Кайтелер Бьянка: другие произведения.

Цветы и камни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

  Дверь за спиной захлопнулась неожиданно громко. Лили вздрогнула, но оборачиваться не стала. Она и без того едва сдерживала слезы, чтобы оглядываться. Скромная дверь, самые обычные дверные ручки, ни изящного дверного молоточка, ни даже новомодного бронзового звонка. Но за этой самой дверью скрывалось лучшее в мире учебное заведение - Академия Магии. Единственная академия, где можно получить лицензию свободного мага. Единственная академия, лучших выпускников которой нанимали при дворе. Мечта о свободном будущем для любого одаренного: право самостоятельно распоряжаться собственным талантом, доходами и жизнью без оглядки на Гильдию.
  Лили выдержала две минуты, прежде чем мир расплылся в слезах обиды. Как она могла не поступить? Вернее, как они могли ее не взять?!. Они это нарочно!.. "Какая может быть магичка из нимфы?" - с искренним удивлением спросил секретарь приемной комиссии, когда она отдавала ему заполненное заявление. Но разве она виновата в том, кем родилась? И дар у нее есть. И не важно, что она не смогла его сразу продемонстрировать. Она ведь, в конце концов, дочь лесов! Как бы она показала свой дар в каменном мешке, где даже увядшей веточки никакой не завалялось? А взять с собой на вступительный экзамен Люциуса ей не позволили. Лили всхлипнула, шмыгая носом, прижала горшок с огнецветом к груди и погладила его грустно поникшие листья. Люциус потянулся за знакомой силой и выпустил пару свежих нежно-зеленых листочков на макушке. Лили всхлипнула еще раз. И ведь целый сезон учебного года прошел, в этом упрек комиссии был справедлив. Но кто б ее зимой-то из дома отпустил? Вот весна пришла - она любимый огнецвет из оранжереи в горшок пересадила, сумку походную собрала, да и сбежала в город. Как бы она зимой справилась, когда живое все спит? И Люциус бы холода не пережил. А эти магистры...
  "Деточка, вы и дар своей расы нам не продемонстрировали, и на сезон целый от нонешних первокурсников уже отстали"...
  "Хотите поступать - возвращайтесь в первый день зимы, вместе с другими абитуриентами"...
  "А еще лучше, выбросьте эти глупости из головы - и домой, в родной лес".
  - Ничего, родной мой, мы не пропадем, - слезы обиды сменились упрямой решимостью. - И домой не вернемся, вот еще! Чтоб нас замуж выдали да в оранжерее заперли? Нет, мы еще покажем этим напыщенным индюкам, какая магичка из нимфы! - заключила Лили и, подхватив сумку, поспешила в сторону центральной площади.
  
  Дерек пил уже вторую неделю, стараюсь утопить печальные мысли. Печальные мысли каменный полу-тролль не любил: они перекатывались в его пустой голове острыми осколками, сталкиваясь и звеня, царапая краями виски. Будь он троллем настоящим, то просто снял бы голову да и вытряхнул лишнее, но человеческое наследие делало трюк смертельным. А жить - несмотря ни на что - Дерек хотел. Он подозревал, что именно этому желанию и обязан своим появлением на свет: зачем, а еще интереснее - как его мамаша умудрилась соблазнить проезжавшего их горами человеческого мага, оставалось загадкой не только для троллей (созданий безобидных и, откровенно говоря, туповатых), но и лучших умов Академии. От матушки Дереку досталось прочное и неповоротливое гранитное тело двух метров росту, звенящая пустота в лысой голове, и знаменитая троллья основательность: какими бы недалекими созданиями каменные тролли ни были, но если уж брались за что-то, то работали со всей тщательностью, не торопясь и не халтуря. Отец же, лишив столь ценной для тролля способности разбираться на части, наградил Дерека способностями мыслить и магичить - немного, но для поступления в Академию Магии сезон назад хватило. А может, магистры и приняли необычного абитуриента только затем, чтобы поизучать редкий феномен. А теперь вот, убедившись, что феномен этот на редкость для них бесполезен, выгнали.
  Мысль об отчислении булькнула тяжелым булыжником в заполненной пивом уже почти наполовину голове. Она была хоть и тяжелой, но хотя бы острых краев не имела: все-таки, в отличие от других одаренных, троллям и без лицензии зависимость от Гильдии не грозила. Чуждые абстрактным идеям и слишком устойчивые к физическим методам убеждения, тролли значили для Гильдии не больше, чем столь же каменные булыжники на мостовой. Впрочем, то, что если одаренные тролли и появлялись, то оставались слишком глупыми для полноценного использования дара, тоже играло свою роль. Только вот Дереку впридачу к магическим способностям досталось и желание чего-то в жизни добиться. Чего-то большего, чем перекатывание камней с места на место.
  Дерек тяжело вздохнул и собирался заказать еще пинту, как дверь в таверну премерзко заскрипела. Двое вдрызг упившихся мужиков, деливших пустой зал с троллем, лишь всхрапнули на своем столе, не просыпаясь. Тролль же с любопытством - всплывшим в голове кругляшом пористой пемзы, - повернулся в сторону звука. Кому пришло бы в голову отворять дверь таверны так медленно и печально? Любой дурак знал, и даже сородичи Дерека не были исключением, что двери таверны положено распахивать - стремительно и эффектно, не позволяя дверным петлям издавать посторонних звуков.
  Но создание, нерешительно застывшее на пороге, на любого дурака не походило, скорее уж на дурочку. Милую такую и очаровательную дурочку, укутанную до самых пят струящимися волосами цвета весенней травы - Дерек видел такую траву, упрямо пробивающую камни на родных горных склонах. В подрагивающих руках гостья держала горшок с растением, чуть более темным, чем ее волосы. Большие глаза создания влажно блестели. Пористое любопытство тролля растворилось, уступив место прозрачному хрусталику сочувствия.
  Нерешительная гостья оглядела пустой зал и направилась к барной стойке. Дурочка, как есть дурочка, - неодобрительно покачал головой Дерек. Таверна старика Флинна - неподходящее место для очаровательных созданий. Это сейчас таверна пустует, а к вечеру соберется такая компания, не опасаться которой мог разве что только каменный тролль - главным образом, в силу бедного воображения и общей недалекости.
  - Уважаемый, - окликнуло создание гнома за стойкой.
  Гном Савий, присматривавший за таверной днем, пока его дядюшка Флинн отсыпался, нехотя оторвался от похабных картинок во вчерашнем Вестнике, и взобрался на высокий табурет.
  - Ну? - сплюнув через плечо, поинтересовался Савий, оглядывая гостью из-под кустистых бровей.
  Потом окинул взглядом зал, насторожено задержавшись на Дереке, убедился, что тролль по-прежнему смирен и проблем таверне не планирует, и вновь выжидательно уставился на создание. Та переступила с ноги на ногу, и выпалила на одном дыхании, без пробелов:
  - Мне-сказали-здесь-можно-снять-комнату-за-серебрушку-в-неделю.
  Савий подвигал бровями, пощипал свою короткую и редкую для гнома козлиную бородку, и принял единственно верное решение:
  - Жди, дядьку кликну.
  Серебрушка объясняла, каким ветром нежное зеленоволосое создание занесло в таверну старика Флинна. Конечно, у самой таверны комнат в наем не было - не трактир, все-таки. Но в приличном трактире за неделю самое малое золотой возьмут. Однако ж Флинн сдавал чердак своего жилого дома, что в аккурат напротив таверны, и даже официальное объявление на центральной площади вывесил пару дней назад. Дерек, целенаправленно пропивавший остатки своей стипендии, хорошо запомнил, как старый гном на квадратной карточке старательно выводил...
  
  ... "Пущаю начивать добрый путник биз вредних жывотных", - что и прочитала Лили на центральной доске объявлений. Опустила взгляд на Люциуса, оценивая, и решила, что огнецвет хоть и бывает вредным, но за "жывотное" вряд ли сойдет. Увы, при побеге из дома она рассчитывала, что поступит в Академию и будет жить на стипендию. В своих мечтах нимфа никак не предполагала, что магистры окажутся такими мерзкими и злобными. Вот уж кто легко бы сошел за "вредних жывотных"! Но как бы там ни было, а домой возвращаться нельзя и на приличный трактир денег не осталось. Поэтому сейчас она и стояла в пропахшей пивом и завсегдатаями таверне и надеялась, что ее действительно "пущают" переночевать за скромную серебрушку. Глядишь, и получится протянуть сезон, а там она уж покажет этим напыщенным стариканам!..
  Нервно передернув плечами, Лили крепче прижала горшок с Люциусом. Ставить его на стойку она поостереглась, ибо выглядела стойка так, будто не протирали ее со дня основания - причем даже не таверны, а самого города. А еще в обнимку с огнецветом нимфа чувствовала себя увереннее и было легче игнорировать навязчивое внимание каменного тролля. Знать бы, чем она этот интерес от нагромождения булыжников заслужила. У лесных созданий с горными обитателями отношения никогда не складывались, слишком уж разной была их природа. Поэтому тролль нервировал. А гном все не возвращался и не возвращался. А тролль все смотрел и смотрел...
  - Что вам от меня надо? - не выдержала нимфа, оборачиваясь.
  Она очень старалась, чтобы ее голос прозвучал возмущенно, а не испуганно. Тролль вздрогнул - от чего по таверне пронесся грохот, едва не разбудивший мирно дремавшую парочку пьяниц за дальним столиком, - и неожиданно для Лили поднялся. Едва не врезался головой в потолок, в два шага преодолел разделявшее их расстояние и протянул к ней свою громадную руку. Лили отпрянула, врезавшись спиной в барную стойку. Затравленно огляделась, убеждаясь, что они с троллем тут одни. Где запропастился этот козлобородый гном?!.
  - Дерек, - пророкотал тролль, продолжая протягивать руку в сторону нимфы, второй рукой постучав по своей груди.
  Лили поморщилась от громких звуков, а потом осторожно пожала руку тролля. Вернее, просто положила свою ладошку поверх руки, которая была слишком большой, чтобы нимфа сумела даже один палец обхватить, и с силой качнула. Собеседник ее усилий, кажется, и вовсе не заметил.
  - Лили, - представилась нимфа.
  Бить себя по груди она не стала, потому что, во-первых, столь впечатляюще как у Дерека у нее бы все равно не вышло, а во-вторых, вторая рука была занята огнецветом. Спохватившись, нимфа приподняла горшок и указала на него подбородком:
  - Люциус.
  Тролль Дерек улыбнулся и жестом пригласил Лили присесть за его столик. Лили и рада была бы отказаться, да растреклятый гном, чтоб у него остатки бороды повылазили, все никак не возвращался. А с большими и страшными троллями нимфа ссориться опасалась.
  - Ты магичка, - объявил Дерек, едва Лили устроилась напротив него.
  А может, и спросил. Когда голос так грохочет, интонации разобрать сложно. Лили осторожно кивнула, задевая носом распушившегося огнецвета. И чего распушился-то? Перед троллем решил покрасоваться?.. Подумав, нимфа поставила Люциуса на стол, словно отгораживаясь другом в горшке от пугающе большого собеседника. Тем более что огнецвет, тут же отклонивший листья в сторону от хозяйки, явно не возражал.
  - Академия? - теперь в раскатах голоса тролля вопрос звучал явственно.
  Лили недовольно вскинулась, поджала губы... и сама не заметила, как разрыдалась.
  
  Еще неделю назад мысль, что нимфа может подружиться с каменным троллем, показалась бы Лили дикой. Однако ж подружились. Наверное, просто звезды сложились - Лили была расстроена, ей надо было кому-то выговориться (не Люциусу же по сотому разу жаловаться?..), а он с поистине каменным терпением перенес все ее всхлипы и причитания. Рассказав после - в двух словах, по-тролльи кратко, - и о своем отчислении. А потом молчаливо стоял за ее спиной, пока Лили договаривалась со стариком Флинном о комнате ровно за обозначенную в объявлении серебрушку: старый гном попытался содрать с нимфы пару монет сверху, даже едва не объявив Люциуса отдельным постояльцем, но выразительное хмыканье Дерека быстро его вразумило. Первые два дня после заселения Лили потратила на превращение вверенного ей пыльного чердака в скромное и аккуратное жилище: мыла, перекладывала, укладывала и задвигала по углам старые вещи гнома; расстилала, перестилала и перетряхивала выданный ей тонкий матрас; выискивала, торговалась, собирала в лавках подушечки, шторки и цветочки в горшочках. Новообретенный друг помочь ничем не мог - со своими габаритами на чердаке он никак бы не поместился. Зато всю неделю исправно составлял нимфе компанию за обедами и ужинами, слушал ее рассказы о родном лесе, пытался рассказывать о своих горах и учебе в Академии. Неделя пролетела незаметно, и вопрос, что же делать дальше, вновь вырос перед Лили совершенно неожиданно.
  Когда однажды утром в углу чердака, попеременно чихая и ворча, появился серый комок шерсти, нимфа не придумала ничего лучше, чем испуганно завизжать и кинуть в угол шар сырой силы. Ворчание прекратилось, и на середину комнаты выкатился очень недовольный позеленевший домовенок. Умей домовые поджигать взглядом, от Лили и Люциуса - которого она инстинктивно схватила как самое дорогое, - остался бы только пепел. Домовенок, нелепо почесывая лапой - тоже позеленевшей - за скрытым в шерсти ухом, сердито фыркнул и неожиданным басом возмутился:
  - Что за люди пошли! Как только родители воспитывали? Магию направо и налево расшвыривают. С гостями не здороваются. Ишь, пигалица! Вот прокляну, и как здесь жить тогда будешь?
  Лили смутилась - обижать домовенка она не собиралась, просто он ее напугал. И порадовалась, что старик Флинн уже ушел в таверну, а не то прибежал бы выяснять, что за подозрительный шум доносится с чердака.
  - Простите, уважаемый, - пробормотала Лили, неловко кланяясь. - Я никак не планировала вас обижать, просто испугалась. Сейчас все исправлю.
  Домовенок застыл, глядя на нимфу с удивлением, пока она старательно расколдовывала зеленый налет с его шерсти.
  - Сметаны у меня нет, но могу заварить чай, хотите? - предложила Лили, едва закончив.
  Домовенок от такого предложения и вовсе плюхнулся на попу и рот раскрыл. Его большие круглые глаза, серые в цвет шерсти и с узкой вертикальной щелочкой зрачка, влажно заблестели.
  - Вот что за молодежь, - забубнил он, но недовольства в голосе совсем не слышалось. - Магичка ведь, даром что без лицензии, а к низшим с уважением. Что ж за магичка так делать будет? Силу показывать надо, а то на шею сядут.
  Нимфа умиленно заулыбалась, протягивая домовенку чашку с поспевшим чаем, а Люциус согласно зашумел листьями. Домовенок неверяще уставился на чашку, смешно повел носом над паром и, сделав большой глоток, зажмурился. Когда он снова открыл глаза, грустно вздохнул:
  - Сидят по чердакам, чаи заваривают. Совсем совесть потеряли эти одаренные, - под конец фразы домовенок заметно сник и протянул нимфе пухлый конверт с затейливыми вензелями Гильдии Магов.
  Люциус от такого дела свернул все листочки в трубочку и стал похож на обглоданную палку. Лили закусила губу, принимая конверт из рук домовенка.
  - Пренебрегают обязанностями, а Петр у них потом крайний, - с завываниями добавил домовенок, вдруг обнимая горшок.
  Огнецвет любопытно пошевелил крайней веточкой и раскрыл пару листочков над серым шерстяным комочком.
  - Без паники, разберемся, - уверенно заявила нимфа, распечатывая конверт, хотя уверенности она как раз и не чувствовала.
  Вот оно - материальное подтверждение того, что в Академию поступить надо. И экзамен на лицензию потом сдать. Чтобы никогда больше не получать повесток от Гильдии с заказом на 'исполнение одаренной номер лн-13-нп общественного долга перед магическим сообществом'. Приписки 'нп' в личном регистрационным номере Лили раньше не было, раньше она была просто 'лесная нимфа 13'. А что в ее статусе изменилось? Точно, она ведь - 'не поступила'...
  Нимфа вздохнула, но столь трагично, как у домовенка, у нее не получилось.
  - Вот что, Петр, бери Люциуса и пойдем вместе думать, - распорядилась Лили.
  - Сначала слова добрые говорят, потом командуют, и строят из себя всех таких, - забубнил домовенок, послушно подхватывая горшок и семеня вслед за нимфой. - Будто Петр захочет к ним уйти, будто с ним плохо обращаются и гоняют по разным поручениям почем зря. А Петр не посыльный, мерзкие карточки доставлять.
  Низкое ворчание домовенка успокаивало нимфу и настраивало ее на боевой лад. Кажется, вот они нашли и нового союзника. Пусть к Академии отношения и не имеющего, но явно обиженного на Гильдию.
  Дерек, ожидаемо, сидел в таверне и, судя по раздающемуся то и дело бульканью, продолжал заливать пивом удручающие его мысли. Процессии из нимфы и домовенка с огнецветом он широко улыбнулся, выставляя внушительные мраморные зубы с розовыми прожилками. Эти зубы, как и все в Дереке, по началу нимфу пугали и она пыталась научить тролля улыбаться без их демонстрации. Но общение с людьми прочно вдолбило в его каменную голову, что чем шире улыбка, тем больше доброжелательности, и понимать, что у троллей это правило не работает, у него не получилось. Или он сделал вид, что не получилось. За неделю общения Лили заметила, что Дерек гораздо умнее, чем кажется из-за медлительности и немногословности.
  - Будешь меня учить, - вместо приветствия заявила нимфа, усаживаясь напротив друга. Домовенок запрыгнул на лавку рядом с ней и безошибочно водрузил огнецвета на его привычное место на углу стола. Вид Петр при этом имел самый что ни на есть гордый. Люциус заметно успокоился и, радуясь встрече с троллем, распушился во все стороны.
  - Петр сегодня принес, - указывая на спутника, пояснила Лили на вопросительный взгляд тролля и выложила перед собой повестку от Гильдии. - Не поступлю в следующий сезон в Академию, заберут меня работать в оранжерею тюльпаны выращивать.
  - Оранжерея теплое место, а они не ценят, гонят удачу, а потом плакать будут, - выдал Петр.
  - Они их срезать потом будут, на продажу, - с навернувшимися на глаза слезами пояснила нимфа домовенку. - Выращивать, заботиться, красоту создавать - и безжалостно убивать ради однодневной потехи.
  Дерек задумчиво поскреб макушку. Уже привыкшая к шуму тролля, Лили только слегка поморщилась, Петр же испугано закрыл голову лапами, будто ожидая обвала потолка, не меньше. Люциус мелко затрясся, изображая смех, за что нимфа строго погрозила ему пальцем, а Дерек смутился и спрятал руку под стол.
  - Шумят, пугают, - проворчал домовенок, убедившись, что ничего страшного не происходит.
  - Ты ведь целый сезон отучился! - продолжила нимфа уговаривать друга. - Вот что узнал, тому меня и научишь.
  Тролль раскрыл ладонь, сосредоточился, и над каждым из четырех пальцев вспыхнул маленький огонек. Старик Флинн из-за барной стойки возмущенно пискнул, и Дерек тут же огоньки погасил. Гном окинул компанию сердитым взглядом, мученически вздохнул и отвернулся.
  - А я вот так пока не умею, - заметила Лили.
  - Мелочами балаются, ничего не успеют, даже Петра не впечатляет, - заметил домовенок.
  Дерек одобрительно кивнул новому другу - а что подружатся, сомнений не было уже ни у него, ни у Люциуса, ни у Лили.
  Идею Петра, что надо придумать что-то грандиозное, чтобы точно впечатлить приемную комиссию и выбора им не оставить, приняли единогласно и надолго задумались, с чего начать воплощение.
  - Книги надо, - пророкотал наконец тролль.
  Лили рассеяно кивнула. Книги надо. Чтобы учиться. И тренироваться в простых заклинаниях тоже надо будет. Но сотворить надо будет что-то такое... такое... чего и в книгах нет. И чтобы сразу было видно, что это их собственное. Что это они сами такие молодцы. Особенные. И чтобы никто больше не отправлял нимфу в лес цветочки нюхать, а тролля в горы камни катать.
  Лес.
  Горы.
  - Я знаю, что мы сделаем, - обводя друзей решительным взглядом, заявила Лили...
  
  ...И если бы Дерек знал тогда, чем идея подруги обернется, отказался бы от всей этой затеи.
  За прошедшие два месяца подготовки он привык, что у него есть друзья: легко расстраивающаяся нимфа, которая, тем не менее, умела быстро брать себя в руки и упорно добиваться цели; домовенок, не способный выражать свои мысли и чувства иначе чем ворчанием, но жадный до доброго слова и беззаветно преданный; и даже вредный огнецвет, так и не выпустивший ни одного бутона, но умеющий успокаивать шуршанием своих листьев. За прошедшие два месяца Дерек настолько отвык быть глупым неповоротливым троллем, что напоминание об этом гулко ударило в голове чугунной обидой. А потому вместо того, чтобы грустно опустить голову и руки, каменный полутролль неожиданно зло рявкнул:
  - Мы будем сдавать вместе.
  Секретарь приемной комиссии Академии - смешной лысеющий старичок в истрепанной мантии, порастерял всю свою насмешливость и испуганно затрясся. Мало кто бы на его месте не испугался, нависай над ним двухметровая каменная глыба, недовольная трясущая звенящей головой. Лили всхлипнула еще раз на всякий случай и подняла на Дерека восторженный взгляд.
  - То-то же, - промямлил одобрительно Петр, прижимая горшок с Люциусом покрепче.
  Секретарь окинул их компанию куда более уважительным взглядом, чем полчаса назад, когда они только-только протянули заявления. Подхватив бумаги, он выдавил 'ждите здесь' и поспешил в аудиторию для вступительных испытаний - видимо, сообщать магистрам о внештатной ситуации.
  Сдавать экзамен вместе и в присутствии Петра и Люциуса им разрешили. Магистр Оттей, которого Дерек знал по курсу алхимии, небрежно бросил:
  - Они ведь не люди, все равно не сдадут. Вдвоем провалятся быстрее, - чуть зевая, магистр больше внимания уделил новым дырам в своей зеленой мантии, чем абитуриентам.
  Коллеги с магистром согласились, на что Лили недовольно сжала кулаки. Дерек бы положил успокаивающе ей руку на плечо - он видел, люди так делают, - но побоялся нечаянно раздавить.
  Как они неоднократно репетировали в таверне Флинна, нимфа вышла на середину комнаты и закружилась, широко расставив руки и запрокинув голову. Дерек с силой ударил кулаками в пол. Лили, хоть и ожидала этого, слегка покачнулась. Магистры похватались испуганно за стол и даже начали творить защитные заклинания, но увидев, что тролль больше не бушует, нехотя опустили руки.
  ...когда они репетировали, старик Флинн тоже косился на постояльцев подозрительно. Но, видимо, привычный к дракам любивших отужинать в его таверне наемников, гном обладал куда более крепкими нервами, чем магистры-маги. Правда, после того, как удары тролля первый раз сотрясли пол, Флинн едва не выгнал не только всех из таверны, но и Лили со сдаваемого чердака. Обошлось.
  И перед магистрами тоже. Как и было задумано, прочь от силы тролля и вслед силе нимфы из каменного пола потянулись тонкие нити гранита. Они подползали змеями к ногам девушки, но послушные ее танцу, закручивались спиралью. Повинуясь подкрепленному магией желанию Дерека, укладывались слой за слоем в тонкие, едва не просвечивающие пластины. Напряжение скатывалось со лба капельками аквамарина. Нити тянулись неохотно, но повиновались.
  Когда пластинки достигли половины роста нимфы, Лили остановилась, громко хлопнув ладонями над головой. Дерек едва успел вытащить подругу из сомкнувшегося каменного бутона.
  - Недурственно, - покивал магистр Оттей, пока девушка пыталась отдышаться. - Но для поступления недостаточно.
  Это тролль и нимфа тоже понимали - уж сколько беззлобного ворчания Петра выслушали, пока научились этот каменный бутон сворачивать.
  А дальше начиналась часть, отработать которую у друзей возможности не было.
  ...ведь мало вырастить каменный цветок - его еще надо научить цвести. Лили была уже мрачнее тучи, даже плакать от очередной неудачи перестала, когда Петр притащил ту книгу по взаимодействию магов. Найдя в ней описание, как можно объединить силы двух магов в единое целое, нимфа радостно воскликнула 'вот оно!', и целый месяц заставляла тролля работать без передышки. Но все, чего они за этот месяц добились - что нимфа смогла заемной силой преобразовать один вид камня в другой. Сейчас, перед комиссией - последний шанс.
  Взяв тролля за руку, Лили закрыла глаза, сосредоточилась, и Дерек уже привычно почувствовал, как его сила утекает. А дальше, уже совсем не привычно, они всю силу, что у них была, направили в камень.
  Но...
  Дерек печально вздохнул. Острые осколки сожаления больно оцарапали виски, но ничего-то он ни с сожалением, ни с проваленным экзаменом сделать не мог. Только смотреть, как замерла недоверчиво Лили, не сводит взгляда с каменного бутона, будто надеется, что тот еще раскроется. Не раскроется - искры жизни в нем не было. Камень так и остался просто камнем - уж в этом тролль с рождения понимал. Нимфа же в неудачу не хотела верить до последнего, и беспомощно вздрогнула, когда председатель комиссии важно произнес:
  - Ну что, деточки, попробовали - и будет вам.
  Остальные магистры и вовсе от комментариев отказались, потянувшись вереницей к выходу.
  Лили шмыгнула носом и на подгибающихся ногах подошла к сотворенному ими камню.
  - Не понимаю, все должно было получиться... мы ведь все рассчитали... перепроверили... - зашептала она, оглаживая гранитные лепестки.
  Мертвые лепестки - в ответ на силу леса не шелохнулись, не затрепетали.
  Петр, прижимая уши и часто-часто моргая, молча боднул нимфу в ногу.
  - Да-да, пора уходить, - рассеяно согласилась Лили.
  А Люциус... Люциус недовольно встрепенулся, зашелестел, и свернул все листья разом. Уже было развернувшийся к дверям тролль застыл на месте, наблюдая за необычным поведением молчаливого друга. Лили и Петр тоже уставились с недоумением. Люциус же напрягся, так, что стало видно, как бежит сок по жилам, и выпустил на самой макушке огненно-алый бутон. Грустные мысли Дерека тут же сгладились до бархатной гальки, пока он заворожено наблюдал за медленным-медленным раскрытием лепестков. Проследив, как из сердцевины цветка поднимается в воздух живая искра, тролль наконец-то понял, почему огнецветы так называют.
  Искра опустилась на каменный бутон, легко скользнула внутрь, осветив лепестки изнутри...
  ...и ничего не произошло.
  
  Обессиленный Люциус поник.
  - Старались, учились, а толку, - шмыгнул Петр. - Топчутся теперь, слезы льют.
  Но выйти из аудитории друзья не успели. Хлопнув дверью, комната качнулась вбок так резко, что даже Дерек не устоял на ногах, и едва успел поймать полетевшую в стену нимфу. Потом пол накренился в другую сторону, стены разошлись, потолок раскрылся - и комната вытряхнула всех на улицу. Горшок Люциуса столкновения с мостовой не выдержал и пошел трещинами, Петр потирал всего ушибленного себя, и только бережно удерживаемая троллем Лили обошлась без синяков. Дерек поморщился от удара, но и только. Голова наполнилась хрустальным звоном непонимания.
  Оглянувшись на здание Академии, тролль и вовсе едва не уронил челюсть: здания на месте не было. На месте осталась только обычная деревянная дверь, без украшений, звонков и молоточков. Та ненавистная низкая дверца, всегда заставлявшая Дерека склоняться чуть ли не вдвое. А вот за дверью... Ни основательных каменных стен, ни лабиринтов коридоров, ни аудиторий - лишь клумба гигантских каменных тюльпанов на толстых стеблях. Как тот, что высадил их на улицу. Как тот другой, склонившийся рядом и вытряхнувший из себя ошалевших магистров.
  Первые слова которых предсказуемо были не из тех, что стоит произносить в присутствии трепетных девушек. И каменный тролль бы от таких смутился, но все были слишком поражены происходящим, чтобы обращать внимание на такие мелочи.
  - Это... это невозможно! - заявил наконец магистр Оттей, беспомощно оглядываясь на коллег и абитуриентов.
  - Возмутительно, но восхитительно, - выдохнул председатель приемной комиссии.
  - Да как они посмели оживлять Академию?! - подхватил третий магистр.
  - Но, согласитесь, коллеги, результат впечатляет.
  Коллеги согласились, а Петр просиял.
  - Возмутили, восхитили, впечатлили, сотворили невозможное, - забормотал домовенок, подпрыгивая вокруг магистров. - Документы заслужили!
  Про документы Дерек не понял. Лили, похоже, тоже, но заинтересовалась и перевела взгляд с каменных тюльпанов на домовенка. Магистры же восторга домовенка не разделили, хотя, судя по реакции, и прекрасно поняли его мысль.
  - Сами правила устанавливают, сами и нарушают? А если Петр в Гильдию пожалуется? - насупившись, добавил домовенок.
  Магистр Оттей хмыкнул 'это будет любопытно', а председатель комиссии обреченно вздохнул:
  - Будут им документы, будут, - и, повернувшись к абитуриентам, произнес со всей торжественностью: - Нимфа Лили из Восточной Дубравы и тролль Дерек из Долины Трех Гор, сим официально засчитываю вам создание каменного цветка и оживление Академии в качестве вступительного и лицензионного экзамена, и объявляю вас достойными звания свободного мага.
  Лили восторженно пискнула и кинулась обниматься с троллем, огнецветом и домовенком одновременно.
  - Однако! - магистру пришлось повысить голос, чтобы вернуть внимание нимфы. - Вы, деточки, экзамен сдавали вдвоем, и это не совсем по правилам. Поэтому чтобы получить лицензию, вы все-таки должны будете пройти полный курс обучения в нашей Академии. Поздравляю с обретением и возвращением, - кивок в сторону Лили и Дерека поочередно, - статуса студента.
  
  К учебе они приступили, правда, только через месяц - именно столько понадобилось магистрам, чтобы договориться с ожившей Академией. Зато как веселились потом студенты, когда для перехода из аудитории в аудиторию приходилось или учиться летать, или хотя бы прыгать, а то и вовсе ласково шептаться со стенами, чтобы те вытряхнули в нужном направлении!..
  И Лили, и Дерек, и даже Петр с Люциусом понимали, что легко не будет, что ни магистры, ни Гильдия не упустят случая щелкнуть их по носу, но знали точно: пока они вместе - они непременно со всем справятся!
  
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | | О.Гринберга "Отбор для Темной ведьмы" (Фэнтези) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Хищник цвета ночи" (Городское фэнтези) | | А.Ветрова "Перейти черту" (Современный любовный роман) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"