girlwholept: другие произведения.

Перемотай

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик ГП. Немного кроссовер с Life Is Strange. Гермиона получает способность ограниченного перемещения во времени. Будьте готовы к небольшому количеству жести в отношении ГГ. Без подробностей. Жести ради жести не будет.

    20.06.2015


   - Поднимайтесь, быстрее поднимайтесь!
   Сначала Гермиона даже понять толком не могла, почему ее разбудили, и вытолкали из палатки. "Хорошо хоть плащ нацепить успела, - думала она, - а то б сейчас в одной ночнушке перед ребятами щеголяла". Однако на смену этим мыслям вскоре пришел ужас, когда она увидела, как маги издевались над людьми подвесив их высоко над палатками. "Робертсы! - узнала Гермиона. - Каким же уродом нужно быть, чтоб такое делать?" Впрочем, её это уже не удивляло, она была хорошо знакома с взглядами чистокровных относительно маглов.
   - Мы должны помочь, - старясь перекричать шум сказал Артур Уизли. - А вы идите в лес, и не разделяйтесь. Как только с этим разберемся, я за вами приду.
   Не то чтобы Гермиона была против того, чтобы мистер Уизли помогал Робертсам, но ей было неуютно оставаться в этом бедламе без взрослых. Она взглянула на ребят. Гарри, похоже, еще даже не проснулся. Рон с открытым ртом взирал на парящих в воздухе людей. Джинни же смотрела на Гарри, пытаясь получше прикрыться плащом, что выглядело довольно забавно, учитывая, что ночная рубашка у неё была ну точно из исторических книг за девятнадцатый век. Гермиона едва не фыркнула.
   - Пойдемте, - сказал Фред, хватая Джинни за руку, и устремился к лесу.
   Остальные последовали за ними. Остановились лишь когда достигли деревьев. Гермиона оглянулась. Министерство, похоже, не удавалось взять ситуацию под контроль. Мешала поднявшаяся паника. Они побежали дальше, но держаться вместе с каждым шагом становилось все труднее. Люди превратились в стадо животных, и вообще не обращали внимания на то, куда прут. Гермиону ничего не могла поделать: ее оттеснили от остальных, и она потеряла их из виду. Её это несильно пугало: двигалась-то она в верном направлении в конце концов. Просто она боялась, что Рон и Гарри попадут в какую-нибудь неприятность. Как обычно. Они ведь такие бестолковые!
   Наконец толпа стала рассеиваться - люди разбредались в стороны, приходили в себя, дисаппарировали в более безопасное место. Гермиона не заметила, как внезапно оказалась практически одна. Она обошла стороной небольшую группу, в которой заметила трех вейл, и двинулась дальше. Гермиона не хотела себе признаваться в том, что понятия не имела куда шла. Впрочем, это волновало ее меньше всего. Чем дальше от палаточного лагеря - тем лучше. Еще бы остальных найти. Она не переставая крутила головой, пытаясь разглядеть в темноте хоть кого-то, надеясь найти Гарри и Рона.
   - МОРСМОРДРЕ!
   Гермиона взвизгнула от неожиданности, но тут же взяла себя в руки, и обернулась, выставив перед собой палочку, старясь не обращать внимание на полыхающий зеленый череп в небе. Она отлично знала, что это за знак, однако, не знак ее волновал, а тот, по чьей воле этот знак освещал лес. Перед ней был худой светловолосый мужчина. В зеленоватом свете черной метки он выглядел зловеще. Но что хуже всего - он смотрел прямо на нее.
   - Вы очень не вовремя, мисс, -- произнес он, облизывая губы. - Мне лишние свидетели не нужны.
   Гермиона чувствовала, что перед ней крайне опасный человек. Его слова не добавили ей спокойствия, поэтому она не стала дожидаться, пока тот скажет еще что-то, или произнесет заклинание.
   - Экспеллиармус! - воскликнула она, посылая в человека обезоруживающее заклинание.
   - Никаких манер, - с усмешкой сказал он, легко увернувшись от заклинания. - Авада Кедавра!
   Гермиона бросилась в сторону, с трудом избежав ядовито-зеленого проклятия. От мысли, что она лишь чудом избежала смерти внутри все похолодело. Время, казалось, замедлило свой ход, и пока она готовилась произнести второе заклинание, в ее голове успели пронестись сотни мыслей. Она сомневалась, что ей удастся выйти победительницей из этой дуэли - маг был намного опытнее. Оставался один выход - бежать, но для этого нужно было сначала отвлечь его. От обезоруживающего заклинания он увернулся играючи, поэтому нужно было что-то, от чего ему будет сложно увернуться, даже если заклинание не причинит ему никакого вреда.
   - Бомбарда! - выкрикнула она, направив палочку на землю перед мужчиной.
   Взрыв раскидал землю во все стороны, подняв густое облако пыли. Гермиона благодарила природу за то, что уже как две недели не было дождя. Не будь земля сухой, такого бы эффекта не получилось. Гермиона бросилась бежать, но мужчина внезапно появился перед ней, всего в метрах десяти. Рефлекторно вместо того чтобы броситься в сторону, она попыталась остановиться, и споткнулась о свою же ногу.
   - Авада Кедавра, - снова произнес он, посылая убивающее проклятие еще до того, как она упала на землю.
   - Гермиона!
   "Гарри? Хорошо, что он нашелся", - возникла у нее совершенно идиотская мысль прежде, чем она упала на землю. А потом время во второй раз словно замедлило свой ход. Она видела, как Гарри летит в прыжке наперерез зелёному убивающему проклятию. Ей хотелось кричать, хотелось, чтобы время остановилось, чтобы оно повернулось вспять, ведь Гарри был в долях секунды от гибели, заслоняя ее собой от непростительного проклятия. Гермиона ничего не могла поделать, лишь наблюдать. Вот проклятие попадает в ее друга...
   - НЕТ! - закричала она, глядя на безжизненно падающее тело Гарри, пытаясь дотянуться до него рукой.
   Время в который раз замедляется, практически останавливается, и неожиданно перед ней замелькали картинки, словно пленку на видеомагнитофоне перематывали назад. Она видела саму себя, слышала странные звуки, разобрать их было практически невозможно, но Гермиона не обращала на них внимание, слишком потрясена она была случившимся. Внезапно все прекратилось.
   - Поднимайтесь, быстрее поднимайтесь!
   Что? Мистер Уизли? Гермиона была в растерянности: она снова была в кровати в палатке. Что это было? Всего лишь сон? Практически на автомате она подхватила плащ, и двинулась вслед за мистером Уизли. Ее охватило чувство дежавю. Все происходило точно так же. Робертсы, поднятые в воздух людьми в масках...
   - Мы должны помочь. А вы идите в лес, и не разделяйтесь. Как только с этим разберемся, я за вами приду.
   Те же самые слова! Это было видение? Нет, слишком яркое и конкретное чтобы быть видением. Она не слишком хорошо разбиралась в предсказаниях, но знала достаточно, чтобы отмести теорию о видении будущего. Она стала перебирать варианты - один безумнее другого. Гермиона не понаслышке была знакома с путешествиями во времени, и понимала, что все было совсем не так, как происходит при использовании маховика времени.
   С другой стороны, все те странные ощущения... Она не обратила на них внимания до этого. У нее были другие проблемы - пожиратель смерти, пытающийся ее убить. Теперь же, когда она пыталась найти ответ на терзающую ее загадку, Гермиона совершенно точно могла сказать, что либо ускорялось ее восприятие времени, либо само время замедлялось. Не переживай она все это заново, Гермиона скорее бы взяла первое за основную версию, но сложив все известные ей факты воедино, она не могла не признать, что она действительно каким-то образом сначала замедлила время, а затем и вовсе обратила его вспять. Она или некая магическая аномалия. Высшая сила. Гермиона не верила в высшую силу. Еще менее вероятной казалась случайная магическая временная аномалия. А значит, она действительно каким-то образом управляла временем. Все ее знания кричали: "невозможно!", но разум не мог найти иного объяснения.
   - Пойдемте, - сказал Фред.
   Гермиона практически не обращала никакого внимания на происходящее вокруг нее. Все ее мысли были заняты ее путешествием во времени. Если она может управлять временем, то как это работает? Что случается с будущим, которое остается позади? Оно исчезает, или превращается в одну из миллиардов возможностей будущего? Если Гарри погиб, то что произошло с его душой? Наличие души в магическом мире неоспоримо, и если он погиб, то его душа должна была уйти из этого мира, но теперь... он снова жив. Это все тот же Гарри? Или другой Гарри? Ее ли это реальность? Тот ли самый мир? Не может же она вот так просто вторгаться в загробный мир, решая, кому жить, а кому умирать? Не может же она просто так мановением руки вырывать души с того света?
   - Гермиона, пойдем!
   Гарри схватил ее за руку, и потащил за собой. Гермиона на секунду оторвалась от своих мыслей, но тут же заново окунулась в поток мыслей. Не дать погибнуть Гарри просто. Всего лишь нужно было держаться вместе и не совать свой нос куда не следует. Куда важнее, с ее точки зрения, было разобраться с путешествием во времени.
   Души? К черту души. Не это сейчас главное. Возможно ли повторить это путешествие во времени? Судорожно вспоминая, что чувствовала, и что делала, когда управляла временем, Гермиона попыталась воссоздать полную картину того, как это произошло. Должно быть, ее путешествие во времени было как-то связана с ее желаниями, ведь в те моменты, когда время замедлялось, ей нужно было больше времени, чтобы обдумать свои действия. Когда погиб Гарри, она желала обратить время вспять. Могло ли сильное желание вылиться в столь необычный непроизвольный выброс магии? И можно ли считать подобную магию случайной? Ведь желание - естественная часть любой магии.
   Отпустив Гарри, она выставила перед собой руку, повторяя движения, которые привели к провалу в прошлое, и сосредоточилась на желании снова повернуть время вспять. Словно повинуясь ее воле, все вокруг сначала замедлилось, а затем время понеслось вспять. В какой-то момент она начала ощущать усталость, которая с каждой секундой наваливалась все более тяжёлым грузом на ее плечи. Не смея больше испытывать судьбу, она попыталась снова вернуться в нормальное течение времени...
   Схватившись за голову, она упала на землю. Голова раскалывалась от боли, а во всем теле чувствовалась чудовищная усталость. "Кажется, я не рассчитала своих сил", - подумала она, и постаралась снова подняться на ноги. Силы постепенно возвращались, а вместе с ними приходило понимание, что возможности по путешествию во времени были вовсе не столь безграничны, как ей сначала показалось. Насколько далеко в прошлое она вернулась? На мгновение ее охватил страх, что она провалилась на десятки лет в прошлое, но оглянувшись, и увидев палаточный лагерь вздохнула с облегчением... и тут же нахмурилась.
   На этот раз она не вернулась в палатку. Гермиона стояла на том же месте возле леса, где попыталась обратить время вспять. Как это возможно? Не было никаких магов в масках, не было Робертсов над палаточным лагерем. Она провалилась в прошлое дальше, чем в прошлый раз, но почему-то оказалась не в палатке, а на окраине леса. В ночнушке. Но если она была здесь, то кто сейчас спал в ее кровати?
   В панике она бросилась к палатке, но на половине пути остановилась. Что будет если она увидит в кровати саму себя? Нет, она, конечно же, не верила, что случится нечто ужасное. Какая принципиальная разница между двумя ее версиями, просто существующими в одном времени и двумя ее версиями встретившимися друг с другом? Никакой. А значит, раз реальности не разорвало на куски от ее манипуляций, то и встречу двух ее версий выдержит. Ее пугало другое: как она будет жить в реальности, где существует вторая ее версия?
   Встряхнув головой, она продолжила путь к палатке. Неважно, увидит ли она вторую себя в кровати или нет, это ничего не изменит. Неведение - не отсутствие проблемы. Гермиона остановилась возле палатки, и осторожно открыла ее. Чары, защищавшие вход в палатку, узнали ее, и пропустили внутрь. Кровать Гермионы пустовала, в то время как Джинни спокойно спала в своей.
   Значит в этой реальности была лишь одна ее версия. Очень интересно. Постарело ли ее тело на то время, что она была в будущем, или она вернулась в свое более молодое тело? В чем было отличие между этими двумя прыжками во времени? Почему в прошлый раз она вернулась в свое тело, а теперь переместилась во времени, но осталась в том же месте, что и в будущем? Перемещение души и тела, и перемещения лишь души? Получается, была возможность этим как-то управлять. Гермиона резким движением провела ногтями по руке оставляя царапину, и тут же снова на несколько секунд переместилась в прошлое.
   Царапина осталась на месте. Значит перемещались во времени действительно и тело, и душа. Душа ли? Или просто сознание? Но что насчет первого перемещения? Гермиона отошла на метр в сторону, и снова сосредоточилась, на этот раз пытаясь представить, что перемещается в прошлую версию своего тела. Время уже почти привычно подчинилось, и она оказалась в том месте, где стояла несколько секунд назад до того, как оцарапала руку. Царапины не было, однако, с новой силой навалилась головная боль. Потирая висок левой рукой, она достала палочку, и покрутила её.
   Поможет ли она при перемещении во времени? Возможно, палочка может помочь прыгать во времени дальше, но Гермиона опасалась повторять попытки перемещения во времени, не отдохнув как следует после прошлого раза. Силы возвращались не то чтобы медленно, но рисковать свалиться с ног от истощения ей не хотелось, учитывая, что должно было вскоре произойти.
   Семья Роберс! Она могла их предупредить! Гермиона бросилась из палатки к небольшому каменному дому, где должны были быть маглы. Чем ближе она подходила, тем больше у нее было сомнений насчет разумности того, что она хотела сделать. Что если ее вмешательство вызовет непредсказуемые последствия? Что если она сделает только хуже? И все же, не попытаться было бы глупо.
   Осмотревшись, и не обнаружив тех магов в масках, Гермиона двинулась к двери.
   - Девочка, тебе что надо? - остановил ее мужчина в черном костюме.
   Гермиона едва не подпрыгнула от неожиданности. Немолодой - лет сорок - волшебник стоял у нее за спиной. На лице застыло раздраженное выражение. Скорее всего - один из служащих Министерства, которого поставили охранять семью маглов от возможных нападок со стороны пуристов. Заодно было кому стереть память в случае, если маглы замечали что-то необычное.
   - Хватит маглов донимать.
   - Да я не хотела, - ответила Гермиона.
   - Понимаю, что тебе интересно на маглов посмотреть, но у нас и без тебя работы много.
   Гермиона чуть не взорвалась от негодования. Ее приняли за чистокровную, которая маглов ни разу не видела! Не став спорить с волшебником, она отошла в укромное место, и снова воспользовалась своими новообретенными способностями, вернувшись на несколько минут в прошлое. Причем она чувствовала, что дальше прыгнуть если и сможет, то упадет на землю без сил.
   Осмотревшись, она нашла того самого волшебника, который ее до этого остановил. Может, просто предупредить его? В конце концов, что она скажет мистеру Робертс? "Извините, но вы должны немедленно покинуть ваш дом! Сейчас придут злые волшебники, и будут над вами издеваться?" Что за глупость! Это ведь прямое нарушение Статута о Секретности. Похоже, она заразилась от Гарри импульсивностью.
   - Извините, вы ведь работаете на Министерство, не так ли? - спросила она, подойдя к волшебнику.
   - Да, - нахмурившись, ответил он.
   - Я только предупредить хотела, - сказала Гермиона, вскипая от раздражения. - Видела каких-то странных людей, нацепивших белые маски, и случайно подслушала их разговор. Они, кажется, какие-то беспорядки учинить собираются.
   - Белые маски? - переспросил он. - Где ты их видела?
   - Да там проходили, - ответила Гермиона, неопределенно махнув рукой в сторону палаток. - Их там уже все равно нет.
   - Как они выглядели?
   - Да откуда же я знаю. Я же говорю: в белых масках были.
   - Стой тут, и никуда не уходи, - строго сказал он. - Мне нужно отлучиться, предупредить остальных.
   Волшебник с хлопком дисаппарировал, оставив Гермиону в одиночестве. Нахмурившись, она отошла чуть дальше к большой палатке, чтобы не привлекать лишнего внимания. Учитывая связи в Министерстве всех этих чистокровных подобных Малфою, вероятность, что те люди в масках узнают о ее предупреждении весьма высока. А значит, нападения может вовсе не случиться, и ее обвинят в том, что она панику разводит, или хуже: нападут прямо на нее.
   Вздрогнув, Гермиона выхватила палочку. Правильно ли она поступила, предупредив этого человека? Не то чтобы он был подозрителен... скорее наоборот. Обычный волшебник, выполняющий свою работу. Но вдруг... Додумать ей не дали. Мир перед ее глазами внезапно померк, и она провалилась в беспамятство.
  
   - - -
   Называть Пожирателей Смерти последователями Волдеморта, как это делали многие обыватели, было бы ошибкой. Несомненно, среди них были те, кто был готов умереть за Темного Лорда, были и пуристы, ненавидящие маглорожденных, но в своем большинстве эта организация состояла из людей, которых совершенно не волновали ни Волдеморт, ни чистота крови. Пожиратели Смерти - это крайне неоднородная масса людей. У каждого были свои причины вступить в ряды Пожирателей Смерти. Кто-то хотел пограбить, и заработать легкие галлеоны. Кто-то получал возможность устранить мешающих людей. Некоторыми двигала возможность поиздеваться над беспомощными жертвами. Организация давала этим людям делать то, что они хотели, не неся ответственности за свои поступки. Одень маску - и твори беспредел!
   Люций Малфой был из тех, кто с одной стороны поддерживал идеи пуризма, с другой - был крайне доволен возможностью безболезненно устранять конкурентов. Его род и так был достаточно богат, но с приходом Волдеморта он утроил запасы золота в семейном сейфе, а заодно заметно проредил кошельки своих оппонентов. Таким образом он стал одним из самых влиятельных людей в Магической Великобритании. Даже Дамблдор при всех его титулах не обладал такой властью, как Малфой. С падением Темного Лорда его возможности стали куда более ограниченными, но своего влияния он не растерял.
   В любой другой ситуации Люций Малфой никогда бы не стал участвовать в этой глупости, которую решили учинить остальные оставшиеся на свободе Пожиратели Смерти. В отличие от многих из них у него никогда не возникало желания убивать, пытать или насиловать ради удовольствия. Если он убивал, то только потому что это было выгодно или необходимо. Если он пытал, то только потому что ему нужна была информация. И уж точно он никогда не опускался до того чтобы кого-то насиловать. Он, в конце концов, был очень богатым, влиятельным и весьма привлекательным мужчиной, и не сомневался в своих способностях заполучить любую женщину не прибегая к силе.
   Однако после преследующих его в последнее время неудач, Люцию хотелось выпустить пар. Мало того, что он потерял домовика, который знал слишком много секретов, он еще и место в попечительском совете Хогвартса потерял. Будучи председателем, он имел довольно большое влияние в Хогвартсе. Не стоит даже говорить, скольких галлеонов ему стоило замять то дело с дневником. Да и в этом году все его начинания не принесли абсолютно никаких плодов. И, казалось бы, во всем виноват Поттер. Вот уж, действительно, заноза в заднице. Куда ни повернись - везде Гарри Поттер. Даже сыну неприятностей доставить успел.
   Они не планировали никого убивать, всего лишь немного развлечься, поиздеваться над маглами, вспомнить былые годы. По крайней мере он так думал пока некая девочка каким-то непостижимым образом не узнала о готовящейся акции. Доверилась, правда, не тому человеку. Он на самом деле работал на Министерство, и охранял покой маглов, однако был не против получить немного золота в обмен на обеспечение беспрепятственного доступа к маглам. Девочка оказалась угрозой его кошельку, и он тут же сообщил об этом нужному человеку, который в свою очередь передал информацию Люцию. Дурочка даже не поняла, что с ней случилось, когда его оглушающе заклятие ударило ее в спину.
   Какого же было его удивление, когда он обнаружил, что девушкой была та самая грязнокровка, которая вечно ошивалась в компании с Поттером. Будь на ее месте любая другая маглорожденная, он бы допросил ее, стер память, да подвесил болтаться вверх ногами вместе с маглами. Но что может быть слаще мести? Заодно замечательный подарок Драко - он постоянно жаловался на эту зазнайку. Почему бы не воспользоваться таким шансом избавиться от этой грязнокровки? Сам он детоубийством заниматься не желал. Нечего руки марать, когда рядом с ним был идеальный доброволец разобраться с грязнокровкой.
   Уолден Макнейр в отличие от Люция Малфоя был Пожирателям Смерти ради возможности пытать, всячески издеваться и убивать. Ему приносило истинное удовольствие чувство полного контроля над жертвой. После исчезновения Темного Лорда ему пришлось нелегко - снова нужно было сдерживать свои желания, но он сумел найти занятие по душе, став ликвидатором опасных животных. Учитывая то, что термин "животное" в Магической Великобритании мог трактоваться довольно вольно, он мог мириться с подобной жизнью. Кроме того, всегда можно было поймать какую-нибудь магловку поразвлечься. Искать ее в магическом мире все равно не станут.
   - Допроси ее, а потом избавься, - сказал ему Малфой.
   - Считай, что сделано, - оскалившись, ответил Уолден, беря грязнокровку на руки.
   Уолден Макнейр не рассчитывал, что ему удастся сегодня удовлетворить свои потребности. Сильная шумиха была никому не нужна, поэтому ни о чем интересном и речи идти не могло. К счастью, все изменил случай. Удачно подвернулась девчонка. Не самая привлекательная из тех, с которыми он развлекался, но на безрыбье и эта пойдет. Больше десяти лет прошло с тех пор, когда ему в последний раз удалось заполучить в руки ведьму.
   Аппарировав в небольшой заброшенный дом, скрытый от маглов чарами, он небрежно бросил девушку на пол, и перевернул ее ногой на спину. Можно было разбудить ее и подчинить ее с помощью "империо", но Уолден терпеть не мог это заклинание. Он предпочитал иметь полный контроль над своей жертвой - так, чтобы у нее вообще никакой возможности сопротивляться не было. Что могло быть лучше, нежели просто оставить ее без сознания? Тело ее, в конце концов, можно заставить двигаться, не приводя в сознание.
  -- Империунтула, - произнес он, направив палочку на грязнокровку.
   Это заклинание обычно использовалось для контроля над трупами. Можно было заставить мертвого ходить, и даже изображать из себя живого, если маг обладал достаточным мастерством. Это не "империо", с помощью которого можно было просто дать приказ, и цель их выполняла. Нет, тут требовался полный контроль, но именно это Уолдену и нравилось.
   Тело грязнокровки начало двигаться - неуклюже, словно зомби. Однако с каждой секундой ему становилось все легче управлять ей, словно марионеткой. Наловчившись, он заставил ее встать, и снять всю одежду, после чего посадил ее перед собой на колени.
   - А теперь мы откроем рот, - скалясь, сказал он.
   - - -
   Гермиона приходила в себя медленно. Чувства возвращаться будто и не спешили вообще. Даже боль и та нарастала постепенно. Гермиона не понимала, что случилось, и почему ей было так больно. Обычно она сама за своими мыслями не всегда успевала, но сейчас мысли приходили заторможено. Сначала она решила было, что с ней что-то случилось, и она оказалась в больнице под наркозом, но отмела эту мысль, начиная припоминать, что же с ней случилось до того, как она потеряла сознание.
   Она чувствовала какой-то странный вес на своем теле, во рту был противный привкус. А еще... боль. Во всем теле, в особенности внизу живота. Что-то двигалось прямо на ней. Гермиона с трудом открыла глаза, и прямо над собой увидела белую маску. Он лежал на ней, он...
   - А... - на выдохе произнес неизвестный человек, вставая с нее. - Проснулась, наконец. Как вовремя, я как раз закончил.
   И тут, словно невидимый барьер прорвало, и на нее навалился поток мыслей. Её глаза расширились от ужаса, и понимания того, что случилось. Гермиона закричала. Время остановилось, и понеслось назад, подчиняясь ее неосознанному желанию. Гермиона зажмурилась, не желая видеть то, что делал с ней этот выродок. Она не знала, сколько это продолжалось - ей вообще не хотелось возвращаться в нормальное течение времени. Однако ее силы были небезграничны. В какой-то момент ее выбросило из обратного потока времени. В очередной раз навалилась страшная головная боль и смертельная усталость, и она снова провалилась в беспамятство.
   Ее второе пробуждение было резким. Она открыла глаза, и уставилась в потрескавшийся потолок, не желая думать о том, что случилось. Мелькнувшая было надежда на то, что все было ужасным кошмаром, тут же угасла под безжалостным давлением голоса разума. В голову лезли горькие мысли - она понимала, что, неосознанно переместившись в прошлое, сделала только хуже. Всеми силами она гнала эти мысли прочь, не желая даже думать об этом.
   Как она ни старалась сдерживать рвавшиеся наружу чувства, слезы потекли по вискам. Перевернувшись на бок, Гермиона подтянула колени к лицу, и, закрыв глаза, заплакала. "Этого не должно было случиться, - повторяла она про себя. - Этого не должно было случиться".
   Она не знала, сколько времени прошло. В какой-то момент слезы будто закончились, но легче от этого не стало, скорее - наоборот. Гермиона проклинала обретенную способность перемещаться во времени. Не будь нее... Лучше бы она с Гарри умерла, чем это. Все что угодно, только не это. Предательский голос разума, однако, твердил, что виновата не ее новая способность, а она сама, безответственно распорядившаяся обретенной силой. Она сама виновата, что оказалась в подобной ситуации. Хотелось перестать думать, чтобы эти мысли ее не мучали.
   Гермиона открыла глаза и уставилась в окно. На улице был день. Сложно было предположить, сколько часов или дней она пробыла без сознания. Больше всего ее тяготила мысль о том, что все можно было изменить, вернув в прошлое свое сознание. Вместо этого, она просто прыгнула во времени назад, и тем самым лишила себя возможности все изменить. Можно было, конечно же, попробовать забросить свое сознание дальше в прошлое, но она сомневалась, что что-либо выйдет. Несколько часов - предел ее способностей. Она чувствовала эту границу во время экспериментов в палатке, и она чувствовала эту границ, когда...
   Но попытаться стоило. Вздохнув, Гермиона собралась с мыслями, и, сосредоточившись, повернула время вспять. В какой-то момент превозмогать головную боль и усталость стало невыносимо, и она остановилась, возвращая времени нормальный ход. Как она и предполагала, пара часов - ее предел. Последние остатки надежды канули в небытие.
   Заставив себя встать, Гермиона подошла к окну. Она находилась прямо напротив неизвестного ей храма. Неподалеку виднелись магловские жилые дома. Нужно было уходить, оставаться в доме было опасно и бессмысленно... но как? Она была абсолютно голой, у нее не было палочки, а дом был полностью лишен какой бы то ни было мебели. Поискать что-нибудь было можно, но Гермиона сомневалась, что найдет что-либо.
   Дождаться ночи? А что потом? От одной мысли, что она вернется домой, и родители узнают о том, что случилось, бросало в дрожь. Ее пугала мысль, что кто-либо мог узнать о том, что с ней случилось. Никто и никогда не узнает! Снова потекли слезы, но она вытерла глаза, и взяла себя в руки. Интересно, ее ищут? Знают ли уже родители о ее пропаже? Она покачала головой. Не время для этих вопросов.
   Можно было попробовать остановить время, и найти где-нибудь одежду. Гермиона не знала, возможно ли это, и, если возможно, то насколько долго она сможет остановить время. Тем более, она и так устала после неудачной попытки вернуться в прошлое. Прежде чем выходить на улицу, она решила обойти дом в надежде что-нибудь найти. Тщетно. Дом был абсолютно пуст. Возможно, будь у нее палочка, она бы нашла какой-нибудь тайник... Гермиона вздохнула.
   Подойдя к двери, она опустила голову, и несколько секунд собиралась с мыслями. Остановить время, и найти одежду. Можно было просто выйти, найти одежду, и вернуться в прошлое уже в одежде. Потом пришла другая идея: просто пойти в храм, и попросить о помощи, а потом вернуться в назад в прошлое. Покачав головой, она отказалась от этой идеи. Неважно, сможет она после этого переписать историю или - нет, ей не хотелось видеть сочувствующие взгляды. Не хотелось слышать то, что они будут говорить.
   Вздохнув она открыла дверь, и побежала в сторону храма, а затем к улице, стараясь смотреть под ноги, чтобы не пораниться. Она закусила губу, заставив себя не останавливаться, когда ее стали окликать прохожие. Всего этого все равно не случится. Она вернется в прошлое, и они ничего не будут знать. Они не увидят ее. Все это не будет реальностью.
   Ей повезло - она оказалась в самом центре города, на пешеходной улице. Заметив, наконец, магазин одежды "H&M", она устремилась внутрь. Подавив желание схватить первое, что попадется под руку, она стала искать то, что подходило ей по размеру. Несколько раз ее останавливали посетители магазина и продавщицы - Гермиона просто прыгала на полминуты в прошлое, и, с трудом игнорируя людей, продолжала одеваться.
   Длилось это, казалось, вечность. Один магазин, второй, третий, пока она не была полностью одета. Забежав за угол дома, Гермиона вернулась как можно дальше в прошлое. Снова не справившись с терзающими ее эмоциями, она сползла по стене, и, закрыв руками лицо, заплакала. Не хотелось жить. На секунду она даже представила, что убивающее проклятие, которое перехватил Гарри, попало в нее. Так было бы лучше.
   Утерев слезы, она достала из кармана деньги, которые вытащила из кассы в одном из магазинов. Гермиона никогда не думала, что когда-нибудь ей придется воровать деньги, но на удивление не чувствовала абсолютно никакой вины. Украла, и украла. На всякий случай. "Можно начинать карьеру воровки", - пробормотала она, насчитав почти полторы тысячи фунтов стерлингов.
   Она знала, где находится. Во время беготни по магазинам успела узнать, что ее затащили в Карлайл. До Лондона несколько часов пути на поезде, но прежде чем отправляться в путь, нужно было привести себя в порядок. Не желая больше воровать, Гермиона купила расческу, зеркальце и косметику. На лице были ссадины - их Гермиона сумела более-менее замазать. Если не станут осматривать тело, то ей, скорее всего, удастся скрыть произошедшее. Свое появление в Карлайле можно объяснить всплеском случайной магии. Или на чей-то портключ наткнулась, и все тут! Даже если ее осмотрят - скажет, что появилась в воздухе, и неудачно упала.
   С этими мыслями она отправилась на вокзал, купила билет, и села на поезд до Кру, где спустя несколько часов пересела на поезд до Лондона. По дороге пришла мысль позвонить родителям, но если они не знали о ее исчезновении, то лучше им было вообще ничего не знать. Они ее все же хорошо знали, и тут же бы поняли, что что-то не так.
   До Лондона Гермиона добралась, когда часы показали семь. Не теряя времени, она доехала на метро до Лейстер-сквер, и направилась к "Дырявому Котлу". Все это время она собиралась просто связаться с мистером или миссис Уизли, и попросить их забрать ее, но зайдя в паб, Гермиона передумала. Возможно, она просто боялась встречи с Уизли, боялась, что они узнают, но это было неважно - главное, что прежде чем возвращаться к ним, она должна была кое-что сделать.
   Она потеряла свою палочку, а без палочки она себя чувствовала слишком неуверенно. Кроме того, ей, возможно, понадобится книга... которую вряд ли можно было найти в "Флориш и Блоттс". Как ни противно ей было думать об этом, но был шанс, что ей необходимо прервать беременность, что в магическом мире было незаконно. А к обычному врачу она идти боялась. Если будет осмотр, если как-то станет известно о случившемся... Едва снова не расплакавшись, Гермиона собралась с силами, и подошла к Тому - владельцу "Дырявого Котла".
   - Здрваствуйте, не могли бы вы открыть для меня проход?
   Том поморщился, но все же повел ее к проходу в Косой переулок. Поблагодарив бармена, она прямиком направилась в Гринготтс, где поменяла оставшиеся деньги на галлеоны, получив двести семьдесят один галлеон. Магазинчики в Косом переулке работали до позднего вечера, но Гермиона все же торопилась. Нужно было многое успеть до закрытия.
   Лавка Олливандера встретила ее знакомым полумраком, и хаотично разбросанными коробочками с палочками. Седой мастер волшебных палочек складывал коробочки по местам в одном ему известном порядке. Олливандер нисколько не изменился за прошедшие три года, что, впрочем, неудивительно для волшебника.
   - Добрый вечер, мисс Грейнджер, - поприветствовал мастер волшебных палочек. - Виноградная лоза, десять и три четверти, с сердцевиной из жилы дракона. Вот только где ваша палочка?
   - Я ее потеряла, - опустив голову, ответила Гермиона.
   - Что ж, возможно, ей суждено найти нового хозяина, - нисколько не расстроившись произнес Гаррик Олливандер. - Или она к вам когда-нибудь вернется, кто знает?
   - Я хотела бы купить новую.
   - Конечно-конечно, - кивнул он, и выудил со стеллажа коробочку. - Вот, попробуйте.
   Гермиона взяла в руки палочку. Внешне она была очень похожа на ее старую, но эта совсем не отреагировала на касание Гермионы. Не то чтобы она казалась Гермионе безжизненным деревном - нет, но даже она понимала, что палочка ей совсем не подходила. Олливандер взял палочку, хмыкнул, и пошел за новой. После трех неудачных попыток, мастер протянул ей очередную. Когда она взяла ее в руки не было никакого снопа искр как у первогодок. Просто Гермиона знала, что эта - та самая. Сразу же на душе стало легче, и она почувствовала себя гораздо увереннее.
   - Как интересно, - пробормотал Олливандер. - Тис, одиннадцать дюймов, с сердцевиной из жилы дракона. Что-то вас сильно изменило за эти три года, мисс Грейнджер. С вас семь галлеонов.
   - Спасибо, - сказала Гермиона, отдавая золото.
   - Не потеряйте палочку во второй раз, - пожелал ей Гаррик Олливандер. - Всего вам доброго.
   Попрощавшись с мастером волшебных палочек, Гермиона отправилась к мадам Малкин за мантией. Появляться в менее людных местах в магловской одежде было бы крайне неразумно. Не мудрствуя лукаво, Гермиона купила черную мантию с глубоким капюшоном, чтобы тот скрывал ее лицо. В магическом мире это никого не удивляло - каждый пятый маг предпочитал скрывать лицо под капюшоном.
   Гермиона плохо себе представляла, где искать литературу сомнительного характера, но предполагала, что сможет найти то, что необходимо в Лютном переулке. В первую очередь она решила посетить "Боргин и Беркс" - лавка имела определенную репутацию, а значит высока была вероятность получить то, что нужно без лишних проблем именно там.
   В Лютном переулке было людно. Должно быть это место оживало к вечеру. Личности тут ходили не самые приятные на вид... и запах. За несколько минут, которые Гермиона провела на улице, она успела встретить с десяток крайне подозрительных личностей. Кидаться на нее, к счастью, никто не собирался, да и вообще - большинство скорее сами боялись, что их на этой улице увидят, нежели казались опасными для окружающих. Лица старались скрывать почти все, так что она неплохо сливалась с толпой.
   На витрине "Боргин и Беркс" была выставлена парочка не самых приятных товаров. Гермиона даже сказала бы, крайне отвратительных товаров, вроде, отрубленных рук, и голов. В основном же, убранство магазина не производило на Гермиону ужасного впечатления. Скорее было даже интересно: множество очень старых, порой странных вещиц. Увлекшись она даже отвлеклась от мыслей, которые терзали ее с самого пробуждения.
   - Что-то конкретное ищете? - раздался у нее над ухом голос, едва не заставив ее подпрыгнуть.
   - Нет, - ответила она, рассматривая книгу в кожаном переплете, не решаясь сразу же заговорить о нужной ей книге. - Что это?
   - Анатомическое пособие в переплете из человеческой кожи, содранной заживо.
   С трудом сдержав порыв отшатнуться, Гермиона перевела взгляд на странную коробочку, лежащую рядом с книгой. Она понимала, что было бы хорошо сначала купить у него что-то, чтобы он к ней относился как к клиенту, а не просто проходимке, которой нужна какая-то дурацкая книга. Бросив короткий взгляд на не самого приятного на вид мужчину, она вернулась к изучению коробочки.
   - Астарканская головоломка, - тут же подсказал Боргин. - Решивший ее познает целый мир сладостной боли и удовольствия, мисс...
   - Блэквуд, - тут же слетело с ее языка выдуманное имя. - Мэри Блэквуд. Головоломка меня не интересует, мистер Боргин.
   - Как насчет пера правды? - спросил он, указывая на украшенное серебром перо. - Пишет только правду.
   - Интересно, - действительно заинтересовалась Гермиона, - и как оно отличает правду от лжи?
   - Так же, как и сыворотка правды.
   - В таком случае перо не слишком надежно.
   - Но крайне полезно, не правда ли? - широко ощерившись, спросил продавец. - Двадцать пять галлеонов, и оно ваше.
   - Я дам вам двадцать.
   - Двадцать пять, - остался непреклонным Боргин.
   - Двадцать пять, если вы мне покажете что-нибудь более интересное, - предложила Гермиона, отсчитав ему золото.
   - Почему бы вам сначала не опробовать перо, - предложил он, протягивая пергамент.
   Она приняла перо, и некоторое время размышляла, что писать. Боргин явно ждал что-то конкретное, вот только что именно? Подтверждение того, что она его не сдаст. Отбросив сомнения, Гермиона написала: "Я не буду никому рассказывать о том, что увижу в этом магазине".
   - Замечательно! Должен напомнить, что на перо распространяются те же законы, что и на сыворотку правды. Пройдемте, у меня найдется что-нибудь, что вас заинтересует.
   Немного поколебавшись, Гермиона проследовала за продавцом вглубь магазина. В конце концов, ей нужна была информация, и он мог ей помочь ее найти. Ничего хуже того, что с ней уже случилось, произойти все равно не могло. И все же она приготовилась остановить время, если продавец попробует что-нибудь сделать. Тот, однако, всего лишь подошел к кирпичной стене, коснулся ее рукой, и стена испарилась, открывая вид на небольшой стеллаж.
   - Зелье, сваренное из живой вейлы. На момент подготовки к приготовлению живой, естественно, - указал он на бурое зелье в литровой склянке. - В течение месяца сделает вас столь же неотразимой, как вейла.
   Гермиона благодарила Мерлина за то, что ее лицо частично прикрывал капюшон. Ее едва не стошнило от того, что предлагал ей купить этот урод. Она предполагала, что тут можно было купить темные артефакты, но такое...
   - Не интересует, - с трудом успокоившись, сказала Гермиона.
   - Не я готовлю эти зелья, я лишь посредник, - видимо, заметив ее реакцию сказал он, и указал он на следующий товар. - Пара браслетов. По-отдельности или вместе. Первый можете надеть на вашего врага, и он не сможет колдовать. Даже простейшая магия станет невозможной. Снять может только тот, кто одел, то есть вы. Конечно, если обратиться к специалисту, то браслет снимут, но самостоятельно - никак. Второй - блокирует следящие чары Министерства. Для вас должен быть крайне полезен, мисс Блэквуд.
   - Интересно, - протянула Гермиона. - Сколько стоит второй?
   - Сто пятьдесят галлеонов.
   - Что у вас есть еще?
   Гермиона на самом деле была заинтересована в браслете, но она бы опасалась пользоваться им. Действительно ли он действует так, как заявлял этот человек? В экстренной ситуации она, возможно, и воспользовалась бы браслетом, но просто так? Приобрести его стоит только если для того, чтобы купить Боргина. Легко пришло, легко ушло.
   - Маска, позволяющая принимать личины, - указав на маску по виду напоминающую африканские маски, сказал он.
   - Как оборотное зелье?
   - Не совсем. Когда одеваете маску, вы должны четко представлять человека, которым хотите стать. Его внешность, и его характер. Надев маску, вы становитесь этим человеком не зависимо от того, настоящий он или выдуманный. Не нужно будет притворяться - у вас изменится даже характер. Однако, есть опасность потерять себя. Особенно это касается слабых разумом. Использование запрещено Министерством.
   - И сколько вы за нее хотите?
   - Сто двадцать галлеонов, - ответил Боргин.
   - Я возьму ее.
   Гермиона, конечно же, не была заинтересована в использовании этой вещицы. Возможность потерять себя действительно пугала. Однако сто двадцать галлеонов - отличная сумма чтобы можно было рассчитывать на помощь Боргина в поисках необходимой ей книги. Отдав ему сто двадцать галлеонов она сунула маску под мышку.
   - Настоятельно не рекомендую использовать дольше суток даже с перерывами, используя одну и ту же личину, - посоветовал он. - Желаете что-нибудь еще?
   - Нет, спасибо, - ответила Гермиона. - Это все.
   - Приятно иметь с вами дело. Заходите еще.
   - Обязательно зайду, - пообещала Гермиона, направляясь к выходу. - Надеюсь, у вас найдется что-нибудь интересное.
   - У меня всегда есть что-то интересное.
   - Кстати, - решила, наконец, заговорить о деле Гермиона, - у вас не найдется книги, в которой описывается, как изготовить зелье, которое избавит одну мою... подругу от нежелательной для меня беременности?
   Боргин прищурился, и отошел к столу, начеркал что-то на пергаменте, и протянул его Гермионе. Она взяла пергамент, и прочитала. Записка для некоего Шайверетча.
   - Рецепт вы не найдете. А зелье можете купить у Шайверетча напротив, но будьте осторожны. Не хочется потерять такого клиента как вы.
   - Что вы имеете ввиду? - спросила Гермиона.
   - Зелье здоровью не вредит, но следы оставляет. Если ваша подруга обратится к лекарю, будут искать виновника. Если к Шайверетчу придут из Министерства, а к нему придут, он вас сдаст. Получите пятнадцать лет Азкабана. Стоит ли он того?
   - Без жалобы не настучит?
   - Нет.
   - Значит, стоит, - ответила она, и направилась к выходу. - До свидания, мистер Боргин.
   Магазин напротив был невзрачен. На табличке красовалось название: "Яды и отравы Шайверетча". Не желая больше терять времени, Гермиона открыла дверь, и зашла внутрь. К сожалению, кроме нее были и другие посетители, но она надеялась, что Шайверетч не будет ей в открытую зелье отдавать. Незаконно ведь. Дождавшись очереди, она отдала пергамент невысокому пожилому мужчине. Тот пробежался глазами по написанному и на минуту отлучился, вернувшись с небольшим мешочком.
   - С вас двадцать галлеонов, - сказал он.
   Расплатившись, Гермиона, с большим облегчением покинула Лютный переулок. Как в отхожее место головой окунули. Было бы ее желание, никогда бы в жизни туда больше не вернулась, но зарекаться она не стала. Проходя мимо "Флориш и Блоттс", который несмотря на уже поздний час все еще был открыт, она решила зайти.
   - Через десять минут закрываемся, - оповестил ее продавец.
   - Я быстро, - пообещала Гермиона, и направилась в медицинский отдел. Пролистав несколько книг, она нашла более-менее полный сборник диагностирующих чар, среди которых был и тест на беременность, и, купив книгу, уже с чистой душой вернулась в "Дырявый Котел". В пабе было полно народу. Показывать лицо не хотелось, поэтому она не стала откидывать капюшон. Возникло желание остаться тут. Снять комнату, принять, наконец, душ. Смыть грязь. Но как долго она будет бегать от самой себя? Гермиона подошла к Тому, и купила у того горсть летучего пороха.
   - Нора, - произнесла она, войдя в камин.
  
   - - - - - - -
  
   Джеймс Боргин был очень скупым человеком. Больше всего он ценил золото, поэтому ему было плевать на родословную клиентов, что бы о нем не думали. Он всегда был показательно вежлив с чистокровными - благодаря этому Министерство почти всегда закрывало глаза не его немного незаконную деятельность. Однако узнай авроры о некоторых вещах, которые он не выставлял на обычные витрины, ему пришлось бы несладко.
   С маглорожденными он вел себя по обстоятельствам. С одной стороны - они легко пугались темных артефактов из его коллекции и могли настучать куда не следует, поэтому он никогда не показывал им "особые витрины". С другой - они намного чаще оставляли у него золото, ведь им были крайне интересны все эти по большому счету бесполезные магические вещицы. Да и обмануть их было куда легче. Нет, он заботился о своей репутации, и всегда правдиво описывал магические предметы, но что плохого было в том, чтобы завысить цену? Поэтому несмотря на свою репутацию, он любил маглорожденных, ведь именно они, как правило, скупали то, что ему продавали чистокровные, именно они давали ему большую часть прибыли.
   Сначала он не знал, как вести себя с молодой ведьмой, зашедшей к нему в лавку. Он не очень любил ведьм. Приходят, долго смотрят, но ничего не покупают. Он вздохнул. Чистокровная или маглорожденная? Пришла просто посмотреть, продавать или покупать? Шпионит для Министерства?
   За годы торговли он научился неплохо разбираться в людях. Верхняя часть лица была скрыта под капюшоном, а значит, с большой вероятностью - маглорожденная. Чистокровным либо плевать было на то, что их увидят, либо они вообще тут не появлялись. И все же судить поспешно он не стал. Проверил ее, рассказав ужастик про книгу. Заживо кожу на самом деле ни с кого не сдирали. Обычная старинная книга в переплете из человеческой кожи. Такие даже маглы делали.
   Совсем никак не отреагировала, что его несколько обескуражило. Маглорожденные обычно пугались. Ошибся? Полукровка? Чистокровная? Чистокровные, скрывающие свое лицо ему нравились куда меньше. От них, как правило, одни неприятности. Похоже, что все-таки Министерский крот под оборотным зельем. Но спешить с выводами он снова не стал, и спросил ее имя.
   Мэри Блэквуд. Он чувствовал, что она волновалась, но имя произнесла уверенно. Не выдумывала, если, конечно, заранее не подготовилась... но нет, вряд ли. Не крот все-таки? Начала с фамилии - так обычно чистокровные делали, стараясь обратить внимание на свою родословную. Блэквуд. Очень старое имя. Вот только, он думал, что угас этот род еще в девятнадцатом веке. Впрочем, всякое бывает.
   И проверку с пером прошла превосходно. Молодая, но уже умная ведьма. Глупым клиентам он не доверял. Глупые - болтливы, а ему не нужно было чтобы о его особых товарах болтали. Блэквуд догадалась написать именно то, что от нее требовалось. Кровью. А значит - не обманет. Просто обстоятельства сложатся так, что у нее не будет причин что-либо рассказывать. "Зелье Удачи" похожим образом работало. И что зельем, что пером пользоваться часто было опасно. Магия снисходительна, но не терпит наглости.
   И раз проверку ведьма прошла, то можно и особые товары показать. Оставалось узнать, какие товары ее интересуют, чтобы в будущем зря время не тратить. Он видел, что ее не интересует что-то конкретное, а поэтому на основании ее выбора можно будет сделать выводы. На "Зелье Красоты" она отреагировала именно так, как он и думал. Не готова она к подобным товарам. Нужно запомнить, в следующий раз такое не показывать. Браслеты ее заинтересовали, но купила она маску. Что побудило ее на такую покупку? Исследовательский интерес или необходимость, хитрость или неуверенность? Рано судить.
   Он не ожидал от нее вопроса, который она задала в конце. Так все это ради того, чтобы задать этот вопрос? Он едва не рассмеялся, но сдержался, сохранив хладнокровное выражение лица. Клиент, готовый потратить сто пятьдесят галленов ради одного простого вопроса был ценен. Куда ценнее тех же Малфоев из которых каждый галлеон выгрызать зубами приходилось. Он был уверен, что если поможет, то она будет к нему заходить и оставлять золото. Много золота.
   Вот только зелье она искала опасное. Джеймс Боргин любил золото, и терпеть не мог терять клиентов, которые приносили золото. Даже желание возникло дать ей какое-нибудь бесполезное зелье, чтобы не попалась. Но репутация... Впрочем, девочка умная, не попадется. Такие, как она редко попадаются. И все же припугнуть стоит. Чем осторожнее будет себя вести, тем лучше. Что б Шайверетч признался в торговле такими зельями? Что б он своего клиента сдал? Кто у него после этого яды покупать будет?!
   Интересно, для кого она зелье покупает? Его используют крайне редко. Все же не зря за него от пятнадцати лет до пожизненного дают. Это маглы беременность без последствий прерывать могут. У них нет магии, с ее кошмарным откатом. Но для волшебников и ведьм все иначе. Прерывание беременности для ведьмы - хладнокровное убийство, и она это знает. Ведь давно доказано, что при зачатии ребенка рождается душа. Сколько ей? Четырнадцать, пятнадцать? Рано, очень рано начинает по темному пути идти. Как бы в скором времени Темная Леди на голову Министерства не свалилась. Мэри Блэквуд. Впрочем, Джеймса Боргина это мало волновало. Главное - золото.
  
   - - - - - - -
  
   С трудом устояв на ногах, Гермиона вывалилась из камина, и тут же замерла, заметив три направленные на нее палочки. Камин был настроен не пропускать чужих людей, поэтому она не совсем понимала, с чего они вдруг так переполошились. Чарли, Билл и миссис Уизли выглядели крайне серьезно в своих намерениях. Надо признать, Гермиона выглядела крайне подозрительно в своей новой черной мантии с капюшоном. Не желая их спровоцировать, Гермиона медленно откинула капюшон.
   - Это я, - произнесла она.
   - Гермиона? - удивилась Молли, опуская палочку.
   - Подожди, - остановил ее Билл. - Что ты посылала Гарри кроме писем?
   Гермиона на секунду растерялась из-за внезапного вопроса.
   - Пирожные, - осторожно ответила она.
   Палочки опустились, и Гермиона сама не заметила, как оказалась в крепких объятиях у миссис Уизли. Не имея возможности пошевелиться, она запаниковала - ее охватило чувство беспомощности. Гермиона хотелось оттолкнуть ее, отстраниться - она невольно вспомнила, как на ней был тот мужчина в маске. Однако, смогла удержаться, и взять себя в руки. Если она сейчас начнет себя странно вести, они поймут, что что-то не так.
   - Где ты была? Артур сказал, что ты из палатки пропала. Мы боялись, что черная метка...
   - Какая черная метка? - прервала ее Гермиона. - Я не могла уснуть, вышла из палатки, и случайно наткнулась на чей-то портключ, который меня чуть ли не в Шотландию забросил. Палочку при этом потеряла.
   - Совсем одурели! Порталы разбрасывать где попало! - возмутилась миссис Уизли, и повела ее к столу. - Мы так волновались! Ты в порядке? Кушать хочешь?
   - Спасибо, но я по дороге поела, - ответила она, садясь за стол.
   - Ронни, Гарри! - громко позвала Молли.
   Гермиона вздрогнула, и напряглась. Ей не хотелось видеть ни Рона, ни Гарри. Обычно она с ними всем делилась, у них практически не было друг от друга секретов, но теперь... Гермиона не была уверена, что сможет вести себя так же как прежде. Они ведь с ней будут постоянно, и обязательно заметят странности в ее поведении. Если уж Олливандер сказал, что она изменилась... Она взяла в руку свою новую палочку, и взглянула на нее. В палочках она разбиралась плохо, но соответствующую литературу читала. Тис имела дурную славу. Не то чтобы она верила в подобную ерунду, но все же.
   - Ты ведь сказала, что потеряла? - спросил Билл.
   - Да, потеряла. Это новая - зашла к Олливандеру по пути. Я же из "Дырявого Котла" сюда перешла, и решила, раз у меня есть время, то можно зайти к Олливандеру, и в книжный, и...
   Это звучало жутко неубедительно, и глупо. Гермиона выдохнула, и перемотала время на несколько секунд назад.
   -- Ронни, Гарри!
   - А что произошло? - спросила Гермиона. - Что случилось с черной меткой? И почему вы спросили про посылки для Гарри?
   - Какие-то люди, скрывающие лица под масками, напали на палаточный лагерь, - начала рассказывать миссис Уизли, - а потом кто-то из них повесил в небе черную метку. Во время войны...
   Договорить она не смогла - по лестнице спускался табун, состоящий из Гарри, Рона, Джинни и близнецов. Все как один выкрикивали ее имя. Гермиона попыталась изобразить на лице улыбку, но получалось это у нее с трудом. Ей не хотелось, чтобы ее трогали. По правде говоря, она вообще не хотела здесь находиться. Не лучше ли было связаться с родителями из Карлайла и попросить их забрать её? Нет, если Уизли получится обмануть, то родителей - нет, и никакие способности не помогут.
   - Ты нас напугала до чертиков! - воскликнул Рон, хватая ее за плечи.
   - Где ты была? - спросил в свою очередь Гарри. - С тобой все нормально?
   - Все хорошо, - попыталась успокоить их Гермиона, снова садясь за стол. - Я просто вышла из палатки, и наткнулась на оставленный кем-то дурацкий портключ, который унес меня в Карлайл. Миссис Уизли, мои родители, кстати, знают, что я на сутки пропала?
   - Нет, - смутилась она, - мы им еще ничего не говорили. Не хотели напрасно волновать.
   Слава Мерлину! Не придется объясняться с родителями. Поразмыслив, Гермиона вернулась назад, и решила не задавать вопрос про родителей, чтобы была возможность сказать, что она с ними уже связывалась.
   - А про черную метку вы что хотели сказать?
   - Мы думали это из-за тебя, - ответил вместо своей матери Рон.
   - То есть?
   - Ну, там были пострадавшие, и временно пропавшие люди, но ничего серьезного, и все нашлись... - выпалил он.
   - Все, кроме тебя, - добавил Чарли. - А во время войны такие метки появлялись там, где кто-то погибал. Тебя всю ночь пытались найти, даже сов отправляли. Все бесполезно.
   Гермиона сама того не желая посмотрела на него, и во взгляде ее, наверное, читался страх, потому что и без того настороженный Билл прищурился. Похоже, что он был куда проницательнее, чем хотелось бы Гермионе. В чем он, в конце концов, мог ее подозревать? Или, может, он предполагал, что с ней могло что-то случиться, о чем она не рассказывала? Пришлось снова воспользоваться своей способностью, чтобы сгладить свою реакцию.
   - Извините, что заставила волноваться. Я выпала из портала в каком-то старом доме посреди Карлайла, - вздохнув, ответила Гермиона, - и очень неудачно приземлилась, ударившись головой. В себя только к утру пришла.
   Молли Уизли тут же обеспокоенно вскочила на ноги, и начала колдовать над ее головой. Гермиона занервничала, и спросила:
   - Все нормально?
   - Несколько ушибов, - ответила она, явно расслабившись, - но ничего страшного.
   - Дом, наверное, был защищен какими-то чарами, - продолжила Гермиона, - потому что маглы не обращали на него абсолютно никакого внимания.
   - Это многое объясняет, - откинувшись на спинку произнес Билл.
   - А почему ты в мантии? - спросил Гарри.
   Вопрос вызвал у Гермионы желание постучаться головой о стол. Совсем не подумала о том, что нормального объяснения тому, что она сменила одежду - нет. Уизли просто не обратили внимания, а Гарри в коем-то веке проявил наблюдательность. Прыгать назад в "Дырявый Котел", и снимать мантию? Но она все равно одета иначе - бесполезно. Гермиона в очередной раз перемотала время.
   - Это многое объясняет.
   - Можно я пойду спать? - спросила Гермиона, прежде чем Гарри успел открыть рот. - Очень устала в дороге.
   - Конечно-конечно! - ответила миссис Уизли.
   В душе Гермиона провела куда больше времени чем обычно. Не сдерживая слезы, она беспощадно терла себя грубой мочалкой. Но сколько ни терла, ей все равно казалось, что грязь не смывалась. Гермиону раздражали эти чувства, она понимала, что они совершенно иррациональны, но ничего не могла с собой поделать. Казалось, что она все еще чувствует того человека в маске.
   К тому времени, как Гермиона покинула ванную, Джинни уже спала. Она легла, но сон не шел. В голову лезли мысли, воспоминания. Казалось, стоит ей заснуть, и она снова окажется в том доме с ним. Безуспешно проворочавшись несколько часов, Гермиона разозлилась, достала палочку, и, направив ее на себя, произнесла усыпляющее заклинание.
   - Доброе утро, - сказала Гермиона, садясь за стол на следующее утро.
   Чувствовала она себя ужасно, что неудивительно - усыпляющее заклинание было наихудшим решением проблем со сном. Не зря после серьезных переживаний использовали зелье сна без сновидений. Оно позволяло отдохнуть, и сгладить последствия пережитого. Вместо этого Гермиону всю ночь мучили кошмары, из которых было невозможно вырваться. С того момента, как она проснулась, Гермиона тысячу раз успела пожалеть о том, что не купила зелье, пока была в Косом Переулке. И все же, даже такой сон был лучше, чем вообще никакого.
   Сосиски и яичница. Гермиона с трудом проглатывала завтрак. Не потому что было невкусно, а потому что ее злило то, что все остальные смеялись и радовались - ведь все закончилось благополучно. "Почему это не случилось с кем-то другим? Почему я, а не вы?" - подумала она, и тут же уставилась в тарелку, почувствовав острый укол совести. Как вообще можно было подумать о таком? На глазах выступили слезы, и потеряв контроль над своими чувствами она громко разрыдалась.
   Разговоры за столом тут же стихли. Не желая слушать то, что они будут пытаться ей говорить, Гермиона остановила время, а потом - когда успокоилась, перемотала время назад. Разум ей подсказывал, что стоило рассказать миссис и мистеру Уизли о том, что случилось, но от одной мысли об этом ее сердце словно сжималось от страха и стыда.
   - Как пообедаем, отправимся в Косой Переулок, - сказала миссис Уизли. - Гермионе нужна новая палочка.
   Сказать, что она уже купила палочку или промолчать? Вчера они не обратили внимания, в какой одежде она появилась в Норе. Если промолчать, то вопросы об одежде потом все же могут возникнуть. Вместо этого можно было придумать объяснение. Хорошее объяснение, которое отобьет желание задавать вопросы. Полностью продумав ответ, Гермиона переместилась назад на несколько секунд, чтобы ответить без странной паузы.
   - Не нужно, - ответила Гермиона, показав новую палочку, - меня ведь из Карлайла родители забрали. Я уже была в Косом переулке и купила новую.
   - Да? - удивилась Молли. - Тогда, хорошо.
   - Выглядит иначе, - заметил Гарри.
   - Ощущения тоже иные, - кивнув произнесла Гермиона.
   - Хуже? - спросил Рон.
   - Нет, - ответила Гермиона, - просто иные.
   Оставшиеся до возвращения в Хогвартс дни, Гермиона провела за изучением приобретенной книги. Гарри с Роном почти все время беззаботно играли в квиддич и просто летали на метлах, поэтому почти не отвлекали ее. Иногда, она теряла контроль, и приходилось использовать свои способности, но с каждым днем срывы случались все реже, хотя это вовсе не значило, что ей стало легче. Легче сдерживаться и врать. Однако она все же перемещалась во времени достаточно часто - использовала дополнительное время, чтобы просмотреть учебники до начала года. Заодно изучала приобретенную способность.
   Чуть больше часа и пятидесяти трех минут - лимит перемещения сознания. Перемещать во времени одновременно и сознание, и тело Гермиона могла на два часа и двадцать две минуты. После этого головные боли становились невыносимыми. Иногда даже кровь из носа течь начинала. Гермиона предполагала, что в экстремальной ситуации, она могла переместиться во времени и дальше, но терять сознание, как тогда в том доме ей не хотелось. На полное восстановление сил с нуля требовалось чуть больше восьми часов - точнее время вычислить пока не удалось. Палочка на способность никак не влияла.
   Ее очень заинтересовала одна любопытная особенность перемещения сознания и тела: все, что было на ней одето, все, что было как-то на ней закреплено - перемещалось во времени вместе с ней. Стоило ей в будущем взять какую-то вещь в руки, а затем переместиться в прошлое - вещь оставалась у нее в руках. При этом никакого дубликата не появлялось. Со своего старого места вещь просто исчезала. Если она перемещала лишь сознание, вещь пропадала. А вот с людьми возникала какая-то странная проблема. Стоило ей кого-то коснуться, как все ее способности практически исчезали. Самое большее на что ее хватало - раза в два замедлить время.
   В день отъезда шел дождь. Погода была такая же мерзкая, как и настроение Гермионы. Обычно она совершенно спокойно реагировала на причуды Уизли, но сейчас ее они жутко раздражали. Почему, Мерлин их раздери, нужно ехать в Лондон на такси, когда можно спокойно воспользоваться камином? Нет, нужно промокнуть под дождем до нитки, но добраться до места, как маглы. Не говоря уже о том, что ей пришлось перемещаться во времени, чтобы предотвратить детонацию фейерверков близнецов, из-за которой Живоглот, испугавшись, расцарапал всех, до кого только смог дотянуться.
   Ни по пути, ни на вокзале Гермиона практически не обращала внимания не разговоры, пока речь не зашла о каком-то секретном мероприятии, которое будет проводиться в Хогвартсе.
   - Возможно, мы увидимся раньше, чем вы думаете, - усмехнулся Чарли, обнимая Джинни.
   - Это почему? - спросил Фред.
   - Увидишь, - ответил Чарли. - Только не говори Перси, что я об этом упомянул. Это... секретная информация, пока Министерство не решит обнародовать ее.
   - Да, хотел бы я вернуться в Хогвартс в этом году, - сказал Билл.
   - Да почему? - нетерпеливо спросил Джордж.
   - Этот год будет очень интересным, - сказал Билл. - Может быть, я смогу взять отпуск, чтобы приехать и посмотреть...
   - Посмотреть на что?
   Гермиона понимала, что они просто дразнят пладших братьев, но ничего не расскажут. Не умей она перемещаться во времени, просто не обратила бы внимание на этот разговор. Но у нее была возможность разузнать о происходящем больше. Из всего, что с ней произошла она сделала один очень важный вывод: прежде чем что-либо делать, всегда нужно иметь на руках как можно больше информации. Почему Чарли, но не Билл? Ни один ни другой не работают на министерство. Чарли - вообще живет в Румынии, и занимается разведением драконов. Бил работает в Гринготтс. Драконы?
   - Ты ведь будешь в Хогвартсе в этом году, да? - спросила Гермиона Чарли, переместившись во времени. - Из-за драконов.
   - Что? - удивился он. - Откуда ты знаешь?
   - Подслушала случайно, - ответила она, улыбаясь.
   - А я только поиздеваться над своими братишками решил, - со вздохом произнес он.
   - Вы о чем? - спросил Фред.
   - О секретном мероприятии, - сказала Гермиона.
   - Каком мероприятии? - спросил Джордж.
   Билл переглянулся с Чарли.
   - Раз Гермиона уже знает, то скрывать смысла, наверное, не имеет, - сказал Чарли. - В этом году Министерство проводит Турнир Трёх Волшебников.
   - Так что скучать вам в этом году не придется, - добавил Чарли. - Только вы об этом никому ни слова, ясно? Министерство пытается сохранить все приготовления в секрете.
   Их начали подталкивать к поезду, и Гермиона в очередной раз перемотала время к началу этого разговора.
   - А что будет на Турнире Трех Волшебников? - спросила она. - Кроме драконов, естественно.
   - Что? Ты как об этом узнала? - почти хором спросили Чарли и Билл.
   - Подслушала, - ответила она. - Так что?
   - Это секрет, - серьезно ответил Чарли. - Ты вообще-то и про драконов знать не должна.
   - Почитайте про прошлые турниры, раз уж вы все равно знаете, - предложил Билл.
   Этого было достаточно. Гермиона теперь припоминала, что читала о некоем турнире в "Истории Хогвартса". А значит расспрашивать их дальше было бесполезно. Ничего конкретного они, судя во всему, все равно не расскажут, а все остальное - можно будет отыскать в книге. Гермиона снова вернулась к началу разговора и пустила разговор на самотек.
   Как только они разместились в купе, Гермиона достала "Историю Хогвартса" и начала листать в поисках информации о Турнире. Первый раз Турнир Трех Волшебников проводился аж в 1294. Участвовали в нем три ученика - по одному от каждой школы. Дурмстранг, Шармбатон и Хогвартс. Для участников, а иногда не только для них - имелись прецеденты гибели как судей, так и зрителей - Турнир частенько заканчивался трагично, из-за чего после трех лет ожесточенных дебатов в 1792 было принято решение Турнир больше не проводить.
   Она оторвалась от чтения, и шикнула на своих друзей, услышав голос Малфоя.
   - ... отец на самом деле подумывал отправить меня в Дурмстранг вместо Хогвартса. Ну, и мой отец знает директора. Ну, ты знаешь его мнение о Дамблдоре - этом любитель грязнокровок - к тому же в Дурмстранг не принимают эти отбросы. Но мама была против отдавать меня в школу, которая находится так далеко. Отец говорит, что в Дурмстранге подход к Темным Искусствам более разумен. Там ученики учатся их использовать, а не только слушают этот бред про защиту...
   Не выдержав, Гермиона вскочила. Эта мелкая сволочь! Такой же, как его отец, долбаный Пожиратель Смерти в подгузниках. Перед глазами встала белая маска. Рука сама по себе выхватила палочку, и она двинулась из купе.
   - Эй-эй, Гермиона, - схватив ее за руку, взволнованно сказал Гарри, - успокойся.
   - Это же Малфой, - добавил Рон, закрывая дверь. - С тобой все нормально?
   Отдернув руку, Гермиона вздохнула, беря себя в руки, и снова села. Едва снова не потеряла контроль над собой. Гермиона понятия не имела, что бы случилось, не останови ее Гарри. Что на нее вообще нашло? Мозг словно отключился, и все, о чем она думала пару секунд назад заключалось в желании проучить Малфоя. В конце концов он ведь ничего не сделал, и даже не сказал ничего ужасного. Пока, по крайней мере.
   - Все нормально, - ответила она. - Просто разозлилась.
   - Обычно ты нас останавливаешь, - заметил Гарри. - Слушай, а Дурмстранг это тоже школа волшебства?
   - Да, - ответила она. - Школа с сомнительной репутацией.
   - По-моему, вообще никогда о ней не слышал, - сказал Рон. - Где она находится? В какой стране?
   - Кто знает? - пожав плечами произнесла Гермиона.
   - Ты не знаешь? - удивленно спросил Рон.
   - Да, Рон, есть вещи, которых я не знаю, - язвительно ответила она. - Местоположения школ держатся в тайне с помощью специальных чар.
   - А почему тогда Хогвартс, ну... почему Хогвартс не спрятан?
   - Спрятан. Известно лишь то, что Хогвартс находится в Шотландии. И даже это может оказаться выдумкой. С таким же успехом можно утверждать, что Хогвартс находится в Ирландии.
   - Но рельсы-то туда ведут, - сказал Гарри.
   - Знать, как куда-то попасть, и знать местоположение - разные вещи, - объяснила Гермиона.
   - Это почему? - спросил Рон, хмурясь.
   - Представь: ты идешь по тропинке в лесу. Ты знаешь, что она ведет тебя в Хогвартс. Тебе ведь не нужно знать, где находится Хогвартс, правильно? Ты просто знаешь, как туда дойти. Местоположения школ неизвестны, их невозможно нанести на карту.
   - А-а, понятно, - протянул он.
   По его глазам, Гермиона поняла, что ничего ему непонятно, но объяснять дальше у нее желания не было. Вместо этого, она достала книжку "Практическая медицина. Том 2: Диагностика", купленную в Косом переулке, и погрузилась в чтение. Когда она покупала книгу, думала, что все будет просто. Выучить одно заклинание - ничего сложного! Однако в реальности все оказалось несколько сложнее. Оказалось, что это не одно заклинание, а целая серия. Можно воспользоваться одним, но тогда вероятность ложного ответа будет крайне велика. В зависимости от отклика одного заклинания нужно выбрать следующее. Одна ошибка - и весь тест окажется ложным. Теперь она понимала, почему хорошие медики так ценились. Запомнить все эти цепочки не так легко.
   То и дело к ним в купе заходили знакомые, и друзья: сначала Симус с Дином, потом и Невилл, но Гермиона не отрывалась лишь для того, чтобы поздороваться. На нее все равно редко внимание обращали, если дело не касалось задания по зельям, к примеру.
   - Первый и последний раз в твоей жизни, Уизли.
   Голос Малфоя оторвал ее от чтения, но она решила не обращать на него внимания, надеясь, что этот идиот поскорее уйдет. Ее несколько пугала мысль о том, что она снова может потерять контроль. Ей хотелось думать, что она бы ничего с ним не сделала, но опасения все же были.
   - Не припомню, чтобы мы тебя приглашали, Малфой, - сказал Гарри.
   - Уизли... что это?
   Гермионе опустила книгу, и посмотрела, на что указывал Малфой. Парадная мантия. Прежде чем Рон успел спрятать ее, Малфой схватил мантию, и начал показывать своим несменяемым спутникам: Крэббу и Гойлу. Гермиона должна была признать, что не будь она подругой Рона и Гарри, то вряд ли смогла бы сдержать улыбку. Парадная мантия больше напоминала женское платье девятнадцатого века... Кивнув самой себе она прыгнула на пару минут в прошлое.
   - Рон, я думаю тебе лучше спрятать мантию, - сказала она тихо.
   - А? Что?
   - Мантия у тебя торчит. Спрячь, если не хочешь дать кому-нибудь повод посмеяться.
   - Ну спасибо, Гермиона, - насупившись, сказал Рон.
   О Мерлин! Обиделся. Впрочем, сама виновата... Еще один прыжок в прошлое.
   - Рон, припрячь мантию, - попросила она. - Малфой увидит - до печенок достанет.
   Он покраснел, но мантию все же засунул назад в свой сундук.
   - Вот, - сказал он, показывая маленькую фигурку Виктора Крама.
   - О, круто, - восхитился Невилл.
   - Он был прямо перед нами... - продолжил хвастаться Рон.
   - Да, нескоро тебе удастся еще раз на Квиддич сходить, Уизли, - прервал его появившийся в дверях Малфой.
   - Не припомню, чтобы мы тебя приглашали, Малфой, - сказал Гарри.
   - Собираешься участвовать, Уизли? Попытаешься принести немного славы своему роду? К тому же на кону деньги, знаешь... может тогда тебе удастся еще раз в своей жалкой жизни на Квиддич попасть.
   - Ты о чем? - не выдержал Рон.
   - Будешь участвовать? - повторил Малфой. - Уж ты-то, Поттер, точно будешь. Ты ведь никогда не упускаешь...
   Заткнется этот недоносок когда-нибудь или нет? Гермиона покрутила в руке палочку, и остановила время. Немного подумав, она подняла палочку, и несколько раз произнесла режущее заклинание, разрезая мантию Малфоя на мелкие части. Еще одна интересная мелочь: физические законы действовали только на нее и предметы, которых она касалась. Однако, одежды Малфоя она не касалась, поэтому куски мантии стали с него падать только тогда, когда она вернула время в привычное русло.
   - ... возможности... Какого гоблина?! - в ужасе воскликнул он, оставшись в одних трусах, и быстро ретировался в свое купе.
   Пока Рон, Невилл и Гарри покатывались со смеху, Гермиона закрыла дверь, и с довольной улыбкой на лице продолжила чтение, не обращая внимания не бурное обсуждение произошедшего. И почему у них не возникло подозрения, что это сделала она?
   Когда поезд подъехал на станцию Хогсмид, дождь не прекратился, скорее наоборот - лил как из ведра. Выходить из поезда совсем не хотелось, но делать было нечего. Поздоровавшись с Хагридом, они двинулись к каретам, но в нескольких метрах от них Гермиона остановилась, не решаясь подойти ближе. Кареты были запряжены страшными скелетоподобными крылатыми лошадьми.
   - Гермиона? - окликнул ее Рон, - Хватит мокнуть, давай в карету.
   - Вы не видите? - указав пальцем на лошадей перед каретой, спросила Гермиона.
   - Что? Ты о чем? - нахмурившись сказал Гарри.
   - Неважно, - ответила она, натянуто улыбнувшись, и села в карету.
   Галлюцинаций еще не хватало.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Светлый "Сфера: герой поневоле"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"