Кожан Андрей Леонидович: другие произведения.

Петля любви

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

78

"Петля любви"

Андрей Кожан

Посвящается моей прекрасной и любимой жене

Лишь в ожидании любви

Впадаем мы в больную грусть.

Ничто не сможет нас спасти

И только скажешь: "Ну и пусть..."

Но для любви ведь нет предела!

Вкус поцелуя на устах,

К нему прильнуть, обнять хотела...

Он твой... Во снах...

ПРОЛОГ

Огромный гравитационный вихрь уже несколько часов сотрясал имперский крейсер, пытаясь затянуть его в свой черный зев и распылить на атомы, смешав с космической пылью. Но мощные двигатели корабля, вырываясь из мертвой хватки стихии, медленно уводили его от смертельной опасности. Многотысячный экипаж крейсера с окаменевшими сердцами следил за тем, как один за другим исчезают в чудовищной воронке остатки имперской флотилии. Жутко было видеть, как мощные боевые корабли, попав в неумолимые гравитационные волны, лопаются, словно пузыри, отдавая на съедение космической пустоте хрупкие тела своих экипажей. Но помочь им было невозможно. Лишь несколько больших кораблей, оборудованных самыми мощными двигателями, постепенно уходили от этой жуткой могилы.

Они попали в шторм внезапно - при выходе из гиперпространства. Заранее рассчитанная точка выхода по неизвестной причине оказалась ошибочной. Не было знакомых созвездий, не было родного солнца, не было той единственной планеты, что была колыбелью и всегда ждала возвращения своих воинственных детей, а была лишь одна черная, ненасытная гравитационная воронка, пожирающая пространство.

Все это время император находился в командном центре крейсера. Каждые пять-десять минут поступали сообщения о гибели очередного корабля. Император, сидя в своем кресле, от овладевшего им отчаяния до крови закусил губу: гибель космического флота означала крах империи, становясь неотвратимей с каждым погибшим кораблем.

Этот последний поход слишком дорого обошелся его народу: боевая мощь утрачена и империи больше нечем удерживать свои позиции. В тысячный раз анализируя события император все больше склонялся к выводу, что произошедшее не могло случиться иначе и никто не смог бы повлиять на это. Волею судьбы они наткнулись на эту проклятую планету, что отобрала у него и его народа самое дорогое; волею судьбы они попали в этот жуткий космический шторм и волею судьбы местоположение жалких остатков великого звездного флота теперь неизвестно. "Значит, так было предначертано" - с обреченной усталостью заключил император. Тот самый император, что не один раз участвовал в сражениях и выходил победителем, подчинил империи множество планет, и который не умел проигрывать, всегда полагаясь на свой холодный и трезвый разум. Но на этот раз судьба заставила его покориться своей неумолимой воле.

Он сидел в командном центре флагмана, в императорском кресле, угнетенный ударами судьбы, переживая гибель флотилии. Убеленные сединой волосы были всклокочены, а взгляд проницательных острых глаз был пуст.

- Командующий, сколько кораблей смогли выбраться вместе с нами? - раздался глухой голос императора.

- Только шесть, владыка Ивелин.

- Шесть? - воскликнул император. - Из более, чем двухсот, только шесть? - он закрыл лицо руками и тихо прошептал. - Это конец.

Командующий, стоя рядом с императором, услышал его последние слова, но поняв, что они не предназначены для его ушей, уважительно промолчал. Его руки были сложены на груди, а тяжелый, но тревожный взгляд был обращен к обзорному экрану.

- Командующий, - наконец произнес император, совершенно разбитым голосом, - соберите оставшиеся корабли на безопасном от шторма расстоянии и тогда мы решим, что делать дальше. А сейчас идите, исполняйте свои обязанности, мне необходимо подумать.

- Слушаюсь, владыка. - командующий, по военному обычаю, слегка склонил голову. Даже в эту минуту он сохранил хладнокровие. По крайней мере внешне.

Император остался один на один со своими мыслями. Выхода из сложившегося положения он не видел. Имперский флот уничтожен. Нет больше силы, способной подчинять себе чужие миры и нет пути домой. Теперь они лишь горстка затерянных в бескрайнем космосе скитальцев, обреченных на неминуемую гибель. Все случившееся разом обрушилось на его голову, впервые в жизни загнав в угол.

С того момента, как он занял трон императора, сильный волевой характер и трезвый ум помогали ему решать, казалось бы, самые невыполнимые задачи. Война была у него в крови и всю свою жизнь он провел в сражениях, где ему все было понятно. Он видел цель и стремился к ней. Конечно же, в сражениях его солдаты гибли, флот терял корабли, но это был непреложный закон войны. Это были жертвы, понесенные во имя победы. А сейчас грубая, не подчиняющаяся никаким правилам стихия на его глазах забирала жизни многих сотен тысяч доблестных воинов и, в конце концов, просто живых людей. Забирала эти совершенно ненужные ей жизни просто так, по своей глупой и безжалостной сущности. А мощный аналитический ум и железная воля императора не могли этому помешать, найти решение этой задачи, стоившей жизни многим достойным гражданам империи и храбрым воинам.

Подобное он испытывал лишь в детстве, когда вследствие молодости и неопытности был не в силах что-либо изменить, но с тех пор прошло уже слишком много лет, а беды, павшие на его плечи сегодня, стали намного более весомыми и стоили человеческих жизней.

К сидящему в неподвижной задумчивости императору подошел командующий.

- Владыка, корабли собраны. Какие будут дальнейшие указания?

- Передайте приказ всем кораблям: перейти в чрезвычайный режим. Теперь неизвестно, когда мы сможем пополнить свои запасы, поэтому приказываю установить самое экономное расходование энергии и продовольствия. Надеюсь, Вы понимаете, что мы заблудились в космосе. И скрывать это бессмысленно. Необходимо объяснить людям в каком положении мы оказались. Я думаю все поймут. А впереди у нас сложная задача - отыскать путь домой. При малейшей попытке бунта - виновных сразу же изолировать. Обо всех изменениях обстановки докладывать мне немедленно. Приказ ясен? - император, казалось, взял себя в руки: глаза его загорелись, как раньше, а голос стал тверже и наполнился уверенностью.

- Вполне, Ваше Величество.

- Хорошо. Сканируйте все видимые сектора. Возможно, что отыщется какой-нибудь ориентир. Если мы его не найдем, то все погибнем. Вы не хуже меня знаете, командующий Бэрк, что такое бесконечное блуждание в космосе. Это либо сумасшествие, либо мучительная смерть от голода. Нам это не подходит. Мы потеряли достаточно жизней и любой ценой обязаны сохранить оставшиеся.

- Я понимаю, владыка. Паники не возникнет. Мы все люди военные.

- Не сомневаюсь, командующий. Но все же, очень внимательно следите за своими подчиненными.

Командующий не ответил, но лишь склонил голову в знак повиновения.

Прошло несколько недель, пока сканеры обнаружили знакомое скопление звезд. За все время блужданий в космосе, экипажи оставшихся кораблей показали высокую стойкость, чем заслужили немалое уважение со стороны своего повелителя - не было ни одного чрезвычайного происшествия, люди четко исполняли свои обязанности, не ропща на злую судьбу.

Император был необычайно возбужден, получив известие об обнаружении скопления звезд, занесенных в звездные карты. Все эти дни он хотя и выглядел бодрым и уверенным в себе, но в душе был страшно угнетен. Время тянулось мучительно долго, растягивая мгновения переживаний в мучительную вечность, отягощенную ответственностью за каждую жизнь, которую удалось вырвать из чудовищных космических жерновов. Впервые на карту была поставлена жизнь всего флота (или того, что от него осталось) и впервые он никак не мог повлиять на это. Приходилось полагаться лишь на волю случая, от чего его аналитический ум терял равновесие. И еще одно обстоятельство не давало ему покоя: многочисленные попытки связаться с Целатуаль ничего не давали - она не откликалась на зов.

Прибыв в командный центр, император сразу подошел к главному обзорному экрану, на котором бортовая система отобразила обнаруженное скопление звезд.

- Докладывайте, командующий. - нетерпеливо произнес император.

- Ваше Величество, - начал тот. - обнаруженная звездная система почти на девяносто процентов совпадает с системой Р-12226. Процесс идентификации еще не завершен, так как имеются незначительные отличия от имеющейся в базе звездных карт информации. Бортовая система проводит анализ, результаты которого немедленно передаются группе ученых. По предварительным данным мы вышли недалеко за пределы изученной нами области. Ученые и навигаторы разбираются в причине возникновения ошибки при выходе из гиперпространства, однако бортовая система безоговорочно настаивает на отсутствии каких-либо погрешностей в вычислениях и утверждает, что контрольное расстояние было соблюдено с абсолютной точностью. В настоящее время, если данная звездная система будет идентифицирована, то домой мы попадем примерно через неделю.

Император с оттенком легкого удивления взглянул на командующего, взгляд которого был обращен к изображению на экране. Последняя фраза того явно не подходила под официальный стиль. Но император промолчал, поняв, что происходит сейчас в душе каждого солдата и обнаружение знакомого ориентира в бесконечном мраке вселенной согревает их всех надеждой на долгожданное возвращение домой.

Его мысли были прерваны мягким беспристрастным голосом бортовой системы:

- Идентификация окончена. Вероятность совпадения девяносто два процента.

Император не поверил своим ушам.

- Бортовая система, какие найдены отличия? - спросил он.

- В ходе сканирования данного сектора обнаружена планета, отсутствующая в карте номер... Кроме того, не обнаружен пояс астероидов. - немедленно отозвалась та.

- Еще отличия, кроме перечисленных, есть?

- Исключение из вычислений двух указанных факторов дает абсолютное совпадение.

После долгих раздумий император поднял голову и спросил:

- Что Вы на это скажете, командующий?

- Я не ученый, владыка. - ответил тот. - Но я не верю, что во вселенной могут встретиться два практически одинаковых сектора. Это именно то, что мы искали и пора готовится к гиперпрыжку.

- Да, на этот раз Вы абсолютно правы. Правы в том, что Вы не ученый. А я не могу подвергать оставшиеся жизни еще большей опасности, расходуя энергию и при этом руководствуясь неполными данными. Бортовая система, соедини меня с научным центром.

Система отреагировала мгновенно. По экрану побежали блики, изображение звезд исчезло, а на его месте возникло широкое, взволнованное лицо руководителя ученой группы.

- Слушаю Вас, владыка Ивелин.

- Вы получили последние данные, Галсмаер? Вероятность совпадения девяносто два процента. Что Вы об этом думаете? Возглавляемая Вами группа уже пришла к какому-либо мнению?

Лицо на экране приняло растерянное выражение, глаза ученого нерешительно забегали.

- Пока мы не пришли к какому-либо окончательному решению. Мы как раз изучаем последние переданные бортовой системой данные. Единственный вывод, к которому мы пришли практически единогласно - это то, что обнаруженная звездная система действительно Р-12226. В этом нет никаких сомнений.

- А как же Вы объясняете наличие неопознанной планеты и отсутствие пояса астероидов в этом секторе?

- Прошу прощения, владыка, однако в настоящий момент никак этого объяснить мы не можем - слишком мало информации. Но ряд гипотез по этому вопросу уже разрабатывается. Правда... - Галсмаер запнулся.

- Ну, говорите же!

- Подобный вид, судя по построенной математической модели, данный сектор вселенной мог иметь много тысячелетий назад...

- Что? - вскричал император.

- Но это всего лишь одна из рабочих гипотез. - быстро забормотал ученый. - Самая неправдоподобная, но она единственная объясняет ошибку в вычислениях бортовой системы при проходе через гиперпространство, а также наличие в обнаруженной звездной системе лишней планеты вместо пояса астероидов.

- Каким образом?

- Вы же знаете, Ваше Величество, что вселенная постоянно находится в движении: галактики постоянно удаляются друг от друга на огромной скорости. И мы осмелились предположить, что только если бы флот переместился назад во времени, то в таком случае при выходе из гиперпространства он мог оказаться намного дальше от расчетной точки или, вернее, расчетная точка еще не приблизилась к тому месту, где она должна была бы находиться в нужный нам момент. А исчезнувший пояс астероидов является производной от обнаруженной планеты.

- Но ведь этого не может быть! - император вскочил со своего кресла. - Это невозможно!

- Я повторяю, что это всего лишь предположение. - как бы оправдываясь, пробормотал ученый. - Другого объяснения у нас пока нет, хотя мы сами не хотим в это верить.

Император задумался, вспоминая все, что произошло совсем недавно, но обладая трезвым рациональным умом и сильной волей, отбросил сомнения. Не это сейчас было главным. Нужно было думать о благополучном возвращении остатков флотилии домой.

- Все понятно. - император нахмурился. - Окончательные выводы по этому поводу предоставьте мне как можно скорее. Конец связи.

Экран погас. Лицо императора приняло суровое выражение - он принял решение.

- Командующий Бэрк, передайте приказ всем кораблям: берем за исходную точку данное созвездие и отправляемся домой.

Лицо командующего просветлело. Он немедленно передал приказ и экипаж начал готовиться к переходу в гиперпространство.

* * *

- Имперский крейсер вызывает Флатуин, имперский крейсер вызывает Флатуин. - командующий оглянулся на сидящего сзади императора. - Флатуин ответьте.

Шесть оставшихся кораблей империи вышли на дальнюю орбиту вокруг родной планеты - Флатуина. Это действительно был он - величественный и спокойный, окутанный облаками, отливающими золотом в лучах родного солнца. Но никто из присутствующих не мог понять, почему Флатуин не отзывается. Командующий отдал приказ просканировать все частоты, но эфир был пуст - ни единого слова, за исключением переговоров между кораблями. И хотя никто открыто не высказывал этого, но все чувствовали, что случилось нечто непоправимое. По приказу командующего был послан разведывательный катер, который через два часа принес известия о том, что на планете отсутствуют какие-либо признаки цивилизации. Это был последний и самый сильный удар. Такого исхода не ожидал никто. Военный совет длился недолго. Было принято решение высаживаться на опустевший, но столь дорогой сердцу каждого Флатуин.

Год спустя...

- Владыка Ивелин, сегодня минул ровно год с тех пор, как мы вернулись домой. Похоже, мы действительно обратились к своему прошлому: мы снова живем в лесах в единстве с природой, как и наши предки. Мы основали новый город и он назван в Вашу честь Ивелайном. Мы снова становимся настоящими хозяевами в собственном доме. С нами на Флатуине снова родилась цивилизация и у Вашей новорожденной дочери сегодня впервые проявились необычные психические способности. Мы снова едины с нашей планетой, с нашей природой. Наш народ здоров и силен.

- Вы правы, учитель Лаэнор. - император вместе со старым учителем стояли на вершине высокого холма, где перед их взглядами расстилались бесконечные леса и равнины, текла широкая полноводная река. - Когда-нибудь мы снова станем великой империей, завоюем множество миров и опять вернемся сюда, чтобы основать новую жизнь.

Лаэнор внимательно посмотрел на императора и произнес:

- Но разве обязательно снова повторять этот путь? Ведь мы можем выбрать совсем другое будущее. Не будем закольцовывать время. Сейчас у нас еще есть выбор.

Император повернул лицо к седовласому учителю и, посмотрев ему прямо в глаза, задумчиво произнес:

- Выбор всегда есть. Но иногда от него зависит совсем немного...

Часть 1. Необычная планета

Звезды холодными безразличными хрусталиками мерцали в бескрайнем космическом пространстве. Огромный, похожий на исполинскую жабу, имперский крейсер в окружении флотилии боевых кораблей приближался к маленькой голубой планете. Яркие солнечные лучи отражались от его сверкающих плоскостей, переливаясь всеми цветами радуги. Округленный корпус сплошь был усеян, словно иглами, остриями больших и малых орудий. Несколько кораблей сопровождали крейсер, неся боевое дежурство в мертвых зонах его пушек. Остальные были рассеяны на огромном пространстве, тем не менее, строго соблюдая боевой строй.

Император в сопровождении двух телохранителей шел по корабельному коридору, облаченный в длинный, доходящий до пят, черный с яркими зелеными прожилками плащ, наглухо застегнутый, с узким поднятым, скрывающим шею, воротником. Плащ плотно облегал его мощный, атлетически сложенный торс, который сильно контрастировал с испещренным глубокими морщинами, но выражавшим наличие огромной воли, лицом, убеленными сединой волосами и остроконечной бородой. Холодный, жесткий взгляд его узких глаз был устремлен вперед. Руки императора были сложены за спиной. Он шел, отчеканивая тяжелыми сапогами каждый шаг и было видно, что годы не подточили ни его привыкшего к физическим нагрузкам тела, ни отраженного во взгляде ума.

Они подошли ко входу в командный центр корабля, один из телохранителей коснулся небольшой панели справа от двери. Бесшумно скользнув в сторону, она открыла владыке проход. Император вошел, телохранители остались снаружи, встав справа и слева от закрывшейся двери.

При появлении императора в командном центре, все офицеры, сидевшие за консолями, поднялись, командующий армией и капитан крейсера подошли к нему, слегка склонив головы, но при этом глядя ему прямо в глаза. Командующий молча протянул пластиковую табличку, император сделал выразительный жест рукой, по которому все присутствующие снова вернулись на свои места, взял протянутую ему табличку, быстро пробежал глазами написанное и нахмурившись сел в предназначенное ему кресло. Командующий встал рядом.

- Командующий, доложите сколько кораблей еще не вышли к назначенной точке из гиперпространства. - голос императора был сух и властен.

- Ни одного, владыка. Все до единого корабля вышли из гиперпространства и заняли позиции в боевом построении.

- Хорошо. Передайте приказ кораблям: всем остановиться и занять позиции согласно боевого расписания. - император сделал паузу. - И вызовите сюда Галсмаера.

- Слушаюсь, владыка.

Ждать пришлось недолго. Через несколько минут двери в командный центр распахнулись и на пороге появился невысокий человек с круглой, как шар, головой, очень крупными чертами лица и всклокоченной кучерявой шевелюрой. Руки его беспрестанно двигались, словно что-то искали. Он был одет в темно-зеленый, несколько просторный для его комплекции, комбинезон, наглухо застегнутый до самой шеи.

- Подойдите, уважаемый Галсмаер. Отчет о первичном исследовании планеты готов? - император сделал приглашающий жест.

- О, конечно, владыка. - руки ученого наконец пришли в упорядоченное движение и из большого нагрудного кармана на свет было извлечено несколько прозрачных пластиковых листков.

- Зачитайте его нам, пожалуйста. - голос императора смягчился.

- Да-да, конечно. - Галсмаер начал торопливо пересматривать листки, слегка покачивая при этом своей шарообразной головой. - Ах, вот он. Но здесь много технических подробностей, они вам ни о чем не скажут. Пожалуй, я буду излагать в общих чертах.

Он снова принялся пересматривать листки, голова его при этом снова начала слегка раскачиваться. Император потер пальцами лоб.

- Галсмаер, начинайте. - сказал он.

- Ах, да-да, конечно. В общем, планета уникальная. На ней имеется вполне развитая биологическая жизнь - многоклеточные организмы, животные, растения, птицы, насекомые! Поразительное разнообразие и многочисленность видов. Это удивительная планета. Ничего подобного я раньше не встречал! Да-да, удивительная, у-ди-ви-тель-на-я. - последнее слово он произнес растягивая и делая ударение на каждом слоге, глаза его снова забегали по листкам.

Командующий, наблюдая за императором, удивился терпеливости того.

- Галсмаер! - император слегка повысил голос, пытаясь привлечь улетучившееся внимание ученого, мысли которого уже витали далеко от командного центра. - Что Вы нашли в ней удивительного?

- Ну как же что? - глаза ученого расширились от неподдельного изумления. - Как же, что удивительного? Вот данные! Как же, что удивительного? Это не просто удивительно, а поразительно!

- Галсмаер, мы как раз и пытаемся услышать ЭТИ данные от Вас.

Ученый, казалось, сумел все-таки вернуться в реальность и понять, что от него требуется. Он оглядел всех присутствующих и начал говорить:

- Жизнь на этой планете поразительно схожа с жизнью на нашей. Многие организмы здесь имеют весьма сходное строение с теми, что мне приходилось изучать у нас. В первую очередь это касается построения клеток, их функций и химического состава. Далее, в процессе эволюции моторика движений их скелетов развивалась по тому же принципу, что и у нас. Условия естественного отбора в животном мире многим сходны с теми же процессами, что происходят на нашей планете. Я уверен, что при более глубоком изучении я смогу обнаружить даже сходные виды животных. Но самое удивительное, что разумная жизнь на этой планете представлена видом существ, совершенно сходных с нами. Единственное отличие состоит в том, что в нашей крови присутствует элемент, который защищает нас от радиации и при этом окрашивает нашу кровь в ярко-зеленый цвет, у местных же жителей этот элемент отсутствует. Однако согласно проведенным измерениям, уровень радиации на этой планете совершенно незначителен, что, в свою очередь, делает имеющуюся у нас природную защиту от нее лишней, поэтому их кровь имеет светло-красный цвет, вследствие чего они отличаются от нас визуально. Но отличаются лишь цветом кожного покрова. Правда я еще не до конца разобрался, но цвет их кожи варьируется по пока непонятной мне причине от темно-коричневого, почти черного, проходя через оттенки коричневого цвета и заканчивается почти белым, который лишь слегка подкрашен розовым. В остальном же различий нет. На генетическом уровне мы с ними абсолютно идентичны. Это великое открытие! - воскликнул он наконец. - Я буду знаменит! Найти во вселенной планету подобную нашей и с совершенно идентичной формой разумной жизни - это поистине огромная удача. Но нужно все еще тщательно изучить и проанализировать. Предстоит много работы.

Императора удивили столь необычные данные, но не это интересовало его в первую очередь, и он произнес:

- Галсмаер, Вы забыли упомянуть о самой планете.

- Ах, простите, Ваше Величество. Но, как я уже сказал, это самая удивительная планета, какую мне только приходилось видеть. Атмосфера, водные ресурсы и состав грунта практически идентичны с теми, что мы имеем на Флатуине, и вполне пригодны для жизни, причем без каких-либо дополнительных приспособлений. Как я уже говорил, основным отличием наших планет является лишь пониженный уровень радиации на этой планете. В остальном же они удивительно сходны. Специальные исследования указывают на наличие в недрах планеты огромного количества еще неиспользованных полезных ископаемых. Но самое поразительное - это биология планеты. Работы здесь хватит на многие годы...

- Достаточно, уважаемый Галсмаер. - прервал его император, видя, что ученый вновь готов погрузиться в свои научные грезы и потерять контакт с действительностью. - Благодарю Вас за доклад, можете быть свободны. Когда понадобитесь, я Вас приглашу. И позаботьтесь, пожалуйста, о том, чтобы отчет об исследовании планеты был у меня как можно скорее. Только... - добавил он, видя как Галсмаер потянулся в карман за листками, которые он только что туда спрятал. - Подготовьте отчет в доступной для понимания форме. Я думаю, что лучше будет, если Вы поручите его составить кому-нибудь из своей группы, а сами займетесь дальнейшим ее изучением.

- Да-да, конечно, Ваше Величество. - пробормотал ученый, пытаясь покинуть помещение.

Когда он, наконец, вышел, император обратился к командующему:

- Итак, каково будет Ваше мнение?

Тот немного помедлил с ответом.

- Полагаю, наличие богатого запаса столь необходимых нам полезных ископаемых - это именно то, чего нам в последнее время не хватает. Задача облегчается из-за отсутствия необходимости использования каких-либо дополнительных средств для эффективного освоения планеты. Скафандры, их подзарядка, питание солдат в неблагоприятных условиях отнимают всегда массу времени, сил и ресурсов. В данном случае нам предоставляются практически идеальные условия для колонизации.

- А что Вы думаете о местных жителях?

- Ничего не думаю. - ответил командующий, недоуменно пожав плечами. - Моя задача состоит лишь в том, чтобы максимально эффективно выполнить боевую операцию. То, что они похожи на нас, я считаю, совсем не обязывает давать им особые привилегии. До настоящего времени мы не давали их никому. В данный момент я рассматриваю их лишь как противника, которого необходимо подавить. Вот и все мое суждение в рамках моей компетенции. Остальное не входит в мои обязанности. Это уже функция Галсмаера и его ученой группы.

- А с чисто человеческой точки зрения?

- Прошу прощения, Ваше Величество, но я не имею права распыляться на философствование. Я просто не имею на это времени. В противном случае я буду недостаточно четко представлять свои задачи в качестве командующего в частности и военного вообще.

- Хороший ответ, Бэрк. Вы настоящий солдат.

- Благодарю Вас, Ваше Величество. - он слегка кивнул.

Император задумался. Командующий, конечно же, был прав, но все же столь необычные данные об обитателях планеты несколько ошеломляли и мешали действовать более решительно. Иногда где-то в глубинах его души мелькали смутные тени, шептавшие о том, что угнетение других народов и разграбление чужих миров не должно быть конечной целью существования империи и так не может продолжаться вечно. Он понимал, что когда-нибудь положение изменится и из завоевателей они могут превратиться в ничто. И предпосылки к этому уже проявлялись на пока еще чистом лице империи. Военная машина уже не оправдывает возложенной на нее задачи в полной мере. За последние десятилетия не было обнаружено ни одной подходящей для освоения планеты, а расходы на звездный флот были поистине колоссальными. Народ пока еще открыто не выражал недовольства, но и особого патриотизма тоже не проявлял. На различных советах начали появляться мысли о пересмотре политики империи в отношении других цивилизаций. Высказывались даже мнения о мирном содружестве с наиболее развитыми из них. Но император, обладая самой полной картиной о политических и экономических процессах, протекающих в империи, понимал, что удовлетворение подобных предложений во многом негативно отразится на самом сердце империи - Флатуине и его народе, поскольку они в экономическом отношении целиком зависят от ресурсов покоренных ими планет. Вся их сила в пока еще непобедимой армаде звездного флота, способного держать в стальном кулаке другие миры, несмотря на то, что некоторые из них и пытаются противостоять. Но эти вспышки не сильно беспокоили императора. Он знал, на что способна его армия и уже не впервые успешно подавлял их. Другим же аспектом мирного сосуществования был мгновенный откат империи на многие столетия назад. Многое из того, что когда-то ценой крови было завоевано и сейчас было подчинено, придется вернуть. Но даже, если допустить это и вернуться назад на Флатуин, то мгновенно возникнет проблема перенаселения планеты. Экономика будет подорвана, появятся безработные, голодающие и, следовательно, недовольные. Неизбежны внутренние конфликты, что может привести к полному краху империи. За много веков космических завоеваний они так и не смогли найти подходящую по всем статьям для жизни планету, не заселенную разумными существами, с тем, чтобы частично переселиться на нее.

Однако сейчас император должен был принять решение в отношении этой странной планеты и поэтому для проведения более детальной разведки были посланы еще несколько групп.

Через семь дней император, сидя в своем кресле в командном центре крейсера, вопрошал командующего:

- Последние разведывательные группы вернулись?

- Да, владыка. Я только что получил подробнейший отчет. - официальным тоном ответил командующий.

- С отчетами о биологии планеты и ее социальном развитии я уже ознакомился. Доложите обстановку в военном отношении.

- Разведка показала, что планета совсем недавно вступила в фазу технологического развития. Ее жители вышли в космос, но военных космических кораблей не имеют. Планета подготовлена к наземному бою. В основном используется технология порохового снаряда. В очень малом количестве имеется оружие, предположительно, имеющее возможность поражать цели за пределами атмосферы, использующее энергию атома. Имеются обученные пехотные войска, воздушный, наземный и водный флот. Их огневая мощь достаточно велика. Имеются системы противовоздушной обороны. Для наведения на цель применяются вычислительные устройства на основе движения электрических зарядов. Производительность таких устройств наведения недостаточна для поражения наших кораблей, однако существует вероятность, что имеется и более мощное оружие. Наши корабли серьезного сопротивления не встретят: их воздушный флот перемещается только в атмосфере и на низких скоростях, а вооружение для поражения воздушных целей с поверхности планеты развито недостаточно. Планета военизирована в результате недавних междоусобных войн, но готова к отражению нападения из космоса не на должном уровне. Кроме того, достаточно серьезные системы вооружения обслуживаются большим количеством спецперсонала. На основе анализа совокупности этих данных считаю, что наиболее эффективной, учитывая данные биоразведки и с наименьшими потерями для нас, была бы скрытая атака с применением биологического оружия. Когда численность населения планеты снизится до критического уровня, начнется вторжение наших основных сил. Биологическая атака будет прекращена, что сохранит необходимое нам количество жителей планеты. Вероятно небольшое сопротивление со стороны оставшихся в живых, но это будут неорганизованные мелкие очаги, подавить которые не составит труда. Поэтому наши потери будут минимальными.

Командующий умолк, глядя на императора. Тот поднялся и произнес, глядя прямо в глаза командующему:

- Это Ваша первая планета, командующий Бэрк. Каково Ваше мнение, вторжение пройдет успешно?

- Я не хочу загадывать наперед, владыка. Но судя по первоначальным данным вероятность неудачи крайне ничтожна. Однако я предпочитаю не рисковать понапрасну жизнями солдат, поэтому предполагаю соблюдать максимально возможные меры предосторожности во время всех фаз вторжения.

Император удовлетворенно кивнул.

- Благодарю Вас, командующий. Надеюсь, я не ошибся в выборе. Подробный отчет с планом проведения операции предоставьте мне немедленно, как только они будут готовы.

- Слушаюсь. - командующий склонил голову и император свойственным ему твердым шагом вышел из командного центра.

Вернувшись к себе, он снова взялся за изучение отчета биологической разведки, из которого следовал необъяснимый факт, никак не дававший покоя: анатомия и физиология жителей этой планеты была абсолютно идентичной его расе лишь с небольшим отличием в составе крови. Ученые империи теоретически никогда не отрицали возможности встретить в многообразном космосе сходную форму жизни, но найти подтверждение этому на практике считали практически невозможным. Однако факт оставался фактом и это, по непонятной причине, очень беспокоило императора. Какое-то смутное тревожное предчувствие не покидало его. За долгие годы своей жизни он видел немало планет и их обитателей, но лишь немногие из них имели сходные с его расой черты, да и то, сходными их можно было назвать с большой натяжкой. Здесь же обнаружился поразительный феномен.

Император снова и снова перечитывал отчет и, наконец, решил выяснить этот вопрос иным способом. Он подошел к стене, достал из вмонтированного в нее небольшого шкафчика и надел на голову устройство, схожее на шлем из крупноячеистой сетки, крепившееся маленькими стальными дисками на висках, закрыл глаза, сосредоточился на далекой точке во вселенной и мысленно потянулся к той, кто всегда помогала ему советом. Тонкие серебристые нити, из которых было сплетено устройство, стали наливаться мягким голубым светом, длинный узкий кристалл на лбу императора вспыхнул ярко-синим, стены реальности растаяли, разум вышел на свободу и устремился мыслью в бескрайнее космическое пространство.

- Откликнись, Целатуаль. - мысленно звал он. - Это я, твой повелитель. Я вновь взываю к твоей мудрости. Откликнись на зов.

- Я слышу тебя, владыка Ивелин. - раздался в его голове тихий женский голос. - Скажи мне, что беспокоит тебя? На какой вопрос я должна ответить?

- Посмотри на обнаруженную нами планету сквозь призрачный узор иного мира. Что ты видишь?

Та, кто отозвалась на его призыв, на минуту замолчала, а затем император снова услышал ее голос.

- Это очень сильная планета. Она излучает огромное количество энергии, которая буквально бурлит и выплескивается из нее. Отключи свой пси-усилитель. Рядом с этой планетой ты можешь свободно обходится без него. Она источает столько силы, что ты почти оглушаешь меня.

Император удивленно снял с головы устройство и вновь сосредоточился.

- Сейчас ты слышишь меня, моя Целатуаль?

- Да, мой господин. Но все же твоя мысль все еще слишком сильна для меня. Спрашивай, что хочешь узнать.

- Загляни в ее будущее. Что ты видишь? Нет ли для нас какой-нибудь скрытой угрозы?

- Будущее этой планеты еще не определено. Я вижу множество узоров. Они переплетаются, но нет ничего ясного.

- Но что-то же ты видишь?

- Я вижу огромное переплетение линий разных судеб. Они четкие и очень сильные. Но они скрываются от меня в тумане ее будущего.

- Ты видишь, как пройдет вторжение?

- Нет. Это скрыто от меня. Планета очень нестабильна.

- Что значит нестабильна?

- Планета существует в разных временах.

- Как это понимать?

- Это значит, что время здесь не прямолинейно. Оно закручено во множество спиралей и прошлое здесь не всегда предшествует будущему.

- Но ведь это же невозможно!

- Ты забываешь, владыка, что во вселенной нет ничего невозможного. И здесь я вижу, как время разветвляется в нескольких местах, петляет и снова соединяется в единое течение. И в каждом пути планета живет своей жизнью.

- Но как такое может быть?

- Прости, владыка, на этот вопрос у меня нет определенного ответа. Подобного поведения времени я не видела ни разу в жизни. Но здесь... Либо это действительно такая аномалия, либо... - голос умолк.

- Что? Говори же, моя Целатуаль.

- Либо кто-то искусственно на него воздействует, что более вероятно.

- Но разве это возможно? Технический уровень планеты крайне низок.

- Мой владыка, нигде во вселенной мы не встречали подобного явления. И, кроме того, ни на одной из захваченных тобою и твоими предками планет, даже с крайне высоким техническим уровнем, нет ничего, что могло бы дать возможность даже перемещаться в нем, не говоря уже об управлении. Но даже я, не обладающая никакими техническими средствами, могу перемещать по нему свое сознание. Поэтому возможно предположить, что при наличии большего количества энергии, которая, как я уже говорила, присутствует на этой планете в колоссальных объемах, есть существа, умеющие изменять временную структуру силой сознания. Ты ведь помнишь легенду? Поэтому то, что существует в одной точке вселенной, всегда может повториться и в другой.

- Значит, ты считаешь, что жители этой планеты владеют секретом управления временем?

- Этого я не говорила. Временные промежутки между аномалиями слишком велики, чтобы можно было предположить наличие на планете особого вида существ, управляющих временем. И в то же время, аномалии существуют. Возможно, они преходящи.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Нигде во вселенной я не видела такого количества энергии, которую могла бы использовать и я.

- И что?

- Имперские войска приблизились к планете как раз к началу огромной аномалии. Здесь время расслаивается и начинает петлять.

- И поэтому ты не можешь увидеть определенное будущее?

- Да, мой владыка.

- Тогда проникни в прошлое. Ты видишь прошлое?

- Я попробую увидеть прошлое.

- Скажи, откуда взялись эти люди и почему они так похожи на нас?

- Мой повелитель, не сердись на меня, но я уже слишком стара и силы мои на исходе. Вокруг этой планеты свернута петля времени, а я слишком слаба, чтобы разорвать ее и проникнуть внутрь. В нее нет входа для меня. Я вижу только ее конец, из которого идет начало. До петли я не вижу людей. Они возникли в ней. Я вижу их, пытаясь войти в петлю на ее выходе. Кроме того, я вижу линии ваших судеб, вплетенных в эту густую паутину планеты. Они уходят в петлю и теряются в ней.

- Но ты видишь, откуда эти люди появились?

- Нет, мой господин. Я вижу их в самой петле по всему ее кольцу, но у меня не хватает сил развернуть ее и увидеть, как они в ней появились.

- Ты стара, моя Целатуаль. Ты верно служила мне всю жизнь. Скажи, как поступить?

- Меня не спрашивай, мой господин, как поступить. Ибо ты приблизился к этой планете и уже увяз в петле времени. Твоя линия судьбы вплелась в общий узор и ты уже не сможешь вырваться. Что бы ты ни сделал, случится то, что случится.

- Ты хочешь сказать, что у меня уже нет выбора?

- Выбор всегда есть. Но иногда от него зависит совсем немного.

- А если мы немедленно оставим эту планету и уйдем отсюда?

- Значит, так ведет петля. И это то, что должно случится.

- Но ведь я могу немедленно и навсегда оставить эту планету!

- Нет, мой Владыка, уже слишком поздно. Ты попадешь на эту планету не зависимо от своих желаний. Уже слишком поздно. Прощай, мой повелитель, силы оставляют меня. Прощай.

- Прощай, моя верная Целатуаль. - император открыл глаза, возвращаясь к действительности.

Несколько минут император пытался осмыслить услышанное. Беседа с Целатуаль ситуацию не прояснила. Напротив, породила новые сомнения и вопросы. В то же время она никогда не ошибалась и ее словам можно было довериться, не подвергая их сомнениям. Все это было очень странным, требовало внимательного изучения. Император по опыту знал, что в любой сомнительной ситуации поспешность приводит к большим потерям, которых, как часто выяснялось впоследствии, можно было избежать. Поэтому единственно правильный выход в таком положении - ожидание, пока не будет получено достаточно информации для принятия окончательного решения. Необходимо дождаться отчета военной разведки.

Теперь был еще один вопрос, который требовал скорейшего разрешения. Император приблизил левое запястье к губам и произнес в прикрепленный к нему коммуникатор:

- Командующий Бэрк, скольких людей вы приставили охранять принцессу?

- Четверых добровольцев. Приказывать я не хотел, учитывая обстоятельства.

При этих словах император невольно поморщился.

- Хорошо. Проинструктируйте их лично. - он выключил коммуникатор и тихо пробормотал. - Двоих, я думаю, будет достаточно, чтобы следить за этой взбалмошной девчонкой днем и двоих - ночью. Надо с ней поговорить жестко. На сей раз она не посмеет возражать.

Император нахмурился и стукнул кулаком по столу, затем поднялся и вышел из своих апартаментов, привычно заложив руки за спину.

Он брал принцессу с собой уже во второй поход, надеясь, что она скорее поймет и оценит всю важность своего предназначения, если будет сама участвовать в экспансиях. К тому же, такая необходимость была вызвана и ее характером. С раннего детства непоседливая, чересчур любопытная, привыкшая все делать по-своему, где-то даже своенравная принцесса внушала ему опасения. И хотя ее поведение никогда не переступало рамки дозволенного, император чувствовал, что в ней растет внутреннее сопротивление. Она всячески, под любыми предлогами, пыталась отсрочить свое посвящение в Целатуаль Двух Миров, иногда пропуская занятия или нарочно делая вид, что не в состоянии постичь то, чему ее обучал Лаэнор. Император видел в ее характере стальной стержень, присущий всему его роду и иногда сожалел, что она родилась девочкой. Но как бы там ни было, а поколебать мощь империи из-за каприза, он не имел права.

После разговора с Целатуаль он понял, что та больше не сможет поддерживать имперские войска. И это случилось как раз тогда, когда ее помощь была так необходима. В один из тех редких случаев, когда окончательное решение принять было очень трудно.

Цепь размышлений прервалась, когда он остановился перед дверями в апартаменты принцессы. С секунду он колебался, внутренне собираясь перед предстоящим, как он уже чувствовал, тяжелым разговором, а затем решительно распахнул дверь и вошел внутрь.

* * *

- Ваше Величество, Вы пришли ко мне, чтобы требовать то, к чему я еще не готова. До завершения моего обучения еще очень далеко, поэтому я прошу Вашего разрешения сейчас остаться одной. - невысокая стройная девушка, в длинном голубом платье стояла лицом к огромному иллюминатору, глядя сквозь простирающееся космическое пространство на далекие звезды и маленький бело-синий шарик планеты, одиноко висящий в окружающей его черной пустоте. Голова девушки была гордо поднята, мягкие каштановые волосы бурными волнами ниспадали на плечи. Жесткий, сосредоточенный взгляд не отрывался от иллюминатора. Руки были сложены на груди, а лицо не выражало никаких эмоций - оно было словно высечено из холодного мрамора.

- Даала, - голос императора смягчился. - Целатуаль уже слишком стара и силы покидают ее. Она больше не может помогать нам так, как раньше. Ты должна занять ее место. Мы ускорим обучение.

Девушка повернулась к императору, взгляды их скрестились, словно в поединке.

- Отец, Вы же знаете мое отношение к этому. Я повторюсь, если скажу, что не хочу становиться Целатуаль. Это жестоко с Вашей стороны похоронить меня заживо.

Император пытался говорить мягко, но было видно, что это дается ему с большим трудом. Ему, привыкшему повелевать миллиардами подданных, приходилось уговаривать.

- Но у нас нет выбора. Ты же знаешь, что сила осталась лишь в нашем роду и проявляется только по женской линии. Из поколения в поколение этот дар слабеет, но твой учитель говорит, что в тебе заключена необычайная сила, какой давно уже не было. Ты знаешь, я очень любил твою мать и ты все время напоминаешь мне о том времени, когда она была жива. Ты очень на нее похожа. Я вырастил тебя на собственных руках и мы всегда были с тобою вместе. Я отдал тебе всю свою отцовскую любовь. Я любил и люблю тебя больше жизни, но сейчас мне нужна твоя помощь. Империя не сможет без тебя обойтись. Подданные ждут, когда новая сильная Целатуаль будет готова их поддержать. Ты знаешь обстановку. В народе начались недовольства. Последнее время нас постигло слишком много неудач. Несколько очень важных для нас планет отвоевали свободу, объединившись против империи. Кроме того, твой младший брат в свое время займет мое место и ему нужна будет твоя помощь еще больше, чем мне.

- Я все это знаю. - Даала с грустью опустила глаза. - Но я хочу жить... Жить как все. И если это так уж неизбежно, то лучше позже, чем раньше.

Император в раздумье сделал несколько шагов по комнате.

- Твое упорство безосновательно. Тебя с детства приучали к мысли, что ты станешь опорой своего народа в тяжелой войне. Твои учителя возлагают на тебя большие надежды, ведь у тебя необычайно сильный дар. Ты станешь самой сильной Целатуаль за всю историю империи и тогда, я думаю, нам удастся вернуть утраченные позиции, упрочить свое положение и принести империи расцвет. И теперь ты говоришь, что не хочешь ею становиться. - он, казалось, убеждает сам себя. - Тебе предначертано судьбой стать той, кем ты станешь, как только будет завершено обучение. И этого ничто не изменит. Единственное, о чем я прошу тебя - ускорь обучение. Нам нужна твоя помощь.

Принцесса подняла глаза и взгляд ее вспыхнул.

- Я не хочу становиться Целатуаль и служить интересам ВАШЕЙ, - она сделала ударение, - империи. Мне надоела эта бесконечная война. Я не вижу смысла в причинении вреда другим жителям вселенной и всей душой хочу прекратить это. Более того, я хочу жить свободно, я хочу любить и познавать жизнь во всем ее великолепии!

- Ах, вот как! - император задохнулся от гнева. - Я всегда считал тебя достойной дочерью и очень любил. Я думал, что и ты любишь меня и свой народ, и готова в нужную минуту прийти на помощь Флатуину, а если понадобится, то и пожертвовать собою ради его блага. Но сейчас ты раскрыла свою истинную сущность. Я вижу тебя насквозь. Ты эгоистка и предательница. На войне таких как ты называют дезертирами! - глаза его сузились. - Так вот послушай: и днем и ночью к тебе будут приставлены специально проинструктированные солдаты. Они будут следить за тобой. Тебе запрещается покидать свои апартаменты по любой причине. В противном случае ты будешь закована в кандалы, как последняя преступница.

Он круто развернулся на каблуках и, отчеканивая каждый шаг, подошел к двери. На пороге он обернулся и твердо произнес:

- И еще. Ты завершишь обучение точно в срок, какие бы меры мне не пришлось принять для этого, и станешь Целатуаль, хочешь ты того или нет. У тебя нет выбора. Я все сказал.

И он вышел.

* * *

В отдельной комнате, предназначенной для отдыха инженерного корпуса крейсера, друг против друга на застеленных кроватях сидели двое. Их головы были склонены одна к другой и они тихо переговаривались.

- Ты знаешь о позавчерашнем происшествии? - спросил первый. Он был невысокого роста, коренастый с коротко остриженными волосами. Рукава его куртки были закатаны до локтей, руки лежали на коленях, пальцы - сцеплены в замок.

- Ты имеешь ввиду происшествие с принцессой Даалой?

- Именно.

- Я слышал кое-что, но думаю, что эти слухи сильно преувеличены. - второй с сомнением покачал головой. - Я слышал, что Даала пыталась поднять бунт среди солдат и захватить корабль. И еще говорят, что она чуть не убила одного из телохранителей императора, когда тот узнал о готовящемся заговоре и пытался донести об этом. Тому удалось спастись лишь чудом. Но насколько это правда, я не знаю. - и развел длинными, худыми руками.

Он был очень высок и необычайно худ при этом. Волосы тонкими ровными прядями падали на его правый висок и почти закрывали правый глаз.

- Практически все в этих рассказах правда, Рассар, только пути которыми это можно совершить могут быть очень и очень различными. Я сам расспрашивал об этом того парня. Мы с ним давно знакомы - в детстве мы жили по соседству и он не забыл меня.

- А ты уверен, что он рассказал тебе правду, Волан?

- Какой смысл ему лгать? Я знаю его много лет и у меня не было повода не доверять ему.

- Тогда рассказывай, что произошло на самом деле? - нетерпеливо сказал Рассар.

- Ты знаешь, что принцесса обречена на посвящение в Целатуаль.

- Почему обречена? - перебил его Рассар. - Это ведь очень высокое и почетное звание.

- Ты в самом деле ничего не понимаешь? Или только прикидываешься?

- О чем ты?

- Ты думаешь, что Целатуаль это то, чего желают достичь?

- Достичь? Разве этого можно достичь? Это ведь особый дар, подкрепленный знаниями и навыками. По-моему так.

- Это только одна сторона медали. Да, Целатуаль - это почет и уважение, даже преклонение и некоторая власть. Но с другой стороны - это полное затворничество и удаление от жизни. Это все равно, что похоронить себя заживо. Ты живешь, но никого не видишь, ни с кем не общаешься. Полная изоляция. Одиночество на всю жизнь. Ты понимаешь, что это означает? Тем более для человека с такой любовью к жизни, как у принцессы! Это сумасшествие. Это хуже, чем умереть. Представь себе вечное одиночество.

Рассар растерянно молчал. Раньше он даже не задумывался об этом. Но теперь глаза его раскрылись. С детства вбиваемое в голову представление о положении Целатуаль слетело, словно пелена и весь ужас положения принцессы во всей своей жуткой наготе предстал перед его взором. Они с Воланом познакомились с принцессой одновременно - в школе военной подготовки. Даала, как представитель королевской крови в обязательном порядке должна была пройти обучение в ней. Они были в одной группе и на протяжении нескольких лет им не раз приходилось переносить все тяготы военной жизни плечо к плечу. Ее волевой характер, жизнерадостность и непостижимая тяга к жизни всегда приводили их в восхищение. И иногда, делясь друг с другом своими сокровенными мыслями, они признавались друг другу, что влюблены в принцессу. Но, понимая всю тщетность своих притязаний, никогда ни словом, ни делом не давали ей повода догадаться об этом. Таков был их суровый мир. Слова Волана вывели Рассара из раздумий.

- Так вот, как ты знаешь, Даала обладая особыми психическими способностями, пыталась загипнотизировать или я уж не знаю как у них это правильно называется, одного из офицеров командного мостика, чтобы он перепрограммировал бортовую систему на автоматическое возвращение домой не только нашего крейсера, но и всего флота. Зачем ей это понадобилось я не могу понять, но это именно то, что произошло на самом деле.

- Но разве возможно так запрограммировать бортовую систему? Ведь на каждом корабле имеется своя, независимая бортовая система. - удивился Рассар.

- Можно. Дело в том, что бортовая система имперского крейсера имеет особые полномочия и способна в автоматическом режиме руководить передвижением всех кораблей флота одновременно, блокируя их бортовые системы. Но не в этом суть. Главное, что этот телохранитель императора каким-то образом оказался там и услышал, что говорила принцесса тому офицеру. Он сразу понял в чем дело и попытался ей помешать. Я не осуждаю его, хотя сам и нахожусь на стороне принцессы. Он всего лишь честно исполнял свой служебный долг. Каждый на его месте наверное поступил бы так же. В общем, он попытался вмешаться и в ответ был каким-то образом атакован Даалой. Он не смог мне объяснить что именно произошло, но сказал лишь, что как только поднял взгляд и встретился глазами с принцессой, все его тело пронзила такая боль, что он, вероятно, потерял сознание, потому что когда пришел в себя, то увидел вокруг врачей. Но ни принцессы, ни того офицера не было. Он немедленно доложил обо всем императору и тот пришел в ярость. Приказал изолировать принцессу и не впускать к ней никого. А над психикой офицера долго колдовал сам Лаэнор. Этого офицера до сих пор держат под наблюдением и не допускают на командный мостик. Вот такие дела. - добавил Волан, устремив пристальный взгляд на Рассара.

- Мне кажется, что мы должны что-то сделать. Нужно как-то помочь принцессе. - в голосе Рассара слышалось волнение.

- Абсолютно с тобой согласен. К ней приставили четверых охранников. Двоих для охраны ночью и двоих - днем.

- Ты знаешь кого-нибудь из них?

- Конечно знаю. - Волан хитро улыбнулся. - Один из них я и еще один ты!

- Как это?

- Я вызвался добровольцем и указал в качестве добровольца и тебя. Я ведь знал, что ты не откажешься. Наше дежурство начнется через пять часов.

- Никогда в тебе не сомневался! - восхищенно воскликнул Рассар.

Часть 2. Бегство

Дверь за императором бесшумно закрылась и Даала осталась одна. Она бессильно упала в кресло и, опустив голову, обхватила ее руками. Гневный голос всегда доброго и ласкового отца громовыми раскатами звучал в ее голове. Мысли роились, отчаянно пытаясь найти выход из создавшегося положения. Девушка не могла и не хотела представлять себе пожизненное заточение. В ней кипела неутолимая жажда к жизни. Воспоминания стремительно проносились перед ее мысленным взором, показывая прекрасные картины детства и юности - веселье, прогулки, развлечения, друзей. Вся ее сущность восставала против посвящения в Целатуаль. Ведь это означает пустое огромное здание из серого камня посреди необъятной пустыни, откуда невозможно сбежать; темное, забытое всеми царство и жизнь в нем год за годом, день за днем, миг за мигом. Как невыносимо целую вечность ходить по пустым коридорам, слушать звук только собственного голоса, видеть приход собственной старости, а затем умереть в одиночестве, зная, что существует совсем иная жизнь, полная любви и радости.

Слезы сами собой навернулись на глаза и принцесса заплакала, чувствуя в груди нестерпимую боль, вызванную бессилием против системы, готовой поглотить ее ради своих интересов. Прошло много времени прежде, чем она смогла успокоиться. Боль в груди притупилась, в душе осталась только безысходная пустота. Принцесса подняла глаза и посмотрела в иллюминатор. Там, среди неприветливых холодных звезд, неподвижно висел голубой шарик чужой планеты, от которого к ее душе тянулись невидимые нити. Даала чувствовала, как они вплетаются в ее разум и душу, наполняя непонятной силой. Этот маленький шарик манил ее к себе, нашептывал сладостные обещания, пробуждал странные чувства, от которых дрожь пробегала по телу. Она сама не понимала, что с ней происходит, но чувствовала, как эта чужая планета дарит тепло и спокойствие ее душе.

Принцесса закрыла глаза и мысленно потянулась к планете. Она ощутила всю ее спокойную и уверенную мощь, колоссальную энергию, которой та свободно делилась с принцессой. Чистый, светлый поток живительной силы наполнил ее тело и разум неудержимой радостью. Планета щекотала и ласкала девушку, купающуюся в согревающих потоках энергии, разливала по телу сладкую негу. В голове тихо, почти неразличимо зазвучала незнакомая мелодия...

Даала вернулась к реальности, услышав, будто сквозь сон, как в дверь тихо постучали. Она уже не боялась будущего. Спокойная уверенность наполнила ее сознание.

- Войдите. - сказала она, повернувшись к двери.

Створки скользнули в стороны и принцесса увидела на пороге освещенный со спины силуэт солдата.

- Что Вам угодно? - властно спросила она.

- Это я, Волан. - тихо ответил пришелец.

- Волан? - в голосе принцессы послышалась радость. - Что ты здесь делаешь? Ты знаешь, что мне запрещено общаться с кем-либо? Если узнают, что ты приходил, то тебе несдобровать. Лучше уходи.

- Нечего бояться. Меня поставили охранять Вас, принцесса. Меня и Рассара. Мы вызвались добровольцами. Командующий ведь не знает, что мы с Вами давние друзья.

- Так Рассар тоже здесь? - глаза Даалы расширились от удивления.

- Да.

- Но где же он? Почему не пришел?

- Он сейчас в начале коридора, ведущего в Ваши апартаменты. Если кто-нибудь появится, он даст мне знать. У меня мало времени.

- Хорошо. - принцесса вздохнула с облегчением. - Тогда входи.

Тот, кто стоял в дверях вошел. Он был невысок - одного с принцессой роста, с широким, открытым, приветливым лицом. Его глаза улыбались, но сам он при виде принцессы начинал томиться, не зная, куда себя девать.

- Я ужасно рада, что вы здесь. - принцесса улыбнулась, - Вы мои старые добрые друзья.

- Мы решили помочь Вам. Я знаю, что Вам предназначено и что Вы не хотите этого. Я не могу представить Вас вдали от жизни. Я видел, что такое тюрьма. Но то, что для Вас уготовано гораздо хуже.

- Ах, не нужно об этом вспоминать. Я не перенесу этого!

- Мы готовы помочь Вам, принцесса и сделаем все, что прикажете.

- Я сама еще не уверена, что знаю как найти выход, чтобы избежать этого.

- Но Вы вполне можете рассчитывать на нас с Рассаром.

- Спасибо, я знаю, что вы верные друзья. Но мой отец обладает слишком большой властью. Он уничтожит вас.

- Это только в том случае, если мы допустим какую-нибудь ошибку.

- Вы слишком рискуете.

- Ваше спасение стоит того. Мы поможем Вам бежать, как только вернемся домой. Я думаю, что побег - самое лучшее, что можно придумать.

- Дома у меня больше нет. - грустно перебила его Даала. - Там меня сразу же найдут и тогда уже ничто не спасет ни меня, ни вас.

- Но мы поможем Вам спрятаться.

- Все равно меня кто-нибудь выдаст. Ведь я же не смогу все время сидеть запертой где-нибудь. Это будет то же заточение.

- Наверное, Вы правы, принцесса. Тогда что же делать? Должно же быть какое-то решение. - он растерянно поглядел на Даалу.

- Я убегу, если вы мне поможете. И мне кажется, я знаю куда бежать. - и она указала солдату на планету, окутанную белым туманом. - Только... Я еще не придумала, как мне это осуществить.

- А Вы уверены, что это самое подходящее место? - Волан с сомнением покачал головой. - Ведь планета даже не изучена толком. Скоро начнется вторжение и Вы будете подвергаться двойной опасности.

- Я это знаю, но уверена, что все будет хорошо. - принцесса задумчиво посмотрела в иллюминатор. - Я чувствую, что она ждет меня. А когда начнется вторжение, наступит хаос и это затруднит им поиск. У меня будет время, чтобы хорошо спрятаться.

- И все же мне кажется, что это не слишком удачная мысль. Наверняка можно придумать что-то лучшее и более безопасное.

- Нет. Я уверена, что это самое правильное решение. Я пока не могу этого объяснить, но у меня странное чувство, будто эта планета зовет меня. И я уверена, что все будет хорошо.

Волан с сомнением покачал головой.

- Ну что ж, мы с Рассаром попытаемся найти способ переправить Вас на планету. - он слегка наклонил голову. - А сейчас простите меня, принцесса, мне пора идти. Через несколько минут нас сменят на ночь двое других часовых.

- До свидания, Волан. И спасибо.

- До завтра, принцесса.

* * *

После разговора с дочерью, император пребывал в крайне скверном расположении духа. Он был все еще раздражен поведением и нелепым упрямством дочери, но пытался всячески отвлечься от грызущих его мыслей. Он изучал отчет военной разведки и составленный командующим первоначальный план проведения операции вторжения. Жесткая позиция принцессы только укрепила мнение императора в необходимости завоевания этой еще богатой полезными ископаемыми маленькой планеты. Аргументы, приводимые им принцессе, убедительно подействовали на него самого. Он не мог допустить волнений и недовольства в народе. Ослабление императорской власти в столь критический момент означало бы крах всей империи. Завоевание и освоение этой неразвитой планеты пройдет очень быстро, после чего все силы будут брошены на подавление восставших планет, чье влияние и значение в империи было весьма велико благодаря их специфике и высокому развитию. Военная мощь раздавит их и снова заставит подчиниться воле императора, но для этого нужно время. На помощь Целатуаль рассчитывать больше не приходилось. Больше чем сказала, она уже не скажет. Ее странные слова посеяли в его душе зерна сомнения, но, тем не менее, император был уверен в своих силах. Он был старым, закаленным в войнах бойцом и привык бороться до конца. Он знал, что зубами перегрызет горло последнему из восставших. Холодная, расчетливая устремленность выводила его победителем из многих битв, поэтому страха поражения он не испытывал.

Император очень внимательно изучил план операции и нашел его превосходным. Вновь назначенный им командующий на данном этапе оправдывал ожидания. Бэрк уже давно привлек к себе его внимание. Будучи еще простым солдатом, он, однажды попав со своим отрядом в засаду, устроенную не желавшими покоряться дикарями, принял на себя командование и практически без оружия вывел отряд из окружения не потеряв при этом ни одного бойца. Сейчас же, в предложенном им плане, император не нашел ни единого изъяна, все было учтено до мелочей и план был утвержден без малейших сомнений.

Подготовительный этап будет продолжаться три дня. За это время корабли займут предусмотренные позиции вокруг планеты и начнется атака. Привычное возбуждение перед началом вторжения уже охватило императора. Сомнения остались позади. Владыка огромной империи принял решение и великая военная машина пришла в движение.

* * *

Ночь и следующий день прошли спокойно. Принцессу больше никто не тревожил и она провела все время в томительном ожидании. Когда приблизилось время, которое на корабле было принято считать вечером и все, кто не был непосредственно задействован для несения службы отправились отдыхать, дверь в каюту принцессы растворилась и в помещение вошли Волан с Рассаром. Принцесса нетерпеливо вышла им навстречу.

- Добрый вечер, принцесса. - они по военному обычаю склонили головы.

- Здравствуйте, друзья мои. - голос принцессы был наполнен нетерпением. - Я долго ждала вас. Есть ли какие-нибудь новости?

- Мы много думали и похоже нашли способ переправить Вас на планету.

- Наконец-то! Спасибо.

- Но риск очень велик! - воскликнул Рассар. Он являл собою полную противоположность Волану. Рассар был очень высок и необычайно худощав. А его слова всегда носили оттенок серьезности. - Все корабли под надежной охраной. И без разрешения диспетчера и бортовой системы крейсера ни один из них не покинет док.

- Но вы сказали, что нашли выход...

- Он есть. - тихо отозвался Волан. - В учебном корпусе есть тренировочный корабль. Он в рабочем состоянии и никем не охраняется.

- Ах! Ну, конечно же! - радостно воскликнула принцесса. - Как же я сама о нем не вспомнила. Ведь я тоже совершала на нем учебные полеты. Он мне прекрасно подойдет, я легко с ним управлюсь. Спасибо, друзья мои. Вы поможете мне подготовить его к вылету?

Рассар с Воланом переглянулись.

- Мы решили не оставлять Вас одну. Мы полетим с Вами. Корабль не так уж надежен, как Вам кажется. Он слишком долго служил наглядным пособием и слишком мало обслуживался техниками. Он прекрасно справляется, если речь идет о коротком вылете, но серьезный длительный перелет... - Волан с сомнением покачал головой. - Мы решили отправиться на эту планету вместе с Вами. Рассар прекрасный инженер, а я отлично разбираюсь в системах управления кораблями. В случае неисправности, я думаю, мы с легкостью ее устраним.

- Кроме того, - подхватил Рассар, - там, на планете, Вам понадобится наша помощь и защита. Никто не будет относиться к нам, как к друзьям. Скорее даже наоборот, ведь скоро начнется вторжение, не забывайте об этом.

- Да, я понимаю. Но ведь тогда вы уже никогда не сможете вернуться домой. - сказала принцесса.

- Об этом не беспокойтесь. Дома нас никто не ждет и никто не будет скучать по нам. Мы с Рассаром уже все обсудили и приняли окончательное решение. - голос Волана был спокойным.

- Но почему вы решили помочь мне? Ведь это же безрассудство! Если нас поймают, то вам будет грозить смерть.

Рассар опустил голову, предоставляя право ответа Волану.

- Потому что... - Волан посмотрел принцессе прямо в глаза. - Потому что мы оба очень хотим Вам помочь, принцесса. И хотя мы понимаем, что Ваше высокое положение не позволяет нам этого, но ничего не поделаешь, мы, каждый по-своему, влюблены в Вас и уже очень давно.

Волан, видя как смутилась принцесса, улыбнулся и продолжил, не давая ей возможности сказать что-либо:

- К тому же, мы с Рассаром друзья и с раннего детства все делаем вместе. Кроме того, мы все продумали. После окончания вторжения, когда будет установлен новый режим и мы убедимся, что Вы находитесь в безопасности, мы сможем незамеченными переправиться в какую-нибудь забытую колонию и жить там, где нас никто не догадается искать, хотя наше исчезновение обязательно свяжут в Вашим, но о нас очень скоро забудут, ведь мы простые солдаты.

- И все же, я думаю, что вы совершаете огромную ошибку, рискуя ради меня своими жизнями.

На этот раз ответил Рассар.

- Мы очень хорошо подумали, принцесса, прежде чем решиться на этот шаг. Поэтому считаю попытки отговорить нас, бессмысленными, так как они ни к чему не приведут. Предлагаю считать этот вопрос исчерпанным.

- Хорошо. - принцесса улыбнулась. - Когда мы выступаем?

- Сегодня. Завтра будет введен первый режим готовности и мы не сможем завладеть кораблем. А если и сможем, то системы боевой защиты корабля в первом режиме просто не выпустят нас. Поэтому бежать нужно сегодня. Через три часа. Это будет время смены патрулей. До этого времени мы успеем подготовить корабль. А Вы пока соберите все, что Вам будет необходимо и переоденьтесь. - Рассар протянул принцессе упакованный комплект одежды. - Это военная форма. Она будет более уместной и практичной в нашем предприятии. Это самый маленький размер, какой был на складе.

Даала приняла упаковку и произнесла:

- Ровно через три часа я буду готова.

- Тогда до встречи.

- До встречи.

Спустя три часа, трое солдат шли полутемными коридорами огромного крейсера по направлению к тренировочному отсеку. Большую часть пути они прошли никого не встретив, но уже на подходе к своей цели они чуть было не наскочили на патруль, совершавший обход своего сектора.

Нырнув в боковой проход, они попали на узкую почти не освещенную лестницу, уходившую далеко вниз к орудийным отсекам. Шаги патруля приближались. Волан осторожно, чтобы не наделать шума, поставил свою сумку на край лестницы, а сам прижался к стене. Остальные тоже прижались к стене и затаили дыхание. Вскоре на лестницу упала тень одного из солдат патруля. В эту минуту Рассар с Воланом, не сговариваясь, решили драться до конца, если их все-таки обнаружат. Волан стиснул кулаки и сделал невольное движение. При этом он случайно зацепил стоявшую рядом сумку и та, кувыркаясь, но совершенно бесшумно полетела вниз и исчезла в темноте. Волан облился холодным потом и взглянул на Рассара. Тот укоризненно покачал головой и снова обратил взор к упавшей на лестницу тени. Но на этот раз им повезло - патруль прошел мимо, не заглянув в использовавшийся для технических целей коридор.

Когда шаги патруля стихли, беглецы покинули свое укрытие и продолжили путь.

- Что было в сумке? - спросила Даала.

- Оружие. - хмуро ответил Волан. - Теперь мы остались без оружия, а возвращаться за новым нет времени и слишком опасно.

Рассар сердито посмотрел на него, но промолчал и лишь плотнее сжал тонкие губы. Так, не говоря больше ни слова, они прошли в тренировочный отсек. Поскольку доступ туда был свободным, то никто из встреченных в тренировочных залах даже не обратил на них внимания. А еще через несколько минут от борта крейсера отделилась микроскопическая частичка (опознанная автоматикой как собственный тренировочный катер и поэтому беспрепятственно пропущенная системой активной обороны), которая, быстро набрав боевую скорость, понеслась в сторону маленькой голубой планеты, неся на борту три жизни.

Крейсер стремительно уменьшался в размерах. Принцесса задумчиво и с грустью смотрела на его безмолвное величие. Быстро увеличивающееся расстояние между крейсером и маленьким катером разрывало последние нити, связывавшие трех беглецов с прежней жизнью. Что ждет их впереди на чужой планете? На этот вопрос они не могли ответить. Но пути назад не было. Прошлое осталось позади, впереди их ждало будущее.

* * *

Императора разбудил громкий и настойчивый вызов коммуникатора. Особая тональность в зуммере возвещала о чрезвычайном происшествии. Император рывком поднялся с постели и нажал кнопку приема вызова. В динамике раздался взволнованный голос командующего:

- Владыка, Ваша дочь исчезла из своих апартаментов. Приставленные к ней охранники только что доложили о ее исчезновении. Весь персонал крейсера поднят по тревоге. Сейчас они прочесывают все помещения.

Император на мгновение потерял дар речи - он не мог поверить в случившееся. Затем произнес:

- Где же были часовые?

- Они утверждают, что им подсыпали в еду снотворное и они уснули, а проснувшись обнаружили, что принцесса исчезла. Они тут же доложили о случившемся мне.

- Срочно проверьте, все ли корабли в доках.

- Уже проверено. Бортовая система подтверждает - все на месте. - немедленно ответил командующий.

- Отдайте распоряжение, чтобы наличие кораблей проверили визуально. Я сейчас буду в командном центре.

- Будет исполнено, владыка.

Император отключил коммуникатор, быстро оделся и поспешил в командный центр. Случившееся застало его врасплох: он никак не мог предположить, что собственная дочь ослушается его. Впрочем, вряд ли она смогла покинуть крейсер. Бортовая система не выпустит ни один корабль без специального разрешения, а в ее надежность император верил. Поэтому обнаружение принцессы, решил он, всего лишь вопрос времени.

Он быстрым шагом вошел в командный центр, где к нему сразу же подошел Бэрк.

- Командующий, принцессу нужно найти во что бы то ни стало. - сказал император.

- Весь личный состав поднят по тревоге на ее поиски, владыка. За несколько часов они обыщут весь корабль.

- Несколько часов ожидания... - желваки заходили по лицу императора. - Ненавижу ждать.

Командующий с оттенком удивления взглянул на императора, который всегда был выдержан и никогда, даже в самых напряженных ситуациях, не выражал эмоций. Видимо на этот раз его волнение было слишком велико.

- Какие будут указания, владыка?

- Вам пока никаких. Приказ бортовой системе: не выпускать ни один корабль из доков без моего личного разрешения.

- Приказ принят. - раздался в ответ мягкий голос бортовой системы.

Император сел в предназначенное ему кресло, задумчиво кусая губы. Его взгляд был устремлен в никуда. Минуты проходили за минутами, но чередующиеся доклады патрулей, осматривающих крейсер, не приносили утешения. Принцессу до сих пор не обнаружили.

Через час командующий доложил:

- Владыка, доки осмотрены, все корабли на месте.

Император глубоко вздохнул с облегчением.

- Хорошо. Продолжайте поиск. Теперь она никуда не скроется.

* * *

Постепенно голубая планета увеличивалась в размерах. До нее оставалось не более сорока часов пути. Волан возился с бортовой системой управления, как он объяснил, перепрограммируя ее, чтобы та не отзывалась на запросы с крейсера.

- Нас наверняка уже хватились. - объяснял он. - Действие наркотика, который мы дали нашей смене, уже должно заканчиваться и они поднимут тревогу, а может быть уже подняли. Если я не успею изменить программу, то катер в лучшем случае передаст на имперский крейсер наши координаты, а в худшем - перейдет в режим автоматического пилотирования и доставит нас обратно. Все зависит от того, кто быстрее сработает: я или наши противники.

Принцесса задумчиво рассматривала свой комбинезон. Ей не давали покоя слова Волана: "Мы оба любим Вас". Они были давно знакомы. Когда-то они вместе проходили спецподготовку в военной школе. Они, потому что собирались стать военными и служить в звездном флоте, а она - потому что этого требовало ее происхождение. Тогда они очень сильно сдружились и почти все свободное от занятий и тренировок время проводили вместе. Им всегда было весело и интересно друг с другом, но она даже подумать не могла, что у этих веселых и бесшабашных парней могли возникнуть к ней какие-либо чувства. Она никогда не смотрела на них с этой стороны, они всегда были для нее только друзьями и никем больше. И это неожиданное признание выбивало ее из колеи. Она не знала, как на это реагировать и была благодарна им за то, что они не заговаривали с ней на эту тему.

- Главное в этом деле, - продолжал разглагольствовать Волан, пальцы которого буквально порхали над консолью, - это убедить бортовую систему, что она никому не подчинена и не обязана выполнять команды, поступающие извне. Хорошо, что у нас установлена устаревшая модель. С ней общаться проще. В ней установлено стандартное логическое оборудование и подавляющее большинство функций организовано программно. Раньше считали, что это придает системе гибкость. В новейших системах с целью организации максимального уровня безопасности, структурное подчинение организованно аппаратно, что практически исключает возможность вмешательства в систему, так как в случае постороннего вмешательства исключается сама возможность ее работоспособности.

Волан был в своей стихии. Его лицо улыбалось, но глаза сосредоточенно смотрели на экран, движения были быстры, точны и неуловимы.

- Сейчас же, я нахожусь в роли творца. Система настроена ко мне дружественно и когда я вырезаю куски программного кода, выполняющего контролирующую роль, буквально сама заделывает образующиеся бреши, стоит мне лишь указать ей на это, как на неполадку. Обожаю эти старые системы. Они настроены на сотрудничество с оператором. Новые-то чуть что, сразу поднимают тревогу. Им, видите ли, не нравится мое вмешательство. Приходится с ними прямо воевать. А от чего такие нововведения? Не знаете? - не отрывая взгляда от экрана, он многозначительно поднял указательный палец. - От того, что в империи неспокойно. И первым делом это отражается на таких вот контрольных системах. Простому рядовому уже нет доверия. За ним начинает следить машина. Машине больше доверия, чем человеку. А почему? - он, казалось, разговаривает сам с собой, - Потому что за последние десятилетия империя ничего не завоевала. Военная машина забуксовала, не принося результатов. Ресурсы начинают истощаться, а армия, как известно, поглощает неизмеримое их количество, и в народе появляется недовольство. Того и гляди, саботировать начнут. И хотя до открытых выступлений еще далеко, но если и дальше так будет продолжаться, то империи придется туго.

Он поднял на принцессу торжествующий взгляд:

- Вот и все! Система любит и охраняет только нас.

- А ты молодец. - Даала улыбнулась ему. - Дома ты мог бы принести много пользы. У тебя так лихо это получается и, судя по твоим словам, это твой конек.

- Это точно. - Волан расплылся в смущенной улыбке.

- Ему только дай волю, так с утра до ночи ковырялся бы в своих системах. - вмешался в разговор дремавший до этого в своем кресле Рассар.

- Ну и что? - Волан рассмеялся. - Они мне доверяют, как больные доктору. Мне с ними хорошо. Они меня уважают. Потому что я их чувствую душой.

- А ты сам внутри, случайно, не на блоках? Никто тебя внутри не контролирует?

- Науке, которую я в данный момент представляю, это совершенно неизвестно. - с серьезным ученым выражением лица, многозначительно подняв указательный палец, отпарировал Волан.

Даала прыснула со смеху. Рассар и Волан, зараженные смехом принцессы, не выдержали и тоже засмеялись.

Немного успокоившись, Рассар, который всегда был более серьезным, чем его друг, произнес:

- Итак, мы приближаемся к планете. Вскоре за нами вышлют погоню. И наверняка эти корабли будут намного быстроходнее нашего. Они нагонят нас.

- Они не смогут нас обнаружить, я ведь заблокировал бортовую систему. - сказал Волан.

- Наша система заблокирована, но ты забываешь, что есть такое понятие, как визуальное обнаружение. Нас обнаружат в два счета. Иными словами - просто увидят, ведь мы же летим по кратчайшей траектории.

- Да действительно. Я иногда забываю самые простые вещи.

Рассар посмотрел на принцессу.

- У Вас есть какие-нибудь предложения, принцесса?

- Я думаю, нам следует отклониться от курса, выждать время, пока преследователи пройдут мимо, а потом, по большой дуге приближаться к планете.

- Хороший план. - он развернулся к Волану. - Эй, гений, скажи, твоя система может засекать наши корабли? Ты ей не все зубы повыдергал?

- Ну конечно может! Только... - Волан замялся. - Любое обращение к системе любого корабля, если ею не будет получено подтверждение на правомочность запроса, вызовет немедленную тревогу.

- Но данные об их местоположении мы получим?

- Да, конечно. Ведь коды на доступ будут верные.

- Вот и отлично. А на их тревогу нам наплевать. Они все равно догадаются, что мы полетели сюда, потому что каждый поймет - на таком корабле далеко мы улететь не смогли бы. Энергии не хватит.

- Да, ты прав. - задумчиво произнесла принцесса, - Теперь остается решить, где нам приземлиться, чтобы остаться незамеченными для всех.

Волан почесал затылок:

- У меня есть одна мыслишка. Предлагаю подойти к планете на максимальной скорости, потом запрос имперским кораблям, корректировка курса при необходимости. На подходе к атмосфере резкое торможение, быстро снижаемся и ныряем в океан. На самое дно. Там нас никто не найдет. Посидим там какое-то время, переждем пока пройдет вторжение, установится новый режим и имперские корабли покинут этот сектор. А там всплывем и уже решим, что делать.

- Ты удивляешь меня все больше и больше. - Даала весело подмигнула Волану и тот в ответ быстро замигал обоими глазами.

- Расписал, как по нотам. - усмехнулся Рассар. - Если никто не возражает, то, пожалуй, так и сделаем.

Рассар, не привыкший что-либо долго обсуждать, сразу перешел к выполнению принятого ими плана. С помощью бортовой системы он быстро рассчитал и ввел новый курс в навигатор, переключил катер на автопилот и уже спокойно откинулся в пилотском кресле, устремив задумчивый взгляд на уходящую вниз с линии горизонта бело-голубую планету, которая, возможно, станет их домом на долгие годы.

Часть 3. Мех

Мощный взрыв прогремел где-то неподалеку и сразу же раздался грохот падающих камней - это не выдержал и рухнул соседний дом. Мех выглянул из подвального окошка на улицу. Было пустынно. Темнота подбиралась очень быстро и он решил покинуть свое убежище в надежде найти что-либо съестное. Запасы истощались и необходимо было их пополнить. Он подтянулся на сильных руках, выполз через разлом в стене на улицу и, быстро осмотревшись, метнулся в тень.

Далекие взрывы то и дело сотрясали быстро сгущавшуюся тьму. Темнота играла ему на руку, позволяя остаться незамеченным ни чужими, ни теми, кто, как и он, скрывался в этом городе, борясь за собственное существование. Сейчас никому нельзя было доверять. Вторжение невесть откуда появившихся инопланетян загнало оставшихся в живых людей в норы, заставив прятаться среди развалин или в еще уцелевших домах и объединяться в небольшие группы, незаметные чужим. Оно превратило мирных горожан в одиноких волков, готовых перегрызть друг другу глотки за кусок добычи. Поэтому инстинкт самосохранения руководил его действиями.

Мягко, по кошачьи, пытаясь остаться незамеченным и не покалечиться о торчащую из кусков стены арматуру, он пробирался через кучи битого кирпича - остатки разрушенного дома. Стараясь не нашуметь, Мех выпрыгнул из развалин и пересек улицу. Днем взорвавшимся газопроводом разворотило бывший продовольственный склад и он надеялся отыскать там что-нибудь для себя подходящее.

Так, прокравшись несколько кварталов, он оказался, наконец, в нужном месте. Издалека здание в целом осталось нетронутым, однако вход в склад оказался заваленным бетонными плитами. Мех решил поискать другую возможность проникнуть внутрь, но завернув за угол, замер от неожиданности: прямо посреди улицы, на мостовой лежал небольшой атакующий катер чужих. Иссиня-черная обшивка сверкала в темноте голубоватыми отблесками луны на обтекаемых поверхностях. Он быстро отпрянул обратно за угол и замер. Сердце бешено заколотилось, на лбу выступили крупные капли холодного пота. Страх за свою жизнь говорил Меху, что нужно немедленно бежать, но разум подсказывал, что один катер с экипажем, как он помнил, не более четырех человек, не мог просто так приземлиться ночью посреди города. Для этого должна быть очень веская причина.

Пересиливая желание исчезнуть, Мех выглянул из-за угла. Он долго вглядывался во тьму и внимательно прислушивался, но ничего подозрительного не заметил. Безмолвный корабль по-прежнему лежал посреди улицы, без единого огня, окруженный жуткой тишиной. Вокруг не видно было ни души. Подкравшись немного ближе, Мех смог разглядеть на катере сильные повреждения - левый стабилизатор был почти оторван, посадочные стойки, походившие на лапы насекомого, были переломлены, а правый борт - будто распорот гигантским консервным ножом. Любопытство пересилило страх и, отерев со лба пот, землянин подобрался к катеру вплотную, и заглянул через разрыв в обшивке внутрь.

В кабине находились трое чужих. Они вповалку лежали в своих полукреслах и не шевелились. Их тела и одежды были забрызганы темно-зеленой кровью, равно как и вся кабина. Похоже, что они были мертвы. За одного точно можно было не сомневаться - его тело было буквально разорвано на куски, большая часть которых была отделена от туловища. Мех невольно поморщился, хотя и не был особенно щепетилен в этих вопросах. Он понимал, что лучше всего убраться отсюда поскорее, пока не нагрянули солдаты пришельцев, но природное любопытство и желание осмотреть инопланетную технику были настолько сильны, что он не смог удержаться и, немного дрожа всем телом, проник в катер.

Кабина была небольшая. Мех осмотрелся. В полумраке от проникающего внутрь лунного света он смог увидеть лишь общие детали. Но его это не удовлетворило. Будучи человеком неглупым, он знал, что схожая физиология предполагает и схожие пути развития техники, которая могла отличаться технологическим уровнем, но основные принципы не должны слишком различаться. При тщательном обследовании места пилота, его внимание привлек один большой рычаг, защищенный предохранительной панелью. Мех отодвинул панель в сторону и осторожно передвинул рычаг вперед до упора. Его догадка подтвердилась: где-то в задней части катера послышался нарастающий мягкий гул и небольшие пластины на потолке засветились приятным голубоватым светом. Одновременно, видимо, включилась и другая аппаратура, так как Мех почувствовал, что кабина начала обогреваться - струи горячего воздуха обдали его ноги и зажужжали скрытые в корпусе неизвестные приборы.

Но самой интересной вещью, привлекшей его внимание, была панель управления катером. Мех, косясь на неподвижного пилота, осмотрел ее в надежде найти что-либо интересное, но был разочарован - панель представляла собой сплошную плиту с нарисованными на ней непонятными ему символами и небольшим экраном. "Все ясно", - подумал Мех, - "Панель откликается на прикосновения пилота к символам". Он осмотрел панель со всех сторон, но нигде не нашел ни шва, ни креплений. Вообще ничего. Панель была словно влита в корпус катера. Поэтому дальше разгадывать в ней было нечего. Никаких инструментов, чтобы ее вскрыть у Меха не было, а на прикосновения к символам она никак не реагировала.

"Но должно же быть здесь еще хоть что-нибудь полезное!" - мысленно горячился Мех. Он огляделся, но вокруг была лишь пористая внутренняя обшивка кабины - ничего интересного. Его взгляд упал на лежащий под креслом одного из чужих небольшой рюкзак или что-то вроде того (более подходящего названия в мозгу Меха не оказалось. Да ему, собственно, было все равно как это называется). Он нагнулся и потянул рюкзак к себе. "Что-то тяжеловат он для своих размеров" - подумал Мех. Но оказалось, что рюкзак вовсе не тяжел, а всего лишь зацепился лямкой за ногу чужого, находившегося в кресле. Мех быстро высвободил застрявшую лямку, оттолкнул ногу инопланетянина в сторону и увидел, как вдруг тело того дрогнуло, напряглось и тихий стон вырвался из его горла.

Мех замер. Сердце его заколотилось так сильно, что казалось еще немного и грудную клетку просто разорвет мощными ударами. Он неотрывно следил за инопланетянином, который снова застонал, начал валиться набок и упал с кресла на пол. Расколотый на две части шлем слетел с его головы и Мех увидел перед собой необычайно юное лицо, на котором было отражено столько боли, что сердце его невольно сжалось от сострадания. Это была девушка, которой на вид, можно было дать лет восемнадцать-двадцать.

Вся накопленная к пришельцам ненависть отошла куда-то далеко, в самые глубины души и ее место заняла жалость к страдающей. Мех, не раздумывая, осторожно поднял ее на руки - она оказалась чрезвычайно легка - и вынес из катера. Затем он вернулся, взял рюкзак, перекинул его через плечо и снова взяв девушку на руки, понес ее в темноте к своему убежищу.

* * *

Император был вне себя от ярости. Он метался по своему рабочему кабинету, словно зверь по клетке. Принцессе удалось бежать с крейсера. И ей явно помогли приставленные к ней солдаты. Как она смогла их уговорить за такой короткий срок, осталось для него загадкой. Высланные в погоню корабли никого не обнаружили. Единственной зацепкой, указывающей на то, что принцесса на планете, были сообщения с кораблей о несанкционированных запросах к их бортовым системам. Впрочем, такие подробности уже не интересовали императора. Он знал, что принцесса на планете и ей помогают два дезертира. Теперь ее поиски намного усложнились, но вторжение поправит это положение. Вскоре планета будет полностью контролироваться и беглецов непременно обнаружат. На этот раз им не удастся ускользнуть. Единственное, что беспокоило императора - безопасность принцессы. Но в этом он надеялся на тех двоих, что помогли ей бежать. Оба они были из спецотряда и вполне могли обеспечить его дочери неприкосновенность.

Император нажал кнопку коммуникатора:

- Учитель Лаэнор.

- Я слушаю, владыка. - раздался из коммуникатора голос старика.

- Вам выделены два боевых катера. Вы отправитесь на поиски Вашей ученицы. Ее необходимо найти как можно скорее. Вы понимаете, что на этой планете ей грозит смертельная опасность. Я знаю, что Вы очень к ней привязаны и знаете ее лучше, чем кто бы то ни было. Поэтому считаю, что Вы быстрее остальных сможете ее найти.

- Я буду искать мою девочку без устали день и ночь, владыка.

- Хорошо, учитель Лаэнор. Отправляйтесь, как только будете готовы. Удачи Вам. - император отключил коммуникатор. Его взгляд остановился на лежащем на столе усилителе мыслей, лицо исказилось гримасой гнева, он схватил прибор, яростно скомкал его мощными пальцами и швырнул в угол. Он вспомнил слова Целатуаль: "Выбор всегда есть. Но иногда от него зависит совсем немного". Она как всегда оказалась права - вторжение было неотвратимо. Даже если бы они оставили планету в покое и удалились, то неизменно пришлось бы вернуться за принцессой. А найти ее можно только полностью взяв планету под свой контроль. "Это судьба" - решил для себя император, хотя никогда в нее не верил. Смутное видение липким туманом на миг окутало его сознание и тут же развеялось, оставив в душе неприятный осадок.

* * *

Бранду никогда не везло в жизни. Он родился в бедной семье, где и без него было много детей. Рос он хилым, часто болел и поэтому постоянно завидовал старшим братьям и сестрам, которые напротив были крепкими и здоровыми. Родители не слишком его любили, хотя и пожаловаться на полное безразличие с их стороны он не мог. Сверстники постоянно издевались над ним и друзей у него не было. Постоянным спутником его жизни была лишь зависть ко всем окружающим, особенно если им жилось хоть на йоту лучше, чем ему. Его радовало, если кто-то попадал в беду или просто терпел неудачу, к чему он частенько прикладывал свою руку. Эти события приносили ему успокоение. Но никакая радость не может продлиться долго, если причиной ее служит горе другого и злой червь снова и снова начинал точить мелкую завистливую душонку.

Сейчас, сидя в развалинах дома, он ощущал, как голодные спазмы начинают душить его желудок. Оборвавшаяся одежда была не слишком хорошей защитой от холода и Бранд снова с ненавистью вспомнил свое недавнее пристанище, где его избили и выбросили на улицу. Он так и не смог понять, как узнали, что это именно он утащил из общей корзины две банки тушеного мяса. Ведь он был осторожен. Наверное, кто-то все-таки видел его и рассказал остальным. Иного предположения у него было.

Голодный желудок снова напомнил о себе. Мысль о еде неотступно преследовала Бранда. "Нужно что-то найти, иначе до утра можно не дотянуть", - даже не подумал, а просто расшифровал он требование своего организма, - "От еды станет теплее".

Бранд хотел было подняться и отправиться на поиски более подходящего на ночь пристанища, нежели продуваемые всеми ветрами развалины, но вдруг насторожился: привыкшие подслушивать уши уловили слабый шум. Он инстинктивно затаился. Казалось, что кто-то осторожно крадется в темноте. Неясный шум хоть и был едва уловимым, но для наблюдательного Бранда он ясно говорил о чьем-то приближении. Причем этот кто-то явно не желал быть замеченным. Впрочем, в этом не было ничего удивительного.

Вскоре его ожидание было вознаграждено: в развалины проник мужчина довольно крепкого телосложения и, судя по уверенным движениям и решительному выражению лица, не привыкший спасаться бегством от опасности. Это обстоятельство удержало Бранда от немедленного нападения на него. К тому же, интересно было узнать куда и зачем может красться незнакомец. Бранд нутром почуял лакомый кусочек. Там, где один может поживиться, всегда найдется что-нибудь и для другого. Нужно только не упустить свой шанс. И он крадучись последовал за незнакомцем, который хотя и был весьма осторожен, но все же не смог заметить привыкшего прятаться Бранда, который настолько преуспел в этом искусстве, что, казалось, мог исчезнуть на ровном месте.

Так он прошел за незнакомцем несколько кварталов, начиная сомневаться в том, что это ночное путешествие принесет какие-то плоды. Но, наконец, мужчина впереди остановился возле каких-то развалин и, как видно, пытался найти вход внутрь. Бранд несколько замешкался, но все же прокрался ближе, чтобы узнать в чем дело. Преследуемый им человек несколько минут постоял на углу здания, видимо что-то обдумывая, а затем двинулся дальше.

Когда незнакомец скрылся за углом, Бранд поспешил следом, боясь потерять его из виду. При этом он сильно рисковал нарваться на того, но голод подстегивал измученный организм и заставлял пренебрегать опасностью.

Заглянув за угол, Бранд только ахнул: прямо посреди улицы лежал разбитый инопланетный корабль, который почти наверняка хранил в себе что-нибудь, что могло бы пригодиться. И наверняка в нем была еда. Правда он не знал, подошла бы ему еда инопланетян, но голодные спазмы внутри подсказывали, что сейчас ему подошла бы любая пища.

Он видел, как незнакомец проник внутрь корабля и решил дождаться пока тот уберется, чтобы самому все обследовать. Однако ждать пришлось долго. И Бранд уже начал терять терпение, когда мужчина, наконец, вышел из корабля, неся на руках что-то большое. Бранд даже крякнул от досады. Алчные огоньки блеснули в маленьких злых глазках. Он незаметно перебежал на другую сторону улицы и укрылся в тени. Незнакомец со своей ношей прошел мимо всего в нескольких шагах, но никого не заметил. Зато Бранд ясно разглядел, что за ноша была у того. В голове его мгновенно сработала сигнализация. Ношей оказалась инопланетная девушка, за которую наверняка можно получить немалые выгоды. И он, забыв на некоторое время о корабле пришельцев, поспешил за человеком, возможно несшим украденный у него, Бранда, билет в лучшую жизнь. Удача сама плыла ему в руки и теперь главное было не отдать ее другому.

Проследив, где укрылся незнакомец, Бранд, решил, что, пожалуй, сейчас настало самое благоприятное время для того, чтобы вернуться к своей группе, откуда его еще совсем недавно прогнали. Обладая такой ценной, на его взгляд, информацией он мог заслужить прощение и получить, наконец, долгожданную пищу и теплый ночлег.

Не долго думая, он развернулся и скрылся в темноте.

* * *

Войдя в комнату, Мех осторожно положил девушку на единственную кровать. Он решил ее осмотреть, чтобы оказать необходимую медицинскую помощь, о которой имел довольно смутное представление, но все же твердо знал, что главное при ранении - промыть и перевязать рану. По возможности, стараясь не тревожить раненую, он аккуратно разрезал ножницами окровавленный комбинезон и влажным полотенцем стер кровь с ее лица и тела. Девушка по-прежнему была без сознания, что сильно беспокоило Меха, поскольку никаких открытых ран на ее теле он не обнаружил. И лишь осмотрев голову бедняжки он понял, что было причиной столь глубокого обморока - затылок был сильно рассечен, хотя кровь уже застыла. Мех, как смог, обработал рану. Больше ей он ничем в медицинском плане помочь не мог. Дыхание ее было ровным, а пульс, хоть и едва прослушивался, но был достаточно ровным.

Мех невольно залюбовался девушкой. Небольшого роста, немного худощавая для человека, она имела удивительно правильные пропорции. Видимая анатомия совсем не отличалась от земной. Лишь кожа инопланетянки имела несколько зеленоватый оттенок. Но больше всего внимание Меха привлекло ее лицо. Оно было чрезвычайно юным, а утонченные правильные черты выражали спокойствие и умиротворение. "Она прекрасна" - подумал Мех и укрыл ее одеялом.

На столе лежал принесенный из корабля рюкзак, который на поверку оказался из очень тонкого, но, тем не менее, прочного материала. Он что-то смутно напоминал, только Мех никак не мог понять, что же именно. Какой-то образ неотступно мелькал в сознании. Образ из прошлого. Что-то ассоциировавшееся с лежащей неподвижно девушкой и в то же время легкое, ненавязчивое. И вдруг он вспомнил. И сам себе улыбнулся: "Какой я недотепа! Это женская сумочка!". Ему стало смешно: "Конечно же, это самая обыкновенная женская сумочка. Женщина всегда и везде остается женщиной". Он тихо рассмеялся над прозаичностью жизни.

Но все же осмотреть содержимое сумочки было необходимо. В ней вполне могло находиться оружие, которое было так необходимо Меху. И, к тому же, он хотя и не желал в это верить, но допускал возможность того, что девушка каким-то образом смогла бы им воспользоваться, обратив против Меха.

Преодолевая таким образом собственное смущение (он не привык лезть в чужие дела и, тем более, копаться в чужих вещах), подстегиваемый любопытством, он раскрыл сумочку и осторожно высыпал ее содержимое на стол. Убедившись, что в ней больше ничего не осталось, Мех отложил ее в сторону и принялся изучать новые для него вещи, небольшой горкой лежащие перед ним на столе.

Это напомнило ему одну старинную игру, название которой он не помнил, но заключавшуюся в том, чтобы разобрать горку разных предметов, снимая их один за другим и при этом не задеть остальные. Сейчас он пытался сделать примерно то же самое. Первыми ему попались какие-то палочки, мягкие на ощупь и остро пахнущие довольно приятным ароматом. Мех покрутил их перед глазами, еще раз понюхал и отложил в сторону. "Духи" - подумал он и ему снова стало смешно. Странный сладковатый запах едва улавливался, но, казалось, сразу же пропитал Меха насквозь. "Где-то здесь должны быть разные штучки для наведения красоты" - он уже от души веселился. И они, конечно же, обнаружились: непонятные крючки, щеточки, кисточки и прочие предметы, которые вызывали у Меха добродушный снисходительный смех.

Оружия в сумочке не было. Это Мех понял сразу, как только осмотрел лежащее перед ним. Это обстоятельство его несколько огорчило, но в то же время и обрадовало. Он не хотел представлять оружие в руках у этой юной красавицы. Но были здесь и такие предметы, о назначении которых он даже смутно не догадывался, хотя и считал себя человеком неглупым. Такие предметы он откладывал "на потом". Остальное складывал обратно в сумочку.

Последним он взял небольшой черный диск, легко уместившийся у него на ладони. Диск имел по окружности кольцо с маленькими красными насечками. Мех решил попробовать совместить первую полоску с зеленой точкой на внутреннем диске. Он слегка повернул кольцо, при этом матовый стеклянный круг в центре диска засветился и из него словно вырвалась на свободу паутина, состоящая из тончайших нитей, беспорядочно витающих над поверхностью диска, образующих странные, причудливые разноцветные узоры. Это было необычайно красиво, но никак не поясняло назначение этой вещи. Мех еще провернул внешнее кольцо диска - первое деление остановилось напротив зеленой точки и паутина пришла в движение, переплетаясь в небольшом пространстве над диском. Перед удивленным взором человека родилось полноцветное объемное изображение: девушка, сидящая на траве в обнимку с небольшим, но очень мохнатым зверьком. Мех внимательнее пригляделся - это несомненно была девушка, лежащая сейчас под одеялом на его кровати, только гораздо моложе. Здесь она была еще девочкой.

Картинка была неподвижная, но удивительно реалистичная. На заднем плане в отдалении виднелись небольшие деревья, тянущиеся до самого горизонта. Мех был восхищен. Подобного он никогда даже представить себе не мог. Он попробовал прикоснуться к изображению, но невидимая сила не подпустила его пальцы, остановив их у самого края изображения. "Да это же фотоальбом!" - мысленно ахнул он. Такая технология показа изображений поразила его.

Он снова повернул внешнее кольцо. Предыдущая картинка затуманилась и рассеялась. На ее месте возникла новая: толпа инопланетян, мужчины, женщины и дети, одетые в очень живописные одежды, стоящие на огромной площади. Их взгляды устремлены на мужчину, по человеческим меркам уже перешагнувшего пору зрелости. На нем был широкий черного цвета плащ с яркими зелеными прожилками и поднятым высоким воротником. Мужчина явно что-то говорил, властно вытянув правую руку в сторону толпы. Мех удивился, насколько четким было изображение. Можно было разглядеть самые мельчайшие детали одежды и даже морщины на лицах.

Он еще долго просматривал картинки, буквально выплескивавшиеся из диска. Все было для него удивительно в них: и люди, и пейзажи, и сама девушка. На большинстве "фотографий" была именно она (Мех в этом не сомневался), в самых разных местах, с разными людьми. Вот она гуляет по какому-то парку - ее лицо задумчиво и немного печально; а вот она уже веселится в компании таких же прекрасных девушек, они во что-то играют; вот она что-то пишет, сердито сдвинув брови, а на следующем "снимке" она уже смеется, гладя прямо в "объектив". Мех долго рассматривал это счастливое смеющееся лицо и в его душе шевелились невидимые, почти незаметные нити...

Он лег прямо на полу возле кровати. Огарок свечи догорел очень быстро и комната погрузилась во мрак. Но спать он не мог, все время прислушиваясь к ровному дыханию девушки. Мысли роились в голове, не давая покоя. Он не знал, что теперь с ней делать. Оставаться здесь ей было нельзя. Но и расставаться с ней Меху тоже не хотелось. Хотя она и была без сознания, но что-то в ней было такое, что взволновало его как мужчину. Он чувствовал, что она необычна не только потому, что родилась не на Земле. Это было интуитивное впечатление. А своей интуиции Мех доверял, инстинктивно чувствуя людей. Разум подсказывал, что девушке нужно помочь попасть домой как только она придет в себя и будет в состоянии уверенно держаться на ногах (в чем сейчас он очень сомневался, учитывая рану на ее голове). "Сотрясение мозга, как минимум", - подумал он и как будто разделился на две половинки: разум требовал немедленного возвращения девушки, а чувства сопротивлялись.

Но, так и не придя к какому-либо выводу, Мех забылся в тревожном сне, в котором прекрасная девушка, сошедшая со звезды, целовала его и шептала ласковые слова.

* * *

- Кто там? - раздался в темноте угрожающе грубый голос.

- Успокойся, Бардок. Это я.

- Бранд? - голос был полон удивления. - Ты зачем вернулся? Я ясно дал тебе понять, чтобы ты убирался! Не боишься снова получить по заслугам?

- Я кое-что узнал. Тебе будет интересно. - В голосе Бранда чувствовалась скрытая уверенность и Бардок это заметил.

- Что ценного может знать такая собака, как ты? - ухмыльнулся он, выдержав секундную паузу, пытаясь не выдать своей заинтересованности. Он знал, что если этот изворотливый пройдоха решился вернуться, то, значит, имеет какой-нибудь хороший козырь.

- Кое-что такое, за что можно получить свободную жизнь у чужих, - голос Бранда дрожал от нетерпения, которое не укрылось от Бардока. Тот внутренне весь затрепетал от этих слов, сразу же решив поторговаться.

- Да ты с ума, что ли, спятил?

- Не торопись, Бардок, дай мне сказать.

- Ну говори.

- Только сначала дайте мне поесть. - теперь голос Бранда дрожал.

- Ах, вон оно как! - Бардок гнусаво засмеялся. - Пошел отсюда, ворюга.

- Да погоди ты! Давай договоримся. Если то, что я расскажу, окажется действительно ценным, вы примете меня обратно на полных правах?

Бардок секунду подумал.

- Хорошо. Подойди ближе и говори с чем пришел. Но если все это окажется очередной чушью, я тебе так наподдам, что забудешь не только дорогу сюда, но и собственное имя.

Бранд вошел в полосу лунного света, пробившегося сквозь грязное окно. Перед ним на ветхом стуле сидела огромная туша. Тем не менее, Бранд знал, что под необъятными слоями жировых складок присутствует довольно внушительная гора мускулов. Поэтому он не стал подходить слишком близко и остановился на безопасном для себя расстоянии. Глаза Бранда сузились и глядели на Бардока с бессильной ненавистью. Рот его скривился, готовясь выплюнуть поток словесной грязи, но все же не издал ни звука. Несколько секунд молчания и лицо Бранда разгладилось, как будто не было никаких угроз и он торопливо заговорил:

- Во-первых, ты знаешь, что на другом краю города, прямо посреди улицы лежит корабль чужих? Я сам его видел всего лишь пару часов назад. - Бранд торжествующе поглядел на Бардока, презрительное выражение лица которого, даже не изменилось после услышанного, чем ужасно злило стоящего перед ним кривоногого недоростка.

- Продолжай. - Буквально выплюнули мясистые губы.

- Корабль поврежден. Вокруг никакой охраны и пока еще никто не знает, что он там.

Бардок молча посмотрел на свои растопыренные толстые волосатые пальцы и медленно сжал их в огромные кулаки. Бранд невольно отступил на шаг назад.

- Его нужно осмотреть. Мы наверняка найдем в нем что-то ценное и вернем это чужим, доказывая тем самым им свою лояльность. А они за это позволят нам жить свободно. - На этот раз Бранд все-таки солгал. Он уже успел осмотреть корабль, но к своему большому сожалению не нашел ничего, что могло бы принести хоть какую-то выгоду. Но все же эта новость, преподнесенная в нужном свете, давала немалую надежду на ужин и ночлег, а в лучшем случае и на возвращение в группу.

- Интересная новость. - Посерьезнев сказал Бардок. - Но она не стоит того, чтобы принять тебя обратно. Однако я готов выслушать, что ты еще скажешь, старая крыса.

- Еще? - глаза Бранда беспокойно забегали.

- Ты сказал - во-первых. Должно быть еще, - Бардок сделал ударение, - и во-вторых, как минимум. Говори или я выну это из тебя сам и немедленно.

Бардок поднялся со стула и Бранд, едва достававший ему до груди, понял, что на сей раз выкрутиться ему не удастся. Он надеялся ограничиться уже сказанным и ничего не говорить об инопланетянке, но инстинктивно чувствуя приближение собственного избиения, он все же боролся с собой, проклиная себя за так неосторожно вырвавшиеся слова. Но лишь почуяв доносившийся из соседней комнаты запах жареного мяса, едва слышно пробормотал:

- Есть еще девушка... Из разбитого корабля...

* * *

Яркий свет ударил в глаза. Даала попыталась прикрыть глаза рукой, но у нее ничего не вышло - рука была словно прозрачной. Понемногу свет перестал казаться таким уж ярким. Он переливался всеми цветами радуги и вовсе не исходил из источника. Он просто был вокруг. Существовал сам по себе, извиваясь вокруг нее, словно щупальца неведомого существа. Он проникал всюду и шел отовсюду. Даала чувствовала его теплые и ласковые прикосновения. Свет, разливаясь вокруг нее, создавал причудливые узоры, играл с ней, проникая сквозь ее тело. Даала поняла, что видит сон. Но сон этот был прекрасным, полным чудес.

Она летела над необъятным сгустком света. Силой мысли, сосредоточенной внутри, она поднимала себя то выше над светящейся планетой, то ныряла в ее глубины, купаясь в согревающих лучах. И снова, как тогда, когда она увидела впервые эту маленькую планету, ей послышался тихий призывный шепот, но и в этот раз она не смогла разобрать слов. Но вот в световом океане начали появляться серые пятна, которые, словно с неприязнью, огибались радужными потоками, слегка тускневшими в этих местах. Даале стало жаль планету и она стала заглаживать эти пятна, прикасаясь к ним ладонями. Чистый свет послушно тек за ее руками, наполняя серость живительными красками. Но пятен было слишком много и Даала, сосредоточившись, превратилась в единую точку сознания, силой желания потянула на себя световое одеяло и с силой выплеснула его обратно, поднимая огромные волны, затягивавшие в своем бурлящем водовороте серые язвы.

Планета благодарно разлилась желтыми и розовыми красками - Даала поняла, что планета улыбается ей. Она улыбнулась в ответ и с удивлением увидела, что в ее груди появился источник, из которого начал струиться мягкий зеленоватый свет. Он становился все сильнее и заполнил все ее тело. И в этот момент мощный столб ярко-желтого света стремительно вырвался с поверхности планеты и ударил Даале прямо в сердце...

* * *

Пробуждение было мгновенным. Неясный шум над головой и Мех инстинктивно откатился в сторону, сжался в комок и резко встал на ноги, приняв боевую стойку, готовый отразить атаку. Мутный взгляд прояснился и он увидел инопланетянку, закутанную в одеяло, сидящую в углу кровати. Она испуганно смотрела на него глазами дикой кошки. Мех расслабился и снова не удержался, чтобы не залюбоваться ее лицом. Умный, сосредоточенный взгляд, тонкие дугообразные ниточки бровей, ярко-зеленые большие глаза, слегка скошенные к вискам. Он немного смутился и не знал как себя повести, чтобы не испугать ее. Она смотрела на него не мигая, словно хотела что-то спросить, но изящные плотно сжатые губы не издали ни звука. Мех расслабился, опустил руки и разжал кулаки. Девушка неотрывно следила за каждым его движением. Чтобы немного успокоить ее, он опустился на стоящий рядом стул и сложил руки на коленях.

- Не бойся. Я тебя не обижу. Меня зовут Мех. - Сказал он девушке. Она, конечно, не поняла слов, но тон его голоса, как видно, подействовал на нее успокаивающе. Она несколько раз моргнула и взгляд ее стал не таким пронзительно напряженным. - Я нашел тебя вчера в разбитом катере. Тебя как зовут?

Но девушка все так же молчала. Она лишь смотрела на Меха своими странными зелеными глазами и не шевелилась. Чтобы еще больше успокоить девушку, он решил положиться на природную интуицию, которая подсказывала пока оставить девушку в покое и выждать время, занявшись чем-нибудь. Тогда он пересел к столу так, чтобы краем глаза следить за инопланетянкой, взял карандаш и начал рисовать, попутно рассказывая ей о прежнем времени, о себе. Рисование никогда не относилось к числу его талантов, но Мех решил, что на этот раз он сможет отобразить желаемое на бумаге. Единственное, что в такой момент пришло ему в голову - это цветок. Он мысленно построил в голове его модель и начал рисовать. Сначала у него не слишком хорошо получалось, но постепенно рука стала более послушной и обычный серый карандаш начал выводить на листке бумаги изящную розу.

Он украдкой наблюдал за девушкой - она продолжала сидеть на кровати, слушая его болтовню и следя за каждым его движением. Минуты проходили за минутами совсем незаметно. Мех так увлекся своим занятием, что когда на лист бумаги упала тень, вздрогнул, резко поднял голову, готовясь к обороне, но тут же расслабился - рядом стояла, слегка пошатываясь (видимо удар головой не прошел для нее даром), инопланетная девушка, закутавшись в одеяло до самой шеи и смотрела на рисунок. Мех почему-то смутился и попытался прикрыть его, но девушка, высвободив из-под одеяла руку, взяла листок, отошла с ним обратно к кровати и села на ее край, внимательно изучая изображение.

Землянин не знал как ему поступить. Он продолжал сидеть за столом и смотрел на девушку, внимательно рассматривающую обычный земной цветок.

Так прошло несколько минут. Наконец, девушка отняла глаза от рисунка и посмотрела своим странным, словно гипнотическим, чарующим взглядом на Меха. Он невольно улыбнулся и девушка заулыбалась ему в ответ. Что-то внутри Меха дрогнуло и он почувствовал небывалый прилив радости.

- Мое имя Даала, - мягким певучим голосом произнесла девушка.

Мех на мгновение потерял дар речи. Он не ожидал, что девушка может знать земной язык. Когда же он немного пришел в себя и попытался собраться с мыслями, сказал:

- Ты понимаешь все, что я говорю? Но почему ты сразу не сказала об этом?

- Я не знала можно ли тебе доверять. - казалось, девушка немного смутилась.

- А сейчас?

- Сейчас я чувствую, что ты не причинишь мне вреда, - она снова улыбнулась и опустила глаза. - Расскажи, как я здесь оказалась? Мы летели очень низко в темноте. Энергия была почти на исходе и часть навигационных приборов вышла из строя, потом мы во что-то врезались. Последнее, что я могу вспомнить - это сильный удар, яркая вспышка, потом мы начали падать, а затем снова удар и... И... Вот и все. Больше я ничего не помню.

- Я нашел тебя в вашем корабле. Я не знаю, что с ним случилось, но он был сильно поврежден и лежал посреди улицы. Мне стало любопытно и я проник внутрь. Там я нашел тебя без сознания. Тебе нужна была помощь и я принес тебя сюда. В корабле тебя нельзя было оставлять в таком состоянии.

- А остальные? Со мной были еще двое друзей.

Мех нахмурился, не зная как мягче выразить свою мысль.

- Им уже не нужна была помощь.

- Ты уверен? - в ее голосе еще звучали нотки надежды.

- Да.

- Они пожертвовали своими жизнями ради меня. - произнесла Дала, низко опустив голову.

В комнате повисло молчание. Девушка переживала гибель своих друзей - на лице ее замерла печаль и Мех не смел нарушить молчание.

- Они были моими единственными и настоящими друзьями. - печально произнесла она. - Никто не сделал для меня больше, чем они. Они не должны были погибнуть. Я не могу в это поверить.

Даала обняла колени руками и положила на них голову.

- Они слишком молоды, чтобы погибнуть. У них была вся жизнь впереди... Рассар... Он был всегда очень прямодушен. Не умел хитрить. Всегда такой серьезный... Он очень смешно двигался. Немного угловатый. Мне всегда казалось, что он вот-вот пустится в пляс. И еще он всегда все воспринимал очень близко к сердцу. Вечно из-за чего-то переживал... А теперь больше не переживает...

Девушка говорила медленно, делая большие паузы и на глазах у нее блестели слезы.

- А Волан всегда был шутником и балагуром. Мне кажется, что он вообще ничего не воспринимал серьезно. Когда с ним разговариваешь, то почему-то кажется, что вот-вот он сознается, будто все придумал и все, что он до этого рассказал просто шутка. Иногда мне казалось, что даже жизнь для него одна большая шутка... И вот его тоже больше нет... Это не возможно понять...

- Да. - только и нашелся сказать Мех.

- Как давно я здесь?

- Несколько часов. Я нашел ваш корабль сегодня ночью.

- А они?.. Они остались там?

- Да, в корабле.

- Это неправильно. Их нельзя просто так там оставить. Нужно что-то сделать.

- Прости, но я ничего не могу сделать для них. Для меня они завоеватели.

- Они не завоеватели! Они даже не участвовали во вторжении. Они спасали мне жизнь.

Мех лишь покачал головой.

- Почему же ты не убьешь меня? Я ведь тоже для тебя завоеватель. Или ты надеешься получить за меня выкуп? А мне-то показалось, что ты особенный. Чего же можно было ожидать от дикаря.

- Не нужно обвинять меня в том, чего я не совершил. Я хочу и сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь тебе, но рисковать жизнью, чтобы помочь мертвым, я не буду.

Девушка пристально посмотрела на Меха.

- Почему ты хочешь мне помочь? Ведь ты даже не знаешь меня. И я все-таки завоеватель.

- Прежде всего потому, что ты ранена и нуждаешься в помощи. Я почему-то совсем не считаю тебя завоевателем.

- Что ж, мне ничего не остается, как поверить тебе. Но ты очень странный, землянин.

- Может быть. Меня всегда называли странным.

Даала уткнулась лицом в коленки, ничего не сказав. Так продолжалось довольно долго и, чтобы хоть как-то разрядить возникшую напряженность, Мех спросил:

- А откуда ты знаешь наш язык?

Даала посмотрела на него и лицо ее из грустного стало суровым.

- Это входит в мои обязанности. Скоро я должна была стать Целатуаль Двух Миров и поэтому мне необходимо знать все языки, на которых говорят в империи.

- Целатуаль Двух Миров? - Мех был в растерянности, - А что это значит?

- Это значит, что я дочь императора Двух Миров. Если бы я была мужчиной, то после смерти отца заняла бы его место. Но поскольку я женщина, то сейчас я принцесса, а после посвящения стала бы Целатуаль.

- Принцесса. - тихо произнес Мех, пытаясь осмыслить услышанное.

- Да, я принцесса. - Она сердито топнула ножкой, - И что из этого? Надеюсь, ты не станешь падать передо мной на колени? Терпеть этого не могу!

Мех невольно улыбнулся: сейчас перед ним стояла явно не принцесса, а капризная девчонка, хотя в ее речах невольно сквозило совсем не детское достоинство.

Он решил переменить тему.

- А разве возможно изучить столько языков? Ведь только на Земле их очень много.

- Ты глупый, землянин. Неужели ты думаешь, что я учу языки так, как это делаете вы с помощью книг? - она засмеялась. - Для этого есть специально обученные помощники Целатуаль, которые умеют проникать в сознание одного существа и передавать его знания другому.

От обилия новых впечатлений Мех несколько растерялся. Но опомнившись, спросил:

- Принцесса, как Вы себя чувствуете?

Она нахмурилась.

- Не очень хорошо. Когда встаю, сильно кружится голова. Но обращайся ко мне по имени. Я не люблю, когда меня называют принцессой. Это сразу напоминает мне о моем предназначении. А оно меня совсем не радует. - и слегка задумавшись, добавила - Но так нужно. Так требует мой народ... Так требует мой отец.

- А чем занимается Целатуаль?

- Поверь мне. Ничего приятного в ее жизни не остается. Когда женщина становится Целатуаль, то живет в полной изоляции от других. Она уходит в специально приготовленную для нее Сон Целатуаль, после чего вход замуровывают и больше ее никто никогда не видит.

- Она что же, идет туда умирать? - глаза Меха расширились от удивления.

- Нет, не умирать. Она живет там очень много лет. Ей доставляют пищу. Но большую часть времени она проводит в предвидении.

- Как это понять?

- Она соединяет в своем сознании Два Мира и предвидит. Меня еще не учили как это делается на практике, но мой учитель рассказывал, что соединить Два Мира в своем сознании можно лишь если научиться быть бестелесно и там и тут одновременно, почувствовать прикосновение обоих миров и сложить их в единый узор. И когда это случится, время перестает быть преградой. Оно будто извивается, словно лента и можно видеть, что было, что есть и что будет одновременно.

- Ты все время говоришь: Два Мира. Что это значит?

- В одном из них мы живем. Мы его видим и ощущаем. Это наш материальный мир, в котором существуют законы физики и химии. Мы изучаем его и используем в технологиях. Другой мир невидим. Но мы берем из него свое жизненное начало. Те силы, что движут вселенной и нами, разумными существами, проистекают из него. Это мир призрачных теней и чувств. Это огромное море энергии. Это живительная сила. Это судьба и время.

- Мне кажется, я смутно представляю, о чем ты говоришь. Но зачем их нужно соединять?

- Все дело в предвидении. Целатуаль видит мир без времени и может предсказать будущее или вероятное будущее. Это огромное преимущество для империи. Ведь чтобы выжить, империя должна постоянно расти, захватывая все новые территории. А предвидение - это мощное оружие в войне.

- Значит это, образно говоря, нож в рукаве?

- Вероятнее всего.

- Все равно непонятно.

Принцесса улыбнулась.

- А тебе и не нужно этого понимать. - и немного помолчав добавила, - Я и сама еще не совсем поняла. Но мое обучение еще не закончено, поэтому объяснить тебе более доступно я не могу. В вашем языке просто нет многих понятий и я знаю еще не слишком много, чтобы до конца самой понять систему.

Мех на секунду задумался.

- Но ты сказала, что не хочешь становиться Целатуаль. Я правильно понял?

- Ты правильно понял. Да, я не хочу ею становиться. Я слишком сильно люблю жизнь, чтобы удалиться от нее навсегда. - она на секунду замолчала и затем добавила. - Чтобы стать Целатуаль Двух Миров, девушке нельзя познавать любовь.

Последние слова принцесса произнесла так тихо, что Мех едва их расслышал.

- А сейчас дай мне немного отдохнуть. Разговор утомил меня. Очень сильно болит голова. И еще одно: тебе не кажется, что мне нужна хоть какая-то одежда?

Мех растерянно посмотрел на нее - ведь одежды, кроме той, что надета на нем, не было.

- Пока ты будешь отдыхать, я схожу в город и попробую раздобыть ее для тебя. - сказал он.

- Спасибо. - Даала жалобно взглянула на него. - Не уходи надолго. Мне страшно оставаться здесь одной.

- Я постараюсь вернуться очень быстро. А ты пока поспи. Тебе сейчас нужно побольше отдыхать. - ответил Мех, уложив девушку на кровать и подоткнув под нее одеяло со всех сторон. Она благодарно с улыбкой следила за ним, пока он не ушел, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Все время, пока они разговаривали, чарующая улыбка принцессы сводила Меха с ума. Он слишком сильно ценил красоту, чтобы не реагировать на нее. Чувствовал, как в нем просыпается какая-то дремавшая ранее внутренняя сила, которая переполняла его душу теплотой и светом, но боялся поддаться этому чувству, ведь он понимал, что девушке нельзя долго здесь находиться. Если о ее существовании кто-нибудь узнает, то ей будет грозить смерть или нечто, что еще хуже. Но как переправить ее домой он пока не придумал. А сейчас нужно было раздобыть ей одежду. Разрезанный и окровавленный комбинезон, в котором она была, годился теперь разве что на тряпки.

* * *

Два разведывательных инопланетных катера кружили над городом. В первом находились четверо - два пилота, седобородый старик, властный вид которого и дорогие одежды указывали на высокое положение, и охранник. Они внимательно изучали местность, проплывающую внизу. Пальцы старика нервно перебирали небольшую низку разноцветных кубиков, вспыхивающих при каждом прикосновении к ним. Его взгляд перепрыгивал с одного дома на другой, внимательно изучал замусоренные улицы, но, казалось, не находил того, что искал.

Когда внизу показался лежащий на дороге катер, кулаки старика сжались так, что косточки пальцев побелели. Он что-то сказал пилотам и они начали снижение. Рука одного из пилотов скользнула над панелью управления, едва коснувшись ее, и вокруг летательного аппарата возникла голубоватая дымка, охватившая, когда корабль приземлился, и лежащий на земле катер. Второй корабль снизился, но приземляться не стал, а завис прямо над первым, также окруженный голубоватой дымкой.

Инопланетяне вышли из катера и направились к разбитому кораблю, быстро осмотрели его снаружи и вошли внутрь. Их голоса то и дело раздавались в тишине.

Осмотрев катер и лежащие в нем мертвые тела, но, как видно, не обнаружив искомого, они подошли к панели управления. Старик сделал знак одному из пилотов и тот коснулся рисунков на панели. Пальцы его пробежали над изображениями символов и экран на панели засветился мягким зеленоватым светом. По нему побежали блики, какие-то кадры, быстро сменяя друг друга. Вот старик поднял руку и изображение на экране прояснилось, события в нем пошли в реальном времени.

Пришельцы увидели, как землянин склонился над лежащей на полу девушкой (лицо старика дрогнуло, а глаза увлажнились), поднял ее на руки и вынес из корабля.

Старик заставил пилота прокрутить запись еще несколько раз, при этом на его лице отразился такой гнев, что пилоты невольно отступили, круто развернулся и вышел из катера.

Поднеся ко рту надетый на запястье коммуникатор, старик произнес:

- Владыка, корабль обнаружен. Предатели мертвы, а принцесса, похоже, ранена, но жива.

- Где она? - раздался в коммуникаторе хриплый голос императора.

- Она захвачена землянами.

Наступило молчание. После минутной паузы, коммуникатор выплюнул:

- Возвращайтесь назад, учитель Лаэнор. Не далее, как через несколько часов я сотру их всех в порошок.

Старик выключил коммуникатор и жестом дал команду пилотам взлетать. Два корабля поднялись в небо и развив предельно допустимую скорость, устремились в небо, оставляя за собой белесый след.

* * *

Одежда, принесенная Мехом, оказалась для принцессы немного великовата и, к тому же, имела мужской фасон, но другой достать не удалось. Даала с оттенком легкого удивления оглядывала себя со всех сторон и хмурилась, видя, что мужские брюки и сшитая из плотной материи сорочка сидят на ней грубо и мешковато.

- Я ужасно выгляжу? - наивно спрашивала она у Меха и снова придирчиво оглядывала себя.

Меху ничего не оставалось, как молча улыбаться в ответ, от чего принцесса злилась еще больше. Но понемногу она привыкла к необычной одежде и почти не обращала на нее внимания. Даала осваивалась в новой для себя обстановке и Мех, наблюдая за ней, чувствовал, что девушка ему по-настоящему нравится. Но он отгонял эти мысли прочь, считая, что не имеет морального права на какие-либо чувства, кроме дружеских, по отношению к ней.

Принцесса оказалась необычайно любознательной. Она интересовалась буквально всем, забрасывая Меха бесконечными вопросами. Он же, в свою очередь, пытался ответить на них с максимальной точностью. Но больше всего девушку привлекли книги. Мех любил читать и поэтому каждый раз во время своих вылазок в город старался найти что-то новое. Со временем у него скопилось много книг, которые из-за недостатка мебели были сложены в большой ящик.

Поскольку Даала не умела читать, то ему приходилось читать ей вслух, что он и делал с огромным удовольствием. В такие моменты девушка чаще всего лежала в постели и глаза ее задумчиво затуманивались. Она очень близко воспринимала судьбы героев и словно переносилась в их мир, переживая вместе с ними их приключения, тревоги и радости.

Прошло четыре дня, в течение которых Мех, с присущим ему любопытством, расспрашивал принцессу о ее родной планете, о жизненном укладе, техническом развитии, о космических путешествиях и еще много о чем. И, конечно, в свою очередь, он рассказывал ей о Земле и о своей жизни. Много времени у них проходило в разговорах. Здоровье девушки улучшалось с поразительной быстротой и Мех с грустью думал о том моменте, когда им придется расстаться. Но поскольку Даала сама не касалась этой темы, то и Мех, оправдывая и убеждая себя в том, что ей необходимо перед возвращением полностью восстановить свои силы, обходил этот вопрос стороной.

- Расскажи мне о своем доме. - попросил однажды Мех.

- О доме? - еще минуту назад веселое лицо принцессы вдруг погрустнело. - Он очень далеко. И я давно там не была.

- Ты скучаешь по нему?

Даала словно лев встряхнула головой, будто отгоняла налетевшие неприятные мысли и начала рассказывать:

- Наш мир очень похож на ваш. Я жила в городе с чудесным названием Ивелайн. В огромном прекрасном дворце, окруженном со всех сторон зелеными рощами и лесами. Недалеко протекает небольшая речушка, в которой я еще ребенком любила купаться. Течение в ней небыстрое, а вода всегда теплая. Когда я была маленькая, то часто убегала от своих учителей и пряталась на ее берегу. Я подолгу смотрела на бегущую воду - в ней всегда отражалось солнце.

Наше солнце не такое как у вас. Оно не такое яркое, но очень-очень теплое. С рассветом, когда первые его лучи падают на землю, по лугам начинает стелиться легкий туман, на траве и цветах появляются капельки росы, искрящиеся в утреннем свете. И тогда все вокруг кажется усыпанным драгоценными камнями.

Это всегда казалось мне волшебной сказкой и я представляла, как на восходе солнца появляется прекрасный принц и спасает меня из лап ужасного чудовища. - она смущенно улыбнулась и продолжала. - А еще у нас прекрасные города. Они не такие высокие, как у вас и утопают в зелени. Мы очень любим природу и издавна селимся среди лесов и лугов или создаем их искусственно вокруг городов. Мы всегда так жили.

Правда у нас есть легенда, что наши предки пришли на эту планету из космоса. Они были звездными скитальцами, когда нашли Флатуин и решили поселиться на нем. Так называется моя родная планета. Правда красивое название - Флатуин? Но лично я не верю, что мы пришли из космоса. Слишком хорошо мы вписывались в его природу. Мы неотъемлемая часть ее. Я думаю, что если бы мы пришли из космоса, то не могли бы так идеально влиться в единство природы Флатуина. - принцесса улыбнулась и продолжала. - Очень-очень давно наш народ был миролюбивым, потому что жизнь в единении с природой помогает постичь ее суть и пользоваться ее благами без ущерба для нее. Но однажды из космоса к нам прилетели существа, которые принесли в наш мир технологию, огромные знания и страсть к наживе. Они во многом изменили наши обычаи и взгляды на жизнь. Они начали нещадно эксплуатировать нашу планету, массово выкачивать из ее недр природные ресурсы и постепенно превратили наш зеленый, цветущий мир в высокоразвитый индустриальный центр. А еще через несколько веков они просто исчезли, оставив нам опустошенную планету.

Поскольку они единовластно контролировали процесс добычи полезных ископаемых, то мы узнали о полном истощении планеты лишь после их исчезновения. И для нас наступили трудные времена. Правительство говорило, что природных богатств еще очень много и если использовать их экономно, то хватит еще на многие века, но все это оказалось ложью и жизнь постепенно становилась все хуже и хуже. Тогда мой очень далекий предок собрал войска и с их помощью сумел совершить переворот. Планетарное правительство было уничтожено и вся власть перешла к нему, так как он командовал войсками.

На планете было объявлено военное положение. Еще через некоторое время он принял титул императора, а усвоенные нашими учеными знания и технологии помогли нам выйти в космос. Из оставшихся в наличии ресурсов был создан мощный звездный флот, который направился на поиски новых планет, пригодных для жизни. Оставленные пришельцами звездные карты нам очень в этом помогли. Но оказалось, что все известные планеты либо уже заселены разумными существами, которые не хотели делиться местом с чужаками, либо были непригодны для жизни. И после долгих, но безрезультатных поисков подходящей нам планеты, начались первые завоевания.

Вторжения проходили стремительно и почти всегда успешно. Этому способствовала Целатуаль, которая в те времена всегда находилась подле императора и, имея возможность проникать в прошлое и видеть будущее, указывала ему верный путь к победе. Так мы и превратились из мирного народа в мощную военную армаду, не знающую усталости и поражения в битвах. Постепенно силами захваченных планет нам удалось привести свой мир практически в прежний вид. Но разогнавшаяся военная машина уже не могла остановиться и чтобы удовлетворить постоянно растущие аппетиты империи должна была завоевывать все новые и новые миры.

Принцесса умолкла. В ее рассказе совсем не было гордости за свой народ. В голосе ее звучала лишь горечь и Мех глубоко задумался над ее словами. Он хотел спросить ее еще о чем-то, но она предупредительно покачала головой и сказала:

- Мне все это не нравится и я не хочу больше об этом говорить. По крайней мере сейчас.

И ему ничего не оставалось, как промолчать.

В течение этих дней, показавшихся Меху всего лишь мгновениями, он был словно зачарован непринужденностью и уверенностью, сквозившей в поведении принцессы. Каждый ее жест, каждое движение, каждая фраза, произнесенная ее певучим голосом, были настолько естественными и в то же время полными природной гордости, что Мех невольно любовался, находя в них необъяснимую для себя прелесть.

Они помногу спорили о самых разных вещах. Даала оказалась прекрасным философом и удивила Меха широтой мысли, на которую, как он считал ранее, женщина не способна. Девушка во всем превосходила тех женщин, что Мех знал ранее: она мыслила, говорила и двигалась абсолютно, как ему казалось, идеально, заставляя его в душе восхищаться ею. При этом она вела себя с ним, как со старым другом, но время от времени Мех ловил на себе странные взгляды принцессы, происхождение которых не мог себе объяснить. Обычно это случалось, когда девушка считала, что он не смотрит на нее. Казалось, она хочет спросить его о чем-то или напротив, что-либо сказать. Но стоило ему открыто посмотреть ей в глаза и она тут же отводила взгляд, начиная говорить о чем-то несущественном и это не давало Меху покоя. Он часто ловил себя на мысли, что постоянно думает о ней и с грустью вспоминал о том, что скоро им придется расстаться.

Даала без проблем принимала земную пищу и даже расхваливала ее. Но вот наступил момент, когда и без того ее скудный запас был исчерпан. Мех объяснил принцессе куда и зачем ему нужно уйти и пообещал вернуться как можно быстрее. Он поднялся и вышел на улицу, которая теперь, при дневном свете, была совершенно пустынна. Ему казалось, что если совершить вылазку днем, то будет намного меньше шансов, что кто-то еще осмелится выйти на улицу, а тем более обнаружит и проникнет в его теперешнее убежище, и девушка будет в большей безопасности.

Осторожно пробираясь по молчаливым улицам, Мех видел, как над городом кружат два катера чужих. Два события: девушка и инопланетные корабли мгновенно связались в его сознании. "Значит скоро за ней придут" - сделал вывод Мех. Теперь возвращение Даалы стало лишь вопросом времени. Мех облегченно вздохнул. Он переживал за нее и не хотел, чтобы с ней случилось что-нибудь плохое. Теперь эта проблема решится сама собой - судьба распорядится как нужно.

После трехчасовых поисков в пустых разграбленных зданиях Меху, наконец, посчастливилось раздобыть вполне приличную еду и он, соблюдая максимальные меры предосторожности, поспешил назад. Ему не нравилось, что он так долго отсутствовал. Смутное чувство тревоги за девушку подстегивало его и усиливалось с каждым шагом.

Приблизившись к своему убежищу, он услышал непонятный шум, доносившийся оттуда и понял, что тревога его была не напрасной. Мощный выброс адреналина заставил его сердце забиться с бешеной скоростью. Он бросился вперед, нырнул в подвальное окошко и очутился перед дверью в свое жилище, из-за которой послышался сдавленный глухой крик.

Мех рывком распахнул дверь и увидел двух мужчин, боровшихся с лежащей на кровати Даалой. Один из них держал девушку за руки, второй, наклонившись над кроватью, одной рукой пытался зажать ей рот, а другой придавил извивающееся тело к постели. Они даже не заметили появления Меха, для которого время как будто остановилось. Все его существо пронзил умоляющий о помощи взгляд девушки. Мех сделал глубокий вздох, тело его напряглось, наполнилось энергией и он, рванувшись вперед, как локомотив, всей своей массой врезался в стоящего к нему спиной одного из непрошеных гостей. Тот, не ожидая нападения, полетел на кровать и со всего маху врезался головой в кирпичную стену, и отключился. Второй, видя своего напарника без чувств, замер и выпустил руки девушки, которая сразу же сжалась в комок и испуганно забилась в угол кровати. Мех повернулся к нему, принял угрожающую боевую стойку и неожиданно даже для себя глухо зарычал, слегка обнажая передние зубы. Это промедление было непростительной ошибкой со стороны Меха. Громила опомнился, быстрым движением вытащил из кармана нож и, размахивая им, ухмыльнулся. Мех чувствовал, что гнев затуманивает его разум, но никак не мог овладеть собой и успокоиться. Красная пелена начала застилать глаза. Он знал, что гнев самый плохой союзник в бою, но, будучи не в силах охладить разум, решился дать своему бешенству волю и позволить чувству ненависти к противнику захлестнуть себя. Он непроизвольно начал медленно опускаться на согнутых широко расставленных ногах, пока руки не коснулись пола. Раскинув их перпендикулярно ногам, стал скорее похож на огромного паука, нежели на человека. Рычание, невольно вырывавшееся из его горла, сделалось громче, Мех медленно сжался. Глаза громилы расширились от удивления и он на мгновение перестал размахивать ножом. Этого мгновения было вполне достаточно. Тренированное тело распрямилось с быстротой молнии и оттолкнувшись от пола сильными ногами и руками, Мех головой врезался в лицо громилы. Челюсть того непонимающе клацнула, голова неестественно дернулась и он, сделав пару ватных шагов, рухнул на пол.

Мех, приземлившись после такого удара, снова принял позу "паука" и резко развернулся в сторону кровати. Но увидев, что второй незнакомец так и лежит на ней без сознания, перестал рычать и медленно поднялся, снова превращаясь в человека. В голове начало проясняться и он бросил взгляд на перепуганную девушку. Она так и сидела в углу кровати, но, кажется, была цела. Тогда Мех перетащил обоих, все еще находящихся без сознания, бандитов в подвал соседнего дома и запер их там на замок. Вернувшись, он застал девушку все так же сидящую на кровати. Она дрожала так сильно, что, казалось, может вызвать небольшое землетрясение. Мех поднял с пола одеяло и накинул его на девушку, которая ответила ему взглядом благодарности и, несмотря на шоковое состояние, улыбкой. Это была высшая награда для Меха. После сильной нервной встряски, он сумел лишь засмеяться в ответ. И тут он увидел, как по руке девушки стекает тонкая струйка ярко-зеленой крови.

- Ты ранена? - с тревогой в голосе спросил он. - Тебе больно?

Даала глянула на свою руку и сказала:

- Немножко. Меня чем-то зацепил этот огромный, когда держал.

- Дай я посмотрю. - серьезно сказал Мех.

- Ты разве врач?

- Нет. Но нужно хотя бы перевязать рану, чтобы остановить кровотечение.

Принцесса смутилась, но затем решительно расстегнула сорочку и оголила плечо. Меха словно ударило током, он вздрогнул так сильно, что девушка пристально посмотрела на него, но ничего не сказала. Мех, овладев собой, внимательно осмотрел рану: она казалась неглубокой, но из нее предательски блеснул осколок пластикового браслета, что был надет на руке у громилы. Мех понял, что инородное тело необходимо удалить во что бы то ни стало. Но осколок был слишком глубоко, чтобы можно было свободно его достать. Мех вспомнил, что в сумочке Даалы было нечто похожее на пинцет. Он быстро отыскал то, что ему было нужно, прокалил инструмент на огне и продезинфицировал в своем небольшом запасе спирта. Теперь наступило самое главное: пальцами, стараясь не причинять девушке боль, он расширил края раны и осторожно погрузил в нее пинцет. Осколок был скользкий от омывавшей его крови и основная его часть глубоко ушла в ткани так, что лишь небольшой кусочек торчал наружу. Меху никак не удавалось ухватить за него и вынуть из раны - пинцет все время соскальзывал. Даала морщилась от боли, но мужественно терпела.

После долгих бесплодных попыток, Мех решился на отчаянный поступок: он погрузил пинцет в рану, пытаясь ввести его как можно глубже вдоль вонзившегося осколка, при этом лицо принцессы исказила гримаса боли, она сдавленно застонала и закрыла глаза. Когда пинцет вошел в ткани достаточно глубоко, Мех слегка провернул его (лицо принцессы заметно побледнело) и, наконец, поймав основную часть куска пластика, медленно твердой рукой осторожно вынул его из раны. Когда осколок был удален, Даала вздохнула с облегчением и открыла глаза. Мех уже перевязывал ее руку, пропитав спиртом повязку. Едва спирт дошел до раны, девушка невольно попыталась отдернуть руку. При этом расстегнутая сорочка распахнулась, обнажив грудь. Мех внезапно и резко попятился назад. В его голове словно стучали молотом, сердце отчаянно забилось в груди, но он понимал, что просто сошел с ума. Что ему даже думать об этом нельзя!

Девушка смутилась и поспешно застегнула сорочку, смотря на странное поведение Меха. Она почувствовала, что с ним происходит, но не знала, как отреагировать. Она сама не могла разобраться в себе: с одной стороны ей очень понравился Мех. Он был умен, силен и очень добр. И еще он был очень необычным. С ним было очень интересно разговаривать и когда она смотрела на него, то где-то в глубине ее души возникало непонятное чувство нежности к этому мужчине. Ее совсем не смущало то, что его кровь была того странного красного цвета. Она даже не обращала на это внимание. Но хотя она и видела, что Мех очень заботится о ней, но не смела спросить его о том, что было у него на душе.

Даала встряхнула головой и решила, что все это глупости. Как она может понравиться такому мужчине, как Мех, особенно если она так сильно отличается от него? Чтобы перестать думать об этом, она спросила:

- Что это было? - спросила Даала.

- Что ты имеешь ввиду? - погрустнев, спросил Мех.

- Я испугалась, когда увидела тебя... Таким... Когда ты дрался. - она не могла подобрать подходящего слова.

- Я думаю, - Мех облегченно улыбнулся. - Что в каждом человеке есть что-то звериное. Только многие этого не чувствуют. Я слишком испугался за тебя и не мог справиться с самим собой. Я почувствовал, как откуда-то из самых глубин меня рвется наружу дикий поток гнева и непонятной силы, овладевая моим разумом. - Он присел на кровать, - У меня не было времени, чтобы отвлекаться на борьбу с самим собой. И поэтому я поддался тому, что на меня нахлынуло и в ответ почувствовал себя не человеком, который противостоит другому человеку, а сгустком силы, управляемой не умом, а намерением. Ты меня понимаешь? - он взглянул на принцессу.

- Конечно, я понимаю, о чем ты говоришь. Даже больше, чем ты думаешь. Меня учили проникать в глубины сознания самых разных существ, образ мыслей которых, порой, не укладывается в обычную логику. Но сознание любого разумного существа - это бесконечность скрытых глубин. Сознание - это копия вселенной. Оно так же бесконечно и разнообразно. Поэтому все, что ты хочешь познать во вселенной, ты можешь найти в собственном сознании. Нужно только уметь это делать. И учиться этому можно вечно.

Она на секунду замолчала, а затем сказала каким-то изменившимся голосом:

- Знаешь, что я внезапно вспомнила? У нас есть легенда, что давным-давно жила Целатуаль, обладавшая необычайной силой. Она умела не только проникать в прошлое и видеть будущее, она умела управлять временем, подстраивать его под себя и перемещаться в нем. В те времена Целатуаль повсюду сопровождала императора и однажды она попала на планету, где жили такие же люди как мы. Там она встретила человека, которого полюбила больше жизни. Они слились в любви и были счастливы в своих чувствах. Но мой учитель сказал, что она умерла, потеряв силу Целатуаль. И с тех пор, чтобы подобное не повторилось, после посвящения Целатуаль Двух Миров должна была жить в затворничестве, в предназначенной ей Сон Целатуаль.

- А что случилось с ним?

- Учитель Лаэнор говорил, что он умер у нее на груди от горя. Но легенда гласит, что она унесла его с собой в Другой Мир, в другое время и они остались жить там вместе, но когда-нибудь еще вернутся. И тогда время сделает петлю, мир преобразится и возникнет новая жизнь.

- Спасибо тебе за то, что спас меня. - неожиданно переменила тему принцесса.

- Не стоит благодарить, хотя, признаюсь, мне очень приятны твои слова. Я рад, что имею счастье помочь тебе. Я не могу поступать иначе.

Даала задумчиво посмотрела ему прямо в глаза, слегка склонив голову набок, затем протянула руку и слегка нажала Меху на грудь, заставляя его лечь. Он упал, наполненный счастьем, поперек кровати и лежал так, глядя в потолок и не видя его. Мех ни о чем не думал, но лишь наслаждался и пытался запечатлеть в памяти каждый миг, когда прекрасная девушка нежно гладила его по волосам, лицу, груди, едва касаясь кожи кончиками тонких пальцев.

Принцесса тихо запела:

В ночи и днем лишь ты мой свет.

Ты дал мне маленький совет:

Любить. И я люблю тебя.

И жить. И я живу любя.

Внутри меня огромный мир,

Рожденный нежностью твоей.

Ты мой герой, ты мой кумир,

Мой рыцарь света и теней.

Не знаю кто ты и откуда,

Но я не в силах больше ждать.

Внутри меня явилось чудо,

Что мог лишь ты во мне создать.

Я свое чувство сохраню,

Что б ни случилось с нами дальше.

Я верю в то, что я люблю,

Ведь между нами нету фальши.

Ты только не забудь меня,

Я буду жить лишь для тебя.

Открою сердце вновь и вновь,

Лишь для тебя, моя любовь...

Принцесса замолчала и опустила голову. Волосы скрыли ее лицо.

- Я никогда не встречал столь прекрасной девушки как ты, Даала, - тихо произнес Мех.

- А ты... Ты смог бы полюбить такую как я? - медленно спросила принцесса.

- Но ведь ты говорила, что тебе нельзя любить...

Мех поднялся и сел. Даала сидела напротив, низко опустив голову. Он протянул к ней руку и погладил по щеке. Принцесса подняла голову и Мех увидел, что из ее глаз катятся слезы.

- Я не знала любви и возможно никогда не узнаю. Но ведь я красива и полна жизни. Почему я не могу получить то, о чем мечтает каждая женщина у вас и у нас?

Мех подвинулся ближе к ней:

- Даала, ты самая лучшая девушка на всем свете. Мне кажется, что ты, как никто, достойна любви.

Он взял ее маленькие руки в свои и коснулся губами ее сладких уст. Она закрыла глаза, губы ее вздрагивали и она двинулась навстречу Меху, обвила его шею руками, и они слились в одно целое...

* * *

Большой мохнатый шмель грузно шлепнулся на полевой цветок, от чего тоненький стебелек согнулся, отчаянно пытаясь выдержать вес непрошеного гостя, который, ничуть не смущаясь своего толстого туловища, неторопливо погружал в сердце цветка свое мохнатое рыльце. Порывистый ветер, казалось, пытался помочь несчастному цветку сбросить надоедливого седока, но шмель лишь сильнее охватывал цепкими лапками нежные лепестки и продолжал бесцеремонно обкрадывать свою жертву.

Ветер усилился, принеся с собой неясный шум. Шмель беспокойно заерзал на цветке и не в силах больше удерживаться, недовольно расправил крылышки и сорвался с места. Растение благодарно выпрямилось, чтобы дальше наслаждаться солнцем, но ударивший сверху столб голубого пламени превратил его зеленый стебель в горстку серого пепла и разметал в стороны.

Три огромных транспортных корабля приземлились рядом с городом. Их широко расставленные лапы жадно вцепились в землю, посадочные двигатели выключились, люки открылись и на траву стали выпрыгивать инопланетные солдаты, одетые в тяжелую, усиленную специальными серводвигателями, боевую броню. Командиры громко отдавали приказы, солдаты строились небольшими отрядами и сразу же выдвигались в сторону города.

Император выполнил свое обещание. Корабли приземлялись по окружности, пока небольшой городок не был взят в плотное кольцо, которое медленно, но неумолимо начало сжиматься. Солдаты вели поиск. Они систематично прочесывали каждый квартал, осматривали каждый дом, начиная от подвала и заканчивая крышей, тщательно изучали развалины, используя специальные приборы. Всех, кого обнаруживали в заброшенных домах, выволакивали на улицы и внимательно осматривали. Тех, кто пытался сопротивляться, пристреливали на месте. Остальных собирали в небольшие группы и уводили к своим транспортным кораблям, где загоняли в специально установленные клетки.

Время шло и военная машина все плотнее сжимала кольцо, приближаясь к обломкам разбитого катера.

* * *

Дверь распахнулась внезапно и почти бесшумно. Пятеро солдат ворвались в комнату и увидели лежащих на кровати в объятиях друг друга Меха и принцессу. Командир группы сделал знак рукой, после чего двое схватили Меха за руки, не дав опомниться, натянули ему на голову черный мешок и потащили на улицу. Землянин попытался было сопротивляться, но удар дубинкой по затылку лишил его сознания.

Очнувшаяся ото сна Даала, сообразив что происходит, громко вскрикнула и бросилась вслед за уносившими ее любимого мужчину солдатами, но командир бесцеремонно оттолкнул ее назад и заслонил дверной проем своим широким, закованным в броню, телом, преграждая путь. Он сказал несколько слов в коммуникатор и, уже обращаясь к принцессе, нарочито почтительно склонил голову, не скрывая при этом презрительной ухмылки, и отчеканил:

- Принцесса Даала, Ваш отец приказал найти Вас и доставить на флагман. Оденьтесь и мы сейчас же отправим Вас к нему.

Девушка поспешно натянула на себя одежду, принесенную Мехом и, встав перед солдатом, властно потребовала:

- Капитан, немедленно освободите этого человека.

- Простите меня, принцесса, но его нельзя отпускать. Он совершил преступление.

- Я Вам приказываю его освободить. - Принцесса сделала нетерпеливый жест.

- Еще раз прошу прощения, но у меня четкие указания относительно этого дикаря, - ответил капитан.

- С Вашим командующим мы разберемся после. - в голосе принцессы послышались уже гневные, не терпящие возражений, ноты. - А сейчас Вы должны выполнить мой приказ. Этот человек спас меня.

- На сей раз приказы отдает лично император и я подчиняюсь только ему. Шестеро моих солдат получили ранения сегодня в этом городе и еще один был убит. Если бы не Ваше легкомыслие, то этого бы не случилось. - Капитан был раздражен.

Даала задохнулась от гнева, но внезапно поняла, что самое лучшее сейчас - это взять себя в руки и попытаться сохранять спокойствие.

- Что Вы собираетесь сделать с этим человеком? - спросила она.

- Это решит император.

- Он здесь?

- Вероятно, он уже прибыл.

- Ну что ж, прекрасно. Идемте, капитан.

- Не так быстро принцесса. - ухмыльнулся он, двинувшись к ней.

- В чем дело? - Даала отпрянула от надвигающегося на нее солдата, словно от змеи.

- Дело в том, что это Вы, - он сделал ударение, - пойдете со мной.

- Это значит, что я арестована? - с вызовом спросила она, гордо вскинув голову и сжав маленькие кулачки.

- Если бы я принимал решения, то Вас расстреляли бы на месте, как дезертира. Но Вы слишком ценны и поэтому не арестованы. - он сделал паузу и презрительно прищурился. - Но скрыться Вам больше не удастся.

С этими словами он грубо схватил ее за руку. Принцесса попыталась вырваться, но это было тщетно. Ее запястье словно попало в стальной капкан. И капитан потащил сопротивляющуюся девушку за собой.

Корабль императора прибыл немедленно, как только было получено сообщение об обнаружении принцессы. Император, в сопровождении пятерых телохранителей, вышел из корабля и приблизился к солдатам, плотным кольцом окруживших стоящего с мешком на голове землянина. На того набросили какой-то рваный балахон, едва прикрывший наготу. Один из солдат приблизился к императору, почтительно склонил голову и, получив разрешение говорить, что-то зашептал, стараясь, чтобы его не услышали остальные. Закончив говорить, он отошел в сторону.

На лице императора отразилось выражение такого гнева, что солдаты невольно опустили головы, боясь даже взглянуть на своего повелителя. Тот подошел к стоящему неподвижно Меху, сорвал с его головы мешок и посмотрел ему прямо в глаза. Мех был выше императора на целую голову и ответил смелым открытым взглядом. Император приблизил свое лицо вплотную к Меху и с ненавистью прошипел, коверкая звуки:

- Ты умрешь... - Глаза его сузились, лицо перекосилось и он стал похож на желто-зеленую жабу.

В этот момент из-за угла дома вышел капитан, ведя за собой принцессу.

- Отец! - воскликнула она и попыталась броситься к императору, но снова не смогла вырваться из рук капитана.

Император лишь взглянул на нее, охваченный приступом презрительного гнева и сказал:

- Уберите ее прочь. На корабль.

- Отец! Выслушайте меня! - она упала на колени, свободной рукой схватила его за левую руку и принялась ее целовать. Но в ответ тот вырвал руку, замахнулся и ударил ее наотмашь по щеке с такой силой, что девушка вскрикнула и упала.

Увидев это, Мех закричал и внезапно бросился на ближайшего из солдат. Тот застыл от неожиданного нападения и землянину удалось вырвать у того из рук дубинку, и со всего маху раскроить ему лицо. Заливаясь кровью, солдат упал, визжа от боли и закрыв лицо руками. Мех бросился к принцессе:

- Даала! - закричал он.

Капитан с силой дернул ее за руку, которую он так и не выпустил и потащил к кораблю. Она отбивалась изо всех сил, на которые были способны ее маленькие руки.

Солдаты мгновенно опомнились от неожиданного нападения и накинулись на Меха.

- Пустите! Не трогайте этого человека! - обезумев от ужаса закричала Даала.

Император не обращал на ее крики никакого внимания. Он смотрел широко открытыми глазами, как солдаты полосуют дубинками человека, рассекая кожу до костей, но не могут остановить.

И тут принцесса сорвала с пояса у тащившего ее капитана пистолет и выстрелила ему в неприкрытую доспехами руку. Капитан упал и принцесса, вырвавшись на свободу, бросилась к избивающим Меха солдатам. На бегу она подняла пистолет и начала стрелять в них. Один из солдат, получив пулю в ногу, упал, откатился в сторону и, быстро достав оружие, выстрелил в девушку. Пуля попала в горло и Даала, выронив пистолет, медленно, словно во сне, опустилась на землю с выражением недоумения и боли на лице.

- НЕЕЕЕЕЕТ!!! - Мех рванулся к упавшей девушке из последних сил, но мощный удар по спине свалил его. Снова встать он уже не смог.

- Оставьте их, мы уходим. - раздался вдруг голос императора. - Прочь с этой проклятой планеты!!!

Солдаты остановились. Они недоуменно переглянулись, но привыкшие к дисциплине, беспрекословно выполнили приказ, забрав с собою раненых. Корабль императора взлетел через минуту. Солдаты оставили город. Транспортные корабли, наполненные пленными, один за другим поднимались в воздух, издавая оглушительный рев.

Нечеловеческим усилием воли Мех заставил себя открыть единственный оставшийся целым глаз. Кровь тонкими струйками стекала на землю. В голове мутилось, но боли он уже не чувствовал. Переломанная левая рука была бесполезна. Землянин попытался шевельнуть ногами, но последний удар по спине видимо повредил позвоночник - ноги были парализованы. Он взглянул на лежащую в нескольких метрах от него принцессу и, подтягиваясь правой рукой, срывая ногти, пытался подтащить свое разломленное тело к ней. Это был самый долгий путь в его жизни, но Мех проделал его.

Даала лежала на спине. Ее горло было разорвано в клочья, а грудная клетка судорожно вздрагивала при каждой попытке вздохнуть. Сквозь мутившееся сознание, она вдруг услышала тихий шепот планеты, но на этот раз слова были ей понятны.

- Даала... - землянин здоровой рукой сжал ее кисть. Принцесса медленно открыла глаза и взглянула на Меха. Из ее зеленых глаз покатились слезы. Губы шевельнулись, пытаясь что-то произнести, но из горла хлынула кровь и она издала только тихий хрип. Ее рука сильно сжала руку мужчины, а другая лишь кончиками пальцев прошла по его волосам, высокому умному лбу, рассеченной щеке, коснулась губ и безвольно упала на бездыханное тело.

- Даала... - прошептал он с нежностью еще раз.

Глаза ее больше не плакали. Они внимательно смотрели в небо. Туда, откуда она пришла. Мех обнял цепенеющее тело принцессы и положил голову ей на грудь. Сознание еще пульсировало в нем слабой искоркой, принося неимоверные муки. Его веки сомкнулись и время перестало существовать для него.

Откуда-то из черной пустоты до сознания Меха донеслось нежное пение. Мех ощутил, как волны теплого света наполняют его и мысленно потянулся к зовущему голосу. Он почувствовал, как невидимый, но любимый им голос увлекает за собой все его существо, наполняя новой, неведомой силой. Грани, сковывавшие сознание неожиданно исчезли, реальность перестала на него давить. Он осознал огромную мощь вселенной, свернувшуюся в сердце, и почувствовал необычайную легкость в мыслях.

Он ясно слышал зовущий его столь дорогой голос и летел ему навстречу сквозь ослепительные потоки света.

Тьма незаметно, стараясь никого не потревожить, накрыла своим покрывалом пустой город, где лишь дома черными глазницами выбитых окон смотрели друг на друга. Ветер подметал улицы, готовясь встретить день завтрашний...

ЭПИЛОГ

Яркое летнее солнце плескалось в прозрачной голубой воде небольшой речушки, оба берега которой густо заросли свежей молодой травой. Гигантские деревья исполинскими руками поддерживали небо, изредка роняя на зеленый ковер, устилавший землю, свои сочные, сладкие плоды. Небольшой пушистый зверек подскочил к только что упавшему на траву яблоку и с громким сопением начал жадно его обнюхивать, слегка подталкивая в сторону своей норы. Но яблоко было слишком велико для маленького обжоры и после каждого толчка скатывалось обратно в ложбинку. С интересом наблюдавшие за незадачливым зверьком две пары глаз переглянулись и по роще разнесся веселый женский смех. Обнаженная девушка выскочила из-за дерева и, спугнув своим внезапным появлением маленького лакомку, подхватила яблоко. Резким движением ловких рук она разломила его на две половинки и передала одну подошедшему мужчине, который широко улыбнулся, привлек девушку к себе и обнял. Он долго смотрел в ее удивительные зеленые глаза, с каждой секундой погружаясь в них все глубже и задумчиво улыбался.

Теплый летний ветерок играл с ее волосами и нежные солнечные лучи ласкали ее бархатную, чуть зеленоватую кожу. Она взлохматила гриву густых волос на голове мужчины, прижалась щекой к его груди и нежно прошептала:

- Мех. Мой любимый и ласковый Мех...

(29 июля 2007 г.)


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Федотовская "Академия истинной магии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"