Бушуева Ольга: другие произведения.

Темная королева. Часть первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.04*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это то же сбросила в один файл)) так дествительно удобнее))


Часть первая

Плата за любовь

Ты подаришь мир

Я подарю себя

Не изменить того, что уже было, но было ли это на самом деле

   Если вы ждете очередной истории о доброй и светлой любви, когда принц побеждает тьму, что бы найти и спасти свою возлюбленную, ну, или, в крайнем случае, наоборот, то будете, разочарованы, я не та принцесса, которую нужно спасать, да и не принцесса вовсе. И нет, мое сердце не банально разбито безответной любовью. Просто жизнь - это не сказка, хотя и в ней случаются чудеса. А за свою любовь платить приходится всегда, и какой бы высокой не казалась цена - ее выбираешь вовсе не ты.
   Тем утром я решила прогуляться в лес, набрать грибов и ягод. Давно уже собиралась, да и мама надумала пироги стряпать. Этот год выдался удачным, во всяком случае, погода. Зима была добротная, морозная, но не такая что и носа на улицу не высунешь. Мы веселились, играли в снежки, бегали в лес на лыжах, на коньках катались - все зимние развлечения на лицо. Весна пришла постепенно, а не рывками от холода к жаре, как это обычно бывает, травы начали цвести, но не замерзали от внезапных морозов. А лето... Лето было мягким и приятным, не жарким, но и не холодным, и дождей было в меру. Бабки старые ворчали, мол, примета плохая, если все так гладко идет, а как по мне, так им просто посплетничать не о чем было.
   Сегодня я специально встала пораньше. Мама и младшая сестренка еще спали, а отец еще вчера вечером в город уехал, даст бог, через неделю только вернется, сейчас время такое, неспокойное. Я тихо, чтобы никого не разбудить, взяла две корзинки под ягоды и грибы и плетеную коробочку для трав (давно уже надо было запасы пополнить, да все руки не доходили, не до этого было). В травах я всегда хорошо разбиралась, ко мне все наши, деревенские, за помощью обращались. Знахарки или колдуньи у нас не было, а ехать в ближайший город из-за зачастую пустяковых болячек, накладно выходило.
   Я вышла на улицу, легкий прохладный ветерок сразу растрепал распущенные волосы, по-другому за травами не ходят. Дом наш стоял на окраине деревни, у самого леса, поэтому почти все свое детство я пропадала именно там, и не было в лесу ни одного уголка, который бы я не изучила. Всегда любила лес, он был моим убежищем от обид, огорчений и горестей. Два моих старших брата погибли на войне. Что это была за война, мне никто не говорил, маленькая еще была, а потом зачем спрашивать и старые раны бередить? В те времена жить было тяжело, работы и дел много, а времени на них не хватало, мама должна была следить за мной и новорожденной сестренкой Кариной, а от меня пользы никакой не было, и я, чтобы не мешать и так загруженным родителям, все свободное время проводила в лесу. Он фактически стал моим вторым домом. Нежити лесной я не боялась, в отличие от остальных деревенских, и даже подружилась с ней, а вы поверьте, подружиться с тем же лешим практически невозможно. Но меня он почему-то любил, и в какую бы чащобу я по своей детской глупости не забредала, всегда помогал мне выбраться. Да и другая нежить меня не обижала.
   Войдя в лес, я поклонилась, приветствуя его и всех его жителей. Ближайшая елочка скрипнула и чуть качнулась вперед: это леший поприветствовал меня в ответ. Я улыбнулась (сегодня у старого ворчуна хорошее настроение) и двинулась в глубь чащи, сойдя с тропинки, чай не заблужусь. А если идти по проторенной дорожке, то ничего не найдешь, все до тебя уже собрали.
   Я шла по мокрой траве босиком, а почему бы по травке и не пройти? Конечно, не ковер шелковый, трава чуть колючая, хотя и мягкая, но так приятно ступать по ней ногами. Ведь идешь вот так и понимаешь, что лес не красивая картинка, жизнь - не сладкий мед. И чем раньше ты это поймешь, тем лучше для тебя, тем легче и менее болезненно ты будешь принимать удары судьбы.
   Старый ворчун и сегодня помог мне, привел меня на отличную полянку черники. И я надолго засела там, собирая необычно крупные и сочные ягоды, и не только в корзину, ну разве откажешься от такого удовольствия, покушать по дороге. Иногда, к моему удивлению, встречалась уже отошедшая земляника, вот ее я очень любила, как ни странно, единственная в нашей семье, так что мне всегда все и доставалось. Корзинка быстро наполнилась отборными ягодками, без единого листика. Я поднялась с полянки и пошла в другую сторону, искать грибы. Кое-где по пути попадались кустики брусники с красными, словно капельки крови, бусинками ягод. Их я собирала в свою плетеную коробочку для трав.
   Я все больше углублялась в лес, собирая маслята и рыжики. Мама точно обрадуется, зажарит грибы со сметаной, сварит картошечку. А как счастлива будет Карина, она же просто обожает чернику. Даже сердце радовалось, как представлю смеющуюся и счастливую сестренку.
   Мои мысли были прерваны деликатным покашливанием, я вздрогнула от неожиданности, просто ну ни как не ожидала кого-то здесь встретить. Обернувшись, увидела Степана, соседского парня и моего хорошего друга. Мама все время говорила, что мне пора замуж, а в качестве жениха предлагала именно его, дескать, хороший мужик будет и в хозяйстве разбирается и тому подобное. Вот только для меня он ни с кем кроме как с хорошим другом не ассоциировался, да и вообще замуж я не торопилась, мне же недавно восемнадцать лет исполнилось, еще усеется. А сейчас он тут так не во время, я хотела побыть одна, да и травы, они капризные, раз уж я пошла их собирать одна, так одна и должна быть, даже лес будто потемнел. Мне не хотелось обижать ни лес, ни Степана, поэтому я кое-что придумала.
   - Как хорошо, что ты здесь, - я искренне ему улыбнулась и протянула корзинки с ягодами и грибами. - Отнеси это мне домой, мама ждет, а мне нужно травы собрать, а с полными корзинками неудобно. Поможешь?
   - Конечно, - Степан покорно принял корзинки и пошел в сторону деревни, сказав напоследок: - Я тебя там подожду, мне нужно тебе кое-что сказать.
   Я почему-то так и не спросила, что он тут делал, наверное, меня искал. Я вздохнула и пошла дальше, собирая травы. А сколько их здесь было... набрала все, о чем только может мечтать травница, хотя травницей меня назвать нельзя, образования подходящего нет. Вообще-то я подумывала отправиться в город и немного там подучиться, но родители не позволили, моя помощь им дома нужна, а так я бы лет на пять пропала.
   Мои размышления прервали странные звуки. Я остановилась, где-то справа послышалось странное шебуршание и постанывание. Это точно не лесной зверь, да и не зверь вообще. Хищника услышать практически невозможно, да и другое зверье ведет себя потише, я их поведение уже успела изучить.
   Сама не знаю, что толкнуло меня пойти в ту сторону и посмотреть. Просто какое-то чувство внутри неодолимо потянуло меня туда, и я осторожно двинулась вперед. Может быть, и не стоило этого делать, но я уверена, меня туда привела судьба.
   Под одним из деревьев сидел парень лет двадцати двух и пытался перевязать свои раны, а они были страшные. Он потерял много сил и крови, поэтому, не закончив, обессилено прислонился к дереву. Я на несколько мгновений застыла, пораженно обводя взглядом представшую передо мной картину, но быстро пришла в себя и бросилась к нему на помощь. Вид крови да и таких ран меня не пугал: часто приходилось залечивать мужикам раны после их работ в поле, да в лесу. Он удивленно уставился на меня своими красными глазами, но чтобы сопротивляться сил у него не было. Я сразу поняла, что он маг, с первого взгляда, это подтвердил и медальон на его шее. Заезжал к нам однажды городской маг, проверку проводил, так у него похожий был, только золотой, а у этого из странного черного металла.
   Я быстро сорвала с парня неправильно наложенные повязки, а то раны загноятся и станет еще хуже. Раны нужно было промыть, я обратилась к лешему за помощью и услышала мелодичное журчание воды. Неподалеку оказался источник кристально чистой воды, бьющий прямо из-под земли. Набрав воды, я вернулась обратно промывать раны, потом из имеющихся у меня трав (как все-таки хорошо, что у меня оказался такой большой выбор) я сделала примочки и заново перевязала раны. Потом я снова сбегала к источнику и, набрав воды, напоила раненного.
   - Спасибо, - тихим, еле слышным шепотом сказал он. - Но почему ты мне помогла? Могла ведь просто уйти и сделать вид, что ничего не видела.
   - Я помогаю всем, кому могу, и кто в моей помощи нуждается.
   Действительно, я всегда помогала всем, кто меня об этом просил и кто в этом нуждался. И ничего не просила взамен. Вот только благодарные люди всегда чем-нибудь старались отплатить, в меру своих возможностей. Мама меня даже от обязанностей по дому освободила, чтобы было время готовить настойки и обходить больных.
   - Давайте я помогу вам подняться, я живу здесь недалеко, - сказала я, протягивая ему руку.
   - Нет, - он вдруг как-то сильно напрягся. - Мне лучше не показываться людям на глаза, - сказал он уже спокойнее и даже улыбнуться попытался.
   - Но как же, - протестовала я, мне не хотелось, чтобы с ним что-нибудь случилось, - вам нужно отдохнуть и силы восстановить.
   - Кажется, здесь неподалеку я видел поваленное дерево похожее на шалаш.
   - Ну ладно, - вздохнула я и помогла ему подняться.
   Я знала, о каком месте он говорил. Во время одной из гроз ветром повалило одну из елок, но она не упала на землю, а оперлась на соседнее дерево, образуя шалаш. Там я прятала травы, которые опасно было хранить дома.
   Мы медленно продвигались вперед, он не разговаривал, берег силы. А я думала, откуда в нашей глуши взяться магу да еще и так серьезно раненному. Как я уже говорила, магов у нас не было, только в ближайшем городе. Бывало, конечно, иногда приезжали, но в основном старики, изучающие нежить, которая обитала у нас в больших количествах, но жителей не трогала. А вот молодых, да еще и боевых магов не было никогда. Не буду говорить, что я разбираюсь в магии, скорее в профилях различных магов, так как очень внимательна к мелочам, по которым их и можно различить. А вот у меня магической силы не было никогда, не считая моего дара травницы, но для этого большой силы и не нужно, только чутье и память.
   Мы наконец-то добрались до места, и я уложила мага на его плащ.
   - Я завтра обязательно приду раны посмотреть, кстати, я так и не узнала, как тебя зовут, - сказала я, уже уходя.
   - Мартин.
   - А меня зовут Нелли
   Домой я вернулась ближе к вечеру. Степан добросовестно ждал меня дома, выполняя мамины поручения. Карина, радостно смеясь, и вся перепачканная черникой выбежала мне на встречу. Мама была явно взволнована. Меня обычно не теряли, если я в лес уходила, знали, что уж я то там точно не заблужусь, но так долго я там пропадала редко, особенно если учесть то, что Степан с грибами и ягодами уже вернулся.
   - Где ты так долго пропадала! - набросилась на меня мама. - Степан пришел четыре часа назад.
   - Я просто увлеклась сборами трав, - сгружая на свой специальный столик пучки трав. - Сама не заметила, как время пролетело, - почему-то никому не хотелось рассказывать о раненом маге, наверное, опять шестое чувство.
   Мы сели за стол, отец еще не приехал, так что мы его и не ждали. Мама выставила на стол вареную картошку с маслом и жареные грибы со сметаной, у меня аж слюнки потекли, я же ничего сегодня не ела, ну не считая ягод на поляне. После еды мама попросила меня почистить и засолить рыбу, а сама принялась стряпать пирог. Но Степан попросил меня выйти и поговорить. Мы вышли во двор, на улице было хорошо и свежо, я присела на ступеньки крыльца, а Степан спустился вниз и начал разгуливать по двору туда-сюда, распугивая недовольно квохчущих кур.
   - Так о чем ты хотел со мной поговорить? - спросила я, не выдержав долгого молчания и такого издевательства над бедными курами. А мне вообще-то еще с рыбой разбираться нужно.
   - Я уезжаю на два месяца, может, чуть больше, в город и хотел попросить тебя... - он замялся и отвернулся, я терпеливо ждала, догадываясь, о чем он попросит. Степан сделал глубокий вдох и сказал: - Ты выйдешь за меня замуж?
   Я опешила. Ведь знала же, о чем он меня спросит, и все равно была удивлена. Я сидела, уставившись перед собой и не зная, что ему ответить. И "да" сказать не могу, и обидеть отказом боюсь. Степан заметил мое замешательство, он знал, что замуж я выходить не хотела. А это все наверняка мама подстроила, она уже успела мне пообещать, что выдаст замуж до начала зимы.
   - Не давай ответа сейчас, скажешь, когда я приеду, - сказал он, видимо не хотел убивать последнюю надежду.
   - Хорошо, когда приедешь тогда и скажу, - я поднялась на ноги. - А сейчас я пойду, у меня еще дела, до встречи.
   И я, не оглядываясь, вбежала в дом. Как же это тяжело - лгать другу и разбивать его сердце.
   - Ну что, поговорили? - спросила мама, замешивая тесто и делая вид, что ничего не знает.
   - Поговорили, - безразлично ответила я, становясь за стол и начиная чистить рыбу. Мама только хмыкнула.
   Сегодня ночью была гроза, сильная, даже страшная. Карина от страха забралась в постель к маме, а я грозы не боялась никогда, даже в детстве. Обычно, как и сейчас, сяду у окна и высматриваю каждую веточку молний. В ночном небе это выглядело особенно красиво. Иногда бывало выбегала на улицу, прямо под дождь и наслаждалась прохладными каплями, пытаясь поймать их на язык. А с утра была прелестная свежесть, так что я наслаждалась каждым вдохом.
   Я опять встала пораньше и, взяв корзинку и сложив туда все необходимое, снова отправилась в лес. Я снова шла босиком по мокрой от дождя траве. После ночной грозы небо не прояснилось и солнце занавешивали серые тучки. Наверняка весь день будет идти мелкий, нудный дождик. До места я добралась быстро, правда предварительно пропетляла по лесу и попросила лешего скрыть мои следы от других, мало ли кто за мной снова увяжется.
   На еловых веточках, сияя и переливаясь, блестели капельки, и я, нагнувшись и задев одну из них, ойкнула, вздрогнув от ледяных бусинок, скатившихся за шиворот. Мартин, до этого будто мирно спящий, соскочил, и на его руке засветился огненный шарик. Я невольно залюбовалась переливами пламени, но шарик вдруг погас, а Мартин болезненно застонал, опустившись обратно.
   - Тебе нельзя делать резких движений, - я бросилась к нему. - Тем более колдовать.
   - Я думал ты не вернешься, - прохрипел он. Уже лучше теперь он хотя бы не еле слышно шепчет.
   - Ну уж извини, ты мой пациент и никуда от меня не денешься, пока не выздоровеешь, - я шутливо погрозила ему пальцем и осторожно начала снимать повязки, чтобы осмотреть раны.
   Он посматривал на меня с недоверием, но молчал, видимо, недоумевая, как же так я не поняла кто он такой, а если поняла, то почему помогаю? Пускай лучше думает, что я ничего не знаю о происходящем в мире, а если и знаю, то только сплетни, которые бабки на городских базарах собирают шустрее, чем воришки яблоки. Я-то поняла, кто он такой: не просто маг, а темный, причем очень сильный и влиятельный. Как поняла? Да просто книжки нужные читала и с магами заезжими общалась. Темных недолюбливали, хотя недолюбливали - это мягко сказано. Темные действительно были по-своему жестоки и ошибок не прощали. А Мартин... он почему-то вызывал у меня доверие, и мне не хотелось, чтобы он нервничал по поводу того, что я узнала, что он темный.
   Интересно, кто ж его так, вот только спрашивать об этом некорректно, да и Мартин вряд ли ответит. Я сделала новые повязки и дала ему пирог и молоко, которые прихватила с собой из дома. Он меня, конечно, поблагодарил, вот только в его глазах все равно оставалось недоверие и капелька недоумения по поводу моей о нем заботы. Я уверена, другие деревенские его бы просто бросили или добить попытались, у нас темных не любили, пропаганды в городах наслушались.
   Закончив свою работу, я засобиралась домой. На обратном пути прособирала ягоды и травы: лишним никогда не будет.
  
   И потянулись дни, раны Мартина затягивались быстро. Еще бы, обычный человек от такого на месте бы скончался, а этот вон как быстро поправляется, одно слово - маг. Я постоянно его навещала, а он постепенно начал мне немного доверять и рассказывал разные веселые происшествия. Но все равно очень многое скрывал, я это чувствовала. С одной стороны, казалось, что я уже знаю всю его жизнь, а с другой он так и не сказал кто он, и откуда, и что с ним все-таки случилось, так что я абсолютно ничего о нем не знала.
   К концу лета его раны полностью зажили, и он ожидал меня, чтобы попрощаться.
   - Привет, - он мне улыбнулся, сидя на пеньке, рядом со входом в шалаш. Больше не было болезненной бледности и худобы. Передо мной был невероятно красивый парень, я даже замерла, почему-то впервые обратив на это внимание.
   - Наверное, лучше будет сказать, прощай, - заметила я с грустью, постепенно отходя от своего впечатления на его внешний вид.
   - Спасибо тебе, большое, - сказал он грациозно, словно хищник, поднимаясь на ноги.
   - Да ладно... - договорить я не успела, потому что он шагнул ко мне и, крепко обняв, поцеловал.
   Это был мой первый поцелуй. Я просто растворилась в его объятиях, понимая, что никуда не хочу его отпускать. Не знаю, сколько времени мы простояли вот так вот, обнявшись, но потом он отстранился от меня, что-то сказал, но я так и не поняла, что и просто растаял в воздухе. Мне вдруг стало жутко одиноко, никогда ничего подобного я не испытывала. Он стал мне другом, и я даже боялась себе признаться, что он на самом деле значил для меня гораздо больше. Но я попыталась выкинуть его из головы, никого до него не любила, так уж сложилось, что и не надеялась испытать это чувство, а сейчас бежала от него. А какой смысл оставаться и отдаваться своим чувствам, если я его никогда больше не увижу? Я даже решила дать Степану положительный ответ, когда он приедет через месяц, лишь бы забыть Мартина, его необычные красные глаза, его улыбку и пепельно-серые волосы. Он не должен был целовать меня на прощание.
  
   Не вижу смысла описывать еще месяц моей жизни, ничего примечательного не происходило. Деревенская жизнь была все такой же размеренной и, соответственно, скучной, как всегда. Единственное, что омрачило приход осени, это сообщение о начале войны. Как по мне, так она и не заканчивалась, просто была передышка. Это та самая война, на которой погибли мои братья, я еще не упоминала о том, что, став старше, все узнала. Как всегда все было до безумия банально, противостояние света и тьмы, для неразборчивых светлых и темных магов и не только магов. Думаю ясно, на какой стороне были жители нашей деревни. Почему я отделяю себя от остальных? Может быть дело в Мартине, а может я просто не бегу за толпой и имею собственное мнение. Это сейчас рассуждать легко, а тогда я даже над этим не задумывалась.
   Осень же наступила такая же невероятно идеальная. Дожди шли не часто, и всегда это были ливни, а не нудная морось, которую я терпеть не могу. Листья начали менять свой цвет и осыпаться с деревьев, превращая лес в сказочную картинку. В конце сентября должен был приехать Степан, и я, проведя месяц в глубоких раздумьях, все-таки решила дать свое согласие, сейчас сидела в таком знакомом шалаше в лесу. Вообще-то я просто задержалась здесь до темноты, а до дому час ходьбы, и я решила здесь переночевать. Мама волноваться не будет, а отец снова укатил в город продавать ягоды, овощи и грибы, короче все, что у нас было лишнее из произведенного летом, за время ухода за Мартином я уже успела завалить дом лесными дарами, а лето-то тогда еще не кончилось. Да и вообще ночевать в лесу для меня не в первой.
   Проснулась я поздно, потому что всю ночь просидела, смотря на небо, а точнее на звезды. Сегодня была необычно ясная ночь. Я пошла домой, от мамы точно влетит. Осенний лес, конечно, отличался от летнего, но не здесь, где были сплошные, вечнозеленые елки, только ближе к деревни начинали появляться березы, осины, кусты дикой малины, которую я также с радостью собирала. Я не торопилась и размышляла о своем будущем, но на подходе к деревне я услышала крик, полный ужаса и смятения. Я, не раздумывая, бросилась вперед, освобождая руки от лишней сейчас ноши, хотя знала, что помочь ничем не смогу.
   Все-таки мне повезло, что наш дом стоял на окраине, въезд в деревню был с другой стороны, но с поляны все просматривалось как на ладони. Я не стала входить в деревню, мне хватило того, что я увидела. В деревню въезжали всадники в черных доспехах с серебряными драконами на знаменах. Мне не надо было говорить, кто они такие и что ждет деревню - началась война. Армия темных. Все, что меня волновало сейчас это мама и младшая сестренка, если они дома, то мы сможем уйти через лес. Я, не помня себя, вбежала в дом, но он был пуст. Значит, мама ушла к соседям, а оставлять Карину одну побоялась. Что мне оставалось делать, я вышла на улицу, держась в тени домов. Всех жителей согнали на главную площадь, короче самый большой пустырь в деревне. Говорят, раньше, много лет назад, там было кладбище, но потом деревня разрослась и поглотила его, но это место люди не любили и не застраивали, потому что с постройками всегда какие-нибудь несчастья приключались.
   Один из всадников, наверное, командир отряда, что-то говорил, я не могла услышать что именно, а когда подошла ближе, уже закончил. До меня донеслись лишь слова старосты:
   - Мы останемся при своем.
   Коротко и ясно, но только не для меня. Я выискивала в толпе своих, они оказались в первых рядах. Мама задвигала за спину, любопытно высовывавшую свой нос, Карину. Развитие событий мне ох как не нравилось. В тот момент я прекрасно понимала, что ни чем помочь не смогу, может, только наврежу. Какая-то часть меня говорила, что надо бежать, но я оставалась на месте, прекрасно понимая, на что себя обрекаю.
   - Здесь все жители? - спросил командир.
   - Да, не считая тех, кто в город уехал, - ответил староста.
   - Мария, а как же твоя дочь? - спросила наша стервозная соседка Светлана. Она всегда меня недолюбливала, да и не только меня.
   Всадник вопросительно посмотрел на мою мать.
   - Да она в лесу где-то бродит, как всегда. Как вчера вечером ушла, так до сих пор и нету, - ответила мама.
   - Я здесь, - сказала я, выходя из-за дома, не хотела, что ы из-за меня что-то случилось. Я уже подошла к собравшимся, когда услышала покашливание за спиной. Командир видевший что-то за моей спиной, опустился на одно колено, приветствуя своего повелителя.
   - Что здесь происходит? - спросили у меня из-за спины.
   Я не услышала ответ, я вообще ничего не слышала, потому что на меня накатывали то жар, то холод и я даже повернуться не могла, потому что боялась. Боялась спугнуть свое наваждение, свою мечту. Этот голос я узнаю из тысячи - Мартин. Я поняла, что ноги меня уже не держат, в глазах потемнело, и я осела на землю.
   В себя я пришла быстро, потому что почувствовала, что кто-то несет меня на руках, подняла голову и встретилась с красными глазами Мартина.
   - Как ты? - спросил он, заметив мое внимание.
   - Нормально, - ответила я севшим голосом.
   - Ага, то-то я вижу, ты на ногах еле держишься, - усмехнулся он.
   Мы вошли в дом, и он опустил меня на лавку, я села и осмотрелась, мой дом. Он присел рядом.
   - Я должен был раньше тебе сказать кто я такой, - со вздохом сказал Мартин.
   - Да я всегда знала, что ты темный, просто не знала что настолько, - я положила свою руку поверх его.
   - И ты так спокойно об этом говоришь? - он подозрительно прищурился и посмотрел на меня.
   - И что, мне теперь надо наброситься на тебя с праведными криками "изыди нечисть"? - мне даже смешно стало, как я представила эту картину. - Зачем ты приехал? - спросила я уже вполне серьезно.
   - Ну, вообще-то я же обещал за тобой вернуться.
   Мне аж стыдно стало, что я тогда так и не услышала его слов. Я виновато подняла на него свои глаза.
   - Так ты согласна? - спросил он, с надеждой глядя на меня.
   - На что? - видимо я тогда еще что-то пропустила.
   - Стать моей женой, - после моего вопроса его глаза потускнели, он явно боялся моего ответа.
   - Конечно, согласна, - чуть слышно выговорила я.
   Мартин крепко сжал мои пальцы. В этот момент я была счастлива, счастлива как никогда, наверное, у каждого человека в жизни бывают такие моменты, и, наверное, у каждого было что-то такое, что их омрачило.
   - Ты никуда с ним не поедешь, - в дом вошел отец, интересно, когда он успел вернуться.
   - То есть как это? - удивленно спросила я. Дверь открылась, и в дом вошли мама с Кариной.
   - Я не отдам свою дочь этому чудовищу, - спокойно сказал отец.
   - А меня ты, значит, спросить не хочешь? - я была возмущена. Мартин предусмотрительно не лез в семейные разборки и тихонько сидел с краю.
   - Сделаешь это, и ты нам не дочь, - веско сказал отец. Он, видимо, думал, что это будет подходящим аргументом.
   - Ну и ладно, - я встала с лавки. - Пойду собирать вещи, - и я прошла в свою комнату, где сидела Крина, которую мама отправила подальше, чтобы девочка ничего не услышала.
   Я осмотрела комнату, в которой жила все это время, и, честно скажу, ничто здесь не казалось мне родным, кроме сестрички, смотревшей на меня своими блестящими от слез карими глазками.
   - Значит ты уезжаешь? - спросила она, выкатывая губу, по щекам заструились слезки.
   - Да, - я присела и крепко обняла Карину, она еще маленькая, многого не понимает, но наверняка вырастет с осознанием того, что ее сестра предательница, которое ей вобьют окружающие даже против воли.
   - Но запомни, я всегда буду тебя любить, - и я сняла с руки плетеный браслет, который подарил мне старший брат, уходя на войну. - Не забывай свою непутевую сестру, пожалуйста.
   Я вышла из комнаты, взяв все свои вещи. Мартина в доме не было. Мать с отцом сидели за столом.
   - Ты предаешь память своих братьев, - сказала мать, даже не взглянув на меня. - Предаешь убеждения и веру, за которые они сражались.
   - Да и за что они, в сущности, сражались? - я сорвалась на крик. - Может, я вовсе в это не верю.
   Я вышла из дома, хлопнув дверью, за стеной что-то обрушилось на пол и разбилось. Мартин ждал меня там сидя на черном, словно ночное небо коне с прекрасной черной гривой.
   - Не жалеешь? - спросил он. - Еще не поздно вернуться.
   - Нет, я не вернусь, - я протянула руку и он, подхватив меня, усадил перед собой.
   Я удобно устроилась в седле, прижавшись к любимому спиной и чувствуя, как бьется его сердце. Сильные руки нежно обняли меня за талию.
   - Я люблю тебя, - нежно прошептал он мне на ушко. - И никогда не дам в обиду и не позволю страдать.
   - Я знаю, - сказала я, легонько касаясь его губ, и прижалась щекой к груди. И я поехала вперед, к своей новой жизни, оставляя позади старую жизнь и сожженные мосты. Я не вернусь, никогда.
   Я сделала свой выбор, и я о нем не жалею. Вы можете меня осуждать, но ведь всегда удобно судить других со стороны. Я не собираюсь никого из себя строить, изображать великую поборницу добра и справедливости, я просто человек, просто девушка, которая хочет любить и быть любимой. В детстве мама рассказывала мне легенду о том, что каждый в этом мире имеет свою вторую половинку, настоящую, но находят их лишь единицы. Я свою нашла, а то, что мой избранник темный, да мне наплевать, главное, что мы любим друг друга.
   И знаете что, в мире все относительно. И темные, и светлые - все это придумано просто чтобы оправдать сои поступки. Светлые ведь тоже зло творят, прикрываясь благими намерениями, да и вообще светлые - это те, кто первый назвал своих врагов темными, и даже неважно, что все может быть совсем наоборот. Темные в этом отношении честнее, они, может, и бывают подлецами и злодеями, но не скрывают этого под масками добродетели.
   Я называю вещи своими именами и не собираюсь оправдывать Мартина, он сам это сделает, если захочет. Я не собираюсь говорить, что его как предводителя всех темных считают злодеем, просто потому что один из его предков был таким. Нет, так сможет сказать лишь его потомок. Ведь Мартина действительно можно назвать злодеем. А я сделала свой выбор, я знаю, кто он на самом деле, но не перестану любить его никогда. Но поверьте, возлюбленные темных властелинов вовсе не злобные стервы, просто многие мыслят односторонне. Я знаю, что меня будут ненавидеть, как и его, не просто какие-то там светлые, а собственная семья, которая отказалась от меня, и это еще не все, чем я поплатилась за свою любовь. Там, в деревне, умерла часть меня, я еще не знаю какая, но что-то во мне изменилось. Но что бы не случилось, это еще ни конец.

Выбор.

   Не такая уж и плохая погода стояла этой осенью. Да даже если бы и дождь, какая ерунда. Я присел на пенек. Нелли опять убежала, она в последнее время часто задумывается, и грустит. Я бы очень хотел ей помочь, но она сама отказывается. Я понятия не имею, что привлекло меня в этой девчонке. Может быть ее непосредственность, сначала может показаться, что она очень добрая, при чем добрая ко всем без исключения и потому наивна. У меня поначалу такое впечатление и сложилось, глупышка, которая понятия не имеет, кому пытается спасти жизнь. А потом заметил, да она прекрасно знает, кто я такой и все равно помогает. Сам не помню, когда я ей доверился но постепенно она стала неотъемлемой частью моей жизни, я каждое утро ждал ее, и волновался, когда она не приходила.
   Солнце почти село, когда напали они. Как я не заметил, что за нами следили. Воины выскочили из-за деревьев у ручья, и все внимание заострилось на них. Я гнал от себя дурные мысли, но именно туда ушла Нелли, они ведь не могли ни чего сделать с невинной девушкой.
   Сражение не заняло много времени, они бы все равно со мной не справились. Наверное, я слишком самоуверен, но отбившись от противников я бросился к ручью. Продравшись сквозь кусты, и как это Нелли удалось пройти и почти не задеть ветки, я оказался на берегу.
   Я никогда не забуду картину мертвое тело любимой лежащее у самой воды и боль, пронзившая сердце так, что не хотелось жить.
  
   Солнце уже клонилось к земле. Вот и прошел еще один день пути, я тихонько сидела в тени дерева у самого ручья. Осень так и стояла теплая, за все время дороги дождя не было, да мы и ехали-то дня два. Я специально пыталась остаться одна, поразмышлять. Мартин видел мои мучения, не отвлекал и правильно делал. Мне действительно нужно было побыть одной и подумать.
   Хотя я прекрасно помню наши разговоры.
   Я с детства любила смотреть на пламя костра, но огня боялась до жути, но сейчас, сидя рядом с ним, я бы не побоялась даже дотронуться до пламени.
   - О чем задумалась? - нежно спросил он, обнимая за талию.
   - Красиво, - тихо прошептала я и положила голову ему на плечо.
   - За что мне такое счастье, - вздохнул Мартин и поцеловал мои волосы на голове.
   Я еще крепче прижалась к нему.
   - Не говори так.
   - Я ведь тебя подвергаю немыслимой опасности, как я вообще решился на такое...
   - Ничего не говори, - рука нежно закрыла его рот. - Я просто счастлива.
   - И именно поэтому постоянно подходишь к воде и задумчиво смотришь на нее? - весело усмехнулся Мартин.
   Я просто засмеялась, хотя смех был напряженным и он это заметил. Его пальцы нежно прикоснулись к моему лицу, он нежно улыбнулся и поцеловал меня, на тот момент я забыла обо всем.
   А вот сейчас я смотрела на ручей или реку, не знаю я этих мест, а из родных краев мы выехали еще в первый день. Помню, как сразу же почувствовала, что лес, мой родней лес кончается. Леший попрощался со мной, я это просто поняла, но выходить не стал, не в его это правилах.
   Я была счастлива, нет не так, я и сейчас счастлива, но неприятный осадок все равно гложет душу. Стоит мне закрыть глаза, снова вижу сестренку, смеющуюся и бегающую по полю. Как она всегда радовалась и просила рассказать ей сказку. Я опрометчиво пообещала, что не вернусь, но смогу ли я удержаться. То, что родители от меня отказались и назад ни при каких обстоятельствах не примут, я понимала. Но сестра. Вот кого мне было тяжело оставить.
   Вода тихонечко журчала. Я прикоснулась рукой к прозрачной поверхности. Холодная. Но сейчас осень, хотя и теплая, но осень. Смерть природы, как называл ее мой брат, но я так не считала. Природа просто засыпает, чтобы потом проснуться с новыми силами, людям ведь тоже надо отдыхать.
   Ручей был не глубоким, я даже с берега видела его дно. Решила искупаться, остальной лагерь был за деревьями метрах в пятидесяти от меня. Я осторожно шагнула в воду, никогда не умела запрыгивать сразу. Я вздрогнула и передернулась от холода, мурашки побежали по всему телу. Я сделала еще шаг. Сразу видно, что здесь редко кто бывает, вода чистая, и на дне песок. Стоило мне сделать еще шаг, как вода помутнела от песка. Я все-таки решилась и, сделав глубокий вдох, ухнула в воду. Все тело обожгло ледяными иголочками, но это даже хорошо, освежает голову и вымывает грустные и тяжелые мысли, которых в последнее время накопилось слишком много.
   Я доплыла до другого берега, так же покрытого лесом и мягкой травой. Выйдя из воды, сделала несколько неуверенных шагов. Я сразу же почувствовала, что это совсем другой лес. Не знаю, откуда и почему я так чутко ощущала природу, магических способностей, как таковых, у меня не было. Ну что такого может целитель? Мой единственный дар это помогать окружающим.
   Мама всегда говорила, что я слишком добрая. И это подтвердилось, когда я, лет в десять, притащила домой раненного волка. Отец все удивлялся, как эта зверюга меня не загрызла и вообще в руки далась. А я потихоньку выхаживала животину. Когда зверь совсем поправился, я отпустила его в лес, волк свободный зверь, дома он все равно бы не прижился. Я помню, плакала тогда, так привязалась к нему. А мама все ходила и головой качала, мол, что из меня такой вырастет, если я по каждой животине убиваться буду. А я продолжала таскать домой зверье, а потом отпускать и плакать, что больше не увижу.
   Вот тогда-то мама и решила, что раз уж я так стремлюсь всех лечить, то уж лучше буду за людьми ухаживать, чем с животными возиться. Я против не была, но животных таскать домой не перестала. А однажды в лесу с тем волком встретилась. Я его просто узнала, сразу же. Это некоторые говорят, что животных различить сложно, только по окрасу и то не всех. Для меня же каждое живое существо индивидуально, я чувствую характер каждого. И волка того узнала сразу. Он, кстати, единственный, кто провожал меня до конца нашего леса.
   Чем же этот лес отличался о других, не знаю. Просто здесь жизнь чувствовалась в каждой травинке. Жизнь, конечно же, есть везде, но тут она была быстрой текучей, не застоявшейся. Я не знаю, как еще объяснить вещи очевидные для меня.
   Тут я тоже решила поклониться, вообще уважение нужно выказывать всегда. Лес это тот же дом, в котором есть свои жители, порядки и, конечно же, хозяин. Ведь когда приходишь к кому-то в дом, всегда приветствуешь его хозяина, с лесом то же самое, его оскорблять не надо, себе же дороже выйдет.
   Подул прохладный ветер, и я сразу же продрогла, но возвращаться не спешила, меня не потеряют. Что-то в этом месте меня заинтересовало, и я скользнула в тень деревьев, там и ветра было поменьше.
   Я шла вперед, осторожно ступая по траве и стараясь ни на что не наступить, но и по сторонам не забывала оглядываться. Здесь было красиво, необычайно красиво, как в детской сказке. Последние лучи солнца пробивались сквозь густую насыщенно зеленую листву, но темно тут не было. Кое-где встречались небольшие, но пушистые кустарники. Я к своему изумлению не нашла ни одного засохшего или пожелтевшего листочка и только тут поняла, сейчас же осень.
   Как же это я раньше, еще с того берега не заметила, что этот лес зеленый, и не спешит готовиться к зиме. Я продолжала свой путь, теперь мне было действительно интересно, что же это за место.
   Вдруг, где-то сбоку послышался хруст и шебуршание, я повернулась в ту сторону. Из-под одного из кустов выскочил ежик и, внимательно обнюхав пространство вокруг себя, подбежал ко мне. Я от удивления застыла на месте, а он оббежал вокруг меня и тихонечко направился в лес. Чем-то это напомнило мне собаку, которая что-то хочет показать своему хозяину. Но ежик не собака, а я не его хозяйка. А посмотреть все-таки стоило, и я направилась за ежом, чувствуя себя при этом немного ненормальной.
   Долго мне идти не пришлось, хотя волосы уже начали подсыхать и сворачиваться в колечки. Я в детстве всегда не любила свои волосы, за то, что они завивались, стоило их только намочить. Приходилось постоянно в косу вплетать, хотя и после этого они оставались волнистыми.
   На небольшой полянке сидела девушка, это я заметила еще издалека, а вот когда подошла ближе, поняла, что это не простая девушка. На поляне росли ромашки, которые девушка и собирала в венок, но вовсе не это привлекало внимание. У нее была тонка и изящная фигурка, длинные зеленые волосы, в которые были вплетены травы и цветы, а может быть они из них и состояли. Девушка напевала себе под нос мелодичную песенку, которая тонкой паутинкой звуков ложилась на поляну, даря ей жизнь и окутывая теплом.
   Дриада, никогда их не видела, да в нашем лесу их и не было. Теперь ясно, почему этот лес все еще зеленый. Хотя о дриадах я слышала мало, но знала, что там, где они обитают, зимы нет. Они охраняют природу, и мало кого пускают к себе. Почему же мне выпала такая честь?
   Дриада закончила свою песню и повернулась лицом ко мне. На вид не старше меня, но я понимаю, что ей уже несколько веков. А глаза у нее какие необычные, карие с золотыми искорками. Девушка весело улыбнулась и сказала.
   - Что же ты там стоишь? Проходи.
   Голос ее похож на шуршание листьев, такой же легкий и приятный. Я неуверенно вышла на поляну, трава тут была мягкая, как ковер. Я ступала осторожно, стараясь не погнуть и не поломать цветы.
   - Ой, какая я невнимательная, ты, наверное, замерзла, - сказала девушка, поднимаясь на ноги.
   Она бросила мне в цветок, который я ловко поймала. Тут же я ощутила, как на плечи легло нечто легкое, почти невесомое. Осмотрев себя с ног до головы, поняла, что на мне надето светло зеленое с желтым платье, подпоясанное пояском из серебристых листьев, которое почти не ощущалось, но не пропускало холод.
   - Спасибо, - ответила я.
   - Да не за что, - улыбнулась дриада. - Дарю, как только цветок возьмешь в руки, так оно на тебе и появится, меня зовут Вилварин.
   - Мое имя Нелли.
   - Я знаю, присядь, мне нужно с тобой поговорить, - тон девушки стал серьезным.
   Я поудобнее устроилась на земле и заправила цветок в волосы, что бы не мешался в руках.
   - Ты уверенна, что правильно сделала выбор? - спросила она.
   Я немного опешила, с чего это вдруг дриаду будет волновать выбор простой девчонки.
   - Ты сомневаешься? - она истолковало мое молчание по-своему.
   - Нет, - уверенно ответила я. - Мне просто непонятно, почему это могло заинтересовать дриад.
   Девушка с интересом осматривала меня, доплетая венок, а когда закончила, положила его мне на голову.
   - Ты не знаешь, - вздохнула она. - Твоя прабабушка была одной из нас.
   Она немного помолчала, а я просто ждала. Да, я прекрасно знала, о том, что такие случаи возможны. Очень часто так бывает, что представители различных рас влюбляются друг в друга, и тогда их народ от них отказывается, так происходит со всеми, но не с людьми. Видимо у людей характер такой, да живем мы по другим правилам.
   - Ты единственная унаследовала дар, даже не совсем дар, а его отголосок. Я знаю, что ты чувствуешь жизнь. Я была сестрой твоей бабушки. И мне важно знать, что это твой выбор.
   - Да, это мой выбор, может быть, я погорячилась, когда накричала на родителей, но и они по-своему были неправы. Я люблю его.
   Каждое слово я проговаривала медленно. Нет, я не придумывала на ходу, просто я действительно пыталась осознать цену своего выбора. Вилварин слушала внимательно и не пыталась меня торопить.
   - Я рада за тебя, и помни, я всегда готова помочь тебе. Не забывай свой дар, - сказала она, поднимаясь и обнимая меня.
   - Почему тебе было так важно знать ответ? - спросила я.
   У меня почему-то было нехорошее предчувствие, просто сердце было не на месте.
   - Так нужно, ты же знаешь, за кого собираешься замуж.
   Я просто кивнула. Да, Мартин не ангел, но он стал для меня тем подбитым волком, которого я не смогла отпустить.
   - Я могла бы поговорить с тобой и в другое время, но сейчас изменились обстоятельства.
   Сердце забилось еще быстрее.
   - Почему? - пересохшими губами спросила я.
   - Все в порядке, - она накрыла своей ладонью мою, холодную и трясущуюся. - Я просто должна была знать. Я могла бы предложить тебе стать одной из нас, и дар мы бы твой развили, но я вижу, как ты тянешься к нему, такую любовь редко можно встретить.
   - Значит, я могла бы стать дриадой? - я, не скрывая своего удивления, уставилась на Вилварин.
   - Ты и сейчас можешь, - улыбнулась она. - В любое время, от тебя требуется только согласие и отречение от прошлого.
   Последнее девушка произнесла с грустью и задумчивостью. По ее глазам было видно, что этот разговор возвращает ее к дорогим, но грустным воспоминаниям.
   - Пойдем, прогуляемся, - сказала она, поднимаясь на ноги, в глазах уже не было грусти. - Я покажу тебе свой дом и кое-чему научу.
   Я была права, в этом лесу жизнь не останавливалась не на минуту. Тихонько щебетали птицы, и различная живность рыскала туда-сюда. Мы шли и разговаривали, сначала о растениях и животных, а потом обо всяких мелочах. Вилварин, рассказала мне о травах, которые можно использовать в целительстве и не только, и о животных которые, так же могут помочь.
   Я далеко не сразу заметила, что стемнело, Мартин, наверное, волнуется, что-то я увлеклась прогулкой.
   - Ты сказала, что я могу быть дриадой, - медленно проговорила я.
   Вилварин просто кивнула головой и вытянула руку к дереву, с которого сбежала рыжая белочка. Пробежав по руке девушки, она устроилась на плече.
   - Я бы хотела ей быть, - прошептала я. - Что бы у меня был свой лес. Это же так прекрасно.
   - Я ведь специально спросила тебя, как ты относишься к Мартину, и предупредила, что придется отказаться от прошлого. Для всех, кого ты знала, и кто знал тебя, ты умрешь.
   - Я и так умерла для всех... Но не для Мартина. Я не готова.
   - Я тебя и не тороплю, у тебя впереди целая жизнь, - Вилварин обвела рукой лес. - Приходи, когда будешь готова. А сейчас тебе пора возвращаться... Да, и еще кое что. Я не знала, что ты мне ответишь, но догадывалась и, тем не менее, время я выбрала не случайно. Пойдем, я провожу тебя и все объясню.
   Обычно люди боятся темного, ночного леса, считая, что вся нежить оживает именно ночью и бродит по чаще, ища своих жертв. Я даже дома ночью по лесу ходить не боялась, да и не вся нежить промышляет только ночью. Здесь же даже мрачно не было. Мы тихонько шли, шагов Вилварин не было слышно, будто она и не ступала по земле.
   - Ты хотела мне что-то рассказать.
   - Да, - она улыбнулась мне. - Я нарушила некоторые правила, но это не важно. Дело в том, что сегодня ты должна была умереть.
   Я удивленная такими словами застыла на месте, даже не заметив, что остановилась. Я хотела много чего сказать, но мыслей было слишком много и они всей толпой лезли на язык. Поэтому я просто стояла и ждала продолжения.
   - Если точнее, то ты уже умерла.
   Я опешила еще больше, хотя дальше удивляться казалось некуда.
   - Но как? - все, что я смогла из себя выдавить.
   - Я должна была просто тебя проводить к твоему дереву, но я не пустила тебя дальше поляны, я не хочу, чтобы ты была несчастна. Но умереть ты была должна, тогда я просто позвала тебя, для идущих на зов время останавливается, но твое даже не замедлилось. Ты разговаривала со мной, тогда как другая ты осталась на том берегу.
   - Но я там была одна.
   - В одном мире и времени можешь быть только одна ты. Вы разделились, она всего лишь тень, но и тень можно убить.
   Я вдруг поняла, почему так билось сердце и хотелось куда-то бежать. Сейчас это прошло, но бежать все равно хотелось, на этот раз потому, что я поняла. Я сорвалась, было с места, но хрупкая рука остановила меня.
   - Не надо, все почти закончилась, если ты прейдешь раньше, то тоже умрешь.
   - Почему ты мне помогла? Я знаю, что вы не злые, но ты нарушила правила.
   - Ах это, - дриада горько усмехнулась. - Я не хотела лишать тебя любви. Дриада в любой момент может уйти, но для нас время идет совсем по-другому. К тому моменту, когда бы ты ушла, его уже давно не было бы в живых.
   Мы продолжили путь все тем же, размеренным шагом. Каких же усилий мне стоило не побежать. Но я держалась изо всех сил. Остановились мы за деревьями возле берега. Я из любопытства выглянула, что бы увидеть тот берег.
   Конечно, картина боя это ничего приятного, но мой взгляд был прикован не к сражающимся. Прямо возле ручья лежало тело и не чье-нибудь, а мое собственное. У меня перехватило дыхание и казалось, остановилось сердце, перед тем как застучать еще сильнее. Светлые волнистые волосы каскадом окружали тело, темно серые глаза безразлично смотрели вверх. Левая рука лежала на груди, прикрывая рану, кончики пальцев правой были в воде, которая приняла розоватый оттенок.
   То, что творилось вокруг, меня уже не волновало, там должна была быть я. Битва постепенно стихла, а я все не могла оторвать глаз от себя самой, я вообще так и не поняла, как такое было возможно.
   - Иди, - тихо шепнула Вилварин.
   Я поняла, что стою уже на том берегу, но все так же скрыта деревьями. Подул легкий ветерок, смахивая с лица слезы, а я все не решалась выйти и наблюдала со стороны. Я увидела Мартина, бросившегося к телу, хотела закричать, но не могла сказать ни слова и даже двинутся с места не могла. Я опустилась на колени и закрыла лицо руками. Не знаю, сколько я так просидела, я не слышала ни каких звуков и вообще не воспринимала происходящее. Мне на плечи вдруг опустились руки, я, вздрогнув, подняла заплаканное лицо. Прямо передо мной сидел Мартин. Я дернулась вперед и обняла его, почувствовав, как сильные руки обнимают меня и нежно гладят по голове.
   - Все хорошо, все уже кончилось, - шептал он.
   - Это я, понимаешь, я умерла, - сквозь слезы выдавила я.
   - Я не должен был брать тебя с собой, я вообще должен был забыть тебя, а так ты постоянно будешь подвергаться опасности.
   - Думаешь, я не знала, на что шла? - неожиданно твердо спросила я.
   Мартин немного удивился, такой смене настроения. А я и сама не понимала, почему вдруг высохли слезы, а страх и апатия ушли. Как он может так думать, я сама приняла решение, я прекрасно знала, что меня ждет. Я резко поднялась на ноги. Что-то во мне все-таки изменилось, раньше я бы так себя не вела, а сейчас...
  
   Было утро, и накрапывал дождик, я стояла все у того же ручейка и смотрела на противоположный берег. Лес там был обычный, ни какого напоминания о вчерашней изумрудной зелени. Я плакала, потому, что помнила слова дриады "Ты уже умерла". Я помнила свое недоумение и удивление и странное объяснение "Ты не будешь стареть и болеть, тебя нельзя будет отравить, Но когда придет время ты должна будешь сделать выбор, отдать эту жизнь или нет... Ты уже стала дриадой". Мартину я так и не решилась сказать об этом, но про дриаду рассказала.
   - Нам пора, - тихий шепот.
   Я повернула голову и увидела стоявшего рядом Мартина, он тоже смотрел на тот лес. Я просто развернулась и пошла. Вилварин была права, Нелли умерла. Я нашла себе другое имя Неллисса.
   - Тогда пошли.
   Я вчера с Мартином разговаривала не как обычно, между нами будто тень пролегла. Я уже не была так бездумно влюблена, а он был как-то отстранен. Мы не отказывались от совместного будущего, между нами не было пропасти, но небольшая ямка уже появилась.
   Это странно, почти невозможно объяснить, я все еще любила его, а он меня, но творилось что-то странное, что-то, что причиняло мне боль. Я не показывала, что я страдаю, он сам решил, что все будет так и я согласна
   Весь путь до места назначения, замка, прошел спокойно. А там, дальше, все может быть по другому и будет, я так на это надеюсь.
   За всю оставшуюся дорогу я не раз вспомнила о Карине, моей маленькой сестренке, я решила, что обязательно ее навещу. Я дала слишком опрометчивое обещание не возвращаться, да и говорила я с родными, сестренку я не брошу. Конечно, в ближайшее время нечего и наедятся на встречу, слишком свежи воспоминания и боль... Да и границу пересекать опасно.
   А потом, кто знает... Я точно постараюсь увидеть сестру, у нее к тому времени, наверное, уже собственная семья будет. Да и неизвестно, что она будет помнить обо мне, поверит ли в то, что ей со временем наговорят родители, и что они будут говорить?
   Но это все будет потом, а сейчас мне нужно думать о себе и своей будущей семье, да и не мешало бы понять, как здесь живут. Я не питаю ложных надежд по поводу того как тут примут меня, деревенскую девчонку, но все дело в том, что даже в деревне меня считали не такой, как все. Я свое мнение отстаю, чего бы мне это не стоило.
   Я гордо улыбнулась, въезжая в ворота и мельком заметила взгляд Мартина, нежный и любопытный. Что же ждет нас дальше...
  

Мой путь

   Очередной день и я в очередной раз иду по коридору. Утро только наступило, а я уже была на ногах и спешила вперед, как и все дни до этого. Стук каблучков звонким эхом отдавался в пустых каменных коридорах, я не скрывалась, да и не от чего.
   Что же меня заставляло каждый день подниматься и куда-то спешить. Просто как любая девушка выросшая в деревне я привыкла вставать рано утром, и ни какая смена обстановки меня не изменит. Но спешила я потому, что не хотела попадаться на глаза слугам. По этому коридору они не ходили, предпочитая не беспокоить чуткий слух своего хозяина, а к моим прихотям Мартин уже привык. Спешила я в библиотеку, а потом в сад. Книги, которые я искала, были по строгой тематике дриад, растений и всего подобного.
   Коридорчик резко свернул, и я осторожно открыла тяжелую дверцу. Вообще-то сюда не очень часто захаживали, библиотекой могли пользоваться все кому не лень, беда в том, что как раз таки все и ленились доползти до хранилища книг и все разузнать, скорее всего, потому, что путь лежал мимо комнаты правителя, а возможно это действительно была лень. Во всяком случае, здесь даже не убирались, и некоторые книги были покрыты очень толстым слоем пыли. Я от безделья решила здесь прибраться, то, что я выросла в строгих порядках о чистоте, давало, о себе знать. В первый же день основной круглый зал, который находился прямо за дверью, уже сверкал чистотой.
   Сейчас я прошла вперед и по узким проходам между полочками, составлявшими целый лабиринт, пошла на поиски необходимых мне книг. Все они были в одном месте, которое я уже почти изучила, поэтому, взяв последнюю не прочитанную книгу из этого отдела, я направилась назад.
   Когда я вышла из библиотеки, в которой не было ни одного окна солнце уже встало, а за окном на улице уже явно суетились слуги. Я, тяжело вздохнув, направилась к лестнице, ведущей в сад. Мой ежеутричный путь подходил к концу.
   Я прошла по одной из тропинок, хотя она была самой заметной и выложенной из ровного белого камня, я всегда ходила именно здесь, не смотря на то, что всячески пыталась скрыться от окружающих. Каблуки звонко стучали по камню, и я вслушивалась в этот странный и завораживающий звук, вроде бы ничего странного, обычный стук, но мне этот звук нравился, и если идти с определенным ритмом, то он напоминал мелодию. Иногда, когда настроение было слишком уж хорошим и не возможно было идти спокойно, я начинала танцевать, подпрыгивая, кружась и переступая ногами, от дорожки отделялся невероятный, веселый ритм, который не давал останавливаться, да мне и не хотелось... Пока я не доходила до скамейки, такой простой, деревянной, но необычного белого цвета, я всегда порывалась спросить, что же это за дерево такое, белое, но стоило мне покинуть сад, как я все это забывала и погружалась в дворцовую жизнь. Но сейчас совершенно не хотелось думать об этом, сейчас я была среди жизни, настоящей и прекрасной. Каждый, даже самый маленький паразит был живым и был достоин жить...
   Я усмехнулась, прикоснувшись к коре одинокой березки стоявшей возле скамейки, как же я любила жизнь и доброту, и как на меня смотрели все окружающие не понимая, что я делаю в этой обители тьмы. Обителью тьмы это место называли скорее в шутку, потому что Мартин действительно темный, и большинство придворных далеко не добряки, да и среди прислуги встречаются такие злобные личности, что Мартин по сравнению с ними просто ангел... хотя я дала не правильно сравнение, для меня он и так ангел, в любом случае.
   Я прикрыла глаза и вдохнула нежный аромат природы, представляя его лицо, каждую мельчайшую черточку: красные глаза, в которых казалось, отражается бездна, чуть изогнутые в полуулыбке губы, кажется это выражение лица пугало всех, кроме меня.
   Читать расхотелось совершенно и я, вздохнув, опустилась на краешек скамейки и положила книгу на колени. Неосознанно водя руками по шероховатым страницам, я даже не пыталась вчитываться в текст, просто создавала вид, если вдруг кто-то будет проходить мимо, меня обычно не отвлекали, хотя я понятия не имею, что было тому причиной, но выяснять не хотелось, отношение тут ко мне было не однозначным с самого начала.
   Приехали мы днем, но еще по дороге после жутко неприятного инцидента Мартин со мной кое-что обговорил, а именно то, что будет ждать нас дальше. Не скажу, что была слишком уж довольна его решением, но я прекрасно понимаю, почему все сложилось именно так.
   - Так будет лучше, - шептал он мне, когда мы, обнявшись, сидели на этой скамейке.
   Я просто тоскливо вздыхала, конечно, я понимаю, что он прав, но все равно очень сложно принимать подобное положение вещей.
   - Я люблю тебя и не хочу потерять и ради этого ты должна потерпеть.
   Потерпеть... Вот я и терпела, уже больше недели как я тут нахожусь, а все равно не могу найти себе места. Мартин не стал представлять меня как свою невесту, объяснив это тем, что так будет безопаснее для меня. Конечно, невеста предводителя темных магов это мишень для всех, и он уже успел в этом убедиться.
   Теперь я была кем-то, я даже сама не могла понять кем. Мое положение было очень не однозначным. Мартин не стал никому врать, он просто не сказал всей правды. Вся история моего появления рядом с ним сводилась к тому, что я спасла ему жизнь и за это меня выгнали из дома, а он не стал бросать девушку, спасшую ему жизнь.
   Я была просто уверенна, в том, что никто не поверит, что между нами ничего нет, это же странно. Но потом я поняла, что волновалась зря, в эту историю поверили и еще как. Большинство слуг в замке вообще не верили, что Мартин может полюбить, и даже тому простому факту, что он меня взял с собой, они поражались до сих пор.
   Меня тут называли ангелом, что меня жутко смущало, ну какой из меня ангел. Я, конечно, помогала всем и во всем, но я всегда была такой. Сара, молодая женщина, которая следила за хозяйством, не переставала вздыхать, когда видела меня вновь размеренно прогуливающуюся по коридорам замка. Она была скорее из тех, кто мне сочувствовал, потому что мои чувства к Мартину мне скрыть так и не удалось, зато он все умело прятал за своей непроницаемой маской.
   Помимо доброй Сары были и те, кому я совершенно не нравилась, причин тут было много, но мне не хотелось вдаваться в подробности, просто было вполне достаточно того, что я это знаю.
   Задумавшись, я не услышала, как ко мне подошли и сели рядом, я вздрогнула, когда чья-то рука легла поверх моей на книгу, которая тот час же упала на траву под ногами.
   - Все хорошо, - осторожно прошептал Мартин, поглаживая меня по руке, потом он осторожно поднял книгу и, закрыв ее, положил рядом.
   Как долго он здесь сидел? Надеюсь, размышляя, я ничего не сказал вслух. А он улыбается, так непринужденно и весело, даже не похоже, что это тот же самый человек, который сидит в тронном зале, принимая очередных послов.
   - Ты чего-то боишься?
   Вот почему он со мной всегда такой спокойный? Может быть, и кажется странным то, что я этим недовольна, но иногда хочется, что бы он вышел из себя и накричал на меня, а не ходил вечно, мило улыбаясь. Хотя злость он срывал, но на мне никогда.
   Что же тогда между нами случилось, понятия не имею, но я стала чувствовать, что он будто сторонится меня, старается отодвинуть от себя, при этом не отпуская. Чувства были неприятными и болезненными, но я знала, что стоит мне попросить и все изменится.
   - Ну что опять случилось с моей принцессой? - он осторожно провел по моей щеке и я, не удержавшись, потянулась к нему...
   - Сир! Сир! Вы здесь?
   Мартин прикрыл сверкнувшие злостью глаза и глубоко вздохнул успокаиваясь. Я частенько замечала за ним подобную реакцию, было видно, что всегда, когда он хочет побыть простым человеком, его отвлекают и это выводит из себя. Я улыбнулась ему, пытаясь приободрить.
   - Мы еще поговорим, - прошептал он, не открывая глаза, видимо ему было действительно сложно совладать с собой. - Тебе лучше пойти в замок, погода скоро испортится, - вздохнул он, поднимаясь на ноги.
   Когда Мартин отошел на довольно далекое расстояние я услышала голос того, кто его звал
   - ... Послы от Иарии... ожидают...
   Всего лишь несколько отрывков, что бы понять. Иария довольно маленькая страна и она граничит с землями Мартина, которые расширяются все больше. Видимо тамошний правитель не хочет быть очередным завоеванным, ему гораздо выгоднее устроить союз с Мартином, чем с Миотарой. Миотару называют мечтой, я ничего не могу сказать по этому поводу, потому что еще не разу там не бывала, но это огромная страна, которая всеми силами противостоит армиям Мартина. Я не достаточно хорошо разбираюсь в политике, и стараюсь в эти дела не лезть, да и Мартин всячески меня от этого огораживает. Но не сложно понять, что все это затеяно, скорее, из-за земли, чем по банальной причине вражды светлых и темных, это версия для простых людей.
   Я вздохнула и поежилась, действительно похолодало, хотя давно следовало. Осень уже подходила к концу, а тут даже листья еще держались на деревьях. А у нас в деревне уже, наверное, первый снег выпал. Я с тоской и грустью вспомнила свой дом, который таковым уже не являлся, я ни когда не смогу туда войти, почувствовать запах свежеиспеченных маминых пирогов, приложить руки к горячей печке что бы согреться после мороза, вручить сестренке очередную шишку и маленькую корзинку зимних ягод, собранных специально для нее. Со временем эта боль и тоска приходила все реже, человек действительно ко всему привыкает, и, я, кажется, тоже привыкла.
   Сидеть здесь больше не было смысла и я, поднявшись на ноги, подхватила книгу и направилась в сторону замка. Порывы ветра становились все яростнее, и я продрогла, пока добралась до границы сада. А стоило мне выйти из него, как хлынул ливень и я за несколько секунд насквозь промокла. Не слишком расстроившись, я, тем не менее, поспешила под крышу, простудиться не хотелось, хотя если бы на улице было чуточку теплее, я бы с радостью погуляла под дождем, и не важно, что по возвращению я была бы больше похожа на выброшенную в пруд кошку. Я всегда любила дождь.
   Внутри было тепло, но неприятные ощущения усилились, когда я направилась в свою комнату. Мокрая одежда неприятно липла к телу, а если учесть, что это была не моя обыкновенная деревенская одежда, а тяжелое платье, мне было совсем уж неуютно.
   Мне не хотелось, что бы меня заметили в таком виде, хотя раньше меня никогда не волновало отношение местных к своей персоне, Мартин меня сразу же обо всем предупредил.
   Коридоры били странно пустынны, и я догадалась, что все бросились глазеть и обслуживать прибывших послов, я была этому только рада, ни кто не стал бы бегать и суетиться вокруг меня, стараясь переодеть, на что я была вполне способна сама.
   Идти было тяжело и мокро, за длинной, потяжелевшей от воды юбкой тянулась широкая мокрая полоса, так заметная на багровом ковре, которым был выстлан весь коридор. Но предстояло преодолеть еще и лестницу, хотя она не была парадной, и шанс столкнуться хоть с кем-нибудь был невероятно мал.
   До комнаты я добралась быстро и со вздохом облегчения скинула с себя платье, которое больше всего сейчас напоминало тряпку, мокрую тряпку. Только сейчас я поняла, как же сильно замерзла. Теплый воздух приятно согревал мокрую кожу, пока я обтиралась полотенцем.
   Комната мне досталась довольно милая и небольшая. Я сразу же сказала Мартину, что мне не нужны хоромы, которые по размеру были раза в два больше моего старого дома. Комната была в темно синих и зеленых тонах, большая кровать под тяжелым балдахином стояла у стены, а с другой стороны располагались два кресла возле небольшого столика. Шкаф с одеждой занимал всю оставшуюся стену, и я понятия не имела, куда мне столько.
   Я надела сухое платье моего любимого зеленого цвета и, по-простому закалов волосы, вышла из комнаты. Мне тоже стало интересно взглянуть на послов Иарии и я тихонечко спустилась к тронному залу где и проходил прием.
   Я догадывалась, что не пропустила ничего интересного, потому что сначала как всегда шли приветственные расшаркивания (один раз я уже наблюдала за подобной процедурой), которые могли длиться довольно долго. Просто так я не могла войти в зал, это было бы неприлично, поэтому я пробралась к потайной двери скрытой за одним из многочисленных зеркал развешанных по всему залу. Мне это место не очень нравилось, не смотря на свою красоту, оно было каким-то мертвым, пол был выложен узорчатой каменно плиткой, а все стены завешаны зеркалами в золоченых рамах. Только у одной стены, не имевшей зеркал, стоял трон, на котором сейчас и сидел Мартин. Я, наверное, никогда не перестану удивляться, видя его таким: холодным и непреступным. Именно в такие моменты понимаешь, почему его все боятся, и дело не только в выражении лица, но и в чем-то еще, от него будто веет холодом, даже я поежилась, хотя тут было довольно тепло.
   - Мы вам очень признательны и в знак благодарности король предлагает руку своей старшей дочери Каиты.
   Я вздрогнула, видимо я все-таки что-то пропустила, оказывается, вместе с послами прибыл и сам король, да еще и его дочь. Девушка шагнула вперед и присела в изящном реверансе. Я замерла и, кажется, даже затаила дыхание. Мне не раз приходилось слышать о красоте Иарийских принцесс, но то, что я увидела, просто повергло в шок. Темные волосы девушки были уложены в сложную прическу, но распущены и сверкали в ярком свете, освещавшем зал, казалось, в них вплетены брильянты, сравнивать их с шелком было бы кощунственно, потому что эти темные локоны были легче и прекраснее, и это только волосы. Круглое личико с острым подбородком украшали наивно распахнутые, сапфирово синие глаза, аккуратный носик немного вздернут, а нежные розоватые губы легко улыбаются.
   Я стояла и не могла пошевелиться, не чувствуя ни рук ни ног. Она же просто красавица, и именно ее предлагают в жены Мартину. Сердце больно кольнуло, и я поняла, что не могу дышать. Я не видела ничего, когда возвращалась назад, глупые мысли все время лезли голову, заставляя сердце болеть еще сильнее.
   Конечно если подумать, то это было глупо... Или нет? Я путалась в своих собственных мыслях и мнениях. Она красива, нет, она не просто красива, нет даже слов, которые смогли бы описать как она прекрасна. Я на ее фоне не просто посредственность, а... нет, нельзя о себе так плохо думать. Но ведь она действительно похожа на богиню, и это все заметили, и он просто не мог не обратить на это внимание. Я и раньше была поражена тому, что как Мартин относится ко мне: так нежно и любяще. Нет, уродиной я себя не считала никогда и прекрасно осознавала, что я очень даже красива, но ведь Мартин с его положением встречал и не таких красавиц, а теперь ему предлагают жениться на этой принцессе, ну разве тут можно отказать?
   Только дойдя до своей комнаты, я поняла, что плачу и не могу успокоиться. Я с трудом открыла дверь и застыла на пороге. Да что же это со мной такое происходит, никогда не была плаксой и неженкой, а тут меня так развезло, нужно собраться и успокоится, вокруг Мартина и раньше вились красавицы, но ему было наплевать. Вот только сейчас другой случай, она принцесса, при чем того королевства, с которым он ведет какие-то дела, обычно именно так браки и заключаются.
   В дверь тихонечко постучали и я, еще не успев отойти и на шаг, обернулась и открыла. На пороге стояла Сара, и стоило мне отступить в комнату на шаг, как она бросилась меня обнимать.
   - Бедная девочка, - прошептала она, обнимая меня.
   Я застыла на месте, пытаясь понять, что же это все значит, а потом все встало на свои места, конечно же, она уже знает о приезде посольства и о предложении короля. Сара одна из тех немногих, кто прекрасно знает, как я отношусь к Мартину. Хотя я никогда об этом не говорила, она сразу же обо всем догадалась.
   Мне было очень тяжело обманывать столь добрую женщину. Мартин сказал, что правду рассказывать нельзя никому ни в коем случае, всем своим людям, которые хоть что-то знали о наших отношениях, он умело подкорректировал память.
   Сара никогда не пыталась уговорить меня забыть Мартина, она вообще об этом со мной не разговаривала, за что я была ей несказанно благодарна.
   Она, наконец, отпустила меня и посмотрела в мои заплаканные глаза. Я в который раз удивилась ее глазам, ярко синие они были даже ярче чем глаза принцессы. Высокая и статная, ей было уже около сорока, хотя не многие бы дали ей больше тридцати.
   - Присядь, - она осторожно подтолкнула меня в сторону кресла и сама села напротив.
   Я молча вытерла вновь выступившие слезы, как же это все было неудобно.
   - Скажи мне, только честно, - тихо и успокаивающе заговорила Сара, хотя ее нервозность выдавали тонкие пальцы, теребившие шерстяную шаль. - Ты ведь никогда в серьез не надеялась...
   Я оторвала свой взгляд от ее рук и посмотрела в глаза, что я могла ей ответить, что действительно и не надеялась, но это было давно, в прошлой жизни, от которой не осталось ничего.
   - Не знаю, - пробормотала я, врать, как всегда не хотелось.
   - Я так и знала, что он разобьет тебе сердце, - проворчала женщина. - И не говори, что он не видел, как ты на него смотришь, а все одно, лицо каменно состроит и ходит так, будто ничто его вообще не волнует.
   Сара, кажется, была единственной, кто так же мог спокойно критиковать правителя. Между ними были странные отношения, как у брата и сестры и я частенько видела, как они спорят, вот только казалось, они этого и не скрывали, но и на глаза другим старались не попадаться.
   - Это уже не важно, - вздохнула я.
   - Неважно, - передразнила она. - Все-таки я с ним поговорю.
   Сара начала подниматься, но я оказалась быстрее, одним движением я соскочила с кресла и, надавив ей на плечи, усадила на место.
   - Не надо, - выдохнула я. - Ничего не надо.
   Возможно, выражение моего лица объяснило все гораздо лучше слов, потому что Сара кивнула и успокоилась, но я догадывалась, что она все-таки поговорит с ним, может не сейчас, но серьезного разговора ему не избежать.
   - Давай мы тебя хоть в порядок приведем, - деловито произнесла Сара, оглядывая меня с ног до головы. - Обед через пол часа.
   Обед? Какой еще обед? Ах да, по случаю приезда посолов, а ведь день вроде бы начался совсем недавно.
   Сара сказала, что мое платье подходит идеально, а вот волосы растрепанные, да еще и с паутиной.
   - Где это ты лазила?
   Я просто пожала плечами, она и так прекрасно знала о потайном ходе, зачем еще что-то говорить.
   Прошло не больше десяти минут, а все уже было готово. Я посмотрела в зеркало на милую девушку, глядящую на меня оттуда, и с благодарностью оглянулась на Сару, ей как-то удалось убрать с моего лица все следы слез, будто с утра я только и делала, что смеялась и была счастлива. Правда с утра все именно так и было.
  
   Зал, где проходил обед мне нравился гораздо больше, наверное, потому что по стенам вились зеленые листья живых растений, а из высоких окон падал свет, придавая этому месту сказочную загадочность. Длинный стол стоял по середине и был застелен темно синей тканью. Кажется, все уже собрались, и я почувствовала себя неуютно, когда все взгляды обратились ко мне.
   - Это Неллисса, я вам о ней рассказывал, - спокойно произнес Мартин, бросив в мою сторону лишь мимолетный взгляд.
   Я старалась глубоко дышать и сконцентрировалась именно на этой мысли, когда присаживалась за стол. Я заметила, как привлекла внимание принцессы, которая разглядывала меня, прищурив глаза. Стараясь не обращать внимания на происходящее вокруг, и даже не слушая разговоры, я пыталась поесть, хотя ничего не хотела.
   Время тянулось очень медленно, и я была счастлива, когда все закончилось, и можно было уйти. Обстановка казалась мне слишком натянутой и неприятной, я бы и не пошла на ужин если бы не делала этого постоянно с момента своего приезда. Беда в том, что раньше ужинали мы вместе с Мартином в одиночестве, не считая слуг конечно, но они ведь не рассматривают тебя из под Тишка и не плетут интриги, во всяком случае, на столько масштабные.
   Я снова шла по коридору, снова в одиночестве. Наверное, я все-таки слишком рано и поспешно убежала. Но находиться дольше я там просто не могла.
   Он догнал меня по дороге в комнату, я уже не спешила и его рука мягко опустилась мне на плечо. Я вздрогнула и обернулась. Почему-то в последнее время я постоянно вздрагиваю, стоит ему ко мне подойти, или может быть просто он так тихо и быстро ходит, а может быть это я слишком сильно погружена в свои мысли.
   Мартин отдернул руку, как только увидел, что я вздрогнула. Я посмотрела ему в глаза, пытаясь понять, что же происходит на самом деле. Зачем он меня так мучает, ведь можно просто отпустить и не держать рядом, особенно если не желаешь больше того, что уже имеешь. Я бы очень хотела сказать ему это в лицо, но стоило посмотреть на него, как все заготовленные слова куда-то исчезали.
   - Почему ты так быстро убежала? - тихо спросил он.
   Я замерла раскрыв рот, нужно было что-то ответить, но говорить правду глупо, особенно если учесть то, что я сейчас и сама точно не скажу, почему я себя так повела, и врать тоже не хотелось.
   - Я...
   - Почему ты избегаешь меня?
   Я не удержавшись, фыркнула. Я избегаю, да это он меня избегает, а сейчас у него еще и невеста появилась, и после этого я его избегаю.
   - Нелли, - Мартин нежно прикоснулся к моей руке.
   - Нет, - я отдернула руку и сделала шаг назад.
   - Что-то случилось? - все так же тихо спросил он.
   Мне очень хотелось закричать и вывалить все, что наболело, но я прекрасно понимала, что так делать нельзя, я же не истеричка, в конце концов, все могу сказать и спокойным тоном.
   - Ничего, - с деланным безразличием сказала я, стараясь смотреть в любую сторону только не на него. - Не зачем за мной бегать, я просто устала и хотела отдохнуть. А тебе не стоит оставлять своих гостей, - последнее слово далось мне особенно тяжело.
   Я замолчала, потому что еще одно слово, и я бы разревелась, чего делать очень не хотелось, особенно при Мартине, поэтому я просто закусила губу пытаясь, избавится от предательски дрожащих губ.
   - Мне неважны эти гости, ни эти, ни какие-либо другие, когда ты в таком состоянии, - сказал он, делая небольшой шаг в мою сторону.
   - В каком я состоянии, - я сделала еще один шаг назад и уперлась спиной в стену.
   - Нелли, хватит, - закатив глаза, произнес он.
   - Тебя ждет невеста, - тихонько пискнула я.
   - Ах вот оно что, - расхохотался Мартин. - Я еще переговорю с Сарой по этому поводу, зачем она тебе вообще все это разболтала.
   Я удивленная таким поведением смотрела на него и уже совсем ничего не понимала. Почему он смеется и при чем тут Сара, она, конечно, мне рассказала, но к тому моменту я все уже знала сама.
   - Я не собираюсь на ней жениться, - наконец отсмеявшись, выдохнул он.
   - Но ведь она принцесса, это нужно для заключения союза... - начала мямлить я, но он меня перебил.
   - Какой союз, - махнул рукой Мартин. - Это выгодно в первую очередь им, а не мне, поэтому король и решил "пожертвовать" своей дочерью, я же не собираюсь соглашаться, зачем мне какая-то там принцесса, когда у меня есть ты.
   Я скептически на него посмотрела, так уж и не нужна, в хозяйстве и принцесса сгодится. Интересно когда же это у меня стали такие мысли появляться.
   Мартин, видимо заметив, что я до сих пор сомневаюсь, сделал последний решительный шаг вперед и прижал меня к стене.
   - Ты моя принцесса, - прошептал он, нежно пробегая кончиками пальцев по моей щеке.
   Я глубоко вздохнула, потому что воздуха больше не хватало. Мартин улыбнулся и, наклонив голову, легонько прикоснулся к моим губам, затем заглянул мне в глаза, усмехнулся и поцеловал уже по-настоящему. Я не могла больше сдерживаться и, тихонько застонав, обняла его, запустив пальцы в его волосы. Я почувствовала, как сильные руки обнимают меня за талию, и прижалась к нему еще теснее.
  

Холод в душе.

  
   Утро. Так не хочется открывать глаза и возвращаться из мира грез. Я не помню, какой мне снился сон, помню лишь то, что он был прекрасен, помню, что не хотела просыпаться и возвращаться в реальность такую жестокую. Реальность, где его нет рядом со мной.
   Воспоминания это или сон... его поцелуй... Я вздохнула и попыталась потянуться, когда почувствовала рядом со своей рукой чью-то руку. Мгновенно испугавшись, я вздрогнула и открыла глаза. Понятия не имею, о чем именно я подумала, но все мысли просто вылетели из головы, когда я встретилась с ним взглядом.
   Мартин был удивлен, это было видно по его взгляду. Вот только я удивлена не меньше. Мы что спали в одной постели... Я неловко пошевелилась и поняла, что одета, еще во вчерашнее платье. Как-то все неудобно получается.
   Я посмотрела ему в глаза и прищурилась, яркое солнце, пробивавшееся сквозь легкие занавески, слепило глаза. Я немного переместилась, что бы тень падала мне на лицо и поняла, что нахожусь не в своей комнате.
   - Чего ты испугалась? - сдерживая улыбку, спросил Мартин.
   - Я... а... - я огляделась вокруг, я и сама не могла сказать, чего именно я испугалась. - А где мы?
   - В моей комнате.
   В его комнате, хотя это не удивительно, если эти огромные покои не принадлежат мне, то логично предположить, что это его комната.
   - Твоя комната? - мне показалось, что удалось сменить тему, продолжать разговор о моем пробуждении не хотелось.
   А тут мягко, я расслабилась и прикрыла глаза, наслаждаясь утром.
   За дверью послышались шаги, я вздрогнула и посмотрела на темный прямоугольник.
   - Это Сара, - вздохнул Мартин. - Прячься.
   - Но я... - договорить он не дал и с головой накрыл одеялом как раз в тот момент, когда открылась дверь.
   Да уж, чувствовала я себя не очень хорошо, а если быть совсем честной, то сгорала от стыда. Ну зачем он меня прячет так будто я не знаю кто, к тому же между нами ничего не было. Да и вообще наверняка все равно заметно, что под одеялом кто-то есть, просто точно не ясно кто, но все равно не приятно.
   - Мартин уже утро, ты, почему до сих пор не встал, - голос Сары был веселый и какой-то обреченный, она, наверное, уже не в первый раз его так будит.
   Я не сразу заметила, что она запнулась и молчит. Все ясно, я так и думала, с той стороны прекрасно видно, что тут еще кто-то есть. Я вся просто пылала и все-таки радовалась тому, что меня никто не видит.
   - Прошу прощения если помешала, - сухо пробормотала женщина.
   - Ничего страшного Сара, я сейчас спущусь.
   Под одеялом было очень душно и мне не хватало воздуха, а может быть все дело в неприятной ситуации.
   - Конечно, - все так же бесстрастно говорила Сара. - Мне позвать леди Неллиссу?
   На мгновение повисла тишина, я понятия не имела что там происходило, вся эта ситуация казалась мне очень глупой. Тишину нарушил странный звук, это я икнула под одеялом, и, наверное, покраснела еще больше. Что-то мне совсем не нравится своя реакция на происходящее.
   - Я все-таки удалюсь, - наконец сказала Сара. - А тебе не следует так с девушкой поступать.
   Хлопнула дверь и я, откинув одеяло села, пытаясь надышаться воздухом, которого мне так не хватало. Мартин засмеялся и крепко обнял меня.
   - Кажется, тебе следует пойти в свою комнату, Сара все равно пойдет за тобой.
   - Что тут смешного, - я разглядывала свое мятое платье. - Ты хоть представляешь, как я себя сейчас чувствовала? И вообще ты слышал ее слова, нечего так с девушкой поступать.
   Я поднялась на ноги и поняла, что ночь в одежде не прошла незаметной. Я, конечно, все понимаю, он не хотел доставлять мне неудобства, но хотя бы корсет можно было ослабить. Это вообще пыточный инструмент, а не предмет женской одежды, больше никогда этот ужас не надену у меня и так фигура хорошая. Развернувшись к двери, я взялась за ручку, но Мартин перехватил мою руку и развернул к себе.
   - Ты же не пойдешь по коридорам в таком виде?
   - У тебя есть другие предложения?
   - Можно сделать проще, - Мартин лукаво улыбнулся и еще крепче сжал мою руку.
   В следующий миг перед глазами потемнело, а когда зрение вернулось, я поняла, что стою посреди своей комнаты. Все было так, как я оставила вчера пустой хрустальный графин на столике, выглядел очень тоскливо, куда делся стакан, понятия не имею. На полу лежала большая квадратная подушка, на которой я любила поваляться и порисовать, там же на полу лежало несколько листов бумаги и перо. Сама не знаю почему, но рисовала я исключительно чернилами и лежа на полу. В эти моменты я чувствовала себя ребенком, от того и вела себя немного странно. Во всяком случае, Сара, однажды застав меня за подобными проделками, сначала испугалась, но потом вроде бы успокоилась, правда я до сих пор не знаю, что она обо мне тогда подумала.
   Присев на подушку я подняла листы. Я конечно не художник, но изображенные мною пейзажи все-таки похожи на оригиналы. Рисовала я в основном понравившиеся мне по дороге места, потому что в нашей деревне не было ничего особенного или запоминающегося, а может быть, мне так просто кажется оттого, что я слишком много времени там провела.
   На последнем рисунке была изображена восьмилетняя девочка держащая в руках букет ромашек. Я не помнила когда успела нарисовать Карину, и получилось это так реалистично, что я вздрогнула и выронила листок.
   Никогда не ожидаешь от себя таких вот слабостей, а потом они просто преследуют тебя. Я даже сейчас прекрасно понимаю, что если бы мне вновь пришлось делать выбор, я поступила бы так же. Но от чего же тогда сердце так болит. Я приложила руку к груди и попыталась выровнять дыхание.
   В дверь постучались и после того как она с щелчком открылась на пороге показалась Сара. Весь ее вид выражал недовольство. Я покраснела и отвернулась. Ну почему ей нельзя ничего рассказать.
   - Завтрак скоро будет подан, поэтому поторопись, - голос ее немного дрожал.
   Я решила ни о чем ее не спрашивать, все и так ясно. Это похоже на игру, нет, это и есть игра, вот только я ни как не могу понять ее правил. Хотя я изо всех сил стараюсь поддерживать некую иллюзию своего образа. Еще в детстве мне удалось понят, что я никудышная актриса.
   Частенько приходилось что-то скрывать от родителей, и если соврать более менее правдоподобно мне удавалось, то выдать меня могла любая мелочь как, например выражение лица. И вот тогда мне влетало от родителей, даже уже не за проступок, о котором все забыли, а за ложь, или как иногда бубнила себе под нос мама, что не могла нормально соврать.
   Вот и сейчас врать мне не удавалось, поэтому я просто предпочитала молчать. Гораздо проще сделать вид, что ты ничего не заметил или не услышал, чем потом совершать тщетные попытки извернуться. У Мартина это все получалось играючи, меня же все эта путаница просто вводит в ступор.
   За своими размышлениями я очнулась только когда уже подходила к залу. Надо же, очень неприятная черта, когда-нибудь я на этом попадусь.
   Когда живешь в деревне и очень много времени проводишь в лесу, который знаешь, чуть ли не лучше чем собственный дом, и где тебе не угрожает никакая опасность, задумавшись можно бродить сколько угодно, что я и делала раньше. В замке же даже в саду следовало быть начеку, а я так безалаберно и беззаботно окунаюсь в мир размышлений, что могу попасть в неприятную ситуацию.
   Сейчас же приведя свои мысли в относительный порядок я вошла в зал, где уже все было накрыто. Стол как всегда просто набит едой, в детстве я о таком даже не мечтала, а сейчас было как-то тоскливо. Я тихонечко опустилась на стул, даже не пытаясь рассматривать присутствующих, и так ясно кто здесь находится. А вообще мне просто не хотелось встречаться с ледяными глазами Мартина. И как он умудряется так резко менять свое настроение.
   К еде я так и не притронулась, а просто ковыряла в тарелке вилкой. Прекрасно понимаю, что это не по этикету, но ничего не могу с собой поделать. Когда мысли не дают покоя, совершенно не обращаю внимания на окружающий мир. Нужно будет опять прогуляться в сад, там хотя бы меня никто не потревожит.
   Вот только мне пришлось ждать, я не могла уйти раньше, чем это позволено. Этикет предполагал, что первым покинуть комнату может повелитель и дальше по рангу. Поэтому я ждала, пока Мартин не поднимется и вместе с гостями не удалиться.
   Я вышла следом и пошла прямо по коридору. Интересно, я совершенно ничего не смыслю в политике, но то, что король Иарии готов ковриком лечь под ноги Мартину понимаю даже я. Было бы интересно разобраться во всех этих тонкостях, хотя Сара постоянно твердит, что юной леди не место в этом болоте. Может быть она и права, но мне просто до умопомрачения интересно, не смотря на истинное положение вещей, все политики держаться отстраненно спокойно и даже надменно. Сомневаюсь, что у меня так когда-нибудь получится, но разобраться во всем этом было бы не плохо.
   Я снова слишком сильно погрузилась в свои размышления и сама не заметила, как покинула замок и очутилась в саду. Природа всегда манила меня, в ней нет столько лжи обмана и уверток, сколько есть хотя бы в одном человеке, да у нее есть свои секреты, но если относится к природе с любовью и пониманием она примет тебя и все тебе расскажет.
   Но, видимо, сегодня мне не суждено побыть одной. На скамейке сидела принцесса Каита и задумчиво теребила цветастый шарфик. Это выглядело немного необычно, в сочетании с расшитым золотом зеленым платьем. Я остановилась, не зная повернуть назад или подойти. Девушка выглядела грустно, а ведь еще с утра улыбалась. Хотя если подумать, то ничего удивительного в этом нет, я на людях тоже улыбаюсь, а Мартин, тот вообще свои эмоции ни как не выражает. Жизнь при дворе накладывает определенный отпечаток на твой стиль жизни.
   Я не успела ничего придумать, Иарийская принцесса подняла голову и вздрогнула, увидев меня. Странно, что она не услышала, как я подошла.
   - Здравствуйте, - девушка снова натянула улыбку, но сейчас это выглядело особенно неестественным. - Вы ведь Неллисса?
   - Да, - я кивнула и, подойдя, присела рядом.
   Мы долго молчали. Мне почему-то очень хотелось узнать, о чем она думает. Только сейчас я заметила, что ей не больше шестнадцати лет. Каита чем-то напоминала мою младшую сестренка Карину. Стоило мне только подумать о сестре, как мысли сразу же унесли меня в дом родителей, как они там живут. Прошло не так уж много времени, и они наверняка еще злятся, а Карина по ночам рассматривает браслет, который я ей оставила. На глаза непроизвольно навернулись слезы.
   - Почему ты здесь? - неожиданно тихо спросила принцесса.
   Я постаралась незаметно утереть слезы. Каита или не заметила или просто сделала вид, но я не хотела, что бы она расспрашивала меня о причинах моих слез.
   - Что ты имеешь ввиду, - только после того, как сказала, я поняла, что мы вдруг перешли на Ты
   - Ты какая-то другая, - принцесса намотала шарфик на руку. - Не похожая на здешних...
   - Я не отсюда, - мне пришлось снова утирать слезы.
   - Я слышала эту историю, - принцесса говорила медленно, будто подбирая правильные слова. - Ты спасла ему жизнь, а он тебя от семьи забрал и сейчас ты плачешь.
   Я не знала что ответить. Она ведь права, только всю эту ситуацию понимает немного не правильно. А разубедить ее не получится, да это и не нужно, ведь тогда она узнает правду.
   - А еще ты его любишь.
   Я с ужасом посмотрела на нее. Хотя чему я удивляюсь, во дворце уже, наверное, все знают о моих чувствах к Мартину. Это он может ходить с каменным лицом и делать вид, что безразличен ко всем и всему, а я так не могу.
   - Зачем ты все это говоришь? - спросила я.
   - Сама не знаю, - пожала плечами Каита. - Просто вижу, что ты единственная в этом темном месте с кем можно поговорить.
   Только сейчас я поняла, что она боится, и этого места и Мартина и вообще всех, что здесь есть... Всех кроме меня.
   - Мы могли бы с тобой прогуляться, - предложила я.
   - Я уже прошлась по саду.
   - Не здесь, за пределами замка.
   Я предложила это, понимая, что принцессе тяжело разговаривать здесь. Наверняка думает, что здесь уши есть у всего даже у скамейки, на которой мы сидим
   - Я думаю для прогулки нам нужно переодеться.
   Переодеться действительно следовало, если в моем платье еще можно было нормально пройти по улице, хотя это и выглядело бы немного странновато, девушки в подобных нарядах просто так по улицам не разгуливают. То про наряд принцессы и говорить нечего, как она вообще может передвигаться в этой конструкции.
   - Конечно, - Каита вскочила на ноги, а глаза ее просто засияли от счастья.
   Я пошла по дорожке к дворцу. Гостей разместили совсем в другой стороне, поэтому мы с принцессой разошлись. Погода сегодня была мрачной, и все вокруг казалось серым. Неприязненные взгляды, которые на меня бросали почти все встреченные мною по пути, заставляли передернуть плечами. Внутри гулял сквозняк, и у меня появилось отчетливое давящее чувство.
   В своей комнате я переоделась в простое, но удобное платье и заплела волосы в косу. Вот так вот, теперь я простая девушка, это конечно для тех, кто не знает меня в лицо, а таких, как я стала убеждаться в последнее время, похоже, нет.
  
   Зачем я вообще пошла по этим странным коридорам, так и заблудится не долго и весь день проплутать по замку, а меня ведь принцесса будет ждать. Вот что значит, решила сократить путь, это не лес, где идешь по-прямой и идешь, и нет никаких обходов и ненужных поворотов. Казалось я хожу по кругу, пока не наткнулась на прикрытую дверь, из-за которой пробивался свет и приглушенные голоса.
   Странно, но я никогда раньше не задумывалась, насколько я любопытная. Но даже сейчас не обратила на это внимания. Просто подошла к двери и прислушалась, но поскольку она была приоткрыта, я не удержалась и заглянула.
   Комната была небольшой, во всяком случае, по сравнению с другими, увиденными мною здесь, хотя раньше я бы назвала ее огромной. Потолок был высокий и темный, дверь была одна, та через которую я сейчас и заглядывала, окон вообще не было. В комнате было не больше десятка человек, который тесно обступили Мартина и о чем-то разговаривали.
   Вскоре тесный круг немного распался, но Мартин так и остался сидеть в центре. Невысокий мужчина, его лицо было сложно рассмотреть из-за полумрака, подошел ближе к своему правителю и приклонил колено, вытянув вперед правую руку, в которой лежал маленький стеклянный сосуд. Даже с этого расстояния я видела, как жидкость внутри перетекает из одного состояния в другое.
   - Сир, нам почти удалось, не хватает только одного компонента, - дрожащим голосом произнес человек.
   - И какого же? - голос Мартина был спокойный, и, казалось, даже ласковый, но вызывал он животный ужас.
   - П-п-про-прошу п-п-про-прощения, - мужчина сжался на столько, на сколько позволяли его габариты.
   Да он же просто в ужасе. Странно, что я осознала это только сейчас. Остальные люди просто замерли, словно тени, будто их здесь и нет. Они тоже боялись, но видимо в отличие от сгорбившегося на полу ничего своему повелителю не задолжали.
   - Насколько я помню, - голос Мартина оставался спокойным, но теперь был холоден. - Ты сначала убеждал меня, что это не займет много времени, - слова произносились медленно и от того казались невероятно тяжелыми. - Потом ты сказал, что ошибся и времени потребуется больше. Еще вчера ты утверждал, что все готово, а сейчас говоришь, что чего-то не хватает.
   Вопрос был явно риторический, и даже если бы человек на полу захотел ответить он бы просто не смог. Зачем я вообще забрела сюда, нужно было уходить, но я не могла пошевелиться и оторвать взгляд от происходящего.
   Мартин вытянул руку ладонью вверх, и миниатюрный сосуд перелетел к нему, зависнув в миллиметре над кожей.
   - Я до сих пор жду ответа, - проговорил он, с безразличием разглядывая переливы жидкости.
   - П-п-по-последний эл-элемент - к-кро-кровь д-д-д-дриады, - человек каждое слово выдавливал с неимоверным трудом.
   - Ну что же, план был не плохой, - задумчиво проговорил Мартин.
   Все замерли, ожидая, что же будет дальше. Напряжение все росло, а вот Мартин оставался невозмутим, неожиданно он подбросил сосуд в воздух. Все лишь проследили падение хрупкого предмета, я ожидала звона бьющегося стекла, но ничего не происходило. Меня вдруг осенило, я не придала значение мелькнувшей неожиданно тени, списав это на игру света, а одна из фигур уже стояла в стороне, сжимая в руках драгоценный сосуд.
   - Как я и предполагал, - Мартин медленно и изящно поднялся на ноги.
   Прирожденный хищник, с ужасом и неожиданным благоговением подумала я. Мартин прошел вперед к фигуре все еще сжимающей сосуд в руках. Маленький человечек так и сидел, скрючившись на полу. Мартин медленно замер и скрестил руки на груди.
   - Я так понимаю, - теперь в его голосе слышалась насмешка, но все так же приправленная угрозой. - Мириин еще не получил эту милую вещицу. Все-таки я вовремя внепланово собрал всех здесь.
   - Я не хотел, что бы столь ценный предмет пропал, - темная фигура пыталась говорить твердым голосом, но он все равно дрожал.
   - Вот уж мне Дмитрий можешь не врать, - усмехнулся правитель. - Я даже могу похвалить вас за идею нанести яд на флакон, кто же у нас такой гениальный.
   Все остались на своих местах, даже пламя горело ровно. Правитель произвел замысловатый жест рукой и один из неподвижно стоящих людей подошел к нему и передал какой-то листок. Мартин скользнул по нему взглядом и улыбнулся.
   - Видимо ваше послание не достигнет адресата.
   Дмитрий изо всех сил старался казаться невозмутимым, но даже я видела, насколько сильно его трясло. С такими нервами в шпионы не записываются или я просто снова размышляю о том, в чем ничего не понимаю.
   - Я служил вам...
   - Оставь, - Мартин лениво махнул рукой. - Мне ни к чему твоя глупая болтовня, можно было конечно передать своему старому другу Мириину послание через тебя, но думаю, он и так все поймет.
   Следующие события произошли очень быстро, Мартин казалось, не двинулся с места, а темная фигура Дмитрия упала на пол, в тишине отчетливо был слышен хруст ломающихся костей. Дальше я уже не видела, мне, наконец, удалось закрыть глаза и отойти в сторону.
   - Кажется, я что-то слышал, - донеслось от двери.
   Я замерла, внимательно прислушиваясь, что-что, а передвигаться бесшумно я умела еще с детства. Через некоторое время шум за дверью вновь возобновился, и я поспешила вперед. Правда, далеко мне уйти не удалось. Ноги не хотели идти, и я прислонилась к стене, чувствуя освежающую прохладу, которая приводила в себя. Дыхание было ровным, но воздуха не хватало. Меня больше всего поразила собственная реакция на происходящее. Хотя все еще не улеглось в голове.
  
   - Ну что, пока правильно?
   - Пока да, интересно где он это раздобыл.
   - Все-таки это было не для чужих глаз, но давай посмотрим дальше, я все-таки надеюсь, что где-нибудь будет ошибка.
   - А я просто уверенна, что будет, ну не мог мой дневник попасть в чужие руки...
  
   В себя я пришла неожиданно быстро и так же неожиданно резво прошлась по коридорам и, наконец, вышла на улицу. Порывы ветра стали еще резче и бросали в лицо мелкий песок, которым были посыпаны дорожки. Из-за таких неудобств приходилось жмуриться, и я шла практически вслепую, вследствие чего и налетела на кого-то.
   Подняв глаза и проморгавшись, я поняла, что это был Мартин. Ситуация получалась очень неудобная, потому что он был не один, рядом стояли те самые, приехавшие вчера послы и видимо те, кто был с ним в той комнате. Я вся внутренне сжалась. Странно я же всегда знала кто он на самом деле, почему же сейчас я его так боюсь.
   - Что-то случилось? - холодно спросил он.
   - Н-нет, - еле выговорила я.
   Странно, будто совсем другой человек. Но язык не поворачивается назвать его лицемером. Жестокий правитель это не маска, а всего лишь одна из частей его личностей. Я никогда не перестану этому удивляться.
   Мартин уже что-то объяснял своим собеседникам, я же потихонечку, шаг за шагом продвигалась к выходу. Я надеялась, что ни на кого больше не наткнусь.
   - Куда ты собралась? - неожиданный оклик Мартина застал меня врасплох, наверное, поэтому я с ходу сказала правду.
   - Я думаю прогуляться.
   - В такую погоду? Хотя я тебя не задерживаю.
   Я шла по улице, пытаясь обдумать его поведение и слова, но пришла к выводу, что это пустая трата времени. Сомневаюсь, что мне когда-нибудь удастся понять его. Но я надеюсь, что и во мне есть хоть какая-то загадка, а то становится даже неуютно, когда думаешь, что тебя могут просчитать.
   Погода действительно не располагала к прогулке, но мы с принцессой договорились, да и когда еще выдастся такая возможность. За воротами ветер был еще сильнее, но песка почему-то было меньше. Я хоть и выросшая в далеко не царских условиях к подобным капризам погоды была не готова. У нас природа никогда так не капризничала.
   Принцесса ждала меня в нескольких шагах слева от ворот. Как я и думала, глупости это все, когда говорят, что принцессу будет видно в любой одежде. Ну допустим если обрядить Каиту в одежду служанки или крестьянки в этот маскарад не поверят, но и примут ее просто за даму дворянского происхождения. Сейчас же в простом, но хорошем платье она походила на простую дочь какого-нибудь состоятельного дворянина.
   Интересно, когда это я стала так разбираться во всем этом. Сейчас меня уже сложно было принять за деревенскую, хотя свой дом я оставила совсем недавно, тогда как многие слуги, если и были деревенщинами так ими и остались.
   - Я рада, что ты пришла, - сейчас принцесса просто сеяла от счастья.
   Никогда бы не подумала, что это замок на нее так влияет. Казалось, даже жуткая погода ее ни капли не беспокоит. Странно, но, осматриваясь вокруг и пытаясь проанализировать поведение принцессы, я пыталась отвлечься от происшедшего.
   - Что-то случилось? - спросила Каита.
   Я помотала головой. Нахватало напугать ее еще больше. Но нужно действительно взбодриться и вести себя нормально, во всяком случае, рядом с ней.
   - Ты ведь не хочешь выходить замуж, - сказала я.
   Просто нужно было поговорить хоть о чем-нибудь, правда, я не сразу поняла, что тему выбрала неудачную, потому что она заставила вновь все вспомнить. Что же это было.
   - Нет, - спокойно ответила принцесса. - Но разве это важно. Я просто должна это сделать.
   Я не знала, что на это ответить. Если бы Мартин не появился в моей жизни, то я бы вышла замуж за Степана, просто потому, что так надо. Неожиданно сильно захотелось пойти в лес, именно лес, а не сад, огороженный замковой стеной. Захотелось прижаться лбом к рябине и стоять так и не шевелиться. Почему именно к рябине сама не понимаю, просто это дерево было мне ближе всего.
   Странное желание захлестнуло меня, и я побежала за ним как за спасительной нитью сияющей в неожиданно окружившей меня тьме. Я будто сама не понимала что творю, просто шла к лесу, ни на что, не обращая внимания. Принцесса бежала рядом и пыталась у меня что-то спросить, но я не слушала.
   Успокоение пришло только тогда, когда рука коснулась неожиданно теплой коры дерева. Под ладонью явственно ощущалось течение жизни, никогда раньше я такого не испытывала. Лес звал меня, и я пришла. Он не страдал, и не был покинут, ему просто нужно было живительное прикосновение силы.
   - Что это было? - спросила Каита.
   - Не знаю, - вздохнула я, оглядываясь по сторонам.
   Я действительно не понимаю, что произошло. Поначалу мне казалось, что это лес завет меня, но здесь все было так неожиданно спокойно и умиротворенно, что я поняла, это мне нужно было появиться здесь, что бы сбросить с себя этот груз. Рассказывать людям и тем более принцессе глупо, а вот с природой можно поделиться любыми своими переживаниями, она никогда не раскроет твой секрет.
   - Наверное, нам стоит вернуться, - наконец сказала я, облегчение вместе с кровью струилось по венам.
   - Конечно, - кивнула принцесса, похоже, я ее шокировала своим поведением.
   Я осмотрелась по стонам, и как не прискорбно было это сознавать, поняла, что мы заблудились. Когда я сломя голову бежала сюда, времени обращать внимание на окружающую обстановку не было, а принцесса конечно же не помнит какой путь мы проделали.
   Вокруг нас был лес, спокойный, но тихим его назвать было сложно. Деревья тихонечко поскрипывали под резкими порывами ветра, который не долетал до нас. Кое-где, в опавших листьях, слышался шорох. Каита опасливо огляделась по сторонам, видимо ее эти звуки пугали, для меня же не было ничего роднее.
   - Мы заблудились? - обреченно спросила принцесса.
   - Пока не знаю, - я задумчиво огляделась по сторонам. - Ты можешь хотя бы примерно сказать с какой стороны мы пришли?
   Девушка тоже внимательно огляделась и указала чуть правее того места, где стояла я, вот только ее движениям не хватало уверенности, было заметно, что она и сама не помнит с какой стороны мы пришли.
   Мы пошли назад, во всяком случае, нам так казалось. Все вокруг было умиротворенным и спокойным и мне даже не хотелось думать о том, что я недавно узнала. Мир просто сиял и радовался, а я сияла вместе с ним, разве может быть в жизни большее счастье, хотя это была всего лишь сиюминутная мысль.
   Идти вот так вот в тишине нам почему-то было неуютно, и мы с принцессой стали делиться историями из жизни. Я рассказала о своей семье, о погибших братьях и маленькой сестре. Принцесса была удивлена тем, как живут в деревне, я примерно такой реакции и ожидала, куда им, королевским особам понять наш мир, вообще-то и я не стремилась понимать их, хотя очень этого хотела.
   Каита в свою очередь рассказало о своей семье. Она была не только старшей дочерью, но и вообще старшей, наследник престола ее брат был младше на два года. С самого детства ей прививали манеры и вбивали в голову одну простую истину, она выйдет замуж как дар могущественному королю, с которым их страна не захочет иметь конфликтов. Поэтому когда совсем недавно ей сообщили, кто будет ее женихом, девушка просто покорно смерилась.
   - Каждая принцесса знает, что у нее есть долг, и она свой долг обязательно выполнит, - принцесса произнесла явно заученную фразу.
   - У меня тоже был долг, - я вспомнила свою прошлую жизнь. - Конечно, не такой как у тебя, но все же. Родители всегда считали, что поскольку у них больше нет сыновей, то все они передадут моему второму сыну.
   Принцесса остановилась и удивленно на меня посмотрела. Я тоже замерла, но потом присела и стала собирать ягоды в ладошку, старая привычка.
   - Не беспокойся, у меня нет детей, и мужа никогда не было, просто они все распланировали, а меня и спрашивать не нужно, я же всего лишь девушка, кого волнует мое мнение.
   Я поднялась и протянула ягоды принцессе, та сначала неуверенно попробовала одну, а затем с удовольствием съела все. Да уж, неужели никогда не ели зимних ягод? Хотя в Иарии они, наверное, не растут.
   - Ты не любишь, когда тебе указывают, - заключила принцесса, жуя ягоды. - Во всяком случае, не посоветовавшись с тобой. Странно, ты будто бы и принимаешь то, что выкидывает судьба, но только если это не имеет первостепенной важности для тебя, в ином же случае даже против семьи пойдешь ради того что бы сделать, так как хочешь ты.
   Как глубоко она почувствовала мой характер. А ведь я ей так и не рассказала о нас с Мартином, старательно избегая этой темы. Каита умна и проницательна, но в силу воспитания и принятия роли покорной женщины, никто и понятия не имеет о ее истинном характере и уме. Принцесса вовсе не наивна, как на первый взгляд показалось даже мне, она просто играет роль, которую ей дали еще в детстве.
   Странно, я начала нервничать, мы шли уже довольно давно, а вокруг до сих пор был сплошной лес. Лесов я не боялась, может быть, я даже стремилась убежать, но принцесса-то не привычна к подобным прогулкам, вон уже на ногах еле держится, хотя и улыбается и весело разговаривает.
   На улице все больше темнело и холодало, правда, за деревьями не было ветра, что хоть и немного, но поднимало настроение. Откуда-то пришла мысль, что Мартин наверняка будет нас искать, ведь он меня любит, а потом появился новый образ, темная комната и странный разговор. А так ли я ему нужна, любит ли он меня по-настоящему. Последняя мысль меня испугала, даже если все так и есть, я не хочу этого знать, потому что, как бы наивно и по детски это не звучало, но я без него не могу.
   Теперь мы шли молча, каждая, думая о своем, я бы предпочла поговорить, что бы отвлечься от неприятных мыслей, но принцесса была слишком погружена в себя. Справа послышался шорох и хруст, Каита вздрогнула и остановилась.
   - Что это было? - она испугалась, но не хотела этого показывать.
   - Не знаю, - я огляделась по сторонам. - Может быть какое-нибудь животное, это же лес.
   Принцесса пожала плечами и сделала шаг вперед, когда из кустов нам на встречу вышло несколько фигур, если я не ошиблась, то это бандиты или разбойники, хотя, по-моему, разницы никакой нет.
   В темноте было не просто разглядеть их лица, но то, что они вооружены до зубов, стало понятно сразу. Один их них, видимо главарь, вышел вперед.
   - Кажется, леди заблудились?
   Мы молчали. Я еще никогда в подобные ситуации не попадала, Каита видимо тоже. У нас не было разбойников, а если и появлялись, то надолго не задерживались. Деревня расположена в стороне от главных трактов, да и у местных поживиться нечем.
   - Что же вы молчите, леди?
   Еще один мужчина подошел вперед. Каита непроизвольно сделала несколько шагов назад, но шансов не было никаких, она уперлась спиной в грудь одного из них и отпрянула. Нас окружили.
   - Леди не должны гулять ночью, тем более одни, тем более по лесу, - подал голос тот, что стоял за спиной Каиты.
   Принцесса попыталась отойти от него подальше, скорее инстинктивно, чем на самом деле надеясь убежать, потому что бежать было некуда. Но мужчина резко схватил ее за руку, Каита попыталась вырваться, но вдруг пискнула и стала оседать на землю. Я бросилась к ней, совершенно забыв про окруживших нас, и неожиданно почувствовала колющую боль в руке, судорога прокатилась по всему телу, я не могла двигаться, постепенно теряя сознание. Странно, но последней осознанной мыслью было то, что я больше не хочу быть беспомощной.
   Сознание возвратилось быстро, но от этого казалось, чувствовала себя только хуже. Веки стали тяжелыми, так что я даже не пыталась открыть глаза, что самое странное голова не болит, но руками и ногами шевелить больно.
   Я чувствовал, что нахожусь уже не в лесу, ну или не совсем в лесу. Не было того легкого ветерка и чувства свободного пространства. Здесь было тепло, но этот факт настроения не поднимал. Сбоку послышалось шевеление и стон, кажется это принцесса, значит, нас не разделяли. Меня захлестнуло чувство вины, ведь это я втянула принцессу во все это, пусть и не специально, но все же уж я-то могла бы и получше в лесу ориентироваться.
   - Эй, кажется, они проснулись, - басовитый голос, словно колокол огласил все вокруг.
   Послышались тихие шуршащие шаги, мне захотелось посмотреть, но глаза все еще открывались с трудом.
   - Это хорошо, а то я уж думал слабенькие попались, - этот голос был вполне обычным, даже каким-то бесцветным.
   Шуршащие шаги стихли, и я почувствовала, как мен что-то дернуло, поднимая вверх. От неожиданности я все-таки открыла глаза. Окружающая обстановка походила на пещеру и скорее всего ей и являлась, неровные каменные стены кое-где покрывали тряпки, на полу был постелен пушистый ковер, видимо поэтому было не холодно, тут же был костер.
   Немного осмотревшись, я поняла, что сижу на полу, меня просто подняли и усадили, руки и ноги связаны, а рядом в точно таком же положении сидит принцесса. Подняв голову, я встретилась взглядом с мужчиной, видимо он и пришел сюда недавно. На лицо вполне симпатичный, длинные темные волосы собраны в хвост, но вот глаза серые и какие-то злые.
   - А вы спокойные, - сероглазый усмехнулся. - Обычно все начинают визжать и вырываться, требовать объяснений и что бы их отпустили.
   Я предпочла промолчать, к чему тут лишние слова. Но в голове отчетливо крутилась все та же мысль, Я не хочу быть беспомощной. Сероглазый подошел ближе и присел напротив меня, посмотрев прямо в глаза.
   - Ты не похожа на благородную, но и на деревенщину не тянешь, неужели ее служанка? - он кивнул в сторону Каиты.
   Принцесса помотала головой, а я продолжала молчать, теперь уже понимая, что не просто не хочу говорить, а не могу. Было такое чувство, что я съела пуд соли под палящим солнцем.
   - А ты что сама ответить не можешь? - он продолжал буравить меня своим взглядом.
   Тишина стала напряженной и зловещей. Я до сих пор не могла сказать ни слова.
   - Я тебя спрашиваю!
   Он неожиданно замахнулся и ударил меня по лицу. Каита тихонько вскрикнула. Сероглазый только усмехнулся, казалось, ему доставляет удовольствие видеть страх в других. Он снова потянул руку к лицу и, грубо взяв за подбородок, притянул к себе.
   - А у тебя красивые глаза, будет ведь нехорошо повредить такое милое личико. Так ты заговоришь или нет, я хочу услышать твой голос.
   Я совершенно не знала, что делать. Боялась ли я, скорее нет, чем да, нельзя сказать, что я совсем уж бесстрашна, но именно сейчас страха не было. Я просто ждала, что будет дальше.
   - А может быть, ты этого вовсе и не хочешь? - раздался голос от двери.
   Мы все повернулись туда. Принцесса от переизбытка чувств или еще от чего потеряла сознание, а я во все глаза смотрела на Мартина, такого спокойного и невозмутимого. Он даже не стал ничего спрашивать, просто махнул рукой и сероглазый отлетел к стене, Мартину до этого не было никакого дела, он твердой походкой подошел ко мне.
   - Ну и куда вы влипли, - вздохнул он, развязывая веревки на моих руках.
   Я пожала плечами, самый исчерпывающий ответ.
   - Так, посмотри на меня, ты что, говорить не можешь? - в его голосе забота причудливым образом переплелась с угрозой, последнее относилось явно не ко мне.
   Я кивнула и спокойно доверилась его осмотру. Вообще-то я ничего не чувствовала, в смысле ран, но он был настойчив. Мартин осторожно провел пальцами по запястьям, которые кровоточили от слишком тугих веревок, а потом коснулся ими моего лица.
   - Он ударил тебя, - это был скорее факт, чем вопрос.
   - Мартин, - я коснулась его руки и только сейчас поняла, что могу говорить, хотя голос и был хрипловат.
   - Нет, - он поднялся на ноги. - Ни кто не имеет права и пальцем тебя трогать.
   Он нахмурился и, прежде чем я успела что-либо сказать или сделать, вышел. Отсутствовал он не больше минуты, а когда вернулся, лицо у него было если и не торжествующее, то хотя бы чуть-чуть удовлетворенное.
   Мартин подошел ко мне, я все это время, не шевелясь, сидела на полу, все казалось таким нереальным, будто это сон, просто плод воображения и я скоро проснусь. Он обнял меня, крепко прижав к груди.
   - Больше никогда так не делай.
   Мы просидели так некоторое время, но нужно было уходить. Мартин поинтересовался смогу ли я идти, на что я просто молча поднялась на ноги. Мне совершенно не хотелось быть беспомощной. Мартин взял на руки все еще бессознательную принцессу и, сказав, что вернется за мной, вышел. Я решила не ждать его. Зачем если я и так прекрасно держусь на ногах.
   Все-таки это действительно была пещера, просо очень большая и приспособленная под нечто вроде жилья, Вся пещера состояла из нескольких проходных комнат, через которые и следовало пройти, что бы выйти наружу. Я шла вперед и после первого же мимолетного взгляда по сторонам старалась смотреть только вперед. Какой смысл имеет рассказывать о том ужасе, что творился вокруг, я же просто старалась не попасть в очередную лужу крови, постепенно начиная понимать, что нервы у меня железные.
   Я вышла на улицу, темно и даже луна не дает достаточно света, видимо сейчас середина ночи. Мартин устраивал принцессу на лошади, я подошла ближе. Мартин обернулся ко мне, посмотрел пристальным взглядом, о ничего не сказал.
   Поскольку лошадь у него была только одна, Мартин, не слушая моих протестов, посадил рядом с принцессой. Как это ни странно, но до замка мы добрались довольно быстро. Всю дорогу мы молчали, принцесса уже пришла в себя, но и она не спешила начинать разговор. Я же думала над тем, почему хотела убежать, что я пыталась отрицать.
   В замке было немного суетливо, но здесь это постоянное течение жизни. Нас казалось, никто не замечал, а скорее просто делали вид, и не влезали в жизнь своего хозяина. Мы проводили принцессу, и Мартин позвал Сару, что бы присмотреть за Каитой, она, конечно, настаивала на том, что и мне нужна помощь, но Мартин сказал, что со мной все будет в порядке и пошел провожать меня до комнаты.
   - Я и сама могла бы дойти, - нарушила я столь долгое молчание.
   - Не сегодня, сегодня ты уже дошла.
   Я промолчала, вот так вот в тишине мы и дошли до моей комнаты. У самых дверей я развернулась и посмотрела на него, лицо Мартина было какое-то печально недовольное.
   - Ты себе хотя бы представляешь, как я испугался.
   - Но ведь все в порядке, - я попыталась улыбнуться.
   - Все в порядке? - Мартин зло сверкнул глазами. - Ну уж нет, подобное больше не повторится, я не позволю и тебя никуда от себя не отпущу, не позволю и шага в сторону сделать. Завтра же поженимся!
   - Что? - у меня сорвался голос. - Значит я для тебя игрушка? Ты собираешься везде таскать меня за собой, как вещицу, и шагу не давать ступить свободно? А для большей уверенности сделаешь своей женой?
   - На сколько я помню мы и так собирались пожениться, - он медленно подошел ко мне. - Или ты этого не хочешь?
   - А я и не говорила, что не хочу...
   Он резко дернулся вперед и уперся руками в дверь зам моей спиной.
   - Ты смеешь мне перечить? - каждое слово он буквально прорычал.
   - Скажи мне, только честно, зачем я тебе вообще нужна? - на глаза навернулись слезы.
   - Нелли, - пламя в его глазах погасло, и голос стал мягче.
   Он сделал шаг назад. Я закусила губы, пытаясь не расплакаться. Я больше не хочу быть слабой.
   - Нелли, - Мартин протянул руку, нежно касаясь моих волос.
   - Давай поговорим завтра, - срывающимся голосом попросила я и, быстро скользнув в комнату, заперла дверь.
   Конечно, если Мартин захочет, то закрытая дверь его не остановит. Я развернулась и, опершись спиной о дверь, сползла на пол и заплакала. Что со мной такое творится, зачем я вообще это все сказала, я ведь на самом деле так не думаю... Или думаю. Глупость какая, неужели это правда. Но так оно и есть, похоже, я просто боюсь его, боюсь того, кого люблю больше всех в этом мире.
   Мартин не спешил уходить, я слышала, как он прислонился к дверям с той стороны и тихо прошептал.
   - Прости, ты не должна была этого видеть, ты даже мимо той комнаты не должна была проходить.
   Когда его слова, наконец, дошли до меня, я соскочила на ноги и распахнула дверь, но там никого уже не было. Он знает, что я все видела и слышала. Что же теперь будет, зачем я наговорила все эти глупости, ведь с самого начала мечтала лишь о том дне, когда мы поженимся. Но может быть...
   Я снова уселась на пол и, свернувшись клубочком, заплакала, не было глупых рыданий, просто тяжелые и тоскливые слезы, а сон никак не желал приходить, что бы избавить от такой реальности.
   Я все-таки уснула и уже не могла видеть, как из воздуха рядом со мной появился Мартин и, подняв меня на руки, отнес на кровать, накрыл одеялом и нежно поцеловал в лоб.
  

Испытание.

   Проснулась я поздно утром и сразу же испугалась, что всю ночь провела на полу, но нет, я преспокойненько лежала на кровати и когда же успела на нее забраться. Поднявшись и приведя себя в порядок, я поняла, что на завтрак уже опоздала, но Сара должна была хоть что-то оставить.
   Я спустилась вниз, но обнаружила, что в столовой еще кто-то есть, там сидели Мартин и Иарийский король, странно, я его почти и не видела с момента их приезда.
   - Вы уже подумали? - обратился король.
   - Да, все зависит от того, что вы имеете ввиду? - в свою очередь спросил Мартин.
   - Узаконить наш союз, - улыбнулся король.
   - Я, кажется, уже говорил, что согласен, если вы будете выполнять мои условия, - скучающим тоном произнес Мартин.
   - Конечно, но как же тогда свадьба?
   - Какая свадьба? - усмехнулся Мартин.
   - Но, как же, - замялся король.
   Надо же, как это Мартину удается, он ведь наверное раза в три младше короля Иарии, но имеет такое превосходство. Я почему-то только сейчас поняла ,то ничего не знаю о семье Мартина.
   - Вы спасли ее и...
   - Ну уж нет, - Мартин поднялся на ноги. - Мы договорились о моих условиях, а в мои планы женитьба на принцессе не входит, неужели вы не найдете ей какого-нибудь подходящего жениха? Если нет, то я сам это сделаю.
   Мартин развернулся и ушел. Я тоже поспешила удалиться. Не хватало еще, что бы меня заметили, я ведь опять подслушивала чужие разговоры. Но что же это такое происходит? Мне совсем не нравятся эти игры. Что же на самом деле задумал Мартин?
   Со своими вопросами я не заметила, как оказалась в другом крыле замка, кажется здесь комнаты принцессы. Нужно было ее проведать. Я подошла к большим дверям и снова стала невольным свидетелем разговора.
   - Дорогая дочь, все идет хорошо, скоро состоится ваша свадьба.
   Я раскрыла рот от удивления. Как же это король умудрился оказаться здесь так быстро и почему он так беззастенчиво лжет? Сомневаюсь, что у него хватит средств или смелости что бы заставлять Мартина.
   - Конечно отец, - голос Каиты был тихий и грустный.
   - Хватит грустить, ты должна улыбаться, что бы радовать мужчину, а не ходить вечно обиженной на весь мир.
   - Конечно отец.
   - Мне пора идти, а ты веди себя, как и положено.
   Я отбежала к лестнице делая вид, что только что поднялась сюда. Когда король проходил мимо меня, присела в реверансе, я конечно не принцесса, так что получилось немного неуклюже. Он как-то странно и задумчиво посмотрел на меня, что-то пробормотал себе под нос и удалился. Я пожала плечами и направилась к комнате принцессы.
  
   Король Иарии дураком не был, он прекрасно знал, что если не присоединиться к этому Темному, то тот его просто подомнет под себя. Поэтому он и решился заключить союз, а что же сможет лучше всего поддержать этот союз как не свадьба, хотя его жена этого бы не одобрила, но ее мнения он предусмотрительно не спросил. Его дочь прекрасна и не имеет себе равных, так что тут проблем не возникало. Однако, похоже, этот мальчишка, как называл Мартина король, не собирается поддерживать эту идею.
   Для Иарии это была бы наилучшая гарантия, но все шло не так. Король прекрасно знал, что Мартин молод и горяч, но и этот мальчишка должен понимать, что рано или поздно ему нужно будет искать невесту.
   Как это ни странно, но, не смотря на все успехи Мартина и на то, что его все опасались, король не мог принять это как данное, он все-таки был правителем, и ему хотелось держать власть в своих руках. Но все шло как-то не так.
   Он для себя решил, что так или иначе, но Каита станет женой Мартин в ближайшее время и подходящий план у него уже имеется. И тут он вдруг натыкается на эту девочку, эту деревенщину которую Темный зачем-то притащил с собой, она почти всегда молчит, но это скорее от того, что и разговаривать то культурно не может, а тот, взгляд каким она смотрит на Мартина говорит о ее чувствах. Но зачем-то она ему нужна, иначе не стал бы брать ее с собой, поэтому и с ней нужно что-то делать, но аккуратно, потому что не известно, что сам Темный о ней думает, да и не следует разрушать недавно созданный союз.
  
   Каиты сидела перед зеркалом и расчесывала волосы, лицо не выражало вообще никаких эмоций, она перестала грустить, но так было даже хуже. Я присела рядом и заглянула ей в глаза, странно, они даже не казались такими ярко синими как раньше.
   - Что случилось? - спросила я.
   Принцесса будто только сейчас меня заметила, вздрогнула и будто очнулась ото сна.
   - Нет, ничего, отец сказал, что скоро свадьба, но как-то он слишком был бодр и уверен в себе.
   - Почему ты просто не сделаешь так, как хочешь?
   - Я же говорила, у меня есть долг? - вздохнула Каита.
   - Вот только не надо мне опять про долг говорить. У каждого человека есть долг, но покажи мне хоть одного, кто бы свой долг беспрекословно выполнял, кто бы делал только то, что должен забывая о своих желаниях? Таких просто нет. И ты не жертва, у тебя есть воля так почему же ты не сделаешь так как хочешь?
   - Сбежать от родителей? - спросила она, окинув меня взглядом.
   - Не обязательно, - смутилась я.
   - Ты не перестаешь меня удивлять, - улыбнулась принцесса.
   Неужели она улыбнулась, и глаза сразу засияли. Я сама не знаю почему, но мне было жаль эту девушку, но что поделаешь, она в чем-то права, у каждого из нас есть долг, но это понятие можно считать очень относительным. Вот если подумать, когда я встретила Мартина впервые, там, в лесу. Мой долг как человека, которого растили в определенной атмосфере, с определенными идеалами, был либо добить его, либо просто оставить умирать, но долг целителя велел помочь нуждающемуся.
   - Ты о чем задумалась? - спросила меня принцесса.
   - Я? - удивленно оглядевшись заметила, что мы уже не в комнате.
   - Я тебя уже не знаю о чем спросить, а ты все молчишь.
   - Просто задумалась над значением долга, - я рассказала ей свои размышления.
   Принцесса внимательно на меня посмотрела и тоже задумалась, а потом вдруг сказала.
   - А откуда ты могла тогда знать правильный твой поступок или нет?
   - Я не знала, и никогда не узнаю, прошлое оно на то и прошлое, потому что уже прошло, я, конечно, предпочитаю над ним сильно не задумываться, ведь я поступила так, как поступила, и сколько об этом не думай, не изменить ничего. Хотя нет, изменить можно, но не то что было, а то, что будет. Возможно, поэтому я не обвиняю свою семью и никогда ее не забуду, ведь в будущем может случиться все, что угодно.
   Я говорила действительно то, что думала, в последнее время я даже не задумывалась над тем, как я тогда поступила, потому что сейчас это было уже не важно. Принцесса остановилась и снова внимательно на меня посмотрела, но на этот раз заглянула мне в глаза.
   - И все-таки ты необычная, никогда не встречала таких людей. Ты ведь выросла в простой семье, но откуда такие мысли, чувства и знания. А храбрость, ты ведь на самом деле далеко не трусиха, хотя и не хочешь, что бы люди видели это в тебе. А еще ты необыкновенно добрая, тебя здесь называют ангелом и они правы.
   Я смутилась от ее слов. А может она и права, просто я вовсе не человек, но это же глупо. Мои родители люди и не важно кем была моя прабабушка, я остаюсь человеком. Но видимо это то же самое, что во мне увидел Мартин, я не похожа на людей. А может быть нужно с ним поговорить, хотя сомневаюсь, что он ответит, но попробовать стоит.
   Я взяла принцессу за руку и потащила вперед, она сначала удивленно проследовала за мной, а потом начала спрашивать, куда я опять ее потащила. Я сказала, что из замка мы точно не выйдем, а куда точно идем и сама не знаю. Я действительно не знала где его искать, так что и точного места назвать не могла.
  
   Ворота замка раскрылись, пропуская всадника. Закутанный в темный плащ, он ехал уже не первый день. Дорога его вовсе не вымотала, но он мог бы и поспешить.
   Черный конь остановился и вопросительно посмотрел на своего наездника будто спрашивая, а стоило ли сюда вообще приезжать. Всадник усмехнулся и, потрепав коня, скользнул по крупу, опускаясь на землю, предпочитая дальше пройтись пешком. Ноги просто необходимо было размять.
   Странно, но с того момента как он был здесь в прошлый раз, ничего не изменилось. Аура окружающая это место, как и раньше, был немного мрачная, но это могли заметить лишь маги, обычные же люди просто чувствовали себя неуютно. Но неожиданно в этом мраке появилась искра света, не яркая и слепящая, а с таким необычным мягким и теплым светом, который согревал гораздо лучше, чем яркая вспышка.
   Человек усмехнулся своим мыслям и направился вперед по дорожке. Он знал, что его не звали, но и предупреждать о своем приезде не собирался. Он любовался природой, осень всегда украшает деревья, хотя и не надолго.
   Несколько ступеней крыльца и вот он уже внутри. Проходившие мимо слуги удивленно, и с каким-то опасением, покосились на прибывшего, а он просто не смог сдержать улыбку и скинул плащ. Надо было это еще раньше сделать, но он просто задумался.
   Он продолжил свой путь. Пройдя несколько лестниц и переходов, он оказался возле той комнаты, которую и искал. Открыв дверь, вошел.
   За столом сидел Мартин и читал какие-то бумаги. Как всегда подумал вошедший, и не надоело ему это. Мартин услышал, что кто-то вошел и, удивившись, что этот кто-то даже не постучал, поднял глаза.
   Наверное, такого удивления и страха на его лице еще никто не видел, перо выскользнуло из ослабевших пальцев. А недавно прибывший, просто стоял возле дверей и не мог сдержать улыбку.
   - Что ты здесь делаешь? - наконец сумел выдавить из себя Мартин.
   - А что собственно говоря такого? - парень отошел от двери и сел напротив него.
   Он действительно выглядел как парень, не старше двадцати лет, пепельно-серые волосы лежали в беспорядке, а ярко синие глаза так и сверкали. Они смотрели друг другу в глаза, между ними будто происходило сражение. Но синеглазый не выдержал, он почти смеялся, хотя всячески старался сдержать улыбку.
   - Ты так и не научился держать себя в руках, Дарк, - усмехнулся Мартин, садясь обратно.
   - А ты как всегда серьезный и неприступный, - усмехнулся Дарк.
   - Так что ты здесь делаешь? - спросил Мартин.
   - А разве нужен повод, что бы навестить старшего брата? - нарочито наивно спросил Дарк.
   - Ты знаешь, о чем я Дарк, ты у нас придворный маг короля Миотары, кстати, он так и не догадался кто ты такой? - спросил Мартин улыбаясь и разваливаясь в кресле.
   Вот теперь он был самим собой, что радовала Дарка, он слишком редко видел улыбку своего старшего брата, да и с Мартином они в последнее время редко виделись. Да, он когда-то скорее наперекор отцу, чем по каким-то идейным соображениям подался в светлые маги и сбежал из дому. Мартин тогда не стал его останавливать и даже сказал, что будет гордиться своим братом, если тот чего-то добьется, он и добился, но сейчас они с братом были по разные стороны.
   - Не знает, а я действительно приехал просто с тобой повидаться, скоро могут начаться серьезные действия и тогда нам уже точно не увидится, - вздохнул Дарк.
   - Какой же у меня сентиментальный брат.
   Мартин поднялся с кресла и потрепал волосы брата. Они давно не виделись, наверное, слишком давно, в последний раз это было на похоронах их отца, а соответственно лет двести назад. Да, никто и не догадывался, что этим двоим гораздо больше лет чем-то, насколько они выглядят.
   Мартин обошел стол и приблизился к окну, работа так и кипела, все было как раньше. Как жаль, что они больше не дети, такое чувство, будто это было в прошлой жизни, а он всегда был лишь правителем и далеко не самым добрым правителем. Можно было попытаться, а может быть даже и вспомнить, что когда-то они были счастливы.
   У них, как ни странно было счастливое детство, и даже сейчас они оставались теми единственными, кто знал все секреты друг друга.
   Дверь снова открылась без стука. Мартин снова был удивлен, к нему теперь что, все будут заходить без стука.
   - Да что... - выкрикнул он со злостью, оборачиваясь, и застыл.
   На пороге стояла Нелли, и удивленно переводила взгляд с него на его брата. Что же ей могло понадобиться. А как она смотрит, неужели испугалась. Мартин сам не знал почему, но всегда нервничал когда она его пугалась, но она никогда этого не показывала. Какая же она странная и не похожая на других.
   - Приветствую вас, - Дарк уже оказался рядом с ней и галантно целовал руку.
   - Прошу прощения, - улыбнулась Нелли. - Я вам помешала, зайду позже.
   Он уже вышла за дверь, когда обернулась, и в глазах у нее что-то блеснуло, Мартина всегда поражала эта ее черта, она на первый взгляд тихая скромная и спокойная, и даже слабая, но внутри нее несгибаемый стержень и бескрайний океан эмоций.
   - Надеюсь, еще увижусь с вами, - она улыбнулась Дарку. - Вы же брат Мартина.
   Дверь за ней закрылась, но тишину никто не смел нарушить.
   - А что это за милое создание? - спросил Дарк.
   Мартин закатил глаза и отвернулся к окну. От брата скрывать правду не хотелось, но он прекрасно представлял, что скажет Дарк.
   - Неужели наш неприступный Мартин нашел себе невесту? - ехидно спросил Дарк.
   - Ты ведь не отстанешь, - вздохнул Мартин.
   - Значит я прав, но скажи мне, с чего это вдруг? Я помню, как ты еще с отцом спорил и на весь замок кричал "Никогда не женюсь, от женщин одни проблемы и никакой пользы" Помню, как после этого тебе пришлось неделю прятаться от Ады, которая была готова тебя убить, - Дарк явно веселился, вспоминая детство.
   - Да уж, что-то мне подсказывает, что все кто хоть раз поговорил с Адой, ее уже никогда не забудут, - Мартин свободно уселся в кресло.
   Дарк молча смотрел на своего брата. Видимо придется ему что-то рассказать. Мартин в общих чертах рассказал об их встрече с Нелли.
   - Я всегда поражался, как сухо ты можешь излагать истории. Я так и не понял, она конечно красива, но таких, как она, вокруг тебя толпа вьется.
   - В том-то и дело, что не таких, - задумчиво улыбнулся Мартин. - Хочешь подробнее, пожалуйста. Сейчас как таковой войны нет, во всяком случае, открыто и с Миотарой, но с Мириином мы никогда не ладили, а в тот раз я крупно просчитался, вот и оказался в очень не завидном положении, переместиться до замка не хватило сил, и я оказался в лесу. По ощущениям рядом было село, так что это было вопросом времени, когда меня найдут и добьют.
   Шорох шагов я услышал еще до того, как она появилась из-за деревьев, сразу понял, что идет девчонка, и мысль мелькнула, что мало того, что людей приведет, так и крик поднимет такой, что уши завянут. Но она осторожно вышла из-за деревьев, и взгляд у нее был такой задумчивый, она и звука не издала, просто осмотрела меня, я уже подумал, что сейчас еще чего доброго в обморок свалиться, раны-то не детские. А она неожиданно ко мне бросилась и так властно мои руки отдернула, что я даже сопротивляться не подумал.
   Потом она за мной ухаживала, я такого не ожидал, но меня не ее милосердие поразило, что-то в ней есть. Этот ее характер, она похожа на пушистого нежного и пугливого зверька который имеет невероятно острые и ядовитые коготки. Если понадобиться, то у нее не будет ни страха, ни сомнений, это как пробуждение. А ее отношение к жизни, для нее любое живое существо одинаково дорого. А во взгляде есть что-то такое необъяснимое и глубокое, она определенно человек, но даже нелюди такими никогда не бывают.
   Ты сказал, что красоток вокруг меня вьется множество, но мне нужна только она, понятия не имею за что она меня любит, но когда я с ней прощался, то понял, что она мне нужна и больше никому не достанется. Не скажу, что влюблен, ты меня знаешь, она как ведьма околдовала и сама этого не заметила. Но если ей причинят боль, я того подлеца просто порву.
   - Действительно, - задумчиво протянул Дарк. - Ты уверен, что она тебя не околдовала?
   - Конечно, нет, - расхохотался Мартин. - У нее даже сил магических как таковых нет, но есть что-то другое, не менее сильное.
   - Сумасшедший, но меня это не касается, а она действительно милая.
  
   Как странно, почему я назвала того парня братом Мартина, будто просто всегда это знала. Никогда раньше не было такого ощущения. А он не рассказывал мне, про брата. Хотя о совей семье Мартин вообще ничего не говорил.
   Мы с Каитой сидели в небольшой уютной комнате и молчали. Эта комната действительно подходила для раздумий, тихо потрескивали дрова в камине, два уютных мягких кресла стояли прямо напротив него, в них мы и расположились, тут были и полочки с книгами и посменный стол. Но я просто смотрела на огонь занятая своими мыслями, как-то слишком часто я задумываюсь и мысли мои не утешительны.
   Я знаю, что люблю Мартина, и буду любить, не смотря ни на что, потому что уже давно поняла, что он далеко не ангел, но это не изменило моих чувств. И я прекрасно понимаю, что, приняв это чувства, приняла и огромную ответственность, он конечно как может, пытается меня от всего оградить, но так ведь не будет вечно, однажды и на меня свалится вся эта тяжесть его поступков и ответственности и как ни странно я готова их принять.
   В дверь тихонько постучали, я подняла голову и поняла, что сижу в комнате одна. Видимо принцесс наскучило мое молчание, что же я ее не виню. В дверь снова постучали, на этот раз настойчивее.
   - Войдите, - крикнул я, усаживаясь в кресле ровно.
   Дверь медленно открылась, и на пороге показался статный мужчина. Я мгновенно подскочила на ноги и присела в реверансе, хотя это и получилось несколько неуклюже. Я узнала вошедшего, правитель Иарии. Интересно, что ему здесь нужно.
   - Здравствуйте милочка, - он улыбнулся.
   Я постаралась улыбнуться в ответ, хотя получилось это с трудом. Я до сих пор не могу скрывать свои эмоции, которые находят отражение на лице. Этот человек мне не нравился, просто не вызывал доверия, а эта его улыбка заставляла поежиться.
   - Вы что-то хотели? - мне с трудом удалось выдавить вопрос.
   - Возможно, я много чего хочу, - задумчиво произнес император.
   Мне снова стало не по себе.
   - А вообще-то я бы хотел посидеть тут в одиночестве и подумать, надеюсь, вы не против?
   - Конечно, нет, - я вновь присела в реверансе и выскользнула за дверь.
   Посидеть ему в одиночестве надо, подумать, как же, так я ему и поверила. Но не могу же прямо в лицо ему сказать, что он лицемер, лжец и вообще что-то замышляет, такого вообще в лицо никогда не говорят.
   Я посмотрела на дверь, но стоять тут дальше смысла не было, если бы он не один находился в комнате, тогда я бы попробовала подслушать разговор, сомнительно, что он собирается разговаривать сам с собой, а мысли я слышать не умею.
   Пройдясь по коридору, я сама не заметила, как оказалась возле комнаты Мартина, хотя я усиленно убеждаю себя, что направляюсь в библиотеку, а к ней можно пройти только этим путем, самообман самый опасный вид лжи.
   Не смотря ни на что, я твердой походкой направилась именно в библиотеку именно за книгами, хотя понятия не имею какие взять и о чем сейчас можно читать. Долго ходить между стеллажами и что-то выбирать, не было сил, я постоянно отвлекалась на подозрительные размышления о происходящем. Мне все время казалось, что в воздухе повисло напряжение, что-то случиться, что-то очень нехорошее.
   Я, так ничего и, не взяв, направилась к выходу из библиотеки, но на самом пороге остановилась и взяла первую попавшуюся в руки книгу, сама не знаю зачем, просто в голове мелькнула мысль, что если кто увидит, то сразу же поймет, что я снова углубилась в изучение книг.
   Прижимая увесистую книгу к груди, и что меня дернуло взять такую большую и тяжелую, я медленно шла по маленькому коридорчику, ведущему к дверям библиотеки, завернув за угол, я замерла не в силах пошевелиться.
   Картина, открывшаяся взгляду, поражала, хотя верить в это не хотелось. Мартин стоял посреди коридора и обнимал Каиту.
   Не знаю, сколько я стояла так, смотря на них, потом резко развернулась, вернувшись в маленький коридорчик, и прижалась к стене и тяжело вздохнула. Что же здесь происходит? Мысли путались и сменяли друг друга слишком быстро уже через несколько минут я не помнила о чем же думала и что хотела сделать. Не знаю, сколько я пробыла в таком состоянии, но когда мир перестал плыть перед глазами, и все стало ясным, как солнечный летний день я уверенно вышла за угол, но в коридоре уже никого не было. В пору было подумать, что мне все привиделось, но это не так.
   Я сначала медленно пошла по коридору, а потом побежала сама не осознавая, куда меня несут ноги. Перед глазами мелькали коридоры, переходы, арки, окна, лестницы, не знаю какими путями и переходами, я шла, но оказалась возле своей комнаты. Внутри появилось облегчение сейчас зайду, запру дверь, попытаюсь все обдумать, и никого пускать не буду.
   До дверей я так и не дошла, запнулась на ровном месте, хотя удивительно, что я не упала раньше, ноги заплетались и не желали идти. Я упала, сильно ударившись головой, да еще и книжкой тяжелой приложило и почему я ее до сих пор в руках держу.
   Я, застонав, присела и прижала руку к голове.
   - С тобой все в порядке? - Рядом откуда-то появился брат Мартина и присел рядом.
   - Все хорошо, - проговорила я, проводя рукой по голове.
   Боль появлялась постепенно, голова начала раскалываться, дышать стало тяжело, но я старалась держаться, не хватало еще, что бы за мной все бегали. Мое упрямство ни к чему хорошему не приведет. Но сейчас такой момент, что мне хочется побыть одной.
   - Как же хорошо?! У тебя кровь!
   Я отняла руку от головы и посмотрела на ладонь, действительно кровь, видимо я слишком сильно ударилась головой. Мысль была какой-то отстраненной, вроде как ну ударилась и дальше что разве жизнь на этом кончается, но голова стала болеть еще сильнее.
   - Все в порядке, ничего страшного, тут нужно просто немного подлечить, - сказала я успокаивая его, хотя скорее пытаясь успокоить себя.
   - Как же хорошо, и не говори мне, что ты целитель я это и так знаю. А еще я с детства знаю, что целитель может вылечить кого угодно кроме себя самого, - он помог мне подняться на ноги.
   - Не правда, - слабо возмутилась я, хотя прекрасно понимала, что в чем-то он прав.
   В детстве я болела редко, но если такое случалось, то болезнь всегда проходила очень тяжело, я месяц лежала в постели и не могла подняться из-за слабости, и что самое интересное не могла себя вылечить. Конечно я пила настойки и травы собственного приготовления, но это все равно другое. Когда ты смотришь за кем-то, то все видишь, и малейшую слабость и подъем сил, и даже такие изменения которые только целитель и увидит, а сам человек им значения не придаст, за собой в этом отношении следить сложнее.
   - Твоя комната далеко? - неожиданно спросил он.
   - Нет, - я указала на дверь в десяти метрах впереди. - А я ведь так и не знаю вашего имени.
   - А ведь и, правда, меня Дарк зовут, а твое имя я знаю, - он продолжал поддерживать меня.
   Я поняла, что если бы не он, то сама бы ни за что не дошла, ноги подкашивались, и голова кружилась. А я до сих пор продолжала сжимать в руках книгу. Дарк довел меня до кровати и уложив позвал прислугу и попросил что-то принести, я не расслышала, потому что говорил он очень тихо.
   - Эта книга так тебе дорога? - спросил он, присаживаясь на стул.
   - Не знаю, я просто не заметила, как взяла ее, - я попыталась пожать плечами.
   - А ну ка, - он ловко выхватил книгу у меня из руки и посмотрев на обложку бегло просмотрел страницы. - Интересная вещица, хотя если честно на любителя, это история нашей семьи.
   Я задумалась, все это время мне хотелось побольше узнать о семье Мартина об их жизни, кем они были. Но спрашивать самого Мартина почему-то так и не решилась.
   В дверь постучались, и вошла служанка, неся поднос с высоким кувшином глубокой миской с водой и какими-то травами. Дарк бодро стал что-то замешивать, а я с недоверием на него поглядывала.
   - Да знаю я вас целителей, вы эту работу никому кроме себя не доверите, но извини, сейчас тебе придется довериться мне.
   Он работал очень ловко, может быть даже слишком. Я и не заметила, как он обвязал мне голову, а может все дело в самочувствии. Голова все еще болела и кружилась, хотя уже не так сильно.
   - Выпей, - Дарк налил что-то из кувшина и протянул мне.
   Я скептически осмотрела призрачно зеленую жидкость.
   - Какая же ты смешная, это просто вино, выпей полегчает, - он и себе налил в бокал такой же жидкости. - Что бы ты была уверена, - Дарк улыбнулся и залпом осушил бокал.
   Я осторожно пригубила жидкость, по вкусу и правда похоже на вино, но почему такой странный зеленоватый оттенок?
   Я медленно допивала свой бокал, глаза уже давно слипались, и я с трудом сдерживалась. Из последних сил я протянула руку, поставила бокал на столик и мгновенно уснула. Меня, конечно, должно было озаботить, что в комнате находиться кто-то еще, но я просто больше не могла сдерживать слабость.
  
   Странный мир со странными поворотами судьбы. Но что-то всегда будто выравниваете, сглаживает недочеты и даже если кто-то се рушит, кто-то другой все исправляет, расставляя по своим местам.
  
   Дарк посмотрел на уснувшую девушку и, вздохнув, поднялся на ноги. Что-то в ней есть, что-то необычное, будто двойное дно. Дарк кажется даже начал понимать чем она так привлекла его брата.
   Внезапное знание заставило замереть, поразив своей невозможностью.
   - Ды быть такого не может, - пробормотал он и побежал.
   Он пробежал по коридору, не заметив тех, кто затаился в тени. Двое дождались, пока он скроется за поворотом и вышли на свет.
   - Твой выход, - усмехнулся император Иарии, глянув в том направлении, где скрылся Дарк.
   - Как пожелаете, - склонилась в поклоне Каита.
   Девушка прошла вперед и, замерев возле комнаты лишь на мгновение, осторожно открыла дверь. Неллисса спит и в ближайшее время не проснется, во всяком случае, именно так должно действовать то зелье, которое ей подмешали.
   Девушка подошла к кровати и усмехнулась, ничего личного против Нелли, она не имела, просто для нее есть долг, который она обязана выполнить, ради их империи.
  
   Мартин бездумно бродил по коридорам, сегодня выдался сумасшедший денек. Сначала невесть откуда свалившийся на голову брат, потом это принцесса, которая испугалась, увидев мышь, и повисла на нем как....., теперь еще и это. Видимо вся семья решила собраться, и это его не радовало.
   Внезапно он понял, что стоит возле комнаты Нелли. Сомнительно, что она в такое время будет сидеть там, наверняка где-то гуляет с принцессой. Надо с этим что-то делать Иарийский император слишком загостился.
   Поддавшись странному порыву, он открыл дверь и заглянул внутрь. Некоторое время он стоял, замерев и пытаясь понять увиденное, а в следующий миг его просто затопила злоба. Мартин никогда терпеливым характером не отличался, а сейчас его просто сорвало. С силой захлопнув дверь, он вихрем пронесся по коридорам, пока не достиг той части где расположились Иарийские послы. Рывком открыв дверь, вошел в комнату.
   Принцесса Каита сидевшая за фортепиано и игравшая легкую мелодию удивленно обернулась. Император сидевший здесь же поднялся и поприветствовал Мартина.
   - Вы еще ожидаете свадьбы? - деревянным голосом спросил он.
   - Если вы так пожелаете, все зависит от...
   - Да или нет? - нетерпеливо перебил Мартин.
   - Конечно, - ответил император.
   - Тогда я согласен.
   Император с подозрением посмотрел на Мартина, вот уж такого быстрого развития событий он не ожидал, хотя все говорили, что у Темного Императора нетерпеливый характер. Принцесса переводила удивленный взгляд с отца на Мартина, что-то изменилось и изменилось сильно, он явно отдался минутному порыву, но попробуй такого останови.
   - Ну что же, мы можем обсудить дату, место и время позже, - начал император.
   - Сейчас, - отрезал Мартин.
   - Но мы не готовы обсуждать все сейчас...
   - Свадьбу сыграем сейчас, - усмехнулся темный.
   - Но как же так, это не по этикету и...
   - Сейчас или никогда.
  
   Проснулась я неожиданно резко, будто кто-то подтолкнул. Голова уже не кружилась и совсем не болела. Я приложила руку к месту ушиба, а Дарк неплохо понимает в целительстве.
   Поднявшись, умывшись и переодевшись, я заплетала волосы, когда в комнату влетела Сара.
   - Ты еще здесь? - запыхавшись спросила она.
   - Что-то случилось?
   - Ты еще не знаешь? - она потянула меня за руку из комнаты, я даже не успела положить расческу на зеркало.
   Мы спускались вниз, а вокруг царила суматоха, все куда-то спешили, что-то делали, кричали друг на друга.
   - Я не знаю, что случилось, но Мартин решил жениться на принцессе и...
   - Как? - я замерла на месте не в силах идти дальше.
   - Ты действительно не знала? Он просто ни с того ни с сего вдруг все решил, хотя это всегда было в его характере, принимать решения неожиданно и быстро. Пойдем.
   Я шла вперед, только потому, что Сара тянула меня за руку, отпусти она, и я бы просто замерла на месте, села на пол и не шевелилась бы.
   Мы оказались возле больших дверей, ведущих в тронный зал, сейчас они были закрыты.
   - Зачем я здесь? - тихо спросила я.
   Действительно, что я здесь делаю, зачем это нужно. Как же подло все получилось.
   - Девочка моя, - Сара крепко обняла меня. - Сейчас все должны быть в зале.
   Мы вошли внутрь. Солнце только садилось и свет его падал в большие окна, отбрасывая причудливый узоры на пол и стены. Здесь уже столпилось достаточно народу.
   Мы только успели найти себе место, как двери распахнулись и внутрь вошли Мартин, держащий под руку Каиту и Иарийский император.
   Я смотрела на них, а в груди кололо так сильно, что воздуха не хватало. Они прошли мимо, и Мартин бросил на меня такой взгляд, что внутри все похолодело. Откуда столько ненависти и презрения?
   Они поднялись по ступенькам на небольшое возвышение, сейчас это и случится, я закрыла глаза. Почему, ну почему все именно так, и ни одной слезинки, я даже плакать не могу.
   Неожиданно раздался грохот хлопнувшей двери, все вздрогнули и повернулись к входу. На пороге стояла женщина лет двадцати в роскошном темно зеленом платье, с гордо поднятой головой, огненно рыжие волосы уложены в высокую прическу, и вообще весь ее вид так и излучает величие и властность.
   - Остановитесь немедленно.
   А какой у нее голос, такой просто невозможно проигнорировать, громкий, чуть низковатый, и все такой же властный.
   Все замерли, смотря на нее, я посмотрела на Мартина, у того было непередаваемое выражение лица, просто смесь всех возможны эмоций, хотя не он один так выглядел, Иарийский император казалось, хотел находиться где угодно только не здесь и сейчас.
   - Моя дочь не выйдет за него замуж, - твердо заявила женщина.
   Теперь все смотрели на нее с еще большим удивлением. На вид она почти ровесница принцессы, как же она может быть ей матерью.
   - Ада, она не твоя дочь - начал было Иарийский император, но женщина посмотрела на него таким взглядом, что он просто подавился.
   - Да, я ей не родная мать, но это ничего не меняет, Каита не выйдет за муж за этого... этого... у меня просто слов нет, он и так сам все знает.
   - Ада, - закатил глаза Мартин. - Что ты там выдумала и, стоп, дочь? Ты замужем за ним? - он удивленно посмотрел на Императора.
   В следующий момент в зал вбежал запыхавшийся Дарк, теперь Мартин выглядел так, что всем захотелось уйти по неожиданно появившимся срочным делам.
   - Может обсудим это потом, вы все свободны, - Ада улыбнулась присутствующим. - Свадьбы не будет. А вот с моим мужем мне бы очень хотелось переговорить, особенно о некоторых способах, которыми он достигает своих целей.
   Я стояла на месте не в силах разобраться с происходящим, все казалось таким запутанным и странным. Все проходили мимо меня, спеша покинуть помещение, я же просто не могла двинуться с места, когда зал опустел, Ада медленно пошла вперед.
   - Вообще-то я не собираюсь это обсуждать здесь, но с тобой, - она хмуро посмотрела на императора. - Мы еще поговорим, и даже не пытайся мне что-то сейчас доказывать.
   Иарийский император хотел что-то сказать, но видимо он прекрасно знал свою жену, потому что решил промолчать и вообще притвориться, что его здесь нет.
   - А ты, - теперь тяжелый взгляд императрицы впился в Мартина. - Как ты мог поверить этим дешевым фокусам с метоморфом. Хотя, помня твой характер и то, что ты всегда поспешно делаешь выводы это и не удивительно. Между прочим, эта черта характера очень вредит правителям.
   - Метоморфы? - Мартин прикрыл глаза о чем-то размышляя.
   - Нет, ты это видел? - обратилась Ада к Дарку. - Я ему тут столько всего наговорила, а он задумался только о метоморфах, нет, он никогда не изменится.
   Дарк просто пожал плечами. В этот момент Мартин открыл глаза, в которых ясно было видно понимание, он с так по "доброму" посмотрел на императора, что то начал пятится к двери.
   - Что здесь происходит? - не выдержала принцесса. - Вы что все друг друга знаете?
   - Мне вот тоже интересно, - начал Мартин. - С каких это пор ты, Ада, замужем за Тааром?
   Кажется, я впервые услышала имя императора Иарии.
   - Знаешь что? - Ада медленно прошлась по залу, теперь она больше походила на хитрую лису, чем на властную императрицу. - Видимо это у нас в крови, мы стремимся к власти. Я хотела стать женой императора, а на тот момент, два года назад, свободным был только Таар.
   - Ты сумасшедшая, - подал, наконец, голос Дарк. - Как и раньше жаждешь острых ощущений?
   - Эх, и это называется браться, - Ада дошла о кресла и величественно в него опустилась.
   Братья? Похоже, я не единственная кто был удивлен, император Таар даже перестал пятиться к дверям.
   - Ада, - застонал Мартин. - Может быть, не будем это обсуждать сейчас?
   - Конечно, нет, - она поднялась, подошла к нему и что-то шепнула на ухо.
   - Я для начала переговорю со своей семьей, Дарк ты мне в этом деле поможешь, Таар прекращай мается дурью и пошли, - Ада быстро вышла из зала, за ней вышли и все остальные.
   Вот уж действительно Императрица, подумалось мне. К ней просто невозможно не прислушаться. Я с восхищением проводила ее взглядом и не сразу поняла, что осталась наедине с Мартином, и глазом моргнуть не успела, как он оказался рядом и крепко обнял меня.
   - Я идиот, - прошептал он мне в волосы.
   Я замерла на месте, ничего не понимая. Почему его намерения так часто меняются, раньше он таким не был.
   Он просил прощения, а я не знала смогу ли когда-нибудь это сделать. Как я ни пыталась выяснить, что это был за метоморф и как он повлиял на Мартина, он мне ничего не сказал. Хотя может быть это и к лучшему, когда-нибудь это все равно выяснится, а я умею ждать.
   Конец первой части. Агитки - необычные графические подписи
  

Оценка: 7.04*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Непорочная для Мерзавца" (Романтическая проза) | | Н.Лакомка "Любовная косточка" (Короткий любовный роман) | | А.Тарасенко "Пятый муж Блонди 2" (Юмористическая фантастика) | | А.Тарасенко "Пятый муж Блонди" (Юмористическая фантастика) | | А.Лакс, "Срок твоей нелюбви Бонус" (Женский роман) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"