упертость присущи глупому и ограниченному человеку. Но гений нащупывает "пределы" вещей и не спешит с "железобетонными" выводами относительно явлений мира и жизни человека. Можно сказать, что гению свойственна мистичность и даже мнительность.
   Неискушенный и неотягощенный поначалу постоянными сомнениями и глубокими мыслями человек видит самые элементарные вещи, а гениальный человек видит сложные, но простые при этом может даже и не заметить.
   В Притчах Соломона, в главе 14-й, говорится: "Глупый верит всякому слову, благоразумный же внимателен к путям своим" - так и гений всегда сомневается, много думает и непрестанно трудится душой, а бестолковый, с медным лбом человек упрям и глуп, - упираясь, напролом идя к чему-то преходящему, не понимая и не видя своих ошибок со стороны, он думает, что все в жизни понял и все знает. Причем здесь следует оговориться - и гений будет идти напролом, - но только если он понял нечто настоящее, осознал его и выстрадал. У глупого же человека все сгоряча получается.
   Гений учтив и требователен к себе и к людям: в нем все свидетельствует о любви к Идеалу, поэтому он не терпит поверхностного отношения к людям и к вещам. Ему свойственны скрупулезность и внимательное исследование чего-либо, но только без оголтелого, рационального, сухого академизма, поскольку для гения прежде всего важен не метод, а предмет исследуемой проблемы, сама идея.
   Гений в процессе своего формирования отличается тем, что прорабатывает колоссальный объем "учебного материала", будь то книги или же музыкальные произведения, при этом стремясь не к количеству, но к качеству, глубине.
   Гений, как уже было замечено выше, не увлекается академизмом, он своего рода "профессиональный дилетант", к учению и творчеству он относится как к волшебному процессу познания мира. Поэтому гению претит все рамочное, ограниченное, регламентированное и прагматичное.
   Иногда со смертью учителя у его ученика не происходит духовного роста - он не перерастает учителя, а лишь перенимает его картину мира. К гению это не относится - у него формируется свой собственный язык, свой стиль, своя техника в искусстве и свой способ мышления. Гениальный человек идет дальше своего учителя и превосходит его - он оригинален.
   Гений не терпит предубеждений, хотя и сам когда-то мог их придерживаться, - преодолевая в себе самом себя старого, он отчетливо видит заблуждения других людей - глубоко осознавая грехопадение человека, как личную вину и, стремясь к ее искуплению, он тем самым искупает и заблуждения всего человечества - он дает людям возможность подняться над самими собой и посмотреть на себя и на ближних своих со стороны. Это, кстати, свидетельствует об односторонности нашего падшего времени - то, что было в прошлом для гения уже изжито в настоящем, потому что он постоянно стремится к духовному совершенству - гений направлен вперед - по прямой Истории в Вечность, а не безвольно и безнравственно вращается вместе с колесом сансары, как представляют себе "развитие" мира язычники - в бесконечных повторениях одного и того же.
   Гений может все - он умеет учиться и хочет учиться. Гений есть концентрированное выражение свободы. Понятие профессии и вообще всего, что не дышит свободой - погибель для гения.
   Гений более, чем кто-либо из людей стремится к полноте свободы. И хотя он по характеру может быть стеснительным человеком, а в самовыражении подлинная свобода не терпит рамок, я, говоря в данном случае о свободе гения, имею в виду не столько внешние проявления его характера, но доступную ему широкую палитру внутренних переживаний - от стеснения и неуверенности, которые на первый взгляд ничего общего со свободой не имеют - до полной уверенности и мужества.
   Некоторые люди завидуют гениальным личностям - они даже смотрят на их внешний вид, а не на глубину их сознания. Говорят, что такой-то гений был некрасив лицом, неказист и внешне невзрачен. Но внешность для гения - не главное.
   Гений обладает феноменальной памятью, но только не на факты или стихотворения, как это обычно понимают некоторые люди - особенно когда они говорят о мнемотехнике и других различных методах запоминания чего-либо, используя память как инструмент для регистрирования статистических данных, - а на события своей жизни - это именно память о пережитом. Чувства, переживания, ощущения у гения интенсивнее, чем у других людей.
   Человек, в котором горит свечечка его души не может жить иначе, как не противостоять злу - потому что Дух в нем обязательно пробьет себе дорогу. Гений, несмотря на тяжелые времена в его жизни, когда он может долго, пребывая в морально опустошенном состоянии, ничего не творить, рано или поздно проявит свое "Я" - потому что просто физически не может позволить себе стать конформистом - потому что его буквально разворачивает и разъедает изнутри конфликт между тем, что есть и между тем, что должно быть. Все его существо протестует против усыпляющей повседневности падшего бытия. В Книге пророка Иеремии, в 20-й главе, говорится: "Ты влек меня, Господи, - и я увлечен; Ты сильнее меня - и превозмог, и я каждый день в посмеянии, всякий издевается надо мною. Ибо лишь только начну говорить я, - кричу о насилии, вопию о разорении, потому что слово Господне обратилось в поношение мне и в повседневное посмеяние. И подумал я: "не буду я напоминать о Нем и не буду более говорить во имя Его"; но было в сердце моем, как бы горящий огонь, заключенный в костях моих, и я истомился, удерживая его, и не мог. Ибо я слышал толки многих: угрозы вокруг; "заявите, говорили они, и мы сделаем донос". Все, жившие со мною в мире, сторожат за мною, не споткнусь ли я: "может быть, говорят, он попадется, и мы одолеем его и отмстим ему". Но со мною Господь, как сильный ратоборец; поэтому гонители мои споткнутся и не одолеют; сильно посрамятся, потому что поступали неразумно; посрамление будет вечное, никогда не забудется".
   Еще в Книге пророка Иезекииля, во 2-й главе, говорится: "И Он сказал мне: сын человеческий! Я посылаю тебя к сынам Израилевым, к людям непокорным, которые возмутились против Меня; они и отцы их изменники предо Мною до сего самого дня. И эти сыны с огрубелым лицем и с жестоким сердцем; к ним Я посылаю тебя, и ты скажешь им: "так говорит Господь Бог!" Будут ли они слушать, или не будут, ибо они мятежный дом; но пусть знают, что был пророк среди них. А ты, сын человеческий, не бойся их и не бойся речей их, если они волчцами и тернами будут для тебя, и ты будешь жить у скорпионов; не бойся речей их и не страшись лица их, ибо они мятежный дом; и говори им слова Мои, будут ли они слушать, или не будут, ибо они упрямы".
   Приводимые доселе суждения могут навести на мысль, что всякому человеку во что бы то ни стало нужно стремиться стать гением, иначе его жизнь будет бессмысленной. Но это, конечно, глупость, поскольку подлинно выдающийся человек и не стремится стать гением - он не беспокоится о том, что кажется важным многим людям - я имею в виду самовыражение и желание быть известным и великим. Да, гений думает о своем становлении и о личной ответственности за "разворачивание" своей судьбы во времени, но он не заботится о внешней стороне жизни, а просто упорно, осмысленно и последовательно продолжает свой путь к совершенству.
   У гения всегда необыкновенная судьба, линия жизни. Если человек талантлив, но его жизнь прошла без значимых событий и глубоких переживаний, то его трудно назвать гением. Если же у человека жизнь была очень богатой на разные события, а такое встречается очень часто, но в ней не было проявлений духовной цельности, внутреннего стержня, непоколебимого упорства, несгибаемой воли, одержимости и нравственного мужества, то и его нельзя признать гениальным. Гений проживает несколько жизней за свою одну, физическую, жизнь. Она наполнена событиями и переживаниями, которые в будущем станут ему подспорьем в его творчестве и которых с лихвой бы хватило негениальному человеку не на одну жизнь.
   В приводимых выше описаниях наиболее характерных черт гения можно на первый взгляд заметить некоторое "пренебрежение" по отношению к негениальному человеку. Но у гения как раз-таки нет того мерзкого гонора, который, как это ни парадоксально, часто встречается у многих людей - в силу их ограниченности и твердолобости, либо же из-за отсутствия вкуса, о чем было сказано ранее. Гений сам не выносит несправедливости к себе и не терпит ее касательно к другим, поэтому он и не выпячивает себя миру и не навязывает свое мнение о чем-либо, как нечто единственно верное, незыблемое. Здесь речь о другом: гений может искренне недоумевать, если замечает отсутствие у людей интереса к великим тайнам мироздания; ему по-настоящему хотелось бы свободы не только для себя, но в пределе и для всех людей. Но он не узурпирует внимание тех, к кому обращается, а дарит им свой внутренний мир в плодах творчества. Гению претит кургузость взглядов и узость мышления. Но справедливости ради стоит отметить, что гений может быть и тщеславным - ничто человеческое ему не чуждо, и, если общество его игнорирует, то жизнь его порой может закончиться даже трагически.
   Поразительная черта гениального человека - видеть то, что другим не под силу и суметь сохранить это в своем сознании, но в то же время его характеру свойственна какая-то непрактичность в простых вещах, которая может быть недоступной пониманию окружающих его людей. Иногда гению приходится прикладывать в чем-то много усилий, тогда как многим людям оно дается легко. Гений видит людей насквозь и одновременно с этим может ошибаться в простых вещах.
   Гений не есть человек, который быстро перемножает в уме трехзначные числа или устанавливает рекорды в чем бы то ни было. Гений не есть даже тот, кто будучи талантливым и объективно признанным обществом человеком, в конечном счете бесталанно распорядился своими дарами и стал подлаживаться под настроение толпы, а потом и вовсе был забыт всеми. Гений не может пойти на сделку с совестью. Главный и единственный судья гения - Господь Бог и нравственный закон его души. Правда, можно назвать еще и других судей, к которым современники гения редко когда относятся, хотя именно к ним в первую очередь обращается гений, - это время и память людей, которые будут жить после него и станут той самой "объективной проверкой" его дарования.
   - Да, интересно.
   Симон, а женщина может быть гениальной?
   - Для подлинной гениальности ей не хватает цельности - сознание женщины пребывает в раздробленном состоянии, хотя иногда оно способно порождать гениды, возникающие словно вспышки прозрения, и все же в них нет полноты непрерывного осмысленного восприятия реальности.
   Приведу здесь мысль из книги О. Вайнингера "Пол и характер", чтобы близко следовать данному понятию - из главы "Мужское и женское сознание": "Генидой можно, в общем, назвать то, что случается иногда - у одних реже, у других чаще - в разговоре: у человека совершенно определенное чувство, он хочет что-то сказать, что-то вполне определенное, но вдруг другой вставляет какое-то свое замечание, и это "что-то" пропадает, делается неуловимым. Но потом, путем ассоциации, в сознании что-то восстает, и это "что-то" тотчас же и с полной уверенностью признается за то самое, что раньше никак не удавалось схва­тить: доказательство, что это - то самое, забытое, только в другой форме, на другой стадии развития. Таким образом, не только индивидуальная жизнь должна пройти через этот процесс и в этом именно направлении, но и каждое отдельное психическое явление должно заново проделывать его.
   Я боюсь, что кто-нибудь потребует от меня более точного описания гениды, спросит меня, что, собственно, я разумею под словом генида? Как выглядит такая генида? Это было бы совершенным недоразумением. Самое понятие гениды и предполагает уже, что ее нельзя ближе описать, что это - нечто смутно единое. И если несомненно, что потом происходит отождествлениe гениды с вполне расчлененным содержанием, то столь же несомненно, что сама генида еще не вполне совпадает с ним, чем-то от него отличается, - меньшей степенью сознанности, недостатком рельефности, растворенностью главного момента в общем фоне, отсутствием "фиксационной точки" в зрительном поле.
   Итак, отдельную гениду нельзя ни наблюдать, ни описать: можно только знать, что она была.
   Впрочем, с принципиальной точки зрения нужно допустить, что генидами можно также хорошо мыслить, жить, как и "элемен­тами" и "характерами". Каждая генида - это индивидуум, каждая генида отличается от всякой другой.
   <...> Таким образом, в целом, теория генид хотела бы со­действовать примирению между ощущением и чувством в их споре о старшинстве и сделать попытку поставить на место понятий "элемент" и "характер", вырванных Авенариусом и Петцольдом из средины процесса высветления, генетическое описание самого содержания этого процесса. Теория опирается при этом на тот основной факт наблюдения, что только с выделением "элементов" последние становятся отличимыми от "характеров". Вот почему человек более расположен к "настроениям" и "сентиментальностям" тогда, когда вещи еще лишены резких очертаний - ночью скорее, чем днем. Когда ночь сменяет день, и мышление человека становится иным.
   Но в какой связи стоит все это исследование с психологией полов? Как различаются, - а только для ответа на этот вопрос я, очевидно, и решился на столь длинное рассуждение, - как различаются мужчина и женщина относительно отдельных стадий высветления нашего сознания?
   На это нужно дать такой ответ:
   Мужчина обладает тем же психическим содержанием, как и женщина, но только в более расчлененной форме. Где она мыслит генидами, с большею или меньшею интенсивностью, там у него уже имеются ясные, отчетливые представления, которые сопровождаются определенными и всегда независимыми от вещей чувствами. У женщины "мышление" и "чувствование" образуют единое, нераздельное целое, у мужчины их можно различать. Итак, у женщины многие переживания остаются еще в форме гениды, когда у мужчины давно уже наступило высветление. Вот почему женщина сентиментальна, вот почему женщину можно только тронуть, но не потрясти.
   Большей расчлененности психического содержания мужчины соответствует и большая резкость в строении его тела и в чертах его лица, сравнительно с мягкостью, закругленностью, нерешительностью настоящей женской фигуры и физиономии.
   <...> Слабая чувствительность должна, конечно, способствовать тому, что содержание внутренней жизни не слишком удаляется от состояния гениды. Но это меньшее высветление содержания нельзя считать неизбежным, непременным последствием бли­зости к ней - эти явления находятся между собою только в весьма вероятной связи. Надежным доказательством меньшей расчлененности представлений у женщин является большая реши­тельность в суждении у мужчин, хотя и этого нельзя вполне вывести из одной только недостаточной отчетливости женского мышления (быть может, здесь нужно принять один общий, более глубокий корень). Во всяком случае, несомненно одно: пока мы находимся еще недалеко от стадии гениды, мы обыкновенно знаем с точностью только то, какими свойствами данный предмет не обладает, и знаем мы это гораздо раньше, чем можем опре­делить, какими свойствами он действительно обладает: на этом, на том именно факте, что известные состояния сознания даются нам в форме генид, и основано, вероятно, то, что Мах называет "инстинктивным опытом". Чем мы ближе к стадии гениды, тем больше мы только вертимся около предмета, исправляем себя при каждой попытке описать его и постоянно повторяем: "нет, не то слово!" А этим сама собою и обуслов­лена нерешительность в суждении. Только тогда, когда процесс высветления завершен, и суждение наше приобретает определен­ность и прочность. Акт суждения сам по себе уже предполагает известное удаление от стадии гениды, даже в том слу­чае, когда им высказывается только нечто аналитическое, не увеличивающее духовного имущества человека.
   Но правильность того взгляда, который считает гениду свойством женщины, а дифференцированное содержание свойством мужчины и видит в этом основную их противоположность, решительнее всего доказывается тем, что везде, где нужно высказать новое суждение, а не повторить лишний раз, в форме простой сентенции, уже давно готовое, - женщина всегда ожидает от мужчины прояснения своих темных представлений, ожидает истолкования генид. Выступающая в речи мужчины расчлененность его мысли, там, где у женщины нет ясного сознания, ожидается, желается, тре­буется ею, как третичный половой признак, и действует на нее, как таковой. Вот почему многие девушки говорят, что они хотели бы выйти замуж за такого мужчину (или, по крайней мере, могли бы полюбить только такого), который был бы умнее их; им не нравится, их это даже отталкивает в половом отношении, если мужчина просто соглашается с их словами и не умеет сказать то же самое лучше, чем они. Коротко и ясно, женщина ощущает, как критерий мужественности, тот факт, что мужчина сильнее ее и в духовном отношении. Властно привлекает ее к себе тот мужчина, мышление которого ей импонирует, и этим она, сама того не сознавая, подает решающий голос против всех теорий равенства полов".
   - Да, интересно.
   - А в следующей главе "Дарование и гениальность" как раз и дается ответ на твой вопрос: "<...> Из полноты возможностей, заключающихся в каждом значительном человеке, вытекают важные последствия, которые снова приводят нас к рассмотренной в предыдущей главе теории генид. То, что мы имеем в себе, мы замечаем легче, чем то, чего мы не понимаем (если бы было иначе, люди не могли бы вступать друг с другом в сношения: в большин­стве случаев они даже и не знают, как часто они не понимают друг друга); гений, так много понимающий сравнительно с дюжинным человеком, будет настолько же больше и подме­чать, чем этот последний. Интриган без труда откроет в дру­гом такого же интригана; страстный игрок тотчас заметит того, кто склонен к сильной игре, тогда как от внимания людей с иными склонностями он обыкновенно ускользает. "Der Art ja versiehst du dich besser" ["Затеи Миме обдумай: они ведь тебе так доступны..." - перевод В. Коломийцова - прим. мое], говорится в Вагнеровском "Зигфриде". Относительно же более сложного человека было установлено, что он понимает каждого человека лучше, чем тот сам себя может понять, если признано при этом, что сложный чело­век и есть этот самый человек плюс еще нечто, - точнее: если он заключает в себе и этого человека и его противо­положность. Двойственность всегда является условием восприятия и понимания. Если мы спросим психологию об основном условии сознания, об основном условии "самоотрешения", то нам ответят, что для этого необходим контраст. Если бы существовал только однообразный серый цвет, то ни у кого не было бы сознания цвета, не говоря уже о понятии. Абсолютная однокрасочность шума быстро вызывает у человека сон: двой­ственность, - то, что разъединяет и различает вещи - есть причина бодрствующего сознания.
   <...> Разве не ясно, что гениальный человек, в идеальном смысле этого слова, имеющий в себе всех этих людей, должен, вместе с их внутренней жизнью, соединять в себе также и их отношения и влечения к внешнему миpy? В него врастает всеобщность не только всего того, что человечно, но и всего естества. Он - тот человек, который стоит в самой интимной связи с наибольшим числом вещей, который больше других замечает, меньше других пропускает мимо себя, который понимает не только больше, но и глубже других - уже по одному тому, что каждый предмет он может сравнить с наибольшим числом вещей и отделить его от огромного множества других. Лучше других он может измерить предмет и указать его границы. У гениального чело­века наибольшее число вещей доходит до сознания с наиболь­шей силой. Поэтому и чувствительность его несомненно отли­чается наибольшей утонченностью. Под этим следует понимать не более утонченное развитие сферы чувственных ощущений, как это обыкновенно думают люди, которые придержи­ваются явно одностороннего взгляда на художника; под этим не следует разуметь более острое зрение у живописца (или у поэта), более тонкий слух у композитора (Моцарт). Меру гениальности надо видеть не столько в чувственной, сколько в духов­ной восприимчивости к различиям. В других случаях восприимчивость эта и обращается больше внутрь, чем наружу.
   Таким образом, гениальное сознание наиболее удалено от стадии гениды: оно отличается наиболее резко выраженной ясностью и яркостью. Гениальность является здесь как бы особым видом высшей мужественности, и поэтому-то женщина и не мо­жет быть гениальной. Это вытекает из последовательного применения вывода предыдущей главы, что мужчина живет сознательнее, чем женщина. Этот вывод в применении к настоящей главе завершается положением, которое гласит: гениальность тожде­ственна с более общей, а потому и высшей сознательностью. Но интенсивное сознание всех вещей возможно только благо­даря огромному числу противоположностей, совмещенных в гениальном человеке.
   Вот почему признаком гения является в то же время уни­версальность. Не бывает специальных гениев - ни "математических", ни "музыкальных", ни "шахматных", а существуют только гении универсальные. Гениального человека можно было бы определить как человека, который знает все, не нуждаясь в предварительной выучке. Под этим "всезнанием" нужно, конечно, понимать не теории и системы, в которые наука облекает факты, не историю войны за испанское престолонаследие и не опыты над диамагнетизмом. Не изучение оптики дает художнику знание цвета воды при облачном и ясном небе, и ему не нужно совершенно углубляться в характерологию, чтобы создавать цельные образы людей. И чем даровитее человек, тем больше ве­щей он самостоятельно продумал, тем больше у него личных отношений к вещам".
   И еще замечание О. Вайнингера, касающееся теории генид, в главе "Мужская и женская психология": "Расчлененное умственное содержание мужчины не просто развернутое и оформлен­ное содержание женское; нельзя назвать его актуальной формой того, что дано было потенциально в генидах. Но уже с самого начала в умственном содержании мужчины заключается нечто иное в качественном отношении. Даже в первой стадии гениды, которую оно всегда стремится преодолеть, оно уже склонно к специфичности понятия; быть может, каждое ощущениe мужчины с самого начала обладает тенденцией вылиться в понятие. Женщина же безусловно лишена этой тенденции, как в своем восприятии, так и в мышлении.
   <...> ... психическое содержание мужчины нельзя считать теми же генидами женщины в их дальнейшем развитии, в раскрытой форме. Мышление женщины скользит и шмыгает между вещами, питается с их поверхности, ко­торой мужчина, "стремящийся проникнуть в глубь вещей", часто не уделяет никакого внимания. Оно пробует и лакомится, оно только осязает предметы, но никогда не схватывает их истинной сущности. Женщина преимущественно только вкушает от вещей, - вот почему вкус, в самом широком смысле слова, является главным женским свойством: это - высшее, чего женщина самостоятельно может достигнуть и что она может довести до известного совершенства. Вкус предполагает ограничение интереса поверхностью предмета, - он направлен на созвучие целого и никогда не останавливается на резко выделенных частях. Когда женщина "понимает" муж­чину <...>, то она, так сказать, вкушает вслед за ним - как ни безвкусно это выражение - то, что он продумал перед ней. Так как она не может дойти при этом до резких логических определений, то, думая, что она нечто поняла, она, в действительности, только строит весьма неясные аналогии между своими ощущениями. Это различие мужского и женского мышления определяется, прежде всего, не тем, что мысли мужчины и женщины лежат не на одной линии, одна впереди, другая по­зади, а тем, что это два совершенно различных ряда, хотя и направленные на одни и те же объекты: мужское мышление все в понятиях, а женское - вне понятий. Таким образом, выра­жающийся в понимании процесс отождествлений возможен не только между содержанием развитым, дифференцированным, позднейшим по времени, и содержанием хаотическим, нерасчлененным, более раннего происхождения, одного и того же ряда, но и между пониманием мужчины и пониманием женщины. Мысль, выраженная в понятии, у мужчины, одного ряда, соответствует не логическому "чувству", "гениде", у женщины, другого ряда".
   - Симон, значит, ты согласен с О. Вайнингером?
   - Да, но не во всем.
   - А в чем именно ты с ним не согласен?
   - В том месте, где он говорит, что "... переживания первого детства (для первых 14 месяцев это, вероятно, применимо ко всем без исключения людям) суть гениды, хотя и не в абсолютном значении слова. Но, во всяком случае, психические события первого детства никогда не уходят очень далеко от стадии гениды, тогда как у взрослого многие явления душевной жизни уже переросли эту ступень".
   Кстати, нужно еще сделать важное замечание. Как я уже отмечал ранее, когда Вайнингер говорит, что у женщины нет души, то не следует относить это к самой женщине - речь идет о половом типе, а не о существе женского пола. "Я", пусть и раздробленное, у женщины есть, но в том-то именно и заковырка, что оно нецельно.
   - А разве такое может быть?
   - Не только может, но так и есть. Это трудно понять, - действительно, если нечто пребывает в разрозненном виде, то как же можно назвать его цельным, но ведь я как раз-таки не называю женскую душу цельной, однако, это не отменяет того, что она есть, иначе дева, которой до познания мужчины была всякая женщина, не являлась бы потенциально гениальной, но мы уже много раз говорили о том, что в детстве все дети, независимо от пола, внешних, из-за разных культур, рас, наций, вероисповеданий и прочих отличий - потенциально гениальны и наиболее из всех людей близки к Богу, ибо чисты и обладают полным чудес восприятием реальности. Но если мужчина, даже утратив невинность, может сохранить в себе эту потенциальную гениальность и развить ее в настоящую, то дева, познав мужчину и став женщиной, теряет ее окончательно и бесповоротно - потому что плотское познание суть сакральный, метафизический акт. Она утрачивает целостность своего "Я". Да, оно есть, но собрать его в земной жизни уже невозможно. Вновь целостной женщина может стать по своей физической смерти, - когда, как и всякий человек, пройдет Последний Суд и перейдет в Вечность. Причем целостность женского "Я" утрачивается не только из-за лишения женщиной девственности, но даже по причине ее взросления, - когда она входит в пубертатный возраст, - в общем, женщина неизбежно в земной жизни порывает с потенциальной гениальностью.
   - Понятно. А почему ты не согласен с мыслью О. Вайнингера о том, что "переживания раннего детства - суть гениды", и что у взрослых людей явления внутренней жизни их перерастают?
   - Все потому же, что я сказал выше, - что дети потенциально гениальны. Мы с О. Вайнингером по-разному смотрим на детское восприятие реальности. Согласно его мысли, "От гениды чело­веку открывается путь к вполне дифференцированному, пласти­ческому ощущению и мышлению, хотя последнее и остается для него идеалом, никогда вполне не достижимым. Так как расчленение речи вытекает из расчленения мысли, то абсолютная генида вообще не допускает еще языка; но и на самой высокой из доступных человеку ступеней интеллекта остается много неясного, а потому и невыразимого". А я вижу процесс формирования ребенка во взрослого человека по-другому - не с позиции эволюции, но, напротив, - инволюции, деградации. И, кстати, в мировоззрении, подобном взгляду О. Вайнингера на процесс развития человеческого сознания от ребенка к взрослому, - повторяю, если вообще можно говорить о каком-то развитии человеческого сознания - заключается ошибка некоторых современных ученых и даже богословов, - когда они говорят, что человек произошел от обезьяны или дальних предков, которые были примитивнее, чем мы теперь.
   - К тому же здесь есть противоречие, - с одной стороны, эти некоторые теологи верят, что люди произошли от Адама и Евы, но, с другой, - получается, что последние были менее развиты, чем первые.
   - Конечно. Хотя в действительности жизнь наших прародителей была гораздо интереснее по сравнению с нашей - она была настоящей хотя бы потому, что они жили еще в остатках прорвавшегося райского Реального, а мы теперь живем в реальности, которая постепенно переходит в виртуальность. А не понимают некоторые наши современники этого, потому что не знают, что в центре мира тогда время было почти застывшим - я имею в виду ощущение жизненного времени людьми великих древних цивилизаций, но за их пределами [т. е. древних цивилизаций - прим. мое] жизнь людей, которых мы теперь называем первобытными, как раз была примитивной. Это два разных уровня существования - у первых было прямое общение с Богом, да и то не у всех, а только у древних евреев, поелику остальные, хоть и жили в центре мира, но все же были язычниками, а у вторых - конкурентная борьба за фураж, наскальная живопись и даже каннибализм.
   - А теперь некоторые люди смешивают первых со вторыми, не понимая, что разница между ними просто гигантская.
   - Да. Не первобытный человек смог развиться до уровня величайших цивилизаций Древности, но наоборот - с прорыванием рая, появившись изначально в центре мира и расселившись по всей земле, люди стали деградировать до состояния неандертальцев и кроманьонцев. Пока на Святой земле происходили величайшие события, которые многие наши современники воспринимают теперь как мифы и легенды, за ее границами люди одевались в шкуры животных и охотились на мамонтов, но существовали они, т. е. и великие цивилизации, и т. н. первобытные люди все вместе и одновременно - на одной планете и в одно время, хотя текло оно для них по-разному.
   - Понятно. Симон, но я не понял, почему ты думаешь, что переход от ребенка к взрослому человеку сродни регрессу, а не развитию?
   - Ну, смотри, Илья: многим взрослым людям обычно кажется, что дитя есть несмышленое и даже в определенной степени неполноценное существо, но это одно из самых глубочайших заблуждений, ибо если мыслить о человеческом развитии, как о процессе, в ходе которого, выражаясь словами О. Вайнингера, впечатления становятся более пластическими, а речь - расчлененной, то такой взгляд на внутреннюю жизнь человека, как сознательного микрокосма будет неполным, ибо ребенку доступно цельное, бездонное миросозерцание, а у взрослого человека, каким бы гениальным он ни был, - оно гораздо беднее.
   - Поэтому в Евангелии от Матфея, в 18-й главе, говорится, что когда ученики спрашивают Христа: "Кто больше в Царстве Небесном?", Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное; итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном; и кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает; а кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской".
   - Да. Как младенец, лежащий в своей кроватке, вмещает в себя весь мир, поелику у него после рождения еще остаются телепатические способности, но люди вокруг него их уже утратили - я имею в виду взрослых - его родителей, дедушек, бабушек, старших братьев и сестер, дядь, теть и т. д., так и Святая земля в Древности была подобна колыбели новорожденного - время в ней почти застыло, потому что вечный рай прорвался только "недавно", - следовательно, волшебство его прошло еще не полностью, но продолжало некоторое время оставаться, хотя и с ускорением, как шагреневая кожа, начало стягиваться и исчезать - так же, как дева и юноша, становясь взрослыми, постепенно утрачивают полное чудес, детское восприятие реальности.
   - Да...
   А неандертальцы и кроманьонцы, значит, - те же, условно говоря, люди, что окружают младенца, - их внутренняя жизнь была несопоставимо бедна по сравнению с жизненным временем людей, живших в центре мира?
   - Именно.
   Проблема в том, что дьявол раздробил человека на части - мы уже об этом говорили, когда исследовали природу человеческого восприятия реальности в соответствии его с разными возрастами.
   - Да, ты говорил, что в детях живет гигантский внутренний мир, но выразить его словами, связать его с осмысленными ощущениями и чувствами, руководствуясь логикой, им трудно - из-за дробности падшей человеческой природы, а у взрослого наоборот - внутренние переживания не так интенсивны, как у детей, но зато он может точнее, нежели ребенок, излагать свои мысли.
   - Да. Все разделилось во времени - от ребенка ко взрослому, все неполноценно и нецельно, все запятнано первородным грехом по дьявольскому грехопадению, потому что дьявол сам суть часть.
   - Значит, гениды у женщин - это остатки детского, в некоторой степени телепатического, волшебного миросозерцания, в то время как у мужчины наряду с генидами есть еще и логическое мышление?
   - Можно и так сказать.
   - И все же, Симон, неужели ни Виттория Колонна, ни Жанна д'Арк, ни известные в Истории женщины-художники, философы и ученые, а также Святые не могут быть названы гениальными?
   - Строго говоря, нет. Я же сказал - они нецельны. Да, у них могут быть стремление, порыв, озарение, иногда даже плоды, но женщины постоянно нуждаются в авторитете извне - они несамодостаточны. Я видел множество, казавшихся на первый взгляд благочестивыми, женщин, однако всякий раз, глубоко исследуя их характеры, видел, что они легко могут сочетать в себе нечто алогичное, внутренне противоречивое, - к примеру, верить в Бога, ходить в Церковь и в то же время с интересом говорить про гороскопы, гадания и прочие, мерзкие пред Господом, вещи. Такое аморальное их поведение свидетельствует о постоянном побуждении к тому, чтобы стать наконец цельной, но со временем у них все возвращается на круги своя - они не монадологичны, но половинчаты.
   Во Второзаконии, в главе 17-й, говорится: "Если найдется среди тебя в каком-либо из жилищ твоих, которые Господь, Бог твой, дает тебе, мужчина или женщина, кто сделает зло пред очами Господа, Бога твоего, преступив завет Его, и пойдет и станет служить иным богам, и поклонится им, или солнцу, или луне, или всему воинству небесному, чего я не повелел, и тебе возвещено будет, и ты услышишь, то ты хорошо разыщи; и если это точная правда, если сделана мерзость сия в Израиле, то выведи мужчину того, или женщину ту, которые сделали зло сие, к воротам твоим и побей их камнями до смерти". Нашим современникам Ветхозаветный запрет Господа Бога на служение небесным светилам может показаться жестоким - особенно, если учесть, что многие гениальные художники в своем творчестве часто использовали космогонические образы. Но, чтобы правильно понимать Священное Писание, необходимо воспринимать Библию цельно, учитывая контекст и логику разворачивания Мировой Истории от Ветхого Завета к Новому. Художники, поэты, музыканты, философы Нового времени, если и упоминали о небесных телах, то говорили о них, как об образах Горнего мира и не более - т. е. не как о божествах, которым поклонялись в Древности язычники, а именно как о символах, не придавая им особого значения. Также следует помнить о полной чудес реальности в Ветхие времена и об ее профаническом состоянии в Новое время. А современные астрологи, экстрасенсы и прочие шарлатаны, уподобляясь древним язычникам, действительно, манипулируют сознанием простодушных людей, говоря им о гороскопах и высчитывая расположение звезд.
   Во Второзаконии, в главе 18-й, говорится: "Когда ты войдешь в землю, которую дает тебе Господь Бог твой, тогда не научись делать мерзости, какие делали народы сии: не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии-то мерзости Господь Бог твой изгоняет их от лица твоего; будь непорочен пред Господом Богом твоим; ибо народы сии, которых ты изгоняешь, слушают гадателей и прорицателей, а тебе не то дал Господь Бог твой. Пророка из среды тебя, из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь Бог твой, - Его слушайте". И в наши последние времена так же - через мерзкие "волшебства" дьявол искушает людей.
   - Понятно.
   - Женщинам гениальность не свойственна. Женщины, бесспорно, хорошо справляются с задачами и методами, но они не состоят в близких отношениях с Великой тайной Бытия и с вещами, как логическими понятиями.
   Человек, будучи ребенком, способен искренне удивляться и радоваться всем вещам, а потому интенсивно переживать каждый момент своей жизни - для него все, как в волшебном мире. В гениальном человеке "детскость" проявляется не в виде ребяческой непосредственности и отвлеченности от насущных проблем жизни, которая часто бывает сурова, - напротив, его детское и серьезно-наивное восприятие мира органично связано с знанием жизни. Наблюдая весь мир, гений проникает во все его потайные уголки и складывает в одну цельную картину разрозненные явления. Но гений не дает людям готовое решение, чтобы они пребывали в покое и гармонии. Напротив, он возмущает в человеке импульс к неприятию усыпляющей его реальности, но возмущение это не направлено на разрушение всего вокруг и не ведет к озлоблению на весь мир, а помогает человеку истинно покаяться, стать чище.
   Еще много можно назвать признаков гениальности, но, чтобы не распыляться на части целого, следует отметить главное: гений - это сознательный микрокосм, он объемлет в себе целый мир и потому глубок и универсален. Талантливый человек, занимаясь, как правило, чем-то одним, во многих вещах ограничен - он не созерцает весь мир: углубляясь в одну или даже в несколько областей жизни, он неизбежно будет пребывать в неведении относительно других ее сторон. Да, конечно, его дело будет хорошо получаться, но и только.
   - Понятно.
   Симон, а актер может быть гениальным? Вообще свойственна ли гениальность актерам, в частности, и артистам, в целом, - последним в современном понимании - я имею в виду не гениальных художников, но людей, выступающих, к примеру, с эстрадными номерами?
   - Нет, профессиональный актер не может быть гениальным, потому что при всех своих талантах актер - человек поверхностный, он лишь стремится к полноте и глубине, но в действительности он - нецельная личность. В актере не хватает полноты духовной цельности - есть лишь стремление к ней, но самой цельности нет. Конечно, если актер - прежде всего цельная личность, независимая и свободная от чьего бы то ни было мнения, не опирающаяся на чей-то авторитет, как это часто распространено в среде профессиональных актеров, но имеет обо всем свое собственное суждение, - то такой актер или артист может быть гениальным, поелику он, строго говоря, ничего не изображает и не играет - он живет на сцене или в кино, оставаясь при этом самим собой. Духовно цельная, сильная личность может быть артистом, актером, но не всякий актер или артист, пусть даже и весьма талантливый, может быть гениальной личностью. Например, В. Цой - прежде всего цельная личность, а его работа в качестве актера - лишь довесок к разносторонности и многогранности его гения. Он и сам говорил, что профессия актера, как мастера перевоплощения, его не интересует вообще. У профессионального актера, конечно, бывают вспышки гениальности - ведь он, будучи мастером перевоплощения, так часто вживается полностью в роль изображаемого им персонажа - потому неискушенный зритель и повторяет: "Такой-то актер так гениально сыграл роль", но все эти восторженные отзывы публики не про подлинную гениальность. Слова "гений", "гениальный" ассоциируются у людей с нечто идеальным, совершенным, живущим в эмпиреях - они вкладывают в эти эпитеты свои выспренние представления о нечто недосягаемом и потому слова эти стали нарицательными. Но по-настоящему гениальными профессиональные актеры или артисты быть не могут. Именно профессиональные, отдавшие ремеслу актера всю свою жизнь. У них, конечно, есть способности к глубоким суждениям о чем-либо, но подлинной глубины, цельности и полноты в них нет.
   Помню, к примеру, один актер сказал, что искусство должно быть легким и не должно требовать жертв. Он не прав. Искусство как раз-таки в основном из жертв и состоит. Актеры тяготеют не к искусству, а к культуре - к стабильности и идиллии. Искусство, напротив, несет с собой метафизическое разрушение всего старого и изжитого - не человеческие жертвы, но именно изменение сознания людей.
   - Интересно.
   Симон, а спортсмены могут быть гениальными?
   - Потенциально - да. Гениальность, предпосылкой которой является причастность к Великой Мировой Тайне Бытия, неявно присуща каждому человеку, ибо каждый человек переживает пору детства - нет ведь такого человека, который, миновав отрочество и юношество, сразу из колыбели перешел в зрелость, - а между детским восприятием мира и гениальностью есть самая, что ни на есть тесная связь. Поэтому не только спортсмены, но и актеры, и артисты вообще, а также многие другие люди - потенциально гениальны. Но именно потенциально, поелику в них не всегда есть полнота духовной цельности и нравственного мужества. Они часто не гнушаются компромиссами, которые в конечном счете попирая свободу, делают их зависимыми от денег, славы, власти, безнаказанности и вседозволенности. Но к подлинному художнику и философу все это отношения не имеет. Конечно, и гений зарабатывает деньги и может быть известным хоть во всем мире, но живет он не этим. Главное для него - личная, подлинная свобода и следование единственному и вечному нравственному закону.
   Что же касается спортсменов, то могу привести несколько примеров потенциально гениальных людей, причем среди них есть своя градация - кто-то больше приближается к гениальности, а кто-то - меньше.
   - И кто же это?
   - Например, Кадур Зиани.
   - Данкер, который удивлял своими полетами над кольцом самого Винса Картера?
   - Да.
   - А почему он?
   - Потому что он философ.
   - Как это?
   - Да, Кадур - философ, а без философии про гениальность и говорить нечего. Всякий подлинно духовно цельный спортсмен рано или поздно, но неизбежно, - если только он действительно велик, - становится философом.
   - Интересно!
   - Да. Помнишь, я уже отмечал выше, что проявления гения в деле или делах всей его жизни могут быть разными, но сквозь всех них проходит им лично выстраданная, оригинальная и глубокая философия. К примеру, взять тех же гениальных художников, ученых, Святых отцов Церкви - все они прежде всего гениальные философы, поелику философия связывает в цельном единстве все разрозненные способы человеческого познания, сопричастного глубокому миросозерцанию и Великой Тайне Бытия. Так вот, у Кадура Зиани очень интересная, оригинальная и глубокая философия. Даже один его ответ на вопрос Антона Зимина, основателя "Slamdunk.ru" и Межрегиональной Любительской Баскетбольной Лиги - кто лучше - Коби Брайант или Леброн Джеймс уже восхищает и удивляет.
   - А как он ответил?
   - Он сказал, что КоБрон - самый лучший.
   - Почему?
   - Потому что ненавидит сравнивать людей.
   - Да, очень интересный ответ!
   - Многие люди все и вся разделяют или мешают в одну кучу тогда, когда этого делать нельзя, а Кадур ответил на вышеозначенный вопрос правильным и диалектическим образом, - с одной стороны, разделяя, с другой, - объединяя, но именно тогда, когда это уместно, причем вместе и одновременно.
   - Т. е. он не стал делить двоих баскетболистов, но в то же время сказал, что не будет их смешивать, потому что ненавидит сравнивать людей, хотя на первый взгляд кажется, будто он их смешивает?
   - Точно. Поелику сказав, что КоБрон - самый лучший, он именно потом добавил, что ненавидит сравнивать людей. Тебе это ничего не напоминает?
   - Даже не знаю...
   - Ну разве это не похоже на то, как в Святой Троице три Лица в нераздельном и неслиянном, неизменном и неразлучном Единстве составляют одно Божественное Существо.
   - Точно! А я и не подумал так глубоко...
   - Поэтому я и говорю, что Кадур - философ.
   - Понятно. А кто еще из спортсменов философ?
   - Валерий Брумель. Про его книгу "Не измени себе" я уже упоминал. Брумель тоже философ, потому что посредством своих прыжков, преодолевая всякий раз новые высоты, он открывал в себе бездны своего "Я" - он выстрадал собственную, оригинальную философию. Приведу хотя бы один пример, чтобы показать его твердое, непоколебимое следование нравственному закону.
   В 1961 г. Брумель участвовал в матче по легкой атлетике, который состоялся в Нью-Йорке, в зале "Мэдисон Сквер Гарден". Его соперник Джон Томас, проиграв ему первые соревнования - после первого матча еще был открытый чемпионат Соединенных Штатов Америки, в котором Томас также проиграл Брумелю, - при неистовствовавшей публике, хотел покинуть спортивный сектор, но Брумель догнал его и пожал ему руку в знак того, что никто не выиграл и не проиграл, и что оба они - достойны победы - тогда зрители отреагировали на это бурными аплодисментами. О чем это свидетельствует?
   - Не знаю... У меня есть только банальная мысль о благородстве Брумеля.
   - Это верно. Но для полноты картины необходимо учитывать контекст мировых событий, происходивших в то время.
   - А что тогда было?
   - Холодная война между двумя державами и всякое известное и значимое в смысле какого-то достижения событие становилось поводом для гордости граждан обеих стран. Но Брумель поступил очень мудро - он не стал разделять себя со своим ближним там, где это было не нужно, чтоб не обострять и без того напряженные геополитические отношения тех времен, но, с другой стороны, он и не стал мешать все в одну кучу, ибо после матча, когда его пригласили на телевидение, сказал американскому комментатору, что уважает страну своего соперника, но что при этом, несмотря ни на какие трудности, которые приходится преодолевать его родине, он горячо ее любит и верит в будущее своего Отечества.
   - Как мудро!
   - Именно. Ему тогда не исполнилось и девятнадцати лет.
   - Удивительно!
   - Да. Поэтому В. Брумель и является великим спортсменом. Он не жил спортом ради самого спорта, но посредством спорта он многое видел и осознавал, из чего потом рождалась его собственная философия. А в вышеозначенном примере с протягиванием руки сопернику после его поражения, мы можем увидеть, что В. Брумель напоминает нам о глубоком смысле, к примеру, Олимпийских Игр, начавшихся в Древней Греции.
   - А какой именно смысл?
   - Ну как же? Сакральный смысл Олимпийских игр - в Древности даже спортивные состязания носили религиозный характер, а не как в наши последние профанические времена представляют собой выхолощенное, скучное мероприятие. Прекращались все войны, победители игр приравнивались к бессмертным героям, в их честь создавались мраморные изваяния и т. д.
   - Точно, а я и забыл...
   - Пространство центра земли, где существовали великие цивилизации Древнего мира, после прорывания рая некоторое время еще сохраняло свою Тайную природу - все было наполнено глубоким смыслом - даже вкушение пищи было сродни религиозному священнодействию. Просто люди нынче возгордились - нам кажется, что мир, каким мы видим его теперь, был таким всегда, но это глубочайшее заблуждение.
   И, кстати, спортсмены в Древности были неизмеримо богаче, чем современные, - например, Гай Аппулей Диокл.
   - Не слышал о таком.
   - Древнеримский колесничий, заработавший за свою карьеру больше тридцати пяти миллионов сестерциев - данная сумма была выбита на памятнике, который в его честь воздвигнули болельщики. Сегодняшним спортсменам такое богатство и не снилось, поелику они в основном зарабатывают рекламными контрактами, а указанный выше заработок Гая Аппулея Диокла составлен из гонорара за его победы в гонках на колесницах.
   - Да...
   - Так вот, В. Брумель, повторяю, жил не одной лишь высотой, не только спортивными состязаниями, но, соревнуясь с противником, защищая честь своей страны, - он помнил о главном принципе спорта - это объединение людей всего мира.
   - Да...
   - Процитирую еще такой отрывок из его романа "Не измени себе": "Победа! - стал внушать я себе. - Только победа! И стопор. Хороший стопор".
   Сорвавшись, я понесся навстречу планке. Высота стала расти и, словно антимагнитом, отталкивать меня. Я почувствовал это с первых же шагов. Продолжая разбегаться, я попытался побороть это неприятное чувство и не смог.
   Неожиданно остановившись, я на несколько секунд тупо уставился на рейку. Затем вдруг резко снял ее и плашмя бросил на маты. Раздался слабый свист.
   Ни на кого не глядя, я вернулся к скамейке. Сел. Я отчетливо понял, что никто из присутствующих в манеже всерьез меня, оказывается, и не воспринимал. Это ощущалось по свисту зрителей. Он был снисходительный, добродушный. Ссутулившись на скамейке, я смотрел под ноги и, опасаясь встретить взгляд Картанова [И. Кашкаров - прим. мое] или Габидзе [Р. Шавлакадзе - прим. мое], чувствовал себя бессильным, униженным, затаившим на всех свою обиду. Как в детстве...
   Вновь побитый, окруженный холуями, я стоял возле стены, отмалчивался. Рябой говорил:
   - Ты зря такой гордый. Тебя ж не кирпичи заставляют таскать - мой портфель. Что тут тяжелого? Будешь носить до дома, а утром в школу. И все.
   Я упорно смотрел себе под ноги. Рябой сделал знак одному из своих холуев, тот хладнокровно стукнул меня в подбородок. От удара я нелепо осел на землю, зажал ладонью рассеченную губу, с трудом заставил себя не заплакать. Затем нащупал на земле булыжник, с налитыми злостью глазами поднялся, крепко сжимая камень в руке. Все опасливо отбежали. Рябой не сдвинулся с места и сказал ухмыльнувшись:
   - Думаешь, большой сладил с маленьким. Так? А я тебя пальцем не тронул. Пожалуешься, а Рябой не бил. Он только видел как били, а защитить не мог. Боялся. Понял?
   Холуи медленно подходили, окружая меня. Я стиснул в кулаке булыжник, выкрикнул:
   - Ты фашист! Трус! Ты знаешь, что я не стану жаловаться! Фашист!
   Рябой спокойно пошел на меня.
   - Вот видишь, - заговорил он, не спуская глаз с камня, - я иду к тебе. Потому что камень ты все равно не бросишь. Подумаешь, что будет, и...
   Я размахнулся, трое сразу повисли на моей руке, меня скрутили. Несколько секунд Рябой раздумчиво молчал. Он не мог понять одного: почему я, такой хилый, беззащитный, упорно молчу? Если бы я хоть раз захныкал перед ним, кому-то пожаловался, он бы наверняка оставил меня в покое, удовлетворившись моей униженностью. Я смутно догадывался об этом, но сделать так и тем прекратить свои унижения я не мог. Рябой вдруг указал на себя пальцем, хитро сказал:
   - А я и правда трус. На "треугольник" влезаю, а встать на нем не могу. А ты храбрый. Сможешь простоять минуту, я сам стану таскать твой портфель. Согласен?
   "Треугольник" был тридцатиметровой стеной, оставшейся от разбомбленного дома.
   - Разобьешься ведь, длинноногий, - вдруг пожалел меня один из холуев. - Ну поносишь немного портфель, подумаешь!
   Я молчал, не зная, что ответить - я почти сломался...
   То же самое я ощутил перед третьей попыткой. Исчезло самое главное - желание выиграть. На меня навалилась вялость, не хотелось двигаться, вставать со скамейки. И все-таки я опять подошел к планке. Перед прыжком я спросил себя: "Зачем? И, уже разбегаясь, ответил: "Надо... Что же тогда все скажут?"
   И это - "что все скажут?" - я сразу почувствовал как крест. Самый нелепый, ненужный и несправедливый. Я сбросил его, когда опять грубо сбил планку коленом. И это было как чудо. Я вдруг одним махом похоронил в себе страх перед этим вопросом - "что все скажут?".
   "Что скажу я?" - вот, что двинет меня дальше! Только это!
   Опять свистели, смеялись, кто-то даже ехидно пожал руку, ничто меня не задевало. Напротив, я ощутил необычайную легкость духа, я сделал открытие: оказывается мучающие нас чувства - страх, уязвленность, недовольство, обиды - в значительной степени зависят не от внешнего мира, а от нас самих. Хозяин им человек. А значит, и я.
   Результат на соревнованиях был плачевный, я не занял никакого места, но никто не догадывался, что именно на них я почувствовал в себе какую-то новую силу. Я вспомнил чьи-то слова: "Лишь тот из нас достоин называться человеком, кто, много претерпев, перестрадав и, наконец, много приобретя, вдруг все разом теряет и тут же начинает возводить заново". Я понял, что тоже способен на такое.
   Есть еще одно изречение: "Двигатель жизни - неизвестность. И в этом спасение человека".
   Может быть, так оно и есть, но если бы в тот день передо мной вдруг приоткрыли завесу над всеми дальнейшими перипетиями моей жизни, я бы их не испугался..."
   - Какой же В. Брумель цельный человек!
   - Да.
   - Очень интересно!
   А кто еще из спортсменов перерос в философа?
   - Брюс Ли, например.
   - Боевым искусством и творчеством которого интересовался В. Цой.
   - Да. В философии Брюса Ли вообще много чего интересного можно найти. И человеком он был цельным, разносторонним и глубоким.
   А еще Эрл Мэниголт, о котором я уже упоминал ранее.
   - Он тоже философ?
   - Конечно. Одна его героическая борьба с наркотиками чего стоит, из которой впоследствии и родилась его главная мысль - посредством игры прийти к свободе и подлинному покаянию.
   Илья, а знаешь ли ты, как сильно он любил баскетбол?
   - Нет, я вообще об Эрле слышал немного...
   - Он даже ночевал на улице, возле игровых площадок!
   - Но почему?
   - Потому что его любовь к игре, к прыжкам, к свободе, к познанию собственного микрокосма была бесконечной. Он не хотел тратить лишнее время на дорогу домой. Его ничто не останавливало - ни холод, ни зной, ни травмы, ни износившаяся одежда, ни голод, ни жажда, ни отсутствие друзей на баскетбольном поле, родном ему Ракер-парке, поелику ему и не нужно было чье-то общество - он был одинок, - даже будучи рядом со своими друзьями, он любил уединение, потому что разговаривал с Богом и с самим собой.
   - Как красиво!
   - Да. Но именно так все в действительности и было, и я нисколько в этом не сомневаюсь, ибо Эрл Мэниголт был творцом - он творил свою реальность - своей игрой он дарил людям свободу, он любил их. Поэтому лично для меня Эрл - прежде всего философ и только потом талантливый спортсмен и виртуозный игрок. И еще для меня очевидны его нравственное мужество и духовная цельность. По милости Божией, познав самого себя, он стал помогать людям, - пережив множество жутких и тяжелейших страданий, постоянно сомневаясь в собственных силах преодолеть наркотическую зависимость, пребывая в мучительной нерешительности, подчас проявляя безнравственное малодушие, он все же не озлобился на весь мир, и не укоренился во грехе окончательно, но наоборот, стал чище и цельнее - он покаялся.
   - Да, он целен. Симон, вот ты сейчас рассказываешь об Эрле, о том, что он не обращал внимания на второстепенные вещи, и я при этом тоже вспоминаю одного интересного баскетболиста, который в детстве играл на площадке даже без мяча...
   - Оскар Робертсон?
   - Да. Он обвязывал в виде мячей тряпки и затем бросал эти самодельные снаряды в корзину из-под персиков.
   - Да. Еще он использовал для бросков теннисные мячи.
   - Точно! Кстати, еще я знаю такой интересный факт из биографии О. Робертсона, что его дедушка читал ему с его родными братьями перед сном Библию.
   - Да, очень интересно. И таких, искренне любящих свое дело, людей немало, - например, Майкл Джордан. Ты читал его письмо, посвященное баскетболу?
   - Это в котором он признается ему в любви?
   - Да.
   - Читал.
   - Я хочу его снова прочесть, чтобы еще раз окунуться в непередаваемую широту души М. Джордана:
   "Дорогой Баскетбол!
   Прошло почти 28 лет с тех пор, как мы впервые с тобой встретились. 28 лет с того момента, когда я увидел тебя за гаражом возле своего дома. 28 лет назад мои родители познакомили нас друг с другом.
   Если бы кто-то сказал мне тогда, как в будущем сложится наша с тобой судьба, я бы ему не поверил. Тогда я лишь знал твое имя.
   В то время я встречал тебя в окрестных дворах и наблюдал за тобой по телевизору. Я часто видел тебя с соседскими парнями на игровой площадке. Когда мой старший брат начал уделять тебе все больше внимания, я начал задаваться вопросом: "Подходишь ли ты мне?"
   Мы встречались несколько раз. Чем больше я узнавал тебя, тем больше привязывался к тебе. Но наконец, когда я стал интересоваться тобой по-настоящему, когда увлекся тобой всерьез, ты, напротив, отверг меня. Ты сказал мне, что я не был достаточно хорош.
   Я был сокрушен. Я был разбит. Я, помнится, даже плакал.
   Тогда я так сильно захотел быть с тобой, как никогда раньше. Поэтому я стал много тренироваться. Я начал действовать. Я настойчиво работал над своей игрой. Передачи, дриблинг, броски, отрабатывание различных комбинаций, бег, приседания, отжимания, подтягивания, работа с весом... Я долго размышлял и изучал тебя. Я начал влюбляться, и ты заметил это. По крайней мере так мне сказал тренер Д. Смит.
   В то время я не особо понимал, что происходит. Но теперь знаю. Тренер Смит учил меня любить тебя, слушать тебя, понимать тебя, уважать и ценить. Тогда это случилось. Той ночью, на арене "Луизиана Супердоум", на последних секундах игры студенческого чемпионата - против Джорджтауна - ты принял меня.
   С тех пор ты стал для меня гораздо больше, чем просто мяч. Больше, чем просто площадка. Больше, чем просто кольцо. Больше, чем пара кроссовок. Ты стал больше, чем просто игра.
   В некотором смысле ты стал моей жизнью. Моей страстью, моей мотивацией, моим вдохновением.
   Ты получил самого страстного болельщика и самого резкого критика Ты - мой лучший друг, мой самый близкий союзник. Ты - мой самый строгий учитель и самый прилежный ученик. Ты - мой лучший товарищ по команде и самый жесткий конкурент. Ты - мой паспорт во всем мире, моя виза в сердца миллионов.
   Так много изменилось с тех пор, как мы впервые встретились, и теперь я еще больше, чем когда-либо хочу воздать тебе должное. Если никто не слышал этих слов раньше, то сейчас у меня есть возможность сказать их во всеуслышание: "Спасибо! Спасибо, Баскетбол. Спасибо за все".
   Спасибо за всех игроков, которые играли до меня. Спасибо за всех игроков, которые когда-либо играли против меня. Спасибо за все чемпионаты, за все игры. За все игры всех звезд, за все решающие встречи. Спасибо за решающие броски с сиреной, за серьезные фолы, за победы и поражения. Спасибо за мои контракты. Спасибо за 23 номер, за Северную Каролину, за Чикаго. Спасибо за мои полеты и за прозвище "Воздушный". Спасибо за мои проходы с мячом и красивые зависания над кольцом. Спасибо за соревнования слэмданков. Спасибо за желание и целеустремленность, сердце и душу, гордость и храбрость. Спасибо за дух соперничества и спортивный вызов. Спасибо за неудачи, за любовь болельщиков и аплодисменты. Спасибо за философию треугольного нападения. Спасибо за бейсбол и "Баронов". Спасибо, что простил меня, когда я пожелал вернуться к тебе вновь. Спасибо за помощников тренеров, за самих тренеров, за врачей. Спасибо за дикторов, судей, писателей, репортеров, теле- и радиожурналистов. Спасибо за "Пистонс" и "Лэйкерс". "Кавс" и "Никс", "Сиксэрс" и "Сэлтикс". Спасибо за Финикс. Портленд. Сиэтл и Штат Юта. Спасибо за изардс". Спасибо за тех, кто в меня верил и за тех, кто во мне сомневался. Спасибо за тренера Смита, тренера Лугери. Альбека. Колинса и Джексона. Спасибо за образование и опыт. Спасибо за все, что было до, во время и после каждой игры. Спасибо за каждого болельщика, который когда-либо произносил мое имя, за тех, кто переживал за меня и мою команду, давал мне пять и хлопал по плечу. Спасибо тебе за все, что ты дал моей семье. Спасибо за луну и звезды.
   Я знаю, что я не единственный, кто признавался тебе в любви - тебя любили до меня и будут любить после. Но я также знаю, что наше с тобой сотрудничество было уникальным. Неповторимым. И как бы ни менялись наши с тобой отношения, как и все другие отношения в мире, одно навсегда останется неизменным.
   Я люблю тебя, Баскетбол. Я люблю все, что с тобой связано, и всегда буду любить. Мои дни в НБА несомненно закончились, но наши отношения не прервутся никогда".
  

С любовью и уважением, Майкл Джордан".

   - У меня просто нет слов! Какая сильная любовь!
   - Да. И, кстати, письмо посвященное баскетболу есть и у Коби Брайанта.
   - Да.
   - Так вот, к чему я все это говорю, зачем привожу примеры спортсменов-философов? Чтобы показать, что и в таком, казалось бы, поверхностном увлечении как спорт, человек, по милости Божией, может познать самого себя, устремиться к искуплению первородного греха и покаяться.
   - А я никогда и не воспринимал спорт, как поверхностное, недостойное человеческого внимания, занятие.
   - Ты - нет, но есть множество людей, считающих иначе. К примеру, я слышал как один довольно интересный и разносторонне развитый человек, говорил про спорт с пренебрежением, отмечая при этом, что, дескать, чему вообще можно научиться, занимаясь физическими упражнениями, кроме как бросать мячи или поднимать свободные веса и потому выражал сомнение в какой-либо ценности спорта для человека. Но я не согласен с таким мнением, хотя в то же время и не собираюсь, конечно, переоценивать значение спорта в жизни человека, поелику не хочу впадать в крайности.
   - Золотая середина.
   - Да.
   Ну, вот возьмем для примера тот же баскетбол и письмо М. Джордана. Я вспомнил сейчас историю, связанную с этим письмом, - когда дал прочесть его матери и она в восхищении промолвила, что такие вроде бы простые вещи как мяч и баскетбольная корзина оказали на жизнь М. Джордана такое огромное влияние. И я тогда сказал ей, что мяч и кольцо - вовсе не просты, как это кажется некоторым людям.
   - Почему?
   - Потому что мы ничего по-настоящему не знаем ни о мяче, ни о кольце.
   - Почему?
   - Ну, помнишь, я уже рассказывал про треугольник, о котором мы тоже ничего не знаем.
   - Да помню... Симон, а не мог бы ты еще раз, на примере мяча и кольца пояснить, о чем тогда шла речь?
   - Ну, смотри, Илья, что такое мяч или кольцо?
   - Это определенные предметы, которые мы используем для чего-нибудь. Вот как в игре, например, - бросаем мяч в кольцо.
   - Ты дал весьма поверхностное определение мяча и кольца, но не сказал мне ровным счетом ничего о них самих как таковых, как о понятиях - логических понятиях.
   - Ну, тогда не знаю...
   - Начнем с того, что мяч, во-первых, является сущностью - неважно метафизической или в реальности, которую мы искусственно сотворяем, однако логические понятия шара или сферы, в форме которых и существует мяч, не имеют к этому никакого отношения. Мы ничего по-настоящему не знаем о самих понятиях. Мы лишь имеем о них свои весьма размытые, психологические представления, которые и являются поводом для споров между людьми. То, что мы видим в этом падшем мире - это не настоящие вещи, а всего лишь элементы реальности - сущности вещей, но не сами вещи. Во всем мире никто из людей не знает по-настоящему, что такое шар, сфера, треугольник. У нас есть определения этих понятий, но подлинного о них знания нет. Определение, которое ты дал не проливает свет на само понятие, ибо понятие и определение понятия - вещи совершенно разные. Что толку от определения, которое я могу дать любой вещи, если речь изначально идет не о сущности вещи, но именно о логическом понятии, которое единственно и является нормой сущности всякой вещи. Твое определение вещи может отличаться от моего определения, ибо наши психологические представления о ней разные, а потому это различие не дает нам никакого основания говорить точно о настоящем знании той или иной вещи. Единственным подлинным основанием для нашего общего понимания вещи является само понятие вещи, но не наши о нем, т. е. о понятии, представления, - сколь бы угодно близко они ни приближались к логическим понятиям. Кстати, вспомнил сейчас, как один человек говорил, что логика иногда может приводить к абсурдным выводам, приводя в пример такое уравнение: 4 = 5 или 2 х 2 = 5, полученное из предшествовавших ему других уравнений:
  

0 = 0;

20 - 20 = 0;

25 - 25 = 0;

20 - 20 = 25 - 25;

4 х (5 - 5) = 5 х (5 - 5);

4 = 5;

2 х 2 = 5.

  
   Он таким образом делает типичный софистический вывод о том, что некое понятие равно своему определению, что выражения: 0 = 20 - 20 и/или 0 = 25 - 25 - истинны, и что логика есть порождение человеческого разума, а это совершенно не так, ибо, как мы уже говорили ранее, понятие и определение понятия - вещи кардинально разные. Выражаясь словами О. Вайнингера: "Психологизм этого доказательства бросается в глаза", но ведь "норма мышления не может лежать в самом мышлении".
   - Т. е., если ноль в данном случае - подлежащее, а (20 - 20) - сказуемое или предикат, то он их попросту уравнивает между собой?
   - Да. И это глубочайшее заблуждение. Таких людей, пытающихся еще со времен Древней Греции, ниспровергнуть логику довольно много - они не понимают, что хотят навязать свои ограниченные, аморальные, психологические представления тому, что недосягаемо возвышается над всякими умозрительными играми их интеллекта. Кстати, похожий пример в качестве шутки приводит Чарльз Латуидж Доджсон.
   - Льюис Кэролл?
   - Да:
  
   "Уилтону Риксу. Крайст Черч, Оксфорд 20 мая 1885 г. Достопочтенный сэр! Зная вас как отличного алгебраиста (отличного от всех других алгебраистов лицом, ростом и т. д.), я счел возможным представить на ваше благоусмотрение одну трудность, которая давно не дает мне покоя.
  
   Если каждая из величин x и y в отдельности равна 1, то ясно, что 0x01 graphic
и что 0x01 graphic
. Следовательно, 0x01 graphic
.
   Разделив теперь обе части этого уравнения на 0x01 graphic
, мы получим 0x01 graphic
. Но 0x01 graphic
. Следовательно, 0x01 graphic
.
   С тех пор, как этот тревожный факт стал мне известен, я потерял покой и сплю не более восьми часов за ночь и ем не чаще трех раз в день.
   Надеюсь, вы проявите ко мне жалость и объясните, в чем тут дело.
  

Признательный Вам Льюис Кэролл".

   - Точно. Я вспомнил - это пример из его книги "Логическая игра".
   - Да. И все подобные примеры не имеют к логике и этике никакого отношения.
   Так вот, мяч и кольцо постоянно ускользают от нашего внимания и лишь благодаря логическим их понятиям мы хоть как-то приближаемся к общему пониманию этих вещей. Вещей, как понятий, но не как сущностей, т. е. вещей, как они есть сами по себе, но сами понятия в падшем мире для нас недостижимы - мы только стремимся к ним. И тогда получается, что ни о каком знании не может быть и речи.
   - Симон, но ведь ты сам сказал, что человек посредством спорта может познать самого себя, выходит М. Джордан хотя бы приблизился к понятиям мяча и корзины?
   - Вот как раз это я и хотел сказать изначально - да, именно полюбив спорт по-настоящему, в пределе можно приблизиться к настоящему познанию, которое без веры невозможно. Майкл Джордан, Эрл Мэниголт, Кадур Зиани, Валерий Брумель, Юрий Власов, Оскар Робертсон, Федор Черенков, Брюс Ли, Коби Брайант, Рой Джонс-младший, Уилт Чемберлен, Мохаммед Али, Арнольд Шварценеггер и другие, действительно выдающиеся спортсмены-философы - все они прежде всего верят в свои возможности и потому познают самих себя. Причем все друг с другом взаимосвязано - не дискретно, но цельно - вера, любимое дело, знание. Спортсмены-философы в своем одержимом стремлении к совершенству, любя свое дело, в пределе познавая самих себя, раскрывают в себе нечто таинственно-волшебное - посредством спорта они свидетельствуют о своей оригинальности и индивидуальности - о своем "Я".
   - Да... Ты прав, Симон.
   - И, кстати, еще в связи с письмом М. Джордана я вспомнил сейчас про свой первый опыт выпиливания лобзиком, - когда учился в школе. Я тоже тогда плакал и не знал еще, что не получается у меня выпиливать так же хорошо, как у ребят, с которыми я учился в одном классе потому, что должен был познать самого себя, - по милости Божией, я не сумел с первого раза, в отличие от своих сверстников, сделать красивую вещь и не озлобился из-за этого на весь мир, как и не роптал и не сетовал никогда впоследствии, когда у меня в жизни что-то не получалось, но даже наоборот - каждое поражение подстегивало меня идти дальше - действовать, пробовать, пытаться, стараться, чтобы в конечном счете добиться успеха. Так я научился терпению, смирению и покаянию. Я научился много трудиться и ждать - с детства ничто не давалось мне легко, но как бы то ни было я всегда за все благодарен Богу.
   - Удивительно, насколько целен ты был уже в раннем детстве!
   - Все по милости Божией. Ничего я не могу без Бога. Только благодаря Господу я духовно расту и стремлюсь к совершенству.

Г Л А В А XII

О женщине и мужчине

   - Женщина весьма податлива по отношению ко всему внешнему. У нее нет внутреннего конфликта с усиливающейся в последнее время виртуальностью реальности - даже если с детства ее воспитание проходило в консервативной среде, но во взрослой жизни ей в расползающемся мире пришлось столкнуться с размыванием нравственных ценностей - она не почувствует острой потребности в их отстаивании - у нее не возникнет сильного, как у мужчины, морального надлома из-за рассыпавшихся прахом нравственных идеалов - при этом естественно я имею в виду его представления о них, а не сами логические понятия, которые вечны и неизменны, - а редкие исключения [т. е. женщины - прим.. мое] только подтверждают правило. Женщине легко удается крутить мужчиной - она, неизбывно притягивая его к себе, может одновременно подстроиться под него и неявно навязать ему свои желания. Мужчина, любящий определенную женщину, избравший ее вместе и одновременно музой, - как воплощение своих идеалов, но испытывающий к ней мучительное, порочное влечение, готов ради нее помчаться хоть на край света и совершить безрассудные подвиги. Она же при этом, если он не пришелся ей по сердцу - для наглядности женской приспособляемости я привожу пример безответной любви - может даже не воспринимать его в качестве потенциального поклонника, - считая его полным ничтожеством, она вместе с тем искусно будет играть роль дамы его сердца. Женщина поразительно легко ориентируется во внешнем мире, но внутри нее всегда бушует управляемый хаос - она так же как и мужчина, до мельчайших подробностей, может вспомнить все свое прошлое, но не в силах связать свои воспоминания о пережитом в единую, цельную картину. Зато она лучше, нежели мужчина, ориентируется в пространстве, быстрее мужчины приспосабливается к внешним обстоятельствам и время для нее не имеет направления - женщина живет в настоящем. Мужчина больше устремлен в будущее, часто погружается в прошлое, но настоящее всегда подавляет его мыслями о недостижимости Горнего идеала в падшем мире. Земля для женщины - ее родная стихия, мужчина же всем сердцем чувствует, что он чужой на падшей земле.
   Женщина удивительно легко адаптируется к изменениям. Она очень пластична. Даже в отношении насильственного ее угнетения она неспособна испытывать то цельное, не двойственное, но настоящее отвращение к насильнику и притеснителю, которым проникается по отношению ко всякому насилию и подчинению мужчина. В отличие от женщины, мужчина, если он не женоподобный, но по-настоящему мужественный или если он является носителем усредненного духовного содержания между мужским и женским началами, - как гениальная личность, не будет двойственно реагировать на всякое насилие, вместе и одновременно получая от него физическое удовольствие и испытывая к нему отвращение. Именно поэтому искренне удивляется мужчина, когда слышит от женщины обвинение в посягании с его стороны на ее честь при одновременном сладострастном ее вожделении, которым она была ведома с самого начала ее порочной связи с ним. Помню, когда я объяснял сестре это загадочное свойство двойственности женской души - она никак не могла понять такую взаимоисключающую, несовместимую, противоречивую природу женщины, но будто бы согласилась со мной, хотя я и не стал надеяться на полное ее понимание данной проблемы. Женщина, подвергнувшаяся насилию, внешне может возненавидеть хоть всех мужчин, и весь мир станет ей не мил, но такой поверхностный взгляд на проблему двойственности ее души - от лукавого, потому что в действительности в ней нет духовно цельного, нравственного стержня - нет цельности. Женщина сродни пластилину - она позволяет лепить из себя, что угодно. Трудно назвать это лицемерием со стороны женщины, поелику, говоря о сознательном обмане, человек подспудно подразумевает нравственную сознательность, которая женщине после дьявольского раздробления человека вследствие его грехопадения стала недоступной. Да, неосознанно, скрыто от самой себя, не проникая глубоко в тайную суть вещей, женщина может тяготиться нравственными проблемами - она способна даже пойти на радикальный шаг, предприняв конкретное действие, внешне кажущееся осознанным... и все же цельного, полного, точного понимания духовных, нравственных проблем достигнуть она не может. Внешне женщина может подняться над самой собой и милосердно простить обидчика, но по-настоящему полного, целостного понимания проблем добра и зла у нее нет.
   Есть ли у женщины внутренняя жизнь? Насколько цельно и самодостаточно ее восприятие воспринимаемого? Да, мысли у нее, конечно, есть и даже память о прошлом у нее тоже есть, - о событиях ее жизни с тех самых пор, как она начала говорить, - когда пропадают последние остатки телепатического сознания, - с раннего детства, после 3-4-х лет жизни. Но все же у женщины нет главного - цельной и ясной картины мира, как у мужчины - она не способна выводить нечто глубокое и оригинальное из своих прошлых воспоминаний и связывать их между собой - она не может подняться над самой собой, чтобы обнаружить причинно-следственные связи во всех явлениях мира - все свои воспоминания она подспудно собирает просто как набор фактов - подобно каталогу, в котором множество разрозненных сведений, но нет главного - связывающего их вместе целостного сознания. Конечно, женщина внешне может казаться умнее мужчины, но этот ум - не ее - ведь женщина очень пластична и ее эрудиция и способности к мышлению - даже к самому изощренному - результат общения с мужчинами. Именно поэтому такие женщины любят общество умных мужчин. Но большинство женщин устают от умных бесед. Их внимание со временем распыляется - они уже не могут следить за ходом глубоких мыслей и постепенно теряют интерес к обсуждаемому вопросу. Женщина неспособна вывести законченное суждение из сети разрозненных между собой явлений и фактов жизни - ее внимание в этом смысле поглощено методологией, но не содержанием дела - она не умеет глубоко мыслить. Она скользит по поверхности вещей. Женщине легко удается овладеть методом, но не проникнуть в тайный смысл вещей. Вот, что говорит в "Последних словах" О. Вайнингер о внутренней жизни женщины: "С той или иной оценкой подходит всякий человек к каждой своей черте, даже к каждой морально безразличной черте своего характера. Обозначение этой оценки, кажется мне, определяет и даже очень точно тон внутренней жизни человека. Внутренняя жизнь бывает только у мужчин, а не у женщин, и у мужчины тем больше этой жизни, чем выше он стоит. Общее содержание всякой внутренней жизни, если не говорить о размышлениях по поводу прошлого и о грезах по поводу будущего, есть познавательное самонаблюдение и моральная самооценка. Внутренняя жизнь женщины продолжается всегда максимум девять месяцев".
   Я помню, к примеру, как жена дяди, у которого я жил, когда учился в университете, однажды стала смеяться надо мной, узнав о том, что мне трудно жить.
   - Почему?
   - Она спросила меня тогда, почему я невесел и нос повесил, на что я честно, будучи наивным, сказал ей о своих внутренних переживаниях. А она в ответ стала говорить мне, что я никогда не видел настоящих трудностей, что в моем положении, при материальном достатке, вообще грех жаловаться и проч. и проч. Вот о том и речь - моя внутренняя жизнь никак ее не интересовала ровно потому, что в ней самой ее никогда не было - я имею в виду настоящую, мужскую внутреннюю жизнь - попросту потому, что она ей недоступна. Женщина не способна подняться над самой собой и оглядеть весь мир целиком - в ней нет стремления к духовной цельности, она не нуждается в главенстве в самой себе нравственного закона. Жена дяди твердолобо судила со своей колокольни о моем бездонном внутреннем мире, как о бессмысленной, не стоящей ее внимания, вещи, не понимая совсем того, что творится в моей душе. Она, как и всякая женщина, живет только настоящим моментом - у нее нет потребности в постижении глубинного смысла течения времени.
   - Понятно.
   - Женщине легче, чем мужчине освоить метод, способ в каком-либо деле, ее конек - выполнение чего-либо готового, уже имеющегося, много раз пройденного. К тому же, несмотря на мнение, устоявшееся в наше время, - что мужчина полагается на ум, тогда как женщина на интуицию - именно женщина высоко ценит ум, но не интуицию - она сама как раз-таки взвешивает все умом, но не сердцем - это глубочайшее заблуждение проникло в сознание людей из всего, что так падко на сентиментально-романтизированные, поверхностные суждения о женщине - взять хотя бы для примера некоторых авторов, которые писали об этом в своих поверхностных книгах. Что женщины опираются на ум, а не на интуицию, видно хотя бы из того, что среди них можно найти множество математиков, физиков, биологов, астрономов и прочих т. н. специалистов среднего уровня в разных областях науки, но нет в этом списке подлинно гениальных личностей, как нет их и в искусстве и философии, ибо для настоящего гения важен прежде всего не умозрительный, но нравственно-интуитивный, миросозерцательный путь познания - в делах мужчин женщины достигают определенного уровня, за пределы которого они не могут переступить, в то время как среди мужчин разброс многоразличных дарований достигает таких полярных результатов, что поражает воображение своим бесчисленным количеством сотворяемых реальностей. Поэтому среди мужчин мы так часто находим убийц и Святых, рабов и воинов, зарывших свой талант и гениев и проч. и проч. Да, конечно, и среди женщин бывают такие интересные личности, но явление это крайне редкое. Оно и понятно почему - ведь как земля наша, которая вся полна символов женской природы, направлена на стабильное воспроизведение одного и того же порядка вещей, - начиная от вращения для смены дня и ночи и кончая гомеостазом животных, так и женщина сохраняет в себе детородный потенциал, а поскольку природа не терпит пустоты, ей отказано в предельных проявлениях себя самой в других областях жизни. Да, в переломные времена Истории рождаются женщины, которые отличаются как внешними, так и внутренними признаками мужественности - таковы, к примеру, Жанна д'Арк и Виттория Колонна, но, повторяю, - такие женщины появляются весьма редко, в переломные времена, как исключение из всей массы женщин и потому говорить о них, как о повсеместно распространенном явлении весьма затруднительно.
   - А как же женская эмансипация?
   - О проблеме женской эмансипации очень точно сказал Отто Вайнингер: "Все действительно стремившиеся к эмансипации, все действительно знаменитые и в духовном отношении чем-нибудь выдающиеся женщины всегда обнаруживают многочисленные мужские черты, а более острый взгляд всегда найдет в них также и анатомически-мужские признаки, в их внешнем облике найдет приближение к мужчине. <...> Относительно же эмансипированных женщин можно сказать следующее: только мужчина, в них сидящий, хочет эмансипироваться".
   Что же касается всех остальных женщин, стремящихся к самовыражению, то говорить о них серьезно - бессмысленно. Женщина далека от сознательного постижения тайного и символического смысла вещей - ей трудно, в отличие от мужчины, цельно и органично связывать в них форму с внутренним содержанием.
   - Я понял.
   - Когда женщина выходит замуж, в ее жизни стремительно происходят перемены, ведущие к устроению домашнего быта - она начинает интересоваться приготовлением пищи, организацией уборки и прочих бытовых вещей - в этом смысле женщины не меняются вот уже несколько тысяч лет. Все в ней направлено на рождение и содержание потомства. Крайние случаи я здесь не рассматриваю, - конечно, есть и исключения.
   Мужчины, как дети - часто говорят женщины - в подсознании женщины все люди и есть ее дети. Так она реализует свой материнский потенциал.
   Подобно тому, как мать ревностно защищает свое дитя, так и женщина рьяно защищает мужчину, который является ее любимым мужем, наставником, руководителем. Если мужчина имеет к ней родственное отношение или кажется ей умным и последовательным в своих суждениях и убеждениях, то он занимает в ее жизни главное место или становится для нее авторитетом, причем неважно - муж ли он ей, сын ли или некто другой, если у нее нет ни мужа, ни детей, ни родственников.
   К примеру, я помню, как мать грубо ответила отцу, когда он сказал мне, чтобы я не сидел долго за столом - ему казалось, что я ничем серьезным не занят, - я же в то время рисовал фигуры людей - и тогда мать прикрикнула на отца, сказав, что я вовсе не бездельничаю и, дескать, потому не следует мне мешать. Но потом, спустя некоторое время, когда сама мать в шутливой форме предложила своей младшей сестре, чтобы сын последней помог их среднему брату, - дядя сдавал жилье и перед заселением новых жильцов, проводил большую уборку, поэтому он часто прибегал к помощи родственников, - так вот, сестра матери, как и мать когда-то, грубо отрезала, сказав, что ее сын не будет убирать в чужом доме, что у него есть дела поважнее, хотя за несколько лет до этого тетя сама жила в доме дяди - своего среднего брата, но то было раньше, а теперь сестра матери не сочла нужным отблагодарить своего брата.
   Женщины следуют за своими мужьями, сыновьями или же теми мужчинами, которые способны на них влиять - в зависимости от обстоятельств. Если муж не "оправдывает надежд" жены за время их совместной жизни - она ищет кого-то, кто кажется ей цельнее и мужественнее, нежели ее муж. Если сын покидает родительский дом, то его мать начинает носиться с мужем, как со своим ребенком.
   Еще в Древности мать - жена какого-нибудь царя за будущее своего сына могла убить мужа и наоборот - лишить жизни сына, ради любимого мужа. Если нечто грозило родственникам женщины или даже целому ее народу, то она могла убить или обмануть врагов - во всех этих примерах мы видим, что женщина ценит свое потомство, и что она весьма внушаема.
   Женщина в мужчине любит не его самого, не его личность, не его "Я", но ребенка в нем самом и ребенка, рожденного от него - женщина в мужчине ценит именно возможность рождения от него своих будущих детей. Но мужчина всякий раз обольщается любовью женщины и верит в любовь к нему со стороны женщины. Однако и мужчина любит в женщине не саму ее личность, но свой Идеал в ней, потому и женщине не следует обманываться любовью мужчины. А разъединил их так в падшем мире дьявол - некогда в раю человек попрал свою свободу и вкусил плод от древа познания добра и зла и разделился на два пола - вместо единого, блаженного, вечного и цельного человеческого состояния образовалась разделившаяся на мужчину и женщину пара.
   - Симон, а как же любовь к женщине, которая окрыляет мужчину?
   - Это идеалистическое представление со временем рассеивается - я как-то был свидетелем разговора троих мужчин, рассуждавших о любви к женщине, о чувстве влюбленности - двое из них - пожилые, говорили о женщинах без прикрас и в то же время не унижая их, - пытаясь исследовать совместную жизнь мужчины с женщиной, как есть - не так, как обычно кажется молодому человеку; другой - еще неискушенный, наивный юноша, не соглашаясь с их видением данной проблемы, рассказывал им про девушку, в которую был влюблен. Она, по его словам, была сродни чистому, невинному бутону. Так вот, молодой человек в конечном счете им не поверил, но потом убедился на собственном примере, что глубоко ошибался - об этом стало известно, когда трое мужчин спустя некоторое время вновь собрались вместе, о чем они договорились в конце первой беседы, а я узнал о том когда уже был далеко - по рассказу одного из вышеозначенных взрослых мужчин, с которым был знаком. Ничего нет нового под солнцем.
   - Да...
   - Я сам влюблялся четыре раза - сначала в детском саду - в девочку из своей группы, потом в вокалистку группы "The Black Eyed Peas"...
   - Ферги?
   - Да, Стейси Фергюсон.
   - Кстати, недавно она исполнила гимн США на матче всех звезд.
   - Да.
   Так вот, я тогда учился в школе и был так наивен. Я даже представлял ее своей музой.
   Затем тоже во время учебы в школе я был влюблен в девушку из параллельного класса.
   - Которая сейчас живет в Лондоне.
   - Да. И наконец в ту, с которой учился в университете.
   Во всех них я был влюблен искренне, по-настоящему, глубоко проникаясь этим светлым чувством, но не посягая на их свободу - я любил их на расстоянии. Пытаться как-то сблизиться с каждой из них для меня было недопустимо ни при каких обстоятельствах - я именно жил тогда своей влюбленностью - я полностью проживал это волшебное чувство, оно окрыляло меня, но также и мучило - все было вместе и одновременно. И в конечном счете даже эти мои светлые чувства прошли - по милости Божией я прозрел и теперь вижу весь мир целиком - мне очень близки слова Тютчева Ф. И. - лишь жить в себе самом умей...
   - Есть целый мир в душе твоей...
   - Таинственно-волшебных дум...
   - Да... Интересно.
   Симон, а ты бы смог жить вместе с женщиной, но не сближаясь с ней по плоти, - исключая плотское познание?
   - По милости Божией - смог бы - как Иоанн Кронштадский, принявший в браке подвиг девства, но не смогла б жена, ибо для нее важно именно деторождение.
   Я помню сказал однажды отцу, склонявшему меня к браку, что если для него важно иметь внуков, то я могу взять ребенка из детского дома, на что отец не был готов согласиться - ему хотелось именно рожденных в браке детей, и тогда я увидел, в каком лицемерии живут многие люди - они не осознают даже, что сеют таким образом зло, разделяя детей и вообще людей на своих и чужих - для таких, как отец важны высосанные из пальца правила, изжившие себя традиции, надуманные законы и т. д. Ведь если человеку по-настоящему хочется воспитать ребенка и передать ему нечто ценное - я имею в виду духовный опыт и знание жизни, то для него не важно будет - "родной" это его ребенок или внук, либо "неродной", но отец этого не знал. Так же поступают и женщины. Не все и не всегда - есть, конечно, исключения, но они все-таки редки.
   - Да, ты прав.
   - Мужчина, когда любит женщину - я имею в виду даму своего сердца, - с одной стороны, ведет себя по отношению к ней как отец - он оберегает ее и питает к ней нежность, но, с другой стороны, - он сам хочет быть обласканным ею, как ребенок, ищущий покровительства матери - он хочет прижаться к ней именно как к матери, а не только как к своей избраннице - он чувствует себя ее ребенком, ему нравится, когда она заботится о нем. Так же поступает и женщина - она и дочь и мать вместе и одновременно. Она хочет опереться на сильное, благородное мужское плечо - тогда она становится словно бы дочерью, но в то же время в быту она ведет себя как знающая и очень практичная женщина - здесь она проявляет себя как мать.
   - Диалектика...
   - Ничего не поделаешь.
   Чтобы по-настоящему подняться над проблемами падшего мира, мужчина должен исследовать главную их причину - попрание человеческой свободы, связанное с первородным грехом, а не сваливать ответственность за них на женщину. Да, женщина соблазняет мужчину на пути его мучительных, трудных поисков смысла жизни, но ведь и она по-своему ведет падший мир и все человечество к концу света, чтобы порвать наконец замкнутый, безнравственный круг земного существования - через деторождение и распространение муравейника, - когда Дух почти полностью в нем растворится, люди отвергнут нравственный закон, и мера их беззаконий превысит все пределы - тогда наконец закончится История и установится Царство Небесное.
   С незапамятных времен мужчины все больше усложняют реальность, в которой постепенно человеку становится все труднее увидеть Небо и истинно покаяться, - поелику мужчина, являясь носителем духа, творит реальность, но в падшем мире все начинания человека рано или поздно теряют свой глубокий смысл, а тем временем приближается конец мира сего.
   А женщина не хочет сознательно отказаться от воспроизводства населения, поелику материнство суть ее главная идея - даже если у женщины нет своих детей, то она во всем человечестве видит своих детей. Если бы мужчина, истинно покаявшись, не подчиняясь соблазну падшей, земной любви, устремился всем сердцем своим к Горнему Идеалу и сознательно смог бы отказаться от всех призрачных надежд, связанных с постоянно воспроизводящимся человеческим родом на грешной этой земле, то он спас бы не только себя, но в конечном счете и женщину, и все же над ним тяготеет плотский соблазн. Христос говорит: "Человекам спастись невозможно. Богу же все возможно". Влечение мужчины к плотскому познанию мешает ему и постоянно отвлекает от покаяния. Он мог бы подняться над падшим миром, но все же вновь и вновь падает в глубокую бездну греха. Я не хочу никого судить - ни мужчин, ни женщин. Дело не в этом, ибо на обоих лежит ответственность за свое спасение - ведь изначально оба вместе согрешили. И по сей день продолжается суета с непрестанным выяснением отношений - игра между патриархатом и матриархатом за мнимую победу - и не поймут никак люди, что ни то, ни другое не приведет их к счастью, ибо все это суть лицемерная война полов за преобладание друг над другом - в этом нет истинного равенства, есть лишь угнетение одного другим.
   "С" грехопадением человека женщина обречена жить в чудовищном обмане - она чувствует, что что-то в этом мире не так, но никак не может уразуметь и ясно выразить, в чем же заключается этот самый обман и словно в отместку за свое падшее состояние, сама того не желая и, как ни странно, в то же время вожделея, стремится обуздать мужчину посредством соблазна, который обоих подводит к плотскому познанию и деторождению. И мужчины всякий раз оступаются, когда думают, что любя женщин, они найдут некое счастье: в действительности, отождествляя любовь к женщине с вечным Идеалом, мужчины глубоко заблуждаются, поелику их попытки найти Идеал на падшей земле заранее обречены на поражение. Для мужчины земная любовь к женщине остается лишь суррогатом подлинной Любви "еще" не согрешившего Адама - падшая любовь ведет к плотскому познанию женщины, тогда как в Реальном рая Адам и жена его не знали плоти друг друга и "были" невинны и чисты, как дети. Таким образом, мужчины и женщины не находят своего счастья и в конечном счете продолжают, рождая потомство, бесконечно воспроизводить насилие поколение за поколением.
   Саморазрушительный потенциал женщины заключается в том, что хотя она более близка к земле, к природе, нежели мужчина и несмотря на то, что с одной стороны женщина прямо не разрушает природу и не посягает на честь кого-то - женщины, к примеру, не производят оружие, среди них гораздо меньше, чем среди мужчин убийц и насильников, а исключения все-таки редки, - так вот, при всей своей близости к природе и при кажущемся бережном отношении к ней - женщина диалектично падка на материальные вещи - она умеет накапливать имущество и в погоне за всем тленным не осознает, что все больше приближает землю к погибели. Ведь производимые человеком искусственные вещи, которые не являются подлинно ценными, отравляют природу, а женщины падки на всякие лишние вещи - редко можно увидеть женщину, которая не печется о материальных или лишенных смысла вещах, которая независима от прорвы всяких предметов - от домашней утвари и кончая одеждой и украшениями. Женщина больше стяжательница, чем мужчина - я не говорю сейчас о мужчинах, которые содержат огромные домашние хозяйства и обладают несметными богатствами, - потому что владея всеми этими вещами, мужчина стоит к ним в некотором отдельном отношении - он зарабатывает и накапливает не ради себя самого, а скорее ради семьи, любимой женщины, детей, домочадцев и т. д. Хотя, конечно, есть женоподобные мужчины и мужеподобно-женственные мужчины, которые, как женщины, копят имущество, деньги и другие предметы, но все же для большинства мужчин это не главное. Совсем по-другому в смысле вещей проявляет себя женщина - она именно получает удовольствие от обладания вещью - ей нравится иметь вещь ради самого факта обладания ею или ей важна вещь ради вещи, но не вещи самой по себе - вещь не как идея или ценность, но как средство, как способ овеществления, - когда какой-нибудь предмет становится не свободным и самоценным, но зависимым от чего-то внешнего и обесцененным. Все абстрактное и неявное для женщины есть пустота, но не так со всем, что она может видеть перед собой, держать в руках или надеть на себя.
   В жизни мужчины накопление материальных вещей не играет такой особой роли, как для женщины, олицетворяющей землю-кормилицу, - потому что мужчина в пределе устремлен в Вечность, к Небу. Женщина уделяет материальным предметам большее внимание, чем мужчина, потому что всем своим существом она хочет сохранить то, что у нее есть для своего потомства - она желает продлить земное существование, которое является для нее самоцелью. Для мужчины земная жизнь - только средство для воплощения своего Идеала. Мужчина движим идеями Вечности, нравственных ценностей, а женщина - земным, "идиллическим" существованием. Конечно, при этом и среди мужчин, и среди женщин есть исключения, но я говорю о типических их проявлениях. В наше женственное время это особенно видно - мужчины теперь не одеваются, как франты во времена монархов, образ жизни которых олицетворял устроение Горнего мира - теперь доминирующее положение в обществе заняли женщины - все внимание приковано к ним. Даже раньше, живя во дворцах, короли не копили имущество и деньги ради самого накопления - для мужчины это не было самоцелью. Все, что имеет мужчина, он хочет использовать для воплощения Высокого Идеала. Но для женщины накопительство становится самоцелью. Женщина тяготеет к количеству, мужчина - к качеству. Я сам убеждался в этом не один раз. Сколько раз я рассказывал сестре про Бытие Горнего мира, про то, что не хлебом одним будет жить человек, и она с восхищением меня слушала, однако всякий раз, когда я говорил о материальных вещах и деньгах в негативном ключе, - что это не главное для человека - я при этом не призываю людей жить без средств к существованию, но говорю о том, что они не должны быть на первом месте в иерархии человеческих ценностей, - тогда сестра, будто бы ее подменили, начинала считать свой возраст, свои деньги, деньги других людей и проч. и проч. Я много времени провел в общении с той девушкой, в которую был влюблен, пока учился в университете и которая во многом соглашалась с моими идеалами и принципами, но и она, увидев однажды какую-то проезжавшую мимо нас машину, незамедлительно стала мне говорить, что хочет ездить на такой же. Даже мать, которая с большим вниманием слушала мои рассуждения об устройстве нашего мира, при разговоре, косвенно касавшемся денег, приводила иногда в пример, пусть и в пренебрежительном тоне, серебролюбие своих знакомых - т. е. осуждая их. Она при этом, конечно, отмечала, что ей неинтересно считать деньги, но я-то знаю, что женщины часто лукавят, - вернее, они вообще не лукавят, потому что не говорят правду, но постоянно находятся в подвешенном состоянии - они лживо ложно лгут. Женщинам всегда нужен нравственный ориентир - без него они быстро соглашаются с установившимся или доминирующим в обществе положением вещей. В отличие от мужчин, они несамодостаточны.
   Женщина в действительности не желает от мужчины властвующего к себе отношения, как к вещи и подсознательно чувствует, что после первородного греха она утратила свою целостность, и что в отношениях между мужчиной и женщиной на падшей земле есть серьезный изъян, однако решить эту проблему она не в силах - над ней господствует природное желание стать матерью, а также соблазн плотского познания, скрываемый под видом падшей любви; она не может по-настоящему эмансипироваться от мужчины и стать свободной - поэтому в бытовой жизни она, к примеру, бессознательно мстит мужчине посредством постоянно меняющегося настроения и сама при этом не понимает - чего ей хочется в действительности, - вызывая у мужчины к себе то жалость, то ненависть, то любовь, то равнодушие. Для мужчины совместная жизнь с женщиной является весьма трудным предприятием. Мужчина тоже не понимает, в чем кроется подвох, хотя он заключается в нем самом - для осуществления Идеала Свободы человека на падшей земле мужчине следовало бы освободить женщину от своей любви и отказаться от соблазна плотского познания, но это очень трудно, а на практике применительно ко всем людям вообще неосуществимо, потому История движется к своему завершению и закончится концом мира сего. У С. Моэма в "Дожде" священник Дэвидсон не устоял перед роковой красотой молодой женщины. Так и в жизни происходит - и священник, и монах, и вообще редко какой мужчина устоит под напором женских чар.
   Всякая женщина без особых усилий ориентируется в виртуальной, ею самой же придуманной, реальности. Женщины часто желают друг другу счастья, здоровья, красоты, семейного благополучия и проч. и проч., но каждое из этих слов не несет в себе для женщины глубокого, выстраданного значения - она не в состоянии постичь вещь в себе - в ее сознании есть размытые образы и шаткие представления, но не цельные, настоящие, логические понятия вещей.
   Женщине, в отличие от мужчины, трудно спокойно сидеть на одном месте и созерцать мир. Я помню, как сестре обязательно надо было чем-нибудь заняться, - например, протереть в доме половицы или стереть пыль, либо пойти в цирюльню или приготовить пищу и проч. и проч., - словом, женщине необходимо чем-то себя занять - в мелком, бытовом, конкретном деле, которое не решает нравственных проблем и не имеет отношения к Великой Тайне, - женщине важен сам процесс делания чего-либо, а в пределе главным для нее является существование - не ради какой-то великой идеи или мечты, но именно существование ради существования - пошлое, бессмысленное и беспощадное в смысле достижения его всеми средствами - в пределе даже ценой собственной гибели - существование. Именно по причине такой, схожей с женской, пустоты внутри себя, дьявол устремляет в перспективе мир к тотальному небытию, поэтому великий инквизитор в романе Ф. М. Достоевского желал просто земной жизни и хотел потушить свечечку души всякого человека, задающего вопрос о смысле жизни - жить не ради чего-нибудь, не "зачем жить", но просто так - жить ради самой жизни - жить, как живется - непонятно зачем и для чего, но главное - существовать. Здесь, конечно, тоже все диалектично, - с одной стороны, дьявол стремится к небытию, а, с другой, - к бессмысленному существованию, но на практике все именно так парадоксально и происходит - вместе и одновременно. Для женщины не важны Идея, Идеал и конец, как результат чего-либо - конец земной Истории, приводящий в пределе, к концу света - к прорыву в трансцендентное - за пределы мира сего - все это для женщины пустые слова, она не живет Великим Идеалом. Существование - вот, что ее заботит. Если женщина не будет занята бессмысленным земным существованием - она сойдет с ума. Ей жизненно необходимы пустые, но конкретные занятия - на высокое безделье созерцающего весь мир философа она неспособна. Причем в бытовом, незамысловатом деле для нее важен именно сам процесс, без каких-либо выдающихся результатов. При этом всякая женщина считает именно процесс как таковой настоящим делом, приговаривая, что все хозяйство держится на ней, и что, дескать, мужчины без нее все бы на свете развалили. Это отчасти верно - мужчинам действительно неинтересен процесс в смысле вечного существования падшей земли и мужчины действительно метафизически направлены к саморазрушению. Но мужчине интересен процесс в его любимом или просто каком-нибудь деле - пока он поглощен каким-то делом - ему интересно жить, но как только мужчина его завершает - перед ним вновь встает мучительный выбор, что бы такое начать делать, чтобы хоть как-то на время перестать тяготиться глобальным процессом бессмысленного земного существования. Поэтому мужчина желает найти такое дело, которое не как у женщины прозаичное и бытовое, но серьезное и трудное - в пределе - он посвящает свою жизнь такому делу, которое ведет его к решению нравственных проблем и к открытиям великих Тайн Бытия. Именно поэтому мужчина, особенно после женитьбы, когда на него сваливается груз семейной, скучной рутины, ищет все новые дела, лишь бы только забыться в них от гнетущей его душу повседневности - потому и сотворяет он новые реальности. А женщина наоборот - в серьезном и большом деле жаждет его скорейшего завершения - у нее просто не хватает терпения думать над какой-то серьезной проблемой подобно мужчине-философу или художнику-архитектору, десятки лет, а то и всю жизнь, тратящим время на гениальный трактат или строительство прекрасного Собора, но зато в глобальном смысле существования - женщине интересен именно процесс, а не результат. И в этом тоже есть диалектика, - с одной стороны, женщина несет в себе потенциал саморазрушения - не как мужчина - от начала к концу земной Истории, а как скрытый, подспудный источник деторождения, приводящий в пределе к бесчисленному муравейнику, который все в конечном счете погубит - и как носитель организованного хаоса, а, с другой стороны, в виде пролонгированного процесса существования ради существования и для "установления" "порядка" на падшей земле. Мужчина, напротив, - относительно повседневного быта потенциально направлен в сторону разрушения - поэтому, например, в мастерской мужчины часто все как попало валяется и не убрано, но в смысле высокого Идеала, - например, подлинного искусства и сохранения мира - не в смысле недопущения войн, а в понятийном смысле - Идеи Красоты и вообще какого-либо Идеала - мужчина хочет сохранить мир - опять же - мир, как логическое понятие, а не то, что мы видим перед собой.
   - Да, интересно.
   Симон, если я правильно тебя понял, то получается, что для мужчины важен, с одной стороны, Великий Идеал и в то же время конец земной Истории как прорыв, переход на некий новый уровень Бытия - т. е. в Горний мир, а для женщины главное - пролонгация бессмысленного земного существования. Т. е. два разных вектора: у мужчины - прямая от начала к концу с последующим прорывом в Реальное, а у женщины - замкнутый круг без начала и конца и без прорыва в Реальное - ради сохранения падшей земли.
   - Да, Илья, правильно - и, кстати, из этого можно вывести идеал политика или жреца, как служителя дьявола и идеал художника и философа, как раба Божьего - первые хотят сохранить наш мир, но губят свою душу, потому что не верят по-настоящему в Горнее, а только прикрываются верой - им кажется, что кроме нашего мира ничего больше не существует - они верят своим глазам и ушам, но не сердцу и душе, а вторые - наоборот - приближают наступление конца нашего мира, но спасают свою душу.
   - Точно.
   - Помню, слышал такую историю: один мужчина ухаживал за женщиной, с которой он работал в одном ведомстве - они не были парой и выполняли порученное их начальством задание - нужно было поймать преступника, нападавшего на молодых людей, которые отдыхали у озера. Этим двоим сотрудникам приходилось имитировать влюбленных. Так вот, когда мужчина, оказывая своей спутнице знаки внимания, немного увлекся, он поспешил ей напомнить, что отношения между ними - всего лишь игра и не более - для того, чтоб не спугнуть убийцу, но она это восприняла как оскорбление - ведь женщина жаждет быть любимой мужчиной, если, конечно, у нее нет притяжения к своему полу - и потому ее настроение, пока они ждали нападения убийцы, много раз менялось от улыбки до недоумения и полного разочарования, - когда сотрудник то обнимал ее, то отпускал. В женщине железобетонно укоренилось отношение к себе самой, как к вещи, - она не видит своего другого предназначения, кроме как в проявлении любви к ней со стороны мужчины и в продолжении рода человеческого - женщина и хотела бы настоящей свободы, но ей трудно связать искренние порывы сердца с разумом - она больше полагается на ум, который, как известно, виляет и крутит - так она диалектично терзает и себя, и мужчину.
   Еще я разговаривал с одной женщиной, которая развелась со своим мужем потому, что он ушел к другой женщине, но после того как страсть его прошла, он пожелал вернуться в свою семью. Бывшая жена сначала не хотела его видеть и думала начать жить для себя, но в конечном счете не сдержалась и впустила изменника-мужа. В ней, как и во многих женщинах нет цельности - она не смогла окончательно порвать с мужем. Есть какая-то неизбывная теплохладность в женщинах.
   Женщины любят вести между собой пустые разговоры, а мужчины интуитивно тянутся к общению, в котором есть хоть какой-то смысл - в обоих случаях я рассматриваю, конечно же, большинство мужчин и женщин, а не крайние примеры-исключения, которые тоже встречаются, но весьма редко.
   Многим мужчинам подсознательно неприятна конкуренция друг с другом вследствие выбора женщины, к которой они имеют родственное или близкое отношение, в пользу одного из них. Например, муж сестры ревновал ее ко мне, потому что мое мнение о чем-либо было для нее важным. Ему часто не удавалось скрывать свою гордыню и зависть и понятно почему - ведь для мужчины унизительно сравнение с кем-либо - мужчина суть монада, которая не терпит пренебрежительного отношения к достоинствам своей личности. Муж сестры хоть и называл меня сквозь зубы интересным человеком, но в душе считал меня в чем-то ограниченным, странным и наивным - хотя бы даже в отношении денег. Я помню, как однажды продавал свой гранатовый камень и зять сказал мне, что я сильно продешевил, снизив цену покупателю, но он даже не догадывался, что все вышло ровно наоборот - я продал камень за свою цену. При этом муж сестры сам работал на своего знакомого за малую плату - часто человек бревна в своем глазу не видит, но ищет соринку в чужом.
   Помню, мать, как и множество других женщин, радующихся за "благополучие" детей, была рада за семейное "счастье" сестры - она так и говорила, что ей приятно видеть счастливые глаза дочери. Она даже готова была защищать зятя передо мной, когда я указывал ей на поверхностность его мышления и ограниченность. Для женщины очень важен этот усыпляющий мираж семейного счастья. Для меня же все это звучало пошло и лицемерно.
   В характере и женоподобных, и очень воинственно настроенных, мужественных мужчин - я специально беру крайние типы, чтоб наглядно показать их диалектичную, не взаимоисключающую, как обычно думают люди, а только внешне по-разному проявляющую себя, но в действительности внутренне одинаковую природу - есть поразительное сходство с женщинами - близкое, трепетное и оттого лишь унижающее достоинство человека, отношение к своей только родственной крови, нации, родине; желание власти и подчинения; зависимость от материальных вещей и неспособность глубоко познать понятия этих вещей - т. е. их тайную природу; сильно выраженная восприимчивость к авторитетам и проч., и проч., - словом, постоянно сменяющееся, безнравственное, теплохладное и вместе с тем бросающееся с головой из одной крайности в другую состояние - все это следствие раздробленного, падшего состояния человека, - соблазнив человека, дьявол из триединого, непорочного, "еще" чистого состояния вечного райского блаженства, низвел его до уровня животного - "бывши" некогда по внутреннему своему состоянию дитем и взрослым вместе и одновременно, мужчиной, не по плоти знающим женскую природу и женщиной, так же точно знавшей мужскую, человек жил в Реальном рая не ведая о смерти, но теперь он последовательно проходит несколько жизней вместо настоящего, единого, совершенного, Вечного Бытия. Помню, сестра часто повторяла: "Я - в женском теле и потому не могу быть самодостаточной личностью, как мужчина", но она ошибалась, поелику и мужчина не самодостаточен по-настоящему в падшем мире - к духовной цельности во всю жизнь свою стремится гениальный человек - он, глубоко осознавая вину за первородный грех, старается в самом себе оживить подлинное, триединое, цельное бытие ребенка, мужчины и женщины. Причем не путем многоразличных внешних манипуляций ценой попрания свободы ближнего своего, но отвоевывая ее в своем, личном микрокосме.
   В последнее время на фоне старого как мир расслоения людей по уровню их материального благосостояния и разделения их во многих областях общественной жизни нарастает тенденция безудержного лицемерного веселья и игры, что свидетельствует о постепенном проникновении в реальность разрушительного женственного начала. Мужчины становятся женственными, женщины мужеподобными в силу закона сохранения равновесия по форме и содержанию, - если мужчина перестает быть мужчиной в истинном понимании мужской природы, то женщина начинает примерять на себя его роль ибо ничто в нашем падшем мире не происходит без взаимных потерь и приобретений - женщины, применяя свои врожденные способности, проявляющиеся в удивительной их приспособляемости к имеющимся обстоятельствам и в актерской игре, искусно надевают хомут на мужчин и последние покорно следуют за первыми. Правда, женщины скоро устают от такой напряженной перемены ролей с мужчинами - как это ни противоречиво звучит, женщины не прочь подчиняться мужчинам, но те не могут так скоро выйти из роли подчинившихся - для этого должно пройти определенное время и тогда вновь ненадолго устанавливается равновесие, которое нарушается в следующее переломное время. И в такой периодической сменяемости ролей между мужчиной и женщиной, претендующих на главенствующее положение в обществе, мир постепенно движется к своему концу, - пока люди решают свои насущные проблемы - все идет к закату - получается эдакая фаустиана.
   - Как это точно.
   - Теперь немного о внешности.
   У женщин по сравнению с мужчинами ноги короче - я говорю об относительной длине ног, а не о том, что поскольку мужчины в среднем выше женщин, то и ноги у них длиннее - речь идет о длине ног относительно длины верхней части тела и роста в целом, хотя и среди мужчин, конечно, есть такие, у которых короткие ноги. Я рассматриваю именно большинство мужчин и женщин, а не редкие исключения и вывожу усредненное заключение, которое сводится к следующему: обычно голени у женщин короче, чем у мужчин, а бедра наоборот -длиннее, поэтому, чтобы внешне ноги в целом казались длинными - женщины носят обувь на каблуках. Но главное, что женщины готовы терпеть боль, причиняемую высокими каблуками ради внешней красоты и дьявольского обольщения мужчин, поскольку высокие каблуки удлиняют короткие голени. И женская одежда также может скрывать короткость ног - речь идет о высоко приталенных вещах - куртках, платьях, юбках, брюках и т. д.
   И эти выводы подтверждаются самой Историей: ранее Церковь даже запрещала высокие подошвы, которые носили женщины, называя такую обувь развратной - ведь цели ношения такой обуви заключались не только в красоте или подчеркивании статуса, но и в соблазнении мужчин - причем на вполне подсознательном уровне. Возможно, что и одалиски раньше носили такую обувь не только потому, что она препятствовала их побегу - на высокой подошве не сильно разбежишься, но именно по причине искушения мужчин. В Англии даже постановили казнить женщин, носивших каблуки. Тогда думали, что красота женских ног в обуви на каблуках действует на мужчин как колдовское средство, вследствие чего последние якобы вступали в брак против своей воли.
   Я часто замечал, как девушки и даже маленькие девочки без обуви или в обуви без каблуков и толстых подошв ходят на носках - опять же не в последнюю очередь для того, чтобы удлинить ноги - кажется, это желание настолько глубоко укоренилось в женщине не в силу какой-то бессмысленной прихоти, а именно потому, что женщина во всем хочет казаться мужчине более утонченной, женственной - получается, что несмотря на полное чудес детское восприятие мира и цельное, неразделенное еще на отдельный пол состояние сознательного микрокосма, у девочек еще в детстве проявляются те особенные, свойственные женщинам черты, которые имеют глубокий, символический смысл. Он заключается в тайной связи женщины с землей и с земной природой.
   Помню одну девушку, которая придавала большое значение внешности людей - она словно была помешана на красоте человеческого лица, в частности, мужского. Со своими, выдуманными в голове, "идеалами" "красоты", она носилась, как с писаной торбой, а себя при этом лукаво ненавидела за свою внешность - "неправильные" черты лица и кривые, как она говорила, ноги, хотя при этом показывала мне и другим ее знакомым свои фотографии для того, чтобы понравиться людям - ради комплиментов в свой адрес, - правда, она при этом говорила, что ей не нужны чьи-то знаки внимания, причем в ее характере было все очень непросто устроено, как могло показаться неискушенному человеку - она действительно себя в чем-то не любила - в этом она не лукавила, однако будучи как и всякая женщина теплохладной - ни холодной, ни горячей, но весьма пластичной, она не следовала нравственным принципам и в ней не было духовной цельности - она не не любила себя по-настоящему, а только говорила о том, что себе не нравится, поелику никак не могла порвать с зависимостью от внимания к ней со стороны общества и с своей стороны не могла совсем не зависеть от того, как она выглядит в глазах окружающих ее людей. Если бы она так уж себя не любила - по-настоящему, то подобно мужчине с цельным характером, она бы смогла покаяться и навсегда перестать придавать значение внешности людей, а также своей, но нет - так она сделать не могла. Она отрицала, что сама себе нравится - даже, напротив, говорила, что не любит себя, и что, дескать, она уродливая - т. е. хулила в себе Образ Божий, а ведь Бог сотворил ее милой и красивой, - уж я-то сам видел ее миловидное, красивое лицо, но она упорно продолжала на себя наговаривать. Позже я понял, что ею манипулирует дьявол. Женщина теплохладна и нецельна - в ней нет глубоко выстраданного самопреодоления и нравственного закона, а есть лишь аморальность во всем ее поведении - не антиморальность и не нравственность, но именно аморальность. При этом она читала Священное Писание, ходила в Церковь, курила, подумывала о самоубийстве и т. д., - словом, в ее голове была каша из множества разрозненных и противоречивых вещей. Сам я не нахожу ничего предосудительного в том, что женщина, к примеру, курит - это ее личное дело, хотя, конечно, мне самому это чуждо, но когда она при этом навязывает людям свою набожность и учит других жить с таким букетом комплексов неполноценности и кашей в голове, - а именно так и делала вышеозначенная девушка - она даже говорила, что может научить меня понимать Библию - те места, которые я, по ее мнению, могу прочитать неправильно, - то тут уж я не могу признать за ней цельность характера. Ей самой еще много чему есть поучиться. Короче говоря, эта девушка вела себя очень противоречиво: в ней сочетались мнимая праведность, наивность и непомерная гордыня.
   Вообще таких, двойственных по дьявольскому наущению, людей я встречал довольно немало - внешне слабых и немощных, но по гордыне своей обидчивых и увлекающихся ложной моралью. Такие люди часто не замечают, как отзываясь о себе уничижительно, в то же время ведут с собеседником разговор только о самих себе. Это именно дьявольская двойственность их характера.
   Между всеми людьми незримо действует закон, обусловливающий их взаимное притяжение друг ко другу - мужчин к женщинам, женщин к мужчинам, а также дружеские и родственные отношения - я даже заметил, что мои двоюродные брат и сестра из всех остальных родственников находились в наиболее близких друг ко другу отношениях и неохотно подпускали к себе других братьев и сестер. Они как дополняющие друг друга части образовывали единое целое - я никак не мог сблизиться с ними обоими, мои интересы не сходились с их интересами, им же было скучно со мной в силу моего занудства. Замечу, что брат был немного женственным по характеру и ленивым, а сестра мужественной и деятельной. Сам же я порывист и стремителен, но в то же время могу быть и неторопливым, сдержанным - я казался им весьма противоречивым и непредсказуемым, но при этом я не терплю всякую игру и фальшь - потому, видимо, не подходил я им по темпераменту.
   Каждый человек на падшей земле, являясь носителем духа, представляет собой очень противоречивое существо - я слышал как один пожилой мужчина говорил о бессмысленности жизни, хотя у него было много детей и внуков и тем не менее он часто погружался в прошлое - вспоминал свое детство, а настоящее радовало его с возрастом все меньше - даже при том, что дети его были пристроены. Он много рассказывал о своих родителях, по его лицу катились слезы, некоторое время он даже не мог говорить. Детство он называл самой счастливой порой своей жизни. Однако, когда речь шла о безопасности его детей, он не задумываясь отвечал, что мог бы убить человека без судебного разбирательства, если бы тот посягнул на их честь. Т. е. он, с одной стороны, внутренне соглашался с тем, что жизнь бессмысленна даже если он оставил бы за собой хоть множество потомков, а с другой - мог пойти против закона и линчевать обидчика. Только в словах о детстве он был последователен и непротиворечив. Я и сам так уже давно думал - ведь смысл жизни не в воспроизведении потомства.
  
  

Г Л А В А XIII

Женщины в Библии

  
  
   - Теперь, Илья, посмотрим на женщин, про которых мы читаем в Библии, чтобы глубоко понять женскую природу.
   После жены Адама, которая "вследствие" грехопадения с мужем своим, нареклась Евой, посмотри на действия Сары, - оставаясь бесплодной, она сама сказала Авраму, мужу своему, войти к служанке своей - египтянке Агари, а затем сама же стала обвинять Аврама, говоря: "В обиде моей ты виновен", поелику Агарь стала презирать госпожу свою. Затем в ответ на безнравственное поведение возгордившейся служанки Сара стала притеснять Агарь. Тяжело пришлось Авраму - с обеих сторон женщины были неправы - первая, что сама сказала мужу войти к служанке своей, впоследствии взвалив вину за гордыню ее на мужа своего, а вторая, - что превознеслась над госпожой своей после зачатия Измаила. Это первое явное проявление женской двойственной природы в Священном Писании.
   Потом Сарра - она уже нареклась тогда Саррою - внутренно рассмеялась, когда Один из мужей - троих Ангелов - сказал, что она родит сына, а потом она не призналась, что рассмеялась, ибо испугалась, но Бог видел, что она именно рассмеялась - вновь двойственная природа женщины. Причем Сарра не лгала, ибо лжет тот, кто может говорить правду, но ведь женщина не тяготеет к нравственному закону - она тянется к мужчине, в котором и есть потребность в главенстве нравственного закона - с помощью мужчины женщина обретает свою цельность хотя бы в отдаленном виде той полноты, которая "была" у Адама с женой в раю.
   - Значит, женщина не может ни лгать, ни говорить правду?
   - Нет.
   Глубоко в душе у нее есть потребность в морали, в установлении единственного закона, который является истинным...
   - Нравственный закон?
   - Именно.
   Но в нашем падшем мире ей не хватает цельности для категорического императива. Потому, к примеру, произведение Д. Дефо "Робинзон Крузо" суть гениальное творение, ибо рассказывает о человеке, жившем на необитаемом острове, который напрямую говорил с Господом Богом. Ведь автор неспроста писал о мужчине - окажись женщина в уединении с самой собой - она бы не стала тянуться к Небу, ибо ее родная, соприродная ей стихия, - земля.
   - Потому-то женщины, в отличие от мужчин, никуда не стремятся - на земле они чувствуют себя вполне естественно.
   - Да. Все их заботы, строго говоря, сводятся к рождению и кормлению потомства.
   - А воспитание?
   - Воспитание - изначально также потребность мужчины, ибо именно мужчина так мучительно страдает от того множества вопросов и проблем, которые роятся в его голове. Женщина не станет ими тяготиться - я имею в виду по-настоящему - т. е. она не будет решать подлинные проблемы, а не бесконечные задачи.
   - Да...
   - Но, с другой стороны, Сарра является примером женского смирения и долготерпения - ведь она была в преклонном возрасте, когда родила Исаака. Потому и говорится в Послании Святого апостола Павла к Евреям, в 11-й главе: "Верою и сама Сарра (будучи неплодна) получила силу к принятию семени, и не по времени возраста родила, ибо знала, что верен Обещавший. И потому от одного, и притом омертвелого, родилось так много, как много звезд на небе и как бесчислен песок на берегу морском".
   А дальше, - когда Лот покидал Содом, жена его оглянулась позади него и стала соляным столпом - в природе женщины идти туда, куда нельзя.
   Вообще в побеге Лота с семьей из Содома заключается глубокий смысл - не нужно оборачиваться, т. е. уметь отказывать, а не только соглашаться - говорить "нет" всему прошлому, беспрестанно расти духовно и совершенствоваться. Тот же, кто жалеет порвать с прошлым, каким бы укоренившимся оно ему ни казалось, тот не свободен, но зависим.
   Затем дочери Лота вошли к отцу своему - по обычаю всей земли - в этом их решении мы видим несамостоятельность женщин, их зависимость от мужчин и в то же самое время, как это ни странно, самонадеянность - ведь Господь не заповедал им входить к отцу, но старшая сестра сама сказала младшей войти к нему.
   Женщина несамодостаточна - она руководствуется не разумом, связанным с сердцем и душой, но чем-то одним - дробным, частичным - либо оголтелым умом, который виляет и крутит, либо порывами сердца - из огня, да в полымя. Для женщины важнее обычаи, нежели нравственный закон.
   В женщине глубоко заложено биологическое стремление к продолжению рода. Дочери Лота не просто к нему вошли, - напоив его вином, они усыпили его - т. е. обманули своего отца.
   Еще на примере Лотовых дочерей видно то, как женщины, с одной стороны, рождая потомство, обрекают людей на постоянные войны и катастрофы, ибо пока на земле есть человек, раздоры между народами не прекратятся - они будут до скончания века, но, с другой стороны, - женщины тем самым ускоряют приближение конца света - через само деторождение - ведь в конце времен, когда каждый человек растворится в едином муравейнике - его жизнь станет безвозвратно обесценившейся и когда "створки" свободы в человеке окончательно схлопнутся, зверь выйдет из земли и погубит его.
   Женщина в пределе стремится к саморазрушению, - как это ни парадоксально, она является носительницей разрушительного начала, которое заложено и в самой земле. Саморазрушение часто идет рука об руку с созиданием - это две извечные противоположности - добро и зло. И что удивительно, в нашем падшем мире они весьма диалектичны - тот, кто заботится о сохранении земной жизни - обречен на скорое забвение и наоборот - тот, кто устремлен в Вечность и не боится порвать с миром сим - остается в веках. Поэтому я не оговорился, сказав о соответствиях добра - саморазрушению и зла - созиданию, ибо многое в нашем падшем мире имеет свою оборотную сторону. Земля, воспроизводя все живое, стремится к саморазрушению подобно тому, как женщина посредством деторождения приближает конец мира сего - обе они стареют и внутренне готовятся к своей гибели - с тем, чтобы прекратить наконец пошлое и самодовольное существование нашего аморального мира, - поэтому в действиях женщины и земли, как ни странно, присутствует потенциальная направленность к Горнему миру. В деторождении, как и во многом другом - тоже есть диалектика.
   - Да... Интересно.
   - Вот.
   Далее Сарра по рождении Исаака вновь смеется: "Смех сделал мне Бог - кто ни услышит обо мне рассмеется и сказала: кто сказал бы Аврааму: Сарра будет кормить детей грудью? Ибо в старости его я родила сына". Вот типичное женское неверие и зависимость от общественного мнения - ведь сказал ей Господь Бог, что зачнет и родит сына, но она вновь рассмеялась и не поверила, пока не выносила сына во чреве и не родила его.
   - И это при том, что ты сказал выше про ее веру Господу.
   - Да.
   - А как это понять?
   - В целом, - Сарра поверила, но пока не родила - сомневалась.
   - Интересно получается...
   - А что тут удивляться - с нами, грешными людьми, такое часто бывает - мы по немощи своей то верим, то не верим, но, в целом, - верим. Поэтому, повторяю, - Сарра верила, о чем и говорит апостол Павел. Только понимать это нужно целостно, а не отрывочно.
   - Понятно.
   - А потом Сарра сказала Аврааму выгнать Агарь с ее сыном - Измаилом, поелику тот стал насмехаться над ее сыном Исааком. В этом неприязненном отношении Сарры к Агари и Измаилу и Агари с Измаилом к Сарре и к Исааку проявлено грубое и жестокое обращение - любовь только к своей крови и к своему роду, чужим же в доме - не место. Сарра так и сказала Аврааму: "Выгони эту рабыню и сына ее, ибо не наследует Измаил с сыном моим Исааком. И показалось это Аврааму весьма неприятным ради сына его" - типичное женское разделение своих детей с чужими.
   - Симон, но ведь есть женщины, которые любят и своих детей и детей от чужих родителей, разве не так?
   - Да, Илья, но такие женщины - в основном исключение из общего их числа. К тому же женщины, которые берут к себе чужих детей из детских домов, либо сами бесплодны, либо уже вырастили своих, родных, детей и свое высвободившееся жизненное время посвящают уже не своим детям.
   - А, кстати, да, ты прав - так оно и происходит в жизни. Все наследство женщины стремятся оставить только своим детям.
   - Да.
   Потом, после изгнания, Агарь, когда у нее не осталось воды в мехе, оставила своего сына Измаила под одним кустом, ибо сказала, что не хочет видеть смерти отрока - так же, как и у Агари вследствие малодушия, когда ей было нечем кормить дитя - у многих современных женщин в тяжелых обстоятельствах появляется страх умереть голодной смертью - тогда они бросают своих детей на произвол судьбы вместо того, чтобы, веря Господу Богу, не роптать, но попросить искренне у Него помощи.
   - Значит, женщины с тех самых пор не изменились.
   - Да, женщины во все времена - одни и те же. Впрочем, как и мужчины.
   - А затем Агарь взяла Измаилу жену из земли Египетской - здесь показан пример сводничества.
   - Именно.
   Дальше: Авраам не спросил разрешения у Сарры - принести в жертву Исаака во всесожжение или нет - Авраам, в точности послушавшись Бога, взял сына и уже собрался было заколоть его, но Ангел Господень остановил его - вот пример того, что в бывшем тогда, патриархальном обществе, муж не должен был спрашивать мнения жены, как теперь, когда мужчины в массе своей стали мягкотелыми, как женщины, - жена тогда слушалась мужа.
   К тому же стоит добавить, что и Исаак подчинился воле отца своего, - будучи связанным ради жертвы во всесожжение.
   Причем, заметь, Илья, мужчины во всем были верны Господу Богу - Авраам жертвовал единственным, возлюбленным сыном своим, которого Бог дал ему в старости, а Исаак не стал сопротивляться воле отца своего и Господа. Понимаешь, какая стройная иерархия соблюдена. Так же устроена жизнь в патриархальном обществе: сверху - вниз. А при матриархате все хаотично - иерархия не соблюдается - настоящие, вечные ценности размыты и попраны.
   - Да, так и есть.
   Симон, я только не понял, почему ты уделил особое внимание кротости Исаака, сказав, что он не стал сопротивляться и дал себя связать отцу своему Аврааму? Ведь это и так понятно из контекста.
   - Да потому, что мне уже задавала такой вопрос сестра - ее удивил сам поступок Авраама. Читая Библию, она спросила меня, - как это Авраам связал своего сына? Неужели Исаак просто молчал и ждал, когда отец его заколет?
   - Сестра, наверное, не знала, что сын слушается отца именно по приведенному тобой выше устроению иерархичного общества?
   - Да, она была удивлена, когда узнала, что вся наша земная жизнь - есть следствие Завета Господнего, - чтобы жена и дети слушались отца семейства. Ей казалось, что это естественная потребность человека - она не знала, что, начиная еще с Древности, люди прошли громадный путь и пришли к тому, что мы имеем теперь - невозможно глубоко понять то, что есть сегодня, не зная того, что к нему привело.
   - Так же как и прошлое можно воссоздать по картине, которая есть сегодня, если чутко прислушиваться ко всем вещам, а не проходить мимо них.
   - Да, все вместе и одновременно.
   Так вот. О чем говорится дальше в Писании про женщин?
   - О том, что Ревекка, в отличие от возгордившейся Агари, по милости Божией, себя умалила - повела себя благоразумно и целомудренно, став женой Исаака. Хотя потом она все же сказала Иакову, своему любимому сыну, чтобы он дал поесть Исааку, отцу его, опередив брата своего, Исава, чтобы получить благословение отца - ради любимого сына она готова была пожертвовать благословением старшего сына. И вновь здесь - двойственность женской души.
   - Все так, но я бы не стал, Илья, говорить, что Ревекка сделала так потому, что сама того пожелала - ведь благословение Иакова было угодно Богу.
   - Да, Симон, теперь я это понимаю. Просто вместе со свободным действованием человека мы всюду видим, как действует Дух Божий.
   - Да.
   - Кстати, история Исава с Иаковом похожа на предшествующую ей с Каином и Авелем - Иаков, так же, как и Авель, который принес Господу дар от первородных стада своего и от тука их, принес отцу своему Исааку кушанье из двух козлят хороших, а старший его брат, Исав, став человеком полей, искусным в звероловстве, напоминает Каина-земледельца.
   - Да - налицо некоторая цикличность и повторяемость Истории.
   Вообще вся История человеческая, начиная еще с незапамятных времен - движется от начала к концу - по прямой, но с циклами, повторяющимися внутри этой линейности времени.
   - Точно.
   - И еще про Ревекку - она даже сказала сыну своему, Иакову, что возьмет его грех на себя, - если состарившийся ее муж Исаак ощупает Иакова и узнает про обман младшего сына по наущению жены своей.
   - Да, причем она поступила хитро и дальновидно, как это умеют делать женщины - обложила для косматости кожу Иакова шкурой козлят и одела его в одежду Исава, - чтобы состарившийся и плохо видящий Исаак не догадался об обмане.
   - Да.
   - Как все-таки Ревекка весьма умело скрыла от бедного Исаака - мужа своего, которого так сильно любила, подмену сыновей и пожертвовала благословением старшего сына своего Исава ради Иакова...
   Интересно еще и то, что Ревекка сказала сыну своему Иакову одно, - что ему надо скрыться от глаз Исава, пока не утолится его ярость, а Исааку, мужу своему, другое, - чтобы Иаков пошел в Харран за женой своей - удивительная женская приспособляемость к обстоятельствам, ее податливость, дипломатичность и хитрость, - чтоб не вскрылся обман, что ей стало известно о том, что Исав возненавидел младшего брата... Как искусно и очень тонко улаживала Ревекка эти дела с мужем и сыновьями. Потом все так и происходило: Исаак сказал сыну, после слов Ревекки, чтобы Иаков пошел в Харран за женой.
   - Да. Получается, что Иаков дважды запнул Исава, как сам Исав об этом и сказал: Иаков взял первородство Исава и благословение его.
   - А почему Исав поднял вопль громкий и весьма горький и возвысил голос свой и заплакал? И вымолил-таки у отца своего благословение, но оно было уже не таким, как у Иакова, по которому Израилю послужили народы, и поклонились племена и стал он господином над братьями своими и поклонились ему сыны матери его; проклинающие его - прокляты; благословляющие - благословенны. Из-за этого даже ненависть родилась у Исава к Иакову. Почему Исаак при этом обмане даже вострепетал?
   - Потому что в те далекие времена получить благословение отца - это не то, что сейчас - простое проговаривание слов вслух - в наше профаническое время. Тогда реальность была сакральной - еще оставалось в ней нечто от Реального - благословение отца для потомков было Таинством. Потому и вострепетал так Исаак, и Исав заплакал.
   - Понятно.
   - А потом Ревекка, как ты выше говорил, Илья, желая примирить двоих сыновей, сказала Иакову покинуть землю Ханаанскую и идти в Харран, - чтобы со временем утолилась ненависть у Исава.
   В том, что предпринимает женщина среди мужчин, да и в обществе, в целом, - мы видим, как, несмотря на физическую слабость свою, она ловко справляется с предлагаемыми ей обстоятельствами, в коих мужчине иногда приходится весьма трудно. Земля - родная стихия женщины. Мужчина - родом из Неба.
   - Да. И также можно заметить, что в истории с Иаковом вновь действует непреложный закон, согласно которому последние будут первыми: хотя Исав - старший брат, Иаков взял его первородство и благословение.
   - Этот закон проходит сквозь всю Библию.
   Потом началась своего рода конкуренция между женами Иакова - Рахилью и Лией - потому что Рахиль была неплодна и позавидовала Лии, сестре своей и дала Иакову служанку свою Валлу, а потом и Лия дала Иакову служанку свою Зелфу и это при том, что у Лии уже были свои сыновья от Иакова.
   - Уж если Рахиль дала свою служанку Иакову, то и Лия должна.
   - Да - среди женщин весьма распространена конкуренция, которая переходит затем и на все человечество, а из чувства противоборства и желания подмять под себя кого-нибудь между людьми потом множатся зависть, гордыня, алчность.
   - Да...
   - Потом Лия, дав Иакову служанку свою Зелфу в жену, от которой родился Асир, сказала, что женщины назовут ее блаженной, а когда сама Лия родила первенца Рувима, то сказала, что теперь будет любить ее муж, но Иаков ее не полюбил - тогда сказала Лия, что Господь услышал, что она не любима, а с рождением третьего сына - Левия, Лия сказала, что теперь-то прилепится Иаков к ней, - словом, нелюбимая жена хочет - даже насильно, - чтобы ее непременно любил муж, что свидетельствует о глубоко укорененной потребности в каждой женщине подчинить себе волю мужчины, но также о желании самой оставаться пассивной - она именно хочет быть любимой, но не любящей, хотя любящей она тоже может быть, но главное - именно пассивное ее состояние по отношению к мужчине.
   - Да, тяжело было Иакову - Рахиль говорила, что она умирает, поелику муж не дает ей детей - отчего Иаков даже разгневался, сказав, ей: "Разве я Бог, Который не дал тебе плода чрева?"
   - Точно. Рахиль даже просила у Лии мандрагоровых яблок, которые Лии принес ее сын Рувим и Лия за мандрагоры купила Иакова у Рахили.
   Кстати, по примеру с мандрагоровыми яблоками можно заметить, как еще с незапамятных времен не ослабевает по сей день страсть женщин ко всякого рода, внешне принуждающим к вере, чудесам, даже если учесть и то, что в реальности Ветхого времени, после прорывания рая, еще оставалась чудодейственная сила плодов растений, которые действительно помогали произвести на человека впечатление.
   - Т. е. и Лия, и Рахиль - обе молились Богу о чадородии, но не упускали при этом случая испробовать действие яблок.
   - Да. И с тех пор ничего в женской природе не изменилось - женщины по-прежнему суеверны и ищут чудеса вовне, вместо того, чтобы находить их в самих себе. Хотя, конечно, нужно оговориться, что они потому и не могут искать в себе как в микрокосме нечто подлинно Вечное и Тайное по той причине, что у них в душе - организованный хаос - такой же, как и на всей земле. Словом, у женщин - каша в голове: и Горнее, и магия - они мешают все в одну кучу. Не может женщина истинно и искренно верить, но по милости Божией может.
   - Понятно.
   - А после рождения Завулона Лия сказала: "Бог дал мне прекрасный дар; теперь будет жить у меня муж мой, ибо я родила ему шесть сынов". Как бы мы ни отрицали, но дети для женщины - основа ее гордости. Для женщины важны счет и конкуренция. И Рахиль будучи неплодной, а потом впервые забеременев, сказала: нял Бог позор мой" - заметь, Илья, женщина так и говорит - быть бесплодной для нее унизительно.
   - Да. Еще Рахиль украла у отца своего, Лавана, идолов - богов его, - что вновь выдает женские черты характера - желание обладать какой-либо вещью, стремление подчинить нечто своей воле, а также сквалыжничество - стяжательство.
   - Да.
   Причем, что сказали обе жены Иакова, когда он решил уйти от служения их отцу Лавану: "Есть ли еще нам доля и наследство в доме отца нашего? Не за чужих ли он нас почитает? Ибо он нас продал и съел даже серебро наше...".
   Кроме того в этом есть и такой смысл: женщине важны ее дети и муж, а не отец и отчий дом - женщины легко меняют свой родной дом на дом своего мужа и склонны подчиняться не воле отца, но мужа - в муже своем женщина видит свое будущее дитя, потому что внутриутробная связь с ребенком и внутренняя жизнь самой женщины во время беременности для нее весьма ценны. Женщина в муже своем видит ребенка и потому обходится с ним как с ребенком - пример тому тетя - старшая сестра матери, муж которой без нее чувствует себя беспомощным и растерянным - хотя он сам уже дедушка - у него четверо внуков. Тетя сама устает от него, но ничего поделать не может.
   - Да. Ты прав, Симон.
   - Далее. Когда Лаван догнал Иакова, Рахиль положила идолов отца своего, под верблюжье седло и села на них. Только подумай, Илья, - всерьез задумайся - дочь скрыла от отца своего его же вещи.
   - Действительно, на что только не идет женщина ради любимого своего мужа или ребенка.
   Симон, я еще вот какую вещь хотел уточнить: ты сказал, что женщина любит в своем муже ребенка и что готова ради мужа жертвовать родным домом, но ведь дочь часто ищет себе мужа, похожего на своего отца, разве не так?
   - Так, Илья, однако, сравнивая характер мужа со взглядами на жизнь своего отца, женщина все же подчиняется воле мужа.
   Есть, конечно, женщины, которые так и не породнились с мужьями, - что далеко ходить, - мать именно такая [мать Симона - прим. мое] - ей с отцом всегда было тягостно жить - она приспосабливалась к нему, но никогда не чувствовала себя сродственной с ним. Но такие примеры крайне редки.
   - Понятно.
   А не зависит ли еще совместная жизнь мужчины с женщиной от характера самой женщины - ведь и она может менять мужчину, а не только он ее.
   - Да, и в наше женское время это особенно заметно. Но все же я говорю не о том, что сильная, мужественная женщина подавляет слабого, женственного мужчину. Я говорю о метафизической стороне данной проблемы - женщина по природе своей ведомая, а мужчина - ведущий. Женщине глубоко свойственно подчиняться и терпеть насилие или, скажем мягче, - угнетение. Мужчина, напротив, - завоеватель и ревностный хранитель своих границ. При этом, конечно, я беру крайние типы - женственную женщину и мужественного мужчину, но в середине есть еще великое множество смешанных типов - мужественные женщины; женственные мужчины; мужеподобные женщины и женоподобные мужчины; мужеподобные женственные женщины; женоподобные женственные мужчины; мужеподобные мужественные женщины; женоподобные мужественные мужчины; мужественные женственные женщины, женственные мужественные мужчины, причем последние два типа отличаются от мужественно-женственных женщин и женственно-мужественных мужчин соответственно - это не одно и то же; мужественный мужчина с диалектически присущим ему недостатком женственности и потому проявляющий себя, как это ни парадоксально, не только как мужчина, но и как женщина и даже часто именно как последняя, поелику то, чего ему не хватает - т. е. женственности, как раз свидетельствует о том, что в нем самом есть внутреннее тяготение к восполнению этой недостающей ему женской природы. Так же дело обстоит с женственными женщинами, которые в силу недостатка в них мужского начала внутренне стремясь к его восполнению, начинают вести себя истерически мужеподобно - не мужественно, но именно мужеподобно, - подавляя вокруг себя мужчин, - отчасти, из-за скрытого мужененавистничества, а отчасти - из-за причины, указанной выше [вследствие того, что в ней недостаток мужественности - прим. мое]. И вновь отмечу, что последние два типа и самые первые два - также не одно и то же. И проч. и проч. - примеров таких промежуточных половых и психологических форм очень много.
   - Ничего себе! А я-то думал, что все ограничивается мужчиной и женщиной, а выходит, что не так все просто устроено...
   - Да, Илья. А что ты так удивляешься, ведь ты сам читал О. Вайнингера.
   - Да, но я не думал, что промежуточные половые формы настолько распространены в жизни, - мне казалось, что в теории - одно, но на практике - другое.
   - Нет. Я же говорил уже, что не нужно делить все на части, иначе мы ничего не поймем. И к теории с практикой это тоже относится.
   - Понятно.
   - Потому-то среди людей и происходит из века в век столько распрей, разводов, половых извращений - каждый ищет себе друга, с которым он мог бы чувствовать себя независимым и свободным, но, не находя такого, все больше уходит в себя - причем не в подлинное одиночество, а в озлобленное, мизантропическое состояние. Словом, в падшем мире организованного хаоса есть весьма значительное множество таких людей. И потому так тяжело иногда людям понять друг друга - просто в силу их разных половых и психологических различий.
   К примеру, я помню, как девушка, в которую я был влюблен, когда учился в школе, говорила, что мне нужно хорошо питаться, вернее, попросту много кушать, чтобы стать крупнее, потому что ей нравились мягкотелые, но характером именно мужественные мужчины.
   - Т. е. такие, у которых в их физическом теле присутствует немного жира, как у женщин, но которые характером своим смелы, решительны и настойчивы?
   - Именно так.
   А девушка, в которую я был влюблен, когда учился в университете, ничего не говорила по поводу моей фигуры, потому что она отличалась от той моей первой, школьной знакомой.
   - Значит, обе они, разные, полюбили одного и того же - тебя.
   - Да, но не совсем они так уж и отличались друг от друга - у них у обеих - сильный, волевой характер, но одна - изначально с таким родилась, а вторая, которая училась со мной в университете, скорее, стала такой.
   - Почему ты так думаешь?
   - Потому что последняя вела себя мужественно лишь на людях, никому не показывая свои слабости, но внутри нее всегда ощущалась женственная, покорная, податливая природа, в то время как первая девушка - была бесшабашной, психологически весьма стрессоустойчивой и настроенной оптимистически.
   - А вторая не была такой жизнерадостной?
   - Нет - она часто рассказывала мне о каких-нибудь своих проблемах, о болезнях своих родителей, о том, что ей не нравится город, в котором мы вместе тогда жили и учились.
   - А что еще ты заметил в них обеих такого, что отличало их друг от друга, и наоборот - сближало?
   - Обе они были худосочными, даже с некоторыми признаками мужской фигуры, - к примеру, у первой, т. е. школьной знакомой - лишенные округлости, неженственные ноги. А у второй лицо - с выступающим вперед, мужским волевым подбородком. Но первая всегда была такой тонкой, а последняя - стала такой, потому что, когда я увидел ее старые фотографии, то даже не узнал ее.
   - На них она выглядела дороднее, более женственнее?
   - Да. И мне не нравилось, что впоследствии она стала придерживаться какой-то истощающей организм, вегетарианской диеты, которой в наше женское время забили себе головы многие женщины и мужчины.
   - Да... Это точно...
   Симон, а к каким типам близки девушки, про которых ты сейчас говорил?
   - Та, с которой я учился в школе - мужественно-мужеподобная женственная, а вторая - с которой я познакомился в университете - мужеподобно-женственная мужественная.
   - Такие типы ты еще не называл... Сложно...
   - Весь наш мир сложен. При этом ни один из типов промежуточных половых форм не остается постоянным психологически - все они непрерывно перетекают друг в друга, - в частности, эти изменения наблюдаются в характере человека, но физиологически - они более-менее устойчивы - под последним обстоятельством я имею в виду не невозможность внешнего преображения человека, но именно его врожденное естество, которое остается в течение его земной жизни постоянным.
   Но продолжим говорить о женщинах, про которых говорится в Библии.
   Фамарь, невестка Иуды, брата Иосифа, сына Иакова, согрешила - возлегла со свекром своим, Иудой, раньше сына его Шелы, - выспросив у него в залог печать, перевязь и трость для доказательства того, что именно она была с ним, когда закрыла лице свое, и Иуда вошел к ней. Но и Иуда прежде Фамари согрешил - он обманул ее, ибо обрек ее на пожизненное вдовство, отправляя Фамарь в дом отца ее, поелику потерял к тому времени двоих сыновей и боялся, что умрет и Шела. И вновь мы видим, что трудно женщине остаться бездетной, без имени, хотя, конечно, не одно это руководило Фамарью - в истории с ней изначально сотворялось Господом Богом Его Промышление.
   - Потому что Фамарь - праматерь Мессии?
   - Да.
   Далее посмотрим на жену Потифара, царедворца фараонова, соблазнившую Иосифа и по наущению которой, будто бы сам Иосиф надругался над нею, его отдали в темницу, где пришлось ему претерпеть заточение в течение нескольких лет. Убежав от жены Потифара, Иосиф оставил в руках ее одежду, коей она, как свидетельством связи с ним, незамедлительно воспользовалась. К тому же египтянка уничижительным тоном называет Иосифа рабом Евреем, да еще мужа своего, Потифара, обвинила в том, что он виноват в почти "состоявшемся" над нею надругательстве со стороны Иосифа, которого муж ее ввел в дом. Неслыханная наглость и двойственность женской природы - в одном лице.
   Далее, во Второй Книге Моисея, Исход, говорится, как повивальные бабки, которым царь Египетский приказал умерщвлять всех детей мужеского пола, рождающихся от Евреянок, отказывались их умерщвлять, потому что боялись Бога и потому еще, что в женской природе глубоко укоренены деторождение и сводничество.
   Кстати, помню, как в коммунальном доме, в котором я жил, когда уволился из театра, моей соседкой была пожилая, незамужняя женщина, давно вышедшая на заслуженный отдых - во время встреч со мной, она всякий раз спрашивала - собираюсь ли я жениться.
   - У нее была плохая память?
   - Да. Не родив детей, прожив всю жизнь девственницей, ближе к старости она заболела слабоумием. Но вот, что удивительно - до нее я не знал, что и не рожавшие женщины, сохранившие девственность и страдающие похожими, как у соседки, заболеваниями головного мозга, тяготеют к сводничеству. Ведь, казалось бы, - какое ей было дело до моего холостого положения?
   Кроме того, сама хозяйка дома тоже часто спрашивала меня, - когда я наконец порву со своим одиночным образом жизни.
   - Все так, как ты до этого говорил - женщинам чуждо подлинное, смелое, бросающее вызов устоявшимся традициям, мужественное стремление к настоящей свободе.
   - Да. Вместо желания установить в себе главенство нравственного закона и обрести подлинную свободу, у них есть лишь потребность в сохранении этого, падшего мира - да, как это ни странно - вместе с потенциальным прорывом в трансцендентное, о котором я уже говорил. Они тяготеют к обществу. А все потому, что сама земля - соприродна женщине. Обе они - хаотично организованы. Земля потому, что в ней нет полноты добра и справедливости, но вместе и одновременно они переплетены со злом и беззаконием, а женщина потому, что в ней - несамодостаточная, зависимая от мужского влияния, душа. И у земли, и у женщины во всем - лишь побуждение, но не осмысленное и свободное действие: земля содержит в себе все признаки рая и ада, но не в полноте их, а только как символы, а женщина, хоть и стремится к добру, неспособна на подлинное мужество, единственной причиной которого является нравственный закон, попранный в ней по дьявольскому наущению грехопадением.
   - Можно ли тогда сказать, что душа женщины пребывает в постоянно метущемся состоянии или же у нее вовсе не возникает вопроса о нравственном, свободном выборе?
   - И то, и другое - вместе и одновременно. С одной стороны, женщина хочет вновь обрести то, что некогда "было" у нее отнято, ибо она как бы то ни было, испытывает потребность в притяжении к мужчине. Но, с другой стороны, такое ее стремление всякий раз не достигает в ней полноты и цельности - у нее есть лишь намерение, но прийти к окончательной и нерушимой победе над злом ей никак не удается.
   - А разве это вообще возможно? Ведь победить зло может только Господь Бог.
   - Победить человеку зло во всем мире - нет, но победить зло в самом себе - возможно, - по милости Божией, истинно покаявшись и постоянно отвоевывая собственную свободу.
   - Понятно.
   - Итак, вернемся к Библии.
   В Книге Числа, в главе 12-й, говорится о том, что Аарон и Мариам позавидовали Моисею - подумать только - родная сестра позавидовала брату за его исключительное положение пророка в народе Израиля.
   - Еще в Книге Чисел, в 27-й главе, говорится об уделе для дочерей Салпаада: "За что исчезать имени отца нашего из племени его, потому что нет у него сына? Дай нам удел среди братьев отца нашего" - и вновь женщины, как и дочери Лотовы, заботятся о продолжении рода.
   - Да.
   А в Числах, в главе 31-й, говорится о соблазне для мужчины, исходящем со стороны женщины: "И прогневался Моисей на военачальников, тысяченачальников и стоначальников, пришедших с войны, и сказал им Моисей: [для чего] вы оставили в живых всех женщин? вот они, по совету Валаамову, были для сынов Израилевых поводом к отступлению от Господа в угождение Фегору, за что и поражение было в обществе Господнем; итак убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте; а всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя; и пробудьте вне стана семь дней; всякий, убивший человека и прикоснувшийся к убитому, очиститесь в третий день и в седьмой день, вы и пленные ваши; и все одежды, и все кожаные вещи, и все сделанное из козьей шерсти, и все деревянные сосуды очистите".
   Дальше. В Книге Иисуса Навина, во 2-й главе, говорится, как блудница Раав спасла двоих юношей: "Царь Иерихонский послал сказать Рааве: выдай людей, пришедших к тебе, которые вошли в твой дом [ночью], ибо они пришли высмотреть всю землю. Но женщина взяла двух человек тех и скрыла их и сказала: точно приходили ко мне люди, но я не знала, откуда они; когда же в сумерки надлежало затворять ворота, тогда они ушли; не знаю, куда они пошли; гонитесь скорее за ними, вы догоните их" - блудница укрыла в своем доме соглядатаев из войска Иисуса Навина, а потом наврала Царю Иерихона. Здесь важен сам факт лжи, а не нравственная его оценка - мать [мать Симона - прим. мое], к примеру, точно так же могла искусно врать отцу про своих родственников, когда он выпытывал у нее их планы. Раав поступила так потому, что боялась за свою семью: "Итак поклянитесь мне Господом [Богом нашим], что, как я сделала вам милость, так и вы сделаете милость дому отца моего, и дайте мне верный знак, что вы сохраните в живых отца моего и матерь мою, и братьев моих и сестер моих, и всех, кто есть у них, и избавите души наши от смерти" - вновь мы видим, что для женщины очень важны кровь и род. Женщина готова пожертвовать даже ценой жизни других людей ради своей крови и родины, что свидетельствует о неразличении ею понятий нравственности - она руководствуется не моралью, а скорее голосом предков.
   Но главное, что нужно сказать про все исследуемые нами тексты Библии - это то, что все эти события свершались по Промыслу Божию - это и есть свобода "из" Свободы - люди непосредственно действуют сами, но действиями их во все времена незримо руководит Господь Бог. И все это происходит вместе и одновременно. Потому-то хоть и налгала Раав и вроде бы как нельзя оправдывать ее поступок, но в то же время делами веры своей она спаслась: "Подобно и Раав блудница не делами ли оправдалась, приняв соглядатаев и отпустив их другим путем? Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва" (Иаков 2:25) и "Верою Раав блудница, с миром приняв соглядатаев (и проводив их другим путем), не погибла с неверными" (Евреям 11:31).
   Повторяю, - действия вышеприведенных наших предков я также не осуждаю, хотя и могло показаться, что я говорил о них несколько с осуждением, но я именно исследую проблему женской двойственности. И дальше я буду говорить в том же именно, исследовательском, ключе.
   - Я так и понял, Симон.
   - Вот.
   А в Книге Судей, в главе 14-й, говорится, как жена Самсона из филистимского народа, чтобы выведать разгадку загадки про льва с медом обманула его слезами, а потом, по открытии загадки Самсоном, жена его сказала брачным друзьям на пире разгадку этой загадки, да к тому же еще и вышла замуж за брачного друга Самсона, когда он отправился в Аскалон за одеждами, ибо таков был уговор за разгадку загадки. Вот, где наглядно показаны женская изворотливость и хитрость.
   - И это еще не самый большой обман, который выпал на долю Самсона от женщины. Вот в 16-й главе Книги Судей говорится про обман, продавшейся за деньги Далиды - филистимляне с ее помощью взяли Самсона в унижение и посадили рабом на цепь, выколов ему глаза. Правда, Самсон потом все же им отомстил.
   - Да.
   А в Первой Книге Царств, в 19-й главе, говорится: "Тогда Саул сказал Мелхоле: для чего ты так обманула меня и отпустила врага моего, чтоб он убежал? И сказала Мелхола Саулу: он сказал мне: отпусти меня, иначе я убью тебя" - дочь обманула отца своего, Саула, ради Давида - вновь мы видим искусную женскую ложь. Хотя и ложь во спасение. Давид не говорил ей, что убьет ее, но она как настоящая женщина обманула отца своего - спасла свою душу, чтоб отец и ее не притеснял и таким образом Давида уберегла от опасности. Но потом Мелхола уничижила Давида - об этом говорится во Второй Книге Царств, в 6-й главе - из-за чего даже чрево ее заключено было Господом Богом и не было детей у нее до дня смерти ее. А сестра [сестра Симона - прим. мое], к примеру, была не такая мудрая, как Мелхола, спасшая Давида - она упорно продолжала ругаться со своей свекровью, пока жила с мужем - с его семидесятилетней матерью - и это также свидетельствует о том, что женщина суть внутренне неполна и нецельна, - чем ее напитаешь, тем она и будет, а поскольку сестра не видела с детства ласки отца [отца Симона - прим. мое] и настоящего, доброго, мужского воспитания, так необходимого девочкам (и мальчикам тоже) в детстве, то выросла из нее впоследствии нервная и истеричная женщина. Правда, она, по милости Божией, еще может покаяться.
   Далее, во Второй Книге Царств, в 25-й главе, говорится про мудрую Авигею, - павшую пред Давидом за гордыню мужа своего, Навала, отказавшего Давиду в гостеприимстве, - по-женски мудрая Авигея кротко улаживала конфликт между Давидом и Навалом.
   - Затем во Второй Книге Царств, в главе 14-й, говорится про Фекоитянку, совравшую Давиду по наущению Иоава.
   Кстати, Симон, а врут ли вообще женщины? Да, ты уже давеча отвечал на подобный вопрос, но я хотел бы уточнить: О. Вайнингер, например, говорил, что связывать с женской двойственной природой понятие лжи неправильно, ибо сознательно и по-настоящему врет тот, кто хотя бы иногда говорит правду, а по Вайнингеру женщина вовсе не способна на это.
   - Так я об этом и говорил вначале.
   Да, строго говоря, женщины не врут, потому что они, действительно, внутренне нецельны и весьма слабо стремятся к Истине - я имею в виду по-настоящему, а не по внешним признакам - у них нет такой большой потребности в Ней, в отличие от мужчин. Потому-то мужчинам крайне тяжело говорить с женщинами. Но может ли устами женщины говорить Дух Божий? Конечно, может, - помню, например, девушка, в которую я был влюблен, когда учился в университете, пророчествуя, как оказалось впоследствии, сказала, что когда-нибудь услышит обо мне и не ошиблась - через нее тогда говорил Дух Божий. Я даже запомнил эпитеты, которыми она меня наградила: талантливый, целеустремленный, внимательный и аккуратный.
   Потому и женщина Фекоитянка говорит Давиду: "И сказала раба твоя: да будет слово господина моего царя в утешение мне, ибо господин мой царь, как Ангел Божий, и может выслушать и доброе и худое. И Господь Бог твой будет с тобою".
   - Ясно.
   - Далее, во Второй Книге Царств, в 20-й главе, говорится об одной умной женщине, которая сыграла важную роль в сохранении города, когда Иоав хотел уничтожить вместе с городом Савея, подговорившего Израильтян против Давида - женщины тоже могут внести свою лепту в исход важного дела. Но все же общей картины о женской двойственной природе этот пример не меняет. Это все-таки опять же редкое исключение.
   Вообще в Древности, впрочем, как и теперь, отношение мужчины к женщине было неоднозначным, - например, после надругания Авессалома над наложницами Давида - отца его - Давид не стал входить к ним - во Второй Книге Царств, там же - в 20-й главе, говорится: "И пришел Давид в свой дом в Иерусалиме, и взял царь десять жен наложниц, которых он оставлял стеречь дом, и поместил их в особый дом под надзор, и содержал их, но не ходил к ним. И содержались они там до дня смерти своей, живя как вдовы" - в своей Толковой Библии А. П. Лопухин цитирует здесь блаженного Феодорита Кирского, - что претендование других мужчин на наложниц Давида могло означать притязание на верховную царскую власть - потому что право на жен царя означало, что такой человек сам является царем, а Давид этого допустить никак не мог и в этом смысле получается, что участь женщины в патриархальном обществе, несмотря на все его достоинства, так же незавидна сколь несамодастаточна при матриархате. Воистину, нет подлинной свободы в мире сем ни для мужчины, ни для женщины - лишь балансирование между патриархатом и матриархатом с периодическими переломными временами, при которых на смену одному строю приходит другой.
   - Да...
   - В Третьей Книге Царств, во 2-й главе, говорится, как мать Соломона, Вирсавия, попросила у него за Адонию жену ему, Адонии, сыну Аггифы - Ависагу Сунамитянку - даже в ущерб сыну своему, следуя при этом женской природе - сводничеству - это с одной стороны, но с другой - послушно исполняя свой женский долг - т. е. слушаться во всем мужчину, а Адония думал через прислужницу Давида, Ависагу, принять его силу - по обычаям Древности претендент на наложницу царя, как уже сказано, сам приравнивался к статусу царя, а Адония и так ранее был царем, но утратил свой статус после помазания Соломона.
   Еще в Третьей Книге Царств, в 3-й главе, говорится про суд Соломона - история с двумя женщинами - и вновь мы здесь видим любовь женщины к своему ребенку и отсутствие любви к чужому.
   Кстати, сам Соломонов суд очень краткий по форме, но в то же время глубокий по содержанию свидетельствует о том, что от Господа Бога все - истинное, стройное и красивое, а дьявол нынешним судопроизводством, наоборот, - все только усложняет - с законами теперь работает целая прорва нахлебников - адвокатов, судей и других бумагомарак.
   - Да...
   А еще Соломон скромен - ведь он просил у Бога не богатства, но мудрости.
   - Точно.
   Далее. В Третьей Книге Царств, в 10-й главе, говорится о царице Савской, которая вначале не верила рассказам про Соломона и еще сказано про загадки ее - на этом примере видно, что пока женщина не пощупает нечто своими руками, не увидит собственными глазами и сама не убедится - не поверит никогда или же поверит, но потом снова разуверится: "И царь Соломон дал царице Савской все, чего она желала и чего просила, сверх того, что подарил ей царь Соломон своими руками. И отправилась она обратно в свою землю, она и все слуги ее".
   Кроме того мы видим здесь типичное для женщины стремление искушать мужчину. А еще про благовония говорится - женщины уделяют большое внимание всему внешнему, в ущерб внутреннему, - вспоминаю, кстати, как мать с сестрой любили выходить из дома надушенными - ведь казалось бы, зачем матери-то это нужно - она уже немолодая женщина, но все же ей хотелось выглядеть перед людьми хорошо, а что до внутреннего нравственного закона, единственно определяющего поведение по-настоящему честного человека, то женщинам это не то чтобы неинтересно, но даже непонятно. А еще я заметил, что бывший муж сестры тоже любил благовония, что свидетельствует о его выраженной промежуточно-половой форме - его женоподобной физиологии и женственном характере. И дядя, у которого я жил три года, пока учился в университете, - тоже любит пользоваться ароматическими веществами. А я вот, например, как-то с детства этим не интересовался и до сей поры таким остаюсь. Мне и не нужно прибегать к этим средствам, поелику мое тело вовсе не издает никаких посторонних запахов - в силу еще того, что я сохранил свою девственность.
   Так вот, "И подарила царица Савская Соломону сто двадцать талантов золота и великое множество благовоний и драгоценные камни; никогда еще не приходило такого множества благовоний, какое подарила царица Савская царю Соломону" - говорится там же.
   - Да. И несмотря на всю свою мудрость, Соломон тем не менее не устоял перед женщинами - в Третьей Книге Царств, в 11-й главе, говорится: "И полюбил царь Соломон многих чужестранных женщин, кроме дочери фараоновой, Моавитянок, Аммонитянок, Идумеянок, Сидонянок, Хеттеянок, из тех народов, о которых Господь сказал сынам Израилевым: "не входите к ним, и они пусть не входят к вам, чтобы они не склонили сердца вашего к своим богам"; к ним прилепился Соломон любовью. И было у него семьсот жен и триста наложниц; и развратили жены его сердце его. Во время старости Соломона жены его склонили сердце его к иным богам, и сердце его не было вполне предано Господу Богу своему, как сердце Давида, отца его. И стал Соломон служить Астарте, божеству Сидонскому, и Милхому, мерзости Аммонитской. И делал Соломон неугодное пред очами Господа и не вполне последовал Господу, как Давид, отец его. Тогда построил Соломон капище Хамосу, мерзости Моавитской, на горе, которая пред Иерусалимом, и Молоху, мерзости Аммонитской. Так сделал он для всех своих чужестранных жен, которые кадили и приносили жертвы своим богам".
   - Да. Похожее развращение сынов Израиля женщинами из иноплеменных народов упоминается в книге Неемии, в 13-й главе: "Еще в те дни я видел Иудеев, которые взяли себе жен из Азотянок, Аммонитянок и Моавитянок; и оттого сыновья их в половину говорят по-азотски, или языком других народов, и не умеют говорить по-иудейски. Я сделал за это выговор и проклинал их, и некоторых из мужей бил, рвал у них волоса и заклинал их Богом, чтобы они не отдавали дочерей своих за сыновей их и не брали дочерей их за сыновей своих и за себя. Не из-за них ли, говорил я, грешил Соломон, царь Израилев? У многих народов не было такого царя, как он. Он был любим Богом своим, и Бог поставил его царем над всеми Израильтянами; и однако же чужеземные жены ввели в грех и его. И можно ли нам слышать о вас, что вы делаете все сие великое зло, грешите пред Богом нашим, принимая в сожительство чужеземных жен?"
   Из этого примера с чужеземными женами ветхозаветных царей следует и такой, далеко простирающийся в наши дни вывод - с обнулением Христом Ветхого времени правило о чистоте крови народа Израиля потеряло свою обязательность, потому что с Новым Заветом главным стало не сохранение физической чистоты рода, но духовной - верности Богу, - а из какого народа человек - стало уже не главным, что, кстати, также относится к теме оппозиции Нового времени к Ветхому. Начиная с Нового времени - от Рождества Христова, гении стали выходить из всех народов, а не только из евреев, как в Ветхое время, - например, Виктор Цой или Лэсэйн Пэриш Крукс.
   - Тупак Шакур?
   - Да. Хотя, справедливости ради, нужно отметить и про гениев Средиземноморской цивилизации - я имею в виду древних греков и римлян - они тоже ведь, как и евреи, жили до Первого Пришествия Христа.
   Далее. В Третьей Книге Царств, в 14-й главе, говорится, что жена Иеровоама, переодевшись для того, чтоб не узнали, что она жена его, идет к пророку Ахии, но Ахия хоть "уже не мог видеть, ибо глаза его сделались неподвижны от старости", услышал слово от Господа и знал, что женщина - жена Иеровоама. Жена послушала мужа своего.
   Еще в Третьей Книге Царств, в 17-й главе, говорится о кроткой Сарептской вдове, которая накормила пророка Илию и о чудесах Господа, питавшего хлебом и мясом пророка Илию, приносимых воронами, а воду Илия пил из потока Хорафа.
   Еще сказано про то, что мука в кадке не истощится, и масло в кувшине не убудет до того дня, когда Господь даст дождь на землю. И про чудесное Господне воскрешение сына Сарептской вдовы чрез пророка Илию. В Толковой Библии А. П. Лопухина говорится: "Удивительная кротость вдовы, покорность ее судьбе, замечательная вера в Промысл Божий и беспримерное послушание слову пророка - все эти черты Сарептской вдовицы представляют в ней образ праведницы вне закона с сердечной верой в Иегову, и в этом смысле она была прообразом церкви из язычников, прежде неплодной, а потом процветшей, как крин. Блаженный Феодорит говорит: "Дивлюсь кротости в ответе жены; не вознегодовала она, что при таких бедствиях просят у нее пищи, а представила только крайнюю нищету. Великий же сей и праведный муж, хотя обещал ей неоскудевающие источники муки и елея, однако же повелел, чтобы ему первому изготовила и принесла хлеб. И не огорчилась опять жена, когда изнуряемая заботами и нищеты и вдовства, но, с верою вняв обещанию, принесла пищу. Даже сделала сие, не знав человека; потому что он был иноплеменник, - не изведав опытом его пророческой силы. Думаю же, что ею прообразована Церковь из язычников; потому что жена сия гонимого израильтянами приняла с верою, как и Церковь приняла теми же самыми израильтянами изгнанных апостолов".
   - Удивительно!
   - Да.
   Далее. В Третьей Книге Царств, в 16-й и 18-й главах, говорится про Иезавель, жену Ахава, которая истребляла пророков и из-за которой Ахав стал служить Ваалу, и была она женщиной злой и коварной.
   А в 19-й главе про Иезавель говорится - после того, как Ахав пересказал ей об Илие, - что он сделал по Слову Божию с тельцом во всесожжение, - и тогда она еще больше вознегодовала против Илии и захотела убить его. А Ахав оказался слаб духом - не стал перечить жене - Иезавели, когда та хотела убить Илию. Так же и дядя [дядя Симона - прим. мое], у которого я жил три года, был слаб перед женой своей. Пророк Илия не стал искушать Господа Бога, полагаясь только на свою силу и не стал оставаться пред Ахавом, но, по милости Божией, поступил благоразумно и, употребив свой страх человеческий во благо себе, покинул то место с Иезавелью, чтоб остаться в живых.
   В Третьей Книге Царств, в 21-й главе, говорится о том, как по обману Иезавели, написавшей письмо от имени Ахава и запечатавшей письмо печатью мужа, убили Навуфея, у которого был виноградник. Ахав по слабости своей послушался жены - "Не было еще такого, как Ахав, который предался бы тому, чтобы делать неугодное пред очами Господа, к чему подущала его жена его Иезавель". Иезавель даже под предлогом поста - так дьявол под видом добра творит зло - обманула Навуфея, да еще посадить пред ним велела именно двоих "свидетелей", с тем чтоб обмана будто бы и не было, - чтобы поверили люди "свидетелям". И против Навуфея настроила мужей города, что он-де про Бога говорил неверное и Навуфея с сыновьями его побили камнями.
   - Да...
   Хитрость Иезавели похожа на коварство Иродиады, о чем говорится в Евангелии от Марка, в 6-й главе: Ирод, вначале слушавший Иоанна Крестителя, по наущению злой Иродиады убил Иоанна: "Ибо сей Ирод, послав, взял Иоанна и заключил его в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что женился на ней. Ибо Иоанн говорил Ироду: не должно тебе иметь жену брата твоего. Иродиада же, злобясь на него, желала убить его; но не могла. Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берег его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его".
   - Да.
   Потом в Четвертой Книге Царств, в 9-й главе, говорится, что Иезавель специально нарумянила лицо и украсила голову свою, когда прибыл Ииуй в Изреель, и по слову Ииуя евнухи выбросили ее из окна.
   А еще Четвертой Книге Царств, в 4-й главе, говорится о том, как вдова обратилась к пророку Елисею, хотя и попросила ради детей своих и про Сонамитянку, помогавшую пророку Елисею, - отведшую пророку ночлег.
   - Она же потом послушалась пророка Елисея - об этом говорится в Четвертой Книге Царств, в 8-й главе, и ушла по слову Елисея в землю Филистимскую на семь лет, когда голод был в земле - т. е. была кротка и не перечила пророку.
   - Да. А еще история про пророка Елисея имеет сходство с историей пророка Илии - также говорится про воскрешение отрока и про вдову, встретившуюся Елисею. Кроме того пророки Илия и Елисей так же точно действуют, как пророк Самуил, помазавший сначала Саула на царство, а потом Давида - в те времена цари еще слушали пророков.
   - Да.
   - Далее. В Четвертой Книге Царств, в 9-й главе, говорится о том, как Ииуй поразил Иорама и бросили Иорама на участок поля Навуфея - пророчество Господне свершилось - за убийство Навуфея.
   В Четвертой Книге Царств, в 11-й главе, говорится про кровожадную Гофолию - мать Охозии, истреблявшую царское племя - она мстила за смерть сына. В этой же главе Гофолия восклицает: "Заговор! Заговор!" - ничего нет нового под солнцем - и в наши дни есть заговоры, правда, большая их часть - это обман.
   Еще следует заметить, что Иосавеф, жена первосвященника Иодая, - сестра Охозии, дочь царя Иорама, взяла Иоаса - сына Охозии и тайно увела его из среды умерщвляемых сыновей царских - Иоаса и кормилицу его и скрыла его, - конечно, есть и такие примеры женской доброты и стремления сохранить жизнь ребенка.
   В Четвертой Книге Царств, в 22-й главе, говорится про Олдаму - пророчицу, возвестившую посланным царя, что все наказания, предсказанные в законе, исполнятся, но Иосия будет помилован за смирение и покаяние. Олдама - еще один пример женской праведности.
   Во Второй Книге Паралипоменон, в главе 22-й, говорится про Охозию: "Двадцати двух лет был Охозия, когда воцарился, и один год царствовал в Иерусалиме; имя матери его Гофолия, дочь Амврия. Он также ходил путями дома Ахавова, потому что мать его была советницею ему на беззаконные дела. И делал он неугодное в очах Господних, подобно дому Ахавову, потому что он был ему советником, по смерти отца его, на погибель ему" - мать иногда может быть врагом сыну.
   Далее. В книге Есфири, во 2-й главе, говорится о том, как послушна была Есфирь своему двоюродному брату Мардохею - она не говорила Артаксерксу о родстве своем и о народе своем, ак приказал ей Мардохей; а слово Мардохея Есфирь выполняла и теперь так же, как тогда, когда была у него на воспитании" - и вновь здесь женская приверженность к своей крови и к своему роду.
   Там же, в 8-й главе говорится: "И продолжала Есфирь говорить пред царем и пала к ногам его, и плакала и умоляла его отвратить злобу Амана Вугеянина и замысел его, который он замыслил против Иудеев". Но вместе и одновременно с тяготением женщины к своему роду надо отметить и кротость Есфири, послушавшей Мардохея и рискнувшей своей жизнью ради народа своего - то было испытанием для нее - в 5-й главе говорится: "Когда царь увидел царицу Есфирь, стоящую на дворе, она нашла милость в глазах его" - Господь Бог сделал так, чтобы царь простер Есфири скипетр, хотя к царю входить было нельзя - об этом говорится в 4-й главе: се служащие при царе и народы в областях царских знают, что всякому, и мужчине и женщине, кто войдет к царю во внутренний двор, не быв позван, один суд - смерть; только тот, к кому прострет царь свой золотой скипетр, останется жив. А я не звана к царю вот уже тридцать дней".
   Не правы люди, которые говорят, что персы пострадали от иудеев - все наоборот и об этом прямо говорится в 8-й главе: "В тот день царь Артаксеркс отдал царице Есфири дом Амана, врага Иудеев; а Мардохей вошел пред лице царя, ибо Есфирь объявила, что он для нее". И это очень странно - ведь многие из таких людей сами говорят, что не надо оправдывать зло, но сами же его оправдывают - не понимают, что умерщвление иудеями персиян было сделано по попущению и по милости Господа Бога - все вместе и одновременно - милость к иудеям и справедливость по отношению к врагам их - понять это умом трудно, наверное, и невозможно, но принять сердцем - можно, если искренне поверить Богу, а не обманываться ложной моралью дьявола. Да, что говорить - я и сам раньше не понимал это трудное место Библии и слепо верил некоторым толкователям, говорившим про кровожадность иудеев - про казнь Амана и про умерщвленных персов - дьявол не дремлет и сбивает всех с толку. Думать мне следовало самому, а не верить на слово непонятно кому - пусть даже и неглупым людям. Причем они часто приводят этот пример с морально-этической точки зрения, - дескать, права была Есфирь или нет в истории с умерщвлением персиян. Другое дело, что празднование Пурима в наши дни - уже устаревшая традиция и не так теперь значима, как в Ветхое время, поелику Сам Господь и Бог наш Иисус Христос показал, что в Боге нет ни эллина, ни иудея - как сказано в Послании Святого апостола Павла к Галатам, в 3-й главе: "Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники" и в Послании к Колоссянам, в 3-й главе: "А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших; не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос".
   - Да, Симон, ты прав.
   - Не я прав, а так и есть - это очевидно.
   Далее в Книге Есфири, в 5-й главе, говорится о злокозненности, вероломстве и хитрости жены Амана Зерешь, - кроме всех прочих советников Амана, - посоветовавшей ему повесить на дереве Мардохея. Но ничего у них не получилось.
   А в 6-й главе говорится про слова Зереши - она поняла, что Аман падет перед Мардохеем. Аману застило от гордыни глаза, что он стал любимцем царя - Аман ходил потом и хвастался всем, что никого Есфирь не позвала вместе с царем на пир кроме него, о чем говорится в 5-й главе: "И сказал Аман: Да и царица Есфирь никого не позвала с царем на пир, который она приготовила, кроме меня; так и на завтра я зван к ней с царем". А потом он жестоко просчитался - царь наградил не его, а Мардохея. И все это происходило по попущению Божию, - с одной стороны, именно сам Аман так говорил царю, - гордясь о себе, - но вместе и одновременно по воле Божьей, которая привела впоследствии к награде Мардохея. Амана, по попущению Господа, наущал злой дух, - на то, чтобы царь оказал почесть человеку, которого он, повелитель, не наградил, и потому еще царь не мог уснуть, что Господь отнял у него сон - все это происходило по воле Божьей! И воля и попущение Господни были на то, чтобы Аман вместе и одновременно и гордился о себе в ущерб самому же себе, и чтобы Аман же сам сказал, как наградить Мардохея, - о чем Аман сам еще не знал. О том же говорится в Книге Иова, в 12-й главе, - про то, как даже цари и князья, по воле Господа, могут наговаривать на самих себя и могут ошибаться, когда Бог то попускает: "У Него могущество и премудрость, пред Ним заблуждающийся и вводящий в заблуждение. Он приводит советников в необдуманность и судей делает глупыми. Он лишает перевязей царей и поясом обвязывает чресла их; князей лишает достоинства и низвергает храбрых", - как низложил Господь Бог Давида за грех с Уриею Хеттеянином.
   - Точно!
   - Далее. В Книге Есфири, 7-й главе, говорится, как по попущению Божию Аман припал к ложу Есфири, и царь Артаксеркс, заподозрив его в желании посягнуть на честь царицы, - повесил Амана.
   В книге Иова, во 2-й главе, жена Иова искушает его после первого и второго Божьих испытаний души его: "И сказала ему жена его: ты все еще тверд в непорочности твоей! похули Бога и умри" - женщина многого, что касается дальних перспектив - не понимает и не видит, потому всякий муж должен быть тверд пред женою своей и не поддаваться провокациям со стороны жены своей и женщин вообще, - как Иов - муж должен быть крепок и верен Богу и непоколебим пред дьяволом: "Но он [Иов] сказал ей [жене]: ты говоришь как одна из безумных: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? Во всем этом не согрешил Иов устами своими". Причем в 3-й главе Книги Иова он все же ропщет на жизнь свою - как будто бы ропщет - так же говорил и Микеланджело:
  

"Отрадно спать - отрадней камнем быть.

О, в этот век - преступный и постыдный -

Не жить, не чувствовать - удел завидный...

Прошу: молчи - не смей меня будить.

Саrо m'`e '1 sonno et piu l'esser di sasso,

Mentre che '1 danno et la vergogna dura;

Non veder, non sentir m'`e gran ventura;

Pero non mi destar, deh, parla basso".

  
   Смерти хотел Иов - потому что он, как и всякий подлинный гений, очень остро переживал всю вопиющую несправедливость мира и потому хотел скорее умереть - он буквально задыхался от несправедливости нашего падшего мира.
   А большинство людей спят на ходу, остаются конформистами и потому не готовы к смерти, как гений, который все переживает весьма интенсивно, находится в глубоком и чутком отношении с проблемами нравственности, ощущает их как свою, личную, вину и потому внутренне готов к смерти - об этом говорится в Книге Екклезиаста, в главе 4-й: "И ублажил я мертвых, которые давно умерли, более живых, которые живут доселе; а блаженнее их обоих тот, кто еще не существовал, кто не видал злых дел, какие делаются под солнцем" и в 7-й главе: "Доброе имя лучше дорогой масти, и день смерти - дня рождения. Лучше ходить в дом плача об умершем, нежели ходить в дом пира; ибо таков конец всякого человека, и живой приложит это к своему сердцу. Сетование лучше смеха; потому что при печали лица сердце делается лучше. Сердце мудрых - в доме плача, а сердце глупых - в доме веселья". Такой человек, глубоко прочувствовав трагическое веселье без надежды на установление в теплохладном, падшем мире со всей его несправедливостью той Божественной, вожделенной, настоящей справедливости, воспринимает реальность очень остро и точно: "На что дан страдальцу свет, и жизнь огорченным душею, которые ждут смерти, и нет ее, которые вырыли бы ее охотнее, нежели клад, обрадовались бы до восторга, восхитились бы, что нашли гроб?" - говорится в Книге Иова, в 3-й главе. Да, Иов, вследствие болезней и потери дома своего, проявляет некоторое малодушие, но тем не менее не хулит Господа Бога - какая же в нем безмерная кротость и внутренняя сила!
   - Да, Симон... Все так.
   - Еще он говорит о рае: "Там беззаконные перестают наводить страх, и там отдыхают истощившиеся в силах. Там узники вместе наслаждаются покоем и не слышат криков приставника. Малый и великий там равны, и раб свободен от господина своего" - вот, где есть истинное равенство, а не на нашей падшей земле, как наивно думают всякие тираны и люди, которые своими "благими" намерениями ведут мир сей в ад.
   Далее. В Книге притчей Соломона говорится о том, как избегать распутства с женщинами - в 5-й главе - и ничего с тех пор не изменилось. И тогда были блудницы: "Сын мой! внимай мудрости моей, и приклони ухо твое к разуму моему, чтобы соблюсти рассудительность, и чтобы уста твои сохранили знание. [Не внимай льстивой женщине;] ибо мед источают уста чужой жены, и мягче елея речь ее; но последствия от нее горьки, как полынь, остры, как меч обоюдоострый; ноги ее нисходят к смерти, стопы ее достигают преисподней. Если бы ты захотел постигнуть стезю жизни ее, то пути ее непостоянны, и ты не узнаешь их" - женское коварство и "искусство" обольщения настолько изощренны, что наивный юноша и мужчина сами того не понимают, как женщина может их соблазнить.
   О супружестве говорится у Соломона и у апостола Павла, - если человек не может воздержаться и воздерживаться. Но человек, который всем сердцем своим и душой стремится к Богу, к совершенству, будет воздерживаться от супружеской жизни - как учит Христос и никакого противоречия здесь с Притчами Соломона нет: "Источник твой да будет благословен; и утешайся женою юности твоей, любезною ланью и прекрасною серною: груди ее да упоявают тебя во всякое время, любовью ее услаждайся постоянно. И для чего тебе, сын мой, увлекаться постороннею и обнимать груди чужой? Ибо пред очами Господа пути человека, и Он измеряет все стези его" - говорится так для того, кто никак не может воздерживаться, и уж коли он все-таки решает жениться, то ему при этом постоянно нужно трудиться душой, - нельзя прелюбодействовать ни жене, ни мужу в браке, а после расторжения брака - не соблазняться и не прелюбодействовать и вообще нельзя прелюбодействовать - ни в браке, ни до брака, ни после брака.
   Еще в Притчах Соломона, в 7-й главе, говорится подробно о блуднице, которая ведет к погибели молодых и неопытных. От себя добавлю, что это относится ко всякому мужчине - и к тому, кто в преклонном возрасте, и к тому, кто молод, и к человеку зрелому.
   Там же, в 30-й главе, говорится о желании бесплодного чрева стать плодным и о неизбывном влечении мужчины к женщине: "У ненасытимости две дочери: "давай, давай!" Вот три ненасытимых, и четыре, которые не скажут: "довольно!" Преисподняя и утроба бесплодная, земля, которая не насыщается водою, и огонь, который не говорит: "довольно!". Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю: пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице". И в 31-й главе: "Не отдавай женщинам сил твоих, ни путей твоих губительницам царей. Кто найдет добродетельную жену? цена ее выше жемчугов" - и все же праведная жена - редкость. Причем царю Лемуилу об этом говорит сама его мать.
   Екклезиаст говорит, что женщина есть сеть и уловлен будет ею мужчина: "Обратился я сердцем моим к тому, чтобы узнать, исследовать и изыскать мудрость и разум, и познать нечестие глупости, невежества и безумия, - и нашел я, что горче смерти женщина, потому что она - сеть, и сердце ее - силки, руки ее - оковы; добрый пред Богом спасется от нее, а грешник уловлен будет ею. Вот это нашел я, сказал Екклесиаст, испытывая одно за другим. Чего еще искала душа моя, и я не нашел? - Мужчину одного из тысячи я нашел, а женщину между всеми ими не нашел. Только это я нашел, что Бог сотворил человека правым, а люди пустились во многие помыслы" - так говорится в Книге Екклезиаста, в 7-й главе.
   Там же, в 9-й главе, говорится о том, как мужчина предается веселию с женщиной - вообще проблему отношений между мужчиной и женщиной необходимо исследовать всеохватно и целостно, но не по частям - тогда открывается перспектива для глубокого понимания нашего сложного мира и тогда многое проясняется, - хотя на первый взгляд может показаться, что есть в этом противоречие: "Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, и которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои; потому что это - доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем".
   В Книге пророка Даниила, в 5-й главе, говорится о хитрости женщины - царицы, посоветовавшей царю Валтасару прибегнуть к помощи Даниила прочесть надпись на стене.
   В Евангелии от Матфея, в 20-й главе, говорится, как одна женщина - мать сынов Зеведеевых - просила у Христа за сыновей своих - так, помню, и тетя, младшая сестра матери, хлопотала за сына своего - двоюродного брата, когда хотела "устроить" его жизнь: "Тогда приступила к Нему [ко Христу] мать сыновей Зеведеевых с сыновьями своими, кланяясь и чего-то прося у Него. Он сказал ей: чего ты хочешь? Она говорит Ему: скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем" - вот она, глупая женская "расторопность" за "благополучие" детей, - она даже не понимала, что чаша, которую дадут Христу, будет горька весьма.
   Еще в Евангелиях говорится про кроткую женщину с алавастровым сосудом, которая возлила миро на голову Христа перед Тайной вечерей.
  
  

Г Л А В А XIV

  

Свобода человека

  
  
   - Симон, как же так получается, что Господь Бог, не умаляя свободы человека, видит все, что будет с ним в будущем - ведь если жизнь каждого человека известна Богу наперед, то не означает ли это, что человек уже изначально детерминирован и несвободен - вся его земная жизнь есть только лишь следствие более высшей причины - разве не так?
   - Нет, Илья, не так. Ты примеряешь представления нашего падшего ума к Горнему миру, а все, что не может быть втиснуто в их рамки, тебе кажется невозможным. Ошибка многих людей заключается в том, что они свою свободу изначально хотят определить, детерминировать, вывести из чего-то другого, но при таком подходе теряется вся ценность свободы, ибо как только ты определил бы свободу и подумал, что ты все понял о Тайне Бытия - в то самое время это означало бы, что ты отказался от самой свободы, потому что в падшем мире человек не может познавать нечто, не умаляя его свободу, - исследуя все вещи, мы неизбежно оставляем на них следы своего падшего существования - мы подвергаем их влиянию мира закономерных явлений, мы низводим их ценность до состояния необходимости, мы делаем и самих себя и окружающие нас вещи зависимыми друг от друга - мы испытываем постоянную нужду. К Горнему миру все это не имеет никакого отношения.
   Господь Бог по непостижимой милости Своей даровал человеку свободу не как нечто зависимое от чего-либо извне, но как свободу "из" Свободы - несмотря даже на то, что Бог все знает о человеке, его свобода нисколько не умаляется всеведением Господа - она остается свободной даже при том, что она есть Божественный дар человеку - т. е. будучи милостью Божьей, свобода его не перестает быть свободной - она не является следствием одаривающего жеста. Свобода ничем не порождена, но сама она может порождать нечто свободное. Человек может сам, сотворяя в нашем падшем мире свою реальность, отвоевывать своими свободными действиями собственную свободу, и в то же время он, хотя и поступает свободно, направляется Господом Богом. Это и есть свобода "из" Свободы.
   Свобода вместе с тем предполагает ответственность и бывает для человека мучительна, - правда, человеку легче понять, чего он не хочет.
   - "Свобода от".
   - Да, но как найти то, что он хочет по-настоящему - стать "свободным для" - на эти поиски может уйти вся земная жизнь.
   Есть такие старики, которые вплоть до своей смерти интересуются материальными вещами: они спрашивают у своих домочадцев - сколько и чего есть у их соседей - они так и не увидели главного в жизни.
   Свобода человека - не только самый щедрый и непостижимый дар Господа Бога, но, как это ни странно, и самый трудный - потому что человеку легче понять, чего он не хочет - это "свобода от", нежели то, что он хочет по-настоящему - "свобода для". С первой более менее - понятно, но мысли о второй мучительно натирают душу и не дают покоя.
   Каждый день своей жизни я думал, что многое в ней понял, и каждый раз жестоко в этом ошибался, поелику в стремлении к нравственности и совершенству невозможно однажды остановиться и стать совершенным - это непрерывный процесс, покуда человек живет на падшей земле. Это духовный рост без границ - ради спасения собственной души необходимо постоянно отвоевывать свою свободу - в каждое мгновение времени. Делать так крайне трудно и тем не менее необходимо - ради возвращения в Вечность Отца Небесного и добродетельной, благочестивой жизни. Эта ни от чего не зависящая свобода, которая никак не может быть втиснута в какие-либо пределы, границы, земные законы, свидетельствует о безграничности Горнего мира.
   Главный вопрос, мучающий человечество последние несколько тысяч лет - свободен человек или несвободен? Некоторые люди пытается обуздать свободный Дух законами, выдуманными своим ограниченным умом, но это просто бессмысленно.
   - Симон, а ты ведь сам говоришь, что свобода в человеке "с" грехопадением "была" попрана, но при этом добавляешь, что по милости Божией человек остался свободным и на падшей земле, что он сам творит свою судьбу. Ты говоришь, что даже гениальный человек - всего лишь ретранслятор Божественного Духа и в то же время утверждаешь, что человек ради осуществления Идеала нравственного закона, должен стремиться к совершенству. Все это как-то странно...
   - Ничего странного. Люди, которые пытаются посадить человека в клетку, поставить на полку, как уже вполне понятную, не представляющую для них никакого интереса вещь, сами в глубине души понимают, что это невозможно - как вообще человек, продолжая жить земной жизнью, может понять то, что не есть все - то, что не может быть втиснуто в реальность падшего мира; как можно целое заключить в рамки преходящего мира, который неспособен охватить весь Дух - ведь это же абсурд! Человек свободен и свобода его вне всякого мышления. Целый и цельный внутренний мир сознательного микрокосма невозможно подчинить законам нашего падшего мира.
   Человек в свободе своей может в пределе преодолеть границы мира сего. Как это возможно? Подобно тому, как Христос пророчествовал о предательстве одного из двенадцати Своих учеников - Он знал и не назвал его - в этом есть и предопределение, и свобода вместе и одновременно - очень трудная для понимания мысль, так и в жизни человека происходит то, что непостижимым образом влияет на него и ведет его к Царству Божьему, что выше земного его понимания. Но человек, в истинном покаянии души своей, устремив свои помыслы к Горнему, способен осознать эти непостижимые вещи.
   Илья, ты помнишь слова Дон Кихота о свободе?
   - Да. Выехав в открытое поле после пребывания в замке герцога, Дон Кихот обратился к своему оруженосцу со словами: "Свобода, Санчо, есть одна из самых драгоценных щедрот, которые Небо изливает на людей; с нею не могут сравниться никакие сокровища: ни те, что таятся в недрах земли, ни те, что сокрыты на дне морском. Ради свободы, так же точно, как и ради чести, можно и должно рисковать жизнью, и, напротив того, неволя есть величайшее из всех несчастий, какие только могут случиться с человеком. Говорю же я это, Санчо, вот к чему: ты видел, как за нами ухаживали и каким окружали довольством в том замке, который мы только что покинули, и, однако ж, несмотря на все эти роскошные яства и прохладительные напитки, мне лично казалось, будто я терплю муки голода, ибо я не вкушал их с тем же чувством свободы, как если б все это было мое, и то сказать: обязательства, налагаемые благодеяниями и милостями, представляют собою путы, стесняющие свободу человеческого духа. Блажен тот, кому Небо посылает кусок хлеба, за который он никого не обязан благодарить, кроме самого Неба!"
   - Великий Сервантес!
   - Да!
   - Так вот, всякий дар от человека человеку не может сравниться с Божественной милостью, дарующей человеку подлинную свободу - люди часто дарят подарки друг другу, чтобы удовлетворить свое тщеславие. Искренние и бескорыстные отношения между дарителем и принимающим подарки я встречал крайне редко. Божий дар человеку в его сотворении и наделении его настоящей свободой - еще "до" грехопадения, "когда" Адам с женой "были" в раю - не умаляет его свободу, но грешному человеку такие дары творить весьма трудно - ведь все, что сотворяет человек так или иначе уже несет на себе печать первородного греха. Человек, который примеряет на Горнее совершенное Бытие свои ограниченные представления и сомневается в свободе несогрешившего "еще" в раю человека - "до" его грехопадения, говоря, что Адам, быть может, также изначально не хотел "быть" сотворенным Господом, и что и его Бог не спросил - хотел ли он "быть" сотворенным для Вечного Бытия или нет, как в нашем падшем мире родители рождают детей, не спрашивая их о том, - так вот, такой человек не знает о непостижимом милосердии Господа Бога. Все мы, грешные люди, судим своим ограниченным, падшим умом о свободном Божественном сотворении мира. И мне, конечно, могут возразить что я, дескать, все усложняю и ставлю с ног на голову, что люди искренне дарят нечто друг другу, и что в действительности все обстоит гораздо проще. Однако это не так, ибо, если даже и верующий Богу, надеющийся на Его непостижимое милосердие, человек может все же иногда усомниться в свободе не павшего Адама, может только подумать, что сотворяя мир, Господь не спросил человека, подобно нам, грешным, не спрашивающим детей своих - хотят они рождаться в этом падшем мире или нет - именно потому, что и такой человек может только подумать так про Бога, как про нас, грешных, - то это обстоятельство ставит неутешительный диагноз всему нашему падшему миру - люди думают о своих амбициях и приписывают Горнему свои мерзкие грехи, когда судят о свободном сотворении свободного человека, как о насильственном деторождении, которое как раз-таки и попирает свободу - сама мысль, что Господь Бог будто бы хотел утвердить себя перед человеком, сотворяя его и не спрашивая его об этом - от лукавого.
  
  

Г Л А В А XV

Что может человек

  
   - Симон, а один человек может изменить реальность всего мира или все-таки "один в поле не воин"?
   - Иногда, в переломные моменты Истории, - может, но явление это довольно редкое.
   Само общество не меняет Историю, оно только ждет такую сильную личность, чтобы потом за ней следовать, и община, как я ранее уже говорил, - также не влияет на ход времени, поелику подлинные гении не объединяются "ради" какой-то цели, даже если каждому из них она может показаться "перспективной", ибо, по милости Божией, гениальные творцы самодостаточны весьма - гений, если только он настоящий, никогда не будет действовать сообща с другим гением или с неким кругом лиц - т. н. единомышленниками - я имею в виду для какой-то "общей цели" в долгосрочной перспективе, потому что он самый одинокий человек на земле, хотя и не избегает общества - у него, конечно, могут быть знакомые, даже друзья, но все они глубоко внутренне чувствуют, что он все же одинок и недостижимо от них далек. Микеланджело, Леонардо да Винчи и Рафаэль хоть и были знакомы, но не дружили - у каждого были свои ученики, свои последователи, свои принципы, свои секреты, свои мысли и т. д. Так же было у В. Цоя и группы "Кино". Тот, кто говорит, что пассионарные личности могут совместно идти к какой бы то ни было цели - лукавит и вводит в заблуждение еще неискушенных молодых людей, поелику нет в мире никакой цели, к которой "дружным маршем" станут идти подлинные гении - это чуждо самой их природе - каждый настоящий гений самостоятельно изменяет реальность всего мира, но не объединившись с кем-то другим, а действуя независимо и свободно от всего внешнего по отношению к его собственной личности, его "Я". И это просто увидеть на примере Самого Христа - Он не призывал ни своих учеников, ни людей вообще идти к какой-то цели - будь то становление в пределе демиургами, строительство общества всеобщего изобилия, в котором все люди будут сытыми и счастливыми, - ибо все это от лукавого или образование некоей общины, посредством которой людям будто бы удастся поднять тот самый камень, который невозможно поднять - все эти цели нашептывает бедным людям злой дух. Но Сын Человеческий Своим личным примером явил нам Истинный путь, который труден, ибо тесными вратами входят в Вечность и "широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их" - говорится в Евангелии от Матфея, в 7-й главе.
   - Понятно.
   - Современные религиозные общины глубоко заблуждаются, стремясь организовать жизнь на нашей падшей земле, основанную на принципе справедливости, который на практике приводит лишь к ускоряющемуся разрастанию человеческого муравейника. Это противоречит замыслу Бога о свободном человеке, в соответствии с которым не может быть и речи о какой-либо организации жизни людей в падшем мире, поелику они - не муравьи. Невозможно на падшей земле достигнуть общества всеобщего изобилия и благодати - вся вселенная обречена на гибель - старый мир будет разрушен, а вместо него будут новое Небо и новая земля.
   Говорят, что люди должны понимать друг друга. А возможно ли это? Нет, невозможно. И до скончания века не поймут люди друг друга, ибо на падшей земле невозможно построить царство всеобщего благоденствия, поелику каждый человек должен приходить к Истине сам - в опыте своего сознания. Потому что каждый человек свободен и не должен жертвовать свободой своей, а также свободой других людей, ради какой бы то ни было цели - Свобода не может стать средством - речь идет о подлинной Свободе. Мир сей конечен - он изначально обречен на гибель. Но есть некоторые религиозные общины, которые глубоко заблуждаются, пытаясь самостоятельно проложить путь к Горнему Бытию. Никакая община, несмотря даже на кажущееся ее стремление к справедливости, не сможет установить на падшей земле царство всеобщей благодати - многие люди не верят, что земля эта прейдет. Очень часто действия таких общин сопряжены с насилием по отношению к неверующим людям или к верующим, но других вероисповеданий. Христос явил нам совершенно иной путь - Он говорит о Царстве Небесном и зовет за Собой всякого человека - Он говорит об истинном покаянии и очищении от грехов. Что же касается последней битвы в конце времен - она будет не такой, как представляют себе некоторые религиозные общины - они думают, что истинное спасение - внутри общины согласно ее древней или старой традиции - они хотят установить один закон для всех людей, не понимая того, что каждый человек должен сам спасать свою душу. Эти общины слабы тем, что они одержимы идеей обратить всех людей в свою конфессию, они хотят навязать людям свое представление о праведном человеческом устроении на падшей земле, но этого никогда не будет, ибо конец света наступит не потому, что некая община сможет спасти весь мир, наконец подняв тот самый камень, о котором рассуждали еще софисты в Древности, - напротив, в последние времена Евангелие будет проповедано всему миру, как Путь к спасению, но многие люди отвергнут Благовествование и не покаются - т. е. Истинный Путь к спасению - не насильственный, но свободный. Ни община, ни отдельная героическая, гениальная личность, ни все общество в целом никогда не смогут самостоятельно спасти человечество, ибо такие, одержимые гордыней идеи исходят из того, что смысл жизни будто бы заключается в сохранении нашей падшей земли или всего мира - неважно - с новыми, "очищенными" от греха эонами или без них, но мир сей, как я давеча сказал, изначально обречен - он должен погибнуть, а вместо него будут новое Небо и новая земля.
   Слабым местом всякой общины является то, что она действует от имени некоей общности людей, - но ведь человек есть личность - во всякой же группе людей самодостаточная личность неизбежно подавляется, ибо всякое общество постоянно идет на компромисс, а компромисс в пределе для личности сродни смерти.
  
  

* * *

   Здесь от себя добавлю, что Симон не представлял себя внутри какой бы то ни было группы - он любил одиночество и, пребывая в одиночестве, слушал и слышал Глас Божий, но в то же время он не избегал общества.
   - Да, Симон... Мужчины не могут договориться между собой, потому что каждый из них, будучи носителем Духа Божьего, должен отвоевывать свою свободу сам.
   - Конечно. Поэтому я лично никому ничего не хочу навязывать, никого ничему насильно учить - я вообще не хочу находиться в положении учителя и с назидательным тоном указывать кому бы то ни было, как ему следует жить. Я хочу спасти себя и стараюсь покаяться по-настоящему - я хочу говорить в душе своей с Господом Богом и жить в полном согласии с самим собой.
   - Стяжи Дух мирен и тысячи около тебя спасутся...
   - Да, по слову Серафима Саровского.
   - Понятно.
   Симон, а как вообще так получается, что общество, само того не зная, стремясь к благоденствию, выходит в конечном счете на кривую тропу?
   - Илья, вспомни, Мефистофель в "Фаусте" Гете говорит про себя - "Часть силы той, что без числа творит добро, всему желая зла". Пока общество строит свою Вавилонскую башню, оно, не видя себя со стороны, гуртом движется к обрыву - фаустиана никуда не делась - она продолжается и по сей день и таковой будет вплоть до последних времен. Но как бы дьявол ни пытался - не сможет он ничего поделать со свободой человека хотя и сбивает постоянно его с толку. В конце концов без человека он ничего не может - ведь сам он только дух отрицания - пустота, обреченная на поражение, хотя в рамках мира сего ему удастся поработить человека, но ненадолго.
   Да, люди живут в ожидании установления на падшей земле некоего идеала, при этом они занимаются мертвенным, "научным", разлагающим, низводящим все и вся до уровня элементарных частиц, анализом, между тем, как Идеал уже давно сотворен Господом Богом - еще с тех самых пор, как существует человек. Этот Идеал - и есть сам человек. Да, теперь он с попранной свободой, но благодаря непостижимому милосердию Божьему и безграничной вере Ему человек способен стать совершенным, если всем сердцем своим искренне обратится к Богу и придет к истинному покаянию.
   Вот, к примеру, главный герой в рассказе "Романс" В. Цоя справедливо вопрошает - "Почему люди все время повторяют одни и те же ошибки и иногда, даже зная, что совершают ошибку, все-таки совершают ее и потом сразу же начинают раскаиваться. Почему весь практический опыт, накопленный человечеством за тысячи лет развития, в результате оказывается никому не нужным хламом?"... Я тоже долго думал над этими вопросами, а потом понял, что весь исторический опыт - хлам именно потому, что свободно должен поступать каждый отдельный человек. Именно потому, что каждый должен становиться свободным самостоятельно - люди не видят и не слышат друг друга, но имеющий уши, услышит.
   Некоторые люди думают - неужели Христос пришел в мир сей лишь для Своих избранных? А как же все остальные? Нет, не только для избранных. Сын Божий пришел ради спасения каждого человека, ибо каждый человек свободен. Даже если и не проявленно человек свободен, но поелику у него есть побуждение к свободе - это уже свидетельствует о возможности каждого человека покаяться и стремиться к нравственному совершенству - чего человек не знает, о том он думать не может.
   Невозможно научить свободного человека по книгам или по чужим примерам поступать так, как это хочется другим - пока каждый отдельный человек не наступит на свои собственные грабли - он мало что поймет в жизни. И подлинное решение этих проблем, которое в действительности никогда не будет выполнено людьми - иначе бы оно противоречило пророчеству Господа и Бога нашего Иисуса Христа - возможно было бы только в одном случае - при свободном преодолении людьми деторождения и соблазна плотского вожделения, т. е. при устранении неравенства в полах, - когда б мужчины не возжелали бы женщин, а женщины - мужчин и стали бы наконец целостными и выродились бы сами собой. Тогда бы и земля свернулась, и весь падший мир прекратил бы существовать, и человек вернулся бы к Отцу Небесному. Но это утопия - соблазн плотского познания господствует над мужчиной и женщиной - оно есть неизбывное проклятье первородного греха. Понять это люди не в состоянии - для них это неосуществимый идеал.
   А пока они продолжают этот нескончаемый процесс размножения муравейника и сотворяют новые реальности. Слова Иоанна Предтечи, что Бог из камней мог бы воздвигнуть детей Аврааму - мало кто понял. Они были поняты многими людьми в переносном смысле, - что фарисеи и саддукеи своей твердолобостью походили на камни - такие же духовно мертвые, безжизненные, холодные, но тексты Библии в некоторых местах следует понимать не только по смыслу, но даже и буквально - в данном примере подразумеваются камни, которые находились у Иордана, потому что Священное Писание содержит в себе не только скрытый подтекст, а еще и прямое выражение Откровения Господа и мыслей пророков, однако люди часто увлекаются поисками во всем и вся потаенного смысла там, где это не нужно и потому в самых очевидных местах у них будто бы зашориваются глаза и целостный, живой смысл от них ускользает. Усугубляется это непонимание еще и тем, что падший мир полон неравенства - хотя бы по географическим условиям жизни людей - ведь Христос ходил в средине мира - по Святой земле и потому тот, кто вырос в отдалении от нее, как это ни прискорбно, не сразу понимает, что место рождения отнимает у него шанс на цельное формирование его личности, - например, где-нибудь в Африке, в фавелах Латинской Америки или Нью-Йоркском Гарлеме - рождаются бедные люди, а в это время на другом, прогрессивном конце мира другие люди думают о том как построить государство всеобщего изобилия - при таком чудовищном лицемерии последние еще рассчитывают на какое-то равенство, но ведь это абсурд. Потому что, поступая свободно, некий гарлемский паренек, который с детства мало что видел, кроме нищеты, грязи, болезней, смерти и единственной отдушины в виде спортивной площадки, будет думать о свободе совершенно иначе, чем, скажем, отрок Варфоломей или апостол Петр. О какой же тогда свободе в наши последние времена говорят люди?

Г Л А В А XVI

Насильственное деторождение

  
   - В Библии говорится, что совершив грех и поправ свободу, Адам и жена его познали друг друга через плоть, и что нарек Адам жену Евой, и стала она рождать детей в болезни. И теперь такое устроение жизни неестественно для человека, поелику дитя никто не спрашивает, хочет ли он вообще появляться на этот свет, хочет ли он быть именно такого пола, с каким ему придется потом жить, хочет ли он получить имя, которое ему дают при появлении на свет. Кроме того, хочет ли ребенок сам выбрать себе родителей, место своего рождения, время рождения - время в смысле исторической эпохи, в которую он хотел бы родиться, - может, он и не хочет появляться на свет именно в то время, когда родители его рождают - по сей день все эти вопросы остаются нерешенными. А некоторые женщины даже на аборт идут, что есть прямое попрание человеческой свободы. О какой свободе тогда может идти речь, которая уже до рождения человека или при рождении его безжалостно попирается? Да, конечно, мне могут возразить, что человек свободен в том, что может устроить свою жизнь даже будучи рожденным с попранной свободой, что верно, ибо Всемогущество Господа Бога настолько велико, а милосердие Его настолько непостижимо, что упраздняет и самое попрание свободы. Но меня вот, что волнует: каким образом так получилось, что человек стал на грешный путь и каким образом возможно для него спасение.
   Глубинная природа плотского познания такова, что услаждая свою похоть, человек становится похожим на животное - меняется его поведение, наружу проступает первородный грех - человек подсознательно чувствует, что в желании плоти кроется какой-то чудовищный обман - он понимает, что грешит, и тем не менее не может остановиться, ибо соблазн греха оказывается сильнее его - так человек уподобляется животному. Он хочет скрыться от постороннего внимания и начать грешить, становится мнительным и раздражительным.
   При плотском познании люди издают животные крики - они ведут себя, как звери, - начиная от истечений, покраснения кожи, учащения сердцебиения и дыхания и заканчивая эмоциями, скотскими, хтоничными криками, аморальными телодвижениями, - хлопками, шлепками и проч. и проч. - все это оживотновляет человека.
   Животные полностью замкнуты с внешней средой - они слиты с реальностью - в них нет Духа Божьего, как в человеке и потому с них невозможно требовать осознания нравственных проблем - волк, поедая агнца, не испытывает угрызений совести и не несет моральной ответственности за то, что может уничтожить все стадо овец, "приоритеты" жизни животного в основном сводятся к биологическому воспроизводству и сохранению вида - поведение животных продиктовано инстинктами. У животных нет чувства стыда. Их существование направлено на поиски корма и размножение.
   Человек, который еще всерьез не задумался о смысле жизни и не верит в Божественное сотворение мира - плывет по течению - его, как и животное, поглощает внешняя среда - каждый день его жизни ничем особенно не отличается от предыдущего - время стирает его воспоминания о прошлом, а окружающее пространство не дает ему возможности высвободиться от привычного, железобетонного восприятия реальности. Но глубоко мыслящий человек знает, что вместе с биологическим, тварным началом в нем есть еще и духовный зазор, который не дает ему слиться со всем вокруг и возносит его над всем миром - благодаря вложенному в него Господом Богом Духу, человек может посмотреть на весь мир со стороны - он способен прорвать все внешние, чувственные, природные барьеры и ощутить себя цельным. Именно этот самый Дух и не дает покоя человеку на падшей земле, потому он и задается бесчисленными вопросами, связанными с тайнами его бытия.
   Дьявол еще "с" грехопадения человека постоянно низводит людей до уровня животных - он толкает их на полное слияние с внешней средой и пытается погубить человеческую душу.
   "С" первородным грехом сознание человека настолько погрязло во лжи, что теперь мало кто задумывается о насильственности деторождения на падшей земле - ведь, ребенка рождают против его воли, не спрашивая о его согласии - хочет ли он вообще появиться в этом мире или предпочтет вовсе не рождаться. Так, из-за эгоизма родителей и желания некоторых современных исследователей проводить свои бесконечные, безнравственные опыты над любым живым существом, осуществляется по сей день насильственное деторождение. Родильные дома теперь стали превращаться в лаборатории по искусственному выращиванию детей, как каких-то гомункулусов. Никто из родителей не спрашивает свое дитя - вообще хочет ли оно рождаться в этом жестоком, многоликом, теплохладном, лицемерном мире? Хочет ли ребенок появиться на свет именно в то время Истории, в которое ему придется жить? Хочет ли он в борьбе за фураж и место под солнцем подобно животному состязаться с другими людьми. Хочет ли нести тяжелую ношу падшей жизни? Хочет ли видеть лицемерие падшего мира и быть втянутым в эту дьявольскую пляску с бесконечным вращением земли и пошлым самодовольством сильных мира сего. Обычно такие вопросы встают пред человеком после того, как он перестает быть ребенком, но покуда он лежит в колыбели - ему еще не совсем ясно, насколько жесток этот мир. Если бы Адам с женой не согрешили - человек рождался бы в раю совершенно иначе - без плотского познания мужчины и женщины - он и рождался так, поелику Адам и жена - не единственные люди, жившие в раю - "еще" "до" грехопадения. Как же тогда человек появлялся на свет - как плодился и размножался он в раю - я не знаю, равно как никто из живущих в нашем падшем мире не может этого знать, ибо никто еще из живущих, кроме прародителей наших, не "был" в раю. Мы, возможно, и "были" в раю, - может, мы и есть те самые "потомки" Адама и жены, жившие с ними "до" грехопадения в Реальном рая, но утверждать это я не берусь. Однако я точно знаю, что укоренившийся в человеке первородный грех связан прежде всего с его падшим сознанием, толкающим всякий раз человека на погибель, и с насильственным деторождением.
   - Симон, если смысл человеческого существования на падшей земле не в деторождении, но в служении Господу Богу, которое должно было бы привести человека к сознательному и свободному его вырождению, - разумеется, я рассматриваю такое развитие Мировой Истории, при котором люди свободно следовали бы Завету Господа и Бога нашего Иисуса Христа и сохранили бы девство свое, - то зачем тогда Господь посылает в наш мир гениев, как некогда пророков? Ведь хотя бы в том, что гении, по милости Божией, своими творениями являют нам Свет Горнего мира и поисками ответов на главные вопросы человечества искупают вину первородного греха - уже есть смысл деторождения, - чтоб приходили новые пророки.
   - Илья, ты говоришь о продолжении деторождения и существования падшей земли, как о процессе, исключающем возможность преодолеть падшее бытие, но не как о качественно-трансцендентном прорывании порочного, замкнутого круга. Гении рождаются по милости Божией, чтобы явить миру благодать Духа Святого, - пока существует человечество будут приходить и пророки в лице гениев, правда, со временем их становится все меньше, потому что "створки" свободы постепенно приближаются к схлопыванию - гению становится все труднее пробиться сквозь косность и конформизм общества. Но если бы не было деторождения, то не было бы и потребности даже в гениях. Ведь гений есть орудие Божественного Провидения, а не самоцель нашего земного существования - смысл проявления Горнего мира через гениев заключается не в самих гениях - гениальность есть лишь следствие нравственного закона, но превыше всего - Истина - Сам Господь Бог.
   - Понятно.
   - Даже подлинно гениальный человек на определенном этапе своей жизни может оступиться и позволить гордыне овладеть своим "Я" - тогда гений забывает, что он всего лишь орудие в руках Господа Бога для донесения людям Горнего пророчества, и что если бы не пролонгируемое людьми на протяжении всей их Истории деторождение, то потребность в гениях отпала бы сама собой. В Первом послании апостола Павла к Коринфянам, в 3-й главе, говорится: "Кто Павел? кто Аполлос? Они только служители, через которых вы уверовали, и притом поскольку каждому дал Господь. Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог; посему и насаждающий и поливающий есть ничто, а все Бог возращающий. Насаждающий же и поливающий суть одно; но каждый получит свою награду по своему труду. Ибо мы соработники у Бога, а вы Божия нива, Божие строение". И еще - в той же главе: "Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм - вы".
   - Симон, но почему же тогда Святые отцы Церкви, гениальные художники и философы говорили о чадородии - ведь и у них были дети и жены?
   - Потому, что История развивается постепенно и циклично - они говорили о том, что было актуальным в их время. Конечно, в главном они вне времени - их мысли и творения по милости Божией вечны, но некоторые второстепенные вещи со временем имеют свойство искажаться. Да, цельные личности прошлого правы в том, что традиционные отношения между мужчиной и женщиной в семье, - когда жена следует за мужем, - наиболее соответствуют Божественному о них Замыслу, но Горний мир - это мир подлинной иерархии, при которой даже слуга своего господина - бесконечно свободен, а не зависим от последнего, поэтому есть градация ценностей в устроении человеческой жизни - наивысшим благом для человека в обществе является его настоящее и самодостаточное одиночество без образования семьи, однако на это не все могут, а вернее хотят пойти - причем свободно, а не по принуждению - многие люди слабы. Потому и говорили Святые отцы о деторождении и чистоте брака.
   Я сам, помню, долго весьма думал, почему, например, Микеланджело, прожив всю свою земную жизнь без семьи - без жены и детей, в то же время помогал незамужним молодым женщинам и даже иногда способствовал их браку с достойным мужчиной - ведь это же сводничество, так распространенное среди женщин. При этом он, как всякий подлинно гениальный человек, знающий о бессмысленности суеты и толкотни на нашей падшей земле, точно осознавал, что брак между мужчиной и женщиной весьма непростое, а подчас и трудное предприятие. И тем не менее он помогал вышеозначенным девушкам. Почему так?
   - Действительно, почему?
   - Да потому, что Микеланджело сознательно выбирал наиболее безболезненный выход из этого трудного положения, - помогая незамужним женщинам, он творил, с одной стороны, добро и служил тем самым Господу Богу, с другой стороны, он распространял Христианскую веру - опять же через соделанное добро, а также стратегически приближал Царствие Небесное, ибо девушки, выходя замуж, рождали детей, которые в свою очередь рождали своих детей и т. д., - увеличивая таким образом население нашей падшей земли, а с ним и приближая конец мира сего. Понять это трудно, - наверное, и не требуется это понимать, но принять сердцем можно.
   Микеланджело знал о тщетности попыток человека устроить на падшей земле подобие порядка, чтобы все были сыты и счастливы. Некоторые люди, также зная об этом, идут уничтожать все вокруг - людей, животных, вещи, предметы искусства, Соборы, разные ценности и проч. и проч., но ничего этим не добиваются. И я сам так же мог поступить. Но я посмотрел на жизнь великого итальянского художника и по милости Божией увидел, что путь уничтожения и саморазрушения не является Истинным - он от лукавого. Я знаю, что в нашем мире все будет попрано, и весь он погибнет - у меня нет призрачных надежд на то, что мои дела, как и творения Микеланджело будут поняты всеми людьми, что они являются самоцелью существования нашего мира - нет, это не так. Поэтому я равнодушен к тщеславию и желанию оставить свое имя в Истории. Но я точно знаю, что при всей бессмысленности земной жизни человека, в ней все же есть Смысл - это служение Господу Богу, - делая добро людям и не ожидая от них благодарности. Добро ради добра - просто так. Поэтому смысл жизни - не в деторождении, но в то же время через деторождение мы приближаемся к Вечности.
   - Сложно... Диалектика.
   - Да, непросто.
   В письме Гаргантюа Пантагрюэлю в романе великого Ф. Рабле отец пишет сыну про конец деторождения, - когда Иисус Христос возвратит Свое Царство Отцу Небесному - в конце всех времен.
   - Да, помню - это в VIII-й главе Второй Книги героических деяний и речений Доброго Пантагрюэля, - когда Пантагрюэль, будучи в Париже, получил письмо от отца своего Гаргантюа.
   - Да.
   - Симон, но ведь Сам Христос явил не только духовную, но и физическую преемственность от Давида - даже у Сына Человеческого были предки, значит в размножении человека по плоти нет ничего недостойного.
   - И тем не менее, Илья, ты упускаешь то, что Сам Христос при этом девственно чист. Он явил нам Путь спасения на доступном нам языке, - придя в этот падший мир как человек, Он, конечно же, не осуждал рождение человека по плоти, однако личным примером указал Путь нравственного, духовного и телесного совершенства. Причем под телесным совершенством я подразумеваю не физическую силу и красоту, но девственно чистое, не возжелавшее плоть, состояние человека.
   - Понятно.
   - К тому же сами гениальные личности своим примером свидетельствуют, что смысл жизни человека на падшей нашей земле не в деторождении - их потомство нежизнеспособно.
   - Да, это действительно так - их дети часто умирают в младенчестве, либо род, который начинается от самого гения, скоро прерывается.
   - Да. Именно от гения, а не от его предков. Поелику, к примеру, род Микеланджело ведет свое происхождение от дворян, живших за несколько веков до рождения их гениального потомка, но если бы сам Микеланджело был женат и родил детей, то последние довольно скоро бы завершили воспроизводство потомства некогда влиятельного их рода. Почему так происходит? Потому что Господь Бог нам, грешным людям, показывает такими примерами, что смысл жизни - не в деторождении.
   Правда, были и исключения в Истории, но они были именно в Ветхое время - до Первого Пришествия Христа, что вновь свидетельствует об оппозиции Ветхого и Нового Завета и о диалектичности всей нашей жизни. Я имею в виду предков царя Давида и его потомка - Господа нашего Иисуса Христа - многие из предков Сына Божьего были гениальными личностями и рождали жизнеспособное потомство. Но, повторяю, то было в Ветхое время, а теперь, в последние времена Истории, все по-другому - конец мира сего близок.
   - Я так и понял, Симон.
   - Свободное преодоление людьми деторождения и является разрешением того самого парадокса, связанного с пресловутым камнем преткновения, о котором еще в Древности говорили софисты, - если Бог Всемогущ, может ли Он создать камень, который Он Сам не сможет поднять? В ответ я и сам мог бы спросить современных скептиков, верящих теории эволюции или теории большого взрыва, - почему то, что появилось случайно, например, земля, - причем, сразу замечу, согласно представлениям некоторых исследователей, а не знанию или проведенному ими самими точному опыту - гораздо сложнее, чем то, что может создать человек при условии, что все в мире развивается от простого к сложному, - хотя это, конечно же, не так. Так вот, все эти "неразрешимые" парадоксы в действительности решаются просто, но выполняются трудно - сам человек и есть тот камень, который Бог не может поднять. Господь Бог милосердно умалил Свое Всемогущество пред человеком, которого Он изначально сотворил свободным, - чтобы не умалить свободу "впоследствии" даже согрешившего и поправшего свободу человека и даровал ему свободу творить реальность, хотя во власти Бога - стереть не только самого человека с лица земли, но и всю землю вместе с пространством и временем и вообще всю вселенную. Потому что Господь Бог есть Творец всего, что мы не только видим и представляем, но даже того, что и помыслить не можем. Однако, несмотря на Свое Всемогущество, Бог не упраздняет существование беззаконствующего, неблагодарного и горделивого человека. Почему? Да потому, что только человек сотворен по образу Божию и только человек свободен - скот, например, изначально не свободен - я не имею в виду Реальное рая, "где" он подобно человеку тоже "был" свободен - у животных нет нравственного закона, они никогда на падшей земле не были свободными, в них нет Духа Божьего, Который Господь вложил в человека. Потому что Бог истинно любит человека и непостижимо милосерден к нему, несмотря на постоянные роптания его. Бог от каждого человека долготерпеливо ждет свободного покаяния - посягнуть на свободу Им же сотворенного человека Господь не может - иначе Его творение лишилось бы своего глубокого смысла - с упразднением свободы человека, Бог лишил бы его Своей Любви и тогда бы был попран и нравственный закон. Поэтому, чтобы окончательно не попрать свободу согрешившего человека, которую сам человек и попрал "вследствие" первородного греха, Бог, как любящий Отец, ничего не навязывает человеку, но призывает его свободно покаяться, устремиться к добру и совершенству, т. е. измениться по-настоящему.
   В Первой Книге Паралипоменон, в 17-й главе, говорится о непостижимой кротости Самого Господа Бога: "Но в ту же ночь было слово Божие к Нафану: пойди и скажи рабу Моему Давиду: так говорит Господь: не ты построишь Мне дом для обитания, ибо Я не жил в доме с того дня, как вывел сынов Израиля, и до сего дня, а ходил из скинии в скинию и из жилища в жилище. Где ни ходил Я со всем Израилем, сказал ли Я хотя слово которому-либо из судей Израильских, которым Я повелел пасти народ Мой: зачем вы не построите Мне дома кедрового?"
   - Удивительно!
   Кстати, и в этой же главе говорится про кротость Давида.
   - Да.
   Так вот, о насильственном деторождении.
   Помню, отец хотел свести меня с женщиной. Воистину, нынче люди потеряли нравственные ориентиры - мужчины стали как женщины - все перевернулось с ног на голову - мнимая свобода под видом либерализма все больше распространяет свои дьявольские щупальца - в наши последние времена злой дух заигрывает со всеми людьми. Отец никак не мог понять, что отказ от плотского соблазна, и в конечном счете от всех соблазнов - есть вершина свободы - по подобию Сына Человеческого ради спасения души своей должен поступать человек. И я по себе это знаю, - когда я иду против соблазна, преодолеваю его - я становлюсь нравственно чище, духовно выше и добродетельнее, а при попущении соблазна становлюсь, как животное - дьявол хочет низвести меня в свою темную бездну.
   Различные состязания, в которых теперь участвуют и дети, развращают их душу, а взрослые люди, лицезрея все эти ярмарки тщеславия, удовлетворяют свое самолюбие, чтобы пассивно погрузиться в собственные воспоминания о детстве. Многие люди посредством детей хотят причаститься к источнику духовного света. Исследуя проблему использования детей взрослыми для своих эгоистических целей, являющуюся частным случаем проблемы насильственного деторождения, я вспомнил себя самого в детстве - отец так же связывал со мной именно свои цели и мечты, не считаясь со мной, как с личностью.
   К женитьбе и деторождению меня подталкивали отец, дяди, тети, друзья, знакомые и т. д. - все они занимались сводничеством, но я чувствовал, что это обман. Они никак не могли понять меня, а я вначале не понимал их. Я думал так: почему многие люди не могут уяснить себе нормальное, без каких бы то ни было подвохов нежелание человека предаваться минутным наслаждениям плоти? Неужели они настолько срослись с земным, что не видят очевидной грязи в познании плоти между мужчиной и женщиной? Почему благородное и свободное преодоление похоти воспринимается некоторыми людьми, как нечто ненормальное? Как вообще я могу из любимой женщины сделать вещь и относиться к ней лишь, как к существу, способному насильно, не спросив желания ребенка, родить его?
   Да... При многострадальном народе Древнего Израиля и в бытность древних языческих народов над человеком неизбывно тяготело искушение плотского познания и, хотя к Богу тогда человек был еще близок, - видя явные Его чудеса, тем не менее на падшей земле люди всегда рождались через плоть. В этом смысле мало, что изменилось с тех пор.
   - Да, Симон, ты прав.
   А я еще хочу тебя спросить, - ты говоришь, что порой, в минуты овладевающей тобой щемящей тоски по Горнему, ты испытываешь такое глубокое чувство, будто и не хотел рождаться в этом мире, но родители тебя не спросили - тебе многое в нем не нравится, ты знаешь, что проблема падшего существования человека даже сколько не в бессмысленности его усилий, а в бессмысленности самой земной его жизни и ты вспоминал, что тебе раньше часто приходили в голову мысли о самоубийстве. А разве не так и с прародителем нашим Адамом - он, может быть, тоже не хотел "быть" сотворенным Господом Богом, но желал камнем быть, не жить, не чувствовать, не мыслить, - что если и его Бог не спросил?
   - Нет, Илья, - сотворяя Адама и жену его, Бог не находился в привычном нашему падшему сознанию положении дарителя, о чем мы уже ранее говорили, - над человеком, которого не спросили, потому что в раю у человека "была" не попранная первородным грехом свобода, как у нас теперь - ты ведь мыслишь о моем нежелании рождаться, исходя из здешней, земной моей мысли о попранной свободе. Но в Горнем мире отношения между Богом и человеком изначально свободны - никакого долженствования в нем нет.
   - Понятно.
   Симон, а вот ты еще говоришь, что при праведном устроении человека на нашей падшей земле ему следовало бы выродиться, - но как же тогда быть с творчеством, через которое человек выражает Дух Божий? Ведь если общество полностью выродится - некому тогда будет творить, разве не так?
   - Нет, не так. То, что творит на земле человек - всего лишь реальность, которую он сам себе же и предлагает - масло масляное получается - за всем этим нет никакого качественного прорыва - нет выхода в трансцендентное. Есть лишь бессмысленное воспроизведение одного и того же. В такой жизни есть неполная, попранная свобода - только символ подлинной, Горней Свободы.
   - Я понял.
   Симон, предположим, что человека не станет на падшей земле - он полностью смог выродиться, то что тогда?
   - Тогда вся реальность, земля, космос, пространство, время, словом, весь мир - свернется.
   - Понятно.
   А еще, Симон, почему человек ничего не помнит о своей жизни до рождения и даже первое время после рождения - примерно до трехлетнего возраста?
   - Потому, Илья, что человек есть сознательный микрокосм, в котором живет целая вселенная - подобно жизни Адама с женой в раю "до" грехопадения, человек, находясь в утробе матери, пребывает в состоянии Вечности и потому памяти у него еще нет - ведь память диалектично связана с временем - память появляется у человека после рождения, как ты верно заметил, примерно после трех лет, но, появляясь на свет, человек не сразу утрачивает, полное чудес, ощущение Вечности - он еще обладает остатками телепатических способностей благодаря которым усваивает язык от людей, - таким образом, память, время и язык связаны между собой - именно поэтому сначала ребенок говорит на своем, ангельском, только ему понятном, языке, который окружающие его люди воспринимают как несвязную речь, и именно поэтому человек ничего не помнит о своей жизни до рождения и первое время после рождения, пока не достигнет примерно трехлетнего возраста.
   - Интересно.
   - Свидетельством справедливости моего утверждения о том, что до моего рождения меня не спросили о моем желании или нежелании появиться на свет - то, что я называю насильственным деторождением, является само существование вечной человеческой души. Люди пока этого не видят, как и не признавали они, к примеру, справедливость выводов гелиоцентрической системы Н. Коперника - пока они этого не видят, потому что еще не прозрели - ведь душа не детерминирована временем рождения человека, ибо она вечна - она "уже" "до" рождения на этой падшей нашей земле "была", есть и "будет", а иначе абсурд получается, - что, дескать, моей души "до" моего рождения "еще" не "было". При этом некоторые люди могут, конечно, мне возразить, сказав, что если меня и там - в Горнем мире не спросили - хочу ли я рождаться в этом, падшем мире, то значит я и там "уже" "был" несвободен, однако это не так - тут все очень непросто.
   Конечно, появление на свет ребенка у родителей претворяется в жизнь прежде всего по милости Божией. Прежде всего, ибо Бог есть живый и присносущий, но не только по милости Божией, поелику человек свободен, а потому деторождение воплощается в жизнь по милости Божией вместе и одновременно со свободным желанием родителей дать жизнь ребенку. Но человек-то ведь согрешил и пал, а значит кроме милости Божией есть и попущение Божие ради установления на новой земле Царства Небесного - через преодоление этого мира с его пространством и временем. И потому по милости Божией и по попущению Божию я вместе и одновременно с желанием родителей появился на свет. Потому я и говорю, что меня не спросили, но родили. И тогда становится понятным, почему все подлинно гениальные творцы за всю Историю человечества не умилялись пошлому, самодовольному, круговому и безнравственному течению жизни, ибо весьма интенсивно переживая все беззакония, творящиеся в мире по дьявольскому наущению, они очень болезненно ощущали всю несправедливость падшего бытия, стремясь при этом установить в себе главенство единственно Истинного, нравственного закона. А если так, то в продолжении насильственного деторождения нет смысла.
   - Симон, а почему тогда продолжается насильственное деторождение?
   - Потому что дьявол бесконечное Бытие Горнего мира в пределе хочет свести, но не сможет, к ограниченному количеству человеческих душ на падшей земле - он стремится попрать качество в угоду количеству, которого в Вечности попросту нет, - т. е. нет, не как самого понятия - оно, конечно же, может там существовать - я имею в виду логическое понятие, но для Реального в иерархии ценностей оно - не главное, ибо в Вечности нет времени, нет счета, нет ограниченности, замкнутости, конечности, несвободы и проч. и проч. Так вот, дьявол хочет ограничить бесконечное нечто путем насильственного деторождения. Ведь вечных душ в Горнем мире целый сонм, не поддающийся исчислению, а через деторождение на падшей земле дьявол таким образом хочет их ограничить.
   - Точно! И, кстати, даже само слово - "изнасилование" - т. е. грех, который в сознании человека априори связан с устойчивым образом насилия, - когда, к примеру, мужчина, поправ свободу женщины, по наущению дьявола применяет к ней насилие, - так вот, слово это имеет тот же корень, что и слово "насильственный" - применительно к насильственному деторождению.
   - Конечно. К тому же по форме и содержанию изнасилование мало чем отличается от плотского познания ради деторождения, а значит в самом деторождении на падшей земле уже заключен грех - о чем и говорится в Библии, в Псалтире, в 50-м Псалме Давида: "Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя". Правда, во избежание каких бы то ни было двусмысленных толкований, сразу отмечу, что в Псалтире Давида много говорится и про рождение человека из чрева матери, которое с благодарностью Богу принимается Псалмопевцем. Но весьма важно исходить из повествования всего Священного Писания, чтобы увидеть потенциальную возможность свободного преодоления насильственного деторождения.
  

Г Л А В А XVII

Закон сохранения равновесия по форме и содержанию

  
  
   - Илья, ты когда-нибудь думал над тем, почему у всех людей на земле одна и та же внешность, а среди животных и растений - невероятное количество видов, различающихся формой тела, внутренним строением, цветом, размерами?
   - Честно говоря, нет. А что значит "одна и та же внешность" у людей?
   - Я имею в виду, что по форме тело человека не изменяется за всю его Историю, хотя тела животных и растений, конечно, тоже не меняются - мы уже говорили об эволюции, - что она, строго говоря, не имеет никакого отношения к фенотипическим изменениям живых существ - в том смысле, что организмы, если и меняются, то из-за внешних, природных условий, а не в связи с теорией эволюции, - так вот, я подразумеваю, что люди отличаются друг от друга только расами и другими незначительными внешними признаками, но, в целом, у всех людей физические тела одинаковые по форме и внутреннему строению. И сразу замечу, что т. н. вымершие гоминиды меня в данном вопросе вовсе не интересуют - к человеку я их не отношу по понятным причинам - я уже говорил, что они суть виды приматов, существовавших ранее. С неандертальцами сложнее, но про них я скажу в свое время. А пока вопрос именно о человеке. Не как о биологическом виде, ибо я не эволюционист, а верующий, - поэтому вопрос именно о человеке, сотворенном Господом Богом.
   Ну так что, неужели тебя никогда не удивляло то громадное разнообразие форм живых организмов, существующих в природе?
   - Конечно, удивляло, но такие вопросы я себе не задавал... А что?
   - С течением времени животный и растительный мир земли постепенно вымирает, несмотря на все свое многообразие, а мир единообразного по форме, но бесконечного по содержанию, человека, который искусственно сотворяет многоразличные реальности, напротив, - все больше распространяется. Так происходит потому, что действует непреложный закон сохранения равновесия между многообразием животных и растений с единообразием человека - по форме и единообразием животного и растительного мира с многообразием человека через сотворяемые им реальности - по содержанию. Наглядно точное действие этого принципа можно увидеть хотя бы на примере того, как природа для поддержания своего стабильного состояния и постоянного воспроизводства разных форм нуждается в неизменности их содержания - т. е. устойчивом поведении животных и относительно неизменном образе жизни растений, в то время как мир человека, наоборот, являясь по форме, сиречь по внешности, простым, по содержанию, - напротив, весьма сложен и разнообразен в огромном количестве талантов, наклонностей, привычек, традиций, придуманных им на протяжении всей Мировой Истории занятий и профессий, среди которых появление новых не прекращается и поныне.
   - Т. е., если нечто где-то убыло, то в другом месте прибыло - как это справедливо и для закона сохранения энергии в физике?
   - Да. Его аналоги формулировались, начиная еще с незапамятных времен, например, - в Древней Греции, но я к своей этой мысли пришел самостоятельно, ничего даже не прочитав заранее о принципе сохранения у многих известных философов и ученых. Потому что еще с раннего детства я долго думал над вопросами разнообразия форм животного и растительного мира и единообразия по внешности человека и все никак вначале не мог понять, почему все на земле устроено именно таким образом. Ведь неслучайно, что всякий раз, осваивая новые земли, человек расширял границы своего существования, но что в то же самое время погибали многие виды животных и растений.
   - Ты думал над этими вопросами еще в детстве?
   - Да. Правда, сначала поверхностно, на подсознательном уровне, но потом, взрослея, - все более осмысленно.
   - И ты думаешь они как-то взаимосвязаны?
   - Конечно.
   - Очень интересно!
   А я никогда так не думал... Т. е. я, конечно, тоже видел все это гигантское разнообразие животных и растений, но никогда не ставил себе таких вопросов...
   - Вот! Так же и многие люди - просто смотрят на животных и растения и принимают несметное количество их видов как нечто само собой разумеющееся. Но ведь умение ставить интересные и логичные вопросы - это искусство, которому еще Сократ учил, вернее даже не учил, - которое он показывал своим последователям.
   Так вот, еще во время учебы в университете я задал этот же вопрос другу - тому самому, с которым учился в одной группе.
   - И что он сказал?
   - В ответ он просто ухмыльнулся, а в глазах его я прочитал безразличие.
   - Да... Вот так порой окружение человека убивает в нем самые первые ростки будущего знания. Ведь, как ты сам говоришь, Симон, задавать вопросы просто необходимо - хотя бы для того, чтобы интересно и с интересом жить на свете. А такие люди сами мало чем интересуются и в других хотят подавить стремление к чему-то необычному и загадочному...
   - Да, ты прав, Илья.
   Ну, так вот, увидев, что другу все это неинтересно, я не стал дальше его спрашивать, а потом мы разошлись каждый по своим делам. Кстати, он часто мне говорил, что для него нет ничего интереснее человека - он учился на историческом факультете. Я с этим не спорю - это его право. Но иногда он даже пытался навязать мне свое мнение, что по-настоящему человека должна интересовать лишь История - с мнением этим я, между прочим, согласен, но только отчасти, ибо в нашем падшем, раздробленном мире человек сам стал его частью, а с таким подходом к познанию мира вряд ли откроется дальняя перспектива. Поэтому я и дальше продолжил самостоятельно думать над этими вопросами, пока не нашел, по милости Божией, ответы на них.
   - Расскажи, пожалуйста, как это было?
   - А вот как: после той встречи с другом, спустя примерно два года, окончив университет, я стал работать в театре, а после увольнения из театра вернулся в свой родной дом, в котором не был больше трех лет и вот тогда какая-то неведомая сила просто заставила меня взять в руки Священное Писание, читая которое, я вновь вспомнил о вопросах, сформулированных выше. И тогда мне наконец был дан ответ.
   - Это было чудо?!
   - Конечно! А как иначе? Именно по милости Божией. Ведь не может быть простым совпадением то обстоятельство, что в течение своей жизни я обращался к этому вопросу не один раз. Казалось бы, ну и что в нем такого важного или интересного - ведь многие люди даже не задумываются об этом, - что мне наглядно и продемонстрировал тогда друг. Но меня просто не отпускала эта проблема.
   - И что ты понял кроме того объяснения, которое привел выше?
   - Да, до этого места я только сформулировал и описал данную проблему, а теперь скажу о ее причине. Я утверждаю, что этот закон сохранения равновесия по форме и содержанию - в дальнейшем для краткости я буду так его называть - начал действовать "вследствие" грехопадения человека.
   - Почему?
   - Потому что весь падший мир - я беру не только Солнечную систему и не только всю вселенную, но и весь наш мир вообще - посткатастрофичный мир - мир, который в апофатическом смысле является полной противоположностью Горнему, - так вот, весь этот мир замкнут, ограничен и конечен. Причем меня вовсе не волнует то, сколько по времени нужно лететь пусть и со скоростью света из одного конца хоть всей вселенной до другого - даже если и самого времени при этом не будет, даже если предположить, что вместо времени будет застывшее подобие Вечности - все равно я утверждаю, что несмотря на все дьявольские ухищрения соблазнить человека в конце времен - мир этот не является бесконечным и совершенным. Наоборот, - он безнравственен и несовершенен. И, будучи конечным, в нем неизменно и постоянно действует сформулированный выше закон, и так будет до скончания века, покуда мир этот не прейдет, потому что диалектичность и хаотичная организованность его вкупе с необходимостью компенсации, которая всякий раз происходит между материей и сознанием, формой и содержанием за счет друг друга - являются следствиями самого существования в нем человека.
   - Как-то сложно все это...
   - Потому что дьявол всегда все усложняет. Если бы все в этом мире было просто и легко, то тогда бы люди не совершали зло и уже давно бы преодолели свою греховную природу, но ты сам видишь, что это далеко не так.
   Так вот, возвращаясь к закону сохранения равновесия между человеком и животными с растениями по форме и содержанию, я хочу изложить сейчас установившие его причины, - проникая, к примеру, сквозь толщу времени, покажу, что же "было" "после" грехопадения человека и его изгнания из рая, хотя нас при этом на падшей земле не было.
   - И что же "было"?
   - "Когда" Адам с женой согрешили в раю, вкусив плод от древа познания добра и зла, - говоря при этом слово "когда", и дальше все слова, связанные с понятием времени - "еще", "уже", "то", "тогда", "с" и проч. и проч. - мне приходится мыслить во времени и пространстве нашего мира, хотя в раю никакого времени не "было", ибо там Вечность, но ничего не поделать, такова падшая реальность, - итак, "когда" они согрешили, "то" "за пределами" рая появилось время - не сакральное, ибо оно "уже" существовало, но профанное - те самые пресловутые миллиарды лет, из-за которых ученые ломают копья уже не одно столетие, ибо не могут никак понять, почему Библия охватывает несколько тысяч лет от Божественного сотворения мира в то время как исследователи упорно доказывают, что наша планета существует в течение нескольких миллиардов лет, - а в самом раю...
   - Который, как ты ранее уже говорил, "еще" не прорвался наружу, подобно рождению ребенка из чрева матери, - когда он так же выходит из вневременного пространства во временное?
   - Да. Так вот, "еще" в самом раю Адам с Евой - она уже нареклась "тогда" Евой, - повторяю, никаких "еще", "уже", "тогда" и т. д. в раю не "было" - там Вечность, просто для нашего же понимания, Илья, приходится обращаться к этим словам - они "были" вне времени - Бог "еще" не изгнал их из рая, но пространство, которое "было" "за пределами" "огороженного" рая, свернулось в то, что мы видим теперь - трехмерное, со всей вселенной, со звездами и планетами, спутниками, кометами, метеоритами, астероидами, черными дырами и проч. и проч. и появилось время - профанное время, а не сакральное - сразу пошел счет - заметь, Илья, даже сейчас, сказав слово "сразу", - я уже, априори, подразумеваю наличие времени - т. е. появилось количество в том искаженном, психологическом представлении об истинном логическом его понятии, каким теперь мы пользуемся при счете, т. е. в данном случае я делаю акцент именно на психологическом восприятии человека, поэтому я буду брать в кавычки слова, которые обозначают т. н. последовательность событий, связанных с райским существованием человека, - причем и здесь вновь отмечу, что никакой последовательности в раю не "было", ибо в нем Вечность, - так вот, после грехопадения человека прародители наши утратили цельное свое Бытие - в Реальном рая цельное некогда Бытие разлетелось на мельчайшие осколки, а "за пределами" "еще" не прорвавшегося рая, на уже свернувшейся в шар земле, последовательно появлялись такие сверхконтиненты, как: Ваальбара, Ур, Кенорленд, Колумбия, Родиния, Паннотия, Пангея, Лавразия, Гондвана, а также океаны Мировия, Панталасса, Протопасифик, Япетус, Панафрикан, Тетис и др. и кроме того древнейшие моря, - существовавшие в те далекие времена на земле - они были на ней как раз в то самое "время", "пока" согрешившие Адам с Евой и другими людьми "были" в раю, который вот-вот прорвется наружу, - помнишь, Илья, мы уже говорили о том, что человек и общество - т. е. люди, которые "были" с Адамом и женой его, - вместе и одновременно существовали в раю - "до" грехопадения.
   - Да, Симон, помню, и в Книге Бытия, в 3-й главе, говорится: "И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих" - люди, получается, "тогда" "уже" "были" - "еще" "до" того, как оказались на падшей земле.
   - Именно. Это значит, что они все стали смертными, ибо их родители - Адам и Ева - сами стали смертными - грех перешел и на их детей в "еще" не прорвавшемся раю.
   Так вот, подобно тому, как молодая девушка, вступающая в брак, теряет свою невинность и после зачатия плода чувствует себя уязвимой, - так же земля после согрешения человека в раю стала претерпевать колоссальные изменения - начались образование и тектоника литосферных плит, прошли одно за другим массовые вымирания всей биоты.
   - Точно, Симон! Ты прав! Ведь, когда девушка в плотском познании лишается девственности и оплодотворяется семенем своего мужа - она перестает быть девой, но становится женщиной. И тогда в ее организме запускается механизм старения, что и отражается на ее внешнем виде.
   - Да, но изменения происходят и внутри нее. С возрастом она накапливает жир, позвоночный столб сжимается, кости становятся хрупкими, появляются морщины на коже лица, шеи и других частей тела, седеют и выпадают волосы, зрение притупляется, слух ухудшается и т. д. А, к примеру, после рождения ребенка и особенно ближе к старости, ее бедра все сильнее раздаются вширь. Многие эти изменения происходят и с мужчиной, но меня в данном вопросе интересует именно женщина, - как мать и как незамужняя дева. И вот получается, что как и вступление женщины в половую связь с мужчиной суть грех, так и девственная земля, в начале Божественного сотворения мира, оплодотворявшая саму себя "до" грехопадения человека, - о чем говорится во второй главе Книги Бытия: "Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли, но пар поднимался с земли и орошал все лице земли", - так вот, девственная земля и все, что "было" с ней в Вечности в цельном единстве - светила, звезды, само Настоящее Реальное пространство и сакральное время и т. д., - словом, все то, что "было" бесконечное и безграничное, - "с" первородным грехом человека свернулось в то, что мы видим теперь - в трехмерное пространство вместе с ограниченным профаническим временем.
   - А рай?
   - Сам рай "еще" "был", ибо беременная женщина носит во чреве своем плод, который еще находится в состоянии, похожем на то вневременное Бытие, которое "было" в раю "до" грехопадения человека - похожем, но не подобном, ибо грех "уже" совершен и некогда цельное Реальное разлетелось на осколки.
   - Т. е. согрешив и пав, человек "еще" оставался в раю с другими людьми, в "то время" как "за его пределами" уже во всю бушевали космогонические стихии, которые ученые мужи Древности называли землей, водой, огнем, воздухом?
   - Да. Причем, как мать вынашивает в утробе свое дитя в течение девяти месяцев, так и все периодические изменения в древнем мире - еще до Древности - продолжались в течение миллиардов лет. Рай "еще" не прорвался наружу, - как дитя не вышло еще на свет.
   - А дальше?
   - Дальше - в самом конце, перед появлением человека на падшей земле, - последнее, или предпоследнее, если мы вспомним великий потоп, массовое вымирание животных и растений, когда подготавливалась почва для его, т. е. человека, выхода в новое, посткатастрофичное пространство из прорывающегося рая.
   - Т. е., когда было мел-палеогеновое вымирание?
   - Да. Одно из пяти массовых вымираний, которое произошло около 65 миллионов лет назад.
   - Очень интересно!
   - Конечно. Просто люди привыкли обычно рассуждать снизу вверх, но согласно закону сохранения равновесия по форме и содержанию необходимо двигаться сверху вниз.
   - Это как?
   - Объяснять все не профанно - иначе мы ничего не поймем, но сакрально, ибо Бог сотворил весь мир, а не природа, материя и т. д., как думают некоторые современные ученые.
   Итак, когда женщина беременеет, ей вдруг резко может стать плохо, у нее появляется бессонница, а также боли в спине, чувство необъяснимого страха и беспричинной тревоги. Кроме того, ребенок в утробе начинает шевелиться, что тоже иногда доставляет матери дискомфорт. У нее повышается гормональный фон, ее одолевают разные недомогания, она становится раздражительной, может заплакать безо всякого видимого повода. Беременная женщина требует к себе повышенного внимания, ибо во время вынашивания ребенка она чувствует себя одинокой, никому не нужной, никем не понятой. За короткий промежуток времени ее настроение может меняться несколько раз подряд. Еще у нее появляются странные прихоти, которые исполнять нужно непременно быстро. Но в то же самое время у нее возникает чувство особого трепетного волнения и незабываемого счастья. Словом, она несет весьма большие тяготы во время своей беременности. Конечно, у многих женщин беременность протекает по-разному, но в целом, их состояние действительно изменяется по сравнению с тем, когда они не вынашивают ребенка. Все это я говорю к тому, что похожие по тяжести последствия согрешения человека испытывала на себе земля "за пределами" "еще" не прорвавшегося "наружу" рая - на ней происходили те страшные и великие катастрофы, над причинами которых думают теперь ученые, - как минимум, пять массовых вымираний флоры и фауны - в том числе главное массовое пермское вымирание, когда погибло 96 % всех морских видов животных и больше 70 % наземных позвоночных.
   - И единственное известное ныне массовое вымирание насекомых, а их между прочим на земле и теперь больше, чем всех остальных видов живых существ, а значит тогда их было просто бессчетное количество! А еще были: ордовикско-силурийское, девонское и триасовое - и это не считая менее масштабных по сравнению с ними. Так вот, значит, как все было в действительности, а не как, разделившись между собой на два противоборствующих лагеря, говорят ученые и богословы?!
   - Конечно, Илья. Причем, заметь, как хитро дьявол вертит и крутит людьми: сначала он разделил их на противоборствующие стороны, потом стал наущать богословов, чтобы они мешали подлинным ученым проводить свои исследования и чтобы сжигали на кострах еретиков, устраивали охоту на ведьм и проч. и проч., - к примеру, как в эпоху Возрождения, но потом, по прошествии всего трех столетий, когда священнослужители убедились в справедливости описательных выводов науки - я имею в виду безотносительно Библии - т. е. выводов, которые, например, исходя из реалий нашего времени, не объясняют причин подлинных проблем нравственности, напрямую связанных с изменениями, происходившими в мире еще с незапамятных времен, - на это наука ответить не в силах, ибо она лишь описывает те или иные процессы, но не исследует глубоко их причины, к тому же я ранее говорил уже о том, что примерять на первые главы Книги Бытия современное видение мира в смысле космогонических процессов - абсурдно, - так вот, потом служители Церкви сами выдумали, все более со временем подлаживающуюся под выводы современной науки, теорию креационизма. И это в то самое время, когда подлинная наука погибла, а вместо нее осталась лишь выхолощенная, безжизненная, пустая парадигма современных "научных" взглядов, гордо именующая себя наукой. Понимаешь, Илья, какая диалектика? Т. е. ученым прошлого приходилось весьма трудно - их не очень-то и жаловали официальные служители Церкви, а теперь, когда Церковь сама стала слабой, а наука и вовсе погибла - многие священнослужители, наоборот, стали смотреть на современную космологию через Библию, а на Библию - посредством выводов современной науки. Т. е. раньше гениальных ученых не особо ценили, а теперь, когда их больше нет, - наоборот, подстроились под выводы бессмысленной "науки". Все это дьявол делает специально, чтобы постепенно изменить сознание людей, полностью его профанировать, причем делается это всегда такими изощренными способами, чтобы общество ничего подозрительного не замечало и продолжало строить Вавилонскую башню. А теперь злой дух стравливает обе стороны, внушая одним людям, что, дескать, все вы, попы и верующие, всего несколько веков назад убивали прогрессивно мыслящих людей, а другим дьявол шепчет, что лишь они имеют право толковать Священное Писание, еще больше усиливая таким образом нетерпимость к ним тех, кто не хочет верить им на слово. И, заметь, Илья, атеисты обычно говорят "все", "каждый", "всегда", "никогда", "темное Средневековье", и проч. и проч., что свидетельствует об их бесовской одержимости, ибо дьявол постоянно навязывает человеку мысли о том, что все надо мазать одной, сплошной черной краской или же наоборот - разделять все и вся на части и стремиться к безнравственной гармонии и идиллии, которых на падшей земле никогда не будет.
   - Да... Симон, как ты сам говорил, некоторые люди и не знают даже, что Средние века отнюдь не были темными - хотя бы потому, что внутреннее отношение человека к миру тогда было гораздо чище и наивнее, чем теперь, и даже одежда у людей того времени была ярче и стоила дороже той, которая есть теперь у нас. И быт у них был осмысленнее. Злой дух весьма хитер, и потому человек не знает наверняка, когда, возгордившись, сядет в лужу. Благодать Божья может покинуть человека в тот самый момент, когда он подумает, что все на свете понял, и что ему некуда стремиться и незачем каяться и ведь не заметит даже, что черт уже давно его тянет своей невидимой удою в глубокую пропасть.
   - Да. И, кстати, сразу замечу, что я отнюдь не сторонник такого расхожего мнения, что Инквизиция в Средние века была такой уж беспощадной - все эти бесконечные обвинительные приговоры в адрес Церкви в действительности сильно притянуты за уши, как и то, что ученым того времени жилось весьма тяжело. Иногда люди склонны демонизировать вещи, которых они даже не видели. Ранее я подразумевал только то, что даже людей, которые сотрудничали - духовенство и гениальных творцов от науки и искусства - дьявол разделял так, чтоб и они не понимали друг друга, - как это было, к примеру, с Г. Галилеем или Ф. Рабле, вынужденными избегать сурового суда Священства. И еще я имел в виду, что подлинный Христианин никогда не станет никого сжигать на кострах, - ведь убивая человека, отличающегося от наших взглядов на мир, мы лишь умножаем зло - чего и добилось впоследствии католическое духовенство того времени. Но в целом, конечно, ученые и богословы находили тогда понимание друг с другом.
   - Понятно.
   - И вот, вместе с этими массовыми вымираниями флоры и фауны, уже на грешной земле, "за пределами" "огороженного" и еще не прорвавшегося рая, который я уподобил плоду беременной женщины, пребывающего во вневременном пространстве материнской утробы, в то время как мать его уже живет во времени, а саму землю я сравнил с матерью, которая во время беременности испытывает неоднозначные ощущения, - так вот, вместе и одновременно с этими неоднократными массовыми вымираниями живых существ происходили и периодические сдвиги тектонических плит, о которых мы говорили выше.
   - Вплоть до последнего мел-палеогенового периода?
   - Да. Хотя был еще великий потоп - после мел-палеогенового вымирания, соответствующий, возможно, эоцен-олигоценовому вымиранию. Да и потом материки и морское дно так же, как и в наши дни, продолжали изменять свое положение, правда, не так сильно, в отличие от древнейших времен.
   Илья, ты помнишь, с чего я вообще начал?
   - Да - ты говорил про закон сохранения равновесия между единообразием человека с многообразием животных и растений по форме и единообразием флоры и фауны с многообразием человека по содержанию.
   - Верно.
   Теперь я возвращаюсь к этому принципу и утверждаю, что данное равновесие установлено неспроста. И вот почему - для примера я прибегну к мысли О. Вайнингера о том, что у женщины нет души, что она суть ничто. Многие люди понимают это неправильно - Вайнингер говорил не о женщине как существе женского пола, а о типе, поэтому важно разделять, где говорится о женском половом типе, у которого отсутствует душа, а где речь идет про саму женщину. Душа у женщины есть и Дух Божий в ней, как и в мужчине, тоже есть, но нет в женщине, как это ни парадоксально, цельного и полного единства между восприятием, языком и мышлением - для женщины специфично их нецельное, хаотично организованное состояние, - как и для всего остального, что есть на падшей земле, за исключением лишь мужчины и ребенка - девочек и мальчиков.
   - Симон, ты хочешь сказать, что язык, чувствование и мышление у женщины не объединены между собой, как в детях и мужчине, а разделены на отдельные части?
   - Да.
   - А как же цельное связывание их Духом Божьим, про которое ты сам ранее говорил?
   - Я же говорю - "как это ни парадоксально". Да, вот такая диалектика - Дух в женщине есть или по крайней мере может быть, но цельности у нее нет. Это деление на части и не дает женщине подняться над самой собой и видеть себя со стороны. Об этом свидетельствует теория генид О. Вайнингера, но сейчас я о ней говорить не буду, чтобы не уйти далеко от нашей основной, исследуемой теперь, проблемы.
   Так вот, - "когда" рай "еще" не прорвался наружу, по содержанию его соотношение с землей "было" такое же, как у плода с беременной женщиной - в Реальном рая "еще" сохранялась полная и цельная "концентрация" Духа, в "то время" как на уже грешной земле, порвавшей с цельным единством с раем, реальность была хаотично организована - добро на ней тесно сплелось со злом, - как мы это видим теперь. Если считать все это для наглядности в долях, то соотношение было, как у единицы к нулю.
   - А если в процентах, то 100 % к 0 %?
   - Да. В раю - полнота, а на земле, "за его пределами", - пустота. Я имею в виду именно по содержанию, а не по форме - по Духу, а не по материи.
   - А по форме?
   - По форме - 0 % к 100 %.
   - Почему? Ведь в раю вообще ничего не поддается измерению - там все бесконечно и природа тоже есть.
   - Ты забыл, Илья, что сейчас в центре моих рассуждений - человек, а не флора и фауна. По форме-то человек, как я давеча говорил, в соотношении с многообразием форм животных и растений устроен проще. Но по содержанию, наоборот, - неизмеримо выше. Ведь и плод в утробе матери одной с ней природы, но содержание-то в них несопоставимо разное - у матери, уже согрешившей, - поелику как ты помнишь, насильственное деторождение суть грех, - запустился механизм старения организма, пропала девственная чистота, разорвалась связь с детством, но внутри матери сама невинность и чистота - дитя, которое в околоплодных водах пребывает во вневременном состоянии Вечности и блаженства.
   - Да, теперь понимаю - и в раю своя природа - даже "после" грехопадения человека, и на земле, которая стала существовать "за его пределами", но по содержанию - по Духу, они - т. е. рай и утратившая девство земля - были просто несопоставимы, потому что человек, являясь носителем Духа, "еще" не появился на падшей земле - пока она была "беременна" раем.
   - Именно.
   - Кстати, Симон, а где все это "время" находился рай? В центре мира? В самой земле - внутри нее, или вне ее, а, может, на ней самой? Мне это непонятно...
   - "Еще" не прорвавшийся рай с согрешившими в нем людьми "был" вообще вне пределов падшего мироздания, но в Вечности и тем не менее вместе и "одновременно" с самой падшей землей, которая именно уже существовала во времени.
   - Не понял - очень как-то сложно...
   - Вряд ли можно как-то умозрительно это понять, - скорее, это нужно представить.
   Да, именно так, - с одной стороны, "еще" неизгнанные окончательно из рая Адам и Ева и "потомки" их "были" вне времени и привычного нам пространства, но, с другой, "за пределами" рая уже существовала земля, на которой происходили страшные катастрофы, причем земля именно "обнимала" необъятный рай, словно мать, вынашивающая свое дитя, но не содержала его внутри себя, равно как и не находился он снаружи - на ней самой - все это существовало вместе и "одновременно" - во времени и вне времени. Наши прародители именно пали с Неба, "когда" прорвался рай, и они наконец оказались на падшей земле.
   - Очень интересно!
   - Так вот, пока у земли шла "беременность" раем, на ней происходили страшные катастрофы в виде упомянутых выше массовых вымираний и движений литосферных плит с образованием новых материков и морей и распадением их вновь на части, а потом снова их соединением и последующим разделением т. д. - так несколько раз подряд.
   - А в конце этой "беременности", - "когда" человек и люди вместе и одновременно наконец "были" изгнаны из рая - наступило время, от которого и ведет свое начало человеческая История, продолжающаяся по сей день?
   - Да. После грехопадения человека "за пределами" рая пошло не сакральное, а профаническое время - сначала в нем происходили космогонические процессы, а потом началась и человеческая История.
   С выходом человека из рая и установилось это самое, исследованное нами выше, равновесие между единообразием человека с многообразием животных и растений по форме и многообразием человека по создаваемым им реальностям с единообразием образа жизни животных и растений - по содержанию.
   - Да, весьма интересно...
   Значит, если человеческий муравейник на земле разрастается, то это неизбежно ведет к уменьшению многообразия животных и растений, и объясняется это именно метафизическими, сакральными причинами, а не в "научном" и профанном смысле, так?
   - Именно так. Поверхностные объяснения некоторых современных ученых касательно вымирания флоры и фауны нисколько не удовлетворяют действительному положению вещей - они лишь констатируют и описывают наблюдаемые ими явления, но не раскрывают глубинных причин этих явлений. Я же говорил ранее, что ко всем подлинным проблемам можно подходить с двух сторон.
   - С сакральной и профанной.
   - Да. Мы живем теперь в профаническое, женское время, когда дьявол либо мешает все в одну кучу, либо все и вся разделяет на части, но как ни в одном, так и ни в другом - нет Истины.
   - Как же все интересно, Симон!
   - Да. Я не сам все это понял, ибо понять-то это и невозможно. Это просто нужно видеть. Лишь по милости Божией, я прозрел и стал видеть, но сам бы я ничего не смог без Господа и Бога нашего Иисуса Христа.
   - Да... Мир удивителен, если не огрубеть сердцем и не зачерстветь душой. Но многие люди, имеющие глаза и уши, все равно мало что видят и слышат...
   - Так и есть.
   А еще я утверждаю, что существование нашего падшего мира с его замкнутым пространством и односторонним временем обусловлено присутствием в нем человека и что согласно закону сохранения равновесия по форме и содержанию соотношение между животными с растениями и человеком диалектически непрерывно меняется, но интегральное количество всех реальностей субъектов и сущностей объектов остается постоянным - не только в относительном выражении, но даже в абсолютном.
   - Это как?
   - А так, что если бы мы могли посчитать, а это, конечно же, невозможно - количество всех реальностей, сотворяемых человеком, т. е. всеми людьми в какой-нибудь отдельно рассматриваемый промежуток времени и количество всех растений и животных в то же самое время и сравнили бы их с общим количеством реальностей и сущностей, но исследуемых уже в другое время, то увидели бы, что суммы эти всегда, во все времена Мировой Истории, начиная "еще" "с" грехопадения человека в раю и вплоть до скончания века - конца мира сего, соответствуют определенному числу, которое неизменно. В противном случае, если бы это число не было константой, но менялось бы от одного значения к другому, от минус бесконечности до плюс бесконечности - наступила бы гибель всего мира и вместе с ним земли, поелику мир существует, пока в нем сохраняется равновесие. О человеке и растениях с животными в данном примере я говорю условно, ибо принцип сохранения равновесия распространяется на все, что есть в нашем падшем мире - на галактики, звезды, планеты, короче говоря, на всю вселенную, а не только на нашу землю, но даже вселенная - конечна, какой бы бескрайней она ни казалась, и поэтому ее пределы не расширяются и не сужаются, но остаются постоянными и однозначными.
   - Интересно. Симон, а можешь привести пример?
   - Да, Илья, смотри: если мы обозначим долю реальностей людей в сумме с животными и растениями как ?, а долю последних как ?, то по закону сохранения равновесия по форме и содержанию получим, что

? + ? = const = 1, причем

0 < ? < 1,

0 < ? < 1

  
   Почему единица? Потому, что она суть символ монады, законченного и совершенного микрокосма, равно как и макрокосма.
   - Ага. Т. е., допустим, в Ветхие времена, при магических цивилизациях, когда животный и растительный мир земли был гораздо богаче и, так сказать, натуральнее, чем теперь, ? равнялось, скажем, 7/10, в то время как ? - 3/10?
   - Условно говоря, да. Или 8/10 и 2/10, 9/10 и 1/10 соответственно.
   - Понятно.
   - В наше время это соотношение выглядит примерно так: ? = 7/10, а ? = 3/10.
   - Все наоборот.
   - Да. Это - в относительном выражении. А в абсолютном, например, так: когда жил О. Вайнингер, население земли составляло 1,5 млрд. человек, а количество животных и растений - не только видов, но даже по числу самих живых существ - было в несколько раз больше, чем теперь. Точно я, конечно, сказать не могу, поскольку для этого нужно посчитать не только мелкие живые организмы - насекомых, паразитов, бактерии, споры растений и т. д., но, к примеру, даже вирусы. Однако ясно, что если бы мы их посчитали, то обнаружили, что:
  

Q1 + Q2 = const,

  
   где Q1 и Q2 - количество реальностей людей и количество живых существ флоры и фауны соответственно. И пока существует наш падший мир, сумма эта равна const - во все времена она одна и та же.
   - Причем, как ты сказал, в космосе наблюдается такое же соотношение между, например, появлением черных дыр и вспышками сверхновых?
   - Да. Если что-то возрастает на некоторую величину, то нечто другое на эту же величину - сокращается. Ибо принцип сохранения равновесия простирается на все, что есть в нашем падшем мире.
   - Очень интересно!
   - Да.
   - Понятно, что соотношение между разными сущностями и реальностями в относительном выражении более привычно - мы, начиная еще со школьных лет, считаем что-нибудь во всяких задачах, сравнивая одно с другим. Но кто бы мог подумать, что, к примеру, общее количество людей или их реальностей вместе с растениями и животными даже в абсолютном выражении на протяжении тысяч лет остается одним и тем же.
   - Да. Но ведь так и должно быть - относительные величины мы находим при исследовании конкретных сущностей нашего мира. Хотя, конечно, человек, рассуждая о чем-то - особенно об абстрактном, опирается на логическое понятие некоей сущности, нормой которой оно является.
   - Да... В общем, все друг с другом взаимосвязано в цельном единстве.
   - Именно.
   Еще для иллюстрации не только количественных, но даже качественных изменений в общей сумме всех сущностей и реальностей, которая во все времена остается неизменной, могу привести пример с интегралами.
   Вот, например, несобственный интеграл первого рода с двумя бесконечными пределами:
  
  

0x01 graphic
(1)

  
  
  
   Поскольку 0x01 graphic
, то
  
  
   интеграл (1) можно представить как сумму двух несобственных интегралов:
  
  

0x01 graphic
(2)

  
  
   Подынтегральное выражение преобразуется к форме 0x01 graphic
с помощью выделения полного квадрата:
  
  

0x01 graphic

  
  
   Далее, по формуле 0x01 graphic
находим:
  
  

0x08 graphic
0x01 graphic
(3)

  
   Т. к. 0x01 graphic
, находим пределы.
  
  
  
   Предел интеграла (3) существует:

0x01 graphic
(4)

  
  
   Второй интеграл из суммы (2):
  

0x08 graphic
0x01 graphic

  
   Предел этого интеграла также существует:
  
  

0x01 graphic
(5)

  
  
  
   Итак, сумма (4) и (5):
  

0x01 graphic

  
   - Число ?! Иррациональное и трансцендентное!
   - Конечно. Я потому и привел этот пример.
   - Удивительно! Значит, интеграл сходящийся.
   - Да. Он и должен быть сходящимся, поелику весь наш падший мир - конечен.
   - Да. Точно.
   - В этом примере функция f(x) суть математическое выражение интегрированной реальности нашего падшего мира. Естественно, в действительности она не такая простая, как в подынтегральном выражении вышеозначенного интеграла, если вообще можно говорить о какой-либо функции применительно к нашему сложному миру, ибо на практике мы имеем дело не с плоскостью и даже не с объемом и не только с последним вкупе со временем, как четвертым измерением, но вообще со всеми, так сказать, аргументами.
   - Независимыми переменными?
   - Да.
   - Понятно.
   Симон, а я вот еще подумал, - почему в твоем примере у интеграла нижний предел от минус бесконечности, а верхний - до плюс бесконечности? Ведь количество живых существ не может быть отрицательным и само число интегрированной суммы, как ты говорил, не может быть бесконечным, но является постоянным.
   - Во-первых, выражаясь математическими терминами, область определения "функции" неограничена, но область значений, - напротив, имеет свои пределы, т. к. Дух свободен, но явления нашего падшего мира - есть только "результаты" Его проекции в пространство необходимости. Во-вторых, я же сказал выше, что закон сохранения распространяется не только на количественные изменения, но и на качественные.
   - А что это значит?
   - Илья, помнишь, я говорил, что в нашем мире все перемешано в организованном хаосе - в нем есть символы и рая, и ада вместе и одновременно.
   - Да, помню.
   - Так вот, нижний предел интеграла символизирует дух отрицания, его стремление к небытию, а верхний предел - Идеал и бесконечность, совершенство и Вечность.
   - Очень интересно!
   - Да. Я сам когда думал обо всем этом, то вспомнил Роберта Уодлоу.
   - Самого высокого человека, рост которого официально зарегистрирован?
   - Да.
   - А почему ты о нем вспомнил?
   - Потому что его смерть в двадцатидвухлетнем возрасте произошла не от болезни, как думают многие люди - она была лишь следствием, а по причине действия закона сохранения по форме и содержанию.
   - Симон, а можешь подробнее изложить свою мысль.
   - Илья, смотри: человек есть монада, в которой непрерывно происходят диалектические процессы. Пока в человеке сохраняется равновесие между созидательным и разрушительным началами его души, он продолжает жить, но с нарушением данного равновесия наступает гибель или смерть микрокосма - жизнь обрывается.
   Вся земная жизнь человека диалектична. К примеру, у младенца не такой высокий рост, как у Роберта Уодлоу, но зато у первого бездонный внутренний мир. У Роберта Уодлоу, когда он начал быстро расти, жизненное время уже измерялось количеством прожитых лет, а у младенца после недавнего его появления на свет еще остались телепатические способности, благодаря которым он усваивает язык максимально близкий к логическим понятиям. У Роберта Уодлоу уже начались необратимые процессы старения организма, - когда он стал сильно расти, - у него ухудшилось зрение, стали болеть ноги, позвоночник, голова и т. д., а у младенца все еще только начинается - он еще даже не умеет ходить. Короче говоря, сама наша жизнь - от рождения до смерти - вся насквозь диалектична, иначе не сохранялось бы равновесие, и мы бы погибли, не дожив даже до раннего детства.
   - Значит, интегральная сумма, о которой мы говорили выше, на примере Роберта Уодлоу перестала быть постоянной, но устремилась к бесконечности, но поскольку человек есть завершенный и совершенный микрокосм, а равновесие должно сохраняться - образовалось неразрешимое и необратимое противоречие, и самый высокий человек скончался.
   - Условно говоря, - да.
   - Число суммы стало больше нормы...
   - Можно и так сказать.
   - Интересно.
   - И этим примером вновь подтверждается, что стремление человека устроить Идеал на падшей нашей земле - аморально, ибо оно не направлено на качественную перемену ума и души, на прорыв в трансцендентное Бытие, но сводится к бесконечным количественным "изменениям".
   - Да...
   - Но и это еще не все. Самый интересный вывод еще впереди.
   - Какой же?
   - Исследуя вышеозначенную проблему, я также обратился к себе с вопросом о постоянстве Мирового Духа, двигающего Историю.
   - Все эти вопросы как-то связаны между собой?
   - Еще как!
   Смотри, Илья, приведу тебе для примера слова Р. Л. Стивенсона к его бессмертному роману "Остров сокровищ". В очерке "Моя первая книга - "Остров сокровищ", автор говорит: "Я вынужден коснуться сейчас щекотливого предмета. Да, несомненно, попугай принадлежал когда-то Робинзону Крузо. Да, скелет, несомненно, заимствован у По. Но не они меня тревожат: это все мелочи, ничтожные пустяки; никому не позволено присваивать себе исключительное право на скелеты или объявлять себя единовластным хозяином всех говорящих птиц. Частокол, как утверждают, взят из "Мичмана Риди". Пусть так, мне совершенно все равно. Достойные писатели эти лишь оправдали слова поэта [Генри Лонгфелло, "Псалом жизни" - прим. мое]: удалясь, они оставили после себя:

Следы на Вечности песках,

Следы, по коим, может быть, другой... -

  
   вот я и оказался тем другим! Нет, мою совесть мучит лишь долг перед Вашингтоном Ирвингом, и не напрасно, ибо, по-моему, не часто встретишь столь очевидный плагиат. Несколько лет назад в поисках чего-нибудь подходящего для антологии прозы случилось мне открыть "Рассказы путешественника", и вдруг строчки заплясали у меня перед глазами. Билли Бонс, его сундук, общество, собравшееся в трактире, весь внутренний дух и изрядная доля существенных подробностей первых моих глав - все было тут, и все было собственностью Вашингтона Ирвинга. Но в те часы, когда в приливе вдохновения, несколько заземленного, пожалуй, я сидел у камелька и писал, я не догадывался об этом; не догадывался и потом, когда день за днем после второго завтрака читал в кругу семьи то, что написал за утро. Все это мне казалось первородным, как грех; все принадлежало мне столь неоспоримо, как мой правый глаз".
   Видишь, Илья, сам Стивенсон признается, что позаимствовал некоторые вещи из сочинений других авторов.
   - Да, интересно!
   - А Пушкин А. С., написавший "Сказку о рыбаке и рыбке", перекликающуюся со сказкой братьев Гримм "О рыбаке и его жене", которая в свою очередь написана по мотивам сказки Филиппа Отто Рунге, а источником для всех них послужили рассказы, вышедшие из народа? А "Сказка о попе и о работнике его Балде" - разве не похожа она на ту, которую приводит Рабле в Четвертой Книге про доблестного и доброго Пантагрюэля в 46-й главе - "О том, как пахарь с Острова папефиги обманул чертенка". Причем Пушкину основой для сказки о Балде послужило сказание, вышедшее из народа, записанное им от своей няни Арины Родионовны, а Рабле для своего романа о великанах отце и сыне черпал вдохновение в народной культуре Средних веков. И таких примеров на протяжении всей Истории полно! Всеми ими я хочу сказать, что в замкнутой системе нашего падшего мира Дух всегда постоянен и неизменен - меняются лишь внешние формы реальностей, сотворяемых людьми. Что бы мы в конечном счете ни сочиняли и ни сотворяли, не важно - будь то искусство, наука, религия - я имею в виду новомодные течения, называющие себя религиями, бесчисленные профессии, занятия или сам язык, который лишь засоряется со временем неологизмами, но по содержанию остается прежним, - все "это было уже в веках, бывших прежде нас", как говорится в Книге Екклезиаста, в 1-й главе.
   - Точно, Симон! Я читал о нечто похожем у И. Кормильцева: "Я надеюсь, что человек живет с какой-то целью, находится в процессе становления от чего-то к чему-то, а не просто топчется на месте. Когда я говорю о себе, что не поменял свою точку отсчета координат, то я имею в виду не отсутствие развития, а некую внутреннюю цельность, некий стержень телеологический, вокруг которого личность разворачивается, как спираль. В этом смысле, если смотреть сверху вниз - это точка на плоскости. Если смотреть во времени, то я надеюсь, что я куда то иду, откуда-то и к чему-то".
   - Да, Илья. Все так. Весь мир меняется, но Дух в человеке неизменен. Поэтому сформулированный мной закон сохранения равновесия между человеком и животными с растениями по форме и содержанию справедлив и в смысле сохранения постоянства Мирового Духа, а также прямо свидетельствует о Его присутствии в нашем падшем мире. И потому недальновидны, к примеру, люди, которые говорят, что В. Цой многое в своем творчестве перенял у групп "The Cure", "The Smiths", "The Clash", "The Police", "The Sisters of Mercy", "Joy Division" и т. д.
   - Причем некоторые убеждены в том, что не только музыка группы "Кино" похожа на звучание вышеозначенных групп, но даже сами слова песен взяты у них.
   - Да я тоже слышал подобные глупости. Или когда кто-то думает, что Мераб Мамардашвили переводил работы Ж. Делеза, Ф. Гваттари и выдавал их в качестве своих собственных мыслей или даже когда А. Пушкина сравнивают по внешности с А. Дюма-отцом, потому что не знают, что закон сохранения равновесия по форме и содержанию распространяется даже на внешность людей, и что потому все люди разные по внешности, но в то же время похожи на своих предшественников и последователей - они не видят, что гениальные творцы не создают что-то новое по содержанию - они во все времена говорят об одном и том же - о Едином, Живом и Присносущем Боге. А формы их творчества могут совпадать друг с другом или отличаться - это не столь важно, в отличие от содержания.
   - Точно, Симон! Получается, что ты при всем желании не смог бы придумать в падшем мире нечто принципиально новое, чего никогда еще не было или сформулировать некий другой закон, который бы отменял действие принципа сохранения равновесия, как и разные его варианты по форме, но во все времена одинаковые по содержанию, высказывавшиеся и подтверждавшиеся на многочисленных опытах еще представителями Милетской школы, Эмпедоклом, Демокритом, Аристотелем, Эпикуром, Ф. Бэконом, Жаном Рэ, Р. Декартом, И. Ньютоном, Г. Лейбницем, Р. Бойлем, М. В. Ломоносовым, И. Кантом, А. Лавуазье, Ж. Л. Гей-Люссаком, М. Фарадеем, С. Карно, Д. Джоулем, Р. Майером, Г. Гельмгольцем и другими выдающимися философами и учеными. Ведь все эти исследователи всегда говорили лишь об одном - о принципах тождества и противоречия, ибо Дух однозначен и неизменен.
   - Конечно, Илья.
   - Кстати, ты сказал, что в песнях В. Цоя и группы "Кино" также говорится о Едином Боге. А в каких именно?
   - Да хотя бы в песне "Апрель". Или, скажем, в таких песнях, как: "Война", "Звезда по имени Солнце", "Песня без слов", "Стук", "Спокойная ночь", - да много, в каких. Взять хотя бы для примера песню "Стук" - некоторым людям слышится в ней не слово "Верь", а "Дверь": "И когда я обернусь на пороге, я скажу одно лишь слово ...", но никакого недоразумения в этом нет, ибо Дверью назвал Себя Господь наш Иисус Христос.
   - Точно! Ведь в Евангелии от Иоанна, в 10-й главе, говорится: "Итак, опять Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам. <...> Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет".
   - Да. Но и это еще не все. Сама песня называется "Стук" - символическое название, не правда ли?
   - Почему?
   - В Откровении Иоанна Богослова, в 3-й главе, говорится: "Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною". А у В. Цоя в песне "Стук" поется:

"Но странный стук зовет: "В дорогу!"

Может, сердца, а, может, стук в дверь.

И когда я обернусь на пороге,

Я скажу одно лишь слово: "Верь!"

   - Тоже про стук и про дверь, - как в Библии!
   - Конечно.
   - Симон, а как ты думаешь, В. Цой осознанно писал свои песни или же по наитию? Просто у меня складывается впечатление, что ему диктовали их Свыше...
   - И то, и другое, вместе и одновременно.
   Бесспорно, с одной стороны, это чудо - В. Цой и сам говорил, что не знает, как у него получается сочинять такие тексты, но, с другой, - он сотворял их именно сам, - свободно и будучи свободным. Это Божий дар человеческой свободы.
   - Точно! Я и забыл...
   - И снова начал воспринимать все дискретно.
   - Да... А это не дает полноты всей картины.
   - Конечно.
   - Ведь В. Цой сам говорил, что когда он чувствует у себя в голове появление какой-то идеи или тени идеи, то тогда появляется и сама песня, но при этом он отмечал, что не знает, когда это произойдет вновь и не знает, что именно его на нее наталкивает.
   - Да. И еще он говорил, что, играя на гитаре, одновременно что-то записывает, делает какие-то черкушки, а потом получается песня, и что для него самого остается загадкой то, что у него получится.
   - Да, очень интересно... Слушая песни группы "Кино", я раньше словно не слышал и не замечал в них явные символы Горнего мира, но теперь, после твоих слов...
   - Многие люди не слышат и не видят. К примеру, знакомый, с которым я работал в театре, будучи довольно начитанным человеком и интересным собеседником, всякий раз, при упоминании мною творчества В. Цоя, говорил, что автор песни "Алюминиевые огурцы" непонятно что хотел ею сказать. На этом его интерес к группе "Кино" заканчивался. Он так и не услышал и не прозрел, чтобы увидеть со стороны весь путь В. Цоя от начала до конца - его формирование, рост и становление, как гениального творца. Ведь в жизни В. Цоя было много всего такого, что свойственно каждому человеку - детская непосредственность и наивность, влюбленность и романтичность, серьезность и возвышенность, прозрение и готовность принять смерть - в его жизни было все, как и в жизни подлинно выдающегося человека, суть сознательного микрокосма - о том он и пел. Люди же обычно за его восточной внешностью, далеко опережающей свое время прогрессивностью, нонконформизмом и вызовом безнадежно устаревшим традициям и привычкам не замечали главного - его нравственного мужества и духовной цельности. А вот, например, когда Архимед Искаков, который снимался с Виктором в фильме "Игла", по просьбе своих учеников пригласил В. Цоя в 56-ю школу моего родного города, дети только со второго раза смогли вести себя более-менее естественно, чтобы поговорить с ним о чем-то интересном.
   - Почему?
   - Потому что они были настолько впечатлены Виктором, что, встретившись с ним в первый раз, не могли промолвить и слова, так молча и просидев, словно окаменевшие. Такая от него исходила мощная энергетика... Помню, один из слушателей группы "Кино", комментарий которого я прочитал в Интернете, на видеохостинге "YouTube", под клипом для песни "Стук", сказал даже про ее участников, что от них исходит термоядерная энергетика. А как известно реакции термоядерного синтеза происходят в настоящих, космических звездах.
   - Звезда по имени Солнце...
   - Да.
   - Просто удивительно!
   - Еще бы! Просто дети, в отличие от взрослых, чувствуют присутствие Духа Божьего в нашем мире гораздо сильнее, ибо у них восприятие реальности еще незамутненное, чистое и неиспорченное дьявольскими соблазнами.
   - Точно, Симон.
   Кстати, ты вот говорил сейчас про постепенное формирование личности В. Цоя, и я вспомнил про Микеланджело - он ведь вначале входил в кружок неоплатоников и ваял скульптуры героев древних мифов, - к примеру, такие его творения, как "Битва кентавров с лапифами" или "Голова Фавна", "Спящий Купидон", "Вакх", "Геркулес" и т. д., но взрослея, он все сильнее порывал с тщетными своими стремлениями, связанными с желанием вернуть на обреченную нашу землю величие былых времен - он избавлялся от груза своих разбитых надежд на восстановление утраченного некогда рая, - наоборот, его гений все больше свидетельствовал о конце этого мира и о прорыве в будущее - в Вечное Царство Небесное Господа и Бога нашего Иисуса Христа.
   - Да, Илья. Именно так. А многие люди и не замечают, что гениальный человек растет последовательно - не сразу.
   - Понятно.
   А что еще следует из закона сохранения равновесия по форме и содержанию?
   - Как мы только что с тобой, Илья, исследовали начало тех процессов, которые происходили после грехопадения человека, так же можно вывести и конец падшей земли.
   - Узнать, что будет в конце времен? Это как?
   - Все по тому же принципу сохранения.
   Смотри, коль скоро мы выяснили, что земля и все пространство после согрешения человека свернулись в то, что мы теперь видим, то точно так же будет и в конце времен, когда земля наша погибнет - можно предположить, что животный и растительный мир на ней исчезнут, в то время как человеческий муравейник, наоборот, распространится до своего предела - тогда разница эта достигнет критического значения и начнется, похожий на сворачивание мира "при" грехопадении, процесс, но уже с обратной перспективой, - когда придет Спаситель, Господь и Бог наш Иисус Христос. Как и в точке обнуления Ветхого времени Первым Пришествием Христа, - когда реальность падшего мира была полной явных чудес, а у языческих народов, живших в центре земли, была магическая цивилизация, - началось Новое время, т. е. две тысячи лет назад, так будет и в конце времен со Вторым Пришествием Сына Человеческого, - возможно, что виртуальная реальность к тому времени станет полностью заменять саму реальность и люди будут пребывать во сне, будут есть, пить и веселиться, как в эпоху магических цивилизаций, полностью слившись с окружающей средой, почти не оставив зазора между собственной свободой и бытием падшего мира, - тогда и придет антихрист. Я, конечно, не знаю, как все будет происходить, ибо то известно лишь Одному Господу Богу. Я даже не хочу ничего прогнозировать, ибо все это не имеет смысла. Но одно известно точно - мир сей погибнет, причем довольно скоро. В Писании, во Втором послании Святого апостола Петра говорится в 3-й главе: "Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят". Тот, кому кажется, что не скоро еще, не при дверях, тот глубоко заблуждается, но об этом я скажу в свое время, изложив на примере, - когда буду исследовать проблему процесса увядания земли в соответствии с механизмом старения человека.
   - Понятно, Симон. Значит, катастрофические флуктуации на падшей земле происходят тогда, когда сильно меняется соотношение формы и содержания?
   - Да и это логично, ибо когда дьявол каждого человека на земле прельстит, и спасутся лишь единицы последних Христиан, тогда и свобода в человеке будет окончательно попрана, а иначе - без свободы человек превратится в животное, до которого его во всю Мировую Историю и хочет низвести дьявол.
   Кроме того, из закона сохранения равновесия по форме и содержанию следует вывод, о котором я говорил ранее, - что если бы люди, будучи девственниками и преодолев в себе греховные страсти, добровольно и свободно выродились, то земля бы также свернулась и наступило бы Царство Небесное, но сразу замечу, что это утопия, ибо в Писании, в Евангелии от Матфея, в главе 19-й, говорится: "Не все вмещают слово сие, но кому дано, ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит".
   - Да... Люди не смогут сохранить свою девственную чистоту - соблазны слишком для них велики...
   - Потому и наступит конец мира сего, но не свободный и сознательный конец, как то изначально и предполагалось для человека ради спасения его, но страшный, катастрофический, апокалиптический конец.
   - Вообще ты прав, Симон, - вся система падшего мироздания замкнута, а космос конечен - даже если пересечь всю вселенную, хотя бы потому, что неизменно и постоянно действует выше сформулированный тобой закон сохранения равновесия, который априори, по своему глубокому смыслу, внутренне подразумевает необходимость существования замкнутой, ограниченной системы. Ведь Горний мир безграничен и незамкнут - в нем отменяются все законы падшего мира, ибо в нем главенствует единственный - нравственный закон. Я даже не могу себе представить, чтобы в Горнем мире, исходя из закона сохранения равновесия, количество, скажем, животных и растений при умножении людей уменьшалось или наоборот - человек был бы один, а живых существ - множество. Это же абсурд! Ибо в противном случае о какой же тогда Вечности и целостности Горнего мира можно будет говорить и чем он тогда будет отличаться от нашего! Всем этим уже свидетельствуется очевидность той непреложной и достоверной Истины, что между Горним миром и нашим падшим есть онтологический зазор, вследствие чего мы пока явно не видим Господа нашего Иисуса Христа, но верим Ему и по вере нашей нам открывается знание о том, что иной, отличный от нашего земного, уровень Бытия существует!
   - Именно, Илья. Все верно.
   - А еще, Симон, я хочу у тебя спросить вот о чем. Ты давеча сказал, что после согрешения Адама с женой земля, свернувшись в падшее свое состояние, стала беременна "еще" не прорвавшимся окончательно раем. Это я понимаю - ты говорил, что и у матери, вынашивающей во чреве своем дитя, похожее состояние - она живет в реальности, которая всюду ограничена многоразличными рамками, поскольку в этом, посткатастрофическом мире, человек напрямую чувствует атмосферное давление, гравитацию земли, холод, зной, дождь, ветер и проч. и проч. и кроме того беременная женщина сама иногда, сталкиваясь со злом этого мира, не защищена от безнравственных поступков людей, - словом, ей приходится весьма трудно, но что в то же самое время ребенок, находящийся у нее в утробе, наоборот, пребывает в состоянии, которое сродни Вечности Горнего мира - вне времени и ограниченного пространства, хотя и чувствует "уже" через мать свою первые отголоски зла этого мира, в котором ему еще только предстоит появиться - как и Адам с женой, согрешив и пав с другими людьми в раю, не напрямую, но отдаленно "уже" чувствовали последствия своей вины за первородный грех, которые проявились в том, что "за пределами" рая уже во всю свирепствовали катастрофические болезни земли, приведшие к массовым вымираниям всей флоры и фауны. Но я не совсем понял, как же тогда "было" "до" согрешения человека? "Была" ли "тогда" земля тоже беременна раем? Ибо ты сам ранее говорил, что "при" Божественном сотворении мира вневременное "было" включено во временное, внепространственное в пространство и т. д.
   - Ответ есть в Библии.
   - А где именно?
   - В Евангелиях от Матфея и от Луки.
   - Я читал, но нигде не нашел...
   - В Святом Благовествовании от Матфея, в 1-й главе, говорится, что: "Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго", ибо: "Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог. Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою, и не знал Ее. [Как] наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус".
   В Евангелии от Луки, в 1-й главе, говорится: "В шестой же месяц послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве: Мария. Ангел, войдя к Ней, сказал: радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами. Она же, увидев его, смутилась от слов его и размышляла, что бы это было за приветствие. И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца. Мария же сказала Ангелу: как будет это, когда Я мужа не знаю? Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим. Вот и Елисавета, родственница Твоя, называемая неплодною, и она зачала сына в старости своей, и ей уже шестой месяц, ибо у Бога не останется бессильным никакое слово".
   - Непорочное зачатие?
   - Конечно.
   - Значит, "до" согрешения человека, как ты и сказал выше - земля оплодотворяла саму себя, без дождя, который Господь Бог не посылал "еще" на нее, но пар орошал все лице ее?
   - Да. Пречистая Дева Мария, не познав мужа своего Иосифа, приняла Сына во чреве от Духа Святаго. В начале Божественного сотворения мира девственно чистая земля без дождя Господнего зачала в себе рай.
   - Удивительно!
   - Так оно все и "было".
   - Значит, первая, непорочная, беременность земли раем, "была" "до" согрешения человека - так, как все оно и могло "быть", если бы дьяволу не удалось искусить Адама и жену его. А вторая, порочная, беременность земли раем, которая "была", "когда" Адам с женой согрешили и пали с остальными людьми, с последующим прорыванием рая и постепенным его стягиванием, подобно детству ребенка, которое также последовательно исчезает из восприятия человека, - суть то, что мы видим среди людей теперь, когда ребенок насильственно появляется на свет через плотское познание его родителей? Т. е. деторождение на падшей земле, которое не закончится до скончания века, суть насильственное, как ты и говорил ранее.
   - Именно так. Причем первая беременность "была" у девственной земли, которая, т. е. земля, существовала в сакральном времени - она, даже зачав рай, оставалась непорочной, ибо сама оплодотворяла саму себя - без дождя, который Господь "еще" не посылал на нее, а вторая - у земли, которая утратила свое девство, - "когда" цельное и целостное Реальное рая разлетелось на мельчайшие осколки - после грехопадения человека - тогда на ней уже шли дожди и происходили другие, привычные для нас грешных, погодные явления. И здесь последнее тогда (само слово "тогда") - не то же самое что "тогда" в Вечности, а относится к реальности "за пределами" "еще" не прорвавшегося "наружу" рая, в котором "уже" "были" согрешившие Адам и Ева и дети их. Т. е. тогда - значит в профаническом времени, "в то время как" в самом раю "еще" оставалась Вечность, готовая разделиться на разные времена. Поэтому, связанную с Вечностью "последовательность" событий, я беру в кавычки, ибо во вневременном никакого времени нет, а явления, происходившие в профаническом времени, которое возникло после грехопадения человека, - соотношу с нашим обычным, циклическим временем.
   - Понятно.
   Теперь я стал прозревать и видеть, почему в Книге Бытия "последовательность" Божественного сотворения мира - Шестоднева - не имеет никакого отношения к выводам науки и теории Креационизма. Весьма недальновидно примерять современные представления о космологических процессах, тектонике литосферных плит, фотосинтезе, гидрологических циклах, образовании флоры и фауны и т. д., без которых мы не мыслим существование всего живого на земле, на то, что "было" в начале, - короче говоря, абсурдно сравнивать временное, конечное и тленное с вневременным, бесконечным и совершенным. А многие люди при этом все никак не могут понять, - дескать, да как же это земля произвела зелень, траву, деревья на третий день, если светила на Небе, сотворены Богом "лишь" на четвертый, думая, что речь идет о фотосинтезе и солнце с луной! Как же дьявол манипулирует сознанием человека!
   - Да, Илья. А не видят они этого, поелику не верят искренне Богу и потому, что у них нет памяти о пережитом прошлом - многие люди не в состоянии воссоздать картину прошлого, глядя на мир сквозь толщу времени, наслоившуюся в течение огромного количества лет. Они заняты бесконечной суетой и толкотней на падшей земле и не видят себя со стороны. Они не помнят свое прошлое так же, как и не помнили туземцы с Маскаренских островов, что за всего каких-то жалких сто лет до их появления на свет, в лесах их родины, под панданами и пальмами бродили удивительнейшие птицы.
   - Дронты... А еще так же, как не помнят теперь многие американцы о том, что над просторами их большой земли всего лишь сто с небольшим лет назад летали по Небу гигантские стаи странствующих голубей.
   - Именно. Дьявол усыпляет бдительность людей, стирает их память о прошлом, делает их безвольными пушинками, которые ветер несет туда, куда захочет и почти полностью, без онтологического зазора, растворяет их последние остатки свободы, смешивая последние с изменениями внешней среды. Они меняются вместе с миром - в них нет цельности своего "Я", которое поднимало бы их над всем миром и позволило бы, таким образом, целиком охватить всю картину. Куда мир катится - туда и они. Поэтому многие люди и воспринимают Священное Писание, как некие сказочные предания, имеющие отдаленное отношение к существующей ныне реальности. Они не видят, потому что еще не прозрели. Они спят. Они полурожденные. О. Вайнингер в "Последних словах" говорит, приводя слова Б. Спинозы: "Saue sicut lux se ipsam et tenebras manifestat sic veritas norma sui et falsi est" (Ethices Pars II, Prop. 43 Schol). Без идеи истины я отказываюсь также от масштаба, при помощи которого я могу найти что-нибудь ложным; где нет закона, там царит только произвол. Идею истины также нельзя доказать, если бы ее можно было доказать, то я мог бы желать истины ради чего-нибудь другого. Точно так же нельзя доказать моего собственного существа, моего "Я", если только оно имеет ценность, нельзя вывести из чего-нибудь другого, из твоего "ты", если оно не следствие причины, если оно не может служить средством к цели. Оспаривание солипсизма было бы совершенно непримиримо с этикой так же, как и доказательство существования собственного "Я". В самой идее души уже заключается невозможность доказать свою или чужую душу. Если бы ее можно было вывести из чего-нибудь, то за ней оставалось бы что-нибудь. Постоянно появляются все новые попытки опровергнуть солипсизм. <...> При этом, по-видимому, совершенно не понимают пафоса, на котором покоится положение: "мир есть мое представление". Это значит: что-нибудь изменяется, когда я не существую. Я становлюсь субстанцией, а "duae ejusdem naturае sub stantiae non dantur" (Spin. Eth., 2, 10 Schol.). Боязнь солипсизма есть неспособность дать бытию самостоятельную ценность, неспособность к богатому одиночеству, потребность спрятаться в толпе, затеряться, исчезнуть в массе. Это трусость".
   - Постой, постой, Симон! Ты же сам говорил, что одиночество - это слабость и дезертирство, а сейчас, цитируя О. Вайнингера, сказал, что наоборот - неспособность к одиночеству - трусость. Вновь противоречие?
   - Ну, так правильно - я же говорил не про богатое и самодостаточное одиночество, о котором говорит О. Вайнингер, но про одиночество ради самого одиночества, когда решение подлинных, нравственных, проблем заменяется человеком личным покоем и избеганием общества. Чтобы целиком видеть устроение всего падшего мира, человеку ради настоящей своей свободы, необходимо не только за ним наблюдать, но и активно действовать, живя не в одном лишь одиночестве, но с людьми в обществе.
   - Но ведь это очень трудно!
   - Конечно, однако только через цельное и полное взаимодействие со всем миром, как сознательный микрокосм сосуществует в одной реальности, во времени и пространстве, с макрокосмом, человек целиком может охватить всю панораму падшего бытия. Иначе у него попросту не появится простора мысли, широкого кругозора и возможности, подобно птице, подняться над всем и обозреть его со стороны, будучи не вписанным в чью бы то ни было реальность, но, собирая все по крупицам, вместе и одновременно восстановить в памяти картину всей Мировой Истории, начиная с еще незапамятных времен и вплоть до нашего времени.
   - Значит, вместе и одновременно, - к примеру, как ты сам любишь подлинное одиночество и трудишься часто в одиночестве, но не бежишь от мира сего, не ненавидишь общество, но, напротив, - относишься с любовью к своему ближнему и взаимодействуешь с людьми?
   - Да, Илья. Вместе и одновременно и при этом, не впадая в крайности, во многом - середина. Потому что дьявол пользуется человеческим стремлением к крайностям, все и вся разделяя между собой, чтобы противоборствующие силы заняли противоположные стороны и сражались друг с другом до скончания века. На этом диалектическом принципе, собственно, и основана вся падшая реальность - люди, к примеру, думают, что сам мир совершенен, что в нем нужно "исправить" лишь одного человека, что это он все портит, и что он мешает установлению рая на земле - я имею в виду все общество и по наущению дьявола начинают придумывать разные способы, чтобы обуздать этот неуловимый, свободный, вечный в человеке Дух, но на протяжении всей Истории мы видим, к чему это приводит - к бесконечным войнам, катастрофам, страданиям, злу, ненависти, саморазрушению. Ибо не один человек "мешает" "мирно" существовать падшему бытию - оно само изначально после грехопадения человека уже во всем безнравственное - от формы вещей до их содержания - сама природа хаотично организована таким образом, что и животные, и растения, и места их обитания - реки, озера, моря, океаны, земля, небо, а также весь космос и проч. и проч. - все это поделено на части между добром и злом - во всем можно увидеть символы Горнего мира и глубин ада. Поэтому сколько бы ни пытались люди установить на земле "царство" всеобщего "изобилия" и "благодати", сколько бы ни пытались они вернуть рай на падшую землю - у них ничего не получится - ни в реальности, ни в виртуальности, ни где бы то ни было еще, "ибо проходит образ мира сего" - по слову Святого апостола Павла - приблизилось Царство Небесное, наступает конец мира сего.
   - Поэтому ты говоришь, что не хочешь ничего никому доказывать, никого ни в чем убеждать, что ты ничего ни от кого не ждешь и не веришь призрачным надеждам.
   - Да, но в то же время это не значит, что я сижу сложа руки и наблюдаю за тем, как этот мир катится в пропасть - я действую, но не реактивно, а активно. Я отстаиваю себя против дьявола, но не борюсь с ним, ибо нет настоящей свободы в побуждении, нет Истины в постоянных сомнениях - стоит мне делать добро или нет, стоит мне жить или нет, стоит мне любить или нет, стоит мне терпеть или нет и т. д. В этих, разъедающих душу сомнениях, и рождаются скепсис, цинизм, ненависть к людям, бездействие и т. д. Для меня Истина, Добро, Любовь и Свобода - то, что я никогда не подвергаю сомнению при каких бы то ни было обстоятельствах - даже, если мир и все в нем вместе с моими представлениями исчезнет, ибо я, как и всякий грешный человек, могу утратить благодать Божью и глубоко пасть - эти нравственные ценности продолжат существовать дальше, ибо они постоянны, неизменны, непреложны, достоверны, очевидны, однозначны и вечны - они не зависят от моего или чьего-то о них мышления.
   - Да...
   Симон, а ты ведь сам говорил, что отвоевываешь свою свободу, а сейчас сказал, что не борешься с дьяволом...
   - Правильно, с ним не борюсь, ибо зачем мне с ним бороться - ведь я верю Истине, а не иду на поводу у чертей. Отвоевывать свою свободу и бороться со злым духом - разные вещи. В первом случае - я самостоятельно предпочитаю добро злу, я сам активен, я свободен, и я сам творю свою судьбу. Во втором - мною манипулируют, постепенно и незаметно убивают мою свободу, навязывают мне зло, делают меня пассивным.
   - Разные векторы...
   - Конечно. Или я, по милости Божией, сам творец своей судьбы или наоборот - плыву по течению и жду, куда оно меня принесет. Совершенно разные подходы к делу, понимаешь?
   - Да. В общем, все непросто...
   - С одной стороны, - да, все непросто - мир сложен и разобраться в нем весьма трудно, но, с другой стороны, - просто и не нужно ничего придумывать: верь Спасителю Господу и Богу нашему Иисусу Христу и следуй за Ним. Трудность только в одном - что, как, где и когда нужно соединять, а когда, где, как и что - разделять в этом падшем, хаотично организованном мире, поелику люди обычно не хотят трудиться и предпочитают получать все и сразу. Можно и нужно ли убивать? Надо ли делать добро там, где оно будет навязчивым? Смешивать все и вся друг с другом или же разделять их между собой? Идти или не идти? Доказывать или молчать? А вообще стоит ли куда-то идти и что-то доказывать? Действовать и отстаивать свою реальность или бездействовать и, погружаясь в предлагаемые обстоятельства, отдать все на волю т. н. случая? И т. д. и т. п. Таких вопросов в этом мире множество и люди пред ними теряются. Но при искренней вере Господу, по милости Божией, видение, слышание и знание открываются человеку, и тогда он начинает прозревать и чувствовать этот мир и многое ему становится понятным.
   - Да, ты прав.
   - Еще об однозначности и неизменности действия принципа сохранения равновесия по форме и содержанию наглядно свидетельствует, к примеру, не так давно произошедшая массовая гибель нерп на Байкале. И вновь некоторые современные ученые объяснили это явление профанически, - сказав только, что оно вызвано природными факторами, дескать, из-за сильных штормов. Более ста сорока животных, которые не были больны и среди которых преобладало число беременных самок по мнению биологов погибли вследствие естественных причин. А не видят они всю ситуацию целиком, а не локально, потому что горды и не верят в Божественный Промысл. Они не прозрели еще и не знают, что сейчас, уже на наших глазах наступает переломное время - такое же, как и при Микеланджело в эпоху Возрождения, когда масштаб гениальной личности влияет на всю настоящую и последующую Историю. Как и во времена выдающихся творцов Ренессанса погибло большое число видов флоры и фауны или, скажем, при И. Канте и И. Гете беспощадно и бессовестно убивали морских коров, так и теперь множество живых существ безвозвратно исчезает с лица нашей планеты.
   - Потому что, когда в Истории появляются подлинные гении, то согласно принципу сохранения равновесия по форме и содержанию массово вымирают различные виды животных и растений? Значит это взаимосвязанные вещи?
   - Ну, конечно, Илья. Я же давеча уже говорил о постоянстве и неизменности Мирового Духа и даже начал разговор именно с этого, - приведя в пример умножение человека в мире вместе с оскудением земли.
   - А-а, точно - вспомнил. Да, понятно, Симон.
   А вот есть еще гипотезы о Пангее Ультиме, Новопангее, Амазии и т. д. - суперконтинентах, которые по предположениям некоторых современных ученых могут появиться через несколько миллионов лет, в следующем эоне. Но по сформулированному тобой закону сохранения равновесия по форме и содержанию ничего такого не будет, так?
   - Конечно. Это все фантазии тех, которые называют себя учеными и, кстати, их скепсис по отношению к Библии оборачивается против них же самих - ведь в действительности они поклоняются злому духу, который, прикрываясь перед ними современной наукой, просто-напросто ими же манипулирует. Они еще не прозрели и потому спят, так ничего и не разглядев дальше своего носа. Они думают, что человек всего лишь очередное звено в эволюционной цепи, которое никак не влияет на ход движения Истории, но когда наступит конец мира сего, им уже будет поздно что-то изменить. Их ошибка заключается в том, что они представляют себе существование вселенной просто как самопроизвольный периодический всплеск материи в пространстве и времени, при этом - чем сами по себе являются пространство и время их вовсе не интересует. Отрицая существование вечной души, они думают, что каждый эон образуется сам собой - путем соединения разрозненных между собой частей, но при этом они постоянно забывают о том, что все живые существа потому только и живые, что по самой глубинной своей сущности прежде всего неразделимы на отдельные фрагменты - живое всегда по самой своей природе неоднородно, но эта неоднородность в нем диалектична, ибо все его отдельные части соединяются друг с другом в цельном единстве, в то время как мертвое может только разлагаться, поскольку лишено связующей все воедино души. Потому-то они и проделывают свои бесконечные мерзкие опыты с пришиванием голов мышам, крысам, собакам, свиньям и другим бедным животным и даже добрались теперь до изменения самого человека. Они хотят стать демиургами, сотворив, как Франкенштейн, живую плоть из мертвой материи. Они не знают, что все живые существа каждого последующего эона, сменявшего собой предыдущий и который образовывался на падшей земле "за пределами" "еще" не прорвавшегося рая - после грехопадения человека, - были произведены природой по воле Самого Господа Бога. Ценность нравственного закона и принципов тождества и противоречия для них неочевидна. Они требуют насильственного доказательства Истины, вместо свободной веры в Нее. Им важна не сама вера, но чудеса, сотворяемые верой.
   - Да, Симон, ты прав.
   Кстати, еще из закона сохранения равновесия по форме и содержанию следует, что на протяжении всей Истории и до скончания века противостояние между матриархатом и патриархатом будет постоянно воспроизводиться вновь, ведь природа не терпит пустоты, а Дух постоянен и неизменен, так?
   - Да, Илья. И все это связано с деторождением, потому что и патриархат, и матриархат - всего лишь его следствия - ведь если на земле не станет людей, то и ее самой не будет и всего падшего бытия в целом, а вместе с ними пропадут и все социальные образования этой безнравственной реальности. Но по свободной и доброй своей воле люди на это, конечно же, не пойдут, - наоборот, они-то как раз думают, что смысл их существования - в постоянном и неизменном воспроизведении жизни на этой истерзанной планете, не замечая даже того, что сами же семимильными шагами приближаются к концу мира сего и толкают землю в пропасть. Если бы люди исполнили Завет Господа нашего Иисуса Христа, если бы каждый человек сохранил свое девство и детское восприятие мира, но только сохранил бы по-настоящему, ибо дьявол весьма хитер и всегда использует добрые намерения людей в своих злых целях - он даже может обратить нравственные ценности и всякий подлинный Идеал в их полную противоположность, - то тогда б они не боялись выродиться и свернуть окончательно эту землю вместе со всей падшей вселенной, чтобы вернуться в Царствие Небесное. Однако этого на грешной этой земле никогда не будет, ибо ей суждено погибнуть, а вместо нее будут новая земля и новое Небо.
   - Значит, в конце времен колоссальная "концентрация" Духа будет в мучениках-Христианах, ибо согласно принципу сохранения равновесия по форме и содержанию его присутствие в них будет велико весьма, а в беспокаянном человеческом муравейнике - почти не останется. При этом животных и растений может быть намного меньше, чем теперь, а сама реальность заменится виртуальностью, потому что зло дьявольское связано со всем мертвым, искусственным, фальшивым, а Божьи творения - живые, природные, настоящие. И все эти процессы уже сейчас происходят вместе и одновременно, целиком и сразу, но не отдельными частями.
   - Да, все верно.
   В Книге пророка Осии, в 4-й главе, говорится: "Истреблен будет народ Мой за недостаток ведения: так как ты отверг ведение, то и Я отвергну тебя от священнодействия предо Мною; и как ты забыл закон Бога твоего то и Я забуду детей твоих. Чем больше они умножаются, тем больше грешат против Меня; славу их обращу в бесславие" - здесь мы видим также свидетельство о разрастании в последние времена муравейника - люди усложняют реальность, в которой праведному человеку, из-за усиливающегося шума в обществе, становится все труднее услышать Господа Бога.
   - Да...
   - Теперь о неандертальцах и кроманьонцах.
   Я помню, как стал наблюдать за изменениями в своей внешности примерно с юношеского возраста - оно и понятно, почему - мой внутренний мир стал уплощаться и терять свои волшебные, яркие краски, в то время как вовне происходили серьезные изменения - я тогда за полтора года вырос почти на целый фут и прибавил в весе больше сорока фунтов. Но главное - черты моего лица стали более выточенными, тонкими, а не менее оформленными как в детстве. И само лицо из округлого стало более овальным, долихокефаличным. Также я заметил, что переносье стало выделяться четче, а глаза будто углубились под надбровными дугами. Подбородок стал выступать сильнее, да и в размерах он заметно увеличился, - словом, я стал больше походить на мужчину, чем на объемлющего весь мир ребенка, который содержит в себе все вместе и одновременно - и нечто женское, и мужское, и девственно-чистое детское. А самое удивительное, что эти изменения не были застывшими - я точно помню, что во время моего обучения в университете - еще до знакомства с девушкой, в которую я был влюблен, - когда еще жил три года у дяди, младшего брата матери, - нос мой опустился, хотя с рождения и до того, как поселиться в доме дяди, он у меня был вздернутый, курносый - как теперь.
   - Значит, у человека даже за время его земной жизни нос может опуститься и потом вновь подняться?
   - Конечно, ведь человек суть сознательный микрокосм - все внешние перемены в нем есть только отражение изменений, происходящих в его "Я", его душе.
   - Очень интересно!
   - Да. Я и сам удивился, когда в самом себе это обнаружил.
   - Симон, а как ты это увидел - по фотографиям?
   - Да. Но я и сам помнил, что выглядел раньше совсем по-другому и, именно вспомнив себя прежнего, я сравнил свои старые фотографии с теми, которые были сделаны после окончания университета, - когда я по милости Божией прозрел и увидел устроение всего мира целиком.
   - Интересно. Т. е. на старых изображениях у тебя нос был опущен, а на последних - вздернут, как в детстве?
   - Именно. Причем, эти изменения вовсе не зависели от наклона головы - кончик носа был опущен, а потом вновь поднялся именно при одном и том же положении головы - говорю я это, чтобы сразу исключить все сомнения в истинности моих наблюдений.
   - А я и не сомневался в этом - я так и понял, что ты проводил свои исследования, точно придерживаясь соответствия исходных данных конечным, - учитывая в том числе и положение головы.
   - Да, все верно.
   По-другому и быть не могло, ибо я за всю свою жизнь просмотрел множество лиц и в конечном счете убедился в том, что нос человека действительно опускается, когда он теряет невинность или когда переживает трудные времена и при этом становится слабым. Но в этом явлении важно указать на некоторые особенности, т. к. мне могут возразить и указать на огромное количество исключений. Но исключения эти мнимые и вот почему. Да, есть люди, у которых нос вздернут, но они уже давно недевственники. Часто такие люди бывают непомерно горды, тщеславны и надменны. А бывает так, что человек переживает тяжелые времена, но нос у него все равно поднят. И наоборот - у кого-то нос может быть крючковатый, хотя он и девственник, а у другого, несмотря на цельный характер и мужество, - нос опущен. Но я говорю о людях по-настоящему цельных духовно и нравственно - у них не бывает такого, что изменения, происходящие внутри души, не отражаются на их внешности. Если человек чист душой и сердцем, то даже нос его будет вздернут, как у ребенка, поелику Господь заложил в тело человека бесконечное количество символов, раскрывающих великие тайны мироздания - направление вверх и вниз, их пересечение - в виде креста. У ребенка все направлено к Небу, у старца - вниз, к земле. И не просто так люди стали говорить "чего нос повесил" - все наши пословицы и поговорки люди, жившие в старину, связывали с явлениями всего мира - ведь язык раньше формировал реальность, а не просто был средством коммуникации между людьми, как теперь.
   И еще. Я заметил, что надбровные дуги, височные кости и вообще лобная кость, а также теменные кости стали выступать у меня сильнее именно тогда, когда я перестал заниматься спортом и ручным трудом и занялся усиленно самообразованием.
   - Это когда ты семь лет не брал в руки свои инструменты?
   - Да.
   Говорю я это, чтобы сделать акцент именно на том, что сам как будто бы сознательно изменял таким вот образом свою внешность, - уделяя внимание определенное время чему-то одному, я в конечном счете формировал не только свою реальность, но даже и свое тело.
   Некоторые люди могут возразить на это, - дескать, ничего удивительного в этом нет, - подумаешь, - внешность якобы менялась из-за образа жизни человека, а в действительности она менялась просто из-за возраста - так и предполагает обычно человек, постоянно скользящий по поверхности вещей, не проникающий в их тайную суть. Я же именно утверждаю, что изменения эти происходили со мной не из-за возраста, вернее, не только из-за него, когда к старости все в человеке грубеет и становится более крупным - нос, уши, ступни ног, ладони рук и т. д. - нет, не об этом я сейчас веду речь, а о том, что я именно сам, но по милости Божией, как сознательный микрокосм изменял свою внешность.
   - Симон, я так и понял.
   - Но кроме того на внешность мою влияли и условия, в которых я находился - это относится ко всему - и к климату, и к воде, которую я использовал в быту, и к пище, которой я питался, и к людям, которые меня окружали, и в целом к природе. Все происходило вместе и одновременно.
   Так вот, что я этим хочу сказать.
   После великого потопа люди стали вновь умножаться на земле, а реальность тогда в центре мира, из которого вышли все народы, еще сохраняла свои волшебные свойства, и потому человек мог легко изменить свою внешность непостижимым для нас образом - ведь наши далекие предки напрямую говорили тогда с Господом Богом. Поэтому сыновья Ноя - Сим, Хам и Иафет и были такими непохожими друг на друга, но являлись при этом братьями.
   - Я понял, Симон! Т. е. ты хочешь сказать, что если даже в наши, последние, чудовищно профанировавшиеся времена даже ты за одну свою жизнь, за не столь длительное время, изменился не только внутренне, но и внешне, то в Древности люди менялись еще более стремительно, если не сказать мгновенно, поскольку реальность в центре мира была еще полной чудес!
   - Именно, Илья! Да, все верно, поелику они жили в эпоху магических цивилизаций.
   - Как же все интересно!
   Но при чем тут т. н. первобытные люди?
   - Как при чем? Они ведь вышли все из центра мира, о котором мы сейчас говорили.
   - А-а, понял! Они, значит, тоже, хоть и утратили способности, доступные людям, жившим на Святой земле в то же время, что и они, - внешне могли измениться так же сильно, что отличались друг от друга, как сыновья Ноя?
   - Да. Поэтому некоторые современные ученые и ломают до сих пор голову и не могут никак понять, что т. н. первобытные люди - всего лишь выходцы из деградировавших языческих племен потомков людей, населявших в Древности центр мира.
   - И поэтому т. н. гоминиды - это всего лишь часть былого разнообразия среди людей, живших в незапамятные времена.
   - Можно и так сказать, однако, чтобы исключить все неверные толкования, следует заметить, что многие из т. н. гоминидов, которых современные исследователи приписывают человеку в качестве его предков, отнюдь не были людьми изначально - это часть, как ты, Илья, сказал, былого биологического разнообразия, - короче говоря, это попросту вымершие приматы, но не люди. Поэтому собственно я и говорю только о неандертальцах и кроманьонцах.
   - Т. е. остальные человекообразные существа не были людьми изначально, пусть даже и деградировавшими, или наоборот, как считают "ученые", впоследствии эволюционировавшими?
   - Конечно.
   Неандертальцы, кроманьонцы и еще некоторые другие т. н. первобытные типы людей -действительно имеют отношение к человеку, но только по наущению дьявольскому превратившиеся по поведению своему почти в животных. Что же касается всех остальных "гоминидов" - это только приматы, но совсем не люди.
   - Понятно.
   - И что самое интересное - "загрузка" эонов, связанных с великим потопом, происходила дважды - до него и после. Сначала люди, являвшиеся потомками Адама и Евы, расселились по всей земле, и некоторые из них стали все дальше отходить от норм морали - всех их в конечном счете смыло, как грязь, водами потопа. Затем, после выхода Ноя из ковчега, Господь, кроме животных, находившихся с Ноем в ковчеге, вновь сотворил за пределами центра мира других живых существ - я имею в виду, что помимо живности, пребывавшей в ковчеге во время потопа, Бог не сотворял заново всех тварей, которые жили в центре мира - они-то как раз и вышли с Ноем из ковчега, а вот за пределами центра мира - после потопа - происходила новая "загрузка" эона с сохранением некоторых видов флоры и фауны от предыдущих эонов. И естественно, что между живыми существами, вышедшими из ковчега и существами, сотворенными после потопа за пределами центра мира, проходило дальнейшее взаимодействие - это как, например, распространение многих видов животных и растений по всей земле с началом эпохи Великих географических открытий.
   - Точно! Теперь мне все понятно, а то я, когда читал Библию, все никак не мог понять - каким образом в ковчеге с Ноем оказались животные всего мира, если ковчег был ограничен своими относительно небольшими размерами, а биологическое разнообразие земли огромно, при условии, что именно животные, пребывавшие с Ноем в ковчеге, потом и произвели вновь на земле то многообразие, с остатками которого мы теперь и доживаем свои последние времена. И это еще не считая растения, которые Ной также не мог собрать у себя в ковчеге - я имею в виду, что он взял себе только те из них, которые нужны были для пищи, а все остальные их виды ведь не могли поместиться в ковчеге. Но теперь мне все стало ясно.
   - Да, Илья, именно так.
   - Очень интересно!
   - Природа не терпит пустоты, ибо весь наш падший мир диалектичен и потому, когда человек предпринимает нечто, ему следует быть готовым к тому, что на его пути будут возникать всевозможные препятствия.
   К примеру, я помню, как в детстве был косноязычен и не умел писать сочинения, на что мать часто злилась. То же самое было со мной и во время обучения в университете - я и двух слов не мог связать, доходчиво изъясняться и выражать свои мысли вслух давалось мне с большим трудом, а каждый экзамен был для меня сильным стрессом, - помню, например, дядя, у которого я жил три года, помогал мне тогда писать исследовательские работы.
   - Постой, Симон, но ты ведь сам говорил, что в школе учился хорошо, да и в университете не так уж плохо. А сейчас ты говоришь, что был косноязычен и сильно переживал во время учебных испытаний. Как же так?
   - А так, что учился-то я хорошо только благодаря своей усидчивости и старательности, но, в целом, во многих вещах, - скользил по поверхности. Конечно, это не означает, что я совсем не понимал тот учебный материал, которым учителя в школе заставляли меня и других детей интересоваться. Я о другом говорю - весь процесс моего всестороннего развития происходил какими-то рваными кусками, дискретно, по частям - особенно я почувствовал это тогда, когда, по милости Божией, начал прозревать, затем видеть окружающий мир целиком и становиться цельным - после своего признания в любви девушке, в которую был влюблен, когда учился в университете. Меня тогда всего озарило и я уже не мог остановиться в своем движении к Истине, в которой всей душой своей испытывал острую потребность.
   - Похоже на то, как архиепископ Иоанн Шаховской сказал: "Я просто заскучал в своих правдах. Ценности мои перестали утолять меня. Все чаще стал я выходить из этого мира в молитву и богомыслие. Так рыба, ища глотнуть неизведанного ею воздуха, высовывается и выпрыгивает из своей водной стихии. И я так выходил из ценностей своего смертного человечества и наконец понял, что волна милости Божией тихо выплеснула меня на берег нового бытия".
   - Именно.
   Так вот, я с самого детства чувствовал свою причастность к Великой Тайне мироздания, но переживал это про себя, глубоко в душе, и не проявлял наружу перед другими людьми. Внешне я мог казаться заурядным, обыкновенным ребенком, на которого обычно так и смотрят взрослые, утратившие способности к самоанализу и миросозерцанию, но внутри меня была и есть целая вселенная. Поэтому нет никакого противоречия в том, что учеба в школе или в университете давалась мне не то чтобы с большим трудом - нет, я сейчас даже сколько не о трудности моего обучения говорю, но вопреки моему бездонному внутреннему миру - образование мое шло против моей же воли - потому, что во мне уже все есть, но меня будто бы насильно делили на части, вследствие чего, видимо, я не сознательно, но интуитивно отторгал все, что попирало мою свободу.
   - Поэтому ты и был косноязычен, не умел писать сочинения и испытывал сильное волнение на экзаменах?
   - Да. Но я еще хотел сказать про самый первый, аристотелевский, тезис - про природу, не терпящую пустоты - вот, что я заметил: в то самое время, когда я начал прозревать и видеть мир цельно, научился вполне сносно и понятно излагать свои мысли, мать и дядя, которые поправляли меня ранее, стали постепенно становиться косноязычными и рассеянными!
   - Удивительно!
   - Так и есть.
   Еще помню, как в детстве отец говорил мне: "Ходи прямо и гордо, расправив плечи!", и сам он раньше так и ходил, а я был скромным, застенчивым и часто опускал голову, но потом, когда по милости Божией, стал прозревать и видеть мир целиком - произошли поразительные перемены - я начал держать спину прямо, тогда как отец наоборот - стал сгорбленным, с опустившейся вниз головой. Причем не потому, что он постарел, - это и так понятно и неинтересно, но именно в силу таинственного, метафизического, диалектического принципа сохранения равновесия по форме и содержанию. Но я не только об этом хочу сказать - главное, что таким образом устроен весь мир - диалектично, вместе и одновременно, в нем происходят эти невидимые для привычного взгляда изменения - ведь не каждый человек сопоставляет факты своей настоящей жизни с тем, что было у него в прошлом - да еще в единой, тесной взаимосвязи со всеми остальными людьми и целым миром. Многие люди живут лишь своей, частной жизнью и до мира им попросту нет дела - они и себя-то не могут ясно видеть со стороны, не то, что весь мир.
   - Который к тому же так сложен и запутан.
   - Да. И еще из вышеозначенного принципа, который суть то же самое, что невидимый закон сохранения энергии, вещества, равновесия между вместе и одновременно сосуществующими единообразием человеческого, антропного, внешнего вида и многообразием форм животных с растениями, следует, что в переломные времена Мировой Истории люди внутренне готовы к переменам, ибо Господь Бог посылает к ним Своего пророка - подлинно гениальную личность, поелику в такие времена в пространстве общественных идей, потерявших уже свою актуальность, словно образуется экзистенциальный вакуум, который по самой своей природе не может долго существовать.
   - Очень интересно!
   Симон, значит, под пророками ты подразумеваешь не только великих мужей, которые жили еще в Ветхое время, но и гениальных творцов Нового времени?
   - Конечно. С обнулением Христом Старого времени, История пошла по новому пути - по форме, но не по содержанию, ибо, как и в Древности пророки провозвещали людям о Едином Боге, так и в наше время гении плодами своими свидетельствуют о Бытие Горнего мира.
   - Понятно.
   - Когда наступает переломное, противоречивое время, - тогда людям особенно необходим пророк, ибо он привносит в мир нечто, пробуждающее людей ото сна и сколько бы люди ни читали о гениях прошлого времени, сколько бы ни смотрели на творения предыдущих пророков и сколько бы ни следовали всему старому и уже, как им кажется, проясненному, - необходимо перманентное духовное пробуждение. Нужно постоянно взрывать сознание людей - только это и придает смысл бессмысленному бытию падшего мира. В противном случае у людей все больше отнимается свобода, и мир все быстрее скатывается в пропасть. Но подлинный гений не самодостаточен и не замкнут на самом себе - он не может позволить себе быть самодовольным и пошлым - он не может предать Истину. Гениальность суть только орудие Господа Бога, она необходима для пробуждения людей. В этом смысле все настоящие гении по своей биографии похожи друг на друга, по тем испытаниям, которые выпадали на их долю. Гении не создают нечто принципиально новое - во все времена они говорят об одном и том же - о Едином Боге. Система миропорядка со временем становится все более изощренной и сложной, а человеческий муравейник стремительно разрастается, но количество праведников - не главное, важна их качественная сторона - поскольку через них действует Святой Дух, правда, ближе к концу времен безликая масса глобального муравейника поглощает и праведников - некоторые из них соблазняются.
   Последние будут первыми, а первые - последними - по закону диалектического развития мира тот, кто пытается навести порядок в нашем падшем мире, не подозревая, что тем самым только увеличивает распространение зла, - тот восстает против Духа, хотя ему кажется, что он вносит свою лепту в "светлое" будущее людей, которые будут жить после него. Раньше жизнь человека была более тайной, поэтому между реальностью и его внутренним миром оставался некий зазор для протестного потенциала. Но со временем все становится прозрачным, и тотальная манипуляция в обществе усиливается - постепенно все движется к закату.
  
  

Г Л А В А XVIII

Проблема толкования Библии

  
  
   - Возможно ли исчерпать Библию толкованиями людей? Конечно же, нет. Священное Писание бесконечно глубоко, беспредельно бездонно. Большинство людей читают Библию либо отдельными текстами, либо вовсе не читают, но при этом поспешно, нисколько не сомневаясь, делают о ней свои поверхностные выводы. Чтобы услышать Слово Божие - необходимо стараться охватывать повествование Священной Книги целиком. Не трактовать, к примеру, слова Христа о детях частями, причем самому же толкователю удобными, как этим часто грешат не только миряне, но даже некоторые богословы, говоря, что речь идет о чистом, детском восприятии мира и детском характере, - но даже буквально - в смысле прекращения деторождения, через воздержание от плотской жизни. Ведь дети не знают греховного плотского познания.
   На протяжении всей человеческой Истории, на всей земле, одинаково и едино устроение детского сознания, хотя у каждого ребенка свой неповторимый внутренний мир - дети похожи друг на друга независимо от того, из какого народа они происходят, какие у них родители, в каком пространстве и времени они живут, но вместе с тем диалектично глубоки каждый по-своему. Взрослые люди тоже везде похожи и также могут сохранить богатство внутреннего мира, но все же часто придают большое значение второстепенным вещам - они цепляются за внешние признаки: внешность, уровень "развития" цивилизации, уровень образования, статус и проч. и проч. - все это влияет на сознание взрослого человека, потому что внутри него со временем микрокосм все больше уплощается, интенсивность внутренних переживаний с возрастом ослабевает, и им на замену приходят примитивные, животные желания.
   У детей даже внешность однообразная - у них в младенческом возрасте еще уплощенное переносье и на глазах эпикантус, которые потом оформляются у взрослых людей по-разному, из-за чего последние и начинают разделять друг друга на своих и чужих. Но если бы взрослые внимательно относились к своей жизни и помнили бы, что в детстве они были курносы, с чистыми и добрыми глазами, то дьявол уже не мог бы запутать их своими мерзкими, высосанными из пальца выдумками, поелику все внешнее в человеке - по большому счету есть фикция, главное в нем - это душа, его "Я".
   Почему слова Христа о хлебе жизни некоторые люди понимают не только по смыслу, но и буквально - при таинстве Евхаристии - вкушают тело Христа и пьют кровь Его, а слова Его о детях - быть, как дети - понимают лишь по смыслу, но не буквально - в этом уже проявляется непоследовательность их поведения. Люди, возможно, и понимают, что Христос говорил и о физических телах, а не только о непорочной душе - как у детей, но не направили сердце свое к Свету и не изменили мысли свои - они не покаялись и продолжают лицемерить.
   - А ты прав, Симон. Потому что, если бы мы представили, что дети как будто бы стали жить, как взрослые, - а некоторые из них и впрямь сызмальства бывают испорченными и даже рождают потомство, - к примеру, девочки или мальчики десяти-двенадцати лет, - то у людей сразу бы пропало восприятие их, как детей - из чего следует, что между девством, чистотой, наивностью, детством и верой Богу существует тесная связь. А вся грязь и похоть идут от взрослых.
   - Да, Илья. И это не просто банальная мысль, - в действительности, здесь именно скрыта Тайна нашего падшего мира.
   А некоторые ученые, в частности, биологи и тут придираются, - рассуждая лишь в рамках современного, профанированного мира, словно, до них раньше ничего не существовало, и что только они имеют право говорить о том, как следует жить человеку, - что, дескать, дети и не смогли бы жить половой жизнью, если у них еще не сформировались вторичные половые признаки - вот она, явная слепота многих нынешних исследователей - сводить все к прямолинейному объяснению - они не видят никаких глубоких символов в Писании, воспринимая порой тексты Библии буквально, - ведь дело не в том, что у детей по анатомическим причинам нет греховной страсти к плотскому познанию, - а в самой символической чистоте - сакральной, внутренней невинности ребенка.
   - Да...
   Симон, а если, например, неверующий человек, послушав тебя, и тогда не уверует? Ведь вещественных доказательств Бытия Горнего мира у тебя нет...
   - Сам Господь Бог обращается ко всем людям в свое время. Пока жив человек - он всегда может покаяться, - а это главное. Но поскольку не знает человек, когда умрет - должен бодрствовать.
   - Симон, а ведь некоторые люди могут сказать, что проблемы, о которых ты говоришь соответствуют лишь твоей интерпретации реальности, но в действительности все может обстоять совсем по-другому.
   - Да, Илья, но ведь и сами люди интерпретируют реальность по-своему. Мне могут возразить, сославшись на авторитеты, признанные обществом, но в таком случае люди еще больше проявят свою несвободу. Богу угодно, чтобы каждый человек поступал свободно, а не опирался на слова другого. Если люди мне говорят, что я трактую реальность так, как мне угодно, то как они докажут, что именно я не прав - ведь и я могу сказать, что они неправы хотя я, конечно, ни с кем спорить не буду, ибо спора между людьми и добивается дьявол. Злой дух внушает человеку мысль, что Истины не существует. Но своей верой я опираюсь не на свое или чье бы то ни было мнение, а на Слово Божье в Священном Писании, которое невозможно предать забвению и искажению. Если всего мира не станет и людей вместе с их мнениями - на Истине это никак не отразится, ибо Она вечна и неизменна.
   Жрецы и служители религии узурпировали право на толкование Священных текстов, но почему я должен верить им на слово, если они трактуют их именно так, как им выгодно и навязывают свое видение другим? Вековечная преемственность - скажут они - и хорошее образование дают им это право. Но Господь Бог милосерден ко всем людям: некоторые ученики Христа, будущие апостолы, были рыбаками и не все из них владели грамотой, но все они были кроткими людьми - они поверили Слову Божьему. Значит, образование и вообще знание для слышания Бога совсем не важно - оно не первично. Оно, конечно, необходимо человеку для глубокого познания мира, но не достаточно. Первична в благодатном опыте сознания всегда вера и только вера.
  

Г Л А В А XIX

Цикличность времени

   - Всю Мировую Историю можно уподобить жизни каждого человека, - развиваясь в циклическом времени, обе они поразительнейшим образом совпадают друг с другом. Например, Адам жил девятьсот тридцать лет; Авраам жил сто семьдесят пять лет; Иаков, он же Израиль, прожил сто сорок семь лет; Моисей жил сто двадцать лет; Давид жил семьдесят лет; Христос жил тридцать три года - т. е. время, чем оно больше приближалось к концу Древности, началу Новой эры и, таким образом, к обнулению Ветхой эпохи, постепенно десакрализируясь, становилось все более профаническим, - переходя из остатков Реального, прорвавшегося "с" грехопадением человека вечного рая, в реальность земного времени, причем с ускорением, как это происходит и в жизни человека, - рождаясь на этот свет, он, будучи младенцем, вмещает в себя весь мир, и его жизненное время по интенсивности внутренних переживаний и ощущений сродни Вечности, затем, по мере взросления человека, его микрокосм уплощается и стягивается как шагреневая кожа, а время все сильнее ускоряется - это период т. н. полового созревания, а потом внутреннее жизненное время человека и вовсе становится настолько бедным, что каждый прожитый день воспринимается им как предыдущий и тогда жить ему становится крайне скучно. Причем сразу замечу, что продолжительность земной жизни наших прародителей - от Адама до Давида и людей, живших до Первого Пришествия Христа, я привожу здесь в качестве примера с некоторой долей условности, поелику и среди них были люди, которые жили больше, чем Адам - например, Ной, Мафусал, Иаред или меньше, чем Давид, - к примеру, дети, не дожившие до зрелого возраста - сейчас для нашего исследования это не имеет особого значения - я только хочу показать цикличность и ускорение времени по мере его движения от начала к концу.
   Так вот, условно говоря, все эти периоды можно разделить следующим образом: первый - от рождения человека до освоения им языка, т. е. примерно до трех, четырех или пяти лет жизни, затем второй - от трех-четырех-пяти лет до двенадцати-пятнадцати лет, потом третий - от двенадцати-пятнадцати лет до восемнадцати-двадцати пяти, а иногда даже до тридцати лет и четвертый - от зрелости до старости и смерти. Всего четыре периода - как утро, день, вечер, ночь.
   - Интересно - ведь это похоже на то, как еще Сфинкс спрашивал Эдипа: кто утром ходит на четырех ногах, днем на двух, а вечером на трех - и существом этим тоже является человек: ребенок, взрослый и старец соответственно.
   - Да, похоже.
   Так вот, еще до и после самой земной жизни человека есть, опять же условно говоря, три состояния Вечности, вернее, - предвечности: первое - до рождения человека, в которой - т. е. в предвечности, живет его душа - и это не имеет никакого отношения к идее переселения душ, ибо каждая душа уникальна, индивидуальна и неповторима и никакого противоречия здесь с принципом сохранения равновесия по форме и содержанию нет, ибо я говорю сейчас именно о предвечности, а не о нашей замкнутой вселенной и ограниченной планете - в предвечности, "до" зачатия в утробе матери, души пребывают не в ограниченном пространстве "согласно" закону сохранения равновесия, но иначе - в бесконечном множестве; затем вторая предвечность, - собственно, в утробе матери и третья - после смерти человека - она же предвечность, перед Страшным или Последним Судом и перед настоящей Вечностью в Царстве Божием. Во всех них нет времени, хотя они еще и не "вполне" вечны.
   Мы живем во все более ускоряющемся времени. Время, если его в пределе свести к бесконечности, переходит в Вечность, а значит между временем и Вечностью существует обратная связь: время есть раздробленная на части Вечность, ведь свойство времени - счет и конечность: мы не мыслим время вне счета - сами часы и вся История предполагают числа, а свойство Вечности - бессчетность и бесконечность - мы ничего не знаем даже о предвечности, ибо у нас нет памяти о том, что "было" с каждым из нас в утробе матери - ведь память, мышление и время взаимосвязаны друг с другом, и также мы ничего не знаем о том, что будет после нашей смерти, равно как и не знаем мы того, что "было" "еще" "до" нашего зачатия. Поэтому, проживая жизнь, человек чувствует, что время ускоряется - по внутренней наполненности и интенсивности детство человека словно охватывает несколько жизней, поелику он только появился на этот свет - т. е. вышел из предвечности, которая близка к Вечности и проходит не сразу, но постепенно, однако со временем, особенно с утратой девственности, его жизненное время настолько сжимается, что жизнь теряет свои краски, становится скучной, неинтересной, и потому человек начинает метаться в разные стороны, да еще дьявол его постоянно сбивает с пути истинного.
   - Симон, все это очень интересно, но я хочу сразу уточнить одну вещь - мне непонятно, почему ты говоришь о существовании первой предвечности, в которой живет бессчетное множество душ, каждая из которых потом с зачатием в утробе матери проживает земную жизнь, - значит, Адам и его современники, жившие после грехопадения, их потомки, и люди теперь - не являлись и не являются творцами новых жизней в полном смысле этого слова - человек не дает начало новой жизни из небытия, а только является "промежуточным звеном" по внедрению вечной души в тленное на этой земле тело своего ребенка, так?
   - Не совсем.
   Помнишь, Илья, я говорил, что единственный, истинный смысл земной человеческой жизни не в насильственном деторождении, но в служении Господу Богу?
   - Да, помню.
   - А помнишь, я еще при этом говорил, что если бы Христос пришел на землю, условно говоря, за день до конца света или наоборот - на день позже, то что бы тогда было - сколько бы людей не появилось на свет или, напротив, насколько их стало бы больше - при "преждевременном" или же при "позднем" Втором Пришествии Спасителя?
   - Да.
   - Ну, так вот, - из этого уже следует, что количество душ в Вечности не детерминировано временем их появления на этой грешной земле, ибо, пытаясь свести бесконечное их множество к ограниченному числу людей, - говоря, что в Горнем мире, в конце времен, после Страшного Суда, на Небе с Господом Богом будут жить только те праведные люди, которые жили на нашей падшей земле, - мы в таком случае уподобляемся дьяволу, который хочет все и вся ограничить и сосчитать, а это абсурд. Неужели мы и впрямь должны думать, что после воскресения в Вечном Бытии людей будет столько, сколько "успело" родиться за период существования земли - чем же тогда совершенный и бесконечный Горний мир отличается от нашего конечного, если и в нем можно посчитать количество душ? С другой стороны, я не настаиваю на мысли, что в Вечности будет бесконечное множество людей. Словом, я не знаю, как устроено Царство Небесное, но я не представляю, чтобы в нем все ограничивалось земным рождением человека - я имею в виду количественно - т. е. числом людей, проживших на падшей земле за всю Историю. И, кстати, здесь мы вновь видим бессмысленность насильственного деторождения, которое должно было бы быть преодолено человеком, но не будет преодолено, ибо "не все вмещают слово сие" и не все хотят, "но кому дано" - говорится в Евангелии от Матфея, в 19-й главе.
   - Да...
   Симон, но ведь, с другой стороны, если душ человеческих в Горнем мире бесконечно много, а время жизни падшей земли ограничено, то это бессчетное множество попросту не "успеет" родиться пусть даже и насильственно на грешной земле, и куда тогда они "деваются", - где они пребывают - неужели в Царстве Небесном наравне с теми, которые прошли через страдания в этом хаотично организованном мире - нет ли здесь противоречия?
   - Я же говорю, Илья, что не знаю, как устроено Царство Небесное, но все-таки между "количеством" вечных душ в Горнем Бытии и количеством душ на этой земле есть разница и она обусловлена насильственным деторождением - все происходит вместе и одновременно, как я уже говорил ранее - родители не спрашивают детей, которых еще не родили, но все же рождают, об их желании - хочет ли их ребенок родиться или нет в этом падшем мире, где им предстоит спасать собственную душу, а те убийцы, душегубы и потрошители, которые тоже, как и все люди, имеют вечную, "еще" чистую, непорочную душу "до" появления на этот свет, всегда в нем могут истинно покаяться и спастись, - правда, если будут трудиться душой по-настоящему, а потому в этом нет никакого предопределения, ибо человек свободен. Но как все устроено в Вечности, повторяю, я не знаю - это Тайна. Конечно, я могу объяснить все тем, что бесконечное множество вечных душ "еще" "до" их "оплодотворения" в качестве сущностей - т. е. в теле человека, вследствие насильственного деторождения на падшей земле, "уже" существуют в предвечности, и что они сотворяются Самим Господом Богом, а не родителями, ибо есть примеры, когда муж и жена бесплодны и, таким образом, я делаю акцент не на количестве, но на "качестве" - под качеством в данном случае я подразумеваю само понятие качества и сакральное свойство сущности каждой души, а не то профаническое "качество", как люди привыкли понимать его теперь, - но все же, таким рассуждением я нисколько не могу постичь эту Великую Тайну вечной души. Одно могу сказать, - чтобы "возникла" Вечность - я имею в виду Вечность Реального рая, который существовал "еще" "до" грехопадения человека, необходимо "было" время - ведь сначала Бог сотворял мир в сакральном времени - "в течение" шести дней, и я уже ранее говорил про "совмещение" кеносиса и сакрального времени, ибо падение херувима "уже" "тогда", в "первой" Вечности, произошло, - значит, вечная душа может родиться "во времени" - подобный пример мы и наблюдаем в жизни родителей еще не родившегося ребенка - при его зачатии, но в то же время не совсем еще "во времени", ибо душа все-таки предшествует времени, - в общем, все происходит вместе и одновременно. Подобно тому, как женщина становится матерью - сначала она постепенно утрачивает внутреннее, бездонно глубокое ощущение своего жизненного времени, которое сродни Вечности, - когда сама еще является ребенком, т. е. в детстве ее переживания гораздо интенсивнее и насыщеннее, чем в ту пору, когда наступает половая зрелость, однако, до брака, будучи девственницей, она еще сохраняет этот мощный заряд внутренней энергии, а потом, с лишением девства, зачинает в предвечности - т. е. в утробе своей, плод - душу вечную, - так вот, может, нечто похожее "было" и в Горнем мире "до" грехопадения человека - Вечный рай "был" сотворен Господом Богом "внутри" девственной земли, которая в свою очередь существовала в сакральном времени - и все это сотворялось вместе и "одновременно" - Вечность с сакральным временем - тогда получается, что и душа человеческая "уже" есть - в предвечности, "до" насильственного деторождения, но "в то же время" она появляется во времени - на нашей земле.
   - Сложно...
   - Я потому и говорю, что не настаиваю на правоте этой моей мысли... Существует ли душа "до" рождения человека на падшей нашей земле или нет, хотя я ранее говорил, что "должна" существовать, - помнишь, Илья, когда я рассказывал о гениях, которые, с одной стороны, благодарны Господу Богу за все, но, с другой, - будто бы не хотели появляться в этом падшем мире...
   - Да, помню.
   - Так вот, я не знаю, для меня это Тайна.
   И еще о времени.
   Что время "за пределами" вечного рая "было" сакральным, а не таким, к которому мы привыкли, т. е. профанированно-циклическим, - каковым оно теперь и является, ясно еще вот почему: Адам "был" сотворен Господом Богом в шестой день творения вне пространства Реального рая, на девственно чистой земле, из праха земного, а жена его - именно в Реальном рая, из ребра его, но это не значит, что мужчина и женщина "были" сотворены Господом последовательно - во времени, т. е. сначала один, а потом - другой, ибо знание человека в раю "было" полным, а его жизнь - совершенной - поэтому не "было" такого, что жена Адамова не знала того, что "было" "до" нее, равно как и "потомки" их будто бы не знали, что "было" "до" появления их самих в Реальном рая, иначе мы вновь придем к нашему падшему восприятию реальности, которое, с одной стороны, предполагает незнание потомками жизни своих предков, а с другой - незнание предками жизни своих потомков - ведь именно в этом и заключается тайный смысл нашего, а не сакрального, времени, но как я уже говорил ранее, Реальное и реальность - принципиально разные уровни существования: в первом - Бытие Настоящее и Идеальное, в последней - бытие пребывает во времени - оно несовершенное, кривое и падшее.
   - Точно, Симон! Я понял! Действительно, каким же глупцом нужно быть, чтобы думать, что жена Адама не знала того, что "было" "до" нее - ведь это абсурд! Если она не знала чего-то, что "предшествовало" ее появлению, то мы будем вынуждены признать наличие в раю времени, а это противоречит самому понятию Вечности и полноте знания в совершенном раю, который, кстати, таким образом "уже" перестает "быть" совершенным и тогда вслед за этим придется признать и существование "прошлого", а если так, то мы неизбежно придем к тому, что должно "было" появиться время, подобное нашему - ведь в таком случае у нас "уже" имеется прошлое и настоящее, но куда же тогда делась Вечность? Противоречие получается...
   - Конечно. Кроме того, с появлением времени возникает и проблема счета, который безнравственен, - чувствуешь, Илья, как с началом всякого счета бесконечность становится конечной, а Вечность "переходит" во время - то, что некогда вообще "было" вне счета, теперь стало возможно посчитать?
   - Да, ты прав, Симон! Но все-таки, как же тогда происходило все в Горнем Бытие "при" сотворении человека? Как совместить Вечность рая и сакральное время девственной земли? Как Адам и жена его, будучи сотворенными в разных местах, - на девственно чистой земле и в раю соответственно, да еще и при разном отношении ко времени - Адам в сакральном времени, а жена его - в Вечности, "были" сотворены Богом не последовательно и не дискретно - т. е. не отдельно друг от друга, но вместе и "одновременно" и при этом вне времени, но и не в одной Вечности, а в Вечности, совмещенной с сакральным временем? Как такое возможно? Я верю, что так оно все и "было", но понять это мне очень трудно...
   - А это и невозможно понять в рамках нашего, ограниченного, падшего мира, ибо его реальность имеет весьма отдаленное отношение к Реальному рая. Все наши жалкие попытки воспроизвести то, что было доступно людям в Древности кончаются крахом, а о Вечности я вообще не говорю. Горнее Бытие мы лишь можем, по милости Божией, себе представить, но знать о нем что-либо - не в наших силах.
   - А как ты вообще смог объединить сакральное время с Вечностью? Как эта удивительнейшая мысль пришла тебе в голову?
   - Я очень долго читал первые две главы Книги Бытия и все никак не мог понять, каким образом связана наша падшая земля с тем, о чем говорится в Библии - я имею в виду девственную землю "до" грехопадения человека - ведь я в детстве, как уже говорил ранее, знал, что земля, на которой мы живем и земля, про которую говорится в Писании "при" сотворении мира - разные и что принимать первую за последнюю - абсурдно. Потом, спустя некоторое время, по милости Божией, мне открылось подлинное толкование этого трудного места Библии, а еще позже я вспомнил своего дедушку, отца матери, и, поняв, что мало знаю о его жизни, ибо родился намного позже него, а он - о моей, поелику скончался несколько лет назад, наконец смог прозреть, чтобы увидеть, что в Вечности такого "быть" не могло, иначе чем бы она тогда отличалась от нашей реальности.
   - Как же все оказывается непросто устроено и как это все интересно и удивительно!
   - Да. Господь непостижимо милосерден к нам, что открывает эти тайны. Это дар Божий.
   И сразу замечу, что никакого противоречия здесь с "неведением" Адама о сотворении жены в раю - то, о чем я говорил, когда рассказывал про Человека в Реальном рая - нет, потому что то "неведение", связанное с сакральным временем и наше падшее неведение по причине существования профанического времени, разделяющего людей на отдельные поколения, - кардинально разные вещи. "Неведение" Адама "до" грехопадения - свободно и, как это ни парадоксально, обладает знанием - оно не имеет отношения к неведению падшего человека, который не знает, что происходило до его появления на свет. Да, такая вот непостижимая Тайна.
   - Интересно.
   - Но вернемся к нашему исследованию цикличности Мировой Истории и жизни человека.
   "Когда" рай прорвался "наружу" - "после" грехопадения человека - его полное чудес и бесконечное по своим "масштабам" Реальное исчезло не сразу, но стало проходить постепенно, а девственная земля, которая так же, как и рай существовала в Горнем Бытии - т. е. в безграничном пространстве, а не в привычном для нас трехмерном измерении, - земля, "еще" в сакральном времени оплодотворявшая саму себя, ибо Господь Бог не посылал на нее дождя, - "впоследствии" свернулась в шар, на котором мы теперь живем, - тогда Адам и Ева и их потомки стали жить в центре мира, который был подобен колыбели младенца, а за пределами Святой земли время стало идти в том виде, к которому мы привыкли - с полным оборотом нашей планеты вокруг солнца в течение года, с месяцами, неделями, сутками, часами, минутами, секундами и т. д. В центре мира, конечно, тоже шло такое же время, но жизненное время человека Древности, жившего на Святой земле, было таким же насыщенным внутренне, как и у младенца, лежащего в люльке. Но ребенок растет и его волшебное восприятие реальности постепенно проходит, причем все более ускоряясь, - так же все было и в центре мира - при Адаме интенсивность внутренних переживаний и ощущений человека была колоссальной, при Аврааме - уже меньше, при Иакове - еще меньше, при Моисее меньше, чем у Израиля, при Давиде меньше, чем у Моисея, при Христе - она совсем "обнулилась", хотя у Самого Спасителя восприятие мира, конечно же, было бездонно глубоким, ибо Он - Бог. Итак, последние остатки Реального рая перешли в реальность. Но вот, что удивительно - все то же самое, что было при Адаме, стало повторяться и после Христа - оно и понятно, ибо Христос есть Альфа и Омега - Он завершает первый, большой цикл - т. е. сакрально-магическую Древность, но с Него же начинается второй, малый цикл - наша эра, как мы теперь называем свое время, - от Рождества Христова. Поэтому в начале первых веков от Первого Пришествия Христа на нашу грешную землю реальность, как и в Древности, тоже была полной чудес, - читая Деяния Апостолов и Жития Святых, мы находим в них множество чудес подлинной, Христианской, веры. Но со временем реальность стала все больше десакрализироваться; великие мужи, по милости Божией двигавшие всю Мировую Историю, почили; язык из состояния живого организма перешел в средство коммуникации; многие вещи утратили богатое внутреннее содержание; явные чудеса прошли, и люди постепенно стали скептически относиться к тому, что было всего лишь две тысячи-полторы-тысячу, да даже пятьсот лет назад - при их предках - по наущению дьявольскому они теперь думают, что реальность всегда была профанической и выхолощенной. Они забыли о том, что не только у человека есть детство, юность, зрелость и старость, но сама История развивается точно таким же образом. Люди теперь исследуют человеческий мозг потому, что именно память о прошлом у них все сильнее стирается временем - ведь тот, кто сам попирает единственно истинный, нравственный закон, тот громче всех кричит о нравственности; тот, кто сам ворует - изобличает в воровстве всех остальных, но не себя самого; тот, кто сам лжет - призывает людей не врать и т. д., - так вот, точно так же ведут себя люди, у которых нет памяти - они изучают мозг и тем самым проявляют свою болезнь - разум их болен. Я это сам видел, когда жил в доме с соседкой, про которую ранее уже говорил - она постоянно забывала сказанное мне день назад или даже за несколько часов до того, как вновь спросить меня о том же самом, - а ведь у нее была болезнь - я имею в виду слабоумие, которая нередко встречается у людей вследствие их преклонного возраста - они чувствуют, что скоро им предстоит уйти из земной жизни. Значит, и миру сему осталось недолго существовать - конец его близок. Все признаки этого налицо - профаническая реальность; ужасающая бедность - я уже говорил, что роскошь людей, считающих себя в наши последние времена богатыми, в действительности - одна только пустота; всеобщее поклонение современной науке, как готовящемуся к своему выходу из бездны дьяволу - ведь даже само слово "ученые" стало в наше время нарицательным, означающим какую-то безликую массу - легион бесов, но про подлинных гениев - художников и философов - так не говорят, ибо каждый из них личность - Сократ, Платон, Аристотель, Микеланджело, Пушкин, Достоевский - нет никаких непонятных "ученых" - нет этой безнравственной формулы, заклинания, мантры - "ученые доказали".
   - Да...
   Кстати, Симон, в связи с последней твоей мыслью об "ученых" я сейчас вспомнил, как Даниил Полторацкий говорил примерно о том же с Гейдаром Джемалем, - когда Даниил за первую половину беседы несколько раз сказал, что материя - это философская категория, Гейдар ему на это заметил: "Вы повторяете заклинание. Что значит "философская категория". Вы думаете, что если Вы сказали: "Материя - это философская категория", - Вы, так сказать, освободились от проблем?"
   Потом еще Гейдар Джахидович спрашивает Даниила: "Почему субъект познает мир?", а Даниил ему отвечает: "Потому что субъект в процессе эволюции был наделен такой штукой, как высшая нервная деятельность головного мозга". И далее:
   "- А откуда взялись это "наделение" и эволюция?
   - Гейдар Джахидович, ну, это - научное...". А дальше вообще смешно - Гейдар очень точно заметил: "Что значит "научное"? Вы начинаете заклинать. Вы, что, думаете, сказав "научное", - выстрелили мне из "Парабеллума" в лоб, что ли?!".
   - Да, я тоже слышал их разговор. Дальше Гейдар спрашивает Даниила: "Что такое эволюция?", а Даниил отвечает: "Эволюция - это закономерный процесс". Гейдар ему на это говорит: "Закономерный". Законы - это что такое?", а Даниил: "Законы - это... те особенности, которые..."
   - Да, и Гейдар потом говорит: "В стохастическом движении существуют перманентные особенности, - что это за свойство такое стохастического движения, как сумма перманентных особенностей, которые приводят к однолинейному движению в сторону появления нас с вами?" А Даниил спрашивает: "Почему к однолинейному?", и тогда Гейдар говорит: "А почему? Потому что в бесконечности, если и есть некий всплеск в сторону, допустим, от неорганического к органическому, то, - если это не однолинейное движение, - то на один такой всплеск должна быть масса других, дезинтегрирующих всплесков и поскольку статистка стохастики такова, что на любое направленное движение есть масса инонаправленных - никакого результата в виде появления нас с Вами быть не должно". Но и тогда Даниил не согласился с Гейдаром: "Почему не должно? С чего Вы взяли, что то, что мы видим, то, что мы воспринимаем нашим мозгом - это есть единственно возможный вариант развития?.."
   - На что Гейдар сказал: "Развития". Что такое развитие? Развитие - это движение от простого к сложному, от низшего к высшему". А Даниил ему на это говорит: "Это тоже наши категории, которыми мы оперируем...". Гейдар на это замечает: "Вы хотите сказать, что есть менее высшие категории, по отношению к которым человек несовершенен, но они заложены и существуют вне нас, мы до них не доросли, мы их не знаем, но они есть?.."
   - Да.
   - Короче говоря, все эти бессмысленные придирки Даниила можно продолжать до бесконечности и так поступают многие люди, потому что ведомы дьяволом - сколько бы ты им ни говорил о существовании Горнего мира - причем не доказывая, ибо доказать причину всех причин невозможно - мы об этом уже говорили - они и дальше будут стоять на своем, и дьявол таким способом стравливает всех людей на свете, чтобы отвлечь их от по-настоящему важных дел, а в пределе злой дух ведет людей к самоуничтожению.
   - Точно.
   - Так вот, я говорил о признаках скорого конца мира сего, которые мы наблюдаем в последнее время: это стирание памяти о прошлом; исследования мозга, игры с искусственным интеллектом и копание во внутренностях человека словно он - подопытное существо, а не венец творения и, кстати, сразу скажу, что, к примеру, Микеланджело, Леонардо, Рабле и другие подлинные гении тоже вскрывали трупы, но делали они это не для того, чтобы низвергнуть человека, но, напротив, - возвысить его, ведь многое зависит от нашего отношения к вещам, а у некоторых современных исследователей, называющих себя учеными, опыты именно аморальны - они издеваются над бедными животными, пришивая к ним головы или пытаясь сделать из них нечто химерическое; далее - возраст самой нашей планеты и всей вселенной, - короче говоря, все свидетельствует о скорой, неминуемой гибели мира сего и о конце времен.
   - Да... Действительно, вся Мировая История с двумя циклами - Ветхим и Новым временем похожа на человеческую жизнь и мне теперь понятно, почему отношение Бога Отца к Своему народу в Ветхом Завете - как к детям, ибо Древность и есть детство Истории, а Христос относится к людям, как любящий друг и брат, - потому что наши предки, жившие в первые века первого тысячелетия от Рождества Христова и мы, живущие теперь, находимся в середине и конце всей Мировой Истории или в начале, середине и конце Новозаветной Истории и глубоко символично еще то, что Христос - Сын Божий, ибо как благочестивый сын с нежной любовью относится к постаревшим родителям своим, так и Сын Человеческий относится к нам - с Любовью, но в то же самое время Он, искупив наши грехи, даровал нам свободу - мы теперь не как древние евреи, которые были похожи на непослушных детей, которых отец хочет наставить на путь истинный, но как взрослые, самостоятельные, независимые люди, уповающие в то же время на непостижимую милость Божью.
   - Да, Илья. Все так. Вся Мировая История делится на два цикла внутри которых есть четыре периода, с ускорением разворачивающиеся во времени от одного к другому - детство, юность, зрелость и старость - как утро, день, вечер и ночь или как весна, лето, осень и зима, но каждый из двух циклов отдельно повторяет и всю Историю: Ветхое время, или Древность, с одной стороны, включает в себя Историю от Адама, жившего после грехопадения на падшей земле до Первого Пришествия Христа, но с другой стороны - оно похоже на всю Историю целиком - от начала, т. е. от Адама на падшей земле - причем именно на падшей, ибо в Вечности Реального рая Истории "еще" не "было" - она появляется во времени, - до Второго Пришествия Христа, но кроме того оно же соответствует Истории Нового времени - от Первого Пришествия Христа на нашу грешную землю до скончания века, а последнее - т. е. Новое время, тоже, в свою очередь, похоже и на Ветхое время и на всю Мировую Историю вместе и одновременно, - словом, каждый из двух циклов похож на всю Историю, но оба они включены в одну Мировую Историю и вместе с тем похожи друг на друга. И тогда понятно, почему читая ветхозаветных пророков, мы видим, что пророчество, к примеру, пророка Исаии включает в себя не только предстоящие его современникам события - до Первого Пришествия Христа включительно, но и то, что будет при Втором Его Пришествии.
   - Точно, Симон! А я и не подумал об этом... Действительно, слова пророков Ветхого Завета удивительнейшим образом соответствуют тому, о чем говорится в Откровении Святого Иоанна Богослова.
   - Да, ибо Богодухновенны.
   - Как все интересно!
   - Да.
   А еще вот, что интересно: в Древности, как мы уже много раз говорили, время в центре мира стояло - как будто застыло, ибо Вечность прорвавшегося рая проходила не сразу, но постепенно и все более ускоряясь во времени, а пространство Святой земли еще сохраняло явные чудеса, о которых мы и читаем в Ветхом Завете - это остатки Реального рая, которые тоже, как и Вечность, прошли не сразу, но время за пределами центра земли уже шло "полным ходом", как оно бежит теперь, - так вот, первое, что следует из вышепроведенного исследования - это раздробленность единой, цельной Вечности на несколько времен - не только на прошлое, настоящее и будущее, но даже на их разные состояния в смысле внутренних ощущений человека - я имею в виду его жизненное время - Вечность разделилась на части и время "с" грехопадением человека стало идти по-разному - в центре мира, т. е. на Святой земле, и за его границами. Условно говоря, сотни тысяч лет жизни т. н. первобытных людей в абсолютном выражении "равны" сотням или тысячам лет жизни жителей Святой земли, поелику в относительном выражении внутренняя жизнь последних была неизмеримо богаче, чем у первых - из этого следует, что уподобившиеся зверям люди не оставили после себя великую культуру, в отличие от жителей центра мира, т. к. их жизненное время по сравнению с теми, которые основали великие цивилизации Древности, было настолько бедным, как если бы мы сравнили жизнь муравья с жизнью современного человека.
   Второе - все они жили на одной и той же планете - на нашей земле, но в ее разных частях и с разным временем: пока Адам, к примеру, только достиг зрелости, - скажем, тридцати лет - не из "ребенка" став "взрослым", но по возрасту, ибо он изначально "был" сотворен Господом Богом не "ребенком", но "взрослым" - т. н. первобытные люди - потомки потомков Адама, оторвавшиеся от праведного пути, постепенно деградируя и переходя в состояние животных - я имею в виду людей, которые по наущению дьявольскому могли стать даже каннибалами и верить в духов различных существ и вообще вещей - не только животных, но и камней, растений и т. д., в чем, кстати, тоже проявляется детство Истории - даже т. н. первобытные люди были наивными, - так вот, эти т. н. первобытные племена могли прожить за это время пятнадцать-двадцать тысяч лет. Адам, будучи сотворенным Богом первым человеком, жил так долго потому, что еще только вышел из вечного рая и старел не так, как люди теперь - к семидесяти годам, но намного позже, - скажем, к семистам годам, ибо один век его жизни "равнялся" десяти годам жизни современного человека - здесь уже в абсолютном значении, а не в относительном - т. е. по возрасту, а не по содержанию внутреннего мира, поелику по внутреннему ощущению жизненного времени Адам был гораздо богаче, чем мы теперь. И мы уже вспоминали слова из Книги пророка Исаии - в ней, в 65-й главе, говорится: "Столетний будет умирать юношею" - Адам мог и не стареть даже, но, достигая зрелости, оставаться молодым. А мы теперь недалеко ушли от т. н. первобытных людей - сколько они жили тогда? Тридцать-сорок-пятьдесят лет? Ну и мы примерно столько же, - может, только раза в два больше. И сразу скажу, что многие т. н. гоминиды, которых некоторые современные исследователи называют предками человека не имеют к последнему никакого отношения. И даже неандертальцы и кроманьонцы не являются предками людей, живших в Древности в центре мира, - наоборот: первые стали такими вследствие деградации, а не эволюции - от людей, вышедших из центра мира, из остатков прорвавшегося рая.
   Далее - третье: с обнулением Ветхого времени Первым Пришествием Христа время в центре мира и за его пределами пошло по-другому - на Святой земле оно начало идти весьма быстро, а за ее границами как будто застыло - поэтому мы и видим, что при освоении европейцами новых земель - в эпоху Великих географических открытий и даже ранее, туземцы и не думали никуда спешить, - к примеру, австралийские племена, когда их в XVII в. увидели белые люди, жили так же, как жили их предки за несколько тысяч лет до них, хотя при этом они говорили, что некогда их предками были белые люди - оно и понятно, ведь до потопа и уж тем более после него люди расселялись по всей земле, и память о них перешла к потомкам, - а все так потому, что действует закон сохранения равновесия по форме и содержанию, следствием которого является диалектика, - если на одной территории время пошло быстрее, то на другой оно неизбежно станет идти медленнее. И, кстати, поэтому в наши последние времена люди чувствуют, что несмотря на все технологические новшества, времени у них как будто остается не больше, но наоборот - меньше - не в абсолютном значении, т. к. законы физики пока продолжают сохранять свои свойства, а в относительном - внутреннее жизненное время человека уплощается, стягивается и становится беднее - тоже из-за принципа сохранения равновесия. Люди не понимают главного - чем больше они пытаются обуздать время, придумывая свои бесконечные, безнравственные "научные" способы, чтобы подчинить себе все и вся на этой, готовой к своей скорой гибели, земле, тем стремительнее они приближают конец мира сего - ведь все в нем устроено весьма диалектично.
   - Да, Симон, ты прав.
   А я вот еще над чем задумался - ты говорил выше, что Ветхое время и Новое время являются двумя циклами Мировой Истории, и что они поразительно друг на друга похожи и ведь это действительно так - по непостижимой милости Своей Господь Бог оставил нам все явления Древнего мира даже на примере туземцев - как во времена Адама, изгнанного из рая, существовали т. н. первобытные люди, так и в наши последние времена существуют, правда уже почти утратившие свою культуру, народы, к которым пять веков назад, в эпоху Великих географических открытий пришли европейцы. Первые - т. е. т. н. первобытные люди - вели примитивное хозяйство и верили своим богам, но и вторые - коренные народы Нового Света, Австралии и Океании - также недалеко от них ушли и продолжают пока следовать традициям и образу жизни своих предков. Это же удивительнейшее свидетельство цикличности Истории!
   - Конечно. Все именно так и происходит - согласно Замыслу Господа Бога о распространении Евангелия по всему миру и о завершении Истории, а также в соответствии с законом сохранения равновесия по форме и содержанию и диалектичностью нашей жизни.
   - Очень интересно!
   - Да.
   Четвертое - по мере развития Истории духовная жизнь человека изменяется от языческого сознания до постепенного распространения Благовествования по всему миру, но не в том смысле, что люди перестают грешить - греховная природа человека как раз-таки никуда не делась, но качество осознанности человека - именно осознанности, а не внутренней жизни - по которой люди Ветхого времени как раз-таки бесконечно выше, чем мы, - так вот, по осознанности человек со временем становится все глубже - я давеча говорил, что люди в Древности были как дети - еще наивны и чисты, в отличие от нас, потом, ближе к концу Ветхого времени, у них наступил период юности, затем, после Первого Пришествия Христа люди вошли в пору зрелости, а теперь, ближе к концу света, мы живем во времена старости.
   К чему я это говорю? Помню, как муж сестры не согласился со мной, что человек должен был бы, но не все люди хотят это вместить, - преодолеть насильственное деторождение и сохранить свою девственность, чтобы быть по-настоящему свободным и спасти свою душу, - он привел мне тогда слова из Библии, Книги Бытия, из 1-й главы: "И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю" - он никак не мог понять, - дескать, вот же - прямо говорится в Библии, что люди должны плодиться и умножаться на земле, а я-де говорю совсем обратное, - что человек должен был бы, по свободному своему желанию, выродиться - как же так, недоумевал он.
   - Он, что - не понял, что вся История развивается во времени от начала к концу и что в 1-й главе говорится о вечном рае, а не о падшей земле?
   - Нет, не понял. Да он и не знал об этом, ибо как и многие люди, не читал Библию целиком, а только те тексты, которые ему удобно было интерпретировать по-своему - так же точно он понимал и слова, сказанные Богом Ною: "Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю" - о чем говорится в Книге Бытия, в 9-й главе.
   - Он даже не заметил разницы, что вначале, в 1-й главе говорится: "И владычествуйте над рыбами морскими [и над зверями,] и над птицами небесными, [и над всяким скотом, и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле. И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; - вам сие будет в пищу; а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому [гаду,] пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу", а в 9-й главе говорится: "Да страшатся и да трепещут вас все звери земные, [и весь скот земной,] и все птицы небесные, все, что движется на земле, и все рыбы морские: в ваши руки отданы они; все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все; только плоти с душею ее, с кровью ее, не ешьте" - ведь в последней главе кардинально иное отношение к животным, нежели в первой. Значит, муж сестры не понял, что мир тогда, при Ное, после грехопадения Адама, стал совсем другим - об этом же свидетельствуют слова: "Впредь во все дни земли сеяние и жатва, холод и зной, лето и зима, день и ночь не прекратятся" - из 8-й главы.
   - Да, не заметил и не понял. Он во многих вещах скользил по поверхности и Библию читал так же, - не понимая глубоко то, о чем в ней говорится. Поэтому я и сказал, что некоторые люди думают - раз в Библии сказано, что Господь заповедал Адаму и жене плодиться и размножаться на земле, значит, им самим тоже нужно рождать потомство, - но мы-то живем не в раю, как Адам и даже не в Ветхое время, как Ной, но именно в последние времена, когда по примеру Самого Христа человеку следовало бы преодолеть свои греховные страсти и отказаться от насильственного деторождения, чтобы сохранить свою девственность и по слову Святого апостола Павла...
   - "Хорошо человеку не касаться женщины".
   - Да, "Но, во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа" и еще: "Впрочем это сказано мною как позволение, а не как повеление. Ибо желаю, чтобы все люди были, как и я; но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе. Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я. Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться".
   - Первое послание к Коринфянам Святого апостола Павла, глава 7-я.
   - Да. О чем мы уже ранее говорили, но и Христа, и апостолов мало вообще кто понял - многие люди извратили пути свои. А ведь все предельно ясно сказано - по "степеням совершенства": лучше всего сохранить свою девственность и не вступать в брак, но если это трудно человеку, то он, конечно, может жениться или выйти замуж, но только исполняя заповеди Господа нашего Иисуса Христа. А люди вместо этого женятся и разводятся, потом вновь женятся и снова расходятся и поступают так даже несколько раз.
   - Да...
   - Итак, кроме того, что вся Мировая История, начиная еще "от" грехопадения человека в раю, движется по прямой - от начала к концу и кроме того, что эта прямая цикличного времени, разделяясь на четыре периода - утро, день, вечер, ночь, имеет прямое отношение к жизни человека и природы - к детству, юности, зрелости и старости или к рождению, формированию, становлению и смерти и к весне, лету, осени и зиме, в цепи исторических изменений обнаруживаются еще и удивительнейшие закономерности, проявляющиеся в диалектическом противопоставлении Древности или Ветхого Завета - времени от Рождества Христова или Новому Завету, а также прослеживается периодическая сменяемость матриархата и патриархата и смена вневременного и временного - причем вновь с диалектично обратными направлениями в Древности и в Новое время - при первой остатки прорвавшегося вневременного Реального рая словно поглощают временную реальность, правда, со временем все более уступая место последней, а после обнуления Древности Первым Пришествием Христа временное, наоборот, поглощает вневременное и реальность постепенно переходит в виртуальность, и все эти изменения происходят в мире вместе и одновременно. Т. е. время движется очень непросто и полно глубочайших символов.
   - Да... Интересно!
   - Итак, после грехопадения человека время текло очень медленно и долго - его ход измерялся миллиардами и сотнями миллионов лет, до появления человека на падшей земле прошло несколько глобальных катастроф, наибольшей из которых было массовое пермское вымирание, когда погибло более девяти десятых всех видов морских животных и более семи десятых видов наземных позвоночных. При магических, древних цивилизациях время текло уже гораздо быстрее - счет шел на сотни и десятки тысяч лет внутри Святой земли, а за ее пределами - на несколько миллионов лет. После Рождества Христова время пошло еще намного быстрее и теперь оно продолжает ускоряться, и приближается гибель мира сего.
   - Точно.
   - Тайна падшего земного бытия в том, что вневременная Вечность "с" грехопадением человека "была" раздроблена искусившим его дьяволом на последовательное время - из совершенного вневременного Бытия стало рваное, во всем относительное время, а бесконечное, безграничное, бездонное пространство стало ограниченным и конечным.
   В Древности время в центре мира - на Святой земле - текло еще медленно - оно тогда было близким к Вечности - подобно чудесному, с остатками телепатии, сознанию родившегося ребенка, который в утробе матери пребывает в состоянии вневременного Бытия - т. е. время на земле Ветхих Библейских пророков было будто застывшим, пока за пределами их земли - среди других людей, - к примеру, т. н. первобытных племен, время, уже вовсю ускоряясь, бежало.
   Тайна падшего бытия заключена в самом деторождении человека - детство человека подобно полной чудес реальности во времена, о которых говорится в Ветхом Завете Священного Писания, нахождение плода в утробе матери сродни жизни Адама с женой "до" грехопадения в Вечности, а рождение человека подобно прорыванию вечного рая и переходу его из Вечности во время. Именно поэтому впечатления, пережитые человеком в детстве, а также воспоминания о нем, по глубине своей бездонны - они остаются с человеком на всю его жизнь - в детстве ощущение жизненного времени наиболее полное - человек максимально свободен именно в детстве - он живет настоящим, а не прошлым или будущим, как во взрослом возрасте. В старости чувство времени становится пустым и безжизненным - нет уже тех детских, чудесных впечатлений, интенсивных переживаний - остаются лишь воспоминания.
  
  

Г Л А В А XX

Тайна времени

  
  
   - Одной из самых Великих Тайн времени является разделение всех людей, живших, живущих и тех, которым предстоит родиться в нашем падшем мире, на отдельные эпохи Мировой Истории. Причем я сейчас говорю не о сакральном времени, но именно о профаническом - нашем, земном, времени, которое возникло "с" грехопадением человека - посредством него дьявол теперь легко одурачивает всех людей, - не только стирая память об их собственном прошлом, но и предавая забвению прошлое всей Истории - путем ее фальсификации и через включенность человека в беспрерывный поток времени.
   Я однажды задумался - увижу ли я после смерти своей великих мужей, которые жили и творили задолго до моего рождения - ведь, если Господь простит меня за грехи мои и примет в обитель дома Своего, то как могу я их не увидеть, ибо Всемогущий Бог видит всех и знает каждого - пред Ним все истинно покаявшиеся люди, воздающие хвалу Ему непрестанно.
   И даже такое желание мое видеть по смерти всех праведников в Горнем мире уже свидетельствует о грешной моей природе, поелику ничто и никто не может быть главнее Господа нашего Иисуса Христа, но сначала я думал именно о них. Конечно, я, стремясь быть Христианином, не могу желать ничего более, кроме служения Господу в Вечности, однако я родился в падшем мире и уже запятнан первородным грехом - потому я и мыслил так о подлинно гениальных личностях, живших в Великие времена.
   С другой стороны, такие мои размышления свидетельствуют о существовании Горней иерархии - там, в Вечности, всякий покаявшийся и спасший по милости Божией душу свою, человек наконец встретится со всеми своими братьями и сестрами, ибо восстановится наконец утраченная некогда Вечность - между ними больше не будет привычных для нас отношений - ведь все мы изначально являемся братьями и сестрами друг другу. Я имею в виду не родных братьев и сестер, а людей вообще. Не будет больше ни отца, ни матери, ни деда, ни внука, ни предка, ни потомка, ибо один у всех нас Отец - Господь.
   "Когда" человек жил в Реальном рая, он не появлялся на свет в последовательности времени, ведь в раю - Вечность. "Тогда" каждый человек видел и знал своего ближнего по-настоящему - личность и общество сосуществовали вместе и "одновременно" как единое, неразрывное целое.
   Так вот, я утверждаю, что наша земная История есть "нереализованная" Вечность - все мы "должны" "были" жить вместе и "одновременно", но дьявол разделил нас на отдельные времена, и потому теперь люди ведут бесконечные войны, что живут в профаническом времени, ибо не знают они ничего ни о прошлом, ни о будущем, а настоящее их туманно весьма, поелику сбиваются постоянно с пути истинного злым духом.
   - Точно, Симон! Как же все это интересно!
   Действительно, при таком рассмотрении проблемы профанического времени все становится ясно - именно поэтому насильственное деторождение грех, т. к. оно есть следствие плотского познания между мужчиной и женщиной, которые являются друг другу братом и сестрой! Но дьявол именно так искушает всех людей чрез соблазн вожделения плоти, что люди этого не понимают и даже не задумываются о вневременном своем существовании.
   - Конечно. Мы настолько привыкли к реальности, что принимаем в ней все как Реальное, но это глубокое заблуждение. Реальность, которую мы сами же сотворяем, - в действительности есть лишь проекция Свободного Горнего в пространство необходимости - ее, по слову И. Кормильцева, можно легко преодолеть, если по-настоящему на это решиться.
   - Но злой дух не дремлет и усыпляет человека, внушая ему, что ничего кроме реальности не существует.
   - Да. Причем и реальность сама скоро закончится - в наши последние времена все стремительно становится искусственным, переходя в виртуальность, - это есть лишь мнимое восстановление начала Истории, "когда" прародители наши "были" изгнаны из рая.
   - Потому что мы вплотную приблизились к концу времен...
   - Именно. Земля наша стара и внутренне готова уже к своей гибели - как старец, чувствующий приближение смерти своей, видит отсвет Горнего мира.
   - Да... И теперь прорвавшееся в начале Истории во время и ограниченное пространство Реальное, сохранявшее последние остатки чудес рая, но утрачивавшее их с ускорением по мере ее [Истории - прим. мое] развития, заменится на виртуальную реальность, при которой люди будут думать, что они такие же демиурги, как некогда люди, жившие при великих цивилизациях Древности, - они отменят все законы физики и логики, отринут этику, но придут к вседозволенности...
   - Точно.
   Илья, помнишь в фильме Г. Данелии "Кин-Дза-Дза!" Уэф и Би читают мысли Владимира Николаевича и Гедевана?
   - Да, помню.
   - А обратил ты при этом внимание на планету Плюк - в каком она была состоянии?
   - Безжизненная пустыня, где даже спичка на вес золота...
   - Верно.
   Не кажется ли тебе это странным - плюкане умели читать мысли землян, перемещались, используя гравицаппу, в любую точку вселенной, но при этом жили на планете, которая бедна была даже водой?
   - Точно...
   - Почему так?
   - Действительно, почему?
   - Потому что во всем нашем падшем мире действует принцип сохранения равновесия по форме и содержанию - он распространяется и на галактики, и на звезды, и на планеты, - короче говоря, - на все, что не есть Реальное, а только реальность.
   - Очень интересно!
   - Да. Поэтому Странник - босоногий инопланетянин-путешественник, к примеру, мог даже отмотать время назад и отправить Машкова с Алексидзе в прошлое; жители Альфы при всем своем внешнем благолепии были внутренне холодны и прагматичны; чатлане с пацаками, хоть и преодолевали пространство вселенной - говорили на примитивном языке и по поведению своему недалеко ушли от т. н. первобытных людей, а на самом Плюке не было животных и растений.
   - Потому что по закону сохранения равновесия ничто в падшем мире не происходит без взаимных потерь и приобретений - если нечто имеет в одном избыток, то в другом у него будет недостаток...
   - Именно.
   Так вот, фильм Г. Данелии - пророческий: он показывает, что может быть в будущем - да, люди, возможно, научатся читать мысли друг друга; да, они смогут даже преодолевать пространство и время уже в космических масштабах, и тем не менее до скончания века будут искушаемы дьяволом - причем гораздо изощреннее, чем теперь.
   - И многие из них тогда прельстятся и сами падут пред зверем.
   - Да.
   - Симон, а я вот еще над чем задумался - ранее ты говорил, что хищническое истребление флоры и фауны земли, выкачивание из нее природных ресурсов в гигантских масштабах - то же, что ее изнасилование и давеча ты сказал, что плотское познание между мужчиной и женщиной суть дьявольское манипулирование ими, поелику они из-за разорванной на части Вечности, вступая в связь друг с другом, не осознают, что в действительности приходятся друг другу братом и сестрой - взаимосвязаны ли между собой эти проблемы - люди не ведают, что убивают собственную плоть - как насилуют они землю, ибо микрокосм подобен макрокосму и наоборот, а также не знают ничего о сакральном времени?
   - Конечно, связаны - я уже упоминал слова из Библии - про то, что, сотворив землю, Господь не посылал на нее дождя, а дождь есть символ семени, т. е. оплодотворения - в сакральном времени девственно чистая земля, существовавшая "до" грехопадения человека, оплодотворяла себя сама, ибо "пар поднимался с земли и орошал все лице земли", и так же Адам с женой, не познав "еще" друг друга по плоти, плодились в раю - беспорочно. Но так "было" в Вечности, "когда" "еще" не "началась" История, которая теперь близится к своему завершению, и потому в падшем мире плотское познание между мужчиной и женщиной суть профанирование сакрального Реального - теперь в реальности мужчина, вступая в связь с женщиной, совершает над ней насилие, как дождь, льющийся на землю, хлестает ее своими водами.
   Если я знаю тайную природу вещей, если я вижу связь между ними, то как я могу вообще с вожделением смотреть на женщину, ибо в раю люди именно знали друг друга по-настоящему и составляли одно единое целое, а значит жена "была" как муж, а муж - как жена - они "были", как одна плоть в тайном, сакральном, истинном значении этих слов - это означает, что мужчина никак не мог познать женщину, как в нашем падшем мире, поскольку в противном случае ему самому пришлось бы испытать то же состояние, не вызывающее отвращения у людей, половое притяжение которых направлено к своему полу - хотел бы, например, "обычный" мужчина, презирающий таких "женоподобных" мужчин, чтобы с ним вступил в связь кто-нибудь из последних - это вряд ли. Так почему же тогда мы так уверены в том, что в раю "было" плотское познание между людьми, и они умножались, как мы теперь - посредством полового акта? Ведь очевидно, что плотское познание между мужчиной и женщиной, если мы исходим из райского их существования, никак невозможно в Вечности - т. к. мужчина чувствовал, слышал, видел, воспринимал все то же самое, что и женщина - он "был" женщиной, оставаясь мужчиной и не умаляя нисколько свободу женщины и так же точно женщина знала тайную природу мужчины - потому оба и согрешили, ибо "были", как одна плоть. А согрешив и порвав с Вечностью, они стали жить во времени, разорвавшем связь между предками и потомками, которые изначально являлись братьями и сестрами, но по причине последовательности земного существования стали рождаться не вместе и "одновременно", а поколение за поколением, стирая память друг о друге.
   - Да... Все это очевидно, и все же люди до скончания века будут плодиться на падшей земле...
   - Потому что соблазн плотского познания тяготеет над ними, а покаяться и очиститься по-настоящему они не хотят.
   - Да, Симон, ты прав.
   - Что смысл земной жизни человека не в деторождении ясно потому, что когда в конце времен придет Господь наш Иисус Христос, воспроизводство населения на бездыханной земле прекратится и больше никогда не будут люди рождать потомство, "ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах" - говорится в Евангелии от Матфея, в 22-й главе.
   Люди даже не задумываются над тем, что если бы Христос пришел на день раньше или наоборот позже "назначенного" времени Второго Пришествия, то на земле родилось бы соответственно на несколько сотен тысяч или, скажем, даже миллионов детей меньше или больше - выходит, количество человеческих душ, рожденных на этой земле, не является для Господа важным - ведь Он Всемогущ и может из камней сотворить потомков Аврааму.
   - Точно, Симон! Это очевидно - конец неизбежен, а значит нет смысла в бесконечном воспроизводстве населения.
   - Именно. Но люди этого не осознают.
   - И, наверное, не поймут до скончания века.
   - Да. Поелику если бы они это по-настоящему поняли, то выродились бы свободно, сохранив свое девство, как заповедал нам Христос, однако соблазн плотского познания тяготеет над ними и не смогут они преодолеть его - потому и неизбежен конец света.
   - Да...
   Симон, но мне непонятно, почему, если смысл жизни не в деторождении, Господь изначально попустил насильственное деторождение - ведь Он все видит и знает, зачем тогда Он сказал Ною плодиться и умножаться на земле? Бог мог сразу прекратить это бессмысленное воспроизводство одного и того же, но Он почему-то этого не сделал. Так почему?
   - Потому, Илья, что Господь, как ты сам же верно заметил, все видит и знает - Он знал, что человек все равно будет плодиться, даже поправ Его Завет Вечный, потому Он и сказал Ною об умножении людей на земле.
   Подумай сам: если ты знаешь, что человек после грехопадения своего оказался слаб пред соблазном плотского познания, а спасти его ты хочешь, поелику любишь его, несмотря даже на то, что он согрешил и сам же попрал свободу свою, - как бы ты тогда поступил?
   - Да... Теперь понимаю - нужно дать заповеди для спасения человека, но так, чтобы он при этом поступал свободно - нисколько не умаляя своей свободы и в то же время подвести Историю к концу, чтобы потом совершить Последний Суд и установить навсегда Царство Небесное.
   - Правильно. Это мы и видим теперь - История движется от начала к концу и сами люди, ослушавшись Господа, приближают мир к погибели.
   После Первого Пришествия Христа люди должны были бы свободно выродиться - об этом ясно сказано Самим Христом - даже показано - Его личным примером - Он Сам сохранил девство Свое и в Посланиях Святого апостола Павла, но люди их не поняли - они продолжили плодиться и умножаться как в Ветхое время, искажая весь смысл Священного Писания.
   - И теперь Дух Божий растворяется во все более увеличивающейся, безликой массе беспощадного, единого и согласного муравейника...
   - Да.
   Вообще всю Мировую Историю можно представить в виде такой схемы:
  
  
  
   0x01 graphic
  
  
  
  
   На ней ноль обозначает начало Нового времени - от Первого Пришествия Христа и Его Воскресения.
   - А что обозначают литеры "F" и "C"?
   - Форму и содержание.
   - А буква "T", по-видимому, - время?
   - Да.
   - А символы бесконечности по оси ординат?
   - Обозначают бесконечные содержание и форму, существующие в нашем падшем мире. Правда, нужно при этом учитывать, что содержание само по себе всегда остается постоянным, ибо оно суть "воплощение" Духа, который бесконечен, но однозначен и неизменен.
   - Т. е. схема соответствует закону сохранения равновесия по форме и содержанию?
   - Да.
   - А что символизирует круг?
   - Непрестанное вращение нашей планеты, смену дня и ночи, утра и вечера. Причем круг этот простирается в бесконечность по всем направлениям, но поскольку на схеме показать это невозможно - приходится ограничивать его размерами данного рисунка - т. е. круг символизирует еще и замкнутое, ограниченное, хоть и стремящееся к бесконечности, пространство нашего падшего мира.
   - Очень интересно!
   Симон, а почему ты в каждой четверти обозначил промежутки с бесконечностями, - что они означают?
   - Это не промежутки, к которым мы привыкли, решая, например, математические неравенства, - это вообще не промежутки, а условные обозначения разных состояний микрокосма и макрокосма в определенные периоды их жизни.
   Вот, к примеру, если мы посмотрим на ребенка, который только родился, то увидим, что его жизненное время бездонно, ибо он только "недавно" вышел из Вечности - поэтому время для него пока еще очень мало - как качественный феномен, а не только количественный - т. е. его внутреннее ощущение Вечности перекрывает профаническое время, и потому разница между ними - настолько большая, что время, кажущееся нам обычно весьма длительным и даже подавляющим психологически - особенно в старости, - ничтожно мало.
   - Поэтому ты и обозначил его как отрицательную бесконечность?
   - Да.
   А вот внутреннее содержание младенца, напротив, - бесконечно глубоко, потому и устремлено оно в бесконечность.
   - Понятно.
   Значит у ребенка постарше, - который уже во второй четверти, когда наступает день или лето его жизни - время начинает перекрывать Вечность и потому так же, как и содержание устремляется в бесконечность - как возраст нашей планеты, насчитывающий миллиарды лет?
   - Именно!
   - А первая четверть для человека, как весна его жизни или утро. Соответственно третья и четвертая четверти - осень или вечер и зима или ночь.
   - Верно.
   Далее, в третьей четверти, когда человек вступает в зрелый свой возраст, - он еще более, нежели в юношестве, утрачивает способность интенсивно переживать каждое мгновение жизни, его внутренний мир уплощается - потому содержание [и жизни, и самого человека, и вообще - как проявленная сущность в нашем падшем мире - прим. мое] становится отрицательным, тогда как время продолжает расти.
   - А в четвертой четверти мы видим, что время вновь перекрывается Вечностью, т. к. за смертью у человека начинается Настоящая его жизнь - в Горнем мире, и так же пока остается отрицательное содержание, которое подразумевает чудовищное обнищание духовной его жизни - человек уже готовится умереть.
   - Точно.
   Кроме того, у нас есть вертикаль - верх и низ ее символизируют соответственно райское Реальное и адские глубины.
   - Поэтому по содержанию и форме - также бесконечны.
   - Да.
   Пересекаясь между собой, вертикаль и горизонталь символизируют бытие нашей падшей реальности, в которой есть признаки как Горнего, так и преисподней.
   - Крест. Все вместе и одновременно...
   - Конечно.
   Схема эта немного отличается от Декартовой системы координат, потому что круг вращается по часовой стрелке, и бесконечности, связанные со временем, обозначают скорее не количественные изменения, а качественные - в жизненном времени человека, о котором мы говорили выше.
   - Понятно. И первые бесконечности в скобках каждой четверти относятся именно к времени, а вторые - к содержанию.
   - Да.
   И еще о насильственном деторождении и Тайне времени.
   Многие родители не осознают, что в действительности являются для детей своих братьями и сестрами - из-за разорванности Вечности в нашем профаническом времени - в его последовательности, по причине чего и стал возможен процесс осуществления всей Мировой Истории - ведь в раю все люди жили вместе и одновременно - никто не "был" чьим-то "потомком", равно как и наоборот - никто не "был" чьим-то "предком", поскольку не "было" самого нашего профанического времени, а т. к. весь падший мир диалектичен, то в нем неизбежно по закону сохранения равновесия происходят вещи, свидетельствующие о его кривизне - я имею в виду, что между Ветхим временем и Новым есть оппозиция не только по содержанию жизни людей, законам и традициям в обществе, состоянию реальностей микро- и макрокосма и т. д., но даже по отношению людей друг к другу.
   В Ветхое время люди, жившие в центре мира, женились на своих родственниках - брат мог жениться на сестре - так и было у Адама с Евой, а в Новое время - после обнуления Ветхого Христом - они стали поступать по-другому - близкородственные браки стали редкими. Почему так? Потому что мы живем в падшем мире, в котором ничего не происходит без диаметрально противоположных изменений, т. к. в нем действует принцип сохранения равновесия по форме и содержанию - у нас есть вся прямая Истории, которая делится на два периода - до Первого Пришествия Христа и после - эти два промежутка соединяются вместе и образуют время от начала падшего мира до его конца.
   - Т. е. они словно уравновешивают друг друга?
   - Да, поэтому в целом мы и получаем равновесие, и мир сей продолжает существовать. Не будь такой серьезной разницы между двумя периодами - не продолжилась бы и Мировая История - что-то одно обязательно должно компенсировать утрату другого.
   Так вот, несмотря на эти изменения, кривизна в нашем мире продолжает оставаться, - если раньше люди вступали в брак со своими родственниками, то теперь они женятся на людях из другой семьи, народа и т. д., но ни в одном из этих отношений между ними нет Истины, "ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах" - говорится в Евангелии от Матфея, в главе 22-й - как уже упоминалось выше.
   Люди не видят себя со стороны - в наши последние времена они теперь забыли, что в Древности отец даже мог войти к дочери - о чем мы и читаем в Писании - про Лота и его дочерей - таким образом современники наши не замечают своего лицемерия, поскольку никакой разницы между женщиной из своей семьи и женщиной, не являющейся родственницей вступающему с ней в брак мужчине, - нет. Диалектика в отношениях между людьми, начиная еще с незапамятных времен, никуда не исчезла - поменялись лишь внешние по отношению к человеческой жизни правила, узаконивающие брак, но противоречия, связанные с плотским познанием, продолжают существовать и поныне.
   Действительно, если я по-настоящему хочу покаяться и следую за Христом, то как вообще могу я смотреть с вожделением на женщину - неважно - Ветхие это времена или наши, профанировавшиеся, последние - в обоих случаях я, при условии, что вступаю в брак с женщиной, лишь подстраиваюсь под внешние по отношению к нравственному закону традиции или существующее положение вещей, принятых обществом - жениться на близкой родственнице мне не позволяют правила, сложившиеся в Новое время, а вступить в брак с женщиной из другого рода, если я, скажем, живу в Ветхое время, когда есть опасность смешения с языческими народами, мне запрещает закон - ни в одной из форм брака нет Истины, поелику все люди изначально, "еще" "когда" существовали в раю, приходились друг другу братьями и сестрами.
   В наше время отец за изнасилование своей дочери может убить насильника, но сам при этом не далеко ушел от последнего, если мы исходим из того, что я сказал выше - ведь он сам женился на своей сестре - матери своей дочери, а плотское познание между мужчиной и женщиной суть то же самое, что изнасилование, т. к. в Горнем мире все Священно, а между землей, которую теперь убивают и насилуют люди и женщиной, с которой мужчина, вступая с ней в связь, делает то же самое - существует тесная, сакральная связь.
   - Точно, Симон! Ведь все так и есть в действительности!
   - Да, но для многих людей это неочевидно. Они продолжают грешить.
   - Да еще и разводятся, а потом снова женятся и так - несколько раз...
   - О том и речь.
   - Как же дьявол хитро крутит всеми людьми - они не понимают даже, что ведут себя непоследовательно, - женясь на чужих, как им кажется, женщинах, мужчины в то же время готовы убить других мужчин, которые по наущению дьявольскому обесчещивают их дочерей, жен, сестер и вообще родственниц.
   - Да.
   Илья, помнишь мы говорили о выравнивании времени, когда речь шла об Аризонском метеорите?
   - Да, помню.
   - Так вот, кроме выравнивания времени в конце времен будут выравниваться и отношения между людьми, ибо ни в Ветхое время, ни в наше, Новое, нет ни в одном их устроении Истины.
   - Да... Очень интересно!
   И все это для того, чтобы наконец упразднить браки между людьми и насильственное деторождение.
   - Именно.
  
  

Г Л А В А XXI

Алогичность в сознании некоторых людей

  
  
   - Нынче многие люди болеют апостасией, - к примеру, я слышал, как один человек, ранее Христианин, говорил, что человеку не нужно довольствоваться малым, что Христианство проповедует аскетизм, который замедляет развитие цивилизации. Вообще, в последнее время я часто наблюдаю такую картину: современные Христиане не помнят свое прошлое: они забыли, что именно пророки и гении Христианской культуры на протяжении всего Нового времени, под которым я в данном случае разумею период от Рождества Христова вплоть до наших дней, двигали мир по направлению, как это ни парадоксально, к цивилизации. Потому что именно Христианство в пределе диалектично приводит к концу развитие всего нашего мира - от начала падшей земли к ее гибели, и именно Христианство движет Мировую Историю для того, чтобы человек в конце времен смог преодолеть косную материю, - чтобы наконец установилось Царство Небесное над всем преходящим в этом мире и в конечном счете завершилась его История.
   Однако, с логикой и целостным охватом исторических явлений у некоторых нынешних Христиан и у людей, которые от него, Христианства, отступили, есть определенные трудности - человек, о котором я сказал выше, говорил о жизни людей, живущих на Востоке уничижительным тоном, дескать, что восточные люди радуются малому, а мир Запада будто бы недоволен всем, что проповедует аскетизм и потому стремительно развивается, но не благодаря Христианству, а по причине установления в обществе современных либеральных ценностей - то, что имеют бедняки Востока и всего остального, пока еще менее развитого мира - не только в материальном смысле, но и в области аскезы - представляется чуждым либеральным ценностям. Дескать, если бы не стремление некогда отпавших от Христианства свободных людей улучшить материально свою жизнь, желание сделать ее более сытой и удобной, если бы потомки Христиан не проявляли бы своего внимания к недостаткам бытовой жизни и не стремились искоренить эти недостатки, то современная цивилизация, которая теперь является центром всего мира и выступает источником новых идей и технологий, не развилась бы до нынешнего уровня. Т. е., по мнению этого человека, нежелание людей, считавших себя свободными, покоряться судьбе в смысле голода, тяжелых бытовых условий и всего, что будто бы мешает человеку вести удобный для тленной плоти образ жизни, а также действия, направленные на строительство новой цивилизации, привели их к тому состоянию, которое мы теперь видим в странах Запада. Дескать, и Восток стал развиваться только после пришествия туда потомков этих свободолюбивых людей, а до них местные традиции не могли обеспечить прорыв к материальному "благополучию" туземцев, причем либералы сравнивают восточные традиции с Христианством в том смысле, что и Христианство могло подавить импульс к развитию цивилизации. Современные либералы не понимают, что они сами себе противоречат, поелику именно Христианство заложило фундамент для всех современных антропогенных изменений реальности, - когда вместе с идеей антропоцентризма, человек стал смело творить свою судьбу, и в этом духовном преображении изначально непосредственно участвовала Церковь - она не замедляла, но ускоряла развитие цивилизации. Либералы словно произносят заклинание о каком-то отсталом прошлом и благоденствующем настоящем - они уже настолько возгордились, что хотят теперь посягнуть и на физическую природу самого человека - в своем безудержном стремлении все и вся "улучшить", либералы теперь не гнушаются и "переделыванием" самого человека - они хотят влиять и на душу человека, и на его тело и еще сильнее зажимают в испанские сапоги природу бедной земли - они хотят сами изменять ее и управлять природными стихиями. Они даже гордятся тем, что не смиренны, потому что смирение они считают слабостью. Они хотят стать постлюдьми. Либералы, которые суть современные сторонники дьявола, говорят о всеобщем "улучшении" жизни, но Царство Небесное никак не связано с пищей, одеждой и даже самыми "высокотехнологичными" "достижениями" - со всем тем, что от мира сего - всем, что есть тлен - у человека нашего времени какая-то паталогическая зависимость от всего материального - люди сами себя ограничивают пределами всего, что гниет и портится, о вечном им думать некогда, потому что время заставляет их спешить и заниматься накоплением капитала. Они, конечно, возразят, сказав, что Горнее нельзя увидеть и потрогать, но это старая история.
   Вообще с логикой плохо не только у либералов и некоторых современных ученых, но и у некоторых богословов.
   - Даже у духовных лиц, которые как раз-таки должны высоко ценить логику?
   - Да. К примеру, когда теологи говорят, что Шестоднев - это время сотворения Богом Неба и земли, которое началось миллиарды лет назад или когда, признавая правоту научных выводов о космологических процессах, протекавших в течение долгого периода времени, ссылаются на первые главы Книги Бытия, - дескать, что в Библии говорится о том же, что и в научной картине мира. Но это абсурд - мы уже об этом говорили - примерять на бесконечное, совершенное, цельное, Вечное Бытие то, что произошло после грехопадения человека, - значит, не знать ничего о логике. Логика, которую в качестве путеводной звезды выбирает себе подлинно гениальный ученый, философ или художник, предписывает человеку не смешивать между собой вещи, которые по внутреннему своему содержанию априори несовместимы и, наоборот, - соединять разрозненные, раздробленные дьяволом части в единое, цельное и полное целое. А злой дух все делает по-другому: одной краской мажет все и вся там, где их нужно разделять и делит нечто на отдельные фрагменты тогда, когда напротив, их необходимо объединять. Потому многие люди и путаются в трех соснах в нашей падшей, хаотично организованной реальности - в голове у них жуткая мешанина. Про то же самое говорил И. Кормильцев: "Я ничего не считаю, я просто не признаю прагматизм в отношении к человеку. Прагматизм и эмпирическую метафизику в отношении к человеку я не признаю. И наоборот, во всех остальных областях жизни я предпочитаю именно прагматизм. Т. е. человек не вещь. Попытки превратить человека в вещь должны пресекаться на корню. Попытки сказать "ты коммунист, и с тобой все ясно" или "ты поэт, и поэтому с тобой все ясно" - это те попытки, с которых начинается вся структура современного мира, который все дальше и дальше уходит от любого обязательства, от любой картезианской честности, от любого обязательства следовать своей собственной внутренней логике, быть, вообще, логичным и последовательным. Человек сейчас мыслит как? Я часто сейчас полемизирую в Интернете, и вижу, как мыслит, например, мой оппонент: он берет блоки, составленные и заранее скрепленные из слов, и он настраивает их один на другой, то есть у него "Лего" такой конструктор. И он совершенно не заботится о том, что эти блоки находятся во внутреннем неразрешимом противоречии между собой. Вообще, такая наука, как формальная логика, правила построения силлогизма - напрочь вычеркнуты из современного сознания. А это очень опасно".
   Т. е. сами богословы говорят людям о том, что Бог бесконечен и Всемогущ и при этом сами же думают, что земля "при" ее сотворении Богом "была" такая же шарообразная, как и теперь, а значит ограниченная, замкнутая, конечная и безнравственная, ибо само по себе вращение и кривая форма - аморальны.
   - Точно, Симон! Ты прав! Ведь это действительно абсурд! Нелогично...
   - Да. Non sequitur. И дьявол сталкивает так лбами всех людей - верующих и атеистов, мужчин и женщин, мужчин с мужчинами, а женщин с женщинами, взрослых и детей, учителей и учеников, государства, народы, культуры и проч. и проч. Потому многие люди и не доверяют богословам, ибо чувствуют, что те - сами не мыслят логически.
   - Да. В Евангелии от Луки, в 11-й главе, говорится: "Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли, и входящим воспрепятствовали" - это про некоторых наших современников и теологов в том числе.
   - Да, именно про некоторых, но не про всех - мы не будем все и вся смешивать и мазать одной черной краской, как это делает злой дух. Однако с логикой у многих людей в современном мире действительно серьезные проблемы.
   В наш век многим людям кажется, что им открылись большие перспективы в поисках своего места под солнцем и, будучи преисполненными гордыни, они перестают верить Богу.
   Беседуя однажды с одним умным человеком, я услышал от него такую мысль: важно не пытаться продлить человеческую Историю, стремясь в пределе к вечному существованию в нашем падшем мире, - но, не дать ей осуществиться в подобном виде, чтоб не погрузиться окончательно в ад. Сразу замечу, что этот человек был Христианином, но как и многие теперь, слабые духом люди, - заболел апостасией и принял другую веру. Он говорил, что в наше переломное время, когда все стало рушиться и земля уходит из под ног, важно замечать не то, что История движется туда, куда надо или наоборот куда-то не туда, но главное - не дать злу на падшей земле победить добро. На первый взгляд звучит резонно. Но странно - подумал я - получается, что он будто бы желал человечеству спастись здесь, уже на изначально обреченной земле. Причем вот, что интересно - в другой беседе он заметил, что в акте разрушения в определенной ситуации можно увидеть некое нравственное начало, нежели в акте созидания, ибо многое зависит от того, что конкретно разрушается - если, например, сносить старый, изначально плохо построенный дом, то такое действие намного ценнее, чем строительство чего-то нового, но в действительности бессмысленного. И я соглашался с ним по ходу его размышлений о разрушении и созидании, но с мыслью его о том, что человечество должно спастись именно на падшей земле, которая будто бы в дальнейшем будет существовать в уже очищенном от греха состоянии и на которой может быть установлена всеобщая справедливость - я никак не согласен. А в других разговорах, он и сам признавал установление в конце времен нового Неба и новой земли, говоря именно о конечности нашего мира. И тогда я понял, что он сам запутался. Когда он еще не перешел в другую веру - его рассуждения о конце Истории были последовательными, но потом он стал все больше путаться в своих мыслях.
  

Г Л А В А XXII

О ложной нравственности

  
  
   - Дьявол манипулирует человеком даже посредством его высоких, нравственных стремлений.
   - Симон, это как?
   - Ну, вот, к примеру, я помню, что после своего приезда домой, до которого я находился за пределами своего Отечества в течение почти четырех лет, - так вот, приехав домой и порвав окончательно с призрачными надеждами на покаяние в моем присутствии родственников матери, я в то же время стал испытывать угрызения совести, поелику называл их про себя лицемерами. Т. е. я в своем стремлении к Истине и совершенству, стараясь покаяться сам и следуя нравственному закону, - стал думать о том, что прежде всего сам являюсь лицемером.
   - Почему?
   - Потому что перестал поддерживать связь с родственниками, но при этом, продолжал как и раньше, в детстве, питаться пищей, которую мать иногда приносила от своих братьев и сестер. Дьявол начал меня искушать мыслями, что сам я не лучше их - в этом и есть тайна изощреннейшей дьявольской хитрости - злой дух внушал мне мысль, что я сам нечист, и что не могу покаяться и что лучше будет, если я продолжу грешить, - дескать, что я обозвал родственников лицемерами, а сам-то - еще тот лицемер.
   - Как все запутанно получается!
   - Вот именно.
   - И что ты сделал тогда? Перестал считать родственников лицемерами?
   - А вот и нет. Я спокойно продолжал жить в своем четвертом доме, который, как уже говорил ранее, матери помог выкупить дядя, ее средний брат, называвший меня странным и советовавший матери показать меня врачу.
   - Тот дядя, который сам лечился от приступов тяжелой тревоги?
   - Да. И я так же, как и раньше продолжал питаться той пищей, которую мать в качестве гостинцев иногда приносила в дом от своих родственников, ибо глубоко понял, что дьявол хочет провести меня на моей же слабости, - чтоб я не задавался трудными вопросами, не пробуждался криками совести и не искал добро в самом себе, - наоборот, он хочет внушить мне порочную мысль, что я сам так же мерзок и низок, как и все остальные, ищущие в глазах своего ближнего сучки, люди. Поэтому я не стал поддаваться на эту дьявольскую провокацию, потому что стараюсь по-настоящему стремиться к совершенству. Таким образом, дьявол подкупает человека даже через ложную нравственность и угрызение совести от собственной порочности, чтобы он в конечном счете не менялся, а только еще глубже укоренялся во грехе - махнул на все рукой и думал, что раз все так на падшей земле плохо, что даже сам он плох, - то тогда и говорить не о чем и меняться некому - и так человек погружается в сон и все дальше отходит от Истины - так и со мной поначалу было, - когда я спал и не замечал этой безнравственной, ложной, диалектичной и двойственной природы дьявольских наущений.
   - Но как же быть тогда? Осуждать людей - грех. Но не называть вещи своими именами, - как ты сказал про родственников матери, что они лицемеры - тоже неправильно... Где же правда?..
   - Осуждать никого, конечно же, не нужно - я и перестал говорить матери, что ее братья и сестры - лицемеры. Но при этом я не опустил руки и не перестал стремиться истинно покаяться, - напротив, поняв всю мерзость ложной нравственности, а точнее аморальности, я делаю свое дело и никому не позволяю потушить свой огонь, свечечку собственной души. Да, я знаю, что не соглашаясь с мировоззрением родственников матери и в то же время, живя в доме, выкупить который помог дядя и, питаясь пищей, не добытой собственным трудом, я веду себя в некоторой степени не совсем последовательно, но все это - второстепенные вещи, в главном же я тверд и непреклонен. За эти второстепенные вещи Господь Бог, я надеюсь, меня простит, но вот за лицемерие - никогда.
   - Но нет ли в этом как раз-таки лицемерия?
   - Вот видишь, Илья, ты уже и сам стал рассуждать, как и я раньше. Нет, говорю тебе, лицемерия в моем поведении и поступках нет, ибо если я и пользуюсь некоторыми вещами, которые сделаны людьми, которые не хотят меня услышать и с которыми я не поддерживаю отношения, то как бы то ни было, - в целом, я отношусь к ним уважительно и с любовью. Просто не пришло еще время им понять меня и услышать, но ненависти к ним у меня нет. Я не разговариваю с ними не потому, что их не люблю, а просто потому, что они еще не прозрели. Пройдет некоторое время, и, по милости Божией, они сами увидят самих себя со стороны и тогда покаются. А дьявол шепчет людям обратное - никто не прав, все виноваты, все лицемеры, все погрязли в грехах и потому не стоит даже пытаться очиститься.
   - Он всех мажет одной черной краской.
   - Конечно. Ведь его хитрость подобна тому, что было и у древнегреческих софистов - либо все, либо ничего, но именно там, где это не нужно или же наоборот - аморальная двойственность и неполноценность - ни рыба, ни мясо - деление целого на части.
   - Но ведь ты сам говорил, что законы тождества и противоречия являются краеугольным камнем духовного содержания человека, и что сам принцип тождества гласит - все или ничего и сам в то же время говоришь про золотую середину. Получается дьявол пользуется тем же самым?
   - Да. Я же только что об этом сказал - "либо все, либо ничего, но именно там, где это не нужно". Злой дух никогда ничего не придумывает - он может лишь копировать и отражать. Но по-своему, - мешая все со злом.
   - Понятно.
   - И если я, по милости Божией, смог простить прегрешения всех своих обидчиков и смог подняться над условностями падшего мира, то сможет и каждый человек - ведь для Бога нет ничего невозможного, ибо Он Всемогущ и дарует каждому человеку свободу и возможности для подлинного покаяния.
   - Да, Симон, ты прав.
   - Кстати, вспомнил еще одну историю, - связанную с другом, с которым я учился в университете - он тоже не со зла, но по наущению дьявола хотел убедить меня в мнимой нравственности, - когда мы с ним говорили о Микеланджело.
   Он как-то раз сказал мне, что если бы не Великие географические открытия, то Микеланджело не смог бы ничего сотворить, поелику он создавал свои бесценные произведения на деньги, которые европейцы грабительским способом добывали у народов Нового Света.
   - Что за бред! Неужели друг не знал, что европейцы еще со времен Древней Греции достигли в пластических искусствах высочайшего мастерства?
   - Знал, но думал, что я поверю его, притянутому за уши, объяснению.
   - Но почему?
   - Потому что дьявол им манипулировал - он прочитал об этом у одного писателя, который сам, не проникая в тайную суть многих вещей, скользил по их поверхности, и, видимо, другу понравилось такое видение развития европейской цивилизации в эпоху Возрождения, но глубоко мыслящему человеку, внимательно изучавшему Мировую Историю ясно, как день, что вообще-то подлинное искусство настоящих гениев не зависит от каких-то внешних обстоятельств - не общество движет гениальными личностями, но прежде всего последние, по милости Божией, двигают Историю. Ведь творили же как-то творцы Проторенессанса и даже художники Средних веков до географических открытий на деньги, которые им давали Папы, кардиналы, короли, дворяне и простые граждане, с которых государство взимало налоги. Ведь смогли же как-то в Древности греки создать свои бессмертные творения - причем тоже без средств туземцев, живших далеко за пределами центра мира. Потому что у самих европейцев еще с незапамятных времен были и есть свои каменоломни и удивительнейшая природа - зачем все сводить к географическим открытиям и золоту американских племен. Это весьма глупо и недальновидно. А почему так происходит - да потому, что и тот писатель, которого прочитал друг, и сам друг оболваниваются злым духом и не видят очевидных вещей - они говорят не о нравственности, но именно о ложной нравственности.
   - Да...
   - Другу казалось, что я бездумно, повторяя за большинством людей, "ценю" искусство Микеланджело. Да, многие люди, не имея врожденного вкуса, который так необходим художнику, действительно не способны дифференцировать подлинные ценности - для них все одно - и современное "искусство", и, выстраданное автором, подлинное, живое и преодолевающее безжалостное течение времени, высокое искусство. Так мыслил и друг - он не знал, что читать о гениальном художнике Возрождения я начал еще в детстве - у меня было как раз-таки выстраданное понимание искусства великого итальянского художника. Я именно глубоко прочувствовав мощную и в то же время полную драматизма жизнь гениального скульптора, был поглощен искренним, чистым, детским интересом к его плодам в изобразительном искусстве и поэзии.
   Другу было непонятно - я это сам видел и чувствовал, почему я искренне восторгаюсь искусством Микеланджело - ему казалось, что я просто повторяю за большинством людей заученную формулу, - что, дескать, художники Возрождения - гении, а почему они гении, что в них самих такого гениального и что есть ценного в их искусстве - я не знаю. Другу было даже неприятно, когда я рассказывал ему о скульптурах и живописи эпохи Ренессанса - он удивлялся тому, как вообще можно творить эти вещи, когда мир сей полон несправедливости, когда в нем существует множество людей, которые вынуждены думать о пропитании, а не о каком-то там непонятном искусстве - он раздражался и не слушал меня, после чего я, кстати, перестал с ним говорить на подобные темы.
   - Но при этом, Симон, как ты сам говорил, друг слушал В. Цоя и смотрел разные фильмы.
   - Вот! Ты все верно подметил, Илья, именно об этом я и хотел сказать - другу нравилось слушать музыку и ходить в кино, но когда речь заходила об изобразительном искусстве - с которого Виктор Цой начинал свой путь художника и вообще - путь свободолюбивого человека - творчество которого как раз-таки нравилось другу, то почему-то последний становился будто бы слепым и глухим - т. е. он был хитро так вывернутым избирательно - мои интересы были ему неинтересны, но его интересы, по его же представлениям, должны были меня интересовать, - понимаешь, Илья, какое фарисейство получается?
   - Да... Дьявол вас обоих делал слепыми, чтобы вы оба продолжали спор на пустом месте и таким образом отвлекал вас обоих от по-настоящему важных дел.
   - Вот! Правильно! О том и речь. Это и есть мнимая нравственность. А почему так происходит с людьми?
   - Почему?
   - Потому что мир этот падший и хаотично организованный - что бы в нем ни делал человек, всегда найдутся те, которые скажут ему: ты все делаешь неправильно - не твори "отвлеченные" вещи, не интересуйся искусством, а лучше пойди, да накорми голодающих, помоги бедным - все это нашептывает людям дьявол, они не понимают, что жизнь настоящего художника - это Промысл Божий, ибо подлинным творцом кому-то предначертано быть Самим Богом, а не из-за каких-то внешних обстоятельств - будь то географические открытия или еще какие-нибудь второстепенные вещи. Я, конечно, не против, чтобы помогать бедным и голодным, но зачем же все мешать в одну кучу - искусство и социальное неравенство - кардинально разные вещи. Первое является способом человеческого познания, а второе - проблемой нашего существования, которая благодаря, кстати, искусству и решается. Но не только благодаря ему одному, однако в данном случае речь идет именно о нем.
   - Понятно. Значит, даже мнимой нравственностью, под видом добра, дьявол сбивает людей с пути истинного и стравливает их между собой...
   - Да. Оттого у многих из них голова идет кругом.
   Помню еще, как однажды я пошел вместе с знакомым, с которым работал в театре, на идоложертвенный прасад к кришнаитам - сестра часто к ним ходила и много про них мне рассказывала. Я был на их собрании в тот единственный раз и больше по таким местам не ходил - я и тогда-то пошел только для того, чтобы увидеть эту культуру изнутри. К пище я, конечно, не притронулся, потому что твердо придерживаюсь того, что лучше буду голодать, чем есть пищу язычников. К тому же мне, по милости Божией, и не приходилось никогда голодать, ведь я всегда мог заработать себе на пищу - главное не лениться. Но знакомый с большим аппетитом вкушал их пищу, потому что был беден весьма - он, отчасти, как раз-таки из-за своей лени с трудом сводил концы с концами, живя без жены с двумя детьми - к тому времени он с ней развелся. Вообще у них трое детей, но старший его сын тогда уже работал и жил отдельно от родителей. И вот, что я этой историей хочу сказать - сестра и знакомый проявили слабость - они еще продолжали ходить некоторое время на эти сборы. Сестра мне часто возражала, что, дескать, какая разница - она же просто так ест, не думая об идоложертвенном характере пищи, а в душе у нее Господь - без привязки к восточной религии - просто-де вкушаю хлеб. Но это самообман по наущению дьявола.
   Дьявол может сбить человека с пути праведного и через ложную скромность - внушить, например, ему, когда он только начал делать нечто доброе, что не стоит тратить на это дело свое время, что нужно быть скромнее и ничего не желать, забиться куда-нибудь подальше, в дальний угол, а то поди еще - после трудов твоих начнутся перемены, которые ни к чему хорошему не приведут, а тебе, дескать, это надо - мол, не выделяйся, а то люди, глядишь, еще испортят и твои начинания, и тебя самого, поелику тщеславие, которое обостряется от повышенного внимания толпы, развращает душу и проч. и проч. Однако по-настоящему честный человек делает нечто не ради чьего-то внимания, а ради Господа Бога, ради своего спасения. Злой дух возбуждает в человеке честолюбие, причем необязательно явное - часто бывает, что оно скрытое - т. е. дьявол насаживает человека на двойной крючок, изощренно запутывая его разум, - шепчет ему о ложной скромности, которая суть обратная сторона тщеславия. Но у благочестивого человека мотивом его поступка выступает отнюдь не тщеславие, хотя бывает и так, что и цельной личности не чужда всякая человеческая слабость и у нее тоже могут быть мысли, пусть и очень глубоко спрятанные в тайниках души ее, о тщеславии и все же, искренне верящий Богу человек, ведом не тщеславием, но служением Господу. А дьявол шепчет ему именно о тщеславии, причем через ложную скромность - вот так все очень хитро закручено. Злой дух так замысловато все сплетает, что сразу ничего и не поймешь. Он сбивает человека по всем направлениям, отговаривая его от дела - причем, у черта к каждому человеку свой подход - кого-то он наоборот может подговаривать, чтоб он только и заботился о тщеславии и ни о чем другом больше не думал - это обычно относится не к благочестивым, а к поверхностным людям. Бесы выводят человека на бессмысленную полемику - так, чтобы тот ничего не заметил, - как Иван Карамазов, увлекшийся спором с чертом, который прикидывается таким вкрадчивым и участливым собеседником, что и не обнаружишь никакого подвоха - как будто дьявол в действительности желает человеку только добра и хочет искренне помочь.
   - Как же быть тогда, Симон, чтоб не попасться на удочку дьявола?
   - Нужно искренне верить Богу и покаяться.
   - Трудно.
   - Да. Но по милости Божией все возможно.
   Еще к проблеме ложной нравственности относится и давление общества или авторитетного мнения в силу возраста, статуса и т. д. на молодого, неокрепшего человека, когда, к примеру, родитель говорит своему ребенку, что, дескать, прежде чем спасать леса Амазонии, ему не мешало бы прибраться в собственной комнате. Фраза "начни с себя", прилагаемая часто к уборке или к наведению порядка в парке, сквере, когда, скажем, школьные учителя внушают своим ученикам ложные ориентиры - в некоторой степени аморальна.
   - Почему? Ты ведь сам говорил, что настоящий Христианин не будет никому ничего навязывать и ищет собственный путь исправления. Разве начать с себя в этом контексте не то же самое?
   - Нет. Это разные ситуации. Большинство людей произносят эти слова как мантру, как заклинание, сами при этом оставаясь лицемерами. Мир уже принципиально и необратимо посткатастрофичен - убирать в нем нечто априори бессмысленно. О каком "начни с себя" может идти речь, если это касается всего лишь наведения порядка в свинарнике через уборку школьных площадок? Но этим я нисколько не призываю к тому, что нужно все бросить и ничего не делать. Речь о другом. Когда у молодого поколения еще полно идеалистических представлений о жизни, но его при этом тыкают лицом в землю, обрезая крылья, то после такого унижения и оскорбления собственных идеалов уже вообще не хочется действовать, потому что размываются главные ценности, которые заменяются второстепенными, суррогатными, ложными целями - попросту фикциями. Дети глубоко подсознательно чувствуют какой-то чудовищный изъян в общей системе, под диктат которой подписались их родители и некоторые глупые взрослые люди, но пока они дети - не могут точно понять безнравственную природу таких вот провокаций и спекуляций в виде действий тетенек, убирающих подъезды и призывов родителей прибраться в комнате.
   В. Цой, к примеру, сочинил об этом песни.
   - "Бездельник"?
   - Да, "Бездельник" и "Бездельник-2"...
   - В которой, кстати, Виктор поет:
  
  

"Все говорят, что надо кем-то мне становиться,

А я хотел бы остаться собой.

Мне стало трудно теперь просто разозлиться.

И я иду, поглощенный толпой..."

  
   - Да.
   - Слушай, Симон, как же она созвучна твоей мысли о ложной нравственности, навязываемой детям извне!
   - Конечно. Песни эти, как протест молодого человека против серых, однообразных будней - молодежь нутром и кожей чувствует, что взрослые их обманывают фальшивым порядком, который они сами же придумали и под который сами прогнулись, когда были молодыми - им не хватило сил отстоять свою реальность, они пошли на компромисс и т. д. Но молодые уже не хотят идти проторенной дорогой. Дети вообще редко соответствуют родительским ожиданиям - даже те взрослые, которые кичатся своими "успешными" детьми - сами же подспудно понимают, что "успех" их потомства целиком - плод их собственных усилий и лепки - они понимают, что сами же отняли у детей свободу и потому неявно чувствуют угрызения совести - причем необязательно сознательно, - может, и подсознательно. А родители "неуспешных" детей вообще откровенно не уважают и презирают последних и жалуются им, говоря, дескать, "Посмотри вон, на детей соседа - какие они умные, хорошие и т. д.", приговаривая при этом, как им хотелось бы быть на их месте, - но ведь это абсурд, поелику человек принципиально не может быть на месте другого, - чтобы быть на месте другого, нужно быть самым этим другим, - а это даже физически невозможно, не говоря уже психологически - т. е. сами родители постоянно бегут от самих себя вместо того, чтобы не на месте других быть, но быть только лишь самими собой и еще калечат потом своих детей.
   - Да... Тяжело...
   - Большинство родителей склонны самоутверждаться за счет своих детей - отец [отец Симона - прим. мое], например, состарившись и наконец смутно осознав, что прожил свою жизнь в постоянных, им же самим провоцируемых, семейных ссорах с матерью и ее родственниками - всячески хотел утвердить себя в обществе с помощью меня самого - он, как и многие люди, хотел на старости лет радоваться моим успехам, которые он сам себе придумал - успехом для него было нечто сугубо материальное - про душу он и не думал. Горний мир, идеалы, олицетворяющие собой совершенство, Дух и душа - все это было для него чем-то предельно недосягаемым. Он относился ко мне как к своей собственности - у взрослых людей, несмотря на возраст, есть свои игрушки, которыми становятся и дети - отец был одержим лишь эгоистичными целями - продолжением рода, например, - причем он даже не задумывался глубоко - зачем вообще нужен род людской на земле. С самого детства не участвуя в моем воспитании, он, равняясь на своих ровесников, ставших дедами, часто напоминал мне, что я должен жениться и родить ему внуков. Почему я должен жениться, зачем нужно рождать детей - на эти вопросы он не мог дать мне ясного ответа. Он лишь приговаривал постоянно, что у людей так всегда было заведено и потому я точно так же должен следовать этому правилу. Строго же говоря, - отцу было необходимо самоутвердиться за мой счет перед своими родственниками и знакомыми.
   Бедных детей, юных, еще неокрепших, ребят и молодых людей, которые сохранили в себе остатки свободы, но которых одновременно колеблет и некоторая неуверенность, взрослые люди хотят заставить быть в нашем жестоком мире единообразными, одинаковыми, безликими. Да, против большинства идти трудно - оно может тебя растоптать. Но я и не предлагаю разом упразднить все, что от мира сего, и также не говорю о том, что необходимо никого не трогая, забиться в свою скорлупу - это не выход. Нужно бороться, но бороться осмысленно, не впадая в крайности, непрестанно трудясь душой.
   - Да...
   Симон, кстати, проблемы, о которых ты сейчас говорил, тоже являются свидетельством против насильственного деторождения.
   - Конечно.
   Бедных детей и молодежь в школах и в других учебных заведениях взрослые люди, нередко самоутверждаясь за счет наивных учеников, притесняя их своим авторитетом, попрекая "нерадивых" молодых людей, не желающих загружать голову неинтересной им информацией, заставляют запоминать непонятые ими самими - т. е. учителями пыльные сведения мировой культуры. Педагоги с короткой памятью в высокомерной ухмылке называют своих учеников невеждами, забывая, что сами когда-то не хотели учиться и ходить строем. Взрослые отнимают у детей свободу, убивают в них еще живой, неподдельный, искренний интерес к тайнам окружающего мира - и это вместо того, чтобы предоставить ребенку возможность самому выбирать свой путь и искать Истину, никому не веря на слово. Вследствие такой, навязываемой извне с самого детства, порочной системы образования, люди не замечают как постепенно сами же формируют армии новых, покорных, похожих друг на друга работников для встраивания их в еще более сложные социальные институты. Сколько еще жизней, в отчаянии сломавших копья своей свободы о твердолобый щит надуманных авторитетов, которыми их пичкали с самой ранней поры будет погребено под прессом безликого возгордившегося муравейника, этого джаггернаута, приносящего бесчисленные жертвы на алтарь выродившейся науки и "культуры"...
   - Симон, но ведь если дети не будут изучать мировую культуру, о которой ты сам так часто говоришь, то жизнь общества вообще закончится крахом. Представь себе, какая начнется анархия, если каждому ребенку дадут возможность, как ты говоришь, выбирать? Он же еще недостаточно самостоятелен, чтоб брать на себя ответственность за свою жизнь?
   - Брось, Илья! Твои опасения неосновательны хотя бы потому, что в каждый отдельный период времени люди ретроспективно опираются на ужасы прошедших поколений, которые так и не смогли выйти за пределы своих страхов, связанных с тотальным анархичным состоянием общества. Говоря о свободе выбора детей и взрослых, я не призываю к анархии. О другом речь - ради спасения собственной души каждому человеку необходимо свободное развитие своей личности, не ущемляемое внешними стандартами и рамками общества. Я понимаю, что в жизни этого добиться практически невозможно - как показывает сама История - число свободолюбивых творцов в более-менее нормальном обществе всегда невелико. И тем не менее ради главенства нравственного закона в душе каждого человека, нужно всегда стремиться к подлинной свободе. Что же касается всеобщей анархии, то в падшем мире никогда не было такого, чтобы говорящий о ней в страхе человек сам наконец увидел ее тотальное распространение и стал ее непосредственным участником - это выгодный всем миф, которым общество манипулирует людьми для еще большего укоренения их привычек, предрассудков, страхов и проч. и проч. - они пугают самих себя несбыточными сказками о всемирной анархии, о всеобщем запустении земли и т. д. Но для меня странно такое сумасшедшее состояние людей - они словно забыли, что так или иначе каждый из них будет умирать сам и сам же будет отвечать за свои грехи. Этот мир в конечном счете погибнет. Насилие в нем умножают сами люди - так почему же они продолжают за него цепляться? Неужели они настолько слабы, что боятся заглянуть в Вечность? Почему человек, даже зная, что смерть падшего мира неизбежна, еще не готов с ним порвать? Почему, постоянно пребывая в духовных поисках и не удовлетворяясь тем, что он имеет, человек тем не менее становится на колени перед тленом мира сего? Неужели он настолько боится одиночества, что когда задаешь ему неудобные, проклятые вопросы, единственное спасение своей плоти он видит в коллективной ответственности. Что это за неизбывная круговая порука? Почему люди, сами лично еще не столкнувшиеся на практике с разрушением чего-то, за которым открывается дальняя, духовная перспектива, настолько глубоко завязли в порочном умножении чувства страха? Ведь они часто с ужасом говорят о глобальных переменах, исходя из своих гипотетических предположений - в действительности же им еще ни разу не доводилось заглядывать этим переменам в глаза. Был ли человек, который громче всех твердит об ужасе анархии, об угрозе сохранению уже давно попранных святынь, хоть раз на практике свидетелем или непосредственным участником серьезных изменений в обществе? Общество оболванивает каждого человека и закрепляет в нем биологический инстинкт самосохранения ради безнравственного продолжения земной жизни - в ущерб спасению души. Какая польза будет от того, если я, прожив хоть еще сто лет, к концу своей жизни так и не пойму самого главного - для чего я вообще жил на свете.
   - Да... Трудно с этим поспорить.
   - Я уж не говорю о Микеланджело, например, который в тринадцать лет пошел против воли своего отца, поступив на обучение в мастерскую Доменико Гирландайо и отстоял в конечном счете свою реальность. И не в том дело, что он - гений. В детстве все люди потенциально гениальны. Но не все сохраняют духовную цельность.
   - Да, Симон, ты прав.
   - В детстве ребенку важно дать воспитание без впадания в крайности, потому что когда нет золотой середины - все рассыпается прахом. Если прививать нечто ребенку из-под палки, например, религиозность, то из него в будущем может вырасти люто возненавидящий ее тиран, который погубит множество других людей и тогда изначально исходящий от Бога Свет Горний превратится в дьявольскую тьму, - выросшему из ребенка, которого в детстве унижали бестолковые взрослые, человеку весьма трудно будет покаяться. В жизни так часто происходит - люди с благими намерениями хотят сотворить нечто доброе, но в конечном счете у них получается зло. А ежели напротив чрезмерно сдувать с ребенка пылинки - из него может вырасти капризный и запутавшийся в сложном мире человек. Про одну такую девушку я знаю - в детстве родители исполняли все ее прихоти, а потом она стала блудницей, потому что не было в ее детстве середины и знания о человеческом страдании - хотя бы со стороны. И теперь она ищет это знание таким вот изощренным способом, - продавая свое тело и душу. Все самое важное в жизни человека закладывается в его детстве.
   Много было людей на свете, которые с детства росли в религиозных семьях, - например, Максим Горький, и так уж становилось впоследствии, что бабушка с дедушкой или мать с отцом или еще кто из ближних, которые сами нецельны и не во всем следуют Божьему Слову и в чем-то даже лицемеры и фарисеи, дитя свое весьма навязчиво учили Писанию и еще больше вносили в его голову неразберихи - из-за чего в числе прочих причин они вырастали агностиками, атеистами, тиранами и т. д. Такими "благими" намерениями взрослые часто не помогают детям прийти к Богу, но даже наоборот - мешают. Иногда так бывает, что навязчивыми проповедями только хуже сделаешь человеку - от чрезмерного религиозного воспитания, да еще в детстве, из-под палки, получишь скорее всего худой пример. Меня же никто в детстве не учил Писанию, хотя я вырос в верующей семье, но именно без навязывания извне - в том не было нужды, поелику я сам свободно пришел к Богу, еще в детстве - я смог услышать Господа, по Его непостижимому милосердию, еще в раннем детстве. Впрочем, мой пример непрост совсем - Господь Бог ведет меня с самого рождения, - начиная от имени, данного мне дедушкой и заканчивая непростым жизненным моим путем. Такой духовной цельности достичь очень трудно - не все люди хотят преодолеть соблазны.
   Деторождение, разрастание муравейника, дьявольская гордыня "великого инквизитора", желающего накормить всех в падшем нашем мире - все это не главное для человека. Напротив, именно в подлинном, цельном одиночестве укрепляется вера человека. В обществе человек подвержен крайней раздражительности даже по самым малейшим поводам, поелику каждый человек, как бы выспренне он ни говорил о своем нравственном долге перед коллективом, ценит прежде всего свое личное пространство и тишину. Раньше я и сам раздражался из-за каждого звука, издаваемого кем-то вблизи от меня, многое мешало мне сосредоточиться на своем деле в нескончаемой повседневной суете. Люди, вынужденные жить в тесном взаимодействии друг с другом и в замкнутом пространстве, чувствуют себя внутренне противоестественно - просто они не хотят себе в этом признаваться и принимают устоявшееся положение вещей в обществе, как нечто изначально правильное. Этим, однако, я не хочу сказать, что для человека главное - внешнее удобство жизни, ибо, желая только внешнего комфорта, он еще более извратит свою душу, - я говорю в целом о противоестественности мирового порядка на нашей падшей, хаотично организованной земле - что бы ни делал человек - все ему будет не то. Сам же я старался молча и спокойно терпеть неудобства общественной жизни, ибо понимаю, что другим людям так же тяжело, как и мне - я не роптал, но, напротив, - усмирял свою гордыню - я очень старался не зависеть от внешних обстоятельств, я старался не проявлять свое раздражение вовне и, по милости Божией, впоследствии пришел к цельному устроению своей души.
   Что же до образования детей - скажу еще, что Сократ был по большей мере автодидактом. Микеланджело, например, совсем недолго проучился в школе перед поступлением в мастерскую Гирландайо. В. Цой не окончил свое обучение в художественном училище. Скажут - ну так не всем же быть Сократами, Микеланджело и Цоями. А я не согласен, поелику в идеале - вот именно, что всем, но жрецам от "науки" или еще чего-нибудь авторитарного выгодно навязывать свое словоблудие под прикрытием прогресса, демократии и прочего лицемерия. Как и в религиозной жизни общество еще более отвращает человека от веры - так и корпорации "ученых" мешают познанию молодых, еще неискушенных людей.
   Да, еще много родится детей, которые будут недоступны пониманию даже собственных родителей, нарекутся их ближними бездельниками и ленивцами. Родители бездумно повторяют лицемерный путь своих предков - рождают детей и, пока они не стали взрослыми, любят их, но по прошествии времени пытаются заставить их встроиться в общественный миропорядок - будто для этого они их родили. Многие родители хотят пребывать в мнимом ощущении обеспеченности самих себя в старости, они желают мирского "благополучия", да рождения внуков от своих детей. Это аморально.
  

Г Л А В А XXIII

О людях, которые выделяются из общества

  
   - Симон, а как ты смотришь на людей, которые делают себе татуировки, вживляют под кожу инородные предметы, изменяют до неузнаваемости свою внешность и т. д.?
   - Смотрю на них как и на всех остальных людей - для настоящего Христианина не важно то, как внешне выглядит человек, но главное - его сердце и душа. Но в то же время я ни в коем случае не собираюсь оправдывать всякого рода извращения, связанные с изменением внешности человека. Я имею в виду, что не буду смотреть на человека с необычной внешностью, как на недостойного уважения и любви с моей стороны - ко всем людям я стараюсь относиться одинаково, но при этом я не поддерживаю идеи трансгуманизма и не согласен с тем, чтобы человек менял свою внешность, однако при этом я не навязываю людям свое мнение и не хочу отнимать чью-то свободу.
   - Во всем середина...
   - Да. Если человек хочет истинно покаяться, т. е. измениться по-настоящему, если он желает действовать, как подлинный Христианин - он должен преодолеть в себе все косное и тленное, что ограничивает его в рамках пола, нации, расы и т. д. Для такого человека не может быть никаких посредников. Только Бог и его "Я". Преодоление это не имеет никакого отношения к нечто внешнему, насильственному в виде изменения пола, тела, самоопределения и т. д. И не о монашеской схиме и самобичующей аскезе идет речь. Господь не требует от человека искусственного, фарисейского подчинения неким надуманным правилам, но дарует ему истинную свободу и любовь к самому себе и своему ближнему.
   Я, к примеру, и сам, когда учился в школе, рисовал на своем теле разные изображения - брал перо и наносил на руку нравящийся мне рисунок, потом смывал его водой и затем писал заново.
   - А что именно ты писал на руке?
   - Я тогда слушал американскую речитативную музыку, читал про "Черных пантер", "Crips" и "Bloods", мне нравилось творчество Джэйсона Тэйлора...
   - "The Game"?
   - Да. Я рисовал эмблему его лейбла "The Black Wall Street". И еще название группы "The Black Eyed Peas". Так продолжалось недолго - мне скоро все это наскучило, и я перестал проводить "опыты" над своим телом. А теперь я и вовсе не представляю себя с каким-то рисунком на руке или спине и вообще где бы то ни было и рад тому, что каким чистым появился на свет, таким и уйду в мир иной. Но, видимо, мне нужно было этим переболеть и главное вовремя, что я и сделал. Родители меня не останавливали, друзья не обращали особого внимания, да и на что собственно было реагировать как-то импульсивно, если все понимали, что это ребячество да и только. Но мне тогда все интересно было, вот я и попробовал на самом себе сделать несколько рисунков.
   И все-таки желание человека как-то изменить собственную внешность в действительности скрывает под собой одну великую, сакральную тайну.
   - Какую?
   - Цельность и единство всех живых существ в раю "до" грехопадения человека.
   - Как это?
   - Да, потому что человек подсознательно помнит, что когда его прародители жили в раю, им "были" доступны все способности животных - люди в раю могли петь, как птицы; летать, как птицы; плавать, как рыбы; видеть не только все вокруг, но и самих себя - зрение человека "было" всеохватным, направленным и внутрь, и наружу - он видел самого себя со стороны; люди чувствовали запахи подобно животным - далеко от себя, при этом внешне оставаясь самими собой и могли еще много чего такого, что нам и не снилось. Поэтому некоторые люди, которые наносят на свои тела рисунки в виде шкуры леопарда, отращивают длинные волосы, ногти, раздваивают языки и проч. и проч., которые не хотят следовать правилам, продиктованным им обществом, своим поведением в определенной степени свидетельствуют о существовавшем некогда цельном рае. Они бросают вызов всему устоявшемуся, не понимая, правда, при этом, что ничего серьезного таким образом не добьются. Они чувствуют какой-то большой изъян в этом мире, но не могут понять - в чем именно заключается проблема падшего бытия. Отчасти, про эту же проблему утраченной цельности говорил И. Кормильцев: "Я думаю, что внутренняя цельность и внутренний стержень не могут оставаться скрытыми, если личность имеет их. Они в любом случае будут заметны снаружи. И соответственно, это будет определять поведение личности. И, как это ни парадоксально, единственным стержнем, который в современном мире работает, стал индивидуализм. Мы привыкли рассматривать этот наш мир как раз как мир индивидуализма, мир индивидуалистических ценностей. Парадокс состоит в том, что единственной защитой и единственным спасением от этих ценностей стал именно индивидуализм, причем в крайних формах. Потому что на поверку оказывается, что этот мир, в котором мы сейчас живем, антииндивидуалистичен. Что его степень тотальной интегрированности выше даже, чем даже у коммунизма в его периоды силы и зрелости. Мы все вроде совершаем разные произвольно выбранные поступки, но все эти поступки укладываются в очень узкий ассортимент выбора, речь идет о том, какой пиджак купить - "Prada" или "Cavalli", в более остром смысле - купить пиджак "Prada" или ходить в одежде из этнического шопа из волокон конопли, но речь не идет о том, чтобы снять одежду вообще и пересадить себе чешую от рыбы..." А на возражение собеседника, что ходить в рыбьей чешуе неудобно Илья ответил так: "Нет, это не неудобно. Это может кому-то очень понравится, если он ихтиандром хочет быть, например. Все зависит от того, какая цель. В любом случае, нам предлагают выбирать из тысячи вариантов одного и того же. Причем этот выбор становится все уже и уже!". И дальше он уточняет свой ответ на вопрос: "Если человек надевает чешую и становится ихтиандром, разве он не перестает быть человеком?" так: " - Если у него сохраняется человеческий тип сознания, то он остается человеком. То есть антропность это же не внешний вид. Мы тоже пока еще не встречались с антропностью, проявленной в других формах материальных. Но гипотетически мы стоим на пороге этого. Тут дело в другом. Личность создается не изнутри человека. Это было бы неким скатыванием к солипсизму. И не извне она создается, не обществом, не социумом. Личность это присутствие Бога в человеке [я привожу цитату именно так, как сказал Симон - прим. мое], если совсем просто говорить. <...> То есть истоки личности трансцендентны. Она задана извне. И если она существует в человеке, и он выстраивает себя и свои внутренние поступки перед этим внутренним Оком, то ему никакое другое самоопределение не нужно. Зачем оно ему? Это всегда поклонение другому кому-то, кроме внутреннего Ока. Это всегда служба на двух господ, война на два фронта, погоны двух армий. Нет ничего, кроме твоего внутреннего стержня".
   - Да, Симон, то же самое объяснение, что и ты дал - феномену, когда человек хочет изменить свою внешность.
   - Не совсем то же.
   - Почему?
   - Потому, что я не согласен с Ильей во второстепенном, но в главном - да, согласен.
   - А в чем именно ты с ним не согласен?
   - Вот с этими его словами: "... антропность это же не внешний вид".
   - А что в них неверно?
   - Все.
   - Как это?
   - Я уже говорил, Илья, что человек суть творение Бога и есть сознательный микрокосм и целостная монада, а потому человек - не только его сознание, в чем я согласен с И. Кормильцевым, но также и физическое тело - о чем говорится в Первом послании Святого апостола Павла к Коринфянам, в 6-й главе: "Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!" и "Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии".
   Еще раз повторяю, что в раю человек оставался самим собой, но обладал всеми способностями всех живых существ - просто потому, что Бог дал ему власть над ними. Но власть эта была не насильственной, а такой же свободной, как и сам человек.
   - Свободная власть?
   - Именно. Нам это трудно представить, потому что грех в нас глубоко укоренился, и мы не мыслим по-другому, а жаль, ибо подлинные Горняя иерархия и власть не имеют никакого отношения к власти на падшей земле. Повелевая в раю животными и растениями, человек оставлял их свободными. В нашем мире это невозможно.
   - Понятно.
   Симон, я еще хотел спросить тебя про обрезание - нужно ли Христианину обрезывать крайнюю плоть или то, что в Ветхое время было обязательным теперь утратило свое важное значение?
   - Обрезание в наше время не является определяющим признаком праведности человека и для Христианина неважно. Вообще, все внешние манипуляции, касающиеся тела человека, как я уже говорил, не только бессмысленны, но и безнравственны, ибо очищать прежде всего нужно не внешность, но внутренние скляницы души.
   - Так говорится в Евангелии от Матфея, в 23-й главе: "Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония".
   - Вот именно. И у Отто Вайнингера об этом же говорится: "Современная гигиена и терапия - безнравственны, а потому и безуспешны: они стремятся действовать извне внутрь, вместо того чтобы действовать изнутри наружу. Они соответствуют татуировке преступника: последний изменяет свою внешность снаружи, вместо того чтобы действовать посредством изменения в образе мыслей. Таким образом он, разумеется, отрицает и свой внешний облик и потому не хочет смотреть в зеркало, ибо он ненавидит себя (интеллигибельное "Я"), не чувствуя потребности любить себя. Преступник радуется, когда другие находят его странным (как ему вообще приятна всякая связь с другими, всякое влияние на них, всякое беспокойство, доставляемое им их личности).
   Всякая болезнь имеет психические причины; и всякая должна лечиться самим человеком, его волей: он должен стремиться познать ее сам внутренне. Всякая болезнь есть только ставшая бессознательной, "в тело перебросившаяся" психическая; стоит только последней перейти в сознание, и болезнь вылечена".
   - Как это точно!
   - Да.
   Я, к примеру, сам обрезан, но помню, как чувствовал в детстве всю бесполезность данного предприятия, поелику на свете есть множество обрезанных мужчин, которые так и не поняв сакрального значения этого тайного дела, продолжают грешить, постоянно прелюбодействуя с женщинами на стороне. А ведь смысл обрезания именно в том, что оно суть символ девственной чистоты человека, истинно покаявшегося и свободного по-настоящему, - навсегда порвавшего со своими грехами, похотью и грязью мира сего.
   Меня вообще очень поздно обрезали, - когда мне было около восьми лет. И я уже тогда, по милости Божией, глубоко понимал, что важна прежде всего чистота души, а не внешнее "благочестие" тела.
   - Да, Симон, ты прав.
   - Кстати, еще я вспомнил сейчас про аллергию - я болел пятнадцать лет и только после покаяния, по милости Божией, от нее излечился.
   - Пятнадцать лет!
   - Да. А это не так много - в Библии говорится о человеке, который болел тридцать восемь лет.
   - В Евангелии от Иоанна, в 5-й главе.
   - Да. И главное, что я понял - всякая болезнь, как бы тяжела она ни была, кроме того, что она суть следствие вины за первородный грех - есть также милость Божья в хаотично организованной реальности нашего падшего мира.
   - Почему?
   - Потому, что через болезнь свою человек, по милости Божией, может познать самого себя и весь мир, если покается по-настоящему.
   Когда у меня была аллергия - на многие вещи - не только на пыль, пыльцу растений, некоторые пищевые продукты, но даже на тепло или холод, а также на другие внешние раздражители, то я со временем глубоко стал задумываться над причиной болезни - меня не интересовали симптомы заболевания и не убеждали рекомендации людей, называющих себя нынче врачами, и наконец понял, что именно нравственные проблемы, проявлявшиеся в моем, порой безнравственном, поведении и на которые я ранее не обращал внимания - были главной причиной данного недуга. А когда я изменил свои мысли, чувства, слова и поступки, - творя добрые дела, - тогда я постепенно стал замечать, что болезнь начала отступать, а потом и вовсе прошла.
   - Это чудо Божие!
   - Конечно! Только по непостижимой милости Божией я, как и всякий другой человек, могу излечить не только тело свое, но и душу.
   Кстати, в связи с проблемой болезней человека я еще вспомнил сейчас про слепого, о котором говорится в Библии.
   - В Евангелии от Иоанна, в главе 9-й?
   - Да. Как ты думаешь, Илья, каким образом могут явиться дела Божии на примере людей с ограниченными физическими и прочими возможностями?
   - Через милосердное отношение людей друг ко другу - одни помогают другим и потому на земле сохраняется Любовь, а иначе, если б все были сытыми и здоровыми, в обществе началась бы жестокая конкуренция - ведь некому было б тогда помогать - все и так были бы самостоятельными и, следовательно, гордыми, так?
   - Все верно. Но я вижу в примере слепого в Писании еще и другой, скажем так, более тайный смысл.
   - Какой же?
   - Через людей, страдающих тяжелейшими недугами, Господь показывает нам, что не одним только телом жив человек, что главное в нем - его душа, которая не осязаема, но вечна.
   - Точно, Симон! А я и не подумал об этом... Ведь, действительно, все так и есть - нам кажется, что реальность мира сего - чуть ли не единственная ценность в человеческой жизни, а это не так - после смерти открывается целая Вечность, в которой нет больше ни вины за грех, ни болезней, ни страданий, - разумеется, при истинном покаянии, а потому не тело должно быть для человека главным: что телу хорошо - то для души смерть; тело - тлен, его век короток, а душа пребывает вовек.
   - Да, Илья. Я же о том и сказал, - что болезнь есть милость Божья, а не одно лишь страдание, ибо мир сей диалектичен и добро тесно сплелось со злом, потому и понять это трудно - да, всякий телесный недуг суть следствие греха, но в то же самое время всякое заболевание есть свидетельство Горнего Бытия, в котором отменяются все страдания. По непостижимой милости Божией даже в хаотично организованной реальности падшего мира, в кажущихся нам непонятными вещах, мы можем, истинно покаявшись, увидеть символы Царства Небесного.
   - Очень интересно!
   - Да.
   А вообще серьезных травм и увечий у меня, по милости Божией, во всю жизнь мою не было, но были легкие болезни. В детском саду, шести лет от роду, я сломал левую руку в локтевом суставе, когда сильно разбежавшись, не смог зацепиться за перекладину и упал вниз, интуитивно выставив руки для смягчения удара о камни - я вслед за другом, который был выше меня на целую голову решил, что как и он смогу на ней повиснуть. Потом в школе после уборки в классе у меня образовался нарыв на пальце, из-за которого мне впоследствии удалили часть мягких тканей. И теперь мой большой палец левой руки меньше, чем на правой. Нагноение пальца произошло у меня изначально по простодушию моему - я поверил в то, что и на летних вакациях нужно ходить в школу, чтобы меня не оставили на второй год - так нас, школьников, запугивали учителя. Другие ребята как-то сразу поняли, что это все глупости, я же был очень наивным и потому исправно ходил летом в школу до того времени, пока не слег в больницу. А пока я перебирал книги в школьной библиотеке и мыл половицы с другим мальчиком из соседнего класса - он, видимо, как и я был простоватым - на нас еще покрикивала женщина, которая работала в библиотеке - она даже персонально ко мне обратилась, что я, дескать, плохо работаю, в то время как ее сын, тоже ученик нашей школы, вообще в ней не появлялся и спокойно себе отдыхал на каникулах. Тогда, в детстве, я смутно стал понимать, что мир чудовищно несправедлив. Пока, например, сынки бедных родителей, служа в армии, терпят побои от старших сослуживцев - некоторых даже могут убить, дети других - богатых родителей - живут припеваючи, но Христос говорит - не будьте, как лицемеры - они уже получают награду свою, а всех тех, которые пострадали, но жили честно, Господь введет в Царство Небесное - им только нужно искренне верить, набраться терпения и сил, ибо последние будут первыми.
   Да, весь наш падший мир хаотично перемешан - много в нем страданий и лицемерного, праздного веселья.
   Также в школе, когда я стал чуть старше, вывихнул палец в драке. Был у меня еще отит среднего уха и несколько раз конъюнктивит. Еще гноились колени. Но, повторяю, в целом, Господь всегда оберегал меня с раннего детства.
   А еще я помню, как в детстве мать водила меня к врачу-эндокринологу, который смотрел мне под исподнее - это внушало такое отвращение, что становилось жутко неудобно - даже ребенок чувствует какое-то неприятное ощущение, когда его так пристально рассматривают, но он еще очень наивен и не осознает неоднозначность такой родительской и врачебной "заботливости" - он не может доходчиво выразить свой протест взрослым. Конечно, есть и очень талантливые врачи - как, например, Г. А. Илизаров, которые относятся к больному с уважением и видят в нем прежде всего личность, но таких выдающихся медиков крайне мало.
   Современные врачи, все более расщепляя микрокосм человека на мельчайшие атомы, своими "благими" намерениями ведут общество в ад - они как и великий инквизитор в романе Ф. М. Достоевского "Братья Карамазовы" хотят вылечить больных всего мира, не понимая того, что в перманентно растущем муравейнике жизнь человека все больше усложняется.
   Еще я помню как на уроках по физике учитель просил нескольких ребят из нашего и других классов спуститься в подвал школы для того, чтоб в нем прибрать захламленные помещения. Чем мы только не занимались в школе... мы даже в шутку называли друг друга детьми подземелья - происходила настоящая эксплуатация детского труда, причем во время занятий и никак не оплачивалась, но никто при этом из нас почему-то не жаловался, а даже наоборот - находил в этом какую-то романтику! Мы носили голыми руками стеклянное штапельное волокно, которое потом кололо руки и затрудняло дыхание, также занимались разгрузкой мебели, а некоторые ребята и вовсе на добровольных началах сделали в школе ремонт! А теперь мы живем в такие времена, когда кто-то чуть палец поцарапает - все поднимают такой дикий вой - в общем, женское, тяготеющее к комфорту нынче время пошло - потому что дьявол не дремлет и готовит муравейник для своего пришествия.
   - Да...
   Симон, а что ты думаешь о мужеложниках - как к ним следует относиться?
   - Об этой проблеме еще век назад сказал Отто Вайнингер, и я с ним согласен - жизнь мужчин, которые ищут близости с другими мужчинами, так же, как и жизнь женщин с другими женщинами и как жизнь людей, не относящих себя ни к какому полу и людей, обнаруживающих в себе признаки обоих полов и людей, меняющих свои взгляды в течение всей жизни, переходя из одного "психофизиологического" состояния в другое и еще множество других, т. н. "отклонений" свидетельствует о том, что мы живем в мире организованного хаоса, в котором существует беспредельно огромное число промежуточных половых форм и потому притеснять всех этих людей, которые "выбиваются" из общепринятых рамок, насильно и навязчиво насаждаемых государством, политиками, общественными учреждениями и проч. и проч. фиктивными образованиями - бессмысленно. Но, с другой стороны, если не ограничивать эти перверсии, то вседозволенность в конечном счете может поглотить все человечество, как это было при Ное, до потопа. Я вообще не сторонник какого бы то ни было внешнего и принудительного решения данной проблемы - единственное решение, которое я нахожу - это собственным, личным примером показывать людям, как стремиться к подлинной свободе и покаяться по-настоящему. Я стараюсь относиться ко всем людям нелицеприятно - одинаково непредвзято - несмотря даже на его грехи и ошибки в прошлом - для меня, как и для Господа нашего Иисуса Христа, главное и важное в человеке - его настоящее. Каждый человек, каким бы он ни был раньше - может покаяться - даже разбойник, о котором говорится в Евангелии - смог по милости Божией и по свободе своей покаяться. Господь дарует человеку надежду на спасение и непостижимо к нему милосерден, а дьявол наоборот - навязывает человеку мысли о смерти и о грехах. Люби грешника, но ненавидь грех - вот принцип Христианского отношения ко всем людям, кажущимся на первый взгляд непонятными или даже вызывающим досаду и раздражение. Я видел одного ветерана войны, который в преклонном возрасте сменил свой пол. Видел также множество женщин, которые живут вместе с другими женщинами, видел многих мужчин, которых ненавидят другие люди только потому, что первые не могут жить с женщинами, поелику предпочитают жить с мужчинами - и всех этих бедных людей с теми людьми, которые считают себя нормальными, стравливает дьявол - он вносит хаос и возбуждает ненависть там, где все может решаться бескровным, спокойным и разумным способом. На это и опираются вся мерзость и паскудство злого духа - так он и манипулирует всеми людьми. А что все люди от рождения наделены свойственными только им одним, индивидуальными особенностями и наклонностями - на это самим же людям наплевать - дьявол всех мажет одной черной краской.
   Вот, например, почему африканцы - лучшие в мире спринтеры и стайеры, но в плавании они наоборот - слабее, чем, скажем, европеоиды, которые, в свою очередь, хуже, чем первые, прыгают? Да потому, что у первых, в отличие от вторых, другое соотношение быстрых и медленных мышечных волокон, у них длиннее конечности - причем соотношение длины конечностей и длины туловища и соотношение голеней и бедренных костей опять-таки другое, также у них тяжелее и плотнее кости и т. д. Поэтому равнять всех людей под один "стандарт" - абсурдно.
   Я, к примеру, знал одного напористого молодого мужчину, сидевшего в тюрьме, над которым долго издевались жестокие рецидивисты, после чего он, по выходе на свободу, начал специально отлавливать мужеложников и всячески вымещать на них накопленную при своем заключении злость, - сидя за решеткой он сам был в положении подчиненного и на свободе ему захотелось выплеснуть свои обиды на слабых мужчин, причем он придумывал разные изощренные издевательства, - например, приказывал своей жертве сесть рядом с женщиной и заставлял через угрозы и тяжкие побои рассказывать о себе - о том, как вообще, пойманный им мужеложник, дошел до такой жизни. Потом этот каратель грубо прерывал мужеложника и спрашивал его, почему ему не интересны женщины, в частности та, что сидит рядом с ним, а посадил он ее специально для соблазнения бедного мужчины.
   Я долго думал, почему женщины так легко подчиняются мужчинам, почему помыслы их во многом направлены на обольщение мужчин, почему в приведенном выше примере с мужеложником, сидящая рядом с ним женщина, легко согласилась выполнить приказание другого молодого мужчины не понимая даже, что изъян в психике мужеложника не внешнего характера, но душевного - ведь он именно родился предрасположенным к мужеложеству - почему эта женщина была не в состоянии понять, что бывают мужчины, которым в действительности могут быть неинтересны женщины? Зачем молодому человеку понадобилось применять насилие - неужели и вправду для принудительного "исправления" уже сформировавшегося мужеложника? Быть может, угнетая другого человека, он хотел таким образом познать свою собственную извращенную природу, - анализируя в последующем реакцию своей жертвы? Эти вопросы роились в моей голове. Позже я, по милости Божией, нашел на них ответы, когда прозрел и увидел, что все дело в нравственных проблемах.
   Общественный договор в области притянутых за уши законов порицает - хотя бы скрытно - женоподобных мужчин, мужеподобных женщин и все прочие половые перверсии, а брак между мужчиной и женщиной одобряет, хотя, строго говоря, никакая половая ориентация человека не является истинно нравственным его устроением, поелику в падшем мире отношения между людьми изначально связаны с проблемами, имеющими более глубокие, духовные, а не одни лишь физиологические основания - в силу сложности самого человека как микрокосма в мире происходит постоянное угнетение немощных личностей, не вписывающихся в принятый обществом канон социальных отношений - общество сильно подавляет человека и подгоняет его под некие искусственные стандарты, которые внутренне могут быть совершенно чуждыми конкретному человеку, что впоследствии приводит к внутреннему надлому, либо к протесту, которые рано или поздно выливаются в нечто безнравственное - т. е., устанавливая "нравственные" правила общество порождает безнравственность. Почему так происходит? Потому что мир диалектичен и всякая тенденция рано или поздно опрокидывается - переходит в свою непримиримую противоположность. Звучит парадоксально и тем не менее это так. Конечно, речь не идет о том что нужно всем все позволить - такой софистический прием к проблемам нравственности неприменим, равно как и всякий насильственный или высосанный из пальца, искусственный метод их решения - это очень поверхностный взгляд на проблемы отношений между людьми. Прежде всего людям следует понять, что свободный дух в человеке невозможно обуздать внешними по отношению к нему законами и правилами - ведь первородный грех заключается не только в разделении человека на отдельный пол, - "когда" цельная личность утратила свою целостность, став отдельно мужчиной и отдельно женщиной - грех проявляется и в падшем состоянии человеческого сознания - человек стал включенным в безжалостный ход времени, которое стирает его память о пережитом прошлом.
  

Г Л А В А XXIV

О бессмысленности доказательств трансцендентного

  
  
   - Вообще, Илья, говоря об атеизме и опровергая "научные" выводы некоторых исследователей, касающиеся теории эволюции, мы занимаемся неблагодарным делом.
   - Почему?
   - Потому, что как я уже говорил ранее, времена атеистического скепсиса скоро пройдут - ведь дьявол придет под видом Спасителя, чтобы соблазнить даже тех, кто будет верен Господу до самого конца. На земле вновь восстановится теократическое мировоззрение, но более изощренное, нежели раньше, ибо сама реальность уже кардинально изменяется на наших глазах - она переходит в виртуальность, а посредством последней манипулировать сознанием человека злому духу будет еще проще, чем в реальности. И тогда наши потомки будут смеяться над нами - они будут удивляться, - дескать, неужто и впрямь их предки были настолько глупыми, что верили в весь этот бред, который за века свободомыслия и науки привел людей к тому, что они всерьез думали о своем происхождении от обезьян и животных вообще и что все в мире образовалось случайно - без Божественного сотворения. Ведь большинство наших современников не видят дальше своего носа - они думают, что времена, в которые они живут - единственные и что так будет всегда, но весь их бахвалящийся цинизм в недалеком будущем смоет, как пыль и от него уже не останется того горделивого, сомневающегося в существовании Горнего мира, безнравственного отношения к верующим людям.
   - И тогда вчерашние атеисты возопят в страхе и сами же первые преклонятся перед антихристом?
   - Да. Ведь у них нет ничего святого - они так часто легко отказываются от своих прошлых "убеждений" - у них нет принципов. При этом я, конечно же, говорю не о всех неверующих людях - есть и такие из них, которые почище иного верующего будут, но я толкую о лицемерах, книжниках, фарисеях, софистах, циниках, скептиках и прочих безнравственных людях, которые закоснели в грехах своих - о зачерствевших, огрубевших сердцем, беспокаянных душах.
   Дьявол крутит всем и вся, чтобы в пределе полностью расчистить себе поле для своих злодеяний в конце мира сего, - стравливая людей всего мира друг с другом, злой дух тем временем незаметно подводит мир к неизбежному концу - так же, как Мефистофель ослепил Фауста, строившего себе могилу.
   - Да, все так и происходит...
   - Илья, думал ты когда-нибудь, что атеист или грешник испытывает и видит в предсмертные минуты свои?
   - Наверное, вся жизнь проходит перед глазами, как и у всякого человека... тогда они понимают, что лицемерили и обманывали других.
   - Да, а пока они живут - им некогда об этом думать, ведь они озлоблены на несправедливость падшего мира, источником которой являются проблемы нравственности, но в то же время им кажется, что еще так много времени впереди и незачем тяготиться этими проблемами, которые кажутся им чем-то отвлеченным, имеющим к жизни весьма отдаленное отношение, а понять глубоко падший мир они не в состоянии, - таким образом, они непоследовательны и не видят самих себя со стороны. Они жаждут справедливости и порядка, но каждый раз не находя их, все больше вязнут в болоте своего нигилизма, скепсиса, гордыни и безверия. Тяжело им живется - какая-то пустота и безысходность в жизни таких людей.
   - Да...
   - Илья, ты смотрел фильм Павла Лунгина "Такси-блюз"?
   - Да. Картина про неизбывное противостояние между свободолюбивым, но слабохарактерным художником и на первый взгляд принципиальным, но недалеким простым рабочим.
   - А помнишь там деда, которого Селиверстов просит принести пиво?
   - Да, смешной такой дед.
   - Вот этот дед и есть один из тех лицемеров, о которых я говорил выше.
   - Потому, что он на протяжении всего фильма то сначала говорит о своей любви к родине, то потом легко отказывается от своих же слов, когда представляется "удобный" случай?
   - Да. Помнишь, он говорит: "Ты посмотри, что вокруг творится: блуд, разврат! Сейчас судьба России решается! Иван, а мы русские люди - мы должны быть вместе, как один кулак!" и еще "Народ голодает!", "Осушили Арал..." - вроде бы слова патриота, а потом, сидя за одним столом с иностранцами, произносит тост: "За разоружение! Чтобы не было войны! Пусть всегда будет солнце. Простые американцы всегда дружили с нашей страной".
   - Да, помню. А Шлыков тогда ему говорит: "Молодец, дед! Семьдесят лет грудью на амбразуре! По какому случаю гуляем?"
   - Да, а когда Селиверстова, получившего наконец признание в обществе и ставшего богатым, правда, ненадолго, показали по телевизору, дед, чуть не плача, отвечает Шлыкову: "Не трави мне душу!", хотя незадолго перед тем говорил про непутевого музыканта: "Видали мы этого гения! Путается в соплях!"
   - Точно. И смеется вместе с последним, когда тот приезжает к Шлыкову с "подарками".
   - Именно. Короче говоря, он постоянно предает самого себя - такой скользкий и слабосильный человечек - словно мелкий бес, недотыкомка.
   - А по-моему он просто больной.
   - А одно другому не противоречит - ты думаешь лицемеры и фарисеи - здоровые люди? У них же болит самое главное - душа. Вернее, она не то чтобы болит, но пребывает в болезненном состоянии - дьявол вертит ими и крутит, как хочет, а они, покорные ему, убивают в себе собственную душу.
   Так вот, приводя множество явных свидетельств о существовании Горнего мира, мы в то же время проделываем какую-то странную работу - сам-то я верю Богу, но вынужден, с другой стороны, говорить очевидные вещи - такова наша падшая реальность. Все, что я говорю о человеке, как о сознательном микрокосме для меня ясно как день - однозначно, неизменно и вечно. Но есть такие люди, которым сколько бы ты не привел доказательств, подтверждающих существование иного, совершенно отличного от нашего, уровня Бытия - будут продолжать искать одни только противоречия в логике своего собеседника.
   - Потому что им не нужна Истина.
   - Да. Они придираются к мелочам, потому что горды весьма. Дьявол их искушает, а они готовы следовать за ним. Все это не ново - даже когда пройдут времена атеизма, люди по дьявольскому наущению придумают что-нибудь другое лишь бы не следовать за Христом - как, например, в Древности - одни были софистами, другие язычниками, третьи и теми и другими вместе и одновременно и т. д. Им режет глаза от света Истины и потому они хотят оставаться во тьме.
   Кстати, Илья, ты замечал, что бывает с человеком в первые секунды, когда в домах или в других местах его нахождения, где проведено электричество, отключают свет, а потом вновь включают?
   - Да, ощущение - будто вышел из темной пещеры на яркий солнечный свет.
   - Вот о том и речь. Весь наш мир, хоть и падший, но, по милости Божией, полон символов Горнего Бытия, однако, многие люди этого не замечают потому что сознание их стало профаническим, а глаза от повседневного привыкания к вещам замылились. Солнце, на которое мы не можем долго смотреть без очков и других "вспомогательных" приспособлений есть символ Божественного Света, а ночь - адских глубин - ведь это так очевидно, что и не нужно ничего доказывать. Но некоторые люди все никак не успокоятся и требуют, чтобы Бог показал им Себя. Они не знают, что если Бог хоть на одну долю секунды явно проявит Себя в нашем мире, - то он просто тут же превратится в пыль.
   - Это точно, Симон. Но некоторые из них тогда могут спросить, почему, когда Христос ходил по земле, земля никуда не исчезла, ведь Он - Бог.
   - Потому что две тысячи лет назад Он ходил по земле, будучи человеком, - Он цельно и полностью, а не частично, как говорят некоторые, постоянно выдвигающие бесконечные ереси, теологи, сочетая в Себе тварное и духовное, являлся человеком.
   - Цельное соединение Бога и человека.
   - Да.
   - Тогда понятно. Поэтому-то земля не превратилась вместе со всем в ничто - она словно "выдержала" мощнейшую "концентрацию" Духа Святаго в Лице Христа.
   - Да. И поэтому в Ветхом Завете мы также не видим явно Бога, да и не можем видеть - Он являлся пророкам в виде Ангела Господня, Купины Неопалимой или Облачного Столпа. И вообще, как мы уже упоминали ранее, в Евангелии от Иоанна, в главе 1-й, говорится: "Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил".
   - Да.
   Симон, а почему Христос не ходил проповедовать по всему свету, а пришел только на Святую землю?
   - Потому, Илья, что Христос Своим примером показал людям главное - не количество, и не предпочтение чего-либо по внешним признакам - "согласно" тому, кто лучше, а кто хуже - Он пришел к тем, кто ближе - для последующего распространения Христианства по всему миру. В Евангелии рассказывается притча о ближнем - о том, кому ты нужен, а не о том, кто тебе нужен. Поэтому Господь пришел в средину мира. Тем более, что о центре всего нашего мира мы уже много раз говорили, - что в нем с незапамятных еще времен происходили и по сей день происходят великие события Мировой Истории.
   Христос Своей жизнью показал людям, что Дух выше плоти и в то же время, будучи воплотившимся в человека, Он явил цельное единство души и тела; Он не призывал людей убивать свои тела - более того, именно их немощные тела Он исцелял, говоря при этом, что человека недостойно все тленное, что Дух должен главенствовать над плотью. Он дал людям возможность посмотреть на их собственные, закосневшие в грехах, души со стороны - они вопрошали, может ли прийти Спаситель из Назарета, не понимая, что Он вне всяких пределов, - придя именно из Галилеи языческой, Он стал учить людей о Царстве Божьем. Он говорил на понятном для них языке. Он подал людям пример ненасильственного преодоления плоти - ради спасения вечной души. Человек не должен в одночасье порвать со всем земным - искушения плотских наслаждений, тяготеющие над ним, очень велики, но человек, по милости Божией, может постепенно преодолевать в себе падшую природу.
   Люди, не признающие существование Горнего мира, требуют доказательств, чтобы уверовать, но стоило бы им внимательнее отнестись к своей жизни - они бы увидели, что весь мир наполнен символами Вышнего мира.
   В диалоге Платона "Государство", в 7-й книге, говорится про миф о пещере, - что чувствует человек в темноте, и что с ним становится при выходе на Свет - так же немощна плоть человеческая и в нашей падшей реальности - если бы Господь Бог явился человеку, то он тотчас бы ослеп, от него не осталось бы и следа, ибо не готов еще он ко встрече с Ним - не очистился от греха и не стал совершенным.
   - Да...
   А знаешь, Симон, я вот подумал над всем тем, что мы не раз уже говорили и понял, что конец мира сего близок еще и потому, что все тайное становится наконец явным, - по милости Божией, нам открывается истинное толкование Священного Писания и потому, что Евангелие распространяется теперь по всей земле, а ведь это признаки скорого наступления конца времен.
   - Да, Илья, так и есть.
   В наши последние времена все тайное постепенно становится явным. Люди хотят теперь поведать о самих себе всему миру. Раньше человек жил более уединенно, а в наши дни люди бояться жить поодиночке и потому ищут общества. В информационном поле теперь много шума по несущественным или даже выдуманным событиям. Это признаки женственного времени.
   Помню, И. Кормильцев в программе "Монморанси" говорил, дескать, какое мне дело, какой там вулкан извергнулся, если такого вулкана и вовсе может не существовать - новости теперь стали выдуманными, чтобы занять уши людей. Либо рассказывают о народных собраниях на площадях в то самое время, когда на этих же самых площадях нет ни души, но некоторые люди охотно этому верят и рады обманываться. Теперь цивилизация блефа, анекдота, фальши, искусственного конструирования скандалов все больше набирает силу - ведь дьявол не дремлет - все для того, чтобы управлять стадом, и потому люди навязывают друг другу страх искусственно, ибо естественный страх из-за комфортной и беспечной жизни у них проходит, однако тому, кто управляет обществом необходимо постоянно держать народ в узде, а потому он замещает естественный страх, который был у наших предков, на искусственный посредством социальных сетей или фальшивых катастроф в виде голограмм с падающими башнями, в которые врезаются самолеты. Злой дух постепенно подготавливает сознание людей, чтобы оно привыкло к тотальной фальши. Одна из его целей - всепоглощающая виртуализация реальности. Кроме того, одновременно с оболваниванием людей дьявол ведет стадо к образованию единого муравейника. Коммуницируя через разветвленные социальные сети, при гулком информационном шуме, люди всего мира объединяются в общий муравейник, становясь безликими, одинаковыми, с фальшивым смыслом жизни. Взаимодействие и взаимозависимость между людьми все больше интенсифицируются. Дьяволу выгодно, чтобы люди были связаны друг с другом, а личная независимость каждого человека полностью исчезла, чтобы нигде не стало независимой личности, которая была бы способна на бунт. А того, кто будет сопротивляться объявят отщепенцем, и он впоследствии не сможет встроиться в однообразную, серую массу. Всюду установится тотальная зависимость друг от друга, причем неискренне, а путем взаимного околпачивания - через фиктивную помощь друг другу и различные гуманитарные проекты, подобно пожертвованиям детским домам, домам престарелых и т. д. Все это есть подготовка к выходу зверя из бездны.
   В современной цивилизации блефа люди стали жить настолько скучно, что теперь они стали незамедлительно реагировать на любой информационный повод - их внутренний мир становится все беднее и потому внимание их направлено в сторону внешних раздражителей, - если раньше человек говорил с Богом, то теперь им все больше овладевает дьявол. Нынче человеку нечем заняться - многие люди потерялись и разбрелись кто куда, они не знают зачем им жить. Если бы каждый человек занимался собой, то информационный шум без подпитки общества стих бы сам собой, но, с другой стороны, мы теперь живем в переломное время, когда все политические дискурсы себя исчерпали - потому люди и потерялись. По пророческому слову И. Кормильцева про облака, на которых в будущем будут изображены лица людей, и что все население земли, как минимум, удвоится - реальность переходит в виртуальность. Так уже происходит - я имею в виду в электронных облаках: жизнь общества виртуализировалась, а в будущем дьявол нарисует на Небе такую же картину, как на земле - уже нечто подобное происходит теперь в социальных сетях - множество людей живут на своих виртуальных экранах.
   Но это не значит, что мы должны сидеть сложа руки, - напротив, зная о приближающемся с ускорением конце света, мы должны истинно покаяться и трудиться еще больше, нежели наши предки, ибо они не знали того, что знаем мы - у нас нет никакого оправдания, да оно и не может и не должно ни у кого быть. По милости Божией каждому последующему поколению людей все больше раскрывается Великая Тайна всего мироздания, но дьявол не дремлет и стремится сбить человека с пути истинного.
  
  

Г Л А В А XXV

Законы тождества и противоречия

  
   - В детстве я с другом - Игорем, с которым учился в школе, в одном классе, часто ходил в книжный магазин возле моего дома, в котором мы читали тогда книги о животных. Помню, Игорь рассказывал про книгу писателя-натуралиста Юрия Дмитриева из серии "Соседи по планете" - том "Млекопитающие", которая состоит из двух частей - "Проблемы" и "Парад". И вот, что интересно, - когда я стал старше, то понял, что ко всем явлениям на свете можно подходить с двух сторон - проблем и задач.
   И что еще я этим хочу сказать - то, насколько Игорь уже тогда был на голову выше всех своих сверстников. Я в детстве ничего не смыслил в проблемах - самое понятие проблемы мне было тогда не то чтобы неинтересно или непонятно, но я даже не задумывался о нем. Нам было тогда примерно по двенадцать лет, но я оставался наивным ребенком, а он уже далеко ушел вперед в своем развитии и всерьез интересовался проблемами окружающего мира.
   - Симон, ты говоришь про Игоря, у которого был кот Васька?
   - Про него самого.
   - И что он говорил об этой книге?
   - Игорь приводил примеры хищнического истребления человеком животных, подобные тем, которые мы теперь с тобой исследуем. Он говорил, что ему в данной книге гораздо интереснее было читать ее первую часть, нежели вторую, где автором приводится описание зверей по отрядам и семействам. А я наоборот интересовался больше второй частью книги, чем первой.
   - Симон, ты, по-видимому, ведешь к чему-то интересному?
   - Да, я хочу сказать, что Господь Бог каждому человеку дает все ровно тогда, когда тому приходит свое время - о чем говорится в Книге Екклезиаста, в 3-й главе: "Всему свое время, и время всякой вещи под небом: Время разбрасывать камни, и время собирать камни". Если я не видел и не слышал в детстве того, что видел и слышал Игорь, - хотя перед нами обоими была одна и та же книга, то это означает, что мне необходимо было пройти иной путь, отличный от жизни Игоря, чтобы понять то, что он понял еще в детстве. А дьявол, в зависимости от ситуации, либо ведет людей к безликому единообразию, или разделяет их друг с другом, причем происходит все это вместе и одновременно, - несмотря на союзы "либо" и "или". Потому-то я и говорю, что в школах используется порочная система образования - она стрижет всех детей под одну гребенку, убивая еще в зачатке их широкий кругозор, после которого во взрослой жизни остается лишь "точка зрения". Ведь удивителен весьма феномен того, что в детстве два друга видели перед собой, читали, воспринимали и понимали одну и ту же книгу по-разному. Потому что в каждом человеке целая вселенная!
   - Да, так и есть...
   - Еще я помню историю, тоже происходившую во времена моего детства, связанную с романом Джека Лондона "Морской волк". И вновь хочу сказать здесь про Игоря, с которым я тогда примерно в одно время прочитал эту книгу.
   Как и многие мальчишки нашего возраста, мы увлекались произведениями авторов приключенческих рассказов и романов. Так вот Игорь, в отличие от меня, уже тогда внимательно читал книги, погружаясь в самую их суть. Я же скользил по поверхности.
   - Но ты же сам сказал, что "увлекался". Разве можно делать нечто увлеченно и при этом не интересоваться деталями, не проникать в суть вопроса? Разве можно, по выражению Е. Головина, искусственно провоцировать интерес к чему-либо, который нужно иметь изначально?
   - Как это ни странно, но оказывается можно. У меня все происходило вместе и одновременно - некоторые книги я воспринимал глубоко, но были и такие произведения, которые мне не открывались, несмотря даже на старательное и вдумчивое чтение.
   Игорь тоже удивлялся тогда, почему мне книга о Волке Ларсене показалась неинтересной, а все потому, что я еще не созрел для нее, ведь "Морской волк" - в действительности очень непростое произведение - по содержанию своему оно глубоко весьма. Мы с Игорем по-разному воспринимали данный текст. Игорь много рассказывал мне о своих впечатлениях от произведения, а я, хоть и прочитал тоже книгу, ничего в ней особенного не отметил. Но по прошествии нескольких лет, после окончания школы, - тогда я учился в университете, - Игорь наоборот растерял свой дар, а я, по милости Божией, прозрел и стал все глубже проникать в тайную природу многих вещей - я помню, как написал однажды Игорю сообщение в социальной сети - о нашем детстве, упомянул "Человеческую комедию" О. де Бальзака, про которую Игорь мне много рассказывал в школе, а он даже не ответил, поскольку стал дружить с людьми, которые смогли потушить его внутренний огонь - наши интересы окончательно разошлись. А потом я вновь прочитал "Морского волка" и поразился, что еще с детства был знаком с этой серьезной и интереснейшей книгой, но не понял, о чем в ней говорится. И мне стало понятно, почему. Ведь Д. Лондон говорит в ней о философии, добре и зле, смысле жизни, цитирует Библию, ссылается на выводы ученых и т. д. А я с рождения уже все вмещал в самом себе - мне словно мешало привносимое все извне, в то время как у многих людей наоборот происходит - они не могут насытиться плодами Мировой культуры, потому что чувствуют собственную нищету - так же поступал и друг, с которым я учился в университете - потому что искатель, а не священник.
   Т. е., хоть в подобных "Морскому волку" книгах и заключается то, что было во мне самом в детстве и есть, я словно не замечал этого, потому что нужно было посмотреть на все со стороны - не хватало двойственности, которая по слову О. Вайнингера является условием восприятия и понимания. Но так было не всегда - все-таки какие-то книги я прочитывал вполне осознанно.
   - Да, интересно.
   - Кстати, Илья, в самой форме постановки твоего вопроса уже виден ограничивающий ее характер - "можно", из которого потенциально следует "нельзя" - так софисты еще в Древней Греции манипулировали простодушными своими слушателями. Потому мы и живем в падшем мире, что язык, формирующий, как я уже ранее говорил, реальность, - порождает в сознании человека образы, останавливающие его на пути к свободному развитию. Причем язык сам по себе не выступает здесь главным, сдерживающим фактором человеческого восприятия и воображения, но, конечно же, вместе и одновременно взаимосвязан с сознанием человека - ведь когда мы думаем о чем-либо, то неизбежно проговариваем посредством языка свои мысли - попробуй мыслить без языка.
   - Трудно такое представить.
   - О том и речь. Да, на некоторое время и это удается человеку, но мыслит-то он постоянно, а не в течение короткого промежутка времени.
   - Особенно это видно на примере миелофона, читающего мысли живых существ в фильме П. Арсенова "Гостья из будущего" - по книге Кира Булычева "Сто лет тому вперед", - когда ребята, обнаружив в сумке Юли Грибковой аппарат, стали слушать мысли людей, живущих в сером доме, в котором пираты поймали Колю Герасимова.
   - Да. Хотя, если быть точным, пираты поймали Колю в другом доме, поелику внутри подъезды этих домов - разные, да и сам дом - не серый, а скорее кремово-льняного цвета, но это, конечно, не суть важно.
   - Точно, ты прав, Симон.
   - Недальновидно говорить - "разве можно?", "разве бывает?" и т. д. Все эти "разве" грешат тем, что не дают человеку подняться над всем миром и посмотреть на него со стороны. И потому человек, видит лишь часть чего-то целого, но не все целое, хотя сам при этом, являясь целым, может стать цельным.
   - Не понял.
   - Илья, я говорю о человеческом "Я". Нечто, что всегда неизменно, вне зависимости от чего бы то ни было извне - пространства, времени, психологического состояния, обстоятельств, общества, традиций, выдуманных человечеством законов и проч. и проч. То, что всегда остается равным самому себе, даже когда все вокруг непрестанно меняется. Об этом же, к примеру, свидетельствуют законы тождества и противоречия.
   - Положение А = А?
   - Именно. Многие люди кроме тавтологии больше ничего в нем не видят, но я вижу в нем нечто целое, единое, неделимое, неслиянное и нераздельное, бесконечное, вневременное, вечное, истинное, не равное ничему другому.
   - Ты видишь в нем символ Горнего мира?
   - Да.
   О. Вайнингер говорит: "Положение А = А обладает непосредственной достовер­ностью и очевидностью. В то же время оно является идеальным мерилом истинности для всех остальных положений. Если какое-нибудь положение противоречит ему, если в каком-нибудь частном суждении понятие сказуемого приписывает под­лежащему что-либо противоречащее понятию последнего, то мы считаем такое суждение ложным. И если мы захотим найти закон всех наших логических выводов, то увидим, что таким законом и является закон тождества. Он является принципом истинного и мерилом ложного, и кто видит в нем тавтологию, которая ничего не выражает и ничего не дает нашему мышлению, как это часто утверждалось, прежде всего, Гегелем, а потом почти всеми эмпиристами (это не единственная точка соприкосновения между такими, как будто непримиримыми проти­воположностями), - тот совершено прав, но он плохо понял природу самого закона. А = А, принцип всякой истины, само уже не может быть особой истиной. Кто находит закон тождества или противоречия бессодержательным, тот должен винить в этом самого себя. Он хотел найти в нем особую мысль, ждал от него обогащения своего запаса положительных знаний. Но этот принцип сам не представляет особого познания, особого акта мышления, а является мерилом, которое прила­гается ко всякому мышлению вообще. Сам по себе он не может быть актом мышления, допускающим сравнение с другими актами. Норма мышления не может лежать в самом мышлении. Закон тождества ничего не прибавляет к нашему знанию, он не увеличивает нашего внутреннего богатства идей, а впервые дает ему обоснование. Принцип тождества есть или ничто или все".
   Когда, к примеру, некоторые люди говорят: "Мы летали в космос и Бога там не нашли", это означает, что они никогда и не поднимались на ту высоту, которая единственно свидетельствует о подлинной свободе - высота эта - нравственный закон. У большинства людей вместо него лишь постоянное, неизбывное побуждение к чему-либо, но не само активное действие, которое только и приводит к решению подлинных проблем нравственности, к искуплению вины первородного греха - они, быть может, и хотели бы подняться, но не желают по-настоящему, ибо они - полурожденные.
   - Что значит полурожденные?
   - Это означает, что они еще не родились. Будучи на этой земле, физически существуя, они все же не родились - им еще только предстоит родиться, ибо подлинное рождение суть видение и слышание Бога, но многие люди не только не видят и не слышат Господа, но, даже более того, - не хотят Его видеть и слышать. Вместо настоящего покаяния они лишь ходят по кругу и во все время своей жизни возвращаются к прежним грехам - они не растут, но топчутся на одном месте. В них нет цельности - дьявол постоянно их искушает и манипулирует ими - они склонны к конформизму и компромиссам. В их жизни нет ничего такого, за что они без сожаления готовы все потерять и начать двигаться вновь - к главному и важному. Они не желают летать, но предпочитают ползать. Они несвободны.
   - А как с этим связаны законы тождества и противоречия?
   - Так же, как и в примере с твоим вопросом, с которого я и начал это рассуждение, - когда ты спросил: "Разве можно ... ?"
   Некоторые люди не понимают даже, что самый их вопрос - "Мы были в космосе, но Бога там не нашли" - грешит попранием нравственного закона - вопрос этот по самой сути своей, априори, безнравственен. Ибо бесконечное целое невозможно втиснуть в какие бы то ни было рамки, коими является наш мир и даже вся вселенная.
   - Ты хочешь сказать, что Бог во всем мире, но весь мир - не есть Бог.
   - Да. Между Богом и всем миром есть онтологический зазор, иначе бы мы скатились в пантеизм, которым, к примеру, грешат Рерихи, Блаватская Е. П. и некоторые другие теософы.
   - Симон, значит, в положении А = А ты видишь нечто целое и неделимое, истинное и предвечное, а потому, если бы Бог был явно проявлен только в нашем, падшем мире, и Бытие Горнего мира тогда бы исключалось, поелику Бог есть Сущий, то Он Сам был бы частью этого мира, но это абсурд, потому что из Целого и Единого Он Сам бы тогда был низведен до состояния части, так?
   - Да, Илья. При этом нужно добавить, что являясь Творцом всего, Сам Господь Бог не детерминирован Своим творением - будь то Горний мир или этот, падший, мир - Он Сам есть Причина всего.
   - Да... Но ты сказал, что бесконечное целое невозможно втиснуть в рамки, а сам при этом сделал замечание по поводу моего вопроса "можно-нельзя"... Нет ли здесь противоречия? Я не придираюсь к твоим словам, но все же...
   - Никакого противоречия нет, потому что твое "можно" сразу ограничивает твои же собственные мысли и мышление собеседника, а мое "можно" - подразумевает свободу.
   - Как все сложно устроено - нужно думать над каждым словом... А я раньше думал, что человеческая речь - это просто средство для коммуникации между людьми, но выходит, что если внимательно относиться к словам - все гораздо глубже и интереснее.
   - Конечно. В Евангелии от Иоанна, в 1-й главе, говорится: "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его".
   Адам назвал животных, и они "начали" "быть", т. е. утвердились в собственном бытии, и сам Адам "был" сотворен по Образу Божию. Так почему мы не можем теперь себе представить, что изначально через Слово утверждалось все тварное? Почему люди теперь, после грехопадения нашего праотца, сомневающиеся в Бытие Горнего мира, близоруко смотрят на наш мир, полагаясь на постоянно уводящий их в разные стороны ум? Как тогда вообще возможно Божественное Всемогущество, если Его "можно" втиснуть в рамки наших "интеллектуальных" мудрствований. Непостижим человек для муравья, но даже таким примером мы нисколько не приближаемся к обозначению той беспредельной разницы между Господом Богом и человеком. Но Господь ради человека так умалился Сам, чтобы вместить Себя в наш падший мир. Потому и человек, сотворенный по образу Божию, но потерявший некогда свое совершенство, должен стремиться вновь стать совершенным.
   Между Богом и миром есть "онтологический зазор", - будучи Абсолютом, Бог умалил Себя - Он пожелал сотворить то, что отличается от Него Самого. В этом я вижу Его непостижимое и бесконечное милосердие к человеку. Господь и Бог наш Иисус Христос умалил Себя, чтобы искупить грехи наши и стал Человеком. Бог все в Себя вмещает, но еще Он позволил миру быть отдельно от Него - все вместе и одновременно! Понять это умом трудно, почти невозможно, но все именно так парадоксально и диалектично устроено.
  
  

Г Л А В А XXVI

О схлопывании "створок" Свободы

  
   - Симон, а почему в конце времен, когда свобода человека будет попрана окончательно, родившиеся только дети будут обречены на гибель с грешниками - я имею в виду земную их гибель, когда сама земля прейдет, - если они еще даже не успеют стать взрослыми и сделать свой собственный, сознательный выбор?
   - Илья, ты сам же и ответил на свой вопрос, - потому что их свободу отнимут предки, а если на земле не будет по-настоящему свободных людей, то и нет никакого смысла в ее дальнейшем существовании и потому еще, что грех на протяжении всей Истории подспудно накапливается и "выбор" за потомков неявно делают предыдущие поколения, редко догадывающиеся о том, что не оставляют первым никаких возможностей для продолжения жизни. Но все же, строго говоря, истинная причина данной проблемы в самом насильственном деторождении - в его постоянном воспроизводстве, ведь все друг с другом взаимосвязано - дети, появляясь на свет посредством насильственного деторождения, уже несут на себе печать первородного греха, а их родителей также не спросили о желании родиться в этом падшем мире их родители, тех в свою очередь - их родители и т. д. - вплоть до самих, некогда согрешивших, Адама с Евой.
   - Какая-то дурная бесконечность получается.
   - Да. Потому грех и воспроизводится на земле из-за того, что никто ни за кого не несет ответственности и живет лишь жизнью ближайших ему поколений, а дальше - хоть потоп. Об этой проблеме говорил еще О. Вайнингер, а также о ней говорится в книге отца А. Кураева "Христианство на пределе Истории. О нашем поражении": "Люди создадут-таки такой образ жизни, такое общество, в котором нельзя будет найти Христа. И это будет конец истории.
   Сроков мы не знаем. Вполне может быть, что нынешний неоязыческий бум угаснет так же, как погасли древние гностики и ариане, богомилы и хлысты... Вполне может быть, что пророки "эры Водолея" окажутся очередными лжепророками. Дело ведь не в этом, а в том, что чем дальше, тем больше "чаяния прогрессивного человечества" смыкаются с тем, против чего гремит Апокалипсис.
   Я не строю политических прогнозов. Просто так говорит Библия. И так говорит Гете: "Я предвижу время, когда люди перестанут радовать Бога", и тогда настанет конец.
   Одна из основных интуиций Библии - восприятие истории как священного пространства, где встречаются и ведут диалог Бог и человек. Если же история не может исполнить этого своего назначения, - она кончается. "Так бежит время, и с собою гонит всех к последнему дню явления Господа нашего Иисуса Христа...".
   Когда-то мне не давал покоя вопрос: почему история кончается. Почему - при всех наших грехах - Творец не даст шанса еще одному, незапятнанному поколению? Потом я увидел: история нужна, пока у человека есть свобода. Когда свобода последнего выбора отнимается - створки истории схлопываются. Движение невозможно.
   Так равнинная река сама на излучине может намыть плотину: сначала в этой излучине затонет несколько бревен, к ним будет прибивать ил и песок. Появится отмель, затем - коса. А затем возможно и появление плотины. И нужно будет промывать другое русло.
   Так и река истории. Поколение за поколением оставляет все больше грязи в ее русле. И небо становится все дальше. Все труднее расслышать вопрос: "Господи, что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?". И еще сложнее услышанный ответ исполнить... Конец истории: ничего уже не сбывается... Не исполняется. И ничто не входит в Вечность.
   Вот одна из самых странных мыслей Христианства: от наших грехов могут погаснуть звезды. Наши скабрезности свернут дорожку Млечного пути. Апокалипсис - это радикальный антропоцентризм. Мир кончится не из-за исчерпанности в нем физической энергии. Человек прикончит мир, а не энтропия.
   Не согласны? Но обратите внимание: оказывается, что Церковь не унижает человека, а невероятно превозносит его. Для физической эсхатологии история человека есть лишь страничка в истории космоса: космос был и будет без человека. Для теологии история космоса лишь эпизод в истории человека: человек будет, когда вселенной уже не станет. Человек переживет космос. Это вопрос о том, нравственные законы или физические лежат в основании вселенной. Христианство убеждено, что этика имеет космическое значение. Лишь если считать, что значение человечества во вселенной тождественно значению массы тех веществ, которые человечество потребляет - лишь тогда кажется безумным связывать судьбы метагалактик с поведением разумной плесени, тонкой пленкой покрывшей третью планету звездной системы, летающей по самой окраине Млечного Пути".
   - Да... Теперь понятно.
   - С другой стороны, - сотериологический и вместе с тем диалектический смысл конца Истории заключается в погибели падшего мира, а не в его спасении, потому что тот, кто спасает эту заранее обреченную на гибель землю, диалектично отдаляется от Царствия Небесного и напротив, тот кто действует против мира сего - парадоксальным образом спасает в конечном счете себя и мир. Под противостоянием миру сему в данном контексте я ни в коем случае не подразумеваю насильственные методы борьбы с противниками Христианства, но имею в виду духовное преображение своей личности, своего "Я" - очищение себя от оков мира сего в виде накопленных за всю жизнь стандартов, стереотипов, правил, надуманных законов и прочих бессмысленных вещей.
   - В общем, все непросто.
   - Да, что свойственно для нашего падшего мира.
  
  

Г Л А В А XXVII

О друге Симона, с которым он работал в театре

  
  
   - В мире есть множество людей, которые ропщут на несвоевременность своего появления на свет. Какая-то неодолимая, по их мнению, тоска по прошедшим, великим, героическим временам Мировой Истории тяготит их души, мрачные переживания от безысходных попыток что-либо изменить в своей жизни терзают их сердца. Они, чтобы совсем не пропасть, ищут утешение в обществе и, растворяясь в нем, так и не находят самих себя. Бросаясь в различные сообщества по интересам, с головой уходя в заботы домашнего хозяйства, они не понимают, что за этим нет серьезных перспектив. Во всем этом нет очищающего, искупляющего, живительного, качественного прорыва за пределы косной, выдуманной другими людьми, реальности. Мечтая о чем-то, как им кажется, возвышенном, такие люди часто лицемерят, поелику они действуют не активно, но реактивно, они не хотят по-настоящему переменить свой ум и утвердить свою реальность, они скользят по поверхности вещей этого мира, но не проникают в их тайную суть и не стремятся к Истине и подлинному благочестию, а только делают вид, что хотят познать устроение мира, потому что, даже видя его несовершенство, они тем не менее остаются прежними и не растут духовно, но продолжают топтаться на одном месте. Они вязнут в болоте собственного бессилия и ограниченности.
   Таков был, к примеру, друг, с которым я работал в театре. Он мысленно переносился в эпоху средневековых аристократов и рыцарей, сочинял стихи, близкие по духу произведениям Перси Биши Шелли, часто рассказывал мне о своих представлениях Горнего мира, в общем, был утонченным, романтично настроенным человеком. Хотя он и не сторонился женского общества, но в общении с девушками, казалось, был немного скованным и вел себя как-то неестественно. Он выспренне говорил о любви, как о возвышенном, платоническом чувстве к любимой женщине, ради которой он был готов пойти на подвиги, но в то же время, интересуясь астрологией, он находился в поразительно рабской зависимости от расположения небесных тел. Характер его был весьма противоречивым - в нем склонность к поэтическому настроению совмещалась с недалеким, однобоким мышлением, придающим большое значение прихотям природных стихий, что, впрочем, неудивительно - ведь всякий человек как и все, что есть в нашем мире, диалектичен. Да, друг был весьма диалектичным, - то крайне медлительным, то очень стремительным - все это удивительным образом сочеталось в его характере. В детстве он, как и многие дети, был открытым, жизнерадостным ребенком, но с возрастом, утратив целостность своего "Я", постепенно стал закрываться от мира.
   Я долго пытался понять его. Вначале он казался мне странным, даже ненормальным, но, переменив свои мысли, и, стараясь проникнуть к нему в душу, - но именно наблюдая за ним со стороны, я сумел разглядеть в нем хоть и заблудшего, но очень интересного человека.
   Стены его дома украшали репродукция фрески Рафаэля - "Триумф Галатеи", копии картин Боттичелли - "Рождение Венеры", Леонардо - "Мадонна Литта", Крамского - "Христос в пустыне" и "Неизвестная", Пинтуриккио - "Портрет мальчика", Яна Вермеера - "Девушка с жемчужной сережкой", а также других живописцев, и еще он говорил, что ему нравятся картины художниц Ремедиос Варо - особенно "Rompiendo el circulo vicioso" и Леоноры Каррингтон; он любил творчество английских поэтов эпохи романтизма и много рассказывал мне про своего учителя, который жил в Испании, ведя затворнический образ жизни. Как и его учитель, он говорил на испанском и английском языках. В детстве он ходил в музыкальную школу, но не закончил ее; играл на аккордеоне, электрической гитаре и любил рок-музыку - особенно группы "Led Zeppelin", "Pink Floyd", "Deep Purple", "Yes", "Rainbow", "Black Sabbath", "Camel", "The Cure", "Nazareth", "Gentle Giant", "Eloy" и "Kiss", - помню, он много рассказывал мне про Ричи Блэкмора и его группу "Rainbow", про Сида Барретта и фильм "Пинк Флойд: Стена". А еще ему нравилась музыка Майкла Джексона и одним из его любимейших фильмов был "Moonwalker". Также ему очень нравились фильмы "Терминатор 2: Судный день" и "Гостья из будущего". Еще он читал эзотерические книги и ходил на астрологические курсы. Любил футбол и болел за сборную Италии и Миланский "Интер". В душе он считал себя аристократом. В его характере, как я уже сказал, сочеталось множество противоречий - его романтически настроенные интересы соседствовали с бессмысленными занятиями, кроме того друг не гнушался черпать, как он мне говорил "знания", из источников, которые выдавали ложную информацию - оттого в его голове был какой-то организованный хаос - он не умел мыслить систематически - все как-то по верхам скользил; суждения его были крайне непоследовательными и запутанными, но в то же время он и не был совсем уж ограниченным человеком - ему только не хватало ясного, непрерывного, целостного мышления: временами на него нисходило озарение, благодаря которому он мог точно выразить свою мысль, однако после таких редких вспышек сознания мысли его вновь рассеивались, становились невнятными и поверхностными и вся недавняя волшебная их глубина куда-то бесследно исчезала.
   У него был кот, к которому он относился то очень ласково, то прогонял его, когда тот мешал ему уходить в страну своих грез. Он придавал большое значение своему питанию и часто ездил к своей бабушке, которая обильно его кормила. Мать свою он не то чтобы боялся, но бывало спрашивал у нее разрешения, если затрагивались денежные или имущественные вопросы и это несмотря на то, что ему было уже за тридцать. Хотя иногда он мог и вспылить, и тогда он вообще ни к кому не прислушивался и все делал по-своему. Одной из его любимых книг был роман Джона Кеннеди Тула - "Сговор остолопов" - история, рассказанная молодым писателем, о похожем на друга взрослом и одновременно беспомощном человеке, который рос без отца и побаивался своей матери.
   Вообще, многие явления нашего мира друг воспринимал вместе и одновременно глубоко и поверхностно. В чем-то одном он был поразительно недальновиден, но в другом - человеком довольно практичным и знающим, как не упустить свою выгоду. Однако в духовном своем развитии он остался в неясно осознаваемом, каком-то размытом состоянии. Когда я познакомил его с другом, с которым учился в университете и который тоже был очень интересной личностью, то впоследствии он не особенно много смог рассказать мне о первом, потому что не обратил на него особого внимания. Но так же и последний, т. е. друг, с которым я работал в театре, больше интересовался собой, нежели другими людьми, хотя и стремился к целостному восприятию вещей, а потому также не смог сказать нечто особенное, что мог бы заметить в друге, с которым я учился в университете.
   Помню, как прожив двенадцать лет за пределами Родины и вернувшись в свой дом, друг вначале тепло встретил свой город словами: "Как же ты прекрасен, мой родной город!", но по прошествии короткого времени сказал мне, что за время его отсутствия тот же самый город стал отсталым и бескультурным. В такой резкой перемене его настроения я узнал и самого себя - в детстве мне казалось, что я живу в центре всего мира, что все значимые исторические события происходят именно в моем родном городе. Однако, покинув на время обучения родной дом и возвратившись спустя почти четыре года обратно, я не мог поверить своим глазам - город стал совсем другим - каким-то жалким, беспризорным, хотя в бытность моего детства он был цветущим и благоухавшим. Поэтому меня не сильно удивили такие слова друга - все течет, все меняется, ничто не вечно под луной, ничего нет нового под солнцем... всему приходит свой черед.
   Помню, я рассказывал другу про методы ведения войн, которые могут использоваться в будущем, когда будут задействованы машины с искусственным интеллектом, а также объекты, находящиеся от цели на большой высоте и за несколько тысяч миль, но при этом точно попадающие в нее, и он был очень удивлен этому, хотя сам он видел множество фильмов, в которых уже давно показана такая реальность - тот же "Терминатор" с Арнольдом Шварценеггером. Складывалось впечатление, что он спит, бодрствуя, вернее не бодрствует, а только спит - даже во время работы.
   А однажды он объяснял мне, что такое автоконсидерация, при этом используя другие сложные термины, однако все это выглядело весьма косноязычно - ему словно не хватало слов, чтобы ясно выразить свои интересные мысли. После его пространных объяснений я давал этим терминам более простые названия, и он соглашался с приводимыми мной синонимами, - например, под автоконсидерацией друг подразумевал независимое от общества самоуважение и непоколебимость собственных взглядов, а также глубокую оригинальность своих суждений без опоры на авторитет. Причем упоминал он эти понятия не для пустого бахвальства - он и не собирался пускать пыль в глаза собеседнику - он просто не умел выражать свои мысли по-другому - только и всего. Т. е. у него не было надменной спеси и желания самоутвердиться за чужой счет, поелику он был скромным, тихим и спокойным человеком. Он любил одиночество и часто погружался в свой богатый внутренний мир. Он любил предаваться спокойному, неторопливому, философскому миросозерцанию. Одновременно с непростым характером друга, я замечал в нем в споре его с кем-либо интересную, противоречащую как раз-таки его автоконсидерации перемену: если кто-либо говорил ему о механистичности воспроизведения его непростых мыслей - словно он заранее заучивал их на память, то он, никак внешне не проявляя свою обиду, но внутренне отвергая своего собеседника, больше не хотел иметь с ним ничего общего - все это напоминало детскую непосредственную реакцию ребенка на обидное замечание взрослых, но если дети быстро забывают причиненные им обиды, то друг долго их помнил.
   Он интересовался моим мнением о древних книгах, которые хранятся в частных коллекциях и музеях - о трактатах, написанных на непонятных языках для неведомых целей, как, например, манускрипт Войнича и о прочих старинных вещах. Я, хоть и впервые слышал об этих артефактах Истории, предпочитал держаться подальше от всего, что могло соблазнить меня на пути к Истине. Для меня главной книгой является каноническая Библия. А друг говорил, что Священный Канон признает, но читает еще и апокрифические предания. А спустя некоторое время отказывался от своих слов и уже не признавал Священное Писание, а говорил только про апокрифы, что лишь они, дескать, истинны. Я не спорил с ним, но и твердо не принимал его объяснений по поводу каноничности апокрифов. Я рассуждал так - в конце времен Божественное Провидение Само сделает все тайное явным, а пока мне не время предаваться спорам с тем, кто считает иначе - я должен спасать собственную душу, в то же время не в ущерб, конечно, никому из людей.
   При таких, как я думал вначале, обширных интересах друга в его рассказах о чем-либо часто обнаруживалась поверхностность мысли и тем не менее, в начале нашего знакомства, он производил на меня весьма загадочное впечатление.
   Для него не имело никакого значения все, что люди обычно высоко ценят в Мировой культуре, но и снобом он отнюдь не был. Он бывало не замечал людей рядом с собой, но часто рассказывал о своих иностранных друзьях, - например, про своего учителя, который был для него, по его же словам, интереснейшим человеком из всех, кого он когда-либо встречал. При этом, когда я на год уехал к себе домой, он прислал мне пространное письмо, в котором выражался в светлых и добрых чувствах и просил меня скорее приехать к нему погостить, пообещав мне найти отдельное место в своем доме, на что я, согласившись, отправился к нему, но впоследствии был сильно удивлен и обманут в своих ожиданиях: когда я приехал к нему, то был крайне поражен его равнодушным приветствием - хотя до моего прибытия он выказывал куда большее рвение в желании меня увидеть. Об отдельном месте в его доме, чтоб приютить меня, не шло даже речи, поскольку у него уже к тому времени гостила его родственница. Словом, я был подавлен, но держал это при себе.
   Позже я понял, что он лукавил, пренебрежительно говоря об известных и интересных личностях прошлого и нашего времени, причем сам того не осознавая. Казалось, что из какого-то надуманного противоборства со всем миром, словно нарочно, ему были близки по духу какие-то неизвестные люди, о которых я ничего ранее не слышал. Да, его мысли не были особо глубокими, он не отличался подлинным широким кругозором, он больше скользил по поверхности, нежели проникал в суть вещей. При этом он жил с ощущением большой духовной силы, и все же она была мнимой. Кроме того он немного лукавил еще хотя бы потому, что презирая шаблоны, свойственные массовой культуре и придерживаясь ценностей тихой скромной жизни, тем не менее показывал мне дорогие ему вещи, некоторые из которых имеют прямое отношение к тому, что пользуется спросом у большинства и временами при споре с людьми, он мог иногда ссылаться на некоторые авторитеты, хотя изначально он говорил, что не признает их. Помню, как сильно я удивился, когда узнал, что при всех своих разносторонних интересах он видел в нашем общем знакомом - мы вместе с ним работали в театре, который сам жил с матерью и нуждался в ее заботе, хотя ему уже давно перевалило за сорок - своего наставника - они вместе ходили на курсы по астрологии - друг словно всегда искал того, кто станет над ним и поведет его за собой - он был крайне несамостоятельным - причем в быту он любил одиночество, но в духовной жизни всегда искал учителя.
   Чтобы понять его равно как и всякого другого человека - нужно постараться по-настоящему им проникнуться, на время стать им, попытаться войти в его положение, обратиться к нему с добрым сердцем, суметь понять прежде всего то, что его волнует. У каждого человека есть свои представления о добре и зле, временами и покидающие его, отчего он поступает непоследовательно и алогично, и тем не менее, в каждом человеке есть свой, глубокий внутренний мир.
   Показательна в этом отношении ситуация, происходившая на моих глазах с другом и другим, нашим общим с ним, сотрудником - мы вместе работали в театре - он тоже во многом интересная личность, и все-таки - такой же как и друг - поверхностный, слабохарактерный человек, - постоянно споря между собой, они никак не могли понять друг друга. Друг мог на память воспроизвести кучу вырванных из контекста цитат, но почти всегда приводил их не к месту, за что наш сотрудник часто подтрунивал над ним, говоря, что он будто бы заучивает их на ночь, а потом проговаривает вслух, чтоб не забыть. Я же наблюдал их обоих со стороны. В этом примере наглядно видно выгодное положение стороннего наблюдателя - я, решив не участвовать в развернувшейся дискуссии, попытался подняться над их спором и мне открылась перспектива для глубокого понимания суждений каждого из них.
   Касательно этого их спора я вспомнил сейчас одного гениального музыканта, пророчествовавшего о грядущих переменах в обществе, который предпочитал не распыляться на общение с людьми, с которыми ему идти было не по пути, из чего, как казалось многим людям, складывался в целом образ его трагического героизма. Хотя в конечном счете жизнь всякого человека на падшей земле, который осознанно слышит и видит в себе самом, в других людях и во многих окружающих его вещах символы Горнего мира, заранее обречена на поражение, потому что ни в ситуации спора моих знакомых, ни в случае с этим гениальным музыкантом нет полного, цельного понимания реальности - только лишь разделенность на части, неизбывная раздробленность, нецельность, какая-то будто бы порочная предопределенность.
   Еще друг, с которым я работал в театре, любил читать книги по оккультизму, совмещая их с апокрифами и не признавая, как я уже сказал, канонических текстов Библии; смотрел псевдоисторические и антинаучные программы по телевидению; гадал по гороскопу, картам и другим мерзким вещам; часто заводил разговоры о переустройстве всего мира, в котором по его мнению впоследствии наступит всеобщее благоденствие и изобилие и проч. и проч. Все это я говорю к тому, что при всей его такой, беспорядочно намешанной картине мира, он часто критиковал Православие, которое мне близко. Осуждал неистово, впадая в состояние крайнего возбуждения - передо мной из него словно выходили бесы, которые в действительности и были источником его злобы к Истинной вере. Я и потом не раз еще встречал людей, которые ненавидели Православную веру.
   - А есть еще неоязычники, которые понимают Православие по-своему и тоже выступают против подлинной веры.
   - Да - одни прямо отрицают ее, другие хитро, прикрываясь Православием, также по дьявольскому наущению не слышат Бога.
   - Но при этом они непомерно горды и весьма заносчивы.
   - Конечно. Они постоянно норовят кому-то что-то доказать, кого-то подмять, обогнать, подавить, унизить. В Нагорной проповеди Христа, в Евангелии от Матфея, в 7-й главе, говорится: "Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы? Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые. Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь. Итак по плодам их узнаете их".
   Часто люди спрашивают - как отличить доброе от худого? А ответ дан в Благовествовании Господнем. Но они все равно не видят и не слышат Его Слова. Вот и друг, к примеру, всякий раз споря со мной о Православии, когда ему нужны были деньги или любая другая помощь - обращался ко мне. Он говорит, что я исповедую не ту веру, но сам же просит меня о помощи. Так кто же из нас слеп и глух?
   - Конечно же, друг - это очевидно.
   - Для тебя, Илья, очевидно, но друг и дальше продолжал злобно мне доказывать, что я заблуждаюсь, а он - прав. Плоды моего труда ему по слепоте его были не видны. "Плоды" его "труда" - это злость, ненависть, раздражительность, гордыня, слепота и глухота. Вот так дьявол искушает людей - закрывает им глаза и уши даже тогда, когда все очевидно.
   - Да...
   - Помню, он настойчиво просил меня приехать к нему в гости, - о чем я упоминал выше, - когда я был в своем родном городе. Говорил, что будет очень рад моему приезду. Я и приехал потом по его просьбе. А он стал рассказывать мне про своего учителя, с которым он познакомился, когда жил в Испании, - после чего у него появился интерес к астрологии, эзотерике и оккультизму. Он мне тогда так восторженно про него рассказывал, говоря, что этот его учитель является для него самым большим во всем мире авторитетом.
   - Т. е. сначала он долго звал тебя к себе в гости, говорил про тебя добрые слова, но когда ты приехал к нему - он начал при тебе нахваливать своего учителя, так?
   - Да, именно. Этим я вовсе не хочу сказать, что обижаюсь на друга - как я могу обижаться на человека, который сам потерялся в этом сложном мире. Но и не стал жалеть его, потому что, как уже говорил ранее - жалость мне не близка. Я просто понял тогда, что мне не следует больше стараться кому-то угождать или навязывать свое добро. Пример этот был для меня в дальнейшем хорошим уроком, - по милости Божией, я стал самодостаточным и цельным, выйдя в ровное поле без призрачных надежд и стремлений угодить родственникам, друзьям, знакомым и т. д. Я свободно выбрал главное и стал следовать только ему - это вера Господу Богу. Ибо люди несовершенны и непостоянны - они в большинстве своем меняются от случая к случаю, от ситуации к ситуации, от времени ко времени - в них нет цельности и полноты, нет однозначности и неизменности - они не свободны, но зависимы от обстоятельств, привычек, жизненных укладов, традиций, рода, крови, в общем, всего внешнего по отношению к своему "Я".
  
  

Г Л А В А XXVIII

Проблема одиночества и гений

  
   - На протяжении всей человеческой Истории так часто происходит, что многие люди становятся атеистами или сомневающимися, как софисты, жившие еще при Сократе, в Истине не "осмысленно", но именно поневоле - из-за сильного давления общества и по слабости своей. Большинство людей снимают с себя ответственность думать самостоятельно - ведь проще пойти за стадом, нежели всегда все проверять самому и не доверять слепо обществу. Давление стада на человека весьма велико, и потому он часто поступает не по нравственному закону своего "Я", но так, как ему диктует общество. Перевести ответственность за свои действия на коллектив и тем самым будто бы оправдаться всегда проще, чем самому в каждую минуту своей жизни быть свободным и независимым от чего бы то ни было, - постоянно отвоевывая свою свободу у все стирающего времени. Вместо того, чтобы все в реальности падшего мира, кроме Истины, подвергать сомнению человек, напротив, не видит и не слышит Ее, но по дьявольскому наущению непрестанно занят суетой и ленится думать сам, полагаясь при выборе своего пути на общественное мнение, говоря при этом - куда пойдет стадо, туда и я, дескать, пойду. Стадо, таким образом, выступает для человека некоторого рода "гарантом" его собственных ошибок и будто бы обещает ему даже оправдание его поступков. Но в Горнем мире, когда человек предстанет пред Богом, - стада не будет и оправдаться, апеллируя к обществу, не получится. Каждый человек отвечает только за себя, поэтому и думать он должен сам, а не доверять непонятно кому.
   С другой стороны, совместная жизнь человека и общества имеет под собой глубокое, сакральное основание. Свидетельством того, что человек и общество существовали в раю вместе и одновременно, а не только Адам с женой, является хотя бы то, что меня постоянно, как бы я ни старался, какая-то неведомая сила притягивает к обществу. Хоть и люблю я одиночество, но ничего не могу с собой поделать - меня прямо-таки тянет к людям. Как я ранее уже говорил, мне на себе довелось испытать чувство мизантропии, но в конечном счете я, по милости Божией, глубоко осознал, что не могу ненавидеть людей - просто не могу и все, даже несмотря на все их злодеяния.
   - "Ты хотел быть один, но не смог быть один", как поется в песне В. Цоя "Последний герой"...
   - Да, Илья. Всякий подлинно гениальный человек любит людей, потому что он суть пророк и раб Божий. Это, конечно же, не означает, что гениальному творцу будет все равно - с кем жить и трудиться - гений как раз-таки очень ответственно подходит к выбору людей, с которыми он может быть откровенен, но он не будет пренебрежительно, унижая чье-либо достоинство, попирать свободу другого человека.
   Так вот, я прямо чувствую в себе эту потребность в обществе и поэтому нет Истины в одном только одиночестве. Даже наоборот, одиночество ради самого одиночества - это трусость и дезертирство, потому что оно не решает подлинных проблем нравственности, а только закрепощает человека и лишает его крыльев.
   - Согласен.
   Кстати, теперь мне понятно, почему Каин боялся других людей, когда согрешил перед Господом Богом, убив родного брата своего Авеля - они уже были тогда - кроме Адама, отца его, и Евы, матери его. И почему молясь в одиночестве Отцу Небесному, Христос все же шел к людям и жил среди них. И также ясно мне, почему Д. Дефо в своей гениальной книге про Робинзона Крузо говорит о том, что несмотря на полюбившийся главному герою романа необитаемый вначале остров, на котором он даже чувствовал себя королем, моряк из Йорка возвращается к людям - чем и заканчивается повествование!
   - Конечно, Илья. И поэтому Виктор Цой, например, не прятался от людей и не избегал общества.
   - Но ведь после продолжительных концертов он все же уединился...
   - Да, потому что чувствовал, что конец уже близок, однако специально он никого не избегал - он просто жил так, как ему жилось, - поступая разумно, он при этом действовал во всем так, как ему хотелось, т. е. свободно. Когда ему было необходимо побыть одному - он ненадолго уходил в одиночество, но в целом он любил людей, и они это чувствовали - в этом не было никакой фальши.
   - А ты прав, Симон. Ведь В. Цой говорил, что "Нам за честность могут простить практически все, и, скажем, недостаточно профессиональную игру, и даже недостаточно профессиональные стихи. Этому есть масса примеров. Но когда пропадает честность - уже ничего не прощают".
   - Да, Илья. Поэтому подлинно гениальный творец должен быть признан обществом. Помнишь, я говорил, что для гения важны три вещи - его дело, его независимость от мнения людей и признание его обществом.
   - Да, все так - диалектично, вместе и одновременно.
   - Именно. С одной стороны, он не зависит от общества, но, с другой, если он им же не признан, то ни о каком праве на звание гения и речи быть не может. Почему все так интересно устроено? Да потому, что в раю таким "было" Реальное Бытие человека - все люди "были" независимыми и свободными - по-настоящему свободными; они с любовью относились друг к другу, не искали ни в чем подвоха, ибо не "были" "еще" грешны, но каждый человек "был" самим собой - монадой, единой и неделимой, цельной и полностью целостной личностью. И каждый "был" творцом - у каждого человека "было" свое дело - не работа, но именно творчество.
   - Да...
   Симон, но ведь ты сам говорил про Н. Пиросмани, как о гениальном художнике, - а ведь он умер в безвестности.
   - Это ничего не меняет. Когда я говорю про общественное признание гения, то вовсе не имею в виду, что оно не может не быть при его жизни. Главное, чтобы оно было - спустя многие годы после смерти творца, через несколько столетий, по прошествии хоть тысячи лет - не важно. Ибо подлинный гений творит вневременные ценности, которые живут не по его воле, но по милости Божией.
   Пиросмани признали гениальным?
   - Да.
   - Дело всей его жизни, которое он так сильно любил сейчас живет?
   - Да, его картины хранятся в музеях и представляют большую ценность.
   - Для него не важно было признание людей, он не подлаживался под преходящие вкусы общества, потому что любил то, что делал и делал то, что любил?
   - Да, все так и есть.
   - Тогда что же тебя смущает?
   - После твоего объяснения ничего. Да, действительно, Пиросмани - гений.
   - Подлинная ценность, т. е. творение гения, диалектично противостоит времени - она преодолевает все стирающее время, которое никак не может обуздать и поглотить ее, ведь время конечно, но ценность устремлена в бесконечность - в пределе истинная ценность стремится к Вечности, которая вовсе исключает время, поелику все временное в мире сем - тлен, а в Горнем мире жизнь вечна.
   - Да...
   - Дело, независимость от мнения кого бы то ни было, но только с верой Богу, и вместе с тем общественное признание - вот те признаки, по которым можно отличить гения от того, кто себя таковым называет или считает. Считать можно что угодно, как угодно и сколько угодно, но к подлинной гениальности это не имеет никакого отношения.
   К примеру, когда я работал в театре, знакомый, тот самый, с которым я спорил о соотношении науки и религии, пытался доказать мне, что он - гений и Святой. Он был одержим бесовской гордыней и прямо настаивал на том, что он имеет право называться гениальной личностью. Тогда я спросил - где плоды его трудов. Он сказал, что внутри него уже все есть - он имел в виду духовную цельность, и что никакие плоды поэтому не нужны - в нем самом вся полнота. Понятно, что он был весьма далек от Истины. О признании его людьми и говорить нечего.
   - Причем он сам не был независимым от мнения общества, ибо тот, кто навязывает свои добродетели кому-либо - уже несвободен от признания извне, поелику тщеславен.
   - Именно.
   - Симон, а сам гений знает, что он гениален или для него самого его собственная гениальность остается скрытой?
   - Конечно, знает, Илья, но не выпячивает ее и не особо много о ней думает - причем не из скромности, а просто потому что ему неинтересно концентрировать внимание на своей гениальности - тщеславие может быть и не чуждо гению, но не признание общества является для гения мерилом его гениальности.
   - Понятно.
   - Еще помню слышал, как один человек, которому нравится творчество В. Цоя, сказал, что Виктор не стал бы известным музыкантом, если б был вынужден много работать - с утра до ночи, только, чтоб прокормиться, - дескать, у него бы тогда не хватало времени на музыку и стихи. Как потом он сам мне признался, под человеком, работающим целый день, он подразумевал самого себя. Такие люди только и делают, что ищут причины своих поражений не в самих себе, но вовне, у них часто находятся отговорки, которыми они пытаются оправдать свои слабости, они не задумываются всерьез, почему у них не получается посвятить свое жизненное время любимому делу, они часто поступаются принципами, вся их жизнь - это один сплошной компромисс с обстоятельствами. Они полурожденные. Все это они говорят не ради настоящего дела, а только, чтоб оправдать собственную лень и косность. Каждый человек сам виновен в том, что променивает свое "Я" на внешнее "благополучие". Я стараюсь не слушать таких людей и не полемизировать с ними - они все равно будут жаловаться, ничего не делать и искать оправдания, да еще прикрываясь ложной моралью и разговорами о гениальных личностях.
   Признание человека обществом так же, как и все другое в нашем мире, устроено весьма диалектично: с одной стороны, человеку может быть абсолютно наплевать на мнение о нем людей, с другой, - вряд ли можно честно признать его прошедшим объективную проверку, если его не признали общество и время. Казалось бы, как люди могут понять кого-то, если раньше они его не замечали и даже не в состоянии увидеть самих себя со стороны? Но это мнимое противоречие, поскольку если человек считает, что люди не могут его понять, - то сам он мало, что понял в жизни, поелику подлинно благочестивый человек есть тот, кто сам высоко оценивает и себя самого, и всех людей - мерилом всего и вся в человеке в конечном счете является нравственный закон, - если он признает себя, как раба Божьего, то он тогда больше ничей раб, следовательно то, как он относится и к самому себе и к людям суть отражение его внутреннего мира. Если он в тщеславии превозносится над людьми и думает, что выше их всех, тогда он нечестен и неискренен - он не видит бревна в своем глазу. Сам Господь пришел к людям, чтоб послужить им, Он видит в нас нечто нами самими порой незамечаемое, по примеру Его видно, что все люди Ему дороги, Он видит смысл в обращении к каждому отдельному человеку.
   - Точно.
   - Каждый человек по-своему ищет Бога, но часто заменяет Горнее очередным суррогатом - он либо зацикливается на себе самом и никого не видит вокруг себя, либо интересуется другим, более сильным человеком и проживает его реальность, но забывает о себе, либо связывает себя с жизнью другого, но такого же слабого, как и он сам, пытаясь подняться вместе с ним. Однако все они далеки от подлинно цельной личности. Для спасения собственной души человеку необходимо жить в согласии со своим "Я", не самоутверждаясь за счет других людей, не подавляя своих ближних, но глубоко проникая в их сердца, что даст возможность ему увидеть себя и других людей со стороны, тогда перед ним откроется перспектива для духовного роста, тогда он истинно покается.
   Человеку, видящему несовершенство нашего падшего мира, жизнь в обществе представляется весьма трудным предприятием. Из-за укоренившихся в нас с незапамятных времен грехов очень трудно не потерять себя в обществе и при этом остаться человеком и творить добро, несмотря на все циничные, пошлые и разъедающие скепсисом душу соблазны, - к примеру, я слышал историю про одного человека, дружившего с неким гениальным музыкантом, который в начале творческого пути последнего много ему помогал. Этот человек сам не смог преодолеть неприступную стену общественного непонимания, вследствие чего он опустил руки и перестал бороться с косностью и конформизмом повседневной жизни, а потом и вовсе безвременно покинул этот падший мир.
   Когда друг этого человека, получив признание общества, решил зайти к нему по старой памяти, то застал своего наставника в тех же условиях, что и раньше. Как ни прискорбно, но от прежнего братского общения между ними практически не осталось и следа, даже напротив, ставшего теперь на ноги молодого художника больше интересовал размер заработка старого друга, нежели его внутренний мир - они недолго посидели вместе, быстро поговорили и разошлись уже окончательно, каждый - своей дорогой. Жена друга гениального музыканта потом вспоминала, что раньше у нее с взлетевшим вверх другом ее мужа были родственные и даже несколько романтичные отношения, но после перспектив, открывшихся перед гением, его как будто бы подменили - он стал сдержан со старыми друзьями - близкое и непосредственное общение между ними куда-то исчезло, отношения окончательно разладились.
   Илья, как ты думаешь, кто прав в этой истории?
   - Думаю, что каждый из них по-своему был прав - ты ведь сам говорил, что в проблемах нравственности не стоит впадать в крайности и не следует становиться на одну только сторону.
   - Да, но я хотел бы услышать твое собственное мнение.
   - Хорошо...
   Каждый не прав, но вместе с тем и прав по-своему потому, что, с одной стороны, гений не должен позволять себе распыляться на прихоти тех, с которыми он когда-то начинал свой большой путь - его старое окружение занимается самообманом - люди хотят примерить на свое настоящее время то, что было раньше: продолжать пить портвейн и быть романтиками, но ведь теперь все изменилось: и сами люди, и обстоятельства... Да, конечно, человеку, отвоевывающему свою свободу и не притесняющему свободу других людей, необходимо идти против течения и не поддаваться обстоятельствам, но лишь тогда, когда игра действительно стоит свеч. В противном случае обе стороны будут только обманываться - старые друзья хотят продлить прошлое, а гений устремлен в будущее - ему больше не до беспечных посиделок - он чувствует груз великой ответственности и занят серьезными проблемами... Если бы гений проявил слабость и не продолжил свой путь, не смог бы сказать "нет" даже своим близким друзьям, то он предал бы себя и окончательно завяз в болоте мнимой беспечности и пресловутой стабильности, о которой так много говорят свыкшиеся с несвободой люди. Как мне кажется, все люди преследуют свои эгоистические интересы - каждый хочет утвердить свою реальность.
   - Да, все так.
   И еще, говоря о гениальности, сразу хочу заметить, что не уровнем мастерства или интеллекта отличается гений от других, просто талантливых художников, философов, ученых и людей, которые думают, что они гениальны - внешнее приложение к одаренности подлинно гениальной личности не имеет никакого отношения. К примеру, Пиросмани писал на клеенках, его искусство теперь относят к стилю примитивизма. А в наше время есть множество талантливых людей, которые создают сложнейшие, куда более изощренные вещи, но все их произведения не являются подлинным искусством.
   - Почему?
   - Потому, что ни у самих современных авторов, ни в их творениях нет цельности. Пиросмани, как и Микеланджело, самостоятельно изготавливавший себе инструменты, сам от начала и до самого конца сотворял свои шедевры - он настоящий творец в Робинзоновском смысле, - когда человек все делает сам. Пиросмани нравственно целен - само его мужественное поведение - основа его гения.
   - Главенство нравственного закона?
   - Да. А некоторые нынешние художники или т. н. философы - приспособленцы. Они постоянно меняются от ситуации к ситуации, от времени ко времени - в них нет духовного стержня. Они рисуют на песке, обматывают нитками вбитые в стену гвозди в виде какого-нибудь изображения, придумывают всякие сложные, хитросплетенные идеи, но к подлинному искусству и мысли все это никак не относится. Они могут в совершенстве овладеть техникой любого вида творчества и даже писать картины куда более реалистичные и сложные, нежели гении, которых я назвал выше, но при этом так и останутся посредственными или в лучшем случае талантливыми. Поелику гениальность - это высшая степень логичности мысли и в искусстве, и в философии.
   - А у некоторых современных художников или философов одна лишь пустота, прикрывающаяся вычурными формами?
   - Конечно. О. Вайнингер говорил: "В конечном счете у художника и у философа проблемы одни и те же, только разработка их различная. Вопрос и мысли - общие у великого художника и у великого философа. Но мысль нужно доказывать, и поэтому искусство нуждается в логике в не меньшей степени, чем наука. Воззрение есть проявление индивидуальности в философии и искусстве, в первой - нечувственное, во втором - чувственное, в одной - ведущее к понятию, в другом - к символу. В противовес современному искусству, которое характеризуется абсолютным недостатком мысли и этот недостаток возводит в принцип, не желая ничего знать о мысли в искусстве, мы считаем нужным подчеркнуть, что всякое истинное искусство есть искусство мыслить, что всякий великий художник есть великий мыслитель, хотя мыслит он иначе, чем философ. Всякое великое искусство поэтому глубоко; подлинно существует только символическое искусство (которое не следует смешивать с "символистским", т. е. с современным "искусством настроений"). Поскольку сущность гениального человека составляет его сознательная связь со всем миром, то в произведениях гения всегда должен чувствоваться пульс вещи в себе, дыхание вселенной. Исследуя сущность великого художника, мы убеждаемся, таким образом, что глубина мысли абсолютно необходима для того, чтобы художественное произведение было велико. Этот масштаб, а затем только уже масштаб формы, должен быть приложен в первую голову для оценки всякого художественного произведения.
   <...> Сильнее всего это тяготение к великим проблемам проявляется в выдающихся людях, потому что эти проблемы в них более жизненны, чем в других. Они ощущают их своими проблемами. Они не приходят к ним извне после долгих странствий в качестве наследия от других; их собственная индивидуальность с присущей ей проблематичностью наталкивает их на эти проблемы".
   - Это просто удивительно! Ведь прошло более ста лет с тех пор, как О. Вайнингер написал свою гениальную книгу, а его слова актуальны настолько, будто бы он живет среди нас - наш современник! Насколько точно он выразил мысль о том, что художник и философ суть родственные души, что у обоих одни и те же проблемы и что оба они нуждаются в логике!
   - Именно.
   - Да... Я теперь понимаю, что значит быть подлинно гениальным художником. Однако, Симон, если, к примеру, вспомнить про Герострата, сжегшего храм Артемиды, то ведь некоторые люди могут подумать, что вот - человек сделал некоторое дело, его помнят до сих пор и ему было безразлично, что о нем будут думать в веках, но ведь очевидно, что он не гений. Как тогда быть?
   - Во-первых, Илья, Герострату не было безразлично, что будут думать о нем люди, - напротив, он ради того, чтоб остаться в их памяти и сжег храм. А, во-вторых, ты сам ответил на свой вопрос - очевидно, что Герострат и всякие другие, стремящиеся уничтожить вневременные ценности, люди негениальны, ибо делают они это по дьявольскому наущению, либо по болезни, а может еще по какой-то причине, но главное, что подлинный гений никогда не будет ничего разрушать. Искусство гениального творца, конечно, таит в себе мощный разрушительный потенциал против всего старого и косного, но эти метафизические возможности настоящего творчества всегда осуществляются подспудно и органично, - не попирая ничью свободу и не уничтожая все вокруг.
   - И вновь диалектика...
   - Конечно. И, кстати, пример гениального художника Н. Пиросмани явно свидетельствует о том, что настоящие ценности неподвластны времени - даже умерев в нищете и в неизвестности, он, по милости Божией, спустя полвека после голодной смерти занял свое почетное место в ряду подлинно выдающихся творцов за всю Мировую Историю и навсегда останется в памяти благодарных потомков. Поэтому безнравственно упрекать кого-то за то, что он не сумел при жизни добиться славы и всеобщего признания - таким хитрейшим способом дьявол искушает людей: вместо того, чтобы любить и ценить друг друга при жизни, они выясняют между собой, кто прав, а кто виноват, навязывают друг другу порочные желания и корыстные цели. Все это аморально и мерзко. Ведь художник - я имею в виду настоящий художник, а не тщеславный выскочка, который называет себя таковым, - так вот подлинно гениальный творец делает нечто не потому, что хочет что-то получить взамен, но потому, что не может не делать, поелику свободен и любит то, что делает - он живет так, как хочет и как может, а не как принято в обществе. При этом, конечно, он никого не притесняет и не отнимает ничью свободу - он любит своего ближнего и ничего ему не навязывает.
   - Как В. Цой говорил, что если бы он не попал во время, то песни бы от этого хуже не стали?
   - Да. Виктор прежде всего пел не для кого-то или для чего-то, но для самого себя - подчеркиваю - именно "прежде всего". Естественно, он пел для людей, но прежде всего он любил свое дело и пел бы даже без внимания публики, окажись он в другом месте, в другое время и при других обстоятельствах.
   - А ты прав, Симон. Ведь дьявол так и манипулирует человеком, - навязывая ему тщеславие и зависимость от внимания окружающих его людей, - многие люди делают свои дела, чтобы похвастаться перед кем-то, но не для самих себя, чтобы понять нечто подлинное, настоящее.
   - Да, Илья.
   - И еще, Симон, я хотел спросить тебя - все же, почему люди помнят кровожадных тиранов или известных разрушителей пусть и не как гениев - не любя их, но именно помнят.
   - Падшая человеческая природа. Люди по дьявольскому наущению соблазняются, ибо грешны. Во все времена многие люди не могли устоять, чтобы не лицезреть, к примеру, публичные казни или мерзкие бои между людьми и животными - все это не ново. Ведь в падшем мире добро тесно сплелось со злом. Любопытство и грех не отстают от человека.
   - Понятно.
   Симон, еще хочу спросить тебя - почему, когда я говорю о нечто интересном, ближние не хотят меня слушать или могут не услышать, но если я изложу свои мысли на бумаге, - например, напишу, книгу, то они как будто становятся им интересными? Ведь Сократ, к примеру, не нуждался в письменном изложении собственных идей - его и так слушали. Почему, когда я проговариваю вслух даже оригинальную, выстраданную мной мысль, - людям нет до этого дела? Неужели важны лишь мысли, оформленные письменно? Действительно ли "мысль изреченная есть ложь", как сказал Ф. И. Тютчев? Ведь и в устной речи - слова и на письме - те же самые слова, т. е. в обоих случаях излагаются одни и те же мысли, но почему-то высловленные мысли - совсем другое, нежели те же самые мысли, но изложенные в письменном виде... В чем же здесь дело?
   - Понимаешь, Илья, приведенный тобой пример с Сократом, неполон.
   Да, по слову Ф. И. Тютчева - "мысль изреченная есть ложь". Но вот, в чем диалектика: мысли на письме - сродни делу, а устная речь больше запутывает людей, чем проясняет мысли.
   Ты сказал только об одной стороне дела, - собственно, о самом деле. В твоем примере - это письменное изложение мыслей. Да, действительно, порой глубокие мысли, изложенные на бумаге ценятся гораздо выше, нежели высказанные вслух, но, с другой стороны, я знаю множество людей, которые исписали тысячи страниц, но так и не добились общественного признания. Они пишут в стол, пишут для себя, пишут для своих близких и тем не менее их продолжают называть графоманами. Значит, письмо - еще не все. Сократ занимался не одним только делом, но вместе и одновременно совмещал три вещи - я уже называл их - это самодостаточность, дело и признание извне.
   Когда человек делает нечто - необязательно пишет книгу, как в нашем примере с высловленными или изложенными письменно мыслями - это может быть что угодно, но естественно не попирающее нравственный закон, - то важно кроме непосредственного делания дела еще и его, т. е. человека, отношение к людям и людей к нему и его делу - принимают ли они его или нет. Сократ был самодостаточной, независимой, свободной и цельной личностью - он не зависел ни от чего внешнего; он был, насколько это вообще возможно, свободным человеком - мнение людей его не интересовало - он служил только Истине - это первое. Второе - у него было любимое дело - он любил мыслить. Ради философии и Истины он готов был на многие жертвы - он и пошел на самую большую жертву, - не предав Истину, принял смерть. И третье - Сократ рассуждал не только в одиночестве - его мудрость была признана другими людьми - его учениками и даже врагами.
   - Теперь мне ясно.
   Симон, я все-таки еще раз хочу спросить тебя про подлинно гениальных творцов - мне вот, например, не всегда понятно, когда человек по-настоящему целен, а когда только кажется таковым. Как их отличить друг от друга?
   - Возьмем для примера В. Цоя. Скажи, Илья, есть ли другие музыканты и вообще художники и философы, которые не уступают ему по уровню своего дарования?
   - Конечно, есть.
   - Но почему тогда В. Цой один, а всех остальных - множество, и они все-таки не настолько интересны большинству людей?
   - Не знаю... Трудно сказать, это я как раз от тебя хотел услышать.
   - Да потому, что настоящий гений - это цельная и целостная монада, которая состоит из абсолютно неразрывных между собой одержимости своим делом, любви к свободе, особенных качеств характера, духовной цельности и нравственного мужества и уж только потом какого-либо таланта. Строго говоря, гениальность - это нравственное поведение человека, а не одно его творчество. Не "без творчества", но не одно лишь творчество. Это, пожалуй, и есть универсальное определение гениальности. К примеру, Н. Пиросмани не известен, как В. Цой большинству людей, но оба, бесспорно, - гении. Почему? Потому что Пиросмани, как и Цой - духовно целен. Сократ не оставил письменных трудов. Христос не писал картин и не строил соборов. Но все они - цельные личности.
   - А Отто Вайнингер?
   - Гений.
   - Но ведь он же убил себя? А разве гений станет убивать кого-то - даже себя? Как же тогда нравственное мужество и духовная цельность?
   - С Отто Вайнингером все непросто. Однако гениальность его несомненна. Да, помнят его теперь лишь единицы, но это ни о чем не говорит. Для гения неважно общественное признание, - подчеркиваю, для гения, но не для Истории. В Истории как раз-таки имя гения остается в памяти людей, т. е., как я уже ранее говорил, для гения важны собственная независимость от общества и любимое дело, но при этом признание людей все же является, как это ни странно, объективной проверкой дарования человека. Просто я акцентирую внимание не на самом общественном признании - оно не является отправной точкой определения гениальности человека, но помогает выделить гения из большинства просто талантливых людей. И с Вайнингером это объяснение вроде бы никак не вяжется, но это ложное мнение. Кроме того, в Истории все происходит не совсем равномерно - бывают разные эпохи человеческой памяти.
   - Что за эпохи человеческой памяти?
   - Когда разные виды творчества и разные творцы в разные времена по-своему известны в обществе.
   - Т. е. время определенной личности наступает в определенную эпоху?
   - Да. Как в Истории бывают времена музыки, времена книг, времена изобразительного искусства, так же периодически наступают эпохи разных творцов. Но это не всегда так. К примеру, в эпоху Возрождения все было вместе и одновременно. И в по