Брайс Валентина: другие произведения.

Дариэлла. Новая старая жизнь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как это - проснуться однажды и обнаружить, что ты в другом теле? А какого при этом не помнить ничего о себе до момента своего пробуждения? Но все это меркнет в сравнении с другим фактом - замужеством. И не с кем-нибудь, а с Повелителем трех драконьих кланов. Как бы теперь не сложилась жизнь, какие препятствия не встали бы на пути, одно известно точно: когда рядом находится любимый человек - все можно преодолеть. Надо только быть храброй, сильной и верить в себя, в друзей и в друг друга.И это тоже факт.

  В себя я приходила долго, урывками, слыша чьи - то причитания и мольбы напополам с ругательствами. Голоса были не знакомые, а потому я не торопилась подавать признаки жизни в сознании. Пыталась понять, где я, но от тяжести поставленной задачи, надолго меня не хватало, и я постоянно возвращалась во тьму.
  Что - то со мной точно произошло, но вот что? Я даже не могла вспомнить, кто я, и как меня зовут, не говоря уже о моем последнем моменте пребывания в сознании. Я не помнила, как оказалась во тьме, а потому решила этот знаменательный момент называть Происшествием.
  И с тех пор трепыхаюсь на грани сознания, и пытаюсь понять, что же, демоны меня забери, произошло?
  В какой - то момент мне надоели чужие завывания, и я распахнула глаза. И тут же их закрыла, ослепленная ярким солнечным светом, проникающим в комнату через огромное двустворчатое окно до потолка. Вместо ожидаемого подоконника низенький мягкий диванчик, чтоб можно было сидеть у окна и смотреть на сад, наверное.
  Я поморгала, привыкая к свету, и обвела внимательным взглядом комнату, полностью игнорируя присутствующую здесь дамочку. Так, в дальнем углу ближе к окну дверь, ведущая, скорее всего в ванную. Напротив кровати, где я лежала, туалетный столик. Напротив окна дверь - выход из комнаты, скорее всего. А та неприметная, слева от кровати - гардеробная. Видимо здесь живет девушка не из бедных. Одна кровать чего стоит: большая, дубовая, с мягкими перинами, шелковыми простынями, подушки мягкие, покрывало пушистое вместо одеяла, балдахин нежных кремовых оттенков из полупрозрачных летящих тканей. Да и сама комната была выдержана в светлых бежевых тонах. Просто таки комната благородной девицы. Лично я предпочла бы оттенки зеленого, синего, контрастирующие с чистым белым.
  - Лилидариэль, девочка моя... ты пришла в себя.
  Проблеяла незнакомка, желая обратить на себя мое внимание. Я обратила, пристально рассматривая дамочку. Передо мной был яркий пример эльфийки растерянной обыкновенной. Ну хорошо, не совсем обыкновенной. Слишком богато она была одета: шелковое струящееся платье, расшитое серебром, минимум украшений, дорогих даже на вид. Да весь ее вид буквально кричал, что передо мной благородная дама, если не сама Правительница.
  Разглядывая ее, во мне зарождалось подозрение, а кто я сама? Ведь дамочка назвала меня своей девочкой. Стремясь утвердиться в мыслях посетивших меня, и одновременно страшась этого, я откинула покрывало и сползла с кровати с другой стороны от незнакомой эльфийки. Ноги утонули в мягком ворсе белоснежного ковра. Я завернулась в покрывало, стянутое с кровати, и двинулась к цели.
  Подкралась к туалетному столику и опасливо заглянула в зеркало. Из его глубин на меня смотрела молодая привлекательная особа с жемчужно-белой кожей, платиновыми волосами, длинноухая, голубоглазая с алыми пухлыми губками. Хм... почему - то я думала, что у эльфов должны быть зеленые глаза. А потом в голове отдельные черты лица сложились в единый образ. И я закричала. Я эльфийка! Нет не так. Я ДЕМОНОВА ЭЛЬФИЙКА!!!
  В следующий момент входная дверь (я оказалась права) с грохотом распахнулась, врезаясь в стену и повисая на одной петле. Я же с быстротой лани метнулась в обратную сторону, баррикадируясь в ванной комнате, которую считала гардеробной. В тоже мгновение в дверь забарабанили, та опасно задрожала, а я вжалась в нее, отчаянно желая, чтоб и она не пала под натиском неизвестного мужчины, ворвавшегося ко мне в комнату.
  Приглушенный голос эльфийки, на которую я нынешняя была очень похожа (мать, наверное), я не расслышала. Слишком тихо она говорила. Но в дверь ломиться перестали. Лишь вежливо постучали.
  - Дара, выходи. Скажи, что случилось? Почему ты кричала?
  Голос мужчины мне понравился. Бархатистый, но сильный, мощный, как и его обладатель, с рокочущими нотками. В голосе слышалось волнение, он явно переживал за эту самую Лилидариэль, которой меня именовала дамочка. И сокращенная версия имени мне нравилась. Вот оно - то, казалось мне моим. Я почти уверена, что именно так меня и звали до Происшествия.
  Я отрицательно покачала головой, потом сообразила, что из-за закрытой двери моих маневров не видно.
  - Нет. Я не одета.
  В самом деле на мне кроме шелковой приталенной сорочки, облегающей мое тело, было только покрывало, в которое я была закутана на манер тоги. Но это - то меня мало волновало, мне было страшно. И боялась я незнакомого мужчины, уж слишком сильным он был. А что, если он узнает, что я не Лилидариэль? Что тогда мне ждать от него?
  - Дара, - мужчина устало вздохнул, по всей видимости прислонившись лбом к двери, - прости меня, я напугал тебя. Выходи, поговорим. И ты расскажешь, что случилось. Я даю слово, что не стану злиться. Меньше всего я хочу напугать тебя. К тому же, - от неприкрытого ехидства в голосе, я насторожилась, - не престало жене стесняться собственного мужа.
  Я застыла. Не похоже, что мне лгали. Я замужем. Я эльфийка и я замужем. Обалдеть. От этой новости, мой страх отошел на второй план, сознание пыталось принять факт, что я более не свободна. А тут еще и любопытство проснулось: нежданно ворвавшегося мужчину, назвавшегося мужем, я так и не рассмотрела.
  Решив, что панику разводить пока рано, а поговорить действительно надо, я отперла замок и осторожно выглянула из ванной. На пороге стоял могучий, широкоплечий мужчина. Красавец, что и говорить, высокий, темноволосый, сероглазый. Такой обнимет, и я потону в его объятьях. Слишком маленькой и хрупкой я выглядела рядом с ним.
  Я рассматривала его, не скрывая любопытства, он, в свою очередь, осматривал меня. Оглядел с ног до головы, вернулся к босым ногам, стоящим на бежевых плитках пола, нахмурился, отчего меж бровей вразлет залегла морщинка, подхватил на руки и перенес на кровать. Там усадил меж подушек и укутал ноги в покрывало, только после этого сел напротив меня в изножье кровати. Краем глаза я отметила отсутствие матери Лилидариэль, и дверь входная была на месте и закрыта.
  Мы смотрели друг на друга, не решаясь начать разговор, а хмурая морщинка меж бровей не исчезала. Мне захотелось стереть ее. И повинуясь внезапному порыву, я подползла по кровати к нему, протянула руку, и провела пальцами, разглаживая ее. Не удержалась - провела рукой по щеке, наслаждаясь гладкой бархатистой кожей. Все это время мужчина смотрел мне в глаза не отрываясь, и даже не дыша, позволяя моей руке исследовать свое лицо. А я осмелев стала исследовать плечи, мощные руки и торс, скрытый под белоснежной туникой. Когда моя рука была на груди там, где под ней билось сердце, мужчина накрыл мою ладошку своей большой ручищей. Его сердце билось быстро, как, если бы тот пробежал с десяток километров до встречи со мной. Я застыла, не решаясь убрать руку. А он смотрел на меня с каким - то отчаяньем во взгляде, желая найти во мне ту, что была его женой.
  - Дара, - голос был хриплым и низким от волнения, - почему ты кричала?
  Я глубоко вздохнула, а потом выпалила:
  - Я - эльфийка. Но я не помню, что была эльфийкой. Я вообще ничего не помню до того, как очнулась. Я почти уверена, что должна быть кем - то другим, но не эльфом. Мне не знакомо это тело, имя, которым меня называют, мне чужое. Да для меня даже эта комната чужая!!! Что со мной случилось?
  В моем взгляде отчаянья было едва ли меньше. Да и чувствовала я себя отнюдь не лучшим образом, в полной мере лишь сейчас осознавая, насколько все плохо. Не помнить себя страшно, быть чужой в собственном теле - кошмар, спасенья от которого нет.
  - Значит, Дара для тебя чужое имя?
  Его загорелое лицо посерело, да и сам он как - то разом осунулся. Ну вот, теперь я его обидела. В глазах защипало от слез, если он сейчас встанет и уйдет, я свихнусь. Не смогу справиться со всем одна. Ему я доверяла, почему - то.
  В отчаянном порыве удержать его рядом с собой, я рванулась к нему навстречу, обхватила руками шею и уткнулась лицом в плечо, мотая головой из стороны в сторону.
  - Нет. Дара, для меня, звучит, как мое, родное имя. Лилидариэль - чужое. - Его плечи напряглись, а я испугалась, вот сейчас он оттолкнет меня, и я останусь одна. - Не бросай меня, пожалуйста. Не хочу быть одна. Мне страшно.
  Дальнейшая тирада потонула в отчаянном всхлипе, я все - таки расплакалась. Мужчина (я пока боялась называть его мужем) обхватил меня руками, притягивая к себе и усаживая на колени. Я немного успокоилась, вдыхая его запах. Запах ветра с нотками дыма и горных трав. Мне сразу стало уютно и тепло, как дома, хотя я и не помнила о нем ничего. Но в этот миг этот незнакомец стал для меня домом, о котором я так отчаянно хотела вспомнить хоть что - то.
  - Как тебя зовут - то? - Буркнула я, почти окончательно успокоившись.
  Незнакомец хмыкнул и улыбнулся. Я не видела, но перемену в его настроении почувствовала. И тоже улыбнулась.
  - Крейган, единоличный Правитель трех драконьих кланов, но ты звала меня "Крейг".
  Я кивнула. Имя ему шло, да и как еще я могла называть своего мужа. Надо уже привыкать к своему статусу. Жена Правителя - это, в первую очередь ответственность, а уже потом привилегии. И потеря памяти этой ответственности не отменяет.
  - Ну, так, что со мной случилось?
  - Хотелось бы мне знать самому. Но я расскажу, что знаю.
  Я согласно закивала. Все лучше, чем ничего. Может, после этого мне будет легче вспомнить то, что забыла.
  Я приготовилась слушать, когда мой желудок подал признаки жизни, намекая нерадивой хозяйке, что потеря памяти не повод для голодовки. Щеки окрасились румянцем, смущению моему не было предела, особенно, когда до меня долетели отголоски веселья дракона. Каким - то образом, я чувствовала его эмоции. Ну, или это так, или, у меня раздвоение личности, и я свихнулась.
  Пока я размышляла по этому поводу, меня аккуратно подняли на руки, усадили на прежнее место на кровати, и дернули за неприметный шнур слева от нее. Почти сразу же в комнату вошла служанка с подносом еды. Крейг принял у той поднос и отослал прочь, решив, наверное, что свидетели при нашем дальнейшем разговоре не нужны. Правильное, в сущности, решение. К посторонним я была не готова. Только Крейга и приняла.
  Но я ошиблась. Правитель драконов поставил поднос на кровать, взял с него тарелку с супом, ложку, вручил мне хлеб, и стал кормить сам. Было в этой заботе что - то родное, семейное, мне поначалу стало не по себе, но я быстро прогнала это чувство прочь. Я его супруга, а он - мой муж, и имеет полное право заботиться обо мне, как считает нужным.
  Я ела с его рук, а он рассказывал мне историю наших отношений вплоть до Происшествия. Красивая история любви закончилась, не успев начаться. После брачной церемонии и брачной ночи наполненной любовью и нежностью они были счастливы. Жили душа в душу. Ни что не предвещало беды, как говорится. Но спустя неделю после свадьбы пришла весть о визите с дипломатической миссией от дроу. Вот после этого Лилька стала другой. Ее как - будто подменили. Стала дерганной, они разругались после очередной его попытки выяснить, что же произошло. Та написала матери, вызвав ее ко двору Правителя, а после заперлась в священном храме трехликой Богини - хранительницы домашнего очага и покровительницы женщин, независимо от того, к какой расе те принадлежали, и кем были.
  Когда пошли третьи сутки ее заточения что-то случилось в храме, Правитель поспешил туда, а когда вошел в сопровождении матери Лильки, то обнаружил в луже крови свою еле живую супругу. То бишь меня. Сомневаюсь, что в тот момент Лилька тогда еще была собой. Из множества мгновений моего выныривания из тьмы, было одно, почти в самом начале, когда я лежу на чем-то холодном, пахнет кровью, и мне отчаянно хочется спать.
  После его рассказа мне стало ясно одно: Лильку так напугала весть о прибытии этих самых дроу, что та предпочла исчезнуть из своего тела, подставив под удар меня. Исчезла ли она из этого мира, или перепрыгнула в другое тело, ясно одно - она трусливо сбежала от мужа, а мне предстояло отдуваться за нее. И без помощи этой самой трехликой Богини явно не обошлось. Как бы с ней побеседовать?
  Я посмотрела на мужа пристальным взглядом. Тот сделал вид, что не замечает моего чрезмерного интереса, поставил опустевшую тарелку с супом обратно на поднос и взял тарелку с мясом. Обмакнул хлеб в подливу к мясу, дал мне, свернул кусок мяса трубочкой и я заглотив его вслед за хлебом, стала тщательно пережевывать. Сама же, повинуясь какому - то порыву, повторила ту же процедуру в отношении Крейга. Надо было видеть, каким жадным взглядом он меня одарил, принимая от меня мое подношение и слизывая с пальцев сок от мяса. Меня аж в жар бросило, а в душе урчащей кошкой свернулось комочком удовольствие. Мы повторили процедуру кормления друг друга, а я все думала. Вот как она могла бросить такого мужика? Было ясно, как день, он ее любил, почти боготворил, а она бросила его. Зачем? Чего так сильно испугалась? И так ли сильно любила, если сбежала, а не предпочла решать проблемы сообща с мужем, как и полагается крепкой паре. И кто ж в этой самой миссии настолько страшен? Ведь ясно же, что скрывалась она не от мужа, а от кого - то из дроу. Надо бы на них посмотреть.
  Так за неспешными размышлениями мы коллективно покончили с мясом, разделив последний кусок на двоих, и выпили из одного бокала на двоих вина. После мне вручили фруктовый чай и пододвинули вазочку с булочками, от которых шел умопомрачительный запах шоколада. Я ела булочки, буквально таявшие во рту, запивала чаем, и рассматривала развалившегося напротив меня на кровати дракона. Своего довольства он даже не пытался скрыть, щурясь, как кошак, даром что не мурчал, с улыбкой наблюдая за мной. Он был спокоен и расслаблен, серые глаза лучились уверенностью, которой еще до недавнего времени не наблюдалось, в черных волосах блестели лучи солнца, и не было и следа той хмурой складки меж бровей, что так мне не понравилась. Сейчас мы выглядели, как семейная пара, на душе было уютно и спокойно. Я не помнила, кто я, но я нашла свой Дом. Им стал Крейг, и мне очень не хотелось его лишиться. Все же разговор надо было закончить.
  Я отставила кружку, отодвинула вазочку с осиротевшей последней булочкой, подтянула ноги к груди, обхватив их руками и положила голову на колени. Волосы водопадом упали с плеч, и теперь свисали, укрывая меня мягкой волной. Посмотрела на последнюю булочку, я все же протянула ее дракону, тот открыл рот и я положила булочку ему в рот, при этом получилось так, что он будто бы поцеловал мои пальцы. Настолько нежно и аккуратно он принял угощение, и смотрел при этом на меня не отрываясь, от чего я вконец смутилась.
  - Я не Лилидариэль. Ты ведь это понимаешь? Я не помню себя, но я точно не она. Я не твоя супруга, и теперь ты, наверное, возненавидишь меня. Уже там в храме Богини, когда ты пришел, Лилидариэль не было, была я. Кем бы я не была.
  Он резко встал, и я испуганно умолкла. Одним слитным тягучим движением он перетек ко мне и обхватил руками, прижимая к своей груди.
  - Я никогда не смогу возненавидеть тебя. Кем бы ты не была, ты - моя Дара. Именно так ты себя назвала, там в храме, когда я, не заметив поначалу разницы, назвал тебя именем Лилидариэль. Ты - моя супруга, и ты моя в гораздо большей степени, чем была Лиль. Ты - моя пара, и только что ты, признавая это, разделила со мной еду и питье, накормила с рук, и позволила накормить себя. В связи с чем бы Лиль не решилась на это, она подарила мне тебя. И уже за это я на нее не злюсь.
  Он замолчал, а я пыталась осмыслить его тираду. Это что же получается - он знал, что я не Лилидариэль? А его отчаянье - это отголосок надежды на то, что я его пара? Я развернулась к нему и заглянула в глаза. В них была такая нежность, что я невольно потянулась к нему навстречу, желая узнать, каковы его губы на вкус после шоколада.
  
  Крейган, единоличный Правитель трех драконьих кланов был хмур. Вот уже вторые сутки его пара не приходила в себя. После выходки Лилидариэль в его жизни появилась Дара. И он очень за нее боялся. Всего двое суток назад, он любил Лиль, чувствуя, что она может быть его парой, почти уверенный, что она и есть пара, его нареченная. Он был счастлив, но теперь четко понимал, что его чувства к Лиль и близко не стояли с тем, что он чувствовал к Даре.
  Когда он увидел эльфийку в луже крови едва живую, он испугался. Подбежал к ней, стал звать по имени, называл себя Крейганом, говорил, говорил. Лишь бы только она оставалась в сознании. А она посмотрела на него своими голубыми глазами и четко произнесла: "Здравствуй Крейг, а я Дара". И он пропал.
  Наваждение по имени Лилидариэль исчезло, его чувства к эльфийке лопнули, как мыльный пузырь. И он ощутил, что свободен от былых уз. Каким - то образом, эльфийка его приворожила, и придворные маги с доверенными лицами были правы, а он не желал их слушать, беря ее в жены. Хорошо хоть послушался и провел лишь обряд принятия в клан. Лиль стала его женой в глазах клана, но не перед ликом Богини. Душой он оставался свободен и жизнь его принадлежала лишь ему одному.
  И лишь, когда наваждение исчезло, он понял - Лиль не его пара, и быть ею не могла. Ею стала Дара, что в тот миг умирала у него на руках от потери крови, из изрезанных рук.
  Он готов был сам зарезаться и уйти вслед за ней, если бы только она умерла. Но целитель, которого дракон прихватил с собой в храм, вовремя подсуетился, верно оценив ситуацию. Он остановил кровь и залечил раны, так что и следов не осталось. Ему оставалось лишь дождаться, когда его пара придет в себя.
  И с тех пор он ждал, прислушиваясь к своим ощущениям, а вместе с ним ждали и его подданные. Им не надо было ничего объяснять, они итак поняли, что их Правитель обрел пару лишь по капризу судьбы оказавшуюся в теле прежней жены.
  Тот миг, когда она пришла в себя он почувствовал необычайно четко. Солнце, проникающее в его кабинет через огромное окно, показалось ему ослепительным, и захотелось зажмуриться. Хотя в этот момент само окно было наполовину зашторено, и его кабинет тонул в полумраке.
  Он мгновенно бросил дела, которыми безуспешно пытался занять себя, поспешил на кухню отдать распоряжения повару и служанке, приставленной к его Даре. И поспешил к комнате супруги. Он был счастлив, как никогда раньше. Вот сейчас он зайдет к ней, она узнает его, и он наконец - то ее поцелует.
  Но в действительности получилось не совсем так. От ее крика, все внутри него оборвалось. Рванув к ее комнате, он вышиб дверь, и та повисла на одной петле. Но он даже не обратил внимание на это, глядя, как его девочка скрывается за дверью ванной. Его затопило отчаянье, неужели она его боится? Он заколотил в дверь, желая поговорить с ней, но чувствовал лишь ее усиливающийся страх.
  Мать Лиль тихо, в привычной ей манере, восстановила дверь и попросила его успокоиться, и не пугать свою пару. И пусть она больше не Лилидариэль, Дара останется для нее дочерью. Она не одобряла поступок дочери, но приняла его, как приняла и саму девушку, что так походила на ее дочь, но неуловимо от нее отличалась. После чего вышла и прикрыла за собой дверь.
  Ему стоило немалых усилий взять себя в руки, но он справился. И после недолгих уговоров, она открыла дверь, и он смог, наконец, внимательно ее осмотреть. Когда он увидел, что она стоит голыми ногами на холодном полу ванной, то готов был обругать ее, как непослушное дитя. Но вместо этого взял на руки и перенес на кровать, после чего сел сам напротив ее.
  Они смотрели друг на друга, он хмурился, не зная, как начать разговор, а она просто изучала его лицо. Что - то ей не понравилось в его лице, и она подползла к нему, провела пальцами меж бровей, разглаживая хмурую морщинку. Он же застыл, забыв, как дышать. Она провела рукой по его щеке, дальше, осмелев, стала изучать его плечи, руки, торс. Рука застыла на груди, там, где бешено билось его сердце, и он не выдержал, накрыл ее руку своей, жадно наблюдая за выражением ее лица, отчаянно надеясь, что не ошибся, что перед ним его супруга, его Дара. Хриплым от волнения голосом он все же спросил вновь, отчего та кричала. И та ответила, ответила так, что внутри у него все оборвалось. Ее имя ей чужое. Дара для нее чужое имя. Надежда умирала, так себя и не оправдав.
  Он не знал, что теперь делать, но тут она внезапно рванула к нему, обхватывая руками, едва не повисая на нем, и уткнулась ему в плечо. Лилидариэль - для нее чужое имя, не Дара. От облегчения, которое он испытал в тот момент, он вдохнул ее запах полной грудью, и застыл. От нее пахло Домом, их Домом и будущими детьми. Теперь он был уверен, что не ошибся. Ведь только от пары дракон может чувствовать запах своих, еще не рожденных, детей.
  Она плакала и просила не бросать ее, но разве он мог теперь? Обняв, притянул к себе, усадил на колени, посылая ей свое спокойствие. И Дара, действительно быстро успокоилась, и теперь вдыхала запах его тела, принимая его самого. Хотя и сама не подозревала об этом.
  Окончательно успокоившись она спросила, как его зовут. А он совсем забыл представиться, успокаивая ее и уговаривая выйти к нему из ванной. Отчего - то это его развеселило, а вместе с ним развеселилась и она. Больше она его не боялась. Спросила только, что же с ней случилось. И он решил рассказать, гадая, как она воспримет то, что было между ним и Лиль.
  Он почувствовал ее голод, как свой, а потом еще и ее желудок заурчал, отчего девушка смутилась. Крейг повеселел, придется вновь соблазнять свою жену, она обязательно полюбит его, он все для этого сделает. А после ритуала, что он собирался провести, у той не останется и шанса. Она не сможет устоять перед ним, и влюбится так же сильно, как и он в нее. Если уже не влюбилась.
  Посадив ее на прежнее место, он вызвал служанку, и та принесла все, что он просил. Передала ему поднос, и бросила украдкой взгляд на его эльфийку. Она поспешила уйти, но он успел заметить довольную улыбку, скользнувшую по ее губам. Она сразу все поняла и приняла выбор Правителя. В душе шевельнулась гордость. Но он старался этого не показать. Поставив поднос на кровать, он взял суп, ложку, протянул ей хлеб и стал кормить с ложки. Надо было все ей рассказать, и лучше при этом занять руки делом.
  Когда с супом было покончено, закончился и его рассказ. Даре надо было все обдумать, а ему провести ритуал. Он упорно делал вид, что не замечает ее пристального взгляда. Обмакнул хлеб в подливу к мясу протянул ей, свернул кусок мяса и так же дал паре. Та с задумчивым взглядом стала жевать. А потом, внезапно решившись, повторила его манипуляции с хлебом и мясом, кормя его. Он одарил ее таким жадным взглядом, принимая подношение и слизывая с ее пальцев сок от мяса, что ту бросило в жар, а следом до него дошла волна удовольствия, которое при этом испытала девушка. И это удовольствие эхом отозвалось внутри него.
  Они продолжили кормить друг друга, а она все думала о чем-то своем и его словах. Выпили вина из одного бокала, и ритуал был завершен. Теперь они были связаны душами. Их жизни стали едины, и, что бы не случилось, им предстояло идти одной дорогой вместе до конца своих дней. Дара стала его женой во всех смыслах, о чем он еще мог мечтать? Разлегшись на кровати, Крейг расслабленно наблюдал за тем, как его пара пьет чай, наслаждаясь шоколадными булочками. Впервые за долгое время он был абсолютно спокоен и уверен в себе и в их будущем. Такого он даже с Лилидариэль не испытывал. И окончательно уверился в наведенных чарах.
  А потом Дара решила преподнести ему последнюю булочку, не смотря на обуревавшие ее в тот момент чувства. Знак, на который он не смел и рассчитывать. Она приняла его, как пару, признавала своим, и показывала свое доверие. Аккуратно приняв угощение, он все время смотрел на девушку, не отрывая своего взгляда.
  А потом она заговорила. И он вскинулся, стремясь оборвать девушку, пока та не напридумывала себе еще бессмысленных страхов. Сел рядом с ней, заключая в кольцо своих рук, притянул к себе, и говорил - говорил, стремясь донести, что ее страхи беспочвенны.
  Тирада оказалась не такой уж длинной, но, кажется девушка приняла его слова, и поверила. А потом неожиданно повернулась, встречая его взгляд, полный нежности, и потянулась к нему, прося и требуя поцелуя. Разве он мог отказать ей, когда сам желал того же?
  
  Я шла по коридору в сопровождении управляющего к покоям, которые были выделены для матери Лилидариэль. Решив не откладывать разговор в долгий ящик, я пыталась продумать ход нашей беседы, определить для себя, о чем и как следует спросить в первую очередь. А с лица не сходила довольная улыбка, и мысли все норовили вернуться к недавним событиям, раз за разом воскрешая в памяти поцелуи мужа и силу его объятий, в которых я нежилась.
  М-ням, вкус шоколада на губах придавал особую сладость процессу познания, которому мы с увлечением первооткрывателей отдались без остатка. Поцелуи, поначалу не смелые и осторожные, быстро переросли в жадные, страстные и глубокие. Руки его с такой силой прижимали меня к нему, что перехватывало дыхание. Но мне было мало, я стремилась быть так близко, насколько это вообще возможно.
  В какой-то момент я оказалась сидящей верхом на его коленях, оседлав на манер коня, мои руки увлеченно исследовали его спину, проникнув за ворот туники. А он с небывалой нежностью покрывал поцелуями мою шею. Голову я откинула, наслаждаясь процессом, себя не помня от удовольствия.
  И хотя до "основного блюда" мы так и не дошли, нацеловались вдоволь, а потом еще долго сидели, наслаждаясь объятьями друг друга, и осознанием силы обоюдного желания. Наши тела жаждали немедленной близости, почти нестерпимое томление внизу живота сводило с ума. Но мы оба понимали, стоит поддаться и мы еще долго не выйдем к людям, а дела не ждали ни его, ни меня. Но расставаться, пусть даже на время, не хотелось, и мы продолжали сидеть, обнявшись.
  Реальность, в лице управляющего, решила проблему расставания за нас. Аккуратный стук в дверь, вызвал у нас совместный приглушенный болезненный стон. Страдальчески закатив глаза, Крейг усадил меня на прежнее и уже привычное место, и пошел открывать дверь.
  За дверью обнаружился мужчина лет 45-50 на вид в сопровождении давешней служанки и еще пары девушек. Поклонившись Повелителю они прошли в комнату. Девушки с интересом разглядывали меня, все еще завернутую в покрывало, а я смущенно и немного робко улыбалась, представляя, как сейчас выгляжу. Но долго переглядываться нам не дали, управляющий так зыркнул на девушек, что тех, как ветром сдуло: одна шустро скрылась в ванной, другая в гардеробной.
  - Дара, это управляющий нашим дворцом - Леонидас. По всем хозяйственно-организационным вопросам можешь обращаться к нему. Теперь ты тут главная. - Я кивнула. - Это Зарина - твоя личная горничная. Я распорядился, чтобы твои вещи перенесли в нашу спальню, если ты конечно не возражаешь. - Я опять кивнула. - Я, сейчас вынужден оставить тебя, но к ужину постараюсь обязательно освободиться.
  И послав мне на прощание голодный и многообещающий взгляд, оставил меня на попечение горничной и управляющего. Я тяжко вздохнула - сбежал заниматься делами, бросив меня, как щенка в воду. Либо выплыву, либо потону. Но я не обижалась, понимая, что по-другому нельзя. Я - жена Правителя, и должна соответствовать. Обязанности требуют внимания, и от них не сбежать.
  Перевела взгляд на управляющего, внимательно рассматривающего меня, ответив ему тем же. Надо отдать ему должное - смутился и учтиво поклонился. На что я лишь устало махнула рукой, он мне в отцы годился, а кланяется в пояс. Будет и дальше так раболепствовать - нормальных отношений у нас не получится. Не хотелось бы портить их с самого начала. С виду нормальный мужик, умный, свое дело знает, вон как его прислуга слушается.
  - Полно вам, Леонидас. Вы мне в отцы годитесь, а склоняетесь как раб. Нам с вами вместе работать, и впредь попрошу вас обходиться без раболепия.
  Мужик бросил на меня удивленный взгляд, но промолчал, лишь склонил голову в знак уважения. Так - то лучше.
  - Я приведу себя в порядок, а потом вы проводите меня к матери Лилидариэль. Мне бы хотелось с ней поговорить. - Я решила, что все уже в курсе, что я не эльфийка. - А потом покажете мне дворец и, как ведутся у вас дела. К нам должно прибыть посольство от дроу, насколько я знаю, надо продумать организационные моменты, посмотреть, что уже сделано, и что предстоит подготовить.
  - Как будет угодно Госпоже, я подожду в коридоре.
  И вышел. Я же обратила все внимание на Зарину. Та смотрела на меня с плохо скрываемым удовольствием и гордостью. Видимо, я таки оправдала ее ожидания. Хмыкнув, встала с кровати и пошла принимать ванну, предварительно скинув с себя покрывало и передав его горничной.
  В ванной я надолго задерживаться не стала. Быстро искупавшись и вымыв голову, просушила ее при помощи полотенца и укуталась в большое банное полотенце, поданное расторопной служанкой. Улыбчивая и говорливая рыжеволосая девушка, которую звали Милена, успела поведать мне, как она рада, что у Повелителя, наконец, появилась пара, что Лилька даже близко не подходила на эту роль, и все всерьез опасались за будущее кланов. Но теперь появилась я, и все обязательно наладится, она в этом не сомневается.
  В комнате меня уже ждала Зарина, вторая златовласая девушка, имени которой я пока не знала, заканчивала убирать постель. Подноса с пустой посудой уже не было, а на спинке стула перед туалетным столиком уже висело приготовленное для меня платье и белье. Надо отдать должное эльфийскому белью - это произведение искусства даже близко не стояло рядом с ожидаемыми мной панталонами. Кружевное великолепие было удобным и красивым и состояло из трусиков - шортиков и полу - корсета, застегивающегося на крючки спереди. Удобная и практичная вещь.
  А платье, в которое я облачилась при помощи Зарины, насыщенного синего оттенка облегало меня, как вторая кожа, подчеркивая грудь, оголяя плечи, сзади переходя в неглубокое декольте. Рукава платья доходили до локтя, а юбка расходилась к низу аккуратными складками и лишь прикрывала ноги на высоких каблуках, не мешая при ходьбе.
  Волосы мне заплели в косы, какого - то сложного плетения. И я была готова. Легкий макияж, и меня отпустили к Леонидасу. Тот не ожидал, что я так скоро управлюсь, и не смог скрыть удивления.
  - Полно вам удивляться, Леон, - я намеренно сократила его имя, желая посмотреть на его реакцию. Тот удивился, но быстро совладал с собой. - У нас полно дел, к чему тратить время на долгие сборы?
  - Вы правы. Идемте, Госпожа.
  И вот мы идем в сопровождении стражника к покоям матери Лиль. Я улыбаюсь, Леонидас поглядывает на меня задумчиво, когда думает, что я не вижу, а стражник невозмутимо следует за нами, лишь переводя взгляд с управляющего на меня. Уверена, у него в голове крутится много вопросов, но он не торопится их задавать, опасаясь влезать в наше молчаливое противостояние. И я его понимала. Сама бы предпочла обойтись без этого, но Леон решил проверить меня, а я решила - зубы обломает. Хочет войны, он ее получит, а Крейгу придется смириться с итогами войны, и лучше ему в нее не влезать по примеру стражника.
  Так не заметно и дружно мы подошли к покоям эльфийки. У дверей стоял на страже высокий блондин - эльф, грозный даже с виду. Облаченный в белую кожаную броню, он стоял навытяжку не шелохнувшись. Лишь глаза скосил на меня. Я прищурилась, рассматривая его. Так, что ж получается, Лиль сбежала из своего тела, и можно меня игнорировать, так что ли? Да я этому напыщенному эльфу его меч в глотку затолкаю, если продолжит вести себя в таком же духе. Я - жена Правителя драконов и по определению выше его по статусу. Видимо, что - то такое все же промелькнуло у меня во взгляде, так как страж резко отмер, постучал в дверь и доложил:
  - Леди Мелисандриэль, к вам супруга Правителя Крейгана Тьерр"Драга, леди Лилидариэль.
  Последнее слово он произнес через силу. Да я и сама скривилась. Мы оба понимали, что я не Лиль. Вот только в его взгляде, которым он меня одарил, докладывая обо мне, было нечто сродни ненависти. Выходит, у него к Лиль были чувства, уж не влюблен ли он в эту прохиндейку? Оставив эту мысль на время, я обернулась к благородной эльфийке. А с эльфом я еще поговорю, нечего на мне срываться. Пусть на свою Лильку злится. Это она по-тихому слиняла, поменявшись со мной телами, попутно чуть не угробив меня.
  Леди Мелисандриэль распахнула дверь и радостно пригласила меня зайти. Что ж, разговор обещал быть долгим, потому стражника своего я оставила у двери, пусть с эльфом пообщается, а Леона отправила по делам. Пусть проверит, как идет подготовка к приезду делегации дроу, позже встречусь с ним в его рабочем кабинете, который обещал стать моим постоянным рабочим. Крейг довольно прозрачно на это намекнул, отчего, подозреваю, сам Леон был не в восторге. Как же, то был главным во дворце, а тут придется отчитываться передо мной, и все вопросы решать через меня.
  Покои леди были похожи на те, в которых очнулась я, только выполнены в зелено - былых тонах. Вот почему я здесь не очнулась, а?
  Видимо, заметив мое недовольство, леди рассмеялась.
  - Лиль, всегда любила бежевые тона, что само по себе необычно для лесной эльфийки из рода драконов. В этом вы тоже не похожи.
  Я не ослышалась? Из рода драконов?
  - Наш род берет начало от Ледяных драконов, что живут в горах далеко на севере. У них свой Правитель, точнее Правительница - дальняя родня твоего Крейга. А мы - побочная ветвь рода. Именно поэтому у нас с Лиль голубые глаза - знак наследия рода. Мы давно утратили способность оборачиваться драконами, но можем становиться парами драконов, и наследуется родство только по женской линии.
  Мы прошли к окну и сели на маленький диванчик - подоконник.
  - Ясно. - Я кивнула, раскладывая по полочкам полученную информацию. - Я хотела бы поговорить о Лиль. Скажите, что все - таки произошло, что заставило ее так поступить? Она же по факту просто-напросто сбежала.
  Женщина поджала губы, даже не пытаясь опровергнуть мои слова. Она как-то сразу помрачнела, под глазами залегли тени, и появились намеки на морщинки у рта, а руки судорожно сжали ткань платья.
  - Позови сюда Айквириэна. Ему тоже не мешает выслушать меня, хватит ему уже мучить себя.
  Я догадалась, что она говорит о своем страже. Значит, я все же права, он ее любит. Безнадежно, но тут уж, как говорится: сердцу не прикажешь. Айк - хороший воин, смертельно опасный, надежный телохранитель, но не достаточно благородный, чтобы быть кандидатом в мужья Лиль, и это его разъедает изнутри. Мне даже стало жаль его. Страдать от невозможной любви даже хуже, чем от неразделенной. А тут еще я нарисовалась, заняв тело его обожаемой леди. Неудивительно, что меня почти ненавидят. Хотя это его ни в коей мере не оправдывает.
  Прошествовав к двери, я распахнула ее и кивнула эльфу:
  - Заходи, разговор есть.
  Тот недоверчиво покосился на меня, бросил вопросительный взгляд на моего стража. Но тот лишь равнодушно пожал плечами, твердо придерживаясь своей тактики невмешательства. Я хмыкнула одобрительно, а страж позволил себе довольную улыбку, тенью скользнувшую по губам. Все. Я решила. Будет моим личным телохранителем. Где ж еще таких понятливых найду? Надо бы проинспектировать охрану дворца на досуге.
  Эльф вошел и остановился у двери, я вернулась на прежнее место, приготовившись слушать.
  - Моя дочь, при всей нашей схожести, все же никогда не отличалась храбростью. Всегда предпочитала бежать от проблем, а не решать их по мере поступления. Надо ли говорить, что те не исчезали сами собой, а лишь увеличивались подобно снежному кому. И чем старше она становилась, тем больше становились проблемы, с которыми ей приходилось сталкиваться, да которые она сама же и создавала, порой. Правда, со временем она научилась находить тех, кто решал бы их за нее.
  Она бросила виноватый взгляд на Айка, тот скрипнул зубами, понимая, на что намекает его госпожа. Лиль оказалась не промах, вскружила сильному надежному воину голову и вертела им, как хотела. А тот ведь влюбился не на шутку, и теперь осознал, что его лишь использовали. Глядя на потемневшее лицо эльфа, я в очередной раз пожалела его, и возненавидела Лильку. Вот зла на нее не хватает. Нет, я конечно, благодарна за встречу с Крейгом, но, если бы тот не подсуетился с целителем, наша встреча была бы весьма короткой, и мы бы не обрели друг друга. А этой самовлюбленной стерве, было наплевать, она свои проблемы решала.
  Я заскрежетала зубами, понимая, что и моего дракона эта стерва так же окрутила и использовала. Придушила бы. Леди Мелиса успокаивающе погладила меня по руке, она прекрасно поняла по выражению моего лица, до чего я успела додуматься, но она была матерью Лилидариэль, и потому любила ее и прощала той все. На мой взгляд, один раз задала бы ей трепку, и это бы быстро вправило бы мозги этой блондинистой стерве.
  Ища поддержки у Айка, я неожиданно наткнулась на понимающий взгляд зеленых глаз. От былой ненависти не осталось и следа. Он тоже сложил два и два, и пришел к тем же выводам, что и я.
  - Так уж случилось, что, когда к брату с дипломатическим визитом прибыла делегация дроу, она увлеклась одним темным - братом Правителя темных эльфов Кэледаном Черным Ветром. Он возглавлял посольство. Поначалу, он и внимания на нее не обратил, но что - то между ними случилось. Что - не знаю, но в деле был замешан артефакт дроу. Кэледан изначально приехавший договариваться с братом о браке меж нашими домами, решил поменять условия договоренности, включив в них и свой брак с дочерью.
  - Полагаю, артефакт семейный, и связан с определением пары, или избранной, которой суждено стать женой темного эльфа.- Прервала я эльфийку.
  - Полагаю, что так. Это наиболее вероятно. - Та кивнула, и продолжила рассказ. - Но Лилидариэль изначально не стремилась к этому браку. Пофлиртовать, привлечь внимание, это было для нее развлечением, и моих уговоров, и предупреждений мужа и брата, она не слушала, и слышать не хотела.
  Я хмыкнула. Точно надо было ее выпороть в детстве, чтоб не повадно было вести себя, как вздорной девчонке. Глядишь, подумала бы не раз, прежде чем связываться с дроу. А теперь он от нее едва ли отступится. Темный же.
  Дальше можно было и не продолжать, но я все же выслушала леди до конца. Как и ожидалось, юная леди не была в восторге от ситуации, в которой оказалась. Но тут уж за что боролась, на то и напоролась. Вот лично я ни капли не сомневалась, что не стоило изначально лезть к темным, во избежание, как говорится. Ибо с темными всегда срабатывает закон подлости, и потому - будьте осторожны в желаниях своих, они имеют привычку сбываться.
  Лиль посмотрела по сторонам отчаянным взглядом и рванула к драконам. И не к кому попало, а к Повелителю, решив поступать сообразно заведенной привычке. Ближайшим оказался Крейг. Его владения занимали три горных гряды, разделяющие земли темных, лесных и светлых эльфов, и долина меж этих гор. В этой долине и в горах и жили три драконьих клана, над которым властвовал Крейг.
  Вскружив голову не без помощи магии и пары зелий, даже на свадьбу согласилась. Неделю наслаждалась супружеской жизнью, решив, что затея удалась, и темный эльф теперь ей не опасен, и не сможет до нее добраться. Наивная. Я не удержалась и хохотнула, это ж надо быть такой стервой, и при этом настолько наивной. А дальше и так все известно. Побежала в храм, молилась, принесла кровавую жертву в виде себя, и Богиня откликнулась на ее молитвы, перенесла куда - то в другое тело, а может и в другой мир. Но видимо, не в силах мириться с тем, что тело без души умрет, и дракон станет вдовцом, так и не познав тепла домашнего очага и любви любимой женщины, она решила преподнести ему меня, впихнув в тело эльфийки. А там, что называется, все в руках ваших дети мои, успеешь спасти - молодец. Вот тебе истинная пара и любовь до конца жизни твоей.
  Чем дольше я думала обо всем этом обмене телами, тем больше претензий у меня было к Богине. Вот чего ей стоило залечить мои раны? Нет, ей надо было испытывать моего дракона, можно подумать, тот мало испытал за свою жизнь. А теперь еще и с дроу из-за нее и этой стервы трусливой разбираться. Бли-и-н.
  Переглянувшись с Айком в очередной раз, мы дружно вздохнули под виноватым взглядом леди Мелисы, осознав, как меня подставили эти две личности. Что одна - стерва трусливая, что другая - божественная сучка, даром что хранительница домашнего очага и покровительница женщин.
  Я решительно встала, попрощалась с леди Мелисой, которая тепло меня обняла и назвала приемной дочерью, и направилась на выход. Айквириэн тенью двинулся за мной, сказав, что пришлет к леди другого стража. Сам же считает своим долгом отныне защищать меня до конца жизни. Резкая перемена в отношении ко мне со стороны эльфа радовала и напрягала одновременно, как бы проблем с ним потом не было.
  За дверью невозмутимой статуей стоял мой страж. При моем появлении он отмер и приготовился следовать за мной, куда прикажу.
  - Как звать? - Я уже решила, что он будет моим телохранителем, должна же я знать, как обращаться к нему.
  - Марий, Госпожа.
  Он довольно оскалился, сложив руки на мощной груди, и давая оценить свои бицепсы. Я оценила, одобрительно хмыкнув, но до моего мужа ему все равно далеко. Мар очаровашка, конечно, но Крейгу все равно уступал и в силе и в габаритах. А так чем-то даже был похож на моего дракона: волосы такие же черные, только глаза орехового оттенка, да черты лица грубее.
  - Мар, знакомься, это - Айк, - широкий жест в сторону эльфа, - он, теперь, как и ты, мой личный телохранитель. - Новоявленные телохранители смерили друг друга оценивающими взглядами и кивнули друг другу. - А теперь мальчики отведите-ка меня в Храм Трехликой Богини. Но сперва на кухню.
  Меня внимательно осмотрели, точно решая, а в своем ли я уме? В принципе, я их понимала. Не так давно меня оттуда достали полуживую, а теперь я сама рвусь туда. И если со мной, что случится - мгновенной смерти им не видать, Крейг убивать их будет долго и мучительно, в этом я не сомневалась.
  - Я в своем уме, и вполне осознаю, что делаю. Мне необходимо поговорить с Богиней, а где еще я могу это сделать, как не в Храме? Да и подношение надо прихватить, на всякий случай. - Скепсиса в их взглядах поубавилось, но они все равно были не в восторге от предстоящей прогулки. - Ведите.
  И мы пошли. Марий впереди, я следом, Айк замыкал процессию. Все встречные нам люди шарахались от нас, как демоны от серебра и золота. М-да, мои телохранители внушали трепет и уважение. Серьезные, собранные, руки лежат на эфесах мечей, лица каменные, взгляды прожигающие. Такие одним своим видом и демона до сердечного приступа доведут.
  По пути я послала супругу мыслеимпульс, предупреждая, куда собралась, чтоб не переживал. Ага, как же, волна ответной тревоги чуть не сбила меня с ног, я даже с шага сбилась. Что не осталось незамеченным моими телохранителями. Те сбавили шаг, но я лишь махнула рукой подгоняя, а сама продолжила мысленные баталии с Крейгом. В итоге непродолжительного противостояния, с малым перевесом победила я. Крейг сдался, когда я сказала, что в качестве охраны и группы поддержки у меня Марий с Айквириэном, и мысли от него я закрывать не стану, в случае чего он сразу узнает, и сможет прийти на помощь. А пока пусть заканчивает с делами и готовится к приему делегации, которая, оказывается, прибывает уже завтра. И я только сейчас об этом узнаю!!! Все Леонидас вляпался, разыщу после визита в Храм, и легкой жизни ему отныне не видать.
  
  Храм располагался в центре долины в удалении от дворца, что располагался в предгорьях. Потому, после визита на кухню, где я вытребовала бутылку лучшего вина и сдобы, мы, взяв лошадей на конюшне, направились в Храм. По пути я без устали вертела головой, рассматривая долину, город и его жителей, что встречались нам на пути. Жители с не меньшим интересом рассматривали нашу скромную процессию. Дети с восторгом тыкали пальцем в мою сторону, не обращая внимание на шиканье родителей, которые пытались призвать к порядку собственные чада. Я только улыбалась, и махала тем, приветствуя. Мне робко махали в ответ.
  Настроение у меня поднялось, солнце светило ярко, небо чистое без единого облачка, и даже телохранители не портили общей благостной картины, немного расслабившись.
  Часовая прогулка до Храма принесла некое подобие равновесия в душе, я уже не была так зла на управляющего, хотя и не простила утаивания информации.
  Спешившись у конюшен при Храме, мы пошли в обитель Трехликой. Храм с виду простой, внутри потрясал своим великолепием. Золотая и серебряная лепнина, статуи Богини в трех ее обличьях потрясали своей искусностью. Создавалось впечатление, что перед тобой живой человек, застывший в неподвижности. Обилие света никак не совмещалось в моем сознании с кровавыми жертвами, подобными той, что принесла Лиль. Вот как Богиня, обитающая в этом храме, может наслаждаться кровавыми жертвами?
  Пройдя вглубь Храма к алтарю, я поприветствовала жриц, что встретили нас поклоном, и попросила оставить нас, мне не хотелось, чтоб при нашей беседе присутствовали посторонние. Я была уверена, что Богиня попросту не появится, если тут будет кто-то помимо меня, и моих телохранителей, которых я при всем желании выпроводить не решалась. Все равно не уйдут. Только время потеряю.
  Когда жрицы оставили нас, я подошла к алтарю поставила сдобу, открыла бутылку вина, разлила по фужерам, врученным мне заботливыми слугами, и позвала.
  - Слушай сюда, стерва, явилась быстро, поговорить надо.
  Мои телохранители дружно выдохнули и застыли памятниками самим себе с круглыми глазами и вздернутыми бровями. На их памяти еще никто не звал Богиню подобным образом. Они еще раздумывали, что им делать, и как защищать меня от гнева всемогущей, когда свечи, освещавшие Храм полыхнули и погасли. Храм погрузился в полумрак, освещаемый лишь солнечным светом, что проникал внутрь через арочные окна. И только на алтаре зажегся огонь. Атмосфера в Храме как - то сразу стала уютней, домашней я бы сказала. А потом на наших глазах из переплетения света и теней к нам вышла шатающейся походкой девушка. Огненно-рыжая, загорелая, с глазами меняющими свой цвет, стройная, облаченная в летящие белые одежды, красивая по истине неземной красотой. Такой можно восхищаться, как той же статуей (на которую представшая нам девушка не очень то и походила), но не любить. Любить такую сложно, она по сути недосягаема для простых смертных, независимо от расы, к которой те принадлежат. Мне стало жаль Богиню, вот заботится о нас неблагодарных, помогает найти любовь в меру своих сил и возможностей, а сама истосковалась по любви, сразу видно, не испытала сама еще этого чувства. Не удивительно, что ведет себя, как заправская стерва.
  - Что? И ты ругать меня буди-ик-ишь?
  Пьяненько икнув, и похихикивая пролепетала она.
  Пьяная Богиня! Обалдеть. Только я могла так вляпаться! Мои телохранители и без того пребывавшие в шоке, окончательно выпали из реальности. Напади на меня сейчас кто, они бы и то не сразу отреагировали бы. А мне стало жаль Богиню. Это что ж у нее случилось, что она так напилась и пришла ко мне жаловаться? Ругаться как-то сразу расхотелось. И что теперь с ней такой делать?
  - О! Ты еще выпить принесла! И про закуску не забыла! Уважаю! Ик! Выпьем!
  И взмахнула рукой. В ту же секунду у нас в руках по ее велению появились бокалы с вином, что я принесла. Выпили, куда деваться. Богиня одобрительно кивнула, вино ей явно понравилось.
  - Ну, так чего? Ругаться позвала?
  Я смутилась. Вот как на такую ругаться? Такую хочется пожалеть, выслушать, чтоб выплакалась и поведала о своих переживаниях.
  - А что? Надо? Я поговорить пришла, как бы. Думала, иначе ты не ответишь.
  Как-то незаметно мы перешли на "ты". Вот как можно выкать Богине, которая мало того что пьяная, так еще и пьет с тобой за знакомство?
  - Правильно в сущности думала, не пришла бы. День у меня неудачный уже который по счету. А все с Лилидариэль этой началось. - Я даже не удивилась, это ж надо, и Богине жизнь испортить успела. - Я, значит ищу дракону пару, ему судьбой уже предназначенную, а тут влезает она. От судьбы бегущая. Бросаю все, срываюсь, чтобы уберечь Правителя от ошибки. Еле успела, между прочим. Благословила я союз его, но не с Лиль, а с парой его истинной. С тобой то бишь. Дракон вроде и женат, а душой свободен и еще может связать душу с твоей. Поспешила я вновь на поиски тебя. - Богиня залпом допила вино и повернулась к Айку. - Мальчик не откажи Богине, плесни еще вина.
  Айк молча налил вина, та мило улыбнулась и похлопала эльфа по щеке, вогнав того в краску. Эльф поспешил отойти, а Богиня захихикала, озорно улыбаясь.
  - Тут, понимаешь, какая штука. Когда я в поиске пары, то на время мне иногда приходится покидать Храм. И дозваться меня нереально почти. Я сосредотачиваюсь на одной единственной душе, которую ищу, и других не слышу, хоть обмолись.
  Богиня замолчала, попивая вино и поглощая сдобную булочку, а я залпом допила вино. Так вот почему эльфийка три дня не могла дозваться Богиню и прибегла к кровавой жертве. Но спросила я о другом.
  - А что, найти подходящую душу настолько трудно? Разве ты не видишь нужного человека?
  - В том то и дело, что вижу не одного единственного человека. И, порой, даже не один десяток. Каждый может быть счастлив и с тем, кто по сути не является его истинной парой, половинкой его души, называй, как нравится. Они будут любить друг друга, будут очень счастливы, у них могут родиться дети, но их истинные пары могут родиться в другое время и в другом мире, дожидаясь встречи с ними в другой жизни. С драконами такое не проходит. Они могут искренне любить и иметь детей только от истинных пар, которых они находят по запаху, запаху дома и будущих детей.
  Я ошарашенно внимала пьяным откровениям Богини. Нет, дети меня не пугали, я даже рада была бы завести парочку. Но все же, бедный мой муж. Как бы он пережил мою потерю, едва обретя? Да и пережил бы? Меня начало потряхивать от мысли, что мой муж едва не ушел вслед за мной за черту. Мар, видя мое состояние, плеснул мне остатки вина, которое тут же появилось в бутылке по мановению руки Трехликой, и я сделала большой глоток, желая успокоиться. Не хватало еще, чтобы Крейг, почувствовал мое беспокойство и примчался сюда. А мне еще надо было закончить разговор.
  - В общем, из множества вариантов его истинных пар мне предстояло отыскать ту, что жила бы в настоящее время, да еще успеть спасти. Тебе грозила опасность, и не успей я вовремя, дракону пришлось бы ждать твоего перерождения еще сотню с лишним лет. А за это время судьбы многих поменялись бы безвозвратно. Судьба не любит, когда вмешиваются в ее ход, потому что неизменно затрагиваются судьбы других людей и нелюдей. Это как с паутиной. Тронь одну нить, и задрожат другие, а потом придет паук, и плохо будет всем, кто вляпался в эту паутину.
  - А ты успела вовремя?
  Что-то я не понимаю, почему тогда я в теле Лиль?
  - Не совсем. - Богиня всхлипнула и хлебнула вина. - Пока я вытаскивала твоего благоверного, и спешила обратно на поиски, время было потеряно. Когда я тебя нашла, ты умирала. Смертельно раненая стрелой, вымазанной в яде кровелиста, ты была одним крылом за гранью в обители Многоликого Бога. А тут еще Лилидариэль вздумала резать руки и приносить себя в жертву в моем Храме! Это мой дом, в конце - концов! Я - Даяна - Трехликая Богиня, Хранительница домашнего очага, покровительница всех замужних женщин, и мне не нравится, когда в моем доме начинают устраивать кровавые ритуалы с принесением себя в жертву!
  Богиня негодовала, по ее лицу струились слезы обиды. И опять же я ее понимала, мне бы тоже было не приятно, если бы кто-нибудь вздумал устроить нечто подобное в моем доме. Мои телохранители не знали, куда себя деть. Видеть пьяную плачущую Богиню они были не готовы, отправляясь со мной в поездку к Храму. Я вздохнула, и обняла девушку, которая доверчиво ткнулась мне в плечо и разревелась в голос. Через какое-то время Даяна успокоилась, выпила залпом вино и протянула бокал Айку, тот молча и уже привычно наполнил бокал вином.
  - Ты была ледяной драконицей, красивой такой: белоснежная чешуя, блестящая на солнце, и как бы покрытая тонким слоем инея, глаза синие, как ночное небо, довольно редкий оттенок для ледяных драконов, гибкое тело, длинный хвост, и по всей длине тела ледяные шипы в два ряда. Когда ты готовилась извергнуть ледяное пламя, шипы наливались льдисто-голубым сиянием, глаз не отвезти. То, что Лилидариэль принадлежала к побочной ветви ледяных драконов - большая удача. Будучи наследницей рода она могла принять твой дух, пока тот не ушел за Грань. Чем я и воспользовалась, успевая тебя спасти. Лиль хотела спастись от Кэледана Темного Ветра, но ускользнуть от Темного эльфа...- Богиня покачала головой, - можно только умерев.
  Богиня осушила бокал одним большим глотком и потянулась к бутылке, но Айк уже схватил ее и поспешил наполнить вновь бокал Богини. Даяна благодарно кивнула. А я думала. Выходит, Даяна спасла меня, пока я окончательно не ушла за Грань, поменяв мою душу с душой Лиль местами. Вылечить раны эльфийки она не успевала, для этого ей нужно было вернуться сюда в Храм, а она была на другом конце мира, но тут подсуетился Крейг с целителем. Все вроде бы в порядке, но не объясняет мою потерю памяти.
  Мысли неожиданно для меня вернулись и зацепились за образ дракона, описанный Богиней. Я была Ледяным драконом, нет, я и ЕСТЬ Ледяной дракон. Душа - то моя осталась при мне, хоть и прибывает теперь в чужом теле. Видать, яд кровелиста смертелен настолько, что даже Боги порой помочь не в силах. И в этот момент что-то щелкнуло у меня в сознании. Как будто бы щелкнул замок на запертой двери, и та распахнулась настежь, открывая доступ воспоминанию.
  Я летела высоко над заснеженными вершинами гор, привычно и легко подстраиваясь под воздушные потоки и следуя за ветром к горной реке. Та низвергалась водопадами из незамерзающего источника в недрах горы, и устремлялась к горному озеру, приютившемуся у Четырех Вершин. Эти вершины разделяли реку на три меньшие, и те устремлялись дальше в горную долину, где и был мой дом, и моя семья. Совсем скоро я стану достаточно взрослой для дальнего путешествия и смогу отправиться на поиски своей пары. И родителям придется с этим смириться, среди Ледяных драконов для меня пары нет, нет того, кто стал бы для меня Домом.
  Когда показывается озеро, я резко снижаюсь и ныряю в его глубины, наслаждаясь ледяными иголочками, что впиваются мне в чешую, распаляя ледяной огонь в душе. Когда пламя пылает настолько сильно, что становится почти невыносимо больно, я выныриваю, устремляясь вверх к небу. Извергаю огонь одновременно расправляя крылья. Брызги воды разлетаются от меня во все стороны, блестят на солнце подобно алмазам, и застывают каплями под моим пламенем, осыпаясь мелодичным звоном в озеро.
  "Дариэлла" - Зовет меня нежный и знакомый голос ледяного дракона.
  Он любит меня, хотя и понимает, что я не его пара. У нас нет будущего с ним. От меня не пахнет его будущими детьми, и я не чувствую от него запаха Дома.
  Я резко вынырнула из воспоминания и пошатнулась, едва не упав. Марий вовремя подхватил меня под руки, а Айквириэн успел выхватить бокал, который уже выскальзывал у меня из рук. Наполнил его до краев и вручил мне. Все еще поддерживаемая Марием, я выпила его двумя большими глотками, даже не почувствовав вкуса.
  - Госпожа, ваши глаза. - Марий переглянулся с Айком.- Они переменили цвет.
  Я посмотрела на притихшую, упившуюся вусмерть Даяну. Та покивала, подтверждая слова моих телохранителей.
  - Они темно-синие, как ночное небо. Похоже воспоминания к тебе возвращаются. И одно из них только что пробудило в твоем новом теле кровь наследницы рода. Не удивлюсь, если ты сможешь со временем оборачиваться ледяным драконом, каким и была. Точнее, каким являешься по сути. Душа - то твоя при тебе.
  - И как скоро я все вспомню?
  - Не знаю. Я - хранительница домашнего очага, и помочь тут я тебе не смогу. Да и зачем оно тебе сейчас? Воспоминания в любом случае вернутся в свое время, дай только срок. Да и гораздо лучше, если они будут возвращаться по частям, не сразу. Любой маг - целитель тебе скажет то же самое. Воспоминания могут причинить боль, а если вернуться все разом...
  Богиня не стала договаривать, да оно и не нужно было. Итак ясно, вернуть воспоминания она может, но не хочет. И назвала она лишь часть причин, по которым не хочет мне помогать. Я не стала настаивать, принимая ее правоту. Уж если она нашла меня умирающей от ядовитой стрелы на пороге моей гибели, то невольно задумаешься. А так ли нужны утраченные воспоминания все и разом? Уж лучше, действительно, пусть по частям возвращаются, чем разом. Легче переживу. А их отсутствие не мешает мне жить здесь и сейчас.
  - А Кэледан? Что теперь он будет делать? Ведь Лиль была его истинной парой, если верить их мудреному родовому артефакту.
  Сама не знаю, зачем спросила. Но чувствовала, нужно расставить все точки над "i". К встрече с этим темным эльфом надо быть готовой. А информация - сила, как известно.
  - Ха! - Богиня пьяненько хохотнула и икнула. - Она была его возможной парой. Не истинной, но возможной. Он мог бы быть с ней, но счастья ему это не принесло бы. О роковых встречах слышала? Вот это их случай. Все бы закончилось плачевно, и не факт, что он смог бы потом полюбить, даже будь новая избранница той самой единственной. Тяжело научиться любить вновь, когда тебя предают. Не каждому это дано. А Лилидариэль вмешалась в ход судьбы, да еще и сбежать после этого попыталась. И вот чем заканчиваются подобные попытки. Рано или поздно, но приходится платить по счетам.
  Мы помолчали, каждая думала о своем. Наконец Богиня решила все же продолжить.
  - Мой тебе совет. Найди с этим эльфом общий язык. Пусть он станет твоим другом. Я ведь тоже не железная. Жаль Темного, и судьбу свою он еще не встретил, и едва ли встретит, если ты ему не поможешь. А для этого он должен стать другом вашей семьи.
  И просительно заглянула мне в глаза. И вот как я должна на это ответить?
  - Я постараюсь. Сама понимаю, что воевать нам с ними ни к чему. - Потом спросила. - А сама-то ты как после всего? Я понимаю, Лилька та еще стерва, если и тебя - Богиню допекла.
  Богиня посмотрела на меня благодарным взглядом, видать не часто ее о жизни расспрашивают. А потом вновь разревелась, жалуясь мне на жизнь. Тяжело быть Богиней. Постоянно отвечать на молитвы просительниц. Все только и знают, что требуют помощи, или предъявляют претензии. А тут еще и ухажер у нее появился, когда она моим спасением занималась. Сам Многоликий Бог обратил на Трехликую внимание. Теперь задаривает подарками, вроде и приятно, но это ж Многоликий!!! Повелитель умерших, сама смерть у него правая рука. А она обычная Богиня, не самая сильная и всемогущая. Да и опыта у нее во всех этих свиданиях нет. Она ж единая во всех своих трех воплощениях: юной девы, матери и старухи. Вот и сегодня явилась к нему на свидание в образе старухи, после визита к очередной молящейся о помощи. Ну, не подумала она о том, чтобы облик сменить. Забылась совсем, так спешила. А он разозлился, ругаться начал, она расстроилась, вернулась в Храм, напилась. А тут я явилась, и тоже кричу на нее, никакой жизни нет.
  В общем наревелась Даяна всласть, окончательно упилась в хлам. И именно в этот момент в сгустившихся тенях Храма появился мужчина. Высокий, не сказать, что красивый, но неуловимо притягательный. Кожа молочно-белая, волосы чернее воронова крыла мягкой волной ниспадают на плечи и спину, в глазах клубится тьма, в глубине которой мелькают искорки света. Сам облачен во все черное. И весь его облик кажется знакомым. Да и тьма, что окружала его подобно ауре, казалась родной.
  Я не сомневалась, что нам явился сам Многоликий, и неожиданно для себя обрадовалась. Я вспомнила его. Вспомнила, как умирала от яда посреди леса, уже будучи в облике человека. Яд причинял нестерпимую боль. Уже стоя на самой Грани я увидела перед собой Многоликого Бога, сразу догадавшись, кто явился мне. Он улыбался мне тепло и приветливо, как отец улыбается при виде своего любимого ребенка. А я такой и была, потому что не боялась смерти, не боялась его самого, хоть и не стремилась расстаться с жизнью. Для меня и он и смерть были прекрасны. Всегда.
  Именно тогда меня нашла Богиня, перенесла мою душу в новое тело, а Многоликий с момента нашей встречи следил за нами незримо. Его тьма заботливо окружала меня, пока я была без сознания, поддерживала во мне силы, и не давала соскользнуть за Грань, помогая освоиться в новом теле.
  Я всхлипнула и улыбнулась, все еще обнимая Даяну. Тот ласково улыбнулся, подошел ко мне и взял на руки Богиню, которая счастливо улыбнулась во сне, умаявшись за последние несколько дней. Многоликий взмахнул рукой, которой поддерживал Богиню под ноги, и в тоже мгновение подношения исчезли с алтаря, а у меня в руке вместо бокала с вином оказалось кольцо из цельного черного бриллианта.
  - Носи не снимая, возлюбленная дочь. Оно убережет тебя от ядов и смертельных заклятий. Не хочу, чтобы твоя жизнь оборвалась по случайности. Тебе предстоит прожить долгую и интересную жизнь вместе с твоим драконом. И я благословляю вас от всего своего сердца. Отныне у вас, помимо благословения Даяны, есть и мое - Дархана Многоликого Бога.
  И он растворился в тенях. В тоже время алтарь погас, свечи вспыхнули вновь, и все стало, как прежде, будто и не было ничего. И только кольцо служило подтверждением, что пьянка с Богиней имела место быть. Мои телохранители дружно выдохнули. Да-а, не готовы они были к встрече с пьяной Богиней и Богом смерти, называющим меня любимой дочерью. Я им искренне посочувствовала, понимая, что это только цветочки.
  - Идемте. Пора возвращаться. У меня еще куча дел. Если хотите отказаться от должности телохранителей, я пойму.
  Дракон и эльф слаженно нацепили на лицо серьезные мины, которыми не так давно распугивали всех встречных во дворце, а я улыбнулась. Хороши!
  - Уже уходите? - Окликнула меня одна из жриц, решивших узнать, как у меня дела.
  Я переглянулась со своими телохранителями. Выходит, пьянка с Богиней прошла незамеченной для всех, кроме нас. И в реальности прошло не так уж много времени. А чего я, в принципе ожидала от Богини? Она может и не всемогущая, а время придержать ради хорошей пьянки ей раз плюнуть, как оказалось.
  Кивнув на вопрос жрицы, я двинулась на выход из храма. Возвращались мы в прежнем порядке: впереди Мар, потом я, следом Айк.
  Обратно мы скакали галопом. Восторгаться красотами не было ни времени, ни желания. Я уже ощущала нетерпение и беспокойство Крейга. По его меркам мы слишком долго отсутствовали. Если бы он только знал, насколько близок к истине. Наша попойка с Богиней, в реальности не занявшая и получаса, продолжалась для нас троих не один час, и выпили мы не одну бутылку вина. А я даже не опьянела, почти. Рассказ Даяны, и открывшиеся воспоминания настолько потрясли меня, что даже алкоголь меня не пронял. И чувствовала я себя достаточно трезвой.
  Послав мужу успокаивающий импульс, я предупредила того, что мы уже на пути назад, и скоро прибудем во дворец.
  Мы вернулись во дворец так же, как и уезжали - через боковые ворота, а там у конюшен нас ждал мой супруг с двумя своими телохранителями. Колоритная парочка, надо отметить. Один - огненно-рыжий с глазами расплавленного золота, другой - зеленоглазый с волосами всех оттенков меди. Оба высокие, широкоплечие. Марий им не уступал ни выправкой, ни габаритами, хоть и был явно моложе. Я мысленно улыбнулась при виде их невольно вытянувшихся лиц. Еще бы! Таких телохранителей, как у меня, нет ни у кого. А Мар, занимавший, до недавних пор, должность обычного стражника, по их мнению, едва ли дорос до столь почетной должности, как моя защита. Да еще и эльф. В сравнении с драконами, он выглядел хрупким, воздушным созданием, но я не удивлюсь, если в реальности он окажется достойным конкурентом драконам, не воспринимающим его всерьез, и забывших - внешность может быть обманчива.
  Я не удивлюсь, если среди драконов проходил отбор на должность моих телохранителей, и многие рассчитывали на победу, а тут я такая в первый же день все решила сама, даже не встретившись предварительно с отобранными кандидатами. М-да, не повезло мальчикам. Надо бы все же посмотреть на кандидатов, старались, готовились, как-никак. Да и Марию и Айку замену подыскать нужно, не могут же они быть рядом со мной сутками напролет. Я все равно хотела инспекцию охранного состава провести.
  Пока наши телохранители мерялись взглядами, меня аккуратно ссадили с лошади и прижали к широкой груди, целуя в макушку. Я обхватила мужа за шею, блаженно вдыхая его запах и тая от близости, вслушиваясь в участившийся ритм его сердца.
  - Дара, ты случайно не пила?
  Его голос подозрительно спокойный не предвещал ничего хорошего. Он явно уловил запах вина, и решил, что наклюкалась я еще до визита в Храм, иначе, как еще объяснить мое внезапное решение посетить обитель Богини. Он же не в курсе что пирушка по воле Богини была несколько растянута.
  - Дариэлла - мое настоящее имя. - Решила проинформировать я мужа о вспомненном имени. - И, ну да, выпила с Богиней...- я бросила быстрый взгляд на Мария, тот показал мне четыре пальца, - эм... ну, так немного совсем. Но я вполне трезвая.
  И преданно заглянула Крейгу в глаза. Тот застыл, как и его охрана.
  - Ты пила с Трехликой Богиней?
  - Ну, да. Она же Богиня, не вежливо как-то было отказываться, вот и выпили за знакомство.
  Не рассказывать же, что Богиня явилась пьяная, и как-то так получилось, что обе напились. Тяжелый разговор у нас получился, это еще я легко отделалась, сохранив адекватность и трезвость ума. Не напились бы, вообще не знаю, как бы все переварила? А так, и ничего вроде.
  - И долго пили?
  - Часа три где-то, хотя на деле не прошло и получаса. Зато обо всем поговорили. Представляешь, Лилька и ее достать до печенок успела.
  Муж меня внимательно осмотрел, а я, кажется, стала все больше пьянеть. Алкоголь, сразу не оказавший на меня должного воздействия по причине обрушившихся на меня новостей и общего шокового состояния после беседы и встречи с Многоликим Богом, сейчас стал брать свое. И меня неуловимо потянуло в сон. Как-то много всего и сразу, за последние пару часов, случилось. Поняв, что я начинаю отключаться, Крейг не стал настаивать на немедленном продолжении беседы, и понес меня во дворец. Наша охрана двинулась следом.
  По пути полусонным сознанием я отмечала встречных слуг, повороты, стремясь запомнить дорогу к цели моего дракона. Целью оказался кабинет мужа. Погруженный в полумрак из-за наполовину зашторенного окна он мне сразу понравился. Простой дубовый стол, удобные мягкие кресла для посетителей, внушительное хозяйское, шкафы с книгами, камин, столик рядом и низкий диван, на полу простой черный ковер. В каждой вещи чувствовался отпечаток хозяина, Крейг любил свой кабинет, это было видно сразу. Он и обстановку выбирал сам, наверняка.
  Меня поставили на пол, и я тут же подбежала к одному из кресел, сбросила туфли и уселась с ногами, устало откинувшись на мягкую спинку.
  - Тебе принести что-нибудь?
  Муж нежно погладил меня по волосам, опустился рядом с креслом на корточки, заглядывая в глаза. Я устало улыбнулась в ответ.
  - Чай холодный со льдом, и побольше.
  Крейг хмыкнул, но ничего не сказал, подошел к двери, отдал распоряжения нашей охране, и вернулся ко мне. Его руки стали мягко массировать мои плечи, снимая напряжение последних часов, а губы прокладывали дорожку поцелуев от виска к шее и обратно. Я понемногу начала расслабляться, получая удовольствие от ненавязчивой ласки супруга. А вскоре и вовсе извернулась так, чтобы он мог поцеловать меня в губы. Дракон гортанно рыкнув, властно припал к моим губам, одна рука его незаметно проскользнула в лиф платья и сжала грудь, вызвав стон наслаждения и волну мурашек.
  В дверь постучали, Крейг приглушенно рыкнул, не прекращая поцелуя, а я захихикала.
  - Не волнуйся, я запомнила, на чем мы остановились, и мы обязательно продолжим с этого самого места.
  Выдохнула я ему в губы, вызвав еще один рык, потемневшие серые глаза мужа намекали, что я сейчас с огнем играю. Ха! Да я сама - дитя этой самой стихии. И еще не известно, что жарче: его испепеляющее пламя, или мой ледяной огонь.
  Крейг выпустил меня из объятий, позволив наскоро привести себя в порядок, и пошел открывать дверь. За дверью обнаружилась раскрасневшаяся Зарина, бросающая испепеляющие взгляды на Медного. Та-ак! Кто-то явно нарывается. И, судя по окаменевшему лицу Мария, нарывается осознанно. Правда, под пристальным взглядом Правителя, Медный быстро присмирел и лишь тоскливо проводил взглядом мою горничную, когда та уходила. И как это понимать?
  Ладно, оставим пока эту троицу в покое, позже разберусь. А пока я сосредоточила все свое внимание на графине холодного чая, в котором плавали кубики льда. Налив себе полный бокал, я в несколько глотков осушила его и блаженно улыбнулась, чувствуя, как сонливость покидает тело, да и опьянение начинает сходить на нет. Крейг тоже почувствовал изменения в моем общем состоянии, сам заново наполнил мой бокал, и в этот раз я пила не торопясь, наслаждаясь каждым глотком.
  - Итак, Дариэлла, да? - Муж решил вернуться к прерванному разговору, а я ничего против не имела. Все равно поговорить надо. - Это как-то связано с глазами, изменившими цвет?
  - Связано. - Я не стала ничего отрицать. Да и зачем? - Дариэлла - мое полное имя, и я - ледяная драконица, перенесенная в это тело Богиней, потому что иначе спасти меня она уже не могла. А здесь был ты и целители, которые могли вылечить раны нанесенные себе Лиль. Что до глаз, это произошло, когда ко мне вернулось одно воспоминание из прошлого, которое пробудило наследие рода Лилидариэль. И это - мой цвет глаз. Достаточно редкий для ледяных драконов, как говорит Богиня.
  Я посмотрела на притихшего мужа, стоящего напротив меня у стола. Тот пожирал меня голодным взглядом собственника. Если до этого я еще могла сомневаться в его любви ко мне, то после моего известия... я стала для него единственной и самой желанной, и сомнения в его чувствах ко мне таяли с каждой секундой нашего обмена взглядами.
  Он подлил мне чай, а я продолжила свой рассказ. Пересказала в общих чертах все, что поведала мне пьяная Богиня (о том, что она уже явилась к нам навеселе, я умолчала и своим телохранителям велела молчать), а когда закончила, он еще долго молчал, наблюдая, как я целенаправленно уничтожаю холодный чай.
  Чай остудил мое тело, я блаженно нежилась от ощущения холодного огонька пробудившегося пламени в груди. Мое новое тело неуловимо менялось, оставаясь почти неизменным, под воздействием моей души. И это волновало и будоражило меня.
  - Покажи мне. - Неожиданная просьба мужа застала меня во время очередного глотка чая.
  Я едва не подавилась и укоризненно посмотрела на супруга, но наткнулась на такой тоскливый и умоляющий взгляд, что не смогла отказать. Сосредоточившись на его серых озерцах, я воскресила в памяти свое воспоминание и постаралась передать в мельчайших деталях, остановившись на том месте, когда меня позвал по имени дракон. Не хватало еще, чтобы Крейг начал ревновать меня к тому, кого я даже не помню.
  - Родная...
  Крейг аккуратно взял у меня из рук стакан, поставил его и пустой графин на дальний конец стола, а после и вовсе перенес его магией куда-то (видимо на кухню) и потянулся ко мне. Я сопротивляться не стала.
  Подхватив меня на руки, он усадил меня на край стола, устраиваясь меж моих ног. Руки бесстыдно проникли под платье, задирая подол, а я сама обхватила его ногами, которые уже поглаживал Крейг, подбираясь к внутренней стороне бедер. В горле мгновенно пересохло, а по телу пробежали мурашки, отзываясь на ласку. Сам он приник губами к шее, покрывая ее легкими, как касание перышка, поцелуями. Я дрожала в его объятиях изнывая от желания, пронзающего мое тело при каждом его поцелуе, задыхалась и тянулась к нему всем своим телом. Истома, поселившаяся внизу живота заставляла все мое нутро пульсировать, я уже буквально истекала от накрывшего меня желания.
  Когда его пальцы коснулись моего лона сквозь тонкую ткань белья, все мое тело пронзило, как от молнии, отчего я выгнулась ему навстречу, а из горла вырвался гортанный стон. Рыкнув, и больше не сдерживая себя, мой дракон порвал на мне трусики, я только и услышала треск рвущейся материи сквозь дымку желания, лишь сильнее обхватывая того ногами.
  А потом он вошел в меня. Медленно, дав привыкнуть к ощущению его внутри меня, и лишь еще больше распаляя огонь внутри и нестерпимый голод обладания этим великолепным мужчиной. Двигаясь, по началу, не спеша, он с каждым толчком наращивал темп, все больше растягивая меня и проникая все глубже, подводя нас обоих к черте. Я стонала, выгибаясь, повторяла его имя, как молитву, и двигалась ему навстречу, принимая его всего без остатка.
  - Скорее...- просила я.
  - Сейчас, моя хорошая. - Почти рычал он в ответ, заставляя еще сильнее дрожать от желания.
  Мы отдавались друг другу без остатка, целиком. И вот уже мы оба на грани. Я срываюсь в пропасть наслаждения, рассыпаясь на миллионы маленьких льдинок, а следом за мной срывается Крейг. Я прихожу в себя в его объятиях. Мы оба тяжело дышим, а голод, терзавший нас все это время, лишь стал еще больше. Его потемневшие глаза приковывают к себе. Но у нас еще есть дела, которые нужно доделать до завтрашнего приезда дроу.
  - Останься со мной здесь. - Хрипло просит он. - Я прикажу принести тебе учетные книги и отчеты, что уже сделано. Просмотришь их здесь.
  Я киваю, соглашаясь. В самом деле разругаться с Леонидасом я еще успею, а портить себе настроение сейчас не хочется. Крейг облегченно выдохнул, и впрямь ждал, что я откажусь. Глупый, разве я могу сейчас?
  Чмокнув того в нос, я вывернулась из его объятий, Крейг не удерживал. Лишь стоически проследил за тем, как я поправляю платье (которое даже не помялось, надо же какой хороший материал), проверяю целостность прически и поднимаю с пола то, что некогда было моим нижним бельем, засовывая аккуратно его за лиф платья. Последнее действо сопровождалось глубоким судорожным вздохом со стороны супруга. Я невинно улыбнулась на это, усаживаясь на прежнее место.
  - Ну так, если мы будем здесь работать вместе сегодня, прикажи заодно подать ужин, я голодная. А на ужин, как я понимаю, мы все равно не идем.
  
  Крейган единоличный Правитель трех драконьих кланов торжествовал. Его пара была с ним, сидела напротив, увлеченно просматривая счета и списки, принесенные ей из кабинета управляющего его помощником. Парня она оставила при себе, расспрашивая по каждому пункту списков. Тот достойно переносил допрос, поглядывая иногда на него. А он делал вид, что увлеченно просматривает очередное донесение. Да, хватка у Дары была мертвая. Она если что для себя решала, то шла до конца. И что-то ему подсказывало, что Леонидас не долго пробудет во главе хозяйства. Дара быстро смекнула, кто на самом деле делает всю основную работу, раздавая приказы слугам и организуя прием делегации темных эльфов. Истинная Правительница.
  И даже если там в землях Ледяных драконов она была из простой семьи, он ни за что не поверит в то, что она была такой, как все, обычной. Одни глаза уже выделяли ее из общей массы драконов, а обладая сильным несгибаемым характером и стальной волей, она была рождена, чтобы править.
  Надо будет послать к Правительнице ледяных послание, пусть разузнает о его Дариэлле. Она наверняка должна была слышать о драконице с редкими для их клана глазами.
  Дариэлла... Дракон в очередной раз примерил имя на тот образ, что она передала ему вместе с воспоминанием о том полете к ледяному озеру. Имя столь же необычное, как и она сама. Дара, она поистине стала для него даром Богов. В прямом смысле слова.
  Разве мог он предположить, отпуская ее в Храм, что к нему вернется непробудившаяся ледяная драконица? Да еще с благословением для них от Многоликого Бога, одарившего ее своим кольцом и назвавшего возлюбленной дочерью. Такого на его памяти вообще не было. А тут. Сначала Богиня спасает от гибели, потом устраивая с ней гулянку за знакомство и едва ли не в подруги записывая, а потом еще и Многоликий Бог намекает, что приложил руку к ее спасению, одаривает и благословляет от всего сердца.
  Покровительство одного Бога дорогого стоит, а его малышке, да и ему заодно, благоволят двое, один из которых - Владыка мертвых, прямо заявляющий, что не хочет раньше времени видеть его супругу в его царстве.
  И, хотя она наверняка, не все ему рассказала, он не будет настаивать на полной откровенности. Пусть у нее останутся тайны между ней и Богиней, касающиеся только их. Он даже не станет расспрашивать ее телохранителей.
  Крейган мысленно хмыкнул, глядя, как его пара берет с подноса очередной кусок мяса, нанизывая его на вилку вместе с жареным картофелем, И отправляет все это в рот, не отрывая взгляда от очередного листка.
  Она наверняка приказала им молчать, и те будут молчать даже под пытками. Умеет же она разбираться в людях. Быстро нашла себе подходящих охранников. Да она даже эльфа - охранника у леди Мелисандриэль переманила. Сразу видно, он скорее умрет за нее, но не предаст. А он еще отбор устроил среди старшей стражи, желая определить достойных охранять его драконицу. Нет уж, пусть теперь сама выбирает еще двоих на смену этим. Он вмешиваться не станет. Что-то подсказывало ему, что и тогда эти двое останутся для нее доверенными лицами. То, что произошло в Храме при беседе с Богиней, сплотило этих троих. И Дара приобрела в лице этих двоих верных людей, которые будут преданы ей до самой смерти. Да они умрут за нее не задумываясь, если только это спасет ей жизнь.
  М-да. Еще утром, только придя в себя, она была испуганным маленьким птенцом, хотелось защитить ее от всего мира, прижать к себе и не отпускать, а сейчас перед ним сидела входящая в силу драконица, готовящаяся расправить крылья в своем первом обороте. В ней уже чувствовался огонек ледяного пламени, готовый разгореться в яростное пламя.
  В каком-то смысле она в своем новом теле будет проходить весь процесс пробуждения заново. И предстоящий оборот будет первым для этого тела. Он желал всей душой быть рядом с ней в этот момент, видеть как она преобразится и взмоет ввысь, расправляя свои белоснежные крылья, исторгнет ледяное пламя.
  Перед его взглядом вновь возникла картина того, как Дара в облике дракона выныривает из ледяного озера, расправляет крылья и брызги воды, становясь льдинками под ее ледяным пламенем, осыпаются дождем обратно в озеро. Воображение дорисовало рядом с ней черного дракона, с чешуей подобной черному бриллианту, двумя рогами, тремя рядами шипов по всей длине тела вплоть до кончика хвоста, и серыми глазами. Он, как и в своем человеческом облике, превосходит ее размерами тела, но это лишь придает им еще больший контраст. Черное и белое. Они настолько не похожи друг на друга, но именно это и делает их по-настоящему близкими и дорогими друг другу.
  Если до этого он был влюблен в ее человеческий облик с того момента, как она открыла глаза и назвалась Дарой, то увидев ее в облике дракона, который она мысленно воссоздала, по его просьбе показывая ему, он окончательно потерял голову, а его черный дракон возликовал. В одну секунду он обрел ту, что ждал на протяжении столетия с лишним, что являлась ему во снах, и которой он так желал обладать.
  Да она была его парой во всех смыслах.
  И последующая близость, к которой они оба стремились, ничуть не умолила этого желания, лишь распалила голод. Они принадлежали друг другу, отдавались друг другу с такой страстью, что обоим было мало.
  Но он чувствовал ее усталость. Как бы она не храбрилась, травмы, которые нанесла своему тогда еще телу Лиль, еще оказывали воздействие на Дару, да и перестройка тела под новую душу, пробудившую наследие рода эльфийки, отнимала много энергии. Ко всему прочему, здесь в долине, было намного теплее, чем в Ледяных Горах. Ей, и ее ледяному пламени, был необходим холод, в котором она могла черпать силы. Он обязательно, что-нибудь придумает, после того как они разберутся с посольством дроу. А пока придется обходиться холодным чаем, мороженным, всем, что поможет ей чувствовать себя комфортно и уютно рядом с ним.
  Закончив с бумагами, она отпустила помощника управляющего восвояси, а сама зевнула и устало откинулась на спинку кресла.
  - Устала?
  Он отложил последние документы, которые просматривал, и обойдя стол, подошел к ней.
  - Немного. Насыщенный день оказался. А завтра еще Кэледан во главе посольства приезжает. Удивлюсь, если явится за место него кто-то другой.
  Все это она произнесла, не открывая глаз, постоянно зевая. Дракон улыбнулся, глядя на свою пару. Такая родная, близкая, такая его.
  - Пошли спать. Завтра тяжелый день, тебе надо отдохнуть.
  Дара лишь кивнула, протягивая к нему руки. Он легко поднял ее на руки и понес к выходу. Она обхватила его одной рукой за шею, прислонила голову к плечу и сонно прошептала что-то про туфли.
  - Зарина заберет. Спи.
  В сопровождении своих и ее охранников он прошел в теперь уже их покои, где их дожидалась горничная его жены. Кивнув той отрицательно, отправил девушку отдыхать. О жене он и сам позаботится. Та послушно вышла, тихо прикрыв за собой дверь.
  Положив жену на кровать, он легко стянул с нее платье и то, что осталось от нижнего белья, надел ночную сорочку, расплел волосы, которые тут же рассыпались белым водопадом по подушке. Переоделся сам и лег в постель. Она тут же улеглась к нему под бок, не просыпаясь, а он, обняв ее, впервые за долгое время позволил себе расслабиться, вдыхая ее запах, и крепко засыпая.
  
  Просыпалась я медленно. Сознание не желало выныривать из приятных и крепких объятий сна. Что снилось, я не помнила, но сон был приятным, и хотелось вновь крепко заснуть и досмотреть. Но не судьба.
  Почувствовав, что я почти проснулась, меня стали активно будить поцелуями. Целовать начали с плеча, вызывая табун мурашек по всему телу, плавно перешли на шею, откинув волосы с лица. Я стойко держалась, затаив дыхание и упорно претворяясь спящей. Но тут поцелуи дошли до уха. Лизнув раковину уха и прикусив мочку, мой обожаемый супруг вызвал у меня против воли судорожный вздох.
  - Хватит претворяться, я знаю, что ты уже не спишь. Твое сердце бьется слишком быстро, и ты нестерпимо сильно хочешь меня, как и я тебя.
  Вот что я должна на подобное ответить? Отрицать бесполезно - у него же нюх, как у оборотня. Да он и есть оборотень по сути! Он только с виду человек, как и я. Вот интересно, когда я обернусь первый раз в этом теле, у меня тоже нюх прорежется, как у него? Или нет? Блин, вот почему, когда надо, воспоминания не торопятся возвращаться? Попытки вспомнить еще хоть что-то походила на попытки удержать воду в ладонях. Воспоминания, как вода, утекающая сквозь пальцы, оставляли лишь призрачный след, заставляя скрежетать от досады.
  Вчера, пока я разбиралась в бумагах с Саэмом - молодым помощником управляющего и ловила на себе задумчивые и жадные взгляды мужа, я попутно пыталась зацепиться за свой драконий облик, вспомнить еще хоть что-то. Надо ли говорить, что ничего у меня не вышло. Лишь вконец измучилась и устала, как будто мешки ворочала.
  Надо будет назначить мальчишку своим личным помощником, смекалистый малый, и все равно хозяйство на нем держится. Это я вчера поняла четко. Спрашивается, если всю управленческую работу тащит на себе Саэм, то что делает Леонидас? Только жалованье получает почем зря.
  Долго предаваться отрешенным мыслям мне не дали. У мужа попросту кончилось терпение, раздраженно рыкнув, он развернул меня к себе лицом и навис надо мной.
  - Жена, не испытывай мое терпение, оно не безгранично.
  Грозные нотки в его голосе вызвали шаловливую улыбку у меня на губах. А потемневшие от едва сдерживаемой страсти серые глаза обещали мне все муки царства Многоликого Бога, если я продолжу упорствовать, испытывая тем самым наше общее терпение.
  Вот интересно, до чего я могу его довести?
  Моя улыбка стала предвкушающей. Я потянулась к мужу, игриво проведя пальчиками по плечам, перешла на грудь, обводя пальцами каждый кубик его напрягшихся мускулов, спускаясь ниже к пижамным штанам. Все это время он не дышал, а его глаза темнели все больше, становясь цвета грозовых облаков.
  Когда же мои руки дошли до края брюк, и он и я замерли, не отрываясь смотря друг на друга. А потом я, хитро улыбнувшись, завела руки за его спину и засунула их под штаны, обхватывая его ягодицы. Белья под пижамными штанами не было.
  Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Крейга. Издав гортанный рев - рык, он порвал на мне сорочку и припал ко мне долгим страстным поцелуем, а его руки, тем временем, освободив и его от ненужной одежды, сжали мою грудь, вырвав у меня стон наслаждения. Его ласки еще только начались, а я уже была мокрая от желания и дрожала в предвкушении, расставив ноги, приглашая.
  Но он, точно издеваясь, не торопился мне на встречу. Его руки ласкали мое тело, поцелуи обжигали, спускаясь ниже к груди, а он сам терся об меня, не входя. Это было сравнимо с пыткой, я таяла, выгибалась, истекала от желания и горела, умоляя прекратить уже эту пытку. Но он лишь прикусил зубами мой сосок, вызвав у меня стон. Втягивая его, посасывая, Крейг умело подводил меня к пику, не давая желанной разрядки.
  И когда я уже не могла больше терпеть эту пытку, он наконец вошел в меня, вызвав волну наслаждения, пронзившую меня, и заставившую выгнуться дугой и молитвенно выкрикнуть его имя.
  Он двигался резко, толчками, стремясь заполнить меня всю, он и сам был на грани, повторяя без конца: "моя".
  И уже срываясь вместе с ним с вершины наслаждения, я прошептала: "твоя".
  Мы лежали в объятьях друг друга, наслаждаясь покоем и близостью наших тел. Все еще находясь во мне, он перевернулся на спину, устраивая меня у себя на груди. Его руки бродили по моей обнаженной спине, выводя одному ему ведомые узоры, а я вслушивалась в стук его сердца.
  - Надо вставать, собираться.
  Вяло предложила я. Как это не прискорбно, но мы Правители, а Правители никогда не могут полностью принадлежать только себе. Дела не будут ждать вечно, а посольству не объяснишь, что у нас еще и медового месяца - то не было, как такового.
  Обреченно вздыхая Крейг притиснул меня к себе. Собственник мой ненасытный.
  - Держись за меня.
  Не успела я удивиться, как Крейг встал вместе со мной. Мне пришлось срочно обхватить его ногами и руками, чтоб не сползти. А он, крепко обнимая меня и придерживая под пятую точку, пошел в ванную. И довольный такой!
  Нет, это просто невыносимо. Он же все еще во мне, и я его чувствую! С каждым его шагом во мне вновь просыпался огонь желания. И судя по волне удовольствия, исходящей от него, именно этого он и добивался. Вот ведь... ящерица пронырливая. Мои щеки горели, да и я сама уже пылала. Вот только отчего больше? От смущения? Но смущаться мужа после всего, что уже между нами было, как - то глупо. От гнева? Но стоит признаться самой себе, мне нравилось подобное внимание мужа. Нравилось осознание собственной власти над ним, и собственная зависимость от него.
  Все! Разберемся с дроу, и линяем от всех дел куда-нибудь в горы, в тихое живописное место, где нам никто и ничто не помешает наслаждаться друг другом.
  - Хочу медовый месяц. - Заявила я, когда меня внесли в ванную.
  Муж рассмеялся, бережно покидая меня и позволяя встать на ноги. Я осмотрелась и поняла, поторопилась я как-то назвать это помещение ванной. Больше походило на купальни. Большое, просторное, освещенное магическими светильниками. Пол покрыт черным вулканическим камнем, теплым и приятным даже на вид. Стены отделаны мраморной плиткой черной у пола и к потолку плавно переходящей в белый оттенок. Сам потолок был умело разрисован под ночное небо, даже созвездия угадывались.
  Вместо ожидаемой ванной присутствовали два бассейна с горячей и холодной водой, между ними в углублении в полу располагались разнообразные баночки - бутылочки с шампунями, маслами и прочими милыми женскому сердцу вещичками.
  Был здесь и неприметный шкаф с полотенцами и халатами. В целом мне понравилось.
  - Будет тебе медовый месяц, - уверил он меня прижимая к себе и целуя в макушку. - Будет и медовое путешествие на родину предков. Ты ж все равно не успокоишься, пока не вспомнишь прошлое, а точнее то, из-за чего ты едва не погибла. Именно это мучает тебя больше всего.
  Он не осуждал меня, не ругал, но было в его голосе что-то такое, отчего мне на секунду захотелось отказаться от идеи вспомнить все. В самом деле, может, оно и не стоило того. Жить здесь и сейчас, быть счастливой рядом с любимым мужем мне отсутствие воспоминаний не мешало. Но... там в забытьи остались не только воспоминания о моем убийце, но и о многом другом: родителях, друзьях, врагах. А что если последние узнают, что я жива - здорова в другом теле?
  Вот не получалось у меня тешить себя надеждой, что все обойдется, и ничего не случиться. Это как прятать голову в песок, едва завидев хищника. Прячь - не прячь, угроза от этого не исчезает.
  - Не могу я прятать голову в песок, от того что я ничего не помню, угроза никуда не девалась. - Я вскинула голову, встречая понимающий и утешающий взгляд любимого. - Хочется быть готовой ответить достойно, чтоб отстали раз и навсегда и не мешали счастливой семейной жизни. - Крейг расплылся в улыбке при моей последней реплике. - Но могу пообещать, что не стану изводить себя попытками вернуть воспоминания. Будем жить здесь и сейчас, решая проблемы по мере их поступления. И к слову о них, сколько у нас времени?
  - Час.
  Меня еще раз прижали к широкой груди, подарили жадный поцелуй и выпустили из кольца рук купаться. Я не задумываясь первым делом занырнула в бассейн с холодной водой. Крейг рассмеялся, глядя, как я довольная выныриваю, отфыркиваясь.
  - Не увлекайся слишком. Человеческая и эльфийская кожа не шкура ледяного дракона. Замерзнешь.
  Я скорчила мужу рожицу, и под его смех нырнула, наслаждаясь ледяными иголочками, пронзающими кожу. Огонек ледяного пламени, вчера еле теплящийся, стал разгораться. К тому моменту, как я намотала пару кругов под водой, огонек уже превратился в ровное пламя, несущее приятную прохладу всему организму. Захотелось потянуться от удовольствия и расправить крылья. Но я пока еще была не готова. Дракон только - только начал просыпаться, открыв глаза и сонно наслаждаясь пляской ледяного пламени.
  Поняв, что на сегодня пока хватит ледяных процедур, я вынырнула у бортика, разделяющего два бассейна, и позволила мужу перетащить меня к себе в теплую воду.
  Искупавшись мы вылезли из бассейна. Крейг растер мне волосы полотенцем, заботливо обернул в банное полотенце, обернулся полотенцем сам и мы пошли собираться.
  В комнате меня уже ждала Зарина. Пряча понимающую улыбку, она провела меня в комнату, обставленную как женский будуар - гардеробная. Там уже были приготовлены и белье и платье на сегодня.
  Платье насыщенно - зеленого оттенка из шифона и бархата мне понравилось. Двуслойное, оно было и открытым и закрытым одновременно. Бархатная часть прикрывала грудь ровно настолько, чтобы можно было подчеркнуть ее округлые формы и достойно показать ее в не глубоком вырезе. Шифон струился поверху бархата мерцая и переливаясь в свете магических светильников. К верху он переходил в замысловатый кружевной узор. Этот слой платья с вырезом лодочкой полностью прикрывал грудь, открывая при этом плечи, а кружевной узор переходил на рукава в три четверти.
  Странным образом это платье особенно подчеркивало синеву моих глаз. Те так и лучились светом, приковывая к себе внимание, даже я невольно засмотрелась.
  С прической мудрить не стали. Зарина заплела по бокам четыре косы, скрепила их зеленой шелковой лентой и занялась макияжем. Я ждала, наблюдая за ее нехитрыми умелыми действиями. Хотелось поговорить о вчерашнем, но я не знала, с чего начать разговор. Наконец, я была готова к выходу и решилась все же спросить:
  - Зарина, - та подняла на меня вопросительный взгляд. - Я, может, не в свое дело вмешиваюсь. Но, что между тобой, Медным и Маром?
  Служанка замялась, не решаясь ответить. Я ждала, боясь своим нетерпением все испортить. Наконец, мне ответили сиплым голосом:
  - Марий - мой брат, Госпожа. - То-то они мне похожими показались. Да родство в них чувствовалось. - А Медный - Лорат - моя пара. Он пахнет домом, а я для него - будущей семьей. Наша семья не богата, и занимает более низкое положение, чем его. Так уж вышло, что служить в охране дворца могут далеко не все. Сюда очень тяжело попасть. Конкурс очень большой и отбор тяжелый. Престижнее считается только должность Стража Границы. С Лоратом мы познакомились, едва я поступила на работу во дворец 15 лет назад. Молодая была, доверчивая, еще в младших горничных была. А он уже тогда в старшей страже был. Я когда почуяла от него запах Дома, обрадовалась, ходила за ним тенью. Ему льстило внимание, привычный он к этому. Думала теперь стану единственной, счастливой, и все у меня будет хорошо. А потом застала его как-то обжимающимся с очередной служанкой - поклонницей. Едва не уволилась тогда. А он еще и посмеялся надо мной. Домой прибежала, разревелась. Брат разозлился, убить готов был. Я отговорила. Сама бы умерла тогда. Только это брата и удержало. Но нанесенной обиды он не простил. Прошел отбор в охрану не с первого раза, но прошел. Решил во что бы то не стало дослужиться до старшего стража, чтобы утереть нос Лорату. С тех пор 13 лет прошло, а он так и был в младших. Я из младших горничных перешла в личные. После того случая я старалась не сталкиваться с Медным, да только прятаться вечно разве можно?
  - Он почуял от тебя запах его будущих детей. - Я уже понимала, к чему клонит девушка.
  - Да. Обрадовался поначалу. Говорил, я теперь его навечно буду. Да только обряда проводить он не захотел. Сказал, его семья не простит ему, если он свяжется со мной. Слишком разный статус в обществе. Для него его статус всегда был важнее прочего. Я влепила ему пощечину, и сказала, что раз ему так важен его статус, пусть и детей от него заводит. Разозлилась в общем. О том, что я его пара, он не сказал никому, да и я молчала, и брата молчать заставила. У Мария из-за этого с ним вечные ссоры. В открытую брат к нему не лезет, но твердо дал понять, если я его не прощу, не видать ему меня, как своих ушей. Он вроде и отступился. Но теперь, я стала вашей горничной, брата вы приблизили...
  - Он хоть сознался, что ты его пара?
  - Нет, насколько я знаю. Но, по-моему другие, итак, догадываются. Слишком активно он стал добиваться моего внимания. - Девушка обиженно сверкнула глазами, замолчала, я ждала, чувствуя, что еще не все сказано. - А сегодня, я получила письмо от его матери с приглашением на ужин в ближайший свой выходной. Он решил пустить в ход козырь, а я не знаю, что делать. Я ведь все еще его люблю, и драконица во мне тянется к нему, но в тоже время... где он был эти тринадцать лет?
  Зарина вытерла злые слезы, скатившиеся у нее по щекам и шмыгнула носом. Не зная, что ей сказать, лишь прижала к себе, обнимая. Вот ведь...Медный. Поговорю, и всю дурь из него вытрясу. Это ж надо, пятнадцать лет мозги пудрить девушке, да и остальным. Я ему покажу статус. На коленях прощение вымаливать будет у Зарины за каждую слезинку, что она пролила.
  В дверь тихо постучали, намекая, что мы несколько подзадержались. Надо было идти. Девушка присела в реверансе, поблагодарила за участие к ее судьбе, и отпустила меня, еще раз оглядев напоследок.
  - Ты прекрасна. - Крейг не удержался, притянул меня к себе, целуя, но, заметив мое состояние, тяжко вздохнул, крепче обнимая. Повезло мне с ним. - Зарину расспрашивала?
  Я кивнула. К чему отрицать.
  - Мне подыскивать нового телохранителя?
  - Нет. Если что сама подберу. Все равно мне с участниками конкурсного отбора знакомиться. Не могут же Марий с Айквириэном день и ночь за мной ходить, сутками. - Я бросила виноватый взгляд на супруга. - Но ты же понимаешь, если конфликт не исчерпает себя, Мар и Медный не смогут работать вместе. А я не хочу расставаться с ним, да и ты вряд ли захочешь менять Медного. Так ведь?
  Крейг помолчал, прижимая меня к себе. Ему тоже не нравилась вся эта ситуация, но как можно разрешить тринадцатилетний конфликт, обойдясь при этом малой кровью?
  - Правители, обычно, не вмешиваются в личную жизнь своих подданных. Но в этом случае, я жалею, что не вмешался вовремя, и теперь все так запуталось. Прежде чем что-то решать, можешь пообещать, что поговоришь с Лоратом?
  Настороженный взгляд мужа мне не понравился. Он точно, что-то знает или догадывается о чем-то, но скрывает. Лорат у него давно в телохранителях, почти член семьи. Не удивительно, что его судьба волнует Крейга. И эта его позиция, в целом верная. Такие вопросы должно решать внутри пары, и только если все заходит слишком далеко вмешивается Правитель. И вмешаться придется мне. Муж управляет народом, а на мне ведение хозяйства, как в масштабах дворца, так и в масштабах наших земель. Благополучие отдельно взятой пары - ключ к благополучию народа. А с Медным поговорить надо, с этим я спорить не собиралась. Да и просьба мужа вызвала определенные подозрения.
  - Я так и собиралась. Одну заинтересованную сторону я выслушала. Прежде, чем что-то решать, надо и вторую сторону послушать. Конфликт так или иначе нужно решать.
  Муж благодарно поцеловал мне правую руку, вздохнул еще раз, а потом шкодливо улыбаясь, нацепил мне на безымянный палец кольцо, и на запястье защелкнул неширокий платиновый браслет. У самого на руке тоже красовался парный браслет, чуть шире и с виду массивнее, но с тем же узором: черный и белый дракон кружащие в полете-танце. У меня аж дар речи пропал. Это меня сейчас по всем правилам застолбили? Вот ведь... собственник.
  - Кольцо - семейная реликвия, передается по женской линии, а браслеты я велел сделать два дня назад, как только ты вошла в мою жизнь.
  Слова разлились приятным теплом у меня внутри. Романтик мой, любимый. Я благодарно потянулась к мужу за поцелуем. Меня с готовностью поцеловали сладко, нежно, собственнически. А после подтолкнули к двери. Мы итак несколько подзадержались.
  
  Аудиенция проходила в тронном зале. Таком просторном и обширном, что в нем с легкостью мог развернуться и полетать дракон. Освещенный магическими светильниками, он внушал трепет своим великолепием и простотой убранства. Пол из черного камня, на котором выложен узор в виде раскинувшего крылья золотого дракона в центре зала. Большие белые колонны четко разграничивали зал, деля его на три части: центральная часть, самая большая, предназначалась для посетителей удостоенных аудиенции, чтобы те могли подойти к тронам на возвышении; и две равные малые части, там располагались многочисленные придворные, удостоенные чести присутствовать на аудиенциях.
  Троны были подобраны с учетом общей контрастности, использованной при оформлении залы. Более массивный из черного гранита с сиденьем обитым черным атласом предназначался для Правителя. По правую руку от него стоял более изящный трон из слоновой кости, с сиденьем обитым белым атласом, и сегодня впервые за время правления Крейга он будет занят, занят мной. До того, как у действующего Правителя появлялась пара, белый трон оставался пустым. Оба трона украшал тот же золотой дракон, что и на полу. Как объяснил Крейг, Золотой Дракон был его предком, объединившим под своим началом три разрозненных клана ради победы в войне, развязанной людьми против иных рас.
  По углам залы и над тронами были развешаны флаги на штандартах с гербом Правителя - Черным Драконом.
  Когда мы вошли в зал через скрытую боковую дверь, разговоры среди придворных стихли. Все присутствующие проследили за тем, как мы прошествовали к своим тронам рука в руке и остановились у края верхней ступеньки. Нас приветствовали поклонами и реверансами с пожеланиями долгих лет правления. Мы поблагодарили присутствующих. После чего мы сели, а придворные обернулись к дверям.
  По сигналу мужа их открыли, и в зал вошли пятеро темных эльфов, среди которых невероятным для меня образом затесалась эльфийка. Что-то я не помнила среди списка ожидаемых господ женского имени. Да и как-то нервно она себя ведет, хотя и пытается это скрыть. Вопрос: каким образом она проникла в состав делегации, и ради чего затеяла всю эту авантюру? Ясно же, что самолично затесалась в состав делегации.
  Я присмотрелась к ней повнимательнее. Черные волосы, фиалковые глаза, мраморная кожа лица, легкий румянец на щеках, с которым она пыталась совладать. Сама облачена в с виду простое черное платье, в котором из отделки были лишь кружева. Но ткань была с вкраплениями серебряных нитей, отчего при ходьбе ткань переливалась в свете магических светильников.
  Молоденькая эльфийка внешне одного со мной возраста, может на пару лет моложе, бросала нервные взгляды на придворных, словно искала кого-то. При этом она сильно сжимала ткань платья и покусывала нервно нижнюю губу.
  Девушка явно кого-то искала. И уж не суженого ли? Вот только с чего, она решила, что ее избранник находится среди придворных. Или она не знала наверняка, вот и рассматривала всех мужчин подряд? По-моему зря она это затеяла сейчас. Не там ищет. Если уж надеется найти избранника, то надо бы захватить ее с собой в казармы охраны. Вот там, я более чем уверена, она смогла бы найти того, кого ищет. И откуда взялась у меня эта самая уверенность, я не знала. Но интуиции доверяла.
  Пока рассматривала темную эльфийку, делегация подошла к нижним ступеням, мы встали, приветствуя их. Стоящий впереди темноволосый эльф, очевидно, и был Кэледаном Темным Ветром, а эльфийка приходилась ему родственницей. Уж больно черты лица схожи, и кожа такая же мраморная. Только цвет глаз другой. У эльфа они были цвета предгрозового неба. В целом - симпатичный такой эльф. Не Крейг, но я понимала, почему Лиль им увлеклась. Он умел притягивать к себе внимание, природное обаяние лишь добавляло привлекательности.
  И сейчас все его очарование было направлено на меня. Я спустилась на одну ступень, позволяя запечатлеть поцелуй у меня на руке, а заодно блеснула кольцом и браслетом, стремясь донести до Кэледана, что его надежды не оправданы. Браслет и кольцо заметили, мои пальцы судорожно сжали, но тут же отпустили. Все вроде бы в рамках приличий, но я увидела, как на мгновение потемнели его глаза, став почти черными. Мне стало не по себе, но я старалась этого не показать, и просто вернулась на место.
  После приветствий и взаимных пожеланий долгих лет царствования (мужу и брату Кэла), нам представили эльфийку. Как я и ожидала, девушка оказалась племянницей Кэледана с красивым и немного необычным именем - Аделина Черная Фиалка. Девушка мне понравилась сразу. По крайней мере она единственная из всех дроу искренне желала нам долгих лет правления и скорейшего появления наследников. Последнее пожелание вызвало у меня невольную улыбку, а вот эльф скривился, не сумев совладать с чувствами. От Крейга до меня долетела мысль о том, что при таком искреннем пожелании мы просто не можем не приложить всех усилий для скорейшей реализации этого самого пожелания. Теперь уже я прикладывала усилия, чтобы справиться с собой, и, кажется мне это так же не очень хорошо удалось, уж больно пристально посмотрел на меня дроу.
  Наконец с приветствиями было покончено и теперь мы ступали на тонкий лед. Необходимо было все разрешить раз и навсегда, и при этом не испортить отношений с темными. Ибо чревато. Я молчала, решив передать мужу право первым начать разговор. Все ж Правитель он. А я пока помолчу.
  - Что привело вас к нам?
  Кэледан бросил на меня многозначительный взгляд, усмехнулся и повернулся к мужу.
  - У Вас есть то, что мне нужно. Точнее та, кто мне нужна. У меня есть все права на нее. Она моя избранница.
  Муж и бровью не повел. Облокотился на подлокотник трона и со скучающим видом поинтересовался:
  - На чем же основаны ваши выводы? На семейном артефакте, отреагировавшем на нее? - Дроу переглянулись между собой. - Ну, так я вас огорчу, Дара не ваша избранница. Впрочем, как и Лилидариэль.
  Если при упоминании семейного артефакта, темные эльфы насторожились, то в конце речи их лица вытянулись. Ну, кроме Адель. Эта девчонка захихикала, чем вызвала недоумение у своего дяди и еще троих эльфов. Я же гаденько усмехнулась. Фиалка правильно поняла слова Крейга, и теперь искренне веселилась, хотя и пыталась сдерживать себя. Аудиенция как - никак, официальная обстановка, и все такое.
  - Эта стерва сбежала из своего тела, а ее место заняла драконица. - Пояснила свое веселье девушка. - А я все думала, мне это мерещится. Я могу видеть души живых и мертвых. - Пояснила Адель специально для меня.
  Вот теперь темных можно было выносить. Бедный Кэледан, он наконец осознал всю тщетность своих попыток вернуть Лиль. Я уже хотела ему посочувствовать, но тут он с такой ненавистью посмотрел на моего мужа, что сочувствие погибло в зародыше. Я зашипела как разъяренная кошка и подалась вперед. Крейгу пришлось успокаивающе сжать мою руку, которая мертвой хваткой вцепилась в подлокотник, аж костяшки пальцев побелели. Марий и Айквириэн также чуть подались вперед за моим троном, готовые выполнить любой мой приказ.
  - Вы ей помогли?
  Он что серьезно? Я не выдержала, расхохоталась в голос, чем вызвала недоумение у Кэледана. Вот насмешил.
  - Помог? - Мое веселье резко переросло в легкую стадию бешенства. - Да из-за этой самовлюбленной дуры мой муж едва не лишился меня! Она использовала его, как использовала Айка и Вас, для нее это было развлечением. - Я уже шипела, как змея. - Когда развлечение стало слишком опасным, и перестало приносить удовольствие, она решила сбежать. - Я криво усмехнулась. - Это ж надо было додуматься, резать руки и устраивать кровавый ритуал в Храме Трехликой Богини. Зато и поплатилась. Богиня перенесла ее в мое умирающее тело, а меня сюда, где меня еще могли спасти.
  Я глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. Я могу его понять, терять надежду не легко, но быть при этом такой сволочью, это уже перебор.
  - Хотите сказать, она умерла?- Голос эльфа был бесцветным и лишенным всяких эмоций.
  - Это лучше уточнить у Многоликого Бога, но едва ли она могла найти противоядие от яда кровелиста посреди леса. А я уже была на пороге смерти, когда Богиня перенесла мою душу в это тело.
  После моих слов установилась звенящая тишина. Придворные боялись даже вздохнуть, и смотрели куда угодно, только не в мою сторону. Еще бы, я ж по их мнению сейчас была смертницей, угрожающей брату Правителя темных эльфов. Да и сама по себе в гневе я страшна. Леди Мелиса вообще предпочла слиться с обстановкой, выбрав для этого черно-белое платье. А дроу стояли напряженные, и лишь переводили взволнованные взгляды с меня на Кэледана.
  - И почему я должен верить вашим словам? Может, все это искусная иллюзия, и вы надеетесь обмануть нас. - Наконец произнес эльф.
  Я аж задохнулась от его слов. Он сейчас вообще слышал, что ему пытались донести я, Крейг и Адель? Ладно, он не верит нам, но племяннице-то зачем лгать? Неужели, он настолько доверяет этому их артефакту?
  Муж, очевидно, думал так же, поскольку решил уточнить, говоря нарочито небрежно:
  - То есть, вы верите своему артефакту и отвергаете слова своей племянницы? Считаете ее лгуньей? Между тем у меня есть свидетельство Трехликой Богини и Многоликого Бога, благословивших наш с Дарой союз, и подтверждающих, что Дариэлла - моя истинная пара.
  После этих слов Крейга, у кого - то из придворных сдали нервы. В звенящей тишине тронного зала стук упавшего веера был оглушительным. Кто-то испуганно икнул. М-да, не подготовили мы народ. Как-то не было вчера времени просветить всех насчет событий в храме. Они итак шарахались от меня и моих телохранителей, а теперь я даже боюсь представить, что себе нафантазируют эти дворцовые сплетники.
  Я не стала обращать внимание на особо нервных, сейчас до них мне не было дела. Гораздо важнее было донести до дроу, и Кэледана в частности, что их надежды не оправданы, но при этом не испортить отношений.
  - Вас благословил Многоликий Бог? - севшим голосом осведомился один из молчавших до этого эльфов.
  Вэридиан Видящий Смерть, кажется. Судя по имени, данный дроу должен часто сталкиваться со слугами Многоликого. Но я могла и ошибаться.
  - Именно это я и сказал. - Муж был уверен и спокоен, непоколебим, как скала. - По-моему, нет ничего удивительно в этом факте.
  - Но, ведь раньше подобных прецедентов не было. - Голос темного эльфа был неуверенным, он и сам сомневался в своих словах, видя непоколебимое спокойствие Крейга.
  - Отец и мать благословляют свое дитя, когда тому приходит пора связать себя узами брака с избранником, так почему Многоликий Бог не мог благословить ту, что зовет своей возлюбленной дочерью?
  После этой фразы в шоке были все. Опять кто-то выронил веер. И даже Адель прекратила бросать по сторонам ищущие взгляды, вперив в нас не верящий взгляд. Мы же с мужем сидели рука в руке невозмутимые, как - будто для нас это простая обыденность. Да, нас благословил Владыка Умерших, да, такого не было, да, он назвал меня возлюбленной дочерью. Ну и что? Всякое в жизни бывает. Пути судьбы неисповедимы. Сегодня тебя испытывают на прочность, а завтра тебе даруют свою благосклонность и благословение двое из Божественного Пантеона.
  Молчание затягивалось. Темные усиленно переваривали полученную информацию. Кэледан, кажется все же смирился с неизбежным. Его глаза до недавнего полные надежды потускнели, в них отчетливо проглядывал мертвенный холод. Да и сам он точно заледенел изнутри, отстранившись от мира. Видеть в его глазах холодную пустоту было страшно. И если для меня холод был родным и близким, то эльфа он практически убивал, лишая чувств и эмоций. Видеть, как Кэледан на глазах превращается в живого мертвеца было страшно. Нужно было что-то сделать, но что я могла?
  Я слишком хорошо помнила слова Богини, сказанные про темного эльфа. Он начал осознавать, что его практически предали, воспользовались им ради развлечения, и теперь он мог и вовсе не обрести счастья с кем бы то ни было. Такой судьбы я ему не желала, но и найти выход сейчас не могла.
  Хотя вернее будет сказать, решение я чувствовала, но нащупать его не могла. Как и в случае с моими воспоминаниями, решение лежало на поверхности, я это чувствовала, но ухватиться за него не получалось. Оно упорно ускользало от меня.
  Крейг ободряюще сжал мою руку, приведя меня в чувства.
  "Ты сможешь ему помочь. Соберись".
  Мысль, посланная мне мужем, придала мне сил. С моих плеч точно груз сняли. Я даже вздохнула свободнее. Да, я смогу ему помочь, пока еще не стало слишком поздно. Как помогала другим, хоть и не помню об этом. Отбросив столь парадоксальные и нелогичные мысли, я решительно встала, спускаясь по ступеням с пьедестала. Придворные отшатнулись к стенам, а эльфы напряглись, но остались на местах. Гордость не позволяла им проявить страх. Похвально, что сказать.
  Меня если и не боялись, то уж точно воспринимали всерьез и с определенной долей опасения, не зная, что от меня ожидать. Муж веселился, сохраняя внешне невозмутимое и бесстрастное выражение на лице. Он мной гордился, и мне было приятно.
  - Могу я взглянуть на ваш семейный артефакт?
  Кэледан вздрогнул от моего тихого голоса, и на миг холод исчез из его глаз. Но тут же вернулся вновь. Под моим прямым настойчивым взглядом он достал из кармана черного камзола кольцо. Подсознательно я чего-то такого и ожидала. Каким еще может быть семейный артефакт, помогавший обрести свою избранницу? А кольцо красивое. Из черненого серебра, с большим драгоценным камнем в виде полу-раскрывшейся розы в оправе из лепестков. Чем-то похоже на мое, подаренное Крейганом. Вот только на моем кольце камней было два - черный и белый бриллианты, напоминающие глаза дракона.
  Я внимательно осмотрела кольцо, пропуская сквозь него магию. Вот еще вчера я не помнила, кто я такая, а сегодня я уже спокойно пользуюсь собственной магией, подпитываемой моим ледяным пламенем, и о которой я не помнила. И совершенно этому не удивляюсь. Да для меня моя магия сейчас столь же естественна, как и дыхание.
  Полностью сосредоточившись на кольце, я отстранилась от всего, что меня окружало. Только от Крейга закрываться не стала. Его поддержка для меня сейчас была крайне важна и необходима, я пыталась сделать то, о чем не имела представления, действуя на инстинктах. Я рисковала, но риск был оправдан. Нам нужна была дружба с темными эльфами, и если помочь Кэледану - единственный способ добиться этого, то выхода у нас не было и нет.
  Я сканировала кольцо, и пыталась понять, что же мне кажется неправильным. Оно работало, но работало как-то не так. По-хорошему, при нормальном функционировании артефакта не должно ощущаться ничего постороннего. Я же ощущала во рту отчетливый привкус крови, как из прокушенной губы, и сам камень окутывала сероватая дымка.
  Вот Оно!
  Точно. Кольцо зачаровано. Я не могла ошибиться. И разгадка на самом видном месте. Магия крови прикрытая магией тьмы. И как сами эльфы не заметили? Хотя, если подумать, они же сами пользуются темной магией. Артефакт, пусть и семейный, создан при помощи все той же темной магии. А ожидать от светлых эльфов, что одна из них сможет воспользоваться магией крови, да еще прикрыть ее собственной темной магией, замаскировав ее под магию артефакта, дроу не могли. Повода не было.
  От мужа до меня долетели отголоски злости. И я его понимала. Что-то светлые эльфы темнят. Уж больно все подозрительно складывается. До этого момента, я думала, что для Лиль соблазнение эльфа было развлечением, но теперь... это больше походило на целенаправленное соблазнение. И Лиль использовали втихушку. К тому моменту, как она все узнала, было уже поздно. Ловушка захлопывалась. Эльфийка попыталась сбежать, и ей это почти удалось. Вот только теперь в игру были втянуты и драконы. А сейчас главный вопрос: кто истинная цель данной игры?
  Но об этом мы подумаем попозже в приватной беседе с эльфом. Ему наши выводы должны показаться интересными и стоящими внимания. А сейчас я намерена сделать эльфу подарок.
  Воззвав к источнику своей силы, призвала свое ледяное пламя. Оно мгновенно охватило кольцо, выжигая из него чужеродную магию. Темные эльфы всполошились и попытались вырвать у меня кольцо, но были остановлены решительным взмахом руки Кэледана. Хм, похоже он в курсе возможностей магии ледяных драконов и нашего пламени. Холод исчез из его глаз, как и не бывало. Сейчас он окончательно уверился, что перед ним ледяная драконица в теле эльфийки, а не та Лилидариэль, которую он знал.
  Когда пламя исчезло, камень в кольце стал прозрачным, как чистейшая вода, и теперь переливался алмазным блеском в лучах солнца и магических светильников.
  - Скажите, это ведь комплектный артефакт?
  Впрочем, ответа мне и не требовалось. Семейные артефакты всегда создаются в комплекте, будь то еще одно кольцо, подвеска, медальон, серьги, ожерелье, или же браслет. Эльф еще не успел ответить, а я уже создала портал-поисковик, который должен был найти потерянный парный артефакт, и перенести сюда. Спроси меня кто в тот момент, откуда я знала, что артефакт утерян, я бы и под пытками не ответила. Просто знала и все.
  Портал схлопнулся, но поисковый импульс не исчез, а значит заклинание действует, просто либо портал маловат для переноса объекта, либо объект далеко, и таким образом заклинание экономит расход энергии, перераспределяя энергию поддержания портала на поиск и последующий перенос.
  Это знали многие, а потому ждали результатов поиска, буквально затаив дыхание. Подданные моего дракона так точно дышать перестали почти, они уже поняли, что от меня можно ждать чего угодно. А потому ожидали в результате все, что только возможно: от, банально, самого артефакта, до какого-нибудь оголодавшего чудища. Невозмутимыми оставались лишь я, Крейг и мои телохранители. После явления пьяной Богини и встречи с Многоликим Богом они уже ничему не удивлялись. А вот телохранители Крейга пытались сохранять на лицах невозмутимость, но это им плохо удавалось. Лучше всего себя держал Лорат. Он был в курсе моей попойки с Трехликой Богиней, потому сейчас удивлялся меньше неизвестного мне напарника. Сегодня с ним в паре был блондин с ореховыми глазами, судя по нашивкам на форме тоже из старшей стражи. Хм, если он так каждой моей выходке удивляться будет, толку от него не будет.
  На этом мои мысли прервались. Почти под самым потолком открылся портал. Большой. А вот это странно. Но не успела я толком обдумать причину открытия портала так высоко от пола, как оттуда с визгом вывалилась незнакомая девушка. Кувыркнувшись в воздухе она попыталась сгруппироваться и упасть менее болезненно. Но в последний момент ее подхватил Кэледан.
  Какое-то время они смотрели друг на друга. Испуг постепенно исчезал из глаз девушки, и та начала приходить в себя. А когда попыталась вывернуться из рук темного эльфа, тот лишь крепче сжал ее в объятьях, пресекая дальнейшие попытки высвободиться. Поняв, что фокус не удастся, девушка вновь взглянула на своего спасителя, обвела взглядом собравшихся, залу на сколько позволял угол обзора, посмотрела вверх на потолок, где уже захлопнулся и исчез портал. Тот как раз исчез прямо у нее на глазах. Сглотнула и не придумала ничего лучше, чем потерять сознание со словами: "Мать моя Богиня, праматерь всех демонов". И вполне себе натурально обмякла, покрепче обхватив эльфа за шею, и привалившись головой ему на плечо, при этом продолжая разглядывать всех из-под полуприкрытых глаз обрамленных пушистыми черными ресницами. А эльф гулко сглотнул и еще раз осмотрел свою неожиданную ношу. Волосы густые черные, точно смоль, заплетены в три косы-колоска. Сама довольно стройная и миниатюрная. Одета в белое обтягивающее укороченное шерстяное платье с высоким горлом и ремнем вместо пояса поверх обтягивающих черных брюк, заправленных в высокие сапоги из красной кожи. На шее поверх платья висит кулон из черненого серебра с тем же белым драгоценным камнем в виде полу-раскрывшегося бутона розы на массивной старинной цепочке двойного плетения - точная копия кольца.
  В общем попал темный. Если вначале он поймал ее чисто на инстинктах, то после фразы девушки пропал. Сказать подобное дроу, будучи его потенциальной избранницей, все равно что подписаться под брачным контрактом. Эльф влюбился, хотя сам еще это не осознал, и отпускать девушку после сказанного явно не намерен. Как бы сразу в Храм Трехликой не потащил.
  - Хм, надо же как интересно получилось. - Протянула задумчиво я, разглядывая этих двоих. Один пытается казаться безразличным, другая изображает обморок. Два сапога пара.- Я хотела только артефакт перенести сюда...
  И мы дружно с эльфами посмотрели на кулон. Даже придворные подались вперед, хотя им - то ничего не было видно. Даже девушка чуть больше приоткрыла глаза, скосив взгляд на кулон. Я выразительно вздохнула, и та моментально прикрыла глаза, продолжая изображать обморок.
  - Думаю, следует отнести девушку в свободные покои. Моя прежняя комната вполне подойдет, пока для нее не подготовят другие ближе к покоям вашей племянницы. Аделина сможет присмотреть за нашей нежданной гостьей, пока та не придет в себя. И я выделю ей служанку из моих горничных.
  Кэледан кивнул, все еще рассматривая девушку, а в глазах его таилась нежность, которую он пытался скрыть, точно стесняясь. Я лишь улыбнулась на это, понятливо переглянувшись с мужем. Вот он - то даже и не пытался скрывать свои чувства ко мне. В завоевании любимых, как на войне, все средства хороши, если они не приносят боли и вреда избранным. И мы, девушки, любим, когда нам открыто заявляют о своих чувствах, при этом соблазняя, порой даже нагло. Крейг мысленно послал мне многообещающую улыбку, уловив мои мысли, которые я забыла от него скрыть. Кажется, ночью меня будут именно так соблазнять. Нагло. Как заказывала, называется. Получите - распишитесь. Люблю его.
  Крейг объявил об окончании аудиенции, и придворные поспешили покинуть тронную залу. Трое эльфов тоже ретировались. Я подошла к своим телохранителям и попросила Мария прислать к дверям моей бывшей комнаты двух смышленых ребят из младшей стражи, за которых он может поручиться в их надежности. Тот кивнул и скрылся в боковой двери, через которую мы с мужем не так давно прошли в залу.
  - Прошу следовать за нами. - Предложил мой муж.
  И мы пошли. Впереди телохранитель Крейга, имени которого я не знала, потом мы с мужем, по бокам от нас Лорат и Айквириэн, за нами Кэледан со своей драгоценной ношей и Адель.
  Коридоры были пусты, даже слуги предпочли затаиться и лишний раз не мелькать пред светлы очи своей госпожи. Во избежание, как говорится. А то мало ли что мне в голову взбредет. От последнего своего решения я сама в шоке. Вот как так получилось, что вместе с амулетом я и девушку прихватила? А ведь Богиня намекала на что-то похожее. Что свою избранную дроу обретет с моей помощью. Вот кто бы еще сказал, что помощь будет буквальная. Сама теперь не знаю: то ли злиться на Даяну, то ли нет. Она - то наверняка была в курсе, как именно Кэледан обретет свою пару.
  От мужа мне пришла волна спокойствия, оно омыло меня с ног до головы, унося пережитые волнения и тревоги. Я даже вздохнула спокойнее. Хороший он у меня.
  Когда мы подошли к моей старой комнате, там уже нас ждали Марий и еще двое юношей чуть старше и чуть младше его самого, а так же Саэм и Элина - младшая из моих горничных. На мой вопросительный взгляд Мар потупил взгляд. Я лишь пожала плечами. Расторопность Мария меня радовала. Все дружно нас поприветствовали, после чего Саэм с Элиной повернулись ко мне со словами: "Госпожа", ожидая дальнейших распоряжений.
  - Саэм, ты теперь мой личный помощник и управляющий. - Ошарашенный взгляд в свой адрес я проигнорировала. - С Леоном я поговорю сама. Проследи за тем, чтобы комната для нашей гостьи, та что рядом с комнатой леди Аделины, была готова как можно скорее. И распорядись насчет завтрака. Пусть его подадут в кабинет Крейга на троих. Завтрак для леди Аделины и нашей гостьи пусть подадут в комнату. Думаю, ей захочется перекусить, когда она придет в себя. Свободен. - Юноша поклонился и поспешил выполнять распоряжения. - Вы двое отвечаете за безопасность обеих леди. Вас рекомендовал Марий, и я рассчитываю на вашу компетентность и ответственность. Думаю, не стоит говорить, что разочароваться я не хочу. - Стражи вытянулись по струнке и сделали суровые лица, готовые костьми лечь, но оправдать оказанное им доверие. - Элина, ты на время, становишься личной горничной нашей гостьи.
  Девушка присела в реверансе и поспешила открыть дверь в комнату, пропуская нас четверых в комнату, после чего зашла следом.
  Кэледан прошел к кровати и бережно уложил свою драгоценную ношу. Он все также не отрываясь смотрел на нее, а девушка, кажется, спала. Притворный обморок перешел в крепкий здоровый сон. Лицо было спокойным и безмятежным, да и выглядела она сейчас невинной, как дитя.
  Кто же она такая? Но с ответом можно и подождать, а вот возникших на горизонте проблем никто не отменял.
  Элина поспешила удалиться в гардеробную, намереваясь подыскать подходящее платье. Адель заняла кресло, в котором еще вчера ожидала пробуждения своей дочери леди Мелисандриэль. А мой муж жестом пригласил темного эльфа следовать за собой. И тот не без колебаний последовал за ним. Я вышла следом, тихо прикрыв за собой дверь.
  
  В кабинете Крейга нас уже ждал поднос с завтраком на три персоны. Кружки с горячим свежезаваренным чаем, маленький чайник с чаем, шоколадные и ванильные булочки, сливки, сахар и ложечки. Мы разместились в креслах: Крейг в своем хозяйском, я в том, которое облюбовала накануне, а Кэледану досталось другое гостевое. Когда каждый из нас взял себе по кружке чая, эльф решил начать разговор.
  - Я так понимаю, на кольцо было наложено заклятье. Смогли определить какое?
  Вопрос был адресован мне. Я помедлила, прежде чем ответить, пытаясь вспомнить свои ощущения. Утаивать что-либо от дроу у меня не было желания, да и надобность такая отсутствовала.
  - Нет. Да и какое это имеет значение? Тут важнее результат, который преследовал неизвестный, наложивший заклятье. Могу с уверенностью сказать, что использовалась магия крови, которую прикрыли магией тьмы, что б не было заметно вмешательство в артефакт. Его ведь создавали с помощью вашей темно-эльфийской магии?
  Эльф скрежетнул зубами. Его лицо вмиг закаменело, а глаза потемнели от злости. Та-ак. Что-то мне это не нравится. Крейг тоже напрягся. Его глаза подозрительно сузились, чашку он отставил в сторону.
  - Спрошу один раз. Вы ничего не хотите нам поведать, многоуважаемый лорд Кэледан Черный Ветер.
  Тот не дрогнув встретил предупреждающий взгляд моего супруга, перевел взгляд на меня. Натолкнулся на мой далекий от спокойного. Вздохнул, стараясь успокоиться и взять себя в руки.
  - До меня доходили слухи об Отступниках. Но верить сплетням это одно, а получить подтверждение - совсем другое. Я правая рука брата. В мои обязанности входит проверять всякого рода слухи, которые могут угрожать Правителю или нашему народу. И сплетни об Отступниках среди светлых относятся к категории именно таких. Отступники - те, кто используют магию крови и изначальной тьмы, поклоняясь Первым Богам Хаоса и Разрушения.
  - Я слышал о них. - Крейг кивнул, а я нахмурилась. - Мне приходили донесения о них. Никто толком не знает, кто они и откуда появились, да и принадлежат ли к какой-то конкретно расе. Цели их тоже туманны.
  Кэледан кивнул, подтверждая все сказанное мужем.
  - Да. Все так. Я долго пытался напасть на след. В конечном счете, мне удалось выяснить, что среди светлых эльфов есть те, кто примкнул к Отступникам. Но чтобы узнать, кто именно, пришлось организовать посольство с предложением заключения брака. Брат давно подумывал заключить союз со светлыми, а тут как раз подвернулся повод. Таким образом он надеялся убить двух зайцев одновременно.
  - Это если Отступники не затесались в правящую верхушку Светлых эльфов. - Я криво усмехнулась, отпивая немного остывший чай. - Хотя, не думаю, что Отступники имеют отношение к нашей ситуации. Скорее уж настоящий преступник пользуется слухами о них, как прикрытием. Точно так же, как он использовал Лилидариэль, чтобы добраться до тебя, Кэледан. Или до Крейга. В зависимости от того, входил ли побег Лиль в план неизвестного.
  Мужчины одарили меня хмурыми взглядами. Их посетили те же мысли, что и меня. Магия крови и Отступники - понятия отнюдь не равнозначные. Да, последние чаще всего используют магию крови, но магия крови - всего лишь разновидность магии, и пользуются ей и обычные маги. В конце - концов, не маг выбирает силу, а сила выбирает мага, делая его тем, кто он есть. А уж как маг распорядится своей силой... станет он Отступником или нет, это выбор, который делает сам маг. Добро и зло, тьма и свет - суть понятия разные. Зло можно творить и с силами Света, а те, кто используют Темнейшую из магий порой способны на добрые и бескорыстное поступки. Такова правда жизни.
  Я собиралась поговорить с Лилидариэль. Думаю, Дархан позволит поговорить с ней. Вопрос лишь в том: где, когда и как все организовать? Едва ли Крейгу понравится моя идея, но иного выхода я не видела. Можно строить догадки до бесконечности, а нам нужны хоть какие-то факты, чтобы знать, отчего отталкиваться в принятии решений.
  - И почему мне кажется, что твои мысли, посетившие тебя сейчас, мне не понравятся? - Отвлек меня от размышлений голос мужа.
  Дракон смотрел на меня сейчас, как на свое сокровище, которое готово растаять и исчезнуть у него на глазах. Он по настоящему мной дорожил, и это грело мне душу, заставляя что-то трепетать внутри. То, что я испытывала, было похоже на трепетание крылышек множества бабочек. Я послала мужу счастливую улыбку, отчего он напрягся. Я же против воли захихикала. Какой же он у меня все - таки замечательный. Заботится обо мне, как о величайшей своей драгоценности, но при этом и не думает о том, чтобы ограничить мою свободу. Но, впрочем, мы отвлеклись. Вон даже Кэледан, задумчиво наблюдавший за нами, как-то подозрительно вздохнул и отвел взгляд. Точно ощущая себя лишним в кабинете, в данный момент.
  - Потому что тебе не кажется, так оно и есть.
  Мы еще какое - то время играли в гляделки. Я обворожительно улыбалась, сохраняя предельно невинное и честное выражение лица, а Крейг все больше хмурился. Наконец, он залпом выпил остатки чая и выругался. Я выиграла в нашем молчаливом противостоянии. И чтобы хоть как-то сгладить сей факт, наполнила его кружку новой порцией чая, обошла стол и уселась к мужу на колени. Голову уложила на плечо, руками обхватила за талию. Меня тут же обняли и поцеловали в макушку. После чего дракон вздохнул, а его сердце забилось спокойнее.
  - В этот раз я пойду с тобой. И никакого вина. - Я вскинула голову и заглянула в глаза супругу. А как же подношения? - Только в качестве подношения. - Правильно понял меня Крейг.
  - И что же вы надумали, позвольте узнать? Уж не поговорить ли с Лиль?
  В проницательности эльфу не откажешь. Все же доверенное лицо Правителя темных эльфов. Такое место за простые родственные связи не дают. Его надо заслужить.
  Мы переглянулись с мужем и, не сговариваясь, пожали плечами. К чему отрицать? По-моему, все итак понятно и очевидно. И подобный шаг с нашей стороны вполне разумен. Так, мы убедимся, что Лиль действительно умерла, и сдвинемся с мертвой точки. А уж после разговора будем решать, что делать.
  - Я с вами. Когда, где и как будем говорить?
  - Хороший вопрос. Я как раз думаю над этим. У Многоликого ведь нет Храмов?
  - Считается, что места захоронений его Храмы. - Крейг задумчиво барабанил пальцами по столу, другой рукой продолжая обнимать меня. - Ближайшее же в горах за городом. Хотя и обычным захоронением его назвать нельзя. Туда уходят драконы, когда решают умереть в своем драконьем облике. А прах умерших в облике человеческом относят туда для упокоения среди духов предков.
  Я кивнула. Пожалуй подойдет. Осталось решить - когда и как состоится разговор.
  - Когда у нас ближайшее полнолуние?
  - Через неделю. - Дружно отозвались мужчины.
  - Отлично, успеем подготовиться. А разговор - моя проблема, я же возлюбленная дочь как - никак. И раз уж мы все решили, я, пожалуй, вас оставлю. Проверю нашу гостью. Я заберу Медного, любовь моя, на время. А тебе оставлю Айка.
  Супруг кивнул, соглашаясь, подарил быстрый нежный поцелуй, и выпустил из объятий.
  - Развлекайся, радость моя. Только верни мне Лората целым и невредимым.
  - Ничего обещать не могу. Это уж как получится.
  И шкодливо улыбнувшись, направилась к выходу, прощаясь, заодно, и с дроу.
  
  Единоличный Правитель трех драконьих кланов проводил супругу задумчиво - мечтательным взглядом. Вот что она с ним делает одной только своей улыбкой?
  Будя ее утром поцелуями, он хотел быть с ней нежным заботливым, но эта чертовка спутала все его планы. Своим деланным безразличием к его ласкам, она вывела его из себя. А когда он навис над ней, сгорая от желания, она шкодливо улыбнулась, и потянулась к нему. Ее удивительно нежные пальцы всего лишь путешествовали по его плечам и торсу вниз, очерчивая мышцы, а он забыл, как дышать. Внутри разгорался настоящий пожар, а ведь они еще и к откровенным ласкам не преступали.
  Последней каплей стали ее руки, обхватившие его ягодицы. Довести его до того, что он окончательно потерял над собой контроль, не удавалось до сегодняшнего утра ни одной женщине. То, что происходило между ними дальше было его расплатой за испытание его собственной выдержки и их общего терпения. В тот момент он был далек от нежности и благородства, руководствуясь первобытными инстинктами собственника. Он был почти груб, но желание, сжигающее обоих, делало их жадными, ненасытными, заставляло отдаваться друг другу без остатка, полностью. Он без конца повторял "моя", понимая, что никогда и никому не отдаст свое сокровище. И демонову Темному придется смириться с мыслью, что конкретно данная женщина прочно и надежно занята.
  Тогда он еще не знал, чем обернется их встреча с посольством дроу и, конкретно, с Кэледаном Темным Ветром. А потому ревновал. Ревновал глупо, но ничего не мог с собой поделать, хотя и понимал, что для ревности нет абсолютно никакого повода. Его Дара принадлежала только ему, о чем и прошептала, срываясь вместе с ним в бездну удовольствия, уместив все в одно емкое "твоя". В тот момент он был по-настоящему счастлив.
  Но все же не удержался: подарил ей кольцо и браслет, которые ему доставили, пока его супруга одевалась и разговаривала со своей горничной. Он хотел подарить ей кольцо в иной обстановке и при иных обстоятельствах, но чувствовал, что преподнести его ей сейчас было правильным и необходимым шагом. И как показали дальнейшие события, это было правильным решением. Подобный знак заключенного союза с самого начала помог расставить все точки над "ё" и направить разговор в правильное русло.
  По тем взглядам, что она бросала на Лората, пока они шли к зале аудиенций, он понял, что разговор с драконом она откладывать в дальний ящик не собирается. Разговор со служанкой расстроил ее, он это видел, и она хотела ей помочь. Чего не смог сделать он. Все - таки такие вопросы всегда решались женщинами. И он верил, уж кто - кто, а она решит. Он не стал говорить, что причиной раздора его телохранителя и старшей горничной стала мать дракона, она и сама скоро это узнает. Он же не хотел расстраивать ее еще больше перед аудиенцией. Там она нужна ему была вся целиком, и ничто не должно было отвлекать ее внимание.
  О коварстве дроу ходили легенды, и ему не хотелось убеждаться в правдивости этих легенд. Дроу нужен был им в качестве друга, а не врага. И худо-бедно, но они, похоже, все же этого добились. И все благодаря его девочке. И Адель. Последняя изначально была на их стороне, и помогла убедить своих соплеменников в коварстве Лилидариэль. Хотя сейчас он и задумывался, а так ли коварна она была? И не использовали ли ее саму?
  Темная эльфийка вообще проникла в посольство самовольно, и судя по взглядам, которые она бросала на его подданных во время аудиенции, цели ее были ясны, как солнечный день, и вполне очевидны. Лишь бы в дальнейшем не повредили их отношениям с темными. А уж жена за этим проследит, от нее тоже не ускользнуло внимание эльфийки к их подданным.
  А то, что сотворила его обожаемая супруга, желая помочь эльфу, вообще привело его в неописуемый восторг. Он ничуть не сомневался, что она справится, но видеть, на что способна его супруга своими глазами... это нечто невероятное. Умудриться изучить и очистить семейную реликвию темных эльфов, и с ее помощью призвать из другого мира суженную эльфа, действуя на инстинктах, это надо суметь. Память к ней все так же не вернулась окончательно, но магией она владела виртуозно, на уровне мастера, и применяла ее на безусловных рефлексах. Так же естественно, как и дышала.
  Кем бы не была призванная девушка, но дракон точно знал, темный ее уже не отпустит. Он уже влюбился в нее, хотя и сам еще не понял этого. А девушка явно не промах, умудриться влюбить в себя дроу за каких - то рекордных пять минут и при помощи одной неосторожно брошенной фразы, это надо суметь. Остается надеяться, что эти двое в итоге будут счастливы, а не поубивают друг друга, столкнувшись характерами. Что-то подсказывало дракону, что у девушки твердый характер, она не привыкла слепо подчиняться кому бы то ни было, привыкла самостоятельно распоряжаться своей жизнью, привыкла к независимости и свободе.
  Если темный не дурак (а иначе он не был бы правой рукой своего брата - правителя), то он это поймет, и найдет пути к сердцу этой девы с душой дракона.
  - Не знал бы, что она - драконица, ни за что бы не поверил, что Трехликая Богиня перенесла ее в это тело всего - то несколько дней назад. - Задумчивый голос темного заставил дракона вынырнуть из собственных мыслей. - Кем она была у ледяных драконов? С ее хваткой она должна быть из знатных. Но у Правительницы есть только сын, насколько я знаю.
  - Да, это так. А кем она была? Не знаю, сама она не помнит. Да и не важно это. Мне безразлично, кем она была там, мне важнее, что здесь она - моя.
  Эльф кивнул, принимая его слова. О парах драконов ходили легенды, как и о коварстве дроу, а дракон и не собирался скрывать, что обрел свою в лице драконицы, лишь по иронии судьбы оказавшейся в теле светлой эльфийки.
  - Не знаю даже, как к этому относиться. То ли поздравить, то ли сочувствовать, то ли просто радоваться, что такое счастье досталось не мне, то ли завидовать.
  Крейган рассмеялся. Да уж, с Дарой по-другому не получается. Ее надо или любить, или убить. За покушение на Правительницу полагается смертная казнь. Вот его подданные и пытались любить, как бы тяжело это не было. А другая ему была не нужна, хотя бы потому, что не справилась бы с ролью его жены со всеми вытекающими. А Дара ничего, справляется, доводя придворных до сердечного приступа, а его до приступов всепоглощающей нежности и желания.
  Никого и никогда он не желал так, как свою супругу, он готов был положить весь мир к ее ногам, попроси она об этом. Он любил ее всем сердцем, всей душой, он дышал для нее. И она платила ему тем же. Она крепко держала его сердце в своих нежных изящных пальчиках, обращаясь с ним, как с величайшей драгоценностью. Ее любовь и нежность принадлежали лишь ему одному, она улыбалась ему, как не улыбалась больше никому, она всю себя отдала его заботливым и крепким объятьям. И он ценил это превыше всего прочего в целом мире.
  - Не надо ни завидовать, ни сочувствовать. Лучше вспомни, что в той комнате отдыхает та, что предназначена тебе небесами. И подумай о том, действительно ли она тебе нужна. Ведь просто с ней не будет. Ее не посадишь под замок, она не потерпит слепого контроля, потому что привыкла быть свободной, быть самой себе хозяйкой. Она человек, но рождена с душой дракона. Это тебе подтвердит любой из нас. А мы не терпим клеток и поводков. Чай не комнатные собачки.
  Какое-то время Кэледан молчал, погруженный в собственные мысли. Он будто вспоминал давний разговор, не простой для обоих собеседников, но от того не менее важный. По его лицу блуждали тени эмоций, пока не оформившихся до конца, но не менее сильных, раз эльф не смог (или не посчитал нужным) их скрыть.
  Дракон не торопил собеседника с ответом, он как никто понимал, чем может быть чревато вмешательство (или бездействие) в чужую жизнь. Дроу должен был сам все для себя решить. А вмешательство... вмешается его жена, если сочтет нужным, и если отношения этих двоих зайдут слишком далеко не в ту степь. Как женщине ей виднее, когда, где, как и стоит ли вообще вмешиваться.
  Наконец, эльф пришел к каким-то выводам, и ответил, тщательно подбирая слова:
  - С теми, кого выбирал кулон, никогда не было легко. А если судить по тому, что заклинание поиска перенесло девушку вместе с кулоном, тот уже ее выбрал. Нужна ли она мне? Нужна, отпускать ее я не намерен. Не сейчас, когда даже толком не говорил с ней, и совершенно ее не знаю. Сложится или нет, не известно. Но и отступить вот так, даже не узнав ее, было бы верхом глупости.
  Теперь уже молчал Дракон. В одном он был абсолютно согласен с эльфом: отступать в самом начале, даже не попытавшись завязать отношения, попросту глупо. Лучше попытаться и пожалеть, чем отступиться и пожалеть. Бездействие, за редким исключением, грызет больнее и ощутимее действий, приведших к неудачам. В последнем случае ты хотя бы знаешь, что попытался.
  - Что ж, дело твое. Сам разберешься. Просто предупреждаю, если что будешь иметь дело с Дарой. Она за девчонку порежет на ленточки. Она ее призвала вместе с кулоном, и поэтому, наша нежданная гостья - ее личная ответственность.
  Кэледан Черный Ветер хмыкнул. Он уже догадался, что драконы, а именно новоиспеченная Правительница трех драконьих кланов, примут девушку под свое крыло, и если что, отвечать ему придется перед супругой Правителя.
  Крейган мысленно кивнул, эльф правильно понял его слова, и оба остались довольны своеобразным итогом разговора.
  Чай был выпит, решение дипломатических вопросов было перенесено на следующее утро, распрощавшись до обеда, дроу покинул кабинет дракона. Дракон какое-то время смотрел на закрытую дверь, после потянулся, перенес бытовым заклинанием поднос с чайным сервизом и вазочками с печеньем и сладостями на кухню и решительно достал из запертого ящика стола документы, которые нужно было успеть просмотреть до обеда с гостями и придворными. Пропускать обед они не имели права, по крайней мере все то время, что здесь будет темноэльфийское посольство.
  А так хотелось бросить все, схватить в охапку жену и рвануть куда-нибудь в горы или в лесную чащу (да куда угодно, лишь бы с ней) и насладиться медовым месяцем по полной программе. Не одна Дара мечтала о столь замечательном во всех смыслах времяпрепровождении. Но признаваться в этом утром он не стал, иначе они бы до вечера не вышли бы к людям и посольству бы пришлось вежливо отказать в аудиенции.
  Он мысленно потянулся к супруге, представляя, как нежно целует ее в висок и прижимает к себе. В ответ ему пришла волна нежности и любви, теплая, будто бы согретая солнцем. Волна омыла его с ног до головы, и дракон счастливо улыбнулся. На сердце сразу стало легко и свободно, захотелось свернуть горы ради этой чудесной и самой лучшей на земле женщины.
  Единоличный Правитель трех драконьих кланов решительно пододвинул к себе стопку документов и принялся за работу. Время никого не ждет, а до обеда его осталось не так уж много.
  
  Оставив мужа с эльфом в кабинете, я решительно вышла за дверь и повернулась к Айквириэну.
  - Айк, подмени, пожалуйста Лората на время. Он мне нужен.
  Светлый кивнул, соглашаясь. Он уже знал, я не стану просить о чем-то понапрасну. И раз уж попросила именно его, то Марий мне нужен сейчас. Медный насторожился, но против моей воли идти не стал, ибо чревато. Он уже понял, что провинился передо мной, хотя и не понял в чем именно я собираюсь его обвинить. А Мар молчал, храня на лице непроницаемую маску. Облегчать Медному задачу, он не спешил, хотя, судя по чуть потемневшему взгляду, догадался, зачем я попросила Айка поменяться с Лоратом. Моя идея поговорить Мару явно пришлась не по душе, но спорить со мной он не стал. Решился довериться мне. За что я была ему благодарна.
  Мой ответный взгляд был принят и понят, и Марий чуть заметно наклонил голову.
  Так в молчаливом сопровождении я дошла до ближайшей открытой галереи по пути к покоям нашей гостьи, и остановилась, глядя вдаль на горы. Я решала с чего лучше начать разговор, а Лорат все больше нервничал. Марий застыл между нами, как арбитр, молчал, осматривал окрестности в поисках потенциальной опасности, на лице застыла все та же непроницаемая маска.
  Накрыв нас пологом тишины, я повернулась к Медному. Если кто и решится нас подслушать, ему придется читать по губам, а потом горько пожалеть, что вылез со своими талантами так не вовремя.
  - Спрошу один раз: что ты хочешь от Зарины?
  Лорат подавился вдохом и побледнел, маска Мария дала трещину, но не слетела. Теперь он, как и я, внимательно следил за выражением лица Лората. А там было все: от безысходности до надежды и моря не растраченной нежности. Такого калейдоскопа чувств я не ожидала. Это как же сильно надо любить, чтобы испытывать такие сильные и ошеломляющие в прямом смысле слова чувства. Спрашивается, чего он тогда мучил все эти годы и себя и ее, если любил?
  Марий, судя по слетевшей маске безразличия, мучился тем же вопросом. Теперь он смотрел на телохранителя Крейга, как на личного врага и сумасшедшего. И все никак не мог определиться: то ли ненавидеть дракона, то ли встряхнуть хорошенько, что б мозги на место встали.
  - Что хочу? - Горько усмехнулся Медный. - Ее хочу. Всю. Со всеми потрохами, такую, какая она есть. С самого первого дня, как увидел. Хоть тогда и не понимал, дурак, почему так зациклился на ней. Мне нравилось ее внимание, радовался, когда встречал ее в коридорах, когда просто наблюдал за ней издалека, зная, что она не видит меня. Как же я ее хотел, любил, мечтал о ней каждую свободную минуту. Я рассказал о ней матери, дурак. Она-то сразу все поняла, и запретила мне даже думать о ней. Сказала, что статус нашего рода столь высок, что, если я своей связью с прислугой брошу на него тень позора, то могу забыть о наследстве. И ни одна знатная драконица, будь она хоть трижды моей парой, не захочет связать со мной свою жизнь. И я поверил слепо и глупо. Устроил тот глупый спектакль, зная, где она будет идти. А потом было поздно. Она стала избегать меня, да я и сам уже не искал с ней встречи, не мог смотреть в глаза, смотрящие в ответ на меня, как на предателя. Но потом сорвался. Желание увидеть ее, оказаться рядом, коснуться стало невыносимым. А когда я выловил ее и вдохнул ее аромат... Мне просто крышу снесло. Сам не помню, что говорил. Меня накрыла такая радость, что, казалось, я захлебнусь в ней. Хотелось целовать ее, подхватить на руки и кружить. Но она разозлилась. Влепила пощечину и накричала. А я с ужасом осознал, что именно ей наговорил. И исправить что-то уже не мог. Сначала пытался дать ей время остыть, простить, и не заметил, как прошло тринадцать лет. А она так и не простила.
  Медный замолчал. Вновь погружаясь в невеселые воспоминания. Похоже, к ситуации приложила руку мать Лората, перечить которой он по какой-то причине не мог. А, если это так, то напрашивается вывод: именно она глава семьи и распоряжается всем. Ее слово закон. Глупая женщина. Глупая и эгоистичная.
  Я же переглянулась с Маром. Тот тяжело вздохнул и покачал головой. Понять Медного, он понял, но что делать теперь он не представлял. Как распутать этот запутанный клубок из чужого эгоизма, ошибок и глупости?
  - Лорат, вот вопрос: а твоя мать не думала, от кого ты должен завести семью?
  - Думала, конечно. Вот только в ее мечтах моя пара - знатная сильная драконица, а тут Зара... - В том, как он сократил имя драконицы, чувствовалась невероятная помесь тоски, любви и нежности. Так мой супруг произносил мое имя, когда мы были с ним наедине. - Крах всем ее мечтам.
  - И она начала потихоньку капать тебе на мозги, внушая, что Зарина не та, кто тебе нужен, что она всего лишь мимолетное увлечение. А та единственная пара среди знатных дам и их дочерей.
  Лорат кивнул утвердительно и протяжно вздохнул. Да. Ситуация.
  - Я, когда узнал, ушел из семьи, отказался от наследства. Мать разозлилась, но, казалось, смирилась.
  - Это вряд ли. - Медный и Мар насторожились после моих слов. Ясно, все - таки они не в курсе. - Она прислала Зарине приглашение на обед в ближайший ее выходной. Видимо, став моей личной горничной, Зарина приобрела в ее глазах определенную ценность. И теперь она не знает, как повежливее отказаться от столь "лестного" предложения. - Я задумчиво пожевала губу. - В общем так. Сейчас же ищем Зарину, и ты как хочешь, но признаешься ей во всем, как сейчас нам, просишь прощения и сегодня же заключаешь союз по всем правилам. Хватит уже трепать нервы моей горничной, и себе заодно. Ясно? - Лорат кивнул, глядя на меня, как на божество. В его глазах горела надежда. - Сам должен был давно так поступить, а не я тебя заставлять. За счастье надо бороться, а не ждать, когда оно само приплывет к тебе в руки. То, что дал ей время остыть - хорошо, но ждать тринадцать лет... Теперь тебе придется постараться, чтобы тебя простили. Зарина зла на тебя за эти года ожидания. - Медный все так же преданно заглядывал мне в глаза. В его глазах я вдруг превратилась в фею - крестную с волшебной палочкой. - Что до твоей матери... ее я возьму на себя. За вмешательство в личные отношения пары ей придется ответить, кем бы она не была. Пошли.
  - Ты идиот. - Не выдержал Мар, молчавший все время разговора. - Как телохранитель и воин ты - лучший, и мало кто может с тобой сравниться. Но ты - идиот. Ты хоть понимаешь, что я тебя не убил сразу после того случая только потому, что сестра умоляла не трогать тебя? Она так сильно тебя любит, что одна мысль о твоей гибели приводит ее в ужас.
  Лорат не дрогнул под гневным взглядом моего телохранителя, выдержал его и просто кивнул. Да он понял, и не злился ни на кого, кроме себя. Он понимал, что в сложившейся ситуации виноват именно он. Не послушай он мать, не затягивай он с признанием, попроси он прощение сразу, сейчас он был бы женат на самой лучшей девушке на свете. Был бы счастлив, и кто знает, может у них к этому времени родился бы ребенок. Мальчик, сильный, как его отец, или дочь, красивая и добрая, как Зара. Его любимая.
  Я немного успокоилась. Все оказалось не так страшно и неразрешимо, как казалось до этого. Совсем скоро эти двое будут счастливы, я была в этом уверена. И даст Богиня, по дворцу через год - другой будут бегать маленькие ножки их сына или дочки. А, может и наших с Крейгом. Было бы замечательно.
  Интересно, забеременей я, как бы он воспринял эту новость? Обрадовался бы? Расстроился бы, что в нашей идиллии для двоих появится еще один маленький человечек?
  По-настоящему развить мысль - мечту я не успела. В голову вихрем ворвался мыслеобраз пришедший от мужа: крепкие объятья и поцелуй в висок. Мыслеобраз такой яркий и красочный напрочь вымел из головы все сомненья. Меня любили, обожали, боготворили и, несомненно ждали того дня, когда нас станет трое или четверо. Это уж как сложится. Улыбнувшись, я послала в ответ волну любви и нежности, стремясь вложить в нее всю силу своих чувств к этому самому потрясающему мужчине в мире.
  Дракон уверенно шел вперед. В том, что он точно знал, куда идти и нисколько в том не сомневался было что-то милое. Он и в самом деле знал каждый шаг Зарины, досконально изучил ее распорядок дня, используя знания, чтобы устроить "случайные" встречи с девушкой своей мечты.
  - Лорат, а расскажи о своей семье и матери. Я должна знать, с кем предстоит иметь дело.
  Медный бросил на меня задумчивый взгляд, решая что и как рассказать, перевел взгляд на Мара и решился, приняв какое-то решение.
  - Госпожа Риана Медная - женщина, что дала мне жизнь. Вы могли ее видеть на аудиенции. Она выронила веер после слов Правителя о Трехликой Богине и Многоликом Боге благословивших ваш брак.
  Я кивнула, припоминая. И в самом деле была там одна такая дама. Красивая, высокая, утонченная. Яркие рыжие волосы убраны в сложную высокую прическу. Платье из золотой парчи облегало стройное тело, как перчатка руку. Лишь отдаленно похожа на сына, не признайся Лорат в их родстве, сама бы ни за что не догадалась.
  - Весьма впечатлительная особа.- Задумчиво произнесла я.
  - Весьма. - Не стал отрицать дракон, впрочем, и оправдывать родительницу он тоже не стал. - Когда ей это выгодно, так особенно. Правда, тогда она не играла. Я уверен для нее слова Правителя, как и для остальных придворных были шоком. Такого не мог вообразить никто до того момента. Впрочем, я отвлекся. В семье руководит мать. После ухода отца, который несмотря на всю любовь к этой женщине в прошлом, больше не мог выносить ее эгоизма и стремления к подковерным играм в Совете Правителя, она сделала все возможное, чтобы стать во главе семьи. Она даже меня не позволила отцу забрать. Семье нужен наследник, а отец еще заведет другого с той, к которой ушел.
  - Твой отец нашел другую пару? - Я вскинула на Лората удивленный взгляд.
  - Да. Такое редко бывает. Но мать сама виновата. Своими игрищами во власть и честь семьи она сгноила те чувства, ту любовь, что связывала их вместе. Он разорвал их связь, отрекся от нее. А через год встретил Диану, младше его на пятнадцать лет, но добрую, искреннюю, любящую и невероятно чуткую. Она удивительно ему подходит. С ней он смог залечить душевные раны, отпустить прошлое и обрести в ней свое будущее. Когда я ушел из семьи и отрекся от наследства, отец и мачеха приняли меня. У меня теперь два младших брата - близнецы Рикард и Джеймс, и младшая сестренка Лидия.
  О сводных братьях и сестре дракон отзывался невероятно тепло, с любовью и немного с грустью. Было видно, что сам он желал того же для себя. Но грусть исчезла из его глаз также быстро, как появилась. Теперь ее место занимала решимость. Он обрел цель и двигался к ней семимильными шагами. Дай то боги, чтобы все у них сложилось, как и у его отца с неведомой мне Дианой. А я сделаю все, чтобы решить проблему с его матерью.
  Мы подошли к кухне, точнее к столовой для слуг, что примыкала к кухне. Лорат на мгновенье замер, но все же решительно распахнул дверь и вошел внутрь. Мы следом. Те, кто был в это время здесь замерли. Кто-то так и не донес ложку до рта, кто-то едва не подавился напитком, и теперь пытался откашляться. В различной степени шока были все. Никто из них и подумать не мог, что Правительница может заявиться сюда, да еще и в сопровождении телохранителей. Слухи об исходе утренней аудиенции уже долетел досюда, и они пытались понять, что же привело меня сюда.
  Зарина, завтракавшая с Миленой, побледнела и испугалась. Она переводила растерянный взгляд с брата на любимого и обратно, и пыталась предположить, что они натворили, и чем это для них кончится. Ложка выпала из ее ослабевших рук, а сама она привстала, опираясь о стол дрожащими руками.
  - Зарина не пугайся. Ничего страшного не случилось, и я не собираюсь никого наказывать из них. - Поспешила я заверить девушку, та со вздохом облегчения опустилась обратно на лавку, спрятав лицо в ладонях. - Оставьте нас.
  Мой спокойный приказ заставил присутствующих подскочить со своих мест, как ужаленных и покинуть небольшую столовую со всевозможной скоростью. Зарина нервно проводила их взглядом и явно подумывала, как бы самой сбежать следом. Но все же ждала, что же я скажу дальше. Я молчала, давая возможность Лорату самому найти нужные слова.
  Тот прошел к ее столу, сел напротив и накрыл ее дрожащие руки, которые она не успела убрать, своими.
  - Прости меня. - Он заглянул ей в глаза, и девушка закусила губу. - Прости, дурака, любимая. Я должен был извиниться уже очень-очень давно. Хотел дать тебе время, думал, как все исправить и можно ли хоть что-то исправить, и не заметил, как прошло тринадцать лет. Я не должен был позволять никому вставать у меня на пути, и должен был прийти с этим разговором много лет назад. Я не живу без тебя, люблю с первого дня, как увидел, хотя и не думал тогда, что ты и есть та самая единственная. Не плачь, не надо, родная. - Он одной рукой стер слезинки с глаз девушки. - Я не могу так дальше существовать. Я спрошу один раз, и больше не буду мучить тебя, и приму твое решение, каким бы оно не было. Ты пройдешь со мной обряд соединения душ?
  Мы с Маром старательно отводили глаза, я следила за пологом тишины, которым укрыла этих двоих, не желая, чтобы им мешали. Мар завистливо вздыхал и отводил взгляд от сестры и Медного. Ему было неловко наблюдать за влюбленными, для которых в этот миг мир сузился до них, стола и нас - невольных свидетелей. Впрочем, о нас они явно забыли, и сейчас смотрели друг другу в глаза, стремясь найти ответ на все свои сомнения.
  Молчание затягивалось. Я уже нервничать начала. Наконец, девушка всхлипнула, подскочила с места и потянулась к своему дракону через стол, кивая и протягивая руки. Тот легко подхватил ее, перенеся через стол и прижал к себе, целуя макушку.
  Вытерев тайком выступившие слезы радости, я решительно открыла дверь на кухню. На пол мне под ноги упали две девушки, не успевшие вовремя отскочить от двери. Явно подслушивали, но оправдываться и не думали. Мар тенью навис над ними, Зарина укоризненно взирала на этих любительниц до чужих дел, но вырываться из объятий своего дракона не торопилась. Ее не заботили возможные слухи о ее отношениях с Лоратом, как, впрочем, и его. Сейчас он был счастлив, как никогда в жизни, и ему дела не было до каких-то там сплетниц.
  - Встали обе. - Сурово бросила я этим двоим. - Я не люблю сплетни, еще меньше я люблю тех, кто их разносит. Если вы обе дорожите своей работой, то услышите меня и сделаете соответствующие выводы. Если я узнаю, что вы разносите сплетни о том, что здесь произошло, да и вообще разносите сплетни, подслушиваете, вынюхиваете и ошиваетесь там, где быть не должны, выгоню сразу, без разбирательств. Вы уже скомпрометировали себя, и доверие утратили. Все ясно?
  Ясно было всем. Даже тем, кто не подслушивал. Впечатлились все. Девушки побледнели и сровнялись цветом с мертвецами, вновь упали в ноги, заверяя, что исправятся и никогда в жизни не повторят своих ошибок. Поварята и подмастерья шеф-повара моментально вернулись к прерванным делам, как бы говоря "мы вообще делом заняты, и нам нет дела до слухов и сплетен". А шеф-повар подошел к нам с Маром, поклонился, вытирая руки о полотенце, что было заткнуто за фартук, зыркнул на двоих подчиненных и спросил:
  - Что изволите, Ваше Величество?
  - Мясо, хлеб, вино и десерт. Все как полагается для ритуального обеда. Ну, и нам чего-нибудь перекусить.
  - Будет исполнено.
  Меньше чем через десять минут двое влюбленных уединившись в дальнем углу столовой кормили друг друга с рук, разделяли друг с другом вино и десерт. А мы с Маром пили чай с пирожными, стараясь им не мешать. Мар хмурился, но за сестру был рад, по лицу видно. Избранника сестры не одобрял, но тут уж, как говорится, человек предполагает, а Боги располагают. Выбор он принял, и надеялся, что сестра будет счастлива с ним. Сказывались года раздора, но Лорат явно старался искупить вину перед избранницей, и Марий это ценил. По крайней мере, в его отношении к Медному больше не чувствовалось прежней непримиримой ненависти, и холодность исчезла. Он готов был его простить, если это сделает Зарину счастливой, а за ее счастье, это я уже поняла, он был готов жизнь отдать.
  Такая преданность и любовь к близким достойна уважения.
  - Не расстраивайся, и на твоей улице будет праздник. Ты обязательно встретишь ту единственную, и она будет самой замечательной и неповторимой, доброй и красивой, и будет любить тебя, как никого другого.
  Марий горько усмехнулся и покачал головой.
  - Едва ли во всех трех драконьих кланах найдется такая, скорее уж найдутся толпы желающих подобраться к вам через меня.
  Горечь в его словах заставила меня призадуматься. Видимо, за последние два дня, что он служит мне личным телохранителем, нашлись - таки те, кто резко воспылал к дракону чувствами, ранее не одаривая его и улыбкой. Вот ведь, стервы. Хватает же наглости лезть к тем, кого я допустила в свой близкий круг. Жадные до власти эгоистичные стервы, портящие жизнь и себе, и другим.
  - Не найдется здесь, найдем у ледяных драконов. Когда там будем. Ты же не думаешь, что я тебя здесь оставлю?
  - Едва ли я смел бы ожидать от вас чего-то подобного. После Храма Богини я не намерен пропускать ни единого вашего приключения. Или никогда себе не прощу, случись с вами что-нибудь, когда рядом не будет меня. Я слишком ценю ваше доверие и ваше отношение к нам с сестрой, чтобы рисковать потерять это все.
  Нас отвлек счастливый писк Зарины. Обед был съеден, вино выпито, сладкое съедено, и теперь дракон перетащил девушку к себе на колени и самозабвенно целовал. Визит в Храм за благословением Богини эти двое откладывать не собирались, это было ясно как божий день.
  Неловко было прерывать их, но у меня еще был намечен визит к нашей гостье, и Лората требовалось вернуть мужу.
  - Лорат, нам пора. - Дракон с сожалением оторвался от любимой. - Тебе еще с Айквириэном меняться.
  Медный застонал, ссаживая хихикающую девушку с колен, чмокнул в нос на прощанье и резко, не давая себе опомниться, встал и направился к нам. Зарина подскочила к нам вслед за нареченным, обняла брата и порывисто прижалась ко мне.
  - Спасибо - спасибо.
  Для нее не стало сюрпризом мое вмешательство. И она сразу поняла, кто вправил мозги ее возлюбленному. Я покачала головой, тепло улыбаясь ее непосредственности. Милая, добрая, мечта, а не девушка. И пусть только Лорат попробует не ценить по достоинству это сокровище, которое он чуть не потерял. Я не говорила, но видела, что девушка была на пределе. Еще немного, и она перестала бы верить в то, что ее любимый одумается и попросит прощения. Вот только не уверена, что ей бы повезло найти другую пару, как нашел ее отец Медного. Пусть это будет моей тайной, и даст Богиня, она таковой и останется.
  Дракону достался еще один поцелуй на прощание, и мы покинули столовую, направившись в мою прежнюю комнату.
  У дверей стояли серьезные и сосредоточенные стражи, которых привел Марий. Стоило мне приблизиться, как мне отсалютовали, как командиру и отступили, давая возможность пройти. Лорат поклонился мне и ушел к кабинету мужа, чтобы сменить Айка и отправить его ко мне.
  Я постучала, соблюдая вежливость, и вошла. В комнате никого не было, но из-за неплотно прикрытой двери гардеробной слышался смех. Ясно, примеряют наряды. Подойдя к двери, я заглянула внутрь.
  Гостья в одном белье вертелась перед зеркалом, обмахивалась невесть откуда взявшимся веером и изображала томную взбалмошную кокетку.
  - Фи, - с придыханием притворно вздыхала она. - Как можно мне, МНЕ, самой благородной из благородных дам этого дворца, нет королевства предлагать ЭТО! Его же до меня носили! И этот цвет, кто вообще придумал такое сочетание цветов! Хочу розовое, нет, я требую розовое. Я молода и красива, и розовый цвет подчеркнет мою молодость и неотразимую красоту!
  На этом пассаже я не выдержала и рассмеялась. Ко мне тут же повернулись. Аделина улыбнулась, Элина смутилась и поспешила присесть в реверансе. Незнакомка же не стала размениваться на смущение, протянула мне руку и представилась:
  - Алина, будем знакомы. Можно, просто Аля или Лина.
  Я с готовностью пожала протянутую руку. Девушка мне понравилась сразу, надеюсь, ей понравится в нашем мире, откуда бы она не была. Не хотелось стать той, кого она станет винить в том, что попала сюда.
  - Дариэлла, можно, просто Дара. Я надеюсь, тебе понравится в этом мире, куда я тебя невольно перенесла вместе с кулоном.
  - Шутишь? Уже нравится. Это ж, как в сказку попасть. Я читала про попаданцев в другие миры, но не думала, что сама могу стать одной из них. Я когда принимала кулон от бабушки, не приняла всерьез ее слов. Думала сказки все, и кулон - то надела назло матери, когда она попыталась настоять на моем браке с тем упырем, которого мне отец прочил в мужья. Богатенький ублюдок, который за всю жизнь палец о палец не ударил. А когда снять не смогла, испугалась, сначала. Вспомнила слова бабушки про другой мир, про родовые артефакты темных эльфов. Но ничего не происходило, я и выбросила страхи из головы. Не снимается, и ладно. Меня больше пугала перспектива брака с этим свином. А тут пришла с института, устала, думала только о том, как добраться до кровати и так, чтобы никто с лишними вопросами не пристал. Как подо мной появляется светящийся снежно-белым круг, кулон вспыхивает тьмой, и я проваливаюсь в эту дыру, как в кроличью нору. Вываливаюсь в огромной зале под потолком и падаю в объятья к какому-то темноволосому эльфу, а портал закрывается прямо у меня над головой. Я в шоке, пытаюсь встать на ноги, мне спуститься не дают. Ну я и не придумала ничего лучше, как изобразить обморок. Натренировалась за последние месяцы, а пока несли не заметила, как уснула. А теперь эта милая эльфиечка утверждает, что ее дядя положил на меня глаз и намерен всерьез меня покорить.
  К концу речи девушка слегка выдохлась. Она пыталась быть беззаботной и веселой, но от меня не укрылся страх тщательно спрятанный на дне зеленовато-карих глаз. Ее пугала перспектива вновь угодить в ту же ситуацию, которой ей чудом (в моем лице) удалось избежать. Девушке пришлось многое вынести, но она не сломалась. И ее пугала перспектива нового сражения.
  - Кэледан, конечно не подарок. Но он не плох для Темного эльфа. Ты его еще не знаешь, но уже заранее боишься?
  - Вот еще! - В сердцах воскликнула девушка. Но потом неуверенно спросила. - Так заметно?
  - Не так чтобы сильно, но видно, что тебе многое пришлось испытать, и ты опасаешься нового сражения за свою свободу и независимость. - Девушка хотела что-то сказать, но я жестом ее остановила. - Ты лучше подумай о том, что он сейчас тоже волнуется перед встречей с тобой. От тебя не убудет, если ты познакомишься с ним и попробуешь узнать его получше, прежде чем начинать бой за свободу, равенство и независимость. Только не забывай делать скидку на то, что он все - таки темный. Не надо заранее настраивать себя на плохой исход, когда ты с ним даже и не говорила толком.
  Алина неуверенно кивнула. В моих словах был смысл, и возразить ей было нечего. Действительно, что измениться, если она просто поговорит с ним и познакомится поближе?
  - Отлично. Одевайся, и мы идем смотреть мальчиков.
  Я решила сменить серьезный тон на более беззаботный, стараясь разрядить напряжение, появившееся после нашего короткого разговора.
  - Мы с Адель подождем тебя в комнате.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Гаврилова, "Дикарь королевских кровей"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"