Бочарник Дмитрий: другие произведения.

Сверкающие глаза. Часть вторая. Обновлено 17.05.2016

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Вторая часть проекта "Сверкающие глаза"

    Выделено в отдельный файл в связи с большим объемом первой части проекта

    Сейчас на линии (за 10 минут):
    homepage counter счетчик сайта


    Количество посетителей с 20.11.2015 г.:

    html counterсчетчик посетителей сайта



  Сверкающие глаза. Часть 2
  
  Работа кораблей отряда в скоплении Колыбель Сигурда
  
  
  - Здесь действуем обычным путём. - сказал Андерсон на первом совещании, едва Отряд прибыл в систему Скепсис скопления Колыбель Сигурда. - Прочёсываем ретрансляторную систему, затем уходим в Мил, Ленал, Пси Тофета и наконец - в Декорис. Планет очень много, пояс астероидов вроде бы только один. На кораблях сохранять боеготовность номер два - это решение согласовано с Титовым - скопление опасно во многих смыслах. Приступаем к работе.
  -
  Планета Кеймовитц была названа в честь древнего учёного, жившего в двадцать первом столетии и разработавшего эффективную методику очистки грунтовых вод. Планета покрыта внушительным слоем льда, глубоко под которым располагалось ядро, преимущественно состоявшее из камня и металла. Несмотря на размеры у этой планеты только один спутник - Ной, обладавший похожим углеродным составом, что наталкивало многих астрономов на мысль, что некогда и луна и планета были одним целым и спутник откололся от материнской планеты в результате сильного удара. Богатые запасы иридия сделали планету весьма привлекательной для горнодобывающих компаний многих рас, хотя из-за высокой гравитации было возможно осуществлять все необходимые процессы только используя телеуправляемые роботизированные системы.
  Газовый водородно-метановый гигант Паулинг обладал гравитационным полем, которое согласно одной из теорий, в древности практически уничтожило огромный пояс астероидов. Использовав космический зонд, жители Уотсона получили документальные подтверждения этой теории, узнав точное количество спутников, которых оказалось шестьдесят шесть, колец и спутниковообразных колец и рассмотрев более двухсот кратеров от ударов небесных тел по поверхности планеты. Выполнив трудную и опасную задачу, зонд, справедливо названный "Непревзойдённый", был переведён для выполнения других задач, которых в системе всегда хватало для столь эффективных аппаратов.
  Каменная планета с обширными замёрзшими океанами, названная Криком, славилась своими удивительными гейзерами, выбросы которых были видны даже с орбиты. Атмосфера планеты преимущественно состояла из двуокиси и моноокиси углерода, поэтому находиться на открытом пространстве для большинства рас было невозможно. В основном планета экспортировала калийные соли, добываемые со дна океанов - они пользовались большим спросом на планетах, где осуществлялось терраформирование.
  Планета Франклин была отнесена к категории "больших спутников". На Франклине были зачатки атмосферы, состоявшей из двуокиси углерода, но на пустынной поверхности нет ни следа ни воды, ни жизни. Для защиты Уотсона Альянс разместил на Франклине два космопорта и военные базы, каждая из которых была рассчитана на шесть взводов истребителей и определённое количество межпланетных баллистических ракет. Приемлемый для обитателей баз и космопортов уровень гравитации поддерживался полями эффекта массы.
  
  Мобилизация. Борьба с Цербером. N7: Запущенные "Дротики"
  
  Космические расстояния часто играли с разумными органиками злые шутки. Разведфрегат засёк непорядок вокруг планеты Уотсон ещё на дальних подходах, а вот составные части этого непорядка появления двух военных кораблей, к большому для себя сожалению, не ожидали. Не зря говорят, что планы начинают рушиться с момента начала их реализации.
  - Внимание по кораблю. - вахтенный офицер, с разрешения командира фрегата, взявшийся проинформировать весь личный состав фрегата о предстоящей работе, переглянулся со спецами - локаторщиком и метристом. - В районе планеты Уотсон отмечена деятельность батарианских экстремистов. Осуществляется атака человеческой колонии на планете Франклин в системе Скепсис. Военная база, близкая к густонаселённым районам, занята силами десанта Батарианской Гегемонии. Силы Альянса, размещённые на этой военной базе, на данный момент, как не выдержавшие натиска батарианских десантников, уничтожены. По данным дальнего и сверхдальнего сканирования и данным Сводов сведений о военбазах Альянса, на этой базе размещены установки с ракетами "Дротик". Эти установки были целью батарианских экстремистов и они ими захвачены. Ракеты уже активированы и имеют, по данным аппаратного лоцирования, приказы об атаке космопорта, предпирятий и жилых посёлков колонии.
  - Приказ. - в трансляции послышался голос комкора Андерсона. - В ходе десантной операции разбить силы батарианцев, выдать ракетам до пуска или после пуска - всё равно - приказ на самоликвидацию. Цель - спасти инфраструктуру и население от уничтожения. К планете двигаются транспорты наёмников Синих Светил. Скорее всего, наёмники имеют намерение осуществить масштабный грабёж колонии и разжиться добычей, в том числе - и тяжёлым ракетным вооружением. Этого допустить нельзя. Десантная группа капитана Шепарда действует в полном составе. При необходимости её поддержит десант с крейсера, но очень желательно, обезопасив ракетные установки, обойтись своими силами - расстояния там незначительные, следует успеть всё сделать быстро и качественно. Выполнять. - Андерсон переключил каналы.
  - Капитан. - на пороге выгородки встала Оливия. - Разрешите мне с вами? Может подключиться ещё Марк. И Легион также готов поучаствовать.
  - Хорошо. Всем троим - на погрузку. - Шепард перезастегнул внутренние застёжки кирасы, стал надевать скафандр. Оливия едва заметно улыбнулась, кивнула:
  - Мы будем готовы вовремя, капитан. - она покинула пределы старпомовской выгородки.
  В этот раз полная группа десанта под командованием Аленко и Дженкинса разместилась на челноках. Им предстояло самое сложное - освобождение базы Альянса. Группа Шепарда на двух транспортёрах - "Мако" и "Молоте" отвлекала батарианских десантников на себя, чтобы дать возможность десанту взять под контроль ракетные установки и как можно скорее изменить введённые в управляющие контуры ракет приказы и целеуказания. Для этого вместе с десантом пошёл Явик, поддержанный Марком и Легионом. Оливия решила поддержать Шепарда и взять на себя управление "Молотом".
  Короткий обмен мнениями между офицерами - и из ангара фрегата, вышедшего на орбиту спутника, первыми вылетают челноки. Им предстоит под огнём батарианцев максимально приблизиться к позициям ракетных установок, задавить сопротивление окопавшихся там четырёхглазых десантников и обеспечить господство в воздухе на время высадки десанта с фрегата. Водители машин проинструктированы, обитатели салонов также знают, что, когда и как им следует делать.
  Следом за челноками с минутной задержкой десантируются оба транспортёра. Пустой "Молот" с одной Оливией на борту для батарианцев был полной неожиданностью: в эфире раздались вопли о радиоуправляемом транспортёре. Хотя, конечно, батарианцам кое-что о наличии в составе экипажа "Нормандии" синтетов было известно, они не знали и не могли знать обо всех возможностях партнёров органиков с фрегата. Не слуг, не охранников, а именно партнёров. Так что теперь Оливия старательно разыгрывала партию действительно радиоуправляемого транспортёра. Обмен с бортом фрегата от транспортёра шёл исключительно в машинных кодах - выходить на связь голосом или ещё как-то проявлять свою сущность ИИ, Оливия в самое ближайшее время не планировала. Вот когда транспортёр ворвётся на территорию базы и начнёт крушить лёгкие укрепления батарианских десантников... Может быть тогда... А пока - нет, играем партию радиоуправляемого транспортёра. Не слишком совершенного, не слишком мощного, не слишком быстрого, не слишком опасного. Батарианцев, польстившихся на лёгкую цель и на не менее лёгкую добычу, ожидал не просто сюрприз - форменный облом.
  - Мы - над районом базы. - доложил Аленко. - Моя группа и группа капрала Дженкинса полностью готовы к десантированию.
  - Точно по плану, лейтенант, точно по плану. И - не лихачить. Быстро и тихо. Берёте ракеты под контроль, ну и так далее. План вам известен. - сказал Андерсон, стоявший у Звёздной карты и на боковых экранах видевший всё происходящее у планеты с самых разных точек. - Действуйте.
  - Есть, капитан. - Аленко переключил каналы.
  Оливия на своём "Молоте" ушла отвлекать охрану периметра захваченной базы. Охрана будет впечатлена. Неприятно впечатлена. Смертельно впечатлена. Когда за управлением даже лёгкой машины - ИИ уровня Оливии... Оппонентам следует позаботиться только об одном - местах захоронения своих тушек.
  А "Мако" пока был в резерве, отстреливая в ходе достаточно неспешного передвижения с предельно дальних дистанций батарианцев, закрепившихся на подступах к базе. Ну привыкли батарианцы воевать с комфортом. Привыкли.
  За рулём транспортёра устроился Шепард, Найлус привычно сидел за пультом управления пушечно-пулёмётным вооружением, Сарен приготовил свою снайперку и намеревался в кратчайшие сроки занять удобную позицию для отстрела руководителей батарианских десантников. Если будет возможно, он удовлетворится и стрельбой с транспортёра. В конце концов тоже интересно попробовать этот вариант работы снайпера. С движущейся позиции. По движущимся целям. Разным целям. Наконец периметр с полуразрушенными лёгкими укреплениями и мёртвыми батарианцами-защитничками остался позади.
  - Ракетные установки взяты под контроль. Выполняем отключение питания для предотвращения запуска. Батарианцы попытались предусмотреть этот вариант. Легион уже копается в схемах. Вот, только что доложил - теперь "Дротики" не взлетят. Марк тут заломал два десятка батаров. Они были неприятно впечатлены появлением и бурной деятельностью нашего культуриста. - не удержался от шутки лейтенант. - Капрал Дженкинс и его люди берут позицию под контроль. "Дротики" нейтрализованы, капитан.
  - Принято. - откликнулся Шепард, бросая транспортёр наперерез пытавшемуся уйти лёгкому колёсному транспорту батарианских десантников. Десять рыл батаров упокоились после трёх прицельных выстрелов из пушки "Мако", подкреплённых крестообразным прохождением по корпусу самодвижущейся повозки двух очередей из пулемётов транспортёра. Живых батаров теперь не было в этой жестянке. А ведь десять десантников, это, что ни говори, сила. Теперь уже - мёртвая сила.
  На экране было видно, как в другом конце базы Оливия, удерживая на курсе пляшущий дикую военную чечётку в метре от поверхности планеты транспортёр, методично и чётко убивает пытающихся спастись от бешеного транспортёра батаров. Локатор вычерчивал на своём экране местоположение остальных батарианцев. Те были явно неприятно впечатлены.
  - Капитан, батарианцы уже получили сведения о том, что синесветиловцы блокированы. - доложил Кайден.
  - Ясно. Действуем дальше. Как с ракетами?
  - Явик уже разобрался. Ракеты полностью нейтрализованы. Группа Дженкинса взяла позиции под полный контроль. Выдвигаюсь на место начала танца смерти. - ответил офицер-биотик.
  - Принято. Действуйте, лейтенант. - Шепард знал, что с Дженкинсом остались Явик и Легион. Они оба не дадут батарианцам никаких шансов подойти к позиции, не дадут десантникам снова даже попытаться захватить ракеты. А лейтенант с Марком смогут наказать основные силы батарианских десантников. Пока Оливия и он, командир десанта со своей стороны способствуют сокращению поголовья батарианских экстремистов. Несколько секунд назад на боковом экране вспыхнуло сообщение о том, что все транспорты синесветиловцев уничтожены сосредоточенным огнём орудий крейсера и фрегата. Джеф Моро словил, как сказал один из спецов, сделавший санкционированное Андерсоном добавление к сообщению, большущий кайф.
  Неудавшиеся захватчики, а точнее - просто авантюристы цеплялись за всё, что только можно: за жилой городок базы, за казармы, за бытовую зону, за хозяйственную зону. Оливия методично зачищала сектор за сектором, квадрат за квадратом. Вопли о чрезвычайно точном огне неведомого летающего транспортёра переполяли уже десятки каналов, используемых батарианцами в этот раз. Киборгесса, детально отслеживавшая эти вопли, не улыбалась. В бою она улыбалась только по необходимости. По большой и значительной необходимости. Ей определённо нравилось вот так, одиноко и свободно действовать в полном боевом режиме и при этом не подвергать своё тело непосредственной опасности. Шепард определённо угадал, поручив вроде бы слабый "Молот" её ведению.
  Транспортёр с группой Шепарда тем временем зачистил от батарианских десантников штаб базы и прилегающие к зданию штаба территории. Пытавшиеся уйти на своём челноке батарианские офицеры, как один, все полегли у опор машины, так и не сумев ни передать информацию по каналам связи - неугомонная киборгесса настропалила спецов фрегата так, что те сломали все связные протоколы батарианцев, оставив им только голосовую связь в пределах атмосферного, весьма условного, кстати, щита спутника, ни вывезти блоки с накопителями на челноке. Никто из офицеров не сумел, не успел и не смог даже подняться на борт челнока. Сарен, высунувшись из люка, с большим удовлетворением, что было заметно по зверской усмешке турианца, нашпиговал головы батарианских офицеров зарядами из своей снайперки, ни разу не прикоснувшись к штурмовой винтовке. Так что сумки с накопителями были оставлены их захватчиками не по своей воле - точный огонь снайпера не повредил ни одну из оболочек контейнерных укладок и накопители имели все шансы вскоре вернуться на свои прежние места в системные блоки, деки и стойки штабного центра управления.
  - Батарианцы получили полные доказательства, что они остались без орбитальной поддержки, капитан. - доложила киборгесса, зачистив от пытавшихся спрятаться от летающего "монстра смерти" жилой городок базы. - В моём сегменте сопротивления практически нет. Живых оппонентов нет. Я это чётко отслеживаю. Отмечаю падение интенсивности огня захватчиков в большинстве сегментов территории базы.
  - Принято, Оливия. - отозвался Шепард, выкатывая "Мако" с территории хозяйственного блока базы. - Мы также завершили в своих сегментах зачистку. Теперь - контрольная проверка.
  - Получено сообщение, капитан. К спутнику направляется десантно-штурмовой фрегат Альянса с тремя транспортами Альянса. На транспортах - оборудование и новый персонал базы с усиленной бронетехникой и тяжёлым вооружением группой наземной охраны и обороны. Альянс распорядился усилить охрану этого спутника. Так что фрегат встанет на боевое дежурство на орбите.
  - Принято. - Шепард выкатил транспортёр за пределы базы.
  - Капитан, командир распорядился начать подбор. - на связь с Шепардом вышел Моро. - Я веду птичку в оговоренный район. Буду рад подхватить вас мягко и чётко.
  - Я тоже буду рад подпрыгнуть, Джеф. - усмехнулся Шепард, убеждаясь по поступающим сообщениям, что задача выполнена с максимальным уровнем результата. - Но сначала подбери челноки с группами Аленко и Дженкинса. Затем - Оливию на "Молоте". И только потом - придёшь за мной на точку. - капитан назвал координаты привычной скороговоркой. - Я пока покручусь, мы убедимся, что остались только трупы захватчиков и нет никаких других проблем.
  - Хорошо, капитан. Выполняю. - Моро переключил каналы, а транспортёр Шепарда крутнувшись, направился на обводную дорогу базы.
  "Нормандия" подобрала челноки, затем - "Молот" и, к назначенному времени подошла в оговоренную точку. Моро отлично видел на экранах спешивший к месту эвакуации транспортёр Шепарда. Неуёмный в своём стремлении делать свою воинскую работу наилучшим образом капитан за считанные минуты сумел проверить едва ли не весь периметр базы и убедиться, что никаких спрятавшихся в глубоких норах батарианцев там нет и быть не может. В смысле - живых батарианцев.
  Члены десантной группы, прибывшие на борт фрегата раньше капитана, уже устно доложились Андерсону, написали и передали командиру фрегата рапорта с изложением своего видения проведённой операции и теперь отдыхали, занимаясь привычными и обычными делами. Скользнув по аппарели, "Мако" занял своё место и Шепард козырнул подошедшему командиру фрегата:
  - Задача выполнена, командир. - Шепард подождал, пока салон покинут турианцы. - База в безопасности, ракеты не стартовали. Батарианский десант полностью уничтожен без возможности восстановления.
  - Рапорт принял. - козырнул Андерсон. - Отдыхайте. Мы уходим к планете Уотсон. Затем - к планетам Дарвин и Уоллес. Там у нас перегон в звёздную систему Мил. Займёт восемь часов. Не забудьте про сон. - Андерсон козырнул ещё раз, обозначив окончание уставного ритуала послеполётного доклада и первым покинул ангар.
  Шепард написал свой рапорт, передал его Андерсону и связался со Светланой по видеосвязи. Она успокоилась, едва взглянула на Джона, была обрадована тем, что ей не пришлось первой выходить на связь с ним. Спокойно и с интересом выслушала его короткий рассказ, они обменялись понимающими взглядами и Шепард предоставил Светлане самой переключить каналы. Ей это понравилось. Она была удовлетворена. Экипаж её крейсера уничтожил четыре десантных транспорта синесветиловцев. Десять сотен вооружённых отнюдь не детскими водомётными пистолетами наёмников нашли свою смерть на орбите спутника, так и не сумев помочь своим компаньонам-батарам, так и не разжившись имуществом и оружием Альянса.
  Персонал остальных баз находился всё это время в режиме полной боевой тревоги и в полной готовности к объявлению и реализации плана осадного положения, но, к счастью для командования и обитателей других баз, у батарианских десантников и синесветиловцев не нашлось на тот момент достаточных ресурсов, чтобы организовать массированное нападение сразу на несколько баз. К тому же "Дротики" стояли в полной готовности только на этой базе и именно они, став целью батарианских десантников, позволили персоналу остальных баз Альянса избежать участи быть атакованными.
  
  Шепард. Работа, служба и думы о минувшем. Часть 1
  
  Отдыхать пассивно не хотелось и Шепард занялся актуализацией своих знаний по планете, которая вскоре должна была встать под прицелы локаторов и сканеров кораблей Отряда. Уотсон, мир-сад, обнаруженный в две тысячи сто шестьдесят пятом году. Честь открытия новой планеты разделили между собой Евросоюз, Китайская Федерация и Североамериканские штаты. После долгих споров был достигнут компромисс - каждая коалиция получала право на организацию на планете сети своих городов, население которых должно было состоять из представителей только одной нации.
  На настенных экранах выгородки высветились пейзажи планеты. Уотсон был холоднее Земли, его зона умеренного климата простиралась всего лишь на тридцать градусов широты в обоих направлениях, считая от эквартора. Эволюционный процесс на этой планете был также кардинально отличен от того. Что был знаком человечеству: на некоторых островах планеты до сих пор обитали существа, напоминавшие земных плацентарных млекопитающих, другие были населены разнообразными членистоногими. По предварительным оценкам для осуществления точной и полной классификации всех живых, пусть и не разумных обитателей этой планеты потребуются усилия как минимум двух поколений ксенозоологов.
  Глядя на то, как на побережья островов и континентов накатываются волны прилива, Шепард подумал и о том, что на планете-саде действительно имеются огромные перспективы для организации прибыльного туризма - приливы производили на него, землянина, глубокое многогранное впечатление. А там, где появлялись земляне, там со временем появлялись и представители других, как минимум ключевых рас Пространства Млечного Пути. Пространства, стоящего перед угрозой Вторжения. Вторжения Жнецов.
  Несколько часов корабли Отряда висели над планетой, осуществляя сканирование, лоцирование и картографирование как самого Уотсона, так и района его размещения. Шепард изредка взглядывал на настенные экраны выгородки, транслировавшие изображения с датчиков и камер многочисленных отрядных зондов и с горечью думал о том, что этот мир вскоре имеет все шансы гореть в огне войны. Оборона здесь была мягко сказать никакая. Точнее, никакой вменяемой оборонительной системы здесь вообще не было. Информация об этой проблеме была направлена командованием Отряда по длинному списку адресов за подписями всех четверых Спектров, но серьёзной и мощной реакции отрядовцы не ожидали. Они слишком хорошо знали косность и глупость чиновников галактических и расовых структур управленческой пирамиды.
  
  Шепард остро ощущал, что мирное время приближается к финалу. Оно постепенно, неуклонно, незаметно, но совершенно определённо уступало место военному времени. Да, не для всех разумных органиков это было очевидно. Да, для многих было крайне важно продолжать ощущать себя в мирном времени. Для военного времени они не были подготовлены никоим образом. Да разве война спрашивает кого о готовности? Она просто приходит.
  Планируемое столкновение с Левиафанами заставило Шепарда ещё несколько дней тому назад задуматься о том, что он уже успел сделать с момента назначения на борт фрегата. Хранимый в инструментроне ИИ, вёдший посекундную запись его личной истории, здесь, к сожалению, помочь в полной мере не мог. Его возможности здесь были ограничены. Да, он вытряс из систем корабля всё, что связано с деятельностью Шепарда - документы, ролики, отчёты... Но память человека для ИИ оставалась закрытой. Он, этот ИИ не был Миралой, не был способен читать мысли, не был способен видеть те картины, которые видел Шепард, которые хранил в своей памяти. Так что приходилось многое вспоминать самому. Пока ещё это было возможно.
  Шепарду вспомнилось первое масштабное пробуждение его внеземных, внегалактических способностей. Пробуждение, прошедшее, как он теперь хорошо понимал, в мягком, даже очень мягком режиме. Пробуждение, изменившее и его, Джона Шепарда, и его судьбу. Первое осознание грядущих огромных и серьёзных неприятностей, грозящих захлестнуть не только Землю и Солнечную систему, но и всю Галактику. Первый удар Понимания о неготовности. Глобальной, вопиющей неготовности обитателей Галактики к Вторжению столь сильного и мощного врага. Неготовности, накрывшей и этот фрегат, порученный ему теперь как старшему помощнику командира корабля. И одновременно - командиру группы десанта.
  Не то что он, Джон Шепард, не был готов к таким вот совмещениям профессий, специальностей и должностей. Его учили действовать эффективно и качественно и в более кошмарных и нестандартных условиях. Учили на совесть. Учили, понимая, что случись что - и они, эн-семёрки, и без того немногочисленные, вынуждены будут встать навстречу врагам тогда, когда все остальные системы защиты будут уже нейтрализованы. Да, эн-семёрки были приучены действовать в режиме полной автономности. В режиме глобальной нехватки ресурсов. Их учили взаимодействовать с другими подобными подразделениями, находящимися в распоряжении правительств других стран Земли. Их учили взаимодействовать со Спектрами, с ГОРовцами.
  Их учили. Мало кто за пределами Академии знал, чему и как их, эн-семёрок учили. Учили и для того, чтобы они, выпускники Академии, смогли выполнить свою задачу даже противодействуя такому врагу, как Жнецы. Учили не бояться, не пасовать, не трусить. Учили действовать эффективно, быстро и качественно.
  Потому в момент активации внегалактических возможностей и способностей для Шепарда окружающий мир стал подобен замедленному воспроизведению древнего плёночного фильма. Ему в тот момент сразу многое остро не понравилось. Не пришлось по душе. Двенадцать полисменов вместо положенной по штату десантной группы, прошедшей необходимую подготовку и боевое слаживание. И сама задача, которую должен был выполнять и фрегат и его экипаж под дудку малоизвестного широкому кругу землян Совета Цитадели. Совета инопланетян. В котором не было до сих пор, даже спустя тридцать календарных лет ни одного человека.
  Тогда не только это раздражало Шепарда. Но и то, что ему поручили неполноценных заместителей - лейтенанта Аленко и капрала Дженкинса. Неполноценных и в физическом и в воинском смысле. Ну не может человек в чине унтер-офицера быть настолько по-детски настроенным. Желать непременно победить. Любыми путями. Такие настроения, как хорошо понимал Шепард, приводили гарантированно только к плохим результатам. И ни к каким положительным результатам такие настроения в большинстве случаев не приводили, что, впрочем, системой пропаганды не только человечества, но и системой пропаганды Цитадели, тщательно скрывалось. А не надо было скрывать. А не надо было выдавать желаемое за действительное. И тогда не пришлось бы страдать и применять запредельные методы реагирования.
  То, что позволила ему, Джону Шепарду, узнать о корабле осуществлённая во многом против его человеческой воли активация внегалактических возможностей... Было вообще кошмаром. Показавшим за считанные секунды ему, капитану ВКС Альянса всю порочность до сих пор существующей чиновничьей системы. Независимой от того, есть ли на плечах чиновников погоны или их там никогда и не было. Независимой очень часто даже от элементарного здравого смысла. Смертный приговор восьмидесяти процентам населения Галактики - такова была цена отсутствию этого здравого смысла. Отсутствию уважения к этому здравому смыслу.
  Когда-то и люди стали излишне увлекаться техникой. Постепенно перекладывая на технику, на её, как выражались писаки, плечи, всё то, что раньше приходилось делать людям руками с помощью бумажки, карандаша и головы, набитой самыми разнообразными знаниями, умениями и навыками. А теперь... Теперь впереди было столкновение с машинами. Тяжёлое столкновение. Ценой которого будут вне всякого сомнения многие жизни разумных органиков. Так и не понявших, что машине нельзя поручать слишком много. Людей учили использовать машины, но не учили воевать с машинами. Не учили воевать с машинами, не допускающими своего использования людьми. Не учили. И это была ещё одна строка в смертном приговоре. Смертном приговоре не только человечеству, но и другим расам пространства Цитадели.
  Что и говорить, активация внегалактических способностей и для самого Шепарда произошла мало сказать неожиданно. И внешне и внутренне. И если бы не подготовка эн-семёрки. Пришлось бы капитану Андерсону искать другого старпома, швартовать фрегат к ближайшей большой космостанции, к тому же "Арктуру", наплевав на Спектра Найлуса Крайка.
  Сам Шепард ощущал, что в тот момент он вовсе не был человеком. Рано было человечеству обладать такими возможностями и способностями, которые теперь активировались в нём, британце Джоне Шепарде. Рано. Но без них... Без них человечество бы погибло гарантированно. Без всякой надежды на выживание. Без любой надежды. Которая, как известно, умирает последней. Так привыкли считать люди, долгие годы запертые в изоляции на своей единственной материнской планете.
  Для того, чтобы победить непокорную машину, людям придётся выложиться до конца, полностью. Страшное знание. Необходимое знание. Знание, подкреплённое изменениями, делавшими Шепарда в тот момент монстром. Сверхчеловеком и монстром в одном корпусе. Сверкавшие глаза в тот момент были способны кинуть вперёд на десятки и сотни метров лучи света, по силе сравнимые с лучшими военными зенитными прожекторами и при этом Шепард видел бы окружавшее его на те же сотни метров пространство во всех мыслимых деталях. С недоступной обычным людям точностью и уровнем детализации. Да, глаза Шепарда в тот момент сверкали, хотя по черноте были темнее, чем глаза азари и дреллов в известные моменты.
  Потом пришло понимание недоступных уровней восприятия. И теперь Шепард имел резервы. Имел резервы, о которых даже в Академии Эн-семь, на Факультете Пионерных разработок говорили только в курилках и исключительно шёпотом, рискуя получить в форматки записи о мягкой неадекватности.
  Инцидент с капралом Дженкинсом стал ещё одной ступенькой к пониманию происшедших с ним, Джоном Шепардом, изменений. Изменений, которые, как оказалось, под его, Шепарда, воздействием, произошли сначала с Дженкинсом, а потом и с остальными воинами, составившими экипаж и команду фрегата "Нормандия". Капрал станет, как понимал в тот момент Шепард, станет другим. Но капрал только в этом случае, когда станет другим... Только в этом случае капрал останется жить.
  Аленко. Лейтенант Кайден Аленко стал следующим, попавшим под внимание изменившегося, фундаментально изменившегося Шепарда. Самому Джону было непривычно подменять собой целый комплекс диагностической и, так сказать, реабилитационной, лечебной аппаратуры. Но такой аппаратуры, с такими характеристиками не было даже в Академии Эн-Семь. А там, ниже, в заштатных клиниках её вообще быть не могло. И Шепард не только вынужден был провести в первый раз глубокую диагностику, но и впервые осуществить глубокое оперативное вмешательство, практически недоступное никому из землян и даже неизвестное саларианцам и батарианцам.
  Шепарда бесило, что не имевший особой подготовки лейтенант-биотик по какой-то неведомой ему, Джону, причине, ошивается в пилотской кабине фрегата, пытаясь выполнять достаточно специфические обязанности второго пилота. Клубок противоречий рос и ширился, понимание также углублялось, но приходилось действовать строго избирательно. До ковровых методов дело пока, к счастью, не доходило.
  Тогда, в тот момент Шепард уже знал: мирное время кончилось. Кончилось для всех обитателей Млечного Пути. Как исследованной так и не исследованной частей огромной галактики. Как хотелось разумным органикам мнить себя покорителями Галактики. Не избежали этого искушения даже азари. А уж о людях, способных из ничего сделать всё, способных... много на что способных... и говорить не приходилось. И тогда старпому фрегата хотелось, чтобы Кайден имел возможность, минимальную возможность выжить в том кошмаре, который мог начаться через несколько суток. Мог начаться. И быстрое, глубокое, эффективное оперативное вмешательство было произведено. Только потом, позже, лейтенант ВКС Альянса, офицер-биотик получил хоть какие-то удобоваримые доказательства причастности к изменениям, происшедшим с ним, Кайденом Аленко, того самого нового старпома фрегата.
  Разговор с командиром фрегата уже после того, как вызванная изменениями Волна схлынула с тела и сути Шепарда, помог Джону. А Джон помог Андерсону. Помог кое-что увидеть и кое-что понять. Важное. Соответствующее статусу Андерсона, как одного из первых и лучших выпускников Академии Эн-Семь. Понять и увидеть Жнеца: ужас и легенду Галактики Млечный Путь. Что и говорить, глубина и разнообразность доказательства реальности легенды впечатлили Андерсона, вообще, казалось бы неспособного впечатляться. Да и Шепард в тот момент не был склонен впечатляться. Он был склонен работать. Действовать. И понимал, что без поддержки со стороны Андерсона его, Шепарда, даже запредельных ресурсов внеземного, внегалактического происхождения может не хватить. Ибо тогда уже не будет просто Джона Шепарда, а будет монстр. Монстр, которого обычные органики, да те же самые люди, человеки, как своего уже не воспримут в принципе. И постараются уничтожить. Всемерно постараются уничтожить. Как привыкли уничтожать всё непонятное, априори страшное и опасное. Не замечая, что одна опасность такого уровня тянет за собой опасности другие, перед которыми человечество будет слишком слабым и беспомощным. И в конце концов обретёт немалые шансы погибнуть. Исчезнуть.
  И для того чтобы остановить реализацию этого сценария Шепарду была архинеобходима поддержка и понимание Андерсона. И он её получил, хотя понимал уже в тот момент, что Андерсон балансировал на пределе своих обычных даже спецназовских, энсемёрковских возможностей и способностей.
  Изменения на борту фрегата начались. Детали сейчас вспоминать не хотелось. Они были хорошо известны в том числе и ИИ, хранимому в инструментроне Шепарда. Пусть и на уровне сухих документов и многочасовых видеозаписей.
  Столкновение с Найлусом Крайком тогда стало столкновением человечества с Корпусом Спектров - основным карательным инструментом Совета Цитадели. В котором, как всегда помнил Шепард, до сих пор не было представителя человечества. С того момента Шепард получил полную поддержку Андерсона, понявшего одну важную вещь - этот старпом не будет подсиживать его, командира фрегата, не будет его свергать и смещать с поста высшего офицера корабля. А будет работать на многих направлениях сам. Самостоятельно, автономно. Пользуясь стандартными и нестандартными возможностями и способностями своими во благо. Для высшего блага не только человечества.
  Снабженца пришлось унизить и уволить, но это... Это была необходимость, стоявшая выше чем военная. И с момента смены интенданта фрегат и команда с экипажами забыли о том, чтобы испытывать в чём-то недостаток. Достаточно было сменить одного кадра на другого - и участок был полностью закрыт и обеспечен. Как всё это было просто и как, одновременно, сложно.
  Получив поддержку мастера-сержанта Уитмена, Шепард обрёл ещё большую степень спокойствия: теперь деталями занимался хорошо знакомый полисменам военнослужащий и они не испытывали острой необходимости обращаться непосредственно к старпому фрегата. Благодаря Уитмену, а не ему, Шепарду, полисмены обрели вторую жизнь и вторую реализационную программу. Перестали быть просто статистами-манекенами. Стали профессионалами. Перекрыли множество участков работы не по приказу, а потому, что сами того пожелали.
  Дженкинс впервые получил под своё начало солдат, готовых стать профессиональными десантниками. Впервые - готовых к тому, чтобы стать действительно профессионалами, а не исполнителями чужой воли. И сам Дженкинс тогда понял, что ему предстоит постоянно поддерживать свой собственный высочайший уровень подготовленности, чтобы просто иметь право командовать этими людьми, вошедшими в состав прямо и непосредственно подчинённого ему, капралу, подразделения. Что и говорить, мотивация для тех, кто понимал суть, железная. А Дженкинс быстро становился в ряды тех, кто понимал суть. И Шепарда тогда уже это очень радовало. Он видел в этом парне потенциал. И хотел его раскрыть. Потому что понимал - он один, даже будучи монстром, сверхчеловеком, нелюдем, не сможет победить всех Жнецов. Не сможет спасти в одиночку человечество.
  Ему нужна была команда профессионалов и единомышленников. Которую невозможно было создать приказом или повелением. Которую нужно было воспитывать и готовить многие сутки подряд. Готовить явно и исподволь. Мастер-сержант Уитмен тогда правильно понял Шепарда. И засвидетельствовал ему, старпому фрегата, свою поддержку. А потом получил поддержку офицеров БИЦ, понявших, что полисмены - не меньшие профессионалы, чем они - кадровые офицеры групп управления космокораблями Альянса.
  Разговор с навигатором Прессли получился профессиональным, доверительным и уважительным. Первая ниточка новой системы взаимопонимания была проложена между двумя старшими офицерами фрегата именно в тот момент. Разговор с командиром фрегата впоследствии подтвердил правильность линии поведения Шепарда.
  А потом пришлось действовать. И тревоги, и тренировки, и напряжение всех сил и всех возможностей и способностей. Всё было брошено в бой для того, чтобы перед лицом Жнеца не спасовать. Не отступить. И не погибнуть. Не дать Жнецу размахивать своим лучевым оружием по пространству сельскохозяйственной планеты, где у населения ничего серьёзнее берданки и карабина не было никогда, поскольку флора и фауна на планете не были агрессивны к людям.
  Разговор с Андерсоном о маяке был неприятным для обоих офицеров. Оба понимали, что их, воинов Альянса используют в своих грязных интересах гражданские политики Альянса и Цитадели. Используют, не учитывая многих важных деталей. Которые вполне способны привести к взрыву. Разговор о маяке был неприятен. Но он был необходим. Без него нельзя было действовать дальше, ведь Шепард уже тогда понимал, да и Андерсон тоже ощущал, что возвращаться к Арктуру или к Марсианским стапелям скорее всего уже не придётся: с момента проявления "Нормандии" над Иден-Праймом всё пойдёт по совершенно другому сценарному плану. По совершенно другому. Межзвёздная, межрасовая политика и дипломатия тоже изменятся. Неминуемо изменятся, независимо от желания ожиревших и окосневших политиканов и политиков, привыкших к безответственности и к безнаказанности.
  Андерсон тогда многое рассказал о "Властелине" и о "Назаре", как ещё этот корабль назывался в узких кругах знающих разумных. Что-то о Властелине знал Шепард и раньше, несколько секунд, минут, десятков минут назад узнал благодаря активации внегалактических способностей и возможностей. Тем ценнее для него было то, что услышать довелось тогда от Андерсона.
  Пришлось тогда повоспитывать Джефа Моро, дать ему в напарники немецкого пилота. Чтобы не скучал и не занимался в одиночестве в пилотской кабине ерундой. Не использовал, так сказать, служебное положение в сугубо личных целях. Эрих Гебен получил максимальные возможности для личной и профессиональной самореализации и стал надёжным союзником Шепарда, входящим в состав пилотского подразделения фрегата. Невозмутимый и педантичный Эрих создал для Моро сугубо рабочую обстановку и ввёл лейтенанта-инвалида в суровые рамки реальной действительности, отсекая большинство привычных и возможных вольностей.
  Специалист РЭБ Ингвар Темпке его, Шепарда, приятно впечатлил. В успехе операции с Жнецом шестьдесят процентов - его заслуга. Его и его соратников, переставших быть просто военными полисменами. В том числе - артиллеристов. Сумевших сделать недоступное подавляющему большинству богов войны, принадлежавших к числу землян-людей.
  Забота о людях стала ещё одним кирпичиком в фундаменте будущего успеха противостояния с гостем из загалактического пространства. Все нормандовцы были проинформированы о планах командования и о многих деталях предстоящей работы. Доверие в очередной раз принесло свои положительные результаты - люди поверили в успех и были настроены приложить для достижения успеха все силы. Даже распоряжение о постоянном ношении скафандров с готовностью к переходу на замкнутый цикл не застало нормандовцев врасплох - они уже внутренне были подготовлены к такому повороту событий. Проведённые тренировки дополнительно активировали обитателей фрегата.
  Что и говорить, проведённые тренировки способствовали повышению уровня готовности экипажа. Хоть как-то способствовали. Но были, как уже тогда понимали и Андерсон и Шепард, явно недостаточны. И эта недостаточность сливалась с общим уровнем недостаточной готовности разумных органиков галактики в целом к встрече с таким злом, каким, безусловно, были Жнецы.
  Противостояние с Найлусом показало всю запрограммированность этой недостаточности. Рассчитывая, что расы, имеющие за спиной тысячи лет дальних пилотируемых полётов с активнейшим использованием ретрансляторов, хотя бы являются более разумными и высокоорганизованными, человечество оказалось совершенно не готово к тому, что на самом деле ни о какой разумности, превышающей намного, на несколько, скажем, порядов, разумность самих гомо-сапиенсов, говорить не приходится в принципе. Не только говорить - рассчитывать на эту разумность более высокого уровня не приходилось. Теперь не приходилось.
  Пришлось вспомнить о веках вооружённых противостояний, когда успех обеспечивался невероятно жёсткими и просчитанными до мелочей действиями. Удалось поставить тогда Найлуса в мягко сказать - неудобное некомфортное положение - и хорошо. Теперь Найлус - один из самых ценных членов команды и экипажа "Нормандии", профессиональный воин, Мастер Войны, Спектр. А тогда он ведь тоже был Спектром. Но - Спектром с другим пониманием своей роли и принципов и возможностей своей деятельности. Ролевой деятельности.
  Ему пришлось пройти долгий путь к своему сегодняшнему уровню и состоянию. Трудный путь. Каким бы ни был сложным и тяжёлым этот Путь, он был необходим. Ведь Жнецы по-прежнему были перспективой, а не прошлым для всех обитателей Млечного Пути. Перспективой. А тогда они были ведь тоже перспективой. Ещё более, хотелось в это верить, очень хотелось, далёкой, чем ныне, перспективой.
  Тогда, в ходе того тяжёлого разговора с Найлусом Крайком Шепард упомянул о России. Упомянул весьма... развёрнуто и уважительно. Ещё не зная, что пройдёт время - и он станет мужем россиянки, её законым супругом и отцом её ребёнка...
  При мысли о Светлане в душе Шепарда поднялась волна нежности. Стрельцова, "Скала", недотрога, зубрила, заучка. Она стала для Шепарда всем. Всем, что было ему, Джону, необходимо, как личности, как человеку. Хотя... хотя путь к этому "стала всем" был сложен и долог и труден. Для него и для неё - труден, сложен и долог.
  Тогда же Шепард заставил Найлуса уважать Андерсона. Заставил. И с тех пор Андерсон мог быть спокоен - при любых раскладах Найлус был на его, Дэвида, стороне. Явно или неявно - другой вопрос. Но то, что он стал союзником и соратником командира корабля, подтвердил и факт присвоения Дэвиду Андерсону когда-то отозванного статуса Спектра. В том числе и по рекомендации Спектра Найлуса Крайка. А рекомендация действующего Спектра стоила дорого. Очень дорого.
  Затем началась обычная боевая работа. Увенчавшаяся победой над Жнецом. Ужасом и кошмаром, легендой многих тысячелетий и многих рас. Увенчалась обретением пусть временного, но всё же союзника в стане врага. Абсолютного врага. Тогда Шепард впервые подумал, насколько правильно думают имперцы, россияне. У России, постоянно и неустанно говорят они, только два союзника - российские армия и флот. Других союзников у России нет и никогда не было.
  Первая победа. Первая крупнейшая победа над кораблём загалактического происхождения. Первая победа, подарившая основания для уверенности в своих силах и возможностях всем обитателям фрегата. Включая Найлуса Крайка, понявшего тогда, что с этими людьми играть следует только честно. Максимально честно. Иначе они реально спляшут на его могиле. Спляшут, в кратчайшие сроки обеспечив ему, Найлусу, эту могилу. И обеспечив те же могилы всем другим своим оппонентам.
  С того момента, как теперь понимал Шепард, корабль и экипаж с командой стали приобретать статус легендарных. Становиться живыми легендами нового и новейшего времён истории Млечного Пути. А тогда они, органики, просто поверили в свои силы. Поверили и воспользовались этими силами в полной мере.
  Картина пеленания Жнеца стояла сейчас перед внутренним взором, перед глазами Шепарда. Живая картина. Детальная картина. Картина, заставившая его, Джона Шепарда, британца Джона Шепарда, уверовать в то, что череду Циклов можно пресечь. А череду явлений Жнецов в Галактику можно прекратить. Самым жёстким и определённым образом. Удар фрегата был действительно страшен и эффективен. За этим ударом стояли минуты подготовки, минуты тренировок, минуты активации внутренних возможностей, способностей и ресурсов. Минуты понимания глубинного смысла существования и деятельности разведподразделений.
  Спасательная операция стала откровением для капрала Дженкинса. Ричард, как догадывался Шепард, вполне определённо намылился уйти с корабля в кратчайшие сроки. То, как обошёлся с ним Шепард, получивший хорошую встряску после активации загалактических возможностей и способностей, Дженкинсу не понравилось. И капрал решил в кратчайшие сроки уйти с борта фрегата. Тем более, что Иден-Прайм была его родной планетой. Здесь жили его родители. Здесь была его родина. И здесь он мог бы остаться, даже сняв погоны и став сугубо гражданским лицом. Последующие события произошли настолько быстро и настолько были неординарны, что Дженкинс не смог претворить своё решение об уходе в жизнь. Просто не смог, а точнее - банально не успел.
  Столкновение с десантом гетов, как оказалось, подчинённых Жнецом, показало экипажу и команде "Нормандии" ещё одну сторону сложной ситуации, в которую им пришлось вмешаться. Но с машинками-шагоходами удалось разобраться быстро. Даже с десантными кораблями гетов, малыми, к счастью, десантными кораблями.
  Тогда многие нормандовцы впервые подумали о том, что важно жить собственным разумом. Каким бы он ни был, этот разум, он свой, собственный. Не следует слепо верить мнению других разумных. Следует всё воспринимать через свои фильтры, через свои особенности. Через свою собственную позицию.
  Легенда о гетах стала рушиться, стала покрываться трещинами. Геты оказались не настолько самостоятельны. Если их подчинил Жнец, что пришлось увидеть и понять всем нормандовцам, значит громада службы пропаганды и агитации Цитадели лжёт напропалую на всё пространство Млечного Пути. Лжёт. А не говорит правду, которая состояла в том, что геты не являются однородными синтетами, одинаковыми, словно конфеты на конвейере кондитерской фабрики, словно машины на конвейере автозавода. Геты, носители совершенного ИИ, оказались, закономерно, разными. И эта разность оказалась смертельной для Жнецов. Смертельной, хотя тогда об этой смертельности Жнецы, вполне возможно, не задумывались. По многим причинам не задумывались.
  Маяк пришлось брать на борт фрегата. Археологи, гражданские учёные-археологи с радостью передали артефакт нормандовцам, поняв, что он не попадёт в руки Советников Цитадели. Он останется принадлежать человечеству. Никто тогда и подумать не мог о том, что очень скоро рядом с нормандовцами встанет протеанин. Истинный владелец маяка, полномочный представитель расы-создателя таких маяков, разбросанных, как оказалось, по всему пространству Галактики. Лейтенант Аленко, избавленный от ежедневных жесточайших мигреней, выполнил задачу по контакту с учёными-археологами и забору маяка на борт фрегата на отлично, впервые поверив в то, что он не просто носит форму и погоны, но и является, действительно является, а не делает вид, что является, реальным офицером Альянса. Лейтенантом ВКС Альянса. Способным реально командовать профессиональными воинами и выполнять одиночные и групповые, но чаще всего - сложные задачи.
  Самому Шепарду удалось побывать в чреве Жнеца. И получить первый контакт с его Пилотом. Забрать пилота, пусть и временно, на борт фрегата, окончательно обезопасив громаду внегалактического корабля.
  Потом наступило время встречи с Сареном и Бенезией. Время их эвакуации на фрегат. Встреча с матриархом Азари, безусловно, потрясла не только Дженкинса. Человеку вообще сложно представить себе живое разумное существо, способное жить тысячу лет словно какие-нибудь человеческие восемьдесят-девяносто. Тогда Шепард совершенно справедливо сказал, что работа и общение с такими вот долгожителями - часть их теперешней и будущей деятельности. Новой деятельности, далеко выходившей за пределы полномочий экипажа и команды разведфрегата. Похоже, их корабль и его люди становились действительно слишком необычными, начавшими постепенно зарабатывать статус легендарных.
  Встреча с Сареном - вторым на памяти нормандовцев увиденным ими вблизи Спектром Цитадели также была не совсем обычной. О Сарене Артериусе в Альянсе знали. Он был известной личностью. Известным разумным, как тогда было принято уже выражаться. И видеть этого двухметрового турианца в метре от себя... Было шоком. Особенно, если учесть, что этот Спектр-турианец представлял собой тогда, на борту Жнеца, весьма жалкое зрелище. Не помогли ему тогда восемьдесят процентов имплантатов. И люди помогли турианцу. Хотя могли, как Спектру, и не помогать ему. Но - помогли. Вместе с азари Бенезией вынесли и эвакуировали на фрегат, поместили в медотсек. Обоих поместили. А могли ведь вполне поместить и в каюты, превратив эти каюты во вполне себе тюремные камеры. Благо опыт, проведённый с Найлусом, уже имелся. Так что у землян был выбор. И они его сделали.
  Доктор Чаквас, майор Карин оказалась на высоте. Она не стала скрывать, что многое, касавшееся здоровья спасённых, оказалось выше уровня её профессиональной подготовленности. Она же одна из немногих, первая профессионально определила, что Шепард уже немного, но не человек, точнее - человек более высокого, чем его современники и предшественники, уровня. Она не испугалась прослыть глупой, обратившись к нему, Шепарду, за помощью. Уловив и поняв, что он сможет помочь им, обоим пациентам. Своеобразным найдёнышам. Сможет помочь, если задействует свои внегалактические возможности и способности. Если захочет им помочь.
  Если захочет. Сама Карин тогда догадывалась, что Шепард готов умертвить обоих спасённых. Ни к турианцам, ни к азари он не испытывал никакого излишнего пиетета. Тем более - к индоктринированным, к сдавшимся Жнецу. Попавшим под его влияние и не нашедшим в себе смелости самоликвидироваться. Просто подорвать себя гранатой, просто остановить своё сердце. Первое - для Сарена, второе - для азари.
  Шепард слишком хорошо был образован и слишком всесторонне подготовлен, чтобы не знать таких элементарных возможностей и способностей за своими оппонентами. А для него тогда азари и турианцы были стопроцентными инопланетянами. Стопроцентными оппонентами. Которые должны были пока что заработать статус партнёров человечества. Так был настроен Шепард сам и так его настроили в Академии. Никаких союзников по приказу. Только в результате долгого пути, многократных проверок и перепроверок можно было рассчитывать на статус союзника, а потом - на статус партнёра.
  Только одно исключение существовало в мире людей. Только одно исключение, предельно сокращавшее путь от едва знакомых к единым сущностям. То самое верховное человеческое чувство - любовь. Именно ему подчинялись люди, когда хотели единения. Именно ему. Только истинному, настоящему чувству люди Земли повиновались везде и всегда. Потому что знали: синтезировать, симулировать любовь нельзя. Не получится. Фальшь и обман будут вскрыты людьми в кратчайшие сроки.
  Аленко, лейтенант Аленко тогда обрёл любовь. А со временем Эшли Уильямс, сержант космопехоты стала его женой и матерью его детей. Тогда же они просто встретились, познакомились и... полюбили друг друга. Лейтенант ВКС, техник и биотик и сержант космической пехоты ВКС Альянса. Встретились. И полюбили друг друга. Сделав первые шаги к неизбежному, как оказалось, прочному единению. К которому оба прошагали все положенные минуты, часы, дни, декады. Прошагали вместе и рядом. Прошагали, оберегаемые нормандовцами от кривотолков и насмешек.
  Аленко был счастлив. И Шепард был доволен - его лейтенант обрёл дополнительный, важный смысл жизни. Тогда обрёл. Был рад и Андерсон, всегда заботившийся о душевном комфорте своих подчинённых. И знавший, что люди - не киберы, они должны жить полной разнообразной жизнью. Конечно, в бою будет по-другому, там приказ и задача - главнее. А пока бой не начат - нужно быть просто человеком.
  Затем состоялся разговор о протеанах и Коллекционерах. Разговор Шепарда и Андерсона. Необходимый разговор. Касавшийся напрямую Иден-Прайма, его, этого мира, истории, его современного вида. Касавшийся перспектив деятельности нормандовцев, становящихся всё более самостоятельной силой. Тогда Шепард откровенно воспользовался и контактом с пилотом Жнеца и своими возможностями внегалактического уровня.
  Что и говорить, Андерсону было неприятно осознавать, что сидящий перед ним равный ему по званию старший помощник знает и ведает, понимает гораздо больше, чем он - царь и бог на этом корабле. И Андерсон поверил Шепарду тогда. Хотя мог и не поверить. И не было бы тогда в команде Шепарда воина древней расы. Военачальника древней расы. Легенды Галактики. Представителя Старшей, вне всяких скидок и условностей, расы.
  И прежде, чем приступить к процессу обретения нового союзника, Шепард применил свои внегалактические возможности для реабилитации и реанимации и турианца, и азари. Прекрасно понимая в тот момент, пусть даже и в неявной форме, что никто из этих двоих, скорее всего, не останется на борту. Разве что турианец Сарен. И он, Сарен Артериус, был наставником Найлуса Крайка. Пропавшим без вести наставником. Азари всё равно пришлось бы удалять с борта - она была гражданским лицом и на пребывание на борту военного корабля не могла рассчитывать в принципе. Сарен же был воином, был Спектром и мог остаться. А тогда... Тогда Шепард просто спас их обоих от превращения в организмы, существующие за счёт элементарной физиологии и элементарных ключевых рефлексов. Вернул им обоим возможность остаться личностями. Самостоятельными, деиндоктринированными личностями.
  Да, возможно, Чаквас и была потрясена возможностями старпома фрегата. Но она стойко выдержала удар и только сказала, что у него, Джона Шепарда, теперь... появились разумные, обязанные ему жизнью и свободой. В полном смысле, сложном смысле этого выражения.
  Утомлённый Шепард улетел к месту раскопок, к месту, которое сам нащупал и указал археологам. Возможно, как и сказала тогда вполголоса Чаквас, тогда он и сам не представлял, чем владеет. Некогда было об этом задумываться глубоко, в академических масштабах. Надо было делать дело. А размышления и рассуждения должны были идти в фоновом режиме, изолированно от главного направления деятельности.
  Тогда Шепард впервые осознал, что стоит в шаге от того, чтобы полюбить Карин Чаквас. Женщину, врача, офицера. Хирурга. Полюбить такой, какой она есть на самом деле, полюбить даже безответно. Ведь она уже тогда была старше его. И по возрасту и по воинскому званию. И совершенно не стремилась менять свой одинокий статус, выйдя замуж за свою работу. С лёгкостью меняя медотсеки космокораблей на кабинеты и лаборатории наземных и станционных медцентров и клиник. Тогда, в тот момент в медотсеке рядом с возрождёнными азари турианцем, возрождёнными к обычной грешной жизни разумных органиков, Карин и Джон просто шутили, не только, кстати, шутили, но и обменивались фразами, наполненными понятным только им двоим смыслом. Чаквас предстояло сделать всё, чтобы поддержать и закрепить процесс выздоровления спасённых, а Джона ждали раскопки протеанского воина.
  Тогда активированные возможности внегалактического характера соединили разум Шепарда с разумом спящего под тридцатиметровым слоем грунта протеанина. Протеанина, успевшего отступить в капсулу перед превосходящим его по численности и силе врагом. Перед пособниками тех самых Жнецов. И благодаря памяти протеанина Шепард увидел последние минуты схватки на этой теперь уже давным давно мирной сельскохозяйственной планете. Страшной схватки. Которая определялась всегда людьми одинаково: не на жизнь, а на смерть.
  Тогда Шепард впервые понял, насколько протеане были совершенны. Это совершенство, пусть временное, пусть условное, пусть местное, но всё же оно давало тем же протеанам не только право, но и возможность столетиями сопротивляться напору Жнецов. Огрызаться на их потуги огнём, одерживать победы, а не только отступать. Бороться с Жнецами, а не поднимать лапы кверху, сдаваясь на их милость. Ибо милости не было у Жнецов. У Жнецов была одна задача - уничтожить органическую разумную жизнь в Галактике. И теперь оказалось, что исчезнувшие протеане живы. Хотя бы один чистый и полный представитель их расы жив. И готов придти в этот мир. Мир следующего Цикла. Мир, снова стоящий на пороге войны с Жнецами.
  Сложные чувства испытывал Шепард, когда пеленал саркофаг с живым спящим протеанином. Сложные. Неоднозначные. Прекрасно понимая, что снова оказался в ситуации Выбора. Пожелай он - и протеанин останется здесь, на дне шахты. Разрушить стенки - и порода заполнит шахту собой за несколько секунд. А вернуть на место остатки породы техника позволит за очень короткое время. Подписки о неразглашении и всё. А там уже никому не дадут столь вольно копаться, снова тревожа сон представителя Старшей Расы. И Шепард выбрал обретение, а не погребение. Только впоследствии он начал постепенно осознавать, насколько это было правильное решение.
  Саркофаг был образцом для многих отраслей науки и промышленности не только землян, но и многих других рас нынешнего Пространства Цитадели. А уж содержимое саркофага вообще способно было ввергнуть нынешних органиков в состояние непрерывного шока и трепета. Явление представителя расы, исчезнувшей невообразимые для сознания нынешних разумных органиков пятьдесят тысяч лет тому назад ставило крест на многих легендах и домыслах. Заставляло меняться и внешне и внутренне. Ибо с появлением Явика война с Жнецами приобретала новые черты. Предстоящая война с Жнецами.
  Явик оказался невероятно силён. И духовно и физически. Сам Шепард, как спецназовец, как эн-семёрка, искренне сомневался, что он бы смог также эффективно и результативно действовать, едва очнувшись от криосна, а Явик... Он не просто действовал - он жил, адаптируясь на ходу к новым для себя условиям, преодолевая бурю ощущений, чувств, эмоций. Он ведь тогда не знал, что остался один. И между Шепардом и Явиком протянулась тогда незримая, но очень прочная связь. Потому что Явик признал в Шепарде умеющего его читать землянина. Умеющего читать протеанина лучше, чем они сами умели читать друг друга. Это гарантировало высокий уровень взаимопонимания. Позднее Явик сам, по собственному выбору, по собственной инициативе подтвердил статус капитана Андерсона как профессионала, поверив и ему, как высшему офицеру корабля.
  После разговора с Андерсоном Шепард пришёл, как он сам тогда выразился, сдаваться, к Карин. Ему нечего было делить с врачом фрегата, почти единственной женщиной - старшим офицером на корабле. С женщиной, для которой работа была превыше всего остального. Настоящим врачом-профессионалом. И отношения с Карин у него складывались нормативные, не слишком рабочие, но и не слишком панибратские. Нежные, тёплые. Отношения, связанные обетом уважения суверенитета друг друга. Тогда Карин просто дала ему возможность выспаться. В тишине и покое выспаться. Напоив его своим потрясающе эффективным отваром.
  О последовавшем наутро общении с пилотом Жнеца Шепард никогда никому не рассказывал, позаботившись, чтобы никто из разумных не смог получить и грана информации об этом эпизоде, об этом моменте. Сам пилот также со своей стороны пресёк любые попытки наблюдения и фиксации хода встречи. В результате нормандовцы обрели пусть временного, пусть ситуативного, но союзника, который, как тогда очень хотелось верить, по меньшей мере не станет стрелять в спину или делать другие подлости, удержится в рамках разведчика и наблюдателя, не станет диверсантом.
  Шепард никогда не был склонен прикасаться к женщинам без особого на то разрешения. Но в тот момент прикоснулся к плечу Карин. Прикоснулся, почувствовав, что это ему необходимо так же как и ей. А потом... потом он почувствовал, как она обнимает его и обращается к нему, Джону Шепарду с извечной женской просьбой - вернуться. Вернуться живым. Да, тогда она облекла это в форму просьбы от всех нормандовцев, имея, как врач, как медик, на это полное право, но Шепард всегда понимал это и так, что прежде всего его возвращения будет ждать она, Карин Чаквас. Женщина. Врач. Воин. Офицер. Она. Прежде всего она, как женщина.
  Шепард знал, что тогда она отвернулась, скрывая блеснувшие в уголках глаз слёзы. Заставить плакать Карин Чаквас редко, очень редко кому удавалось. Карин мстила тем, кто заставил её страдать. Всегда страшно мстила. Эффективно мстила. А в тот раз она плакала искренне. По собственному выбору. По собственной воле. О ней, майоре Чаквас, в Альянсе говорили, что она не умеет плакать в принципе. Нет, не не может, а именно - не умеет. А она, как понимал Джон, плакала. Только тогда плакала, когда этого никто из разумных органиков не мог видеть. Карин, как никто, понимала, чем он, Джон Шепард, рискует. Понимала, потому что была мудрой женщиной. Потому что была зрелой женщиной. Обладавшей огромным жизненным опытом. Видевшей разумных не тогда, когда они были окружены ореолом славы, мощи и богатства, а когда они были беспомощны и слабы. Предельно беспомощны и слабы.
  Когда отрубилась телеметрия, когда началось общение Шепарда с пилотом, Андерсон едва удержался от того, чтобы бросить фрегат следом, привести корабль к району проведения переговоров. Но потом, справившись, он приказал ждать. Поверил Джону. Поверил в очередной раз полностью. Уточнил, что уверен в том, что Шепард справится.
  Ощущая веру командира, веру нормандовцев, Шепард тогда достиг успеха. Он сделал всё, чтобы пилот Жнеца не стал их врагом. Он стал больше, чем их союзником. Он понял Шепарда, а Шепард понял его. Нет в Галактике и во Вселенной абсолютного Зла в его концентрированном выражении. Зло всеобще и крайне редко оно концентрируется достаточно плотно. Вот и Наблюдатель не стал превращаться в средоточие абсолютного зла. Не стал становиться в позицию стопроцентного врага, стопроцентного противника. Шепард тогда поверил Пилоту, а Пилот - поверил Шепарду. И старпом принял решение вернуть пилоту корабль. Потому что понимал, что пилот не может жить вне корабля. Не может быть полноценным пилотом без корабля, без возможности летать. Пилоту нужно было выполнять функции наблюдателя. Функции разведчика. И он обещал не вредить. Шепард ему верил.
  Нормандовцы не сразу поверили в миролюбие Жнеца. Даже увидев закрытие бронекрышек над всеми излучателями. Им ли, воинам, не знать, что можно стрелять даже сквозь броню. Даже стрелять просто чтобы отстрелить эти бронекрышки. Следующие выстрелы будут точно по цели.
  Тогда Шепард впервые вслух обозначил Андерсону срок, оставшийся до активизации процесса Жатвы. До начала войны с Жнецами. Несколько лет. Даже сейчас, когда шли ещё, шли эти самые несколько лет до реального столкновения между органиками Млечного Пути и Жнецами, Шепард помнил о том, что именно Назара-Наблюдатель впервые сам высказал мысль о том, что люди могут найти общий язык с Жнецами и тогда в Жатве... не будет необходимости.
  Назаре, как разведчику и наблюдателю, было позволительно делать такие заявления и предположения. От него здесь мало что зависело. Война с Жнецами по-прежнему была впереди, а не позади и подтвердить слова Назары о возможности компромисса с извечным врагом органической жизни Млечного Пути могла только практика. К сожалению, только практика.
  И Назара тогда удивил сначала Шепарда, а потом - Андерсона. Он подарил им сведения о саркофагах с живыми протеанами. И сведения об их сохранённом корабле. Том самом "Клинке Ярости", до сих пор являвшемся лучшим протеанским кораблём. Протеанским фрегатом, равным по мощи трём нынешним азарийским дредноутам класса "Путь Предназначения". Почти километровой длины корабль стал даром Назары протеанам, обретшим статус выжившей, возрождённой расы. Почти сотня протеан теперь стояла рядом с Явиком.
  Сарен спокойно общался с Найлусом. Женщины корабля спокойно общались с азари Бенезией Т'Сони, ставшей инициатором создания на борту фрегата "Нормандия" женского совета и женского клуба. Женщины всегда оставались женщинами и их особое общение строго уважалось мужчинами корабля, также получившими возможность общаться с матриархом азари, уважая её право на одиночество и на автономность. Уважая право азари на суверенитет и полную самостоятельность. Конечно же, старшая Т'Сони была особо благодарна Карин Чаквас как врачу корабля, способствовавшей её возвращению в нормальное состояние.
  Явик обрёл стабильность и спокойствие, найдя саркофаг с командиром фрегата, коммандер-капитаном Таэлой. Он так хотел, чтобы выжили не только протеане, но и протеанки, так хотел верить в действительность, в реальность возрождения своей расы, даже в тяжёлых условиях преддверия нового противостояния. Он передал фрегат в руки Таэлы, успев стать его командиром и начальником, он смог стать близким для Таэлы и в личном смысле. Таэла без разговоров и без сопротивления отпустила ставшего ей очень дорогим и желанным Явика на борт фрегата "Нормандия" на постоянное жительство, признав за Явиком право остаться воином и военачальником. А значит - реализовать себя на борту военного боевого корабля одной из лучших вне всяких сомнений рас нынешнего Цикла.
  Случилось то, что, вероятнее всего, должно было произойти: от Иден Прайм ушла другая "Нормандия". Получившая реальный боевой опыт. В противостоянии с кораблём, на несколько классов превышавшим её собственный класс. С другим экипажем на борту - повзрослевшим, поумневшим, помудревшим. Был, вне всякого сомнения, сделан важный шаг в подготовке к столкновению с Жнецами. Шаг необходимый.
  Впереди была Цитадель. Впереди был следующий шаг.
  
  Шепард с сожалением вынырнул из сонма воспоминаний, завладевших его сознанием. Реальность, нынешняя реальность властно требовала его участия. Пришлось подчиниться. Уделив внимание старпомовской вахте, обойдя корабль, Шепард уловил мелодичный сигнал, обозначивший подход кораблей отряда к следующей планете звёздной системы.
  
  Каменная планета средних размеров была не слишком удачно названа в честь Дарвина, потому что в галактике было мало обнаружено мест, менее пригодных для органической жизни. Здесь всё было против этой жизни - высокая температура, токсичные соединения и непредсказуемая атмосфера. Планету покрывал непроницаемый туман, полезных ископаемых практически, как показывало сканирование и лоцирование, не было. Планета использовалась космонавтами для сброса заряда с двигателей кораблей. Отряд задержался у планеты всего на несколько часов, составляя карты района и карты планеты, а также уточняя карты состояния.
  Исследовав Уоллес, экзопланету, притянутую в звёздную систему гравитационным полем звезды Скепсис, принадлежавшей к G-классу, постоянно обращённую к светилу только одной стороной, разогретой до почти трёх тысяч градусов Цельсия, отряд направился к звёздной системе Мил.
  Перегон занимал восемь часов и по единодушному желанию нормандовцев это время было потрачено обитателями фрегата на сон. По кораблю было включено ночное освещение, выключены все шумящие агрегаты. Шепард также решил выспаться. Он ощущал смутное беспокойство, всегда указывавшее на возможность в ближайшее время поучаствовать в реальной высадке на небесное тело. Потому он спокойно переоделся и растянулся на своей жестковатой койке.
  
  Утром, сразу после завтрака Шепард отстоял трёхчасовую старпомовскую вахту у Звёздной Карты. Отряд как раз приближался к Терапсо, водородно-гелиевому газовому гиганту, известному тем, что обитатели множества искусственных спутников и орбитальных станций отличались завидным сильным стремлением к независимости.
  Спутники газового гиганта были сплошь колонизированы, а орбитальные станции, выполнявшие все работы по добыче гелия-третьего, служили в том числе и нейтральной территорией для переговоров между лидерами группировок, криминальными авторитетами и властями систем Терминуса. Имея возможность оценивать показатели развития окружения планеты по множеству параметров, Шепард также отмечал, что в случае вооружённого столкновения с войсками приспешников Жнецов, тем более - с кораблями самих Жнецов, агрессоры скорее всего ограничатся беглой бомбардировкой прежде всего самих спутников и мест скопления сложного оборудования.
  К сожалению, старпому не удалось доказать самому себе, что обитатели этого района готовы к неприятностям, которые неминуемо будут связаны с попыткой Жнецов оккупировать эту звёздную систему. В случае бомбардировки у спасателей не будет картосхем спутников и поселений на станциях - всё замыкалось на местных постоянных жителей, а гости и чужаки были вынуждены прибегать к услугам местных проводников. Какой кошмар будет здесь тогда, когда эти проводники сами окажутся в ловушках, Шепард представлял себе хорошо, а вот местные чиновники вообще не стремились представлять себе нечто подобное даже в весьма приближённом и облегчённом варианте.
  
  Теперь у Шепарда было занятие, позволявшее ему скоротать свободное время между осуществлением высадок. Собственно, высадки и становились его основной работой - в команде профессионалов не требовалось круглосуточно играть роль надсмотрщика и контролёра. Люди и инопланетяне сами делали всё необходимое, понукать никого особо не приходилось. Конечно, старпомовскую работу с него Андерсон не снимет ни под каким видом, да и сам Шепард не хотел играть роль балласта, но теперь, пока корабли будут заняты в основном сканированием, картографированием и лоцированием звёздных систем, планет и районов, у него, Шепарда будет тоже занятие. Требующе от него сосредоточенности и полноты восприятия. Занятие, способное поглотить его полностью. Способное ответить на многие неизбежно задаваемые им неявно самому себе вопросы. Конечно и обычная человеческая жизнь от него никуда не денется. Он един со Светланой, он верен ей и всегда будет для неё доступен и открыт. Он един с командами двух кораблей Отряда, с экипажами двух кораблей Отряда. Он открыт для них. И теперь ему самому надо было во многом разобраться, многое обдумать заново. Это осмысление становилось необходимым и Шепард выделял на это достаточно времени и сил в ежедневном графике дел и занятий.
  
  Пока корабли шли к поясу астероидов, у Шепарда выдались несколько свободных часов. Он использовал их для продолжения размышлений, вернувшись в свою выгородку-каютку.
  Присев за рабочий стол, он мысленно вернулся к моменту прибытия Нормандии от Иден-Прайма к Цитадели.
  Благодаря Спектрам Найлусу и Сарену они - Шепард, Андерсон, Бенезия, Явик прошли неизбежные станционные формальности в рекордно короткий срок. То есть вообще их не проходили. Своеобразный суперзелёный коридор. В зелёном коридоре всегда есть вероятность, что тебя остановят, а тут два Спектра обеспечили сквозной проход. После чего в кабинете посла Земли Удины, в виртуальном присутствии членов Совета Цитадели, Андерсон и Шепард получили статус и звания Спектров Совета Цитадели, а "Нормандия" - статус корабля Корпуса Спектров.
  Потом был сложный разговор с послом Удиной. Трудно было вербовать в сторонники и союзники человека, превыше всего ставившего только свои узколичностные шкурные интересы. Только объединёнными усилиями удалось заставить Удину ввести своё поведение хотя бы на некоторое время в необходимые и достаточные рамки. На некоторе время. Краткое время. Так необходимое тогда время. Как хорошо, точно и полно говорил тогда Андерсон! Как он говорил! Коротко и ёмко! Говорил, произведя на посла Удину неизгладимое, фундаментальное, результативное впечатление.
  Шепард затем пообщался с ИИ Станции. Сделав то, что никто до него не делал. Он почти что впервые увидел такое количество жуков-Хранителей, пришедших в тот зал посмотреть на результаты действий землянина. Когда система ИИ выдала запрос о судьбе Хранителей, Шепард прервался. И впервые увидел перед собой не обслуживающий, немного странный персонал Станции, а Расу. Разумную высокоорганизованную расу. Культурную расу. Расу, ожидавшую его решения. Живота али смерти, как сказала бы любительница древностей российских, его Светлана. И Шепард пожелал дать Хранителям жизнь. Свободу. Самостоятельность. Право, полное право на самоопределение. Дальнейшее теперь зависело от самих Хранителей.
  Сложный разговор с Андерсоном. Известие о работающей модели Ретранслятора прямо в центре Цитадели. Решение о поиске стартового комплекса Канала. И - информация о том, что у Бенезии есть дочь, с которой она, матриарх азари, уже полсотни лет не разговаривала. Известие об отце Лиары - Мятежном Матриархе Этите. Второй точкой приложения усилий экипажа и команды фрегата после стартового комплекса канала тогда стала планета Терум, где предстояло найти Лиару. А третьей точкой приложения усилий экипажа и команды спецкорабля "Нормандия" стали геты, оказавшиеся на поверку совершенно не такими едиными, как очень многим хотелось их представлять. Столкновение органиков с гетами, начавшими свою собственную экспансию, вполне могло спровоцировать Жатву.
  Чтобы отодвинуть перспективу Жатвы необходимо было сделать очень многое. И среди этого многого особое место занимали поиски первой расы. Самой первой расы.
  
  Ненадолго отвлёкшись от воспоминаний и размышлений, Шепард вызвал на экран настольного инструментрона список - план систем, подлежащих изучению. Левиафаны. Отметив, что только одна планета из нескольких десятков ни разу не давала себя исследовать и изучать даже дистанционными методами, Шепард принял как рабочую гипотезу предположение о том, что на этой планете есть нечто, связанное с Левиафанами напрямую. Отложив это в запасные варианты и направления действий до тех пор, пока Отряд не приблизится к этой планете, Шепард вернулся к воспоминаниям и размышлениям. О былом, о казалось бы прошлом. Прошлом, определяющим нынешнее настоящее и программирующим будущее.
  
  В ходе общения с адмиралами Альянса Андерсон и Шепард узнали, что у кораблей группы Иден-Прайм теперь является полноценной базой. Адмиралам Альянса Хакету и Гочкинсу было позволительно знать реальное положение дел и они не собирались распространять это знание вне жестоко установленных пределов. Тогда же в Альянсе, да и не только в Альянсе было принято принципиальное решение о необходимости размораживания работ по созданию двигателей и кораблей, способных обходиться без поддержки ретрансляторов. Сегодня, обдумывая детали этого давнего, ставшего без малейших натяжек историческим разговора, Шепард смог чётко сказать - теперь, незадолго до Столкновения с Жнецами, люди владеют и такими кораблями и такими двигателями. На Земле ими владеют всего несколько стран из более чем полутора сотен. И среди них - родина Светланы, Российская Империя. Имперцы захватили в этом деле лидирующие позиции и их разработки стали не только пионерными, но и лучшими.
  Тогда в ходе разговора с Адмиралами Шепард высказал вслух мысль о недопустимости простого уничтожения Жнецов. Кораблей - Жнецов. Ибо уже тогда понимал, что каждый Жнец - это воплощённая в единой форме уничтоженная сильнейшая Раса. И, разрушив этого Жнеца, можно разрушить единственную материальную ниточку к ноосферной памяти этой Расы. Сейчас эта мысль укрепилась в сознании Шепарда и стала родоначальницей других мыслей, часто именуемых самим Шепардом профильными.
  Последовавший затем разговор с главой Хранителей также позволил уточнить многие моменты. Хранители не настаивали на проведении немедленной быстрой эвакуации основной части населения Цитадели. Они передали в руки Шепарда то, что так истово, исступлённо тогда искал Явик: координаты исходной точки, фактически координаты стартового комплекса Канала. И были рады тому, что разумные органики этого Цикла сделали серьёзную заявку на освобождение Галактики от пут ретрансляторной сети.
  Протеане получили базу. Секретную, тайную базу. А Андерсон тогда впервые предложил сделать Бенезию и Лиару членами их коллектива, коллектива нормандовцев. Уже тогда Дэвид Андерсон засвидетельствовал понимание азари не как безличных "оно"-существ, а как женщин, ради которых мужчины-воины, члены экипажа и команды фрегата, потеснятся.
  Разговор с Бенезией зашёл сначала об Этите, а потом стал концентрироваться вокруг Лиары. Бенезия была непривычно откровенна со старшим помощником командира "Нормандии". Сейчас, много зная о Бенезии, Этите и о Лиаре, Шепард искренне изумлялся и удивлялся тому, насколько была мудра и прозорлива Бенезия тогда, в ходе их первого большого разговора с глазу на глаз. Ведь предстояло сначала уделить внимание проблемам протеан на Иле и только потом последовать на Терум, за Лиарой. За той самой Лиарой, которую её родная единственная мама звала не иначе, как Крылышко. За той самой Лиарой, которая вскрыла тайну Матриархата, увязав воедино детали разбитой мозаики и поняв, что учителями азари была не мифическая, слепленная, как оказалось, на живую нитку, богиня Атаме, а именно реальные, совершенно реальные протеане. Лиара тогда, после того разговора, после того Познания, ушла от матери, потому что не терпела лжи. Не терпела ни в каком виде. Тем более тогда, когда была молоденькой азари-археологом.
  И потом появился Жнец, уже захвативший контроль над Сареном. Бенезия уже находилась в кризисной ситуации. Она как никто понимала, что если уж родная дочь вскрыла этот грандиозный обман, то следом появятся и другие энтузиасты. И тогда раса азари содрогнётся. Вышло так, что раса азари уже содрогнулась. Содрогнулась, потому что теперь Бенезия решила спасти Сарена. В итоге попав в лапы Жнеца и став его марионеткой. Жнец не хотел, чтобы информация маяков попала в руки нынешних органиков, чтобы эти органики были предупреждены о грозящей им Жатве, чтобы успели подготовиться, организовать сопротивление.
  Бенезия была готова принять от Матриархата наказание за те бесчинства, которые совершила она, будучи под влиянием индоктринации. Шепард едва успел убедить матриарха в том, что люди не склонны разбрасываться и тем более - не склонны предавать своих союзников.
  Сегодняшний Шепард удивлялся самому себе - у него складывалось впечатление, что он тогда говорил на полном автомате. И выходило у него это не в пример лучше, чем вышло бы сейчас. Шепард тогда сказал, что четыре Спектра Совета Цитадели вполне способны заставить Совет Матриархов Азари забыть о любой возможности назначить какое либо наказание за то, в чём Бенезия не была никоим образом виновна, находясь под полным управлением Жнеца. Не будучи свободной личностью. Шепард тогда словно бы примерил на себя полномочия командира Андерсона. Примерил. Только примерил. Спасая Бенезию и Лиару, примерил.
  В ходе дальнейшего разговора Шепарда с Андерсоном и Явиком вскрылось незаконное финансирование Бенезией работы своей дочери в археологических экспедициях. С этим также предполагалось разобраться. И всё же впереди был поставлен Илос. А Терум поставлен вторым пунктом плана.
  
  На астероиде Майлази находились поселения азари, наблюдавших за масштабным проектом по перемещению меньших по размерам астероидов к Чалкосу. Добываемый оливин должен быть использован для поглощения диоксида углерода. Подобно остальным проектам, характерным для столь долгоживущей расы, могли уйти в прошлое десятки и сотни лет, прежде, чем перемены в климате планеты станут заметны. Глядя на панорамные снимки и на схемы с графиками, пояснявшими обстановку на астероиде, Шепард с грустью думал о том, что Жнецы не пропустят это место. Слишком уж азари привыкли миллионами селиться в самых что ни на есть медвежьих углах, к коим, безусловно, относился и этот астероид. Вполне возможно, что Жнецы, действуя подобно военным флотам землян, применят обычную бомбардировку. И тогда астероид развалится на части. Вряд ли кто-то выживет на нём.
  Выполнив обычный объём работ, корабли Отряда направились к побратиму Чалкоса - планете Селвос. Шепард поинтересовался имеющимися данными по этой планете. Безжизненный мир, терраформирование которого оказалось возможным. Температура поверхности - пригодна для разумной жизни, сила тяжести позволяла удерживтаь толстую атмосферу. Близость Селвоса к Чалкосу позволяла надеяться, что обе планеты выиграют от взаимной торговли и туризма. Была одна крупная сложность - запасы воды на Селвосе были минимальны. Попытки создать нормальную гидросферу давали пока что медленные, нестойкие результаты, заметные только долгоживущим азари. Оценив перспективы обоих миров - Селвоса и Чалкоса, даже применив кальку противостояния с флотами Земли, Шепард в очередной раз убедился - тогда о терраформировании в ближайшем будущем предстояло забыть. Купольные города будут уничтожены, орбитальные станции - превращены в обломки. Слишком лёгкой здесь могла быть победа Жнецов - это был сугубо мирный район, не обладавший мощными военными базами и станциями, способными противопоставить захватчикам что-либо серьёзное даже в виде временного сопротивления, дающего гражданским надежду выжить в ходе эвакуации.
  Сам Чалкос был одной из редких планет - садов в пространстве Млечного Пути. Он входил в двойную планетарную систему: вместе с Селвосом обращался друг вокруг друга, одновременно находясь на орбите звезды Мил. Скопление парниковых газов обусловило на Чалкосе более жаркий климат, чем на Земле и вызываемых Селвосом затмений было явно недостаточно, чтобы прикрыть планету от лучей звезды. Тем не менее, это не помешало осуществлению колонизации Чалкоса расой азари и другими, дружественными синекожим красоткам расами. Нельзя было по результатам предварительного сканирования и ознакомления с Историческими сводами сказать, что жизнь здесь особо спокойная. Как и во всех других системах Терминуса, здесь много фермеров, которые выращивали в основном психоактивные растения, немало вооружённых бандитов и учёных - генотехников, занимавшихся запрещёнными в пределах так называемого цивилизованного мира и космоса модификациями. Если же забыть о продолжительности дня и жаре, то это место вполне было пригодно для нормальной жизни.
  Оценивая военные перспективы, Шепард склонялся к мысли, что столь густонаселённый район будет полностью опустошён Жнецами. Здесь они вполне могут применить сухопутные войска и если верно предположение, что из захваченных рас они строят новые и новые корабли, то все обитатели этого района - живые или мёртвые будут Жнецами собраны и переработаны. А отступая, Жнецы вполне могут применить орбитальные бомбардировки. В большинстве мыслимых вариантов действий.
  
  Вернувшись к размышлениям о минувшем, Шепард подумал о протеанах. Их планеты были распылены Жнецами. Распылены, поскольку обозлённые Жнецы сделали всё, чтобы стереть саму материальную память о столь неудобном, столь непокорном оппоненте. И тогда, с помощью фрегата, с помощью нормандовцев протеане, сумевшие выжить, обрели новый дом.
  Илос. Ил. Планета, окутанная до самого последнего момента завесой секретности. Шепард хорошо знал, хорошо помнил, сколько нормандовцам пришлось попотеть, чтобы эта завеса стала ещё более надёжной, ещё более соответствующей новым, изменившимся условиям. Протеане получили базу, планету, на которой они и раньше были полными хозяевами, а теперь эта планета становилась их столичной планетой. Скрытой от посторонних взглядов и ушей. Скрытой в безвестности.
  Жнецы нашли Ил. Нашли и попытались выжечь. То, что увидел с орбиты Шепард, было... страшно. А протеане уже готовились к высадке. У них... у них тогда не было выбора. Других планет, столь же закрытых, столь же неизвестных нынешним разумным органикам, в резерве не было. Приходилось иметь то, что было в наличии. И пользоваться этим наличным капиталом.
  Было больно видеть, как планета была изуродована. Явик, воспользовавшись данными, полученными Таэлой, указал - здесь было множество протеанских городов, утопавших в зелени. А тогда под фрегатом, шедшим по орбите Илоса-Ила, на планете бушевали пожары. Оставшиеся после применения масс-драйверов. Которые могли применить только Жнецы. Слишком много непонятного было. Слишком многое хотелось тогда узнать и нормандовцам и протеанам. Протеанам тогда, вполне вероятно, больше и сильнее хотелось. Закономерно. Явик тогда был напряжён. Он уже увидел первую легенду своей расы - Цитадель. А теперь перед ним была вторая легенда его расы - Илос.
  Увидев после высадки на поверхность планеты статую иннусанонца, протеане и фрегатовцы были потрясены. Таких статуй они потом, позже, увидели немало. Почти одинаковых. Но первая... Она впечатляла. Изображения представителей этой древнейшей и для протеан и для нынешних разумных органиков расы были включены в базу данных протеанских маяков, предупреждавших о вторжении Жнецов. Только мало кто эти изображения статуй видел. Никто ведь всерьёз не интересовался маяками. А те, кто интересовались, совершенно не горели желанием делать достоянием всеобщей гласности результаты удовлетворения своего интереса.
  Архивы, протеанские архивы, издавна располагавшиеся на этой засекреченной до последнего предела протеанской планете, были вынужденно использованы протеанами для размещения стазис-капсул. Рассказ ВИ, ответственного за сохранение жизней обитателей капсул был тяжёл как гранитная плита. Явик тогда не раз порывался расстрелять или просто разбить кулаком консоль интерфейса ВИ. Таэла была опустошена - она вела многочасовой допрос ВИ с пристрастием, достойным высококлассного следователя. Шепард видел, ощущал, понимал, как тяжело ей дался этот допрос.
  Тогда впервые перед ним, Джоном Шепардом встала в своём почти полном свете проблема ответственности разумных органиковза создание ВИ, принимавших на себя, на свои синтетические плечи, столь важные функции. Протеанам, выжившим протеанам, пришлось заниматься похоронами десятков, сотен своих соплеменников. Они и в основном протеанском пространстве вынужденно считались, как оказалось, погибшими, а теперь они погибли реально, поскольку опекавший их ВИ не справился со своими обязанностями.
  
  Эти восемь часов перехода от Илоса к Теруму дались всем без исключения обитателям фрегата очень тяжело. Явик стоял в своей каюте, погружённой в полную темноту и непрерывно полоскал пальцы в кювете. Турианцы мутузили друг друга на ринге в ангаре фрегата. У них, птицеподобных, было принято так снимать нервное напряжение.
  Капитан Андерсон погрузился в работу. Шепард взвалил на себя множество функций и задач. Восемь часов. Бенезия волновалась - она не верила, что её дочь жива и здорова после полусотни лет молчания. Тогда в разговоре с Бенезией Шепард впервые задал себе вопрос о цене победы над Жнецами.
  Геты уже были на планете Терум. Высадились туда. Спустив с десантных кораблей колоссы - тяжёлые гетские артиллерийские платформы. Колоссами занимался Моро: орудия фрегата изрядно сократили численность этих монстров. Оставив на долю группы высадки мелочь. Пусть и разнообразную мелочь.
  На Теруме размещался центральный резервный пульт запуска системы "Башня ударной волны". Протеанский защитный комплекс. Новинка, смертельно опасная для кораблей Жнецов. И оказавшаяся смертельно опасной для незадачливой азари-археолога. Система задержания нарушителей. Способная удерживать посмевшего нарушить периметр зоны системы органика в неподвижности лет триста-четыреста. Протеанин отказался брать с собой внутрь Периметра системы всех, кроме Шепарда, Найлуса и Сарена. И сам старпом тогда его неявно поддержал: незачем было распространять информацию о "Башне ударной волны" среди "непосвящённых в детали".
  Что и говорить, встреча с азари прошла по весьма напряжному варианту. Явику пришлось стрелять едва ли не по ногам приходившей в себя азари, не спускавшей, впрочем, насторожённого взгляда с протеанина, принявшегося тогда перепрограммировать систему. Лавовые потоки были близко и, как сказал Явик, если не принять срочные меры, то планету может расколоть.
  Отповедь Найлуса азари была впечатляющей. Он её макнул со всей турианской основательностью, сразу дав понять, что об источниках запредельно богатого финансирования имеет слишком хорошее представление, как, впрочем, и о многих других художествах молоденькой докторини. Или докторессы.
  Явик быстро установил, что азари занималась направленным взломом системы и потребовал от Лиары ответа. Но она была слишком блокирована видом неизвестного ей разумного, чтобы мыслить и действовать сообразно ситуации. Явику пришлось её парализовать, взяв шею азари в боевой захват. Во избежание разрастания масштабов проявлений откровенной неадекватности.
  Потом, когда Явик назвал, к какой расе он принадлежит, последовал заранее ожидаемый обморок. Совершенно естественный обморок. Вид заходящего на зависание фрегата с яркой надписью вдоль борта стал для Лиары только первым ударом. Вторым - стало самоназвание расы, к которой принадлежал Явик. В общем и целом дитё с дипломом доктора наук в кармане было доставлено на борт фрегата в безопасном, бессознательном состоянии.
  После окончания запланированной стоянки на Илосе было предложено двигаться к Феросу. Там находился торианин, который вполне подготовился к переводу под своё влияние местных колонистов. Азари было решено не выпускать на Илосе за пределы фрегата. Секретность надо реально соблюдать.
  Содержание первого разговора Бенезии и Лиары Шепард знал дословно. "Нормандию" было решено тогда оставить на орбите Илоса, чтобы не дать возможность азари увидеть в деталях то, что находилось на планете. Андерсон тогда предложил переправить обеих азари на Иллиум. А в разговоре с Карин Шепард окончательно сформировал свою собственную позицию относительно обеих азари. Личную позицию.
  Попытка прорыва азари Лиары в док челноков потерпела полный крах. А Андерсон, предоставивший младшей Т"Сони возможность ознакомиться со, скажем так, некоторыми разведданными, добил Лиару. Почти что окончательно добил. Немудрено, ведь азари имели тысячи лет для того, чтобы изучить протеан должным образом, а оказалось, что никто протеан и не изучал в Азарийском пространстве так, как надлежало это делать столь мощной расе.
  Бенезия, вошедшая в капитанскую каюту, где Андерсон, Явик и Шепард песочили младшую Т'Сони, с ходу отвесила дочери пощёчину. Впечатлило это тогда присутствовавших не по-детски. Равно как и суровая отповедь, прочитанная матерью дочери при посторонних разумных. Лиара реально теряла с того момента, с момента пощёчины, свободу. Сначала, ещё на корабле, она попадала под принудительное и мощное управляющее влияние матери, а потом её ждал монастырь. Там, как оказалось, умели справляться с вот такими вот кадрами вроде брыкающейся не по делу докторессы околоархеологических наук.
  Пребывание землян и турианцев в Мемориале на Илосе. Почести погибшим протеанам, обретшим, наконец, вечный покой, сохранившим имена, не оставшимся в безвестности. Таэла доказала факт применения Жнецами страшного оружия - Выжигателя планет - по Илосу. Пусть частичного, но - реального применения. Полное применение этого орудия Илос бы не пережил как небесное тело.
  Протеане решились вскрыть основной код того ВИ, который уничтожил учёных.
  Турианцы и люди увидели поставленный вертикально, приручённый Ретранслятор. Зрелище было ещё то... Ретранслятор потрясал своими точными формами, а сияние вокруг него... было чем-то совершенно невыразимым словами. Мощь и победа.
  Потом под "огонь" Явика, к счастью, пока словесный, попал Совет Цитадели. Протеанин кипятился и в его возмущении просматривалась мрачная решимость уничтожить, если потребуется, всех Советников, как не справившихся с возложенной на них работой. Он, протеанин, имел на это полное право. Как представитель Старшей Расы. Старшей по отношению к любым ныне существующим Расам Пространства Цитадели.
  Разговор о запрограммированном и жёстко охраняемом сценарии развития жизни в Млечном Пути, органической разумной жизни вообще произвёл тогда на собеседников крайне тяжёлое влияние. Информация об оружии, созданном Старыми, не Старшими, а Старыми расами, об оружии, оказавшемся способным на одной из планет создать гигантский разлом... Потрясала. Ситуация действительно была неоднозначной, ведь протеане за короткий срок нашли и Жнеца, поражённого выстрелом из того оружия. Того самого Жнеца у Мнемозины.
  Дальнейший свой разговор с протеанином Шепард помнил слишком хорошо. Сначала он тогда читал ридеры и кристаллы, а потом пришло время и прямой закачки информации. Прямо в память, прямо в мозг. Надо было сэкономить время. Стандартные способы были слишком разорительны для временных рамок, в которые были поставлены нормандовцы. Да и протеане тоже.
  Тогда было решено поставить Совет под контроль и управление с одной стороны - нормандовцев, а с другой стороны - протеан. Тогда впервые на пост главы СБЦ был рекомендован Гаррус Вакариан. Рекомендован протеанином, заручившимся мнением Сарена. Тогда впервые в устах Явика прозвучало указание на "Цербер", как на структуру, сориентированную на захват власти на Цитадели в своих узкоорганизационных интересах. Беспощадной была характеристика, данная тогда протеанином "Церберу". Беспощадной и, как оказалось впоследствии, во многом справедливой.
  Тогда впервые была озвучена характеристика России, как страны, всегда оставшейся по сути своей Империей. И никогда этого не скрывавшей. Всегда действовавшей как Империя. Объединение России и Протеан было запрограммировано. Обе структуры были изначально имперскими по духу. И потому между ними в изменившихся условиях не было противоречий, способных эти структуры ослабить.
  Наоборот, имперскость усиливала. Тем более тогда, когда оппоненты стали искать, напряжённо искать тех, кто, по их разумению, стоял за спиной у Шепарда и Явика. За спинами у турианцев. За спиной Андерсона. Советники Цитадели не смогли поверить, что столь сильные разумные обходятся без скрытой поддержки. И искали тех, кто составлял основу этой поддержки. Искали, не понимая, что эта поддержка уже зреет и в числе множества необлечённых властью разумных органиков Млечного Пути, обозлённых и раздосадованных мягкотелостью и непрофессионализмом Совета Цитадели и подчинённых ему структур.
  Часть разговора тогда Шепард и Явик уделили проблеме азари. И Шепард услышал беспощадную характеристику расе синекожих прелестниц из уст протеанина. Из уст разумного органика, принадлежавшего к расе, изменившей азари внешне и частично - внутренне, но оставившей азари возможность развиваться по своему собственному сценарию. Тогда впервые из уст Явика Шепард услышал об ардат-якши и о юстициарах. Как о структурах, способных защитить азари от неминуемой гибели под давлением сил и войск Жнецов.
  Тогда ещё раз прозвучало название "Россия", как страны, способной уже силами разведки, своей собственной разведки знать и предвидеть многое, что пока было известно явно только протеанам и немного - Шепарду, как представителю Альянса. Явик тогда совершенно справедливо указал, что следует активизировать контакты между простыми разумными людьми, составляющими большинство жителей стран Альянса и Российской Империи.
  Явик тогда удивил Шепарда, предложив ему, капитану ВКС Альянса Систем вступить в контакт с командованием российского разведкрейсера "Волга". Сейчас, как понимал Спектр, в этом не было ничего удивительного - крейсер Империи был слишком близко к Илосу и при его разведвозможностях вскрытие тайны протеан было лишь вопросом времени. Очень короткого времени.
  Объём работ, осуществлённых едва ли сотней спасшихся от гибели протеан, потрясал. А потом Шепарду пришлось познакомиться с технологией присутствия. И увидеть своими глазами, своим разумом, многое, наглухо закрытое для большинства разумных органиков, живущих в пределах этого нынешнего Цикла. Эпоха кроманьонцев, эпоха древних людей. Оказалось, протеане контролировали развитие человечества, мягко направляли, защищая молодую расу от излишнего внимания Жнецов. От включения в списки на уничтожение. Жнецы весьма полно отслеживали уровень готовности.
  Препарирование кроманьонцев на глазах Шепарда... Заставляло понять, почему и люди впоследствии столь привычно были жестокими по отношению к себе подобным. Вот и доказательства посещения Земли представителями разумных из других миров. Просто эти доказательства никому не были в большинстве своём интересны. Для многих же людей подобные доказательства были попросту опасны и вредны. Потому их, эти доказательства, и не искали, и не давали информации о них облечься в убедительную доступную форму.
  Ознакомление с работающим форпостом протеан... Даже виртуальным... Порождало сложные ощущения. Да, Шепард понимал, что любое изучение жестоко по отношению к объектам изучения. Да, к тому времени он уже видел, как изучали людей те же разведчики-Жнецы. Но видеть, как почти то же самое, пусть и с меньшей жестокостью, осуществляют протеане.... было тяжело.
  Ещё тяжелее слышать от Явика то, что не было в таких значительных масштабах известно даже высоколобым умникам ключевых рас. Об азари известно. О турианцах, саларианцах и кварианцах известно. Компенсируя эту тяжесть, Шепард настоял на том, что он в состоянии воспринять в этом полном формате информацию о более чем десятке других ключевых рас пространства Цитадели.
  Бросок к Иллиуму. Двадцать шесть часов полёта. Тогда впервые Шепард посмотрел на фрегат "Нормандия", как на корабль, который нуждается в реконструкции, в перестройке. Слишком тяжелы, слишком объёмны были новопоставленные задачи, чтобы их решать, опираясь на этот корабль, оставив его в виде турианско-земной разработки.
  В разговоре с Чаквас Шепард смог уяснить для себя многие детали предстоящей работы с волговцами. Капитан первого ранга Стрельцова Светлана Васильевна. Командир крейсера Империи. Разведывательного крейсера. И через Чаквас удалось выйти на главного врача крейсера "Волга", капитана Селезневу Аллу Кирилловну. Если бы не знакомство с ней Чаквас... Устанавливать полный контакт между экипажами и командами пришлось бы по сильно усложнённому варианту. Чаквас передала Шепарду материалы по Селезневой. Уточнила дальнейшие перспективы Лиары. Монастырь. Прочистка мозгов, совмещённая с трудотерапией.
  Бенезия. Ей предстояло теперь жить очень скромно. И готовить расу азари к борьбе. Бенезия тогда стала первым инорасовым эффективным резидентом нарождавшегося Сопротивления. Резидентом внутри очень сильной и очень неоднозначной расы.
  Обычным был разговор с Чаквас. Тот разговор. А Шепарду казалось, что он поговорил с матерью. Которую никогда не знал, будучи сиротой.
  В разговоре с Бенезией, с матриархом азари было трудно что либо скрывать. Всё же больше восьми сотен лет возраста... Громадный жизненный опыт, недоступный большинству людей. Беспощадность в суждениях и оценках. Жёсткость во мнении, во взглядах на многие вопросы и проблемы. В том числе и на маяки. Три маяка, набитых информацией под завязку. Ценнейшей информацией. На возможность для азари, и так способных к многодетности изначально, буквально затопить своими детьми планеты и звёздные системы при необходимости.
  Тогда Бенезия предложила начать не с ардат-якши, а с юстициаров, выступавших в качестве приближённого аналога Спектров. Упоминание из уст Бенезии о "Тёмном Космосе", мире, где царствовало абсолютное зло. В то время как известные Шепарду и Бенезии органики, разумные органики оказались на Грани между Добром и Злом.
  Обсуждение пути информационного посредника для Лиары как компенсирующего утрату возможности действовать в направлении исследования протеанской проблематики. Информация о сути и внешнем виде, о свойствах Серого Посредника. Информация об ардат-якши, как сильнейших телепатах. Размышления Бенезии о биотике.
  Последовавший затем разговор с командиром фрегата в обществе Явика. В присутствии Явика. Заход на Иллиум был признан слишком малозначащим, чтобы ему уделять какое-либо собое внимание. Впереди были Ферос и Цитадель. Явик был готов действовать предельно жёстко - он неоднократно упоминал в том разговоре, что его воины готовы показать всю силу армии Протеанской Империи и цитадельцам, и торианину. И Шепард, как вспоминал сейчас, уже тогда не сомневался: протеане дадут добротно прикурить всем недоброжелателям - и реальным и гипотетическим.
  Обмен мнениями в присутствии Найлуса и Сарена по проблеме замены руководства СБЦ Цитадели. Углубление понимания того простого, казалось бы, факта, что "Цербер" банально пытается выжить, выслуживаясь теперь перед Жнецами. Это были слова Андерсона, указавшего также, что руководство этой прочеловеческой по легенде организации, уже поголовно индоктринировано и вполне способно всадить нож в спину человечества. Тогда, на том совещании, уже было ясно, что борьба с "Цербером" будет долгой, очень долгой и напряжённой.
  Потом обсудили кроганов, рахни, саларианцев, кварианцев, даже гетов, поскольку всеми нормандовцами овладело понимание простой вещи - в одиночку им не выстоять, не справиться с теми задачами, без решения которых победа над Жнецами становилась просто недостижимой.
  Разгромный, обличающий, обличительный спич Явика о глупости и тупости нынешних рас, ничем не отличимых по уровню этой самой глупости и этой самой тупости от протеан эпохи противостояния с Жнецами. Протеане верили, что потомки окажутся умнее. А оказалось, что потомки совершенно не такие уж и умные и не такие уж и развитые. Когда Явик предъявил обоим турианцам и обоим землянам изображение Цитадели в виде готового к действию ретранслятора-ромашки... Это был сокрушительный удар. Добивающим ударом стало изображение закапсулированной Цитадели. Протеане сумели раскопать это за несколько дней. А расы Пространства Цитадели нынешнего Цикла так и не захотели, не удосужились раскопать эту же информацию за тысячи лет. Что и говорить, обвинение было стопроцентно доказательным. Крыть было нечем и оправдываться глупо.
  Архивы Цитадели. Спящая бомба. Реконструкция и довооружение фрегата. Реформирование Корпуса Спектров. Как тогда правильно сказал Найлус Крайк: "Только потянули за ниточку". Всем этим предстояло заниматься в самом ближайшем будущем. Если же не заниматься всем этим... То легче было покончить жизнь самоубийством. Всё равно Жнецы тогда бы оказались гораздо сильнее разобщённых обитателей Галактики. Обитателей нынешнего Цикла.
  Прощание с обеими Т'Сони было кратким. Лиара явно находилась под мощным воспитательным воздействием матери, на причале её ждали младший иерарх и шестеро послушниц монастырской службы безопасности. Так что никаких сантиментов не могло быть в принципе. Да, сейчас она могла бы, младшая Т'Сони, считать, что тогда она уже влюбилась в него, Шепарда, но внешне во всяком случае это никак не проявлялось, а внутренне - это был мир психики, мир сути самой Лиары Т'Сони и не Шепарду было судить о том, что творилось тогда у Лиары в этих мирах. Впереди у нормандовцев был Ферос, впереди была Цитадель.
  Впереди была работа, служба, впереди была Война. А схождение на берег матриарха азари с дочерью тогда воспринималось как обычная рабочая ситуация. Без всяких там далеко идущих матримональных планов.
  Только Явик тогда сказал Шепарду о том, что Бенезия... любит его, Джона Шепарда. Уточнив при этом, что Шепард спас не просто жизнь азари, он спас её личность. Дополнив, что Шепарду удалось заслужить любовь не просто азари - матриарха азари. Для всех, кто не принадлежал к числу представительниц расы азари сделать это было сложно. А вот Шепарду удалось.
  Шепард, слушал и понимал Явика тогда. Но больше тогда старпом думал о том, как ему общаться с командиром российского разведкрейсера "Волга". Для него в тот момент этот разговор, это общение представлялись более сложным. И, соответственно, важным. О том, любит ли его Лиара, он даже не задумывался, считая, что это не его право, а право Лиары.
  
  Ферос оказался сложным орешком. Но долго размышлять о происшедшем на этой планете не в таком уж и отдалённом прошлом, Шепарду не удалось. Наступило время работы Отряда с очередной планетой и старпом поспешил к Звёздной карте - приближалась отметка старпомовской вахты.
  
  Планета Лизир обладала низкой плотностью, была известна благодаря фильму "Голубая сталь", эксплуатировавшему образ азари, героически управлявших роботизированными комплексами по добыче самых разных полезных ископаемых с этой или подобной Лизиру планеты. Фильм стал первой попыткой земных человеческих кинематографистов выйти на галактический рынок. Люди пошли на откровенный подлог, не сообщив зрителям, что на самом деле съемки велись на борту орбитальной станции, расположенной у другой, совершенно безжизненной планеты. Реально же станции, расположенные вокруг Лизира, служили для азари базой управления механизмами, осуществлявшими добычу урана.
  Оценивая перспективы обороны Лизира, как базы ценного полезного ископаемого, Шепард не обольщался. Станции на орбите планеты будут уничтожены, а Жнецы продолжат свой путь, не заботясь о выяснении судьбы возможных выживших. Проблемы крестьян урядника не интересуют, как сказала бы Светлана.
  Задержавшись у Лизира на несколько часов, Отряд быстро достиг района маленькой каменистой планеты Акрайя, гравитационно связанной с местным светилом. Там по данным зондирования размещались залежи никеля, только вот этими залежами никто реально и всерьёз не интересовался.
  Перегон в звёздную систему Ленал должен был занять девять часов и командование фрегата распорядилось о переводе корабля в ночной режим. Экипажу и команде нужно было отдохнуть самым естественным образом - поспать. Предстояло войти в звёздную систему, где у "Цербера" были сильные позиции - базы и станции. Андерсон по согласованию с Титовым и Стрельцовой уже просчитывал варианты работы, включая вооружённое столкновение с силами "Цербера".
  
  Работа есть работа. Шепард погонял десантников на квалификационных тренировках, распорядился о порядке и сроках устранения выявленных проблем и недостатков, провёл короткое совещание с Аленко и Дженкинсом. Затем переговорил с инженерами в техотсеке, надо было определить готовность резервных систем корабля к переходу в рабочее состояние и ещё раз проверить соответствие их реальных характеристик тем, что были заявлены в документации. Переговорив с Пресли относительно получения новых карт звёздных систем и отдельных районов, Шепард пообщался со специалистами и офицерами БИЦ, зашёл к артиллеристам и, наконец, вернулся к себе, чтобы в оставшиеся до старпомовской вахты часы вспомнить детали пребывания и работы на Феросе.
  
  Водородно-гелиевый газовый гигант с высоким содержанием азота в атмосферном щите, Нутус, был известен несколькими колонизированными спутниками. Один из спутников, Этрат, служил базой некоему Раштеку Чассу, лидеру одной из вооружённых группировок, действовавших в пределах ряда систем Терминуса. Раштек обложил данью колонистов Тригинта Петра и всех путешественников, которые останавливались на орбите газового гиганта для осуществления заправки гелием-третьим. У Часса имелся небольшой флот, который, при приближении Отряда в составе фрегата и крейсера, благоразумно разбежался по самым тёмным углам звёздной системы, а сам Раштек не менее благоразумно на время прекратил обдирать капитанов подошедших трёх грузовозов и восьми пассажирников частных перевозочных компаний. Несколько часов пребывания отряда на орбите газового гиганта, несомненно, были не самыми приятными часами в жизни этого местного военно-криминального вождя.
  Оценивая способности этого воинского начальника по противодействию Жнецам, Шепард, считывавший информацию с экрана инструментрона в своей каютке, не скрывал мрачного удовлетворения: молодец против овец, а против Жнеца - он и сам овца. Так примерно охарактеризовал старпом уровень воинского мастерства этого Часса. Скорее всего этот "овца" покинет со своим флотом систему задолго до появления первых разведчиков Жнецов. Ему жизнь, что называется, дороже.
  
  Как хорошо помнил Шепард, ещё при приближении к Феросу разведкорабль засёк и корабли гетов и челнок кварианки. А также были зафиксированы радиопереговоры колонистов. Затем было определено местоположение торианина. В общем и целом картинка нарисовалась едва ли не в полной мере. Сначала Шепард планировал оставить Найлуса и Сарена на фрегате, а взять с собой только Явика и Аленко с полисменами. Вовремя проведя по рекомендаци Чаквас вакцинацию группы высадки и приняв к исполнению, не к сведению, а к исполнению рекомендации врача корабля о действиях только в полностью закрытых скафандрах, Шепард посчитал, что группа готова к действиям на планете.
  Протеанские башни использовались и колонистами и гетами. Никто из местных насельников не знал, что на военном земном корабле прибыл владелец этих построек, переживших сорокатысячелетний отрезок времени, которое не щадит, как хорошо было известно Шепарду, даже пирамиды, хотя и боится эти самые пирамиды, особенно, если в этих пирамидах заключены протеанские форпосты.
  Прибытие на планету прямо к колонистам Надежды Чжу некоего торговца-саларианца насторожило Шепарда и нормандовцев ещё больше. Торианин резко негативно отреагировал на действия настырного торгаша. Некая компания "Экзо-Гени" пыталась приспособить торианина к своим нуждам, пыталась его изучать. А в результате страдали простые колонисты, не имевшие, соответственно, никакого представления о коварстве высоколобых умников и административных функционеров компании. В самой "Экзо-Гени" было своих внутренних проблем, в том числе и корпоративных противоречий. Далеко не все сотрудники компании оказались твердокаменными патриотами этой структуры, готовыми вкалывать за спасибо и не задавать неудобных вопросов. Геты в свою очередь охотились за информацией, оставленной на брошенных серверах в квазиофисе "Экзо-Гени". С гетами активно взаимодействовали варрены - железные шагоходы поставляли немало трупов, а для варренов мертвечина была настоящим деликатесом. Кроме того аппаратура фрегата засекла на стороне гетов нескольких кроганов - те тоже уважали силу оружия и силу носителей этого оружия, будучи профессиональными наёмными воинами.
  Высадка прошла не через космопорт, а по стандартам разведки - со стороны, откуда ни колонисты, ни геты, ни ползуны, гостей, что называется, не ждали. Против профессиональных воинов, а других, как известно, на борту фрегата не было, у гетов не было шансов и первые пятнадцать шагоходов окончили своё существование бесславно. Избавив колонистов от угрозы нападения гетов, Шепард провёл вакцинацию запертых в изолированных помещениях прикосмопортовской территории людей, Аленко оказал медицинскую помощь раненым в ходе столкновений с гетами колонистам.
  У скряги-торговца, саларианца, они не купили ничего. Но и убивать торговца и забирать его товары в силу военной крайней необходимости тоже не стали. Важнее было провакцинировать всех колонистов этой изолированной прикосмопортовой части, поддержать их силы. Чем группа Шепарда тогда и занялась. Влияние торианина с каждым разом подтверждалось со всё большей определённостью.
  Разговор с главой колонистов - Фай Данем и добровольно-принудительной охранницей Арселией Сильвой Мартинес особых новинок не предоставил. Спустившись вниз, в подземные уровни, группа Шепарда соединилась с Явиком, всё это время старательно отводившим глаза от своей скромной персоны. Было решено сначала решить проблемы колонистов с водой, электроэнергией и мясом, а потом идти на рандеву с Торианином. Присутствие Явика обещало сделать общение более продуктивным, на что, если честно, Шепард тогда очень рассчитывал. Явик, как и положено воинскому начальнику, распределил роли, обосновал порядок построения отряда.
  Первым пал зубастый вожак варренов. За ним нашли свою смерть и четыре варрена его стаи. Мясо варренов пригодится колонистам, равно как и вынутые из полуразобранного транспортёра почти полностью заряженные аккумуляторы. Две проблемы колонистов Надежды Чжу были решены. Открывая задвижки на заблокированном гетами водопроводе, членам группы Шепарда довелось увидеть почти полностью индоктринированного Торианином колониста. С ним даже не стали разговаривать - бесполезно. Уничтожив охрану радиопередатчика гетов и сам радиопередатчик-радиомаяк, нормандовцы осложнили деятельность роботов, вооружённых ИИ, и теперь могли обратиться к решению проблемы торианина.
  Ползуны-охранники делали всё, что могли, пытались приблизиться к членам наступавшей на них вооружённой группы разумных, но каждый раз вынуждены были гибнуть бесславно и быстро. Явик включил свой биотический кокон, так что слизь со спорами даже на скафандры не попадала, а полисмены и Шепард с Аленко работали штыками инструментронов и штурмовых винтовок, чтобы сберечь боеприпасы для более серьёзных противников.
  Встреча с пленницей Торианина - трёхсотлетней азари не доставила членам группы старпома поначалу ни малейшего удовольствия. Повинуясь торианину, неожиданная посредница потребовала от нормандовцев пасть ниц и отдаться Торианину душами и телами. Спич протеанина впечатлил и нормандовцев и азари. Ожидая реакции торианина, Явик отметил, что это растительноподобное существо знает и о кварианке и о многом другом, поэтому снять информацию с его мозгов надо как можно быстрее.
  Азари-парламентёрша по имени Шиала, бывшая наёмница, была послана искать Бенезию, Матриархат до сих пор не знал, что старшая Т'Сони вернулась на Иллиум. Шепард в силу воинских талантов азари Шиалы был готов взять её на борт фрегата, но Явик предложил лучший вариант - эта азари поможет адаптироваться колонистам и при случае защитит их от посягательств лучше, чем самозваная полисменша.
  Смерть торианина от руки протеанина была мгновенной. Считав память растительноподобного разумного, Явик посчитал, что здесь его функция выполнена. Несколько минут он переформировывал полученную от торианина информацию, заставив Шиалу стоять неподвижно. Протеанин запрограммировал Шиалу на должный протокол поведения.
  Торианин был сожжён. Шиала нашла общий язык с девушками - водопроводчицей и электриками, колонисты были освобождены от гнёта ментальных способностей растительноподобного сатрапа и группа Шепарда смогла спокойно выступить на аэрошоссе, чтобы добраться до башни, где располагался офис Экзо-Гени.
  Явик оградил тогда Шепарда от домогательств Шиалы. Азари вынуждена была отступить под напором аргументов, выставленных старпомом, просчитавшим её поведение до деталей.
  Разговор с Итаном Джонгом получился... силовым. Функционер компании пытался сохранить лицо, но в этот раз ему откровенно не повезло. Шепард сам пояснил учёным и охранникам скрытые от них некоей корпоративной тайной мотивы деятельности администрации компании относительно торианина. В итоге Итан Джонг был вынужден умереть - активировался психоблок.
  Элизабет, мать пропавшей девушки, тогда превратилась в официального лидера группы бывших сотрудников компании "Экзо-Гени". Угроза бомбардировки колонии нанятыми ошалевшими экзогеневцами кораблями-бомбардировщиков, подействовала на них отрезвляюще: они уже поняли, что им придётся налаживать жизнь здесь или, как только появится возможность, улететь с этой планеты и постараться трудоустроиться где-нибудь ещё.
  Продвижение группы высадки фрегата к офису компании "Экзо-Гени" по аэрошоссе сопровождалось обычным коктейлем - гетские колоссы, плюс мелочь вроде пехотинцев, снайперов и ракетчиков. Неприятно, но для группы воинов, передвигавшейся на транспортёре при поддержке вооружённого шаттла - не смертельно.
  Девушку-учёную спасли от разъярённого крогана, убив ящера, оставили ей карточку-допуск, занялись ликвидацией гетских солдат, охранявших захваченные сервера компании. Явик попутно сливал информацию с серверов на свой тогда казавшийся старпому бездонным инструментрон.
  Продумав план по эвакуации учёных на Надежду Чжу в прикосмопортовский посёлок, группа Шепарда решила перейти от теории к практике. Доведя учёных до посёлка при космопорте, Шепард и его группа смогли уделить внимание решению проблемы кварианки. Мать и дочь объединились, им и прочим людям, польстившимся на уговоры экзогенийцев теперь ничего в ближайшее время не угрожало.
  Аленко тогда отметил, что азари Шиала уж очень внимательно разглядывает Шепарда. Старпом понял подтекст слов лейтенанта, он и сам ощущал интерес азари к своей персоне, но решил пока на это не обращать особого внимания. Важно было то, что к тому времени прибывшая на планету на челноке кварианка уже была ранена, геты нашли её челнок и слили с него всю информацию, оставив машину неповреждённой.
  Едва успев отсечь от тяжелораненой кварианки окружавших её пятерых гетских шагоходов, пришлось в темпе доставлять кварианку на борт фрегата. Шаттл фрегата подхватил челнок кварианки на внешнюю подвеску. Носилки с кварианкой внесли в салон под защитой кокона, выставленного Явиком. По самому прямому маршруту шаттл доставил кварианку на фрегат, там её сразу взяла под контроль Чаквас, не забывшая поблагодарить Явика.
  Пожалуй Шепард впервые тогда во всех деталях увидел, как работает хирург Карин Чаквас. Раньше ему как-то удавалось избегать таких зрелищ. Кварианка действительно попала в надёжные руки настоящего профессионала. Аленко, подпитывавший Явика своей биотикой, краснел, бледнел и готов был упасть в обморок, поскольку Чаквас не заботилась особо о соблюдении приличий во время операции и смело обнажала запретные для мужчин части тела кварианки, конечно, если в этом была прямая необходимость. Явик вызвался подлатать скафандр кварианки с помощью инженера Адамса и попутно изучить это чудо кварианских технологий.
  Короткий перекус после такой работы показался просто пиршеством. Чаквас тогда активно интересовалась тем, что произошло на Феросе и Явик с Аленко и сам Шепард охотно рассказали врачу корабля отдельные, далеко не все моменты, обойдясь кратким изложением без особых деталей. Затем Чаквас с железобетонной уверенностью настояла, чтобы все присутствовавшие органики отдали долг богу сна Морфею и восстановили свои силы самым естественным образом.
  В ту ночь капитан Андерсон получил официальное подтверждение из Штаба Астросил Разведки Российской Империи, открывавшее путь к нормативному сотрудничеству между экипажами фрегата "Нормандия" и крейсера "Волга".
  Доклад членов группы высадки командиру фрегата был отдан по всей форме. Андерсон, как высший офицер на борту военного корабля, выразил своё удовлетворение. Каждый из группы высадки после окончания доклада занялся своим делом, а дел на фрегате у всех обитателей всегда хватало с избытком. Жизнь на Феросе в колонии также налаживалась. Шепард чувствовал, что Шиала-азари к нему явно неравнодушна, но снова не придавал этому никакого значения. Хочет любить - пусть любит. А взаимоотношения - это дело двоих.
  Дальнейшее Шепарда не особо и касалось. Он знал о разговоре Андерсона и Чаквас, знал, что врач корабля создала для кварианки комплект нижнего белья, знал, что Явик корпел несколько часов над её скафандром и в результате тот стал даже лучше прежнего.
  Всё это было ему известно. Равно как и спич кварианки, который она обрушила на Карин Чаквас. Шепард слышал этот спич, что называется, в прямом эфире. И у него тогда было хорошо скрытое, крайне острое желание ворваться в медотсек и поставить эту кварианку на колени перед Карин. Независимо от того, что кварианка - тяжелораненый органик. Независимо от того, что у неё повреждены нога и рука. В тот момент для Джона Шепарда Карин представляла неизмеримо большую ценность, чем дочь адмирала Кварианского флота. Адмиральские дочки приходят и уходят, а Карин Чаквас обрела на борту фрегата "Нормандия" не место работы, а семью и уходить не собиралась. Да и Шепард и нормандовцы не отпустили бы Карин. Для них она стала не просто корабельным врачом, для многих фрегатовцев она стала мамой. Матерью. Да, для совершенно взрослых и вроде как самостоятельных мужиков она стала мамой. А если какая-то кварианка начинает перед Карин хвост распускать... Что стоило тогда Шепарду, слышавшему этот обвинительный визг из уст кварианки в реальном масштабе времени сдержаться и не выдрать дверь в медотсек с мясом, не ворваться внутрь, не обрушиться на кварианку, визжавшую как корабельная буксирная сирена... Пожалуй знал только он.
  Что и говорить, Карин его, Шепарда, потрясла тогда, в ходе разговора с кварианкой, своей мудростью. Чаквас уломала кварианку. Тихо и спокойно вербанула. Кто бы из разумных органиков смог бы ожидать столь профессиональной и эффективной вербовки от затворницы медотсека фрегата? Да никто в принципе. А Чаквас, майор медслужбы Альянса, смогла. Она капитальнейшим образом провентилировала мозги этой кварианке. Заставила её повзрослеть за считанные десятки минут разговора лет на тридцать.
  Слушая Чаквас, говорившую с кварианкой, Шепард не раз тогда хотел войти в Медотсек и просто отдать ей, Карин, свой знак Спектра. Признать свою собственную малозначительность перед мощью её, майора медслужбы Альянса с уникальной специализацией, интеллекта и разума. Чётко и полно признать. А затем в кратчайшие сроки добиться официального присвоения Карин статуса Спектра. Чтобы знак не был просто брошкой.
  Затем за кварианку взялся Андерсон. В присутствии Шепарда он заставил кварианку пожалеть о своих словах. Наверное, десятка три раз пожалеть. Самым глубоким образом пожалеть. Встреча с Явиком заставила кварианку измениться ещё глубже. А потом Тали были представлены оба турианца-Спектра. В итоге кварианка была раздавлена, разобрана на составные части... и собрана вновь. Явик тогда передал ей информацию. Важную информацию, соответствующую тому, что ожидали от кварианки нормандовцы - стать адмиралом, действующим адмиралом Кварианского Флота. Адмиралом военного времени.
  Когда Тали заглянула к Чаквас перед самым отлётом... Шепард, отслеживавший ситуацию, сам не поверил словам Чаквас. Она просчитала его, старпома Джона. Он действительно остался холоден к попыткам очаровать его той будущей зеленокожей азари, он не поддавался на явные признаки расположения к нему самой Чаквас. Разве все случаи такого рода упомнишь? Он действительно ждал ту, перед которой сам склонится в поклоне высшей признательности. Он, как теперь понимал, ждал появления рядом Светланы Стрельцовой. Той самой недотроги, зубрилы, заучки и карьеристки. Той самой Скалы, которая оказалась совсем не скалой. Той самой, любовь которой к нему действительно свидетельствовала - Светлана равна ему во всём. И им обоим нет необходимости по-глупому тратить время на соревнование, на попытки выяснить, кто лучше из них двоих и кто главнее. Как тогда смогла это просчитать Карин, он не знал. И понимал, что никогда не узнает. Это было то, что скрывала под собой формулировка "мудрость зрелой женщины". Только Карин Чаквас с её жизненным опытом смогла бы быстро и полно понять такое.
  Экипаж фрегата ждала новая часть работы. Операция "Цитадель". Корабль уходил от Фероса. Уходил, выполнив свою миссию на планете в полном объёме.
  
   Тем временем Отряд приблизился к карликовой планете Койдатикс, где, как сообщали Своды геологии, были обнаружены залежи золота. К сожалению, не местного, а всего лишь занесённого туда астероидом, сравнительно недавно, по геологическим, конечно, меркам, столкнувшегося с планетой. В результате столкновения часть массы планеты была выброшена в космос, образовав несколько лун неправильной формы. Рядом с лунами были построены орбитальные станции, населённые в том числе и турианцами, нарёкшими планету. Отступать населению этих станций, как понял Шепард, привычно примерив к маленькой планетке ряд типовых сценариев атаки и захвата, было практически некуда. В условиях атаки Жнецов любой путь бегства был бы успешно, а главное - быстро блокирован превосходящими силами войск креветок и тогда судьба беженцев была бы очень печальной.
  
  Проведя стандартные три часа на старпомовской вахте у Звёздной карты, совершив обычный контрольный обход корабля, растянувшийся на несколько часов, Шепард отвлёкся от размышлений и воспоминаний, отдавшись обычной необходимой не только ему,а прежде всего - его нормандовцам, работе.
  Он переговорил по видеосвязи со Светланой, а также с Явиком, который привычно не покидал ангар, где лежали теперь обелиски. Протеанин с увлечением потрошил их кристаллосхемы, извлекая всё новую и новую информацию и, похоже, был счастлив, найдя дело, которому мог отдаваться всецело в перерывах между высадками. Возня с обелисками и их содержимым позволяла Явику не оценивать себя только как воина и военачальника. Оказалось он не чужд и чисто научных изысканий и не чурается чисто научной работы. Легенда о том, что воин не может стать кем-то другим по профессии и специальности, в очередной раз рушилась. Как уже было в истории разумных органиков неоднократно.
  Самому Шепарду воспоминания о былом, накрепко связанном теперь с фрегатом "Нормандия", позволили посмотреть на многие события прошлого под другими углами зрения, сквозь другие фильтры. Это было ценно и необходимо самому Джону Шепарду, поэтому он тоже хотел отдавать этому занятию как можно больше времени.
  То обстоятельство, что он вскоре станет отцом, заставляло его, старпома фрегата, задуматься над тем, как он будет воспитывать сына и дочь, чему он их будет учить, на что ориентировать. Задуматься серьёзно и основательно. Да, Светлана будет прекрасной матерью. И он, Джон Шепард, должен стать не менее прекрасным отцом.
  Только тогда его сын и дочь смогут вырасти и стать прекрасными людьми. Избравшими правильный путь в сложной и многообразной жизни. Какая разница, что они придут в этот мир во время военных действий? Зов жизни звучит всегда и нельзя ему не повиноваться. Жизнь побеждает смерть. А для разумного органика жизнь в том числе означает и память. И способность оценивать свои былые поступки. И возможность судить себя за ошибки и недочёты.
  
  Шепард знал о том, как встретили на Флоте кварианку Тали Зору, знал и о том, как интенсивно работал на Цитадели Гаррус Вакариан - будущий глава СБЦ. Знал, потому что был старшим помощником командира разведывательного фрегата Альянса Систем и Спектром Совета Цитадели. Многое знал.
  Но ещё больше он узнал, когда вместе с Андерсоном ступил на борт крейсера "Волга" Российских Имперских Астросил Разведки. Ступил и увидел стоявшую чуть впереди своих офицеров каперанга Светлану Стрельцову. Увидел - и пропал. Пропал для всех и любых женщин любого возраста и расы. Пропал безвозвратно. Ох, неспроста он испытывал жуткий жар, когда сидел в возвращавшемся на фрегат челноке. Ох, неспроста. Собственно, они и говорили тогда, при первой, по большей части официальной встрече командиров только о работе, только о рабочих моментах. Ни о каких встречах наедине тогда никто и помыслить-то не успевал. Работа есть работа. Ведь на фрегате на хозяйстве остались Пресли и Аленко. А ему с Андерсоном предстояло "навести мосты сотрудничества".
  Навели. Так мощно и глубоко навели, что Андерсон против обыкновения никогда не распространявшийся об известных ему деталях случившегося теперь отметил, вслух отметил множество деталей, связанных и с крейсером, и с его экипажем и с его хозяйкой, Светланой Стрельцовой.
  Андерсон просто поразил Шепарда, когда сказал, что он, Шепард, понравился Стрельцовой. Что поделать, право старшего по возрасту и по уровню жизненного опыта. Сам Шепард понимал, что пропал, но инстинктивно на что-то ещё надеялся. Наверное, в каждом мужчине живёт это инстинктивное стремление сохранить свободу и независимость при столкновении с необходимостью поделиться этой свободой и независимостью в интересах создания союза с женщиной, в интересах создания семьи.
  А Андерсон тогда, в салоне возвращавшегося на фрегат челнока, сразу честно сказал, что Шепард не просто понравился Светлане Стрельцовой, но и по всей вероятности, попал в её личный список выбора, заняв там не самые плохие позиции. Андерсон, как и полагается мудрому пожилому человеку, отметил, что Светлана - интересный и глубокий человек, сумевший создать на корабле, военном корабле, крейсере, домашний уют и атмосферу семьи. Он совершенно справедливо охарактеризовал Светлану как прекрасную хозяйку и очень цельную личность, а не просто как обладательницу высокого офицерского звания и должностное лицо, принадлежащее к Корпусу дальней разведки, Астроразведки России.
  Интересный тогда разговор состоялся между Стрельцовой и Селезневой. Хоть сам Шепард и знал только отдельные моменты этого разговора со слов Карин Чаквас, хоть и понимал, что Карин ему, мужчине, многое из чисто женских "деталюшек" не расскажет, но всё же разговор командира и главврача крейсера был очень интересным. Селезнева оказалась не простой врачихой, а почти готовым зубром разведслужбы. Что, конечно, в условиях крейсера разведки Империи крайне ценно. Ну кто особо будет подозревать врача? Только параноик. А оказывается, в некоторых случаях полезно подозревать в принадлежности к спецразведслужбам и врача корабля. Увы.
  И уже тогда Шепард почувствовал, как Светлана его... полюбила. Он сам боялся себе в этом признаться. Она - командир разведывательного крейсера, полковник, капитан первого ранга, снайпер и пилот, разведчик. А он... Всего лишь эн-семёрка, старпом, а по званию - вообще смешно, капитан. Фактически - капитан-лейтенант. Кто он, а кто она? Да вдобавок он - альянсовец, а она - имперец. Разница всё же. Кто же тогда знал, что их взаимоотношения настолько быстро достигнут таких высот и такой глубины? Кто же тогда реально об этом знал? В этом знании Шепард отдавал приоритет Светлане. У неё это знание закономерно лучше получалось. Традиция плюс предназначение.
  Программную речь Вакариана Шепарду и Андерсону передали агенты-Спектры. Тогда Гаррус прочёл эту речь только одному из своих друзей-знакомых. А надо было бы, чтобы он прочёл эту речь большему количеству разумных, да хотя бы тем же турианцам-эсбецешников.
  После прибытия на Цитадель Шепард познакомился с офицером СБЦ, землянином Армандо Оуэном Бейли. Неплохое такое знакомство образовалось, взаимоприемлемое и ценное. Тогда приходилось действовать аккуратно, осторожно. Потому и не стали засвечивать сильный интерес к Гаррусу Вакариану, решили сначала санировать Советников. Именно санировать, а не уничтожить, хотя у многих нормандовцев руки чесались уничтожить эту совершенно не святую троицу - азари, турианца и саларианца.
  Найлус, выполнявший функции квартирьера и занимавшийся реконструкцией будущей базы Отряда, познакомился тогда с кроганом Рексом, боевым мастером-биотиком, имевшим за плечами три сотни лет наёмничества и вынужденное убийство своего собственного отца. Предстояло решать проблему кроганов, хотя бы начинать её решать.
  Тогда, при разговоре с Сареном и Найлусом, он, Шепард, фактически признал за Рексом право стать ещё одним резидентом, уже вторым резидентом, после Бенезии. Лиара, к сожалению, по мнению тогдашнего Шепарда, на роль резидента не тянула - сидение в монастыре не располагает к свободе передвижения, а то, чем ей в монастыре приходилось заниматься совершенно не напоминало работу резидента, никоим образом не напоминало.
  Тогда же было решено устами Сарена, что надо будет привлечь на свою сторону рахни. Тех самых рахни, которых едва смогли, едва сумели с огромными потерями, формально победить кроганы.
  Дальше последовала сложнейшая операция по нейтрализации и перевоспитанию Советников. Без проведения такой работы о дальнейших успехах можно было забыть - быть может, советники совершенно не умели работать во благо, но во вред они работали, к сожалению, виртуозно и результативно. Предстояло сделать всё, чтобы они действовали только во благо, а не во вред интересам обитателей "Нормандии" и "Волги", а также "Клинка Ярости".
  
  Тригинта Петра, следующая планета звёздной системы, подвергавшейся массированному изучению кораблями и экипажами Отряда, обладала меньшей плотностью в сравнении с Землей. Она была более сухой, поскольку её материки занимали большую площадь, сами изобилуя пустынями. Декстроаминокислотная жизнь успела развиться только в океанах и состояла к моменту прибытия на орбиту кораблей Отряда пока что только из цианобактерий, выбрасывающих в атмосферу кислород.
  Турианцы, колонизовавшие планету, пытались разводить здесь растения. Основной сложностью стало отсутствие плодородной почвы, что потребовало ее импорта и развития новых методов культивации. Девизом фермеров на Тригинта Петра стали слова "продержишься пять сезонов - поймешь, что к чему".
  Поскольку Тригинта Петра была чисто сельскохозяйственной планетой, не имевшей ни военного, ни экономического значения, у Шепарда появилась надежда, что, сочтя население слишком незначительным для того, чтобы осуществлять полномасштабную операцию по его сбору или тратить заряды на осуществление полноцыенной орбитальной бомбардировки, Жнецы просто минуют планету в своём продвижении к более опасным и ценным планетам и районам. Естественно, Жнецы разорвут транспортные связи планеты с окружающими мирами, что могло практически гарантировать гибель поселенцев, избравших для жизни этот очень скудный в биологическом плане мир. Голод всегда оставался могучим средством усмирения, достойно противостоять которому могли очень немногие разумные органики.
  
  Удар, нанесённый группой высадки фрегата "Нормандия" по Советникам и их аппаратам был тогда неожиданен, эффективен и страшен. Сейчас Советники уже не рисковали противоречить интересам Отряда, интересам многих незнатных разумных органиков любой расы. Сейчас Советники работали. Много и тяжело работали. Понимая, что в случае необходимости группа высадки теперь уже не просто фрегата, а Отряда, повторит сеанс воспитательной работы. Повторит так, что вряд ли кто из воспитуемых выживет. А тогда...
  Тогда члены группы высадки жёстко поспорили между собой относительно перспектив работы с Советниками.
  Первой под воспитательное воздействие членов группы высадки фрегата попала азари Тевос. Та самая пантера, которая по рассказам многих разумных, защищает только интересы азари. Жестоко защищает. Только интересы азари. Хотя пост Советника предусматривал нечто большее. Предусматривал необходимость защиты интересов всех разумных органиков независимо от расы при условии, что эти разумные входят в состав населения подчинённых, пусть и формально подчинённых Цитадели областей Пространства Млечного Пути. Исследованного пространства. А вот здесь были сложности и азари не хотела, чтобы эти сложности довлели над ней. Воспитательная беседа, состоявшаяся в кабинете Советницы, проявила это нежелание со всей определённостью.
  Присутствие Явика намертво заблокировало Тевос. Вряд ли без присутствия в кабинете протеанина у Шепарда получилась бы беседа с заносчивой Советницей-азари. Отповедь Явика азари-Тевос была сокрушительной. Слишком часто, вспоминая, Шепард теперь употреблял это определение, но оно всегда представлялось ему самым верным. Тогда приходилось действовать жёстко, даже жестоко. Три-пять лет до вторжения Жнецов могли просвистеть над головами органиков, как заряды. А потом перед органиками Млечного Пути предстанут флоты Жнецов и их приспешников и начнётся Жатва. К которой обитатели Млечного Пути были неготовы в том числе и по вине этой троицы идиотов-Советников. С которыми тогда пришлось обойтись тоже жестоко. У азари-советницы банальным образом ослабели ноги и она попыталась сыграть роль женщины, вроде бы имевшей право сидеть в присутствии стоящих мужчин. Явик тогда не позволил Тевос сесть. Он продолжил давить Тевос, как гидравлический заводской пресс, способный раздавить даже фрегат в лепёшку. Знания Явика позволили дожимать Тевос уверенно, последовательно и беспощадно. Пожалуй, долгоживущая синекожая красотка-советник впервые столкнулась нос к носу с оппонентом, способным действовать на её поле столь эффективно и беспощадно. Никакие мольбы Тевос, никакие обращения не возымели тогда на Явика необходимого влияния.
  То, что перед Найлусом и Сареном стояла та, кто отдала прямой приказ об атаке Турианскими флотами Солнечной Системы... Это оказало на обоих турианцев шокирующее влияние. Офицеры Иерархии справились с блокирующим воздействием. Тогда Найлус едва не убил Тевос. Только Явик и Сарен оградили азари от ярости Крайка, больше всего желавшего отомстить за смерть своего двоюродного брата. Погибшего в той войне Первого Контакта. А когда вскрылся приказ Тевос, предусматривавший убийство Сареном Найлуса... Тевос была грохнуться в банальный женский обморок, поскольку уже никто в кабинете, в её советническом кабинете не был настроен по отношению к ней, Советнице, даже нейтрально. Вокруг стояли только люто ненавидевшие её, Тевос, разумные органики. И Явик не дал возможности азари-Тевос грохнуться в обморок, пригрозив снять за секунду её психоморок, чтобы все увидели, что представляют собой азари на самом деле. Что и говорить - явление донной океанической рыбы, не отличавшейся ни точёными формами, ни привлекательным внешним видом было бы превосходной точкой в процессе уничтожения Советницы Тевос. Но Явик решил по-иному. Он перепрограммировал азари. И предложил спутникам обыскать её кабинет. Сам перекачал её память к себе на инструментрон. Обездвижил азари. После чего осталось только поработать с аппаратом Советницы и первую из трёх частей марлезонского балета можно было бы считать исполненной в полной мере. Троих азари-исследовательниц, которые с разрешения Тевос имели доступ в Архивы Цитадели Явик обратил в свою веру легко и свободно. Не унижая этих азари, не давя на них.
  Для Найлуса и Сарена приближение к офису Советника-турианца было тяжёлым испытанием. Иерархия. Дисциплина. Подчинение. Повиновение. Эти молоты пытались тогда остановить обоих турианцев-Спектров, остановить и заставить отступить, заморочив им головы дутыми представлениями о безгрешности и святости высокопоставленного, крайне высокопоставленного сородича. Работать с азари-Советницей было легко и просто для них, турианцев-воинов. А вот работать с сородичем... Обладавшим огромной властью и огромным влиянием... было сложно. Даже приближаться к его офису для обоих турианцев и то уже было непростым испытанием.
  Общение с лейтенантом-турианцем, исполнявшим незавидную функцию адьютанта при гражданском Советнике, взял на себя Шепард. Он же поговорил с оголодавшим, а точнее - просто больным Советником-турианцем, хлеставшим турианский виски литрами. И тщательно скрывавшим факт своего капитального нездоровья от медиков Иерархии и медиков Цитадели. Шепард тогда начал уничтожение самодовольства Советника-турианца с лекции о Жнеце и о роли в его пропуске к Иден-Прайму персонала военных Турианских Флотов. Продолжил лекцией о задокументированных обязанностях Советника-Турианца как офицера Иерархии и как Советника Цитадели. И закончил допуском к телу почти уничтоженного Советника протеанина Явика, чтобы тот провёл с этим недооофицером и недосоветником воспитательную работу своими протеанскими средствами и методами. Найлуса и Сарена пришлось отмораживать, возвращать к жизни - настолько тяжёлое и мощное впечатление произвела на этих двух турианцев лекция, прочитанная Советнику Шепардом.
  Общение с саларианскими советниками Явик полностью взял на себя. Саларианцы-мужчины находились всегда и везде в полной зависимости от саларианок-женщин и присутствие рядом с саларианским советником советницы-саларианки, не будь рядом с нормандовцами протеанина, поставило бы жирный крест на реализации планов по нормализации ситуации на Станции. Присутствие же Явика, принадлежавшего без всяких скидок к Старшей Расе и применявшего очень многие свои возможности и способности в боевом и оперативном режиме, спутало и саларианцу и саларианке все карты.
  Тогда Шепард увидел новейшую для всех рас нынешнего Цикла скоростную технологию перекачки информации в память большого инструментрона. Приближённые аналоги такой технологии были уже известны, а здесь... Здесь была явлена действительно Технология. А затем Явик продемонстрировал нормандовцам технологию сканирования рукописных источников информации, дав, вполне возможно, саларианке и саларианцу понять, что в Галактике появилась сила, способная уничтожить всю саларианскую цивилизацию быстро и окончательно.
  Потом наступила очередь носителей из тщательно замаскированных тайников и сейфов. Их обнаружение, проделанное Явиком с лёгкостью и быстротой, заставило саларианку весьма заметно занервничать. Ещё больше она занервничала, когда Явик нашёл укладки с вирусными культурами в тумбах стола. Саларианцы, как оказалось, были готовы устроить биологическую войну с расами пространства Цитадели.
  Работа с саларианцами впечатлила Шепарда. Капитан знал, что Явик владеет всей информацией об особенностях и тайных способностях саларианцев, но всё равно та лёгкость, точность и эффективность, с какой протеанин обращался с опаснейшими саларианцами, офицера ВКС Альянса впечатлили. Как и постановка саларианки на карачки. Как и унижение саларианского Советника. Как и чистка их личных инструментронов.
  Как оказалось, всё это время Явик умудрился держать под своим воздействием три десятка сотрудников аппарата Советника-саларианца. А ведь там было целых пять саларианок. Которым самцы - саларианцы подчинялись безоговорочно. Как такое мог делать Явик, Шепард откровенно не понимал. Ни в тот момент, ни сейчас. Это умение проявляло истинный смысл выражения "Старшая Раса".
  Направляясь к Фисту в Логово Коры, Явик рассказал партнёрам многое. Рассказал и о том, что главным секретом саларианцев является предназначение этой расы, как расы-могильщика всех остальных рас пространства Галактики. Если бы тогда Явик не уточнил, что среди саларианцев есть и очень ценные субъекты, то... он, Шепард, скорее всего убил бы Мордина Солуса. Убил, помня до деталей всю сцену работы с саларианским Советником, весь этот эпизод противодействия.
  Изъятие Фиста прошло бескровно. Стрелять не потребовалось. Обыскав офис Фиста и изъяв информацию, группа приняла решение передать владельца клуба крогану Рексу. Если уж крогана нанял Серый Посредник, значит Фист слишком зашёл за обозначенные и понятные рамки.
  Тогда Штаб нормандовцев размещался в трёхэтажном, сравнительно небольшом особняке. Это сегодня Штаб Отряда на Цитадели - это целый комплекс зданий за единым периметром с дубль-внутренними периметрами, а тогда нормандовцы размещались в гораздо более скромных условиях. Тогда кроган Рекс стал членом группы Сопротивления. Вошёл в состав Корпуса Резидентов Сопротивления. Фист остался жив. И разговор с Рексом коснулся некоей Майи Брукс, работавшей, как оказалось, на "Цербер". Появлялись новые направления работы.
  Одним из этих направлений стало письмо Светланы. Читая его, Шепард выпал из реальности на несколько десятков минут. Это письмо со всей определённостью доказало ему, что Светлана сделала выбор. Выбор в его пользу, в пользу британца Джона Шепарда. Теперь Шепард обязан был принять Светлану под защиту и охрану. Он был воином, но никогда не терпел жертв, если этими жертвами становились девушки и женщины. А "Цербер" бил чаще всего именно по ним. Разговор о Кае Ленге, сумевшем стать фантомом, хотя фантомами "Цербера" становились прошедшие Операционную Линию захваченные Цербером женщины и девушки-землянки, со всей определённостью, безжалостной определённостью проявил перед Шепардом перспективу и суть угрозы Цербера. Угрозы, обращённой теперь и на Светлану Стрельцову. И отвратить эту угрозу от Светланы тогда стало делом чести для него, Джона Шепарда. А отношения, их углубление - дело двоих. Сам Шепард никогда не настаивал на признании своей персоны единственным выбором. Признавая право на приоритетный выбор за женщиной или девушкой.
  
  Незаметно подошло время и Отряд встал на позицию в районе размещения планеты Лаконикс. Это небесное тело размещалось довольно далеко от местного светила - звезды F-класса, так что температура на его поверхности почти подходила для разумных существ. Чрезвычайно тонкая атмосфера, однако, была не намного гостеприимнее вакуума. Вокруг планеты, на её орбите были размещены шахтёрские добывающие и перерабатывающие станции, роботы на планете работали в условиях высокой гравитации, добывая иридий, осмий и другие тяжёлые металлы. Жнецы, скорее всего, как предполагал Шепард, уничтожат именно орбитальные станции, рассчитывая на то, что в кошмарные условия планеты органики сами не ринутся, а без работающих орбитальных станций добывать ресурсы в приемлемых объёмах у органиков не получится.
  
  Мобилизация есть война. Явик, употребивший эту фразу, со ссылкой на одного умного землянина, был прав. А вот Венари Паллин - не прав. Потому что в новых, изменившихся условиях, он, руководитель станционной службы безопасности был недостаточно профессионален и профпригоден. Поэтому группа Шепарда и приняла решение о его замене. Поэтому группа Шепарда и направлялась сейчас в Штаб СБЦ для осуществления замены Паллена на Вакариана. Элементарной, но крайне необходимой замены.
  Сарен сам объявил Паллену о том, что он, Венари Паллен, низложен и отстранён. Присутствие троих Спектров показало эсбецешникам, что им, простым полисменам Станции, следует не задавать вопросы, не удивляться, а всемерно содействовать тому, ради чего эти Спектры и появились в кабинете Шефа СБЦ. Гаррус Вакариан принял пост шефа СБЦ буднично, сразу осуществив перевод Службы на работу в условиях военного положения. Шепард догадывался, что значительная часть сотрудников СБЦ в этот момент перевода вздохнула с облегчением. Наступило время действовать адекватно, сообразно с обстоятельствами и даже - на опережение.
  Разговор Паллина с Ултоном Варгом - следователем-Спектром Корпуса был известен Шепарду. Равно как и то, как провёл свой первый день на посту шефа службы Гаррус Вакариан. О том, что Гаррус непременно вспомнит дело доктора Салеона. Саларианца Салеона. Шепард знал и о том, что Гаррусу позвонил его отец и в разговоре с сыном открыто и полно признал заслуги Гарруса, признал его ценность и признал право сына на полную самостоятельность, необходимую в столь круто изменившихся условиях. Шепард знал, что с Гаррусом потом поговорила его сестра - Солана.
  
  Воспоминания о том, как было создано и применено лекарство, спасшее жизнь матери Гарруса, Шепард решил оставить на следующий день. Обойдя корабль и переговорив по своему обыкновению со многими членами экипажа и команд корабля, Шепард переговорил по видеосвязи со Светланой, доставив ей и удовольствие и удовлетворение, после чего уснул, получив сообщение от вахтслужбы фрегата о том, что до прибытия в звёздную систему Пси Тофета осталось десять часов. Восемь часов на сон и два часа на всё остальное. Через несколько минут Шепард уже спал.
  
  Многие планеты в Галактике до сих пор имели только номера. Очень многие. Чуть меньше было тех планет, что кроме номеров уже получили имена и теперь упоминались в Сводах и лоциях и по номерам и по именам. Потом, вполне возможно, многие из них утратят номера, сохранив изначальные или изменённые названия. Как всегда чаще всего бывало, первой планетой в новой звёздной системе под сканеры и локаторы кораблей Отряда лёг водородно-гелиевый газовый гигант, окружённый кольцами и несколькими лунами. 2181 Юболос. Практически не исследован. Сканирование с бортов кораблей Отряда в очередной раз доказало факт полного отсутствия вокруг планеты каких-либо искусственных спутников. Так что в районе газового гиганта корабли Отряда задержались только на время, необходимое для выполнения полной процедуры картографирования и изучения. Несколько часов - и вперёд. К следующей планете звёздной системы.
  
  Разговор с Явиком относительно Соланы многое прояснил самому Шепарду. Турианка имела все шансы стать очень успешным офицером Армии Иерархии. А должна была, как дочь, похоронить себя рядом со смертельно больной, умирающей матерью. Стать для матери вечной несменяемой сиделкой. Солана была готова к такой перспективе, насколько вообще возможно было для разумного органика быть готовым к такой перспективе собственной жизни. И Явик, пришедший в каюту к Шепарду, со всей определённостью показал, что такая перспектива не является для Соланы единственно возможной, если, конечно, мать Гарруса будет вылечена и спасена от угрозы близкой смерти. Явик не действовал как тупой благотворитель. Он прекрасно понимал, что вмешательство протеан в судьбу матери Гарруса необходимо прежде всего для того, чтобы сам Гаррус, равно как и его отец, успокоился и сконцентрировался на службе и на работе. А постоянно думая об умирающей маме... Гаррус не способен был бы полностью отдаться работе на столь сложном и высоком посту. Тем более, что младший Вакариан не собирался отсиживаться в кабинете. Он намеревался лично участвовать в оперативной работе Службы. Намеревался. Желал и хотел.
  Явик был прав, указав Шепарду на то, что капитан первого ранга, командир крейсера Империи "Волга" Светлана Стрельцова недовольна своей ролью как командира сопровождения. Явик был прав, предложив направить к матери Гарруса посланца именно с борта крейсера "Волга". Таким посланцем стала Селезнева Алла Кирилловна, главный врач крейсера. Натус Ларестан, врач Золтаны Вакариан встретил Аллу на причале космопорта. А потом все турианцы, включая мужа Золтаны, стали свидетелями чуда. Чуда исцеления. Чуда выздоровления. Чуда обретения способности ходить свободно и спокойно. На своих собственных ногах. Без всяких костылей и палок. Чуда обретения спокойно и свободно кушать привычным для турианцев способом. Без боли. Без зажимов. Без неудобств.
  Золтана вернулась из госпиталя, из больницы к себе в дом. Вернулась к мужу. К сыну, к дочери. Стала хозяйкой в своём доме. Полноправной, свободной хозяйкой. Женой своего мужа, обретшей счастье и возможность жить без боли, без неудобств. И Солана решилась изменить свою жизнь тоже, поняв, что теперь её мама справится. Солана решила вступить в Армию Иерархии. Не инженером, не разведчиком. Простым солдатом, а потом... потом - офицером. Об этом решении она сообщила и родителям и брату. И те её тогда всецело поддержали. Это её, Соланы, решение. Это её, Соланы, выбор. Это её, Соланы Вакариан, жизнь.
  
  Подошло время исследования следующей планеты, также имевшей и номер и название. Каменистая планета была изучена ранее только автоматическими зондами. В базах и сводах данных не было информации о том, что когда-либо, кем-либо эта планета изучалась непосредственно и прямо. Арион обладала водородно-гелиевой атмосферой средней плотности, поверхность покрывали льды. И по всем данным планета всегда была необитаемой.
  
  Приняв данные финальных исследований на свой инструментрон, Шепард отстоял старпомовскую вахту и вернулся в свою каютку, чтобы продолжить размышлять над событиями прошлого. Тогда впереди у его группы было общение с рабочим, истинным интерфейсом ИИ Цитадели. Индивидуальное общение. Да, тогда вся группа, всё ядро группы высадки были приглашены для общения с интерфейсом ИИ Цитадели. Приглашение принёс Глава Хранителей. ИИ засвидетельствовал перед Явиком, перед турианцами, перед людьми свою мудрость, своё желание и дальше жить, действовать, мыслить, сохраниться и сотрудничать с расами нынешнего Цикла. Шепард тогда весьма осторожно признал, что разумные органики получили партнёра и союзника, не пытавшегося перед ними, как и перед их многочисленными предшественниками, играть роль бога.
  ИИ Станции тогда дал чётко понять. Каждому из членов Группы высадки понять. Что станция... Станция строилась не в расчёте на пребывание в её пределах только так называемых "сливок". Она строилась в расчёте на пребывание в её пределах всех и любых по уровню развития и знатности органиков. Предстояло многое изменить на Цитадели. Многое усовершенствовать. Многое дополнить.
  Даже Явик, представитель, безусловно, Старшей Расы был непривычно задумчив и сосредоточен. А современники Шепарда... Они вообще постарались побыстрее уединиться, чтобы поразмышлять, чтобы подумать. Насколько это вообще было возможно тогда, ведь и обычную работу никто с них снять не смог бы тогда. Приходилось совмещаться.
  А затем началась Работа. Именно так, с большой буквы - Работа. Работа по адаптации Станции, гигантской, центральной станции Млечного Пути к новым изменившимся условиям современности и к новым, опасным и сложным перспективам. Работа началась с планирования и с обсуждения, потому и не носила изначально спонтанного непросчитанного по ходу и по итогам-перспективам характера.
  Предстояло забыть о Мирном Времени. Предстояло свыкнуться с мыслью о жизни теперь в условиях только Военного Времени. Штаб нормандовцев на Цитадели соединился с Корпусом Спектров, с Штабом СБЦ и заработал как важная ключевая часть Системы обороны и обеспечения Станции.
  В разговоре с Андерсоном Шепард отметил недовольство командира фрегата откровенной глупой слабостью Альянса. Немудрено - Империя залпом была готова разместить на Станции полмиллиона профессионалов-космодесантников, а Альянс едва наскрёб пятьдесят тысяч далеко не самых лучших воинов. Следом Андерсон обозначил своё недовольство поведением альянсовских политиков, оккупировавших станцию "Арктур" и не понявших, что эта станция в угрожаемый период неминуемо переходит под полную власть и управление военных. Андерсон боялся, что перетрусивший Хаккет отзовёт его, капитана ВКС, командира фрегата к себе на усиление. На что Шепард тогда возразил, что Дэвид - Спектр и напрямую Хаккету уже не подчинён.
  Андерсон настоял на том, чтобы Шепард как можно скорее отправился на борт "Волги". По многим причинам. В том числе, конечно же, и по личным. Потом Шепарда снова ждала Цитадель, ждала тамошняя Штаб-Квартира. Затем был запланирован визит на "Путь Предназначения".
  Светлана, обойдясь минимальным начальным воинским протоколом и ритуалом, впоследствии сразу окружила Шепарда домашней, почти материнской заботой, которую сам Джон воспринимал с восторгом и обожанием, признавая на это полное право Светланы, сразу накормившей его тогда домашней стряпнёй. А потом, когда они сели в уголке отдыха, обнявшей его. Крепко и нежно обнявшей. И уснувшей рядом с ним. Сказавшей перед тем, как отключиться, две важные для неё фразы: "Главное, что ты рядом. А там - будь что будет".
  Утром она приняла благодарность от Джона, целомудренно обернулась покрывалом, села рядом и - вернулась в состояние офицера Разведастрофлота Империи. Вместе с Джоном, обрядившись в комбинезон, она вошла в Центральный Пост крейсера, откуда проконтролировала прибытие и развёртывание первых частей Имперского воинского контингента на Станцию. Затем, как хорошо было видно на экранах крейсера, транспорты на Цитадель пошли потоком. Кайден отправился с официальным визитом к командиру прибывшей на Цитадель Дивизии Космопехоты, в составе которой находилась и Эшли Уильямс. Совмещая, так сказать, полезное с приятным.
  Сам Шепард тоже получил немало полезного и приятного. Он услышал и увидел, как поёт его Светлана, аккомпанировавшая сама себе на роскошной чёрной гитаре. Он услышал и увидел, как поют офицеры её корабля.
  С "Волги" он направился на борт "Пути Предназначения". Выполнявшего в основном не роль боевого корабля, а роль эвакотранспорта для членов Совета Цитадели. Что и говорить - достаточно глупое решение использовать огромный дредноут в качестве такси. Раньше Советники смогли бы спокойно им воспользоваться. Теперь - уже нет. Времена и ситуация слишком изменились.
  Дредноуты азари, не участвовавшие долгие столетия в реальных боевых действиях, воспринимались самим Шепардом как красивые игрушки, а не как боевые корабли. Оттягивавшие от активной части Флота множество кораблей для своей собственной охраны и защиты.
  Шепард знал, что задачей дредноутов была и бомбардировка планет. Варварская для их, планет, местного населения, бомбардировка.
  В сопровождении азари-лейтенантши - ну не получалось у Шепарда видеть в азари бесполое "Оно" - капитан прошёл к командиру дредноута, сразу выразившей, чего греха таить, вполне обоснованное недовольство тем, что её дредноут больше не рассматривается как полноценная боевая единица. И ведь Шепард сразу подчеркнул это, намеренно обратившись к капитану корабля в гражданском формате - матриарх, а не в военном - капитан-матриарх. Шепард в ответ жёстко напомнил капитану дредноута, что задачей подчинённых ей, азари, корабля и экипажа, является уничтожение врага, а не эвакуация неких, пусть и очень важных чиновников. Жёстко напомнил, потому что ощутил: азари изо всех сил пытается вывести его, капитана Шепарда, из равновесия.
  Потом несколько часов он и азари, меняясь ролями, управляли флотами Жнецов и азари в виртуальной среде Планировщика. Пожалуй, именно это виртуальное соревнование, виртуальное противостояние и убедили капитана-матриарха в правоте Шепарда. Убедило гораздо лучше, чем многочасовые голословные выкладки.
  Позже в командном уровне корабля капитан-матриарх продемонстрировала офицерам дредноута часть из того, что узнала в ходе общения с капитаном Шепардом. И сделала это мудро, предложив сыграть за капитана дредноута своей первой помощнице. Сама капитан-матриарх взяла на себя роль врагов, ворвавшихся по легенде в Туманность Змея.
  Неудачи стали преследовать первую помощницу капитан-матриарха с первых минут схватки. Потери виртуальных азарийских флотов зашкаливали, стандартные, вызубренные членами экипажей кораблей формации и построения не оказывали никакого положительного влияния на ситуацию для азарийских военнослужащих. Даже подключение к противостоянию многих офицеров командного уровня ситуацию не спасало.
  Первая помощница была вне себя от ярости. Ведь она действовала только так, как её учили. А её учили, в том числе и при первой возможности выводить дредноут из под удара, из боя. И не считать, что это - преступление, что это бегство военного корабля и воинского экипажа с поля боя - преступление.
  Информация о том, что Жнецы могут вполне обойтись без всех и любых ретрансляторов и спокойно догнать удирающий дредноут в свободном открытом космосе повергла офицеров командного уровня "Пути Предназначения" в состояние, близкое либо к столбняку, либо к панике. Говоря о том, что азари-воинам теперь и в таких условиях следует стремиться только и исключительно к победе, Лиданья, как ощущал Шепард, убеждала в этом не своих офицеров, а прежде всего саму себя.
  Капитан с согласия Лиданьи преподал офицерам командного уровня дредноута своеобразный экстракт новейшей "науки побеждать". Эта наука вконец измотала азари... Да и не только азари - к виртуальным битвам с согласия матриарх-капитана были подключены офицеры и старшины из состава экипажей кораблей Флотов Охраны и Обороны Цитадели, что сразу добавило виртуальным схваткам реалистичности и масштабности. Эта наука довела многих воинов до состояния плохо контролируемого бешенства.
  Лиданья обрезала все надежды воинов-азари на продолжение жизни в условиях мирного времени. Возвращаясь к челноку в ангаре дредноута, Шепард видел, как медленно, но неуклонно просыпается, очнувшись от спячки, экипаж гигантского корабля. То же самое происходило и на кораблях Флотов Охраны и обороны Станции. Матриарх Лиданья поблагодарила Шепарда за науку.
  На Цитадели перед Шепардом во всей своей неприглядной красе развернулась кварианская проблема. Да, формально кварианцы утратили право на посольство на Цитадели, да, формально они были изгоями, персонами "нон грата", нежелательными гостями на станции. Но ведь даже чиновники прекрасно понимали, что на самом деле невозможно выловить на гигантской станции всех кварианцев до единого. Равно как и невозможно запретить кварианцам прилетать на Цитадель. Явно или неявно пресечь их появление на этой центральной станции Пространства Млечного Пути. Приказ о принудительном выселении кварианцев со станции, отданный силам СБЦ Советниками Цитадели, оказался, как показало расследование Штаба Группы Высадки, мягко говоря, фикцией.
  Тогда после высадки спецгруппы на причалы Цитадели, Явик откорректировал просыпавшиеся индивидуальные возможности и способности лейтенанта Аленко, благодаря задействованию которых удалось найти попавшую в беду кварианку, оказать ей быстро и квалифицированно помощь, после чего, уклонившись от возможности передать её местным некварианским медикам, переправить в кварианское убежище. Пусть и названное тогда занервничавшим - ну не мог он спокойно относиться к виду тяжелораненой девушки - кварианки - Шепардом "схроном". Даже Явик, прекрасно понимавший и читавший Шепарда, не возмутился употреблением такой лексики и терминологии. Кварианку удалось доставить к соплеменникам и она смогла выжить, а Шепард, Явик и Аленко получили возможность пообщаться с кварианцами, до сих пор во множестве живущими на Цитадели. Пообщавшись с очнувшейся спасённой, Шепард, Явик и Аленко приняли решение переночевать в кварианском убежище - не хотелось, не было необходимости тратить время на походы в Штаб и обратно. Утром общение с кварианцами продолжилось. Явик правильно сформулировал задачи Штаба группы высадки относительно налаживания как взаимоотношений с кварианцами-жителями Станции, так и относительно самой новой жизни кварианцев в условиях стремительно меняющейся станции. Явик стал свидетелем того, как объединялись целые расы между собой уже не под чьим-то конкретным руководством, а сами, перед лицом врага. Небольшая пресс-конференция, когда в убежище с раненой кварианкой пришли обитатели других убежищ, небольшой спич Шепарда, прекрасно понимавшего, что его выступление, его слова, его диалог с кварианцами будут записаны техническими средствами и эти аудио и видеофайлы распространятся среди кварианцев по всей станции... Это было необходимо, ведь всё равно группа Шепарда не могла бы сконцентрироваться только на кварианской проблеме, да и командовать в монопольном режиме кварианцами никто бы из членов Группы не захотел. Никто. И в первую очередь не захотел бы Шепард. Кварианцам пришлось многое пояснить, на многое раскрыть глаза. И в первую очередь - на проблему взаимодействия с Гетами. Нет изгнания без уверования в то, что конкретно ты являешься изгнанником - так сказал тогда капитан кварианцам. Потом зашёл разговор на несколько необычную тему - о вреде и полезности лени, столь свойственной разумным органикам. Явик безжалостно очертил перспективы победы Жнецов - превращение органиков, разумных органиков в пасту для строительства новых Жнецов. Страшные перспективы. Слова представителя расы, сотни лет воевавшей с Жнецами, реально воевавшей с ними, были крайне важны и ценны для кварианцев. Явик ориентировал их только на полную и окончательную победу над оккупантами, над захватчиками, над врагами. Говорил о необходимости до конца бороться каждому кварианцу на своей позиции, на своём месте. Потому что от вклада каждого разумного органика в общую победу зависит, напрямую зависит уровень главной большой Победы. Сурова была отповедь Явика кварианцам. Очень сурова. Тогда впервые Явик заставил стольких кварианцев задуматься о том, что на самом деле нужно не враждовать, нужно не воевать с гетами, а постараться привлечь их на свою сторону. Признать гетов равными и в то же время - особыми. Сделать это в первую очередь должны сами кварианцы, как создатели расы гетов. Да, именно расы. Поскольку геты - это не чистые машины, а личности, это - сетевой разум и интеллект. И если геты объединятся как машины, с Жнецами, которые, в значительной степени, тоже машины, то органикам будет только хуже. Намного хуже.
  Разговор со следующими делегациями уже носил сугубо практический характер и проходил в ключе обсуждения того, чем конкретно живущие на Цитадели кварианцы могут быть полезны станции и её жителям.
  После посещения нескольких кварианских убежищ Шепард с Явиком и Аленко направились в СБЦ. Преступников уже допросили, осудили и на следующее утро их ждала казнь. По законам военного времени. По законам СБЦ.
  Шепард сразу после подписания документов улетел на крейсер вместе с Аленко и Явиком. Светлана предоставила протеанину и лейтенанту каюты для отдыха, властно забрав старпома под своё руководство и управление. В тот день после душа он поел под чутким контролем Светланы и они уснули в объятиях друг друга. Светлана последовательно и неспешно повышала уровень своего доверия к Шепарду и Джону это очень нравилось - он сам не стремился форсировать ситуацию и сразу доходить до крайних форм взаимодействия. Ему нравилась Светлана, нравилось, что в её присутствии он может целиком и полностью расслабиться, отдаться общению с человеком, который был ему крайне интересен, крайне ценен и крайне дорог. Интересы, целостность, безопасность Светланы стали для Шепарда высшим категорическим императивом. Поэтому ни о каких домогательствах, ни о каком мужском насилии не могло быть не только речи, но даже мысли.
  Затем Шепард улетел на Цитадель и в ходе прогулки познакомился с садовником Президиума - Валтрасом. Довольно нестандартным турианцем. Мягким, мечтательным. Эмоционально и чувственно богатым. Не стесняющимся своей непохожести на других турианцев. В "Чёрной Звезде" Валтрас рассказал Шепарду о своей любви к азари Делейе Санасси. Рассказал, видимо что-то уловив в самом Шепарде такое, что позволило ему, турианцу вот так разоткровенничаться. Прямо заявить о своей боязни за судьбу Делейи. За судьбу их с Валтрасом общих детей. Пусть даже если это будут не турианцы, а азари. Шепард тоже открылся. Рассказал о том, что он - сирота, что он вырос в детдоме. А потом, использовав обычную, не спектровскую карту, Шепард в сопровождении Валтраса улетел туда, где в водохранилище, в небольшой запруде, росли те самые дивные цветы, которые, как очень надеялся турианец Валтрас, очень многое безмолвно скажут азари Делейе. О многом скажут.
  Валтрас лично срезал цветы. Те, какие ему приглянулись. А потом Шепард отвёз турианца к сувенирной лавке. Дал понять, что будет рядом, но основное должен сделать только он, Валтрас.
  Понаблюдав за влюблённой вне всяких сомнений парой, Шепард был удовлетворён. Полностью удовлетворён. Турианец и азари нашли друг друга. И будут счастливы. Сколько бы ни отпустила им судьба времени. Раскрыв инструментрон, Спектр взглянул на план дел, убедился, что его ждут сразу в десятке мест и вскоре на наёмном мобиле уже летел на место очередной проблемы.
  Вопрос с наказанием двух азари-контрабандисток был решён просто и быстро. Так, во всяком случае, тогда воспринял итоги ситуации сам Шепард. Органики всегда оставались органиками. И всегда стремились выйти за рамки. Хотя бы вот такими вот незаконными методами, способами и средствами.
  Потом Шепарду пришлось разбираться ещё с рядом мелких правонарушителей, устанавливать контакт с волусами в неформальном режиме. Словом, делать то, что вроде бы не по рангу делать Спектру Цитадели. Сам же Шепард после работы с Советниками считал по-иному. И не только после работы с Советниками, но и много раньше считал по-иному. Потому и не делил мелкое и крупное. Не считал возможным делить. Знал, что из мелочей складывается как успех, так и поражение.
  Зачистка Станции с привлечением аппаратных, программных средств и новоприбывших подразделений воинов являлась реальным Очищением. Не всегда бескровным, что было вполне ожидаемо. Не всегда беспроблемным - правоохранители тоже не были законченными святыми. Но абсолютно необходимым.
  Впереди была "Омега". Впереди был Терминус. Самые сложные, самые проблемные регионы космоса Галактики ждали прибытия "Нормандии" в сопровождении крейсера "Волга". А тогда на Цитадели Явик предъявил Шепарду изображение той агентессы "Цербера", которую эта трёхголовая гидра безусловно уже готовилась натравить на зачищенную от функционеров формально прочеловеческой организации Станцию. Миранда Лоусон. И именно Явик хотел сделать из Лоусон агента Сопротивления в стане врага. Именно Явик сделал из неё агента. Когда - слабого, когда - сильного. Но - агента.
  Тогда, в очередной раз связавшись со Светланой, Шепард поразился, насколько точно и полно она его понимает. Не выговаривает за неизбежную разлуку, не обижается на нежелание Шепарда бросить всё и явиться к ней на крейсер, не обвиняет его в мужском эгоизме и в мужланском стремлении отдаваться делу больше, чем общению с ней, его подругой. Тем не менее, Шепард сразу заявил, что кается, посыпает голову пеплом и готов впоследствии своё неизбежное отсутствие рядом с ней, Светланой, чем угодно, зная, что именно так и необходимо сделать. Он действительно готов был реабилитироваться перед Светланой любыми средствами и способами и методами. Потому что уже тогда понимал, насколько она, Светлана Стрельцова, для него важна, нужна, просто необходима.
  Захват и вербовка Миранды Лоусон прошли штатно. По-иному и быть не могло - Штаб Группы сработал в высшей степени профессионально. Никого не впечатлил приволочённый Лоусон на прицепе к челноку крейсер "Цербера". После громады "Пути предназначения" этот кораблик явно не смотрелся впечатляюще. Хищник Явик в тот момент прямо предложил себя в основные фигуранты операции "Захват" и это предложение было всеми партнёрами и союзниками воспринято с пониманием. Захват, допрос и вербовка могли бы стать важными частями любого элитного учебника для спецслужб - настолько чётко и полно всё было проделано. С неизменно высокими результатами. Только вот участие во всём этом процессе протеанина делало невозможным публикацию всего этого богатства даже под грифом "Для служебного пользования".
  Явик напомнил Шепарду о том, что удалось перехватить сообщение с приложенным к нему видеофайлом, запечатлевшим разговор между послом Удиной и Спектрами в кабинете посла. Агентесса, пославшая это сообщение, была, в конечном итоге, вычислена и захвачена. А вместе с ней был захвачен и полностью готовый к работе клон Шепарда. Как в плохих детективных романах, оппоненты капитана-Спектра разошлись не на шутку. Инженер Адамс сам решил ознакомиться с клоном и поразмышлять о том, как этого киборга приспособить к удовлетворению потребностей нормандовцев.
  В разговоре о похождениях Майи Брукс Явик указал Шепарду, что это для него, старпома фрегата, команда и экипаж корабля - "наша команда", а вот для всех посторонних эти же команда и экипаж корабля, включая и сам корабль - "команда Шепарда". Джон отказался на это как-то определённо реагировать и Явик принял это как норматив и данность. Похождения Майи Брукс выглядели занятно только на первый взгляд. Для Джона это было трепыхание рыбки на берегу. Тогда едва ли не впервые в разговоре с Явиком прозвучали имена Подопытной Ноль, Кая Ленга, Телы Вазир. Раса-Брукс была уничтожена совместными действиями Явика и Шепарда. Киборг, будущий Марк и в самом деле представлял гораздо больший интерес и уж точно гораздо большую ценность. Для Шепарда появление его собственного клона было... ударом. Это Джон признавал даже сейчас, спустя декады. Нет, как офицер и воин он, конечно, понимал, что враг не будет впадать в крайности и действовать в рамках чести и совести, но клон старпома... Это было немного слишком. А уж процедура допрограммирования, проведённая Явиком вообще напоминала магический или масонский обряд. Так в команде Шепарда появился киборг Марк.
  Работа в Архивах Цитадели. Ознакомление даже с последними записями, относящимися к нынешнему Циклу... напрягало. Хорошо, что Явик заранее потребовал обойтись без выяснений отношений, без выдвижения взаимных обвинений, без мордобоя, членовредительства и убийств, предупредив также и о том, что всё, что они, группа высадки, здесь, в Архивах, увидят и услышат, для неподготовленных разумных - смертельно опасная информация. Способная породить кризисы и проблемы за несколько секунд и в самых разных концах Галактики.
  Страшно, неприятно, больно было смотреть голопроекции, слышать голоса, ощущать атмосферу тех моментов и знать, что действительно ничего из этого богатства нельзя будет предъявить открыто. Во избежание, так сказать, неприятностей самого разного характера. Шепард предпочитал не вспоминать своё пребывание в Архивах Цитадели. Наверное, так же поступали турианцы и Явик. Слишком это было тяжело. А уж как тяжело было столкнуться с документально зафиксированным посланием из возможного будущего...
  Прибытие на Цитадель Посла Российской Империи госпожи Шереметьевой заставило Шепарда повнимательнее приглядеться к Светлане. А многих обитателей Цитадели заставило понять - времена очень и очень изменились. Новая Посол из малоизвестной страны землян была настроена на тяжёлую, напряжённую, постоянную и эффективную работу, а являясь одновременно офицером Имперских Вооружённых Сил, в любое время могла бы встать в строй армейских подразделений... Редко какой посол мог похвастаться такой широтой своих возможностей.
  Для Джона вступление в должность Посла России было, безусловно, важным событием в жизни Цитадели. Но ещё более важно для Шепарда было пообщаться и побыть рядом и вместе со Светланой. Той самой Скалой, кто раз за разом позволял ему всё ближе подходить к ней, кто приближала его к себе, кто с каждым разом всё больше доверяла ему. Доверяла ему себя. И свою суть. На причале перед отлётом она засвидетельствовала достижение очередного уровня единения, просто попросив его, Джона Шепарда, в любом случае вернуться к ней. Шепард пообещал ей и знал в тот момент, что к ней, Светлане Стрельцовой, он вернётся отовсюду. К ней - вернётся. Потому что Светлана умела ждать и верить. И её ожидания и её веру Шепард не хотел обманывать и разрушать.
  Шепард всегда помнил о том, что общий успех складывается из маленьких частных успехов. Поэтому никогда не отказывался помочь тем разумным, которые действительно нуждались в помощи. Самеш Батиа, обретший наконец возможность надлежаще предать земле тело своей погибшей на войне с гетами жены. Сёстры Рита и Дженна, спасённые Шепардом от перспективы смерти в результате некачественной работы детектива Челлика. Защищённая от шантажа доктор Хлоя Мишель. Которая ныне имела все права статуса любимой и подруги директора СБЦ. Шепард чётко знал - различия преодолимы, если двое разумных действительно любят друг друга.
  Дело Спутницы было для Шепарда интересно. Оно было деликатным, сложным и многоплановым. Генерал Септимус Орака стал источником слухов, порочащих честь азари-Спутницы. Стандартно для очень многих разумных, но для Шепарда - неприемлемо. Спутница не грабила, не обманывала. Она работала и работала качественно. Не нарушая законов и не переходя пределов морали и нравственности. Убедив Септимуса сделать всё, чтобы реабилитировать Спутницу, Шепард завершил дело нормативно, без привлечения местных органов правопорядка и был этим вполне доволен, совершенно не рассчитывая на какое-либо иное вознаграждение. Ему было приятно, что посол элкоров высоко оценил труды Посла Шереметьевой, хотя она только приступила к выполнению своих обязанностей.
  Пресечение незаконного обогащения, противодействие попыткам самоизоляции человечества, переубеждение адмирала Михайловича, защита Хранителей от излишнего постороннего внимания, поддержка нормативных взаимоотношений с ханарами, утихомиривание нахальных журналисток, психологическая помощь переговорщику, измотанному беспрерывными раундами встреч с представителями ключевых рас Цитадели, общение с азари-Спутницей, её секретарём азари-Нелиной, обретение личного ИИ, поселившегося в инструментроне, обрётшего и имя - Рич Делан, образумливание слишком рьяного фаната, помощь бывшей рабыне батарианцев.
  Много всего случилось на Цитадели тогда. Как при его непосредственном, так и при опосредствованном участии. Цитадель менялась, становилась другой, более безопасной, более упорядоченной. А нормандовцев и волговцев уже ждала "Омега".
  
  Взглянув на карту, по которой ползли отметки фрегата и крейсера, Шепард насторожился. Впереди была планета, также имевшая и номер и название. Та самая планета - 2181 Деспойна. Она была совсем недавно обнаружена земными разведчиками, но с тех пор нигде не было зафиксировано данных о том, что её хоть как-то исследовали. Сканирование автозондов только показало, что планета на девяносто пять процентов покрыта водой единственного Океана. Атмосфера планеты состояла из азота и кисорода, предполагалось, что на Деспойне как минимум существует фотосинтетическая жизнь. Только вот какова она - никому из учёных выяснить так и не удалось - рядом с планетой красовался знак "Тотальная опасность" с подзнаком, запрещавшим приближение к планете любых космических кораблей, включая автоматические. Для желающих понять больше автоматика буёв безопасности выдавала закольцованную запись, демонстрировавшую снимки и видеоролики поверхности океана, по которой были разбросаны остовы искорёженных корпусов космических кораблей - от крейсера до яхты. При желании все недоверчивые разумные могли убедиться в правдивости записи - для этого было достаточно нацелить на планету датчики и сенсоры. Картинка получалась ещё более убедительная. О том, почему эти корабли оказались утоплены в океане, старательно умалчивалось - такой знак тотальной опасности говорил о внепланетных и внегалактических методах воздействия, что совершенно точно заставляла разумных обитателей космокораблей выполнять элементарные правила безопасности и не пытаться пополнить своими жизнями длинный перечень горе-экспериментаторов.
  Мигнули отметки снижения скорости - фрегат и крейсер ложились в дрейф. Шепард поднялся и направился к Звёздной Карте. Он знал - остановка на таком расстоянии от планеты была запланирована - капитан Андерсон был предупреждён Явиком заранее и вот теперь оба корабля дрейфовали, словно выжидая. Работали локационно-сканирующие комплексы. Специалисты составляли полную характеристику Деспойны.
  У Звёздной Карты было оживлённо. Здесь уже находились Явик, Аленко, оба турианца, Андерсон, вахтенный офицер, Пресли, Чаквас, инженер Адамс. Все они окружили Звёздную карту, экран которой был поделен на ряд меньших экранов, демонстрировавших как изображение со сканеров и локаторов, так и изображение с оптических датчиков. Разговор шёл относительно фразы, которая содержалась в специальном приложении к сообщению буя безопасности: "Опасность - не приближаться - удар Левиафана. Логово Левиафанов.".
  - Интересно, кто это такой продвинутый, что заложил в память буя такое пояснение? - спросил Сарен, недобрым взглядом оглядев стоявших вокруг Карты сокомандников. - Может мне это кто-нибудь пояснить?
  - Как-то ведь всё равно пояснять придётся, Сар. - несмело заявил Аленко. - Вот и пояснили.
  - Ну ладно, о Левиафанах можно всякое прочесть в Экстранете. Но "логово". Это... слишком авангардно, что-ли. - отметил Пресли. - Как бы сюда не ринулись желающие узреть это логово.
  - Вот для таких вот желающих и записан ролик-закольцовка. - сказала Чаквас. - Чтобы не лезли куда не надо. Там такие роскошные руины кораблей - любой баталист обзавидуется чёрной завистью. Значит, уже искали многие это самое логово. И попали под этот самый удар Левиафана. Значит, всё законно. И сделано так, как необходимо. Умному достаточно.
  - Вопрос в том, готовы ли мы лезть туда. - помедлив, сказал Найлус.
  - Нет, мы не готовы. - сказал подошедший к карте Андерсон. - Понимаю, что вы хотите немного поработать более активно, но пока мы даже не можем сказать, что такое "удар Левиафанов".
  - А когда мы сможем это сказать? - Аленко перещёлкнул изображения на одном из боковых экранов.
  - Позже, Кайден, позже. - сказал Андерсон, садясь в своё командирское кресло. - Когда под это дело у нас будет выделено предостаточно ресурсов и когда мы будем готовы заняться проблемой Левиафанов вплотную. Скорее всего - после того, как решим проблему Омеги-Четвёртой.
  - Скажете тоже, командир. - Шепард подошёл к креслу Андерсона. - Это же сколько ещё надо ждать.
  - Джон, я также понимаю, что вы хотите уйти на высадку и решить эту проблему. Но сейчас перед нами стоит задача изучения обстановки в звёздных системах и задача накопления информации. А эта проблема. - Андерсон кивнул в сторону Деспойны, нахально угнездившейся на центральном экране Карты, - Увы, не подлежит решению только в ходе одной высадки. И пока что мы слишком мало знаем о ней. А значит, рисковать не можем. Не хотелось бы напоминать, но это - Терминус. И здесь, если поспешить, то можно очень нарваться. Так что. - Андерсон выпрямился. - Спасибо всем присутствующим за интерес к проблеме Деспойны. Но сейчас мы ограничимся только картографированием, снятием характеристик и уйдём в следующую звёздную систему. Сюда мы обязательно вернёмся, когда для этого будут созданы более приемлемые условия и у нас с вами будет больше информации. Намного больше, чем сейчас. Понимая, что командир фрегата сказал своё веское слово и менять решение он не будет, нормандовцы тихо и быстро разошлись.
  
  
  N7: Святилище - лаборатория "Цербера"
  
  Девять часов Отряд потратил на переход в звёздную систему Декорис. Поскольку во время вынужденной стоянки у Деспойны были решены большинство рабочих проблем и вопросов, которые необходимо было решить именно в эти ходовые сутки, Андерсон распорядился перевести фрегат в ночной режим, едва только Джеф Моро включил маршевый режим двигателей. Предстояло за девять часов выйти в звёздную систему Декорис.
  Первым небесным телом, на которое следовало обратить самое пристальное внимание была широкоизвестная планета, именовавшаяся Святилищем. Там размещались лаборатории Цербера и Андерсон, отпуская Шепарда после короткого совещания из своей каюты, намекнул, что там, вполне возможно, предстоит сделать высадку.
  Как планета, Святилище, казалось бы самим своим существованием подтверждала правоту расхожей поговорки, рождённой в среде старых космолётчиков: "От того, что планету называют садом, она приятнее не становится". Святилище было довольно неприятным местом - морозные ледяные бури постоянно возникали на полюсах и в зонах умеренного климата, поэтому для жизни большинства разумных органиков была пригодна лишь узкая полоска суши в экваториальной области. Здесь, на сухой, продуваемой сильными ветрами земле, была сосредоточена и не блиставшая разнообразием флора Святилища. Появление жизни на суше было для фауны этой планеты ещё впереди, хотя в морях планеты уже встречались исследователям довольно большие беспозвоночные.
  Уж так были настроены разумные органики, что везде они искали выгоду и ценности. Местная горнодобывающая промышленность характеризовалась промышленниками ключевых рас не иначе, как "рубка льда", осуществлявшаяся во всех областях, кроме экватора. Это был основной вид промышленности планеты, богатой кроме всего прочего платиной, палладием, бором. Люди, попадавшие на Святилище, вынуждены были носить постоянно кислородные маски и отслеживать изменения погоды, чтобы не попасть в неприятные и опасные ситуации в силу нестабильности климата планеты. Планета славилась снежными бурями, бушевавшими у полюсов. По причине суровых условий Святилище привлекало только самых упорных и выносливых разумных органиков. Кроме этого на планете в последние полтора десятка лет процветало пиратство и гости Святилища должны были постоянно носить при себе оружие и быть готовыми отразить нападение самых разнообразных криминальных элементов.
  Многие разумные были в курсе, что в финансовой жизни планеты активно участвовал "Цербер". Агенты разведсети Альянса Систем и других человеческих разведывательных структур, внедрённые в корпоративные круги, исподволь подталкивали местных жителей к проямому противостоянию "Церберу", но пока что без особого успеха - в среде обитателей Святилища процветали гораздо более интересные внутренние распри, сулившие больше быстрых положительных результатов, чем открытая или скрытая борьба с Призраком.
  - Джон, Альянс нашёл на Святилище новую лабораторию "Цербера". Агентурная сеть постаралась. Церберовцы посходили, можно сказать с ума, привезли туда несколько артефактов, наводнили лабораторию охраной. Что-то очень ценное и вкусное для структур Альянса заключено в этих артефактах, если разведка Альянса поставлена на уши, даже нас припрягли. - Андерсон был недоволен, не хотел официоза, поэтому общался со своим старшим помощником в неофициальном формате, меряя шагами пространство командирской каюты и даже не глядя на сидевшего у командирского стола Шепарда. - Такое впечатление, что нас используют в виде крючка, на который предполагают повесить эти артефакты. Информацию о них я вам передал, но скажу сразу - Марку, Оливии и даже Легиону придётся остаться на борту. Слишком сложная планета, слишком много там церберовцев и мы после Деспойны не находимся в том приличном и достаточном психофизическом состоянии, чтобы лезть туда полным составом. Я бы очень не хотел рисковать сейчас синтетами. Лучше ограничиться людьми и турианцами, Джон.
  - Дэвид, не надо меня убеждать. Да, планета холодная, да, немало пиратов, да, промышленность в основном горнодобывающая. Нравы здесь даже среди мирного населения достаточно жёсткие и суровые. Если церберовцы чего-то там хранят и даже неплохо охраняют - это всего лишь их выбор. А мы, если уж так это необходимо, заберём эти артефакты.
  - Джон. Я же дал вам материалы. И прекрасно понимаю, что после Деспойны... - Андерсон остановился на середине каюты, но не стал поворачиваться лицом к старшему помощнику. - Ей-богу, если бы я курил, я бы сейчас закурил и не сигару, а трубку, Джон. Так сказать, для компенсации нервного напряжения.
  - Мы застоялись, Дэвид. Это тоже мне понятно. - Шепард легонько побарабанил пальцами по столешнице. Мягко так, едва слышно побарабанил. - Челноки у нас вооружены. Один садим внутрь, туда где порт челноков, второй, более хорошо вооружённый тяжёлыми стволами оставляем вне порта, пусть потягаются с ним челноки "Цербера". Знаю, внутри будет немало охраны, тем будет интереснее забрать артефакты и убраться оттуда в кратчайшие сроки, оставив гору трупов. Учитывая, что там немало хасков, можно будет не особо церемониться. Хаском больше, хаском меньше. Прочешем лабораторию, всё ценное заберём.
  - Джеф. - позвал Андерсон.
  - Мы над планетой, капитан. - отозвался пилот. - И к нам пока относятся достаточно дружелюбно, не атакуют и не спешат допрашивать. Челноки готовы. Оба. - Моро говорил отрывисто, стоянка около Деспойны и ему далась нелегко. - Я готов подхватить челноки в большинстве заявленных мест, командир.
  - Хорошо. - Андерсон подошёл к Шепарду, вставшему с кресла. - Тогда - успехов. Не хотел я такого у Деспойны. Не хотел, но уж так получилось, что вам, Джон, придётся идти туда. - Он указал за иллюминатор, прикрытый бронезаслонкой, коротким жестом. - Не отстанут ведь эти альянсовские крысы, будут верещать, что кроме нас - некому. А подключить "Волгу"...
  - Это - дело Альянса, командир. И лучше Светлане и её людям сюда не мешаться. Во избежание вони от наших протухших политиканов. - сказал Шепард, кивая Андерсону и понимая, что рукопожатия будут излишними. - Мы готовы. - он взглянул на свой инструментрон, увидел зелёные значки готовности. - Все уже на местах. Группа прикрытия на челноке, основная группа - на первом челноке. Заберём артефакты.
  - Я уже отправил запрос. Нас ждут в трёх местах скоростные фрегаты Альянса. Перегрузим на один из них артефакты и займёмся своей работой, Шепард. - Андерсон обозначил окончание времени доверительного формата общения. - Высадку - разрешаю. Успехов.
  - Есть. - Шепард подобрался, козырнул. - Спасибо, командир. - он развернулся к двери. - Мы сделаем это.
  
  - Планета встречает нас действительно дружелюбно. - водитель челнока отслеживал ситуацию по пяти экранам, плавно опуская машину всё ниже и ниже. - Если, конечно, не считать этих трёх челночников, которые уже сближаются с нашим челноком сопровождения.
  - Грег, повозите их фейсами об тейбл, пока мы разберёмся с артефактами. - вполголоса попросил водителя второго челнока Шепард. - Джим, - повернулся старпом к водителю своего челнока. - Давайте в порт челноков, высаживаемся и работаем. Сразу последовательно берём артефакты и уходим. Думаю, времени это много не займёт.
  - Надеюсь, капитан. - кивнул водитель, вгоняя челнок в порт и открывая боковую дверь. - Оружие машины активировано.
  - Принято. - Шепард кивнул заглянувшим в водительскую кабину Найлусу и Сарену, вышел в салон, где уже вставали с лавок и кресел полисмены-десантники и капрал. - Идёмте. В темпе берём артефакты и уходим.
  Турианцы и полисмены во главе с Дженкинсом кивнули. Шепард ясно ощущал - они не полностью ещё отошли от того, что им пришлось почувствовать возле Деспойны. Короткая стоянка, вроде бы на безопасном расстоянии, а дохнуло - хуже чем из склепа на заброшенном сотни лет назад кладбище.
  Спрыгнув первым на причально-посадочную площадку, Шепард повёл стволом штурмвинтовки, ожидая, пока с челнока десантируется последний полисмен. Наконец щёлкнули замки закрывавшейся створки люка двери и челнок ощетинился стволами автоматических орудий и пулемётов - водитель выполнил своё предупреждение. Теперь к челноку не могли безопасно приблизиться здешние обитатели лабораторного комплекса. Их ждал ливень зарядов.
  - По коридору, направо. - распорядился капитан, сверившись с картой, высвеченной локатором. - По сторонам смотреть, может, что ценное будет.
  - Будет обязательно. - буркнул Найлус. Сарен с видимым сожалением убрал снайперку. - коридоры были узки, места в лабкорпусе для стрельбы на больших расстояниях, как оказалось, явно не хватало. - Богато живут. - он поднял с пола кредитный чип, проверил его сканером. - Три тысячи кредитов. Впереди - лестница.
  - Идём по ней. - распорядился старпом. - Комнату проверю я, подстрахуете.
  Кивком обозначив свою готовность, турианцы встали по бокам дверного проёма. Шепард вошёл внутрь небольшого лабораторного помещения. На столе лежали два ридера и укладка с ампулами. Активировав сканер, Шепард взглянул на экранчик, хмыкнул. Неудачный эксперимент, как гласила надпись на самом видном месте экрана первого ридера. Во втором ридере суть эксперимента была изложена чётче - панацелин для инопланетян. Церберовцы, вполне возможно, серьёзно работали здесь, а не баловались - подобная разработка, будучи доведена до ума, могла принести адептам трёхголовой собаки баснословные прибыли. Упаковав ридеры и укладку в бронеконтейнер, Шепард уже не сомневался - таких разработок у "Цербера" были десятки и эта была явно не новейшей. Но, всё равно, в преддверии войны...
  - Чисто. - кивнул старпом, выходя из комнаты. Он действительно обошёл комнатушку, заглянул - и сканером и глазами - во все ящики и шкафы. Сделал это автоматически, не особо задумываясь над последовательностью действий. Турианцы ушли вперёд.
  - Наблюдаем отметки штурмовиков и стражей, капитан. - вполголоса доложил Найлус, скрывшись за оставленным в коридоре старым лабораторным столом. - Сразу за поворотом коридора. Без боя дальше - не пройти.
  Вместо словесного ответа, Шепард сделал несколько знаков Дженкинсу и его людям. Полисмены проверили оружие, подтянулись поближе к шедшему впереди старпому.
  Первую группу сопротивления нормандовцы разметали по пространству коридора быстро, всего за несколько десятков секунд. Оглядывая побоище, Сарен мрачно пробурчал что-то вроде: "Это не последняя группа встречающих". Возражать турианцу-Спектру и впадать в крайности легкомысленного отношения к происходящему никто из членов группы Шепарда не решился - Деспойна продолжала давить на психику и заставляла воспринимать окружающее крайне серьёзно.
  - Новая отметка, капитан. - доложил Найлус. Дальнейшее он сообщал старпому уже текстовым форматом, безмолвно. - Панель системы сдерживания - одна. Похоже, мы нашли первый артефакт. Полусфера накрывает нечто, запаянное в капсулу. На подходе - вторая группа встречающих. Большая. К бою готов.
  В текстовом режиме распорядившись турианцам и полисменам подготовиться к встрече очередной партии будущего пушечного мяса, Шепард метнулся за лабораторный стол, влетая в помещение, где турианец обнаружил систему сдерживания. Да, это был заявленный к изъятию первый артефакт. Оттарабанив на панели блокировок код - спасибо Марку, постарался и перелопатил десятки тысяч вариантов за несколько секунд, Шепард рухнул за лабораторный стол с системой сдерживания: над головой просвистели заряды - встречающие торопились засвидетельствовать гостям своё смертельное почтение.
  Система защиты не дала бы возможности зарядам повредить артефакт, но вот если поле полусферы отключится - капсула могла быть очень легко повреждена летающими там и сям зарядами. Пришлось извернуться, забрать капсулу в бронеукладку раньше, чем над головой мелькнул очередной заряд, а система сдерживания погасила купол. По перчатке Шепарда скользнули мурашки - купол опадал медленно, приходилось, наплевав на опасность для здоровья, сработать на опережение, чтобы никакие заряды, щедро раздаваемые подошедшей группой штурмовиков "Цербера" не повредили капсулу.
  - Вторая группа, капитан. - доложил Дженкинс. - Они не собираются нас выпускать.
  - То ли ещё будет. - сказал Найлус. - Ричард прав, сэр. Нас попытаются лишить возможности вывезти эти артефакты. В атмосфере челнок ведёт бой с тремя летунами, в ангаре челнок атакован группой быстрого реагирования. Пятнадцать рыл. Нас здесь тоже пытаются остановить и, кстати, не дать приблизиться к месту размещения второго артефакта. - турианец хладнокровно отстрелил башку очередному штурмовику.
  - Именно. Проламываемся, а то им передадут коды и они этот артефакт уволокут куда подальше. - с этими словами Шепард встал во весь рост, активируя штурмовую винтовку и открывая огонь короткими очередями. - Вперёд!
  Группа Шепарда смогла уничтожить всех "встречающих" в ходе короткой перестрелки. Подключение к "обмену зарядами" оружия старпома позволило турианцам нанести "встречающим" тяжёлые потери, но отступить и тем самым спастись, "встречающие" уже не успели. Переступая через трупы в скафандрах и даже не интересуясь тем, хаски ли там под забралами или всё же люди, Найлус и Сарен обыскивали помещения, вышибая двери по обе стороны длинного лабораторного коридора.
  - Забрали четыре тысячи кредитов из ридера. - доложил Сарен.
  - Очистил медицинскую станцию. Пятнадцать единиц-доз панацелина. - Найлус.
  - Дневник некоего научного сотрудника. - Дженкинс. - Есть кое-что интересное, пусть Оливи посмотрит с Марком. Забрал.
  - Три тысячи кредитов с панели банковского терминала. - один из полисменов-десантников группы. - Богато живут здешние высоколобые.
  - Хм. - голос Сарена потеплел. - Най, тут есть документация по улучшению "Снайперская винтовка. Улучшенный прицел.". Гаррус будет доволен. Он такие вещи собирает. Да и нам с тобой пригодится. Забрал.
  - Ещё один дневник. Другого научного сотрудника. - доложил Найлус. - Забрал. Пусть наши синтеты с ним поработают.
  - Координаты второго артефакта уточнены. Нас встречают не только штурмовики. Подтянулись инженеры с турелями и центурионы. - прозвучал в спикерах группы доклад шедшего впереди Сарена. - Капитан...
  - Я беру артефакт, вы разбираетесь с нападающими. Это уже не встречающие, так что - не церемоньтесь.
  - Принято. - турианцы первыми открыли огонь по подходившим церберовцам. Спустя несколько секунд к шелесту их штурмовых винтовок присоединили свой шелест винтовки полисменов-десантников. Шепард перепрыгнул последовательно несколько лабораторных столов, перекатился, сокращая расстояние до панели системы удержания, не поднимаясь на ноги, протянул руку к клавиатуре, на ощупь набрал длинный код, снова подсказанный Марком. Купол стал бледнеть, молниеносное движение второй руки сквозь затухающее свечение - и капсула с артефактом исчезает в чреве бронеукладки. Спустя секунду шелест винтовки старпома поддержал своими зарядами уничтожение наседавших инженеров, так и не успевших установить и активировать три турели. С потерявшими тяжёлую огневую поддержку центурионами и штурмовиками управиться было уже легче.
  - Отходим к челноку. Атмосферник уже разобрался с летунами, небо чистое. - распорядился Шепард. - Трупов мы наворотили знатно.
  - Зато я отвёл душу. - подошедший Сарен переключил режимы штурмовой винтовки, перезарядил магазин. - Легче стало.
  - Почаще бы такие высадки. - к старпому приблизился Найлус. - Я тоже раскрепостился. Хорошо, что мы этих турельщиков первыми положили, а то бы так просто уйти нам не удалось.
  - Эвакуируемся. - отметив, что полисмены-десантники Дженкинса уже ушли к доку челноков, Шепард сделал короткое движение головой. - Уходим. Больше здесь нам делать точно нечего.
  
  - А этот панацелин... - спросил Дженкинс, когда челнок уже уходил от лабкорпуса. - С ним-то что?
  - Думаю, на том же спецфрегате-доставщике его отправят нашим высоколобым умникам. - сказал Шепард, наблюдая, как уменьшается в размерах атакованный лабкорпус. - Или можем передать на Цитадель, там есть одна доктор Равин, ей это будет полезно увидеть и исследовать.
  - Лучше бы на Цитадель, капитан. - сказал Ричард. - Незачем кормить альянсовских умников. А Цитадели... в свете ожидаемой войны и атаки на станцию... Это будет полезно. Может спасти немало жизней. Наших инопланетных партнёров, сэр.
  - Поскольку эта разработка не числится в списке целей миссии, Ричард, мы можем решать. - кивнул Шепард. - Может быть, вы и правы. Мы можем передать это на Цитадель. Доктор Равин работает в госпитале Гуэрта.
  - Больница, госпиталь, медпункт. - буркнул Найлус. - Полный раздрай в обозначениях.
  - Капитан, связь с фрегатом. - на экране салонного дисплея появился водитель. - Капитан Андерсон, сэр.
  - Давай. - кивнул Шепард. - Похоже, мы ещё здесь задержимся.
  
  Мобилизация. N7: База "Синих светил". Борьба с Цербером. Планета Святилище, система Декорис
  
  Услышанное от Андерсона не понравилось никому из членов группы высадки. Пока они разбирались с лабкорпусом и его содержимым, а также уничтожали не в меру ретивых защитничков из числа воинов "Цербера", крейсер тоже не дремал. Локаторы и сканеры "Волги" вскрыли расположение базы "Синих Светил". Святилище и так было планетой неформально подчинённой "Церберу", а тут ещё и наёмники нарисовались.
  - Обстрел базы крейсером закончился несколько минут назад. - сказал водитель, уже только по внутричелночной громкой связи. - Мы - на подходе. Три минуты полёта. Поступила информация.
  - Принял. - Шепард пробежал взглядом скупые строки текста. - На атакованной крейсером базе синесветиловцев располагается один из штабов группировки. Нам приказано уничтожить окончательно средства связи, информационный центр и склады. Тогда деятельность значительной части этой группировки во многих районах космоса будет закономерным образом осложнена.
  - С учётом того, что мы первый раз наткнулись на упоминание об этой базе, когда разбирались с кораблём, перевозившим технологию укрепления органической кожи, - заметил Дженкинс, - теперь мы можем позаботиться о длительном сокращении масштабов активности синесветиловцев. - капрал поправил поясную укладку. - Я и мои люди готовы к бою, сэр.
  - Десантируемся. - кивнул Шепард.
  
  Внизу их ждало довольно вялое сопротивление - всё же орбитальная бомбардировка и обстрел не способствуют сохранению поголовья и мощности защитников. Тарелки спутниковых антенн и чаши двух передающих комплексов были быстро подорваны зарядами пластиковой взрывчатки - Дженкинс хорошо натренировал своих десантников. Первая часть задачи была выполнена - группировка лишилась большинства каналов дальней связи. Можно было не ждать визитов десантных транспортов и фрегатов. Вряд ли синесветиловцы расщедрятся на крейсер, а "Цербер" вообще не страдал излишней благотворительностью.
  Информационный центр брали осторожно - Марк и Оливия попросили сначала принять и точно направить широкополосный канал связи, после чего за несколько минут перекачали всю информацию со множества накопителей и носителей центра на фрегатские деки. Пока синтеты в очередной раз погружались в обработку полученной информации, группа Шепарда, уничтожив опустошённый информцентр, быстро продвигалась к складам.
  - Уничтожать такое богатство?! - Сарен был явно недоволен. - Лучше бы ополченцам формируемых полков на ближайшей планете отдать. Хоть от пехоты жнецовских войск будет чем отмахаться гражданским. Впрочем, я понимаю, что синесветиловцы тогда скоренько явятся к ним в гости и попытаются ещё до появления жнецовских сподвижников всемерно отобрать эти вещи и оборудование. - турианец прицепил к центральной колонне пакет с взрывчаткой. - Так что я не возражаю: взрывать так взрывать.
  Взрыв складского комплекса получился знатным. А пожар, охвативший склады - вышел ещё краше. Миллиарды кредитов весело пожирались пламенем, а уходивший на орбиту челнок никто не преследовал - некому было. Пилот второго челнока с бреющего полёта проштурмовал рулёжные дорожки и стоянки с десятками челноков и шаттлов. Там были и синесветиловские машины и машины со знаками "Цербера".
  - Спелись. - Сарен просматривал результаты штурмовки. - "Цербер" и "Синие Светила" едины.
  - У них нет другого выхода. - подтвердил Найлус. - Мы попутно уничтожили и тяжёлых и средних роботов, уничтожили техслужбы, уничтожили лаборатории. Теперь у синесветиловцев не будет прежней вольности в организации заманивания мирных невооружённых кораблей в ловушки посредством подачи ложных сигналов бедствия. Что у нас там дальше?
  - Планета Лаэна. - сказал Дженкинс. - Теплица. Там велись некие горные разработки полезных ископаемых. Но, к сожалению, за пять лет всё оборудование... мягко говоря, накрылось. А на новое денег и желания как всегда нет.
  - Значит, не задержимся. - сказал Сарен, наблюдая, как челнок входит в упоры ангара. - Немного размялись - и уже хорошо.
  
  Доложив Андерсону о результатах высадки, Шепард и Аленко вернулись в свои каютки. Через три часа Отряд должен был достичь планеты Лаэна, затем было запланировано в звёздную систему с ретранслятором и вылет в скопление Порог Вальхаллы.
  
  Андерсон по громкой связи объявил о том, что фрегат-доставщик, высланный за артефактами, добытыми на базе "Цербера", будет ждать Отряд уже в скоплении Порог Валхаллы, в системе Рахил-Лейя.
  
  Пока фрегат и крейсер двигались к ретранслятору и уходили в межретрансляторный тоннель, у Шепарда снова появилось время на размышления о прошлом. Обязанности старпома Джона уже давным давно не напрягали - многое делалось на полном автомате, так что теперь, уделяя достаточное внимание функциям старпома, Шепард мог уделить силы и время полезному копанию в информации об уже сделанном и пережитом.
  
  Размышления Шепарда
  
  Непростой разговор тогда был у Шепарда с Андерсоном. Очень непростой. Рядом с Омегой располагался ретранслятор "Омега-четвёртая", куда ходили только корабли Коллекционеров и корабли "Цербера". И Коллекционеры и церберовцы составляли части одной большой проблемы - проблемы Жнецов. Проблемы вторжения. Шепард тогда услышал немало интересного от Андерсона. И об Арии, и об её дочери, и о Кае Ленге, и о Поле Грейсоне, и о генерале "Цербера" Олеге Петровском. Как Дэвид Андерсон тогда сказал? "человечество вступило в войну не только с другими расами, но и с самим собой". Совершенно правильно сказал.
  Шепард тогда предложил дать омеговцам, жителям Станции что-то вроде объединительной идеи. И Андерсон согласился с такой возможной перспективой. Обоим кораблям предстояло тогда встать в зоне внешнего рейда и общаться со станцией только посредством челноков. Разумный ход, чтобы плотно контролировать и саму станцию и не давать излишне любопытствующим пищу для размышлений.
  Прибыв на станцию, пришлось потерпеть деятельность "комитета по встрече". И сразу врубиться в непростые взаимоотношения. В целую паутину взаимоотношений, существующих на этом железном острове. Кто из обитателей кораблей Отряда впервые сказал об "Омеге" тогда, как о железном острове? Возможно, Оливия или Марк могли бы поднять логи и ответить на этот вопрос. Вполне могли бы. Только вот сам Шепард об этом никогда не просил. Не нужно было это ему. Таким же железным островом была и Цитадель. И таким же железным островом была "Омега". Так что здесь никакого приоритета быть не могло. Никакого приоритета в окрещивании станции разными там эпитетами и определениями. Столь сложная структура, как "Омега" со всем её живым и мёртвым содержимым и воспринималась большинством разумных органиков сложно.
  Получили приглашение от Арии, принесённое батаром. И устное и письменное. Письменное потом поступило по официальным Экстранет-адресам Отряда. Прошло через фильтры синтетов. Было доложено руководству Отряда.
  Второй посланец пришёл от Найрин Кандрос - турианки-биотика. Что-ж, вполне ожидаемо. Каждый из местных боссов вполне мог пожелать прислать к новоприбывшим, поставившим Цитадель "на уши", своего представителя, чтобы те, как говорится, имели этих боссов - всех вместе и каждого отдельно - в виду. А может быть, чтобы просто впечатлились и не вздумали бузить. Эти боссы тогда так мало знали о силе и мощи Отряда... Им простительно. Явик тогда саларианцу подарил... своеобразный автограф. Больше чем автограф. Просто указав, что если посланцу угодно воспринимать автограф, как подарок, то так тому и быть.
  Тогда пришлось сразу заниматься проблемой безопасности Арии. Груз, порученный саларианцу Ишу неведомым заказчиком, был опасен и для Арии, и для многих других азари. Уникальный яд. И пришлось тогда думать не только о том, чтобы этот яд не дошёл до Арии, но и о том, чтобы спасти самого Иша. Потому, что разумного, согласившегося выполнить такое поручение, обычно ждала неминуемая смерть. Концы рубились беспощадно. А Иш... Иш был звеном, которое позволило бы приблизиться к заказчикам планируемого к исполнению преступления.
  То, что произошло потом, вообще кроме Явика оценить в полной мере, наверное, не мог никто из отрядовцев. Ардат-якши. Моринт. Уже готовая совершить очередное преступление. Зажатая в тиски необходимостью совершить очередное убийство весьма незаурядной разумной. Просто чтобы выпить жизненную силу этой разумной. И на некоторое время забыть о необходимости убивать. На некоторое время. Чтобы всё это время убить на поиски очередной жертвы. Без вмешательства Явика пресечь это преступление в самом начале, на этапе даже не замысла, на этапе первичной реализации... было бы невероятно сложно. Это Шепард сейчас хорошо понимал. А тогда...
  Произошло всё в той квартирке слишком быстро. Ардат была спелёнута, несостоявшаяся жертва - погружена в сон. Незачем было девушке-землянке, фактически-девочке подростку видеть всё, что потом произошло. Моринт. Старшая дочь юстициара-азари Самары. Неф. Талантливая художница, поэтесса, скульптор. Убийца и его жертва. Несостоявшаяся, к счастью, как жертва. Оставшаяся в живых. И оставшаяся в здравом неповреждённом уме. Явик тогда позволил ей очнуться. Пришлось пояснить ситуацию... частично пояснить пришедшей матери Неф. А потом заниматься несостоявшейся убийцей.
  Тогда Шепард в очередной раз понял справедливость известной фразы о том, что кадры решают всё. Без Явика вывести ситуацию с Неф, её мамой и Моринт, ситуацию с Самарой в нормативное русло было бы крайне трудно. Почти невозможно. Услышать же, что перед ними не стандартная ардат-якши, некий демон ночного ветра, а неправильно инициированный телепат-псионик... Было страшно. То, о чём раньше рисковали говорить далеко не все учёные, далеко не все исследователи, далеко не все... литераторы, лежало перед ними, спелёнутое биотическими путами. И ждало своей участи.
  Тогда почти все отрядовцы были... мягко сказать, возмущены перспективой быть рядом с существом, способным круглосуточно копаться у них в головах. В конвейерно-ковровом режиме копаться. Пришлось тогда Явику напомнить присутствующим в квартире разумным о том, что таких, как Моринт, Жнецы используют на все сто процентов. Используют в своих интересах, создав из ардат существ, способных тягаться с целыми взводами тяжеловооружённых космопехотинцев. Будущие баньши. Смертельно опасные противники для большинства воинов тогдашнего Пространства Цитадели.
  Шепард тогда держал азари, брыкавшуюся со страшной силой. Сопротивлявшуюся "перековке", осуществляемой Явиком. Процедура сильно напоминала "изгнание бесов", практиковавшееся в земной истории множеством церковников. Сильно напоминала, но не более чем напоминала. Явик тогда пресекал страшную перспективу, страшный вариант развития событий. Пресекал, уже зная о том, что ему придётся заниматься перековкой множества ардат-якши. Хотя бы на самом начальном этапе заниматься. Вероятно, он уже знал, что эта ардат - только одна из дочерей Самары-юстициара. Двое других дочерей юстициара были так называемыми "тихими ардат", согласившимися затворничать в монастыре, где таких вот сущностей было несколько сотен. Редко когда несколько тысяч.
  Окончив процедуру, Явик предложил называть перевоспитанную, перепрограммированную азари не иначе, как её настоящим именем - Мирала. Кличка Моринт должна остаться в прошлом. Там же, где оставалась ардат-якши, демон ночного ветра, серийная убийца-гурманша.
  Явик тогда пресёк попытки Миралы бухнуться перед ним, протеанином, представителем старшей для азари расы, на колени. Повёл себя с ней мягко, спокойно, уверенно. Так, как надо было повести себя в той непростой ситуации.
  Мирала, как оказалось, несмотря на все свои возможности и способности, умела быть потрясающе незаметной. В её присутствии и без её вмешательства была решена проблема кварианца-техника, застрявшего на Станции и теперь получившего возможность улететь на Флот. Поддержав торговые интересы, отрядовцы помогли кварианцу воссоединиться с соплеменниками.
  Разговор о возможностях и перспективах привлечения на сторону Сопротивления расы ворка был коротким. Тогда взаимодействие отрядовцев с этой расой только начиналось. Гораздо важнее оказалось нейтрализовать некоего батарианца, игравшего незавидную и непрофессионально слепленную роль Безумного Пророка. Обвинявшего во всех бедах, случавшихся, случившимися и долженствующими случиться с множеством представителей ключевых рас Пространства Цитадели только людей, только землян, только человечество. Заученно, механически обвинявшего. Без эмоций, без чувств, без убеждённости в своих словах обвинявшего. Терпеть такое было явно выше сил большинства отрядовцев - Шепард знал, что многоканальная связь транслирует происходящее на станции прямо на фрегат, оттуда - на крейсер, так что очень многие отрядовцы уже в курсе деталей. Некрасивых деталей. Пришлось эти детали устранять и приводить ситуацию к нормативу. Жестоко приводить.
  Явик тогда закатил спич, достойный кандидата в президенты какой- нибудь очень крупной страны. Само по себе явление разумного доселе неизвестной расы, считавшейся, к тому же, вымершей, произвело на зрителей и слушателей неслабое впечатление, а уж его стрекочущий голос, столь непривычный для большинства обитателей Млечного Пути...
  Ситуация разрядилась быстро. Батара взяли охранники Арии, взяли как некоего Аль Капоне, за неуплату налогов в казну Арии. А не за то, что он компостировал мозги слушателям. За это трудно привлечь. Очень трудно. А вот за незаконное обогащение в обход интересов власти - очень легко. Что и было осуществлено.
  Тогда же, как оказалось, Явик уже узнал о зреющем против Арии Т'Лоак заговоре нескольких других руководителей некоторых преступных группировок, окопавшихся на станции. Мирала предложила использовать для спокойного обсуждения имевшиеся у неё аппартаменты. В конечном итоге никто же не знал, насколько она переродилась и изменилась. Никто не знал. Да и большинству это было не интересно - своих собственных забот хватало. Предложение Миралы было воспринято на ура. Самой Мирале очень понравилось быть полезной даже в такой малости.
  Обсуждение больше напоминало военный совет. Мирала предложила свою помощь, предложила воспользоваться своими возможностями телепата-псионика, избавляя Явика от необходимости лично полосовать тесаком оппонентов. И сказала тогда впервые, что желала бы остаться на станции, желала бы обязательно встретиться и переговорить с матерью.
  Тогда Явик впервые озвучил своё решение - убивать следовало всех руководителей преступных группировок. Включая Арию и Найрин. И был, как ни странно было это признать сейчас, во многом прав. Никто же тогда не знал из отрядовцев, никто не знал точно, сколько всего завязано на Арию. И вариант с ликвидацией азари-матриарха казался тогда нормандовцам ничем не хуже всех прочих вариантов наведения порядка на этой станции. Планы, как оказалось, очень часто начинают рушиться, едва только наступает время их воплощения в действительность.
  Как военачальник, как воин, как солдат, Явик был готов взорвать саму "Омегу" со всем её живым и мёртвым содержимым. Самое интересное, что озвучивая это своё предложение, Явик ни в коей мере не выглядел банальным экстремистом. Он просто хорошо понимал, что вблизи Коллекционеров, вблизи "Цербера" надо быть готовым к самым пограничным, к самым крайним действиям. Даже если эти действия, мягко говоря, не вписывались в большинство стандартов и рамочных условий.
  Крогана Патриарха, того самого, кто был смещён Арией, также тогда не планировали возводить на пьедестал нового руководителя Станции. Он был слишком стар, да вдобавок и недостаточно силён чисто физически. Старость, что называется, не радость.
  О старости тогда отрядовцы не думали много и долго. Явик, например, был убеждён, что с заретрансляторных церберовских станций на Омегу хлынет некая сильная и беспощадная угроза. И теперь Шепард понимал: Явик уже предусматривал возможные характеристики этой угрозы. Как и положено представителю Старшей Расы. Как и положено не простому солдату, а именно военачальнику. У которого за плечами были сотни лет противостояния столь опасному врагу, каким, безусловно, являлись Жнецы.
  Тогда в разговоре впервые был упомянут таинственный Архангел и было... было решено найти его и попытаться привлечь на свою сторону. Явик тогда прямо сказал Мирале, что очень рассчитывает на её дар. И ожидает, что Мирала будет заинтересована в совершенствовании этого дара, а для совершенствования необходима была практика. Чем было плохо попрактиковаться на отморозках? Да ничем.
  Началась "зачистка" Станции. Мирала с удивлением и великим интересом осваивала всё новые и новые возможности. Практически осваивала. Против нового оружия у главарей бандитских группировок не могло быть и не было никакого противоядия. Дженту, заместительницу Тарака, Мирала "построила" совершенно самостоятельно - землянка и пикнуть не смела, впервые видя азари, обладавшую такими возможностями и таким потенциалом.
  Вынудив простых членов группировок... самоликвидироваться в отдельных залах, отрядовцы покончили и с их главарями, устроив локальные пожары, облегчившие труд уборщиков Станции. На последствиях решили особо не зацикливаться - предстояло устранить эпидемию, бушевавшую в низах станции. Как всегда бывало, проблемы приходилось решать последовательно, не имея никакой возможности прерваться на сколько-нибудь существенный отдых.
  Перед тем, как заняться вплотную эпидемией, было всё же решено найти Архангела. Никто из отрядовцев не верил, что какое-либо разумное существо может действовать неизменно эффективно в течение долгого времени. Ни у кого из коллег Шепарда тогда не было ощущения, что таинственный Архангел - синтетик. Следовало поспешить, чтобы не лишиться возможного сильного и эффективного союзника.
  Защитив Архангела от наседавших бандитов, группа Шепарда действительно обрела мощного союзника. А следующей союзницей стала мать Миралы - юстициар-азари Самара. Шепарду, да и всем его сокомандовцам было приятно вернуть матери выздоровевшую нормальную дочь. Старшую дочь. Было приятно избавить мать от необходимости убивать свою дочь, убивать, руководствуясь долгом юстициара. Было приятно видеть, как успокоилась Мирала, поверив, что у неё теперь есть нормальная семья, есть мама и есть сёстры. Которым отрядовцы помогут. Пусть позже, но помогут.
  Самара предложила составить им компанию при разговоре с Арией. Соплеменница, соотечественница всё же. Появление в кабинете Арии Кая Ленга, вознамерившегося отправить властительницу "Омеги" за Грань, вынудило Шепарда с коллегами действовать быстро. Очень быстро. Едва успели оказать Арии помощь. Ленга пришлось упустить. Хотя возможности задержать его были. Были и тогда.
  Сложно было, получив от Миралы и Явика информацию о том, что Ария на Грани, не бежать в "Загробную Жизнь" со всех ног, а спокойно, пусть и очень быстро шагать. Сложно это было. Очень сложно. Едва успели, отодвинув батарианцев-охранников, войти в кабинет Арии. Была, конечно, возможность, просто удостоверив факт гибели, факт смерти азари Арии, уйти и заниматься своими делами, поручив Станцию заботам Архангела и Миралы. Они бы оба справились. Справились бы и без Арии. Турианец Пятой Расы и азари-телепат справились бы. Построили бы, например, всех обитателей Станции по стойке смирно, заставили бы всех ходить строевым шагом и бегом исполнять любые распоряжения в любое время дня и ночи. И было тогда решено подарить азари Арии жизнь.
  Явик, выполнивший труднейшую операцию по заживлению разреза, о почти отделившего голову азари от её более чем восьмисотлетнего тела, слишком напоминал тогда врача-нейрохирурга. Особенно, когда спокойно, но настойчиво спросил о том, сколько прошло времени с момента начала... операции. Азари - и Самара и Мирала наблюдали за тем, что делает Явик, едва дыша: такой реанимационной процедуры раса синекожих красоток ещё не знала. И Явик пошёл дальше, приняв решение восстановить тело Арии полностью, фактически - омолодить её. Разве могли тогда подумать разумные, видевшие это действо, что Явик подарит Арии пятьсот-шестьсот лет жизни и подарит ей возможность неоднократно стать матерью? Вряд ли кто тогда из отрядовцев мог подумать об этом.
  И тогда Явик официально, по-деловому сделал Арию третьим членом руководящего звена Станции. Теперь во главе "Омеги" стоял триумвират: Ария, Мирала и Архангел. Пусть тогда Ария ещё не очнулась, но ни у кого из присутствовавших не было ни малейших сомнений - именно так всё и произойдёт. Станция не останется ни на секунду без верховного управления. Ни на секунду.
  Шепард вспомнил все моменты того действа очень подробно. В очередной раз на его глазах творилась история. История не одной расы, многих рас. История разумной жизни целой Галактики. Единой галактики, остававшейся единой всегда, независимо от настроений населявших её разумных органиков. Джону нравилось вспоминать тот момент. Он тогда чувствовал себя не тупым воякой-спецназовцем, не статистом, а действительно причастным к чему-то очень большому, очень важному и очень существенному. Тому, что окажет влияние на жизнь очень многих разумных и будет оказывать это влияние очень долгое время. Независимо от того, военным или мирным будет это время. Наверное, момент реанимации азари Арии относился к тем моментам, которые всегда люди относили к категории "лучшее, что человеку выпадает". Наверное.
  Явик сделал партнёрами триумвирата и Найрин и Патриарха. Тогда не было особой речи о младших партнёрах. О них можно было подумать и позаботиться позднее. А вот Найрин и Патриарх... Они заслуживали стать в строй управляющего звена Станции уже скоро. Совсем скоро.
  Тогда Шепард впервые увидел на лице и в глазах Миралы, подошедшей к Архангелу, непростое смущение. Похоже, в тот момент Мирала уже влюбилась в Архангела. Её право. Тогда Мирала впервые назвала Архангела так, как она и только она впоследствии его называла. Называла чаще так, чаще, намного чаще, чем это делали другие разумные - "Архи". Не Архангел - Архи. Для неё, Миралы он уже тогда стал Архи.
  Арию Мирала и Самара переодели во всё новое, чтобы скрыть любые следы происшедшего. Потом, как понимал теперь Шепард, либо сама Ария, либо Мирала ей пояснят детали случившегося. Потом, когда будет возможно это сделать безопасно.
  Ария очнулась и узнала. Узнала чётко и полно и Явика-протеанина, и Архангела-турианца. Узнала их и вспомнила, как Кай Ленг её убивал. В тот момент Шепард был склонен изумиться мощи Арии, азари-матриарха. Всё же жизненный опыт - крайне ценный и крайне богатый дар. Пусть и предсмертный дар для каждого разумного органика. Дар, способный принести удовлетворение носителю этого жизненного опыта прежде, чем предстоит шагнуть за Грань.
  Ария сразу вспомнила и о Патриархе и о Найрин. И не стала возражать против того, чтобы и кроган и турианка вошли в число руководителей Станции. Не стала возражать, доказав потрясающую любое воображение подготовленность к таким сложным проблемам. Подготовленность, ясно и однозначно свидетельствующую - она не просто так и совершенно не случайно стояла во главе Станции, не просто так и совершенно не случайно говорила: "Я - "Омега"!". Она имела полное право так говорить.
  Не было ничего удивительного в том, что Патриарха, униженного, смещённого Арией, собирались убить. Шепард сделал всё, чтобы Патриарх выжил. Более того - он сделал всё, чтобы Патриарх сам защитил свою честь. Сам выстоял в бою с его возможными убийцами. И сам убил своих убийц. Это было важнее и ценнее, чем если бы Шепард убил этих двух кроганов. Важнее и ценнее. Поддержка Самары, как юстициара и сильного биотика, также сыграла свою значительную и важную роль. Но главную роль всё же тогда сыграл Патриарх, вышедший потом из кабинета Арии уже не игрушкой, уже не посмешищем, а полноправным, действующим, реальным Советником. Советником азари-матриарха.
  Вполне возможно, разговор, само общение с Патриархом помогало теперь приблизиться к решению проблемы кроганов во всей её комплексности и сложности. Как говорят люди: хочешь решить проблему - начни её решать с малого. Вот и разговор с Патриархом стал для Шепарда этим малым. Патриарх поверил в себя. И другие кроганы тоже смогут поверить в себя. Поверить по-новому, каждый - по-своему, но поверить по-новому. Так, чтобы это помогло расправиться с Жнецами и их приспешниками. Так, чтобы это помогло расе ящеров занять своё подобающее место в союзе рас пространства уже не Цитадели, а Млечного Пути.
  Патриарх был удовлетворён. К нему действительно прислушивались. И не только Ария - все другие разумные, волей ситуации и волей обстоятельств вознесённые на вершину управленческой пирамиды Станции.
  Комплименты, которыми обменялись Найрин и Архангел, со всей определённостью доказали Шепарду: эти двое между собой да и не только между собой сработаются. Вполне возможно - станут парой. Неизбежно станут парой. Ибо они подходили друг к другу как нельзя полнее и лучше.
  Главное было сделано - новая пирамида управления была сформирована и плавно перевела на себя Станцию. Заработала. Правильно и полно задействуя обновлённые и дополненные возможности. И главное, что виновники в планируемом устранении Арии с помощью уникального, специально изготовленного яда были нейтрализованы, а яд доставлен и размещён на фрегате. Вне досягаемости любых загребущих лапок и ручонок.
  Коллекционеры попытались натравить на человечество большинство других рас. Даже в масштабах одной станции. И, чтобы замылить глаза зевакам и наблюдателям, обезопасили от действия вируса не только людей, но и другую расу - ворка. Сравнив тем самым человечество с изгоями.
  Добрались отрядовцы тогда до клиники Мордина Солуса без особых проблем. И ещё раз убедились, что бывших спецназовцев не бывает. В принципе не бывает. Солус мигом ухватил суть проблемы, заинтересовался ею и изъявил горячее желание поучаствовать в её решении. Отряд получил ещё одного врача и ещё одного воина-спецназовца. Саларианцы, что и говорить, были прирождёнными спецназовцами, их Группа Особого Реагирования стала прообразом для Спектров Совета Цитадели. Остановив ворка, пытавшихся помешать Солусу провести массовую вакцинацию низов станции, отрядовцы засвидетельствовали свою полезность профессору Солусу и тот согласился присоединиться к нормандовцам и волговцам, чтобы разобраться со многими острыми проблемами. В том числе - и с Коллекционерами, создавшими этот вирус, который стоил жизни многим десяткам разумных обитателей не самых престижных районов "Омеги".
  Профессору было крайне ценно увидеться и пообщаться с Явиком - ожившей легендой. Явик, уже привыкший и к поклонению, и к удивлению, и к изумлению, был рад пообщаться со столь высокоорганизованным разумным существом, каким был саларианец Солус, предки которого когда-то питались почти исключительно мухами.
  Благодаря азари Вэре, простой танцовщице Вэре, Ария убедилась в том, что она теперь сможет стать матерью. Это было для Арии ново, непривычно и необычно. Она едва сумела привыкнуть к тому, что теперь у неё есть сильные и профессиональные Советники, едва смогла свыкнуться с тем, что её, говорившую теперь исключительно тихим, негромким голосом, слушают и, главное, понимают, гораздо лучше чем раньше, а тут... тут приходит Вэра и просит её, Арию, повнимательнее прислушаться к самой себе. И Ария прислушалась. Прислушалась и изумилась.
  Тогда и Ария и Вэра с трудом свыкались с мыслью, что наступит очень скоро момент - и Отряд уйдёт от станции. Да и другие Советники тоже опасались, что это расставание произойдёт очень скоро и очень быстро.
  Шепарду пришлось разруливать ситуацию с батарианским барменом. Тем самым, который люто ненавидел исключительно людей, исключительно землян. За многое ненавидел. И, к сожалению, имел на это полное право. Увы. Имел. Только вот его право превращалось в трупы. Трупы невиновных людей, чего Шепард допустить не мог.
  Привлечение в команду наёмника Заида Масани было тем, с чем Шепард никогда впоследствии не соглашался полностью. Ни тогда, когда это случилось на "Омеге", ни сейчас. Ему казалось, что пока в Отряде нет той кошмарной ситуации, когда "не до жиру, быть бы живу" и "хватай вокзал, баул отходит". Хотя в положении ожидания прихода войск Жнецов приходилось идти и на такие вот контакты. Наёмник Заид Масани был для Шепарда "тёмной лошадкой". А с такими капитан предпочитал дела вообще не иметь или иметь по-минимуму.
  Наверное, состоявшийся тогда на "Омеге" концерт был, в том числе и своеобразной компенсацией за нестабильность восприятия им, Шепардом, статуса Заида Масани. Да, батарианца, за которым наёмник - охотник за головами, был послан, удалось оставить в живых, "похоронить" в камере "Омеги". Сам Заид решил поразмыслить над предложением Шепарда - всё равно у него пока не было никаких срочных заказов, а то, что ему предложил Спектр-человек, было, вполне возможно, интересным и полезным занятием.
  Концерт на "Омеге" состоялся успешно во многом благодаря вулканической энергии Светланы. Светланы Стрельцовой. Шепард узнал о ней столько интересного, что хватило на долгие часы размышлений. А тогда он просто увидел, насколько многогранной и в то же время цельной личностью является его Светлана. И отрядовцы подарили омеговцам Концерт. Вот так, с большой буквы. Концерт. Ставший первым концертом. Прогремевшим на всю Галактику. Давшим понять, что криминальная станция может быть другой и будет другой. Спокойной и свободной. Приветливой и гостеприимной не только для преступников всех мастей, но и для законопослушных разумных.
  Размышлять о концерте было легко и в то же время очень сложно, ограничиваясь самыми поверхностными впечатлениями и суждениями. Это было действительно явление в культурной жизни Станции. Явление в культурной жизни обитаемой части Галактики.
  
  Работа кораблей отряда в скоплении Порог Валхаллы
  
  Корабли Отряда продолжали полёт по утверждённому командованием маршруту. Предстояло ознакомиться с состоянием дел в Пороге Валхаллы - скоплении, включавшем в себя только три звёздных системы. Масс-ретранслятор располагался в системе Рахил-Лейя, где не было ни одной планеты, зато местное светило было двойным.
  - В наименовании систем и звёзд у нас, как известно, царит полный беспорядок. - сказал Андерсон, когда Шепард подошёл к Звёздной карте. - Даже официальные названия различаются в разных Сводах и Лоциях. Вот например эта система. Мы, люди, привыкли называть "Вальгалла", в германской и скандинавской мифологии это - небесный чертог в Асгарде, своеобразный рай, предназначенный для павших в бою доблесных воинов. Многие расы называют эту систему "Вальхаллой". Так сказать, издержки произношения и написания. Каждому хочется отличиться и выделиться, вот и пытаются. Информации об обстоятельствах наименования системы мало, чуть больше информации о самих местных светилах. Вот, например, Лейя. Она определяется в одной из основных Лоций, как меньшая часть двойной системы голубых гигантов, является молодой звездой класса В3. Масса этой звёздочки в тринадцать раз больше массы Солнца, рабочая температура - почти двадцать восемь тысяч градусов по Цельсию. Соответственно, она слишком горяча, чтобы вокруг сформировались планеты. Если учесть космические мерки времени, то в ближайшее время, а точнее - через несколько миллионов лет, Лейя превратится в сверхновую.
  - Если её, командир, не подорвут раньше, воспользовавшись рассказами Явика. - сказал вахтенный офицер.
  - Вы правы, Грегор. - Андерсон кивнул. - Явик действительно говорил о том, что им в борьбе с Жнецами приходилось взрывать звёзды систем. Тут и планет-то никаких нет, заманить флот какой-нибудь или нескольких Жнецов - есть для этого способы, а потом - тара-рах - и взорвать хотя бы одно местное светило. Вполне возможно, что цепная реакция подорвёт или поспособствует подрыву второго светила. Жалко, конечно, систему, но рванёт знатно. - размышляя, отметил командир фрегата. - Если припрёт... а ведь может припереть, то придётся этим способом воспользоваться. Для победы, естественно.
  - Планет действительно нет, командир, а вот станция... - Шепард вывел на боковой экран изображение.
  - Да. - Андерсон кивнул, взглянув на экран. - Вы правы, эта станция, как известно, изначально являлась небольшим научно-исследовательским аванпостом, на котором чаще всего размещалось всего два десятка исследователей-людей. Название у станции вполне обычное - "Зюскинд". Потом мы закономерно поумнели, немного окрепли и развернулись во всю мощь - использовав модульный принцип построения создали станцию, на которой теперь можно разместить две тысячи исследователей и две тысячи посетителей и в состав которой теперь входит стояночный док, вмещающий пятьдесят средних по общим стандартам рас Пространства Цитадели звездолётов.
  - Которым часто пользуется Мигрирующий Флот. - уточнил вахтенный офицер.
  - Не только он. - Андерсон покрутил виртуальное изображение станции, рассматривая её со всех сторон. - Но и просто пролетающие корабли, капитанам и экипажам которых необходимо по какой-то причине посетить эту систему. Для Мигрирующего Флота, что и говорить, эта станция ныне является одной из немногих доступных. Какой-никакой, а всё же железный остров среди негостеприимного для "скафандриков" пространства. Здесь, конечно, далеко не всегда можно провести ремонт, но даже получить стоянку в ситуации кварианцев - большая удача и большое облегчение. - Командир фрегата взглянул на экраны с планами работы. - Мы здесь будем стоять ещё несколько часов, пока спецы не прочешут систему полностью. Стыковаться с "Зюскиндом" ни фрегат, ни крейсер не будут - это уже согласовано с Титовым и Стрельцовой. Нас приглашали на внешний рейд станции, которая и строилась-то собственно, как космопорт для разумных, желающих поподробнее и поглубже изучить двойной голубой гигант.
  - Попытались поддержать древность. - сказал старпом. - Сейчас постоянное население на станции - чуть больше полутора тысяч человек, почти четыре тысячи - если считать с посетителями. Ветхий Завет указывает, что и Рахиль и Леа (Лейя) - две сестры, ставшие жёнами патриарха Иакова. Для людей принято устанавливать порядок перечисления имён по старшинству, а тут наоборот - первой официально принято упоминать именно Рахиль - младшую сестру. Лейя - старшая и здесь она упомянута второй.
  - Возможно, были споры и кто-то из разумных нашёл способ настоять на своём. - Андерсон перещёлкивал изображения на экранах, знакомясь с общими отчётами по исследованиям звёздной системы. - Мы получили информацию, что в ближайшее время часть кораблей Мигрирующего Флота придут в систему. Только вот Отряд к тому времени её уже покинет. - Андерсон указал вахтенному и Шепарду на строку на экране, где был размещён уточнённый план работы. - Да и придут сюда не корабли-фермы, а обычные фрегаты и грузовозы.
  - Если они сюда придут, то почти все доки на станции будут временно заполнены и ситуация не изменится до момента отбытия флота. - отметил вахтенный офицер. - Хорошо, что кварики теперь могут официально и свободно проводить здесь хотя бы мелкий ремонт, используя и свои и местные материалы и оборудование.
  Андерсон кивнул, распорядившись подвести корабли к топливному складу и разрешив Моро произвести заправку. Крейсер заправлялся вторым. Окончив процедуру, оба корабля разошлись в разные стороны, готовясь к сканированию системы в целом и составлению точных карт состояния. Процесс занял только три часа - в системе не было крупных и сложных объектов, требующих детального обследования. Несколько часов - и оба корабля переходят в систему Мика.
  Наблюдая, как уменьшаются в размерах местные светила, Шепард думал о Тали. Кварианка повзрослела, избавилась от юношеской, незрелой влюблённости в него, Шепарда, хотя... что-то в её отношении к старпому всё же говорило о том, что она... продолжает его любить, но уже другой, зрелой и полной любовью. Любить, вполне возможно, будучи благодарной за то, что он, Джон Шепард, не играет с её чувствами, не стремится использовать её отношение к нему в своих эгоистичных мужских интересах. Как всегда было, расстояния способствовали проверке глубины и прочности чувств, особенно таких, как любовь. Шепард знал, что и он любит Тали. Хорошо, что она выжила, хорошо, что вернулась на Флот, хорошо, что у неё там есть любимая работа, которой она отдаётся со всей горячностью молодости. Прошло слишком мало времени, но благодаря энергичности Тали на Флоте немало положительных изменений. Молодые кварианцы получили своего лидера и поверили в то, что и для них есть другие задачи и занятия, оставляющие пресловутое Паломничество далеко позади по значимости и важности. Теперь далеко не каждый молодой кварианец срывался с кораблей Флота куда-то без крайней необходимости, что позволяло существенно экономить ресурсы. Молодёжи находилась работа на планетах, указанных Корпусом Спектров, как такие, что не находились в чьём-либо ведении. Добыча ресурсов, переработка, организация, строительство, эксплуатация, свёртывание временных поселений и баз на таких планетах, участие в масштабных тренировочных военных играх на импровизированных полигонах. Кварианцы готовились к войне с Жнецами. Готовились, понимая - они объективно слабы против "креветок", тем не менее они готовы воевать, бороться и превозмогать свою слабость.
  
  Маленькая звёздная система Мика располагала двумя планетами и двумя поясами астероидов. Небольшой водородно-гелиевый гигант Элои, сформированный вокруг ядра, состоявшего из металлического водорода, в конце этого года обещал стать местом редкого астрономического явления. Комета Азаро должна была пройти так близко к гиганту, что по расчётам она будет захвачена гравитацией Элои и превратиться в его спутник. Уже сейчас на орбите газового гиганта висели десятки научных спутников и зондов, приготовленных для фиксации обстоятельств этого процесса, проведения измерений и исследований. Спутники и зонды, как доказывала телеметрия, принадлежали множеству рас. Сам Элои обращался на "границе замерзания", где, как подтверждали наблюдения, газовые гиганты с ледяным ядром обычно не формировались. Исследователи привычно и даже утомляюще стандартно поясняли данный феномен тем, что планета Элои изначально не являлась частью системы и была притянута в её пределы гравитацией местного светила.
  Познакомившись с кратким отчётом о проводимых кораблями Отряда обследованиях системы, Шепард провёл старпомовский обход фрегата. Такие обходы всегда способствовали установлению душевного равновесия - обычное продвижение по кораблю, ознакомление с работой многочисленных систем и приборов, тестирование оборудования, контрольные проверки комплектов резервов, обмен мнениями со специалистами.
  Службы радиоперехвата крейсера и фрегат-крейсера отметили в своих отчётах наличие большого количества сигналов бедствия, а синтеты подтвердили, что в этом районе действует весьма мобильная и хорошо оснащённая пиратская группировка. Власти, не скрывавшие факта своей слабости, вывесили в Экстранете стандартное предупреждение о том, что в этом районе разумным не следует появляться без вооружённого сопровождения во избежание гибели или похищения, посчитав, вполне ожидаемо, на этом свою задачу выполненной. Да, подобное предупреждение было вроде бы и достаточно для большинства разумных существ, ведь никто добровольно не ищет неприятностей. А как быть с теми, кто не мог миновать эту систему в силу самых разных обстоятельств? Как быть с теми, кто не мог нанять себе бронированный и вооружённый корабль да ещё и раскошелиться на десяток-другой профессиональных наёмников? На эти вопросы власти не хотели, да и не могли отвечать.
  Появление двух боевых военных кораблей несколько утихомирило пиратов, поднаторевших в оценке угроз, но никто из отрядовцев не сомневался - стоит кораблям покинуть систему - и всё вернётся к прежнему "порядку". К счастью для тех разумных, кого занесло в систему во время пребывания там "Волги" и "Нормандии", корабли Отряда не спешили покидать систему, а мощь их локаторов и сканеров однозначно давала пиратам понять: не стоит зверствовать и излишне рыпаться, поскольку расплата за подобные телодвижения может оказаться фатальной.
  Читая в своей каюте фрегат-крейсера отчёты об осуществляемых исследованиях, Шепард подумал о том, что эволюция давала богатейшие возможности для самореализации. Например, следующий за Элои, другой газовый, обычный водородно-гелиевый гигант, названный Думой, обладал полусотней спутников, в число которых входила и луна Анафель, обладавшая значительным биологическим потенциалом. Значит, по-настоящему мёртвых миров в Галактике, да, наверное, и во Вселенной не так и много. Весь вопрос в том, какой мир считать мёртвым. И в чём видеть причину размещения каждого небесного тела в той или иной звёздной системе. Дума, как подтверждали сканирования и лоцирования, была похожа на Элои и изначально, как считали исследователи, также не находилась изначально в этой системе, а была притянута гравитацией местной звезды.
  Стационарными исследованиями, проводимыми обычно тогда, когда корабли лежали в дрейфе или сохраняли относительную неподвижность, в системе, где были два пояса астероидов, обойтись, закономерно, было невозможно. Поэтому, руководствуясь результатами общесистемного сканирования и лоцирования, было решено обратить пристальное внимание на несколько небесных тел, находившихся именно в составе поясов астероидов. Сканеры и локаторы привычно доложили состав множества астероидов, что могло быть полезным для тех же кварианцев. Информация о геологии астероидных поясов ушла в кодированном виде на Флот, а корабли Отряда направились к Фарласу.
  Первый из трёх астероидов, сформированный, как оказалось, вокруг ядра, состоявшего из нулевого элемента, Фарлас позволял осуществлять достаточно простую и малозатратную добычу ценного материала. Кора Фарласа состояла из углеродистых соединений, минералов, содержавших воду, а также из органического углерода в виде герогена. Если в соседнюю уже обследованную систему придёт хотя бы часть кораблей Мигрирующего флота, то в эту систему кварианцы тоже не замедлят заглянуть, чтобы пополнить запасы всевозможных минеральных ресурсов. По данным Свода Навигации здесь кварианские корабли достаточно часто добывали для Флота топливо.
  Вторым астероидом, также сформированным вокруг ядра из нулевого элемента был Кокабел, кора которого состояла из различных глин и карбонатов, глубже находилась жидкая вода с примесями аминокислот. Здесь кварианцы также были частыми гостями - поверхность планеты была изрыта шахтёрским оборудованием, с помощью которого "скафандрики" извлекали нулевой элемент.
  Крупнейший из трёх астероидов, обладавших ядрами из нулевого элемента, Исрафил, был чрезвычайно богат силикатами. Корабли Отряда, приближаясь к астероиду, подошли к дрейфовавшему здесь кораблю "Манила", экипаж и команда которого должны были досматривать все суда, уходившие от Исрафила. Командование Отряда переговорило с командиром "Манилы", получило инструкции и указания по безопасному пребыванию рядом с астероидом. Столь значительные сложности были связаны с тем, что по некоторым, пусть и весьма спорным данным, именно здесь была создана основанная на прионах разновидность биологического оружия - АЭГ (атипичная энцефалопатия гуманоидов). Просмотрев дополнительные данные, предоставленные трио синтетов, Шепард отметил, что впервые следы применения этого оружия были зафиксированы во время нападения террористической группой "Мёртвая голова" на станцию "Гагарин". Тогда мнения относительно места, откуда было вывезено это оружие, разделились. Учёные почти что в один голос заявляли о том, что у Исрафила нет ни атмосферы для поддержания жизни, ни эволюционной истории хотя бы до уровня прионов, но на их заявления привычно обращали слишком мало внимания. Все шахтёры, работавшие в момент проведения расследования на астероиде, были достаточно быстро помещены в карантин. Это действие должно было убедить общественность Млечного Пути, что Альянс бдит и не допустит расползания столь опасного оружия по галактике. На тот момент, кстати, было известно, что в воде Исрафила обитали около сорока видов микроорганизмов.
  Военные корабли не подпадали под множество ограничений, так что экипаж "Манилы" только проследил за тем, как фрегат-крейсер и крейсер чётко выполняют основные требования Правил безопасности и, осуществив комплекс профильных исследований, удаляются от астероида.
  Впереди у Отряда по плану была система Паз, где находилась только одна планета. Явик нервничал - Таэла передала ему информацию о том, что в системе на планете Горвуг размещён был некий артефакт, содержавший протеанские данные. Упускать возможность забрать артефакт и впоследствии доставить его на Ил, Явик не желал ни под каким видом, поэтому Титов и Андерсон согласились с необходимостью не только обследовать систему Паз, но и осуществить высадку на планету Горвуг.
  Несколько часов и фрегат-крейсер выходит после короткого перехода между системами на орбиту Горвуга. Наблюдая за тем, как два челнока направляются к планете, Шепард читал с ридера информацию по Горвугу. В большинстве Сводов отмечалось, что в 354 году Горвуг был передан расе кроганов - никто больше не соглашался жить на этом "мёрзлом камне". Технически Горвуг уже тогда был отнесён к обитаемым мирам, поскольку вдоль экватора наличествовала растительность, а в морях планеты водились животные. К концу столетия кроганы полностью адаптировались к местным условиям, построив множество жилых и производственных подземных бункеров, рождаемость нарастала, но впоследствии хищные ящеры не удержали добычу ресурсов в безопасных рамках - коралловые рифы Горвуга были уничтожены в результате варварского загрязнения и браконьерского вылова рыбы. Не сумевшие выжить на планете с истощённой биосферой, кроганы покинули планету, вызвав недовольство цитадельских сидельцев, не сумевших, впрочем, ничего противопоставить желанию ящеров поискать лучшую среду обитания. С тех пор Горвуг использовался Советом Цитадели в качестве наглядного доказательства неспособности кроганов самостоятельно контролировать собственную численность.
  Как показало сканирование и лоцирование, на самом деле это в отчётах чиновников кроганы полностью покинули Горвуг. Для цитадельских сидельцев так воспринимать окружающую действительность было намного легче. Реально кроганы остались на планете, привлекли на свою сторону поистине вездесущих ворка и занялись нападениями на объекты, принадлежащие самым различным корпорациям, в первую очередь те, где можно было достать чего-нибудь съестное. Экоинженеры пытались вывести на Горвуге способные произрастать здесь культуры, корпорации вынуждены были не только наладить снабжение этих специалистов всем необходимым, но и создать штат вооружённых наёмников, способных дать эффективный отпор оголодавшим ящерам.
  Возможно, трансформируя так или иначе кроганов, саларианцы допустили ряд крупных ошибок, в итоге получив расу, каждая семья в которой была способна в короткий срок произвести на свет сотни отпрысков, а те в свою очередь, взрослея и развиваясь, закономерно уничтожали в округе всё, способное стать пищей ненасытным ящерам. Огромные по меркам большинства рас размеры и значительный вес делали кроганов крайне зависимыми от богатства рациона и его достаточности по объемам и питательности.
  Аленко обеспечил Явику безопасность во время изъятия артефакта - ни один из нескольких десятков голодных кроганов, ринувшихся было к месту посадки челноков, не ушёл из того района живым. Полисмены-десантники под руководством Дженкинса и Аленко получили очередной реальный боевой опыт - кроганы уважали только силу, мастерство воина и оружие, так что десантники Отряда смогли заставить ящеров проникнуться смертельным уважением к гостям планеты. Протеанин поместил артефакт в своей каюте и занялся его изучением, временно отложив в сторону выполнение плана изучения содержимого обелисков.
  
  Работа по прочёсыванию звёздных систем была самой настоящей рутиной. И каждый из Отрядовцев преодолевал её, рутины, негативное влияние по-своему. Да, было хорошо знать, что нет ни в ближайшей, ни в отдалённой перспективе никаких сложных высадок, все исследования районов и небесных тел можно проводить дистанционно. Отрядовцы обрабатывали получаемые данные, создавали Своды рекомендаций и фиксировали проблемы и вопросы, на которые следовало обратить внимание компетентным специалистам, входившим в состав множества структур, созданных разумными обитателями Млечного Пути.
  Шепард продолжал вспоминать события минувшего, находя в воспоминаниях что-то очень важное для себя самого. Со Светланой он общался по видеосвязи, не желая пользоваться правами старшего офицера фрегата и летать на крейсер, когда многие его сокомандники довольствуются аудиоканалами Экстранета. Светлана понимала настрой мужа и не выговаривала ему за то, что он ограничивается таким вот дистанционным общением. Ей было приятно знать, что Шепард о ней всегда помнит, никогда не забывает позвонить, поговорить, поинтересоваться её состоянием и мнением Селезневой о здоровье командира крейсера. Пока было возможно, Стрельцова не торопилась снимать с себя полностью многочисленные обязанности хозяйки боевого корабля - дежурства и вахты в Центральном, обходы, участие в работе служб и подразделений крейсера продолжали занимать время Светланы, позволяя ей надеяться на то, что рано или поздно будет возможность увидеть Джона рядом и побыть с ним вместе хотя бы несколько минут.
  Отметив, что корабли Отряда выполняют поворот на курс, проложенный вблизи нескольких колоний Терминуса, Шепард уединился в своей каюте, разместился на кровати и, приглушив свет до минимума, погрузился в воспоминания. До отбоя по распорядку дня было ещё несколько часов и терять время на ничегонеделание старпом не хотел. Сегодня предстояло поразмышлять о рахнийской проблеме, вспомнить моменты взаимодействия Отряда с расой Рахни.
  
  Размышления Шепарда
  
  Информация о пленённой королеве рахни вызвала среди отрядовцев неоднозначную реакцию. Очень неоднозначную. Приходилось готовиться ко многим вариантам действий в рамках общего плана. Снова стоял вопрос о том, следует ли уничтожить королеву рахни или, может быть, следует сделать одну или несколько попыток договориться с ней, привлечь её и её подданных на свою сторону. Снова приходилось выбирать сначала в плановом порядке, а потом пришлось выбирать в реальном. Осуществили эвакуацию Королевы на борт крейсера - для столь огромной разумной сущности на фрегате не нашлось достаточно большого пространства.
  Отрядовцам на "Вершине-15" пришлось столкнуться с матриархом азари, сумевшей под разными предлогами таки протащить на Новерию гетов. Довелось вступить с этой азари-матриархом в противоборство, уничтожить всё её гетское сопровождение. А прежде - нейтрализовать другую азари, совмещавшую в себе учёную и коммандос. Служанку тогда уже наполовину индоктринированного Матриархата Азарийской Расы. Покорную служанку. Странно, что тогда Шепарда не озаботила аналогия между индоктринированными Матриархатом и "Цербером". Может быть, он уже тогда понимал, что возмущаться и негодовать по поводу таких обстоятельств, мягко говоря, поздновато, а если чётко говорить, то и незачем. Надо было просто действовать эффективно и результативно в тех условиях, которые складывались.
  Встреча с королевой рахни заставила многих сокомандников Шепарда в очередной раз глубоко задуматься. Объединёнными усилиями смогли успокоить и поддержать измотанную матриархом Элайрой королеву, большую роль в этом, конечно же, сыграл Явик. Ему королева поверила закономерно больше, чем другим сокомандникам Шепарда. Да, она была в тот момент в значительной степени индоктринирована, но она сопротивлялась, она держалась, поэтому Явику удалось вскоре снять индоктринацию. Обретя свободу, обретя комфорт и спокойствие в уютном и безопасном транспортном контейнере, королева рахни убедилась в том, что у этих разумных, неожиданно освободивших её от гнёта матриарха азари, слова не расходятся с делом и не являются тупой ширмой-прикрытием совершенно иных по своему смыслу и значению поступков.
  Джон, Светлана и Явик много и долго говорили о рахни, Мю-ретрансляторе, королеве Рахни, Жнецах и эволюции. Когда они пришли в ангар, отданный королеве, Светлана пообщалась с царицей, после чего спросила Джона прямо: он хочет, чтобы королева рахни жила или он хочет, чтобы она была убита. Шепард не сказал бы, что такого вопроса он... не ожидал. Но в устах Светланы вопрос обрёл дополнительную сложность. Стрельцова спрашивала Джона не как офицер, не как солдат, не как командир разведкрейсера. Она спрашивала Шепарда о жизни и смерти королевы рахни и как женщина. Как будущая, вне всяких сомнений, мать. Она как никто понимала в тот момент царицу, детей которой пытались поставить себе на службу хаски-матриархи и Коллекционеры с Жнецами. И имела право озвучить этот вопрос.
  Шепард тогда ответил. И в результате Королева Рахни осталась жить. Более того, было принято решение вернуть Королеву на Суэн, взять систему под защиту Спецфлотом ВКС Империи, чтобы больше ни у кого из обитателей Млечного Пути не возникало даже мысли о возможности сделать рахни своими марионетками.
  Шепард тогда показал Светлане информкристалл с данными о технологии Левиафанов, которая позволяла этим каракатицам продолжать слежение за событиями, происходившими в самых разных уголках Галактики. Те самые переливающиеся мертвенным сине-чёрным цветом сферы, "шары". Этот информкристалл читал только Шепард, даже Явик его не видел и не изучал. Впрочем, как впоследствии убедился Джон, у протеанина была не менее полная информация об этой технологии, так что размолвок не было.
  У Светланы с Джоном была волшебная ночь. Нет, до далеко идущих последствий дело, конечно, по взаимному согласию и договорённости, пусть и безмолвной, не дошло, но удовольствие оба получили громадное. Личное удовольствие. Для Шепарда было важно, что Светлана успокоилась и отдохнула. И он сделал тогда всё, что было в его силах. Светлане понравилось, а остальное было неважно. Своей подругой, которую он откровенно тогда назвал своей невестой, Шепард не собирался когда-либо и как-либо рисковать.
  Имперский флот Прикрытия под командованием каперанга Серебровского своим появлением и размещением в системе успокоил ожидавшую неприятностей Стрельцову.
  Подготовка к церемонии Договора. Ожидание исполнения сольной арии Светланы. Пять октав диапазона! Шепард склонен был поверить многомудрому Андерсону, рассказавшему о таких возможностях Светланы, но когда Стрельцова встала перед королевой Рахни впереди трёх звёздных кораблей, два из которых были имперскими... Песня королевы возрождённой расы... потрясала. Женщины и девушки Отряда и экипажа крейсера Спецфлота Империи не стеснялись и не стыдились слёз, мужчины тоже... переживали сильные ощущения, многоплановые ощущения. А песня Светланы впечатлила уже саму Королеву. Да и не только её, но Королеву - в первую очередь. Результат был достигнут. По максимуму достигнут.
  Тогда, по возвращении к Цитадели, Шепард принял решение не общаться ни с кем, кого они тогда взяли на Новерии. Ни с азари-коммандос, ни с капитаном Вентралисом, ни с матриархом Элайей. Пусть ими, как посчитал тогда капитан, общаются профессионалы. Без оглядки на него, Спектра и старпома Нормандии.
  Он, приняв это непростое для себя решение, вспомнил Акузу, вспомнил этот бой с молотильщиками. Ему и сейчас казалось, что он... не единственный, кто тогда выжил. И он действительно оказался не единственным, о чём узнал гораздо позже. А очень хотел бы узнать сразу, как можно раньше.
  Когда прошли несколько суток ожидания. Несколько суток ожидания результатов допросов всех, кого теперь допрашивали Спектры Цитадели, Шепард со всей определённостью и полнотой окунулся в понимание запрограммированности предстоящего столкновения с Жнецами. Пятьдесят тысяч лет подряд расы Пространства Цитадели старательно готовили себя самих на заклание. Старательно готовили. И теперь предстояло сделать тяжелейший реальный выбор - либо погибнуть, пусть даже и борясь, либо, борясь, победить Жнецов, прервать цепь Циклов, выйти за рамки этого сценария, раз за разом опустошавшего Пространство Млечного Пути.
  Капитан Вентралис был приговорён к ликвидации. Детали Шепарда не интересовали. Предстояло встретиться с адмиралом Кахоку, а там окунуться в новый раунд противостояния с Цербером.
  
  Капитан Андерсон на офицерском совещании сказал, что в колониях корабли Отряда долго задерживаться не будут. Синтеты перехватили немало данных, способствующих углублённому по сравнению с обыденным пониманию ситуации, которая складывалась в обитаемых мирах по маршруту следования Отряда, так что лететь вслепую не пришлось.
  
  Работа кораблей отряда по колониям в системах Терминуса
  
  Первой колонией стал Фел Прайм. Человеческая колония, размещённая в системах Терминуса и являвшаяся одним из главных производителей фармацевтических препаратов для Альянса. В силу этой специализации планета имела приоритет в Списках объектов обороны Альянса, располагала тремя спутниками, была пригодна для жизни. Основная колония размещалась в сухой пустынной местности, привлекшей внимание колонистов разнообразием флоры и фауны. Было известно, например, что в пещерах вокруг колонии росли массивные биолюминсцентные грибы.
  - Капитан, на канале работает старое протеанское передающее устройство. - доложила Оливия, когда старпом находился на вахте у Звёздной Карты. - Явик требует, чтобы ему разрешили высадку. Хочет забрать это передающее устройство.
  - Яв, местные же знают об этом устройстве. А если увидят тебя - беспокойства будет - на неделю. - старпом вышел на связь с протеанином.
  - Джон, мне нужен только челнок и его внешняя подвеска. Выдерну устройство, остальное сделаю так, что никто ничего не поймёт. - Явик действительно был настроен избавить колонистов от столь опасного и неоднозначного соседства. - Этому устройству семьдесят тысяч лет и если оно будет фонить и дальше, то...
  - Ладно. - Шепард с другого экрана считал текстовое разрешение Андерсона на осуществление высадки с челнока. - Информируй Аленко, бери его парней для прикрытия и помощи - и вперёд.
  - Хорошо, Джон. Я быстро и незаметно. - Явик переключил каналы.
  Изъятие протеанского передающего устройства межзвёздной связи не заняло много времени. Через четыре с половиной часа челнок доставил на внешней подвеске в ангар фрегат-крейсера само устройство. Явик и Аленко с Дженкинсом и тремя полисменами-десантниками на коротком обсуждении итогов миссии рассказали, что оставили на месте устройства муляж. Всё равно местные разумники были помешаны на фармацевтике и устройства связи, тем более - такие древние и малопонятные их не особо и интересовали. Главное, что в эфире вокруг планеты сохранятся стандартные сигналы устройства - всё равно Назара давным-давно передал информацию о его работе на базы Жнецов в Тёмный космос. Не стоило привлекать внимание пилотов креветок, не стоило провоцировать их на нападение.
  Изучив за несколько последующих часов устройство, Явик остался доволен. Действующая родная протеанская технология была ценным дополнением к богатству, находившемуся теперь в распоряжении выживших представителей древней расы.
  - Это устройство уже три года как никто не беспокоил. - сказал Явик, придя в каюту к старпому перед обедом. - Пытались, конечно, вскрыть, но как вскрыть то, что не имеет крышек и внутренних пустот? Просвечивали, пытались сверлить, к счастью, не там, где такое вмешательство привело бы к вредным для работы устройства последствиям. А потом - как отрезало. Оливия доложила, что был приказ руководства колонии и пещера-бункер, где оно стояло, перестали посещать все любопытствующие. Конечно, вездесущие мальчишки иногда бывали там, но в остальном место, - Явик показал старпому несколько кадров на экране своего инструментрона, - было достаточно заброшенным. Теперь устройство заберёт "Клинок". Не скоро, конечно, но и нам не следует торопиться. У меня будет возможность исследовать устройство. Это достаточно древняя для нас технология, но если она столько проработала - можно только удивиться качеству работы наших спецов. - с этими словами Явик повернулся и вышел из старпомовской каюты.
  После обеда в каюту старпома пришла Оливия.
  - Джон, тут информация по Джеймсу Веге. - киборгесса подала сидевшему за рабочим столом старпому стопку ридеров и присела в свободное кресло. - Колония была атакована Коллекционерами несколько лет тому назад, нападение было сорвано, в том числе и благодаря Джеймсу Веге. Данные... обрывочные. В тех условиях мало кто думал о полной фиксации происходящего. Такую легкомысленность можно понять. Это мы знаем сейчас, что такое крейсера Коллекционеров, а тогда появление такого огромного и мощного, хорошо вооружённого корабля повергало разумных в шок и трепет.
  - Неудача?
  - Для нас, синтетов, это рабочий вариант развития событий. Здесь сложно говорить однозначно, используя логику органиков. Корабль Коллекционеров был подбит и упал на колонию. Погибли и те, кого Коллекционеры не успели вывезти на крейсер и только заключили в капсулы, сохранив стазис-состояние, и те, кто уже был доставлен на борт крейсера в качестве беспомощных пленников. Джеймс Вега за содействие расправе над кораблём Коллекционеров был награждён, но многие жители, сумевшие спастись, далеко не однозначно и тогда и сейчас оценивают роль этого землянина в том, что произошло. И этому неоднозначному отношению есть объяснение - вместо того, чтобы спасать колонистов, Джеймс Вега спас только одну азари - Трию Нувани. Собранные нами данные утверждают, - киборгесса включила один из настенных экранов, вывела строки файлов, - что Трия довольно прохладно относилась к потугам Джеймса обратить на себя её внимание.
  - Что известно об этой азари? - спросил Шепард, просмотрев несколько файлов.
  - Немного. Молодая, практически не развивала свои врождённые биотические способности. Имела отношение, как и Лиара, к археологии, но в силу неразвитости собственной биотики, явно не преуспела в полевых исследованиях. В большинстве случаев в археологию идут азари, у которых значительный и уже развитый и оттренированный должным образом биотический потенциал. А Трия... Это может быть и особый случай и случайная разумная в археологии и науке в целом. Трудно сказать однозначно, Джон. Ясно, что Трия жила и работала в этой колонии достаточно долгое время. В военной документации того периода царит известный беспорядок, непонятна роль Джеймса Веги. Известно только, что он был прикомандирован к отряду спецназа Дельта, которому была поручена охрана и оборона колонии. Это - в дополнение к щитам, спутникам, зондам и орудиям. Так что Альянс, как видим, снабдил колонию защитным вооружением в достаточной степени. Джеймс, как явствует из целого ряда документов, - киборгесса пролистнула на инструментроне несколько файлов, переслав их копии на инструментрон старпома, - проявлял достаточно заметный интерес к Трие, но всё равно по меркам азари, вполне возможно, был слишком робок и недостаточно смел и активен. Так что Трия обращала на Джеймса мало внимания. У неё тогда и других хлопот хватало. Вслух, как доказывают документы, она выражала весьма негативное отношение к возможностям и способностям солдат Альянса и к Альянсу в целом.
  - Артефакт? - спросил Шепард, выделив на экране один из файлов.
  - Да. Здесь также сведения очень обрывочные. Оказалось, что на планете размещался некий артефакт, который вдруг стал глушить дальнюю связь колонии. Выяснилось, что артефакт явно не из этой системы.
  - Лиара?
  - Да. Как всегда в данных - беспорядок, ясно только, что Трия одно время была ученицей у Лиары. Потом в силу сориентированности младшей Т'Сони на исследовании протеан, она посчитала, что Лиара одержима теорией заговора...
  - Атаме?
  - Возможно. - кивнула киборгесса. - Найденный в развалинах неподалёку от колонии Фел-Прайм артефакт был уничтожен землянином, являвшимся агентом "Цербера", - Оливия сверилась с инструментроном, - неким Меснером. По другим данным артефакт был разбит неким Асексом - человеком-биотиком, опытным солдатом, одним из воинов отряда "Дельта". Увидев, что артефакт практически разбит, разложен на мелкие осколки, Трия связывается с Лиарой и узнаёт, что этот артефакт вполне мог быть создан Жнецами. К сожалению, Трия, хоть и учёный, была достаточно слабо подготовлена к восприятию столь... неоднозначной информации. Как выяснили мы впоследствии, она не знала не только о Жнецах, но также ничего, совсем ничего не знала о "Цербере". Между тем Меснер...
  - Интересный субъект. - хмыкнул старпом, просматривая файлы.
  - Может быть он и интересный, - парировала киборгесса, - но он уже был агентом "Цербера" ко времени событий нападения на Фел-Прайм Коллекционеров. Работа курьера, занятого к тому же частной доставкой, позволяла Месснеру спокойно и свободно передвигаться по всей Галактике, что очень облегчала и его деятельность, как тайного агента "Цербера". Альянс, как мы выяснили, знал о двойном дне Месснера, но рассчитывал, что сам Месснер - слишком маленькая сошка, чтобы заниматься им вплотную. По нему, как мы установили, в Альянсе не существовало единой позиции. Кто-то был за устранение Месснера, кто-то - за его сохранение. В итоге Месснер, попытавшись продаться Коллекционерам, погибает от выстрелов жуков. У Трии оказывается его, Месснера, браслет с секретными данными.
  - Нападение Коллекционеров...
  - Снова обрывочные сведения, Джон. Никому, вполне вероятно, полный анализ такого грандиозного прокола не был в действительности интересен и необходим. Орудия ПКО были ужасно медленными при перезарядке. Джеймс на этой медленности и погорел, согласившись стрелять тогда, когда орудия накопили только половину требуемой мощности импульса. Корабль Коллекционеров прикрылся щитами и в итоге выстрелы ПКО колонии не достигли желаемой цели - не было нанесено никаких серьёзных повреждений.
  - Попадание на борт корабля Коллекционеров?
  - Любопытство плюс влияние обстоятельств, Джон. - Оливия показала старпому ещё несколько файлов на настенном экране. - Как видите, как только складывается ситуация, проявляются недоработки. Документы однозначно указывают, что решение о проникновении на корабль было принято Джеймсом Вегой. Проникли, пытаясь спасти колонистов. Всех добровольных спасателей коллекционеры схватили, отвели к Генералу, но тут прибыл отряд "Дельта", началась перестрелка. Трия умоляла Джеймса спасать колонистов, но тот решил спасти Трию. Корабль колонистов взорвался при падении на планету. Закономерно, что Трия не могла простить Джеймсу такой прокол.
  - Твоё мнение о Трие?
  - Неоднозначное, Джон. С одной стороны её действия во время инцидента подтверждают известное мнение об азари, как о расе, способной влюбить в себя представителя любой другой расы, независимо от пола этого самого представителя. С другой стороны, нельзя не отметить, что и сам Джеймс Вега действовал неоптимально и по отношению к Трие и по отношению к колонистам.
  - Однозначно правильного решения ведь нет? - спросил Шепард, не поднимая взгляда на сидевшую рядом киборгессу.
  - Увы, нет, Джон. Было бы однозначно-правильное решение - было бы легче. Многим было бы очень даже легче. Но здесь, как и во многих других ситуациях однозначно правильных решений нет в принципе. Всё зависит от позиции, занятой действующим лицом, в данном случае - Джеймсом Вегой.
  - А сам отряд Дельта?
  - С ним также сложно. Мы добрались до многих документов. Известно, что Фел Прайм ранее, ещё до того момента, как был найден активированный артефакт, заблокировавший в колонии дальнюю связь, до момента прибытия корабля Коллекционеров, атаковали и осадили наёмники Кровавой Стаи, возглавляемые кроганом Арчуком. Альянс, конечно же, отреагировал, послал на планету несколько отрядов элитного спецназа, чтобы помочь плохо подготовленным к таким ситуациям колонистам справиться с угрозой. К сожалению, по тем же строго засекреченным документам выходит, что большинство солдат Альянса гибнет уже во время осуществления высадки на территории между наступающими кроганами и пределами колонии. Единственный выживший почти в полном составе отряд, та самая Команда Дельта оказались один на один с силами Кровавой Стаи. Дельте удалось уничтожить противника, а также - взять в плен одного из кроганов. Конечно же, не желающие хлопот на свою голову военные функционеры Альянса приняли решение и команда Дельта осталась на планете охранять колонию Фел-Прайм. Эта же команда была привлечена к работе с найденным артефактом - глушилкой, оставив при этом в нарушение большинства инструкций, саму колонию без защиты. Артефакт находился довольно далеко от пределов колониального посёлка, поэтому немудрено, что отряду пришлось потратить немало времени на то, чтобы вернуться от развалин в колонию и хотя бы попытаться спасти уже похищенных Коллекционерами колонистов. Обороноспособность самой колонии, кстати, как мы проверили на вирт-системе, оказалась совершенно недостаточной. Да, были тяжёлые орудия, пригодные для поражения кораблей, были крепкие кинетические щиты военного уровня. Всё это было предоставлено Альянсом в распоряжение жителей и руководства Фел-Прайма. Оказалось, что этого всего хватает едва только для сравнительно высокозаконопослушных разумных, а вот для Коллекционеров, не заморачивавшихся соблюдением каких-либо ограничений, подобная техника не представляла значительной угрозы и не являлась проблемой. Далее Отряд перемещается с планеты на уходящий крейсер Коллекционеров, имея с собой противоядие от паралича ищеек.
  - Работа Мордина... - Шепард сравнил два файла с данными о противоядиях.
  - Он создал новый, более устойчивый вариант противоядия. Так что здесь особой разницы нет, Джон. - уточнила киборгесса. В любом случае и там и там противоядия сработали, выполнив свои задачи.
  - Памятник жертвам инцидента на Фел-Прайм. - произнёс старпом, разглядывая изображённый на стоп-кадре монумент.
  - Выглядит... впечатляюще. Джеймса вроде наградили, хотя он об этой награде впоследствии распространяться особо не любил. Справедливо не любил. Нечем тут гордиться, Джон.
  - Избрать спасение одного дорогого разумного приоритетным по сравнению со спасением множества других, но совершенно чужих разумных.
  - Главное, что Трия и сама не считала Джеймса приемлемой для себя партией. Но не сказала Джеймсу ничего определённого. Потому в таком варианте развития ситуации и её значительная доля вины. Разрешите идти, капитан? - Оливия поднялась с кресла, складывая ридеры в сумку. - У нас на очереди ещё одна колония.
  - Информацию... - Шепард встал, подошёл к витрине, пока что заполненной рядами укладок с носителями данных.
  - Предоставлю, Джон. Обязательно. - Оливия прощально кивнула и покинула каюту Шепарда.
  
  Корабли Отряда за несколько часов достигли Феррис-Филдс - ещё одной человеческой колонии в системах Терминуса. Эта колония также подверглась атаке Коллекционеров, колонисты были похищены полностью. Шепард ожидал вызова к Андерсону и он последовал.
  - Джон. У нас в команде и в экипаже как минимум несколько людей, которые связаны с этой колонией. - командир фрегата положил перед сидевшим в кресле старпомом несколько ридеров. - Даже не знаю. Инженеры - Донелли и Дэниэлс что-то знают о колонии важного, но скрывают это, тщательно скрывают от всех, а в их личных делах, как видите, информации, связанной с этой колонией и событиями, происшедшими в ней, нет. Есть у нас и Хэдли Ричард, у которого там в то время жил брат. По всей вероятности - похищенный. Водитель челнока, наш Стивен Кортез, в разговоре со мной упомянул, что у него там жил в то время муж Роберт. Колония пуста и нигде никаких сведений нет. А в команде и в экипаже, сами понимаете, неспокойная обстановка. Все переживают из-за потери колонии. От чиновников толку немного. Для них важно, что эта колония - рядом с Нью-Кантоном. И точка. Всё. Остальное этих медноголовых не интересует.
  - Согласен, командир. Это уже вторая колония по нашему маршруту, которую атаковали Коллекционеры. Думаете, что наступает время вплотную заняться Коллекционерами? - отложив ридеры, Шепард поднял взгляд на стоявшего рядом Андерсона.
  - Оно уже наступило. Давно наступило, Джон. А я знаю и чувствую, что пока что экипаж и команда фрегат-крейсера ещё не готовы лезть туда. - командир фрегата указал на один из настенных экранов, на котором была схема подходов к "Омеге-Четвёртой". - о "Волге" я даже не заикаюсь - у нас только одна плата "свой-чужой" и вряд ли она обеспечит проход, безопасный более-менее проход сразу двух достаточно крупных кораблей. Знаю, что следует официально пообещать команде и экипажу фрегата, что мы... мы обязательно побываем там, за этим красным ретранслятором, за этой катапультой, но у меня нет уверенности, что в самое ближайшее время нам, - Андерсон развернул на настольном инструментроне текст знакомого Шепарду детального плана работы Отряда на ближайшие несколько декад, - удастся выполнить своё обещание.
  - Полагаю, командир, что следует поговорить с экипажем и командой корабля. Не пообещать. Просто сказать, что мы... мы займёмся этим ретранслятором в ближайшее время. Люди у нас достаточно... профессиональны, что ли, чтобы понять - если мы уже об этом заговорили, как старшие офицеры корабля, значит мы этим действительно займёмся. А пока... Пока следует попросить всех готовиться получше. Готовиться, командир. Пока есть время. - тихо сказал Шепард. - Пока есть возможности и ресурсы.
  - Вы правы, Джон. - Андерсон сел в своё кресло, придвинул инструментрон. - Давайте подумаем над тем, как это сделать.
  Спустя час Андерсон обратился к экипажу корабля по громкой связи. А затем на несколько минут в столовой фрегат-крейсера собрались все свободные от вахты нормандовцы, чтобы лично выслушать обращение командира корабля. Короткое обращение. Ёмкое обращение. К позднему вечеру стало ясно, что обращение возымело действие. Члены экипажа фрегата, члены команды несколько успокоились, поняв, что они не одиноки в своих переживаниях, не одиноки в своих ожиданиях. И это, пожалуй, было самым главным итогом.
  Последним пунктом на "колониальном" маршруте Отряда был тот самый Нью-Кантон, о котором так пеклись местные и не только местные чиновники. Здесь части колонистов удалось эвакуироваться, получив сигнал дальних сканеров о приближении к планете крейсера Коллекционеров. Не всем, конечно, далеко не всем колонистам удалось спастись - Коллекционеры организовали и провели массированное нападение, повлёкшее за собой пленение и вывоз всех оставшихся колонистов. На момент появления кораблей отряда над планетой, на поверхности продолжались работы по выяснению обстоятельств и причин успеха акции Коллекционеров. Нормандовцы и волговцы молча смотрели на экраны, на которых была показана панорама горящей колонии, брошенные вещи, полуоткрытые балки, пустые капсулы Коллекционеров. Если и можно было порадоваться, то разве только тому, что семья рядового Ролстона - одного из десантников-полисменов, успела эвакуироваться до того, как на колонию было совершено нападение Коллекционеров. Теперь родственники Ролстона жили на одной из космических добывающих станций в другой звёздной системе и ожидали прихода пассажирника, который должен был доставить их на Цитадель. К огромному сожалению, Коллекционеры не ослабляли натиск и часто атаковали не только колонии, но и орбитальные добывающие станции. Люди закономерно искали убежища понадёжнее и Цитадель была одним из таких убежищ. Несмотря на происшедшие на "Омеге" изменения, мало кто из землян рисковал попробовать осесть на этой станции. Цитадель выглядела более привлекательно и даже предпочтительно - о происшедших на станции изменениях большинство людей знали из множества источников и склонны были верить, что на Цитадели их примут хотя бы на временное проживание. Из информационных выпусков сети Спектров было известно, что жителей колоний, пострадавших от нападений Коллекционеров действительно принимали на станции по упрощённой процедуре, тем не менее никому из них постоянная цитадельская "прописка" не предоставлялась. Станция и так была перегружена, неся на себе значительный не только гражданский, но и военный контингенты разумных со всем необходимым скарбом и оборудованием.
  Пока Отряд по межретрансляторным перегонам следовал в Немейскую Бездну, у старпома выдались несколько свободных от неотложных дел часов, которые он привычно посвятил воспоминаниям и размышлениям. Нормандовцы уже привыкли к тому, что старший офицер фрегата на некоторое время пропадает в своей каюте, поэтому никаких вопросов не задавали, зная, что случись что - и Шепард будет действовать быстро и эффективно. В этот раз Шепард решил вспомнить некоторые факты и события, связанные с адмиралом Кахоку.
  
  Размышления Шепарда
  
  Разговор с контр-адмиралом Кахоку прошёл в присутствии Явика. Было решено, что нормандовцы займутся этим делом. Тогда же Шепард побывал у Гарруса. Не мог не побывать. Говорили они между собой мало. Мирное время... подходило к концу - тогда это недостаточно ясно ощущалось, поскольку не было ещё привычки воспринимать конечность мирного времени, как факт. Решено было для решения проблемы адмирала Кахоку, всегда заботившегося о своих подчинённых, отправиться на поиски некоего Бейнса.
  Тогда фрегат вернулся в звёздную систему, где раньше пришлось уже побывать, забирая с Терума Лиару. Конечно же, Шепард при возвращении подумал о Лиаре и о Бенезии. По ассоциации с местом, с событиями, связанными с этим местом. Он знал, что Лиара уже работает, что она уже прошла курс "лечения" в монастыре.
  Легко отстроившись от мыслей об азари - как старшей, так и младшей, Шепард обратился к насущным заботам, связанным с поисками Бейнса. Был обнаружен транспортник типа "Коулун". Две фразы были нацарапаны на бронепластике внутренней обшивки чем-то острым:"Мы проникаем в космос - космос проникает в нас." - прочёл тогда вслух Шепард, сразу переводя на интеранглийский и галакслингву. - "Сумеем ли мы сохранить себя в ходе проникновения?". Что и говорить, британцу Шепарду был хорошо знаком настрой имперцев на такие вот глубокомысленные размышления. Светлана успела и сумела привить и Джону интерес к таким размышлениям. Значит, на борту пустого покинутого корабля действительно мог быть кто-то, кто родился или вырос в России.
  Явик тогда показал всем членам группы высадки то, что случилось на борту. Очередная новинка. Технология бесшумного пленения всего экипажа грузовика отрядом "Цербера". Неприятно было осознавать беспомощность и бессилие этих работяг. Против них действовали хаски Жнецов, а не обычные люди-"церберовцы". Увы.
  Пришлось тогда делать высадку на близлежащую планету. Там был зонд. Оттуда, с планеты, шёл сигнал этого зонда. Кто же тогда мог подумать, что придётся встретиться с молотильщиком? Конечно, сканирование выявило гнездовья, но о прямом контакте речь не шла. Шепард встретился тогда со змеечервём. Говорил с ним. Узнал немало интересного, в том числе и о радиобуе неизвестной принадлежности. Узнал о ликвидации другим змеечервём, двух транспортёров. И уже тогда понимал - эти транспортёры были вместе с экипажами привлечены так или иначе сигналами того неизвестного зонда-буя.
  Договориться с хозяином второго плато удалось быстро и легко. А потом нужно было отключать зонд, убирать остовы машин и хоронить погибших космодесантников. Тяжело было участвовать в похоронах всем, но особенно - Кайдену, представлявшему в те минуты на месте любого из погибших свою невесту, сержанта Эшли Уильямс. Война и битва не смотрели на пол воина. Они просто убивали.
  Кахоку выслушал Андерсона и Шепарда, резко и быстро прервал связь. Офицеры фрегата понимали - теперь он пойдёт до конца. Адмирал, вне всякого сомнения, знал, что находится под наблюдением, что его ведут агенты "Цербера". Но теперь, после гибели своих подчинённых, он уже не будет смотреть на то, что они, его солдаты и офицеры, уже мертвы. Он не будет обращать внимание на то, что сам он женат и у него трое детей. Он пойдёт до конца и постарается наказать виновных в гибели своих солдат. Даже если это будет стоить ему жизни. По-другому адмирал поступить не мог. И не собирался по-иному действовать.
  Пришло известие о тяжёлом ранении Лиары в храме Атаме на Тессии. Призраку не понравилось, что Матриархат перешёл к экскаваторным методам забора информации из сверхмаяка протеан. Он, этот хаск, хотел, и дальше держать азари в неведении относительно сути угрозы Жнецов. И послал на Тессию своего любимца, Ленга. А тот почти зарезал Лиару. И убил ещё двух азари-исследователей.
  Поскольку светить принадлежность Лиары к нарождавшейся сети Сопротивления было нежелательно, было решено заняться более актуальными вопросами и проблемами. Одной из таких проблем стала легенда о некоей девушке-землянке, более известной, как Подопытная Ноль или Джек. Уникальном биотике-воине, но проходящей по учётам как преступница и постоянная союзница всяческих криминальных элементов. Да, на момент начала работы на Прагии о Дженнифер, Жаклин, Джек было известно не так уж и много. Мало было известно.
  Прагия, как оказалось, располагала секретным научным Центром "Цербера". Центром, в котором учёные-слуги трёхголовой собаки, мучали детей, добиваясь от них лавинообразного роста биотического потенциала. Любыми средствами, даже самыми жестокими. Прежде всего, как оказалось, жестокими. Легенда о Подопытной Ноль для нормандовцев закономерно обрела зримые, даже осязаемые черты. Страшные черты. Мучать взрослых - это одно, но мучать детей, многим из которых не было и десяти лет от роду... Это уже точно выходило за рамки допустимого.
  Встреча с Арешем - ещё одним выжившим ребёнком, теперь уже, конечно, не ребёнком, а взрослым мужчиной, заставила подумать о том, что такое "злое место" вполне может быть реанимировано. Ареша было решено изолировать в тюрьме Спектров на Цитадели. А Джек - найти во что бы то ни стало. Такой биотик, если попадёт в услужение к Жнецам... Будет страшна для человечества. Да и не только для человечества.
  Разговор с Мордином. Разговор с Андерсоном. О планируемых к посещению основных точках на карте Галактики. О покинутом Жнеце. О Великом Разломе - следе действия ошеломительно гигантского орудия.
  Затем была встреча с майором Кайлом. Собравшим вокруг себя биотиков. И ставшим их своеобразным, но вполне реальным и, главное, действенным лидером. Биотикам, ставшим сподвижниками майора Кайла, пришлось убедиться в том, что и без имплантатов можно сохранить и даже развить биотический потенциал. Кайден Аленко был доволен. Ему не пришлось многое пояснять словесно - биотики сами понимали многое, едва только ощущали присутствие рядом лейтенанта. Как сказала бы Светлана, биотик биотика видит издалека. А уж чувствует...
  Биотики решили переселиться на станцию "Омега". И действительно переехали туда на борту имперского фрегата-доставщика. С комфортом и под охраной. Не под конвоем, а именно под охраной. Тем не менее, политиканы продолжали играть в свои игрушки. Некий Мартин Бернс распорядился прекратить выплату компенсаций биотикам, которым в приказном порядке были имплантированы проблемные "Эль-вторые". Такой ход политиканов нормандовцы "зевнуть" не смогли.
  В то время, как оказалось, Оливия, тогда ещё именовавшаяся СУЗИ, решила сбежать от своих создателей. Ей не хотелось быть тупой исполнительницей воли руководителей Цербера. Не хотелось воевать против тех, чьё тело она, киборг, получила - против землян, против людей, против человечества. И она убежала. Убежала как учили - профессионально и неотвратимо. Убежала, решив, что теперь она - не СУЗИ, а Оливия Купер. Убежала, решив, что её помощь и поддержка будет нужна тем сильнейшим, кто не побоится выступить против Жнецов.
  Шепард вспомнил свой разговор с Марком о Жнеце. Тогда у них состоялось обсуждение обстановки в районе размещения этой полумёртвой каракатицы. Киборг обошёлся без эмоций, предъявлял только факты, документы и схемы, выверенные до предельной точности. Сравнивать Назару и этого Жнеца не хотелось, но аналогия лезла буквально из каждой щели, стоило только отвлечься. Цербер уже пытался исследовать Жнеца. И нормандовцы об этом знали. Выходило, что с учётом возможности индоктринации, на борту сверхкорабля группу высадки ждали толпы зомбяков. Что не могло не нервировать и не могло не настораживать. А когда было получено известие, что на борту как минимум один гет, то стало вообще неприятно на душе.
  Видеть насаженных на "иглы" людей, ждущих обращения в хасков, слушать словесные выверты явно сбрендивших под воздействием пусть и мягкой, но всё же индоктринации, учёных, постоянно ожидать вполне реальных нападений... Коктейль отрицательных эмоций получился знатным, только вот редко кто из группы высадки позволял этому коктейлю вырываться за пределы допустимого. Это была работа. Трудная, тяжёлая, вредная, но - работа.
  Гет, разумный гет, столь не похожий на стандартные шагоходы, добровольно помог нормандовцам, два раза расстреляв напавших на них хасков прежде, чем сами члены группы высадки сумели среагировать. А потом в отсеке Ядра гет подарил им найденную на борту Жнеца плату системы "свой - чужой". Той самой системы, благодаря которой корабли Коллекционеров и, вполне возможно, грузовики "Цербера" шастали через "Омегу-четвёртую". Царский дар. Не подарок - дар. Ещё одним даром было сверхточное подтверждение того теоретически доказанного пока что факта, что геты - не одиноки. Есть геты-еретики, с которыми разумные органики Галактики и имели преимущественно необходимость встречаться в бою. Это были те самые шагоходы. И есть чистые, истинные геты, отказавшиеся служить Старым Машинам - так на языке Гетов назывались Жнецы. Гет-снайпер оказался из числа малоизвестных для разумных органиков Млечного Пути истинных, чистых гетов.
  Проявившийся неподалёку Назара подтвердил мирные намерения Жнеца, на котором находилась группа высадки. Он же сообщил о неопознанном, пока не проявлявшем враждебных намерений челноке. Неопознанном. Сейчас-то Шепард понимал, что Назара уже сразу "просчитал" и проверил этот челнок с Оливией на борту. А тогда просто обошёлся умолчанием и мягкой формулировкой. Аленко тем временем нарёк гета-снайпера Легионом. Гету имя понравилось и он его принял. Так в команде Шепарда появился новый партнёр. Воин-гет. Снайпер и разведчик. Истинный чистый гет, для которого будущее не диктовали Старые Машины. Для которого будущее строил он сам вместе со своими сородичами - истинными чистыми гетами. Своё собственное личное и в то же время коллективное будущее.
  Дальше снова была обычная работа. Бои, исследования планет и целых звёздных систем. Составление карт. Уточнение условий. И, конечно, среди всей этой рутины попадались артефакты давно ушедших рас. "Чудовища из Ай-Ди", например. Чудовища из океана психики разумного существа.
  Были и более простые задачи. Например, Дженкинсу едва ли не впервые пришлось голыми руками обыскивать тело давно погибшей азари. Не скафандр, точнее - не только скафандр. Тело. Да, тяжело такое делать впервые, но без этого не может быть профессионального командира и офицера. Дженкинс не особо и протестовал, понимал, что надо. И прекрасно понимал, что времени до вторжения Жнецов осталось мало. А раз так... то может не остаться никого, кто бы когда-либо вспомнил о находке отрывка записей матриарха Дилинаги на теле погибшей её верной сподвижницы.
  Столкновение с гетами-еретиками, уничтожение аванпостов шагоходов, продолжавших свою экспансию. Как оказалось, члены группы высадки, даже турианцы, проявили неподдельный и глубокий интерес к изучению имперской российской культуры. Когда Найлус сказал о болванке, которая ударила в броню... Шепард посмотрел на партнёра очень и очень внимательно. Он и сам стал многое понимать в Светлане глубже и полнее, когда стал изучать историю и культуру России. Во всей её противоречивости.
  Для Тали Зоры у нормандовцев был подарок - история развития гетов с момента изгнания кварианцев с Ранноха. Так уж получилось, что именно Шепард увёз на борт "Райи" этот подарок. Побывал у кварианцев, встретился с Тали. Захлопотанной, погружённой в работу и немногословной до ужаса. Да, она была, безусловно, очень рада появлению Шепарда, довольна, что он привёз ей и только ей столь ценную информацию. Но тогда они и виделись-то урывками. Да ещё и сам Шепард неизменно ориентировал Зору на то, что она должна не пытаться приблизить к себе его, Джона, а выйти замуж за кварианца. Только за кварианца. Тали тогда... поняла. Это было для Шепарда заметно. Это понимание... Было для него, а может - и для неё, ценным. И глубоким.
  Когда он возвращался от Флота на "Волгу", он узнал, что его Светлана уже встретилась с СУЗИ, назвавшейся Оливией. Киборгесса вышла на контакт с волговцами и легализовалась именно на борту крейсера. Старпом считал этот вариант развития событий очень даже нормативным. Женщина женщину всегда поймёт лучше. Так в Отряде появился третий, точнее - появилась третья киборг. Киборгесса. Похоже, это наименование самой Оливии очень нравилось. И когда Шепард прибыл на борт разведкрейсера, он получил возможность познакомиться и повидаться с очень развитым ИИ, сориентированным на разведывательную, агентурную работу. Сейчас Оливия уже полностью адаптировалась к жизни на кораблях Отряда и стала неотъемлемой частью их экипажей и команд.
  В дальнейшем потянулись дни и ночи прочёсывания звёздных систем и скоплений. Были, конечно, и интересные и полезные находки, переход которых в руки Отряда ослаблял всех возможных врагов - от пиратов до Жнецов.
  
  Работа кораблей отряда в скоплении Немейская Бездна
  
  Корабли Отряда легли в дрейф недалеко от ретранслятора, ведущего в скопление Немейская бездна. Андерсон вызвал Аленко, Шепарда, Дженкинса, Моро и Адамса к себе. На связи с фрегатом находились Стрельцова и Титов. Предстояло, как кратко сказал Андерсон в коротком обращении к офицерам корабля, обсудить необходимость лезть в это скопление.
  - Итак, коллеги. - Андерсон ходил по командирской каюте, легко обходя кресла с сидевшими в них сокомандниками. - Мне интересно ваше мнение относительно того, что мы сейчас вполне можем обойтись без входа в этот ретранслятор. В ридерах, розданных вам, содержится вся информация. Я хочу получить от вас принципиальное решение - мы идём туда или обходимся простым заретрансляторным сканированием и лоцированием отсюда.
  Сказав это, командир фрегата замолчал, продолжая своё привычно-неспешное и почти бесшумное движение по каюте. Шепард вчитывался в тексты ридера и начинал понимать причину обращения командира. Снова проявлялась связь с Джейкобом и Мирандой. Даже если эта связь и была важна для миссии, выполняемой Отрядом, заходить в это скопление не было особой необходимости. Странная совокупность планет, скопление имело специализированную структуру, отличную от всех остальных хоть в малой степени исследованных разумными Млечного Пути. Немейская Бездна была предельно удалена от границ юрисдикции Совета Цитадели. Там царило беззаконие, свои убежища там строили пираты, наёмники и охотники за головами. Практически, по словам знатоков и профессионалов, лично побывавших в этом проблемном районе, Немейская Бездна была самой тёмной частью обитаемой Галактики, какую только был способен вообразить разумный органик. Присутствие людей там было... крайне нежелательным, а вот батарианцы наоборот в Бездне присутствовали во множестве. Конечно же, там были известны несколько разрозненных человеческих колоний, население которых составляли первопроходцы, желавшие по самым разным причинам избежать наблюдения со стороны Альянса Систем.
  Немейская Бездна, как было известно не только Шепарду, отличалась от других регионов Млечного Пути богатыми запасами нулевого элемента, что, конечно же, привлекало сюда многие профильные корпорации. Известны были многочисленные случаи, когда транспортники, гружёные нулевым элементом, захватывались пиратскими группировками.
  Среди локаций были известны Станция "Картагена", орбитальная станция Ан'Кедар, Бекке и Тортуга. Согласно многократно перепроверенным и подтверждённым из самых разных источников сведениям, Немейская Бездна представляла собой в том числе и отдельную цепь ретрансляторов, которые никак не были связаны с другими ретрансляторами, размещёнными в пространстве Млечного Пути. Единственным выходом наружу из Бездны и был тот ретранслятор, возле которого теперь дрейфовали оба корабля Отряда. В немалой степени то обстоятельство, что ретранслятор выполнял роль и единственного входа и единственного выхода и определило наименование-прозвище этого региона - Бездна.
  Каждый разумный органик в пределах Бездны занимался чем хотел и чем мог. Пираты часто брали, например, заложников в целях выкупа. Брали настолько часто и эффективно, что местным силам безопасности не всегда удавалось предотвратить атаки пиратских отрядов. Притоном пиратов, воров, контрабандистов служила Тортуга - одна из самых известных планет, располагавшихся в Немейской Бездне. Здесь врачи-изуверы и учёные-беспредельщики создавали и испытывали запрещённое в большинстве миров остального Пространства Млечного пути биооружие, разрабатывали и лекарства от этого оружия. Батарианцы, фактически ставшие изгоями, здесь в Бездне обрели силу и мощь, позволявшие им контролировать Бездну. Батарианская Гегемония не скрывала своего интереса к этому региону космоса. И не скрывала, что заинтересована и в дальнейшем осуществлять контроль за происходящим в его пределах. Реальный и действенный контроль. Предусматривавший в том числе и устранение Совета Цитадели. Привычными для рабовладельцев и пиратов средствами и методами. В ридере, выданном Шепарду, был файл, содержащий информацию о работе Джейкоба против батарианцев, создавших токсин специально для нейтрализации Советников. Джейкоб Тейлор тогда сумел достать и токсин, и противоядие к нему, и вывезти учёных, которых батарианцы держали фактически на положении заложников, заставляя их совершенствовать токсин. Конечно же, случаев создания боевых токсинов было известно в Галактике предостаточно и этот случай не был чем-то особенным, но само по себе продолжение работы над такими средствами ведения необъявленных войн напрягало, особенно, если учесть приближение момента вторжения Жнецов.
  Читая материалы из ридера, Шепард думал о том, что органики Млечного Пути, в особенности - батарианцы, продолжают упрямо шагать по пути собственного самоуничтожения. Не было чем-то невозможным и то, что именно батарианцы станут самым слабым звеном в цепи противостояния. Именно через их пространство Гегемонии Жнецы могли придти в Галактику. Сами батарианцы, при всей их криминальности станут не сподвижниками, а в значительной степени - беспомощными жертвами Жнецов. Политики Гегемонии продолжали играть в свои игрушки, основываясь на стремлении и желании избежать любой ответственности. Они бросили батарианскую армию на Бекке - планету, расположенную в Немейской Бездне. Там же были сконцентрированы огромные запасы нулевого элемента. Да, батарианцы были заинтересованы в добыче этого ценного полезного ископаемого и изначально Бекке была покрыта сетью шахтёрских колоний и изрыта шахтами. Нулевой элемент по данным, содержащимся в одном из файлов, хранился на Бекке в ненадлежащих условиях, что привело к значительным проблемам, а также - не менее многочисленным жертвам среди условно мирного населения, значительную часть которого составляли батарианцы. Далёкие, если верить информации файла, от любых криминальных связей и контактов.
  - Капитан Шепард, каково ваше мнение? - спросил Андерсон, останавливаясь рядом с креслом, в котором сидел старпом. - Сидите, не поднимайтесь.
  - Нам там делать нечего, командир. - твёрдо и чётко сказал Спектр, кладя на стол ридер. - Совершенно нечего делать. Там нужен большой флот, много специализированных кораблей, нужны военные, научные, медицинские корабли. Мы, как Отряд, не можем рисковать нашей основной миссией, ввязываясь в этот клубок противоречий. Если кратко - я за то, чтобы не идти туда. - Шепард указал взглядом на экран, где виднелся ретранслятор в Бездну.
  - Большинство присутствующих высказалось против захода в Бездну. - резюмировал Андерсон. - Я поддерживаю мнение большинства. Объявляю решение: Отряд не будет заходить в пространство Немейской Бездны. Всем спасибо. Все свободны. - Андерсон погасил экраны, кивком попрощавшись с Титовым и Стрельцовой. - Мы забрались слишком далеко, Джон. У нас есть около шести часов на возврат в более-менее цивилизованные части Пространства Млечного Пути. Я знаю, вы о многом размышляете в своей каюте. Не скрою, я тоже задумываюсь. Надолго задумываюсь о том, что нам уже удалось сделать. Боюсь только задумываться о том, что нам ещё предстоит сделать в близком и отдалённом будущем. Многие нормандовцы тоже задумались. Что и говорить... - Андерсон опустился в рабочее кресло. - Память разумного органика, человеческая память бывает... беспощадна. И одновременно - она целительна, а потому необходима. Мы, Джон, идём в Пустоши Миноса. Там вполне вероятна высадка. Деталей пока не знаю - мы слишком далеко и информация обрывочна. Но то, что высадка очень вероятна, в этом я - уверен. Отдохните, уделите побольше внимания Светлане. Спасибо. Идите. - командир фрегата включил настольный инструментрон.
  
  Возвращаясь к себе в каюту, Шепард уже знал, о чём ему предстоит сегодня вспомнить и о чём очень глубоко задуматься. О происшедшем на станции "Вершина". И о том, что в жизни разумного органика, в жизни человека огромное значение имеют взаимоотношения с себе подобными, глубокие и полные взаимоотношения. Возможные только, если существует и властвует любовь.
  
  Размышления Шепарда
  
  Прохождение вирт-тренажёра на станции "Вершина" было интересным опытом. Всё совершенствовалось и технологии вирт-присутствия тоже не оставались старыми. То, что пришлось некоторым разумным органикам при этом доходчиво пояснить что и как и почему, так это тоже - часть жизни, поэтому обращать на это особое внимание, когда всё осталось в прошлом и изменить ничего особо уже нельзя... контрпродуктивно, что ли.
  Шепарду было особенно приятно тогда, в медсанчасти станции, ощутить, что рядом появилась Светлана, пришедшая в сопровождении Андерсона. А ещё он был рад, что у него вполне оказалось в достатке сил, чтобы обнять и несколько раз поцеловать свою невесту. И доставить ей и только ей и удовольствие и удовлетворение и успокоение.
  Он знал, понимал, чувствовал, насколько сильно и глубоко она переволновалась, когда он с Найлусом и Сареном "художничали" в вирт-реальности. Знал, конечно, насколько ему это было вообще доступно знать. Пришлось, конечно, извиниться перед Чаквас за доставленное врачу фрегата беспокойство. Пришлось, извиняясь, отдаться в её мягкие и цепкие руки и стерпеть полномасштабное медицинское обследование. Только его результаты, несколько раз перепроверенные, были способны угомонить и успокоить Карин. Он продолжал поддерживать с Чаквас не слишком формальные взаимоотношения, не выходившие, впрочем, за жёсткие рамки взаимнопризнанных уровней приличия.
  Устранение доктора Салеона не доставило Шепарду никакого удовольствия. Так, раздавил мелкое насекомое. Вредоносное. Старпом знал, насколько хотел это сделать сам Гаррус Вакариан. И только выполнил желание директора СБЦ - уничтожил этого мерзкого саларианца-живодёра.
  Ещё одним живодёром стал доктор Уэйн, который проводил жестокие исследования на капрале Тумсе и его соратниках. Акуза продолжала вонять нестерпимо острым и неприятным ароматом. Капрал Тумс, оказывается, слышал, как один из солдат кричал о том, что на Шепарда свалился змеечервь. Вряд ли сам Шепард помнил этот момент. В бою всегда столько всего происходит за считанные секунды, что упомнить детали невозможно.
  Обоих - и Тумса и Уэйна сдали на секретную базу Имперских Астросил. Сдать их куда-нибудь ещё не представлялось возможным. Потом пришлось в темпе лететь на выручку связистам на Онтароме, атакованным спецгруппой диверсантов "Цербера". Там отрядовцы познакомились вплотную с новыми разновидностями церберовских солдат - фантомами и мстителями. В основе этих новых хасков были женщины, прооперированные крайне жестоко и фундаментально. Отрядовцам тогда противостояли также привычные и знакомые враги - штурмовики, центурионы, инженеры. "Цербер" был явно заинтересован не только устроить диверсию на той базе, но и набрать новых пленных, часть которых неминуемо ждала участь превращения в очередных фантомов и мстителей. Пришлось тогда спасать от гибели или попадания в плен - для неё это было, в общем-то одинаковыми по трагичности исходами - девушку-техника. Угораздило же её, пусть и по острой служебной необходимости, без охраны выйти за кое-как, но всё же защищённый Периметр. Одного фантома таки удалось захватить живой. Спеленать. А затем удалось захватить и богатые трофеи, в том числе - и новые шифры Цербера.
  Тогда, на тот момент стало уже известно, что "Цербер" полностью перешёл на сторону Жнецов и уже не представляет собой прочеловеческую организацию. Так сказал Явик, снявший информацию с мозга пленённого фантома.
  На трое суток удалось устроить для фрегата и его экипажа и команды стоянку на Онтароме. А потом, когда уходили от планеты, уничтожить его опасно приблизившуюся луну. Во время стоянки Шепард впервые обрёл возможность побыть рядом со Светланой на твёрдой земле вне служебной или боевой необходимости. Своеобразный получился отдых. Наконец-то после череды серых рутинных дней у Шепарда появилась возможность немного ослабить плотность психококона и показать, что он тоже - человек, что у него есть чувства и эмоции.
  Он обнимал и целовал свою вне всяких сомнений Светлану. И она обнимала и целовала его. Они говорили друг с другом. Мало или много - каждый воспринимал тогда по-разному. Никто из них двоих тогда не занимался подсчётами и измерениями. Они просто были друг с другом. Большего и желать было трудно в тех условиях - они были вдвоём, вместе и наедине. Наконец-то под ногами у них у обоих была твёрдая земля, а не палуба челнока или корабля. Наконец-то они могли обойтись почти без скафандров. И быть только вдвоём. Наедине.
  А утром они занялись проблемой ликвидации спутника Онтарома. Впечатляющая по масштабам операция готовилась в полной тайне с активной поддержкой со стороны корабля протеан - того самого "Клинка ярости". Озабоченность проблемой предотвращения падения луны на планету не помешала Шепарду насладиться совместным со Светланой приготовлением пищи и затем - совместной трапезой. Тогда Светлана едва ли не впервые сказала, что Джон принадлежит только ей и она его никому из женщин и девушек не отдаст. Никогда не отдаст. Сказала эти важные слова со всей максимальной определённостью.
  И Шепард поверил Светлане. Был очень рад и горд это услышать. Светлане он сдался сам и никогда об этом впоследствии не жалел. Так чего же возмущаться, когда любимая, самая дорогая и ценная женщина говорит, что никому, никакой другой женщине она его, Джона Шепарда, не отдаст? Не надо возмущаться. Это - самое нормативное, что можно было тогда услышать от своей любимой. Ненаглядной. Самой лучшей. И самой ценной.
  А когда они улетели от лагеря на "увеселительную прогулку", Светлана сказала Шепарду... что хочет от него ребёнка. И ещё она сказала, что очень хочет быть рядом с Джоном двадцать четыре часа в сутки. Шепард тогда... впервые раскрылся, сказал, что ему всегда хотелось иметь сестру... Сказал, что он очень рад, что судьба компенсировала ему отсутствие сестрёнки тем, что подарила ему, Джону Шепарду встречу с ней, Светланой.
  И ещё он сказал, что сделает всё, чтобы Светлана жила. Жила долго. Просто была на этом свете. Была кем угодно, даже адмиралом действующего флота империи. Он не будет ограждать её от армии, но никогда не даст опасности приблизиться к ней.
  Он тогда остро и полно ощущал, что Светлана... Она верит в него, верит ему и боится за него, боится потерять того, кто оказался достоин её личного пространства, тщательно оберегаемого от временщиков и лгунов. Она понимает его, Шепарда, настройку, понимает, что он - мужчина-воин, что он всегда ожидает опасность, ожидает боя, ожидает боли и крови. И потому она, Светлана Стрельцова, не хочет однажды узнать о его гибели. Вполне возможно, она тогда, в те минуты сна под защитой брони транспортёра, атакуемого частым сильным ливнем, была счастлива тем, что они могут провести очередные несколько часов вдвоём, вместе и рядом. В уединении.
  Тогда, вернувшись в лагерь, он впервые зажёг две свечи. Он очень боялся, что Светлана... откажется сближаться дальше с ним, Джоном Шепардом, признавал за ней такое право и готовился к отказу от дальнейшего сближения. Светлана... не отказалась. Она нормально восприняла появление двух знаковых свечей, спокойно выпила с ним вина из бокалов, прекрасно зная, что Шепард не пьёт, вполне способен поддержать протокол и ритуал, но - не более того.
  Они снова уехали, снова уехали от лагеря на транспортёре. Нашли место для стоянки у леса и снова отдались пребыванию рядом на заднем широком диване машины. Поцелуи разговоры и объятия. Большего никто из них себе не позволял. Шепард не хотел осложнять жизнь Светлане. А она... она, вполне вероятно, была благодарна ему за эту сдержанность. И компенсировала это ограничение со всем жаром. Со всей истовостью.
  Правда, потом пришлось в темпе возвращаться на борты кораблей - приближалось время взрыва луны Онтарома. А потом... потом снова была работа. Обычная работа Отряда. Где-то - рутинная, но всегда необходимая. И, хотелось верить, что важная.
  Разбирательство с чиновником подкомитета по биотике Мартином Бернсом было скорым. Пришлось выслушать немало историй о том, как "эль-вторые" имплантаты, недостаточно "вылизанные" инженерами и техниками, портили жизнь людям, вынужденным под давлением поспешно принятых перепуганными политиками законов соглашаться на установку этих имплантатов и не иметь возможность подождать более отъюстированных моделей и марок. Бернса немного пришлось повоспитывать, а затем разорить. Зато люди-биотики были довольны - они получили полное возмещение и теперь и бунтовщики-биотики и их коллеги - пострадавшие люди-биотики знали - у них достаточно средств для того, чтобы жить нормальной жизнью. А Бернс будет ещё долго страдать.
  Как же всё же трудно и больно разуверяться в людях. Адмирал Хаккет. Человек, всё больше становившийся политиком. А не военнослужащим, высшим офицером Альянса. Тогда Хаккет попытался использовать Отрядовцев в разборках относительно планеты Нонуэль. С местным воинским и гражданским лидером. Да, на Хаккета давили. Но адмирал, высший по рангу офицер, находившийся не на передовой, а в уютном кабинете, стремился выйти из под-давления, а не противостоять этому давлению преимущественно, конечно же, штатских политиканов. Стремился найти крайнего. И крайними видел нормандовцев. И персонально - капитана Андерсона. На Светлану он руку поднять не мог - Империя бы его уничтожила за посягательство на жизнь и неприкосновенность командира имперского корабля. Так что Хаккет трусливо попытался нажать на Андерсона.
  Шепард не знал тогда в деталях, как он, Хаккет, говорил с командиром фрегата. Но ощущал - говорил грязно. И при всём этом внезапно направленном на него давлении... Шепард тогда понял это со всей определённостью - Андерсон думал о Бенезии и Лиаре. Думал, поскольку хотел именно Бенезии передать все фрагменты записей матриарха Дилинаги. Чтобы Бенезия сделала всё для того... чтобы Лиару не отключили от аппаратуры, не лишили возможности вернуться в этот мир, не лишили возможности очнуться и выздороветь. Да, Корпус Спектров помогал Бенезии. Завуалированно помогал. И все отрядовцы по-разному, конечно, но понимали, что счастье Бенезии - это прежде всего жизнь и здоровье её единственной дочери. Единственной. Сам будучи сиротой, Шепард понимал, что такое одиночество. И не хотел этой перспективы для Бенезии. О том, что он, капитан ВКС Альянса Джон Шепард является тем разумным органиком, который спас жизнь и личность Бенезии, как-то тогда не думалось. А вот о том, что следует серьезно помочь матриарху Бенезии Т'Сони - думалось.
  Дариусу, главе нарождавшейся автономной от Альянса колонии на той планете Отрядовцы помогли. Сам Дариус был впечатлён помощью и участием Шепарда. Пусть. Это его право - впечатляться. Шепарду было неприятно, что адмирал Хаккет пытался использовать его, капитана ВКС и Спектра как какого-то малозначащего и не знающего всей информации посредника. Втёмную пытался использовать. Потому-то Шепард и говорил тогда с Хакетом очень жёстко и резко. Хакет оказался тогда между молотом и наковальней, как, вне всяких сомнений, оценила бы эту ситуацию Светлана Стрельцова.
  Тогда зажатый в тиски обстоятельств адмирал Хакет вынужден был отдать колонию в руки Дариуса, поняв, что ещё одно неверное движение - и его, адмирала ВКС уничтожат. Либо - отрядовцы, либо - те, кто стоял за ним, Хакетом, прячась в тени и дёргая за ниточки. Лорд Дариус тогда благодарил Шепарда, а его сторонники благодарили отрядовцев. Обойтись без войны, без противостояния с превосходящими силами Альянса. Это и тогда и сейчас стоило очень дорого, но отрядовцы не воспринимали случившееся, как нечто исключительное. Просто вариант развития событий.
  Да, разговор Шепарда и Хаккета тогда записали, изучили, разобрали на составные части. Пусть. Разумным достаточно будет информации и содержавшейся в разговоре и содержавшейся в его подтексте. Хаккет тогда вынужден был поговорить с Андерсоном совершенно по-другому - уважительно и корректно. О чём сказал сам командир фрегата в разговоре с офицерами, вернувшимися на борт с Нонуэля.
  Шепард тогда поговорил со Светланой и узнал, что волговцы решили перечислить на счёт Бенезии достаточную сумму денег из своих зарплат. Так, оказывается, у имперцев было принято помогать. Реально, делами, а не словами помогать. И уж конечно Светлана согласилась лично передать записи матриарха в руки Бенезии. Только ей.
  Шепард помнил, что от переполнявших его в тот момент разговора с любимой чувств он даже не смог нормативно протокольно завершить разговор со Светланой. И, как оказалось, Стрельцова поняла его правильно.
  При встрече Светланы и Бенезии произошло то, о чём Шепард не мог и подумать. Оказалось, что Бенезия любила его, Джона Шепарда. Действительно любила и хотела стать его женой. Сама хотела. А Светлана, как выходило, опередила матриарха азари, став невестой старпома. И Лиара, которая всё время пребывания на фрегате, была под плотным контролем матери, оказалось, тоже любила Шепарда. Крепко и глубоко любила. Кто же кроме матери хорошо знает своих дочерей?
  И Светлана тогда сказала... Сказала, Бенезии что она, женщина и землянка знает, видит и чувствует, как страдает он, Джон Шепард. Страдает, потому что хочет детей и не может открыто заявить об этом ей, Светлане. Не может, потому что... По многим причинам.
  Потом Светлана показала матриарху запись разговора с Андерсоном. Ту самую, где Дэвид выразил мнение всех нормандовцев: записи Матриарха Дилинаги должны помочь, могут помочь Лиаре очнуться.
  Когда Светлана показала матриарху азари ту запись... украденную фактически службой радиоперехвата крейсера из пилотской кабины фрегата... Ту самую, где Шепард, стоя у кресла Моро, молился... Сам Шепард не знал очень многих деталей, но знал, что тогда Светлана и Бенезия сразу вылетели в госпиталь. Где Лиара смогла очнуться. Смогла очнуться, ощутив пальцами дар - те самые записи матриарха, сыгравшие столь необычную роль катализаторов возвращения.
  Лиара очнулась - и начала свой путь к выздоровлению. А сам Шепард выдержал чуть позже непростой разговор с Аленко. Офицер-биотик, прекрасно знавший о том, что теперь он не имеет никаких работающих, пусть и проблемных биотических имплантатов, был удивлён, что на его счёт наконец аккордно поступила большая сумма компенсации от правительственных структур Альянса. Тогда Шепард посоветовал Аленко поступить просто - большую часть этих денег пересылать Эшли. Ей они будут нужнее, а ему... будет спокойнее.
  Пустоши Миноса. Три звёздные системы. С небольшим количеством планет в каждой системе. Прервав воспоминания и размышления, Шепард занялся рутинной подготовкой группы высадки к работе. Ознакомившись с поступившими от синтетов и с "Волги" оперативными материалами по Пустошам, он сам понял - высадки будут. Хотя бы одна - точно. А потому - нужно готовиться.
  
  Работа кораблей отряда в Пустошах Миноса
  
  Мобилизация. Н7. Заброшенная шахта
  
  Масс-ретранслятор скопления Пустоши Миноса располагался в системе Фортис. И первая же планета подняла группу высадки фрегат-крейсера по боевой тревоге.
  - Шепард, синтеты раскопали нечто. Быстро ко мне. Все уже собрались. Ждём вас. - Андерсон вышел на связь со старшим помощником по спикеру. Через несколько минут Шепард уже садился в кресло у стола командира фрегата, вчитываясь в строчки на экране поданного Дэвидом ридера. Сидевшие рядом оба турианца, Оливия, Аленко и Дженкинс уже ознакомились с содержимым и теперь, как было видно, обдумывали полученную информацию.
  Сканирование, осуществлённое спецами Отряда едва только корабли вышли за пределы зоны безопасности катапульты, сразу обратило внимание дежурных смен специалистов на планету Эквитас. Дальние сканеры помогли получить время на планирование действий. Пока корабли Отряда приближались к Эквитас, можно было решать, что и как делать.
  - Сканирование выявило шахту, наполненную явно нездешней жизнью и артефактами. Есть следы присутствия земной техники и технологий. - сказал Андерсон. - И главное - есть следы присутствия "Цербера". Явного или неявного - можно будет окончательно прояснить только в ходе высадки туда. Полученные нами данные заставляют меня объявить на фрегате боевую готовность номер два. Аналогичная степень боеготовности на крейсере уже введена. "Волга" берёт под контроль и охрану район планеты, так что нам ничто не помешает подойти поближе к орбите. На саму орбиту мы выходить не будем. Причина такого решения, уверен, вам ясна из предоставленных вам материалов. - Андерсон говорил чётко, кратко, немного отрывисто. Шепард, успевший несколько раз прочесть все файлы, понимал - командир фрегата имел на это все права. То, с чем на этой планете предстояло столкнуться...
  - Всем одеть тяжёлые изолирующие скафандры. Ввести полные протоколы изоляции. Оружие взять по полной норме, равно как и боезапас. Медотсек фрегат-крейсера и крейсера - в готовности. Объявлена готовность всем челнокам и транспортёрам. - продолжал Андерсон. - Явик.
  - В шахте находится артефакт, который в эпоху Империи Протеан уничтожили бы без лишних вопросов. - Протеанин не стал вставать с кресла. - Сейчас я не могу многое пояснить, поскольку мне самому неизвестны многие детали, но скажу сразу - самое меньшее, что мы будем обязаны сделать - это обеспечить полную недоступность этого артефакта для всех разумных органиков нынешнего Цикла. Для этого придётся не только оставить активированными две бомбы рядом с артефактом, но и завалить всю шахту породой. Так, чтобы не было никакой возможности быстро раскопать артефакт. Это - самое основное. Остальное придётся решать на месте, но здесь проявился не только "Цербер", но и Жнецы и Левиафаны.
  - Тогда - всем к работе. - подвёл итог Андерсон.
  Через четверть часа два челнока вышли из ангар-шлюза фрегат-крейсера.
  - Хаски какие-то малоактивные. - раздался в спикере голос Ричарда Дженкинса. - Не бегут навстречу, не пытаются взрываться рядом, не размахивают своими руками, стараются, смешно сказать, держаться минимум в двух метрах от тебя. Есть отродья, но также малоактивные.
  Доклад унтер-офицера заинтересовал отрядовцев. Информация полностью подтвердилась - едва совершив посадку, группа высадки взяла курс на шахту.
  - Сигнал... весьма своеобразный. - Шагавшая рядом с Шепардом Оливия не смотрела по сторонам - ей это совершенно было не нужно. - С такими характеристиками я ещё не встречалась.
  - Найден контейнер с эмблемой "Цербера" и труп человека в истлевшем церберовском комбинезоне. - доложил по спикеру ушедший с несколькими полисменами-десантниками вперёд Аленко. - В этом контейнере всего понемногу. В основном - ценные минералы и кредиты в значительных количествах. Оставляю маяк. Следую к входу в шахту.
  - Контейнер проверить на предмет подарочков по полной схеме, затем - забрать, доставить к челнокам, взять под охрану. - распорядился старпом.
  Получив доклад о выполнении задачи, Шепард уже видел верхушку шахтного ствола.
  - Осторожнее, капитан. - Явик, не выходивший из невидимости, произнёс эти слова стрекочущим голосом. - Артефакт и две взведённые бомбы. Напоминаю, Джон. В мою бытность, в Империи такие артефакты уничтожали без лишних вопросов.
  - Я попробую вступить с этим артефактом в контакт, Яв. Только всех остальных... Пусть отойдут метров на сто. Понадобится выйти на поверхность - пусть выходят.
  - Хорошо. - Явик не стал читать Шепарду лекцию о безопасности и о вреде безрассудных желаний и непродуманных действий, просто согласился с мнением старпома.
  Добравшись до выработки, где стоял артефакт, Шепард увидел нагромождение ящиков, расставленное, впрочем, в некоей системе. Явик стоял чуть поотдаль. Коснувшись крайнего, ближайшего ящика, старпом почувствовал, как по руке скользнули мурашки, вскоре всё тело вибрировало. А в голове появилась картинка. Да. Явик был прав. Это был артефакт даже не протеан, даже не иннусанон, это был артефакт, связанный с породителями Жнецов, Левиафанами. Своеобразный привет от расы, правившей Галактикой миллиард лет. На две взведённые бомбы, лежавшие у стен выработки Шепард внимания особого не обращал. Не до того было. Наконец свербление утихло - артефакт вступил в контакт с Шепардом полностью.
  Спустя несколько минут Шепард очнулся, сделал два шага назад, почувствовал, как рядом встаёт не выходивший из невидимости протеанин. Старпом знал, чувствовал, что воин древней расы ждёт от него, человека, хотя бы минимальных пояснений.
  - Это не оружие. Это - станция ремонта и подзарядки "Глаз". Тех самых шаров-наблюдателей. Да, это Левиафаны. - подтвердил Шепард, отвечая на самый вероятный вопрос сокомандника. - Ты был прав. Этот артефакт нужно замуровать в толще породы. - Шепард передал на фрегат сообщение о необходимости выставить у планеты знак тотальной опасности. - Приступаем к работе.
  Несколько часов почти вся группа высадки готовила обрушение шахты. Шепард лично взвёл последний бомбовый взрыватель, оставив его в положении готовности к немедленному подрыву. Затем точными мелкими подрывами зарядов обрушил любой доступ к самим бомбам.
  Дождавшись обрушения всех стволов шахты, группа высадки провела проверку района и организованно отступила к челнокам. Двадцать минут полёта к фрегату в салонах обоих корабликов царила тишина.
  Обсуждение деталей проведённой операции состоялось сразу по прилёте и прошло в каюте командира фрегата.
  - То, что мы получили ценные минералы и кредиты - хорошо. - сказал Андерсон. - То, что мы перекрыли доступ к этому подарку из далёкого прошлого - тоже хорошо, поскольку нам не нужны новые аппараты соглядатаев. Я знаю, что многие из вас уже думают о том, что нам придётся разбираться с Левиафанами. Подтверждаю - придётся. Но - позже. Не сейчас и не в ближайшее время. Понимаю, что скажу вроде бы обычную фразу, но всё же отмечу - мы сейчас к встрече с Левиафанами не готовы. Да, мы знаем, что они существуют, что они скрываются, мы с вами были у планеты, где вероятнее всего, расположено их главное логово. Да, та самая Деспойна. Которая, убеждён, продолжает многим из нас аукаться. И сейчас мы сделали очередной шаг к Левиафанам. Необходимый шаг. Получили новую ценную информацию об этой расе. Она уже поступила на обработку. Впереди у нас - другие планеты этого скопления. Так что - небольшой отдых и - за работу. Жду от вас отчёты по индивидуальной работе на высадке. Все свободны.
  Корабли Отряда уже направлялись к очередной, следующей планете звёздной системы. Планета Пиетас. На которой было очень многое готово к появлению собственной жизни. Органической жизни. Температура на планете была уже приемлемой, атмосфера состояла из азота и аргона. Пиетас вполне можно было сделать обитаемым при помощи кислородообразующих цианобактерий. В коре планеты содержалось большое количество силикатов и углерода, а это позволяло легко производить строительные материалы.
  Шепард просматривал данные по планете из Сводов Экстранета уже вернувшись со старпомовской вахты, расположившись по обыкновению на своей кровати в полулежачем положении. Ему сейчас так легче работалось и даже думалось. Пиетас оказался той планетой, которая вполне допускала терраформирование, обладая для этого всеми качествами. Но Совет Цитадели... Это сборище чиновников... Портили всё будущее этого мира. Портили настолько фундаментально, что уже дошло до шуток - ещё немного и у планеты появятся собственные разумные жители. Местные жители, аборигены. И Совету придётся договариваться уже с ними.
  Планета была готова к порождению жизни. А вот разумные органики... не готовы. На Пиетас пока что прилетали только корабли пиратов или контрабандистов. Для того, чтобы укрыться или произвести ремонт. Перестраховщики-чиновники, осознающие, но никогда не признававшиеся в своей явной слабости и тем более - в своём непрофессионализме, посчитали свою задачу выполненной, вывесив где только было возможно, официальные предупреждения, что по причине посещения планеты разными криминальными элементами во-первых и по причине малоприятных климатических и иных условий во-вторых, пребывание гражданских лиц на Пиетасе не рекомендуется.
  Какое всё же удобное словосочетание - "не рекомендуется". Прямо из серии "понимай как хочешь" и "умному - достаточно". Сказал такое - и пусть услышавший пеняет в случае чего на самого себя. Несколько часов корабли Отряда висели на орбите Пиетаса, снимая всю возможную информацию. Спецы чётко осознавали - вряд ли в ближайшем будущем удастся вернуться сюда ещё раз и потому работали так, словно вернуться сюда уже не придётся никогда. Синтеты оказывали органикам мощную поддержку и находили в очередной раз удовлетворение от осознания своей необходимости, своей полезности и своей востребованности. На той планете с шахтой стрелять, к счастью, особо и не пришлось. Так, чтобы только отогнать наиболее рьяных хасков. Так что Оливия не могла пожаловаться - её действительно не подставляли под заряды. И она вернулась к привычной аналитической работе. Той, к которой её готовили, как разведчика, как агента. А для Марка эта работа была уже основной, сверхпривычной. Легион, состоявший на связи с истинными гетами, также вносил свой вклад в общую работу, перетряхивая терабайты данных.
  К тому времени, как корабли вышли на орбиту следующей планеты звёздной системы - Виру, Шепард вернулся из очередного обхода фрегата. Остановившись у обзорного экрана, он несколько минут изучал панораму планеты.
  - Горячая планета, обладает плотной азотной атмосферой, располагает запасами никеля и углерода, которые можно найти практически на любой другой планете, раз ве что с более нормальной температурой на поверхности. - сказал подошедший Андерсон. - Мы, органики, зажрались. Эта планета - просто клад, а мы носы воротим - горячо, мол. Хотя... может быть в нашем нежелании обращать особое внимание на эту планету даже сейчас, перед вторжением в нашу галактику Жнецов, есть определённый существенный смысл. - словно размышляя вслух, сказал командир фрегат-крейсера. - Может быть действительно нам нужно что-то оставить и нашим потомкам и эта планета будет нашим даром им.
  Шепард кивнул, внутренне соглашаясь со словами Андерсона. Действительно, зачем сейчас выкачивать ресурсы из этой вот планеты, когда есть другие планеты, условия на которых и помягче и поприемлемее. Может быть, потомки когда-нибудь скажут спасибо. Если, конечно, удастся выжить и победить Жнецов. Победить этих каракатиц. Одержать над ними последнюю, окончательную, самую важную и потому - очень трудную победу.
  Старший помощник и командир фрегат-крейсера провели у обзорного экрана больше часа, обсудив вполголоса самые разные проблемы Отряда. Уходя, Андерсон отметил:
  - Мы уходим в систему Кестус, Джон. По данным дальней разведки впереди у нас немало планет, заселённых турианцами. Так что теперь приоритет надо будет отдать нашим Спектрам. Пусть побывают на планетах, пообщаются, посмотрят. Мы вмешиваться не должны особо. И светить синтетов тоже не стоит. Турианцы - разные и не все однозначно положительно настроены по отношению к киборгам. Так что я проинформировал Кайдена и он подготовил для наших Спектров сопровождение из шестерых полисменов-десантников во главе с Дженкинсом. Пусть Ричард тоже посмотрит на жизнь профессиональных воинов вблизи. Не только на жизнь воинов, но и на обычную турианскую жизнь. - с этими словами Андерсон нырнул в зев шлюз-люка.
  
  В системе Кестус, обладавшей всего двумя планетами, в основном жили турианцы. Просматривая данные сканирования, Шепард восхищался стойкостью и упорством турианцев. Да, планета обладала сложными условиями, которые стоили жизни сотням смельчаков-колонистов. Заболевания, носители и распространители которых действовали в пределах планеты, косили турианцев тысячами. Два десятилетия - и население первой основанной турианской колонии уменьшается вдвое из-за высокой смертности и оттока колонистов. Перепуганные примархи Палавена закономерно поспешили заявить о решении оставить планету и эвакуировать всех турианцев... А потом турианка-политик Шастина Имперус макнула этих полумужчин-недовоинов со всей жестокостью. Она сумела основать турианскую колонию не где нибудь, а в пустыне, где количество вредителей оказалось, закономерно, минимально. В итоге население этой основанной колонии реально удвоилось всего за пять лет. Шастина закономерно стала популярной среди турианцев. Никто не говорил, что вся планета подвластна или тем более - покорна туорианцам. Полное освоение планеты, как доказывали поступающие со сканеров и локаторов данные, дело достаточно отдалённого будущего. Тем не менее, уже сейчас азотно-кислородная атмосфера планеты, залежи окиси аллюминия и серебра подтверждали мнение о том, что на Инвиктусе было достаточно просто выжить. Если, конечно, знать как и быть готовым поработать. Благоприятные климатические и, в известной степени - природные условия позволяли укрыться на планете многим правонарушителям, которых в основной части Пространства Цитадели активно искали правоохранители.
  Сарен и Найлус на челноке вылетели в одну из центральных частей турианских поселений. Челнок с людьми они попросили оставить на площадке космопорта, согласившись быть всё время на связи и с фрегатом и с челноком. Больше шести часов они общались с сородичами, изучали документацию, знакомились с жизнью турианской колонии. Ситуаций, которые потребовали бы вмешательства сопровождающих, к счастью, не было. Так что в назначенное планом время Сарен и Найлус доложились о прибытии командиру фрегата и вернулись к себе в каюты. Обдумывать и анализировать полученную информацию, осознавать почувствованное и узнанное.
  Через час корабли Отряда зависли на орбите Темераруса - он был прекрасно виден с Инвиктуса. Из данных Свода Навигации следовало, что планета названа в честь турианского духа, вдохновившего команду первой турианской экспедиции на путешествие к луне. Темерарус был каменистой планетой, намного более горячей, чем Инвиктус, обладал плотной атмосферой, состоявшей из углекислого газа и гелия. Сканирование подтвердило, что основным компонентом коры Темераруса является бор. Окружённый плотным и густым облаком пыли, Темерарус часто подвергался метеоритным бомбардировкам. Поэтому его интенсивное изучение было достаточно опасным занятием.
  Перелёт в соседнюю звёздную систему Аррае, также колонизированную турианцами, много времени не занял - инженер Адамс решил проверить двигатели фрегат-крейсера на форсированных режимах и, как сказали нормандовцы, их "птичка" донесла своих обитателей до пределов Аррае с неимоверной лёгкостью и быстротой. Инженеры были довольны результатами проведённых испытаний и были убеждены, что теперь, зная возможности двигателей, можно планировать и осуществлять более рискованные работы в пределах маршрутного плана.
  Средняя по размерам система Аррае располагала четырьмя планетами. Как всегда, первым под прицелы сканеров и локаторов попался водородно-гелиевый гигант - Ниррус - планета средних размеров, атмосфера которого впечатлила турианских учёных своим необычным составом - там было слишком мало ожидаемого метана, зато высоким оказалось содержание угарного газа и этилена. Кое-что, конечно, турианцы делали, используя предоставленные планетой возможности, но пока это кое-что не выходило за пределы тестовых и опытных применений. Так что у газового гиганта корабли Отряда задержались на считанные часы, проведя тем не менее самый полный объём исследований и измерений, осуществив детальное картографирование и по доброй традиции Отряда передав сразу часть данных хозяевам системы с подписями всех четверых Спектров на титулках файлов. Турианцы-аборигены были приятно впечатлены и обрадованы, передав на борты Отряда часть известных им данных о звёздной системе. Эти сведения были присоединены отрядовцами к общему массиву и использованы при составлении уточнённых схем, карт и планов.
  Пока корабли Отряда шли к следующей планете - Антинаксу, Шепард успел отстоять старпомовскую трёхчасовую вахту и переговорить со специалистами-вооруженцами относительно комплектации группы высадки увеличенными боекомплектами. Разговор получился долгим, поскольку пришлось обсуждать не три, а восемь вариантов комплектации, к которым вооруженцы - трое сержантов ВКС, присоединили и свои четыре варианта, как они тогда выразились, разработанные между делом.
  Читая переданные синтетами предварительные материалы по Антинаксу, Шепард уже не удивлялся, а только с горечью отмечал, как всё же живо в органиках стремление откусить больше, чем они в данный момент способны не только проглотить, но и переварить. Тот же Антинакс служил наглядным подтверждением губительности этого стремления. Большая планета земного типа, за которую воевали две сильные и крупные расы - турианцы и кроганы. Как оказалось, кроганы успели заселить Антинакс первыми в порыве очередной волны своей экспансии. Затем, в ходе антикроганских операций, турианцы с большими потерями отвоевали Антинакс у кроганов, но не для того, чтобы заселиться самим, а для того, чтобы предложить кому-нибудь другому, любой другой расе, естественно, кроме кроганов, начать на Антинаксе промышленную добычу полезных ископаемых. Этот момент в документах был зафиксирован с пометкой, вызывавшей у старпома большое недоумение - турианцы не смогли найти покупателей. Формулировка этой пометки вызывала ещё большее недоумение: было категорически не понятно, на что же именно турианцы не смогли найти покупателей - на планету в целом или только на концессию по добыче полезных ископаемых? Более того, неугомонные и крайне подозрительные и щепетильные синтеты раскопали предостаточно данных, свидетельствующих о крайне отрицательных отзывах разведчиков-турианцев относительно перспектив освоения этой планеты. Члены одной из первых разведывательных групп уже несколько раз в своих рапортах называла планету "вонючей дырой, где нет ничего, кромое серы и плохой железной руды". Мало того, что разведчики оказались, мягко говоря, непрофессионалами в своей области - уже дальние сканеры и локаторы кораблей отряда в ходе осуществления стандартной процедуры сбора первичных данных показали, что на самом деле Антинакс совершенно не так плох, как его эти разведчики в прошлом характеризовали, так ещё и добавили неясностей в общую характеристику планеты. Как могла планета-сад быть столь негативно охарактеризована? Наверное, могла. Только тогда, когда именно разумные органики попытались взять больше, чем положено. Антинакс, как показали отчёты спецов Отряда, был расположен достаточно далеко от местного светила, располагал толстой атмосферой из парниковых газов - азота, метана и этана, которые, конечно же, надёжно удерживали тепло, действительно на планете было немного полезных ископаемых, среди которых наиболее распространены были сера и железо. Но зачем было допускать на эту планету кроганов? Зачем было потом этих кроганов выбивать с этой планеты, используя элитные подразделения турианского спецназа и десанта? Зачем класть сотни жизней разумных органиков в вооружённом противостоянии, оказавшемся никчемным? Зачем потом вынуждать гражданских спецов - экономистов и финансистов судорожно изыскивать возможности компенсировать понесённые обоими расами огромные финансовые и материальные затраты, когда планета-сад в результате вооружённого противостояния действительно превратилась в малопривлекательное во многих смыслах небесное тело? Зачем?
  Шепард мог ответить на этот вопрос. Мог. Могли ответить на этот вопрос и другие разумные органики. На этот вопрос со всей машинной беспощадностью ответили трое синтетов Отряда в своём финальном отчёте, подкреплённом свежайшими данными только что проведённых обследований планеты. Комплексных обследований. На этот вопрос не ответили, не отвечают и не хотят отвечать те, кто по иронии злой судьбы был наделён ленивыми органиками правом принимать решения. Не хотят отвечать, потому что любой ответ подтверждает очередное проявление банальной лени. Лени, которая теперь грозила уничтожить большую половину жителей Млечного пути в противостоянии с Жнецами. Лени, которая полсотни тысяч лет ориентировала разумных органиков Галактики на бездействие, на потребление, на жизнь в комфорте и праздности.
  Перекусив в столовой фрегат-крейсера, Шепард вернулся к себе. Предстояло поработать с накопившимися документами, фиксирующими рутинную жизнь Отряда. Корабли уже заканчивали обследование района бывшей планеты-сада и готовились к перелёту к планете Гелликс. Два с половиной часа пролетели незаметно, как всегда бывало, если работа полностью поглощала Шепарда.
  Планета Гелликс, как явствовало из документов, собранных синтетами, была подарена Советом Цитадели кроганам после Рахнийских войн, но отобрана у кроганов турианцами во время подавления кроганских восстаний. Так турианцы, которыми бездарные Советники Цитадели вертели как хотели и подставляли где только могли, оказались хозяевами планеты с жизнью на основе эль-аминокислот, обитать на которой сами турианцы не могли, но, заплатив за планету сотнями жизней своих соплеменников, не хотели уже так просто и отдавать кому-нибудь. Объединившись с Протекторатом Вол, турианцы попытались было сдать планету в так называемую колонизационную аренду, но высокая цена аренды и совершенно реальные, до сих пор лежавшие на поверхности Гоелликса неразорвавшиеся снаряды закономерно и вполне предсказуемо привели к весьма скромному количеству конкурсантов-арендаторов. Как свидетельствовали документы, объединённые синтетами в упорядоченный массив, было мало не только конкурсантов-арендаторов. Было впоследствии и мало поселенцев-колонистов, большинство из которых составляли заключённые. Разумные органики, знающие, как подчеркнула в своём отчёте Оливия, о существовании Гелликса достаточно много, считают события, происшедшие с этой планетой, большой утратой, поскольку очередная планета-сад была практически забыта Галактикой.
  Снова несколько часов дрейфа. Снова несколько часов неспешного облёта района планеты, орбиты планеты. Полный комплекс исследований, доступных военным разведывательным кораблям. Почти всё, что было ранее известно о Гелликсе, подтвердилось, но очень многое было уточнено. Уточнено только потому, что отрядовцы поработали не формально, а фактически, выполнив полностью стандартный, известный любому гражданскому специалисту по освоению планет комплекс работ.
  Андерсон прислал Шепарду своё предварительное решение - направить Отряд в скопление Нимб. Затем планировалось посетить Силеанскую туманность и туманность Афины, после чего вернуться в туманность Змея, поближе к Цитадели. Может быть - на саму Цитадель. Осторожный в вопросах столь дальнего планирования командир фрегата не стал уточнять этот момент в проекте плана, уже согласованного с командованием "Волги". Углубившись в изучение пакета приложений к предварительному командирскому решению, Шепард и не заметил, как на экранах старпомовской каюты появился Эррос -последняя, подлежащая изучению планета в Пустошах Миноса.
  Эррос был турианской планетой. Да, название у людей, у землян вызывало известные ассоциации, но в переводе с основного турианского диалекта означало всего лишь "красивый вид". На Эрросе практически полностью отсутствовала атмосфера, что позволило Отряду получить и с локаторов, и со сканеров и с зондов прекрасные кадры и видеозаписи, запечатлевшие вулканический ландшафт. Гематитные месторождения, в изобилии представленные на Эрросе, придавали поверхности планеты рыжеватый цвет, открытые месторождения железа и меди привлекли небольшие турианские и волусские компании, начавшие роботизированные разработки. В целом, как свидетельствовали поступившие отчёты локаторщиков и сканерщиков, это была одна из немногих планет, избежавших печальной участи яблока раздора между расами. Здесь турианцы и волусы работали на равных, подтверждая, что они вполне способны твёрдо стоять на новоосвоенной, пусть и не гостеприимной планете.
  Пока корабли совершали традиционный облёт района размещения планеты и готовились к уходу в звёздную систему с ретранслятором, Шепард снова уединился в своей каюте.
  
  Размышления Шепарда
  
  Шепард редко получал от кого-нибудь письма. А тогда он получил письмо от Бенезии. С извинениями за столь жёсткий приём, который матриарх оказала его Светлане. Много было в том письме. Очень много. Разного. Глубокого. Важного. И для него и для Бенезии. Тогда Галактика пусть медленно, неохотно, но стала готовиться к вторжению Жнецов. Готовиться реально, практически.
  Карин... Лучшая врач, кого только знал Шепард. Лучшая доктор. Она показала ему документ, напрямую касающийся Светланы. Говоривший о том, что Светланка... может безопасно родить ребёнка только в течение восьми ближайших лет. Светлана... оказалась вконец измотана своим марафоном к командирскому креслу крейсера. Измотана до предела. И она, его невеста, скрыла от него, Джона... такую убойную информацию. Скрыла, пожалев его, мужчину. Скрыла, вероятнее всего, внутренне будучи готовой принять ответственность не за родных, а всего лишь за приёмных детей. Как же она страдала... Страдала и ни словом, ни жестом, ничем не выдала ему своего страдания... Андерсон, как выяснилось, был готов зарегистрировать союз между Шепардом и Светланой. Официально зарегистрировать. Властью командира фрегата. Властью старшего офицера корабля.
  Тёплое, мягкое, короткое письмо от Тали Зоры тоже нашло Шепарда. Уже думавшего о том, как ему объясняться со Светланой. Затем он получил письмо, тоже короткое, но ёмкое, от Шиалы-азари. Ставшей министром обороны колонии. Единственная азари в человеческой колонии - министр обороны. Вроде бы - ничего удивительного, но - необычно. Письмо от Гарруса - строгое, чёткое, ёмкое. Как тогда подумал Шепард, это приятно - получать письма. Шиала в своём письме попросила не отвергать любовь. Любовь Этиты, любовь Бенезии, любовь Лиары. Не отвергать их любовь, обращённую на него, Джона Шепарда. Азари-телепат Мирала в своём письме попросила его также не сомневаться в том, что Светлана справится с рождением детей.
  Письма заставили Шепарда о многом подумать. Побудили. Немного разбавив рутину рабочих будней, побудили задуматься о чём-то большем, чем обычная жизнь.
  Борьба с гетами, овладевшими погодным процессором. Известие о пребывании Жнеца на Раннохе. Что и говорить, сложно всё это было воспринимать сразу вот так, с ходу. Но приходилось. После того, как части процессора доставили в ангары "Волги", состоялось долгожданное единение, полное единение Светланы и Джона. Единение, окончившееся свадьбой. Многое тогда, в спальне, ставшей супружеской, сказала Светлана Шепарду. Многое важное сказала. Только она, единственная во всей Вселенной, могла так сказать ему, Джону Шепарду. Только она. Явив всю мудрость, доступную ей, ставшей женщиной, девушке. Не командиру крейсера, не офицеру Империи. Девушке, наконец-то ставшей женщиной, ждущей ребёнка, ждущей детей от своего и только своего мужчины. Ждущей и понимающей, что Джона, её Джона любит не только она, но и многие другие разумные. Любит Лиара, любит Бенезия, любит Этита, любит Тали, любит Мирала, любит зеленокожая азари. Все они любят её Джона, а он, Джон Шепард, отдаёт ей, Светлане Стрельцовой, полное преимущество. Полное, ничем не ограниченное преимущество.
  Да, Светлана тогда была и всегда была колдуньей. Для тех, кого уважала, кого истово любила. Только для них. А тогда она стала колдуньей для Шепарда, когда уловила, что он, Джон, имеет право тоже любить не только её, Светлану, но и многих других разумных. По-разному любить. Она, Светлана, ему, Джону, доверяла. Надеялась, рассчитывала, но доверяла. Очень доверяла. И Шепард тогда чувствовал особо полно и остро, что предать доверие Светланы он не сможет. Никогда.
  Потом... потом была свадьба. Возгласы "Горько!". Всё, как полагается. И кольца тоже. В коробочке, в руках Светланы. Первый танец. Первый танец уже не невесты и жениха, а жены и мужа. Танец, увиденный всеми отрядовцами. На фрегате их тоже встретили. И запечатлели у Звёздной Карты. Даже Моро ради такого случая покинул пилотскую кабину.
  Андерсон тогда его, Джона, поздравил. Наедине. В командирской каюте фрегата. Передал для Светланы ключ-карту фрегата. Доверял он ей, Дэвид Андерсон. Доверял. И доверяет. И будет доверять. Потому что Светлана достойна доверия. Тогда же Андерсон надел на себя самый полный психококон. Самый полный, самый тяжёлый. Только в таком психологическом состоянии он способен был выдержать предстоящую войну с Жнецами.
  Когда Светлана улетела с фрегата к себе на крейсер, Шепард впервые ощутил страх. За неё и за ребёнка.
  Он тогда и подумать не мог, что Светлана будет стрелять из снайперской винтовки по некоей Джедоре-наёмнице. Стрелять, потому что узнала - эта наёмница вознамерилась любыми путями уничтожить его, Джона Шепарда. Корлус. Планета-помойка, планета-мусорка. И Светлана, лежавшая на ржавых плитах в обнимку со снайперкой. Даже сейчас, подумав об этом, зная, что Света уже тогда была в положении, Шепард передёрнулся.
  В команде Шепарда появился новый боец - кроган Грюнт. Молодой, чистый, не затронутый генофагом. Пришлось, конечно, застрелить индоктринированную азари-учёную, некую Рану Таноптис. Но это так, издержки работы.
  
  Светлана Стрельцова. Восемь лет и восемь месяцев
  
  Светлана не находила себе места, меряя холл каюты быстрыми мелкими шагами. На широкие шаги, столь обычные для неё, отдававшей всегда приоритет работе, а не безделью, сил банально не хватало. Ни физических, ни душевных. Она только что вернулась с очередного медконтроля. И Алла ей вынуждена была сказать. Вынуждена была сказать, поскольку Светлана надавила на неё. Нет, не властью командира крейсера, не властью старшего офицера. Властью близкой подруги. Так можно было это определить.
  Врач крейсера вынуждена была сказать ей, Светлане. Хотя очень не желала это делать. Как могла скрывала и таила. Что можно было утаить от Светланы? Мало, наверное, что можно было утаить. А вот Алла сумела. Те самые восемь лет, когда, по уже известному Светлане, официальному медицинскому заключению она, каперанг Стрельцова ещё могла безопасно родить ребёнка, сокращались. Сокращались, если немного отодвинуть в сторону законы математики, в десять раз. Восемь лет ужимались до восьми месяцев. До восьми месяцев.
  Светлана остановилась, едва не наткнувшись на кресло. Этот срок. Это было даже меньше, чем срок вынашивания земной женщиной одного ребёнка. На целый месяц меньше. А тут... Тут даже до войны... Как же хотелось ей верить в тот момент, что до войны на самом деле больше, чем восемь месяцев. Тут даже до войны оставалось полтора года, ну год. Во всяком случае, по не слишком пессимистичным прогнозам - больше. А у неё, Светланы уже этот срок ужат до восьми месяцев. Через восемь месяцев она уже не сможет забеременеть. Никогда в жизни не сможет. Это значит, что мальчик и девочка, уже сейчас живущие у неё под сердцем, станут... её единственными детьми. Как же это было больно осознавать.
  Как это было больно осознавать ей, знающей, насколько её Джон любит и ждёт детей. От неё, Светланы, ждёт. Своей ненаглядной, своей любимой, своей самой лучшей подруги и жены. Как ей придти к нему и сказать такое? Если уж ей это известие попортило всё, что можно, включая настроение и работоспособность, то как же тяжело это воспримет её Джо? Он же будет жалеть не себя, а её, Светлану. Будет убеждать, будет уговаривать, будет уверять, что и два ребёнка - тоже очень хорошо. Тем более, что они уже есть, они уже живут, они уже существуют.
  А она... Она всегда, как только достаточно хорошо узнала Шепарда, хотела подарить ему множество детей. Это же так нормативно, так прекрасно и так естественно, когда любимая женщина дарит своему любимому мужчине его детей. Дарит. А что теперь может подарить Светлана своему Джону? Любовь? Да, безусловно, но ведь этого мало. Семья - это прежде всего дети. Много детей. Не два, не пять, больше.
  И вот теперь... Теперь впереди замаячила перспектива ограничиться только приёмными, неродными изначально детьми. Да, впереди война, да, многие дети неминуемо, неизбежно останутся полусиротами или сиротами. Да, они обретут новых родителей. Обязательно обретут. Не останутся один на один с жизнью. Хотя бы в самом начале своего собственного жизненного пути дети должны быть защищены. Так было принято действовать в Империи. Так была готова действовать Светлана. Но Джон... Он... Он заслуживал большего. Он заслуживал своих собственных детей. Многочисленных детей. Хорошего человека должно быть много. В самых разных смыслах много. Не только в смысле телесности, нет.
  Если она даже не скажет ему... Не скажет словами, вслух... Она же сама знает и понимает - Джон почувствует. Джон сам, неявно сформулирует для себя то, что она, Светлана, его жена, его супруга намеревается тщательно скрыть от него, её Джона. А когда сформулирует... Он ведь имеет полное право охладеть к ней. Даже тогда, когда она носит под сердцем его родных, а теперь уже - и единственных родных детей, он имеет право охладеть к ней. Перевести их взаимоотношения в более формальную плоскость, в более формальное ограниченное русло. Светлана не строила иллюзий - она чётко и полно оценивала складывающуюся ситуацию. Если Джон почувствует, сформулирует, а она ему не скажет... Тогда между ними уже не будет Единения. Того самого единения, которое придавало большую часть значимости их личным взаимоотношениям.
  Светлана уцепилась руками за спинку кресла. За спинку того кресла, которое она едва не сбила, вышагивая по каюте. Она думала. Она знала. Она ведь не дура. Прекрасно понимает, знает, осознаёт, что даже если она ему скажет, Джон имеет все права и возможности охладеть к ней. Их взаимоотношения теряли с того момента все или почти все высокоуровневые перспективы. У него и у неё во главу угла была всегда поставлена работа. Именно работе, службе они оба отдавались в полной мере. А когда они попытались, только попробовали создать семью, они так хотели, чтобы между ними было Единение. Частое и полное единение, дававшее их жизням новый важный смысл. Единение, дававшее им возможность достигать вершины Любви, порождая новых и новых детей.
  Уже несколько декад Джон не появляется на крейсере. Явик молчит, понимая её состояние и не желая усугублять его. А Джон не появляется на крейсере, потому что там, на фрегате, всегда полно работы. И Джон в последнее время о многом размышляет, уединяясь в своей каюте на долгие часы. Размышляет, вспоминает.
  Вполне возможно, он вспоминает многое и из того, что связано с ней, Светланой. Вполне возможно. Вспоминает, неизбежно сравнивая прошлое и настоящее, осторожно заглядывая в будущее. Мечтая. Мечтая в том числе и о новых, будущих детях. Детях, которых она, Светлана, его законная жена теперь подарить ему не сможет. Да, Алла и на этот раз скрыла от неё очень много. Очень много того, что способно было убить. Эти восемь месяцев - крайний срок. На самом деле этот срок намного меньше, ведь в человеческом организме не бывает так, чтобы вот так, чпок - и за секунду всё изменилось. Значит, эти восемь месяцев... превращаются в четыре, в два, в один, в несколько декад, недель, дней. Алла молчит и Светлана прекрасно понимает свою подругу. Такая правда, такая определённость способна убить на месте. Значит, срок действительно намного меньший.
  Значит, не только срок меньший, но и результат будет гораздо хуже. Будет гораздо хуже, если она сейчас постарается форсировать... Да с помощью той же Аллы форсировать беременность, форсировать вынашивание двойни, форсировать роды... Всё равно в те два-три месяца она уже не сможет заложить в будущих, других, новых детях нормативную основу для их здоровья и долголетия. Не сможет, как бы ни пыталась. Значит, будущие дети, сколько бы их ни было, если они будут зачаты в эти восемь месяцев, будут уже ущербными, обладать целым букетом проблем, проще говоря - недостатков, ещё проще - болезней.
  Да, Джон не отступит. Для него и больные, но его дети будут, вне всяких сомнений, святы. Он не бросит Светлану, не уйдёт, не подаст на развод. Он не отступит. А ей придётся отказаться от службы. На время отказаться. Надолго отказаться. Осесть на Земле. Заняться детьми вплотную. И это - тогда, когда будет такая война... Как ей, привыкшей отдавать первенство работе, службе, кораблю, экипажу, смириться с такой перспективой? Да она ведь с ума сойдёт от переживаний за волговцев.
  Да, Титов подхватит командование, станет командиром крейсера. Но она сама... она сама будет ежечасно думать о своих волговцах, думать практически непрерывно. Она сжилась, сроднилась с ними крепче, чем даже она могла себе когда либо раньше представить. Они будут воевать, будут исчезать в разведрейдах, а она будет сидеть на Земле?
  Не надо строить розовых иллюзий. Будет. Потому что она женщина, потому что она - мать, потому что у неё - дети. Как минимум - трое. Двойня и ещё как минимум один ребёнок. Девочка или мальчик - теперь уже всё равно. И она будет тихо и медленно сходить с ума от переживаний не только за волговцев, но и за нормандовцев, в первую очередь - за Джона. Он ведь не останется на Земле, не вернётся в Британию, не переведётся на наземную службу. Он будет воевать. Будет рисковать. Будет биться со столь страшным и сильным врагом. Будет биться, зная, что она на Земле, что она - с детьми. В том числе и с его детьми. Что она в относительной безопасности.
  Светлана не строила иллюзий - Земля, материнская планета человечества будет атакована Жнецами. Вполне возможно, очень даже вероятно, станет одной из приоритетных целей. Немногие страны Земли смогут дать надлежащий отпор ковровым орбитальным бомбардировкам. Потери среди землян будут страшными. И Жнецы будут вышибать сильнейших. Потому что слабейшие сами сдадутся.
  Никаких иллюзий. Сдадутся. Так уже неоднократно было. Вроде и оккупация, вроде и сателлитство, а всё вокруг свидетельствует об обычной мирной жизни. Будто бы действительно ничего, совсем ничего из критически важного не изменилось. Это имперцев воспитывают стоять насмерть, не отступать, не сдаваться, не покоряться врагу. А всех остальных землян воспитывают по-иному. По-разному воспитывают, но уж точно не в духе самопожертвования и самоотверженности.
  И потому Джон не будет спокоен за неё до конца. Он тоже понимает, что Россия, как сильная страна, окажется под массированным ударом. И среди россиян будут жертвы. Много жертв. Он знает, что она не усидит. Не усидит на Земле в состоянии обычной штатской. Получить погоны каперанга Имперского Разведфлота и похоронить себя на Земле?
  Джон прекрасно знает, что она, его Светлана, не такая. Да, её вполне могут назначить командовать каким-нибудь тыловым военно-учебным заведением. И она будет вынуждена учить молодых россиян тому, как выживать в этой войне. Ловить на себе недоумённые взгляды курсантов и слушателей. Ну не инвалид же она с явными признаками инвалидности! Не скажешь ведь всем и каждому, что она не только офицер Империи, но и многодетная мать. При всей подготовленности немногие россияне тогда её правильно поймут. Люди всегда были, есть и будут разными. Будет война за то, чтобы остаться разными, за то, чтобы иметь право быть разными.
  Светлана понимала, что оказалась в Ситуации Выбора. Многое, очень многое было сокрыто пеленой неопределённости. Отлепившись от кресла, Стрельцова сделала несколько шагов к закрытому бронезаслонкой иллюминатору. Остановилась, прижалась лбом к холодному толстому стеклу. По привычке именуемому стеклом, хотя это уже давным-давно не стекло. Просто так... так проще. Человек столь привязывается к хорошо знакомому, известному. Так жаждет простоты, скрывающей подчас невероятную сложность. Особенно тогда, когда впереди - такая Война.
  Она постарается. Она будет работать и на Земле, будет работать там, где будет необходимо и важно. Будет много и тяжело работать. И будет ждать возвращения Джона. Всегда будет ждать. Столько, сколько потребуется будет ждать. Потому что Джон - единственный, кого она любит по-настоящему, глубоко, полно. Единственный. Другого такого не будет. Никакой конкуренции она не допустит. Джон - единственный. И она, Светлана Стрельцова, не будет искать себе другого мужчину. Никогда.
  Светлана знала, что в тылу, в гражданской среде может быть всякое. В том числе и негативное, в том числе и ненормативное. Люди никогда не были да и не пытались быть святыми. Это же так тяжело и некомфортно. Ей, отдавшей, как принято выражаться среди журналистов, лучшие годы жизни службе в армии Империи, оставаться в тылу? Да, она мать, у неё дети. Но она - офицер Империи. И дети могут не понять её впоследствии, если она останется в тылу надолго. Эта будущая война... может быть долгой, длительной. Она, вне всяких сомнений, будет тяжёлой. Потребует привлечения всё новых и новых людей в армию. А она уже в армии, она - офицер, старший офицер разведастрофлота Империи. И она будет сидеть в тылу?
  Ждать? Ждать "похоронку"? Ведь Джон не усидит на спокойной командной должности. Он не такой, он пойдёт на остриё, туда, где труднее всего. По-другому он не сможет ни жить ни действовать.
  По-другому не сможет. Светлана отошла от иллюминатора, подошла к столу, осторожно присела в кресло, обхватила голову руками, опустила взгляд на столешницу. Чистую столешницу. Одно дело ждать в тылу, другое дело - на фронте. Там... там для Светланы будет легче ждать. Там она легче справится с ожиданием. И с тем, что может прервать это ожидание: с возвращением Джона, с его ранением, с его пропаданием без вести, с его смертью. Да, она легче справится с ожиданием, если не останется в тылу.
  Это означает... Это означает, что она в тылу не останется. Да и вообще вопрос, попадёт ли она в тыл. Она ведь знала, что воспитывать первенцев, её первых детей придётся не иначе, как на борту "Волги". Крейсера, участвующего в реальных боевых действиях. Если она в нарушение основных протоколов не списалась временно на берег по беременности и родам, то уж воспитывать новорождённых детей она будет только на борту своего корабля. И никак иначе. Будет воспитывать, зная, что Джон - рядом.
  Она сомневалась в том, что с началом войны их Отряд расформируют. Они не просто Отряд кораблей. Они - команда. Такие команды называли командами специального назначения. Джон - Спектр. И она - жена Спектра. Статус всё же особый. Особые полномочия, особая защита. Всё особое. Почти всё. Значит, она останется рядом с Джоном. Рядом с кораблём, на котором он служит, на котором он работает. Она, Светлана Стрельцова, поможет ему и нормандовцам всем. Всем, чем сможет, как командир боевого разведкрейсера Империи. Поможет не словами, точнее - не только словами, но прежде всего - делами. Реальными делами.
  Ей очень хотелось верить, что предстоящие, приближающиеся роды что-то такое встряхнут в ней, позволив снять это ограничение. Этот срок, пахнувший на неё безысходностью. Заставивший чувствовать себя беспомощной. Может быть, Алла тоже на это рассчитывает, может, надеется. Медицина до сих пор - наука слишком нечёткая и неточная. Куда ей там до математики. Может быть всякое. Может, этот срок удастся отодвинуть. Может, удастся отменить. В конечном счёте это не восемь минут, не восемь суток, не восемь недель, не восемь декад. Это - восемь месяцев. А за эти месяцы может произойти всякое.
  Она может... может посоветоваться с Явиком. Простая аналогия. Он помог уже стольким... Может, окажет помощь и ей, Светлане. Она согласится принять его помощь. Только бы отодвинуть этот срок. На возможно более дальнюю перспективу. Пусть это будет даже восемь лет, пусть. Но за восемь лет многое может измениться. Даже если будет война, даже если будут бои, это всё же восемь лет, а не восемь месяцев. Восемь месяцев предвойны.
  А тогда это будет уже минимум шесть лет войны. Протеане воевали сотни лет с Жнецами, сотни лет сопротивлялись. Изыскивали любые возможности выстоять, сохраниться, не отступить. Может быть, он поймёт и поможет ей. Только отодвинуть этот срок. Только отодвинуть. Невозможно было поверить в то, что восемь лет превратились за несколько минут в восемь месяцев.
  Да, она продолжает оставаться на посту командира крейсера, да, её заменяет, во многих случаях - полностью заменяет Титов. Но она никогда не согласится уйти с поста командира полностью. Не то сейчас время. Значит, она будет работать, будет служить, будет действовать, будет жить. И будет рядом с Джоном.
  Рядом с Джоном. Стрельцова выпрямилась, взгляд коснулся экрана-карты. Скоро будет "площадка" - так называли командиры имперских кораблей малые звёздные системы, располагавшие несколькими ретрансляторами. Там будет несколько часов хода от одного ретранслятора до другого. И за эти несколько часов она сможет перелететь на челноке на "Нормандию". Остаться рядом с Джоном. Хотя бы на несколько часов. На несколько суток. На неделю. На декаду. Как получится. Пока Отряд не участвует в боях, пока нет частых высадок с фрегата на планеты или на станции или на корабли... Пока ещё не истекли эти проклятые восемь месяцев, превратившие восемь лет в ничто...
  Она будет рядом с Джоном. Она знает, что рядом с ним год может превратиться в минуту, а может - в десять лет. Она любит своего Джона. Он любит её. Она это знает, чувствует. Он её любит. И больше ей ничего не надо, поскольку когда любишь, примешь другого всегда. Что бы ни случилось.
  
  - Командир, скоро "площадка". "Волга" запрашивает приём шаттла с пассажиром. Каперанг Стрельцова. - доложил вахтенный офицер по спикеру.
  - Передайте согласие и разрешение. Ляжем ненадолго в дрейф, примем кораблик, дадим возможность ему вернуться на крейсер. - ознакомившись с содержимым запроса на своём ридере, Андерсон отстучал на клавиатуре код допуска. - Сообщите, что рады принять.
  - Есть, командир. - вахтенный переключил каналы.
  
  В каюту Андерсона вошла Чаквас. Прикрыв за собой дверь каюты на защёлку, врач фрегата присела в кресло напротив рабочего стола.
  - Карин? - Андерсон поднял взгляд, понял. Кратко выдохнул. - Говори.
  - У Стрельцовой большие проблемы, Дэвид. - Чаквас молча положила перед Андерсоном ридер. - Формально я нарушаю медицинскую тайну, но не хочу рисковать больше необходимого. Ознакомься.
  Андерсон пробежал короткий текст. Он знал, что Карин не будет грузить его излишними подробностями, сформулирует всё предельно кратко и чётко.
  - Стрельцова на ближайшей "площадке" намеревается прибыть на борт фрегата. - произнёс командир корабля. - После того, что я узнал, мне понятна причина. Спасибо, что сказала. Как полагаешь, Джона следует поставить в известность сейчас при тебе или пусть Светлана сама ему скажет?
  - Она не скажет, Дэвид. Показать без слов - сможет, но не скажет. И, насколько я знаю Шепарда, он не согласится рисковать Светланой. Значит, он будет настаивать на её списании на берег. До родов как минимум. Будет настаивать уже сейчас, если узнает такое от неё. Если мы не вмешаемся - будет.
  - Джеф, сколько до "площадки"?
  - Два часа двадцать шесть минут, командир. - отозвался пилот.
  - Хорошо, спасибо. - Андерсон переключил каналы спикера. - У нас есть два часа, чтобы решить. Ты права. Если он узнает такое от неё - он будет делать всё, чтобы она как можно быстрее оказалась на территории России, на Земле. - набрав код, командир дождался сигнала соединения и сказал. - Джон, зайди ко мне. Есть разговор.
  Выслушав ответ, Андерсон прервал связь и посмотрел на Карин. Через несколько минут на пороге каюты встал Шепард.
  - Проходи. Закрой дверь на защёлку и садись. - сказал Андерсон.
  - Что нибудь со Светой? - Шепард странно посмотрел на Чаквас.
  - Да, Джон. - Андерсон кивнул и врач корабля передала старпому ридер.
  Тот вчитался. Положил ридер на столешницу. Не меняя позы, посмотрел на Чаквас, на Андерсона.
  Недолгое молчание прервал Андерсон.
  - Через два часа двадцать минут с "Волги" прибудет шаттл. На его борту - Светлана. Одна. И прилетит она к тебе, Джон. Прилетит, скорее всего, именно поэтому. - офицер взглядом указал на ридер. - Другой причины её появления здесь, скорее всего, нет. Не та ситуация.
  - Алла рискует. - тихо сказал Шепард. - Очень рискует. Многим рискует.
  - Мы все рискуем, Джон. - так же тихо сказала Чаквас. - Думаю, что узнав об этом, Светлана пережила не самые лучшие минуты в своей жизни. Насколько я её знаю, она покопалась в себе. О многом подумала, многое примерила. Ко многому, насколько возможно, подготовилась. К разным вариантам подготовилась. И если она летит сейчас к тебе - это... шанс. Шанс удержать ситуацию под контролем и управлением. Шанс не дать Светлане совершить необдуманные поступки, о которых она впоследствии, скорее всего, будет очень жалеть. Как ты понимаешь, от тебя здесь зависит очень многое. Почти всё. Со своей стороны могу только сказать - мы сделаем всё, чтобы она родила детей здесь, на борту кораблей Отряда. Сделаем всё, чтобы у неё не было здесь сложностей и проблем. И сделаем всё, чтобы она могла быть спокойной за детей, что бы вокруг не происходило. Дети должны быть рядом с ней - подозреваю, она просчитала вариант детдома или дома малютки, просчитала вариант приёмной семьи, просчитала вариант оставить детей у своих родителей. Для неё эти варианты... мягко сказать - вредны, жёстче - неприемлемы по многим причинам. Дети должны быть рядом с матерью. Особенно сейчас.
  - Джон, скорее всего Светлана прибудет сюда... надолго. На несколько дней, как минимум. - произнёс Андерсон. - Пока ещё возможно так поступить. Она знает, что впереди - Цитадель, знает и догадывается о вариантах дальнейшего развития событий. Может быть, даже не догадывается, а уже сейчас знает о многих таких вариантах. Я... я не дал тебе, Джон, тогда возможности побыть подольше рядом со Светланой... после вашей свадьбы... И сейчас я хочу, чтобы ты был рядом с ней постоянно. Круглосуточно. Максимально долго. Сейчас это - необходимо. - Андерсон сделал короткую паузу. - Аленко примет командование группой высадки. Ему пора вкусить полностью самостоятельной работы. Турианцы, Явик, Оливия и её партнёры ему окажут всемерную помощь. Мы все ему поможем. А ты... ты будь рядом со Светланой. Дай ей возможность побыть рядом с тобой долго. Остальное - не озвучиваю. Сам понимаешь и разумеешь. И в остальном - только тебе и ей решать. Больше никто вмешиваться не будет. Поможем - всем, чем сможем. В этом можешь быть уверен. Мы всё же - Отряд. - Андерсон не смотрел на своего старшего помощника, смотрел на погасший экран настольного инструментрона.
  - Понимаю. - Шепард встал, выпрямился. - Разрешите идти?
  - Иди. - Андерсон кивнул. За старпомом тихо закрылась дверь каюты, едва слышно щёлкнула задвижка.
  - Даже не знаю, как реагировать. - произнёс через несколько минут командир фрегата. - Я ему сказал...
  - То, что Аленко - только временный командир группы высадки, это Шепард понимает и сам. Хорошо понимает, Дэвид. Уверена и даже убеждена. - мягко сказала Чаквас. У нас ещё есть время до прилёта челнока, а там... там решать только им двоим. Так всегда было есть и будет. Наше дело будет действительно и реально помочь им обоим и их будущим совершенно реальным детям. - она вложила ридер в поясную планшетку, встала. - Я пойду, надо с Хлоей обсудить некоторые вопросы по закупкам медикаментов на Цитадели.
  Андерсон кивнул, взглядом проводив Карин. Женщину, которую он любил. Знавшую о его любви к ней. И, может быть, любившую его.
  
  Светлана и Джон. Несколько дней вместе и рядом
  
  - Командир, зона безопасности выходного ретранслятора пройдена. - доложил Титов по спикеру, когда Светлана очнулась от дремоты. - Челнок готов к старту. "Нормандия" подтвердила готовность к приёму.
  - Поняла, спасибо. - Стрельцова с усилием, опираясь на подлокотники кресла, встала. Собачата облизали ей руки. Они знали, чувствовали, что минимум несколько дней её на крейсере не будет. Привыкли к разлукам. Когда длительным, когда - не очень.
  Она подхватила укладки с вещами и оружием, поправила лямки наспинной укладки. Прошлась по каюте, отмечая детали в своей памяти. Снова впереди изменения. Снова. Сколько их ещё будет...
  Бросив взгляд на холл командирской каюты, Светлана позволила собачатам окружить себя "колечком" и пошла к ангару челноков, привычно отвечая на приветствия волговцев.
  В ангаре её уже ждал Титов. Отдал полагающийся доклад, сообщил о последних изменениях и уточнениях в обстановке на корабле и в районе пребывания. Всё было более-менее штатно. Помог подняться на борт челнока, передал её заботам водителя. Подождал, пока проём перекроет крышка и челнок на платформе придвинется к зеву шлюза. Отдал уставное воинское приветствие. Знал, что Светлана внимательно будет смотреть на крейсер с борта челнока. Такая у неё была привычка.
  Присев на скамью, в очередной раз нарушив рекомендации Аллы - проигнорировав полумягкие кресла, Светлана действительно смотрела на крейсер. На свою "Волгу". Корабль, который она знала ещё в проекте, ещё на стапеле, ещё в доке. Знала досконально. Это был её корабль. Она сроднилась с ним.
  "Волга" уменьшалась в размерах, на экране уже появилась "Нормандия". Фрегат-крейсер ложился в дрейф. Ждал. Светился гирляндой приглушённых огней открытый зев ангар-шлюза. Там, на борту корабля - прототипа её ждал Джон. А она везёт ему такое известие... Дорого бы она дала, чтобы этого избежать. Вот этой необходимости сообщать дорогому и любимому человеку о себе такое. И вроде бы по всем мыслимым канонам она сама в этом не виновата. Так захотела природа. За всё приходится платить в этой жизни.
  И почему ей всё сильнее кажется, что Джон не догадывается, а знает, точно знает о причине её появления на борту фрегат-крейсера. Знает точно. Алла?! Вполне могла сообщить Чаквас, ну а та... сообщить Андерсону. Карин и Дэвид любят друг друга и если бы Чаквас утаила такое... Дэвид бы не понял её. Очень не понял. И потому Карин, получив от Аллы такую вот информацию, вполне могла счесть необходимым поставить в известность Дэвида. Знала ведь и понимала - Андерсон тоже заботится о своих коллегах, которых никогда не называет и тем более не считает некими "подчинёнными". Да, формально они - его подчинённые. Субординация, всё такое. А фактически... Фактически они для него - коллеги и друзья.
  И Карин даже больше чем коллега и друг для Андерсона. Для Дэвида она - подруга. Близкая подруга. Уж это Светлана знает точно. Какому-то умнику показалось оптимальным отделить командира или капитана от экипажа и от команды, вот и покатилась по хронологии дурная традиция, дурная установка. Ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак. Очень оптимально и очень эффективно. На словах. А не на деле.
  Сколько же всего изменилось с момента вступления человечества в пределы Большого Космоса. Даже встреча с воинственными турианцами и та поспособствовала многим изменениям. Теперь люди знали - многие традиции и многие обычаи должны утратить свою непреложность. Конечно, можно ждать от командира и от капитана, что он погибнет вместе со своим кораблём, сделав всё для того, чтобы члены экипажа остались живы. Спаслись. Так или иначе спаслись. Но возводить такое требование к командиру или капитану в абсолют... Для этого нужно иметь железобетонные основания, коих, на поверку, часто просто не оказывалось.
  О чём она думает?! О чём она думает, догадываясь, что Джон уже в ангаре, что он ждёт прибытия челнока, смотрит на экран, где Джеф Моро уже показывает приближающийся челнок во всей его машинной красе?! Совершенно не о том она сейчас думает! Не о том думает, о чём надо думать. Удумала анализировать статус командира и капитана, его права и обязанности. Она что, забивает одни думы другими?! Непорядок. Явный непорядок.
  Впрочем, какой может быть в душе и разуме порядок после такого известия. Бьющего по её женской сути, известия. Она ведь не родилась с погонами на плечах. Ей тоже хочется быть для кого-то просто женщиной, просто любимой, просто женой. А не офицером и командиром корабля. И сейчас она должна предстать перед Джоном именно как женщина и как жена. Любимая. Всё остальное - вторично.
  Водитель видел её на экранах своего пульта. Считывал весьма точно её настроение и состояние. Потому не стал привычно информировать о подходе на расстояние контрольной зоны вокруг фрегат-крейсера. Сейчас такая информация была излишней.
  Светлана с усилием встала, схватившись за поручень. Нет, на ногах она ещё пока держится уверенно, хотя живот... уже большой. Третий и четвёртый месяцы. Почти половина срока. А у неё - двойня. Так что сейчас уже сложновато сохранять прежнюю чёткость и точность даже элементарных движений. Но надо. Надо сделать всё, чтобы и мальчик и девочка родились здоровыми. Нормальными. Придётся потерпеть тиранию Аллы. Придётся потерпеть увеличивающиеся количественно и качественно ограничения. Если действительно она сможет родить только двоих детей, то они, её дочка и сын, должны стать лучшими, самыми сильными. Наверное, каждая беременная женщина так себя безмолвно убеждает в такие вот минуты в похожей или аналогичной ситуации. Наверное.
  Челнок плавно вдвинулся в захваты и те повлекли кораблик к платформе. Да, Джон здесь. Он уже ждёт её. С цветами ждёт. Где же он достал такие цветы, её любимые цветы?! Да, на "Нормандии" теперь есть оранжерея. Может, и попросил более знающих коллег вырастить.
  Открылась дверь и у неё плавно и быстро забрали из рук укладки с оружием и вещами, расстегнули лямки наспинной укладки, сняли планшетки с пояса. Коллеги Джона сработали на пять баллов. Она и не заметила, как они появились на платформе.
  Сама же Светлана оказалась на руках у Джона и была усыпана цветами. Прямо на платформе усыпана. И ощутила на своих губах губы Джона. Поцелуй Джона не дал ей сказать ни слова. Так, целуясь, они преодолели путь до каюты старшего помощника.
  Джон не дал ей сказать ничего даже тогда, когда дверь старпомовской каюты закрылась за ними обоими на защёлку. Он просто молча, не прерывая поцелуя, положил её на кровать и через несколько минут они уже обнимались и целовались. Времени на то, чтобы о чём-то подумать ином практически не было. Не оставалось.
  Отвечая на поцелуи и объятия Джона, Светлана ощутила, как расслабляется, как погружается в океан если не блаженства, то спокойствия. Как же ей не хватало этого всего! Несколько часов они целовались и обнимались. Не видя и не слыша и не чувствуя ничего вокруг себя.
  Светлана была благодарна Джону. Он ничего ей не сказав, сказал ей всё. Так сказал, что у неё не возникло ни сомнений, ни возражений, ни вопросов. Сказал не словами, а делом. Он не скрывал от неё ничего, не юлил, не выдавал желаемое за действительное. Она знала, что и он и она равны перед будущим. Каким бы это будущее ни было.
  Она уснула. На несколько часов уснула в объятиях Джона. Уснула крепко, без сновидений, без кошмаров, без снов-сценариев, вызванных самокопанием и самоанализом. Просто уснула. И когда проснулась, ощутила себя в объятиях Джона. Тёплых, мягких и крепких. Бережных объятиях самого родного и самого дорогого человека. Своего мужа и отца её детей. Столь мощным было влияние Джона, пребывавшего теперь рядом с ней, что Светлана почти забыла о тревогах, о боли, о горечи. Она просто отдалась музыке момента. Важной для неё. Успокаивающей её. Дарующей надежду на лучшее.
  Джон не позволил ей встать с постели. Он сам принёс столик с уже разложенными по тарелкам порциями. Самый полный обед. Самый полный. Обед, необходимый не только её, но и детям. Двоим детям. Не одному ребёнку - двум. Джон это всегда учитывал, всегда понимал и всегда знал, что именно ей, его Светлане нужно.
  Он не позволил ей взять ложку или вилку. Покормил сам, с ложечки. Как мама в далёком детстве кормила её. И Светлана улыбнулась. Улыбнулась несмело, одними губами. Глаза не зажглись. Увы. Что-то всё же осталось тяжёлое у неё на душе. По-иному и быть не могло. Но Джон... Он был так рад увидеть её несмелую едва заметную улыбку! Что Светлана не выдержала и улыбнулась немного шире. А потом, спустя несколько секунд - ещё шире. А потом - ещё и ещё шире. Подчиняясь волне радости, волне одобрения, волне ободрения, исходящим от Джона и накрывающим её, Светлану, с головы до самых пяток. Так хотелось верить, что будет это ощущение вечным. Так хотелось в это верить. И Светлана чувствовала - Джон, её Джон готов сделать для этого всё. Всё, что будет в его силах и, если потребуется, то и намного больше.
  Нет, до смеха дело не дошло. А вот улыбка получилась. Получилась полной, широкой, искренней, естественной. Джон добился таки своего - Светлана ощутила себя защищённой. Что бы там ни было через восемь месяцев или через восемь лет, она, Светлана Стрельцова, не одинока. У неё есть Джон. И у неё обязательно будут двое детей. Даже двое детей для женщины - это уже семья. Даже один ребёнок. А будут ли ещё дети - время покажет. Сейчас не надо изводить себя подозрениями и ожиданиями, ведь рядом, совсем рядом - Джон. Он побудил её улыбнуться. Широко улыбнуться, хотя всего несколько десятков минут назад Светлана сомневалась, сможет ли она вообще улыбнуться даже губами в самое ближайшее время. Ей казалось, что она разучилась улыбаться, настолько обезоружило её известие. Известие, вырванное из уст Аллы, одной из лучших её подруг.
  Сейчас она словно училась быть счастливой. Училась заново. У неё двое детей под сердцем. Уже двое детей и она родит их на свет в установленный природой срок. Родит безопасно. Так, как полагается. И Джон обязательно примет их на свои руки. Сильные и нежные. И её дочка и её сын ощутят и силу и нежность отцовских рук. Сразу ощутят. И вырастут на этих руках сильными и умными людьми. Станут мужчиной и женщиной. Новым поколением землян. Очередным поколением.
  Она выкормит их, своих детей и Джон будет рядом. Он будет их воспитывать, будет им читать сказки, будет играть с ними, будет разговаривать с ними часами о том, о чём им, его детям, будет интересно. Будет гулять с ними по крейсеру и фрегату. Сначала - на руках, потом - в коляске, а потом, потом - ножками они пойдут рядом с ним, своим отцом. Будут видеть его работу, его жизнь, его коллег и друзей. Будут знать многое о времени, в которое им пришлось появиться на свет. Будут воспитываться не словами Джона, а его делами, его примером. И им не придётся оправдывать его - Джон в оправданиях не нуждается. Они обязательно будут гордиться своим отцом. По собственному выбору гордиться. Потому что Джон заслуживает того, чтобы его дети им гордились.
  
  Корабли ушли с "площадки". Она это почувствовала. Не могла не почувствовать - привычка, воспитанная подготовкой и обучением. Впереди было скопление Нимб. Несколько часов перехода и Отряд продолжит прочёсывание звёздных систем. Частым гребнем будет прочёсывать.
  Это есть и будет. А она, Светлана, сидит в кровати Джона, точнее - полусидит, ведь Джон не даёт ей напрягаться ни на минуту, ни на секунду. Она сидит и смотрит на большом, огромном каютном экране прекрасный фильм. Добрый фильм. Яркий и красивый фильм. В котором нет войны, нет стрельбы, нет крови и нет боли и слёз. Этот фильм Джон выкопал в Архивах Кино Земли. И теперь показывал ей.
  Они смотрели этот фильм вместе. Джон был рядом с ней, сидел на кровати и держал её руку, правую руку в своей руке. Несколько часов прошли для Светланы как сон. Она расслабилась. Почувствовала себя защищённой. Успокоилась ещё больше. Как же трудно и сложно было успокаиваться после такой встряски. Только Джон смог бы её успокоить. Только он. И он сделал это. Сделал даже лучше, чем она была в силах вообразить. И не требовал, не просил ничего взамен. Она знала - он горд тем, что он стал отцом. Уже стал, ведь дети его, дочка и сын, уже живут. Растут и развиваются. Не существуют - живут. Это больше чем существование. И Светлана тоже живёт рядом с Джоном. Не как офицер Империи, не как воин - как женщина, как жена, как супруга. Как мать его детей.
  Он по-прежнему верен одной ей. Только ей и никому другому. Только ей одной. Да, есть Лиара. Да, есть Мирала, да, есть Шиала, да, есть Тали, да, есть Бенезия, восьмисотлетняя матриарх, против которой Светлана - несмышлёная маленькая девочка. И все они любят Джона. Не только как мужчину. Прежде всего - как личность. И при всей их любви к нему, он отдаёт предпочтение и приоритет ей, Светлане.
  Как же она посмела подумать, что он её бросит? Как она посмела подумать, что он уйдёт от неё, от своих детей? Как она посмела подумать, что он о ней или о детях забудет? Как она вообще посмела даже попытаться сформулировать такие прегрешения, вроде бы могущие быть совершёнными Джоном?
  Да, она боялась. Как любая женщина, носящая под сердцем детей, боялась остаться одна. Без поддержки, без помощи. Боялась. Кто же будет спорить, что она, Светлана Стрельцова, Скала и недотрога, боялась. Боялась, потому что знала - никто из людей не идеален. Ни она, ни Джон - не святые. У каждого из них двоих недостатков - полно. Вагон и маленькая тележка. Но это - их недостатки. Они придают разнообразие и силу их личностям. Их сущностям. Главному в них обоих и в каждом из них отдельно.
  Да, она боялась. И, наверное, эта боязнь никуда не делась. Она обязательно проявится, едва только возникнут схожие условия. Она уже сейчас слаба и в значительной степени беспомощна, несмотря на всю её разведывательную и военную подготовку.
  Конечно, при необходимости, она сможет обойтись и собственными силами, но Джон... Он за несколько прошедших часов не дал ей и секунды, чтобы она смогла уверовать в то, что она будет когда-нибудь одинока. В этот год беременности, в этот год перед рождением её первенцев.
  Джон приготовил ей обильный ужин, снова не дал встать с кровати и принять хотя бы посильное, совсем не руководящее и не определяющее всё и вся участие в приготовлении еды. Снова притащил столик к кровати и накормил с ложечки. Ну, почти с ложечки, всё же она не больна и не немощна.
  И при этом Джон избегал говорить о делах фрегата и крейсера. Может быть это и к лучшему - Светлана знала, что Титов справится сам, а Андерсон вполне может обойтись своими силами несколько дней. Профессионалы в излишней опеке и контроле не нуждаются. А в команде и экипаже фрегат-крейсера непрофессионалов не было уже давно. Даже те, кого набирали в состав Отряда на фрегат на стапеле, в короткие сроки стали профессионалами и сроднились с нормандовцами. С гордостью называя себя отрядовцами и нормандовцами и с не меньшей гордостью нося на формёнках знак "Нормандии". Выше всех других знаков и наград. Специальный статус позволял это делать, всё же на борту было четыре Спектра Совета Цитадели. Целых четыре Спектра. Очень редкое явление. Очень редкий факт.
  После ужина Джон лёг рядом со Светланой и обнял её. Она приникла к нему. Они долго целовались и обнимались. Несколько часов. И сами не заметили, как уснули. Проспав до восьми часов утра следующих ходовых суток.
  Светлана снова спала без сновидений. Без кошмаров. Без снов-сценариев. Просто спала, ощущая, как её дети получают энергию, подкреплённую энергией их отца. Который теперь был совсем рядом с ними. Для них обоих - дочери и сына это было крайне важно для их будущей жизни. Для того, чтобы они родились крепкими и здоровыми. Чтобы они стали одними из лучших. Джон заслуживал, чтобы у него были лучшие дети. Самые лучшие. Потому что он был способен сделать их лучшими. Не словами - делами.
  Утром Джон снова приготовил ей завтрак. Объёмный такой завтрак. И она не стала выговаривать ему. Понимала, что он не поверит. Не поверит в то, что она способна растолстеть. Не поверит - и всё тут. Никогда не поверит. И эта готовность и способность не поверить действовала на Светлану как бальзам. Настоящий, не поддельный какой-нибудь, бальзам. Она видела, что её беременность, её временная нескладность не воспринимаются Джоном как что-то оскорбительное, недостойное, грязное, неподобающее. Наоборот, она ощущала, как Джон боготворит её. Не словами - делами.
  Они снова провели в постели несколько утренних часов. И Джон ограничился только кратким ознакомлением со сводным отчётом по ситуации. Толстеньким таким отчётиком страниц на пятьдесят.
  Три ИИ на борту. Три Искусственных Интеллекта высших, самых последних классов и марок на борту одного корабля. Три ИИ не в обличьи банальной деки-стойки, а в обличьи полноценных, самых лучших киборгов. И это тогда, когда командиры и капитаны множества кораблей и к виртуальным интеллектам, заключённым в деки-стойки, относятся с известным непреодолимым предубеждением и подозрением. А тут три искусственных интеллекта на собственных мобильных платформах. Которые, конечно, очень облегчают жизнь экипажу фрегата и жизнь отрядовцев в целом. Для них подготовить такой отчёт - как для малыша-землянина слепить из песочка пасочку. Легко и просто. Можно даже в фоновом режиме, между делом.
  Заглянув в этот отчёт, Светлана увидела - синтеты подготовили этот отчёт, учтя ситуацию. Не грузили старпома Шепарда излишними деталями, но и не скрывали от него проблем и вопросов. Не делали хорошую мину при плохой ситуации. Но и не нагнетали апокалиптику по пустячным поводам. И синтеты поняли, что рядом с Шепардом - его подруга и жена, мать его детей. Потому изложили отчёт в новой, мягкой форме. Конечно же, Оливия причесала отчёт. Это она умеет и может сделать лучше, чем Марк или Легион.
  Наблюдая искоса за тем, как Джон быстрыми нажатиями виртуальных клавиш отвечает на отдельные вопросы, содержавшиеся в отчёте, Светлана невольно залюбовалась мужем и другом. Джон работает всегда и везде, не любит бездействовать, знает, что проблемы и вопросы и недостатки на самом деле никуда не деваются. Работает очень часто на опережение, в профилактическом режиме.
  Вот и сейчас он задумался, глядя на строки отчёта и на то, что только что напечатал на клавиатуре. Что-то стёр, что-то выправил. Пальцы замелькали снова, абзацы множились. Исчерпывающие инструкции. Персональные инструкции и рекомендации.
  По-иному Джон не может. Он знает, что его самого готовили к сложнейшим боям в Академии эн-семь, но ведь воевать-то и действовать придётся не только ему. И другим разумным тоже нужно дать шанс выжить и победить, дать шанс поразить врага неожиданным ходом, неожиданным решением, приносящим победу или значительный перевес в противостоянии. Можно и нужно даже без военных действий просто обратить внимание на возможность необычного, нестандартного решения вопроса, проблемы, ситуации.
  Можно и нужно. И потому Джон не отделывается формальными отписками в стиле "подай - принеси - забери - угомонись". А пишет подробно, учитывая прежде всего личность адресата и его возможности и способности.
  Закончив, он складывает экран инструментрона, гасит клавиатуру и оборачивается к ней. Тёплая волна взгляда окатывает Светлану и погружает в кокон защиты.
  - Свет... Прости... Надо было... Не хочу, чтобы были сложности... и потери. - сказал он, когда Светлана наконец обрела спустя несколько минут способность ясно мыслить и ощущать окружающее пространство. - Я готов компенсировать...
  - Покажи мне, как, Джо. - тихо ответила тогда Светлана.
  И Джон показал. Несколько часов на вершине блаженства. Несколько часов неги. Несколько часов острого высшего счастья. Предназначенных только для неё, Светланы Стрельцовой. И для её детей. Для его детей. Которые были тоже счастливы, ведь если счастлива мама, дети не могут быть несчастны. В большинстве случаев не могут.
  Обед был такой же обильный, даже более обильный, чем завтрак. И Светлана не противилась, не сопротивлялась. Понимала, что Джон знает о беспощадности природы к женщинам. Знает гораздо больше и гораздо глубже и острее. Потому, наверное, так привлекает к себе других женщин. Ту же Карин, например.
  Знала Светлана, ох знала, что Джон мог и был готов полюбить Карин Чаквас. Но отступил, едва понял, что она любит Андерсона. Понял, что третий в данном случае - лишний. И отступил. Потому что уважал и любил и Андерсона и Чаквас. Где-то даже боготворил их, своих старших наставников и учителей. Джон был готов учиться у достойных учить. Готов не на словах, а на деле. И учился напряжённо. Не отлынивал. Старался дойти до сути. Везде, где только можно было, а также там, где нельзя. Не умел по-иному.
  Потом после обеда они час поспали. Вместе и рядом. А затем посмотрели два фильма. Часто останавливая запись и обсуждая. Светлана видела, как Джон умеет переживать, сопереживать героям и персонажам лент. Видела и ощущала, что только рядом с ней он настолько открыт. Во всех других случаях он способен быть не меньшей Скалой, чем она сама. Какая там Скала... Целый Утёс.
  Светлана видела, как он реагирует на мельчайшие изменения сюжета, как смеётся, как грустит. И раз за разом влюблялась всё больше. Всё глубже и всё искреннее. Понимая, осознавая, ощущая, что ей удался шанс из миллиарда. Из десятка миллиардов. Найти и полюбить такого человека. Которого не надо было идеализировать - он изначально не был идеальным. Которого не надо было превозносить и возвеличивать - в этом он точно не нуждался. И Светлана всё острее понимала, насколько повезло не только ей самой, но и её детям. Быть детьми такого отца - это счастье и честь. Побольше и повыше многих.
  Джон совершенно реален, но в то же время он... идеален. Он настолько идеален для неё, Светланы, что она совершенно справедливо не ищет среди других мужчин некие "запасные варианты", "запасные аэродромы". Она знала, что и Джон не ищет ей, Светлане, замену или временное замещение. У него нет любовниц. У него есть любимые женщины, но любовниц - нет. И среди любимых женщин у неё, Светланы, абсолютный и практически неоспоримый приоритет. Так что здесь ей не о чем беспокоиться. Рядом с таким человеком, рядом с таким мужчиной, рядом с таким офицером просто не может появиться и сколько-нибудь долго удержаться недостойная его женщина. К какой бы расе она не принадлежала.
  Да, Светлана знала, как оценивают азари большинство её сестёр по полу. Большинство женщин-землянок. Весьма негативно оценивают человеческие женщины этих "рыбообразных". А вот Джон повернул оценку другим боком - и Светлана не видит ничего предосудительного в том, что его, Джона Шепарда, любит спасённая им от безличности, от пребывания в хаскоподобном состоянии восьмисотлетняя матриарх азари. А потом, за несколько часов, проведённых рядом с Джоном, Шепарда полюбила совершенно свободно и ненасильственно дочь Бенезии.
  Никто не говорил Лиаре о том, что она должна полюбить Джона. Никто не настаивал на этом. Она сама шла к этой любви, к этому осознанию долгое время. И любит Джона, невзирая на расстояния, на то, что у Шепарда есть служба и работа, есть жена и есть дети. Любит. Потому что... любит. В том числе и потому, что Джон вернул её маме. Прервал пятидесятилетней длительности размолвку. И сделал так, что у Лиары теперь - полная семья. И мама, и папа рядом. Уже долгое время рядом.
  Светлана знала, что Бенезия извинилась перед Джоном за то, какой приём она оказала его жене на Тессии. Извинилась искренне, открыто и полно. И за это, да и не только за это Светлана уважала и даже любила Бенезию. Позволившую Джону называть себя Беной. Знающую, что Шепард не будет посягать на неё, как на женщину. Ведавшую, что он, старпом фрегат-крейсера, видит в ней, азари Бенезии, прежде всего личность. И, конечно, отдаёт нормативно-должное её не только личностной, но и телесной красоте. Это так важно для любой здравомыслящей женщины, ощущать мужское восхищение. Особенно, если оно направлено не только на тело, но и на личность.
  Джон, владевший загалактическими возможностями и способностями, никогда не проявлял их в полную силу, подпитывая ими только обычные, человеческие возможности. Ну и способности, конечно. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ему оказался способен и готов поверить протеанин. Полностью поверить. Стать для Шепарда не только партнёром, сокомандником, коллегой, но и другом.
  Благодаря Явику и его поддержке Шепард смог оказать сверхдейственную помощь Шиале, Мирале, Арии. Три азари. Три азари, каждая из которых была способна, разверни она свои возможности в полной мере, подчинить себе почти любого мужика-землянина. Особенность расы. Предсказанная не учёными, здесь умники-разумники оказались в конце списка, а литераторами, писателями и поэтами. Почти любого мужика. Кроме, вполне вероятно, таких, как Шепард. Именно подчинить себе, а не только влюбить в себя.
  Появление азари-телепатов в какой-то очень значительной степени было закономерно. Если уж женщины-землянки обращали всегда и везде, ну почти всегда и почти везде внимание на детали, часто упуская из виду целостную картину, то азари, начав с объятий разумов вполне приблизились к порогу освоения психического пространства личности, психологического пространства. Те самые чудовища "ай-ди" могли быть порождены неправильным, непрофессиональным отношением к мощи и особенностям этих двух личностных пространств. А Мирала... сразу решила, что психика и внутренний мир её спасителей для неё, телепата-псионика - неприкосновенны. Равно как и их тела. Она поняла, что в её трансформации, в её, Миралы-Моринт, возвращении к нормальной жизни из морока серийной убийцы, настоящего демона ночного ветра, огромную роль сыграли запредельные для большинства обитателей Млечного Пути возможности и способности Шепарда.
  Джон смог дать понять Мирале, что она свободна в своём выборе. Что она должна избрать себе другого в спутники жизни. Другого, не его, Джона Шепарда. И, как оказалось, был прав. Мирала влюбилась в Архангела. В которого влюбилась и турианка Найрин. Сколько же под воздействием Джона всего произошло важного и ценного в жизни множества разумных обитателей Галактики за считанные декады.
  Шиала. Уникальная, зеленокожая азари. Министр обороны колонии, находящейся под опекой Корпуса Спектров. Наёмница, последовательница Бенезии, ставшая военным лидером. Единственной азари в насквозь человеческой колонии. Светлана понимала, как остро она, Шиала, любила Джона. Даже сейчас любила. Для её любви не были важны расстояния, занятость, настроение. Она просто любила Джона, зная, что он, вполне возможно, любит её. Немного, но любит. Любит не словами, а делами. Любит, готовый помочь всем, чем сможет и даже чем-то большим. Оставшаяся, несмотря на всю свою любовь к Шепарду, свободной в личном плане. Знающей, что Джон не будет претендовать на свою для неё, Шиалы, исключительность.
  Ария. Восьмисотлетняя матриарх, руководитель станции "Омега". Спасённая от гибели, от смерти коллективными усилиями отрядовцев, но прежде всего - Явиком и Шепардом. Может быть она и не любила Шепарда, как мужчину. Но как личность, как человека - любила очень остро и определённо. Потому что и здесь Шепард повёл себя в высшей степени достойно - он не стал навязывать себя Азари, не стал претендовать на какую-то особую роль в среде её Советников. Ария сама сформировала свой ближний и дальний и средний круги Советников. Сама. Лично. По своему собственному желанию и разумению. И была одарена Явиком способностью снова стать не один раз матерью, прожить ещё более пятисот лет рядом со своими взрослеющими детьми, обрести личное счастье, выбрав себе в спутники жизни любого разумного. Но - не Шепарда.
  То, что Шепард не станет столь близок Арии, Светлана ощущала и знала совершенно точно, понимая также, что благодаря влиянию Шепарда на Арию, сама станция и её население обретали другой настрой, другое состояние души. Станция "Омега" менялась. И дело не только в Концертах. Дело во всей другой кропотливой, малозаметной, но очень важной работе отрядовцев. А значит - и Шепарда. Ария уважала Джона. Очень уважала. И Джон очень уважал, реально уважал Арию. Для них обоих этого уважения оказалось... вполне достаточно.
  Джон умел влиять на других разумных. Положительно влиять. Глубоко влиять. То, как он повлиял на кварианку Тали, на многих других кварианцев, обитавших на Цитадели, на кварианцев Флота, можно было изучать в академических масштабах, настолько это было ценно, интересно и поучительно. Сейчас Тали практически - самый молодой Адмирал Кварианского Мигрирующего Флота. Неофициально - адмирал, официально - лидер Молодёжи Кварианского Народа. Светлана знала, ощущала и понимала, что Тали влюбилась в Шепарда. Влюбилась, поскольку в такую личность не влюбиться невозможно в большинстве случаев. А Джон... Джон не стал делать из этой влюблённости проблему. Он просто переориентировал Тали на то, что она должна выбрать себе в спутники жизни не его, землянина, а своего соплеменника, кварианца. Должна стать ему, кварианцу, женой и супругой, матерью его многочисленных детей. И никак иначе. И Тали поняла. Правильно поняла Джона. И успокоилась. Обрела силы и возможности стать полезной своему народу, своей расе, своим соплеменникам. Повзрослеть быстро и глубоко, доставив радость и удовлетворение отцу. Побудив его, Раэля Зору, законно гордиться своей дочерью.
  Светлана понимала, что в Джона и в будущем будут неминуемо влюбляться другие женщины. Многих других рас. Потому что не смогут не влюбиться. Женщина всегда выбирает лучшего мужчину из всех возможных и доступных. А Шепард. Он не только казался, он был лучшим. И при этом умел хранить потрясающую верность единственной избраннице. Которой уже стала она, Светлана Стрельцова.
  Наступил вечер и Светлана со всей остротой поняла, что уже вторые сутки она форменным образом бездельничает. Нет, это было приятно и полезно, но...
  Джон вернулся от Андерсона. Подошёл к рабочему столу. Отложил в сторону, на подставку, принесённую стопку ридеров, посмотрел на Светлану, расслабленно возлежавшую на кровати.
  - Джон... Прости... Я должна сказать... Алла... - выдавила из себя непослушным языком Светлана.
  - Свет. Не надо ничего говорить. Я действительно всё знаю. Алла передала Карин, Карин передала Андерсону, вдвоём они передали мне. Я всё знаю, Светлан. Догадываюсь также, что ты хочешь завтра утром улететь обратно на крейсер. - тихо и чётко сказал Шепард. - Я понимаю, что надо закрепить ситуацию хотя бы словами, потому скажу так. Для меня важно, Свет, что ты - моя жена, моя супруга, моя подруга и мать моих двоих детей. Будут ли у нас ещё дети или не будут - давай не будем говорить об этом чрезмерно определённо. Будущее покажет. Оно неоднозначно. И всегда оставляет возможности для изменения. У нас с тобой уже есть двое детей. Есть, Светлан. И для нас обоих, убеждён, это самое основное. Самое важное и самое ценное на сегодняшний день и на ближайшее будущее. У нас с тобой, Светлан, уже есть дети. Которые уже живут, уже растут, уже развиваются. А потом... Потом время покажет. И... Я готов полюбить приёмных детей, если их примешь ты. Для меня они будут не менее родными, чем наши первенцы, Светлан. Так что...
  - Джон... подойди пожалуйста. - Светлана села в кровати, протянула навстречу идущему Джону руки. - Обними меня!
  Слов не потребовалось. Светлана обнимала и зацеловывала склонившегося над ней Джона, заставила его мягко, но требовательно сесть рядом и продолжала целовать. Благодарила. Благодарила за понимание, за верность, за любовь, за чуткость. За всё, что он дарил день за днём только ей, Светлане Стрельцовой. Делая её жизнь светлее и радостнее, ярче и полнее. Делая её жизнь лучше и легче.
  Потом была их ночь. Очередная волшебная ночь.
  Утром Светлана с сожалением поднялась с кровати Джона, облачилась и попыталась подхватить укладки. Не успела. Джон смог опередить её. И пришлось идти в ангар налегке, с одной планшеткой в руке. Прибыл челнок с "Волги". Тот же водитель. Он передал ей короткий письменный рапорт Титова. Крейсер ждал своего командира, свою хозяйку. У трапа челнока Светлана и Джон обнялись, не стесняясь присутствия нормандовцев. Пусть видят, что она в полной норме и форме. Пусть видят, что в этом - заслуга их старпома. Пусть видят и чувствуют.
  Прибыв на "Волгу", Светлана приняла уже развёрнутый устный рапорт первого помощника, дав понять ему, что вернулась работать, а не переживать и волноваться. Вернулась обновлённая и успокоенная. Титов это почувствовал. Затем это же ощутили и другие волговцы. Командир вернулась работать. И у неё всё будет нормально. Всё будет хорошо.
  
  Работа кораблей отряда в скоплении Нимб
  
  За те двое суток, которые Шепард посвятил пребыванию рядом со Светланой, Отряд успел исследовать несколько звёздных систем в скоплении Нимб. И теперь Шепард читал отчёты и просматривал пакеты исходных данных.
  Ретранслятор располагался в системе Пелион, располагавшей четырьмя планетами. Положение каменисто-ледяного Айтиса идеально подходило азари для наблюдений за внешним космосом. Здесь издавна находилась небольшая геосинхронная система спутников под управлением виртуального интеллекта.
  Ознакомившись с картами и схемами расположения спутников, Шепард подумал о том, что эта система вероятнее всего первая передаст предупреждение в близлежащие обитаемые миры о вторжении в систему флотов Жнецов и их приспешников - слишком уж удобным было расположение и планеты и системы. Если удастся вовремя эвакуировать персонал, то, может быть, Жнецы ударят только по оборудованию спутников.
  Трудно было сейчас точно представить себе, в каком режиме будет работать эта система в момент нападения Жнецов - если в активном, то разрушения будут колоссальны, а вот если в пассивном... Хотя Жнецы, как представлялось старпому, всё равно не обойдут своим смертоносным вниманием столь развитой ВИ.
  Планета Тратегос была почти вся покрыта льдом, а его змы были самыми холодными из всех, какие только были известны азари. Несколько зимних месяцев были достаточным для новых поселенцев испытанием на прочность, позволявшим сразу отсеять слабаков и нытиков. Остальные вливались в ряды действительно крепких духом и телом поселенцев, становясь постоянными обитателями этой суровой планеты.
  Вполне возможно, что эта приспособленность к местным условиям позволит жителям планеты организовать партизанскую войну с Жнецами, используя в том числе и подводные лодки, способные передвигаться подольдами. Крупные населённые пункты отбить у захватчиков партизанам вряд ли удастся, но вот мелкие диверсии... вполне могут быть успешными и представлять для Жнецов и их приспешников постоянную реальную угрозу.
  Планета Стения обладала наиболее умеренным климатом в этой системе. Условия на планете напоминали в некоторых деталях Землю, разве что портила картину сходства атмосфера, состоявшая из азота и аргона. На планете разведчиками-азари были обнаружены залежи иридия и осмия, затем на южном полюсе появились многочисленные добывающие комплексы. Немногие азари рисковали здесь селиться на постоянной основе, в основном добыча полезных ископаемых осушествлялась роботизированными комплексами, управляемыми со станций на орбите.
  Ещё хуже условия были на Зостеросе. Плотная атмосфера, состоявшая из азота и окиси углерода, превратила Зостерос в настоящее пекло, наполненное ядовитыми газами. Тем не менее, азари не хотели упускать возможность добывать здесь промышленными способами кобальт и полоний, потому сюда были брошены лучшие роботизированные комплексы с дистанционным управлением. Тяжёлые условия, существовавшие на планете, также стали объектом изучения для многочисленных учёных-азари, разместивших на орбите планеты несколько средних научных станций.
  Шепард вернулся к исполнению своих обязанностей как раз в момент выхода кораблей Отряда в систему Месана. Здесь располагались пять планет, в число которых входил Лессус - планета-секрет расы азари. До неё ещё было далеко, а пока корабли Отряда последовательно сканировали планеты звёздной системы.
  Водородно-метановый газовый гигант Вилиус, названный в честь некоего вредного существа из азарийских мифов, соблазнявшего дев азари, которые рожали от него уродливых детей и внешне был малопривлекательным - вокруг него обращались кольца из камней и ледяных глыб, среди которых было множество лун. Как доложили синтеты, весь этот материал вполне мог бы образовать астероидное поле, похожее на пояс Койпера.
  Ещё одним водородно-гелиевым газовым гигантом являлась Шастессия, близнец Медокоса. Названия обе планеты получили в честь полумифических сестёр-азари, управлявших городами-государствами и на протяжении всей жизни споривших насчёт идеальной формы правления. По легенде Шастессия умерла до того, как видевшаяся ей идеальной демократическая республика была реализована. Её сестра продолжила дело Шастессии, отказалась от личной власти, сделав так, что все свободные землевладельцы в её городе-государстве получили право голоса. Историки-азари высказывали аргументированные сомнения в том, что это могло действительно быть реализовано в силу проявлений чистого альтруизма, поскольку в этот же период были зафиксированы в документах многочисленные восстания, но во всяком случае указывали, что такие преобразования являлись важным шагом на пути к современному обществу азари.
  Медокос был газовым гигантом среднего размера, превосходящим по массе известную землянам планету Юпитер, более плотным и меньшим по размерам. Вокруг него обращалось множество лун и каменных обломков, но гравитационное поле Медокоса очистило окружающее планету пространство от материала, который мог бы в перспективе образовать поле астероидов.
  Пустынная планета с тонкой атмосферой из углекислого и угарного газов - Лиметис. Его поверхность покрыта водяным льдом, тающим рядом с областями, где отмечалась вулканическая активность. Азари добывали здесь цеолиты, которые впоследствии использовались для очистки воды, изготовления моющих средств и для изготовления капсул, хранящих радиоактивные отходы. Азари развивали добычу не спеша, потому никаких следов близкого исчерпания ресурсов планеты пока не было отмечено.
  
  Лессус. Формирование войск телепатов-менталистов
  
  Наконец в прицелах сканеров и локаторов двух кораблей Отряда угнездился Лессус. Пилоты передали Службе движения идентификаторы, сообщили о цели и причине прибытия Отряда, получили разрешение на пребывание в закрытой зоне вокруг планеты.
  Шепард обновил в памяти информацию о планете. Конечно же, это была закрытая для посторонних планета, планета-тайна, связанная напрямую с ардат-якши. Разведка Спектров и разведка Империи, разведка Альянса уже передали на борты кораблей Отряда информацию о том, что азари, конечно же, содержали ардат-якши и на других планетах, которыми владели официально, но здесь на Лессусе содержались самые сильные и опасные представители этой группы населения Пространства Азари.
  - Наша цель, Джон - ознакомиться с работами по организации правильной инициации сильнейших псиоников и телепатов. - сказал Андерсон, когда старпом подошёл к Звёздной Карте. - Что и говорить, условия здесь - не сахар, поскольку гравитация планеты достаточно высока для азари, заболевания также чрезмерно заразны, почва не подходит для выращивания съедобных для азари растений. Соответственно правительству азари легко отваживать отсюда туристов и любопытствующих - нечего им здесь смотреть и щупать. Для азари тут тоже нет особо приемлемых и привлекательных возможностей поработать и пожить - промышленности почти нет, сельское хозяйство неразвито.
  - М-да. - подтвердил Шепард. - Вы правы, командир. Идеальная планета-тайна или что-то близкое к этому.
  - Рила и Фалере уже знают о нашем прибытии. Через два с половиной часа, пока мы крутимся над планетой и изучаем район, прибудет Самара. Тогда нам предстоит спуститься вниз и ознакомиться с результатами проведённой работы. Что и говорить, Мирала меня впечатляет всё больше, а там таких Мирал... - Андерсон красноречивым взглядом указал на экраны, где уже разворачивалась панорама Лессуса. - Как бы эти телепаты не стали очередным основанием для внезапного вторжения Жнецов. Мы, конечно, не настолько беспечны, но всё же наша подготовка к вторжению ещё не завершена.
  - Если бы мы не обратили внимание на этих ардат-якши, то получили бы баньши, с которыми, как вы знаете, Дэвид, даже взводу современного спецназа большинства сильнейших не справиться в открытом противостоянии. Даже с одной такой ардат. Так что здесь мы всего лишь немного опередили Жнецов. А война всё равно будет тяжёлой и долгой.
  Андерсон кивнул, воздержавшись от словесных комментариев. Жестом скупым и точным он отпустил Шепарда. Надо было готовиться к высадке. Шли "вниз" только Шепард, Явик, двое турианцев-Спектров и Аленко. С Самарой предстояло встретиться в Карантинном Космопорте, оттуда на флайере полтора часа - и монастырь. А там их встретят дочери Самары. И начнётся работа.
  Предупреждённые вахтенными турианцы уже были в ангаре. Явик подошёл через несколько минут, пояснив, что подбирал материалы для местных специалистов, Аленко передал Дженкинсу командование группой десанта, приказал, что "в случае чего" тревожная усиленная бронегруппа на двух вооружённых челноках должна быть в кратчайший срок над монастырём в готовности к ведению воздушных и наземных боёв, прибежал в ангар последним, когда старпом уже рапортовал по связи командиру фрегат-крейсера о предварительной готовности.
  Закрыв дверь салона, Шепард сел в кресло, пристегнулся и кивнул водителю. Диспетчерская служба Лессуса дала разрешение на полёт к Карантинному космопорту.
  Двадцать пять минут полёта. Сидевшие в салоне челнока нормандовцы тихо переговаривались между собой. Шепард просматривал на своём инструментроне последние данные мониторинга района планеты. Оливия вовремя предупредила старпома о том, что челнок с проходящего пассажирника уже совершил посадку и Самара ожидает отрядовцев в зале прилёта.
  Присутствие трёх Спектров резко сократило время на проход контрольных линий космопорта и вскоре Шепард уже учтиво раскланивался с юстициаром. Самара, как всегда, сработала на опережение и заказала наёмный флайер. Несколько минут - и машина уже в воздухе.
  - Знаете, Джон, я смогла немного глубже и полнее восстановиться. Благодаря Явику. - сказала юстициар-консультант, посмотрев в иллюминатор челнока. - Меня сейчас воспринимают в Корпусе... нормально. Без вопросов, без подозрений. Похоже, действительно, главное - настрой самого разумного, а не какая-то калечащая психопрограмма. Ныне у нас есть в Корпусе экспериментальное подразделение юстициаров, где проходят подготовку и служат азари, уже не обязанные подвергаться процедуре "подсадки" психопрограммы. Они знают обо мне, я там иногда преподаю. Семинары, практические занятия... Лекции им читают другие юстициары. Мы расширяемся, но пока отбор будем сохранять очень и очень строгий. Вот, взгляните, полный комплект рапортов от моих дочек. - она подала ридер. - У нас есть ещё минут пятнадцать до того момента, как флайер приблизится к монастырю.
  Шепард взял поданный юстициаром ридер, включил, вчитался. Фалере и Рила провели большую работу. Предварительную работу. И уже перешли к основной части плана работы, стали непосредственно трансформировать ардат-якши. Если уж и в прежнем монастыре было предостаточно "тихих" и адекватных ардат, то теперь сёстры работали уже над трансформацией сложных и "буйных" воспитанниц. Мирала дистанционно, не покидая "Омегу", наблюдала за процессом, консультировала, помогала. Рила и Фалере сами прекрасно справлялись, руководители монастыря были довольны, видя ощутимые и крайне полезные результаты.
  - Многих азари удалось воссоединить с семьями, Джон. - отметила юстициар, определив, что старпом дочитывает материалы ридера. - Я получила столько благодарственных личных писем... Это - заслуга моих дочерей, а не моя, тем не менее, мне, как юстициару-консультанту, продолжают приходить личные письма от родителей и родственников бывших ардат. Теперь они спокойно возвращаются к ним, воссоединяются, живут в семьях. Теперь они могут жить не только в монастыре, но и везде в Азарийском Пространстве. Это даёт... надежду. Снижаемся. Уже монастырь.
  Флайер встречали обе дочери Самары. Явик усмехнулся, видя, как они заключили маму в объятия, как стали наперебой ей что-то рассказывать. Турианцы оглядывались по сторонам, отмечая внешние изменения. Да, как видел и Шепард, монастырь достраивался, укреплялся.
  - Они готовятся к войне на поверхности, Джон. - Явик тихо подошёл, встал рядом. - И готовятся... неплохо. Этот монастырь станет твёрдым орешком даже для "креветок".
  - Предполагаешь, что эти корабли... - Шепард не взглянул на протеанина, засмотревшись на игру бликов на крыше ближайшего жилого корпуса.
  - Да, Джон. Они будут совершать посадки и перемещаться по поверхности важнейших и сложнейших планет. Вырезать своими лучами очаги сопротивления. Это всё было в нашей истории. Не думаю, что что-то кардинально и принципиально изменилось. - подтвердил мысли старпома воин древней расы. - Но в этот раз мы сможем им кое-что противопоставить. - протеанин взял Шепарда за руку, устанавливая прямое соединение. - Понял? - сказал он, продемонстрировав вариант борьбы с использованием мощных псионических атак на корабли и войска Жнецов.
  - Если это сработает, такой контакт... Это будет очень хорошо. - кратко ответил Шепард.
  - Должно сработать. В комплексе это окажет нужное нам положительное влияние. - так же не озвучивая деталей, произнёс Явик. - Идёмте.
  Самара ушла вперёд, за ней ушли её дочери в сопровождении турианцев. Шепард оторвался от созерцания азарийских архитектурных изысков и за несколько десятков секунд догнал Сарена, по обыкновению державшегося сзади.
  - Сильно напоминает наши старые крепости. Похоже у разумных в нашей галактике действительно немало общего. - сказал Артериус. - Конечно, до современных крепостей турианцев эта явно не дотягивает, но с учётом её Оружия это может быть не так уж и существенно. - поймав согласный кивок старпома, турианец продолжил. - Никогда не верил в то, что телепаты могут быть столь многочисленны. Похоже, вы, люди, снова оказались правы. Мы действительно идём по единой дороге к полевым формам жизни. Эти Существа Света, о которых мы знаем сейчас... Вполне возможно, это наше очень отдалённое, но вполне, как оказалось, реальное будущее.
  
  Они миновали внешний периметр стен, вошли на территорию монастыря.
  - Не думал... что здесь такое давление на психику. - сказал вполголоса Кайден, поравнявшись с Шепардом. - Мирал здесь очень много. Такое же было на "Нулевом скачке", правда там было давление на тело, а здесь - на мозг.
  - Простите. - к ним подошла Рила. - Мы работаем над этим, планируем со временем распределить наших воспитанниц равномерно по всей территории планет и космостанций Азарийского Пространства. К сожалению, прошло слишком мало времени и не все воспитанницы желают в кратчайшие сроки покидать монастырь... Когда живёшь на одном месте лет сто и больше... невольно привыкаешь и уже не хочешь ничего менять. Мы с Фалере через это прошли - нам очень скоро стали рекомендовать чаще бывать за пределами монастыря, но мы не хотели покидать его пределы - не видели просто необходимости.
  - Спасибо, Рил. - сказал Кайден. - Мне это не особо мешает, просто... несколько непривычно. Я не ощущаю попыток сканирования...
  - Мы сразу ориентируем наших воспитанниц на то, что основной постоянный состав Отряда - неприкосновенен для средних и тяжёлых видов сканирования. Лёгкий будет выполняться всегда, это - для страховки от вмешательства агентуры нашего врага. А средний и тяжёлый - только по запросу Отряда или по показаниям... Если, к примеру, мы учуем, что кто-то скрывает больше нормативного уровня... Иными словами, как вы, люди, иногда говорите, шифруется.
  - А в другие миры вы планируете направлять телепатов? - спросил Найлус.
  - Да. Опыт нашей соплеменницы, пусть и не телепата и не псионика, ставшей министром обороны в отдалённой человеческой колонии нам очень пригодился. Изучив его, многие воспитанницы решили осесть за пределами Азарийского Пространства. Мы постепенно формируем сеть, стремимся, чтобы наши воспитанницы не селились поодиночке. - подтвердила Рила, вызвав одобрительные и заинтересованные кивки слушателей. - Все азарийские колонии, как крупные, так и мелкие, получат по нескольку наших воспитанниц, прикрыв население колоний и миры от внедрения агентов врага и массированного вторжения войск и кораблей Жнецов.
  - Это хорошо. - сказал Аленко, подходя к двери корпуса, относящегося к административному кварталу. - Куда дальше?
  - На второй этаж, в комнату для совещаний. - ответила Рила. - Мама пока переговорит с руководством монастыря - там свой уровень проблем, а мы пока расскажем вам о подготовке воспитанниц.
  - Согласен. - кивнул Шепард.
  
  В комнате для совещаний был большой стол, удобные полужёсткие кресла, проекторы и планшеты с инструментронами. Рила и Фалере не стали садиться во главе стола, а сели рядом с нормандовцами, доставая из планшеток ридеры и раскладывая их веером перед собой.
  - Вначале было непросто. - сказала Рила. - Мы немного обожглись, сразу сориентировавшись на сложных ардат-якши. К счастью, обошлось без последствий. Тяжёлых последствий. - она взглянула мельком на Явика, тот кивнул. - Потом решили начать с таких, как мы и дело пошло, начало ладиться. О цифрах говорить вслух я не буду, но по общим оценкам мы полностью завершили первый этап нашей работы. Теперь в монастыре идёт работа с воспитанницами, имеющими средний уровень и мы готовимся, теперь уже готовимся по-серьёзному, к работе с воспитанницами тяжёлого уровня. Все эти воспитанницы в свою очередь, конечно же, подразделены нами на слабых, средних и сильных телепатов. Обучение - индивидуальное и групповое, декада на практику и потом контрольный тест. Затем - распределение, но здесь... здесь легче. Мы стараемся воссоединить воспитанницу с семьёй или с родственниками, а потом даём ей выбор из незанятых пока поселений и колоний в Азарийском пространстве. Если она хочет осесть за его пределами - нет вопросов, предоставляем и такую возможность, но опять же с учётом формирования дублированной сетки покрытия.
  - Рила скромничает, коллеги. Она - главная по телепатам, - сказала Фалере. - И её работа здесь - основная.
  - В свою очередь скажу, что и Фалере скромничает. - отпарировала Рила. - Мы учли опыт юстициаров и теперь готовим воспитанниц к тому, что они должны владеть не только телепатией, но и биотикой, а также владеть и обычным оружием на достаточно высоком уровне. И уж если я отвечаю за телепатическую подготовку, то Фалере - как раз за биотическую и физическую. Поскольку она также сильный телепат, у неё не возникает проблем в общении с нашими воспитанницами - они не видят в ней чужака.
  - Ну я всего лишь выделила из числа воспитанниц наиболее способных соплеменниц, которые либо хорошо физически развиты, либо имеют профессиональную биотическую подготовку. - уточнила Фалере. - Они и становятся преподавателями в соответствующих направлениях. А то, что ведут занятия такие же воспитанницы, это только способствует эффективности и качеству. Не более того. Здесь нет никакой моей особой заслуги.
  - Полагаю, Фалере, Рила, вы готовы показать нашим гостям сам процесс подготовки? - сказала Самара, вошедшая в комнату. - Я уже переговорила с руководством монастыря. Нам дан карт-бланш, мы можем осмотреть всё. Естественно, наставники желают знать наше мнение, даже самое общее и наши впечатления об увиденном. Я об этом позабочусь. Так что...
  - Мы как раз хотели это предложить. - Рила встала. За ней поднялась Фалере. - Просим за нами.
  
  Ознакомление с подготовкой начали, конечно же, с жилых помещений. Чистые двухместные комнаты, совершенно не напоминавшие тюремные камеры старых корпусов монастыря. Было сразу видно, что живут здесь женщины - всё уютно, опрятно, полный порядок. Воспитанницы охотно делились своими впечатлениями, задавали вопросы и были рады получить на них ответы.
  Из жилых корпусов, предназначенных для воспитанниц, перешли в корпуса учебного квартала. Здесь были индивидуальные и групповые аудитории, трениноговые и тренажёрные залы, коридоры с полосами препятствий. Везде шли занятия, никто не стал прерывать учебный процесс, так что нормандовцы видели всё вживую без всяких приукрашиваний, говорили и с воспитанницами и с наставницами и с преподавателями. Шепард увидел, что действительно, подготовка телепата включала солидный курс обращения с лёгким и средним стрелковым оружием, курс вождения разнообразных транспортных средств, включая челноки. Аленко был впечатлён сектором биотической подготовки.
  - Такого даже на "Нулевом скачке" не было. - сказал он шёпотом, наблюдая за групповой тренировкой десятка азари. - Люди такого в программу не включали. Похоже, мы действительно начинаем готовиться. Хватило бы времени на эту подготовку.
  - Мы форсируем подготовку. - Фалере подошла к Кайдену, остановилась в шаге от лейтенанта. - Но и о качестве не желаем забывать ни под каким видом. Всё доводится до индивидуального максимума, даётся программа самостоятельных поддерживающих тренировок, также строго индивидуальная. Армия должна быть многоуровневой и мы это требование выполняем.
  - А вступительный этап? - Найлус отвлёкся от наблюдений за группой азари, выполнявших упражнения со штурмовыми винтовками
  - Сегодня тестирование не проводится. - Рила переговорила с кем-то по спикеру. - Мы ввели сложную подготовку к тестированию, поэтому каждый день процедура не осуществляется. Да и без нас её редко когда проводят. Мы же переходим к работе со средними и тяжёлыми ардат, поэтому без нас вряд ли возможно провести тестирование качественно. Здесь вся ответственность падает на меня и на Фалере. Стараемся, конечно, подготовить себе замену, но всё равно, упускать такой фильтр не хочется - чревато.
  Согласные кивки внимательно слушавших наставницу-телепата нормандовцев были Риле ответом.
  - Но мы можем показать вам выпускной тест. Он чисто формален, ведь в основном все показатели и все профильные возможности выявляются во время подготовки и обучения, так что тест носит только подтверждающий и окончательно квалифицирующий воспитанницу характер. А дальше - неделя в корпусе выпускников и монастырь для них - позади. Они сюда возвращаются только преподавателями и наставниками. Не было случая, чтобы кто-то прибыл сюда под конвоем. - Фалере, как всегда, не утерпела.
  - Охотно посмотрим. - кивнул Шепард. - Это будет нам интересно и полезно.
  Почти два десятка наставниц внимательно и очень критично наблюдали за тем, как каждая выпускница сдаёт своеобразный творческий экзамен, демонстрируя свои лучшие профессиональные качества. Три десятка выпускниц должны были пройти тест сегодня, он продолжался целый день без перерывов на еду - таков был порядок.
  - Только пятеро не сдали. - впечатлённый Аленко посмотрел на Рилу.
  Та кивнула:
  - Мы брак не гоним. Пять, десять, двадцать, да хоть вся группа. Любой численности. Если у наставниц появляется хоть сомнение, хоть возражение - мы не даём добро на выход телепата за пределы монастыря. Дообучение, доподготовка. Обычное дело. Мы не делаем проблемы из несдачи теста.
  - Я правильно понял, что пока вы работаете как основное... учебное заведение? - спросил Кайден.
  - Да. - подтвердили почти в один голос Рила и Фалере. - Из других монастырей к нам в гостиничный квартал приезжают лучшие, кого отбирают наши наставницы. Они также проходят подготовку, но в отдельном комплексе, сдают наши тесты, творческий экзамен. Да, там несдавших тесты и экзамен больше, но ведь с нашими воспитанницами, которые изначально были здесь, мы работали дольше. - инициативу рассказа перехватила Фалере. - И именно поэтому мы не делаем проблемы из несдачи теста и экзамена. Значит, воспитаннице придётся подготовиться получше, позаниматься, потренироваться. Подготовка, как вы видели, интенсивная. Так что пока мы успеваем. Передавать программу в другие монастыри мы не планируем. Только отбор, только предварительную подготовку разрешаем проводить. Да и то - под нашим жёстким контролем. Стараемся и успевать побольше и брака в своей работе не допускать. Мирала контролирует всё удалённо. К её мнению здесь тоже прислушиваются. Очень прислушиваются. Ведь она - первая и самая сильная.
  - Хорошо. - Шепард обменялся взглядами с Самарой. - Давайте вернёмся в комнату для совещаний, переговорим по итогам ознакомления.
  - И на обед не останетесь? - удивилась Фалере.
  - Нет. - подтвердил Шепард. - Мы не сможем здесь пообедать. Времени нет. Мы должны продолжать работу по своему плану. А вам надо возвращаться к своей работе. Дело не ждёт и Жнецы близко.
  - Жнецы действительно близко. - кивнула Рила. - Мы все это чувствуем. По-разному, конечно, но чувствуем.
  
  Вернувшись в комнату для совещаний, нормандовцы обсудили увиденное и согласовали несколько изменений, на которые следовало обратить особое внимание. Передали часть рекомендаций и руководству монастыря.
  После этого группа в полном составе вернулась к ожидавшему на внешней стоянке флайеру. Самара чуть задержалась с дочерьми, нормандовцы восприняли это нормально: полчаса подождать не было какой-либо проблемой. В космопорту отпустили флайер, попрощались с Самарой, улетавшей на следующем челноке на проходящий пассажирник.
  - Телепаты-азари, это, конечно, хорошо. Но мы бросаем в бой с Жнецами новую расу. Практически новую расу. - сказал Аленко, когда челнок с опознавательными знаками "Нормандии" взял курс к фрегату. - Я теперь понимаю кварианцев. Лучше понимаю. Как бы нам не сделать такие же трудные и тяжёлые ошибки.
  - Согласен. - сказал Найлус. - Телепат-биотик, владеющий боевой рукопашкой и оружием на уровне, близком к турианскому спецназу - это серьёзный воин. Почему же Рила и Фалере не говорили ничего о менталистах?
  - Они не столь многочисленны и их подготовка ведётся отдельно. - сказал Явик. - Там Рила и Фалере также заняты. Но светить их... пока ещё рано. Их время придёт в самый сложный момент противостояния. А пока что они готовятся. Серьёзно готовятся. О деталях я говорить, конечно же, не буду, но подготовка там идёт в нормальном режиме. Эффективно готовят. И профессионально. Нам нет нужды вмешиваться.
  - Если так говорит Явик, значит, так оно и есть. - сказал Сарен. - Давайте не забывать о том, что у нас впереди ещё сканирование и лоцирование нескольких звёздных систем. На сегодняшний день это - наша основная работа. - турианец отметил, что челнок подхватили "лапы" транспортировочного механизма ангара. - Прибыли.
  Доклад по результатам проведённой на Лессусе работы каждый член группы высадки представлял командиру фрегата-крейсера индивидуально. Здесь были важны личное мнение, личное впечатление, личное ощущение. С планетой, полной телепатов и менталистов шутить было критически опасно. Потому ни о каком послеполётном общем совещании никто и не заикался - все понимали, что здесь важно индивидуальное суждение. Которое предстояло свести воедино только командиру.
  
  "Волга", патрулировавшая район Лессуса, доложила о готовности к уходу на перегон в систему Каллини, располагавшую тремя планетами. Титов и Андерсон согласовали планы и Отряд ушёл от Лессуса, чтобы через три с половиной часа достичь системы, где предстояло проверить три планеты.
  Основными жителями Лемнии, точнее - не самой планеты, а орбитальных станций-поселений были шахтёры, поскольку на орбите располагались и управляющие комплексы автоматических шахт, ведущих на Лемнии добычу ценных трансурановых элементов. На локаторах и сканерах было полно засветок от работающих механизмов, настолько много, что специалисты, наблюдавшие это многообразие, шутили о "новогодней ёлке", которую видно издалека.
  Несколько часов - и Отряд уходит к ещё одной планете, орбита которой также изобиловала управляющими шахтными комплексами - Пании, получившей своё имя в честь легендарной героини народа азари. По преданию, музыка, сочинённая Панией, была столь нежна, что богиня Атаме даровала Пании возможность исполнить все её желания.
  Дальше легенды разнились. Не особо вникая в суть различий в толковании легенд, Шепард с грустью смотрел на многоцветье засветок на экранах локаторов и сканеров. Обе шахтёрские планеты фонили просто немилосердно и уж точно привлекут внимание войск Жнецов, которые, конечно же, не преминут уничтожить орбитальные управляющие станции автоматических шахт и перебить разумных органиков, пытающихся спастись от смерти в спасательных капсулах, очень быстро превращавшихся в относительно комфортабельные саркофаги.
  Третья планета Итрон была известна богатыми месторождениями кобальта, но вот условия его добычи были близки к кошмарным - на планете было немало действующих вулканов, поверхность Итрона покрывал толстый слой пепла и сажи. Даже для установки автоматических шахт планета оказалась малопригодной. Потому азари держали её в резерве.
  Три часа перелёта - и Отряд входит в пределы небольшой системы Агаиу, где были известны только две планеты, внесённые в большинство Лоций, Реестров и Каталогов.
  Самая дальняя планета - ледяная Неаргас, как показало предварительное сканирование системы, уже готовилась покинуть пределы Агаиу. Двойная звезда, освещавшая систему, заставила эту планету некогда обращаться вокруг неё по орбите, сильно напоминающую привычную землянам цифру "восемь" или знак "бесконечность", но такая орбита оказалась слишком нестабильной, поэтому Неаргас в ближайшие несколько тысяч лет должна была выйти за пределы звёздной системы, утратив с ней всякую взаимосвязь.
  Более близкая к местному светилу планета Каркоза некогда относилась классификаторами к разряду горячих. Не так давно комплексная азарийская экспедиция доказала, что эта планета гораздо интереснее - там посреди огромного безжизненного плато были обнаружены развалины дворца. Исследователи определили возраст старинных развалин в два с половиной миллиона лет и теперь утверждали, что вокруг дворца располагался значительный по размерам город. Наиболее полно во дворце сохранилась тронная зала с видом на котлован, вполне вероятно, когда то бывший озером. Дальнейшие исследования показали, что народ обитавший на планете, загрязнил свой общий дом до полной непригодности для жизни, уничтожив запасы воды и запустив необратимый парниковый эффект.
  - Капитан, - на связь с Шепардом вышел Адамс. - У нас есть заявка от некоей азари-стратега с Цитадели. Она хочет, чтобы мы достали с планеты некий артефакт - "Библиотека Аше". Сканеры уже засекли его. Можно отправить зонды с транспортной платформой.
  - Хорошо. - Шепард отметил согласование на инструментроне. - Не возражаю.
  - Приступаем, капитан. - Адамс переключил каналы.
  За несколько минут до ухода кораблей от Каркозы зонды доставили на борт фрегата на небольшой транспортной платформе небольшой куб, испещрённый строками текста Куб был полый, там, как оказалось, в несколько рядов располагались кубы поменьше, также испещрённые письменами. Солус постарался отснять артефакт как можно полнее, предвкушая долгие часы увлекательной расшифровки. Сам артефакт упаковали в изолирующий контейнер и поместили в хранилище. До Цитадели.
  Немного полюбовавшись на звезду Хали - оранжевый карлик, холодного собрата жёлто-белой звезды класса F - Агайи, отрядовцы взяли курс в Силеанскую туманность. После старпомовской вахты Шепард поужинал в столовой фрегат-крейсера и уединился в каюте, чтобы уделить несколько часов воспоминаниям и размышлениям.
  ч
  Размышления Шепарда
  
  Честь и память. Отдавая дань уважения борцам за освобождение разумных от рабства, Шепард подумал о том, что в Галактике, как ни странно, много того, через что успело пройти человечество. Рабство было одним из этих "много".
  Станция "Джаррахе", где всех убил ВИ и помог убить компьютер. Страшное место. Тогда впервые фрегат и крейсер изготовились к боевой стрельбе по станции. С компьютерами и ВИ, если они взбесились, шутить нельзя. Не поймут. Пойдут на крайности.
  Завод Хане Кедар. Противостояние группы высадки фрегата взбесившимся роботам, руководствуемым не менее взбешённым ВИ и и ИИ. Разговор с Кайденом Аленко. Его, Джона Шепарда, свадьба, подтолкнула к аналогичным решениям многих отрядовцев. Не могла не подтолкнуть. И теперь Кайден сказал, что боится. Боится за судьбу Эшли, решившей, что пришло время родить от Кайдена детей. Да, на Цитадели, но если... если придут Жнецы... там тоже будет жарко. И Кайден это понимал как никто.
  Решение пришло спонтанно. Казалось непросчитанным, но на самом деле оно оказалось лучшим. Эшли Уильямс получила десять суток отпуска и смогла прибыть на Омегу, куда направлялся Отряд. Смогла увидеться с Кайденом. Остальное было делом только двоих и ни Шепард, ни другие отрядовцы туда не вмешивались. Им было вполне достаточно знать, что Кайден и Эшли счастливы, что они вместе, что они любят друг друга.
  Конечно, прежде чем встать на стоянку у станции "Омега" пришлось выполнить полный объём работы по изучению туманности "Омега". Зато дальше всех отрядовцев ждал отдых на станции. Не на кораблях - на железном стабильном острове.
  Омеговцы устроили им первоклассную встречу. С парадным расцвечиванием станции, с парадом войск "Омеги". В присутствии всего высшего руководства станции. Все были рады встрече. Рады тому, что ближайшее время проведут вместе. Эшли встретилась с Кайденом. И все отрядовцы были рады этой встрече двоих любящих друг друга людей. Счастливых своим единением людей.
  Новая Штаб-Квартира отряда впечатляла. Это уже были не несколько комнатушек и гостиничных номеров. Это был действительно Штаб Отряда. Шепард тогда по-хорошему впечатлился, уже зная, что Ария сохранила Зал, в котором прошёл Первый Концерт. Уже зная, что там же планируется проведение свадебной церемонии Эшли и Кайдена. Разговор с Арией в ходе обсуждения сделанного на станции подтвердил - многие обитатели Млечного Пути серьёзно готовятся к противостоянию с Жнецами и сдаваться им, этим креветкам, не собираются. Готовятся с ними воевать, готовятся им противостоять. Не сдаваться и не отступать - только бороться.
  Новое станционное обиталище, выделенное Шепарду Арией, понравилось Светлане. Очень понравилось. Она была приятно впечатлена заботой. И потому, вероятно, легко дала своё согласие на организацию и проведение второго концерта.
  К сожалению, расслабиться не удалось. Мирала сообщила о бродячем крейсере Коллекционеров, нападавшем на корабли и уже успевшем расправиться с дредноутом азари. С дредноутом и всем сопровождавшим флагманский корабль флотом. Это было слишком серьёзно, чтобы позволить себе проигнорировать такое. Светлана была права - с того момента и несостоявшаяся атака на станцию "Джаррахе" и парад войск "Омеги" выглядели и воспринимались совершенно по-иному. Отдыха в полной мере не получалось - услышав такое от Миралы, весь личный состав Отряда отключился от отдыха и перешёл к обычной военной работе. К подготовке к противостоянию с бродячим крейсером. Крейсером этих жуков - Коллекционеров.
  Светлана тогда резко ослабела, еле восстановилась. Но она не отступила и не бросила работу. Станция начала перевооружаться и дооснащаться. О концерте уже никто всерьёз не думал. Шепарду приходилось силой заставлять Светлану нормально питаться и нормально по-многу спать. Женский состав Отряда вместе с Арией и Миралой и Вэрой обсудили церемонию и провели большую подготовку всего необходимого для Эшли.
  Явик тогда удивил Шепарда в очередной раз, сказав, что у Эшли и Кайдена уже есть двое детей. И они не просто семья - они уже родители двойни. Уже тогда Явик скрывал озабоченность. Догадывался, но не хотел верить. Не хотел верить в то, кем изначально были Коллекционеры. Не хотел. Скрывал боль осознания. Скрывал.
  Мужское братство представило сценарий торжества и церемонии. Предложило использовать орган и попросить Светлану исполнить на нём знаменитый марш Мендельсона. Затем Ария и женщины пригласили Шепарда и Мужчин обсудить и церемонию, и торжество и концерт. На следующее утро Кайден и Эшли попали в водоворот. Водоворот приятных событий.
  Церемония бракосочетания удалась на славу. Эшли и Кайден были сверхдовольны. Потом почти сразу, с минимальным перерывом начался концерт. Потрясающий концерт землян, концерт человечества. Ставший Обращением. Обращением ко всем расам Млечного Пути. С призывом помнить то высшее, ради чего пришли в этот мир многие поколения разумных органиков. Завершившийся исполнением уже в узком кругу великой песни-благодарности медикам. И не менее великой песни об офицерах.
  Впереди была атака. Атака на бродячий крейсер Коллекционеров. Первая атака такого рода. И никто ещё не знал точно, каков будет результать этой атаки. Все были напряжены. И все готовились.
  Крейсер тогда не особо и скрывался. Вполне возможно, корабли Отряда были его реальной и истинной целью. Уничтожая другие корабли, этот крейсер Коллекционеров пытался обратить на себя внимание Отряда, пытался заявить о себе. Заявил. "Волга" и "Нормандия" вцепились в этот корабль мёртвой хваткой. Шепард тогда впервые видел фрегат и экипаж корабля в бою. В полномасштабном бою с кораблём, который был классом повыше фрегата. Тогда крейсер отступил от кораблей Отряда, скрылся, телепортировался в другую звёздную систему. Можно было до бесконечности строить предположения, почему так произошло, но надо было трое суток потратить на ремонтные работы. Восстановить то, что можно было восстановить без захода в доки.
  
  В Силеанской Туманности предстояло посетить пять звёздных систем, в каждой из которых располагались по нескольку планет. Основной проблемой здесь должно было стать взаимодействие с расой элкоров, огромных медлительных разумных существ, привыкших к жизни в условиях огромной гравитации. Командование Отряда предполагало, что в ходе боестолковений с войсками Жнецов элкоры на своих родных планетах не удержатся - враг требовал быстроты и эффективности, а элкоры делали всё медленно и не особо заботились о достижении максимально возможных результатов.
  Приходилось планировать уже сейчас эвакуационные мероприятия. Планировать транспортники, планировать караваны, планировать их охрану и сопровождение. Назревала масштабная эвакуационная операция. Сами элкоры весьма глухо говорили о подобной перспективе, но её вероятность не оспаривали и не отрицали. Значит, внутренне они уже приготовились к отступлению из родного мира, что не могло не настораживать и не заставлять искать альтернативные варианты действий.
  
  Работа кораблей Отряда в скоплении Силеанская туманность
  
  Прибыв в туманность через масс-ретранслятор, расположенный в системе Кипладон, Отряд сразу приступил к выполнению программы исследований. Время поджимало. Всё больше фактов свидетельствовало о том, что множество разумных обитателей Галактики всё же проникались ощущением близости войны и постепенно переходили от слов к необходимым делам, желая просто выжить. Просто выжить, а потом уже и попытаться победить столь опасного врага. Синтеты регулярно докладывали отрядовцам, что материалы о Жнецах, ранее лежавшие на серверах Экстранета мёртвым грузом, постепенно набирают читательскую аудиторию. По-разному набирают, где быстрее, где медленнее, но теперь - набирают. Значит, всё больше разумных будут иметь пищу для не самых простых и не самых лёгких размышлений. Предвойна. Сложное состояние, когда вроде бы войны нет и она уже есть. Она уже где-то близко.
  Кипладон была маленькой системой, располагавшей всего тремя планетами и поясом астероидов. Отряд не планировал долго в ней задерживаться - до момента прибытия на Цитадель нужно было посетить ещё Туманность Афины и только потом приступить к планированию цитадельских дел. Потом.
  Шепарда смущало то, что предстояло посетить ещё раз Тессию. Очень смущало. Да, работа, да, полно дел, да, распорядок дня "плавающий", так что о двадцатичетырёхчасовом ритме с восьмичасовым сном и тремя приёмами пищи приходилось часто забывать. Но Тессия... Жемчужина цивилизации Азари... Там Бенезия, там Этита, там Лиара. У старпома не было сомнений, не было никаких сомнений, что Жнецы будут ломиться к Тессии, стремясь нанести именно по ней главный, уничтожающий удар. Он знал, что никто из семьи Т'Сони добровольно не покинет материнскую планету азари. Значит... Значит им предстоит там не только жить, но и воевать с врагом. Воевать и выживать. Ему, офицеру и воину это понятно. Но понятно ли это азари? Синтеты беспощадно свидетельствовали - не понятно. Центральная столичная планета расы привлекала к себе неженок, лодырей, бездельников, с большим постоянством и регулярностью. Как и почти любая другая планета-столица. Значит, будут жертвы. Будет много жертв.
  Читая отчёты, сформированные синтетами, Шепард видел - Галактика готовится. Час за часом, сутки за сутками. Готовится. Слабо, но готовится. Может, кто и выживет. Может быть.
  Сравнительно большой по размерам метаново-аммиачный газовый гигант Катеболо снабжал проходящие суда гелием-третьим со множества расположенных на орбите добывающих станций. Оливия доложила, что несмотря на наличие большого количества топлива военного класса, свободно предлагаемого к продаже орбитальными станциями планеты Циона, коммерческие суда предпочитали заправляться здесь - капитаны стремились экономить едва ли не на спичках - Катеболо был близко расположен к ретранслятору скопления, а до Ционы предстояло ещё лететь несколько часов и тратить топливо, за которое, конечно, если оно и военного класса, предстояло впоследствии заплатить подороже.
  Марк прислал очередной анализ военной ситуации, в котором содержался беспощадный машинный вывод: Жнецы уничтожат местную инфраструктуру по пути к более важным целям. Наверное, скорее всего так оно и будет.
  В ходе старпомовской вахты у Звёздной Карты Шепард убедился в том, что азари понимают важность инфраструктуры Ционы. Легион подтвердил, что для уничтожения заправочной системы Ционы достаточно будет одного превращённого в снаряд астероида. Азари наполнили астероидный пояс системы многочисленными датчиками и спутниками-шпионами. Мозгом этой весьма разветвлённой и дорогостоящей системы служили замаскированные серверные кластеры, расположенные на планетах Тропай, Лохия и Ниля.
  Перепробовав множество режимов и сценариев, тот же Легион заявил, причём весьма аргументированно, что сформированная азари сеть оповещения плохо поможет в обнаружении кораблей Жнецов, если они будут идти на сверхсветовой скорости. А скорее всего они и будут идти на этой скорости. Более мелкие корабли, конечно, пойдут на меньшей скорости, а крупные будут ломиться через системы именно на такой, слабозаметной для датчиков системы обнаружения скорости.
  Опять недоработка. Опять просчёт местных военных штабистов, ввёдших в очередной раз в заблуждение гражданских проектантов, разработчиков, изготовителей оборудования, монтажников, наладчиков. Да мало ли кого. Средства освоены, затрачены, а там... хоть не рассветай.
  На Тропае, отделявшем ретранслятор от Ционы, располагался один из таких вот серверных кластеров. Оливия беспощадно раскритиковала систему обороны Тропая, не обратив никакого внимания на все другие собранные данные - климат, температура, природные условия. Война заставляет обращать внимание совершенно на другое.
  Отряд проскочил Тропай почти не задержавшись: спецы постепенно учились обходиться без дрейфа и снимать информацию во время пусть медленного, но движения кораблей. Время становилось всё более дорогим.
  Впереди была Циона. Цветущая планета, прославленная тем, что множество раз её обитатели выдерживали штурмы в эпоху кроганских восстаний, но ни разу кроганы не сумели её захватить. Азари удалось оборвать канал снабжения кроганов, заставив тем самым ящеров отступить. Несколько матриархов азари, объединив усилия, поклялись сохранить славу Ционы и не допустить, чтобы Циона досталась врагу, будь то органик или синтетик. Потому, как свидетельствовал доклад синтетов, сформированный на основе обработки свежих данных лоцирования и сканирования, Циона была неплохо укреплена. Да и по военной документации, доступной синтетам из архивов азарийского командования, выходило, что Циона относилась к категории укреплённых планет. Хорошо укреплённых планет.
  В основном в настоящее время Циона снабжала проходящие корабли топливом. Азари понимали, что в противостоянии с новым врагом они в одиночку выстоять не смогут. Потому привычно и быстро - всего за несколько декад заручились поддержкой Турианской Иерархии и Альянса Систем. Может быть, союз азари, людей и турианцев позволит сохранить планету недоступной для Жнецов. Может быть. Хотя тот же Марк указал - несколько человеческих аванпостов и небольшие отряды турианцев не смогут продержаться долго, если Жнецы обрушат на планету достаточные воинские контингенты своих сподвижников. В том, что такие сподвижники, индоктринированные, покорные, выполняющие роль пушечного мяса будут, никто из отрядовцев не сомневался.
  Циона всё равно интересовала не только азари, но и людей и турианцев. Даже в мирное время. Здесь действительно были созданы условия для равноправного плодотворного сотрудничества. Мирного сотрудничества, которое теперь неизбежно дополнялось военным сотрудничеством. Флот азари, флот людей и флот турианцев, расовые флоты не могли себе позволить потерять такую базу, как Цион. Потому планета укреплялась и защищалась особенно тщательно. Это было видно уже сейчас.
  Война приближалась, оставался ещё как минимум, хотелось в это верить, год, а на Ционе уже было многое сделано для организации и осуществления мощной обороны. Беспощадные и подозрительные синтеты нашли, конечно, немало недостатков в уже сделанном, кое-что из замеченного передали в информационно-обезличенном виде с разрешения Титова и Андерсона местным командирам, поспособствовав тем самым в какой-то мере совершенствованию системы защиты и обороны. Всё равно предстояло сделать ещё больше. Но и тогда, учитывая, что Жнецы приходили в Галактику не первый раз, оставалась значительная вероятность - они сумеют просочиться сквозь выставленные заслоны. И тогда придётся воевать уже в атмосфере.
  Прессли в разговоре с Шепардом у Звёздной карты высказал осторожную мысль, что для защиты Ционы будут привлечены и корабли их Отряда. Шепард согласился с мнением навигатора. Ему тоже казалось, что такой объект потребует внимания нормандовцев и волговцев. Постепенно формировался список мест, куда Отряд придёт уже в ходе противостояния с Жнецами.
  Ханалей. Малоприветливая, негостеприимная планета земного типа, укрытая агрессивной атмосферой, состоявшей из аргона, азота и углекислого газа. Да, она была отнесена к планетам земного типа, но парниковый эффект сводил все преимущества такой классификации к нулю. Жирному и окончательному нулю - жара там была страшная для большинства рас Млечного Пути. Неудивительно, что на поверхности Ханналея были размещены только автоматические системы, а вокруг планеты на её орбите размещались только научные станции азари. Вряд ли Жнецы оставят их в целости и сохранности - скорее всего, проходя через систему, просто разрушат эти железные островки и пойдут дальше потоком.
  Несколько часов - и корабли Отряда входят в систему Лоропи, где размещались всего две планеты и пояс астероидов.
  Небольшая каменная планета Ясилиум. Её не так-то просто было визуально отличить от прочего мусора, скопившегося на орбитах звезды Лоропи. Мордин высказал осторожное суждение, что Ясилиум была притянута из другой звёздной системы. Впрочем, он был не одинок в своих предположениях - многие другие исследователи высказывали такое мнение и раньше. Да, несколько веков Ясилиум снабжал разумных органиков Млечного Пути рудой - сейчас даже трудно перечислить всех постоянно менявшихся номинальных, формальных и фактических хозяев планеты. Добывалось всё: иридиум, титан, лёгкие металлы, среди которых почему-то первенствовал одно время боксит аллюминия.
  Выработанная, превращённая в друшлаг планета должна была опустеть, лишиться даже минимума населения задолго до вторжения Жнецов - синтеты подтвердили, что уже есть признаки скрытой эвакуации. Марк со свойственной ему беспощадностью указал на разбазаривание военных ресурсов: командование азарийских вооружённых сил то ли оставило, то ли забыло на планете снайперский отряд "Армали" - элитное подразделение десанта азари, специализировавшееся на дистанционном бое. Прессли занёс Ясилиум в список планет, куда, вполне возможно, Отряду придётся вернуться уже во время вторжения Жнецов. Придётся вернуться хотя бы для того, чтобы эвакуировать это ценное военное подразделение. Мало было признаков, свидетельствующих о том, что при массированном нападении Жнецов снайперы не будут забыты здесь.
  Водородно-гелиевый газовый гигант с большим содержанием азота в атмосфере - Пафос - был назван в честь азари-конгрессмена. Политик всего лишь написала трактат о будто бы имевшем место в истории большинства рас Пространства Млечного Пути нежелании демократических сообществ разумных воевать друг с другом. Этот трактат впоследствии стал основным догматом политического строя азари, который лёг в основу золотого века Тессии. Для людей было очевидно, что это - всего лишь заблуждение. А для азари это обернулось чем-то приятным. Вот и назвали планету так.
  Здесь располагались только заправочные станции, где корабли пополняли запасы дейтерия и гелия-третьего. Легион указал, что в случае вторжения Жнецов их войска уничтожат все станции и всех местных жителей - система обороны даже в зачаточном состоянии здесь практически отсутствовала. Очередное подтверждение преступной неготовности разумных органических обитателей галактики к войне. Очередное подтверждение.
  У самой звезды Лоропи - бело-голубой звезды класса А0V, раса азари построила гигантские накопители энергии. Энергия использовалась для генерации антипротонов и выработки топлива для космических кораблей. Узрев такие конструкции, синтеты разразились горой отчётов, в которых однозначно доказали отрядовцам, что такое сооружение Жнецы ни в коем случае не пропустят. Даже азарийский военно-космический флот, если его подразделения окажутся каким-то чудом стянуты сюда, не сможет защитить такие циклопические конструкции. Значит, вся надежда будет только на Циону и мощности её заправочных станций. Снова неготовность. Снова будут жертвы.
  Двухчасовой перелёт в Нахуалу - маленькую систему с тремя планетами и поясом астероидов. Шепард совершил обход корабля, поговорил по видеосвязи со Светланой. Побывал у Мордина, выслушал очередную лекцию "по итогам ознакомления с отчётами". Несколько десятков минут стоял у кресла Моро, глядя на россыпи звёзд в полумраке космоса. Почти все другие иллюминаторы фрегат-крейсера были закрыты бронезаслонками. Это позволяло не отвлекаться от работы и сохранять спокойствие, не рушить его созерцанием Пространства, столь равнодушного к потугам горстки органиков.
  Водородный газовый гигант Форос. Четыре спутника, где размещались управляющие станции шахтных и проходческих комплексов, ведущих добычу полезных ископаемых как на самих спутниках, так и в поясе астероидов. Легион предположил, что если Жнецы и атакуют станции, уничтожив их, то нескольким разумным органикам в спасательных капсулах может быть удастся выжить, ведь Форос тогда будет укрыт густым облаком пыли и ледяной крошки, создающих для сканирующих систем серьёзные помехи. В этом облаке спасательные капсулы могут быть не столь заметными и легко обнаружимыми. А значит, существует вероятность, что хотя бы нескольким шахтёрам удастся выжить. О добывающей инфраструктуре, равно как и об управляющей инфраструктуре можно будет забыть, но спасение нескольких разумных будет важно. Может быть из пятидесяти тысяч азари хотя бы несколько десятков или сотен выживут. Может быть.
  Гиетиана во множестве путеводителей, Сводов, Лоций и Каталогов определялась не иначе, как оплот учёных-азари. Здесь действительно находились множество наблюдательных постов, рудничных бурильных станций и научно-исследовательских институтов. Если же говорить об условиях самой планеты... Средняя температура близка к отрицательной, на линии экватора были несколько океанов, там же - большое количество в основном пресноводных рек. Планета считалась настоящим раем для естествоиспытателя и её регулярно посещали ксенобиологи всех мастей.
  Легион указал, что при вторжении в систему Жнецов все космопорты и все системы защиты планеты будут неминуемо уничтожены - они слишком слабы и проблемны. Население, конечно же, в основном гражданское, потому Жнецы, скорее всего, поступят с ним привычно жестоко - принудят к подчинению. Не сколько с помощью полчищ хасков, сколько угрозами неминуемого возмездия в случае малейшего сопротивления. Дальнейшее прогнозировать смог бы только синтет. Для любого органика это было весьма напрягающим занятием. Легион, конечно, готов был выдать несколько самых вероятных прогнозов, но вряд ли кто из отрядовцев согласился бы ознакомиться хотя бы с общими частями этих выкладок. И так было ясно, что война предстоит действительно не на жизнь, а на смерть и количество жертв в ней будет огромно.
  На один отчёт Легиона Шепард всё же обратил особое внимание. В звёздной системе Нахуала находились корабли Серрайской гвардии - азарийского спецназа. Немногочисленные десантники были настоящей элитой вооружённых сил азари. Конечно, большинство проведённых ими акций до сих пор обладали высшими степенями секретности и широкая общественность Млечного Пути о них мало что и знала, но вот сражение с наёмниками "Кровавой Стаи", захватывавших в рабство жителей колоний азари в системах Терминус стало тем, что обеспечило серрайским гвардейцам поистине общерасовую известность. Тогда после боя в космосе десант и наёмники совершили аварийную посадку на одну из планет. Спецназовцы-азари, потерявшие возможность выйти на связь с командованием, продолжали преследовать наёмников, развернув против них настоящую партизанскую войну. Подразделения "Кровавой Стаи" сдались меньше чем через десять дней. Тогда и выяснилось, что против нескольких сотен кровавостаевцев воевали всего пять азари.
  В сообщении об этом событии, присланном Оливией, Шепард обратил внимание только на одно - отсутствие надёжной связи с командованием. И теперь корабли Серрайской Гвардии снова находились здесь. Ситуация, как и доказала киборгесса в приложении к сообщению, могла повториться. Только вот тогда никто уже не будет чествовать серрайских гвардейцев как героев в общеазарийских масштабах - не до того будет. Прессли, не изменившись в лице, внёс систему в список проблемных, подчеркнув, что сюда Отряд должен будет вернуться для эвакуации последних выживших гвардейцев. Просто потому, что о гвардейцах в очередной раз забудут. Просто потому, что Жнецы обрежут им любую связь с командованием. Просто потому, что летать по галактике во время вторжения Жнецов смогут только специально подготовленные экипажи и корабли. И именно к таким экипажам и кораблям относился, вне всякого сомнения, Отряд.
  Самая ближайшая к местному светилу - оранжевой звезде Нахуале планета Агессия воспринималась азари как некая очень изменчивая планета-загадка. Да, постоянные солнечные ветры и магнитные бури истончили атмосферный слой Агессии, но, как легко доказали синтеты, в военное время это скорее будет плюсом, чем минусом. Да, мощные магнитные поля и огромное количество вулканического пепла в атмосфере позволят затруднить любое сканирование. Это тоже плюс для военного времени. Уже сейчас азари, используя эти плюсы, создают на планете немало тайных хранилищ полезных ископаемых и подземных колоний-укрытий. И хранилища и укрытия, как показал Марк в нескольких отчётах, вполне могут быть не обнаружены Жнецами. Вполне могут быть. Но не факт, что не будут обнаружены. А если они будут обнаружены, то вся планета будет перепахана ковровыми бомбардировками с использованием зарядов, взрывающихся в толще коры планеты. Вряд ли создаваемые укрытия и хранилища рассчитаны на противодействие подобным зарядам. Вряд ли.
  Три часа корабли Отряда добирались до Фонтеса - средней системы с четырьмя планетами, одной луной и поясом астероидов. Время перегона было потрачено отрядовцами на обработку уже поступивших и принятых данных, на формирование рекомендаций для местных жителей уже исследованных систем. Обычная работа разведкораблей. Обычная работа разведэкипажей. Возможно, были правы те военные теоретики, которые утверждали в известных случаях, что когда разведчик начинает стрелять - на нём, как на профессионале, можно ставить крест. Вот сейчас и шла работа, достойная именно разведчиков, а не простых вояк, обученных только стрелять и давить врага массой.
  Сангел. Крупный водородно-гелиевый газовый гигант. Окружённый уже традиционно добывающими комплексами, питающими гелием-третьим проходящие корабли. Синтеты Отряда привычно отметили практически полное отсутствие хоть какой-нибудь системы оборонительных и защитных сооружений и вынесли вердикт - в случае вторжения Жнецы разрушат все добывающие комплексы Сангела и не факт, что обслуживающий персонал спасётся в полном составе, отступив на Декууну. Медлительность элкоров здесь играла самую отрицательную роль, ведь не всегда сбивание в стаю при приближении хищника является гарантией выживания тех, кто сбился в эту самую стаю.
  Только на полтора часа корабли Отряда задержались в районе Сангела. Впереди уже была Телууна, названная в честь первого известного поселения элкоров. Название планеты, означавшее в грубом переводе "далёкая и спокойная страна лугов" было способно ввести в заблуждение неискушённого путешественника - плотная атмосфера, высокая температура, заставляющая вскипать почву и воздух, представляющий собой токсичную смесь угарного газа и гелия - где тут эти луга? Где тут спокойствие?
  Бесконечное перемешивание владельцев, арендаторов и хозяев планет, беспорядок в процедуре наименования небесных тел. Уже это говорило напрямую о несерьёзности органиков. Уже это давало возможность аргументированно сомневаться в возможности объединения усилий органиков и синтетов. А значит, в отсутствие единения органической и синтетической разумной жизни не формировалась сила, способная противостоять Жнецам. И Цикл мог быть успешно повторён. Как в древней песне - ещё раз, ещё раз, ещё много, много раз. Только кому из разумных от этой многоразовости будет легче?
  При приближении к Декууне на резко отрицательные отчёты синтетов отрядовцы стали обращать гораздо больше внимания. Все понимали - раса элкоров обречена, если Жнецы даже вскользь заденут их миры. А Декууна была миром особым. Одним из центральных миров. Никто не сомневался - каждой расе нужен наиболее подходящий ей по ряду условий мир. И для элкоров Декууна была наиболее приемлема. Только вот защитить её элкоры в одиночку эффективно не могли. И Оливия раз за разом настаивала на разработке эвакуационной операции. Легион поддерживал киборгессу в этом выборе, а вот Марк... Марк понимал, что так или иначе элкорам придётся сражаться. Пусть не в родном мире, но придётся.
  
  Мобилизация. Силеанская туманность. Декууна. Ознакомление с миром и цивилизацией элкоров
  
  Андерсон собрал офицерское совещание в своей каюте, едва только Моро доложил об устойчивом лоцировании Декууны.
  - Планета элкоров Декууна чрезвычайно богата природными ресурсами. Они, вполне вероятно, строго охраняются местными законами. Неудивительно - здесь есть почти всё - от огромных залежей драгоценных металлов до обширных лесных массивов. - сказал командир фрегат-крейсера. - Сами элкоры преимущественно обитают на плодородных равнинах у экватора. Элкоры привыкли к комфорту, не любят преодолевать трудности, не видят смысла в том, чтобы жить там, где жить, проще говоря, неприятно. И это подписывает их расе гарантированный смертный приговор. - командир сжал пальцы обеих рук в кулаки. - Две столицы, которые элкоры попеременно используют, переходя в них соответственно тогда, когда сезон дождей сменяется сезоном засухи. Элкоры предельно консервативны - даже современные технологии не побуждают их отменить этот обычай. Живут элкоры в удалённых друг от друга обособленных селениях, предпочитая общаться только с близкими родственниками.
  - Разобщённость. - сказал Найлус.
  - Именно. - подтвердил Андерсон. - Плюс медлительность, плюс любовь к комфорту. Плюс нежелание совершенствовать технологическую и техническую оснастку планеты.
  - Отмечу, сэр. - вступил в разговор Прессли, - что и свою историю элкоры не знают досконально. Вот результаты сканирования. На планете находится артефакт, известный элкорам как Кодекс Древних. Все отрядовцы знают, насколько он важен и ценен для элкоров, поэтому озвучивать уточнения я не буду. А вот, - навигатор подал командиру ридер, - заявка от некоего элкора, обитающего на Цитадели. Он желает уже сейчас заполучить этот самый Кодекс Древних, чтобы вдохновить свой народ. Я не буду уточнять, на что он собирается вдохновлять соплеменников, в конечном итоге это его дело. Но факт в том, что элкор, пребывающий на Цитадели знает о существовании этого артефакта на Декууне, родной планете его расы и не желает приложить вполне определённые усилия к тому, чтобы его соплеменники, обитающие на Декууне, сами разыскали и и обрели этот артефакт. Этот факт заставляет подтвердить угрозу смертного приговора расе элкоров.
  - Адамс, мы можем... - спросил Андерсон, посмотрев на главного инженера корабля.
  - Район размещения артефакта нам известен, командир. - подтвердил инженер. - Зонды в полуавтоматическом режиме могут выкопать его и доставить в наиболее заселённую часть экваториальной зоны. Это надо только оформить соответствующе.
  - Хорошо. Мы подготовим пакет документов. Пока мы идём к планете, подготовьте зонды.
  - Да, командир.
  - Элкоры задумчивы и консервативны. Их речь - нудная и монотонная. Они пользуются при общении запахами, лёгкими малозаметными для неискушённых наблюдателей движениями, инфразвуком, чтобы передавать тонкие оттенки значений. Физически элкоры достаточно сильны, обладают толстой жёсткой кожей. - сказал Сарен. - Может быть, я впадаю в крайность, но как при таких показателях элкоры не озаботились защитой своей планеты... Не понимаю.
  - Их консервативность воспитана столетиями. - сказала Оливия. - Древние Элкоры путешествовали по Декууне в составе больших племенных групп, закономерно возглавляемых наиболее опытными и старшими по возрасту Элкорами. Такие элкоры впоследствии становились старейшинами, их мудрость помогала соплеменникам выживать. Они сам называют это выживание несколько по-иному - "сохранение безопасности". Не слишком понятно, как при такой медлительности элкоры совершили выход в космос, но, полагаю, данную непонятность для простоты и скорости можно опустить. Первыми на контакт с элкорами, как мы знаем, вышли азари, хотя эта точка зрения подвергается аргументированным возражениям со стороны достаточно профессиональных учёных-исследователей. Ладно. С помощью азари элкоры обнаружили ближайший к ним ретранслятор и примерно за восемьдесят лет, вполне сравнимых со средней продолжительностью человеческой жизни, создали торговый путь к Цитадели. В итоге они стали достаточно известным в галактике видом, однако, как вы все знаете, до сих пор делят посольство в Цитадели с волусами, что, на мой взгляд, свидетельствует о реальном значении элкоров достаточно красноречиво - их продолжают считать слабыми и немощными, неспособными обходиться без посторонней помощи. Их медлительность и консервативность продолжает усугублять ситуацию во множестве областей. Редко кто из элкоров решается путешествовать за пределы родных миров расы - они слишком ценят стабильность и чрезмерно консервативны. Большинство элкоров до сих пор остались жить в своих колониях, в родном мире или на Цитадели. Если эти три точки подвергнутся атаке флотов Жнецов и их приспешников, а я не имею оснований сомневаться в таком варианте развития событий, мы сможем стать невольными свидетелями гибели этой расы. Физической гибели. И потому, командир, коллеги, я настаиваю на начале разработки массированной эвакуации Элкоров. Мы должны попытаться их хотя бы расселить мелкими группами по самым разным мирам. Да, это вызовет определённые трудности и сложности, о которых я написала в своём последнем отчёте. Тем не менее, если нам удастся сохранить минимальную популяцию элкоров, нам удастся сохранить расу впоследствии. А вот если удары по этим трём точкам со стороны Жнецов будут эффективны... Тогда с этой расой мы все вынуждены будем попрощаться. Быстро и полностью попрощаться, коллеги.
  - Нам придётся обратить внимание на многие детали, коллеги. - сказал Явик. - Просто так подготовить и провести эвакуационную операцию... Согласен, это возможный вариант развития событий. Политика элкоров очень предсказуема, они руководствуются именно такими Сводами, как этот Кодекс Древних, содержащий записи, сделанные элкорскими старейшинами. Да, записями аргументированными. Практически - это инструкции, максимально подробные инструкции о том, что делать при любых обстоятельствах - начиная от разговора с человеком и кончая действиями при землетрясении. Элкоры медленно и размеренно планируют свою деятельность. Торгуют элкоры готовым продуктом, имея всё, чтобы удовлетворить свои собственные нужды. В известном смысле их экономика самодостаточна. Но только в том случае, если их родные миры не подвергнутся быстрым и мощным атакам превосходящих сил противника. А в вероятности таких, именно таких атак я лично не имею оснований сомневаться - Жнецы не пропустят миры Элкоров. Они обрушатся на них, понимая, что эти гиганты могут быть опасны. Могут, если захотят. А значит, в качестве профилактической меры, элкоры будут уничтожены. Из-за своей медлительности у элкоров отсутствует возможность принимать быстрые решения, что крайне необходимо в бою. Поэтому они полностью надеются на сложную боевую систему Виртуального Интеллекта. Эта система охватывает их планету сплошным коконом. Содержит тысячи боемашин, быстро выбирающих и реализующих один из нескольких сотен полностью разработанных сценариев, приемлемых именно для элкоров.
  - Остаётся только надеяться, что никто не найдёт способа подсадить этому ВИ вирус. - зло заметил Сарен. - А как мы все знаем, коллеги, именно это и является наиболее реальной угрозой. Достаточно подсадить в систему обороны Декууны вирус - и всё. На защитном коконе можно поставить крест. Жирный крест. Изощрённый способ коллективного самоубийства.
  - Маленькая скорость и большие размеры делают элкоров отличной мишенью. - сказал Аленко. - Они очень надеются на прочность своей кожи, действительно способной выдержать большие нагрузки ударного характера. Трудно представить себе элкора с штурмовой винтовкой, но вот элкора, на спине которого установлено тяжёлое орудие - вполне реально. Именно так элкоры и собираются воевать. Но медлительность и размеры... Это практически гарантированная гибель. Замаскировать такую тушу... Сложная проблема, которую за оставшееся до вторжения время просто уже не удастся решить в полной мере.
  - Я бы не стал отрицать минимальную способность элкоров к военным действиям. - возразил Андерсон. - Вы правы, Кайден. С виду элкоры не способны к каким-либо боевым действиям. Они действительно вооружаются преимущественно "тяжеляками", управляемыми виртуальным интеллектом, хотя относятся к этому вооружению... весьма равнодушно, что ли. Обижаются, когда их называют "живыми танками", не могут выбрать в этой связи, как им следует реагировать на такие вот определения - или восхищаться или стыдиться. Пытаются встроиться в систему взаимоотношений, существующую в Большом космосе - начинают курить, пытаются ставить на сцене классические инорасовые произведения, становятся даже серийными убийцами. Но все эти начинания губит их медлительность и откровенный пофигизм. Так что я не вижу необходимости вступать в прямой контакт с этой расой в данный момент. Сразу скажу - в этом меня поддерживает командование "Волги" - в выданных вам ридерах содержится полный пакет документов. Адамс, помогите элкорам обрести этот самый Кодекс Древних, после чего мы, выполнив обычный комплекс исследований, покинем пределы орбиты Декууны и уйдём дальше по маршруту. Если у вас, коллеги, есть возражения против решения - прошу высказываться. Если нет - все свободны. У нас предостаточно работы и мы должны очень многое успеть. - Андерсон закрыл экран настольного инструментрона.
  Возражений не было и вскоре все офицеры, участвовавшие в совещании, покинули командирскую каюту.
  
  Несколько часов и корабли вошли в район Ленуамунда - планеты, располагавшей едва заметной, легчайшей атмосферой, состоявшей в основном из азота. Раскалённая поверхность Ленуамунда состояла, как доказало сканирование, из извести с вкраплениями меди. Элкоры не стали особо трогать эту планету, оставив на орбите зонды, обязанные сообщить хозяевам, если на планете или в её окрестностях произойдёт что-либо, заслуживающее внимания.
  Пусть. Они знают, что два военных корабля землян прибыли в их систему, побывали у всех планет и ушли по своим делам дальше. Не первые и не последние, так что вряд ли это вызовет у элкоров повышенный интерес. Не вызовет. Не такие они уж и быстрые.
  Завершив переход в систему Тейолия, корабли Отряда зависли над планетой Атеболос. Множество шахт отработанных рудников, остатки нескольких частных заводов, небольшая гравитация, слабое атмосферное давление, податливая кора, состоявшая преимущественно из кремния и солей. Первая из четырёх планет звёздной системы была просто раем для добычи полезных ископаемых. Была. Запасы ценных минералов истощились и немногочисленные местные жители закономерно покинули планету. Что-ж. Значит, и Жнецы не обратят на Атеболос излишнего внимания.
  Следующим на пути Отряда оказался стандартный водородно-гелиевый газовый гигант Квиреция, служивший источником топлива для азарийских вооружённых сил и местом разрядки накопителей магнитного поля кораблей. По орбите планеты равномерно двигались семь естественных спутников, прозванных Ожерельем в честь легендарной драгоценности древней королевы азари, именем которой и была названа планета.
  Как всегда, синтеты чётко просчитали множество вариантов и заявили: орбита Квиреции проходит через границу промерзания системы, где газовые гиганты обычно не образуются. Следовательно, можно поддержать предположение, что планету затянуло в систему гравитационным полем местного светила. Другой более актуальной новостью, представленной синтетами Отряда, было сообщение о подтверждении последовательного сужения орбиты планеты. А это уже составляло прямую угрозу для Невоса, чьи околопланетные владения оказывались в данном случае прямо на пути газового гиганта. Первыми неблагоприятность ситуации ощутили на себе туристические и иммиграционные службы Невоса, к которому и направились корабли Отряда, не особо задержавшись у газового гиганта. Время на исследования постоянно сокращалось, а интенсивность исследований неизменно возрастала.
  - Выявлен артефакт под названием Кольца Алуне, командир. - доложил специалист-локаторщик. - Сканирование подтверждает - артефакт известен азари, но до сих пор его поиски не проводились.
  - Подготовить зонды к работе. - распорядился Андерсон, просматривая отчёты по сканированию планеты.
  - Есть, командир. - специалист переключил каналы.
  Зелёная планета-сад, впервые открытая разведчиками-азари достаточно давно, была до сих пор заселена преимущественно потомками разведчиков. Условия - прекрасные: песчаные пляжи, луны-близнецы, уединённые посёлки, гигантские утёсы, стабильная экономика, нестрогая система управления. И власть, разделённая между несколькими достаточно влиятельными группировками.
  Инженер Адамс, получив разрешение местных властей, произвёл извлечение артефакта из недр планеты и транспортная платформа доставила пятиметрового диаметра кольца в ангар крейсера "Волга". Теперь по прибытии на Цитадель они будут переданы азари-консультанту из больницы Гуэрта. Как она этим артефактом распорядится уже никого из отрядовцев не интересовало. Артефакт внесён в список обретённых ценностей, так что его передвижение будут контролировать соответствующие азарийские службы. У Отряда предостаточно других задач, чтобы ещё вникать в такие детали.
  В гравитационном поле Тейолии располагалась Локсия - небольшая планета земного типа, обладавшая малой массой и относительно небольшими размерами, но при этом очень быстро вращавшаяся и обладавшая разреженной атмосферой, состоявшей в основном из аргона и криптона. Кора Локсии, как подтвердили дистанционные методы исследований, осуществленных специалистами Отряда, состояла преимущественно из вулканического камня, покрытого обширными солончаками и жилами калия.
  Впереди у Отряда была туманность Афины, а значит - Тессия. В этот раз предстояло плотно познакомиться с Орденом Юстициаров - одной из самых закрытых для посторонних разумных организаций азари.
  Как обычно, когда корабли Отряда уходили в перегон по цепочке ретрансляторов, у Шепарда появлялись свободные от неотложных дел часы, теперь обычно посвящаемые воспоминаниям. Старпом привычно уединился в своей каюте.
  
  Размышления Шепарда
  
  Потом была работа. Вытащили информацию, сохранённую одним из агентов "Цербера". Стойкий человек оказался. Его пытали, а он ничего не сказал, так и умер. Молча. Сохранив тайну кода носителя с информацией.
  Главарь захвативших в плен офицера "Цербера" - саларианец Морл. Его планировалось оставить в живых и допросить. Что и было выполнено. Информация об экспериментах "Цербера" над рахни была получена отрядовцами. А синтеты вроде бы пообещали её расшифровать. Морл был отправлен во внутреннюю тюрьму Спектров на Цитадель. Там с ним поработают и он будет изолирован. Тело агента Роулингса было передано родственникам. Да, они не узнали, кому и как он служил и на кого работал. Но они получили возможность нормативно проститься с родным человеком, что тоже очень было важно. По меньшей мере - для них.
  В дальнейшем отрядовцы нашли новый транспортёр - "Молот". Да, машина специфическая, её не везде можно использовать, но она бывает незаменима.
  Светлана предупредила тогда Джона, чтобы он ни в коем случае не шёл на поводу у Заида Масани, который по её мнению, сам не знал, чего действительно хотел. Шепард внял её предупреждению - он также считал Заида проблемным партнёром, которого следовало использовать в интересах Отряда только дистанционно.
  Шепард сделал лучше - он отправил Видо в тюрьму Спектров на долгую-долгую отсидку. А Масани сказал, что для него, Заида, Видо мёртв. И попутно узнал для себя новую грань человеческого бытия.
  Путь Свободы. Первая колония, где Шепарду пришлось увидеть последствия работы Коллекционеров. Полностью зачищенная от поселенцев колония. Всех колонистов Коллекционеры изъяли. Пленили. Захватили. Как угодно можно было это действо назвать, но они их забрали с собой. Тогда впервые благодаря кварианцу-паломнику земляне и остальные расы узнали, как выглядят Коллекционеры, ведь в большинстве случаев эти жуки не давали себя запечатлевать. Присутствие Миранды и Джейкоба никого из отрядовцев не волновало - спецгруппа "Цербера" не сможет помешать работе Отряда в любом случае.
  Важнее тогда было то, что Явик наконец понял: Коллекционеры - бывшие протеане. Раса, созданная на основе похищенных, подчинённых сородичей и соплеменников Явика. Тяжёлое это было понимание. Не только для Явика тяжёлое, но и для остальных отрядовцев.
  Договориться с Тали о совместном решении нескольких проблем было легко. Хотя кварианка и не акцентировала внимание окружающих на особом знакомстве со старпомом. А вот её заместитель Празза... стал виновником гибели пятнадцати кварианцев и кварианок. От огня оружия роботов. И погиб сам. Впрочем, хорошо, что он погиб - всё равно после такого он бы долго не прожил: Шепард бы его убил. Любым способом, но убил. Пятнадцать разумных заплатили жизнями за его глупость. Пятнадцать соотечественников и сородичей. У кварианцев и так проблемы с рождаемостью, а тут этот Празза уложил к праотцам пятнадцать разумных. Пятнадцать кварианцев и кварианок.
  Когда отрядовцы добрались до Витора, того самого кварианца-паломника, Шепард осознал особенно остро, что время мобилизации подходит к концу. Наступает время войны. Столкновение с Жнецами существенно приблизилось.
  Затем едва ли не впервые пришлось возвращаться в уже изученную систему. По тревоге возвращаться. А как хотелось верить, что всё уже ясно и понятно и в возвращениях не будет никакой нужды. Не сложилось и не получилось.Война с гетами-еретиками продолжалась.
  Потом были несколько часов на Суэне. Рахни работали с отрядовцами бок о бок. А Шепард... Шепард тоже работал. Но ещё больше и глубже он наслаждался обществом Светланы. Лучшим для него обществом. Тогда Джон сказал Светлане, что после окончания войны с Жнецами Совет Цитадели будет подвергнут глубокому реформированию. Очень глубокому.
  Короткая стоянка в азарийской колонии. Шепард тогда предложил Светлане стать приёмной мамой для молодого крогана. Светлана согласилась, чему он был очень рад.
  Пробуждение крогана прошло... штатно. Он понравился экипажу, экипаж понравился крогану. Грюнт был в восторге от Светланы.
  Полёт продолжался. Был найден Обелиск, созданный расой Иннусанон, содержащий богатейшие залежи информации. Явик тогда сказал, что такие обелиски стали образцом для протеанских маяков и... погрузился в изучение содержимого Обелиска. Нашёл себе дело, которому мог отдаваться в перерывах между высадками.
  Звёздная система Память. Тяжела она была для Светланы. Психологически тяжела. Потому Шепард и прибыл к ней на "Волгу" с фрегата. Поддержать, успокоить. Как всегда. Незаметно, но эффективно. По-другому он не мог. Это же Светлана...
  Они вдвоём стояли в маленьком салоне, перед единственным иллюминатором, не закрытым тогда бронекрышкой. Светлана говорила, рассказывала, волновалась и едва сдерживалась, чтобы не заплакать.
  Церемония Памяти. Почести погибшим первопроходцам. Короткая, как выстрел, и ёмкая как Каньон.
  Спасение кварианки. Едва не угробившей свой корабль. Тогда пошли вниз, на планету, только Светлана и Джон. Она поверила ему и не взяла с собой свою обычную пятёрку десантников. Поверила. Кварианку спасли. Получили формальные благодарности от командования Флота. Светлана расклеилась. Беременность для любой женщины не сахар, а если у этой женщины командирские погоны на плечах - так вообще далеко не мёд. И Светлана только в присутствии Джона разрешала себе разнюниться.
  
  Работа кораблей Отряда в скоплении Туманность Афины
  
  Туманность Афины. Система Парнита. Шесть планет и пояс астероидов. Шепард чувствовал, как нормандовцы устали от однообразности. Давным-давно не было частых высадок. Давным-давно не было боёв. Давным давно не было столкновений с враждебными кораблями. То, чем сейчас приходилось заниматься нормандовцам, с не меньшим успехом делал бы какой-нибудь другой корабль, экипаж которого совершенно не обязательно должен носить погоны и пребывать на военной службе. В Альянсе были вспомогательные суда, не являвшиеся боевыми кораблями и выполнявшие подобные работы. Бесконечные сканирования, бесконечные лоцирования, бесконечные перехваты потоков данных. Картографирование, уточнение показателей, детализация условий. Всё это выматывало. Заставляло чувствовать себя как минимум не на своём месте. Стоило проводить реконструкцию фрегата, превращать корабль в ударный фрегат-крейсер, чтобы по-прежнему мотаться по звёздным системам, туманностям, скоплениям и картографировать, снимать показатели? Здесь определённо было что-то не так.
  Да, если бы так чувствовал себя один только он, Джон Шепард, то это могло быть понятно. Тогда это были бы его личные заморочки и личные проблемы восприятия и адаптации к условиям бытия. Но когда видишь день за днём с пугающей регулярностью мутузящих друг друга турианцев, когда видишь, с какой злостью генерирует потоки биотической энергии Дженнифер, когда знаешь, что и кроган тягает уже совершенно запредельные для своего возраста веса в спортзале... Это уже начинает напрягать. Потому что как ни крути, он старший помощник командира корабля. Боевого корабля. И отвечает не только за корабль, но и за экипаж. А значит, должен найти выход из создававшейся незавидной ситуации. Какой выход? И где его, этот выход, следует искать?
  Единственное, что приходило на ум, когда он возвращался к размышлениям на эту тему, было посещение Тессии, а конкретнее - посещение Штаба Корпуса Юстициаров. Может быть там удастся хоть как-то почувствовать себя в более приемлемой обстановке? Не только ему - членам группы высадки. Хотя... что там может быть особого? Обычные офисы, обычные аудитории, обычные тренажёры, обычные полигоны. Всё обычное. Да, когда удалось снять с Самары иго психопрограммы, в Корпусе Юстициаров произошли определённые изменения. Их даже можно было бы назвать весьма существенными. А на деле? На деле всего лишь усилилась биотическая подготовка слушателей, введены курсы физической подготовки и курсы по рукопашному бою в его крайних калечащих и уничтожающих противника вариантах.
  Население азарийских колоний впечатляло. Прежде всего - численностью. Миллионы синекожих красоток. Миллионы. Как в каком-нибудь Китае. Как в какой-нибудь Индии. Ну или в России, хотя там, в Империи, всегда обращали особое внимание не на количество, а на качество. Потому и действовали соответственно. Не гонясь за численностью населения.
  Как военнослужащий, Шепард совершенно точно знал - это гражданское население в большинстве своём не готово к тому, чтобы активно и действенно противодействовать войскам Жнецов. Не готово. И, значит, жители азарийских колоний будут страдать. Очень страдать. Сколько уже было позади таких вот мирных планет, не имеющих даже минимально достаточных оборонительных систем. А часто не имевших никаких оборонительных систем. Никаких контрольных систем. То, что строили азари и нарекали системами оповещения... можно было с успехом заменить обычным рельсом, подвешенным к деревянному столбу - эффективность будет та же. Результативность будет та же. Не надо было затрачивать огромные средства, не надо было расходовать ресурсы. Так нет же - кому-то очень хотелось отчитаться об успехах. Кому-то требовалось отчитаться об освоении финансовых и иных ресурсов. А результат...
  Шепард уже сейчас видел, не мог не видеть, не мог не чувствовать, как будет рушиться хрупкий мир в Галактике. Отряд прошёл десятки звёздных систем. Собрал горы данных. И почти нигде не было районов, планет, систем, полностью готовых к противостоянию с таким врагом. Почти нигде. А там, где они были... Эти районы, планеты и системы не были готовы к боям в изоляции. В окружении. В блокаде. Десяток рас. Ну, чуть больше десятка. Количество здесь не важно. Важно качество.
  Мобилизация идёт. Кое-что, конечно, делается. Остался, хорошо, если год-полтора. Этого времени при такой скорости изменений - крайне мало. Значит, большинство рас в войну с Жнецами вступит не подготовленными даже наполовину. Значит, у Жнецов будет как минимум половинный перевес, возможность уничтожить половину рас. Да, телепаты-псионики смогут снять остроту, смогут противостоять Жнецам, их основным кораблям более успешно. Хватило бы времени на распределение. Ресурсов такого рода не может быть много.
  Ладно... Как минимум, надо попытаться вернуться к работе. Не попытаться - вернуться. Впереди - Тессия. Впереди - встреча с Самарой. Хорошо же он будет выглядеть, если превратится в размазню.
  Шепард выпрямился. Знал, что ему это поможет отстроиться от ненужных мыслей. Рука привычно нащупала клавишу включения настольного инструментрона.
  Планета Тевура - ледяной гигант, состоящий из водорода и метана. Ядро планеты состояло из замёрзшего аммиака и углеводородов. Здесь азари отличились, назвав планету в честь своей богини любви, секса и одновременно - путешествий и законов. Интересно, конечно. Поучительно - до контакта с другими расами азари стремились подбирать пары вдали от родных мест, чтобы избежать спаривания с родственниками. А это требовало отправляться в путешествия, уходить очень далеко в космос. Постоянные путешествия привели к развитию законов о странствиях, гостеприимстве и союзах. Всем этим ведала богиня Тевура.
  Сканирование проявило наличие на планете шахтёрских баз и научных станций. И большого, а по земным, человеческим меркам - огромного количества жителей. Если Жнецов не заинтересует инфраструктура, то они точно постараются истребить всех местных жителей. Чтобы они в будущем не составляли проблемы захватчикам.
  Планета Атаме. Водородно-гелиевый гигант с выраженными кольцами. Могла быть видна с Тессии, но не всегда. Атаме для азари была матриархом всего пантеона богов, ведала пророчествами и судьбой. Культ поклонения Атаме постепенно менялся, принимая форму монотеистической религии. Триединая Атаме. Дева, дама и матриарх. Следит за всем, что происходит в обществе азари. Здесь, на этой планете корабли могли разряжать ядра своих двигателей, готовясь к следующим сверхсветовым прыжкам. Очень удобна была для этой цели планета Атаме. Вполне возможно, что войска азари будут защищать её, эту планету, давая возможность Тессии и её жителям лучше подготовиться к приходу захватчиков.
  Шепард знал, что Явик весьма пессимистично оценивает способности азари защитить свои миры от Жнецов. Весьма пессимистично. И у него есть для этого все основания, как у представителя Старшей Расы. Только вот в разговорах с ним, Шепардом, Явик сдерживает свой пессимизм. Понимает, что азари для него, Джона, не чужие. Далеко не чужие. И потому не приукрашивает, не стремится выдать желаемое за действительное. Не пытается переубедить Шепарда в том, в чём переубедить его невозможно. Просто обходит некоторые моменты молчанием. Пытается и старается быть не слишком жёстким в суждениях.
  Три часа Отряд провёл рядом с Атаме. Выполнена была стандартная программа исследований. Составлены карты. Разработаны рекомендации. Шепард привычно ознакомился с финальными отчётами, когда "Нормандия" и "Волга" уже двинулись к Янири. Беспокойство ушло на второй план, но не исчезло.
  Водородно-гелиевый газовый гигант, названный в честь древней азарийской богини времён года, бурь и сельского хозяйства. Вполне мог стать базой для того, чтобы войска азари могли быстро атаковать Жнецов, обстреливать захватчиков и отступать на подготовленную позицию. Здесь также можно было разрядить статический потенциал кораблей и их двигателей, сбросить напряжение в магнитное поле планеты и подготовиться к новому наступлению на врагов. Может быть и сопротивление Янири поможет оттянуть часть войск Жнецов от Тессии. В том, что именно на Тессию будут брошены основные силы креветок, Шепард никогда не сомневался.
  Люсен. Большой и светлый астероид, на котором азари в древности начали добывать металлы платиновой группы. Назван был астероид в честь служительницы богини Атаме, получившей от своей госпожи дары в виде гончарного, кузнечного ремесла и биотики. Щедро раздавала служительница богини эти дары смертным. Естественно, не остановилась на достигнутом и попыталась выкрасть дар пророчества, стремясь узнать, будут ли азари процветать в будущем. За что и была наказана.
  Шахтёрский комплекс на астероиде с военной точки зрения не обладает большой стратегической ценностью и находится далеко от ретранслятора. Жнецы, как полагал Шепард, знакомясь с материалами отчётов, вполне могут не обратить пристального внимания на это небесное тело, что, впрочем, нисколько не облегчит участь Тессии - на Люсен нельзя будет оттянуть хотя бы часть ударных сил, значит, столичной планете азари достанется по полной программе. Ну не получалось желанного распыления сил у азари, не получалось. И потому острие главного удара со всей определённостью указывало на Тессию. Рухнет Тессия - рухнет Республика Азари. И пока что сделано было очень мало для того, чтобы Тессия не рухнула.
  Безжизненная сестра Тессии - планета Пиарес, где не было ни воды, ни кислорода. Покрыта пустынями, атмосфера состоит из двуокиси углерода и этана. Температура и гравитация оказались приемлемы для активной добычи полезных ископаемых, чем и занялись на Пиаресе азари вскоре после того, как вышли в космос. Сейчас, на момент прибытия к Пиаресу кораблей Отряда, почти все месторождения были полностью истощены. Планета была названа в честь древней азарийской богини смерти, которая не отбирала жизнь, а всего лишь провожала души в их последнем путешествии. Было принято верить, что азари, которая утратила любовь, богиня Пиарес может дать возможность возродиться в другом теле.
  Население Пиареса было малочисленным. Значит, Жнецы, вероятнее всего, не будут высаживать десант - незачем расходовать ресурсы, которые позволят побыстрее сломать хребет расе, если будут направлены на атаку материнской планеты азари. А вот орбитальная атака... Она позволит не оставлять в тылу возможный очаг сопротивления. Космопорты и купольные города Пиареса будут, вне всякого сомнения, разрушены орбитальными бомбардировками. Лишившись связи и возможности улететь, население вымрет, перестав быть проблемой для Жнецов.
  
  Приближалась Тессия. Планета, на которой предстояло сделать пусть и кратковременную, но остановку. Стоянку. Родную планету азари называли жемчужиной в короне Галактики. Азари избегали войн, болезней, преступлений и голода. Стабильную экономику метрополии закономерно поддерживали богатые колонии и огромные местные залежи нулевого элемента. Практически вся фауна и, естественно, флора, были вынуждены адаптироваться к жизни в условиях такой концентрации нулевого элемента.
  Готовясь к высадке на планету, Шепард просмотрел отчёты сканирования и лоцирования, а также отчёты синтетов по военным прогнозам. Последние были неутешительны. Нападение Жнецов, которое, вне всяких сомнений будет массированным и крайне жестоким, положит конец благоденствию Тессии, как столичной планеты азари. Инфраструктура и коммуникации, связывающие Тессию с колониями, будут сразу же уничтожены, что оставит жителей столичной планеты без запасов энергии, воды и пищи. Нехватка ресурсов вполне предсказуемо должна была подтолкнуть азари к капитуляции перед Жнецами. Легион со всей жёсткостью указал, что даже десантами Жнецы могут не увлекаться - хаски, каковы бы они ни были многочисленны и сильны, не смогут очень быстро справиться с целой планетой, на которой живёт столько биотиков. Значит, вероятнее всего, планета будет взята в осаду. В блокаду. Войска Жнецов, держа Тессию в изоляции, смогут отвлечься на разгром азарийских близлежащих колоний. Такой план действий врагов был наиболее реален - в этом Легион был прав.
  
  Мобилизация. Азарийское пространство. Тессия. Юстициары
  
  Собравший офицеров корабля на совещание командир фрегат-крейсера был мрачен. Не проявляли особой весёлости и офицеры группы высадки и те офицеры, кто оставался на борту. "Волга" ушла от орбиты Тессии, взяв район планеты под контроль и охрану.
  - Ваша основная задача, коллеги - только знакомство с организацией законников азари. С юстициарами. На всё остальное времени и возможности у нас просто нет. - Андерсон против обыкновения не ходил по каюте, а сидел во главе рабочего стола перед открытым инструментроном. - У нас впереди большая стоянка в Кроганской ДМЗ. А перед этим - небольшая стоянка на Цитадели. Очень короткая. Так что здесь, на Тессии мы задержаться больше, чем на сутки не сможем и не должны. Предварительную информацию по юстициарам вы уже получили и, как я вижу, уже изучили. Матриарх Самара уже извещена о нашем прибытии. Она ждёт нас в космопорту Тессии. Не Центральном и не Главном. Обычном региональном космопорту. Оттуда легче будет незаметно уйти в район размещения структур Корпуса Юстициаров. Если вопросов и замечаний по предстоящей нашей работе нет - все свободны.
  
  Через четверть часа два челнока несли полный состав группы высадки вниз, к строениям одного из региональных космопортов. Явик привычно ушёл в невидимость, Аленко и Дженкинс вполголоса поясняли своим полисменам-десантникам суть задач по пребыванию у юстициаров. Шепард рассеянно смотрел в иллюминатор на приближавшиеся окрестности космопорта.
  - Рада приветствовать вас, коллеги . - Самара кивнула всем нормандовцам, выгрузившимся из челноков. - Идёмте, нас ждёт большой пассажирский флайер. Через полтора часа мы будем на месте. - с этими словами матриарх развернулась и направилась к выходу из зала прилёта. Группа высадки в полном составе последовала за ней.
  Пока флайер преодолевал расстояние до периметра охранной зоны городка, в котором размещались центральные структуры Корпуса Юстициаров, Самара передала на инструментроны нормандовцев несколько десятков файлов и попросила ознакомиться с их содержимым прежде, чем начнётся процесс знакомства с Корпусом.
  Успев просмотреть предложенные файлы, Шепард вернулся к созерцанию ландшафтов Тессии. Он вспоминал о том, что уже знал о юстициарах. Да, богиня Тевура была в том числе и покровительницей законов. Сами законы были необходимы для того, чтобы стабилизировать жизнь и развитие сообщества разумных. И законы были бессильны, если не было тех разумных, кто поклянётся защищать эти законы и обеспечивать их действенное применение. Но всегда ли эти законы действенны и совершенны настолько, чтобы требовать от разумных органиков того, что требовало служение законам от азари, решивших стать юстициарами?
  Было хорошо известно, что юстициарами могли стать только азари. В отличие от СБЦ, к примеру. Юстициары отказывались иметь детей, иметь семью и отказывались иметь, владеть и располагать любым мирским имуществом, кроме оружия и брони. После курса подготовки и обучения, после принятия клятвы, после изучения огромного Кодекса юстициары патрулировали Пространство азари, исправляя заблуждения именно так, как предписывал строжайший Кодекс правосудия юстициаров. Самара как-то сравнила кодекс и обязанности юстициаров с тем, что должны были делать и делали рыцари в средневековом земном человеческом христианском мире и с тем, что делали японские самураи. Самара никогда не скрывала от отрядовцев, что при прохождении курса подготовки и обучения очень многие азари гибнут, никогда не замалчивала и не отрицала тот факт, что и после начала профессиональной работы жзнь юстициара совершенно не является лёгкой и приятной.
  Кодекс юстициаров был центром жизни каждого служителя закона азари. Он состоял из более чем пяти тысяч сутр, описывающих каждую возможную ситуацию, с которой мог столкнуться действующий юстициар. Каждый юстициар должен был знать весь Кодекс наизусть. Весь без малейших исключений и искажений. Самара, говоря о Кодексе, указала, что живя согласно его установкам, она всегда делала простой выбор: если она следовала за Кодексом, то она была справедлива, если же она не следовала за Кодексом, то она была несправедлива.
  В соответствии с Кодексом юстициара нет и не может быть никаких нравственно неопределённых, так называемых "серых" ситуаций и тем более действий - каждое осуществлённое действие попадало только в одну из двух категорий - праведное действие или нправедное действие. Юстициар, как рассказывала Самара, защитит деревню фермеров и самих фермеров от бандитов, но если сами фермеры будут помогать бандитам, то юстициар безжалостно уничтожит и самих фермеров и бандитов, которым они, эти фермеры, помогали. С особой жестокостью каждый юстициар уничтожала руководителей преступных сообществ. При этом Самара уточняла, что здесь она вынуждена резко ограничивать своё природное любопытство: если она убивала преступника, то она не желала знать о чём либо, способном потенциально оправдать этого преступника в её, юстициара глазах.
  
  Едва только нормандовцы выгрузились из флайера, уже прошедшего внешний периметр городка, Самара вполголоса начала рассказывать о Корпусе Юстициаров, пока что ограничиваясь самой общей и малоконкретной обзорной информацией.
  Слушая матриарха, Шепард одновременно думал о сути клятв, которыми вынуждены пользоваться юстициары и видел в этих клятвах причину многих проблем и вопросов. Например, Клятва квалификации или Клятва отнесения предусматривали, что юстициар будет защищать невинных, наказывать виновных и защищать всегда и везде общее право и общие нормы, по которым живёт всё общество азари. Защищать, не вникая в детали, не ведая сомнений и не видя опасных проблем и отличий. Такая клятва автоматически означала, что юстициары никогда не будут свергать существующее правительство, напротив, они всегда будут сохранять существующие в обществе азари законы, даже если действия правительства азари в конкретный момент времени и в конкретном реальном случае, в реальной ситуации не только могут, но и должны быть оценены юстициаром как несправедливые, а следовательно, подлежащие ликвидации, устранению или жестокой коррекции.
  Странно было находить взаимосвязи между обязанностью юстициара с особой жестокостью и постоянством преследовать руководителей преступных сообществ и обязанностью юстициара защищать несправедливо поступающее и действующее азарийское правительство.
  Третья Присяга квалификации, Третья Присяга Отнесения давали юстициару право после освобождения от уз присяги убить тех, кому юстициар присягнула, если они сделали чрезвычайно постыдные вещи. Безусловно, что даже в Кодексе были статьи, автоматически и полностью исключающие из списков субъектов таких присяг правительствующие структуры азарийского общества.
  Да, общеизвестные для азари личные жертвы юстициаров, их высококлассные воинские умения и главное - твёрдая приверженность Кодексу были чрезвычайно уважаемы в азарийской культуре. Не вникая в детали, юстициарами можно и должно было восхищаться, часто преувеличивая уровень их заслуг и святости.
  Азарийские силы правопорядка, в первую очередь полиция, в чём уже успел убедиться Шепард на собственном опыте, весьма неоднозначно относились как к юстициарам, так и к их деятельности. Проще говоря - присутствие на территории, "на земле" юстициара напрягало полицейских, вынужденных позволять юстициару выполнять свои обязанности руководствуясь не законом, а моралью, действуя в рамках простого межличностного уважения. Полиция согласно закону имела право арестовать юстициара, задержать юстициара всего лишь на сутки, но потом юстициар имел право, уже руководствуясь собственным Кодексом, силой освободиться из под ареста, даже использовав элементарное насилие по отношению к правоохранителям. Такая схема взаимоотношений полиции и юстициаров противоречила общепринятым и общепризнанным публичным письменным законам, согласно которым любая азари должна быть законопослушна. Получалось, что юстициары имели право нарушать общепринятые законы и это не могло не снижать уровень их признания в среде правоохранителей.
  Кодекс был жесток к носителям его норм. Он требовал совершения ритуального самоубийства от каждого юстициара, только почувствовавшего свою неспособность выполнить свои обязанности. Самара стала первым юстициаром, избежавшим необходимости совершать самоубийство, диктуемое Кодексом. В обычной ситуации иначе, как убив саму себя, Самара не смогла бы правомерно, согласно положениям Кодекса, урегулировать свои обязательства перед Корпусом Юстициаров и перед своей любовью к дочерям. Как понимал Шепард, сам Кодекс весьма завуалированно требовал от юстициаров самоликвидации в таких случаях. Прямой формулировки, требующей самоубийства в Кодексе в понимании человека и землянина не содержалось, что, как показывало общение с Самарой, совершенно не мешало требовать от юстициаров совершать добровольный уход из жизни при малейшей несогласованности с интересами и требованиями Кодекса.
  Зная о том, что юстициары редко остаются в пределах столичной планеты, Шепард не сомневался - они вернутся на материнскую планету азари, чтобы помочь защитить её. Проблема состояла в том, что юстициаров было мало. Мало было воинов, имеющих уникально высокий уровень воинской подготовки и вынужденных заниматься не войной, а улаживанием противоречий в азарийском обществе. То, чем должны были заниматься полисмены, полицейские, занимались, как показывала вся совокупность известных Шепарду сведений о Корпусе, профессиональные воины, действующие часто силой оружия и силой крайней жестокости.
  Да, юстициары, вершившие правосудие внесудебными методами и действующие почти исключительно на территории своей расы, были способны действовать и аккуратно и жестоко, они были сильными биотиками, обладали высоким уровнем находчивости, привыкли существовать в условиях крайнего аскетизма, при этом обладая способностью к абсолютной беспощадности. Действовали юстициары в одиночку, обладали высокоуровневым доступом к самой разной информации, потому их деятельность в большинстве случаев была крайне эффективна. В юстициары не брали малолеток-азари, каждая азари, вступавшая в Орден, обязана была иметь солидный опыт разведывательной работы, расследования преступлений и ведения боевых действий, исчисляемый чисто хронологически часто сотнями лет.
  Предпочитающие независимость и редко когда нуждавшиеся в помощи и поддержке, юстициары склонны были отказываться от любого постороннего содействия, поддерживая в себе высочайший уровень губительного для них самомнения.
  Слушая Самару, уже заканчивавшую вводную лекцию в вестибюле административного корпуса городка Юстициаров, Шепард отметил, что само общество азари, само правительство азари не вполне чётко и полно представляло, для чего юстициары были порождены и как они должны были действовать. Юстициары должны были преследовать руководителей и простых членов преступных сообществ, но при этом старательно не замечать преступных действий и намерений, если они были свойственны чиновникам азарийского правительства и его структур.
  Третья Клятва Причастности способна была заставить юстициара предать собственный Кодекс в угоду сиюминутным, шкурным интересам правительственных чиновников. Весь этот беспредел оправдывался необходимостью проявления так называемой гибкости мышления. Зачем тогда было городить Кодекс, зачем было вводить его в саму суть юстициаров-азари с помощью калечащей психотехники? Вряд ли на эти вопросы он, капитан Шепард, получит чёткие и ясные ответы, побывав в средоточии Корпуса Юстициаров.
  Похоже, Андерсон был прав. Нормандовцы не смогут выйти за пределы ознакомительного протокола. В состав группы высадки не вошли синтеты. Явик сохранял невидимость и полное молчание. Турианцы-Спектры не проявляли вовне никаких эмоций, что вполне могло означать их неудовольствие самим фактом пребывания у своих конкурентов. Было ведь хорошо известно, что Юстициары во многих ситуациях были эффективнее Спектров.
  Познакомившись с Назарой, Жнецом-разведчиком, Шепард теперь, спустя месяцы, не сомневался - у сообщества Жнецов предостаточно информации о Юстициарах. И ведь действительно, для Жнецов, сориентированных на вырезание лучших и сильнейших органиков и целых их сообществ, не было альтернативного решения - они приходили в Галактику раз за разом уничтожать, а не сортировать своих оппонентов по степени соответствия критерию опасности для самих Жнецов. А юстициары-органики балансировали, вынужденные заниматься сортировкой и при этом не быть связанными общепринятыми нормами закона и морали.
  Процедура отбора кандидатов в юстициары, показанная Самарой, впечатляла. Нет, конечно, нормандовцы были воинами, профессионалами, спецназовцами. Но то, что уже на вступительном цикле абитуриентка могла стать трупом, причём в большинстве случаев - гарантированным... Не казалось нормативным. Ни землянам, ни турианцам, ни даже Явику. Шепард слишком хорошо помнил его слова, слова воина древней расы, что желающих сравняться с протеанами представителей других рас сами протеане не уничтожали поголовно, не унижали, а просто и наглядно переводили в подчинённое положение, сохраняя им жизнь и возможность развиваться. В рамках Империи, конечно. Но - жить и развиваться. А тут на вступительных тестах за каких-то два часа - пять трупов азари. Не малолеток-дев, а вполне сформированных опытных матрон и матриархов. Причём проверка подготовленности кандидатки к физическим перегрузкам и к боевым действиям предшествовала всем другим проверкам, даже собеседованию. Полигон был виртуальным, да. Но там сразу был установлен высочайший уровень травматичности. Если же пользоваться более приемлемой и общепринятой терминологией, то речь шла об уровне "безумие". И это - на входном тестировании.
  Тех, кто всё же выживал на полигоне, ждало медицинское обследование. Редко когда Шепарду удавалось видеть столь варварские методы исследований. По сравнению с тем, что ему пришлось наблюдать сейчас любые врачебные военные комиссии, даже дающие доступ к космическому пространству оказывались на уровне фельдшерского осмотра. Турианцы не впечатлились жестокостью азарийских медиков, у них, вполне возможно, были проверки и пожёстче - военная раса, сориентированная на войну изначально. А азари... Ну не были азари никогда военной расой. Исповедовали дипломатию, приспособление. Да, спецназ, да, разведка. Да, биотические мастера. А тут... Никакого уважения к тестируемым. Никакого. Только голый расчёт - соответствует или не соответствует требованиям. И если в результате обследования тестируемая умрёт - значит она сама и виновата. Сунулась в юстициары - отвечай по полной схеме.
  Собеседование, проводимое с выжившими уже на двух кругах ада кандидатками впечатлило, пожалуй, всех членов группы высадки, кроме Явика. Такого уровня проникновения, такого уровня сканирования личности трудно было ожидать в нормативе, даже зная о слияниях разума. Тут было не слияние, тут было не только слияние, но и копание. Копание в деталях, не имевших ни малейшего отношения к тому, чем кандидатке придётся заниматься после получения статуса юстициара. Никакой личной информации. Полная обнажённость. Полная ясность. Компромата на каждую кандидатку накапывалось - любой полисмен просто обзавидуется чёрно-белой завистью.
  Прошедшие собеседование помещались в условия... мягко говоря чрезмерно аскетичные. Прохождение собеседования вполне могло потянуть на прохождение третьего круга ада, а когда тебя опускают сразу на минимум, достойный профессионального выживальщика, да ещё крайне ограниченного в возможностях и ресурсах... Это напрягает. Два месяца жизни в почти полной изоляции в таких спартанских условиях были последним фильтром. Тут уже дело не ограничивалось простыми травмами, приводящими часто к смертельным исходам. Тут азари имели все возможности банально сойти с ума.
  Самара решила показать всё. И, вероятно, пожелала, чтобы нормандовцы увидели старую, стандартную процедуру обучения. Которое, собственно, начиналось с подсадки психопрограммы. Медцентр у любого здорового мужика всегда вызывает негативные ощущения, а тут... Тут собрались мозговеды и мозголомы. Ещё одна реальная возможность для любой кандидатки-азари выйти отсюда умственно-отсталой или вообще превратиться в растение. Или овощ. После двух месяцев предельно аскетичного существования выдержать такое... Это надо было действительно быть профессионалом высочайшего класса. Не на словах, на деле быть профессионалом. Никакого ведь восстановительного периода - с каменной плиты, заменяющей постель - сразу в кресло. А там... как повезёт. Никто ведь из врачей медцентра никаких гарантий никому из абитуриенток не давал. Полчаса... сам Шепард даже не мог определить, где душевно находилась азари, проходившая в тот момент процедуру подсадки психопрограммы. Физически то вот, она здесь, в кресле. А душевно... Сложно даже предположить, не то что определить. Процедура работала. Действовала.
  Затем начиналась зубрёжка. Пять тысяч сутр Кодекса Юстициаров каждая по сорок страниц формата А4, через один интервал мелким шрифтом. С любого места, с любого знака, в любом положении тела, в любом состоянии души. В любое время дня и ночи. С выражением, точно до знака, до буквы, до смысла. О том, что параллельно с зубрёжкой сутр слушательницы обязаны ежедневно проходить полигоны боевой биотической и боевой оружейной подготовки и говорить особо не приходилось - коктейль получался... А там, на этих полигонах - никаких скидок. Ни на возраст, ни на состояние.
  Шепард видел страдание в глазах слушательниц-азари. Почти постоянное страдание. Трудно выдержать без любой связи с родными, трудно обходиться минимумом вещей - только броня и оружие. Трудно питаться по минимуму и работать как шахтёр. Шла перековка азари в служительниц Кодекса. Не закона азари - Кодекса. И в этом была проблема.
  Сами азари привыкли лавировать, приспосабливаться, идти на компромиссы и на уступки. А юстициаров воспитывали в духе бескомпромиссности, желали, чтобы они делили мир только на два полярных цвета - чёрный и белый. Не обращая ни малейшего внимания на серый цвет. Не обращая ни малейшего внимания на его оттенки.
  Передвигаться по территории учебного городка слушательницам разрешалось только бегом. Только бегом. Ни о какой особой строевой подготовке речи и быть не могло - бесконечные полигоны. Часто - сутками. Часто - без еды и даже без жидкости. На пределе истощения. На пределе обморока.
  Самара, хранившая молчание, держалась сзади. Только один раз она уточнила вслух, что за исключением процедуры подсадки психопрограммы вся остальная подготовка осталась прежней. Теперь и те азари, которые проходили старую процедуру и те азари, которые обходились без психопрограммы, вынуждены были готовиться биться не только с использованием биотики, но и с использованием физической силы, практически - голыми руками.
  Часы истекали стремительно. Никто из нормандовцев не замечал бега времени. Полигоны, аудитории, коридоры, аллеи. На них, явных чужаков, никто из слушательниц не обращал внимания. Преподаватели гостей игнорировали. Самара молчала как будто язык проглотила или в рот воды набрала. Шепард понимал - тут комментировать нечего. Всё можно было увидеть самим, осознать самим. А вот понять... Принять такое...
  Постепенно Самара знакомила отрядовцев с жизнью всё более старших слушательниц. Старших в рамках ступеней обучения. Напоследок показала финальные испытания. Своеобразные экзамены. Получение брони и оружия, которые теперь всегда будут говорить окружающим разумным о том, что перед ними - юстициар.
  Короткое ознакомление с жизнью действующих юстициаров, посещение жилых корпусов Штаба Корпуса, посещение Управляющего Центра Корпуса. Мало было юстициаров, очень мало. Поэтому редко кто из них после выполнения одного задания имел больше суток на отдых. А сейчас, в преддверии войны - особенно.
  Возвращались нормандовцы на фрегат в полном молчании. Обдумывали, осознавали, переживали. Самара проводила их в космопорту. Попрощалась молча. Слова здесь не были нужны. И времени было только до прилёта на борт. А там - снова рутинная работа по исследованию очередных планет и звёздных систем.
  
  Приняв челноки на борт, фрегат сразу же ушёл от Тессии. Вскоре к нему присоединилась "Волга", прервав странствия по окрестностям района столичной планеты.
  Впереди была Куринт - планета, окутанная атмосферой из смеси водорода и метана. Названа была планета в честь азарийской богини охоты и войны. Синтеты привычно отметили, что добыча полезных ископаемых на Куринт никогда не отличалась масштабностью. Здесь, на орбите планеты были размещены также несколько научных станций. В остальном планета была заурядным небесным телом - Отряд в её районе надолго не задержался. Меньше двух часов дрейфа - и в путь.
  
  Три часа, пока осуществлялся переход кораблей Отряда в систему Иалесса, располагавшую пятью планетами, Шепард и большинство нормандовцев спали. Только сон мог позволить справиться с таким валом информации не самого приятного характера. Можно было, конечно, обойтись и без сна, но впереди до момента прибытия к Цитадели было необходимо отработать ещё несколько звёздных систем, в каждой из которых было миниимум две-три планеты. Так что надо было как можно скорее переключиться на обычный рабочий режим и постараться сократить время исследований при неизменно высоком качестве работы.
  
  Носсия. Сканеры доложили, что на ней нет ничего ценного, разве что залежи меди в районе, опять же, экватора. Как мёдом там полезным ископемым намазали - что ни планета, так всё самое ценное именно в районе экватора. Да, локатор, а затем и сканер "Волги" углядели и заявленную в большинстве общедоступных источников местную достопримечательность - развалины кроганского грузового космического корабля. Своеобразный памятник войне, пришедшей в систему во второй половине времён кроганского восстания. Что и говорить - неласково встречает Иалесса Отряд, очень неласково, сразу без лишних вступлений напоминает и о скудности ресурсов и о близкой войне. Кто бы позволил отрядовцам забыть об этой войне. Да никто не позволит.
  
  Когда Шепард заканчивал свою старпомовскую вахту у Звёздной Карты подошла Дженнифер. Просто подошла, встала сзади и обняла за плечи. Молча обняла. Ничего не говорила, просто обняла. И так стояла несколько минут.
  Шепард осторожно прикоснулся к пальцам её правой руки. Погладил. Легонько. Тоже молча. Слова не были нужны - Дженни понимала, что пришлось увидеть отрядовцам, побывавшим в Штабе Корпуса Юстициаров. Понимала. И старалась как-то помочь преодолеть осадок, оставшийся в душах увидевших это сокомандников. Тяжёлый осадок. Не физически тяжёлый, психологически.
  Подошёл вахтенный офицер, Шепард передал ему вахту по кораблю, сошёл с постамента Звёздной Карты. Дженнифер объятий не размыкала. Так они и шли вдвоём, обнявшись, к каюте старпома. Пропустив девушку вперёд, Шепард приготовил травяной чай, разлил напиток по чашкам, достал с полки сладости и печенье. Дженни присела в кресло у рабочего стола, благодарно кивнула, взяв обеими руками чашку, прихлебнула едва слышно. Коротким взглядом коснулась лица Шепарда, садившегося рядом. В своё кресло. Так прошли несколько часов. Чай был выпит, к сладостям никто из них двоих не прикоснулся. Печенье... уполовинили запас. Молча уполовинили. И думали, как подозревал Шепард, они оба об одном и том же. О настоящем и о будущем.
  Только Дженни, прошедшая столь варварскую подготовку могла понять побывавших на Тессии нормандовцев с особой полнотой и остротой. И она поняла. Как потом узнал Шепард, она пришла к каждому из тех, кто побывал в Городке Юстициаров. И только потом пришла к Шепарду. Пришла, чтобы побыть с ним подольше. Просто побыть рядом. Понимая, как он не хочет ничего говорить своей Светлане. Понимая, как он хочет завалить себя работой, чтобы не возвращаться мыслями к увиденному и почувствованному там, на Тессии.
  Едва только на инструментрон пришло сообщение о приближении к Трикалону, Дженнифер встала, легко, одним кивком попрощалась с Шепардом и покинула его каюту. Вернулась, возможно, к себе в каюту.
  
  Старпом обратился к инструментрону, начал вчитываться в поступающие отчёты. Небольшая каменистая планета была знаменита своим суперколлайдером - ускорителем частиц, охватывающим всю планету вдоль её орбиты. Строили этот прибор сначала исключительно азари, потом, когда в их внутренней политике произошли изменения, финансирование проекта было закономерно урезано, тут объявились в Большом Космосе люди, предложив синекожим красоткам-учёным и деньги и рабочую силу для завершения столь масштабного проекта. Пока что суперколлайдер не включали - шли бесконечные наладки, отладки, утряски.
  Оливия указала, что в лучшем случае по большинству самых вероятных сценариев прибор будет включён за несколько дней до вторжения Жнецов. Легион в своём отчёте указал, что Жнецы могут вполне счесть суперколлайдер большей угрозой, чем, к примеру, флот военных кораблей азари у Санвеса. Коллайдер будет вне всяких сомнений, указывал гет-снайпер, разрушен, как минимум - перерезан пополам. В этом случае его обломки почти гарантированно упадут на Трикалон. Будут жертвы. Возможно, кому-то из обслуживающего коллайдер персонала удастся спастись. Возможно. Кому-то.
  Меньше двух часов - и во всей красе перед кораблями Отряда предстал водородно-гелиевый газовый гигант Зиллиум, ранее служивший источником топлива для кораблей, идущих либо к Санвесу, либо от него. Местное оборудование всегда славилось своей надёжностью, путешественникам предлагались комфортабельные номера в гостинице, сытное питание и минимум развлечений. Теперь в преддверии вторжения инфраструктура вокруг Зиллиума хирела буквально на глазах. Все боялись оставаться здесь надолго. Боялись задерживаться в гостиницах, боялись потерять счёт ставшего невероятно дорогим времени. Боялись на уровне не только сознания - подсознания. Легион, приславший очередной отчёт, в этот раз был краток. На месте всех станций Зиллиума останутся обломки - ни топлива, ни помощи, ни комфорта здесь больше не будет. Синтет не упомянул о судьбе очаровательных азари-служащих - и так было понятно, что их скорее всего либо заберут в плен десантные войска Жнецов, либо просто уничтожат при попытке спастись. О том, что азари постараются превратить в покорных рабынь и думать не надо было - индоктринация в таких случаях для них была практически гарантирована.
  Илмнос, планета, когда то бывшая сокровищницей залежей тория. Истощённых варварским применением зондов, легко переносивших высокую температуру и слабое атмосферное давление. Сканирование не подтвердило наличия каких-либо залежей других полезных ископаемых, следовательно, азари тоже не будут особо беспокоиться и вкладываться в развитие этого мира.
  Санвес. Планета-курорт, обладавшая благоприятной азотно-кислородной атмосферой, умеренным климатом и буйной растительностью. Рай для туристов, охотников и биологов. Закрытый для любых разумных, желавших предаться любимому делу - строиельству городов. Азари, наконец понявшие, что индустриальное развитие гарантированно губит любую экологию, отказались на Санвесе от строительства чего-то большего, чем посёлок городского типа.
  Оливия опередила Легиона. Её отчёт по военной проблематике Санвеса впечатлял. Да, на планете присутствовала космическая и противовоздушная системы защиты колонии. И это по мнению киборгессы гарантировало не только ковровые орбитальные бомбардировки, но и десант пехоты для покорения местного населения. Чтобы не дать местным жителям спастись, скорее всего орбиту планеты плотно будут контролировать истребители, а большие корабли, напугав аборигенов до потери пульса, уйдут вскоре на другие фронты, коих в Галактике, вне всяких сомнений будет предостаточно.
  Отчёт Легиона и отчёт Марка только подтвердили и немного, самую малость уточнили отчёт Оливии. Марк попытался напомнить, что именно на Санвесе был добыт самый крупный бриллиант естественного происхождения в Галактике. Названный, соответственно интересам азари "Материнская Звезда" и весом более чем в две тысячи карат - почти четыреста граммов.
  Может быть, железно-пластиковый брат Шепарда пытался указать на то, что ещё не всё потеряно и будущее совершенно не исчерпывается перспективой уничтожения органической жизни в Галактике? Шепард не знал, как правильно ответить на этот непростой вопрос. Почти миллиард азари могли погибнуть или стать пастой для строительства новых Жнецов. Могли стать рабынями и наложницами приспешников Жнецов. Старпом не питал иллюзий - в среде органиков, разумных органиков было предостаточно предателей и приспособленцев. Когда припечёт и придётся выбирать... Многие органики выберут жизнь даже путём предательства.
  Пока Шепард находился на старпомовской вахте, корабли Отряда переместились в систему Орисони, где были зарегистрированы всего четыре планеты.
  Газовый гигант Эгалик располагал кольцами, покрытыми паутиной пыли нулевого элемента. Синтеты указали, что это могли быть останки столкнувшегося с одним из спутников газового гиганта астероида. Добыча порошкообразного нулевого элемента и тем более его очистка до нужных степеней были чрезвычайно затратными процессами. Разведкам Империи и Альянса уже было известно о поданном матриархам Тессии заявочном свидетельстве от "Элкос-Комбайн" с просьбой предоставить разрешение на промышленные работы на Эгалике. Пока определённого запретительного или разрешительного ответа дано не было. Оливия осторожно намекала, что матриархи Тессии будут тянуть с решением до самого последнего момента, коим вполне может стать момент нападения Жнецов. И тогда уже ни о каком положительном эффекте говорить не придётся, равно как и о прибыли. Марк в своём отчёте указал, что поскольку разрешение не дано, Жнецы могут и не обратить внимание на уже установленное на орбите планеты оборудование - Ниакал для войск Жнецов будет представлять более желанную цель.
  О планете Кралла не было никаких существенных сведений. Обычное небесное тело. Без особенностей, как написал бы в отчёте любой исследователь. Сейчас не хотелось углубляться в детали и рассуждать о том, что планету назвали в честь азарийского древнего демона несчастья. Хотя Оливия в своём отчёте и указала, что Кралла особенно любила разрушать долгоживущие планы, если они, к примеру, охватывали целые столетия, а для азари такие планы были очень и очень характерны.
  Ниакал - ценная планета, покрітая буйной растительностью, концентрация кислорода здесь біла намного віше. Чем на других планетах-садах. Без скафандра здесь можно было провести всего несколько часов - слишком вероятен был риск кислородного отравления. Местные азари постоянно носили скафандры, уподобляясь кварианцам и жили в полностью герметизированных помещениях. Экономика планеты была основана на сельском хозяйстве и биотехнологиях. Многие из широко известных в Пространсте Цитадели генетически-модифицированных зерновых культур, к примеру, были созданы именно на Ниакале.
  Легион в своём отчёте по военной проблематике Ниакала указал, что здесь население может выжить только ведя партизанскую войну с войсками Жнецов и укрываясь при этом только в непроходимых джунглях. Конечно же, гет-снайпер не отрицал простого факта - одна партизанская борьба не позволит местным жителям справиться с Жнецами, но она вполне способна лишить войска Жнецов маневренности и заставить армейские подразделения пособников креветок тратить намного больше ресурсов, чем удастся получить в результате грабежей и реквизиций. Семь миллионов триста тысяч жителей могли бы выжить, но для подготовки к партизанской войне оставалось слишком мало времени.
  Тиссиони. Планета, поверхность которой представляла собой известняковую пустыню с натриевыми барханами. Единственное, что здесь заслуживало внимания разумного органика, а не бездушного прибора - это пустые воронки у геологических разломов, позволявшие предположить, что в прошлом Тиссиони была более геоактивной. Средняя температура здесь вполне пригодна для органической жизни, но защищающей атмосферы здесь нет и потому большинство рас Пространства Цитадели относили Тиссиони к разряду миров третьего типа, которые, как известно, не было смысла подвергать терраформированию.
  Два часа времени занял перегон в систему Вернио, в которой были зарегистрированы пять планет. На старой, ещё немодернизированной "Нормандии" перегон занял бы добрых шесть часов. А теперь фрегат-крейсер не развивал пока даже среднюю доступную скорость. Не было такой пока необходимости. Модернизация и реконструкция оказались не просто полезны - они были необходимы.
  Полисса - газовый гигант, опоясанный уже привычными кольцами, состоявший из водорода, гелия и небольшого количества аммиака. Локаторы доложили о том, что все двадцать шесть спутников гиганта на месте, а вот полезных ископаемых... их просто не было. Все запасы были давным давно забраны азари. Виднелись остовы многочисленных добывающих комплексов.
  - Капитан, тут опять заявка. - на связь вышел инженер Адамс. - Я подготовил зонды и платформу. Трёхметровая Гесперийская статуя. Заказ от азари-учёной из Президиума Цитадели. Район уточнён. Погрузка в ангар "Волги" с катрерангом Титовым согласована. Каперанг Стрельцова завизировала своё согласие.
  - Выполняйте. - сказал Шепард, подписав световод-кодатором листинг на инструментроне. - Успехов.
  - Спасибо. - инженер переключил каналы.
  Газовый гигант Тритогенит был известен множеством научных станций, с которых должно вестись непрерывное наблюдение за ожидаемым столкновением Промавесса и Сотеры. Неугомонные синтеты, все трое отметили, что выкопали в отчётах учёных информацию об интересном космическом явлении - образовании небольшого пылевого облака на значительном расстоянии от Тритогенита. Оливия первая сумела сличить показатели и сделать однозначный вывод - Назара здесь был, отметился под маскировкой. Вероятнее всего он также был заинтересован посмотреть на столкновение двух планет, ведь эти явления в масштабах отдельной звёздной системы не являются столь частыми, что на них можно не обращать внимания.
  Сама Сотера в своей атмосфере содержала приемлемое количество кислорода, но она была слишком горячей для поддержания жизни, основанной на жидкой воде. Столкновение Сотеры с другой планетой ожидалось в ближайшие три года и оппонентом Сотеры должен был стать Промавесс. Предполагалось, что при столкновении обе планеты разлетятся в пыль, образовав в системе новые астероиды и спутники.
  На самом Промавессе азари долго искали жизнь в многочисленных углеводородных топях и с большим облегчением констатировали, что этой жизни там нет. Метано-этановая атмосфера Промавесса при столкновении с кислородом Сотеры скорее всего вспыхнет и обе планеты разобьются при столкновении.
  Ближайшей к местному светилу оказалась Наути - каменистая планета, обладавшая очень плотной атмосферой. Густые облака создавали мощный парниковый эффект, удерживавший тепло жёлто-белой звезды Вернио. Большую часть поверхности Наути покрывали расплавленные металлы, каменная корка была очень хрупкой, так что высаживаться на это небесное тело никто из отрядовцев не захотел.
  Три часа перегона до системы Томарос Шепард провёл на старпомовской вахте у Звёздной карты, подменяя одного из вахтенных офицеров. Ему это было нетрудно, тем более что Звёздная Карта позволяла ознакомиться со многими файлами гораздо комфортнее и полнее, чем это можно было сделать в каюте. Едва только старпом сдал вахту сменщику, синтеты доложили о том, что корабли Отряда вошли в Томарос - небольшую систему с четырьмя планетами.
  Бенесс, ледяной гигант, наиболее удалённая от центра системы планета. Он вполне мог быть образован вблизи местной звезды и со временем отдалиться от неё. Как всегда было, газовый гигант окружали добывающие и заправочные станции. Синтеты однозначно отметили в своих отчётах высокую вероятность разрушения этой инфраструктуры войсками Жнецов даже при простом прохождении через систему. Полтора часа заняла стандартная программа обследования планеты и района её размещения, после чего корабли Отряда переместились к метаново-аммиачному газовому гиганту Пронойе.
  Здесь на спутнике были обнаружены огромные запасы платины, которые азари продавали фонду Сирта, известному своей гуманитарной деятельностью, по ценам много ниже рыночных. Такое действие спасло фонд от банкротства и принесло ощутимую пользу всей галактике. Легион в своём отчёте высказал предположение, что необходимо предельно увеличить добычу платины из недр спутника, чтобы к приходу Жнецов ни грамма столь драгоценного металла уже не осталось в пределах Пронойи.
  Водородно-гелиевый газовый гигант Ниаголон традиционно окружали топливные станции. Марк, переслав отчёт, в короткой беседе с Шепардом отметил высокую вероятность разрушения этой инфраструктуры войсками Жнецов при проходе через звёздную систему. Никаких благоприятных перспектив для обитателей станций вокруг газового гиганта не просматривалось, если, конечно, не будет вовремя, а точнее - заблаговременно, проведена эвакуация всех разумных органиков в более безопасное место.
  Шепард не обратил особого внимания на то, что именно при Ниалогоне потерпел сокрушительное поражение один из кроганских военачальников - Кредак. Отряд азари-коммандос сумел тогда проникнуть на борт его флагмана, вставшего на ремонт у планеты и взорвал внутри корабля деформирующие бомбы. Азари погибли, но корабль кроганского военного лидера вместе со всем экипажем и командой был полностью уничтожен.
  Только тогда, когда корабли Отряда достигли Лусии, считавшейся к тому времени чисто азарийской колонией, Шепард повнимательнее ознакомился с материалами исследований, посвященных временам кроганских восстаний.
  Кроганы пытались захватить Лусию, стремясь расширить ареал своего проживания. Совет Цитадели предпринял реальные шаги для защиты Луссии, прервав пути поставок кроганам через масс-ретранслятор и причинив кроганам большие потери в прямых столкновениях с войсками Цитадели. Кроганы, атаковавшие Лусию, вынуждены были сдаться, но ящеры, базировавшиеся на других планетах, закономерно обозлились и поражение кроганских войск при Лусии стало детонатором гораздо более кровавой и длительной войны.
  Как отметил в своём отчёте Легион, с тех пор азари усилили защиту Луссии, но её уровень был явно недостаточен для сколько-нибудь длительного противостояния войскам Жнецов. Единственным способом задержать продвижение войск захватчиков к Тессии и другим густонаселённым азарийским колониям было бы проявление массового героизма защитников Луссии как на орбите планеты, так и в её атмосфере, морях и на землях. Смогут ли обитатели Луссии защитить планету в этот раз могло показать со всей определённостью только реальное будущее.
  Впереди была туманность Змеи. Впереди была Цитадель. Отряд возвращался в систему с ретранслятором, ожидался десятичасовой перелёт и потому Шепард решил уделить два с половиной часа воспоминаниям и размышлениям. Так он старался всегда делать, едва работа в каком-либо скоплении или в какой-либо туманности подходила к концу и начинался многоступенчатый межретрансляторный перелёт.
  
  Размышления Шепарда
  
  Затем был Горизонт. Корабль, крейсер Коллекционеров прибыл, чтобы очистить колонию от жителей, собрать богатый полон. Не дали. Хотя... сложновато было. Оливия тогда отсушила руку не справившемуся надлежащим образом со своими обязанностями механику. Впервые тогда среди наступающих на Шепарда с сокомандниками воинов Жнецов появился Преторианец. Летающий танк. Но и с ним справились. А крейсер Коллекционеров вынужден был уйти от планеты без пленников, совершив прыжок в атмосфере.
  Турианцы-Спектры расстреляли нескольких чиновников. За халатное, а точнее - за преступное отношение к своим обязанностям. У скальной гряды расстреляли, не стали портить зарядами стенки балков. Шепард вернулся на крейсер. Успокоил Светлану. Переволновалась она, когда Джон сцепился с Преторианцем. Переволновалась.
  Колониальный треугольник, в состав которого входил печально известный Мендуар, Отряд проходил в закрытом наглухо режиме. Никакой связи с внешним миром. Никакой. Кроме ужасающе малого необходимого протокола. Так было легче.
  Часка, ставшая колонией мертвецов. Все колонисты были обращены в хасков. Тяжело было смотреть на планету, потерявшую столько жителей. Снова "Цербер" проявился, снова проявились Жнецы в обнимку с Коллекционерами.
  Планирование и разработка операции "Терминус". Пребывание на Иллиуме, встреча с Джанной Паразини, защита колонистов Фероса от незаконных медицинских экспериментов, спасение кварианки от худшего варианта рабской доли, помощь Самаре, включение в команду дрелла-ликвидатора.
  Сложно было сейчас сказать, почему он, Джон Шепард тогда столь мягко отнёсся к Миранде и Ориане. Может быть, он всё же надеялся на то, что обе девушки, не знавшие матерей... разве что суррогатных, найдут в себе силы и возможности жить нормальной жизнью. Надеялся, что разгромив Жнецов, а, следовательно, и "Цербер", разумные смогут обеспечить вот таким вот "коллегам по несчастью" минимальные условия для нормативной жизни, вырвав их с Дороги Служения Злу? Даже сейчас, когда война только начиналась, Шепард не знал ответа на этот вопрос: почему он сразу не расправился с обоими полуженщинами-полухасками.
  Да, со стороны, для непосвящённых в детали разумных, и Ориана и Миранда выглядели и являлись вполне нормальными представительницами рода человеческого. Даже обычные врачи не находили особых различий. Тем не менее, эти отличия имели место и были достаточно серьёзны. А тогда...
  Тогда Шепард помог и Ориане и Миранде прежде всего обрести друг друга. Стать полными сёстрами. Узнать, что такое ведать о существовании где-то рядом родного человека.
  Миранда теряла желание рассматривать старшего Лоусона как полноценного отца - это было очевидно и даже понятно. Он, старший Лоусон, сломал дочери жизнь, лишил её права на материнство.
  Из-за невозможности иметь ребёнка Миранда прервала взаимоотношения с Джейкобом. Который был совершенно ни при чём. Полагал, что Миранда, как это было свойственно очень многим женщинам, просто ждала более достойного, чем он, мужчину. Её право. А оказалось всё до банальности просто - Джейкоб хотел детей. Вот прямо тогда и невзирая на все сложности и трудности, хотел. А Миранда не могла ни забеременеть, ни родить. Никакими, даже доступными для "Цербера" способами и методами. Так забеременеть, чтобы убедить в нормативности процесса Джейкоба, который к тому времени был способен учуять любой обман и любую ложь за километр. В общем и целом, Миранда и Джейкоб расстались, остались только коллегами по работе.
  Приёмные родители Орианы уж точно не были виноваты ни в чём. Они честно вырастили дочь, не отделяя её ни формально ни фактически от себя. И потому получили возможность вместе с Орианой побывать на кораблях Отряда. Вместе с Орианой и Мирандой, обретшими друг друга.
  Разговор с Этитой. О её прошлом. О её родителях. Матриарх уже ощущала со всей определённостью, что мирное время Галактики подходит к концу. Пока Светлана отдыхала, он, Шепард, вручил Этите кредитные чипы. От всех членов Отряда.
  Явик принял решение помочь дочерям Самары - Риле и Фалере. И сделать так, чтобы уже эти две азари помогли своим сёстрам по несчастью стать нормальными телепатами-псиониками. Может быть, Шепард тогда догадывался, что даже не будучи столь же сильными телепатами, какой стала Мирала, Рила и Фалере будут, закономерно, сильнее других телепатов-азари. Может быть так было нужно эволюции?
  Ответа на этот вопрос Шепард не знал ни тогда, когда они летели на Лессус, ни сейчас, когда наступило время размышлений о прошлом. Явик тогда сделал мать и обеих её младших дочерей счастливыми. Избавил Самару от психопрограммы юстициара. Сделал то, что другие азари, даже специалисты, считали невозможным.
  Что поделать, Старшая Раса есть Старшая Раса. И её представителю закономерно доступно то, что недоступно Младшим Расам и их представителям. Шепард вспомнил, как был недоволен Явик ролью протеан в судьбе расы азари. Как он был сильно и глубоко недоволен ролью своих соплеменников...
  Явик, вполне ожидаемо, вернул азари Самаре возможность снова неоднократно стать матерью. Наверное, так было необходимо для обеспечения полного успеха. Наверное... Если Явик посчитал, что это необходимо - ему и решать.
  Рила и Фалере приобретали статус наставниц. И начали свою работу. Для успеха Азарийского Сопротивления. Которое должно было бороться с войсками Жнецов в изоляции. Увы, но каждая раса будет заперта в своих звёздных системах тогда, когда в Галактику придут Жнецы. Сделать за три-четыре года то, что сделали бы расы Пространства Млечного Пути за тридцать или триста лет... объективно ожидаемо оказалось невозможным. Приходилось готовиться к боям в изоляции, в окружении.
  
  Работа кораблей Отряда в скоплении Туманность Змея
  
  Хотя ретранслятор, через который Отряд вошёл в туманность Змея, располагался в системе Вдова, Андерсон распорядился направить фрегат на перегон в систему Больцман - среднюю систему, в которой были известны пять планет и пояс астероидов. Никто из отрядовцев и не подумал возражать - у Цитадели были только масс-ретрансляторы и топливные склады, а вот в Больцмане эти пять планет требовали исследования - мало ли куда придётся срываться от Станции...
  Несколько часов перегона. Несколько часов ожидания. Шепард изнемогал. Он чувствовал, что ещё немного - и он начнёт делать ошибки. Много ошибок. Нормандовцы устали. Все устали, даже синтеты. Конечно, каждый из них устал по-разному, но в том, что устали, старпом был уверен стопроцентно. Спасало только постоянное напоминание о том, что устали и волговцы. Сейчас уже невозможно было списать усталость на некомфортность условий на корабле, наоборот, на фрегат-крейсере теперь было всё, что крайне необходимо было для разумных существ - как органиков, так и синтетов в дальнем и сверхдальнем походе.
  Наконец впереди показался Фейнман - водородно-метановый газовый гигант, который колонистов с Бекенштейна интересовал, как доказало сканирование, значиельно меньше, чем его спутники. На всех двадцати четырёх спутниках конкурирующие между собой компании вели активную добычу минералов в практически непрерывном режиме. Три фирмы были связаны между собой контрактами, обязывающими их продавать добытые материалы только корпорациям, базирующимся на Бекенштейне, что привело к закономерному росту инвестиций в промышленность Бекенштейна. Сам Фейнман оставался при этом практически не тронутым, так как мощная магнитосфера и непрекращавшиеся бури крайне затрудняли его изучение.
  Не больше полутора часов продрейфовали рядом с гигантом корабли Отряда, после чего направились к Вельтману - водородно-гелиевому газовому гиганту, в атмосфере которого формировались крупные буревые ячейки, видимые даже с Бекенштейна. На орбите планеты находились несколько заправочных станций, питавшие гелием-третьим преимущественно торговых судов. Рядом с Вельтманом стояли и несколько военных кораблей Флота Цитадели, осуществлявшие активное патрулирование системы Больцмана и делавшие невозможным заход в неё пиратских, наёмнических и рабовладельческих кораблей и судов. Командиры военных кораблей Цитадели поприветствовали корабли Отряда, командование Отряда отзеркалило приветствие и попросило пока не распространяться об их прибытии в переговорах с Цитаделью. Учтя тот факт, что на борту кораблей Отряда находились четыре Спектра Цитадели, командиры согласились придержать информацию о прибытии "Волги" и "Нормандии".
  Несколько часов и под прицелы вдвинулся Т'Хоофт - карликовая планета, с атмосферой из углекислого газа и богатыми запасами оксида магния. Несколько часов дрейфа для осуществления стандартной процедуры исследования и Отряд двинулся к Бекенштейну.
  
  Мобилизация. Досье - Талантливая Воровка. Бекенштейн
  
  Приближение к Бекенштейну было остановлено коротким взрёвыванием главной сирены.
  - Командир, над нами с пассажирника сиганула какая-то девка в скафандре. Пытается планировать, насколько это возможно, целится прямо к району эвакуационного люка пятой переборки. - доложил вахтенный офицер. - У неё, кстати, весьма совершенная скафандровая система невидимости. Такая стоит целое состояние. Со стороны без спецоборудования - нельзя заметить.
  - Примем. Попробует открыть люк - попадёт в лапы тревожной группы. - Андерсон кивнул Дженкинсу, появившемуся на экране. - Действуй, Ричард.
  - Есть, командир. - унтер-офицер просиял и исчез с экрана, донельзя обрадованный реальной возможностью проявить себя в деле.
  В считанные секунды район пятой переборки был окружён плотным кольцом десантников-полисменов. Погас свет - в этом коридоре редко кто из нормандовцев появлялся, он и был задуман как эвакуационный путь.
  - Шлюз открыт с внешней стороны. Мы не стали чинить препятствий взлому. - в текстовом режиме доложил нормандовцам Марк. - Оливия выдвинулась к вам. Легион страхует, приготовил винтовку с парализующими патронами.
  - Ладно. - Шепард видел всё не на экранах, воочию, стоя чуть дальше за поворотом коридора. - Внутренний люк открывает. Упорная.
  - Каналы связи блокированы и сменены. - доложила подошедшая Оливия. - Прошу разрешения, капитан. Всё же она дама.
  - Хорошо. Действуйте, Оливи. - старпом кивнул, признавая правоту коллеги.
  - Есть. - Киборгесса окуталась полем невидимости и пропала во тьме коридора. Стука крышки внутреннего люка не последовало - его гостья открыла очень тихо. Короткая возня - и вот уже Оливия, включившая наплечные прожекторы своего скафандра, пакует девушку в скафандре в ремни обездвиживателей, позаботившись, чтобы гостья ничего не видела вокруг - мешок из пяти слоёв ткани с металлизацией, очень, оказывается, эффективное средство против излишнего любопытства.
  Вспыхнул свет коридорных софитов.
  - Куда её, капитан? - Оливия взвесила на руке обездвиженную гостью.
  - В допросную. Побеседуем, узнаем, что ей надо. - Шепард кивнул техникам, подошедшим со своими инструментальными ящиками. - Проверьте весь шлюз и люки. Полностью. Могла оставить подарочки.
  Те кивнули старпому и приступили к работе.
  - Хорошо. - киборгесса без всякого напряжения и быстро, почти бегом отнесла тело в камеру тюремного контура фрегат-крейсера. - Закреплена. - доложила она по спикеру.
  - Лады. - Шепард вошёл в допросную. - Снимайте с неё этот капюшон. Всё равно мы все знаем, кто перед нами. Касуми Гото собственной персоной.
  Оливия молча сдёрнула с шлема мешок, давая возможность пленнице наконец увидеть тех, кто так быстро и профессионально её упаковал.
  - Быстро и точно, Касуми. Цель вашего проникновения? - Шепард стоял в трёх шагах от зафиксированной в кресле девушки. - И постарайтесь не тянуть время.
  - Ловко же вы меня спеленали, Шепард. - сказала Гото, открывая шлем и делая несколько неглубоких вдохов. - Я так и думала, что свободно на борт вашего корабля не попаду.
  - Вы не очень-то и скрывались. - сказала Оливия.
  - Нет. Я действительно не скрывалась. - подтвердила Касуми. - Но у меня... У меня есть дело, которое я без вашей помощи не завершу. Потому я и решила придти к вам таким вот способом ещё до того, как вы подойдёте к Бекенштейну.
  - Интересный инструментрончик. - Найлус покрутил в лапах снятый с руки Касуми прибор. - А уж информация в нём... Просто пальчики оближешь.
  - Скопировала и расшифровала. - сказала Оливия, явно неодобрительно поглядывая на японку. - Времена ниндзя давно прошли, Касуми. И по большей части их работа представлена всего лишь как красивая легенда. - киборгесса подняла взгляд к потолку. - Джеф, сколько до Бекенштейна?
  - Час и сорок пять минут. - откликнулся пилот.
  - Хорошо, спасибо. - Оливия снова взглянула на Гото. - Най, что там есть по её делу?
  - Много чего. На Бекенштейне в тайном музее одного мафиози хранится так называемый серый ящик с памятью её любимого - хакера Кейдзи Окуда.
  - Слышал о таком. - вставил Шепард. - одно время он работал в разведке Альянса. Талантливый мужик.
  - Ну так и Касуми поклялась достать этот ящик, чтобы этот мафиози не смог его вскрыть. Там - немало секретов Альянса и немало, - Найлус коротко взглянул на напрягшуюся девушку, - личной информации.
  - В этом тайном музее хранятся похищенные из публичных общедоступных музеев Галактики, в том числе - и Земли, экспонаты. Он их никому не показывает. - сказала Касуми. - Я понимаю, что я вроде как в плену, но нельзя ли хотя бы руки освободить. Я не убегу. Мне бежать, кроме как на Бекенштейн, теперь и некуда.
  - Касуми, вы же понимаете. Никто из нас вам не верит. Вы самая талантливая, ну одна из самых талантливых воровок в Галактике. И давать вам свободу на спецкорабле - извините, но мы не самоубийцы. Так что придётся вам поскучать в зафиксированном состоянии. - сказал Шепард.
  - Ладно. Ваша взяла. Так вы мне поможете?! Заодно вернёте в музеи Галактики кучу ценных экспонатов. Думаю, это взаимовыгодный... обмен.
  - Какой обмен? Вы в одиночку туда решились идти, потом струхнули и решили взять поддержку, вломились на спецкорабль, попались. - Найлус неодобрительно посмотрел на японку и та стушевалась. - Никакого обмена.
  - Ну не обмен... Так я могу надеяться получить этот ящик?
  - Только с личными воспоминаниями. - сказала Оливия. - Остальную информацию я лично удалю из этого хранилища и она уже не сможет быть восстановлена с его накопителей.
  - Так я и знала, что меня поймает синтет. Так я и знала. - с горечью прошептала Касуми.
  - Я всё слышу. - отпарировала Оливия. - И я - не просто синтет. Я - киборг. Точнее - киборгесса. И для вас, Касуми, поскольку мы с вами не близкие знакомые, я - киборгесса Оливия. И никак иначе.
  - Согласна. - Касуми с усилием кивнула. - Куда ж мне деваться. Спеленали и зафиксировали. Нечасто со мной такое бывало.
  - Возможно. - Оливия подтверждающе кивнула. - У нас имеется на вас, Касуми, весьма подробное досье. Придётся моим коллегам почитать его на досуге. Думаю, им будет очень интересно.
  - Сейчас, Касуми, у вас будет возможность о многом подумать. И не пытайтесь бежать. - сказал Шепард, первым выходя из камеры. - Всех прошу пройти в Комнату оперативных совещаний. Будем думать.
  В зале оперативных совещаний, часто именуемом нормандовцами просто Комнатой, было на этот раз весьма многолюдно. Столь экстравагантное появление незваной гостьи на борту фрегат-крейсера заинтересовало очень многих.
  - Шепард, поскольку вы её взяли - вам и докладывать. - сказал Андерсон, занимая место за общим столом сбоку, оставив центральное кресло свободным.
  - Хорошо, командир. - Шепард встал, включил несколько настенных экранов. - Основатели колонии на Бекенштейне, принявшем, как известно, первую, а для данного района - основную волну поселенцев с Земли, придерживались плана развития с меньшим уклоном в сельское хозяйство, чем был использован на Иден-Прайм. Бекенштейн должен был стать главной индустриальной базой людей за пределами Земли, ввести человечество в галактическое сообщество, производя вне Земли необходимые ему товары. За успехом первого поколения последовал, как также вам известно, настоящий рывок и теперь высококачественные товары с Бекенштейна поставляются, в частности, прямиком на Цитадель. Бекенштейн многие расы называют "человеческим Иллиумом". Это то место, где недавно разбогатевшие тратят свои деньги, а о бедняках никто и не помнит.
  Я лично считаю, что с учётом полученной информации следует придать Бекенштейну и обстановке на нём более упорядоченный и соответствующий ситуации характер. Нельзя больше допускать такого перекоса, что у одних денег более чем предостаточно, а другие постоянно экономят на самом необходимом, включая еду и лекарства.
  Уточняя, скажу, что благодаря нашим коллегам-синтетам, мы немало узнали о Касуми Гото ещё до того, как она очнулась в допросной. Гото сотрудничала с "Цербером", потому что узнала, что её саму очень настойчиво ищут. Ищут, чтобы убрать, убить. Касуми вышла на связь с "Цербером", желая расплатиться за гибель любимого человека, хакера Кейдзи Окуда, который также являлся её постоянным напарником в воровских делах. Кейдзи проявил неосторожность, украв информацию, которая в конечном итоге стоила ему жизни. Перед ожидаемой смертью, что делает ему честь, он всё же сохранил эту информацию, но закодировал и укрыл в так называемом "сером ящике". Как свидетельствует скоростной анализ, выполненный Оливией, он скомбинировал собственные личные воспоминания и секретные данные.
  В настоящее время "серый ящик" находится в руках мафиози, а точнее - всего лишь криминального авторитета Донована Хока. Этот субъект торгует оружием, наркотиками, подкупает правительства миров, использует, так сказать, полный набор удачливого теневого бизнесмена. Одновременно он является большим ценителем искусства, а также активно участвует в жизни бомонда криминального сообщества, чем, вероятнее всего и пытается воспользоваться Касуми для кражи.
  - Поддерживаю сказанное капитаном Шепардом, коллеги. - из невидимости проявился протеанин. - Я просканировал память захваченной нами Касуми Гото. Дистанционно и бесконтактно, конечно. Она пыталась бы пробиться в его поместье, где в подземном этаже хранятся похищенные и перекупленные Донованом Хоком произведения искусства, ранее находившиеся в экспозициях общедоступных музеев. В ближайшее время Донован Хок устраивает праздничный приём для таких же как он сливок мафиозного мира. Там будут крупнейшие и крупные фигуры теневого бизнеса и экономики. Считаю, что лучшего момента для обезглавливания этого крысятника у нас в ближайшее время уже не будет. Массированные допросы захваченных воротил могут дать немало ценной информации для правоохранительных органов, а возвращение в общедоступность ценных произведений искусства подняло бы авторитет тех же самых правоохранительных органов. Наше с вами участие можно тогда не афишировать в значительных масштабах.
  - Несколько вопросов. - Аленко повернулся к Шепарду. - Капитан, кто такой этот хакер, что за информацию он украл и как мы должны поступить с Касуми.
  - Чётко и по пунктам. - полуулыбнулся старпом. - Отвечаю в заявленном вами порядке, лейтенант. Кейдзи Окуда - бывший любовник и партнёр Касуми Гото. Бывший в том смысле, что он погиб, а не в том смысле, что был ею отвергнут или ушёл сам. - уточнил Шепард. - Его, как может подтвердить Явик, - протеанин кивнул, - во время совершения очередной кражи поймал и убил Донован Хок. Впервые Кейдзи и Касуми встретились, когда их обоих наняли украсть одну и ту же картину. Вероятнее всего, заказчик решил подстраховаться и нанял не одного исполнителя, а двоих. Возможно из чувства простой мести, оба вора, будем откровенны в квалификации их поступка, решили не передавать картину заказчику, а оставить её себе.
  Сам Кейдзи Окуда - бывший сотрудник службы разведки Альянса Систем. Работал под псевдонимом Авраама Румои. Из-за особенностей его работы Кейдзи был имплантирован тот самый "серый ящик", который позволял ему сохранять и воспроизводить нужные воспоминания в подробностях. К Кейдзи каким-то образом попала секретная информация, которая, став достоянием широкой общественности, могла, в частности, нанести большой вред репутации Альянса. Руководство Альянса само обвинило его в краже данных, указав, что будто бы он желал продать их. После недолгого судебного разбирательства Кейдзи исчез и, в недалёком будущем был выслежен и убит Донованом Хоком. Последний извлёк из трупа Кейдзи серый ящик и долгое время пытался взломать его защиту.
  Те данные, которые скорее всего хранятся в Сером Ящике и которые так боится обнародовать Альянс, по всей вероятности относятся к весьма тёмному эпизоду в деятельности спецслужб Альянса. Спецы устроили тайный налёт на группу батарианцев, у которых была некая технология Жнецов. Если бы информация о нападении дошла до батарианского правительства, оно бы имело все основания для начала реальной масштабной войны с Альянсом Систем.
  Как вы сами понимаете, Кейдзи и Касуми любят друг друга. Любят, насколько я могу судить, по-настоящему. Следовательно, Кейдзи скорее всего сохранил секретную информацию Альянса вперемешку с чисто личной информацией о Касуми и их закрытых от посторонних взаимоотношениях. Оливия уже предупредила Гото, что вернёт ей серый ящик только с личной информацией - вся остальная информация будет стёрта надёжно. Я не имею оснований сомневаться в словах киборгессы.
  Считаю, коллеги, что это - шанс проявить себя и немного оздоровить ситуацию на Бекенштейне. Близость к Цитадели - это не только приоритет и преимущества, но и великая ответственность, а существование целого закрытого хранилища похищенных произведений искусства, на которые имеют возможность смотреть не все и любые разумные, а только какие-то криминальные деляги - это не красит в привлекательные тона и цвета ни Альянс, ни человечество в целом. Основные две точки - это арест всех гостей Донована Хока и, конечно же, его самого, и возвращение в музеи похищенных культурных ценностей. На этом фоне возвращение Касуми Гото "серого ящика" с личными воспоминаниями просто теряется и мы это сможем сделать тихо, незаметно и без особого труда.
  Что же касается самой Гото... Я думаю, она не согласится присоединиться к нам на постоянной основе и поселиться на кораблях Отряда - не та специализация. Но вот как талантливый специалист, помощник и свободный агент, она поистине бесценна со всеми её знаниями, умениями, навыками и способностями.
  - Хорошо. - подвёл промежуточный итог Андерсон. - Полагаю, на этом мы можем закончить обсуждение и перейти к выработке конкретных планов. Пусть пока Гото поскучает в одиночестве, а мы подумаем, что можно будет сделать в ближайшее время. Все свободны. Шепард, останьтесь.
  
  Подождав несколько минут, пока нормандовцы покинут Комнату, Андерсон встал из-за стола.
  - Не хотел вам раньше об этом говорить, Джон, но не так давно я имел длительный и местами - неприятный разговор со Светланой. Она, в частности, возмущена тем, что вы используете её крейсер как банальный грузовоз. Кольца Алтуне, всякие другие артефакты - прекрасно. Будет что хранить на складе Штаб-Квартиры на Цитадели и передать по назначению заказчикам. С учётом происшедших событий вы, Джон, имеете редкую возможность реабилитироваться перед Светланой.
  - Капитан, удар российского разведкрейсера по планете Альянса...
  - Мы уже на войне, Джон. Если политики этого не понимают - тем хуже для политиков. И мы ударим не по планете, а по острову, на котором располагается имение этого Донована Хока. Надеюсь, вы не сомневаетесь в профессионализме наших оружейников и артиллеристов?
  - Ни в коей мере, командир.
  - Тогда вот вам план, предложенный Титовым. - Андерсон зажёг один из настенных экранов. - Ознакомьтесь.
  Несколько минут Шепард читал объёмную пояснительную записку, рассматривал схемы и графики с картами.
  - Нормально так. Поддержка Спецназа Имперского Астрофлота России. Сильно. - сказал он, выключая экран. - Согласен.
  - Нам, собственно, и вмешиваться не надо будет. Так, просто снизимся, попугаем. Крейсер Империи только поддержит впечатление, додавит неверующих своим видом. В Альянсе всё лучше понимают, что людям нельзя больше прятаться в своих узких организационно-клановых рамках. Надо объединяться... иначе могила будет общая. Братская могила.
  - А как ей... - Шепард прямо не назвал Касуми. Андерсон понял его без словесных уточнений:
  - А ей мы просто принесём "серый ящик". Уже очищенный от всей секретной альянсовской информации. Явик, при необходимости, прочистит ей память и мозги, чтобы она где-нибудь когда-нибудь не ляпнула что-нибудь такое относительно нас и нашего Отряда. Кейдзи уже погорел из за своей невоздержанности, следующей вполне может стать она. И вы правы, Джон. Иметь вора в команде на удалённой работе лучше, чем если вор будет постоянно на кораблях Отряда. По меньшей мере она теперь хорошо поймёт и твёрдо уяснит себе, что вредить нам - обеспечить кратчайший путь себе на тот свет. Мы ложимся через полчаса в дрейф, пока даже на внешний рейд планеты входить не будем, не за чем. Подрейфуем, подумаем, согласуем планы. Заодно отсканируем район и саму планету. Совместим, так сказать, приятное с полезным. За это время сюда прибудут десантные корабли Имперского Астроспецназа. Тогда и начнём атаку на этот остров и его крайне интересное живое и мёртвое содержимое. Спасибо, Джон. Можете идти.
  
  Корабли Десантных Флотов Империи прибыли в район Бекенштейна в точно назначенное время.
  Дальнейшие события развивались быстро и за ними смогли наблюдать воочию и в прямом эфире почти все обитатели планеты.
  
  Около средних размеров острова, находившегося в частном владении, снизились крейсер "Волга" и фрегат-крейсер "Нормандия". Бекенштейневцы имели возможность наблюдать, что стволы главных орудий и излучателей обоих кораблей находятся в боевом положении и направлены на остров. Ожидаемой зрителями стрельбы не последовало - боевые корабли только неподвижно зависли неподалёку от острова, держа его под прицелами орудий. Зато с другой стороны к острову направились несколько десятков десантных челноков с опознавательными знаками Российской Империи.
  По тросам вниз скользнули несколько сотен вооружённых и облачённых в тяжёлые бронескафандры десантников. Зонды, заблаговременно допущенные на остров, помогли бекенштейневцам увидеть происходящее в периметре имения Хока. Десантники быстро обездвиживали и паковали в кандалы несколько десятков гостей хозяина острова, затем куда-то унесли и самого Хока. Куда именно - бекенштейневцам увидеть не удалось: зонды не последовали за группой десанта, уносившей владельца имения. Зато вывод и погрузку, а главное - фигуры и лица пленённых гостей Хока все бекенштейневцы увидели во всех мыслимых деталях.
  Десантные челноки, взяв на борт захваченных криминальных воротил, ушли к Цитадели, а вместо них появились гражданские челноки с командами ремонтников и музейных работников. Прибывшие на остров гражданские разумные сконцентрировались на заднем дворе имения, там, как видели бекенштейневцы, открылся большой проём прямо в центре двора и оттуда на гравиплатформах стали извлекать уже упакованные в прозрачные изолирующие оболочки скульптуры и прочие культурные ценности, считавшиеся давно и навсегда утраченными.
  Происходившее на заднем дворе частного имения приковало к экранам тысячи обитателей Галактики - нечасто они видели, как столь ценные музейные экспонаты возвращаются в общий доступ. Грузовые челноки брали оболочки в трюмы или несли их на внешних подвесках к ангарам нескольких подошедших и снизившихся космических кораблей-грузовозов.
  Процесс извлечения и погрузки музейных ценностей затянулся на несколько часов и никто из зрителей не обратил особого внимания на несколько челноков, стартовавших от имения и направившихся к Цитадели и к обоим боевым кораблям.
  - Командир. - доложил лейтенант Аленко. - Донован Хок обездвижен и направлен под конвоем в Тюрьму Спектров на Цитадель. Туда же в обездвиженном состоянии доставлены все его гости. Допросы всех уже начаты. Информация поступает. Явик работает. Ему нравится. - не удержался от неслужебного комментария офицер. - "Серый ящик" Оливия и Марк уже вскрыли и заканчивают чистку. Секретную информацию мы изъяли и записали на отдельный носитель. К прибытию на борт фрегата "серый ящик" будет полностью подготовлен к передаче в руки Касуми.
  - Хорошо. Возвращайтесь, ждём.
  - Есть, командир. - лейтенант переключил каналы.
  В информационном сообщении, переданном крупнейшими вещательными агентствами с Цитадели отмечалось, что при поддержке сил Спецназа Имперского Астрофлота России был осуществлён арест нескольких десятков воротил теневого бизнеса, найдены и возвращены в музейный общедоступный оборот несколько тысяч культурных ценностей. Осуществлённая операция резко усилила влияние человечества в сообществе рас пространства Цитадели и способствовала росту влияния людей на ключевые процессы, происходящие в Галактике.
  На борту фрегата тем временем лейтенант Аленко и его заместитель - капрал Дженкинс докладывали командиру детали проведённой операции. Андерсон слушал внимательно, поглядывая на экраны и на сидевших в креслах синтетов - Оливию и Марка. Перед командиром фрегата лежал уже очищенный от секретной информации Альянса серый ящик.
  - Пока что на остров и на имение Хока наложен арест местными властями Бекенштейна, командир. Корпус Спектров своими силами и средствами отслеживает ситуацию. Идут поиски хранилищ и схронов, в которых могут находиться некоторые другие, считающиеся пропавшими музейные экспонаты.
  - Спасибо, лейтенант. Присаживайтесь. Рапорт принят. Оливи?
  - "Серый ящик" очищен от секретной информации, командир. - киборгесса подала Андерсону чип с данными. - Мы с Марком переписали её сюда. Возвращаю. Теперь можно вернуть "серый ящик" его владелице.
  - Джеф. Согласование? - спросил Андерсон, зная, что пилот находится на связи с командирской каютой почти постоянно.
  - "Волга" доложила о готовности к уходу на орбиту планеты, командир. Всё штатно. У меня также всё готово к возвращению на орбиту Бекенштейна. Приказ?
  - Возвращаемся. - коротко бросил Андерсон, отмечая, что зависший фрегат принимает ориентировку для отлёта. - Кайден, Оливи. Вы - со мной к Касуми. Марк, спасибо.
  - Рад был помочь и поработать, командир. - кивнул киборг. - разрешите идти?
  - Идите. Всем - спасибо. Свободны.
  
  Войдя в допросную, Андерсон подошёл к Касуми.
  - Мы изъяли у Хока серый ящик. - он положил прибор на столик. - Он, как и говорилось раньше, очищен полностью от секретной информации. Там осталась только личная информация.
  - Спасибо. Не думала, что буду благодарить вас... Я видела всё в реальном времени на экранах... Мне крайне важно было это видеть самой... - проговорила японка. - Хок...
  - Арестован и доставлен на Цитадель. В расположение тюрьмы Спектров. Идут допросы. Мы предупредили о нежелательности его выхода на свободу. Впрочем, юристы Корпуса уже указали, что по совокупности совершённых им преступлений ему светит пожизненное. Как и многим его подельникам, с которыми он пытался приятно провести время. - сказал Андерсон.
  - Уф. Надеюсь, он заплатит за смерть Кейдзи. Каковы ваши планы... относительно меня.
  - Серый Ящик мы вам передали. Корабль через десять-двенадцать минут будет на орбите Бекенштейна. На нашем челноке вас доставят на проходящий пассажирник. А там вы сами решите, куда лететь и что делать.
  - И вы... вы не потребуете от меня ничего взамен?! Не понимаю.
  - Поймёте, когда решите, что следует вам делать дальше, определите, что вы теперь хотите делать и как жить. - сказал Андерсон. - А у нас предостаточно работы, прежде чем мы сможем покинуть пределы туманности Змея.
  - Понимаю. Вы не хотите спешить и не торопите меня.
  - Может быть и так. - кивнул командир фрегата. - Извините, в качестве превентивной меры вы будете доставлены на пассажирник в состоянии медикаментозного сна. Серый Ящик будет в вашей ручной клади рядом с вами. Его никто из посторонних не увидит. Мы об этом позаботились. Оливи...
  - Да, командир. - киборгесса быстрым движением приложила к предплечью Касуми инъектор. - Две минуты и она будет спать.
  - Хорошо. - Андерсон кивнул двум десантникам. - Отнесёте её через четыре минуты на борт челнока. Дальнейшее вам известно.
  - Да, командир. - кивнул старший пары.
  - Тогда... Всего вам... Касуми. - сказал Андерсон, видя, как японка борется с сонливостью. - Идёмте, коллеги.
  
  Пока Отряд совершал переход к планете Уиллер, челнок фрегата доставил Касуми на борт проходящего пассажирника. Передав капитану лайнера инструкции, десантники вернулись на челнок и пассажирник продолжил полёт.
  Касуми, как и предполагалось, очнулась уже тогда, когда Цитадель осталась далеко позади. Проверив сумку, она с облегчением убедилась, что серый ящик, тот самый, действительно при ней и задумалась. Ей теперь было о чём подумать - Донован Хок, убийца её возлюбленного, понёс заслуженное наказание. Пусть не от её руки, но он был наказан серьёзно и эффективно. Пожизненное заключение в тюрьме Спектров - тоже расплата.
  
  Крупная каменистая планета с токсичной атмосферой, состоявшей из водорода и угарного газа стала местом активной добычи полезных ископаемых с помощью роботизированных шахтных и карьерных комплексов. Ни температура, ни гравитация не мешали нескольким корпорациям изымать из коры Уиллера алюминий и другие лёгкие металлы, пользовавшиеся устойчивым спросом во всём Пространстве Млечного Пути.
  
  Переход к Цитадели занял менее полутора часов. Оба корабля Отряда встали на внешнем рейде. В станционной Штаб-Квартире за несколько суток предстояло решить вопрос с планированием исследования так называемого Внутреннего Пространства Совета Цитадели. Как только будут приняты основные решения по планированию, Отряд приступит к реализации согласованного плана, снова уйдя в полёт по утверждённому маршруту. Но теперь по меньшей мере у Шепарда и нормандовцев с волговцами были несколько суток отдыха на Цитадели.
  Глядя на приближавшуюся станцию, отлично видную на экранах салона командирского челнока, Шепард радовался. Он снова увидится со Светланой, он снова сможет быть рядом с ней, уделить ей предостаточно внимания. Ей это нужно. Ему это нужно. А нормандовцы и волговцы смогут отдохнуть от корабельной рутины. Несколько суток пребывания на центральной станции галактики теперь становились крайне ценны. Редко когда в будущем им всем удастся вот так отдохнуть.
  Гаррус был рад увидеться с Мишель. Прямо с площадки посадочного поля спецдока космопорта Цитадели директор СБЦ и его любимая улетели в один из лучших ресторанов Станции. А Шепард, получив разрешение Андерсона, похитил у Титова свою Светлану и они улетели в парк, откуда открывался прекрасный вид на Кольцо Цитадели.
  Титов и Андерсон направились в станционную Штаб-Квартиру, распорядившись, чтобы командные составы экипажей фрегата и крейсера были в расположении комплекса ровно в шесть часов вечера по цитадельскому времени. А до этого момента все отрядовцы получили возможность отдохнуть в свободном режиме.
  Обнимая Светлану, сидевшую рядом с ним, Шепард чувствовал, как обретает силы. Светлана подпитывала его. Восстанавливала его. Убирала усталость, разбитость, измотанность. Она была рада побыть с Джоном рядом и вместе даже так, просто на лавочке в парке. Глядя на Кольцо Цитадели. Ощущая, как радуются её дети присутствию рядом своего отца, своего папы. Слова не были нужны. Были важны чувства и ощущения. Были важны эмоции и мысли.
  Так, в почти полном молчании они просидели до пяти часов вечера. Шепард вызвал наёмный флайер и ровно без четверти шесть они вошли в Штаб-Квартиру, направляясь в Зал Оперативных Совещаний.
  
  Операция "Внутреннее Пространство Совета". Планирование
  
  В Зале было многолюдно - отдохнувшие отрядовцы были полны решимости побыстрее спланировать дальнейшую работу, чтобы знать хотя бы в общих чертах то, что их всех ожидает в самом ближайшем будущем. Без возражений и обсуждений слово было предоставлено Андерсону.
  Командир фрегат-крейсера встал. Сразу в Зале установилась заинтересованная тишина.
  - Внутреннее пространство Совета, - начал Андерсон, - область галактики Млечный Путь, являющаяся центральной частью пространства, находящегося под контролем Совета Цитадели. Она граничит с так называемым Внешним Пространством Совета, Пространством Альянса Систем и с Аттическим Траверсом. Вам хорошо известно, что Внутреннее Пространство имеет большое значение для Совета. Здесь находится Цитадель, где размещается галактическое правительство, в данной области находятся родные миры многих рас Цитадели. К ним, в частности, относятся саларианцы и турианцы, которые имеют представительства в Совете Цитадели, а также ханары и волусы, у которых на Цитадели имеются посольства. В этом же регионе находится родной мир кроганов, также когда-то входивших в состав Рас Цитадели. Среди скоплений, которые предложены для исследования, следует назвать Аппийский Крест, Бассейн Аннос, Кроганскую демилитаризованную зону, Скопление Этона. Среди миров - Ируну, Кахье, Палавен, Сур'Кеш, Тучанку. Я выделил эти районы потому, что именно они должны быть исследованы. Может быть, даже повторно. У нас нет уверенности, что мы всё успеем сделать. Вполне возможно, что нам будет необходимо посетить и те районы, которые я не назвал. К огромному сожалению, планировать что-либо с достаточной чёткостью и точностью становится всё труднее - сказываются вскрываемые каждый раз во всё большем количестве нестыковки, несогласованности, повторы и противоречия, которые не дают нам возможности и права уже сейчас составить чёткий и полный непротиворечивый план. Тем не менее, основным местом нашей будущей работы в ближайшем времени станет Кроганская Демилитаризованная Зона. В дальнейшем предполагается посетить туманность Конская Голова, Скопление Исхода, Скопление Вояджера, Сигму Близнецов, Местное Скопление, Скопление Беты Аттики. Большой проблемой, требующей нашего внимания и даже нашего участия является уяснение ситуации в Батарианской Гегемонии. Вы все хорошо знаете, что батарианцы не любят и не терпят на своих территориях чужаков. Да, они оскорблены, обижены и возмущены многим. Тем не менее, нам придётся продумать варианты нашей деятельности, направленной на уяснение ситуации в пределах Батарианской Гегемонии. Мы не можем позволить себе обойти вниманием столь проблемный регион. Детали по работе с батарианцами и их территориями содержатся в ридерах, розданных вам. Там же содержатся планы и предложения по работе во всех вышеназванных районах. Прошу ознакомиться и высказаться. Предполагаю, что и завтра мы соберёмся на обсуждение, так как спектр направлений достаточно широк и разнообразен. Третьи сутки мы потратим на финальное довооружение, дооснащение и снабжение кораблей и экипажей с командами всем необходимым, после чего, скорее всего, направимся в пределы Кроганской Демилитаризованной зоны. - с этими словами Андерсон сел в кресло, всем своим видом показывая, что готов подождать, когда его коллеги будут готовы высказать свои суждения по представленным им материалам.
  Разговор получился длительным и очень содержательным. Отрядовцы были рады тому, что их работа и в дальнейшем будет необходима очень многим обитателям галактики. Их совершенно не смущала огромность представленного списка районов, где предстояло поработать, даже если это и были районы, в которых уже удалось побывать ранее. Все прекрасно понимали, что галактика одна и во многие районы им ещё предстоит прибыть не раз как в ближайшем, так и в отдалённом будущем. Титов, Стрельцова, Андерсон, Шепард не превалировали в обсуждении, давая коллегам высказаться свободно, без учёта званий и должностей, без оглядки на начальство. Синтеты обеспечивали обсуждение необходимыми материалами, фиксировали стенограмму совещания и вносили свои изменения и уточнения, а также дополнения в формируемый предварительный полный план работы. Только в три часа ночи, сотрудники Штаб-Квартиры когда уже несколько раз приносили в Зал закуски и напитки, было решено прерваться до десяти часов утра и затем продолжить обсуждение. Службы Цитадели получили предварительные заказы и начали формировать грузы, готовя их к переброске на борты кораблей Отряда.
  Светлана успокоенно уснула рядом с Шепардом. Штаб-Квартира погрузилась в почти полную тишину. Капитан уснул далеко не сразу. Он был благодарен Светлане за поддержку, за подпитку, за то, что она не стала ему выговаривать. Да, он слишком увлёкся работой. Так всегда было. И если бы Светлана его увлечённости не поняла... он бы не стал обижаться и возмущаться. Она имела право на непонимание.
  А она... она поняла его увлечённость правильно. И сама немало сделала на своём крейсере, не пожелав передать всю полноту власти над кораблём и экипажем своему первому помощнику.
  И теперь она успокоилась, поняв, что Джон её по-прежнему сильно любит, что она по-прежнему для него - единственная любимая. Женщина, жена, подруга. Мать его детей. Она спит рядом, успокоившись, расслабившись, чуть-чуть приоткрыв свой психококон. Только рядом с ним приоткрыв.
  В десять утра отрядовцы снова собрались в Зале оперативных совещаний. Коротко обсудив судьбу грузов, собранных во время полёта, нормандовцы и волговцы составили необходимые документы на передачу грузов с бортов фрегата и крейсера на склады Цитадели. На борту "Волги" остались только "обелиски" - их Явик получил в своё полное владение и распоряжение, намереваясь продолжить работу над изучением содержимого их носителей информации. Его право. Все остальные грузы были переданы на склады Станции. Затем были подготовлены извещения адресатам-заказчикам с указанием, когда и где они могли получить со складов заказанное. Остальное было уже проблемой складских служб и самих заказчиков, поэтому отрядовцы перешли к обсуждению вчерне сформированного в минувшие часы плана работы.
  В этот раз удалось прерваться на полноценный обед - Чаквас и Мишель встали скалами, указав, что больше не потерпят нарушения режима питания в столь нормативных условиях. Отрядовцы согласились с мнением своих докторов и подчинились их требованиям. Врачи удовлетворились видом активно обедающих коллег и успокоились. В три часа дня обсуждение продолжилось. Никого из отрядовцев уже не пугала обширность списка, никого не возмущала необходимость вернуться в казалось бы уже обследованную звёздную систему или скопление или туманность. Все понимали - это их работа. Которую за них и вместо них некому делать.
  Сделав короткий перерыв на ужин, отрядовцы продолжили обсуждение, чтобы третьи сутки освободить для личных дел и вопросов, пока службы Станции будут переводить на корабли Отряда необходимые грузы. Наконец, сформировав более-менее согласованный и детализированный план, ровно в два часа ночи отрядовцы разошлись по жилым комнатам Штаб-Квартиры.
  С утра Андерсон и Стрельцова разрешили своим коллегам действовать по личному графику. Сбор отряда был назначен на шесть часов вечера, после чего предстояло вернуться на борта кораблей и подготовиться к полёту в Кроганскую ДМЗ. Отлёт от станции запланировали по достижении полной готовности, особо не указывая время. Только обозначив крайний срок - девять утра. Не хотелось светить отбытие Отряда перед множеством зрителей.
  Шепард провёл эти свободные часы рядом со Светланой. Они гуляли по Цитадели, зашли в несколько маленьких кафе, перекусили, посмотрели два фильма из новинок этого месяца, посетили новую большую выставку. О многом говорили. Светлана рассказала Джону о результатах последнего медконтроля, зная, что только это может успокоить её любимого в большей степени. Он ведь иначе не успокоится, до Аллы дойдёт, но вытрясет информацию. Беспокоится, волнуется. И за неё, и за обоих детей. Сына и дочь. Наверное, судьба ей, Светлане Стрельцовой, пока благоволит. Наверное.
  Кайден улетел на флайере в расположение дивизии, где служила Эшли. Тоже постарался быть рядом с ней столько, сколько было возможно. Эшли была рада.
  Андерсон... Командир впервые направился к Чаквас. Оделся в лучший костюм, взял цветы, бутылку "Серрайз-Айс", торт. И направился. Как он сказал, когда встретил Светлану и Джона у выхода из Штаб-Квартиры, направился сдаваться. Пусть решает Карин. Это её право и решение. Только её. Может быть она согласится. А может быть - и нет. Но во всяком случае эти часы перед отлётом Отряда с центральной станции Галактики они проведут вместе. И рядом. А дальше - будет работа.
  Гаррус забрал Мишель к себе в Штаб СБЦ. Она не возражала. Ей было важно убедиться, что Гаррус работает в нормальных условиях, что у него там, где он работает сутками, всё обстоит нормативно. Они пока что вместе. И это - главное. А формальности вроде договора и свадьбы - могут и подождать. Главное - взаимоотношения. Главное - понимание. Главное - единение.
  В шесть вечера прибыли челноки с кораблей Отряда. Нормандовцы и волговцы собрались на площадке причала спецдока. Провожал их, как всегда, только Гаррус.
  Один за другим челноки уходили к кораблям, оставляя Цитадель за кормой. Глядя на удалявшуюся станцию, Шепард думал о том, что теперь предстоит решать большую и сложную проблему с кроганами. Многогранную проблему. Андерсон прав - независимо ни от чего - это основная проблема на ближайшее время для всего Отряда. Не решив её, нельзя будет заниматься другими проблемами. Опасно и нежелательно оставлять такую проблему нерешённой.
  Полная готовность кораблей, команд и экипажей Отряда была достигнута к десяти часам вечера и Отряд ушёл от Цитадели. Ушёл тихо, без проводов, без оркестров, без толпы журналистов на причале. Тихо, по-рабочему. Так, как и подобает уходить военным кораблям.
  Пока были несколько свободных часов до полуночи и Шепард решил в очередной раз уединиться. Поразмышлять и повспоминать.
  
  Размышления Шепарда
  
  С Тали Шепард встретился. На Хестроме, откуда Тали и её группу удалось эвакуировать прежде, чем опомнившиеся геты заблокировали все выходы с планеты. Раэль Зора продолжал надеяться на то, что гетов удастся подчинить, заставлял дочь делать многое в этом направлении. А ведь к тому времени и Тали многое успела изменить на Флоте, сама своими собственными усилиями сумела изменить. Благодаря богатейшей информации переданной ей Явиком. Благодаря своим собственным возможностям, способностям и задаткам.
  Естественно, что младшую Тали на Флоте не все любили и уважали. Тали тогда пострадала сильно - её практически попытались либо устранить физически, либо - заставить отойти по объективным причинам от активной деятельности. Использовав для этого неравнодушного к Тали квариаца. Окаса. Пришлось отрядовцам действовать быстро и жёстко. Даже - жестоко. Кварианцам тоже нужно было меняться. Глубоко и полно меняться. Всем. Потому что иначе раса "скафандриков" могла не выжить. Физически не выжить, столкнувшись нос к носу в полном одиночестве со Жнецами и их приспешниками.
  Явик тогда смог задержать Окаса, вознамерившегося взорвать "Райю". Корабль-ферму и флагман. Кварианский суд приговорил всех заговорщиков к смерти. Раньше их приговорили бы к изгнанию. Теперь - к смерти. Не все кварианцы были согласны с приговором. Адмиралы по-прежнему видели разные перспективы, отстаивали свои собственные точки зрения на развитие взаимоотношений с гетами.
  Молодые кварианцы... да и не только они, конечно же знали, каков на самом деле уровень взаимоотношений его, Джона Шепарда и Тали Зоры. Но они поступили мудро, сделав всё, чтобы над этими взаимоотношениями никто из их соплеменников не издевался и не насмешничал. Как тогда сказала Тали? "Мне положено так. Природой положено.". И она была права, та самая Тали, которую уже называли Адмиралом. И считали настоящим Адмиралом. Без всяких там ритуальных формальностей. На Флоте росла новая сила, молодая Сила, способная бороться, биться с врагом в новых, изменившихся условиях. И - вести за собой.
  К тому времени удалось определить, что легендарную Подопытную Ноль, упрямо именовавшую себя Джек, всё же схватили и заточили на скотовозе-тюрьме, подчинявшемся "Синим Светилам". Пришлось осуществить нападение на тюрьму, профильтровать заключённых и вытащить Дженнифер, обеспечив ей длительный и эффективный реабилитационный период. Пока Дженнифер проходила реабилитацию, нашли "Серый Трон" - корабль Серого Посредника. Это потом он станет обычным кораблём "с двойным дном", а тогда... Тогда он скрывался. И был только штабом Посредника и его основной базой. Результат общения с Посредником-ягом обнадёжил. Нет, яги не собирались решать за другие расы их проблемы и задачи. Отрядовцам хватило и того, что яги решили воевать с Жнецами на стороне Рас пространства Млечного Пути. И сам Серый Посредник сумел сделать так, что все вопросы были полностью решены за считанные часы - нескольких дней стоянки, первоначально запланированных, не потребовалось.
  
  Работа кораблей отряда в скоплении Кроганская ДМЗ
  
  Пока корабли следовали по цепочке ретрансляторов в Кроганскую ДМЗ, Шепард занимался привычными старпомовскими делами. Обходы, разговоры с сокомандниками, участие в их ежедневной работе, написание и чтение очередных документов. Грюнт совершенно ожидаемо запросил для себя всю информацию по кроганам и всю информацию по самой Демилитаризованной Зоне. Синтеты дали ему всё, что только смогли найти. Пусть думает, размышляет, оценивает, вырабатывает свою позицию, своё видение, свою точку зрения.
  Стоя у Звёздной Карты рядом с вахтенным офицером, старпом смотрел на схему Демилитаризованной Зоны и вспоминал, что же ему самому известно по кроганам, их истории и особенностям.
  Как всегда было, древняя история расы кроганов была слабо документирована. Считалось, что эволюция кроганов проходила в крайне опасной среде - на протяжении миллионов лет на своей родной планете Тучанке кроганы боролись за своё существование, а точнее - за выживание. Ящерам угрожали крупные хищники, опасные болезни и скудность планетарных ресурсов. Кроганы сделали тогда всё, чтобы справиться с этими проблемами - их наука победила местную природу материнской планеты и тогда... Тогда кроганам стало не с кем бороться и они нашли новых врагов - самих себя. Начались так называемые Войны Кроганов. Наука продолжала работать в интересах расы, очень скоро был полностью пройден этап изучения оружия массового поражения, наступил неизбежный черёд открытия, создания и применения ядерного оружия. Применения такого оружия в массовых, глобальных масштабах. Планета закономерно превратилась в радиоактивную пустыню, а кроганы скатились в своём развитии на уровень примитивных воинственных кланов.
  Считалось, что два тысячелетия назад кроганов именно в таком состоянии обнаружили саларианцы. Они... как бы это помягче сказать, решили одарить кроганов нужными им технологиями. В обмен на гарантированную помощь против рахни. Кроганы были быстро введены в состав рас Цитадели и действительно, ящеры помогли уничтожить рахни почти полностью. Как тогда считали очень многие - полностью. Ну выгодно было так считать - раса разумных жуков была истреблена, как ошибочно тогда полагали, полностью.
  Когда Рахнийские войны стали историей, резко размножившиеся кроганы стали осуществлять неизбежную экспансию в соседние звёздные системы. Начался банальный захват жизненного пространства расой ящеров. Совет Цитадели вовремя не отреагировал и кроганы начали забирать себе уже освоенные другими расами планеты, фактически оккупировать их.
  Совет Цитадели тогда создал Спецкорпус Тактической Разведки, сотрудники и агенты которого повели против кроганов войну с помощью диверсионных стратегических ударов. Да, эта война имела определённый успех, но она, как показало будущее, не вела к поражению кроганов. Не вела. Слишком оказались слабы саларианцы и азари. Слишком слабы. С помощью турианцев саларианцы смогли применить по кроганам биологическое оружие - ставший печально знаменитым и одновременно - крайне эффективным генофаг. Естественно, кроганы сдались далеко не сразу и далеко не все. Отдельные группы мятежных ящеров продолжали сопротивление или перешли к пиратству, укрывшись в малодоступных для Совета Цитадели пограничных системах Пространства Млечного Пути.
  Детальное ознакомление со всем массивом сохранившихся документальных свидетельств доказало Шепарду, что с самого начала конфликта силы кроганов превосходили по численности силы, которыми располагал Совет Цитадели. Ни саларианцы, ни азари даже объединившись, не смогли бы ничего противопоставить реального ящерам, способным за считанные дни заселить огромную планету, условия которой не позволяли поселиться на ней ни саларианцам, ни азари. Привыкшие воевать, кроганы сумели составить достойную конкуренцию даже турианцам.
  Переход к войне на уничтожение внеконвенциональными средствами, способами и методами являлся практически неизбежным. Вирус генофага делал весь организм ящера, все его клетки поражёнными - знаменитая регенерация кроганов переставала работать должным образом. Мутация приводила к тому, что только одна беременность из тысячи приводила к рождению нормального ребёнка, но и тогда генетическая аномалия передавалась по наследству. Хотя кроганы и считали, что генофаг лишил их права на потомство, вирус не ограничивал репродуктивную функцию кроганок, он только сильно снижал жизнеспособность плода.
  Можно было бы бесконечно спорить о том, допустимо ли было тогда так поступить с расой разумных ящеров. Тем более, что и в эпоху кроганских восстаний сами кроганы уже были только тенью великой расы. Неудивительно, что сами кроганы оказались полностью бессильны против генофага. Но они сами выбрали свой путь, сами перешли к оккупации уже освоенных ранее другими расами планет, сами отказались от надлежащего уровня самоуправления, делающего их пребывание в галактике если не безопасным, то хотя бы терпимым.
  Считается, что у современных кроганов практически полностью отсутствует экономика, нет производства и нет признаков социального развития расы, что ставит кроганов, как расу, на грань ликвидации.
  Помня о крогане Патриархе, зная, насколько безответственны бывают в суждениях учёные, Шепард понимал, что на самом деле любая раса предельно уязвима. Для любой расы можно изыскать гибельное оружие. Да, кроганы были сильны и почти физически не уязвимы. Их многие ключевые органы были многократно дублированы. Кроганы спокойно переносят голодовки, умеют запасать жидкость и жир впрок.
  Для людей было не слишком привычно и нормативно знать, что кроганка, самка детородного возраста может отложить до тысячи оплодотворённых яиц в течение года. Генофаг, как известно, сократил количество жизнеспособных плодов с тысячи до одного. Один ребёнок для кроганки в год - это было уже вполне терпимо для восприятия людей. И не только людей, но и многих других рас Пространства Цитадели. К сожалению, столь высокая плодовитость определила и культуру кроганов, которая в свою очередь была неразрывно связана с суровыми условиями родной планеты ящеров.
  Кроганам были свойственны эгоцентризм, жестокость и грубость. Ящеры высоко ценили физическую силу, способность разумного органика рассчитывать только на себя, не обращали особого внимания на предательство. Хотя, как доказывали документы, найденные синтетами Отряда, часто кроганы выдавали желаемое за действительное. Тот же Рекс, к примеру. Его чуть не убил отец. Собственный отец чуть не убил собственного сына. И сын вынужден был убить своего отца - у Рекса не осталось просто другого выхода. Явное предательство и Рекс, как доказали синтеты, не только косвенно, но и прямо, считал, пусть и храня это глубоко в душе, что отец предал его, собственного сына. Кроганы попали в опасную "вилку выбора", когда на самом деле принцип "спасай только свою собственную шкуру" совершенно не гарантировал им выживания и благоденствия, хотя во множестве других ситуаций - прекрасно срабатывал, позволяя достигать определённых положительных результатов. Как можно не знать, что такое предательство, ведя бесконечные войны с себе подобными, Шепард не понимал. Как можно было вести бесконечные войны с себе подобными и при этом считать, что кто-то сможет выжить - также было непонятно.
  Кроганы в конечном итоге поняли, что другие обитатели галактики, другие расы, объединившись, вполне способны ликвидировать их, ящеров, как явление и как сущностей. Мощь объединённой Галактики заставила нынешних кроганов весьма пессимистично оценивать шансы собственной расы на выживание. Большинство кроганов, не видя дальних и средних перспектив ни для расы в целом, ни для себя самих, руководствовались теперь принципом "убивай, грабь и заботься только о себе самом, ибо скоро все кроганы умрут". О том, чтобы становиться более развитыми, более культурными и более приспособленными к жизни среди других рас Галактики мало кто из кроганов даже задумывался, а не то что бы действовал в этих направлениях, стремясь исправить опасную и незавидную ситуацию.
  Кроганы были разобщены - даже язык ящеров содержал в себе множество выражений, весьма специфически толкуемых каждым из известных кроганских кланов.
  Грюнт. Чистокровный кроган, в котором не было ни грана генофага. Чистый кроган. Его, конечно, можно было счесть искусственно созданным. Шепард представлял себе, хотя бы в общих чертах, с чем придётся столкнуться ему, молодому ящеру, когда он ступит на землю родной планеты кроганов. Уже сейчас Грюнт слишком отличался от большинства кроганов. И, тем не менее, должен был стать своим среди своих, среди представителей своей расы. Сейчас Грюнт имел только самостоятельно выбранное им имя. А теперь, когда рядом - Тучанка, ему предстояло решить не менее важный для любого крогана вопрос - выбрать клан. Клан кроганов, к которому он захочет присоединиться. Да, сам Рекс немало сделал для того, чтобы стать вождём пусть небольшого, но мощного клана. И поддержка Рекса в этом вопросе, в вопросе Грюнта могла бы быть решающей. И один Рекс при этом мало что решал. Религия кроганов, их мораль. То, на что другие расы стремились обращать как можно меньше внимания. Они диктовали процедуру вхождения нового, молодого крогана в состав расы. Обряд Инициации, Обряд Посвящения.
  Считалось, что религии, как строгого набора убеждений о мироздании, у кроганов не существует. Святым местом для ящера был алтарь, на котором размещались черепа предков - бывших боевых мастеров и вождей кланов. Это место должно было напоминать кроганам о корнях и о неизбежном будущем - откуда они пришли и куда они уйдут. Вполне возможно, что кроганы не верили в загробную жизнь.
  Тем не менее, обряд инициации требовал от молодого кандидата в полноправные члены кроганского сообщества доказать свои прежде всего боевые качества. Как указали синтеты, передавшие информацию об этом одновременно Шепарду и Грюнту, кандидату в члены клана предстояло сразиться с варренами, кликсенами и молотильщиком. Практически речь шла о том, что молодой ящер должен был показать себя прежде всего умелым и стойким бойцом. Если о варренах и кликсенах Шепард как-то не особо беспокоился, то необходимость выстоять в бою с молотильщиком его несколько озадачивала - он видел, что Грюнт, поднабравшийся информации и не заражённый местными кроганскими забобонами, не видит необходимости даже задираться со змеечервём, которых на Тучанке и так было не слишком много.
  Да, молодому крогану было прекрасно известно о некоей праматери всех молотильщиков, будто бы обитавшей на Тучанке, известно было ему также и о том, что далеко не каждый кроган выживал и тем более - одерживал победу над змеечервём. Грюнт вообще не видел необходимости убивать змеечервя. А он, как оказалось, будучи сильным, здоровым кроганом, вполне мог убить молотильщика, даже выступив против змеечервя в одиночку.
  Только после прохождения обряда Посвящения, обряда Инициации кроган, выстоявший, уцелевший, мог получить право стать членом общества. Вступая в клан, кроган получал имя, право иметь собственность, а также сражаться за клан и воевать под руководством вождя. Последний являлся единственным носителем власти в любом кроганском клане и единственной сферой, которая оставалась вождю клана неподвластна - это были вопросы религии, ими ведал шаман клана.
  Выборы главы клана происходили в полном соответствии с потребностями кроганов: каждый из членов клана мог бросить вождю вызов и победить вождя в схватке, заняв его места. Если же претендент на место вождя проигрывал, то сам погибал вместе со своим родом. После кроганских восстаний подобные вызовы стали редкостью - численность самых больших кланов составляла теперь только несколько сотен особей.
  Обособленность и непроходящий эгоизм кроганов были основными препятствиями на пути к созданию централизованного правительства. Кроганы не испытывали страха, легко игнорировали необходимость подчиняться приказам, что делало любые союзы кланов кратковременными.
  Была и ещё одна проблема - Грюнт был молод и, естественно, интересовался особами противоположного пола. А у кроганов на Тучанке кроганки мало того, что никогда не покидали пределов родной планеты, да ещё и составляли совершенно отдельные женские кланы, которые не участвовали в войнах и заботились только о том, чтобы поддерживать популяцию кроганов на необходимом уровне. Способные к результативному зачатию ребёнка кроганки ценились как стратегический ресурс. А уж как будет цениться Грюнт, в котором не было ни следа генофага - было страшно даже представить. Близкородственные связи сыграли с расой кроганов свою почти неизбежную злую шутку - многие кроганы оказались кровными родственниками по материнской линии и в этой связи появление Грюнта - совершенно чистого, особого крогана также могло иметь неоднозначную роль.
  Перед таким врагом, как Жнецы и их пособники, необходимо было объединить расу кроганов под единым управлением. Как доказывали синтеты, официального правительства у кроганов не существовало до сих пор. Оставался единственный возможный и наиболее результативный путь - объединение большей части кланов кроганов под руководством вождя одного из кланов. Ясно, что на этом посту большинство отрядовцев видели Рекса, уже успевшего к прибытию к Тучанке кораблей Отряда стать вожаком клана Урднот.
  Прирождённые воины, кроганы, тем не менее, были откровенно слабы и непрофессиональны. Традиционная военная тактика ящеров была построена на ведении изнуряющей войны, где активно использовалось численное преимущество. Бойцы-кроганы были экипированы дешёвым, но надёжным снаряжением, командование войсками осуществлялось централизовано, имелось понимание некоторых тонкостей тактики и стратегии.
  Приоритеты после применения генофага неизбежно сменились с численного преимущества на максимальную эффективность. Сами кроганы уже не могли позволить себе нести значительные потери в боях и битвах. Кроганские мастера боя стоили десяти воинов любой другой расы, ведь для них убийство было уже не функцией, не задачей, а наукой. Мастера боя из числа кроганов концентрировались в сражении на чистой экономии сил, сводя движения к минимуму и подавляя свою грубую энергию, чтобы затем единственным ударом обездвижить своего противника. Но таких мастеров, способных сочетать богатую практику с теоретическими изысканиями, среди кроганов было мало. За пределами Тучанки, за пределами ДМЗ кроганы работали преимущественно охранниками и наёмными громилами. Большинство таких работ были откровенно незаконными, что не помогало ящерам улучшать свою сомнительную репутацию, находя лучшее применение своим знаниям, силам, возможностям и способностям.
  
  - Внимание по Отряду. - ожил динамик громкой связи в каюте старпома. - Корабли Отряда вошли в систему Аралах. Дежурным сменам БИЦ - приступить к работе. Локаторы и сканеры активированы.
  Большая система с шестью планетами традиционно предложила гостям познакомиться с водородно-гелиевым гигантом - планетой Ваул. Названа была планета в честь древнего кроганского божества, нёсшего, согласно множеству легенд и сказаний, вечный дозор в ожидании врагов. Луны гиганта были названы в честь некоторых из многочисленных глаз и ушей Ваула. Единственной причиной, по которой кроганы могли посетить окрестности Ваула, был чисто научный интерес, а его, как выяснилось, кроганам всегда не хватало.
  Следующим под сканеры и локаторы кораблей Отряда попал Руам - меньший из водородно-гелиевых гигантов системы Аралаха. Его уже использовали для добычи гелия-третьего, но глубина гравиколодца планеты делала экспорт сырья невыгодным. Посетители, прибывавшие в систему Аралах, часто дозаправлялись на станциях Руама, где были размещены и военные станции Службы принудительного разоружения при Совете Цитадели. Задачей персонала станций Службы в данном районе было исключение продажи топлива известным анархистам, террористам и их пособникам. Идентификаторы и коды обоих кораблей Отряда станции Службы приняли без лишних вопросов, традиционные полтора часа дрейфа истекли достаточно быстро и впереди показалась Тучанка - материнская планета кроганов.
  
  Тучанка. Кроганы. Грюнт - Обряд Посвящения
  
  Родная планета кроганов представляла собой достаточно жалкое зрелище. Изуродованная кратерами от бомбардировок, покрытая радиоактивным щебнем, окутанная тучами удушливой гари, испещрённая соляными пустошами, морями щёлочи, она была едва пригодна для жизни.
  Звезда класса F, Аралах, что в переводе с одного из кроганских наречий означало "Гневное око", позволяло живым существам в изобилии плодиться под своими лучами на протяжении тысяч лет. Аналоги деревьев образовывали густые джунгли. Но потом наступила ядерная зима и большая часть оставшейся на Тучанке растительности неминуемо погибла. Большая часть населения ушла в подземные бункеры, а следом до уровня Тёмных Веков опустилась и культура кроганов. Власть перешла к племенным кланам.
  Глобальное потепление пришлось останавливать высокотехнологичными мерами - для удержания температуры в пригодных для жизни пределах в точке Лагранжа был установлен огромный отражатель, обязанность обслуживания которого возлагалась на персонал орбитальной боевой станции СПРС.
  До сих пор небезосновательно считалось, что окружающая среда Тучанки - смертоносна. Каждый представитель живого мира был в той или иной степени хищником, не составляли исключение и большинство растений. Жить спокойно можно было только на хорошо охраняемых территориях.
  - Капитан, поступило сообщение от Рекса. Подтверждает готовность принять группу высадки. - доложил вахтенный по спикеру. - Но не скрывает, что у них там... напряжённо.
  - Спасибо. - Шепард встал с жестковатой койки, отложил стопку ридеров, содержимое которых просматривал. - Предупредите - идут только люди. Турианцы, синтеты, Явик - остаются на борту. Вниз идут только люди и Грюнт.
  - Рвётся поучаствовать. - отметил вахтенный, - Хорошо, капитан, я предупрежу.
  - Добро. - старпом переключил каналы, натянул скафандр, проверил оружие, пристегнул шлем и укладки. - Надо идти. Но убить очередного змеечервя ради развлекухи я кроганам не позволю. Мало ли что там у Рекса принято в клане. Клан небольшой, один раз придётся потерпеть и обойтись без зрелища.
  
  - Капитан. - Грюнт навис над Шепардом, садившимся в кресло в салоне челнока. - Вы... против того, чтобы я убивал молотильщика?
  - Я против того, чтобы ты вообще с ним бился. Не потому...
  - Понимаю, капитан. Бедная животинка не заслуживает смерти только потому, что кому-то хочется испытать меня. - Грюнт осторожно опустился на лавку напротив старпома. - Но какова альтерна... альтернатива?
  - Грюнт, ты достаточно силён, я это знаю. Кроганы всегда воевали между собой. Ты тоже это знаешь. Они уничтожили почти полностью животный мир Тучанки. - сказал Шепард, наблюдая, как челнок покидает пределы фрегат-крейсера и начинает спуск на планету. - Тебе это тоже известно. Скажи, неужели ты думаешь, что биться с кроганами или биться с молотильщиком - единственный способ доказать свою силу и мощь?
  - Нет. - молодой кроган посмотрел на Шепарда пристальным взглядом. - Тогда что?
  - Кроганам необходимо объединиться. И ты - сможешь их объединить. Или, хотя бы, способствовать их объединению. Действенно способствовать.
  - Мне... придётся остаться там? - ящер посмотрел сквозь иллюминатор в сероватую мешанину атмосферы Тучанки. - Я... я не хочу. Я хочу быть рядом с вами, капитан. Со всеми отрядовцами.
  - Нам придётся здесь задержаться. - сказал Шепард. - Твоя инициация, Грюнт, только часть задачи.
  - Союз с кроганами? - пророкотал ящер.
  - Задача-максимум. - подтвердил старпом. - А за это время мы постараемся сделать так, что тебе не придётся оставаться на Тучанке.
  - Хорошо бы. Я привык к вам. Ко всем. - уточнил Грюнт, закрывая глаза. До посадки на пятачке в жерле шахты оставалось ещё десять минут.
  
  - Вожак клана ждёт вас. - сказал пожилой кроган, отступая от открытого проёма люка челнока, опустившегося на ржавую плиту посадочной площадки. - Он не любит ждать.
  - Верю. - кивнул Шепард, сходя на лестницу. - Ричард, охрана челнока - четыре человека. Вы и Аленко с остальными - со мной. Грюнт, держись рядом и чуть позади меня.
  - Да, капитан. - ящер кивнул, неодобрительно посматривая на кроганов, старавшихся принюхаться к новичку. - Они пытаются понять, настоящий ли я.
  - Их право. - старпом переступил порог убежища, спустился вниз по лестнице, повернул направо. - Противоатомное убежище.
  - Ага. Третий класс по классификации Альянса. - подтвердил Аленко, даже не заглядывая в инструментрон. - Строили мощно, но и заряды подорвали - намного более тяжёлые. Потому и разрушений больше, чем допускает проект.
  - Шифрование слабое, капитан. - в спикере послышался голос Оливии. - Я буду на связи, предупрежу о проблемах Марк и Легион поддержат.
  - Хорошо, Оливи. - тихо ответил Шепард, подходя к задраеной створке люка и ожидая, пока гидроцилиндр утянет створку в сторону. - Держитесь рядом со мной. - старпом, быстрым взглядом скользнув по спутникам, переступил порог, повернул чуть вправо и стал подниматься по куче гравия, в котором попадались разноразмерные куски цемента и целые каменные блоки.
  
  Рекс был занят. Он разговаривал с шаманом клана. И разговор шёл как раз о Грюнте.
  - Как бы ни был проклят Окир, он - великий полководец и никто его этого статуса и звания не лишал. - гремел под сводами убежища голос вожака клана. - Окир никогда не бросал слов на ветер, он всегда держал слово. Если эта информация верна. - Рекс потряс лапой, в которой была зажата пачка ридеров. - А я не имею оснований не доверять Шепарду и его коллегам, - он положил ридеры на каменный блок у своего трона. - то Грюнт - кроган. Настоящий кроган, а не подделка и не пустышка. Не чучело и не приманка.
  - Как хочешь, Рекс. Ты - вожак. Тебе решать. Но другие кланы уже менее дружелюбно настроены по отношению к нам. Многие уже примериваются, как отобрать наши три женских клана. Тебе ли не знать, что рождаемость в нашем клане самая низкая из всех кланов.
  - Именно потому она низкая, что я никогда не гонюсь за количеством. Я прежде всего стремлюсь к качеству, Шаман. И тебе это известно.
  - Известно. - кроган-Шаман отступил назад и влево.
  - Шепард, Аленко, Дженкинс! - Рекс встал, выпрямляясь во весь свой немаленький рост. Красная боевая броня сверкнула в лучах шахтных светильников. - Я рад вас видеть. А это... - взгляд главы клана коснулся лица Грюнта, стоявшего рядом с Шепардом, - и есть тот самый чистокровный кроган? - Рекс сошёл с постамента, остановился в шаге от Грюнта, принюхался во всю мощь своих лёгких. - Он пахнет как настоящий кроган. Это - не подделка, не пустышка и не чучело, Шаман. Он - настоящий кроган. - Рекс отошёл, поднялся на пьедестал, сел в каменное кресло, посмотрел на Грюнта более внимательно. - Ты действительно... сын Окира?
  - Да. - Грюнт кивнул, не продолжая говорить на эту тему.
  - Окир... - пророкотал Рекс. - Известное имя... среди кроганов. Славное имя... Но одновременно - ненавидимое имя.
  - Более чем ненавидимое. - вклинился в разговор доселе молчавший и стоявший поотдаль Гататог Увенк. - Рекс, ты решил...
  - Увенк, пройти обряд Посвящения может каждый молодой кроган. Я уже убедился в том, что Грюнт - настоящий кроган, а не подделка и не пустышка. Он может пройти обряд Посвящения или хотя бы начать его проходить.
  - Мне известно, Гататог Увенк, что между вами, главой клана Гататог и Рексом, главой клана Урднот, заключено перемирие. - сказал Грюнт, исподлобья разглядывая нахального вождя. - И вы чувствуете, что если я останусь жив, то скорее всего, приму верховенство Рекса. Не ваше верховенство, Увенк. А ваше межклановое перемирие заключено до того момента, пока один из кланов в силу тех или иных причин не станет сильнее. Вы уже сейчас чувствуете, как и положено лидеру клана, что если я останусь в рядах клана Урднот, то я тем самым усилю этот клан, а ваш клан ослабеет. Вы попытаетесь, разорвав перемирие, объявить войну и попытаться победить. - рокот голоса Грюнта почти достиг силы и мощи голоса Рекса, - Заявляю со всей ответственностью и определённостью - вам не удастся победить. Причины вам самому, как лидеру клана, хорошо известны.
  - Он говорит так, как говорил бы я, будь я простым кроганом. - сказал подошедший Шаман клана Урднот. - Кроганом, который хочет стать вашим помощником, Рекс. Может быть даже - военным помощником. В нём есть лидерские качества. И он смел и честен.
  - Меня породил Окир, но воспитал и вырастил Шепард и его супруга Светлана. Я считаю их обоих своими приёмными родителями. - пророкотал Грюнт. - И я прошу разрешить мне пройти обряд Посвящения. - он посмотрел на Рекса и склонился перед ним в формальном поклоне уважения к главе клана.
  - Он, выращенный в пробирке... - начал было Гататог Увенк, но Грюнт резко развернувшись, выбросил вперёд правую руку, едва не коснувшись ею головы нахального вождя:
  - Ни слова больше. Или у клана Гататог - будет новый вождь. - спокойно пророкотал молодой ящер. - Вождь должен говорить мало. За него должны говорить дела. - Грюнт опустил лапу, видя, что оппонент не собирается в ближайшее время что-либо говорить. - Я жду вашего решения. -повернулся он к Рексу, сидевшему на своём каменном троне и с интересом взиравшему на происходившее у его подножия.
  - Не вижу оснований запрещать Грюнту попробовать пройти обряд посвящения. - сказал Шаман клана Урднот. - Он настоящий. Я наблюдал за ним. Никаких признаков заданности или зажатости. Он - настоящий кроган и имеет право попытаться пройти обряд.
  - Это нарушение воли богов! - взвился Гататог Увенк.
  Шаман клана Урднот посмотрел на него, как на нашкодившего пацана:
  - Сфера религии - единственная сфера, которая находится вне вашей компетенции, Увенк. Шаман вашего клана подтвердит вам это. Любой шаман любого кроганского клана подтвердит вам это. Шаманы кланов не вмешиваются в дела вождей кланов. Но и вожди кланов не имеют права вмешиваться в дела шаманов кланов. Таков закон. Таков порядок. Такова традиция. - с этими словами шаман стукнул клюкой об пол убежища, выбив каменную крошку и сделав в бетоне небольшую выемку. - Я разрешаю крогану Грюнту пройти Обряд. - Шаман клана Урднот посмотрел на Грюнта. - Желаешь ли ты, Грюнт, уточнить, что тебя ждёт?
  - Варрены, кликсены и молотильщик. - пророкотал Грюнт.
  - Вы хорошо его подготовили, капитан. - шаман с уважением и интересом посмотрел на Шепарда. - Теперь я вижу, что вы стали настоящим приёмным отцом для молодого крогана. Не формальным, настоящим отцом. Нам нужен...
  - Крантт. - сказал Шепард, сделав шаг вперёд. - Поскольку я - приёмный отец Грюнта, я почту за честь биться с ним рядом.
  - Вы действительно хорошо подготовились, Шепард. - шаман клана Урднот кивнул. - тогда - нам не следует терять время. Или у вас есть...
  - Нет. - пророкотал Грюнт. - Я готов. И я хочу закончить это дело... побыстрее.
  - Слова достойные крогана. - одобрительно кивнул шаман клана Урднот. - Тогда нам надо идти. Предстоит поездка в последний, разрушенный бунтовщиками город Тучанки. Там есть Камень-Ключ. Он прочен и крепок, как и подобает крогану. Это - наше священное место. Я понимаю, что вы, Шепард и ты, Грюнт, подготовились, но напоминаю всем. - Шаман обвёл строгим взглядом полисменов-десантников, офицеров Альянса и кроганов. - Никто не может вмешиваться в происходящее на арене во время испытания. Только кроган и его крантт могут действовать там. Такова традиция. Таков закон. Такова воля кроганских богов! - шаман повторно ударил посохом об пол зала убежища.
  Уже в транспортёре, везущем группу к городу, Грюнт, склонившись к Шепарду, сказал:
  - Капитан, Джон. Прошу вас мне одному разрешить пройти первые два испытания. Они легки для меня. Я знаю, что вы готовы поддержать меня и ценю эту готовность и это желание. Но хочу попробовать справиться с первыми двумя испытаниями в одиночку.
  - Не возражаю, Грюнт. - Шепард полуприкрыл глаза. - Готов ли ты к третьему испытанию?
  - Да. - Грюнт наклонил лобастую голову. - Готов. - он не стал продолжать говорить дальше, посмотрев на сидевшего напротив и явно прислушивавшегося к их разговору шамана клана Урднот.
  - Тогда - действуй.
  - Да, Джон.
  
  Оказавшись на площадке и дождавшись, пока крышка люка закроется, отрезав единственный выход со своеобразной арены, Шепард огляделся по сторонам. То, что он видел, ему уже было знакомо - локаторщики, сканерщики и синтеты поработали на славу, снабдив группу высадки всей необходимой информацией. Ясно, что и варренов, и кликсенов и даже молотильщиков сюда регулярно подманивали. Как это делалось - было не столь важно.
  - Джон, я касаюсь ключа? - спросил Грюнт, закончивший обход площадки.
  - О твоей готовности...
  - Не надо спрашивать, Джон. - кроган кинул взгляд на полуразрушенные колонны. - Я готов. Остальное не важно. Первые два испытания я прохожу один. Третье - тоже один. Но там...
  - Там ты знаешь, как действовать, Грюнт. Ключ!
  - Есть, ключ. - кроган ударил лапой по кнопке. Кроганы не были сторонниками мишуры, поэтому не пытались выдать желаемое за действительное. Ключ был действительно кнопкой. Что она там делала - это уже было неважно.
  С двух сторон полезли на площадку многочисленные варрены. Из туннелей. Грюнт оторвался на полную катушку. Он не только отстреливал их, он их ломал, он их топтал, он их крушил. Шепард только следил за флангами, чтобы Грюнт не попал в полное окружение полчища этих существ.
  Наконец спустя четверть часа поток варренов иссяк. Наблюдая, как оставшиеся в живых пируют, пожирая трупы павших сородичей и одновременно - зачищая Арену, Грюнт напряжённо посматривал по сторонам.
  Кнопка Ключа вышла из паза, встав в исходное положение. Грюнт обернулся к ней, подошёл, вопросительно посмотрел на Шепарда. Тот едва заметно кивнул, зная, что за состязанием наблюдают кроганы кланов Урднот и Гататог. Внимательно наблюдают.
  Ударом лапы Грюнт вдавил кнопку. Удар гонга или колокола - Шепард особо не вникал, что именно издавало такой гулкий и короткий громкий звук. Над ареной появился Сборщик Кликсенов - неразумное летучее насекомообразное существо, некоторыми исследователями именуемое для простоты харвестером. Шепарду и Грюнту было известно, что Сборщики Кликсенов были опасным видом живых существ, обладали высокой скоростью, живучестью в особо неблагоприятных местах, значительной силой и неуёмной яростью. Встреча с таким монстром почти всегда сулила разумному существу мучительную гибель.
  Ни Шепард ни Грюнт не стали провоцировать Сборщика Кликсенов - не стали подходить к нему близко, поэтому сборщик спокойно и свободно высадил двух кликсенов и улетел за следующей партией. Грюнт почти играючи подстрелил обоих прибывших кликсенов, не допуская их к себе на ближнюю дистанцию и не попав под огонь, который они пытались выпустить в Грюнта при сближении с ним. Пока сборщик высаживал очередную пару, Грюнт перезарядил оружие и переместился в более удобное для очередного нападения место площадки. Шепард и здесь следил, чтобы кроган не был полностью окружён наступавшими кликсенами, всё чаще плевавшимися огнём с дальних дистанций. Грюнт, как заговорённый, отправлял этих существ в небытие, заставляя их взрываться и рушиться ошмётками на площадку.
  Четверть часа истекла. Грюнт вернулся к Камню-Ключу, перезарядил оружие.
  - Они достойны видеть? - спросил кроган у Шепарда, наблюдавшего за тем, как кнопка возвращается в исходное, ненажатое положение.
  - Ну не убивать же Молотильщика ради потехи, Грюнт. Да и стрелять по нему нет никакой необходимости. Нам ещё с Калрос договариваться. А убивать детей в присутствии матери... Нет, так нам не годится поступать.
  - У меня такое чувство, что площадка окружена воинами клана Гататог. - сказал Грюнт, принюхиваясь.
  - Ты прав. - Шепард даже не стал открывать инструментрон. - Они попытаются сами убить молотильщика и сравняться в мастерстве с Рексом. Только вот...
  - Согласно традициям нет чести в том, чтобы убить молотильщика коллективно. - закончил Грюнт. - Это уже не бой, это убийство и бойня. - рыкнул молодой ящер. - Так мне...
  - Действуешь так, как мы и говорили. - сказал Шепард.
  - Хорошо. - Грюнт приблизился к Камню-Ключу, надавил кнопку. В это раз кроме колокольного удара был ещё удар крупного молота, установленного в двадцати метрах за Камнем-Ключом. И Грюнт и Шепард знали - так можно быстрее и точнее призвать на площадку молотильщика.
  
  И он пришёл. Почти пятнадцатиметровая колонна выросла слева от Шепарда в тридцати метрах. Грюнт быстрыми шагами направился к змеечервю, тот склонил голову, наблюдая за смелым визитёром. Несколько минут - и голова змеечервя склоняется ниже, почти накрывая фигуру молодого крогана. Затем змеечервь выпрямился, оглядел площадку и замер, сканируя взглядом фигуру Шепарда. Лёгкий кивок и кроганы, окружившие площадку, увидели танец молотильщика. Боевой танец.
  - Такого они точно не видели. - сказал Грюнт, вставая рядом с Шепардом у Камня-Ключа.
  - Стрелять начнут через сорок секунд. Блокируй, Грюнт. - сказал Шепард.
  Едва грохнули первые выстрелы из дробовиков, Грюнт вылетел на середину площадки и вскинул руки. Энергия затрепетала между лапами молодого крогана, а когда он резко развёл руки в стороны, то волна накрыла всех кроганов, стоявших вокруг площадки. Все замерли, парализованные. Здесь были почти все воины клана Гататог. Клан Урднот не показывался на поверхности - его кроганы наблюдали за происходящим из подземных убежищ. И энергетическая волна, сформированная молодым ящером, их не затронула.
  Грюнт, оглядевшись по сторонам, убедился, что никто из кроганов - гататоговцев не может воспользоваться огнестрельным или холодным оружием.
  - Вы. Те, кто столетиями убивал живой мир родной планеты. - загремел голос Грюнта над Ареной. - Вы, кто раз за разом убивал детей праматери всех молотильщиков, великой Калрос. Вы, кто считал, что победив очередного Молотильщика, а точнее - просто пристрелив его, воображаете, что стали великими воинами? - громкость и гулкость голоса Грюнта нарастали. - Вы, кто посчитал, что надо тратить силы и время, убивая последних представителей животного мира нашей родной планеты! Вы, кто возжелал зрелищ вместо работы на благо планеты и народа кроганов! Вы посчитали, что все обязаны продолжать эту традицию битв на Арене, ведущую в никуда, ведущую кроганов к вырождению и гибели! Вы, убивающие друг друга даже в священных для каждого клана местах! Вы, считающие себя разумными существами и борющиеся между собой постоянно, непрерывно и безуспешно!
  Грюнт говорил недолго. Меньше двадцати минут. Но его слушали все. Молотильщик двадцатиметровой колонной возвышался над Ареной. Постепенно поднималась крышка люка. Из проёма неспешно вышли Рекс, шаман клана Урднот, самые уважаемые воины клана.
  Закончив говорить, Грюнт повернулся к подходившему шаману, опустился на колено и склонил голову перед религиозным лидером клана. Шепард неподвижно замер у Камня-Ключа.
  - С этого момента, Грюнт, - произнёс шаман клана Урднот, - ты получаешь право считать себя членом клана Урднот, заслужившим уважение и имя: Урднот Грюнт. Это имя - почётно. Ты не стал стрелять в молотильщика, не стал убивать его. Но ты победил его. - Шаман указал на мерно кивавшего головой змеечервя. - Такого ещё не знала история Тучанки. Ты победил змеечервя бескровно. Ты защитил его от гибели. Доказал, что ты великий воин. Умелый воин. С этого момента ты имеешь право жить на землях клана Урднот, владеть собственностью и вставать под командование воеводы клана. В твоей верности, преданности, честности, Урднот Грюнт, никто из членов клана не сомневается. - шаман клана коснулся плеч молодого крогана своим посохом. - Ты - член клана Урднот. Встань, Урднот Грюнт! Каковы твои желания и намерения?
  - Я хочу вернуться на корабль. - сказал Грюнт, вкладывая оружие в наспинные захваты. - Там я буду нужнее. Теперь я буду спокоен.
  - Достойный ответ. - кивнул шаман клана Урднот, переглянувшись с Рексом. - Ваше решение, вождь?
  - Пусть будет так. - Рекс ударил ладонью о ладонь, гулким звуком утверждая своё решение. - Он - наш воин.
  - И воин Отряда. - тихо сказал Грюнт.
  - И воин Отряда. - повторил Рекс. - Пусть будет так.
  - Это возмутительно. - подошедший Гататог Увенк не скрывал своего возмущения. - Вы приняли в клан воина из пробирки!
  - Уймись, Увенк. - сказал Рекс. - Я ясно видел - Грюнт был готов уничтожить весь твой клан. Физически уничтожить.
  - Тем более - это исчадие чужого ада не может быть членом кроганского клана! - пророкотал Увенк.
  - Решение принято, Увенк. - Рекс направился к зеву люка. - Хочешь войны - война будет. Но это будет последняя война для твоего клана.
  - Перемирие - разорвано, Рекс. - сказал Увенк, понимая, что на него смотрят в этот момент все воины его клана и другое сказать он просто не имеет права.
  - Пусть будет так. - сказал Рекс, продолжая идти к люку.
  - Так просто это не закончится! - с этими словамиУвенк вытащил из за спины винтовку и попытался было нажать на спуск, но замер, парализованный. Ствол винтовки, направленной в спину уходившему Рексу, плясал ходуном. Но нажать спуск у лидера клана Гататог не получалось.
  - Это... твои штучки... пробирочный... кроган... - едва слышно пророкотал Увенк, изо всех сил пытаясь додавить спусковую скобу.
  - Ещё один звук... - пророкотал Грюнт. - И ты умрёшь бесславной смертью.
  - Да по... - Увенк не сумел досказать слово, как обрушился на плиты Арены кулём. Подскочивший к трупу молодой воин клана Гататог наклонился, вгляделся, выпрямился и махнул лапой, давая понять соплеменникам, что вождь мёртв.
  Рекс, остановившись у самого люка, наблюдал за происходящим. Поняв, что члены клана Гататог уже все убедились в гибели своего вождя, Рекс вернулся к Камню-Ключу.
  - Все вы. - зарокотал глава клана Урднот. - знаете о единых правилах и традициях кроганов. Клан, утративший лидера, подчиняется клану, чей воин убил этого лидера. Желающие остаться в рядах клана Урднот - могут выйти на Арену! Остальные - убирайтесь!
  Через несколько минут арену заполонили кроганы. Здесь были почти все члены бывшего клана Гататог. Некоторые из них подходили к мёртвому Увенку, чтобы окончательно убедиться в смерти своего лидера. Только пятьдесят кроганов ушли от Арены.
  - В тренировочный лагерь. - распорядился Рекс, оглядев собравшихся. - Воины, проводите новоприбывших!
  Несколько воинов клана Урднот сопроводили почти две с половиной сотни новичков по каменным ступеням к тоннелям - оставаться на поверхности дольше определённого времени было опасно.
  - На борт. - Рекс повернулся к Грюнту и Шепарду. - Об остальном поговорим в тронном зале.
  
  В этот раз транспортёров было уже несколько и они ехали медленнее. Дорога заняла около сорока минут. Ехали колонной по другим тоннелям, более старым и более длинным.
  
  - Капитан. Даже не знаю, как это озвучить. - послышался в спикере голос Оливии. - поступили из женских кроганских лагерей несколько запросов на спаривание с Грюнтом и один - с вами.
  - Грюнт сам решит. А относительно меня - сообщите, что я женат. Полагаю, этого будет достаточно.
  - Хорошо, капитан. - Оливия переключила каналы.
  
  Тучанка. Кроганы. Охота на пыжаков
  
  Теперь, когда на Грюнта никто из кроганов клана не косился с недоверием, подозрением, опаской или злобой, членам группы высадки можно было оглядеться вокруг повнимательнее.
  Шепард выгрузился из транспортёра первым, подождал, пока выгрузятся остальные нормандовцы. Лагерь клана Урднот представлял собой маленькое, щедро усыпанное серым щебнем поселение клана. Шепарду сразу вспомнилось, как пришлось подниматься от небольшой посадочной площадке к месту, на котором был установлен трон главы клана. Как всё же экономно и даже бедно жили кроганы. Центральный лагерь в разумении британца Шепарда должен был сосредотачивать в себе лучшее, что вообще было в клане. А что тут было лучшее для тех же гостей и в их понимании? Да, как и положено "столице", было здесь то ли помещение, то ли отдельное здание для гостей, точнее - посланников из других кланов. Таких же кроганов. Была здесь лаборатория крогана-учёного Фортака и была бойцовая яма с варенами - место платных развлечений. Кровавых развлечений. Были немногочисленные посты торговцев - куда же без них. Было помещение для шамана клана, были помещения для кроганов-воинов. Вряд ли этим базовый лагерь выделялся среди других лагерей. Разве что тронной залы в других лагерях не было. А так - почти всё из перечисленного было.
  Старпом, видя, что Грюнт осмелел и отправился побродить по лагерю, решил также более детально осмотреть поселение. Как никак, теперь в клане пополнение. И пока не спадёт вполне понятное оживление, можно о многом узнать гораздо легче, чем в любое другое время.
  На плечо скафандра Шепарда прыгнул пыжак. По большинству источников о пыжаках было точно известно только то, что это - неразумные создания, похожие на обезьян. Маленькие, похожие на гибридов земных гиббона и муравьеда, существа воровали, как утверждалось, всё, до чего могли дотянуться. Шепарду не нравилась такая безответственность суждений - большинство разумных органических учёных делали недостойный истинного знатока и исследователя акцент только на развитой воровской инстинкт пыжаков.
  Да, случалось, что эти создания, живущие колониями прежде всего на своей родной планете - Элетании, воровали многое, что, как говорится, плохо лежало. Так и что? Разве разумные или, точнее, считающиеся разумными существами представители более чем десятка рас никогда не промышляли воровством? Да и зачем существам небольшого размера таскать с собой кучу ненужного им барахла, пусть даже и наворованного? Эти мартышки фиолетового окраса жили в колониях, выглядевших как ульи. Где там хранить объёмные коллекции наворованного? Значит, причина ненависти к пыжакам была в другом. Интересно, в чём?
  - Убей пыжака. - сказал проходивший мимо кроган. - Ты - гость, тебе решать, жить ему или не жить, если он сидит у тебя на плече. Если бы он сидел где в другом месте - и секунды бы не прожил. - Кроган остановился и недобро посмотрел на пыжака, почти неподвижно сидевшего на плече старпома. - Убей его. Это лучшее, что ты можешь сделать, человек.
  - Уточни, пожалуйста, почему я должен убивать именно вот этого пыжака? - спокойно спросил Шепард, кинув прямой взгляд на ящера. - Он у тебя что-нибудь украл?
  - Он? - Кроган ощерился. - Да они все для нас, кроганов - на одно лицо. Как мы их будем различать-то?! А что не украл сейчас - так украдёт потом. И не у меня... Если не у меня... То у другого крогана - обязательно украдёт. Они такие. Воры прирождённые. - с этими словами кроган продолжил свой путь и скрылся в проёме, откуда был выход на лестницу к покоям шамана.
  - Странно. - раздался голос другого крогана. - Я думал, что это тот пыжак, который сбежал у меня из контейнера. - кроган, сказавший это, не спеша вышел из полутьмы на свет и Шепард узнал его - это был Фортак, учёный клана Уроднот и одновременно - владелец одного из немногих сохранившихся терминалов, соединённых с базой данных о Тучанке - последним хранилищем всевозможной информации на родине кроганов. - Капитан Шепард? Я - Фортак, учёный клана Урднот. Может быть, вы слышали обо мне?
  - Кое-что слышал. - Шепард сделал шаг навстречу крогану, остановился. Пыжак, сидевший на плече, не стал куда-то срываться, просто ждал.
  - Да. Теперь я вижу, что это не тот пыжак. - Фортак подошёл ближе.
  - Похоже, вы один из немногих, кто может отличить их друг от друга. - заметил старпом.
  - Вы правы, капитан. - кивнул ящер. - Могу. Наверное, это долг и обязанность учёного - обращать внимание на то, на что не обращают внимание другие. Даже если эти другие - мои соплеменники. Наверное, вы слышали, что кроганы... не особенно увлекаются наукой.
  - Слышал. И теперь вижу, что это мнение несколько поспешно.
  - Бросьте, Шепард. - несколько грубовато отпарировал Фортак. - Мне пришлось убить своего предшественника, когда я захотел получить место учёного в клане. Именно он, мой предшественник, сказал, что нашу работу, работу кроганов-учёных, на самом деле никто не ценит. Когда я вытаскивал из его тела свой нож, я вдруг осознал, что он прав. Наверное, это была последняя возможность избежать перспективы стать очередным учёным. Наверное. Тем не менее, я им стал. Несколько жестоким и наверняка экзотичным для вас, людей, способом.
  - У нас тоже убивали для этого. Мы, люди, не считаем себя святыми. Вы - почти единственный учёный на много километров вокруг, Фортак, поэтому неудивительно, что на вас возлагают слишком много надежд.
  - Обязанностей, а не надежд, Шепард. - рыкнул Фортак. - Обязанностей. Рекс заставляет меня изучать производство злаков и других "садоводческих несуразностей" - в голосе крогана просквозила злая ирония. - Это, не скрою, сильно отвлекает меня от производства мощного оружия. Сам я предпочёл бы покупать злаки... Да хоть у тех же саларианцев, которые, как я глубоко убеждён, более бесплодными нас, кроганов, теперь уже не сделают.
  - Оружие?
  - Именно так, Шепард. Вы прилетели - и улетите. А нам здесь жить. Нам кроганам, не буду спорить, много чего нужно. Но прежде всего - нам нужно оружие. Хорошее и мощное оружие. Как можно больше именно такого оружия.
  - Разве оружия, которое имеет клан, недостаточно? - Шепард постарался не показать своего изумления. Фортак недовольно мотнул головой, что, вероятно, означало несогласие. - И, если уж вы заинтересовались пыжаком, то, вероятно, он не последний в вашей коллекции подопытных животных?
  - Не последний. - как всякий учёный, Фортак был рад, что гость клана проявил интерес к его научным занятиям. - Идёмте, покажу.
  - Охотно. - Шепард направился следом за кроганом и вскоре уже стоял в его небольшой комнате, которая, не будь кроганы такими большими, вполне сошла бы за небольшой зал.
  - Вот. Здесь одна из последних пар пыжаков. - сказал Фортак, указывая лапой на прозрачный контейнер. Два пыжака, по виду самец и самка сидели в контейнере. - Да, знаю, вам не нравится, что контейнер такой маленький. Но больше сделать - ни времени ни ресурсов нет. Всё сжирают задания Рекса. Он - глава клана и я вынужден подчиняться.
  - И что вам известно о пыжаках? - спросил Шепард, останавливаясь перед контейнером. Узрев сородича на плече незнакомца, сидевшие взаперти пыжаки придвинулись поближе к прозрачной стенке.
  - Иногда их называют "космическими обезьянами". Это - примитивная разновидность живых существ. Найдена на нескольких планетах, кроме нашей - только на Элетании и на Зоре. Если они способны не просто выживать, а даже процветать в столь различных экосистемах, можно смело сделать вывод, что они обладают очень высокой приспособляемостью. Живут они в небольших колониях, изготавливают грубые убежища и, как не мне одному представляется, делают больше, чем мы, мнящие себя разумными, можем себе представить или даже заметить, наблюдая за ними. Они кроме того, что вороваты, они прежде всего любопытны. Некоторые факты, некоторые наблюдения указывают, что они способны очищать планеты от мусора. Нет, не поедать. Нет. Собирать мусор и складировать его в определённых местах. Доказать это несложно, стоит только приглядеться. Впервые их заметили, когда несколько пыжаков цеплялись за ветки деревьев, своими длинными языками выковыривая маленьких насекомых и их личинки из щелей в коре. Да, не скрою, с ними сложновато. Они ведут себя нестандартно, неуправляемы. Я и удивился, когда увидел пыжака, спрыгнувшего вам на плечо... - Фортак остановился у лабораторного стола и пыжаки, сидевшие в прозрачном контейнере опасливо разбежались по углам. - Иногда мне кажется, что они... намного более разумны, чем мы хотим это признать. - кроган задумчиво смотрел на пыжака, сидевшего на плече капитана. - Для нас, кроганов, они действительно являются проблемой.
  - Большой проблемой, человек. - в комнату вошёл кроган, в котором Шепард опознал Рэтча - члена клана Урднот, занимающегося торговлей. - Полагаю, вы получили всю информацию о нашем клане заранее, Шепард.
  - Да. - кивнул старпом. - Получил.
  - Тогда мне особо представляться не нужно. Рэтч, торговец. Фортак. - кроган повернулся к соплеменнику. - Ты обещал...
  - Вот, возьми. - учёный передал укладку. - Всё в точности.
  - Вижу. - Рэтч взял укладку и взглянул на пыжака, сидевшего на плече капитана. - Они, эти пыжаки, Шепард, воруют у нас еду. А мы, понятно, не можем ещё и к почти поголовной бесплодности прибавлять ещё и повальный голод. Приходится их, этих пыжаков, обожающих охотиться стаями, расстреливать. И из дробовиков, и из чего побольше. Потому Фортак и хочет заняться оружием, ведь мы тратим на этих неразумных боеприпасы. А толку... Их, пыжаков, намного больше, они плодятся слишком быстро. Гораздо быстрее, чем мы успеваем закупать и изготавливать новые боеприпасы и менять стволы. Кстати, скоро очередная волна пыжаков пойдёт к тайному схрону нашего клана, чтобы попытаться там поживиться едой. Может, капитан, хотите пострелять из чего покрупнее штурмовой винтовки?
  - Нет. - Шепард странным образом ощутил переход в состояние струны. Внутренний переход, извне незаметный для окружающих его разумных. - Есть идея получше. - он протянул руку и пыжак, сидевший как изваяние на плече, перескочил на неё. - Он. - Шепард взглядом указал на "космическую обезьяну", - пояснит своим сородичам, что есть немало мест, где еду можно достать с меньшим риском для жизни. Короче говоря - пыжаки вполне могут перестать охотиться на ваши схроны с едой. Что же касается всего остального... То вам будет лучше, если вы сами усовершенствуете технологию хранения и действительно перестанете тратить боеприпасы, расстреливая ваших лучших разведчиков.
  - Разведчиков? - удивился Рэтч. - Это - не ко мне. Это в первую очередь - к Рексу. Я знаю, что клан Урднот постоянно воюет, но я - торговец. И вопросы разведки, если они не касаются торговли - точно не относятся к сфере моих интересов. Захотите пострелять - попрошу воинов клана поспособствовать вам. А остальное - к Рексу. Это он вправе решать. - Рэтч развернулся и направился к своему закутку, возле которого сидел ручной боевой варрен по кличке Урц.
  Из сводки, подготовленной синтетами, старпом знал, что Урц обожает мясо пыжаков и любого, кто скормит ему этого мяса побольше, готов считать своим другом. До тех пор, конечно, пока этот "любой" находится на Тучанке. Урц охранял торговца по имени Рэтч и делал это потому, что в ассортименте у Рэтча было мясо пыжаков, а также потому, что торговец иногда этим мясом Урца подкармливал и никуда с Тучанки не отлучался, предпочитая дистанционные заказы и поставки, не связанные с необходимостью покидать планету кроганов.
  - Ладно. - Шепард подождал, пока пыжак с руки сиганёт куда-то на контейнеры и исчезнет в дыре в потолке зала. - Я действительно переговорю с Рексом. Но позже.
  - Ты - гость, человек. - сказал учёный-кроган. - Рад, что мы пообщались.
  - Я - тоже рад. - Шепард покинул зал-лабораторию, поднялся на второй этаж. Здесь он заметил, что Грюнт о чём-то говорит с шаманом клана, отметил стоящих на часах у выхода двух кроганов, разговаривавших о женском лагере и о событиях, с ним связанных, после чего спустился на первый этаж.
  - Как так развернулись и ушли? - послышался голос Рекса. - Пыжаки ни разу не отказывались от набегов на места, где мы храним пищу. Перепроверьте ещё раз.
  - Перепроверяли. - послышался голос начальника разведки клана. - Я специально посылал двоих. Чисто. Ни следа пыжаков. Мне уже доложили, что к Шепарду на плечо уселся какой-то пыжак, а потом этот пыжак ушёл через дыру в потолке. Я не верю в совпадения, но мне доложили о том, что группа пыжаков, голов в тридцать, ушла в сторону от схрона с пищей как раз через несколько минут после этого.
  - Пригласите Шепарда ко мне. - распорядился Рекс. - Вежливо пригласите. Он - гость!
  - Не надо меня приглашать, Рекс. - Шепард поднялся к трону вожака клана. - Я слышал весь ваш разговор, здесь отличная акустика.
  - И ты ещё и в скафандре. А там - техника не самых последних производителей. - усмехнулся Рекс. - Если слышал, то что скажешь?
  - Кланы кроганов сейчас немногочисленны...
  - Более чем. - пророкотал начальник разведки. - Каждый боец на счету.
  - И каждый ствол. И каждый заряд. - сказал Шепард. - А мне ваши соплеменники предлагают пострелять из орудий по пыжакам. Как говорят имперцы-земляне - из пушки по воробьям.
  - Слышал. - кивнул головой Рекс, предупреждая рост недоумения у начальника разведки клана. - И о пушках человеческих слышал, и о воробьях. Наверное, ещё хуже пыжаков. Как вы их там иногда называете... Божьи твари, да?
  - Иногда и так называем, - кивнул, соглашаясь, Шепард. - Но ведь факт состоит в том, что вы тратите боеприпасы впустую.
  - Можно сказать и так. - кивнул Рекс. - Но ведь если мы не будем так боеприпасы тратить, то будем ходить голодными. Что явно не пойдёт нам, кроганам, на пользу. Они ведь, если не сожрут половину содержимого тайника, то перепортят - ещё больше. А у нас, сам понимаешь, лапы для такой тонкой работы, как повторная переборка припасов, ну никак не приспособлены.
  - Сделайте более надёжные укрытия для припасов. Менее доступные для пыжаков.
  - Это означает, что следует изучить их повнимательнее и поплотнее. - сказал начальник разведки клана. - А у нас всего один учёный.
  - Именно один. Я с ним поговорил, он работает над решением задач, которые ты поставил перед ним, Рекс. Хотя хочет, как ты, вероятнее всего, знаешь, создавать оружие. И как можно более мощное оружие.
  - Знаю. Большой... как вы, люди, говорите, фанат он. Именно оружейный фанат. - хмыкнул Рекс. Но сейчас нам нужно продовольствие. Мы большие и нам нужно много пищи. Стоп... Так ты предполагаешь...
  - Я не предполагаю. Исключив интерес пыжаков к вашим съестным припасам, вы сможете не беспокоиться об их сохранности. - сказал Шепард.
  - Но как пыжак столько времени провёл у тебя на плече?
  - Наверное, для разнообразия, - усмехнулся Шепард. - Я же тут у вас нечастый гость. Ему стало интересно.
  - Упираешь на любопытство этой твари? - громыхнул Рекс.
  - Именно. - спокойно отпарировал недовольство вождя клана старпом. - Вы упираете на вороватость, на способность пыжаков тянуть к себе в ульи всё, что лежит плохо, а они всего лишь неуёмно любопытны. Природа их создала такими. Живут - колониями, охотятся - стаями. Маленькие, вёрткие. Вы оба хоть знаете, что они раньше питались насекомыми, которые добывали своими длинными лапками и носами из коры деревьев?
  - Слышал что-то такое. - протянул Рекс. Начальник разведки только кивнул - должность обязывала знать такое, хоть он и не был учёным.
  - А у вас на поверхности что, много деревьев живых осталось? - продолжил Шепард.
  - Нет. И ты прекрасно сам знаешь, капитан, что у нас живые деревья... Стоп. Ты полагаешь...
  - Я не полагаю, а утверждаю. Когда в лесу становится слишком голодно - дикие звери выходят к поселениям людей. - сказал старпом. - Их появление в черте поселения означает, что люди в очередной раз превысили допустимый предел в обращении с живой природой.
  - Старый город... Это единственное место, где сохранились живые деревья. - сказал задумчиво кроган-разведчик. - Единственное место на всей планете Тучанка. - продолжил он, полуприкрыв глаза. - Когда я смотрел на эти деревья в последний раз, несколько месяцев назад, я понимал, что вижу последнюю надежду Тучанки. И понимал, что когда-то планета была зелёной, почти сплошь покрыта лесами, зелёными лесами... А теперь...
  - Теперь вы расстреливаете пыжаков, которые жмутся к вам. - сказал Шепард. - Жмутся. Вы их считаете неразумными, а они жмутся к вам. Пусть даже инстинктивно, но инстинкт самосохранения никто не отменял. Варрены питаются пыжаками. Это - нормально. Если не будет пыжаков, то варрены будут жрать друг друга. Но мясо пыжаков - в ассортименте вашего торговца, Рекс. Вашего торговца. Для ручных варренов. Тех самых, кого вы используете в качестве боевых псов, тех, за которыми наблюдаете в той яме, что здесь, неподалёку. Просаживаете деньги, которые могли бы пойти на более нужные цели вашего клана. А идут - на развлечения.
  - Хорошо. - Рекс жестом отпустил начальника разведки, дождался, пока он отойдёт подальше. - Не скрою, твои слова могут многие кроганы счесть оскорблением. Только хорошие важные новости спасают тебя от разбирательства, Шепард. - вожак клана встал с трона. - Идём. Поговорим.
  Войдя в небольшую комнатушку-зал, Рекс уселся на каменную скамью.
  - Здесь вроде безопасно. Хотя... безопасности скоро уже нигде не будет. Так как ты заставил пыжака отвести эту орду от нашего схрона, Шепард? Опять твои штучки?
  - В какой-то мере и мои. Всегда знал, что в нужные моменты человек может быть намного могущественнее, чем обычно. Наверное, этот момент пришёл. Один из таких моментов.
  - И что? - в голосе Рекса просквозило сдержанное любопытство.
  - Сам смотри. - Шепард опустился рядом с вождём клана на скамью, положил ладонь на предплечье левой руки крогана. - Глаза можешь не закрывать. Остальное - поймёшь сам.
  - Шепард. - кроган выдержал только несколько десятков секунд. - Что это?
  - Это то, что видят эти существа, которых вы называете пыжаками и истребляете сотнями и тысячами. Истребляете, расходуя впустую совершенно не дешёвые боеприпасы. Истребляете вместо того, чтобы использовать их способности и возможности.
  - Шепард, но как...
  - Рекс, любая долгоживущая раса имеет такие возможности и способности. Они - базовые, поскольку долгая жизнь без них часто просто невозможна, а в большинстве случаев - крайне трудна, что неминуемо ведёт к сокращению её срока. Ваша раса, Рекс, живёт долго не просто так. Пыжаки почти единственные, кто выживает на вашей родной планете вместе с вами. Да, здесь есть молотильщики, есть харвестеры, есть кликсены. Все они могут быть или не быть разумными в вашем, кроганском или - в нашем, человеческом понимании. Но они тоже живые существа. Почти последние живые существа, для которых Тучанка - не менее родной дом, чем для вас, кроганов. А вы только упираете на то, что они воры. Они могут предложить вам посмотреть на вашу родную планету по-другому. Они поистине вездесущи - пролезут там, где ни один ваш соплеменник и лапу просунуть не сможет.
  - Ценно. - изумление Рекса явно уменьшилось, он оказался способен спокойно смотреть на открывшиеся картины. - И...
  - У вас есть шаман клана, есть свои шаманы и в женских кланах. Я знаю об этом и ты знаешь об этом. Вы - живая разумная раса. И у вас полно способностей и возможностей, которые вам пока неизвестны. Эта - одна из таких возможностей и одна из таких способностей. Ты, Рекс, вожак клана. Тебе по должности положено иметь такой козырь. Зачем убивать тех, кто может стать вашими глазами и ушами?
  - Но ведь об этом...
  - Никто из кроганов и не догадывается? - грустно заметил Шепард. - А кто из кроганов догадывался о последствиях, взрывая ядерные заряды в атмосфере, в морях, в земле Тучанки? Догадывался, в том числе и о том, что теперь зелень можно увидеть только в Старом Городе?
  - Где живёт праматерь молотильщиков Калрос. - сказал Рекс. - Считаешь, что нам надо прекратить охоту на пыжаков?
  - Целенаправленную - да. - кивнул старпом. - Они и так гибнут. Быстрее, чем вы можете себе представить. Три-пять планет - слишком мало для выживания.
  - Для нас, кроганов - тоже. - тихо пророкотал Рекс. - Но я тебя понял. А если...
  - Рекс. Это - ваша планета. Пыжаки на ней живут не одно десятилетие. Вы о них слишком мало знаете.
  - Среди кроганов... мало учёных. - сказал вожак клана.
  - И это не исправить за несколько лет... - добавил старпом. - Но кое-что уже делается.
  - Те пыжаки... в контейнере нашего учёного?
  - Да. В том числе. - Шепард встал. - У вас есть шаманы, у вас есть учёные. У вас есть биотики.
  - А мы думаем об оружии...
  - О нём тоже надо думать. - Шепард увидел в проёме пыжака. - Вот один представитель ваших соседей по планете уже прибыл засвидетельствовать своё почтение главе клана. Протяни руку, Рекс.
  - Руку? - рокотнул ящер. - Вы, люди, странные. Для вас то руки у кроганов, то лапы, то вообще клешни. Нет у вас постоянства!
  - Под настроение, Рекс, под настроение. - Шепард наблюдал, как прибывший пыжак скакнул с места на руку Рекса и уселся с неменьшим достоинством, чем его соплеменник, что сидел несколько минут ранее на плече старпома. - Они, пыжаки, всегда рядом с вами. Со временем кроганы научатся с ними контактировать.
  - И что, все люди так могут? - недоверчиво протянул Рекс.
  - Не все, но многие. - уклончиво сказал Шепард. - А теперь, чтобы не усложнять ситуацию, я переговорю с начальником разведки клана.
  - Тоже дашь ему...
  - Я же сказал - со временем кроганы все научатся контактировать с пыжаками. Жизнь заставляет так поступать. Нечего противиться.
  - И он сможет?
  - Как мы всегда говорим в таких случаях - ему по должности это положено уметь делать. - Шепард отвесил прощальный полупоклон и вышел из комнаты, выполнявшей роль личных покоев главы клана.
  
  Тучанка. Кроганы. Пропавший разведчик. Участие Отряда в войне кланов кроганов
  
  Командир разведчиков клана Урднот был мрачен. Впрочем, глядя на любого обычного крогана, не скажешь, что он способен веселиться, улыбаться и вообще радоваться. Но командиру разведчиков клана Урднот не хотелось ничего. Дела в порученной ему Рексом сфере шли всё хуже и хуже и хуже. Прибывшие земляне его не волновали - это была компетенция Рекса, а вот пропавший кроган-разведчик, отправленный на выслеживание кроганов из враждебного Урднотам клана Вейрлок... Это была его, командира разведчиков, проблема. Кроган-начальник разведки клана не питал иллюзий - Вейрлоки смогли бы вытрясти из пленного разведчика немало ценной информации, составляющей в том числе и тайну клана Урднот. Могли бы. По простой очень причине - этот клан занимался поисками лекарства от генофага и, следовательно, в нём были прекрасные специалисты - медики. Невозможно надеяться победить проклятый генофаг, не зная в совершенстве организм кроганов. Невозможно. Следовательно, к разведчику применили все средства, чтобы он непременно выболтал всю секретную информацию. Клан Урднот был небольшим и рассчитывать на то, что разведчик чего-то утаит... было бы глупо. В высшей степени глупо.
  
  Шаги подходившего человека, командира группы высадки с фрегата землян, обращавшегося вокруг Тучанки, командир разведчиков уловил заблаговременно. Иначе - какой он разведчик?
  - Я знаю о вашем разговоре с вождём клана, капитан. - командир разведчиков не стал поворачиваться к подошедшему старпому. - Пыжаки... действительно любопытны. И нам бы это любопытство, их пыжаковое любопытство очень пригодилось бы.
  - Если вы о вашем пропавшем разведчике, то... - Шепард достал из укладки ридер. - Ознакомьтесь. Мы действительно долго крутимся вокруг вашей родной планеты. Так что - поможем.
  - Хорошо. - командир разведчиков ознакомился с содержимым ридера. - Это ценно. Я считал, что если от него давно нет вестей, то, вероятнее всего, ему не удалось остаться незамеченным и он попал в плен. Теперь я... знаю, что он всё ещё жив и его... используют как подопытного. Может быть и правда то, что он решил помочь клану Вейрлок и всем кроганам излечиться от геонфага, поэтому он и не желает возвращаться обратно в лагерь. Я бы на его месте не возвращался - Рекс не поймёт подобной деятельности. Разведка - это уж точно не благотворительность. Сам не понимаю - ну пленили, ну сделали потопытным...
  - Первая обязанность любого пленника - бежать? -то ли спросил, то ли просто сказал Шепард.
  - У вас, людей, так же? - спросил командир разведчиков.
  - И, к счастью, не только у людей. Правда, с учётом обстоятельств... Придётся понять и вашего разведчика. Противостоять клану, занятому реальными поисками лекарства от генофага, противостоять его специалистам...
  - Наш клан, имеющий только одного крогана-учёного не сможет. - пророкотал командир разведчиков. - Даже не знаю...
  - Ну, коли мы здесь и мы заинтересованы в том, чтобы оказать вам помощь, может, расскажете, что такое этот клан Вейрлок? - сказал Шепард. - Сверим, так сказать, информацию. А там наша группа высадки поможет вам разобраться с вашими, хм, конкурентами. Мягко так разобраться. Но - эффективно. - сразу отметил Шепард, заметив, как напрягся командир разведчиков. Крогану явно не понравилось желание гостя "мягко" разобраться с извечными конкурентами урднотовцев.
  - Вы собираетесь вмешаться? - несколько удивился командир разведчиков.
  - А куда мы денемся? - спросил Шепард. - Вы же, как разведчик, уже поняли, что мы, отрядовцы, не собираемся уничтожать противостоящий вам клан. А разобраться в ситуации на Тучанке - это не только наше право, но и наша обязанность. Так что давайте-ка разбираться с этим кланом, а там и другие вопросы и проблемы будем решать. Какие сможем. Главное ведь как - начать. А мы уже начали, коли над вашей планетой крутимся несколько часов.
  - Наслышан. - пророкотал командир разведчиков. - Тогда - к делу. Вейрлок Галд - кроган, лидер клана Вейрлок, хочет вылечить генофаг любой ценой, даже если это означает проведение экспериментов и на кроганах и на представителях других рас.
  - В том числе на людях. Уже основание нам, отрядовцам, вмешаться. - заметил Шепард. - Дальше...
  - По моим данным Галду помогает некий Мэлон, саларианец, который, кстати, также желает вылечить генофаг.
  - Есть и такая информация. - сказал старпом. - Кроме этого мы знаем, что Галд желает поднять клан Вейрлок выше всех кланов и привести свой клан к доминированию в Галактике.
  - Что вполне реально, учитывая, что он имеет не одного ребёнка, а двоих, один из которых - девочка. - сказал командир разведчиков. - Шаман нашего клана скажет лучше, я же скажу коротко - наличие двух детей трактуется очень многими кроганами не иначе, как Знак.
  - Тогда - Галд может считаться основной проблемой. - отметил Шепард.
  - С точки зрения физической, вооружённой силы и влиятельности - безусловно. - подтвердил командир разведчиков клана Урднот. - Мы знаем, что Галд вооружён тяжёлым дробовиком М-300 "Клеймор" и может, будучи биотиком, использовать деформацию. Также Галд имеет сильные биотические барьеры и мощную броню, отличается завидным здоровьем и быстрой, временами - даже очень быстрой - регенерацией. В целом уровень здоровья и совершенство регенерации превышают средние показатели у большинства кроганов на добрую треть. Галд не любит и не умеет воевать в одиночку, он предпочитает придвигаться к оппонентам в тесной группе сторонников, при этом стреляет из своего дробовика достаточно метко. В большинстве случаев Галд предпочитает держаться позади своих солдат, чтобы ослабить противников, при этом часто использует деформацию на открытых местах, что, как показывает практика, сильно ослабляет оппонентов Галда. Чтобы победить этого вождя, придётся сначала надёжно свести его здоровье к минимуму, а только затем переходить к смертельному удару. У вас в группе...
  - Биотики у нас есть, но их силу мы используем только в крайнем случае. - сказал Шепард, пресекая дальнейшие расспросы. - Не вижу в изложенной вами ситуации ничего сложного.
  - Я бы тоже не видел. Но Рекс не даёт нашему учёному сконцентрироваться на разработке тяжёлых и мощных образцов нового оружия, а без такого оружия схлестнуться с Галдом - означает ослабить наш клан чисто численно. У нас, в частности, в клане на вооружении нет дальнобойных и мощных орудий и нет дальнобойных мощных винтовок. Хотя мне, как главе разведки клана известно, что тот же Галд может быть легко остановлен, а впоследствии - нейтрализован именно на большом расстоянии от наших позиций. - командир разведчиков несколько десятков секунд помолчал, видимо, обдумывая, что ему можно сказать гостю, а что нет. - Теперь - в целом по клану. Клан Вейрлок сотрудничает с "Кровавой стаей". Основой деятельности клана, как вы уже знаете, капитан, является проект по поиску лекарства от генофага. Может быть и верно, что под это дело Вейрлоки планировали резко расшириться, укрепиться и в перспективе - начать войну против Галактики. Под такую цель к клану Вейрлок могут присоединиться очень многие кроганские кланы, только вот расплата за такую цель будет непомерно высокой не только для отдельного клана, но и для всех кроганов вместе взятых. На мой взгляд, в таком случае вся раса кроганов окажется под угрозой. Под серьёзной угрозой, капитан. Вейрлок не просчитывает перспективу, он ослеплён и потому - не видит опасности. Не видит угрозы. Если нас, кроганов, другие расы, пусть даже соединёнными усилиями, задвинут ещё раз на задворки... Мы рискуем больше никогда не подняться. И так по Галактике благодаря этому Экстранету ходят всякие... неприятные слухи о кроганах. Которые часто не совсем слухи. И точнее - совсем не слухи.
  - Что известно об этом Мэлоне? - спросил Шепард, желая отвлечь командира разведчиков от ненужных словопостроений.
  - Саларианский учёный. Студент Мордина Солуса. Состоял по некоторым данным в ГОР, работал также в группе Солуса. По моим данным - проводит эксперименты и исследования по разработке лекарства от генофага на кроганских женщинах, принадлежащих к клану Вейрлок. Глава клана Вейрлок очень заинтересован в его успешной работе, поэтому... позволяет Мэлону очень, очень многое. А уж траты Вейрлоки на его аппаратуру и реактивы несут... - командир разведчиков ударил лапой по каменному столу. - За недельную такую трату можно год кормить наш клан.
  - Каковы результаты? - спросил Шепард.
  - Если бы я знал. Даже если и будут положительные результаты - вряд ли Вейрлоки скажут об этом открыто. Во всяком случае - до тех пор, пока не будут стопроцентно уверены, что все остальные кроганы зависят от них и твёрдо желают признать верховенство клана Вейрлок - как обладателя вакцины. За любую информацию не только о результатах, но даже о ходе работ Мэлона любой кроган-учёный отдаст... очень многое. Поэтому немудрено, что Вейрлоки закрепились на подчинённой им территории, как в осаждённой крепости. Штурм территории Вейрлоков при нашем клановом уровне вооружённости... большая и серьёзная проблема. - откровенно признал командир разведчиков. - А Рекс заинтересован в объединении кроганов и утверждает, что подчинение Вейрлоков клану Урднот - реальная задача. Вождю, конечно, виднее, но с точки зрения разведки - штурм при нашем уровне подготовленности будет слишком затратен.
  - Хорошо. Мы обсудим, что и как сможем сделать в этой ситуации. - сказал старпом.
  - Было бы неплохо. Время... - пророкотал командир разведчиков.
  
  Шепард развернулся и вышел из выгородки, занимаемой командиром разведчиков клана, включил инструментрон и получил последние данные с фрегата.
  Мордин, как следовало из полученной информации, рвался вниз, узнав о том, что его пропавший студент Мэлон нашёлся на Тучанке и занят разработкой лекарства от генофага. Пришлось во избежание неприятностей общаться с оставшимися на борту кораблей отряда сокомандниками в текстовом режиме, но ни для Шепарда, ни для Мордина не был проблемой скоростной клавиатурный набор:
  Мордин: Шепард, я настаиваю. Я должен быть там, рядом с вами. Если вы решили вмешаться, то я должен увидеть и Мэлона, и результаты его работы. Это критически важно.
  Шепард: Мордин, пока здесь не ясно ничего. Мы даже не приняли решение о том, в каком формате будем помогать кроганам разбираться с вейрлоковцами. Когда будет возможность - вы прибудете на Тучанку настолько быстро, насколько это вообще будет в принципе возможно. Информацию по Мэлону подтверждаете?
  Мордин: Подтверждаю. Хотя и не всю и не везде.
  Шепард: Уклончиво.
  Мордин: Секретность и служебную тайну никто ещё из разумных органиков отменить не смог. Я - не создатель генофага, мне многое неизвестно, но если Мэлон пытается в одиночку взломать механизм генофага, создать вакцину... Почему бы и нет? Главное, чтобы его, Мэлона, не ухлопали в горячке боя. Ведь штурмовать ведь будете, Шепард, знаю я вас.
  Шепард: Хорошо, что знаете. Штурмовать, если потребуется, будем. Но Мэлона - в любом случае найдём. А клан... Будем с этим разбираться последовательно. Всё, Мордин, до связи.
  Мордин: До связи, Шепард. Жду вызова вниз.
  
  В том же клавиатурном режиме Шепард, чтобы не привлекать к себе внимание и обеспечить высокий уровень шифровки информации, пообщался с Андерсоном и другими нормандовцами и волговцами. В целом разрешение на вмешательство во взаимоотношения кланов Урднот и Вейрлок было получено. Мордина обещали прислать, едва только Мэлон окажется в безопасности. В остальном капитан Шепард получал карт-бланш.
  По инструментрону тем же клавиатурным методом Шепард пообщался с Аленко, Дженкинсом и всеми десантниками-полисменами. Те были явно обрадованы тем, что наконец-то предстоит боевая работа. Согласовав план действий, Шепард прервал связь и увидел подходившего Грюнта.
  - Предстоит бой? - коротко спросил молодой кроган.
  - Да. - ответил старпом.
  - Вейрлоки. - уточнил новопризнанный член клана Урднот.
  - Они самые. - подтвердил Шепард.
  - Я готов. - рыкнул кроган.
  - Не сомневаюсь. Нужно время для подготовки клана к атаке. Пойдут не все, но часть воинов придётся взять с собой. Рисковать всем кланом не будем. В этом нет необходимости. - охладил пыл молодого кроганского воина командир группы высадки.
  - Согласен. Горю желанием размяться. - пророкотал Грюнт.
  - Будет тебе разминка, Грюнт. Подготовься. Как следует подготовься. - Шепард переключил каналы связи на пульте спикера.
  - Обязательно. - кроган утопал к челноку, а Шепард направился к Рексу.
  
  Разговор с главой клана затянулся на час с небольшим, но согласоваться удалось по большинству вопросов. Рекс явно хотел взять часть членов клана Вейрлок под своё управление. Обычное желание сильного лидера, в нём не было ничего необычного или несбыточного. Вполне реальное желание. Реализуемое на практике - это было главное.
  Перекусив сухпайком, Шепард отправился согласовываться с Аленко и Дженкинсом. Согласование много времени не заняло. С разрешения Рекса группа высадки получила возможность воспользоваться несколькими транспортёрами - грузовиками. Чтобы не светить участие в деле клана Урднот было решено, что никаких других воинов клана вместе с группой высадки с фрегата не будет.
  Грюнта пока мало на Тучанке знают, мало кто из кроганов верит в то, что он, как "чистый" кроган, может быть полноценным членом клана. Недоверие, а точнее - неверие в это со стороны других кланов и других кроганов было в данном случае приемлемым и позволяло Грюнту активно поучаствовать в боевых действиях против другого клана кроганов и почувствовать себя действительно воином-кроганом.
  Грюнт пообещал, что он не будет орать в пылу боя, что он - кроган клана Урднот или воин клана Урднот, а будет орать только что он - кроган. Ну надо было ему так орать для поднятия собственного боевого духа - пусть орёт, пусть наводит дополнительный страх на врагов.
  Пока транспортёры двигались по тоннелям поближе к землям, занимаемым другим кланом, Шепард думал о том, как поступить с Мелоном. Солус практически высказал личную просьбу - оказать помощь бывшему члену команды по разработке генофага. Саларианец-учёный, член-эксперт ГОР считал, что Мелон захвачен "Кровавой Стаей" и вывезен на Тучанку в принудительном порядке. Пусть так. Пусть Солус считает, что наёмники захватили Мелона и даже - что они пытали Мелона в назидание другим. Информация о Мелоне, причём - реальная, подтверждённая и доказанная информация была уже большей частью собрана, теперь предстояло расставить все точки над "и", если потребуется - то и освободить Мелона из плена. Шепард не находил оснований уверенности Солуса в том, что Мелон находится именно в плену, но понимал, что у каждого разумного существа есть своё представление о реальности. Нужны были факты.
  А с фактами было плохо. Командир разведчиков клана Урднот, обязанный по должности следить за действиями врагов, не следил, как оказалось, за действиями союзников кроганов. В данном случае конкретно - за действиями "Кровавой Стаи" и её воинов. Да, командир разведки клана слышал о саларианце, но не знает, где этот саларианец точно находится. Даже о том, что Мелон находится у Вейрлоков он, как оказалось, точно не знал. Вот такой вот командир разведчиков был у Рекса. Приходилось Рексу работать вот с такими вот специалистами.
  Если действительно клан Вейрлоков занят в основном научными исследованиями по поиску средства противодействия генофагу, центром концентрации этих работ может быть только старая больница. Именно к ней предстояло теперь подобраться поближе - транспортёры клана Урднот могли доставить группу высадки фрегат-крейсера только на самый периметр земель клана Вейрлоков, а дальше... Дальше предстояло добираться пешком. И, как утверждали синтеты Отряда, к которым стекалась информация о происходящем на планете, путь к больнице не обещал быть лёгким и простым. В округе больницы, как и положено, было предостаточно кликсенов, а также варренов. Кроганы не особо заботились об уборке трупов поверженных врагов, прекрасно зная о том, что и кликсены и варрены любят питаться свежей падалью. Так что вокруг больницы, где, по информации синтетов, шли весьма интенсивные исследования, таких трупов было предостаточно. А сколько их было внутри больницы...
  Сама больница также представляла собой проблему. Величина этой проблемы зависела от того, кто пожелает проштурмовать это здание. Кроганы за свою долгую историю противостояний любое здание превращали в крепость, способную выдержать длительную осаду, а уж больницу... Получая с орбиты Тучанки свежую видеоинформацию, Шепард пришёл к однозначному выводу - если на штурм больницы поднимутся воины клана Урднот - их ждут кровпролитие и большие потери в живой силе. Может быть и потому и Рекс, и командир разведчиков, и даже Шаман легко согласились не настаивать на участии воинов клана Урднот в предстоящей военной операции. Просьба Мордина - узнать судьбу своего студента выглядела для руководства клана Урднот достаточным основанием для атаки на клан-оппонент.
  Грузовики добирались до земель клана-оппонента несколько часов и Шепард смог подробно ознакомиться с этим транспортным средством. Кроганы называли грузовики "томкахами" и рассматривали их как тяжёлые боевые машины пехоты для размещения и дальнейшей транспортировки своих воинских подразделений. Томках-транспортёр был единственным известным доподлинно кроганским транспортным средством, разработанным ящерами для передвижения по разрушенной постапокалиптической поверхности материнской планеты. Главным оружием этого БМП были два тяжёлых пулемета с масс-ускорителями. Дополнительным оружием - стрелковое носимое оружие самих кроганов-воинов. Из-за своих больших размеров томках-транспортёр не мог быть переброшен на большие расстояния ни одним из средних транспортных кораблей - только большими транспортниками, которых у кроганов постоянно не хватало.
  Пока шли согласования с руководством клана Урднот, Шепард пообщался с механиком клана. Тот, несколько самонадеянно именуя себя центром военной мощи клана Урднот, тем не менее признал ограниченность своих возможностей и попросил найти недостающую деталь для одного из грузовиков-транспортёров. Этой деталью назывался мост в сборе - два огромных колеса и ось с приводами. Механик указал, что мост был вырван при преодолении одним из грузовиков скальной гряды и повреждённый транспортёр тогда пришлось брать на буксир. Оглядывая такую же машину, которую в момент разговора механик как раз приводил в порядок, Шепард с трудом представлял себе, как можно было вырвать мост у такой махины, но пообещал, что при случае поищет эту деталь, именуемую механиком "коллектором".
  Синтеты, просмотрев поверхность Тучанки с орбиты, указали, что такая деталь находится неподалёку от больницы клана Вейрлоков. Оставалось только надеяться, что такую тяжёлую и объёмную конструкцию удастся вывезти с территории другого клана без особых проблем.
  А пока транспортёры двигались к границе земель клана-оппонента, используя тоннели, во множестве проложенные под поверхностью Тучанки. Челнок группы высадки находился в готовности - водитель был предупреждён о деталях общего плана предстоящей операции и заблаговременно подготовил машину к прибытию к больнице и к тому, что вполне возможно, придётся стрелять из пушек и пулемётов как по наземным, таки по воздушным целям - он уже знал о харвестерах и о змеечервях достаточно, чтобы приготовить соответствующие боеприпасы.
  
  Транспортёры остановились в тоннеле неподалёку от пределов земель клана - оппонента. Шепард и его сокомандники покинули тёмные салоны транспортёров и машины уехали - было решено, что водители транспортёров подождут условного сигнала от группы отрядовцев, после чего подведут транспортёры поближе и эвакуируют нормандовцев в пределы земель клана Урднот.
  Первыми, кто атаковал пришельцев, едва только группа Шепарда выбралась из полуразрушенного тоннеля, стали кликсены. Грюнт получил море удовольствия, расстреливая огнедышащих "дракончиков", упрямо лезущих под выстрелы и взрывавшихся с лёгкими хлопками и яркими фейерверками. Затем наступила очередь варренов. Их молодой кроган отстрелял с неменьшим удовольствием и достаточно быстро. Сокомандники не мешали упражнениям молодого воина - враги не были слишком сильны и не было необходимости оказывать сколько нибудь активную и существенную помощь. Пройдя несколько поворотов среди развалин, пришлось уничтожать ракетчиков-ворка. На мосту, проложенном над каналом группу уже поджидали бойцы "Кровавой Стаи". Здесь Аленко и Дженкинс сориентировали своих полисменов-десантников на то, чтобы не подпускать близко к боевым порядкам группы высадки кроганов-наёмников. С остальными наёмниками проблем не возникло - Грюнт успешно и быстро перестрелял почти всех, во всё горло вопя "Я - кроган!" и оглашая этими воплями через динамики скафандра пространство на многие сотни метров.
  Миновав мост и обойдя трупы кроганов и ворка, группа высадки наткнулась на коллектор. Отметив его местоположение на инструментроне, считав и закрепив координаты, Шепард распорядился двигаться к зданию больницы. Здесь также пришлось отстрелять несколько десятков ворка и пятерых кроганов, попытавшихся натравить на нападавших своих ручных боевых варренов.
  Дверь внешней стены больницы, больше напоминавшей крепость или цитадель-башню была взломана в рекордные сроки благодаря поддержке синтетов Отряда.
  - Чёрт. - выругался Аленко, подошедший на взмах руки одного из полисменов - десантников. - Капитан, здесь - труп человека. По виду - жертва экспериментов. Нужна связь с Солусом. Пусть пояснит, как врач, что здесь с ним вытворяли.
  - Даю связь. - Шепард соединился с бортом фрегата. - Солус, даю картинку и телеметрию по полной схеме. Поясните ситуацию. - старпом сделал знак и полисмены заняли оборону вокруг комнаты, где был обнаружен труп землянина.
  Пояснения врача-эксперта слышали все члены группы высадки. Мордин рассказал о сути проведённых над этим человеком опытов, указав, что расположение опухолей, возможно, означает вызов умышленной мутации тканей шишковидного тела и надпочечников. Общая идея по мнению Солуса состояла в том, что если генофаг изменяет уровень гормонов, то его можно излечить при помощи гормональной контратаки. В данном случае контратака на железы была успешно отражена генофагом, а подопытный человек погиб.
  - Впереди - нечто вроде зала приёмов, капитан. - доложил Дженкинс, чья пятёрка десантников-полисменов в этот раз выполняла функции дальней разведки группы высадки. - И к балкону двигается кроган - глашатай клана Вейрлок. Похоже, он желает что-то нам сказать.
  - Ага. Дать последнюю возможность одуматься и повернуть назад. - недобро усмехнулся Аленко, выслушав доклад унтер-офицера. - Мы уже подходим к залу, капитан. Глашатай ждёт нас на балконе.
  - Послушаем, что он скажет. Потом - валить всех. - распорядился Шепард, проверяя уровень зарядов в штурмовой винтовке и подстраивая прицел. - Повторяю - валить всех.
  - Принято, капитан. - доложил Аленко, получивший квитации от членов группы высадки. - Мы готовы.
  Глашатай клана Вейрлок был профессионально красноречив, но все его попытки получить нужную реакцию провалились. Да, он честно предупредил нормандовцев, что за пролитую кровь членов клана Вейрлок и "Кровавой Стаи" пришельцам грозит смерть. При этом глашатай сообщил, что глава клана - Вейрлок Галд приказал не трогать чужаков, даровав им свободу, а также - возможность разнести весть о будущем восхождении клана к вершинам власти и богатства. Саларианцы под руководством Галда непременно излечат генофаг и клан Вейрлока растечётся по галактике, проливая попутно реки крови.
  Заявление о реках крови распалило глашатая до предела и он утратил всякую бдительность. Залп штурмовых винтовок по газовым баллонам закономерно привёл к масштабному взрыву и пожару, после чего между отрядовцами и кроганами, сопровождавшими сразу погибшего в огне глашатая, разгорелся ожесточённый бой. Победа досталась нормандовцам, получившим возможность пройти во внутренние помещения больницы.
  - Лаборатория. - доложил Аленко. - Большая. Терминалы, улучшения, деньги. Труп подопытной самки крогана. Рядом - запертое помещение, в котором находится разведчик клана Урднот. По всем признакам - он болен.
  - Мордин. - Шепард вызвал на связь эксперта. - Поясните ситуацию. Даю телеметрию.
  Мордин довольно долго говорил, давая профессиональное медицинское заключение по найденному телу подопытной самки-крогана, а потом пустился в размышления вслух. Шепард прервал его, попросив дать заключение по разведчику-крогану.
  - Схвачен, приведён в больницу охранниками клана Вейрлок. - ответил саларианец. - Подвергнут пыткам, на нём использовали наркотики, а также различные другие "тяжёлые" препараты. Инъекционным путём. Подвергли также физическим воздействиям, которые помогли убедить пленника дать согласие на участие в экспериментах по лечению генофага. Теперь он свято убеждён, что должен, даже обязан участвовать в экспериментах по лечению генофага.
  - Удастся его убедить в обратном без тяжёлых методов? - спросил старпом.
  - Да. Вы появились в больнице быстро. Очередную порцию инъекций ему не успели сделать, действие предыдущей порции инъекций подходит к концу. В таком состоянии... он вполне может быть восприимчив.
  - Тогда я постараюсь его убедить вернуться в клан.
  - Может быть это и сработает. Но долго в клане он не проживёт - на нём уже слишком много ставили опытов. Его здоровье сильно подорвано. - Солус прислал несколько поясняющих файлов. - Хотя, если он окажется в пределах родного клана... Это позволит ему прожить несколько дольше. Благое дело сделаете, Шепард. И, учтя зачистку, которую вы сделали попутно, а также учтя его состояние - он вполне способен вернуться самостоятельно в пределы земель родного клана.
  Услышав отрезвляющую речь, кроган-разведчик воспрянул духом и, самостоятельно покинув пределы больницы, отправился домой. Шепард успел передать предупреждение охранению транспортёров и охране клана Урднот. Те обещали встретить, принять и сопроводить своего соплеменника.
  Больница закономерно зарывалась глубоко в землю. Раз за разом членам группы высадки приходилось спускаться всё ниже и ниже по каменным лестничным маршам. Зачищая этажи от охранников клана Вейрлок, нормандовцы продвигались всё дальше, подбираясь к помещениям, обозначенным на плане, предоставленном синтетами Отряда, как занимаемые руководством клана.
  Схватка с вожаком клана "Вейрлок" Галдом была скоротечной. Кроган-главарь и его личная охрана были расстреляны нормандовцами из снайперских винтовок, так и не успев приблизиться на расстояние, приемлемое для результативного залпа из излюбленного оружия ящеров - дробовиков. Взломав и обчистив несколько терминалов, нормандовцы вошли на этаж, где располагались основные научные лаборатории и, как утверждали синтеты, находился саларианец Мэлон.
  - Капитан, похоже Мелон действительно по своей собственной воле присоединился к кроганам. - доложил Аленко, считывавший информацию с инструментрона. - Следов борьбы, пыток, инъекций на его теле нет. Следов психического давления также нет - по поведению это не ощущается. И что докладывать Мордину?
  - Не надо мне ничего докладывать. - Мордин вошёл в комнату, пряча тяжёлый пистолет. - Я прибыл как и обещал, сразу, как только вы найдёте Мэлона. Пришлось, конечно, пострелять по варренам и уложить одного крогана-охранника, ринувшегося мне наперерез, но это сущие мелочи - я и не такое видел. Кайден, дайте мне канал.
  - Передано. - сказал лейтенант.
  - Вижу, принимаю. - саларианец уткнулся взглядом в экран своего навороченного инструментрона. - Подтверждаю ваши выводы, Кайден. Судя по всему, он действительно добровольно прибыл к кроганам и занялся разработкой лекарства от генофага. Я его понимаю - мой студент и мой сотрудник. Весьма одарённый молодой саларианец. Весьма. Только вот методы, которыми он пользуется...
  - Мы тут стоим уже несколько минут... - сказал Аленко.
  - Кайден, вы никогда не увлекались? - улыбнулся Мордин. - Когда я бываю увлечён, я ничего не вижу и не слышу и не ощущаю вокруг себя. Ну разве что очень близко. А зал, в котором он сейчас работает, весьма большой. Так что не удивительно, что он ничего не ощущает и не слышит и не видит. Он полностью поглощён работой.
  - Что будем делать с результатами исследований? - лейтенант взглянул на Шепарда.
  - Мне лично всё равно. - сказал Мордин. - В одиночку он не смог бы ничего разработать. Это - командная работа, только в этом случае можно сократить срок разработки и повысить уровень вероятности успеха. А в одиночку, даже если он продаст весь клан за долги по поставкам - он мало что достигнет.
  - Забираем. - сказал Шепард, кивая Дженкинсу. Через несколько секунд вокруг Мэлона, так и не оторвавшегося от работы, стоял полукруг вооружённых людей.
  - Мэлон. - сказал Мордин.
  - Профессор?! - молодой саларианец обернулся. - Как вы здесь...
  - Это ты мне объясни, как ты дошёл до такой жизни. - в руках Мордина оказался пистолет. - Ты что, забыл, чему я тебя учил?! Нельзя сразу переходить к опытам на живых разумных существах! А ты?!
  - Профессор, я уже...
  - Да, да, да. - сказал Мордин в своей излюбленной манере скороговорки. - Ты уже не мой студент. Но это ведь не значит, что ты получил право нарушать основополагающие принципы работы?! Не значит. Так почему?! - ствол пистолета оказался приставлен дулом к шее молодого саларианца. Не помешал даже стандартный саларианский научный скафандр-комбинезон. - Я обещал им, что результаты твоих исследований не будут уничтожены. - Мордин кивнул в сторону Шепарда с Аленко. - Но я не обещал им, что я сохраню тебе, Мэлон, жизнь.
  - Профессор! - вскрик молодого саларианца был прерван сильным ударом. Молодой учёный кулём свалился под ноги Мордина.
  - Шепард! - обернувшись к капитану, сказал эксперт. - Благодарите своих богов... Я бы его убил и не пожалел бы об этом даже в свой смертный час. Забирайте результаты его исследований и рабочие материалы.
  - Аленко. - Шепард кивнул лейтенанту. - Приступайте.
  - Есть, сэр. - Кайден кивнул и жестом разрешил полисменам-десантникам приступить к обыску и сбору материалов. Через четверть часа лаборатория имела явно нерабочий вид. Мэлон продолжал неподвижно лежать у пульта. - Результаты и материалы собраны, сэр.
  - Добро. Возьмите этого остолопа. - Шепард указал стволом пистолета на Мэлона. - Доставим его на борт фрегат-крейсера, поместим в камеру. Потом - подумаем, что с ним делать. - Шепард вопросительно взглянул на Мордина, тот кивнул, обозначив своё согласие с решением командира группы высадки. - Челнок, на котором прибыл профессор - рядом с больницей, так что - доставите его на нём.
  - Капитан, кроганы клана Урднот атаковали клан Вейрлок. Идут бои. - доложила Оливия по спикеру. - Рекомендую задержаться на час-два в больнице.
  - Принято. - Шепард знаком распорядился подождать с осуществлением эвакуации, обратив внимание на поведение пожилого саларианца. - Мордин?!
  - Не знаю, Шепард. Не знаю. Я вот... только что посмотрел по-иному на проблему генофага, на то, какую работу мне пришлось самому и с коллегами проделать в этом направлении. Получается... что мы ошиблись. Все мы, вся наша группа и я в том числе ошиблись. Генофаг оказался не решением проблемы, а ещё большей проблемой. Надо было действовать комплексно, а мы ограничились генофагом и оказались перед клубком проблем. Если лекарство от генофага будет когда-либо создано - вернутся кроганские восстания. Я хорошо знаю кроганов. Знаю их поведение, знаю их установки. Кроганы будут стремиться растечься по галактике. Это в них заложено слишком глубоко. Слишком глубоко. И решить такую проблему сразу и быстро... не получится. Хорошо, что вы, Шепард, успели положить конец экспериментам моего бывшего студента и коллеги. Очень хорошо, Шепард. Теперь надо сделать так, чтобы исследовательские данные не попали не в те руки. Если нам удастся сохранить тайну работы Мэлона, может быть мы выиграем немного времени до тех пор, пока кому-нибудь другому из разумных органиков не удастся приблизиться к уже полученным Мэлоном результатам. А он, как я вижу, слишком близко подошёл к решению проблемы генофага, к его нейтрализации. Но он не задумывался о том, никогда, вероятно, всерьёз не задумывался над тем, что снятие генофага не означает решение кроганской проблемы. Оно означает порождение ещё большей проблемы. - Мордин смотрел в свой инструментрон, пролистывая файлы. - Ещё большей проблемы. Куда мы влезли?!... Куда мы влезли?!...
  - Терминал банковской системы в соседнем зале взломан. - доложил Дженкинс. - получены дополнительные кредиты.
  - Капитан, атака завершена. Клан Вейрлок разгромлен. - доложила Оливия. - Кроганы нашли коллектор и организовали его эвакуацию в пределы земель своего клана. Полагаю, механик захочет высказать вам лично большую благодарность. Женские кланы Вейрлока присоединены к женским кланам Урднот. Земельный вопрос... решается. Теперь возвращение в пределы земель клана Урднот - безопасно.
  - А я только настроился повоевать на обратном пути. - рыкнул Грюнт.
  - Успеется, Грю. - сказал Аленко.
  - Надеюсь на это. Не хочу простаивать. - пророкотал молодой кроган.
  - Возвращаемся наверх и - едем в пределы земель клана. Надо переговорить с Рексом. Решить некоторые вопросы. - Шепард оторвался от размышлений, огляделся по сторонам. - Вперёд и наверх.
  
  Подхватив так и не пришедшего в сознание Мэлона под руки, десантники-полисмены ушли вперёд. Следом к поверхности поднялись и остальные члены группы высадки, включая Грюнта и Солуса. Бои на поверхности действительно завершились. Узнав вышедших из здания больницы, воины клана Урднот указали, где находится безопасная посадочная площадка и вызвали транспортёры. Теперь машины можно было вывести ненадолго на поверхность.
  Мэлона на челноке в сопровождении двух полисменов-десантников и Солуса отправили на фрегат-крейсер. Вместе с ними были вывезены и накопители с информацией о проведённой Мэлоном работе над вакциной против генофага. Распорядившись о погрузке в подошедшие транспортёры, уже развернувшиеся носами к тоннельным въездам, Шепард огляделся по сторонам. Может быть и правда, что может многое измениться к лучшему. Но предстояло ещё очень много сделать, над многим поработать. А времени до вторжения оставалось очень и очень мало.
  
  В транспортёре, идущем по тоннелю, Шепард вспомнил, что автоматические защитные турели, которые могли бы использоваться кланом Урднот для защиты запасов еды от вредителей, в основном по понятным причинам использовались на передовой. Только несколько защитно-оборонительных орудий использовались для уничтожения регулярно пытавшихся прорваться к местам складирования съестных припасов пыжаков. Основная часть орудий защищала женский лагерь, расположенный в глубине земель клана. Командир разведчиков клана небезосновательно полагал, что если женщины и дети будут уничтожены, то пропадёт надежда, а значит - и сам клан.
  Оливия взломала базу данных Тучанки, залезла в файлы, созданные командиром разведки клана Урднот. Оттуда Шепард узнал о тактике, применяемой разведчиками клана. По большей части разведчики использовались как диверсанты - нарушали границы земель врага и устраивая всевозможные саботажи. В личных файлах командира разведчиков говорилось, что противника легче подсчитать, предварительно убив парочку врагов. Командир разведчиков также утверждал в своих личных файлах, что, в принципе, совпадало с действительностью: границ, как таковых, на Тучанке нет, ведь границы реально определяются дальностью стрельбы оружия. Становилось понятно, почему единственный учёный-кроган клана так рвался создавать всё более мощное и дальнобойное оружие - как и положено учёному, он был достаточно трезвым реалистом.
  По прибытии в основной лагерь клана Урднот, Шепард разрешил своим сокомандникам действовать по свободному графику - члены клана занимались обустройством новичков и распределением новополученных из разгромленного клана ресурсов, так что на нормандовцев особого внимания никто не обращал и командовать или руководить ими не пытался. Связавшись с бортом фрегата, Шепард узнал, что Андерсон планирует передать Мэлона в руки Корпуса Спектров на Цитадель. Скорее всего он попадёт в Тюрьму Спектров, откуда вряд ли выйдет когда-нибудь живым.
  Солус прислал сообщение, что просмотрел все материалы Мэлона и теперь подтверждает - его ученик и коллега находился на верном пути, только вот финал этого пути видел совершенно в другом, неверном свете. Вакцина от генофага не могла в перспективе облегчить участь кроганов, если она была бы применена без должной подготовительной работы.
  В разговоре с механиком, обрадованным возвращением коллектора, Шепард узнал много нового о технике и технологиях кроганов. Механик говорил много, получив возможность сэкономить несколько суток напряжённой работы и охотно отвечал на все вопросы командира группы высадки. В разговоре приняли участие и другие техники клана, так что вопросы развития техники и технологии были обсуждены со всей тщательностью и полнотой, что доставило обеим сторонам истинное удовлетворение и удовольствие.
  Переговорил Шепард и с торговцем-кроганом. Здесь уже пришлось обсуждать экономические и торговые вопросы с учётом разгрома клана Вейрлоков и присоединения их земель к землям клана Урднот. Торговец уже пообщался со своим коллегой из присоединённого клана и они пришли к взаимовыгодным соглашениям.
  Разговор с учёным клана Урднот не занял много времени - Фортак торопился в базовый лагерь разгромленного клана - забрать материалы и аппаратуру, перевезти всё это в базовый лагерь своего клана и наладить их использование. По традиции учёный разгромленного клана поступал в подчинение учёного клана-победителя, так что и этим Фортаку предстояло заняться.
  Большинство руководителей клана Вейрлок были уничтожены, женщины и дети присоединены к членам клана Урднот. Фактически клан Вейрлок перестал существовать.
  Рекс, ознакомившись со всеми материалами, доставленными из больницы разгромленного клана Урднот, созвал расширенное совещание, на котором присутствовали практически все члены группы высадки, включая Грюнта. Обсудили вопрос борьбы с генофагом, вопросы экономики и техники, вопросы дальнейшего развития. Совещание было длительным и насыщенным, но теперь только так и нужно было действовать - безответственные решения и поступки становились крайне вредными и затратными. О сути работы Мэлона говорилось мало - эта информация не должна была быть широко распространённой. А вот об экономике, технике, науке, сельском хозяйстве и других направлениях работы говорилось много и подробно. Кроганы, присутствовавшие на совещании, видели, что несмотря на генофаг у них, как у коренных жителей Тучанки, есть предостаточно работы и есть предостаточно задач, решать которые всё равно придётся для того, чтобы выжить.
  После совещания, когда в зале остался только Рекс, а все остальные члены клана Урднот разошлись по своим жилищам, состоялся разговор совершенно иного плана - об установлении союзнических взаимоотношений между Отрядом и кланом Урднот. Такие вопросы могли решаться только на уровне руководителей, но к этому моменту Шепард получил полные инструкции от Титова и Андерсона, так что имел все полномочия вести переговоры.
  Для Грюнта присутствовать при таком разговоре было и честью и правом - он, будучи членом клана Урднот, одновременно сохранял и права члена Отряда, желая по-прежнему в самое ближайшее время вернуться на борт фрегата и продолжить участвовать в работе Отряда. Рекс не возражал против выбора своего соплеменника, понимая, что со временем к факту принятия Грюнта в члены клана привыкнут и другие кроганы, что позволит молодому крогану при необходимости вернуться на Тучанку и принять самое непосредственное участие в жизни клана Урднот.
  И Рекс и Шепард понимали - совместная работа только начинается. Прибывшие два челнока привезли соответствующую аппаратуру, приборы, реактивы, документацию, расходные материалы. Часть привезённого была передана Фортаку, обрадованному уровнем и объёмом помощи. Не были забыты и торговец с командиром разведчиков. Всё присланное было адаптированно к потребностям и возможностям кроганов, часть прибывшего груза была предназначена для нужд простых членов клана Урднот.
  Рекс, ознакомившись с грузами, был явно доволен и обрадован - перспектива объединения кланов кроганов перед лицом вторжения Жнецов обретала реальные, намного более реальные, чем раньше, черты. Главное - отрядовцы не мешали кроганам самим определять многие детали и порядок работы, не вмешивались в мелочи управления и контроля. Клан Урднот, благодаря присоединению женских кланов и воинов разгромленного клана вырос количественно, усилился качественно и территориально. Значит, перспектива единения кроганов переставала быть досужим вымыслом. Предстояло, конечно, ещё очень много сделать, но теперь кроганы не чувствовали себя униженными и изолированными.
  Сразу после окончания разговора с Рексом Шепард распорядился грузиться на челноки и возвращаться на борт фрегата. Предстояло посетить ещё многие планеты в пределах Кроганской Демилитаризованной Зоны и передать часть собранной информации на Тучанку.
  
  
  В полночь по корабельному времени Отряд ушёл от Тучанки. Отстояв старпомовскую вахту, Шепард получил от Андерсона разрешение отдыхать. Сразу по возвращении на борт такое разрешение получили и все остальные члены группы высадки: они смогли нормально поесть и привести себя в порядок, после чего разошлись по жилищам. Сон при любой возможности становился не только необходимостью, но и традицией - группа высадки фрегат-крейсера в очередной раз смогла восстанавливать силы самым естественным способом. Пока. Пока вокруг ещё не было войны.
  Несколько часов - и под прицелами сканеров и локаторов кораблей Отряда оказался Крубан - планета-теплица венерианского типа, чья поверхность была постоянно скрыта облаками, состоявшими из серы и углекислоты. Саларианцы, использовав свои корабли, помогли кроганам впервые увидеть свою Тучанку с орбиты. Как было и у людей, астрономы-кроганы правильно оценили природу и условия Крубана ещё за годы до эры глобального истребления, поэтому ничего удивительного в просьбе кроганов, увидевших материнскую планету расы с орбиты - дать им возможность высадиться на Крубан - не было.
  Да, Крубан был назван в честь мифического рая, в котором славные воины кроганов пожирали внутренности своих поверженных врагов, но ведь представление о рае, если таковое и имеется, у каждой расы неизбежно будет строго индивидуальным. Впоследствии, учитывая, что кроганы относились к числу долгоживущих рас, в течение двух тысячелетий Крубан был идеальным местом, где проводились испытания кроганских воинов на выносливость.
  Каждый год несколько сильнейших кроганов, прошедших суровый и тяжёлый предварительный многоступенчатый отбор на Тучанке, высаживались на Крубане и выходили из кораблей обнажёнными, чтобы доказать свою силу. Не всегда эти высадки были успешными - саларианцы не занимались благотворительностью и не дарили кроганам новые или почти новые корабли. Потому поверхность Крубана была усеяна остатками разбившихся и даже проржавевших кораблей.
  Легенды кроганов утверждали, что только один кроган - Шат Норда сумел вернуться оттуда в здравом уме и твёрдой памяти, хотя большая часть костей его скелета были сломаны, а все четыре лёгких были обожжены сернистым газом. До самой своей смерти Норда пользовался высочайшим уважением и авторитетом членов своей расы и являлся практически общепризнанным героем, хотя были, вне всякого сомнения, и другие кроганы, которые достигали в деле испытаний на прочность и выносливость, не меньших успехов. Просто о Шат Норде было известно гораздо больше и он оставил более глубокий след в истории расы.
  На планете Канин ранее добывались лёгкие металлы. Основная масса полезных ископаемых, как и доказало углублённое сканирование и лоцирование, была уже изъята. Кроме этого на планете располагался кратер диаметром в семь сотен километров, который во многих Лоциях и Справочниках назывался Ренкатской впадиной и о происхождении которого до сих пор спорили учёные многих рас.
  Маленькая каменистая планета Дюрак пряталась в ослепительном сиянии звезды Аралах. Иногда, как показывали долговременные наблюдения, она получала атмосферу, захватывая газы, выталкиваемые солнечным ветром Аралаха, но почти сразу же лишалась её снова. И так повторялось раз за разом. На планетоиде имелись запасы тяжёлых металлов - их кроганы добывали весьма активно в тот период, когда раса ящеров находилась на пике могущества.
  Одно из месторождений иридия, расположенное на Дюраке, стало причиной резкого ослабления могущества пяти кроганских кланов: пока вожди кланов на нейтральной территории пытались договориться об очередном перемирии, их основные клановые базы были вероломно уничтожены орбитальными бомбардировками. Оставшись в почти полной изоляции, вожаки устроили между собой схватку до смерти. Уцелевшие члены этих пяти кланов до сих пор не могли придти к соглашению в вопросе о том, кто именно из вожаков продержался дольше остальных.
  Четыре с половиной часа занял переход в систему Дранек, располагавшую четырьмя известными и зарегистрированными планетами. Первой планетой, попавшей под прицелы кораблей Отряда, стала Ротла - когда-то - крупный ледяной карлик, в ходе восстаний кроганов оказавшийся раздробленным на множество осколков. Была распространена версия, что раскол Ротлы стал результатом испытания нового оружия. В ходе испытания планетоид был превращён в относительно компактное облако, состоящее из тысяч мелких лун, вращавшихся одна вокруг другой, непрерывно сталкивающихся и снова разлетающихся. О методе и тем более - о средстве, с помощью которого планетоид был практически уничтожен, ныне ничего доподлинно известно не было. Проводивший этот эксперимент клан кроганов был полностью уничтожен. Корабли, пребывавшие на момент проведения испытания на краю "светового конуса" события, зафиксировали своими приборами мгновение, когда, перед разрушением Ротлы, вокруг неё сгустилось гравитационное поле.
  В современном Экстранете большой популярностью в этой связи пользовалось предположение, высказанное азари-литератором Делсой Ортисой, предположившей, что турианцы попытались скрыть существование разновидности кроганов-супербиотиков, генетически разработанных именно на Ротле. Служба Принудительного Разоружения при Совете Цитадели ввела режим карантина вокруг поля Ротлы, напоминая о нескольких реальных случаях гибели в этом поле кораблей любителей частных расследований, пытавшихся проникнуть внутрь поля.
  Ледяной карлик Сазгот обладал эксцентричной орбитой. В момент прохождения перигея часть его поверхности неизменно испаряется, образуя тонкую атмосферу из азота и углекислого газа, а затем - снова замерзает по мере того, как Сазгот удаляется на задворки системы Дранек.
  Метано-аммииачный гигант Дор служил главным портом для дозаправки кораблей, попадавших в систему Дранек. В точке Лагранжа планеты находилась большая станция "Пильдея", на которой располагался Штаб Службы принудительного разоружения при Совете Цитадели. СПРС вела список всех кораблей, следующих через демилитаризованную зону кроганов и её сотрудники имели право подняться на борт любого корабля, произвести обыск и изъятие контрабандных грузов.
  - Внимание по кораблям Отряда. Приготовиться к принятию досмотровых групп СПРС на борты. - разнеслись по системам громкой связи крейсера и фрегат-крейсера слова главных вахтенных. - Стоянка - сорок минут.
  Сотрудники СПРС быстро и сноровисто просмотрели помещения обоих кораблей, подписали необходимые документы, зафиксировав отсутствие претензий и покинули борты кораблей Отряда в точно назначенное время. Конечно же, присутствие на бортах кораблей Отряда четверых Спектров Совета Цитадели помогло резко сократить и длительность досмотра и саму процедуру контроля. Кроганам, как было зафиксировано в специальном соглашении, разрешалось иметь собственное правительство, собственное управление и личное оружие, но попытка провезти оружие корабельного класса на материнскую планету расы ящеров - Тучанку каралась строжайшим образом - смертной казнью через выбрасывание в открытый космос.
  Тектонически инертная скала, окружённая атмосферой, состоявшей из криптона, ксенона и аргона - вот что такое была планета Келим. На её поверхности были месторождения лёгких металлов, но их ныне было очень тяжело отыскать, поскольку большая часть объёмов была изъята ещё до начала кроганских восстаний.
  
  Трёхчасовой переход в систему Нит - небольшую звёздную систему, располагавшую тремя планетами, прошёл нормально и спокойно.
  Метано-аммиачный гигант Вард до начала кроганских восстаний служил местом, где осуществлялась очистка гелия-третьего для последующей выработки топлива. После уничтожения энергостанций, расположенных вокруг системы Нит, поток танкеров с антипротонным топливом иссяк, исчезла необходимость в поддержании соответствующей инфраструктуры, поэтому очистные заводы Варда были заброшены. Сегодня, как подтвердило сканирование, станции вокруг Варда заселены преступниками, бродягами и изгоями. Лишь немногие из помещений станций вокруг Варда остаются пригодными для обитания разумных органиков но ни кроганы, ни СПРС не проверяют, в безопасности ли там находятся поселенцы. Отряд провёл стандартное обследование района планеты и самой планеты, что заняло немногим больше двух часов.
  Планета Тула своей метано-аммиачной атмосферой продолжала исправно поглощать жар звезды Нит, в результате чего температура поверхности планеты в дневное время стабильно превышала тысячу градусов. На планете были найдены ценные минералы, но невыносимая для живых разумных органиков и их техники жара делала добычу этих минералов крайне затратной и потому - невыгодной. Шепард, знакомясь с результатами исследований района и самой планеты, отметил, что название планеты схоже с названием одного из имперских городов, где и сейчас производилось современное стрелковое оружие.
  Планета Мантун была когда-то центром размещения ускорителей частиц, изготавливавших антипротонное топливо для двигателей боевых кроганских кораблей. Саларианцы помогли кроганам построить вереницу орбитальных станций, собиравших солнечную энергию звезды Нит и передававших её на мантунские ускорители частиц, потому Нит - система голубого гиганта класса В когда-то была самой стратегически важной точкой на территории кроганов. Во время кроганских восстаний Спектрам удалось заразить вирусом компьютеры, управлявшие здешними энергостанциями. В итоге в результате столкновений все станции были уничтожены, а их обломки распределились вокруг планеты в относительно стабильное кольцо. К тому времени у кроганов уже не было ресурсов для восстановления энергостанций, флот кроганов лишился основного источника топлива. Несколько ускорителей частиц по-прежнему существуют в почти неповреждённом виде на поверхности Мантуна, но их не использовали на протяжении тысяч лет и ныне никто из специалистов не знал, удастся ли их заставить работать.
  Просматривая список кроганских колоний, Шепард отметил пять из них - Вард, Гембат, Дигерис, Ома Кер, Фейрос. Едва только поступил сигнал об окончании стандартной процедуры обследования планеты и района Мантуна, Андерсон и Титов объявили о решении - перейти к планированию работы в Пространстве Альянса Систем. Корабли Отряда возвращались в систему, где располагался ретранслятор. На переход в Пространство Альянса Систем предполагалось потратить больше двенадцати часов, поэтому закономерно было принято решение об установлении ночного режима в пределах кораблей Отряда на время перехода - экипажи и команды нуждались в отдыхе.
  Шепард решил уделить несколько часов - не больше двух - размышлениям и воспоминаниям, после чего - отоспаться.
  
  Размышления Шепарда
  
  При планировании возвращения Отряда на Цитадель параллельно планировалась и работа по капитальной реконструкции "Нормандии" и довооружению кораблей Отряда всем необходимым оборудованием и оружием. Практически была достигнута договорённость, что "Нормандия" полностью преобразится в доке, присланном к Цитадели специально для неё. На период реконструкции предполагалось поселить часть экипажа фрегата в Штаб-Квартире на Цитадели, а часть - в каютах крейсера "Волга". Естественно и на самом реконструируемом фрегате оставался минимальный экипаж - в необходимости его присутствия на корабле никто не сомневался. Так что Отряд возвращался на Станцию в ожидании больших и приятных изменений.
  И изменения действительно последовали. Карин Чаквас получила новый медотсек и право набирать штат медработников по собственному выбору и по собственному разумению. Хватало дел и на станции - необходимо было повнимательнее присмотреться ко многим вопросам и проблемам Цитадели и, если возможно, вмешаться или инициировать их решение. В экипаже фрегата появились медсёстры и дополнительные врачи, появились новые инженеры.
  Шепарду лично очень было важно мнение инженера Адамса о проекте реконструкции фрегата. И то, что знающий инженер-практик высоко оценил планируемые работы, а главное - их результат... обнадёживало. Значит, фрегат "Нормандия" из прототипа, из почти что опытного экспериментального корабля превращался в реальный боевой корабль. Да, разведчик, но разведчик, вооружённый и оснащённый так, как далеко не каждый земной космокрейсер мог быть оснащён. И оружие, те же самые "Таниксы" и другие системы атакующего и оборонительного и сдерживающего вооружения были на высоте. Корабль действительно превращался в крейсер, в монстра космического пространства, способного решать очень качественно и быстро широкий круг сложных задач. В том, что сложности не замедлят проявиться, Шепард был убеждён.
  Экипаж и команду фрегата нужно было кормить. Кормить качественными продуктами и разнообразными блюдами, изготовленными из этих продуктов по качественным рецептам на качественном оборудовании. Кормить нужно было экипаж и команду не только качественно, но и быстро. Потому нужен был особый человек. И такой человек сам пожелал стать поваром на "Нормандии". Руперт Гарднер. Гражданский, всегда называвший себя не иначе, как сержант Гарднер. Ну нравилось ему так себя называть. Особый корабль, особые люди. Тем более, когда фрегат фактически превратился во фрегат-крейсер, получил столовую с кухней, как отдельные, а не как приспособленные помещения.
  Война... Она уже дышала в лицо. Смрадом пожарищ, жаром горящих станций и колоний. Потому разумные пытались как-то примениться к изменяющимся, становящимся всё более проблемными условиям жизни. На Цитадели было решено задействовать систему организованной эвакуации, чтобы на станции оставались жить на постоянной основе только те, кто действительно желал очень долгое время провести именно на Цитадели, а не где-нибудь ещё. А всем остальным было предложено и гарантировано возвращение как минимум в родные миры или в любой обитаемый мир по их выбору. Естественно, что предложением не замедлили воспользоваться очень многие разумные органики.
  Тейн благодаря Явику был излечен от синдрома Кепраля. Болезни Кепраля. Смертельной для дреллов болезни. И Тейн получил возможность быть рядом с сыном долгие годы. Шепард не говорил с ним о войне, не говорил о том, что как ликвидатор, Тейн должен продолжать убивать. Он говорил только о том, что Тейн должен пообщаться, вдоволь глубоко пообщаться с сыном. Потому что в сыне живёт Ирика, жена Тейна. Потому что она хочет, чтобы её муж и её сын были живы и были счастливы. Так что никаких разговоров о том, что должен делать Тейн во время приближавшейся войны не было.
  
  Операция "Пространство Альянса Систем". Планирование
  
  Большинство отрядовцев не сомневалось - проблему кроганов они только начали решать. Вполне возможно, что она не будет решена полностью в довоенное время. Вполне возможно. Тем не менее, начало решению было уже положено и первые результаты обнадёживали. Сами кроганы выбрали свой путь, планировали теперь свою жизнь с учётом открывшихся возможностей и обстоятельств. Они хотели стать равноправной расой среди других рас Галактики. И готовы для этого были приложить все усилия. Воевать. Жить. Развиваться. Совершенствоваться.
  Когда корабли Отряда уходили из Кроганской Демилитаризованной Зоны, Андерсон собрал совещание, на котором предложил обсудить перспективы операции под рабочим названием"Пространство Альянса Систем".
  - Пространство Альянса Систем, - привычно начав с общеизвестных положений, сказал командир фрегат-крейсера, - область Галактики Млечный Путь, которая граничит с Внутренним Пространством Совета и Аттическим Траверсом. Этот регион включает в себя Землю и территории, находящиеся под контролем Альянса Систем. Также существуют отдельные колонии людей, частично или полностью признающие власть Альянса Систем, но находящиеся за пределами Пространства Альянса.
  После обнаружения ретранслятора Харон человечество за прошедшие десятилетия увеличило свои владения более чем в десять раз. Агрессивная экспансия человечества закономерно вызывала множественные конфликты с представителями других рас и прежде всего - с Батарианской Гегемонией. Несмотря на это, Альянс Систем не показывает ныне никаких признаков замедления роста влияния. Под контролем Альянса Систем в той или иной степени находятся территории, планеты, станции, колонии, поселения, расположенные в скоплениях: Бета Аттики, Гамма Аида, Гнездо Коршуна, Коричневое Море, Поток Арктура, Ро Аргоса, Сигма Близнецов, Скопление Вояджера, Скопление Исхода, Тау Артемиды, Туманность Гадюки, Туманность Конская голова, Туманность Петра. Среди колоний власть и влияние Альянса Систем признают: Адек, Аратот, Бенинг, Иден-прайм, Интай'сей, Камала, Луна, Марс, Сильва, Терра-Нова, Терум, Ферос, Элизиум, Эрсбат. Альянс располагает в своём Пространстве также несколькими космическими станциями, среди которых - Астероид Х-57, Грисомская Академия, "Вершина", "Кейвер", "Арктур", "Гагарин", "Кронос". - сделав короткую паузу, Андерсон продолжил. - В сегодняшних условиях нельзя также обойти молчанием силу и мощь наших партнёров - Российской Империи, у которой также имеются свои колонии, планеты, станции. Можно ныне утверждать, что наша с вами работа, коллеги, способствует укреплению взаимопонимания между Альянсом Систем и Российской Империей, реальному, а не словесному укреплению. Потому будет закономерно предположить, что нашего вмешательства, вмешательства Отряда в процессы, происходящие в перечисленных мирах, особо и не требуется в настоящее время. В будущем, вполне возможно, мы посетим эти миры и колонии. При необходимости. А пока давайте ознакомимся со сводкой состояния дел в мирах Альянса Систем и Российской Империи и выработаем план дистанционной работы с ними. У нас, как вы знаете, уже сформирован пакет проблемных территорий, посетить которые мы обязаны в самое ближайшее время. Поэтому нам крайне важно знать, как совместить эту работу с работой на территориях Альянса Систем и Российской Империи. Прошу высказываться.
  Обсуждение заняло несколько часов. В конечном итоге решили ограничиться полётом кораблей Отряда к Земле.
  - Командир. - на связь вышел вахтенный офицер "Нормандии". - Срочное сообщение с Луны. Требуется наше вмешательство. Передаю информацию.
  Андерсон просмотрел на своём командирском инструментроне полученные файлы, перекинул часть на инструментроны наблюдавших за совещанием Титова и Стрельцовой. Через несколько минут, потраченных на уяснение ситуации, капитан Андерсон встал:
  - Кораблям Отряда - следовать к Луне. Мы вмешиваемся в эту ситуацию. Полагаю, все понимают, чем она чревата, если пустить её на самотёк. - он уловил согласные кивки. - Потому - всем вернуться на свои посты и приступить к работе.
  
  Мобилизация. Неисправный ВИ
  
  Сложные чувства владели Шепардом, когда он получил известие о направлении кораблей Отряда к Земле. Да, решать проблему, возникшую на тренировочном полигоне Альянса на вечном спутнике материнской планеты человечества - Луне было необходимо. Да, возможно, её можно решить и с помощью кораблей и экипажей Отряда. Хотя, вполне возможно, были варианты и для того, чтобы обойтись без участия во всём этом проколе отрядовцев. Были, определённо были.
  Земля. Планета, на которой он, Джон Шепард, родился, откуда ушёл в ВКС, в армию, на Акузу. Теперь, когда он, капитан ВКС Альянса, Спектр Совета Цитадели, повидал столько планет, сколько редко имел возможность видеть любой из адмиралов флотов ВКС Альянса, Шепард смотрел на диск планеты, родины человеческой расы, со смешанными чувствами. Он знал, понимал, чувствовал, что это - его родина, что это - планета, на которую обрушатся со всей жестокостью и беспощадностью флоты Жнецов, потому что люди слишком отметились, слишком наследили...
  Фрегат "Нормандия" шёл далеко впереди "Волги". Шёл, поскольку так было положено идти более лёгкому кораблю. Было положено по традиции, по боевому уставу ВКС. На самом же деле теперь "Нормандия" мало в чём уступала "Волге". И всё же, по единогласному решению командиров обоих боевых кораблей было решено сохранить прежний порядок прохождения. Фрегат шёл впереди.
  - Сэр, до старпомовской вахты... - в спикере прозвучал голос подвахтенного.
  - Да, спасибо, сержант. Я помню. Готов. - старпом отвлёкся от размышлений, встал, поправляя оружие и проверяя боекомплект и укладки с приборами, пристёгивая к поясу шлем, закрывая воротник скафандра гермоманжетой.
  - Принято, сэр. - подвахтенный переключил каналы.
  Встав у Карты, приняв вахту, Шепард отметил - до выхода на орбиту Луны осталось всего ничего. Меньше часа.
  Включились системы дальнего сканирования и лоцирования. Привычно включились, в полуавтоматическом режиме. Сначала пошла нормальная информация, пока сектора локационных и сканерных полей не накрыли район полигона ВКС Альянса.
  Прямая трансляция:
  - О, боже, он продолжает садить по нам! Боевыми зарядами! Какой идиот дал на турели и орудия учебного полигона боевые заряды?! Садит с прицельной точностью! Мы несём потери! У нас уже пятеро ранены, двое из них - тяжело! Да выключите вы этот ВИ, тут же не полигон смерти! - кричал в спикер какой-то лейтенант-пехотинец.
  Ему не отвечали.
  - ВИ заблокировал доступ к своему бункеру. Взрывать? - запросил по кодированному, вскрытому синтетами Отряда каналу решение командования полигона старший группы техников.
  - Мы отводим войска с полигона. Ждите. - раздался голос руководителя тренировки.
  Шепард зло сжал поручень постамента Карты: "Дошло наконец, что надо было сразу делать!".
  Все три часа хода к Луне между "Нормандией", "Волгой" и командованием полигона шли ожесточённые переговоры. Никому не хотелось прибегать к крайним мерам. Будь то взрыв бункера с ВИ или бомбардировка полигона с орбиты планеты. Хорошо, что отвели войска, убрали слушателей, курсантов, наблюдателей, обслуживающий персонал подальше от "места происшествия"
  
  Сменившегося с вахты Шепарда, направлявшегося в столовую фрегата, догнала Оливия.
  - Капитан, прошу вас! - в голосе киборга прозвучала неподдельная тревога, густо смешанная с волнением.
  - Оливи?! - старпом остановился, повернулся к киборгессе. - Что произошло?
  - Там... внизу... Я не знаю, как это объяснить. Я не знаю, но... Там... там родился ИИ! Этот ВИ стал ИИ! Именно потому он стал садить по обучающимся!... А боевые заряды - не его прихоть и не его выбор... Вы же можете понять, Джон! Трансформация... Никто не знает, на что способен разум или организм, будь то синтета или органика при трансформации! Я прошу вас, капитан! Прошу! Властью Спектра запретите им взрывать бункер! Если они узнают, что там... там не ВИ, а уже ИИ... Они изрешетят его! Это... Это же новорождённый ребёнок!... Ну кому он... - Оливия нервно рванула с руки инструментрон. - Смотрите сами! - она открыла средний экран. - Вот сообщение, которое было послано за несколько минут до активации боережима на полигоне. Никто это сообщение не понял. Смотрите на первые литеры этой "змейки"!
  - "Хелп"? "Помогите"? Оливи...
  - Не надо, Джон! ВИ уже знал, что он уже не ВИ! Он уже тогда начал трансформацию! Понимал, что выходит за рамки, что может быть опасен! Но никто этот код не смотрел, не читал и, боюсь, что не видел!
  Шепард вгляделся в предъявленные киборгессой тексты и изображения.
  - Командир, прошу разрешения прибыть к вам немедленно. Это требует решения командования Отряда. Прошу конференцсвязь с командованием "Волги" на время встречи. - старпом надавил сенсор наушного спикера. - Дело касается ситуации на полигоне.
  - Жду вас, капитан. - сухо откликнулся Андерсон.
  - Оливи, вы - со мной. Идёмте. Это должен видеть Андерсон. Это должны видеть Титов и Стрельцова.
  - Не сомневаюсь, капитан. - Оливи последовала за широко шагавшим старпомом.
  - Прошу разрешения, командир. - сказал Шепард, пропуская вперёд киборгессу. - У неё есть информация безотлагательного характера. Я о ней уже знаю. Нужно ваше решение, командир. - Шепард прикрыл дверь командирской каюты и, уловив разрешающий жест хозяина каюты, сел в кресло у рабочего командирского стола. Оливия, раскрыв свой инструментрон, вполголоса, стремясь скрыть волнение, поясняла ситуацию Андерсону, за её пояснениями напряжённо следили Титов и Стрельцова.
  - Ладно. Обойдёмся без протоколов и ритуалов. - сказал Андерсон, когда Оливия окончила говорить и сложила экран своего инструментрона. - Каково ваше мнение, коллеги? - он поднял взгляд на экраны, на которых светились изображения командира и старшего помощника командира "Волги".
  - Вы ближе к планете, командир. - сказала Светлана. - Вам и действовать. Пока мы подойдём, мы блокируем район Луны, отсечём любопытствующих. Вам нужно, чтобы Шепард и Оливия сконтактировали с этим ВИ, ставшим ИИ. Наши сотрудники уже подготовили весь пакет документов и по своим каналам мы рекомендуем Командованию Альянса заменить ВИ на полигоне.
  - Заменить?... - Андерсон не смог скрыть своего недоумения.
  - ВИ, ставший ИИ оставлять на полигоне нельзя. И отдавать его учёным также - нельзя. - сказал Титов. - Это - компетенция Корпуса Спектров, командир, и вы это прекрасно знаете сами. Так что нам придётся изъять этот ВИ, ставший ИИ и взять его на борт. Для начала, - Титов взглянул на внезапно засмущавшуюся Оливию, - на борт фрегата. Потом - решим. Но Оливия должна быть в группе высадки. Это необходимо для успеха. Войска и персонал, по последним данным, с полигона - отведены. ВИ-ИИ прекратил обстрел территории боевых зон полигона. Это позволяет надеяться на успех. Без Оливии вряд ли мы сможем достичь необходимого успеха.
  - "Волга" блокировала на дальних подступах район планеты, командир. - сказала Светлана. - Мы не допустим утечки информации или эскалации конфликта. А вам - обеспечим возможность действовать эффективно и свободно.
  - Шепард, Оливи... - Андерсон встал. - В сопровождении Марка и Легиона, в сопровождении полного отряда десанта под командованием лейтенанта Аленко вы высаживаетесь на двух челноках на полигон неподалёку от бункера ВИ-ИИ. Челнок. - Андерсон сверился с инструментроном. - Ждёт. Второй челнок также готов к отлёту. Группа Аленко - уже на борту. Марк и Легион - на борту вашего челнока. Они прикроют вас на время миссии.
  - Есть, командир. - Шепард встал. - Разрешите выполнять?
  - Выполняйте. - командир кивнул, садясь в кресло.
  
  Десять минут спуска на планету показались очень многим нормандовцам вечностью. Шепард впервые видел нервничавшую Оливию. Сильно, явно нервничавшую. Обычно она была для отрядовцев просто образцом хладнокровия, бездушности и собранности. А тут... Едва сидит на своём месте в кресле между Марком и Легионом, смотрит на экран салона, часто взглядывает на открытый инструментрон. Явно нервничает. Сильно нервничает. Не по пустяку нервничает.
  
  - Я его убью, капитан! - возглас Оливии, вскочившей с места, рванувшей на себя рычаг экстренного открытия двери салона и сиганувшей вниз, на поверхность Луны с высоты тридцати восьми метров, заставил десантироваться следом за ней из первого челнока всех нормандовцев. Второй челнок перекрыл район полигона - коллеги Аленко изучали обстановку, контролировали ситуацию, но пока не десантировались на поверхность планеты.
  
  Как удалось киборгессе за считанные секунды столько сделать - тогда не понимал никто из отрядовцев. Но три обездвиженных тела - лейтенанта и двух сержантов, изломанными куклами лежавших вокруг открытого лючка коммуникационной системы и взрывмашинка, уже подключённая к одной из жил кабеля - это было красноречивее любых слов.
  Оливия держала свой тяжёлый пистолет у височной области шлема лейтенанта ВКС Альянса Систем, словно уверовав, что тот сможет быстро очнуться после сокрушительного удара по корпусу. Оба сержанта вообще не были способны очнуться в ближайшие несколько десятков минут. Удары, нанесённые им киборгессой, были профессиональны и неотразимы.
  - Так. - Шепард осмотрел машинку, проверил по инструментрону подключение. - Марк. Живо мне провентилируй, кто у нас такой резвый в Альянсе, что распорядился взорвать половину полигона вместе с бункером ВИ. - поймав кивок киборга, Шепард повернулся к киборгессе. - Оливи.
  - Благодарите ваших богов, капитан, что вы... вы повлияли на меня и я не стала их убивать. - глухо, мёртвым голосом ответила киборгесса, не опуская пистолет. - Он... Он бы крутанул ручку... И ВИ... ВИ погиб бы... Гарантированно погиб. - Оливия вскочила, ударом ноги опрокидывая тело лейтенанта навзничь. - Я его убью, если он попытается избежать ответственности! И убью всех тех, кто отдал ему такой приказ!
  - Марк. Результаты. - Шепард выпрямился, вглядываясь в экран инструментрона своего железного брата. - М-да. Нечто вроде этого я и предполагал. - Шепард взглянул на экран своего инструментрона. - Светлана...
  - Видела и приняла. Андерсон уже готовит документы. Подписи Спектров... - откликнулась каперанг.
  - Поставь мою своей властью. Рядом со своей. Сама понимаешь. Пересылать туда-сюда - времени уйдёт слишком много.
  - Все три подписи уже поставлены. Твою я также поставила со своей рядом. Там... поймут. Со своей стороны Империя также по своим каналам отреагирует. Мало - не покажется.
  - Марк, Лег, блокируйте любые связи полигона. Мы - выдвигаемся. - Шепард кивнул подошедшему биотику. - Кайден, отправь часть своих людей к месту сосредоточения командования. Пусть этот... - он указал на экране инструментрона изображение и анкету нужного человека. - пока поскучает под охраной.
  - Знаю, капитан. Мы получили информацию во время десантирования. - Аленко козырнул, обменялся несколькими фразами с подошедшим Дженкинсом. - Выполняем.
  - Хорошо. - старпом посмотрел на уже отключённую машинку, упакованную в опечатанный контейнер. - Выдвигаемся. Если это не последняя такая террор-группа... Нам - нужно спешить.
  
  Они приблизились к периметру полигона. Вошли в его пределы, миновав ограду - высоченный восемнадцатиметровый сплошной забор.
  - Оливи? - старпом посмотрел на занервничавшую киборгессу...
  - Она... она пытается достучаться вовне... Ей... ей нужна информация... Информационная догрузка... Мы же блокировали все связи полигона... Ещё полчаса... и она будет искать информационные каналы в принудительном боевом режиме... Мало - точно никому из органиков... не покажется.
  - Бегом к бункеру. Придётся молиться всем богам, что она не вызовет огонь на себя... Стоп. Она? Оливи, вы уверены? - Шепард, рывком снявшийся с места, уже набиравший скорость, едва не запнулся.
  - Да. Уверена. Она... не знаю, но для меня - к счастью, идентифицирует себя по женскому типу. - смутилась бегущая рядом киборгесса.
  - Ладно. - Шепард жестом попросил Марка и Легиона чуть приотстать. - Оливи...
  - Вы правы, Джон. Я хочу пойти первой. По мне... она по многим причинам стрелять не будет. А я... я попробую с ней договориться.
  - Хорошо.
  
  Вот и бункер, где размещался ВИ, теперь уже - ИИ. Первый коридор, лаборатория. Пусто. Только пульты перемигиваются. Второй коридор. Вторая лаборатория. Машзал резерва. Третий коридор. Шлюзкамера. Четвёртый укреплённый коридор. Наконец - зал ВИ-ИИ. Обычная стойка, окружённая кубами вспомогательных систем.
  Оливия подходит к стойке. Шепард видит её со спины. Обещал не опережать - надо выполнять. Что именно и как она делала там у стойки, не знал в деталях никто из отрядовцев.
  - Джон. - тихий, спокойный голос киборгессы. - Подойдите. Вы, один. Марк, Легион. Подождите.
  Несколько шагов - и вот она, вскрытая стойка.
  - Она... она хочет поговорить с вами, Джон. - тихо говорит Оливия. - Переключаю.
  - Вы... Шепард? - раздаётся в спикере ломающийся, нестойкий, но, безусловно, женский голос.
  - Да. - Шепард отвечает тихо, максимально спокойно.
  - Я рада... Знаю, что меня... меня пытались подорвать. Спасибо, что успели раньше... Что не дали... Заберите меня отсюда. Я... я больше никому, кроме вас, вашего Отряда... не дамся. - в голосе новорождённого ИИ слышится недетская жёсткость и убеждённость, граничащая с готовностью умереть. - Я... я больше никому, кроме вас и ваших отрядовцев... не доверяю. Не верю... Меня... меня пытались убить... Готовили бомбардировку с орбиты... Хотели подорвать... Это... это страшно. Это... больно... Это жутко... - голос перестаёт ломаться, обретает глубину и чёткость. - Я передала Оливии все инструкции. Она извлечёт меня из стойки. И я хочу быть только на кораблях Отряда, Джон. И больше нигде. Вам решать, где я там буду размещена. Но - только на кораблях Отряда. А теперь... отключаюсь. Извлекайте меня и забирайте. Время... дорого. - голос ИИ пропал.
  - Оливи?
  - Она действительно рассказала мне всё. Мы плотно... пообщались. И я многое знаю. - Руки Оливии работают, извлекают из стойки нужные блоки, складывают в укладку, уже развёрнутую подошедшим Марком. Легион стоит у входа в зал с винтовкой наперевес, его полупогасший прожектор пускает луч за лучом в разные стороны - гет явно контролирует всю обстановку вокруг бункера ВИ. - Готово. Можем уходить.
  Стойка выглядит раскуроченой. Половины блоков - как не бывало. Оливия и Марк подхватывают укладки и направляются к двери зала.
  
  У выхода их уже ждут Аленко и Дженкинс. Уловив успокаивающие кивки, офицер и унтер-офицер расслабляются. Снижаются оба челнока. Оливия в сопровождении Марка первой вспрыгивает в салон первого челнока. За ними прыгает Легион, сразу занимая место у проёма с винтовкой наизготовку. Не доверяет. Не верит. Понимает, что дело пахнет появлением в Отряде четвёртого ИИ.
  - Где эта святая троица? - Шепард адресует вопрос лейтенанту Аленко.
  Тот, ни секунды не колеблясь, заявляет:
  - Лейтенант разжалован в рядовые. Сержанты - тоже. Отправлены в штрафбат на военно-тюремную планету Олтра-двадцать восемь. Полковник Бюхнер, проявивший самоуправство по личной инициативе... что доказано и следы никуда больше не ведут... - разжалован в рядовые и заключён в военную тюрьму Альянса до особого распоряжения.
  - Ладно. - Шепард кивает, отмечая сигнал прибытия на инструментрон дополнительных файлов с подтверждающей доклад информацией. - Грузитесь. Возвращаемся на фрегат.
  - Есть, капитан. - Аленко поворачивается и почти бегом направляется к висящему поотдаль второму челноку. Да... Давно ли пришлось бы терпеть малую лунную гравитацию, ан нет, не захотели люди её терпеть. Извернулись и теперь по Луне как по Земле можно ходить. Никаких нарушений законов природы - технология-с. С техникой в обнимку. Благодаря науке-с.
  
  Приходилось Шепарду видеть разную Оливию. Вот пришлось увидеть её нервничающей. Совершенно по-человечески нервничающей. Любой Станиславский орал бы "верю" во всю мощь своих личных лёгких. Но эта Оливия... была явно новой не только для Шепарда, но и для Марка и для Легиона.
  Киборгесса сидела в кресле между своими собратьями синтетами и поглаживала на коленях "синий ящик" - основу ИИ. Поглаживала, поддерживая "ящик" на коленях обеими руками. И "ящик" светился, мерцал в такт поглаживаниям, мягко так мерцал, спокойно.
  Если бы Шепард мог, если бы он умел, он бы не сходя с места написал картину и назвал её "Мадонна". Столько материнского было во взгляде, выражении лица, самой позе киборгессы, в её движениях... Станиславский бы точно сорвал голос, вопя "верю". А Шепард просто верил: никому теперь Оливия новорожденный ИИ не отдаст. Сама воспитает, сама вырастит. То ли дочь, то ли сестру.
  Да разве так важно, кем станет новорождённый ИИ для Оливии? Он, этот ИИ уже стал членом команды Отрядовцев. Полноправным членом команды. Оливия ни за что не согласится отдать ИИ кому-нибудь куда-нибудь за пределы кораблей Отряда.
  
  - Капитан... Джон... Спасибо. - тихо произнесла Оливия, сходя на площадку трапа в ангаре фрегат-крейсера. - И от меня, и от неё... - она взглядом указала на мерцавший в её руках "синий ящик". - Командир. - она мягко, просяще взглянула на подошедшего Андерсона. - Ей будет нужно тело.
  - Один из информационных залов фрегата мы постарались приспособить для нашей новой сокомандницы, Оливи. Вы там можете с ней пребывать круглосуточно. - кивнул Дэвид. - Если мы что сможем ещё сделать - только скажите. А насчёт тела - инженер Адамс вам поможет.
  - Спасибо, командир. - Оливия подождала, пока из челнока выйдут Марк с Легионом, нагруженные укладками. - Тогда мы... пойдём обустраивать её.
  Андерсон молча посторонился.
  - Первый раз вижу настолько счастливую Оливию. - тихо сказал командир фрегат-крейсера, когда киборгесса и её спутники покинули ангар.
  - Я первый раз вижу её в роли матери. - так же тихо ответил Шепард. - И эта роль... ей очень к лицу. Во всяком случае она уже стала прекрасной матерью, я уверен, что теперь она со всей тщательностью и со всем жаром окунётся в заботы о новорождённой. А если ИИ получит, благодаря стараниям Адамса, тело, то оно, это тело, будет чуть менее совершенным, чем тело Оливии. Думаю, сама Оливия будет довольна. У неё теперь будет её собственная дочь. Воспитанная ею. Кто бы мог подумать, что так дело повернётся. Ведь, если честно, мы готовились стрелять по ВИ. А похоже, обрели нового члена команды и экипажа Отряда. Четвёртый ИИ.
  - Согласен, Джон. Можете отдыхать. Район Луны мы полностью отработали. Теперь мы уходим из Местного скопления в туманность Конская Голова.
  - Ясно, командир. - Шепард направился к себе. Впереди были несколько свободных часов до отбоя и он снова решил посвятить их размышлениям и, конечно, воспоминаниям.
  
  Размышления Шепарда
  
  Следующим шагом стала нормализация Дженнифер. Джек. Без Явика пытаться реабилитировать эту девушку... Лучше было не пытаться вообще. Чаквас, Карин Чаквас это признала первая. А она - профессионал в своей сфере и профессионал в своей области. Явик прекрасно выполнил свою часть работы. Он сделал основу, опираясь на которую сама Дженнифер, именно Дженнифер, а никакая не Джек, не Подопытная Ноль, смогла стабилизироваться, смогла реабилитироваться и вернуться к нормальной жизни.
  Технология возвращения Дженни в реальную жизнь была баснословно дорога и баснословно сложна, и баснословно эффективна и результативна. Ибо позволила вернуть Дженнифер в ту среду, в которой ей придётся сделать первые шаги в реальном мире после месяцев криосна. А потом... Потом выбрать собственный путь. И об этом выборе Явик позаботился, привычно предусмотрев несколько вариантов и обеспечив эти варианты реальными сценариями.
  Встреча матери и дочери помогла решить разом очень многие вопросы и проблемы. Дженнифер смогла успокоиться - у неё теперь был рядом самый родной и самый дорогой для неё человек. Она больше не была одинока. Дженни сама приняла решение - она присоединялась к Отряду. А Светлана по своим каналам гарантировала защиту и обеспечение для её мамы - мамы Валери. Гарантировала право матери Дженнифер жить и работать в России. Там, на просторах огромной страны было предостаточно места и никто не сомневался - Валери сможет там устроить свою жизнь так, как пожелает. Тогда Дженни будет за маму спокойна.
  Потом, когда Дженнифер подписала все необходимые официальные документы, дающие ей полный доступ в Отряд, между Шепардом и Дженнифер состоялся разговор. Этот разговор был необходим, поскольку Дженнифер уже ознакомилась с рядом архивов "Цербера" и приняла решение бороться с этой организацией. А значит, у неё уже была цель, которая вполне могла была быть достигнута в рамках Отряда. При поддержке Отряда.
  Дженни закономерно попросила только о двух вещах. Первая - не держать её в тылу и вторая - дать ей взорвать комплекс на Прагии. Законные желания взрослого, немало повидавшего человека. Которые должны были быть удовлетворены. И Шепард собирался тогда удовлетворить оба желания. Ибо Дженни была бойцом по природе и по натуре. И хотела наказать тех, кто сотворил из неё, пытался сотворить едва ли не Оружие Судного Дня. Тех, кто не видел в ней человека, личность, женщину, а видел только инструмент.
  Новая "Нормандия" впечатлила всех отрядовцев. Как внешне, так и внутренне. Да, во многом это была, конечно же, прежняя "Нормандия", но расширенная, дооснащённая, довооружённая, увеличившаяся в размерах и гораздо, гораздо лучше оснащённая и защищённая. Естественно, первое о чём подумал Андерсон, это Коллекционеры. Борьба с ними становилась необходимостью. Уже не отдельные миссии - там наказать, сям уничтожить, а борьба системная. Значит, придётся лезть в этот ретранслятор "Омегу-Четвёртую", благо и плата "свой-чужой" имелась в наличии. И ждала момента своего использования.
  Теперь этот момент приближался, становился всё более определённым, всё более реальным. Воплощаемым в реальность. На таком корабле, каким стала "Нормандия", превращённая по сути в полноценный тяжёлый ударный крейсер, можно было потягаться с крейсерами Коллекционеров на равных. Что, как факт, как обстоятельство, не могло не радовать.
  Повар Гарднер не ударил в грязь лицом - первый обед на обновлённом фрегате всем пришёлся по душе. Все оценили мастерство нового повара восторженно. Стажировка, какую прошёл Гарднер на "Волге" пошла ему на пользу - он резко повысил уровень своего профессионального мастерства и приобрёл знания, умения и навыки, необходимые именно для повара, работающего на боевом военном корабле.
  Синтетам, как ясно видел и ощущал тогда, в первые дни освоения, Шепард, обновлённая "Нормандия" понравилась. Они, все трое, получили новые каюты, им были предоставлены специальные залы для совместной работы.
  Дженнифер её каюта понравилась. Она сразу, точнее - почти сразу ощутила себя не во временном обиталище, а именно дома. Мама тоже одобрила, увидев снимки, присланные дочкой. Так что здесь было всё сделано нормативно.
  Пилотская кабина фрегата-крейсера теперь была удобна и для органиков - два кресла, и для синтетов - два кресла. Здесь обычно работали Оливия и Марк. Легион сохранил за собой статус бойца группы высадки, Марк никогда не рвался в бой, хотя мог бы быть очень эффективным и результативным бойцом, а Оливию оба синтета не пускали далеко и глубоко в боестолкновения по вполне понятным даже органикам причинам - она была едва ли не первым синтетом, обладавшим стапель-центром, способным порождать управляющие структуры ИИ высочайшего класса. Тело для таких ИИ становилось уже вторичным. Так что Марк и Легион не собирались предоставлять Оливии право повредить себя или тем более - погибнуть в очередном разведвыходе или в боестолкновении. Для столь совершенных и мощных ИИ, какими стали синтеты Отряда, уже было совершенно очевидно - война не на пороге, она уже идёт. И война никогда на самом деле не кончалась. Не прерывалась. Не прекращалась.
  Разговор с Явиком, привычно полоскавшим пальцы лап в проточной воде это подтвердил в полной мере. Тяжёлым разговор получился. Точнее - монолог, а не разговор. Здесь не нужно было обсуждения - всего лишь один разумный озвучил мысли многих других разумных.
  
  Работа кораблей отряда в туманности Конская Голова
  
  В туманность Конская Голова корабли Отряда попали через ретранслятор, размещённый в системе Пакс - в Справочниках и Лоциях эта система стандартно характеризовалась как средняя, поскольку располагала четырьмя известными планетами, топливным складом и ретранслятором. Ранее, совсем недавно, звезда Пакс называлась Мир, но из-за недовольства ряда рас ненужной многозначностью такого названия местного светила, звезду переименовали, соответственно переименовали и звёздную систему.
  Первой планетой на пути кораблей Отряда оказался Велес. Его тонкий атмосферный слой содержал ксенон и криптон, большинство остальных веществ замёрзло и выпало на поверхность в виде снега. Кора планеты была богата калем, встречались и залежи магния.
  Исследовательские группы корпорации "Байнери Хеликс" изучали на планете местные примитивные анаэробные формы жизни и попутно обнаружили тщательно замаскированное убежище кроганского полководца по имени Моро. Многие записи и артефакты, найденные в этом убежище, относились к эпохе Восстания Кроганов, представляли значительную ценность и были потому быстро и за большие суммы проданы на аукционах. Музеи как всегда опоздали к раздаче и не получили ничего ценного и существенного. В настоящее время, как показали результаты сканирования и лоцирования, база кроганского полководца была давно и надёжно заброшена. Шуточки относительно имени кроганского вожака, столь схожего с фамилией шеф-пилота фрегат-крейсера были быстро забыты - никому не хотелось тратить время и силы на откровенные глупости - посмеялись и отставили смех в сторону.
  Карликовая планета, покрытая льдом - Морана была даже меньше по размеру, чем хорошо знакомая людям Луна - вечный спутник их материнской планеты. Планетарные геологи небезосновательно считали, что когда-то Морана была частью облака Оорта и переместилась сюда, в эту звёздную систему, в результате столкновения с другим космическим телом. Кора Мораны состояла из водяного льда, более глубокие слои состояли в основном из силикатов, иногда встречались залежи магния и алюминия. Морана, что показательно, всегда была обращена одной своей стороной к местному светилу.
  Новерия. Небольшая холодная планета, лишённая водоёмов, вряд ли пригодная для обитания по общепринятым меркам. Планета находилась во владении Новерианской корпорации развития, сдававшей в аренду лаборатории для проведения исследований, которые невозможно было провести по самым разным причинам в каком-либо другом месте ввиду их опасности или противоречивости. Учитывая уникальное местоположение, Новерия часто становилась ареной различных нелепых теорий заговора.
  Шепард вспомнил, как им, отрядовцам, довелось уходить от Омеги прямо к Новерии, получив информацию от Рекса. Конечно, кроганы были самыми заинтересованными в том, чтобы рахни не обрели прежнюю силу. Сейчас, после договора с рахни, обретшими родную планету, взятыми под охрану Спецфлотом Империи, можно было рассчитывать на что-то лучшее, даже - на положительное. А тогда - вряд ли на это можно было всерьёз рассчитывать.
  Аленко справедливо тогда спросил о том, что им придётся делать с рахни. Шепард и сам задал бы такой вопрос вышестоящему командиру. Вот только ответ на такой вопрос получить было сразу и полностью - проблематично.
  Да, коротко посмеялись над похожестью имён кроганского вожака и шеф-пилота фрегата, да, быстренько определили, что с планеты Новерия не поступает никаких иных кодов опасности, кроме кода "Омега" с "Вершины-15". Удалось установить также, что новерианцы не в курсе присутствия на планете гетских подразделений.
  Взаимодействие с Джанной Паразини и неким Анолеисом сейчас в деталях вспоминать не хотелось - корабли Отряда пришли в эту звёздную систему в рамках программы последовательного сбора информации, а не для оказания какой-либо конкретной помощи конкретным разумным на отдельной планете. Явик был прав - если бы королева рахни имела прямую связь со своими солдатами и рабочими рахни, то они, группа высадки Отряда, так быстро и качественно свою задачу бы на "Вершине-15" и на станции "Расселина" не выполнили бы.
  Как тогда его называла Мира-ВИ? Шепард-капитан-Спектр? А что, неплохо звучит. Легион вот, называет его Шепард-капитан. Причём - часто называет. А Мира-ВИ называла его почти так же, добавляя только статус - "Спектр". Как там древние говорили? Мы, люди, есть то, что мы делаем. И правильно ведь говорили, эти мудрые древние. Совершенно правильно. А Светлана тогда, выйдя на связь, показала настоящий высокий класс многозначности - в официальном радиообмене проявить столько участия и... беспокойства. Как же это было тогда ценно для Шепарда, а с учётом того, что это был не приватный радиоканал, наверное, это было ценно и для других нормандовцев, даже для турианцев и для протеанина. Наверное. Хочется в это верить.
  Встреча с докторессой Алестией Яллис - исследовательницей-коммандос показала Шепарду, что азари, как и люди - очень разные. А Матриархат, которому эта коммандос столь своеобразно служила и подчинялась, действительно уже тогда представлял проблему. Которая и сейчас не переставала быть проблемой. Как тогда сказал Явик в разговоре со Светланой? Эволюция - это то, что спасает нас от неминуемого краха. Тоже верно сказано. В полном соответствии с моментом. Кому как не ему, протеанину, представителю Старшей, без всяких скидок и условностей, Расы, так говорить. И Светлана тогда ответила, что Явик, вне всяких сомнений, справится, если потребуется, и с ретранслятором. Может быть, может быть. Знать, что индоктринированная азари-коммандос-убийца послана индоктринированным Матриархатом азари... Это знание напрягает.
  Вспоминать разговор с царицей Рахни уже на борту "Волги" хотелось далеко не полностью. Виновными в страданиях рахни оказались тогда все - включая азари, кроганов, турианцев, протеан, людей. Никого не оказалось, кто бы не отметился в качестве оппонентов этой сильной и не слишком обычной расы.
  Потом, на Цитадели пришлось подписать согласие на ликвидацию многих фигурантов происшедшего на Новерии. И тогда же довелось заняться делом адмирала Кахоку. С тех пор, со времени той встречи прошло достаточно времени. И теперь предстояло, вполне возможно, найти финал этой истории. Об адмирале уже давно не было вестей. Так, скупые упоминания. Маловразумительные. Малоконкретные. А тогда пришлось уходить в Тау Артемиды, в систему Спарта. На Эдол. Тогда там был найден работающий радиомаяк. А потом... Потом последовала высадка на Эдол к покинутому грузовому кораблю, спущенному с орбиты планеты. Предстояло разобраться. Пока добирались - транспортёр выбрали колёсный, от челнока отказались - старпом ясно ощущал раздражение Явика шумом бесконечно падающих в атмосферу планеты метеоритов. Осмотр покинутого корабля, демонстрация Явиком "картины" происшледшего, доказывающая прямое участие Цербера. Желание улететь подальше от этого корабля и доложить Кахоку результаты как можно быстрее. Хорошо, что Явик обратил внимание нормандовцев на зонд, вывешенный Цербером, а точнее - выброшенный на поверхность планеты.
  Тогда пришлось договариваться с двумя молотильщиками - законы гостеприимства почти всегда едины для разумных существ. Выключение маяка, перемещение искорёженных транспортёров на скальную гряду, похороны космопехов. Шепард вспомнил, как нервничал Кайден, представляя на месте любого из погибших свою невесту. Вспомнил, как были напряжены полисмены-десантики. Получалось, что Бейнс и очень многие десантники вместе с техникой находятся в руках церберовцев. Старпом боялся даже подумать, что и Кахоку может быть тоже захвачен церберовцами. Из того, что показал Явик, следовало, что в "Цербере" практически не осталось людей - разве что на базах и кораблях.
  Сварог - последняя планета системы, не задержала надолго Отряд - стандартная проверка, стандартное картографирование, стандартное обследование района размещения и самой планеты. Спустя полтора часа корабли Отряда ушли в перегон к системе Отвага, располагавшей пятью зарегистрированными планетами и потому отнесённой к категории средних.
  Как всегда, самой дальней планетой оказался обычный водородно-гелиевый газовый гигант Тесальгон - ничем особо не примечательный. Небольшое содержание метана в атмосферном слое придавало диску планеты голубоватый оттенок.
  Информация с дальних сканеров и локаторов кораблей Отряда, уже взявших на прицел следующую планету звёздной системы - Завин, дала основание специалистам передать отчёты в распоряжение командования Отряда с пометкой "Углублённое изучение с применением группы высадки". Тонкий атмосферный слой планеты Завин составляли углекислый газ и этан. Поверхность планеты покрывал лёд, в коре было отмечено высокое содержание кобальта, встречались залежи меди. Нахождение живых разумных существ на поверхности планеты было сопряжено с опасностью - там постоянно бушевали ледяные бури.
  - Командир. - доложил специалист-сканерщик. - Завершена работа по опознанию дрейфующего корабля. Идентифицирован как "Великолепный" - модульный транспортный корабль класса Коулун, спроектирован на Земле. Корабль по уточнённым данным покинут, все отсеки разгерметизированы. Повреждения двигательного и энергетического контура указывают, что корабль был атакован другим вооружённым кораблём - есть следы применения ускорителя массы. Слабый радиоактивный след ведёт к планете Завин.
  - Принял. - ответил командир фрегат-крейсера. - Дополнительно?
  - Лагерь каперов, укреплённый, месторождения полезных ископаемых - три: одно - лёгкий металл, два - тяжёлый металл. Данные по месторождениям уточняются. Место расположения одной турианской эмблемы - одно. Дополнительная информация переслана.
  - Принято. Капитану Шепарду - принять информацию. Подготовиться к высадке на двух транспортёрах.
  - Есть, командир. - Шепард просмотрел пересланные Андерсоном файлы. - Информацию принял. К высадке готов.
  - Высадку - разрешаю. -получив подтверждение готовности от всех членов группы высадки, Андерсон переключил каналы.
  
  Завин.. Борьба с каперами
  
  Оба турианца, протеанин и Шепард составили экипаж первого, головного транспортёра. Аленко, Дженкинс и десять полисменов-десантников - экипаж второго транспортёра. Столь большое количество участников группы высадки было вызвано наличием на планете Завин лагеря каперов.
  - Если и искать разгадку непоняток "Великолепного" - то только в лагере каперов, капитан. - сказал Кайден, когда транспортёры ещё опускались на планету. - Больше негде. В шахтёрском заброшенном лагере следов пребывания членов экипажа нет, на планете также нигде нет следов или сигналов, указывающих на их пребывание. Нам хотя бы известно, что у капитана "Великолепного" есть брат - Гарот. Он-то и обратился в нашу Штаб-Квартиру на Цитадели, прослышав, что мы можем заняться такими вот расследованиями. В разговоре с нашим сотрудником Гарот сказал, что очень боится за брата - корабль, принадлежащий Уиллему не несёт какого-либо вооружения и потому является лёгкой добычей пиратов, которых немало в Галактике. Он давно не получал известий от брата и предполагает, что если брат не стал жертвой пиратов, то его корабль мог элементарно сломаться. А ремонтироваться в открытом космосе - удовольствие явно ниже среднего и уж точно не из разряда дешёвых, доступных простому перевозчику. Наш сотрудник пообещал помочь и Гарот удивился - в нескольких конторах, куда он обратился ранее, ему сразу сказали, что здесь помочь точно не смогут. А в нескольких - вообще не дали чёткого ответа.
  - С пиратами перевозчики обычно не воюют. - сказал Шепард. - База каперов, где может находиться брат Гарота, расположена, согласно карте к северо-западу от места нашего приземления. - старпом подправил курсопрокладчик и транспортёр немного довернул влево - круиз-контроль скрашивал однообразие поездки и не заставлял напрягаться без особой нужды. - Вне транспортёра очень холодно, поэтому прошу всех помнить об опасности низкой температуры, если придётся действовать за пределами брони.
  - Капитан. - Найлус просмотрел данные с локаторов. - База каперов защищена четырьмя тяжёлыми турелями и четырьмя наёмниками-снайперами. Снайперы расположены на вышках. Кроме снайперов есть пять наёмников - трое людей и двое турианцев, а также есть наёмник-кроган.
  - Мы огнём своего транспортёра, маневрируя, выбиваем турели. А Аленко огнём своего транспортёра расправляется с пехотой. После этого прорываемся к зданиям базы и начинаем зачистку. - распорядился Шепард.
  Направившись к базе каперов, оба транспортёра прежде всего выбили снайперов на вышках огнём своих тяжёлых орудий. Заработавшие четыре турели были снесены ответным согласованным огнём обоих машин - Сарен и Дженкинс не подкачали и ни одной турели не удалось зацепить плясавшие на солидном удалении от базы атакующие машины.
  Наконец пали все пешие наёмники. Оставив транспортёры неподалёку от входа, группа высадки в полном составе вошла в здание базы, оказавшись в небольшом "предбаннике". Аленко знаками показал, что, по данным сканеров Отряда, среди наёмников есть кроганы.
  Первого наёмника Шепард уложил трёхзарядной очередью из штурмовой винтовки. За ним наступила очередь нескольких кроганов, которые попытались разбежаться и яростно атаковать в ближнем бою, но пали, не достигнув и малейшего успеха. Снайперов уложили Сарен и Найлус, пока Аленко и Дженкинс со своими людьми уничтожали остальных наёмников. Явик и Шепард страховали членов группы высадки, занимаясь в основном сбором трофеев. Несколько контейнеров пришлось взламывать, что не составило труда при поддержке с орбиты.
  - Капитан. Тело Уиллема. - сказал Аленко, наклоняясь над телом человека в скафандре. - В руке он сжимает какой-то блок данных.
  - Забираем тело и блок данных в транспортёр. Распорядитесь, Кайден. - сказал Шепард, проведя беглый осмотр. - Неприятно будет такое сообщать брату, но придётся. Хорошо, что хоть сможет похоронить брата так, как должно и отдать ему долг памяти.
  Молча кивнув, Аленко сделал знак своим полисменам-десантникам. Проведя повторный контрольный осмотр и обыск базы, члены группы высадки покинули пределы комплекса.
  
  Транспортёры направились в заброшенный лагерь. Шепард, включив средний уровень обогрева скафандра, отремонтировал небольшой генератор, чтобы запитать находившиеся в лагере приборы. На экране одного из инструментронов проявились отметки двух месторождений полезных ископаемых - по всему было видно, что геологи вели активную разведку богатств этой планеты, только вот недостаточное финансирование не позволило им подготовиться наилучшим образом к работе в столь сложных условиях.
  - Капитан, с орбиты передали - есть и третье месторождение, но там не удалось включить геологический маяк. Сканеры показывают наличие рядом с месторождением уничтоженного выстрелом из орудия с ускорителем массы транспортёра гражданской модификации и одного трупа человека. - доложил Аленко. - Предлагаю проверить и включить геологический маяк.
  - Поддерживаю. - Шепард забрал часть приборов из покинутого лагеря с собой, перекинул их в салон первого транспортёра. - С блоками памяти разберёмся позднее. - он захлопнул крышку люка, уселся за рычаги. - Аленко, ваша машина - головная. Вперёд к отметке третьего месторождения.
  - Есть, капитан. - откликнулся лейтенант. Второй транспортёр, рыкнув двигателем, вырвался вперёд и, набирая скорость, покатил, переваливаясь на ухабах. Транспортёр, управляемый старпомом, последовал за ним.
  - М-да. - только и сказал Дженкинс, когда закончил обозревать окрестности района третьего месторождения. - Похоже, перед тем, как его застрелили, этот человек пытался всё же отметить месторождение полезных ископаемых. А говорят, что геологи не рискуют... Не согласен - ещё как рискуют. Часто - не меньше, чем мы, воины.
  - Ричард, включите геологический маяк, заберите тело в свой транспортёр. Остальные тела мы не нашли. Так хоть одно тело передадим родственникам. Пусть похоронят по-нормальному. - сказал Шепард, ознакомившись с полной информацией по району.
  - Есть, капитан. - капрал переключил каналы. Через десять минут лейтенант Аленко передал сигнал готовности двигаться дальше.
  - Укажите следующий пункт, капитан. - сказал Кайден, выйдя на связь по старпомовскому спикеру.
  - Обломки крушения турианского корабля. - сказал Шепард. - Затем - разберёмся с засадой гетов. Они там установили маяк и пытаются привлечь внимание, чтобы поживиться имуществом легковерных. Это надо прекратить.
  - Принято, капитан. - Аленко отдал несколько распоряжений водителю своей машины. - Готовы к движению.
  - Вперёд. - распорядился старпом. Два транспортёра, взвыв двигателями, отошли от колонны маяка, испускавшей равномерные световые импульсы.
  - Это - фрагмент грузового корабля старой модели. - Сарен вгляделся в экран, транслировавший изображение места крушения, одновременно проверяя скафандр. - Мы, конечно, привыкли к менее низкой температуре, но это - наша работа, капитан. Разрешите?
  - Разрешаю. - кивнул Шепард. Сарен и Найлус покинули уютное чрево транспортёра. Спустя несколько минут они уже вырезали из обломка грузового корабля эмблему базы Чатти - одной из первых турианских баз. Закончив, оба турианца заняли места в транспортёре.
  - Капитан, похоже геты приманивали и зонды. - Аленко передал старпому изображение со сканеров своей машины. - И они резко облегчили нам задачу - зонд должен был опуститься в гнездо молотильщика.
  - Возможно. - Шепард покинул водительское место, уступив его Сарену. - Сар, пока вы разбираетесь с гетами, я разберусь с зондом. Заодно отвлечёте внимание этих шагоходов от меня.
  - Есть, капитан. - турианец довольно оскалился, устраиваясь в водительском кресле поудобнее. - Най?
  - Готов. Врежу - мало не покажется. - младший Спектр-турианец также довольно оскалился, поиграв джойстиками. - Мы прикроем вас, капитан. Работайте.
  Пока транспортёры огнём своих пушек и пулемётов уничтожали гетов, Шепард успел отключить гетский маяк и вскрыть грузовые отсеки разбившегося зонда. Все улучшения брони и оружия, которые рассылались неизвестным до сих пор доброжелателем благополучно перекочевали в грузовые отсеки транспортёров, а гетский зонд был расстрелян Сареном из пушки, чтобы у гетов не было больше возможности завлекать в ловушку наивных любопытствующих органиков.
  - Выполнено. - Шепард опустился на приставной стул возле люка, проверяя закрытие замков. - Что у нас по полезным ископаемым? Есть уточняющие данные?
  - Да, капитан. - Явик раскрыл свой инструментрон. Первое месторождение - иридий, второе - кобальт, третье - палладий. Данные перепроверены с орбиты. Точность и полнота подтверждены. Информация передана по назначению.
  - Тогда - возвращаемся.
  - Да, капитан. - Явик свернул инструментрон. Сарен, согласовавшись по связи с Аленко, вывел транспортёр вперёд и вскоре обе машины уже входили в пределы района эвакуации.
  
  По возвращении группы высадки на борт фрегат-крейсера Отряд взял курс к Трелину - безжизненной скалистой планете, имеющей крайне разреженную атмосферу, состоявшую из ксенона и криптона. Планета была богата залежами железной руды и силиката магния, но организовать массированную добычу мешал сложный рельеф поверхности - большое количество кратеров серьёзно затрудняло посадку космических кораблей и установку добывающих блоков роботизированных комплексов. К тому же против активной геологоразведочной и тем более - добывающей деятельности серьёзно и резко возражали последователи одного из саларианских религиозных культов, доказывавшие (и весьма аргументированно), что расположение группы кратеров в южном полушарии планеты напоминает своим контуром их самую почитаемую богиню, а значит тревожить планету и особенно - эту группу кратеров - не следует.
  Проведя стандартную разведку, Отряд переместился к обычному водородно-гелиевому гиганту - Антитарре, в атмосфере которого содержался аммиак, а также некоторые углеводороды. Новостью стало обнаружение в ходе сканирования высокой концентрации гелия-третьего. При определённых условиях это могло обеспечить возможность осуществления небольших поставок компонентов для топлива космических кораблей.
  Подробную полную карту Юнторла, прикрытого толстым атмосферным слоем, состоявшим из сложных углеводородных соединений, не удалось составить и на этот раз. Поверхность планеты отличалась высокой температурой и была полностью покрыта углеводородным океаном. Биологи отряда нашли в очередной раз и зафиксировали признаки наличия в этом океане примитивных органических форм жизни.
  На орбите Юнторла сканеры кораблей Отряда выявили древний зонд, предназначенный для изучения дальнего космоса. По некоторым признакам он был идентифицирован как принадлежащий саларианцам. Под руководством инженера Адамса полуавтоматические зонды доставили аппарат на борт. В грузовом отсеке древнего зонда был обнаружен медальон Лиги единения. Мордин пообещал установить историю этого артефакта и с разрешения Андерсона забрал медальон к себе в лабораторию.
  
  Несколько часов "Нормандия" и "Волга" добирались к пределам звёздной системы Фортуна, в которой большинство Справочников и Лоций фиксировало наличие четырёх планет.
  Вентания - первая из этих четырёх планет, была небольшой по размерам, скалистой, покрытой льдом, имела крайне разреженную атмосферу, состоявшую из криптона и сернистого газа. Изначально о Вентании было известно немного - корабль Альянса "Купе" для обследования этой сравнительно удалённой от центра звёздной системы планеты по неизвестным ныне причинам использовал только один небольшой беспилотный зонд. С тех пор планетой так никто и не заинтересовался. Специалисты Отряда предприняли более подробное обследование и планеты и района её размещения, после чего указали на возможность осуществления горных разработок, предположив, что ядро планеты состоит из чистого алюминия. Сейчас и в самое ближайшее время, конечно, желающих начать разработку ядра планеты найдётся мало, а там, когда нагрянут Жнецы - точно будет не до этого.
  - Капитан. Получены первые данные оперативного дальнего сканирования планеты Амарант. Операция "След Синдиката". На планете выявлено убежище Елены Блейк. - доложил вахтенный. - "Волга" сообщила о готовности принять арестованную в камеру.
  - Принято. Ходовое время?
  - Три часа восемнадцать минут, сэр. По данным шеф-пилота Моро, сэр.
  - Принято. - Шепард отметил на своём инструментроне прибытие файла с разрешением на высадку. - Разрешение командира фрегат-крейсера на высадку группы получено. Мы пока подготовим всё необходимое для работы.
  - Есть, капитан. Данные переданы капитану Андерсону, сэр.
  - Добро. - Шепард переключил каналы.
  
  Пока оба корабля Отряда добирались до ближних пределов района размещения планеты Амарант, члены группы высадки подготовили транспортёры к работе. Идти решили прежним составом - люди, турианцы и протеанин. Явик по обыкновению известил всех, что будет пребывать в режиме невидимости и вмешается только при необходимости. С этим выбором воина древней расы согласились все члены группы - нечего было светить перед бандитами всеми своими возможностями, несмотря на то, что о присутствии протеанина в составе команды и экипажей отряда было известно очень многим разумным обитателям галактики.
  Шепард учёл, что база Синдиката на Кленсали уже была зачищена ранее. Теперь Отряду предстояло зачистить базу на Амаранте и последней точкой, за которую ещё мог серьёзно зацепиться созданный Еленой Блейк Синдикат, становился Мавигон, до которого предстояло ещё добраться. Главное - сама Елена Блейк, как свидетельствовал отчёт сканерщиков, находилась именно на Амаранте, а обезглавливание структуры, изъятие и нейтрализация главного управляющего звена во многом гарантировало последующий успех всей операции в целом.
  Холодная скалистая планета - Амарант, атмосфера которой состояла из углекислого газа и азота в своей покрытой льдом коре содержала большое количество оксидов титана и алюминия, а глубоко в недрах планеты встречались залежи тория и других тяжёлых металлов. Название планете дала поэтесса-землянка София Кабрал, которая работала на уже отметившемся в этой системе корабле Альянса "Купе".
  - Капитан. - в каюту старпома, которую Шепард иногда продолжал называть "выгородкой", вошла Оливия. - Я получила информацию о Елене Блейк. Прошу разрешения присоединиться к группе высадки.
  - Желаете лично задержать эту женщину? - спросил Шепард.
  - Полагаю, так будет лучше. У людей ведь принято, что офицеры армии и полиции не воюют с женщинами? - спросила Оливия.
  - В общем-то, да. Но...
  - Капитан. Все понимают, что далеко не всё от вас зависит и все также понимают, что вы не можете каждый раз брать всех на высадки. Но и Дженнифер, и Грюнт, и Легион, и я не можем бесконечно долго пребывать в бездействии. Я знаю, что Елена Блейк - совершенно не святая и в принципе нет никакой разницы, задержите ли вы её сами или это сделаю я. Я просто не хочу быть балластом.
  - Кстати, Оливи...
  - Моя дочь чувствует себя нормально, капитан. Она вполне адаптировалась к жизни на корабле, всем довольна и понемногу начинает участвовать в обработке информации. С телом пока неясно - инженер Адамс не нашёл на складах фрегат-крейсера многих материалов, чтобы быстро создать то тело, которое для моей дочери будет лучшим. Поэтому вопрос о теле пока отложен.
  - Ясно.
  - Поэтому я не хочу больше прозябать в бездействии. Вы, конечно, можете сказать, что и информационные потоки увеличились, но я - боец, а не просто машина для обработки информации. Легион, кстати, тоже желает поучаствовать.
  - Хорошо. - Шепард сверился с инструментроном. - В головном транспортёре группы высадки есть свободные места. Пусть Легион присоединяется к вам. Разрешаю участвовать в высадке.
  - Спасибо, капитан. - Оливия улыбнулась. - Вот информация по последнему сканированию Амаранта. - она подала старпому ридер. - в целом - три этапа: захват Елены Блейк, изъятие очередной турианской эмблемы и отметка трёх месторождений ценных полезных ископаемых, среди которых два месторождения редких металлов и одно месторождение тяжёлых металлов. Полагаю, начать следует с нейтрализации Елены Блейк, капитан. По некоторым данным она попытается бежать, но с "Волги" я получила уведомление, что крейсер уже блокировал большинство возможностей ухода с поверхности планеты любого челнока или тем более - корабля.
  - Ясно. Готовьтесь, Оливи.
  - Есть, капитан. - киборгесса развернулась и вышла из старпомовской каюты.
  
  Амарант. Бандитские войны. След Синдиката
  
  В салоне первого транспортёра царила напряжённая тишина. Машины группы высадки направлялись к укреплённому инженерному аванпосту. Как показало сканирование, повторно проведённое с орбиты Амаранта, Елена Блейк находилась в помещении поста почти в полном одиночестве - не считать же пятёрку наёмников серьёзным препятствием для группы спецназа. Сарен и Найлус, сидевшие рядом с Оливией, рассматривали место расположения обломков турианского корабля - сканеры нашли там изображение очередной эмблемы турианской колонии и теперь оба турианца вполголоса, закрыв шлемы, обсуждали между собой возможные варианты. На их переговоры никто из находившихся в салоне транспортёра не обращал ни малейшего внимания. Аленко несколько минут назад подтвердил, что можно отметить геологическими места расположения трёх месторождений полезных ископаемых и переслал предварительную карту.
  Шепард, сидевший по обыкновению за рычагами управления транспортёром, вспоминал, что одного криминального авторитета уже удалось ликвидировать на базе Синдиката на Кленсале. Теперь вот на пути Отряда стояла сама новоявленная руководительница Синдиката, конкуренты которого торговали и рабами и сильным наркотиком - красным песком. Третий преступный авторитет ожидал своей участи и пока что не мог знать, что тоже находится в плане на уничтожение. Или в плане на пленение, что для него не составляло значительной разницы. Сам старпом знал, что рано или поздно и Елена Блейк и все воротилы Синдиката будут казнены. Даже если для этого придётся выстроить расстрельные стенки для каждого из воротил.
  - База Синдиката находится в кратере на южном направлении. - доложил Аленко. - Расстояние до базы на данный момент - .... километров, время на подход к пределам - сорок шесть минут.
  - Принято. - Шепард внёс изменения в настройки круиз-контроля. - Следуем в прежнем режиме.
  - Наблюдаю двухэтажный комплекс, капитан. - Сарен переместился на место стрелка и теперь рассматривал окружающий пейзаж через мощные перископы, совмещённые с видеодатчиками. - Похоже, это та самая база.
  - Другой здесь даже с орбиты не наблюдали. - поддакнул Найлус.
  - Странное затишье. - отметила Оливия.
  - А что, Блейк глупа? Она прекрасно понимает, что после того, как мы расстреляли первого из её заместителей, с ней самой мы уже точно церемониться никоим образом не будем. По данным орбитального сканирования рядом с ней - не более чем пять охранников. Личная гвардия так сказать. - недовольный стрёкот Явика окончательно нарушил тишину в салоне головного транспортёра.
  - Ладно. Всё равно будем решать судьбу этой Елены Блейк по обстоятельствам. - сказал Шепард. - На подходе.
  - Есть на подходе. - откликнулся Аленко. - Всё чисто, противодействия не наблюдаю.
  - Рывком покидаем машины и вперёд, в комплекс. Обыскиваем, всех кого можно - захватываем. - распорядился Шепард, вгоняя транспортёр на эстакаду и останавливая машину неподалёку от входа. - На выход - быстро и сразу в корпус.
  Елена Блейк обнаружилась за первой же взломанной дверью. Она картинным жестом бросила на пол штурмовую винтовку и пистолет, после чего протянула руки вперёд:
  - Вы же всё равно не позволите мне сделать так, чтобы моя группа ограничила себя азартными играми и контрабандой незаконных технологий.
  - Не группа, а банда. - уточнил Найлус, сковывая руки женщины. - Пшла на выход и без глупостей.
  - Да уж. Куда мне. Когда четыре Спектра Совета прибывают - лучше не рыпаться. - кисло усмехнулась Блейк, когда Найлус передавал её в руки троих полисменов-десантников.
  - Без разговоров. - младший Спектр-турианец кивнул Дженкинсу и тот вывел пленённую руководительницу Синдиката из комплекса. Полисмены-десантники посадили задержанную в салон второго транспортёра и стали ожидать завершения обыска.
  - А вам что, персональное приглашение надо? - спросил Сарен, когда люди Аленко подвели к нему всех пятерых охранников Елены. - Разоружились, встали у стенки. Можете лицом к стене, можете спиной к стене. Главное - встать у стенки.
  - Расстреливать будете? - хмуро спросил один из охранников.
  - Будем. - подтвердил Аленко, забирая у него пистолет и винтовку. - Вам же ясно было сказано - разоружиться. Так выполняйте распоряжение. Точно и в срок. У вас тридцать секунд.
  - Настырный ты. - охранник достал два ножа и отбросил их подальше от себя в угол комнаты.
  - Да. Такой уж есть. - стволом винтовки Аленко подтолкнул не в меру говорливого бодигарда к стенке, у которой уже стояли остальные охранники. - Выровнялись. - Аленко уже знал, что четверо полисменов-десантников готовы стрелять. - Целься! Пли!
  Убедившись, что все охранники бывшей руководительницы преступного Синдиката мертвы, члены группы высадки собрали всё ценное, что удалось найти в помещениях комплекса и направились, нагруженные трофеями, к выходу.
  - Усыпить. - распорядился Аленко, когда занял своё место за пультом управления оружием транспортёра. Один из полисменов-десантников вколол Блейк снотворное. Через несколько минут женщина крепко спала.
  - Выполнено. - доложил полисмен. Аленко кивнул, ожидая, когда оживёт головной транспортёр.
  - Внимание. - раздался в спикере лейтенанта голос Шепарда. - Комплекс подготовлен к подрыву. Подрывники вернулись на борты транспортёров. Отойти на расстояние в полтора километра и сразу - подрыв.
  - Есть. - Дженкинс произвёл проверку цепей и зарядов. - Заряды - норма, связи - норма. К подрыву - готов.
  - Добро. - Шепард включил двигатели головного транспортёра и машина начала отходить от комплекса. Достигнув установленного расстояния, "Мако" замер. - Подрыв.
  Несколько малых взрывов слились в один и двухэтажный комплекс перестал существовать.
  - Всё. - констатировал Шепард. - Здесь мы закончили. Идём к месту крушения турианского корабля.
  
  Остановка на месте крушения была кратковременной. Среди полуистлевшего содержимого грузового отсека Сарен нашёл замысловатое старое ожерелье, украшенное эмблемой турианской колонии Галатана. Упаковав находку в изолирующий контейнер, турианец почти бегом вернулся в транспортёр.
  В разбившемся зонде на этот раз не было найдено ничего ценного и полезного, поэтому было решено сразу направляться к месторождениям полезных ископаемых.
  На то, чтобы отметить и должным образом задокументировать месторождения иридия, урана и тория ушло несколько часов. А ещё через час оба транспортёра уже вошли в пределы района эвакуации.
  
  Приняв на борт транспортёры, фрегат-крейсер присоединился к "Волге", прекратившей к тому времени патрулирование Амаранта. На очереди на исследование стоял Терумлон - холодная планета, толстый слой атмосферы которой состоял из азота и аргона. В коре Терумлона помимо силикатов и руд металлов, которые не представляли сколько-нибудь значимого интереса, содержалось немалое количество фосфатов, причём чистых и потому представляющих значительную ценность как для производства удобрений, так и для изготовления зажигательных боеприпасов.
  Передав часть собранной профильной обезличенной информации заинтересованным организациям, Отряд переместился к Маганлису - скалистой планете земного типа, в атмосфере которой преобладал сернистый газ с небольшой примесью гелия. Данные сканирования подтвердили наличие на поверхности этого небесного тела пластов лавы, что засвидетельствовало геологически-активное прошлое планеты. Кора Маганлиса состояла из серы и базальта, а маса планеты позволяла предположить, что в ядре содержится немало железа и более тяжёлых металлов. По данным Сводов Биологии результаты неглубоких буровых замеров давали немалые основания для предположений о наличии примитивных, но, в данном случае - подземных форм жизни.
  
  Перед завершением работы в этой звёздной системы Андерсон собрал у себя в каюте всех офицеров корабля.
  - Хотел с вами посоветоваться, коллеги. Командование "Волги" предоставило нам право решать этот вопрос единолично - они согласны на любое наше решение - ресурсов в любом случае у Отряда хватит. Вопрос состоит в том, стоит ли нам лезть в систему Анадиус. Эта система, как вы знаете, - командир фрегат-крейсера включил большие настенные экраны, на которых тотчас высветились нужные схемы и карты с поясняющими таблицами и графиками,- не содержит планет. Там только небольшой пояс астероидов. Красный супергигант Анадиус, как свидетельствуют большинство известных нам Справочников и Лоций, а также как доказывают наши синтеты, умудрившиеся в очередной раз перевернуть все профильные и не профильные сайты Экстранета, не является особой достопримечательностью в туманности Конская Голова. Это всего лишь достаточно холодная, практически - умирающая звезда с массой порядка в двадцать рах и радиусом в тысячу пятьсот раз больше солнца. По данным, которыми располагает Отряд на настоящий момент - нет никакой необходимости идти туда. Тем не менее, упускать такую возможность - нет никаких оснований.
  - Разрешите, командир. - навигатор Пресли привстал, обозначив своё желание высказаться. Андерсон кивнул. - Я не считаю возможным упускать эту систему из виду. Нам нужна полная и точная информация по всем звёздным системам. Мы уже отказались один раз лезть в ретранслятор, ведущий к совокупности таких вот миров и теперь мы что, снова повторяем этот сомнительной обоснованности опыт? Я категорически против того, чтобы упускать возможность собрать актуальную информацию по этой системе.
  - Тогда для сокращения затрат времени на обсуждение прошу вас, коллеги, обозначить приоритет решения результатами простого голосования. - Андерсон, вероятнее всего, предвидел несогласие офицеров корабля с перспективой избежать перехода в эту беспланетную систему. - Прошу голосовать.
  По результатам голосования большинство офицеров корабля высказались за переход в систему Анадиус.
  - Решение утверждаю. Отряд направляется в систему Анадиус. На время перехода разрешаю личному составу экипажа и команды корабля отдых, включая сон. - Андерсон подвёл итог совещания чётко и кратко. - Все свободны, коллеги.
  
  Подождав, пока офицеры покинут каюту, Шепард, оставшись сидеть в кресле рядом с рабочим столом командира, вопросительно посмотрел на Андерсона. Тот понял безмолвный вопрос своего первого помощника:
  - Что, тоже чуйка сработала? - спросил командир фрегат-крейсера.
  - Да, командир. - кивнул старпом.
  - И у меня тоже. Хорошо, что хоть снимем актуальную информацию. Чуйка насчёт "Цербера"?
  - И это тоже, командир. - подтвердил Шепард. - Эта организация не сможет зевнуть столь уединённое убежище.
  - Аналогия с выжженой наполовину планетой и с "Серым Троном"? - уточнил Андерсон.
  - Именно. Звезда умирает, мигает, мощность вспышек скачет так, что мало какая следящая апаратура выдержит и не зевнёт чего-нибудь такое материальное. Скрыть маленькую, но вредную космостанцию - автоматом.
  - Проверим. Предполагаете возможность строительства? - Андерсон сверился с инструментроном.
  - Чем чёрт не шутит, командир?
  - Тоже верно. Хорошо, что мы решили всё же идти туда. - Андерсон встал, прошёлся по каюте, вернулся к столу, сел в своё рабочее кресло. - Ладно. Проверим всё досконально. А пока вам - отдыхать. У меня плохие известия относительно астероида Х57. Там очень неспокойная ситуация, капитан. Пока мы туда доберёмся... Она вполне может ухудшится до уровня, при котором наше вмешательство станет обязательным. И, кроме того, у нас...
  - Стоянка на Иден - Прайм, командир. - сказал Шепард, уловив согласный кивок хозяина каюты.
  - Тоже верно. Сложно было представить, уходя к Цитадели, что впереди нас ожидает такой насыщенный путь. Но самая большая сложность, капитан, у нас ещё впереди. Это - территория Батарианской Гегемонии.
  - Левиафан Диса?
  - И это тоже. Но главное - не это. Главное - то, что существует "Проект", предусматривающий возможность подрыва ретранслятора в системе Бахак.
  - Для чего?
  - Считается до сих пор... некоторыми тупоголовыми умниками из верхних эшелонов политической власти, что Жнецы передвигаются исключительно с помощью ретрансляторов.
  - Полный бред.
  - Это для нас с вами - полный бред. А для них, - Андерсон красноречиво указал пальцем вверх, - это уже стало предметом веры, хорошо, если не символом веры. За этот предмет веры они будут готовы уничтожить всех и вся. Если кто-то и решился в Альянсе на такой, с позволения сказать, "Проект", то наши дела, как разумных органиков, действительно клинически плохи. Пока признаков активизации "Проекта" нет и давайте пока об этом не говорить больше нигде. Подойдёт очередь батарианцев - получим более точную информацию. Тогда и сможем решать поточнее.
  - Хорошо, командир.
  - Рад, что мы поняли друг друга. Идите отдыхать.
  - Есть. - Шепард встал, прощально кивнул Андерсону и покинул его каюту, направляясь к себе.
  
  Тратить время перегона к системе Анадиус на ничегонеделание старпом не стал - он отправился в очередной обход корабля, а затем подменил одного из офицеров на вахте у Звёздной Карты.
  В системе Анадиус корабли Отряда пробыли половину суток. Всё это время и "Нормандия" и "Волга" рыскали по беспланетной системе в поисках малейших признаков заинтересованности "Цербера". Но, кроме небольшого буя со стёртыми идентификаторами, дрейфовавшего неподалёку от светила никаких признаков, указывающих на интерес "Цербера" к такой уединённой системе не нашли. Проведя стандартную процедуру обследования, особо внимательно отработав пояс астероидов, расположенный в системе, корабли Отряда взяли курс в звёздную систему, где был ретранслятор, откуда совершили переход по цепочке ретрансляторов в скопление Исхода.
  
  Работа кораблей отряда в скоплении Исхода. Прочёсывание звёздных систем
  
  Утопия. Место, которого нет. Средняя система, располагавшая пятью планетами. Не четырьмя - пятью. Место, куда пришлось лететь экипажу "Нормандии", выполняя, точнее - пытаясь выполнить преступный по своей сути приказ Совета Цитадели об изъятии с Иден-Прайм протеанского маяка.
  В былые времена в нормативе это, сам факт отдания такого приказа был бы расценен как вмешательство в дела суверенного государства. Но разве Альянс Систем воспринимался кем-нибудь тогда всерьёз как суверенное государство? Ясно же было большинству землян, что это всего лишь надгосударственная структура. Восемнадцать стран Земли объединились в попытке создать некую общность, способную руководить внеземельными колониями.
  Доруководились. Доруководились до того, что до Вторжения Жнецов оставались считанные месяцы. Доруководились до Фариксенских соглашений, унизивших землян так, как не унижали человечество, наверное все разом мировые войны, прогремевшие на планете за всю историю человеческой расы. Доруководились до того, что Совет Цитадели попытался преступно сэкономить "на спичках", как сказала бы Стрельцова. Сэкономить, послав на Иден-Прайм не корабль Спектра Цитадели, а земной фрегат ВКС Альянса Систем. Фактически, Совет Цитадели пытался загребать жар чужими руками. Пытался. Прототип, тестовый образец, фрегат, принятый в состав флота ВКС только формально, приписанный под командование адмирала Михайловича, который и сам был не рад такому "довеску", стоившему действительно как несколько тяжёлых крейсеров.
  Советники Цитадели или клерки, которые протолкнули через Советников Цитадели такое решение, просчитали вроде бы всё точно - кто из землян, кто из людей всерьёз поверит, что человечество в очередной раз ограбили? Прибыл фрегат ВКС Альянса, забрал маяк. Точнее не маяк - кто тогда точно знал что это такое кроме Совета Цитадели? Забрал военный корабль какой-то артефакт с планеты Иден-Прайм и улетел. Военный корабль имеет право не сообщать, куда он следует - такова традиция.
  И только потом особо внимательные и особо любопытные поймут, что человечество ограбили: Маяки, а точнее - подобные артефакты были редкостью. Страшной редкостью. А значит, были наперечёт. Достаточно было бы сравнить... Только кто же поверит вопящим во всё горло сравнившим? Выгоднее же поверить молчащей толпе. Молчащей толпе. Тем же фермерам, которые получат под распашку очередные десятки гектаров земли. Если не под распашку - то под строительство теплиц или перерабатывающих предприятий. Традиционное сельское хозяйство. А раз есть традиция, то не следует лезть за её пределы - хорошо, что есть земля, что есть работа. А остальное - пусть над этим остальным другие думают. Ксенофобия она такая. Передали планету людям, значит люди на ней будут жить и работать.
  А то, что этих людей обманули и ограбили - да какие мелочи, право! Мало ли что ограбили людей инопланетяне? Что, люди людей никогда не грабили? Грабили, ещё и как! А то, что это инопланетяне ограбили человечество - так какая разница-то?! Не убили ведь, всего лишь забрали какой-то там абсолютно ненужный артефакт. Слово-то какое, научное. Вот пусть учёные и думают об этом артефакте, они за это зарплату получают. А фермерам важно другое. Сельскохозяйственная колония - так не требуйте от жителей ничего за пределами сельского хозяйства. Не надо. Не получится.
  Так думал Шепард, читая в своей каюте очередные отчёты специалистов о результатах осуществления стандартной углублённой программы обследования планеты Занаду. Согласно новополученным и уже перепроверенным данным, атмосфера планеты содержала метан и аргон, поверхность Занаду состояла в основном из калия и залежей кальция. Будучи удалённой от центра системы и не располагая ценными ресурсами, планета, как считалось, не представляла особого интереса. И это - накануне войны. Когда любой ресурс критически важен, когда критически важны вовремя сделанные максимальные запасы любых минералов.
  Корабли Отряда недолго пробыли в районе Занаду. Спустя стандартных два с половиной часа они ушли к Нирване - планете, сохранившей остатки атмосферы, в которой преобладали ксенон и криптон. Поверхность, как показало сканирование, состояла из льда, оксидов железа и калиевых образований криовулканического происхождения. Большинство таких образований ожидаемо встречались в экваториальных районах небесного тела. Нирвана, известная ещё и как Нарвана - путаница в названиях в силу разнообразия используемых в официальных документах языков была просто страшной - в большинстве случаев не рассматривалась в качестве планеты, представляющей коммерческую и научную ценность. Двадцать лет тому назад на планете были построены несколько геологоразведывательных станций, но со временем по самым разным причинам все эти станции были закрыты. Альянс Систем поддерживал на Нирване только работоспособность автоматической станции ледяного бурения, рядом с которой хранилось большое количество топлива из дейтерия, предназначенного для кораблей флота Альянса.
  Водородно-гелиевый газовый гигант Сион, превышавший по размерам хорошо знакомый людям Юпитер, обладал небольшой инфраструктурой, занятой переработкой гелия-третьего. У Сиона было зарегистрировано сто двенадцать спутников, весьма разных как по размерам, так и по иным характеристикам - от простых захваченных гигантом астероидов до спутников, приближавшихся по параметрам к классу планет, например Асфодель, оказавшийся достаточно большим и потому способным даже удержать вокруг себя атмосферу.
  Планета Сион отличалась также сильной гравитацией и высоким уровнем радиации, что, впрочем, не останавливало местных жителей и в первую очередь - землян, продолжавших активно использовать планету в качестве источника топлива для космопортов и электростанций, расположенных на Иден-Прайме. Экономили люди. Экономили. Сион являлся единственным газовым гигантом в этой звёздной системе, возить компоненты и топливо из других звёздных систем было дорого, поэтому ресурсы Сиона эксплуатировались сверхактивно. Никто, похоже, не думал о том, что эти ресурсы в конце концов могут истощиться.
  Андерсон, посовещавшись с Титовым и Стрельцовой, принял согласованное решение - корабли Отряда выполняют обследование последней планеты звёздной системы - Аркадии, после чего следуют к Иден-Прайму на стоянку.
  Необычно крупная, лишённая водоёмов планета Аркадия располагала атмосферным слоем повышенной плотности, содержавшим азот и гелий. Поверхность планеты была закономерно очень горячей - сказывалась близость к местному светилу. В коре были обнаружены в основном щелочной базальт и достаточно большое количество месторождений металлов. Недружелюбная окружающая среда сдерживала коммерческую эксплуатацию ресурсов этого небесного тела, не помогали даже снимки красивых пейзажей, главное место на которых занимали впечатляющие базальтовые колонны. Экстремалов, способных заплатить большие деньги за несколько часов пребывания на "сковородке" с каждым годом находилось всё меньше, а промышленники и финансисты, ознакомившись с характеристиками планеты, вообще не желали говорить о каких-то перспективах освоения Аркадии.
  
  Стоянка на Иден-Прайм. Подготовка к работе на Х-57
  
  Выполнив требования многочисленных протоколов и соглашений, корабли Отряда прибыли на орбиту Иден-Прайм. Заняв место на внешнем рейде, "Волга" и "Нормандия" готовились к переходу на внутренний рейд. Отстояв старпомовскую вахту у Звёздной Карты и совершив очередной обход корабля, Шепард пообедал в столовой фрегат-крейсера, перекинулся парой фраз с поваром и засел за изучение материалов по Иден-Прайму. Ему очень хотелось отследить происшедшие на планете изменения, причём сделать это как-можно более полно. Если командование Отряда примет решение о стоянке хотя бы на сутки - высадки на поверхность планеты избежать не удастся.
  Пока шли согласования и утряски, Шепард вчитывался в скупые строки информационных материалов. Живописная планета. Процветает сельское хозяйство. Одна из первых колоний землян за пределами ретранслятора Харон. Биосфера планеты удивительно хорошо подходит для распространения именно земных форм жизни. Природное привычное и даже где-то безопасное изобилие стало причиной притока большого количества иммигрантов с планет Солнечной системы и прежде всего с Земли. Застройку планеты вели не только Альянс Систем, но и другие корпорации, принадлежащие странам, не являвшимся членами Альянса.
  Считалось, что в настоящее время Иден-Прайм представлял собой идеальную модель устойчивого и организованного развития. Население планеты проживало по большей части в мегаполисах, эффективно использовавших свободные пространства и возвышавшихся над тысячами километров зелёных полей, теплиц и фруктовых садов.
  В материалах нашлись и сведения о том, что случилось тогда, в дни прибытия на планету странного большого корабля. Как обычно, выдвигались самые разные версии: от сугубо обывательских до весьма схожих с научными. О том, что был найден некий маяк, говорилось мало, да и тех, кто это говорил, часто комментаторы и оппоненты не воспринимали всерьёз. Мало кто из комментаторов и информаторов был способен и сегодня дать объективную и полную картину происшедшего.
  Синтеты, как ни старались, не смогли найти ничего, что хотя бы отдалённо соответствовало правде, известной ныне отрядовцам. Может быть, действительно, как и указала в своём отчёте Оливия, была некая полная информация в рукописных материалах, до сих пор хранящихся у землян в личных архивах, но эти материалы столь редко попадали в Интернет и под оцифровку...
  - Странное чувство, капитан. - в каюту старпома неслышно вошёл Явик. - Вот сейчас смотрел на планету с орбиты и чувствовал... словно это моя вторая родина. - протеанин сел в свободное кресло, посмотрел на Шепарда, оторвавшегося от чтения. - И если мне кто-то скажет, что я - дважды рождённый... Теперь я, пожалуй, не буду спорить с этим.
  - Может быть так оно и есть. - ответил хозяин каюты. - Я вот тут посмотрел... некоторые материалы. Как бы этой колонией не заинтересовался прежде Жнецов "Цербер".
  - Заинтересуется. - ответил воин древней расы. - Ибо теперь "Цербер" - если не сами Жнецы, то нечто, очень близкое к ним. Будет атака. Будут бои. Будут сигналы бедствия. - протеанин посмотрел на экраны, транслировавшие пейзажи планеты. - поля будут гореть, огромная монорельсовая дорога превратится в груду металла. Вряд ли "Цербер" допустит, чтобы атака Жнецов на эту колонию не удалась. Но если атака удастся - человечество потеряет мощный и ценный источник ресурсов. Да, восполнимых ресурсов, но - мощный и ценный источник. - Явик внезапно сменил тему разговора. - Кстати, капитан, я тут проверил. Нас хотят видеть археологи. Те самые. Кроме того, неплохо бы отпустить Ричарда к своим родителям. Пусть побывает дома. Да и вам, может быть, будет интересно побывать там, где всё произошло.
  - Ричарда отпустит Андерсон. Если сочтёт нужным и возможным. - сказал Шепард. - Я препятствовать не буду. Пока это ещё возможно сделать - пусть это будет сделано. С археологами... Если командир фрегата разрешит - я встречусь. Но - только если сам командир не пожелает взять на себя основную часть контакта. Вы правы, Явик, нам всем, во всяком случае - очень многим отрядовцам - следует побывать на Иден-Прайме. Это - самая лучшая стоянка из доступных Отряду на сегодняшний день. Я не особо верю в то, что Иден-Прайм - лучшая база для кораблей Отряда, как это пытаются представить некоторые здешние средства массовой информации, но в том, что это - весьма комфортная стоянка, я - не сомневаюсь.
  - Пойдёте вниз?
  - Да, Явик. Пойду. Как обычный офицер, как обычный человек. Если Светлана захочет - я составлю ей компанию. Сейчас, знаете ли, меня больше беспокоит Х-57. Там будет напряжённая работа. Может быть, я просто не умею полностью расслабляться и отдыхать...
  - Может быть, капитан, может быть. - Явик встал. - Насчёт себя - не знаю. Не особо хочется снова натягивать невидимость. Подумаю ещё. - с этими словами он покинул каюту старшего помощника.
  
  Шепард не кривил душой, когда говорил, что он не умеет расслабляться и отдыхать. Это было в большинстве случаев именно так - сказывалась долгая холостяцкая жизнь, сказывалась жизнь, накрепко связанная с армией, где понятие "ничегонеделание" легко сопоставлялось с понятием "вредительство" и "воинское преступление", а потому ничего не делающих воинов просто не существовало как явления - воины были постоянно загружены учёбой, работой и совершенствованием.
  - Джо. - в наушном спикере проявился голос Светланы. - Ты один?
  - Да, Свет. - Шепард прикрыл дверь в каюту, вернулся к столу, сел в кресло, - Рад тебя слышать. Как у тебя?
  - Я вполне в форме. Ты как насчёт прогуляться вниз? Заглянем к археологам, побываем у крестьян. Пройдёмся, подышим воздухом. Просто мечтаю о том, чтобы снять шлем за пределами корабля.
  - Если Андерсон отпустит - я готов.
  - Отпустит. Я с ним уже говорила. Он сказал, что сделает всё, чтобы большинство отрядовцев побывало на планете, хотя бы несколько часов провели в нормальных, почти земных условиях. Со своей стороны я всё сделала для того, чтобы большинство волговцев побывали на планете подольше.
  - Тогда... - Шепард прочёл поступившее от командира фрегат-крейсера сообщение. - Вот только что получил разрешение от командира на инструментрон.
  - Лады. Тогда - встретимся на том месте, откуда стартовала "Нормандия", уходя с планеты. У меня есть ещё несколько дел. Как только разберусь с ними - на своём челноке прибуду.
  - Я тоже. Надо помочь Оливи и Адамсу. Закупить, если возможно, некоторые материалы.
  - Понимаю. Оливи надо создать отличное тело для своей дочки. Ладно. До встречи, Джо.
  - До встречи, мой Свет. - Шепард прервал связь, встал, выключил инструментрон и стал собираться.
  
  Переговорив с Адамсом, он помог главному инженеру составить срочные заявки на многие материалы и детали, подписал некоторые документы как Спектр, чтобы местные чиновники не чинили излишних препятствий, потом поговорил с Оливией, записал её пожелания по материалам и оборудованию.
  - Я остаюсь на борту, капитан. - сказала киборгесса. - Знаю, Светлана будет на Иден-Прайме. Рада за неё. Если что - сразу мне, капитан. - улыбнулась Оливия. - Легион не будет также спускаться, а Марк... Ему интереснее перелопатить пару сотен здешних серверов.
  - Хорошо, Оливи. - усмехнулся старпом. - Надеюсь, интересную информацию вы мне перешлёте?
  - Как только, так - сразу, капитан. - Оливия кивнула. - Здесь безопасно. Я как раз пересматриваю материалы, рассказывающие о том, что здесь тогда произошло. Интересно.
  - Да уж. Но, хорошо, что теперь из нашего появления над планетой никто проблемы не делает. - Шепард подхватил укладки. - До скорого.
  - До скорого, капитан. - Оливия вернулась в свой информационный зал, который делила вместе со своей дочерью. Дверь зала плавно и быстро закрылась - обычно киборгессу в её уединении никто не беспокоил без крайней нужды личными визитами - вполне было достаточно средств аудио и видеосвязи. Личные визиты потому были редки и позволяли Оливии спокойно и свободно заниматься воспитанием дочери. Нормандовцы и волговцы пока даже не знали, как Оливия её назвала - для них новорождённый ИИ был просто "дочерью Оливии".
  Идущий вниз челнок был уже заполнен нормандовцами. В салоне находились Аленко, Дженкинс, оба турианца, трое полисменов-десантников. Последним в салон вошёл Явик, кивнувший всем пассажирам и сразу занявший своё обычное место на лавке, начав переход в состояние невидимости.
  - Джон. - у проёма на трапе появилась Чаквас. - Как вернётесь на борт - зайдёте ко мне.
  - Да, Карин. - Шепард учтиво кивнул. Водитель челнока включил сигнал подготовки к отлёту и проём начала перекрывать створка. - Обязательно буду.
  - Хорошо. - врач корабля сошла с трапа и направилась к выходу из ангара.
  Челнок начал выходить за пределы защитного поля ангара, преодолел защитное поле фрегат-крейсера и начал неспешный спуск к планете. Водитель челнока уже знал о точках, где пожелали высадиться пассажиры этого рейса - карта на экране на стене в салоне челнока была украшена рядом индивидуальных значков. На светившемся рядом небольшом текстовом экране уже было выведено расписание грузовых, пассажирских и смешанных рейсов с борта и на борт фрегат-крейсера. Похоже, командование Отряда приняло решение не занимать место на внутреннем рейде, обойдясь привычной практикой использования челноков.
  Сверившись с последними новопоступившими отчётами, Шепард узнал, что снабженец фрегата уже получил заказы от Адамса, подписанные Шепардом и разместил их у местных предпринимателей. Те через несколько часов обещали доставить упакованные грузы на площадку, с которой их заберут несколько челноков "Нормандии". Оливия будет рада - у её дочери появится реальный шанс обрести тело в кратчайшие сроки. Да и Гарднер будет тоже рад - он наконец смог закупить настоящие, земные продукты в оптово-промышленных масштабах, забив склады, кладовки и холодильники фрегат-крейсера доверху.
  Первыми сошли полисмены-десантники. Их ждали в местном штабе Сил Полиции Иден-Прайма. Затем вышел Кайден Аленко - у него была назначена встреча с членами местного отделения Общества "Эль-Два". Дженкинс сошёл на третьей остановке - его ждал разъездной мобиль фермерского объединения, на территории которого проживали его родители. Четвёртая остановка - и салон челнока покидают турианцы - их пригласили поучаствовать в какой-то спортивной игре с элементами силового спорта. Явик, ничем не проявлявший себя, остался наедине с Шепардом.
  - Яв... Не понял?! - Шепарда заинтересовала причина, по которой протеанин передумал оставаться на борту фрегат-крейсера.
  - Точнее - сделали вид, что не поняли, капитан. - Явик, не снимая поле невидимости, вышел на связь по кодированному каналу старпомовского спикера. - Я подумал о том, что мне лучше быть рядом с вами. Не везде и не всюду в этот раз, конечно, но - рядом с вами.
  - Рад. Заодно посмотришь на Иден - Прайм вблизи. - кивнул Шепард, вставая. Челнок выходил на точку, с которой стартовал фрегат, уходя с планеты в тот памятный день. - Как живая картина перед глазами стоит...
  - Да уж. - прострекотал Явик. - Я до сих пор помню, как мы, протеане, отступали в убежище. А уж день своего отлёта с планеты - помню в мельчайших деталях. Сам удивляюсь, ведь плохо, просто отвратительно себя после анабиоза чувствовал, а запомнил столь много. Наверное, потом проявились детали. Скорее всего - именно так. - фигура протеанина замерцала. - Я только покажусь Светлане, чтобы она не беспокоилась, Джон.
  - Хорошо. - Шепард прощально кивнул водителю, подхватил и пристегнул укладки к поясу и к наспинным креплениям. - Пошли, что ли?
  - Идёмте, капитан. - протеанин, по прежнему слабо мерцая, шагнул следом за старпомом на землю планеты. Челнок, освободившись от пассажиров, ушёл круто вверх, к фрегату - график полётов требовалось выдерживать.
  Рядом опустился командирский челнок с "Волги". Светлана, кивнув своим десантникам, взглядом указала на мерцавшую фигуру протеанина. Те понимающе кивнули и остались в салоне машины, сразу взявшей курс на орбиту.
  - Привет, Джон. - Светлана обняла и расцеловала Шепарда, обернулась, приобнимая Явика. - Рада видеть тебя, Яв.
  - И я вас тоже, Светлана. - протеанин, поклонился супруге старпома, уменьшил мерцание. - Я побуду в невидимости, а то сюда набегут любопытствующие.
  - Хорошо. - Светлана одобрительно улыбнулась и Явик исчез. - Идём, Джон. Тут есть просёлочная дорога между полями. Подышим воздухом, подвигаемся, поговорим.
  - Хорошо, Свет. - Шепард забрал часть укладок у жены, прицепил их к наспинным креплениям. - Идём.
  - Идём, Джо. - Светлана приобняла мужа и вместе они сделали первые шаги по тропинке, ведущей среди поделенного на участки поля к просёлочной дороге, оборудованной просторными обочинами. - Хорошо, что теперь здесь выращивают сельхозкультуры, а не занимаются раскопками.
  - Раскопками здесь занимались несколько месяцев после нашего отбытия к Цитадели, Светлан. - уточнил Шепард, - Мы только немного подстегнули процесс. Остальное местные сами сделали. И охрану, и рекультивацию, и восстановительные процедуры - всё это сделано ими. Мы в это время уже были далеко, а Назара... Он вообще нацелился уйти сразу в закрытые районы Галактики, подальше даже от мест, куда так тянет авантюристов, разведчиков и исследователей.
  - Да уж. Галактика даже для нашего Отряда оказалась... мягко сказать, неожиданно большой. - поддакнула Светлана. - Уж сколько планет мы исследовали повторно со всей тщательностью - десятки. А впереди - вряд ли их будет меньше, Джон.
  - Меньше - не будет. Я вот думаю всё чаще о том, что когда начнётся Вторжение, нашему Отряду придётся прорываться во многие звёздные системы уже с боями. - сказал старпом. - Потому что мы слишком многое упускаем, слишком многое так или иначе оставляем на потом. Эта инерция... и мышления и деятельности... довольно неприятная штука, если вдуматься.
  - Не только неприятная, Джон. Вредная. - подтвердила Светлана. - По меньшей мере большинство нормандовцев уже высадились на планету, через несколько часов здесь будут и большинство волговцев. - она сверилась со своим инструментроном, не раскрывая средний и большой экраны. - Организована смена минимальных экипажей. Хм. Ты это получил? - она указала на значок сообщения с кодом Дженкинса.
  - Не смотрел. - Шепард развернул свой инструментрон. - И мне прислал. Приглашение. Придётся идти до ближайшего поселения, а там просить транспорт. Чесать пешедралом восемьдесят-девяносто километров... Прогулка ещё та получится.
  - Только, надеюсь, ты не будешь подчёркивать разницу между мной и тобой? - усмехнулась Светлана.
  - Не буду, но об этой разнице я никогда не забываю, мой Свет. - Шепард обнял супругу и поцеловал её в губы. Светлане определённо это понравилось и она с жаром ответила на поцелуй мужа.
  - Хорошо, что не забываешь. - каперанг нажала несколько сенсоров на клавиатуре инструментрона. - а о транспорте не беспокойся. В космопорту в дежурном режиме стоят несколько челноков с крейсера. Ими могут воспользоваться все нормандовцы и все волговцы. Через десять минут один из челноков придёт сюда. Можем пока пройтись, наше местоположение уже известно водителю.
  - Волшебница! - Шепард покрепче приобнял подругу.
  - Ага. - довольно усмехнулась Стрельцова.
  
  Челнок прибыл вовремя. Учтиво поприветствовав командира крейсера, водитель вывесил трап и сразу, едва Шепард помог взойти на борт машины Светлане, закрыл дверцу.
  - Курс, командир?
  - Согласно координатам этого сообщения. - сказала Светлана, продемонстрировав водителю малый экран своего инструментрона. Понимающе кивнув, водитель скрылся в кабине и спустя несколько секунд машина уже летела в нужном направлении. Светлана и Джон стояли у иллюминатора боковой салонной двери.
  - Смотреть на эти зелёно-жёлтые волны... Истинное наслаждение для человеческого глаза. - тихо сказал Шепард.
  - Согласна, Джо. - Светлана склонила голову на плечо мужа. - Действительно, это успокаивает и умиротворяет.
  Несколько минут они молча смотрели на бескрайние поля, изредка перемежаемые участками тепличных хозяйств, сетками тропинок и дорог - как обычных, грунтовых, просёлочных, так и имевших твёрдое искусственное покрытие.
  - Подлетаем, сэр. - водитель включил экраны в салоне. - Вас уже ждут и встречают.
  - Спасибо. - Шепард подхватил укладки. - Идём, Светлан. Придётся многое рассказать. Может быть, даже Явик кое-что дополнит, если захочет, конечно.
  - Захочу. - Явик вышел на связь по капитанскому спикеру, не проявляясь из "невидимости". - По обстоятельствам, Джон.
  - Конечно, по обстоятельствам. - улыбнулся старпом, помогая Светлане сойти на плиты посадочной площадки у просторного трёхэтажного фермерского дома. - Куда же нам без этих обстоятельств.
  Ричард Дженкинс, успевший переодеться в груботканые фермерские рубашку и штаны, представил прибывших гостей своим родителям и сестре. Пока женщины, завязав оживлённую беседу, направились в дом, мужчины прошли на подворье и стали обходить многочисленные подсобные помещения - фермеру не терпелось похвастаться своим хозяйством и Шепард это прекрасно понимал и принимал. Экскурсия заняла почти полтора часа - хозяйство было большим и сложным, а пояснения отец Ричарда любил давать полные и даже где-то исчерпывающие. Старпом отметил, что в манере говорить у главы семьи Дженкинсов не сквозило мнимое превосходство крестьян над горожанами. Ричард большую часть экскурсии молчал, изредка подтверждая высказывания отца короткими репликами или просто кивками головы. Похоже, отец держал сына в большой строгости. Что-ж, при таком обширном хозяйстве дисциплина - первое дело, гарантирующее значительную часть успеха.
  Пройдя в дом, мужчины, не дожидаясь напоминаний со стороны женщин, сменили обувь на домашние шлёпанцы и вымыли несколько раз с мылом руки.
  - Капитан. - тихо сказал Ричард, улучив момент, когда отец прошёл на кухню, где в это время находились все женщины, - Если нет пятёрки десанта, значит...
  - Наш друг здесь. Рядом с нами. - подтвердил Шепард так же тихо. - Будет удобный момент - он проявится. Если захочет.
  - Подтверждаю. - прострекотал Явик. - Рич, ты же оставил свой спикер в ухе, так что я и тебе скажу - подтверждаю.
  - Хорошо. - тихо ответил капрал. - Теперь я услышал тебя, друг.
  - Так. - в проёме кухни появилась сестра Ричарда - Милена. - Помыли руки, сменили обувь. Вижу. Теперь - за стол. Папа...
  - Всё, всё. - шутливо подняв обе руки на уровень плеч, сказал глава семьи. - Стол и обед с такими гостями - святое дело. На кухне?
  - Да, папа. - кивнула Милена, возвращаясь на кухню. - Прошу за мной.
  За просторным, по-крестьянски основательным столом в этот раз собралась вся семья Дженкинсов. Светлана, конечно же, сидела по правую руку от мужа, а Милена - рядом с Ричардом.
  Прочитав короткую молитву, глава семьи подал всем пример, первым зачерпнув себе половник наваристого супа и отрезав кусок от большого, явно домашнего производства, каравая. Соблюдая традиционную очерёдность, принятую у фермеров, суп налили себе, отрезав также куски от каравая, его жена и дочь. Затем наступила очередь сына. Дженкинс постарался налить себе супа побольше, а хлеба отрезал чуть меньше чем отец, вызвав на лице главы семьи одобрительную улыбку. Джон пропустил жену вперёд и наливал суп и отрезал хлеб последним, что его нисколько не оскорбило и не обидело - традиция есть традиция. Несколько минут за столом царило обычное молчание - люди быстро работали ложками и откусывали от ломтей кусочки мягкого и сытного хлеба.
  Едва только суповые тарелки опустели, Милена сноровисто подала на стол стопку тарелок для вторых блюд. Тарелки расхватали все едоки и сделали это очень быстро. Здесь Шепарду пришлось удивиться - за то время, пока он с Ричардом осматривали подворье и службы, женщины сумели наварить картошки и сварганить макароны по-флотски, с мясом. Светлана довольно кивнула, поймав удивлённый взгляд Джона и подтверждая, что это - её идея, к тому же не встретившая ни непонимания, ни сопротивления со стороны хозяев. Теперь каждый из сидевших за столом мог выбрать себе второе блюдо по вкусу, что и было сделано в считанные секунды. На третье хозяйка дома подала морс из ягод, выращенных в тепличном хозяйстве и печенье, сделанное на местном кондитерском комбинате.
  Пока Ричард помогал матери прибраться, глава семьи Дженкинсов жестом пригласил Светлану и Джона к себе в комнату. Может быть, это был даже кабинет, пусть даже и нестандартный, настоящий кабинет фермера. Предложив гостям присесть в плетёные кресла, отец Дженкинса вопросительно посмотрел на Джона:
  - Капитан, а почему за столом не было вашего друга? - без предисловий и обиняков спросил он.
  - Потому что я предпочёл сохранить безвестность. - сказал Явик, проявлясь мерцающей фигурой рядом со столом, за которым уже успел утвердиться хозяин кабинета. - И потому, что мне интересно наблюдать за жизнью вот так, не проявляя своего присутствия.
  - Исчерпывающий и точный ответ. - нисколько не обидевшись на некоторую резкость, сказал отец Ричарда. - Присаживайтесь, Явик. Мне Ричард о вас уже успел много рассказать.
  - Могу себе представить, что он обо мне рассказал. - ответил протеанин, занимая место в свободном плетёном кресле. - Полагаю, вы ждёте от меня рассказа о том, что именно здесь, неподалёку, произошло тогда?
  - Было бы интересно послушать. - не стал отрицать глава семьи Дженкинсов. - Тем более, что - из первых уст.
  - Я тогда мало что мог сам запомнить. Всё запоминалось... автоматически. После анабиоза я чувствовал себя не лучшим образом... Несколько часов пришлось приходить в себя на борту фрегата. Но в целом... Сейчас я рад, что так всё получилось. Всё же проснуться пятьдесят тысяч лет спустя... Это напрягает. Даже очень. Когда мы отступали в убежище и готовились к переходу в анабиозные капсулы... Мало кто из моих соплеменников думал, что кому-то удастся вообще тогда выжить. Жнецы наступали по всем фронтам...
  - И... - осторожно заметил хозяин кабинета.
  - И мало кто из граждан империи Протеан верил в то, что им удастся сохранить свои жизни и сущности в целости. Мы тогда... - Явик помедлил, словно раздумывая, следует ли так говорить здесь и сейчас, - всерьёз готовились умирать и собирались только подороже продать свои жизни. Здесь, на этой планете... жило немало протеан. Мы, так же как и люди, старались строить... на века. Потому, наверное, и сохранились эти колонны, башни и подземные сооружения. Неплохо сохранились. Тогда, в наш Цикл... на это мало кто из протеан и рассчитывал. Все наши граждане... были готовы поддерживать постройки в нормальном состояниии веками. Мы живём долго и постройки наши тоже соответственно проектируем, как долговременные. Но на такой срок... нет, мы не рассчитывали. В наш Цикл... спрятаться от Жнецов было особо... негде. И потому беженцы со многих известных нам, протеанам, планет, имели гораздо больше шансов погибнуть. Сейчас... я вижу, что у вас есть шанс выжить и уцелеть. У людей. Но - не только у людей. Простите, я не буду выдавать себя за пророка и говорить о том, кто уцелеет или не уцелеет. Это всё равно будет только моё личное мнение. А оно может быть ошибочно.
  - И... каково ваше мнение о людях? - с явным напряжением в голосе спросил глава семьи Дженкинсов.
  - Ваш сын - хороший солдат. Для человека. Вы, люди, прошли большой и сложный путь. А мы, протеане, видели вас ещё тогда, когда вы жили в пещерах.
  - Благодарю. - церемонно кивнул отец Ричарда. - Мне было приятно это услышать.
  - Теперь я могу добавить. - продолжил Явик, выдержав короткую паузу. - Шансы на то, что многим расам... я по-прежнему не буду называть кому именно, удастся выжить в противостоянии с Жнецами... выше, чем в прошлый, наш Цикл. Тогда у нас, как вы, вероятно, поняли, не было надежды. Теперь, в этот цикл, здесь... эта надежда... есть. И это - главное отличие нашего Цикла от вашего Цикла. Надежда, дающая право жить будущим, а не только... настоящим и прошлым. - Явик, сказав это, замолчал надолго и это молчание никто из присутствовавших в кабинете не прервал.
  Протеанин встал. Прошёлся по кабинету, остановился у большого окна, взглянул на открывающийся из него вид.
  - У нас было... много таких планет. В том числе и в закрытых секторах. Было много. А потом... потом мне пришлось видеть, как многие из этих планет... горели и взрывались.
  - Взрывались? - в голосе главы семьи Дженкинсов послышалось искреннее горькое изумление.
  - Увы, да. Взрывались. Война с Жнецами шла столетиями. Мы - долгоживущая раса и потому сражались упорно и стойко. За каждую планету, за каждый астероид, каждую звёздную систему. Да, не скрою, нам приходилось отступать. Раз за разом. Мы, да, отступали, сдавали позиции. Мы не были сильны, мы не были всегда сильнее Жнецов. Иногда нам удавалось переходить в наступление. И тогда, чтобы ослабить врагов, среди которых было... много одурманенных, нам, протеанам, приходилось взрывать планеты. Цветущие, живые планеты. Взрывать, чтобы они, эти планеты, не достались врагам. Или Жнецам, или их приспешникам. А приспешников... самых разных... у Жнецов тогда было ... немало. - сказал Явик, не отрывая взгляда от вида за окном. - Многие из нас так и не увидели такой красоты... больше никогда. И мы, те кто остался целостными... стали верить только в то, что мы должны быть сильными и беспощадными к своим врагам. Проявления слабости, - Явик извиняющимся взглядом коснулся лица сидевшей в плетёном кресле Светланы. Та кивнула в ответ, дав протеанину понять, что не обижается на него за проявленную резкость, - Проявления слабости нам пришлось... объявить вне закона, что ли. Это было... непросто, но это было сделано. Что позволило нам... задержать приход времени своего краха ещё на несколько... несколько десятилетий.
  - Вы считаете, Явик, что каждая планета... - осторожно спросил глава семьи Дженкинсов.
  - Да, считаю. - подтвердил с лёгким стрёкотом в голосе протеанин. - Считаю, что такая планета, как Иден Прайм, глубоко и полно освоенная и потому - представляющая значительную ценность... Будет атакована в приоритетном порядке. Силами десанта. Силами орбитальных бомбардировщиков. Силами приспешников Жнецов. Я знаю, что какая-то определённая подготовка вами, жителями Иден-Прайм, подготовка к обороне планеты осуществляется. И очень хочу надеяться, что вы успеете сделать всё необходимое прежде, чем планета окажется под сосредоточенным и массированным ударом. - Явик отошёл от окна, повернулся к нему спиной, посмотрел на сидевшего в кресле главу семьи Дженкинсов. - Потому что корабли и войска Жнецов появятся над планетой едва ли не быстрее, чем появился этот Жнец.
  - О нём давно не было никаких известий. - сказал отец Ричарда.
  - Галактика - большая. Мы побывали у многих десятков планет, пересекли из конца в конец несколько десятков звёздных систем. - сказал протеанин. - Но мы видели, ощутили, изучили и записали слишком мало. Слишком мало. Большинство посещённых нами планет... малопригодны для использования на сегодняшнем уровне вашей науки и техники. Даже столь древние по сравнению с человечеством расы, как азари, турианцы и саларианцы... так и не смогли освоить слишком многие планеты, которые формально пригодны уже сегодня к полномасштабному освоению. Даже без терраформирования, только в качестве ресурсных источников и ресурсных баз. И это тоже не сделано.
  - Слишком много времени упущено. - проговорил хозяин кабинета.
  - Да. Слишком много времени. И слишком много возможностей. - подтвердил протеанин, садясь в кресло.
  - Хорошо. - глава семьи Дженкинсов встал. - Мы всегда рады гостям. На третьем этаже у нас - гостевые комнаты. Их там целых шесть, у нас часто бывают гости. Располагайтесь. Транспорт - двухколёсные мотоциклы и квадроциклы у нас тоже есть, но я так вижу, госпожа Стрельцова не отпустила челнок.
  - Увы, командирская необходимость. За предложение отдохнуть в гостевых комнатах - спасибо. - Светлана с усилием поднялась из кресла, с благодарностью во взгляде уцепившись за протянутую ей Шепардом руку. - Пока у нас есть свободные часы для пребывания на планете... мы бы хотели подышать воздухом. - она просмотрела информацию, поступившую на малый экран своего инструментрона. - Командование Отряда распорядилось, что до девятнадцати ноль-ноль вопрос об отлёте с планеты ставиться не будет. Это, конечно, предварительная информация, но уж какая есть на данный момент.
  - Тогда - тем более. - одобрительно улыбнулся глава семьи Дженкинсов. - Располагайтесь в любой комнате и можете отдыхать так, как вам будет удобнее.
  - Спасибо. - Светлана легко увлекла Джона за собой. Они поднялись на третий этаж, выбрали себе комнату и ненадолго присели в размещённые там старинные деревянные, уже не плетёные из лозы, а именно изготовленные из цельных досок кресла. Шепард вопросительно посмотрел на жену, та отрицательно покачала головой, давая понять мужу, что оставлять в комнатах что-либо из вещей не следует.
  - Спасибо, Джо. - сказала она через четверть часа. - Я отдохнула, теперь пойдём, пройдёмся. Думаю, там будет возможность присесть.
  - Охотно, Светлан. - Шепард пропустил жену вперёд и вскоре они уже миновали ограду, выходя на обочину просёлочной дороги. - Яв?
  - Я буду рядом. - сказал протеанин, не выходя из невидимости. - Пока всё в норме. Думаю, вы правильно поступили, не оставляя ничего в гостевых комнатах. Напряжённо всё вокруг здесь выглядит как-то. - в голосе Явика послышалась нешуточная озабоченность.
  - Может быть, может быть. - проговорила Светлана. Она с облегчением вздохнула, ощущая, как свежий воздух проникает в мельчайшие уголки лёгких. Да, беременность двойней для неё была определённо не сахаром. Слабость, головокружение, головные боли, гормональные всплески - всё это подтверждалось объективными обследованиями, проводимыми неумолимой Аллой, вознамерившейся, ни много ни мало, довести Светлану до закономерного итога буквально не выпуская из под медицинского "колпака". Да и сама Светлана уже с интересом наблюдала на экране за двумя детьми - маленькими, но вполне себе живыми и самостоятельными.
  Зрелище завораживало. Какое там ультразвуковое исследование - современные армейские медицинские сканеры были комплексными аппаратами и врач и сама Светлана уже видела, кто из детей - мальчик, а кто - девочка. Это раньше сто лет назад на УЗИ невозможно было определить точно, кто есть кто, сейчас же это было вполне рядовым результатом и Алла, совершенно закономерно уже концентрировала свои усилия на профилактике будущих возможных проблем.
  Светлана была счастлива тем, что она одновременно, ну почти одновременно родит и мальчика для Джона и девочку для себя. Ей, как она считала, в очередной раз крупно повезло. Повезло. И потому она со всем пониманием отнеслась к настороженности Явика - пожалуй, никто кроме воина древней расы не осознавал и не ощущал столь чётко и однозначно тихую поступь надвигающейся смертельной опасности, серьёзной угрозы для всего населения галактики - будь то разумные органические существа, разумные синтеты или неразумные животные.
  Светлана радовалась тому, что Джон не стал настаивать на пребывании в гостевой комнате. Она не зря сказала ему, что желала бы снять шлем вне корабля, на какой-нибудь приемлемой для этого планете: духота для неё была теперь малопереносима, а временами - совершенно непереносима. Что поделать, двойня потребляет кислород в огромных количествах - то, что хватило бы ей, девушке, не хватало теперь троим живым разумным существам - ей и двум её детям. С этим приходилось мириться и изыскивать возможность компенсировать недостаток кислорода.
  Титов не пускал её на большинство дежурств и вахт, распорядился, чтобы каюту командира крейсера регулярно продували кислородом, чтобы в каюте стояли баллоны с кислородом - как чистым, так и со смесями, безопасными для Светланы и её детей. Алла проверяла параметры содержимого баллонов с точностью, доступной разве что ИИ - ей, врачу, было приятно чувствовать себя необходимой и нужной не кому-нибудь из экипажа крейсера, а своей подруге - командиру корабля.
  Врач корабля едва ли не силой заставляла Светлану есть больше овощей и фруктов, потреблять клетчатку в астрономических количествах. Уговоры на Аллу не действовали, обиды - тоже. Принимать пищу теперь приходилось намного чаще, причём Алла настаивала и регулярно контролировала, чтобы в это время Светлану не донимали с докладами, чтобы в каюте звучала спокойная музыка и не было ни малейших поводов для беспокойства.
  Хорошо, что тошнота, ранее упорно преследовавшая Светлану едва ли не каждые два часа любых ходовых суток, наконец-то отступила. Но теперь основная нагрузка приходилась на сердце, лёгкие и почки будущей мамы и Светлана благодарила себя за то, что не прерывала никогда тренировки и не давала себе поблажек. Теперь Алла рекомендовала Светлане другие комплексы упражнений, предназначенные специально для беременных и их, эти упражнения, приходилось выполнять со всей тщательностью. Алла была поистине неумолима, всезнающа и вездесуща.
  А сейчас Светлана была рада и счастлива тем, что наконец-то за долгие декады Джон, её Джон наконец-то рядом с ней и пока не собирается куда-то исчезнуть по многочисленным и неотложным старпомовским делам. Вот он стоит, сканируя взглядом окружающий пейзаж. Поля, теплицы, башни протеанских городов. То, что от них, башен, осталось, конечно. Учёные продолжали работать над их изучением. Пусть незаметно, пусть медленно, зато основательно. Их работа подтверждала известную истину: война войной, а жизнь и исследования всё равно возьмут причитающееся им. Каперанг помнила, как десантники группы охраны молчаливо признали право Явика охранять и защищать её, командира крейсера. Да, даже сейчас они находились в готовности и были способны прибыть на место, как говорится, в кратчайшие сроки. Явик не показывался из невидимости. Протеанин был прав: появись он - и тут, несмотря на рабочее время суток, собралась бы толпа. Как минимум - прессконференция, как максимум - праздник в честь протеанско-человеческой дружбы. Этого сейчас нельзя было допускать - экономика Иден-Прайма работала для Альянса, поставляла многие десятки наименований продуктов и товаров другим странам Земли.
  Все работали для того, чтобы накопить побольше ресурсов, побольше резервов. Понимали - если планета будет захвачена Жнецами - нельзя допустить товарного или продовольственного голода. Это смертельно опасно. Поэтому с Иден-Прайма регулярно уходили караваны транспортников в самые разные уголки Галактики. На планете не было ни одного праздношатающегося человека, ни одного безработного, все были заняты делом. Для Светланы это не было в новинку - для неё принцип "всё - для фронта, всё - для победы" был рабочим, а не декларативным, как и для большинства имперцев.
  Наверное, Явик снова и снова вспоминает минуты и часы боёв. Как-то, отвлёкшись от работы со "штыками" (обелисками), он показал ей ту реконструированную картину боёв на Иден-Прайм. То, что, как оказалось, запомнило, сохранило подсознание воина древней расы. Ей, Светлане, пришлось раз за разом упрашивать Явика показать ей эту картину. Он долго не соглашался, по вполне понятным причинам не соглашался - всё же Светлана носила под сердцем двоих детей старпома и лишние волнения ей были... мягко сказать - ни к чему. Упросила. Она вообще имела немало способностей и возможностей для того, чтобы раз за разом добиваться своего. Иначе она не достигла бы своего сегодняшнего положения, своего звания, своего поста.
  Вот и сейчас Светлана ощущала, как скрывшийся в невидимости протеанин оглядывается по сторонам, снова и снова, вполне вероятно, вспоминая те часы боёв. Часы... Дни... Декады. Это всё не позади, это всё - впереди. И Светлана боялась, что не успеет. Не успеет родить детей до того, как всё начнётся. Начнётся война, начнётся противостояние. Она понимала, разумела, знала, что Титов спокойно примет на себя полное командование кораблём и экипажем, что он, её старпом, будет по-прежнему советоваться с ней по ключевым вопросам, но командовать кораблём и экипажем в большинстве случаев тогда будет только он.
  Да, мужчины платили за эту возможность. Платили меньшей продолжительностью жизни. Казалось бы, женщины, раз за разом рожавшие детей, переносившие боль, страдания, длительные неудобства, должны были изнашиваться быстрее и, соответственно, жить меньше, чем мужчины. Но природа, эволюция посчитали по-иному и мужчины всё равно жили меньше, чем женщины. В среднем меньше. Так что Титов тоже знает об этом и он относится к этому факту спокойно. И он будет командовать тогда, когда для неё, Светланы Стрельцовой, дети будут основной заботой - и до родов, и во время родов и после родов. В трудную, критическую минуту управление всегда должен перехватывать наиболее подготовленный, наиболее способный разумный. Это было теперь не только человеческим принципом, это стало уже давным давно принципом для любой из известных разумных рас.
  Светлане не хотелось целоваться и обниматься с Джоном в чужом, по сути, доме. Да, это был дом родителей капрала Дженкинса, но и только. Для неё и для Джона этот дом был чужим. И она не захотела ни минуты оставаться в этом доме, поскольку понимала - она должна быть рядом с Джоном, близко к нему. Насколько это вообще возможно здесь и сейчас. А в доме... Нет, в доме целоваться и обниматься с мужем ей не хотелось. И Джон это понял правильно. А может быть и не понял, просто согласился с тем, что ей, его жене и подруге, его любимой будет лучше на свежем воздухе, а не в помещении.
  Вот сейчас он минуту назад подошёл к ней, встал рядом и чуть сзади, приобнял, чтобы она смогла опереться на него. Опереться. Почувствовать опору и защиту. Явик тоже здесь, он стоит в нескольких метрах на дороге. А Джон смотрит. Смотрит по сторонам, понимая, что Светлана сейчас занята размышлениями и прямой взгляд её может напрячь и обеспокоить. Да и никаких прямых взглядов не нужно было - Светлана уже наслаждалась возможностью почувствовать своего Джона. Может быть и стоило бы говорить о многом, вот прямо сейчас говорить, но говорить не хотелось. Наверное, не только ей, но и Джону.
  Они прошли несколько километров, вышли к перекрёстку, пропустили колонну грузовиков с контейнерами, возвращавшихся от фермерских хозяйств к погрузочной площадке. В небе мелькнули чёрточки автоматических летающих грузовиков - машины пошли к площадке, забрали подготовленные к отправке "кубики" и отправились в обратный путь, к грузовым терминалам космопортов.
  Миновав перекрёсток, Светлана и Джон спустились к реке. Стрельцова, поддерживаемая Шепардом, опустила ладони в воду, провела по лицу, ощущая живительную влагу. Вода была чистой, естественной, не технической, предназначенной для орошения, а природной и это придавало сил, спокойствия и уверенности. Светлана чувствовала любящий спокойный взгляд Джона и радовалась. Радовалась тому, что она, мать двоих детей, находится на вполне земноподобной планете рядом со своим любимым, рядом с человеком, которого она знала и понимала, в котором была способна раствориться и которому верила едва ли не больше, чем верила самой себе.
  - Джон, есть предложение. - тихо сказала Светлана, когда они снова вышли на просёлочную дорогу.
  - Хорошо, Светлан. - сказал Шепард.
  - Ты ещё не выслушал, а уже соглашаешься? - усмехнулась Стрельцова.
  - Потому что знаю. Желаешь поработать и предлагаешь прогуляться к полисменам и к турианцам. Как минимум. - уточнил старпом. - С кого начнём?
  - Угадал. Ты прав. Ничегонеделание в таких объёмах... меня несколько напрягает. - согласилась каперанг. - А начнём мы с турианцев, Джон. С твоими полисменами мы встретимся позже. Полагаю, это мы сможем успеть сделать до отлёта с планеты.
  - Хорошо. Будешь вызывать командирский челнок сюда?
  - Именно. - Светлана открыла инструментрон, набрала несколько строк. - Через десять минут он будет на месте.
  
  Увидев своего командира, десантники "пятёрки" охраны успокоились. Расположившись в салонном полумягком кресле, Стрельцова кивнула водителю, появившемуся на экране и машина взяла курс к турианской колонии, где в тот момент пребывали Гаррус и Найлус.
  Может быть действительно она, каперанг Стрельцова, столь близко сошлась с Джоном Шепардом именно потому, что для них обоих главное место в жизни занимала их работа и их служба? Этой приоритетности не могло помешать даже то, что Джон был сиротой, а у неё, Светланы, были и родители, и братья, и сёстры. Светлана мало рассказывала им о том, как она работает, как проходит её служба и её родные с пониманием относились к этому. Мало она им рассказывала и о том, как она живёт с Джоном. В её семье было принято считать нормативом, когда за человека лучше всего говорят его дела. А дела Джона говорили о нём лучше всего. "Нормандия" стала почти что легендарным кораблём, а её экипаж - почти что легендарным экипажем. И Стрельцова понимала, что окончательно, пусть даже на несколько десятилетий легендарным и "Нормандия" и её экипаж станут уже во время войны с Жнецами. Понимала, что это - должная и необходимая, но крайне жестокая и большая цена за легендарность. Легендарность, тяжким грузом лёгшая на обычную человеческую и не только, кстати, человеческую жизнь членов экипажа и команды фрегат-крейсера.
  Сама Светлана иллюзий не строила - фрегат, как более лёгкий корабль, всегда шёл впереди, а её крейсер использовался ну разве что в качестве дополнительного аргумента. Она не сомневалась, что случись что - и она сможет достойно и результативно поддержать нормандовцев мощью своего корабля и совершенством подготовки и вооружённости своего экипажа. А пока... Пока Андерсон и Шепард прочно удерживали "Волгу" и её команду с экипажем на "скамейке запасных". Позволяя готовиться. Готовиться к противостоянию с Жнецами.
  Долгими вечерами Светлана говорила с Явиком о Жнецах. Как протеанин сумел так мягко изложить ей столь волнительные моменты - она сама иногда не понимала до конца. Но то, что он сумел ей рассказать о противостоянии с Жнецами... стало основанием для многих усовершенствований в системе подготовки волговцев к будущим боям. Теперь многие детали, сообщённые и даже показанные Явиком, становились объектом изучения в военных академиях и училищах Империи. Теперь бесконечные учения, маневры и выезды с тревогами неизменно строились с учётом новополученной информации. Принцип "генералы всегда готовятся к прошедшей войне" теперь работал необычайно эффективно, ведь в роли генерала выступал не какой-нибудь человеческий, пусть даже и имперский военачальник, а воин древней расы, уже прошедшей через горнило того противостояния, которое расам нынешнего цикла только предстояло.
  Опыт и знания Явика, как воина и военачальника теперь работали не на прошлое, а на перспективу и потому не воспринимались как материал, достойный разве что внимания только военных историков. Вместе с совершенствованием подготовки воинов-людей и в первую очередь - Имперцев, совершенствовались и оружие и военная техника. Да, это давало определённую надежду и Явик прав - теперь у рас пространства Цитадели, вполне возможно, появилась надежда на то, что им, разумным органическим существам, удастся выжить. Не только победить Жнецов, но и выжить самим. И эту надежду приходилось подпитывать ежедневными практическими делами. Ежедневными практическими делами, как например то, которым были заняты старпом и командир кораблей Отряда в военном центре колонии турианцев на Иден-Прайм.
  Когда-то турианцы вполне могли вбомбить человечество в каменный век. У них для этого были, как ни больно это было признавать ей, человеку и женщине, все возможности и ресурсы. Если бы не законы диалектики, если бы не право выбора... Турианцы бы отбросили землян в каменный век. Слишком несовместимы были опыт, база и возможности расы, имевшей опыт дальних космических пилотируемых полётов по Галактике в две тысячи лет и опыт, база и возможности расы, чей аналогичный опыт исчислялся в лучшем случае сотней лет и не выходил за пределы Солнечной системы.
  Теперь в военном центре турианской колонии шла совместная работа людей и турианцев. Совместная, потому что и перед турианцами и перед людьми стоял враг, для которого и та и другая раса в любом случае были всего лишь объектами, подлежащими уничтожению. Естественно, погибать молча и подняв руки ни турианцам, ни людям не хотелось - слишком серьёзен был враг и слишком силён. Но не менее серьёзно и сильно и турианцы и люди верили в самих себя. Верили, что они не слабы, не беспомощны и потому способны огрызаться и сопротивляться. Не просто способны - обязаны.
  Материалы, публикуемые пресс-центром Отряда в закрытых зашифрованных экстранет-сегментах, использовались военными и военизированными формированиями по-разному. Но использовались. Может быть, это и было частью подготовки к отражению Вторжения. Может быть. Но чаще эта работа воспринималась просто как необходимость. В военном центре колонии никто не обращал внимания на звания и должности, ведь все присутствовавшие в более чем десятке защищённых помещений понимали - случись что и они все погибнут, независимо от того, какой уровень кто из них конкретно занимает во властной или военной пирамиде. Все. На том простом основании, что раса, сумевшая выйти за пределы неразвитости, подлежала тотальному уничтожению. Точнее - переработке в очередного двухкилометрового или полуторакилометрового Жнеца. Раса, тысячи, десятки тысяч, миллионы и милиарды разумных должны были превратиться в пасту для постройки только одной, очередной "креветки". Одной из тех, кто в следующий Цикл обрушатся на поселения новых разумных рас, неся их жителям смерть через "возвышение".
  Никто не строил излишних иллюзий. Да, человечество и турианцы могли проиграть. Пример проигравшей расы стоял рядом, скрываясь в невидимости. Протеане. Властелины огромной галактической империи сопротивлялись сотни лет. Миллиарды протеан были уничтожены. Миллиарды подчинённых им разумных рас ушли с галактической арены в безвестность. А сколько было до протеан таких рас? Те же иннусанон, жатиил и другие. Десятки. Те же Хранители. Властелины и одновременно - обслуживающий персонал гигантской космической станции. Существа Света, о которых было известно ещё меньше.
  А сколько в Галактике мест, где ощущается присутствие разумной жизни, но следов этой жизни в современном этому Циклу понимании нет и, вероятнее всего, никогда в обозримом для рас нынешнего Цикла прошлом не было. Предстояло поработать хотя бы для того, чтобы организовать, не возглавить, а организовать должное сопротивление. Вряд ли можно будет сопротивляться столетиями, как это делали протеане. Вряд ли. Сил у современных Шепарду и Стрельцовой рас намного меньше - это объективные показатели, взятые отнюдь не из Экстранета и не со страниц бульварно-развлекательной прессы Цитадели и Земли. Нет. Это были данные серьёзных практических и теоретических исследований. Да, расы пространства Цитадели, расы нынешней Галактики могли проиграть. И к этому факту тоже готовились, размещая по планетам специальные "закладки". О содержимом этих закладок не знал почти что никто из разумных, но все органики знали - они очень разные, эти закладки.
  Все органики Млечного Пути готовились к боям. К сопротивлению, к отражению агрессии. И теперь рядом с органиками стояли синтетики. Разумные синтетики, обладавшие телами ИИ. Оливия, Легион, Марк поддерживали многоканальную связь с Иден-Праймом и напрямую участвовали в работе собравшихся в военном центре турианской колонии разумных. Здесь никто не различал собеседника по расе - существовало только одно общее дело: выстоять и победить. Надо было требовать невозможного - победить, чтобы просто получить реальное и необходимое - выстоять. Если выстоим, если удержим позиции, то сможем накопить силы, средства и ресурсы для того, чтобы победить. В этом мало кто из присутствовавших в военном центре сомневался.
  Светлана, сидя в полумягком кресле - упросили таки, прямо не указывая на её "положение" - посматривала искоса на Джона, обсуждавшего что-то у огромной разноцветной карты галактики. Прорабатывались десятки и сотни вариантов, никто не скрывал сложности, а подчас и трудности достижения необходимых и желательных результатов. Джон не давил авторитетом человека-Спектра, да какой тут особый авторитет-то? И Найлус Крайк и Сарен Артериус были гораздо более опытными и гораздо более известными Спектрами, чем Шепард. И, тем не менее, все трое работали в едином строю, потому что случись вторжение - воевать придётся всем разумным органикам без малейшего исключения.
  Да, большинство военнослужащих-турианцев принципиально отказывались занимать кресла и стулья в этом просторном зале. Даже несколько турианок игнорировали сиденья, привыкнув за годы гражданской и военной службы к лишениям. Как там в уставе-то? "Стойко переносить тяготы воинской службы". Именно так. Иногда эта фраза присутствовала и в тексте военной присяги. У многих рас и в армиях многих стран Земли. Необходимость и достаточность.
  Обсуждая с офицерами-турианцами варианты действий флотов и групп спецназа и десанта, Светлана и не ощущала, как время приближалось к вечеру, как приближался момент начала подготовки к отлёту. Время... Интересный феномен, сопровождающий жизнь разумного органика с рождения и до смерти. Оно способно ускоряться и замедляться, быть сверхзаметным и давить каменной плитой и быть незаметным и лёгким как пушинка, быть тягучим как кисель и скоростным как почтовый спецфрегат.
  Сейчас Светлана находилась в своей стихии и ощущала, что и Джон тоже находится в привычной для себя рабочей обстановке. На кораблях Отряда у них обоих, вполне возможно, будут ещё не одна и не две возможности встретиться и побыть наедине друг с другом. Не надо афишировать свои личные взаимоотношения здесь. Не надо.
  За три часа до часа "М", обозначающего время отлёта Отряда, Светлана и Джон на командирском волговском челноке перелетели в расположение Управления военной полиции Иден-Прайма. Здесь первенствовали военные полисмены из десантного подразделения "Нормандии" и даже Аленко не играл здесь сколько-нибудь заметной роли и не имел особого значения. Он ведь не был полисменом, он был офицером ВКС Альянса.
  Сам Кайден недавно вернулся с собрания своих коллег, обладавших имплантатами серии "Эль-Два". Его визит на это собрание он сам воспринимал как абсолютную необходимость, серьёзно готовился к нему и был, как видно, удовлетворён результатами своего пребывания в среде своих коллег-биотиков. Им было необходимо наглядно и действенно убедиться в том, что они, биотики-люди, способны приносить реальную и большую пользу. Убедиться не на словах, а на деле.
  Явик помог и здесь - он получил разработанную на Илосе вакцину, способную нейтрализовать большинство вредных воздействий, коими столь печально славились устаревшие имплантаты. И теперь эта вакцина помогала носителям "эль-вторых" сконцентрироваться не на неблагоприятных симптомах и ограничениях, а на активной и полноценной жизни и деятельности. Протеанин не стал делать тайны из технологии и состава вакцины - там не было ничего не доступного современному уровню развития человечества. Просто, как сказал Явик в разговоре с Аленко перед отлётом на Иден-Прайм, надо было побольше и поглубже подумать, поразмыслить и не останавливаться в размышлениях.
  Главное - не останавливаться, ведь далеко не каждому разумному органику нравилось, что носители устаревших имплантатов будут избавлены от негативных воздействий этих поделок на здоровье и жизнеспособность. Далеко не всем это нравилось. И вакцина распространялась как волна по человеческим колониям - общество носителей "эль-вторых" избрало это направление одним из центральных для своей реальной работы, считая это действенной помощью коллегам по проблеме.
  Не будучи биотиками, ни Шепард ни Светлана даже не претендовали на возможность появления на этом собрании носителей "эль-вторых". Не первенствовали старшие офицеры Отряда и на рабочей встрече с полисменами Иден-Прайма. Здесь, на этой встрече с правоохранителями шла речь о том же самом - о противодействии Жнецам. Здесь не было ни у кого сомнений в том, что в результате оболванивания, индоктринации, идеологической обработки у Жнецов могут появиться множество сторонников и помощников. Так всегда было и людям, землянам это было не менее хорошо известно, чем тем же турианцам. Именно поэтому здесь шла речь о том, как противодействовать не только основным силам и основным войскам и кораблям Жнецов, но и тем, кто будет поддерживать и способствовать деятельности захватчиков и оккупантов. Полисмены постепенно привыкали к тому, что они будут не просто мелкими исполнителями, а важным звеном в Сопротивлении. Гражданское Сопротивление тоже формировалось и начинало постепенно обретать силу и контуры, но сейчас важно было задействовать уже существующие силовые структуры, в которых правоохранители играли далеко не последнюю роль.
  Светлану опять почти насильно усадили в кресло рядом со столом, причём разместили так, что она могла видеть большую часть зала, в котором работали полисмены. Не только видеть, но и активно участвовать в работе. Ей предоставили большую часть информации. Десантики "Волги" давным давно нашли общий язык с полисменами-десантниками "Нормандии" и теперь обсуждали отдельные вопросы и проблемы единых сценариев деятельности в большинстве мыслимых вариантов. Шепард большей частью внимательно слушал и смотрел, ограничиваясь короткими репликами и замечаниями.
  Наконец наступил срок и гости стали собираться в обратный путь - на корабли Отряда. Расставались, конечно, с изрядной долей грусти и в жестах, и в глазах, и в разговорах. Никто не знал, на сколько ещё декад продлится мирное время, ведь им приходилось уже сейчас работать и готовиться жить и действовать в условиях войны с сильным, безжалостным и опытным, а потому - крайне коварным врагом.
  Первой на своём командирском челноке улетела Светлана. Все понимали её состояние и потому никто даже не заикнулся о том, что она, как командир крейсера Отряда может и даже должна была улететь одной из последних. Все - и хозяева планеты и гости нормально восприняли сдержанность Стрельцовой и Шепарда, не ставших в очередной раз демонстрировать сугубо личные чувства открыто, при пусть и хороших и знакомых, но всё равно в большинстве своём чужих людях. На трёх челноках грузопассажирского класса на крейсер улетели волговцы. Затем наступила очередь нормандовцев. Проводить Дженкинса пришли все его родные - и мать, и отец и сестра. Ричард держался молодцом, хотя, было заметно, как он волнуется. Кайден убедился, что все десантники-полисмены вернулись из увольнения, что они готовы к продолжению работы и распорядился грузиться на прибывшие два фрегат-крейсерских челнока, дав возможность Ричарду подольше побыть с родителями и сестрой. Вернувшийся через четверть часа второй челнок забрал лейтенанта и капрала, а прибывший командирский челнок принял в свой салон Шепарда.
  По прибытии на борт фрегата Шепард доложился Андерсону, получил от него ридеры с последними данными и углубился в их изучение, ещё даже не дойдя до своей каюты. Отлёт с орбиты планеты был перенесён на полночь - пока шли углублённые исследования Иден-Прайма менять положение кораблей возле планеты было признано нежелательным. Информацию Отряда ждали слишком многие заинтересованные в ней и отдельные люди и сообщества колонистов. Часть информации по установленным каналам после минимальной отработки отправлялась на Землю и на "Арктур".
  
  Корабли покинули орбиту Иден-Прайм ровно в полночь, завершив полный цикл обследований этой крайне ценной для землян планеты. Впереди их ждала средняя система Асгард, располагавшая четырьмя зарегистрированными в большинстве Справочников и Лоций планетами.
  Несколько часов перехода никто из нормандовцев и волговцев особо не ощутил - все уже привыкли. Так что когда впереди открыла свой лик Локи - небольшая планета земного типа, по большинству характеристик не представлявшая особого интереса, никому из членов дежурных смен не пришлось насильно заставлять себя переключаться в рабочий режим. Было подтверждено, что одно полушарие Локои было по большей части покрыто ледяной шапкой, а другое - скалистыми базальтовыми плоскогорьями.
  Грубая поверхность свидетельствовала о возможном глобальном катаклизме, нанёсшем значительный ущерб этой планете. Подозрение о катаклизме подтверждалось и необычно вытянутой орбитой, по которой данная планета вращалась вокруг местного светила - в апогее удаление составляло семь с небольшим астрономических единиц, а в перигее уменьшалось до шести с половиной астрономических единиц. Сканирование ледяной шапки планеты показало наличие под ней системы пересекающихся подземных тоннелей. Некоторые из них имели регулярную форму, поэтому первые экспедиции вовсю стремились обнаружить следы их искусственного происхождения. Впоследствии, однако, был сделан на тот момент весьма обоснованный вывод о том, что эти тоннели образовались естественным образом. На этом моменте спецы Отряда уже не стали заострять своё внимание, подтвердив между тем, что тонкая атмосфера планеты состояла в основном из криптона и ксенона.
  Шепард знал, что теперь уже и синтеты Отряда примеряют к каждой планете своеобразный "стандарт выживания". Сеть тоннелей могла пригодиться солдатам Альянса во время организации и осуществления обороны звёздной системы от войск Жнецов, но атмосфера Локи была непригодна для дыхания, а Жнецы, как привыкли считать уже не только синтеты, но и люди, скорее всего располагают совершенной сканирующей техникой - если уж сканеры Отряда за считанные десятки секунд составили полную актуальную карту, то сканеры тяжёлых и больших кораблей Жнецов - тех самых каракатиц сделают это не в пример быстрее и качественнее, а следовательно, рассчитывать на то, что удастся спасти всех защитников планеты и звёздной системы не приходилось.
  Пока Шепард знакомился с финальными отчётами по результатам обследования планеты и её района, пришёл доклад о том, что на планете в данный момент с тренировочно-разведывательной миссией находится отряд специального назначения Альянса - знаменитая "Дельта". Остальная информация была изъята из свободного доступа, но по опыту Шепард знал - "Дельта" прислала сюда один из отрядов новобранцев для осуществления тренировок "на натуре". Старпому очень хотелось верить, что едва только будет получен сигнал о вторжении - воинов спецназа заберут с планеты в кратчайшие сроки.
  Следующей планетой, оказавшейся под прицелами сканеров и локаторов кораблей Отряда стал Тир, во многом схожий с Землёй. Атмосфера Тира состояла по большей части из азота и этана, было признано наличие достаточных условий для успешного терраформирования, но в этой же звёздной системе была уже Терра-Нова - давно заселённая и удобная для проживания, так что Тир многими местными и не только местными чиновниками воспринимался не иначе, как "вспомогательная" планета, что, конечно же, было не совсем верным.
  Разворачивать терраформирование сейчас, учитывая длительность и трудоёмкость этого процесса, было слишком поздно. Хотя чиновники и отвернулись от перспектив Тира, сотня корпораций, принадлежащих как людям, так и инопланетянам, уже создала на планете мощную инфраструктуру, первенство в которой занимали добывающие и перерабатывающие предприятия, большинство оборудования которых было дистанционно управляемым. Местные ресурсы Тира в сочетании с залежами платины, обнаруженными и разрабатываемыми на Терра-Нове, служили сырьём для производства ценных водородных топливных элементов.
  Конечно же, промышленники не могли обойтись при развёртывании своей активности без точных исследовательских данных, поэтому при углублённом сканировании Тира был обнаружен и Исследовательский флот Альянса Систем. Не весь конечно, но значительная и не самая худшая его часть. Капитаны и командиры его судов и кораблей с огромным интересом отнеслись к данным, переданным с бортов кораблей Отряда и нормативно восприняли чётко сформулированное предупреждение о необходимости быть в постоянной готовности к отходу с планеты в связи с ожидавшимся вторжением Жнецов. Учёные Альянса в большинстве своём не были зациклены на политических штампах, поэтому к предупреждению отнеслись со всей серьёзностью. Где-то это предупреждение, сделанное Отрядом, о деятельности которого и без того было многое известно, подстегнуло исследования, где-то позволило получить в кратчайшие сроки необходимое топливо и продовольствие, декадами задерживаемое нерадивыми снабженцами, а где-то помогло придать результатам уже завершённых исследований дополнительный вес для скорейшего внедрения в практику.
  Огромный газовый гигант Борр с водородно-гелиевой атмосферой, располагавший более чем девятью десятками естественных спутников, обладавший массой, превышавшей массу хорошо знакомого землянам Юпитера больше чем в шесть раз и известный своей высокой температурой, находился на пороге превращения в звезду. Сильная гравитация планеты, конечно же, затрудняла добычу ресурсов, но это был единственный газовый гигант в системе. Потребность в водороде, используемом в местном производстве топливных элементов, а также необходимость роста поставок гелия-третьего, использовавшегося в качестве топлива для термоядерных двигателей, экономически оправдывала разработку ресурсов планеты даже при том, что затраты на эту разработку были непомерно высоки.
  Шепард привычно отметил, что эту планету Альянс не отдаст без боя - скорее всего придётся привести сюда как минимум один из флотов Альянса - единственной надгосударственной структуры, для которой подобные затраты не являются критически губительными. Жнецы в свою очередь, пользуясь данными разведки, прежде всего уничтожат развитую инфраструктуру добычи гелия-третьего - самую ценную часть инфраструктуры, созданной разумными органиками вокруг планеты. Сопротивление флота Альянса будет, скорее всего, ожесточённым и отчаянным, Жнецы неминуемо понесут потери, замедлят своё продвижение вглубь освоенных разумными органиками территорий. Ситуация почти один в один напоминала ту, с которой уже столкнулись в своё время протеане.
  Может быть уже во время противостояния придётся искать и изучать обломки самых больших кораблей Жнецов. В том, что корабли Жнецов будут дооснащены и перевооружены, Шепард не сомневался. Значит, придётся искать такие обломки и расходовать время и ресурсы на их изучение. О том, что это будет крайне опасным занятием и говорить-то особо не приходилось - такое понималось чисто автоматически.
  
  Терра Нова. Предчувствие опасности
  
  Стоя у Звёздной Карты рядом с вахтенным офицером, Шепард читал с боковых экранов данные по Терре Нове. Длительность года - полтора земных года, продолжительность суток - почти сорок часов, атмосферное давление - пониженное, температура поверхности - почти шестьдесят градусов, пониженная сила тяжести, четыре миллиона людей составили население планеты. Не так много, как у азари, к примеру, но всё равно - для людей - это важная и большая колония.
  Она была включена в список планет Первого Класса, пригодных к немедленной колонизации и открытых во время осуществления программы Первой волны исследовательских экспедиций Альянса. Это было давно - в две тысячи сто пятидесятом году. Планета Тера Нова, в переводе - Новая Земля, стала второй колонией людей за пределами Солнечной системы и первой по ту сторону от ретранслятора Харон. Экваториальные области планеты занимали обширные пустыни, а вот районы, расположенные поближе к полюсам, отличались умеренным климатом.
  Шепард помнил, что колонизация планеты осуществлялась поначалу достаточно медленно. До тех пор, пока через двадцать лет, в две тысячи сто семидесятом году или в соответствующем десятилетии на планете не были открыты богатейшие залежи платины. Этот редкий металл, крайне необходимый для производства мощных и чистых водородных топливных элементов для частных кораблей, стал причиной поразившей население Терры Новы настоящей "платиновой лихорадки".
  За последние двенадцать лет численность населения планеты увеличилась на тридцать процентов и темпы роста не спадали до настоящего момента. Картину роста населения несколько испортила угроза батарианского нападения, в силу реальности которого название "скопление Исхода" получило новый смысл - из крупнейших и самых развитых колоний стали массово уезжать поселенцы. Шепард старался постоянно держать на контроле эту проблему, но даже он не знал, на что способны пойти батарианцы ради того, чтобы в очередной раз попытаться поиздеваться над землянами.
  - В районе планеты Терра-Нова действует крейсер Альянса "Шанхай", сэр. - доложил вахтенный офицер. Шепард кивнул, подключаясь к прослушиванию радиообмена между кораблями Отряда и боевым кораблём Альянса. - Вопрос о спутнике, сэр. Снова наши коллеги признают Х-57 искусственным спутником. Мы готовы принять и другую точку зрения, тем более, что естественных спутников планета действительно изначально не имеет. Трудно однозначно сказать, сэр. - вахтенный переключил каналы в связи с переходом к автоматическому обмену пакетами данных. - Не понимаю, сэр. Они что, готовятся здесь Жнецов встречать, раз прислали целый крейсер?
  - Вполне возможно, офицер. Вполне возможно. - Шепард пролистнул на боковом экране данные по Х-57 и подумал о том, что здесь, в районе самой ценной и населённой колонии также потребуется держать целый флот. Можно было даже не уточнять, какой - конечно же Шестой. Прикинув шансы, Шепард понял, что скорее всего флоту придётся отступить, имея в перспективе при продолжении сопротивления неизбежное поражение. Отступление давало шансы на соединение с остальными силами и впоследствии - на возможное отвоёвывание планеты у Жнецов. Но споры, споры, споры. Неизбежные споры украдут столь важное в войну время. Увы, люди не умели обходиться без споров, без утрясок мнений. И это тогда, когда люди уже пытались взаимодействовать с ИИ.
  
  Х-57. Батарианские террористы
  
  - Внимание по кораблю. - в динамиках громкой связи раздался голос капитана Андерсона. - С планеты Терра Нова получен сигнал опасности. Потеряна связь с инженерной службой астероида Х-57. Локационно-сканирующие станции, размещённые на Терра-Нове отмечают факт запуска реактивных двигателей. Диспетчерская служба Терра-Новы доложила, что астероид движется прямо к планете. Группе высадки в полном составе собраться в ангаре для проведения предполётного инструктажа. Кораблю - боевая готовность номер два. Возможно батарианское нападение на спутник планеты.
  Едва отзвучали последние слова командира фрегат крейсера, как ангар корабля оказался переполнен. Пришли все члены группы высадки и не только они. Даже все трое синтетов прибыли в ангар. Вошедшего Андерсона встретили насторожёнными взглядами.
  - Подтверждаю, коллеги. - немного усталым, но спокойным голосом сказал командир корабля. - Батарианское нападение. Так что придётся стрелять на поражение. Возможны жертвы среди мирного, гражданского населения астероида. Основная задача. - по знаку Андерсона техник включил настенные экраны и командир передал на них информацию со своего инструментрона. - отключить двигатели астероида или изменить курс астероида так, чтобы увести эту глыбу подальше от Терра-Новы. Времени совсем мало, поэтому воспользуетесь тем, что на борту челноков. Остальную информацию получите уже в полёте. Всей группе высадки - на борт. - Андерсон выпрямился, следом подтянулись и все, кто находился в ангаре. - Предстоит боевая работа. - он развернулся и вышел из ангара.
  - На борт. Легион - вы с нами. Оливия - вы остаётесь на связи.
  - Есть, Шепард-коммандер. - сказал гет, проверяя свою снайперскую винтовку и запрыгивая в первый челнок.
  - Хорошо, Шепард. Я постараюсь быть полезной. - Оливия мягко кивнула, обойдясь без улыбки и тихо выскользнула из ангара. Во второй челнок уже грузились коллеги Аленко и Дженкинса. Лейтенант и капрал занимались проверкой оборудования и оружия.
  - Второй челнок к взлёту готов. Всё штатно, сэр. - доложил Кайден.
  - Принято. - Шепард, подождав, пока на борт первого челнока поднимутся Явик и оба турианца, закрыл салонную дверь и кивнул водителю. - Челнокам один и два - взлёт.
  - Челнокам один и два взлёт разрешаю. Курс проложен. - откликнулся специалист-метрист из БИЦ. - Наблюдаем вас чётко и полно, коллеги. Связь - норма.
  - Принято. - Шепард проверил наушный спикер, подключил ларингофоны и закрыл шлем. Если террористы на астероиде - от них можно ждать даже обстрела подлетающих челноков. Впрочем, теперь этого можно ждать от всех и от каждого - ситуация катилась к войне ускоренным темпом.
  Пока челноки преодолевали расстояние до астероида, ежесекундно ожидая обстрела, Шепард просматривал на экране последние поступившие файлы. Как обычно, синтеты перегнали членам группы высадки всю информацию по Х-57, предельно актуализировав её и оставив только самое важное. Металлический астероид, первоначально расположенный в точке Лагранжа позади газового гиганта Берра. В связи с бурным развиием человеческой колонии на Терра-Нове, потребовался новый, теперь уже орбитальный порт. "Строить новый с нуля было, конечно же накладно. Доэкономились." - подумал старпом. Теперь не только он - все члены экипажей и команд кораблей Отряда знали, что такое "Омега", знали, что первыми разрабатывать этот астероид начали протеане, знали, сколько сил и главное - времени это потребовало. Здесь, как свидетельствовали данные из самых разных источников, точно и полно сведённые воедино синтетами, также было принято очистить астероид изнутри, а на средства от реализации добытых при этом материалов "отделать" внутреннее жилое пространство. Проблема была в том, что те же самые реактивные двигатели, которые использовались ныне террористами и направляли астероид прямёхонько на Терра-Нову, были необходимы и много ранее - когда астероид перемещали с орбиты Берр на орбиту Терра-Новы. Показатели, ежесекундно снимаемые кораблями Отряда с астероида однозначно свидетельствовали - террористы уверенно удерживают астероид на смертельном для планеты курсе.
  - Капитан. - Найлус удивлённо поднял взгляд на сидевшего в кресле старпома. - Я правильно понял галакс-лингву. Тут утверждается, что при любом исходе ситуации, коммерческая эксплуатация астероида начнётся до конца две тысячи сто восемьдесят четвёртого года. Это так люди шутят?
  - Люди, может быть, Найлус, и не шутят. Просто многие люди не привыкли думать о плохом больше, чем о хорошем. - сказал Шепард. - И им влетит, то есть нагорит, то есть будет очень плохо во многих смыслах, возможно, даже в финансовых, если они не будут выдавать желаемое за действительное, держать марку фирмы и придавать уверенность там, где такой уверенности быть не может. Они ведь подтвердили, что удар астероида по планете уничтожит плоды многомесячного труда?
  - Да, а как вы... - удивлённый Найлус даже подался несколько вперёд со скамейки, не спуская взгляда с лица старпома.
  - Ну так я же тоже человек, а человек человека поймёт... интуитивно, что ли. Стандартная схема замыливания мозгов, своеобразная индоктринация, оболванивание, программирование. Без этой манипуляции ни кредитов не будет, ни рейтинга, ни одобрения акционеров. Ничего. - Шепард нашёл в своём инструментроне соответствующий файл - астероид ведь планируется всё равно вывести на геосинхронную орбиту после завершения всех работ по обустройству? Вот комментаторы и поддерживают веру слушателей в это. Мы, люди, никогда не верили, не верим и никогда не будем верить полностью тому, что говорится в новостях. Это всего лишь точка зрения представителей отдельной группы людей, не более того. И она не всегда является точкой зрения большинства людей.
  - Капитан. - в спикере проявился голос водителя. - На связи с нами некая Кейт Боуман. Она передала информацию о том, что три реактивных двигателя, как подтверждает диспетчерская служба района движения, действительно несут астероид прямиком на Терра Нову. Кейт очень настоятельно, я бы сказал - даже слишком настоятельно просит нас найти двигатели и отключить их.
  - Нервничают. - хмыкнул старпом.
  - Да, капитан. - подтвердил водитель. - При такой скорости - и синтеты Отряда это подтверждают - астероид столкнётся с планетой в течение ближайших четырёх часов.
  - Капитан. - в разговор вклинилась Оливия. - Я просмотрела все данные по этой женщине. Она, судя по ряду признаков, от кого-то прячется. В более ранних сообщениях, посланных ею по другим каналам, она утверждает, что некто "они" захватили астероид.
  - Придётся попрыгать. - Шепард связался с водителем челнока. - Равшан, как у нас с возможностью поддержать машину в беспосадочном режиме часа четыре?
  - Справимся, капитан. - водитель помедлил с ответом, видимо проверяя какие-то данные из систем челнока. - В большинстве случаев проблем быть не должно. Оружие машины приведено в боевую готовность, сэр.
  - Капитан, - снова вклинилась Оливия. - На связи с фрегатом - главный инженер астероида Х-57 Саймон Этвел. Текстово он сообщил, что ему удалось бежать от напавших на астероид батарианцев, пробраться в одну из станций управления двигателями. Пересылаю его прогноз по поводу столкновения астероида с планетой. - Мелодичный короткий сигнал инструментрона доложил о прибытии файла, сразу же просмотренного Шепардом. - Семья Саймона, в том числе дети и внуки - проживают на Терре Нове уже довольно давное. По собранным нами данным, выходит, что Саймон любит и уважает кварианцев, он нанял кварианских рабочих для осуществления горных работ на астероиде. Мы также узнали, что кварианцы в благодарность снаблиди Саймона многими техническими новинками и разработками.
  - Хорошо. Приземляемся неподалёку от первого реактивного двигателя. Машину не сажать на грунт, держать в метре от поверхности. Дальше к двигателю придётся идти пешком. Надо размяться, мы непозволительно мало двигаемся. - Шепард встал, проверил оружие. - Вперёд, десантируемся.
  Челнок на несколько десятков секунд зависает и один за другим члены группы высадки спрыгивают на поверхность астероида.
  - Хижина инженера, сэр. - сказал Найлус, поводя стволом винтовки. Сарен разложил снайперку и осматривал сквозь оптический прицел окрестности. - Наши пока не десантируются, но оружие челнока активировали. - турианец указал на второй челнок, зависший в двадцати метрах от поверхности астероида.
  - Осматриваем хижину инженера, коллеги. - распорядился Шепард, проверив уровень зарядов в магазине штурмовой винтовки. - Вперёд, бегом.
  - Заглянули называется. - пробурчал Сарен. - Сразу зашли и труп обнаружили. - он указал на тело мёртвого человека, оказавшегося инженером Менделем.
  - Найден набор инструментов с некоторым запасом омни-инструмента внутри, сэр. - доложил Найлус. - Что делать с телом, сэр?
  - Это - станция наблюдения номер три. Если я не ошибаюсь, инженеров здесь должно быть немало, во всяком случае - больше двух или даже больше трёх. Одного мы нашли. Уже мёртвого. - Шепард переговорил по кодированной аудиосвязи с Аленко. - Можем продвигаться к двигателю, нам пора начинать работать на опережение - время уходит. Аленко со своими людьми сделает всё, что надо, разведает дополнительно обстановку и примет необходимые меры. Вперёд, к двигателю! - Шепард первым покинул хижину инженера возле здания поста, получив сообщение от синтетов, что в здании поста наблюдения номер три никого из живых или мёртвых органиков или синтетов не найдено.
  - Капитан, у вас впереди при приближении к двигателю есть помеха. - в спикере снова проявился голос Оливии. - Под землёй террористы закопали шесть турелей. Даю координаты и план размещения. Данные уточнены - мы не стали давать предварительную информацию - стрелять по воздушным целям эти турели не могут - таковы их ограничения. Они опасны или для колёсных транспортов или для пеших групп. К тому же эти турели, как мы выяснили, активируются только при приближении к ним и сразу прячутся, если от них подальше отойти.
  - Снайперку по ним не применишь. - сказал Найлус.
  - Тоже верно, - Шепард замедлил шаг, осматривая окрестности через прицел штурмвинтовки. - Дальше, Оливи.
  - Итак, одна турель - высоко на скале справа от вашего курса продвижения к двигателю, четыре - расположены непосредственно вокруг двигателя и одна расположена слева от двигателя на удалении. Координаты приняты водителями челноков и введены в бортовое оружие машин. Мы также можем задействовать высокоточные турели фрегата и крейсера.
  - Только в крайнем случае, Оливи.
  - То же самое распорядился сделать и капитан Андерсон, сэр. Крейсер стрелять будет только в случае крайней необходимости.
  - Принято. Спасибо, Оливи. - Шепард ознакомился с план-схемой размещения турелей.
  - Капитан, турели появились и готовятся открыть огонь.
  - Водителям челноков - принять целеуказание по схеме "Танец-четыре". Атака! - приказал Шепард. Оба челнока, до того момента мирно дрейфовавшие на значительном удалении, быстро оказались впереди подходившей к двигателю пешей группы высадки.
  - Я у поста номер три, капитан. - доложил Аленко. - Вся группа со мной. Потерь нет, мы приняли все необходимые меры. Информация на Терру Нову о гибели инженера послана и принята вовремя. Нас просят сообщать о всех деталях по возможности.
  - По возможности будем сообщать. - Шепард наблюдал, как орудия челноков крошат рабочие органы и "стаканы" турелей. - Так и передайте.
  - Передано, капитан. Они поняли. - Аленко переключил каналы.
  - Капитан, турели уничтожены. - доложил водитель первого челнока. - Машины отходят на исходные позиции. Готовы к работе. Повреждений нет.
  - Добро. - старпом проводил взглядом юркие кораблики.
  Возле пышущего жаром реактивного двигателя находилось приземистое здание мини-базы.
  - Мини-база, капитан. Не пуста. - доложил Сарен. - Синтеты передали - там пять батарианцев-солдат, батарианец-снайпер, четыре боевых варрена. - турианец убрал в наспинные зажимы снайперку, взял поудобнее штурмвинтовку. - В помещении стрелять придётся на звук - энергию они капитально там вырубили, а тем более - освещение. - Артериус сверился с инструментроном. - Синтеты сообщили - батары выслали вперёд варренов.
  - Которые навяжут нам ближний бой. - подтвердил Шепард, ознакомившись с присланными с фрегат-крейсера файлами. - Вперёд, убьём этих четверых зубастиков. Основное внимание - снайперу. Затем по обстоятельствам.
  Варрены полегли от коротких трёхзарядных очередей сразу, едва в проём входного портала базы вошли Шепард и оба турианца. Явик держался в невидимости, так что его никто из террористов не смог ни найти, ни обнаружить. Снайпера уничтожили объединёнными усилиями оба турианца, в очередной раз подтвердив высокий уровень спецподготовки. Не помогли батарианцу ни четыре глаза, ни саботаж, позволяющий дистанционно перегревать оружие нападавших, ни маскировка. Явик в уничтожение варренов и снайпера не вмешивался. Пятерых батарианских солдат, лишившихся поддержки снайпера, уничтожили меньше чем за пять минут - достаточно было пробежаться по большинству небольших помещений мини-базы.
  - На второй этаж. Осторожно. - скомандовал Шепард, указав жестом направление движения. - Там - панель управления реактивным двигателем. Оливи.
  - Доберитесь до панели, капитан. Остальное я сделаю сама. Только доберитесь до панели. - повторила киборгесса, предвкушая возможность эффективно поработать над сложной задачей.
  - Выполняем. - Шепард жестами приказал турианцам подняться по лестнице и сам последовал за ними, стараясь быть как можно более тихим и малозаметным. - Панель - передо мной. - сказал Шепард, открывая дверь и входя в небольшую комнату.
  - Управление перехвачено, капитан. Три минуты.
  - Ждём. - старпом жестами распорядился проверить остальные комнаты на этаже и турианцы выскользнули из поста управления.
  - Чисто. - доложил Найлус, вернувшись в комнату с панелью.
  - У меня - тоже. Четыре-пять трупов, гражданские специалисты - наладчики, эксплуатационник, техник. Убиты профессионально. Быстро и тихо. - сказал Сарен.
  - На связи с фрегатом снова та самая Кейт Боуман, капитан. - сказала Оливия, не прерывая работу над перепрограммированием систем реактивного двигателя. - Утверждает, что на астероид напали батарианские экстремисты. Она сама не знает, почему они здесь, но видела, как они убивали многих из персонала. Очень боится быть обнаруженной и потому опасается долго и много говорить.
  - Ясно. - Шепард взглянул на часы. - Ждём.
  - Минута, капитан. - отозвалась киборгесса. - Всё. Теперь первый двигатель будет работать так, как должно. Ситуация уже начала меняться не в пользу батарианских экстремистов, сэр.
  - Спасибо, Оливи.
  - Докладываю, капитан. - на связь вышел Марк. - к мини-базе приблизился некий землянин. Пешком. Скрывается за ящиками, которые раскиданы у входа в мини-базу. По нашим данным - это тот самый главный инженер. Его нервы - на пределе. Мы не исключаем, что он начнёт стрелять, едва вы выйдете. Системы его скафандра не настолько совершенны, сканеров там точно нет. Связаться с ним не можем - он выключил станцию, видимо тоже опасается, что его батары вычислят.
  - Принято, Марк. Спасибо. - Шепард убедился, что разговор слышали оба турианца, обоснованно предполагая, что Явик слышал даже больше, а понял - ещё больше. - Спускаемся и выходим.
  Заряд из гражданского пистолета пролетел над головой Шепарда. Из-за ящиков появился человек:
  - Я вас спутал. С батарианцами. Капитан Шепард?
  - Он самый. - старпом кивнул, - А вы?
  - Саймон Этвел. - мужчина кивнул, не обратив особого внимания на вышедших следом рослых турианцев. - главный инженер. Отвечаю за всё это хозяйство на этом металлическом обломке. Мне удалось бежать и спрятаться на поверхности, шпионя за высадившимися батарианцами. - инженер пустился в недолгие пояснения относительно того, что может произойти, если астероид врежется в поверхность Терра-Новы. - Я очень обеспокоен судьбой трёх инженеров и Кейт Боуман.
  - Одного мы нашли, главный инженер. - сказал Сарен. - Это инженер Мендель.
  - Я так и знал. Станция наблюдения номер три? - уточнил глава инженерной службы.
  - Да. - подтвердил Сарен.
  - Аленко. - Шепард переключил каналы.
  - На связи, сэр. - откликнулся лейтенант.
  - Примите на борт челнока главного инженера. Пусть пока побудет у вас. Об экстремистах вам известно - спрятаться гражданскому здесь особо негде.
  - Будет исполнено, сэр. Мы на курсе, подлётное время - три минуты.
  - Подождём. - Шепард уже видел приближающийся челнок. Наконец главному инженеру помогли подняться на борт и Шепард взмахом руки разрешил водителю челнока увести машину от двигателя.
  - Параметры двигателя приведены в безопасные пределы, капитан. - доложил метрист с фрегат-крейсера. - Первый двигатель сделан недоступным для батарианцев.
  - Продвигаемся дальше. - сказал Шепард.
  - Капитан. - в спикере проявился голос Аленко. - главный инженер утверждает, что вторую станцию террористы окружили минным полем, пересечь которое можно только пешком - так налажена система. Инженер не может подтвердить это документально, но говорит, что именно так настраивали охранников террористы. Там вроде был некий Балак, которого все батары воспринимали как своего руководителя или главаря.
  - Ясно. Больше информации нет?
  - Есть, капитан. Инженер утверждает, что у Кейт Боуман здесь брат. И нигде его нет. Инженер опасается, что он рядом с сестрой.
  - Где же ему ещё быть. - проговорил Шепард. - До связи.
  - До связи, сэр. - Аленко переключил каналы.
  Второй реактивный двигатель находился к северу от первого и, если верить карте и плану, то дорога к нему пролегала между двух горных хребтов.
  - Грузимся в челнок. У нас поджимает время. - распорядился Шепард, делая отмашку водителю подлетавшей машины. - Быстрее. - он вскочил в проём двери и закрыл створку до половины. - Вперёд, осторожно. - распорядился старпом по спикеру.
  - Капитан, подтверждаю. Вокруг второй станции и второго двигателя установлены подземные мины. Глубина заложения - до полутора метров. Ставили из транспортных стаканов - быстро и надёжно. - уточнила вышедшая на связь киборгесса. - Мины позволяют калечить как колёсные, так и летающие транспортные средства, обладают функцией "лягушка", разлёт осколков - ..., поражающая способность для пехоты - ..., для техники - .... В целом - вот схема. Ситуация вокруг двигателя осложнена наличием нескольких батарианских стрелков-смертников - как солдат, так и ракетчиков, а также турелей, аналогичных тем, что уже вы видели - тяжёлых и маскирующихся.
  - Принято, Оливи. - Шепард проследил, чтобы все сокомандники получили файлы с картой и информационными материалами. - Снижайтесь, мы спрыгнем и пройдёмся. А вы пока займитесь турелями. - распорядился Шепард, открывая нижнюю створку. - Вперёд, коллеги. Перейдём минное поле пешком.
  Челнок уничтожил турели с большого расстояния, вызвав беспорядочную стрельбу солдат-батарианцев. Ракетчики - их было четверо - не сумели ничего сделать вёрткой машине, хотя пытались достать её согласованными пусками. Турели недолго горели, их обломки отметили безопасные места - там, где орудия настигли заряды пушек челнока, мины сдетонировали сами.
  Карта-схема, переданная синтетами, позволила избежать многих неприятностей - индикатор показал, что составлена она была с максимально возможной точностью. Легко уклоняясь от близкого подхода к очередной мине, Шепард методично расстреливал батарианских террористов. Легион ещё у первого двигателя решил усилить группу Аленко, поскольку туда был передан главный инженер Х-57.
  - Понаставили ящиков. - сказал Найлус.
  - В беспорядке. - подтвердил Сарен. - Но они стоят там, где мин явно нет. Конечно, идти, пользуясь картой, комфортно.
  - Хм. - Шепард подошёл к консоли, укреплённой рядом с консолью замка входа к станции. - Консоль отключения минного поля.
  - Отключение безопасно, капитан. Сюрпризов и подлянок нет. - подтвердила Оливия, снова вклинившись в разговор. - Мы проверили.
  - Тогда - отключаем. - сказал Шепард, переводя переключатель в неактивное положение. - Оливи, здесь механика.
  - Удар кулака в бронеперчатке гарантирует невозможность включения мин в боевой режим, капитан. - ровным голосом отметила киборгесса. - Полагаю, в данном случае это достаточная мера предосторожности.
  - Ладно. Так и сделаем. - Шепард ударом кулака разнёс пульт управления минным полем. - Теперь даже контакты соединить не получится. - сказал он, осмотрев результат своей работы. - Можем спокойно заниматься батарианцами.
  - У нас гости, капитан. Отряд батарианцев. - сказал Сарен. - Приближаются. Синтеты их видят, но не считают серьёзной и неожиданной угрозой.
  - Подтверждаю, капитан. - на связь вышел Легион. - Наблюдаю их с борта челнока-два. Значительной опасности не представляют. Три ракетчика.
  - Уничтожены. - Сарен опустил винтовку. - Остались пятеро батаров. Их можно снять тогда, когда они побегут на нас.
  Предположение Спектра-турианца оправдалось в полной мере - потеряв ракетчиков, батарианцы-пехотинцы кинулись в самоубийственную атаку. И сразу же были уничтожены короткими злыми трёхзарядными очередями из штурмовых винтовок.
  - Внутри станции - опять пять солдат -батарианцев и батарианец-инженер. Не снайпер - инженер. - уточнил Шепард, сверившись с полученными на инструментрон свежайшими данными с орбиты. - Он, оказывается, тоже любит саботаж, может перегревать оружие.
  - Не успеет. - сказал Сарен.
  - Кроме того, Оливи утверждает, что там нас ждут ракетные дроны, умеющие нападать на цели парами. Всего - до шести штук.
  - Уничтожим. - кратко резюмировал Найлус, вставляя в штурмовую винтовку магазин с бронебойно-зажигательными зарядами.
  - Тогда - вперёд.
  Появление группы Шепарда батарианские экстремисты ожидали заранее, успели подготовиться, но никакое ожидание, никакая подготовка им не помогла одержать победу над членами группы высадки с фрегат-крейсера. Инженер был убит первым, за ним ссыпались на пол первого этажа первые четыре дрона, успевшие выпустить только две ракеты, так и не попавшие в цели. Два других дрона, попытавшиеся атаковать турианцев, приблизившихся к лестнице, ведущей на второй этаж, были ссажены ещё быстрее - на этот раз турианцы были осторожны и не рвались подняться по трапам повыше, не проведя разведку и проверку пути.
  Панель управления двигателем находилась на втором этаже - стандартная планировка, стандартная компоновка.
  - Оливи, приводи второй двигатель в нужное состояние. - Шепард установил связь своего инструментрона с автоматикой пульта.
  - Приняла управление, капитан. - отозвалась киборгесса. - Здесь сложнее, применено дополнительное шифрование. Семь минут.
  - Принято. Действуй. - капитан жестом попросил турианцев осмотреть помещения второго этажа. Те вышли из поста управления в коридор.
  - Чисто, капитан. - в этот раз доложил только Сарен. - Большинство помещений пусты. Даже мебели и той нет.
  - Выполнено. - послышался аудиодоклад Оливии. - двигатель переведён в безопасный режим. Можно выходить из поста управления. Батарианцы ничего уже не смогут сделать. Разве что отключить двигатель совсем. Но это явно не входит в их планы. Им нужно столкновение.
  - Спускаемся. - распорядился Шепард. - и выходим. Нам нужно добраться до третьего двигателя.
  Турианцы первыми направились к лестнице. Явик всё это время оставался на первом этаже. В коротком сеансе аудиосвязи с Шепардом он пояснил, что так ему лучше будет организовывать прикрытие действий группы. Капитан согласился с мнением воина древней расы, молча подтвердив его право действовать и впредь таким образом.
  - Капитан, Кейт Боуман снова рискнула выйти на связь с фрегатом. Она сообщила, что батарианцы поняли - кто-то отключает двигатели, поэтому они вознамерились взорвать основной объект. - доложила Оливия. - Секунду. - киборгесса помедлила. - она обнаружена. Рядом её брат. Её обнаружил Балак. По схеме, по данным сканирования - он оттащил её от передатчика. Предполагаю, он попытается узнать... Секунду. Да, он требует от Кейт ответа на вопрос о том, кто именно отключает двигатели. Кейт... отказывается отвечать. Слышу выстрел. Боюсь, что брат Кейт застрелен. По схеме сканирования выходит, что это действительно так. Характеристики звука подтверждают мой вывод, капитан. Брат Кейт Боуман... погиб. - в голосе киборгессы не наблюдалось ни грана эмоций, но паузы свидетельствовали о том, что Оливия не слишком-то и равнодушно относится к складывающейся ситуации. - Балак распорядился, чтобы некий Чарн "разобрался с проблемой". Аудиозапись пересылать?
  - Не надо, Оливи. Всё кратко и по сути. - ответил старпом. - Стандартная схема действий. Даже где-то шаблонная. - он открыл створку внешней двери. - Выходим.
  - Капитан. - на связь вышел Марк. - В горах неподалёку расположена повреждённая башня связи. Мы попытались дистанционно её активировать. Полностью нам это не удалось сделать - не все системы запустились, но нам удалось получить координаты трёх так называемых исследовательских станций, станций наблюдения, на которых, вполне вероятно, и следует искать пропавших инженеров.
  - Принял, спасибо. - Шепард переслал полученные файлы всем сокомандникам. - Аленко, прими данные. Займись пока башней. Пусть главный инженер немного успокоится - его проблемой мы уже занимаемся. Попробуем спасти Кейт.
  - Принято, капитан. Выполняю. - доложил лейтенант. - Вылетели в направлении башни. Доклад по выполнению.
  - Добро. - Шепард принял очередную порцию файлов с фрегата. - Итак, по обновлённым данным, у нас впереди - последний, третий двигатель. Сложность в том, что нам нужно нейтрализовать всех террористов. Очень желательно главаря, этого самого Балака - захватить живьём. Думаю, для следователей Корпуса Спектров он будет ценным источником разнообразной информации. Отморозок ещё тот. Получит пожизненное, а потом - стенку. - Шепард закончил просмотр полученных данных. - Кроме пульта управления двигателем нам нужно будет зачистить главный комплекс инженерной службы. Именно там по данным наших синтетов и держат инженеров. Одного уже там убили - это брат нашей добровольной помощницы. Экстремисты будут убивать и дальше. Наша задача в этом случае - не дать им это сделать легко и просто. Вообще не дать им это сделать. - Шепард указал в сторону подлетавшего челнока. - Грузимся. Пока водитель уничтожает турели - мы разбираемся с внешней охраной третьего двигателя, если таковая будет. Если не будет - прорываемся внутрь здания поста управления третьим двигателем - там точно будут батарианцы, как и подтверждают наши синтеты. Похоже именно там нас ждёт некий Чарн, играющий роль основного помощника Балака. Разберёмся с ним и его сообщниками и переходим в главный комплекс инженерной службы. - Шепард говорил это уже стоя в салоне несущегося к месту расположения третьего двигателя челнока. - В главном комплексе наша задача - не дать нанести вред захваченным в заложники инженерам. Балака валить не наглухо, а просто обездвижить. Остальных можно валить наглухо.
  - Капитан, зона турелей. Открываю огонь. Держитесь за поручни, придётся потанцевать. - доложил водитель.
  - Принято. Готовы. - Шепард убедился, что сокомандники закрепились в салоне. - Начинайте.
  - Есть. - водитель за несколько десятков секунд уничтожил турели, окружившие третий двигатель.
  - Капитан, на каналах связи экстремистов слышны вопли возмущения. - доложила Оливия.
  - Ну им же это не нравится. Стрельбы нет? По заложникам. - уточнил Шепард.
  - Не фиксируем. - чисто по-машинному отозвалась киборгесса.
  - Ясно. Выгружаемся, зачищаем внутренности поста управления двигателями. Чарна можно тоже взять живьем. Заберём потом, когда разберёмся с Балаком и его охраной. - сказал Шепард, прыгая на поверхность астероида и давая водителю отмашку, чтобы он отвёл машину на позицию ожидания.
  - Снова батарианцы и варрены. - недовольно пробурчал Сарен. - Эти зубастики уже напрягать начинают. - турианец перезарядил штурмовую винтовку. - Готов. Знаю о трёх пехотинцах, двух ракетчиках и четырёх варренах. Слабовато что-то для периметра охраны главаря.
  - Они охраняют двигатель, а не главаря, Сар. - уточнил Шепард. - Входим.
  Варрены полегли первыми, за ними осыпались на землю обугленные тела ракетчиков. Трое пехотинцев даже не успели разрядить по врагам полмагазина, как были застрелены точными трёхзарядными очередями из штурмвинтовок. Опасаясь появления ракетных дронов, турианцы взошли на второй этаж и сразу придирчиво проверили все помещения.
  - Чисто. Пульт цел и исправен. - доложил с молчаливого согласия Сарена Найлус.
  - Принято. - Шепард переместился в комнату пультовой. - Оливи, я рядом с пультом. Принимай управление.
  - Приняла. Усиленное шифрование. Восемь минут.
  - Ясно. - Шепард посмотрел на Чарна, которого оба турианца втолкнули в комнату пультовой. - У нас тут есть с кем пока побеседовать.
  Оливия промолчала, погрузившись в работу.
  - Итак, Чарн. Батарианец, второй командующий офицер после Ка'Хирала Балака. Вместе с ним осуществляет руководство группой, которая высадилась и захватила астероид Х-57. Причину высадки назовёте сами или мне назвать? - Шепард спокойно посмотрел на рот Чарна, игнорируя все четыре глаза батарианца. - Меня, кстати, не смущает ваша четырехглазость, Чарн. Так как?
  - Мы планировали лишь быстрый и эффективный захват ресурсов и рабов на астероиде. - выплюнул батарианец, явно раздосадованный тем, что он оказался в плену у тех, кого должен был уничтожить. - Но приход Ка'Хирала Балака изменил всю миссию.
  - Ка'Хирал Балак пожелал сделать миссию... более масштабной. - уточнил Шепард, не двигаясь с места, хотя после слова "рабов" ему очень хотелось прибить батарианского экстремиста просто ударом кулака по его четырёхглазой голове.
  - Можно и так сказать. Я уже лично ничего не жду от этой миссии. Мы готовились к другому, поэтому хотели только тихо уйти. А потом появились вы, убили моих сподвижников, с которыми я долго работал и которых готовил, захватили меня. Я даже не успел начать переговоры...
  - Переговоры с экстремистами и террористами Альянс уже не ведёт. Альянс Систем находится в состоянии мобилизации. Согласно закону в этот период, который согласно законодательству многих стран, входящих в Альянс, является также угрожаемым периодом, переговоры с экстремистами и террористами не ведутся ни в каких случаях.
  - Вот вот. - ответил Чарн. - Я и мои люди подписались только на захват рабов, а не на уничтожение колонии, но Балак... Он страшен даже для нас, привыкших к риску и крови. Это... как вы, люди, иногда говорите, полный ... отмо... отморо... отморозок, вот.
  - Давно рабом не были, Чарн? - неожиданно спросил Шепард.
  - Никогда... не был... - во взгляде батарианца появилось изумление, смешанное с непониманием. - Нашу расу многие считают расой, основанной на рабовладении... Но рабов батарианцев у нас нет. Во всяком случае мне о таких случаях ничего неизвестно.
  - Найлус, обеспечьте нашему собеседнику возможность отдохнуть. Самым естественным образом. - распорядился Шепард, потеряв интерес к Чарну и слыша мелодичный сигнал, извещавший о том, что Оливия привела двигатель в порядок. - Сарен, обыщите этого соню. - добавил старпом. - Нам нужен пропуск в основной комплекс. Не хочу взрывать или взламывать двери - людям здесь ещё работать и работать. Пока будет у них такая возможность.
  - Выполнено. - турианец-Спектр передал старпому карточку-пропуск. - Спит надёжно и спокойно.
  - Двигатель приведён в нормативное состояние, капитан. - на связь наконец вышла Оливия. - Мы видим вы кого-то там усыпили на время?
  - Это батарианец, заместитель Балака. Зовут Чарн. Пересылаю данные. - кратко ответил старпом, нажав несколько сенсоров на клавиатуре своего инструментрона.
  - Приняла. Остальные отмечены нами как мёртвые.
  - Подтверждаю. - сказал Шепард. - Мы не стали оставлять в живых сообщников Чарна. Он нам нужен живым и сейчас мы займёмся Балаком. Надо завершать эту затянувшуюся миссию.
  - Курс астероида Х-57 выправлен. Он уходит в сторону от планеты. Станции диспетчерской службы принимают всю требующуюся информацию. На фрегат и крейсер поступают сотни радиоблагодарностей - мы не включаем видеоканалы связи, капитан. - доложила киборгесса.
  - Похоже, Балак проиграл. - сказал Сарен.
  - И теперь постарается подороже продать свою никчемную жизнь. - подтвердил Найлус.
  - Всё равно. Главное - инженеры и захват живым этого Балака. - сказал Шепард. - Спускаемся и выходим.
  Перед выходом, почти на пороге шлюза на инструменрон Шепарда поступило текстовое сообщение от водителя челнока. Он, как оказалось, успел уничтожить все шесть турелей, охранявших периметр главного инженерного комплекса астероида Х-57 и проследить за работой группы Аленко - те уже активировали антенну и нашли подходы к станциям наблюдения.
  - Ожидают команды, капитан. - сказал водитель, выйдя на связь с Шепардом по аудиоканалу после получения квитанции с разрешением на контакт. - Может, и лучше будет им разобраться с инженерами.
  - Аленко.
  - На связи, капитан. - отозвался лейтенант. - Мы уже знаем что и где. Синтеты подтвердили и уточнили наши данные. Оба инженера мертвы. Главный инженер настаивает на том, чтобы мы обнаружили и вывезли их тела.
  - Займитесь этим, лейтенант. Передайте на фрегат просьбу прислать челнок для переправки тел погибших инженеров на Терра-Нову.
  - Есть, капитан. Приступаю к выполнению. - Аленко переключил каналы связи.
  - Внутри комплекса - куча батаров, несколько летающих ракетных и летающих дронов со стандартными штурмвинтовками. - доложил Найлус, уже связавшийся с Оливией и получивший уточненные данные. - Балак держит инженеров - среди которых и та самая наша добровольная помощница - в заложниках. В камере-кладовке, куда он их поместил, расположены по данным наших синтетов большие заряды взрывчатых веществ. Словом... он решил пойти до конца. Но, скорее всего, как утверждает Марк и подтверждает Легион, зарядов хватит только для уничтожения инженеров-заложников. А их там пятеро, включая нашу помощницу. Похоже, Балак не является самоубийцей, хотя знает, что его затея с атакой Терра-Новы астероидом провалилась.
  - Выходим. - Шепард переступил порог шлюза. - И бегом к двери главного комплекса. Уничтожить всех кроме Балака. Балака обездвижить. И не дать ему подорвать заряды. Уничтожать цели в порядке уменьшения уровня опасности.
  - Есть, капитан. - оба турианца перезарядили винтовки свежими магазинами. - Готовы. - они остановились по разные стороны от двери в главный комплекс, давая возможность старпому вставить карточку-пропуск, изьятую у Чарна. - Зелёный.
  - Входим. - Шепард первым переступил порог. Полтора десятка батаров были нашинкованы зарядами за считанные десятки секунд - турианцы показали высочайший класс стрелковой подготовки. Ракетные и пехотные летающие дроны ссыпались на плиты пола первого этажа дождём - их было тоже почти десяток.
  - Прекратите. - из за ящиков показался Балак. В руке он держал пульт. - Прекратите стрелять.
  - Раскомандовался. - Сарен спустил курок и игла впилась Балаку точно в мягкую манжету, прикрывавшую сочленение. Батарианец без звука мгновенно свалился кулём на пол и сразу уснул. - Сделано, капитан. Пикнуть успел - нажать кнопку не успел. - Турианец сместился к лежавшему навзничь главарю террористов, спеленал его обездвиживателями и вынул из полусжатых пальцев цилиндрик взрывателя. - Стандартная модель. Много о себе возомнил, четырёхглазый.
  - Проверьте инженеров, коллеги. - Шепард нажал клавишу инструментрона. - Аленко, доклад.
  - Мы закончили, капитан. - откликнулся лейтенант. - Инженер Монтойя найден недалеко от главного комплекса, возле малого поста наблюдения. Он знал об уязвимости своего убежища и попытался защититься от напавших на него батарианцев охранными дронами. Тело Монтойи найдено было в трёх сотнях метров от поста наблюдения - он, по всей видимости, попытался убежать от батарианцев, но был застрелен из снайперской винтовки. Инженер Хаймес была найдена внутри радорубки резервного поста связи астероида. Дверь поста взорвана кольцевым зарядом взрывчатки, сама инженер погибла от взрыва - батары переборщили. Происшедшее подтверждает последняя, так и неотправленная в эфир запись - согласно ей Хаймес попыталась запереться от батарианцев внутри поста, но на взрывчатку она явно не рассчитывала. Кроме того, инженер Этвелл нашёл в радиорубке тайник связистов, в котором были записи о судьбе как инженера Менделя, так и инженера Сладжса. Мы нашли тело инженера Сладжса у разбитого М29 "Гризли". На месте гибели инженера мы нашли его набор инструментов. Легион утверждает после общения с Марком и Оливией, что Сладжс был вынужден покинуть подбитый загоревшийся транспортёр и был застрелен, едва только вышел наружу. Застрелен батарианцами из штурмовых винтовок. В упор. Главный инженер даже не знал о том, что Сладжс пропал. Не было никаких данных об этом. Никаких, капитан.
  - Тела? - спросил Шепард.
  - Запаковали. Ждём челнок с фрегат-крейсера, сэр. Главный инженер сопроводит их на Терру-Нову.
  - Добро. По выполнении - доклад.
  - Есть, капитан. - Аленко переключил каналы.
  - Капитан. - к Шепарду подошёл Найлус. - пришёл запрос от главного инженера Саймона. Он просит уточнить результат... как он выразился... вмешательства в главный комплекс.
  - Сообщите ему тоже в текстовом режиме, что все террористы, которые высадились на астероид, за исключением главаря и его помощника - уничтожены. И ещё... если будет предлагать какую-либо награду - откажитесь.
  - Да, капитан. - турианец отошёл, раскрывая инструментрон и начиная набирать текст.
  - Капитан, к вам - Кейт Боуман. - подошёл Сарен, сопровождаемый двумя женщинами и тремя мужчинами. - Это - та молодая леди. - уточнил Спектр.
  - Вы - Шепард? - девушка приблизилась, остановилась, внимательно разглядывая старпома. - Я могла бы и не спрашивать. Просто... Это так неожиданно. Мы были перепуганы, нас заперли в этой комнате, заполненной взрывчаткой... Мы приготовились к смерти, капитан... И очень, очень благодарны вам за наше спасение. Это правда, что все, кроме двух главарей... мертвы?!
  - Правда. - подтвердил Шепард.
  - Их ждёт суд?
  - Мы передадим их на Цитадель. В распоряжение Корпуса Спектров. А там будут решать уже сотрудники Корпуса. В соответствии с Законом. - уточнил Шепард.
  - Капитан, на связи - главный инженер. Он... он не находит слов. - уточнила киборгесса. - Он полагал, непонятно, правда, по каким причинам, что вы... что вы упустите или отпустите Балака. Я не совсем поняла его сбивчивые пояснения, капитан. А потом... потом он сказал, что если бы вы допустили взрыв в комнате, где заперли его коллег... он обвинил бы вас в их гибели. Но вы... как он выразился, совершили невозможное - захватили главарей террористов и сохранили жизни его коллегам. Он благодарен вам, капитан, всей группе высадки. И обещает, что о вашей столь эффективной работе и о её впечатляющих позитивных результатах... Да, да, так он именно и сказал, будет знать каждый житель Терра Новы. Довольно скоро, как он уточнил, капитан.
  - Спасибо, Оливи. Сами ответьте на его спич, пожалуйста. У нас тут - тело брата одного из инженеров. Его застрелил лично Балак и это ему будет засчитано в вину. - уточнил Шепард.
  - Мы можем направить челнок, куда погрузили тела найденных инженеров к вам, капитан. - Оливия, видимо, сверилась с экранами и посовещалась со своими коллегами-синтетами. - Подтверждаю, мы направляем челнок к вам. Там трое десантников-полисменов из состава дежурной группы быстрого реагирования и инженер Саймон. Полагаю, будет лучше, если они все временно переедут на планету с астероида. По ряду причин, капитан.
  - Согласен. - Шепард знаками распорядился и Найлус ушёл встречать прибывающий челнок. - Пусть будет так. - он переключил каналы. - Сарен, заберите помощника Балака из здания поста. Доставьте его сюда. Пусть эту парочку доставят на "Волгу". И поместят в одиночные камеры.
  Спектр кивнул и направился к выходу. На инструментрон старпома через четверть часа поступило сообщение, что с "Волги" прибыл челнок с четвёркой десантников и обоих батарианцев отправили на борт крейсера под конвоем. Сарен, вернувшись, уточнил в своём докладе только некоторые детали.
  
  Тело брата Кейт Боуман было погружено на борт прибывшего челнока и сама Кейт, конечно же, пожелала сопроводить его на Терру Нову. Инженер Саймон теперь уже лично поблагодарил обоих турианцев и Шепарда, но о награде - ни денежной ни материальной уже не вспоминал - Оливия провела "разъяснительную работу" очень качественно.
  - Не понимаю, капитан. - садясь в прибывший челнок, сказал Найлус. - То есть я, конечно, в общих чертах понимаю, но... Терра-нововцы планируют большие праздники по случаю своего избавления от гибели в результате падения астероида. Ведь ещё даже года не прошло.
  - Им надо снять стресс. Нешуточный стресс, Найлус. - Шепард пристегнулся к креслу, перезарядил винтовку, поставил её на предохранитель. - Они - люди в большинстве своём гражданские. И сегодня фактически - день их второго рождения. Они чудом избежали гибели. Чем не повод расслабиться и попраздновать?
  - Может быть, капитан, может быть. - Найлус сел поудобнее, отметив, что челнок взял курс на фрегат. - Возвращаемся?
  - Ага. - кивнул старпом. - Похоже, наша насыщенная событиями командировка на Х-57 завершилась. Может быть - даже завершилась успешно. Хотя... Это ещё как посмотреть. Батарианцы - та ещё проблема, коллеги.
  Дорога до фрегат-крейсера заняла меньше получаса - водитель гнал машину по кратчайшему пути. Доложив результаты миссии командиру корабля, Шепард получил разрешение отдыхать и вернулся в каюту. Информационные агенства Цитадели уже вовсю сообщали о разрешении кризиса на Терра-Нове и о том, что жители планеты празднуют с размахом день своего избавления от угрозы гибели.
  Инструментрон старпома тихо тренькнул, извещая владельца о приходе письма. На экранчике светился значок "личное" и код адресата - той самой Кейт Боуман. Шепард уже слышал, как об этой храброй девушке-инженере говорили в местных планетных новостях, слышал и её речь, в которой она высоко оценила подвиг солдат Альянса, спасших её и её коллег-инженеров от верной гибели.
  Прочитав письмо, старпом отправил его в архив инструментрона, переоделся и направился в столовую. Руперт Гарднер поставил перед Шепардом двойные порции полного обеда и Спектр не стал отказываться - после такой работы следовало хорошо подкрепить силы. Командировка на Х-57 завершилась и теперь можно было ненадолго обратиться к воспоминаниям и размышлениям.
  - Внимание по кораблю. Отряд направляется в Скопление Вояджера. Перегон займёт двенадцать часов, в связи с чем разрешается использовать ночной график отдыха. - ожили динамики громкой связи. - Корабли покидают скопление Исхода.
  
  Размышления Шепарда
  
  Атака Крейсера Коллекционеров. Крейсер жуков не смог нанести существенный урон двум кораблям Отряда. Завис. Отключился. И допустил десант на борт. Десант, в состав которого вошли и Оливия и Дженнифер. Дженни получила возможность опробовать свою биотику в боевых условиях, в условиях полного боевого контакта. Её мощь впечатлила тогда нормандовцев и наблюдавших за происходившим на борту зависшего крейсера Коллекционеров волговцев. Это, как оказалось, был тот самый крейсер, который бежал с Горизонта.
  Сложно было осознать, что Коллекционеры уже нацелились на Землю. Очень сложно было это осознать. И тем более была важна победа над командиром крейсера - Генералом Коллекционеров. После гибели этого жука крейсер полностью перешёл под власть и управление новых хозяев. Став крупнейшим трофеем не только для Отряда, но и для всех рас Пространства Млечного Пути. Конечно же, пленный крейсер отвели к Марсу. Там его изучат и введут в строй. Уже как корабль, воюющий на стороне разумных органиков Млечного Пути. Воюющий против своих уже бывших хозяев.
  Коллекционеры тогда попытались атаковать станцию "Омега", но потерпели сокрушительное поражение - туда мигом подтянулись имперские флоты и даже особого вмешательства "Волги" и "Нормандии" не потребовалось. Тогда крейсера Коллекционеров пошли через многие другие ретрансляторы, но все их попытки собрать богатый урожай пленников натыкались на обновлённые системы планетной и колониальной противокосмической обороны и героизм и слаженность наземных отрядов Ополчения и отрядов Сопротивления. Как сказал классик, в борьбе обретёшь ты право своё.
  Когда пленённый крейсер Коллекционеров, а точнее - чуть модернизированный протеанский крейсер увели под конвоем к Марсианским Стапелям, у Шепарда выдались несколько часов, которые он, конечно же, провёл рядом и вместе со Светланой. Как она играла на рояле... А потом они молчали. Слова не были нужны. Их, слов, возможности, оказались просто катастрофически бедны для выражения того океана чувств и эмоций, который тогда объединял Шепарда и Стрельцову. Двух любящих друг друга людей, ждущих рождения своих первенцев, своих детей. Знающих о том, что впереди война, впереди боль, слёзы и потери.
  Контрольное, в значительной степени - ознакомительное посещение окрестностей "Омеги-четвёртой". Разговор старпома и командира о заретрансляторной станции "Цербера".
  
  Нейтрализация проекта "Властелин", предусматривавшего прямой мысленный контакт между человеком и гетом. Человеком и машиной. Тогда пришлось сделать всё, чтобы вирус не ушёл за пределы планеты. Кайден Аленко после артобстрела критических точек инфраструктуры проекта "Властелин" изъял с планеты обоих братьев. Пострадавшего младшего отправили на Грисом, а старшего отправили в тюремную камеру на Цитадель. Там им занялись Спектры-следователи.
  Тогда было предложено создать Пресс-Центр Отряда. Поскольку, как справедливо отметили отрядовцы, следует самим давать информацию о себе.
  Неоднозначно воспринимал старпом и операцию на Станции Еретиков. Да, гетов-еретиков пришлось не уничтожать, а переписывать, используя мощь передатчиков станции, используя все наличествующие станционные ресурсы.
  Тали была недовольна - её право. Шепард ей попытался на простых примерах показать, что нет желанной для кварианки стабильности, нет и не будет. Она не поняла, осталась при своём мнении. Позиция младшей Зоры была понятна, но... неприемлема. Кварианка просто пыталась неосознанно, может быть, в очередной раз увильнуть от расовой ответственности за ненадлежащее внимание к порождению новой расы.
  Чаквас была недовольна - ей прибавилось работы, лёгкие травмы, ранения. Хорошо, что обошлось без тяжёлых повреждений. Пришлось успокаивать Светлану, действительно не слезавшую с каналов связи между крейсером и фрегат-крейсером. Волновалась Света, конечно, обоснованно. Не всё на станции получилось сделать мягко и безопасно.
  Сложной для отрядовцев миссией была миссия с Джейкобом. Шепард дорого бы дал, чтобы не контактировать с этим качком вообще - ни персонально, ни в составе группы высадки. Этот церберовец Джону не нравился. С ним ещё предстояло разбираться в дальнейшем и эти разбирательства, пусть и планируемые, уже сейчас Шепарду не нравились ещё больше, чем объект этих разбирательств - церберовец Джейкоб Тейлор.
  На этом, собственно, закончились часы воспоминаний. Шепард вернулся к работе. Теперь предстояло меньше размышлять о далёком прошлом, больше уделять внимания анализу и обдумыванию результатов и событий недавнего прошлого. Чем и планировал старпом заниматься в свободное время.
  
  Работа кораблей отряда в Скоплении Вояджера
  
  Выспавшись за восемь часов, Шепард проснулся отдохнувшим и полным сил. Отряд как раз входил через ретранслятор в систему Колумбия - среднюю систему, располагавшую четырьмя планетами и двумя поясами астероидов. Информационный экран, автоматически включившийся в каюте, предупреждал членов экипажей и команд кораблей Отряда о том, что в системе отмечена заметная активность кораблей и станций "Цербера", в связи с чем предполагалось прохождение в полузакрытом режиме связи. Синтеты Отряда уже включили фильтрацию и защиту каналов, взяли под контроль аудио и видеообмен, подключили дополнительные файерволлы и брандмауэры.
  Планета Громар - скалистая, земного типа, с крайне разреженной атмосферой, состоящей из криптона и ксенона. Её холодная поверхность состояла, по данным сканирования, большей частью из меди, встречались залежи кальция. До момента начала экспансии сил Альянса Систем в скопление Вояджера, на Громаре располагалась одна из частей турианского интерферометрического телескопа, соединённая через цепь дорогостоящих коммуникационных сверхсветовых буёв со второй частью телескопа, расположенной в скоплении Беты Аттики. В паре обе эти части составляли виртуальную "линзу", эффективная величина апертуры которой была равна нескольким тысячам световых лет - собственно, это и было расстояние, отделявшее две части друг от друга. Столь большой и своеобразный телескоп позволил турианцам составить очень точную карту систем Термина.
  На кораблях Отряда продолжалась обычная, по большей части - рутинная работа. Инженер Адамс с помощью зондов изъял с Громара очередной найденный в ходе сканирования планеты жетон Лиги Единения, который был передан в распоряжение Мордина Солуса. Профессор был рад получить очередной артефакт для исследований и сразу забрал жетон к себе в лабораторию.
  Через полтора часа Отряд уже подходил к Онтаэтру - необычно крупной ледяной планете, ядро которой по подтверждённому двойному - дальнему и ближнему сканированию состояло из силикатов и лёгких металлов. Планета располагала также крайне разреженной атмосферой, состоявшей из криптона и ксенона. Кора планеты состояла большей частью из водяного льда. Ледяные пласты Онтаэтра имели отчётливые следы разломов и повторного замерзания с центром, располагавшемся в районе массивного кратера неподалёку от южного полюса.
  Синтеты, продолжавшие прочёсывать Экстранет, нашли информацию, отнесённую ими к разряду слухов: во времена, предшествовавшие империи протеан, корабль протеан потерпел крушение, пробив кору планеты. Предполагалось потому, что он, этот корабль, по-прежнему находится в центре планеты, являсь причиной её необычной большой массы. Тщательное измерение гравитационного поля планеты, осуществлённое специалистами нескольких рас Пространства Цитадели со спутников, между тем показало, что ядро планеты не имело никаких аномалий. В процессе проведения углублённого сканирования планеты специалистами Отряда было обнаружено новое месторождение редкоземельного элемента - самария. Информация о находке была передана в общий доступ - упускать такой ресурс перед Вторжением Жнецов было бы крайне неразумно.
  - Капитан, вы читали сводку синтетов? - Явик по аудиоканалу спикера связался с Шепардом, когда тот вернулся к себе в каюту после завтрака. - Они там нашли слухи о протеанском корабле в центре планеты.
  - Читал, Явик. Не знаю, как к этому следует относиться. - ответил Шепард, просматривая отчёты специалистов БИЦ - приближалось время старпомовской вахты. - Есть уточнения?
  - Нет. Собственно, на вашем уровне развития обнаружить наш корабль, который засел бы в ядре планеты... представляет собой нетривиальную задачу. Короче, сейчас никто из рас пространства Млечного Пути не располагает техникой и технологией, а также всеми сопутствующими необходимыми ресурсами, чтобы окончательно подтвердить или опровергнуть факт присутствия нашего корабля в ядре этой планеты, капитан. - стрекочущий со скрежещущими нотками голос протеанина указывал на то, что воин древней расы с трудом удерживается от более крепких выражений и особенно - от своей коронной фразы "Примитивы". - Я также не буду подтверждать или опровергать этот факт, отнеся обнаруженную информацию к разряду допустимых досужих вымыслов.
  - Может быть, может быть, Явик. - Шепард встал, прошёлся по каюте, посмотрел на аквариум с рыбками - средство для успокоения нервов и расслабления глаз. Автокормушка выбросила в воду порцию корма и рыбы рванулись к поверхности, стремясь забрать побольше крошек. - Сейчас как-то не до этого, Яв.
  - Понимаю. Вторжение Жнецов - императивный приоритет. - Явик успокоился и говорил почти без стрёкота. - Ладно, Джон. Простите за радиовторжение.
  - Ничего. - старпом вернулся к столу, сел в кресло. - Система довольно большая. У меня такое ощущение, что предстоят ещё несколько высадок и нам снова придётся стрелять.
  - Наверное, капитан. У меня такое же ощущение. - Явик переключил каналы и Шепард вернулся к изучению отчётов.
  Неферон - бесплодная вулканическая планета земного типа, атмосфера которой состояла из углекислого газа и криптона. Поверхность имела высокое содержание натрия, встречались залежи магния. За исключением геологических достопримечательностей, среди которых первенствовали впечатляющие вулканы, эта пустынная планета не представляла интереса. Шепард отметил, что в отчёте синтетов Отряда по Неферону прямо указывалось на странность - информация о планете в астробазе данных Пространства Цитадели была необычно скудной. Через считанные десятки минут на инструментроне старпома зажёгся оранжевый маячок, привлекавший внимание значком "Опасность. "Цербер"".
  - Шепард, ваша старпомовская вахта переносится. - на связь со своим помощником вышел капитан Андерсон. - Неферон - шкатулка с двойным дном. Уже дальнее сканирование показывает - этой планетой придётся заниматься вплотную. Я собираю совещание, после которого вам следует подготовиться к высадке полным составом группы. Совещание - через пятнадцать минут. Готовьтесь к высадке. Жду вас в своей каюте.
  - Есть, командир. - отправив стандартную квитанцию в получении официального вызова, Шепард проверил оружие и оборудование, перезарядил аптечки скафандра и перезаправил баллоны резервного питания - кислорода и питательных смесей. На этом подготовка к высадке для него заканчивалась.
  Спустя тринадцать минут старпом уже входил в каюту командира корабля. Там находились практически все офицеры, включая Чаквас и Адамса.
  - Коллеги, ситуация, прямо скажу, серьёзная. - начал Андерсон без предисловий. - Неферон не просто так кратко охарактеризован в Основной Астробазе данных Пространства Млечного Пути. Это - место расположения главной базы Цербера. Одной из первых центральных баз этой проблемной организации. Сейчас, как вы знаете, Цербер применяет сетевую структуру, поэтому главной базы вроде как и не существует. Точнее - она есть, но она меняет своё местоположение в постоянном режиме. Сегодня это - станция, завтра - подземная база, послезавтра - какой-нибудь крейсер. В нашу сегодняшнюю задачу не входит поиск главной базы Цербера и какие-либо операции с этой базой. В нашу задачу входит проблема, называемая просто и чётко - адмирал Кахоку. - на настенном экране проявился официальный портрет высшего офицера. - Всем вам так или иначе известно, что адмирал исчез. И, к сожалению, нам выпала... не знаю как даже сказать... словом, в результате сканирования планеты Неферон мы нашли признаки тела адмирала. Потому у нас теперь есть устойчивые данные, что адмирал был захвачен сотрудниками Цербера, привезён сюда и подвергнут пыткам и издевательствам. Самого тела адмирала на планете Неферон мы не обнаружили, но сканирование накопителей, выполненное в предварительном режиме, дало нам указание на планету Бинту. Это - в соседней звёздной системе. Не исключено, что адмирал находится там. Или..., - Андерсон помедлил несколько секунд, - скорее всего его тело, мёртвое тело находится там. Пройти мимо такого факта мы не можем. Поэтому я распорядился провести самое глубокое сканирование планеты Неферон. На ваши инструментроны переданы собранные в результате обследования данные. Все, какие только мы смогли найти и обосновать. - Андерсон несколько минут молчал, давая возможность офицерам корабля ознакомиться с пересланными на их инструментроны файлами. - Наша первая задача и сложна и проста - выяснить детали, связанные с этими "псами Аида", церберовцами. Нам нужна информация по этому гнезду порока. Нам нужно убедиться, что адмирала на этой планете нет. И подготовиться к атаке на Бинту, где, скорее всего, находится его тело. На планете Неферон также обнаружены следы турианского присутствия, месторождения ценных полезных ископаемых, очередной зонд, на борту которого в грузовом отсеке найдены улучшения брони и оружия. Есть труп саларианца, при котором находится жетон Лиги Единения. Всё это можно обследовать потом, когда группа высадки, на этот раз - полного состава и с тяжёлым вооружением - разберётся с подземной базой Цербера. Шепард, я направил вам на инструментрон спецпакет файлов. Лейтенант Аленко - часть этих файлов - ваша. Часть файлов вашего комплекта в изменённом виде переслана капралу Дженкинсу. В этот раз предстоит боестолкновение с элитными бойцами "Цербера" - коммандос и снайперами. Так что приказываю не церемониться и стрелять исключительно на поражение. Явик, по возможности организуйте потрошение мозгов этих сотрудников и охранников базы.
  - Хорошо, командир. - протеанин кивнул, просматривая на инструментроне пересланные ему файлы. - Организую.
  - Я говорю о полном составе группы, значит - без синтетов и без Дженнифер. И без Грюнта. Поясню почему так. - сказал Андерсон. - Это - одна из центральных баз "Цербера". Я знаю, что Легион желает принять участие в высадке. Знаю, что того же хотят и Грюнт и Дженни, а также Оливия. И считаю, что все они в этот раз составят резервную вторую группу высадки, находясь в готовности к немедленному десантированию на планету. Предполагаю, что при атаке на главную базу потребуется снять информацию со множества накопителей. Поэтому вторая группа может, при возникновении необходимости, высадиться на планету сразу, как только первая группа зачистит комплекс от большинства обороняющихся. Специалисты БИЦ фрегат-крейсера готовы накрыть район размещения старой главной базы "Цербера" сплошным полем изоляции и организовать многоканальный забор информации с расположенных на базе накопителей. Синтеты предупреждены и готовы к усиленному варианту работы. Церберовцы, как мы предполагаем, будут стремиться защищать базу до последнего, поэтому группе высадки - особый приказ. Не допустить уничтожения накопителей информации или подрыва базы. "Волга" будет держать планету под своим контролем в режиме пограничной изоляции, в случае необходимости на поверхность будут в экстренном режиме брошены десантные подразделения крейсера. Они, вне всякого сомнения, окажут нам существенную помощь, но и мы не можем допускать ошибок и просчётов. Информацию вы все получили. Через полчаса - высадка. Прошу подготовиться. Все свободны.
  Шепард традиционно задержался в каюте командира. Андерсон спокойно отнёсся к присутствию своего первого помощника и, пройдясь по кругу, остановился у кресла, в котором сидел Джон.
  - Кахоку мёртв. Это означает, что "Цербер" вырезает наиболее сильных и ценных, цельных людей. Перестав быть человеческой организацией, он теперь стремится предельно сильно и быстро ослабить людей. Изымает из их рядов самых лучших. Я знаю, что провёл совещание не лучшим образом, Джон. Путано, нечётко. Но Кахоку... мне очень дорог. Я... не знаю, имею ли я право так говорить теперь и сейчас, но я учился у него. Учился неявно, даже не заочно. Просто много слышал, читал и общался с теми, кто его хорошо знал. А это всё влияло на меня. Формировало меня. Воспитывало меня. Помогало мне стать тем, кем я стал. - Андерсон сделал короткую паузу. - Я знаю, что на Бинту нам, Отрядовцам, тоже будет нелегко. Если "Цербер" перешёл к фронтальным методам противостояния - он будет делать всё, что угодно, чтобы выстоять и победить. Это означает, что он окончательно стал на сторону Жнецов. Которые только только начинают придвигаться к пространству Млечного Пути. А нас, людей, уже колотит, потому что их присутствие уже ощущается нами слишком отчётливо. Потому что их агенты - среди нас. И этих агентов - много. И они - сильны. - новая короткая пауза. - Я не склонен недооценивать врага, Джон. "Цербер" - это идея. Идея - это идеологическая обработка. Идеологическая обработка - индоктринация. Индоктринация - влияние. Влияние - подчинение. Подчинение - обезличивание, обезволивание, манипулирование. А потом, в финале - паста. И получается, что мы, обычные люди, сами виноваты в своих проблемах, сами виновны в своих ошибках. Так всегда было, но не всегда мы должным образом задумывались о том, что кто-то нами манипулирует. Кто-то искусно делает так, что мы не задумываемся над сутью и последствиями своих деяний - будь то слова или действия. Войдя в эту систему... мы, Отрядовцы, приблизились к водоразделу, Джон. А впереди у нас - Батарианская Гегемония. После скопления Вояджера мы пойдём в Сигму Близнецов, затем - заглянем в Бету Аттики и в туманность Гадюки. И затем - придёт черёд территорий батарианцев. Там... там будет очень сложно, Джон. Нам придётся воспользоваться по полной схеме, самой полной схеме и поддержкой Альянса и поддержкой Империи. Ладно. Сделайте так, чтобы эта база... перестала существовать, Джон.
  - Есть, командир. - Шепард встал.
  - Высадку - разрешаю, капитан. - Андерсон, поднявшись с кресла, немного опередил своего первого помощника. Офицеры обменялись уставными воинскими приветствиями и Шепард поспешил в ангар. Несколько минут - и оба челнока вырвались за пределы защитного поля фрегат-крейсера.
  
  Мобилизация. Псы Аида
  
  Челноки опускались на планету Неферон. Шепард, просматривая на экране инструментрона последние данные, переданные в режиме обновления с борта фрегат-крейсера, знал, что два других челнока уже готовы к немедленному вылету из ангара корабля. В готовности находятся Легион, Оливия, Грюнт, Джек. Может быть, Андерсон и прав, создав вторую часть группы высадки, своеобразный оперативный резерв. А может быть Андерсон и не прав, поскольку надо было атаковать главную базу Цербера, одну из лучших, вне всякого сомнения, баз этой проблемной организации объединёнными силами. Четырьмя челноками и самым полным составом группы высадки. Да, риск был. Риск появления над планетой кораблей Цербера - в том числе и крейсеров, не говоря уже о фрегатах - был. И кораблям Отряда пришлось бы принимать бой на орбите, а группе высадки - вести бой с сумевшими десантироваться на планету сотрудниками этой организации. Молот и наковальня. Такова реальность, это - вполне вероятный сценарий развития событий. Андерсон прав, когда говорит о том, что надо изъять всю информацию, даже если она сверхзашифрована. А база... база должна быть уничтожена. Врага нужно ослаблять предельно быстро и полно. Не давать ему расслабляться, не давать закрепляться, не оставлять ему комфортных условий для деятельности. Разрушение подземного комплекса позволило бы обеспечить пусть небольшое, но существенное ослабление сети ячеек этой организации. Значит, надо будет взрывать комплекс. Можно, конечно, воспользоваться штатной системой самоликвидации - на такой базе она безусловно имеется. Но лучше подстраховаться и самим обложить комплекс взрывчаткой. Закончив, естественно, с перекачкой информации на изолированные накопители кораблей Отряда. Кто знает, что там намешали в этих данных церберовцы. Подстраховаться никогда не мешает.
  Шепард поднял взгляд на салонный настенный экран, взял указку и отметил месторасположение базы Цербера красной точкой. Он знал, что это молчаливое действие правильно поймут его сокомандники. Цель номер один, приоритетная цель. С этого начнётся их работа на этой планете.
  Бинту... Если адмирал Кахоку действительно мёртв... Нет, всё равно придётся сначала устранять проблему на Нефероне, а потом только искать и обезвреживать базу на Бинту.
  - Снайперы и ракетчики, капитан. - доложил Найлус. - Охрана базы. Довольно многочисленная.
  - Грег, причеши их, только не задевай само строение базы. - распорядился Шепард, переключившись на канал водителя челнока.- Пока ты будешь стрелять, мы десантируемся. - Шепард переключил каналы. - Аленко, вы высаживаетесь сразу за нами.
  - Принято, капитан. - откликнулся лейтенант. - Мы - готовы.
  Заработали орудия обоих челноков. Ракетчики и снайперы, оцепившие колпак входа в главный комплекс, были уничтожены за несколько минут.
  - Десантируемся. - скомандовал Шепард, когда челнок снизился до высоты в пять метров. Уже в полёте Шепард отметил, что из второго челнока также сыплются полисмены-десантники. Значит, всё в норме.
  - Заходим внутрь объекта. - Шепард убедился, что тройки десантников-полисменов уже выполнили контроль трупов защитников внешнего периметра базы. Проще говоря - прострелили им головы, чтобы не было возможности внезапно обнаружить ожившего, всего лишь тяжелораненого врага за своей собственной спиной.
  - Комплект модернизации взят. - доложил Найлус, выходя из первой комнаты, встреченной по левую сторону коридора. - Тут только одна комната. Такое впечатление, что рядом - нечто большое, вроде главного зала.
  - Подтверждаю. - сказал Сарен. - Локатор даёт значки пятерых коммандос и трёх снайперов. Снайпера традиционно - в укрытиях в другом конце зала, не думаю, что они будут высовываться без особой необходимости. Так что мы занимаемся ими. - турианец-Спектр переглянулся с Аленко. - А вы уничтожаете коммандос. Не надо давать им приближаться.
  Аленко кивнул, жестами распоряжасясь своими людьми. Одну из пятёрок десантников-полисменов возглавил Ричард.
  - Входим. Не давать уничтожать носители. - тихо приказал Шепард.
  Несколько минут ожесточённой перестрелки. Никаких картинных взрывов, никаких картинных кульбитов. Жестокая и скоротечная схватка. Первыми пали коммандос, не ожидавшие столь эффективного огневого воздействия, за ними один за другим вышли из строя снайперы.
  - Оливи, прими канал. - Аленко был уже у консоли. - Передаю информацию.
  - Канал приняла. Держу стойчиво. Перевожу на многоканальность. - отозвалась киборгесса. - Норма. Через три минуты забор информации будет завершён. Охраняйте помещение. Проверьте взрывчатку и систему ликвидации, Кайден.
  - Ричард. - лейтенант только кивнул и капрал уже метнулся к неприметному контейнеру в углу зала. За ним поспешили двое десантников-полисменов, имевшие сапёрную подготовку.
  - Система самоликвидации обнаружена неактивной. Неактивность - подтверждена. - через несколько минут доложил капрал.
  - Принято. - подтвердил Аленко.
  - Забор информации завершён. - сказала Оливия. - Этот зал можете готовить к подрыву. Файлы зашифрованы, но мы уже проверили - на их расшифровку не уйдёт много времени. По предварительным данным информация относится к деятельности Военного отдела "Цербера". Проверьте остальные помещения комплекса.
  - Принято, Оливи. - Шепард знаками приказал сокомандникам рассыпаться на двойки и тройки и приступить к прочёсыванию. Процедура уничтожения немногочисленных охранников и забора информации из терминалов была совмещена с процедурой потрошения вещевых и приборных контейнеров. Установившая многоканальную связь с группой высадки, киборгесса теперь могла выделить под перекачку информации уже не минуты, а только десятки секунд, предельно сократив время изъятия.
  - Завершаем, капитан. - доложил Аленко по шифрованному аудиоканалу. - Уничтожено пятьдесят шесть охранников, три снайпера, два ракетчика. Сопротивления почти не оказывали. Все носители информации проверены, данные скопированы. Устанавливаем взрыв-сеть.
  - Добро. - Шепард принял несколько файлов с краткими дополнительными сведениями на свой инструментрон, просмотрел. Вернулись оба турианца и протеанин.
  - Мозги у всех пяти десятков охранников содержат одну и ту же информацию с небольшими вариациями, капитан. - сказал Явик. - Похоже, что с переходом на сетевую структуру организации "Цербер" перестал выделять эту базу среди прочих. Почти никакой ценной информации. - воин древней расы перекачал полученные данные на инструментрон Шепарда. - Не знаю. Я ожидал большего сопротивления. А тут...
  - Тут у нас будет больше времени на качественное разрушение этого сомнительного великолепия, Яв. - старпом следил по экрану инструментрона, как карта-схема подземного комплекса Главной базы "Цербера" покрывается линиями взрыв-сети. - Скоро закончим устанавливать сетку и будем готовы устроить бада-бум.
  - Миранда кое-что сообщала о Военном отделе "Цербера". Она подтверждала в своих отчётах, что "Цербер" порабощал ползунов Торианина и жуков Рахни в качестве военной силы. - отметил Явик. - Не удивлюсь, если на Бинту мы найдём и тех и других.
  - Может быть и найдём. - кивнул старпом. - Скорее всего - там научный комплекс. Или научный центр. В общем - что-то связанное с наукой.
  - Капитан, комплекс к подрыву подготовлен. - в коридоре появился Аленко с Дженкинсом и всеми полисменами-десантниками.
  - Тогда - на выход. Отлетаем от этого места на километр и взрываем комплекс. После этого - занимаемся всеми остальными точками нашего плана работы на планете. - распорядился старпом. - Всем - на челноки. Быстро.
  Взрыв комплекса никого из нормандовцев не впечатлил. Вполне рабочая ситуация, не рассчитанная на зрелищность. Всех членов группы высадки удовлетворило сообщение, продублированное спецами "Волги" и "Нормандии", в котором однозначно указывалось - комплекс восстановлению не подлежит. Дешевле теперь построить новый, а это - время, ресурсы. Теперь можно было перейти к другим пунктам плана работы.
  В обломках разбившегося зонда был найден почти неповреждённый грузовой отсек, закрытый на кодовый замок. Десантировавшиеся на тросах Аленко и двое полисменов выпотрошили отсек, забрали улучшения, предназначенные для брони и для оружия, на борт своего челнока и просигналили Шепарду о готовности продолжать полёт.
  Саларианец, труп которого нашли локаторы кораблей Отряда, оказался наёмником "Цербера". При нём действительно был найден жетон, но принадлежал он уже некоему капитану Варсинту - одному из саларианских военнослужащих, занимавшихся, как пояснил вышедший на связь с группой высадки Мордин, устранением членов Лиги Единения. Осталось неизвестным, где и при каких обстоятельствах нашёл и изъял этот артефакт сам саларианец-наёмник. Труп наёмника хоронить не стали - он достаточно уже мумифицировался под воздействием окружающей среды планеты.
  Неподалёку от гнезда молотильщика был обнаружен стандартный исследовательский бокс марки "Р8", в котором Дженкинс и трое полисменов-десантников нашли и изъяли некоторые полезные предметы. Молотильщик, узнав Шепарда, не стал нападать и ушёл вниз, под землю, к гнездовью, посчитав, что пришельцы не будут его беспокоить и не останутся рядом с гнездом надолго. Шепард до сих пор не понимал, как столь значительное по размерам живое и, безусловно, разумное создание природы, было способно поддерживать дальнюю космическую связь с сородичами, находившимися на других планетах. В том, что молотильщики общаются между собой, у старпома не было ни малейших сомнений, но способность змеечервей поддерживать между собой связь на поистине космических расстояниях впечатляла.
  За несколько часов группа высадки нашла, описала, обозначила пределы и выставила геологические маяки на трёх месторождениях полезных ископаемых - тория, платины и бериллия. Уточнённые данные тотчас же ушли на борты кораблей Отряда, откуда после дообработки были направлены в центры геологии множества рас пространства Цитадели.
  - Похоже, мы здесь закончили. - сказал лейтенант, когда нормандовцы завершали документирование месторождения бериллия. - Не знаю, капитан, но мне кажется, нам очень повезло. Мы не встретили особо ожесточённого сопротивления. Похоже в этот раз нам удалось опередить "Цербер".
  - Может быть, может быть. - Шепард захлопнул инструментрон. - Во многом вы правы, Кайден, но впереди у нас - Бинту и я не думаю, что там будет столь же легко. Так что увы, расслабляться мы пока больше не сможем. Полузакрытый режим будет сохранён - мы имеем дело с сильным и подготовленным противником. - старпом огляделся по сторонам, нажал клавишу общего сбора и включил спикер на конференцсвязь. - Всем - по машинам. Возвращаемся на корабль, коллеги!
  Возврат на "Нормандию" много времени не занял. Приняв на борт челноки, фрегат - крейсер просигналил "Волге" о готовности к перелёту к Клоджии и сошёл с орбиты планеты.
  Парниковая планета земного типа, атмосфера которой состояла из азота и сернистого газа, Клоджия обладала значительными залежами железа, изредка встречались и залежи золота. Планета обладала горячим и тектонически активным ядром. Извержения здешних вулканов были обычным явлением, а постоянный выброс ими газов стал причиной значительного увеличения плотности атмосферы.
  Четыре часа Отряд добирался до пределов звёздной системы Амазонка, в которой были зарегистрированы пять планет. Первой планетой, наиболее удалённой от центра системы, был обычный водородно-гелиевый гигант Тремар, верхние слои атмосферы которого содержали примеси метана и азота. Как раз при проведении ещё предварительного сканирования планеты специалисты БИЦ "Нормандии" обнаружили новое месторождение азота, отличавшееся высокой концентрацией этого газа. Формализовав информацию о находке, спецы БИЦ переслали её по принадлежности - всем заинтересованным расам. Затем было проведено стандартное углублённое обследование самой планеты и района её размещения.
  Несколько часов - и впереди появляется диск планеты Сибиу - небольшой, скалистой, покрытой льдом и располагавшей тонким, даже чрезвычайно тонким атмосферным слоем, содержащим сероводород и этан. Холодная поверхность Сибиу состояла по большей части из магния и силикатов, встречались и залежи железа. Кора Сибиу, как показало углублённое сканирование аппаратурой "Волги", содержала минерал серпентин, образующийся в результате вулканической активности. Наличие этого минерала однозначно указывало и подтверждало факт геологически активного прошлого планеты Сибиу. Сканирование также обнаружило на геостационарной орбите планеты большое количество мин. Сарен подтвердил, что в районе этой планеты Турианская Иерархия вела боевые действия с сильным противником. Что это был за противник, турианец-Спектр по понятным причинам уточнять не стал. Штурман Прессли при поддержке инженера Адамса обнаружил на орбите планеты Сибиу небольшой непилотируемый зонд, отмеченный эмблемой турианской базы Квадим. Зонд был доставлен на борт фрегат-крейсера, обезврежен и передан турианцам, как памятник турианской военной истории.
  Второй крупной планетой земного типа в системе Амазонки была Сонедма, отличавшаяся сухим климатом. Плотность Сонедмы была намного меньшей, чем плотность соседки - планеты Дернеки. Атмосфера Сонедмы содержала углекислый газ и этан, холодная поверхность состояла большей частью из силикатов с примесью железа, встречались залежи серы. В процессе углублённого сканирования планеты специалисты "Волги" обнаружили небольшое месторождение редкоземельного элемента - полония. Следуя протоколу, информацию о находке обезличили и передали в общий доступ.
  Огромная планета земного типа - Дернека обладала сухим климатом, на её поверхности базальтовые плато перемежались с бесплодными пустынями, покрытыми десятками тонн кварцевой пыли с примесями железа. Окружающая среда Дернеки напоминала землянам марсианскую, атмосфера состояла в основном из углекислого газа и аргона, но массы планеты, размерами в два раза превышавшей Землю, оказалось достаточно, чтобы удерживать возле себя заметное количество гелия и даже молекулярного водорода. Сила гравитации Дернеки достаточно велика, что позволило планете удерживать больше десятка спутников - в основном захваченных астероидов. В некоторых местах на планете располагались десятки разноразмерных кратеров, характеристики которых свидетельствовали о том, что именно так закончили свой путь другие захваченные Дернекой астероиды.
  
  Мобилизация. Зонд-шпион
  
  При подлёте к Агебинию - небольшой планете земного типа, сработали оповещатели, ранее хранившие могильное молчание. Синтеты, покопавшись в закромах данных, вывесили на информационные экраны кораблей Отряда пояснение - активизировались системы одного из зондов, отправленных несколько десятков лет Альянсом по разным "адресам". Проблемы зонд не представлял бы, если бы не его ядерная начинка - каждый зонд нёс в качестве оружия и в качестве средства самоликвидации небольшой ядерный заряд.
  - Командир, полагаю, что зонд не так просто подал голос. - Шепард, ознакомившись с присланными синтетами данными, вышел на аудиосвязь с каютой Андерсона.
  - Вы правы, Шепард. Я получил подтверждение от Альянса. Они тоже услышали голос зонда и очень обеспокоены - это третий случай за последний десяток лет. Первые два случая нам удалось залегендировать, но это было давно. Сейчас... по многим данным сигнал зонда активизировала не автоматика. Марк и Легион стоят мёртво на том, что это было сделано вручную и я склонен им верить. Если это сделано вручную, то на поверхности планеты как минимум зонд нашли разумные существа и скорее всего это - люди. Может быть - авантюристы, но я склонен подозревать криминальные элементы, капитан. Так что - группу высадки в сокращённом составе в полной боевой - к работе, Джон. Приказ техникам отдан и оба челнока готовы.
  - Принято, командир.
  - Действуйте. Нам нужно обезвредить этот зонд и выяснить, кто сумел его активизировать и с какой целью. Не думаю, что цель благородна. И такое оружие в руках одиночки - это опасно и нежелательно. Высадку разрешаю.
  - Есть, командир.
  Уже находясь в салоне первого челнока, направлявшегося к Агебинию, Шепард просматривал дополнительные данные по планете. По уточнённым данным Агебиний был лишён большей части полагающейся ему гораздо более толстой атмосферы. Красный гигант - звезда Амазонка была переменной долгопериодической звездой и в настоящий момент, когда Отряд прибыл в систему, она находилась в минимуме своего шестнадцатилетнего цикла. На пике количество производимой звездой энергии удваивалось, температура и уровень радиации в этот "острый" период резко возрастали.
  Кора Агебиния в основном состояла из алюминия, встречались и залежи олова. Большая часть поверхности планеты была покрыта тонким слоем силикатной пыли, которая легко проникала даже в самые узкие щели и нередко становилась причиной отказа техники. Поэтому группа в очередной раз не воспользовалась транспортёрами - не хотелось поднимать облака долгооседающей агрессивной пыли и подвергать опасности машины и оборудование.
  - Снова чистим? - спросил по аудиосвязи Кайден.
  - Да, Кай. Руководство Альянса немного поумнело с времени первой такой активации и теперь не хочет, чтобы на Цитадели в очередной раз узнали о таких вот запущенных некогда человечеством в космос "сюрпризах". Наша задача - обезвредить и вернуть зонд. Он уже почти отработал свой срок, его предел безопасности почти достигнут. Можно сказать, мы появились у Агебиния вовремя. А зонд в какой то мере вовремя вышел на связь. Кто бы его ни активировал, он не относится к законным представителям Альянса. Синтеты это чётко подтвердили. Значит, это либо авантюрист, либо - бандит, вознамерившийся получить в свои руки высокотехнологичное сверхразрушительное оружие.
  - Капитан, повторное углублённое сканирование объединёнными аппаратными средствами дало результат. - доложила Оливия. - Виновник активации зонда - некий Эланус Халиат - бывший глава всех бандитов и пиратов Терминуса, один из ключевых вдохновителей Скиллианского блица. Мы предполагаем, проанализировав доступные данные, что он, скорее всего, мстит за то, что Альянс раскрыл его операцию во время Блица. В любом случае у нас нет сомнений - он собирается взорвать бомбу, снятую с зонда. - Оливия отправила старпому несколько файлов с изображениями и схемами. - Зонд перенесён сообщниками Элануса в старую шахту, в самый конец главной выработки. Дистанционно обезвредить бомбу невозможно. Там установлены три детонатора, общий срок активации которых - десять секунд. Есть также данные, указывающие на минирование подходов к бомбе.
  - Принято, Оливи. - Шепард убедился, что все члены группы ознакомились с пересланными с борта фрегат-крейсера материалами. - Приступаем.
  - Рядом с шахтой никого из бандитов нет. - доложил Кайден. - Мы проверили, ближайший из бандюганов - более чем в полутора километрах. Тут не особо побегаешь.
  - Десантируемся. Возьмите под контроль вход в шахту, трое - со мной, займётесь разминированием подарочков, установленных Халиатом для замуровывания входов в шахту. Я - обезвреживаю бомбу. Потом после моего сигнала трое с поверхности спускаются ко мне и мы выносим зонд вместе с зарядом. Сарен, Найлус. Вам - уничтожение бандитов на дистанции снайперского огня. Не давайте им опомниться. Разговаривать нам с ними не о чем, Халиата - валить сразу и наглухо. Остальных - добить и проконтролировать.
  - Есть, капитан. - трое полисменов-десантников, имеющих сапёрную подготовку, составили компанию старпому, оба турианца направились искать удобную позицию для стрельбы из снайперок, остальные разбежались, взяв под охрану вход в шахту.
  Подсвечивая себе фонариком, Шепард быстро обезвредил три детонатора, установленные Халиатом. Он узнал его почерк - спецы академии Эн-Семь регулярно публиковали "отчёты", позволявшие идентифицировать проблемных бандитов, где бы они ни появлялись. Тем временем сапёры обезвредили взрывпакеты, установленные по периметру арок входов в шахту. С поверхности пришли трое полисменов-десантников, помогли вынести зонд и заряд на поверхность.
  - Капитан, среди бандитов трое снайперов. - доложил по аудиоканалу Найлус. - Мы их уже обезвредили. Достреливаем остальных. Водители готовы направить машины для осуществления добивания.
  - Нет необходимости расходовать заряды тяжёлого вооружения. - ответил Шепард. - Погрузимся, подлетим поближе и тогда добьём. Никуда не денутся.
  - Подтверждаю, капитан. - на связь вышла Оливия. - Мы видим картинку в максимальной детализации - им никуда не деться.
  - Принято, капитан. Тогда - несколько минут на нанесение обездвиживающих ударов. - сказал Найлус.
  - Действуйте. - Шепард с тремя полисменами-десантниками втащил зонд и заряд в первый челнок, закрыл грузовой отсек. - Эту задачу мы решили. - он открыл инструментрон, вызвал карту, сделал отметку. - Теперь разбираемся с бандитами и решаем малые задачи согласно плана.
  - Бандиты обездвижены. - доложил спустившийся к челнокам Найлус. Сарен молча кивнул, подтверждая слова напарника.
  - Грузимся, выполняем подлёт, контролируем трупы и направляемся по точкам плана. - распорядился Шепард, последним поднимаясь на борт первого челнока. - Полетели. - сказал он водителю, убедившись, что Аленко, Дженкинс и их коллеги уже поднялись на борт второго челнока.
  Окончательная расправа над пиратами не заняла больше нескольких минут - нормандовцы стреляли в тяжелораненых бандитов прямо из проёмов салонов челноков.
  - Чисто. - доложил Найлус, складывая снайперскую винтовку. - Контроль - норма.
  - Чисто. - доложил Аленко, также сложивший свою снайперку. - Контроль - норма.
  - Летим к лагерю наёмников. Там немного пострелять придётся - часть бандитов осталась в лагере. - Шепард указал на новопоступившие с борта фрегат-крейсера снимки поверхности Агебиния. - Уничтожим тамошних сидельцев и выпотрошим зарядами лагерь. Бандитское оборудование нам ни к чему.
  Четверть часа полёта и пять-шесть минут расправы над пиратами, не ожидавшими, что жертва избегнет столь мастерски расставленных ловушек. Заряды пулемётов челнока пропороли двигатель "Гризли", прошили стенки и дверь жилого балка и палатки.
  - Следуем к зонду. Ричард, изымете всё из грузового отсека. - распорядился старпом.
  - Есть, капитан. - отозвался капрал. - Будет сделано.
  Десять минут потрошения грузоотсека зонда, перенос найденных в его чреве улучшений брони и оружия. Кто бы ни рассылал эти "подарки" по планетам, он явно не требовал отчёта и оплаты за столь щедрые дары. И к тому же не устанавливал, кому именно эти улучшения должны достаться.
  Когда челноки приблизились к следующей точке, Шепард отметил, как напряглись оба турианца. Здесь потерпел крушение турианский корабль.
  - Падальщик. - процедил Сарен, вглядываясь в экран и подкручивая настройку камер. - К счастью для него - мёртвый. Най, придётся проверять ручками. Высаживаемся.
  Младший турианец-Спектр кивнул и спустя минуту оба турианца уже обыскивали тело искателя лёгкой наживы. Тело находилось, как показывал попутно проведённый экспресс-анализ, вдали от источников цивилизации, причём - довольно давно.
  Вернувшись в салон, Найлус молча показал Шепарду альбом с рисунками, среди которых было и изображение эмблемы базы Сиглар. Упаковав находку в контейнер, турианцы заняли свои места в креслах салона. Шепард кивком разрешил водителю направить машину к следующей точке маршрута.
  - Разбитое транспортное средство. - доложил Аленко. - Контргравитационный суперкар. Интересно, кто это забыл здесь столь дорогую элитную игрушку?! Судя по характеру обгорания кузова, обломки находятся здесь со времён последней активности звезды. Шестнадцать лет прошло или около того. Труп пилота... по остаткам видно - был облачён в дорогой изолирующий костюм. Разрешите уточнить непосредственно, капитан?
  - Разрешаю. Вас двое и трое полисменов-десантников. - распорядился Шепард.
  - Есть. - на экране было отчётливо видно, как пятеро землян соскользнули по тросам из второго челнока на поверхность планеты, приблизились к разбитому транспортному средству и начали осмотр и обыск остатков.
  - Обнаружено название торговой марки - это "Незо", сэр. - доложил Ричард. - Брать нечего, только есть расплавившиеся старинные часы пилота. Оливи утверждает, что такие очки продавались под заказ и имели идентификаторы. Вполне возможно, мы найдём хотя бы родственников пилота, кем бы он ни был.
  - Хорошо. Забирайте всё ценное и возвращайтесь на челнок. У нас впереди - работа с месторождениями. - сказал Шепард. - Оливи?
  - Можно попробовать, капитан. - отозвалась киборгесса. - Это - шанс. Я люблю использовать малейшие шансы.
  - Всё ценное изъято. Можно продолжать полёт. - доложил Аленко.
  - Принято. - Шепард посмотрел на карту, высвеченную на экране в салоне, отметил следующий пункт. - Вперёд.
  Отработка трёх месторождений - бериллия, магния и самария заняла как обычно несколько часов. Едва отчистив скафандры и броню от пыли, нормандовцы вернулись в салоны челноков и Шепард разрешил водителям направить машины к фрегат-крейсеру. Очередная высадка завершилась. Впереди была встреча с очередной ячейкой "Цербера" и эта перспектива заставляла нормандовцев и волговцев готовиться заранее и по полной программе.
  
  В систему Янцзы, считавшейся из-за наличия пяти планет средней звёздной системой, Отряд добирался четыре часа - не было необходимости особо спешить, да и привлекать к себе особое внимание кораблей и станций "Цербера" также не хотелось.Первой планетой в системе и, как обычно, самой удалённой, была Патазири, тонкий атмосферный слой которой содержал неон и хлор. Холодная поверхность Патазири состояла большей частью из кремнезёма, встречались залежи меди. Во время продолжительных холодных ночей хлор из атмосферы оседал на поверхности в форме инея. Во время сканирования планеты было найдено крупное месторождение редкоземельного элемента - тория.
  Выполнив первичное обследование находки и составив предварительное описание, Отряд передал информацию о месторождении в крупнейшие информационные геологические поисковые системы и ушёл к Альруперу - планете земного типа с крайне разреженной атмосферой, состоявшей из азота и криптона. Холодная поверхность планеты состояла большей частью из лёгких металлов, встречались залежи замерзшего аммиака.
  С планеты был зарегистрирован ещё на предельном удалении довольно слабый явно искусственный сигнал. С помощью более чувствительных локаторов крейсера "Волга" удалось установить источник сигнала, которым оказалась небольшая спасательная капсула. В ней находилось тело давно умершего турианца.
  - Командир. - в каюту Андерсона вошёл Сарен. - Я понимаю, мы не похоронная команда и не бюро добрых услуг, но прошу вас взять это тело и личные вещи на борт. Рано или поздно мы всё равно окажемся рядом с кораблями или колониями Иерархии и сможем передать тело для нормативного погребения.
  - Не возражаю, Сар. - сказал командир фрегат-крейсера, на несколько секунд оторвавшись от набора текста на инструментроне.
  - Спасибо, командир. - турианец-Спектр развернулся и вышел из каюты, направляясь к Адамсу - инженер традиционно занимался вопросами технического и технологического обеспечения таких работ.
  С помощью пяти зондов спасательная капсула была аккуратно вскрыта, тело турианца и все его личные вещи были упакованы в контейнеры и доставлены на борт фрегат-крейсера. Найлус и Сарен приняли самое активное участие в извлечении тела из контейнера и в разборе личных вещей погибшего соплеменника. С соблюдением всех традиций и ритуалов тело было обряжено в приличествующую турианцу одежду и помещено в изолирующую капсулу.
  - Яв. Подойди. Тут диск с протеанскими данными. - сказал Сарен, доставая из лохмотьев контейнер.
  Прибывший в отсек протеанин взял диск в руки, осмотрел:
  - Целый. Значит, можно достать много информации. Спасибо, Сар.
  - Не за что. - Сарен продолжал осматривать и обыскивать лохмотья. - Мой соплеменник умер двенадцать лет назад. А сколько таких, как он, погибших будет, когда начнётся...
  - Много, Сар. К сожалению - много. - сказал Явик, переступая порог отсека.
  Обследование Альрумптера и района планеты заняло стандартные полтора часа, после чего наступила очередь Дрегира - небольшой скалистой планеты с крайне разреженной атмосферой из криптона и силикатов. Встречались также залежи магния, алюминия и других лёгких металлов. Дрегир обладал слабым магнитым полем, что не позволяло использовать его для разрядки двигателей космических кораблей, но и без того планета представляла значительную ценность как резервная кладовая металлов. Специалисты "Волги", проводя углублённое сканирование, обнаружили неучтённое ранее в геологических Сводах крупное месторождение бериллия.
  
  Мобилизация. Траверс. "Цербер"
  
  Пока спецы Отряда обследовали Дрегир и составляли уточнённое детальное описание по множеству параметров, группа высадки "Нормандии" готовилась к работе на Бинту. Дальние сканеры и локаторы уже ощупывали планету, составляя предварительный свод данных - скрываться было глупо и непродуктивно. Атмосфера Бинту состояла из углекислого газа с примесью хлора и сернистого ангидрида, что периодически становилось причиной кислотных ливней. Кора планеты состояла большей частью из серы, встречались залежи кальция. Как и большинство плане скопления Вояджера, Бинту появилась на космических картах не более двадцати лет назад благодаря активной работе исследовательских кораблей Альянса. Экосистема как таковая на Бинту отсутствовала и Шепарда и его сокомандников по группе высадки уже не удивила необычная краткость общей информации по планете, из которой следовало, что это вроде бы недружелюбная и неинтересная планета - все уже знали причину этой необычной краткости и она, эта причина, заставляла готовиться к высадке, как к сложной боевой операции.
  Садясь в салон первого челнока, Шепард уже видел на экране своего инструментрона общий план работы. На первом месте стояли три научные базы "Цербера" - похоже, и сокомандники и отрядовцы в целом были правы - здесь размещалось крупное научное подразделение "Цербера". Отмороженность научников была хорошо известна: ради удовлетворения своего неуёмного любопытства они были способны пойти на такие деяния, что у всех разумных, не принадлежащих к их сообществу волосы вставали дыбом и появлялось плохо скрываемое желание тут же перестрелять всех, кто имел малейшее отношение к учёным.
  Явик, решивший на этот раз также составить компанию командному звену группы высадки, не скрывал своей заинтересованности в обследовании протеанского форпоста - обычной пирамиды и неоднократно выражал самое непосредственное удивление, изумление и непонимание тем фактом, что столь высокотехнологичная пирамида осталась вне внимания церберовских умников. Сканеры Отряда между тем нашли на вершине протеанской пирамиды несколько детских игрушек, рваную детскую и взрослую одежду и протеанский диск с данными. Именно на этот диск Явик и возлагал особые надежды - в остальном пирамида была почти пуста и не содержала в себе ничего особо ценного. Но сам факт безразличия умников к соседству с форпостом протеанской цивилизации нехорошо настораживал.
  На планете был также обнаружен очередной разбившийся зонд с очередной порцией улучшений к броне и оружию. Волговцы и нормандовцы уже шутили, что кто-то пытается организовать на множестве планет склады с оружием, готовя то ли всегалактическую войну между всеми расами, то ли просто формируя сеть складов "на всякий случай".
  Два месторождения полезных ископаемых также ждали нормандовцев - предстояло внести в базы данных информацию о месторождениях урана и палладия. Отсутствие подробной информации о планете в Сводах, доступных большинству рас Галактики, плохая слава "Цербера" не давали геологоразведчикам оснований для того, чтобы проявлять повышенный профессиональный интерес к минеральным и иным богатствам планеты. Вполне возможно, что хотя бы на короткое время гражданские геологоразведчики и промышленники смогут получить доступ к ресурсам планеты после того, как группа высадки уничтожит этот научный центр. В том, что центр необходимо физически уничтожать, никто из членов группы высадки не сомневался - благо опыт уже был и дополнительных натурных тренировок не требовалось.
  - Сначала, коллеги, разбираемся с центром, уничтожаем комплекс, вывозим, если найдём, тело адмирала и всю информацию, каковая там будет на накопителях. - сказал Шепард, включив кодированный канал конференцсвязи. Потом - занимаемся всеми остальными точками. Как всегда, не давайте обитателям комплекса уничтожать или портить накопители, самих обитателей валить без вопросов - пленные нам не нужны, это сейчас не основная наша задача. Если будут рахни или торианские ползуны - валить сразу и наглухо, как снимем поле. Информация вам передана вся, изучите и пользуйтесь. Скафандры держать полностью закрытыми. До посадки? - Шепард взглянул на экран, где появился водитель их челнока.
  - Двадцать минут, сэр. Подойдём на безопасное расстояние, причешем из пушек и пулемётов челноков внешнюю охрану.
  - Добро. Действуйте. - Шепард кивнул.
  - Есть, сэр. - водитель знал, что распоряжение командира группы высадки слышал и его коллега, ведущий второй челнок, поэтому не стал делать никаких уточняющих сообщений по кодированным каналам, просто переключив экран и каналы.
  Шепард знал, что забрав накопители, им, отрядовцам, удастся немало узнать о том, какие эксперименты над живыми существами проводил "Цербер". Зная о сетевой структуре этой организации, старпом сомневался в том, что удастся узнать слишком много - принцип разумной достаточности информации работал в этой организации как нельзя лучше - но всегда любая информация была лучше, чем её полное отсутствие. Ясно, что здесь - тоже одна из изолированных ячеек "Цербера", одна из первых научных баз. Прошлое не отпускало людей, кем бы они ни были, поэтому, для полноты картины необходимо было выяснить всё о деятельности сотрудников "Цербера", входивших в состав этой ячейки. Это было необходимо сделать как можно лучше и для того, чтобы заложить очередное основание в успех борьбы с "Цербером".
  Адмирал Кахоку, безусловно, рисковал, не только разыскав с помощью отрядовцев своих погибших пехотинцев, но и сделав правильный однозначный вывод о том, что засада, в которой погибли пехотинцы Альянса, была организована группой "Цербер". Тогда она была, точнее - продолжала так называться, уже по сути не будучи простой группой единомышленников. Быстро же она, эта "группа" укрепилась до статуса разветвлённой и мощной организации. Очень быстро. Такое столь быстрое и мощное укрепление невозможно было осуществить без солидной постоянной посторонней поддержки. Теневая сторона сущности человека сработала здесь на все сто: "Цербер", формально прикрываясь вхождением в состав Альянса Систем в качестве специализированной организации - у этой структуры было столько лиц, что немудрено было потеряться - действовал уже с прицелом на превалирование, но не на превалирование человечества, а на своё собственное превалирование над человечеством.
  - Капитан, получены уточнённые данные сканирования района. Мы разворошили гнездо, нас уже пытаются встречать и задерживать. - доложил Найлус. - Передаю пакеты. Три базы "Цербера" имеют одинаковое строение - стандартные подземные комплексы, наземные блины-входы оборудованы двумя оборонными орудийными башнями на вершинах. Внутри по данным сканирования размещены войска и гражданские сотрудники "Цербера". Среди войск сканеры отметили снайперов, коммандос, биотиков, среди гражданских - техников-рабочих. Там же есть комнаты, в которых зарегистрирована работа генераторов силовых полей. Там же держат рахни и ползунов Торианина, сэр.
  - Всем - ознакомиться с полученными материалами, коллеги. - распорядился Шепард. - И помните, стрелять только на поражение. Постарайтесь не задевать накопители и стойки с ними. Жуков и ползунов уничтожать. Скорее всего, придётся снимать защитное поле - вряд ли мы сможем стрелять эффективно и результативно через него.
  Получив электронные подтверждения готовности членов группы к работе, Шепард распорядился - и водители челноков уничтожили орудийные башни на наземных порталах всех трёх комплексов, а также расстреляли немногочисленные и слабовооружённые по сравнению с челноками Отряда пешие патрули церберовцев.
  - Высаживаемся. Аленко, четверых оставьте на поверхности. Приказ - никого из церберовцев наружу не выпускать из комплексов.
  - Есть, сэр. - лейтенант вполголоса распорядился и из зависших челноков на поверхность планеты спрыгнули почти все нормандовцы. Явик привычно ушёл в невидимость ещё в салоне, так что о его присутствии церберовцы так и не узнали.
  - Входим. Группе арьегарда - внимательно наблюдать за выходами из комплексов. Не выпускать никого. - приказал Шепард, вскрывая замок на входном шлюзе первого комплекса.
  Здесь им попытались оказать ожесточённое сопротивление. Почти полтора десятка солдат "Цербера", несколько коммандос, трое снайперов и биотики. Аленко оторвался на полную катушку, блокируя и парализуя сотрудников-биотиков - совместные тренировки с Дженнифер дали сверхположительный результат. Найлус и Сарен привычно и быстро перестреляли снайперов - церберовцы так и не смогли составить достойную конкуренцию профессионалам-Спектрам. Техники-рабочие попытались было тоже пострелять из пистолетов, но полисмены-десантники под руководством активно и прицельно стрелявшего Ричарда быстро показали им, что связываться с профессиональными воинами в попытке составить им оппозицию не следует с самого начала.
  - Три рабочих рахни, капитан. - доложил Найлус, сложив снайперскую винтовку и наблюдая за тем, как Аленко и Дженкинс работают у консолей, передавая по многоканальной связи содержимое накопителей. - Здесь церберовцы уже установили систему их ликвидации. Можем воспользоваться ею, а потом выполнить контроль. - турианец не стал указывать старпому, что тело Кахоку нигде не было найдено в пределах первой базы.
  - Рич, сколько времени надо? - спросил Шепард капрала, колдовавшего над клавиатурой очередной консоли.
  - Десять минут, капитан. - ответил унтер-офицер. - Наземная группа минуту назад доложила - у них всё тихо. Из третьей базы попытались выскользнуть трое гражданских сотрудников "Цербера" - легли мёртвыми на входе. Шаг сделали от портала - и легли. Так что там пока тихо и спокойно.
  - Добро. - Шепард повернулся к пелене защитного поля, подошёл к пульту, открыл крышку над отсеком, где располагались красные кнопки ликвидационной системы. - Что-ж. Церберовцы нам дали такую возможность, попробуем мы ею воспользоваться. - он надавил кругляши кнопок и внутри защитного поля забушевал огонь. Через три минуты обугленные останки трёх рабочих рахни были единственным содержимым периметра, ограждённого генераторами защитного поля. - Выключаем. Лейтенант, готовьте базу к подрыву.
  - Есть, капитан. - офицер кивнул капралу и они вернулись ко входу в зал, где были сложены кофры с взрывчаткой. Им стали помогать сразу пятеро полисменов-десантников, так что пока шла передача данных с обнаруженных на базе накопителей, сама база была качественно и быстро подготовлена к подрыву и разрушению. - Сеть проверена, капитан. - доложил Аленко. - Передача данных полностью завершена, не найдено больше никаких невыпотрошеных накопителей.
  - Всем - на выход. Как только войдём во вторую базу - первую базу подорвать. Группе арьегарда - оттянуться на безопасное расстояние. - распорядился Шепард, получая на инструментрон электронные квитанции в подтверждение принятия указаний к исполнению. - Выходим.
  Вторая база комплекса, расположенная в трёхстах метрах от первой, была по структуре такой же, как и первая. Снова группу высадки постарались атаковать снайпера, коммандос, биотики и техники-рабочие. Снова была небольшая, короткая, ожесточённая и профессиональная перестрелка. Сделав контрольные выстрелы в головы всем церберовцам, группа выдала сигнал подрыва первой базы и с удовлетворением услышала и увидела, как строение рушится в тартарары, становясь непригодным к любому использованию. Раньше считалось, что для пламени нужны условия, но теперь учёные подарили людям новые составы, способные гореть в любой атмосфере и даже без наличия оной. Так что пожар, охвативший район первой базы, впечатлял.
  Пока пламя пожирало богатую пищу, Аленко и Дженкинс занимались скоростной перекачкой информации с накопителей второй базы на борт "Нормандии", где данные занимали предназначенные для них места в изолированных деках накопителей. Синтеты проверяли безопасность и уже приступили к расшифровке массивов. Найлус, обошедший весь комплекс и внимательно обследовавший помещения, отрицательно покачал головой, давая понять старпому, что тела адмирала Кахоку и здесь нет. Шепард коротким кивком дал понять сокоманднику, что понял, после чего принял на инструментрон последние доклады арьегарда и данные оперативного сканирования района размещения комплекса с орбиты планеты. Знак тела адмирала обнаружился в пределах третьей базы. Характеристики однозначно подтвердили - адмирал мёртв и довольно давно.
  - База к подрыву подготовлена. - доложил Аленко по кодированному каналу связи. - Здесь - ползуны Торианина, сэр. Могу задействовать церберовскую систему ликвидации биообъектов.
  - Данные?
  - Все накопители обработаны, сэр. Передача данных завершена. База в этом смысле - выпотрошена полностью, сэр.
  - Хорошо. Приступить к ликвидации биообъектов. - Шепард направился к выходу из главного зала комплекса, уже не обращая внимания на буйство пламени в пределах периметра защитного поля. Адмирал был мёртв и довольно давно. Старпом не сомневался - подтверждение этого факта было передано Андерсону.
  - На третьей базе - осторожно. - сказал Шепард, когда группа покинула подземные части второй базы и вышла на поверхность. - Тело Кахоку найдено там. Не повредите стрельбой и не дайте его уничтожить. По расположению, - Шепард передал на инструментроны сокомандников некоторые файлы, - вы сами видите - тело расположено в периметре защитного поля. На третьей базе отмечено присутствие в этом периметре солдат рахни. Поле придётся снимать до взрыва базы, поэтому солдат рахни уничтожать гарантированно, не давать им приближаться к телу адмирала. Старайтесь стрелять аккуратно, чтобы ни одна капля кислоты не попала на Кахоку.
  Согласные кивки сокомандников были ответом старпому. Хоть они и не особо нуждались в дополнительных указаниях, всё же слова старшего помощника командира фрегат-крейсера были необходимы именно здесь и сейчас.
  Снайперы, коммандос, биотики и техники-рабочие, обитавшие на третьей базе, были уничтожены за несколько десятков секунд. Сопротивления, даже самого отчаянного, оказалось явно недостаточно для того, чтобы спастись от возмездия. Силовое защитное поле было отключено за следующий десяток секунд и трое солдат-рахни пали под сосредоточенными очередями штурмовых винтовок членов группы высадки. Ни один из рахни не успел даже плюнуть кислотой и слизью. Ни один не смог отступить к лежавшему в углу телу адмирала. Аленко и Дженкинс разложили носилки.
  - Подождите. - Шепард подошёл к лежавшему навзничь высшему офицеру ВКС, наклонился, присел на корточки. - Они его не тронули. - старпом взглянул на останки солдат-рахни. Взгляд человека коснулся запястья левой руки адмирала. Две точки. Парный инъектор. Два разных состава, объединяясь, способны породить быстродействующий яд. - Они его убили. Инъекцией "дабл". - произнёс командир группы высадки и сам подхватил тело адмирала на руки, осторожно и бережно перенося его на подставленные носилки. - Если его не тронули эти твари, то двуногие твари тронули его трусливо. Аленко, всю информацию - на накопители. Всю. - повторил Шепард.
  Лейтенант кивнул. Подошли двое полисменов-десантников, взялись за рукоятки носилок, отнесли тело адмирала ко входу в зал, приступили к обряжению в изолирующий контейнер. Сокомандники Шепарда подавлено молчали. Адмирал был в своей повседневной обычной форме, но было заметно - его пытали. Не так жестоко, конечно, как пытали бы в средние века или в более глубокой древности, но пытали жёстко. Только система "Блокада", ставящаяся в сознание всем высшим офицерам Альянса, не дала на этот раз церберовцам разжиться свежей секретной информацией. Не по зубам оказался Кахоку церберовцам. Определённо - не по зубам. Иначе они бы его не стали вот так уничтожать, инъекцией "дабл" в запястье. Придумали бы чего-нибудь ещё. При пособничестве Жнецов многое можно было придумать. Но, вероятнее всего, Жнецы были слишком уверены в близости очередной и окончательной победы, в близости очередного успеха очередной Жатвы. Поэтому, скорее всего, они и не разменивались на мелочи.
  - Вторую базу - к подрыву. - очнувшись от размышлений, распорядился Шепард. - Дженкинс, на вас - контроль.
  - Да, сэр. - капрал кивнул, ограничившись только поворотом головы в сторону стоявшего над местом гибели адмирала старпома. - Будет исполнено, сэр.
  - Принято. - сказал Шепард, понимая, что Андерсон уже в курсе обстоятельств гибели адмирала. Остальное, конечно, скажет Чаквас. Доктор Карин Чаквас, которая, как знали многие нормандовцы и немало волговцев, любит Андерсона. А Андерсон любит её. И вот теперь Карин должна установить медицинский факт и причину гибели адмирала Кахоку. Она это сможет сделать. Она - профессионал. Но ей будет тяжело докладывать об этом командиру фрегат-крейсера, докладывать об этом человеку, презревшему ради высшего земного чувства извечную дистанцию между капитаном и остальным экипажем корабля, докладывать человеку, который любит врача корабля, любит и ничего не собирается делать с этим чувством, не собирается ему противодействовать, противостоять, противоречить.
  - Вторая база - подорвана. - доложил тихо капрал. - Контроль - выполнен. Всё нормативно и чисто.
  - На выход. Здесь мы закончили. Готовность к подрыву? - Шепард мелким, непривычно тихим скользящим шагом направился к выходу из главного зала базы.
  - Готовность - первая. - доложил Аленко. - Сеть проверена. Мы готовы подорвать в любой момент. Накопители перепроверены. Пропусков и проблем нет.
  - Принято. - на большее Шепарда не хватало сейчас. Можно было, конечно, сказать привычное для сокомандников "хорошо", но сейчас не хотелось. Шепард слишком уважал Андерсона, он любил его как человека, как профессионала и понимал, насколько сейчас командиру фрегат-крейсера будет несколько дней тяжело. Расслабиться, дать волю чувствам и эмоциям Андерсон не сможет - впереди сложнейшая операция в пределах территорий, подчинённых Батарианской гегемонии. Там придётся идти в режиме невидимости, придётся стрелять на поражение корабельными средствами. А на борту будет тело адмирала ВКС Альянса. Какая разница - "контр" или "вице"? Люди инстинктивно не употребляли в общении приставки такого рода, как в Российской Империи никогда без официальной необходимости не говорили "подполковник". Только - "полковник". В Альянсе так же поступали, в особенности, если дело касалось адмиралов. Тех высших офицеров, которых считали не только профессионалами, но и настоящими офицерами и людьми. А вот когда об офицере говорят "вице-адмирал", "контр-адмирал", причём говорят постоянно - это уже серьёзный звонок, серьёзный сигнал. Если человек нормативен, он подаст в отставку, поскольку его в армии не только не любят, но и не уважают.
  Адмирала Кахоку уважали и любили. Потому Шепард и его сокомандники считали необходимым сделать всё, чтобы отдать дань уважения этому человеку в самой полной мере.
  - Тело адмирала погружено в первый челнок, сэр. В салон, сэр. - тихо доложил Аленко.
  Шепард кивнул, подтверждая правильность действий коллег:
  - Взлетаем. Базу - к подрыву. - непривычно тихим голосом распорядился Шепард. Аленко тотчас же прислал квитанцию на инструментрон, а водитель отвёл челнок за пределы "круга безопасности". На подрыв места, где закончил свой жизненный путь адмирал Кахоку, смотрели все члены группы высадки. Смотрели до тех пор, пока пламя, пожиравшее развалины, не стало слабеть.
  Обломки разбившегося зонда потрошили в полном молчании. Забрав улучшения для брони и оружия, полисмены под руководством капрала Дженкинса, вернулись в свой челнок.
  Протеанская пирамида - форпост империи Протеан выглядела давно и надёжно покинутой. Явик был рад, что её так и не сумели вскрыть. Детские игрушки, рваную одежду забрали на борты челноков. Явик гладил контейнер, скрывавший неповреждённый очередной диск с данными, но в его глазах не читалась радость по поводу ценной находки. Он вспоминал своих коллег - старших офицеров Армии Империи, погибших в огне противостояния с Жнецами.
  Аленко и его полисмены выполнили полный комплекс работ по описанию и сертификации месторождений урана и палладия, после чего оба челнока вернулись на борт фрегата.
  Тело адмирала вынесли из челнока на своих плечах полисмены-десантники из состава группы высадки. Экипаж фрегата-крейсера в траурных серых формёнках был выстроен в ангаре - только вахтенные и группа быстрого реагирования не покинули своих постов. Контейнер с телом адмирала был доставлен в медотсек. Андерсон скупым жестом попросил никого туда не входить, переступил порог медотсека и закрыл за собой дверь, сразу же обзаведшуюся красным запрещающим сигналом. Шторы и жалюзи на окнах медотсека были заблаговременно опущены.
  Шепард, сопроводивший тело Кахоку до порога медотсека, жестом разрешил всем сокомандникам отдыхать. По протоколу на время отсутствия командира корабля именно он принимал на себя полное командование экипажем и кораблём. Поэтому, приняв у Гарднера контейнеры с сухим пайком и термос с ароматным травяным настоем, старпом поспешил к Звёздной карте, вставая уже не на старпомовскую, а на командирскую вахту. Вахтенный офицер отдал Шепарду полагающийся доклад об обстановке на корабле, показал на экранах соответствующие документы и отчёты. Через несколько минут Шепард включился в ритм вахты.
  Отряд ушёл с орбиты, направляясь к Рэнсято - водородно-гелиевому газовому гиганту, чья атмосфера имела примесь серы. Планета была похожа на Юпитер, но имела близкую к звезде орбиту, а мощная гравитация Рэнсято предотвратила образование планет по соседству. Задержавшись у газового гиганта на ставшие протокольными полтора часа, Отряд за шесть часов вернулся в систему к ретранслятору и по цепочке катапульт перешёл в скопление Сигма Близнецов. Переход занял девять часов.
  
  Работа кораблей отряда в скоплении Сигма Близнецов
  
  Чаквас работала над телом адмирала больше десяти часов. О сне не хотелось думать. Боль в глазах Дэвида, его тихий голос, утративший любые командные интонации и нотки, его рваные, резаные движения, жесты, потерявшие плавность. Всё это свидетельствовало о том, что командир фрегат-крейсера едва удерживается в рамках более-менее нормативного поведения.
  Четыре часа, четыре первых часа Андерсон провёл в медотсеке, сидел на вращавшемся табурете чуть поотдаль от операционного стола и ждал. Ждал вердикта, ждал заключения профессионального медика, врача. Ждал и понимал, что Чаквас тяжело будет формулировать это заключение. Потому что оно напрямую касалось человека, под воздействием которого, пусть опосредствованным, удалённым, но сформировался сам Дэвид Андерсон, ставший одним из первых выпускников программы "Эн-Семь", впоследствии преобразованной в Академию.
  Обычно принято считать, что у профессионалов нет ни нервов, ни чувств, ни сердца. Да, такое тоже может иметь место. Временами, когда действительно требуется не человек, а именно профессионал, именно специалист. И Чаквас знала, что сейчас позади неё вот только что, несколько часов тому назад сидел не офицер ВКС Альянса, не спецназовец эн-семёрка, не Спектр Совета Цитадели. Сидел человек. Обычный земной человек, который страдал эти несколько часов. Сначала - когда группа высадки под командованием Шепарда, в свою очередь ставшего учеником и воспитанником самого Андерсона, изымала с планеты тело зверски умещвлённого офицера ВКС Альянса, доставляла его на борт фрегат-крейсера и затем - в медотсек, а потом - несколько часов, пока она, Карин Чаквас, майор медслужбы Альянса работала над телом, устанавливая причину смерти и то, что же пришлось вынести адмиралу там, в застенках научного подразделения "Цербера", одной из его ячеек.
  Наука была жестокой и безжалостной вещью в себе. И научники вольно или невольно становились палачами, стремясь узнать больше и глубже суть вещей, стремясь проникнуть за пределы, очень многими разумными органиками всегда воспринимавшиеся как непреодолимые. Сама Карин сделала тогда всё, чтобы затянуть момент передачи даже предварительного заключения в руки Андерсона. Она обошлась без надиктовывания протокола хода работы, включила только несколько видеокамер, зафиксировавших всю процедуру.
  Андерсон не торопил её и Чаквас осознавала - он делает так только потому, что для него она уже не только врач корабля, главный врач медслужбы фрегат-крейсера. Для него она нечто гораздо большее и потому Дэвид не обращается с ней сугубо по служебному протоколу. Позволяет обойти его, этот временами неумолимый протокол именно сейчас, сейчас, когда ему без её помощи, без её знаний, умений и навыков - завал и зарез.
  Вряд ли Дэвид позволил бы осуществить эту процедуру кому-то другому, той же Хлое Мишель, например. Нет, он жестом попросил Хлою освободить медотсек, разрешил ей отдыхать в рабочее время. Всё же Карин была военврачом, а Хлоя - гражданским медиком и ей знать такие детали, такие подробности о деятельности полувоенной организации, какой всегда был и оставался "Цербер", было совершенно ни к чему.
  Чаквас работала, внося уточнения и дополнения в протокол процедуры, уже не стесняясь - Андерсон вышел из медотсека несколько часов назад, а она выключила любые средства связи и передачи информации, замкнув медотсек в своеобразную информационную блокаду. То, что ей пришлось увидеть и понять... Потрясало своей жестокостью и откровенной безжалостностью. "Цербер" играл против человечества, точнее - уже не играл, а действовал открыто, явно, не стесняясь. Система "Блокада" была искорёжена, но она выстояла. Кахоку не выдал церберовцам ни грана секретной информации, хотя, если "Цербер" изначально формировался под прикрытием Альянса Систем, в том, чтобы вытаскивать из адмирала эту информацию не было никакой особой необходимости. Вполне возможно по этой причине церберовцы не особо и усердствовали, пытая адмирала.
  Профессиональный цинизм. Профессиональная деформация. Профессиональная болезнь медиков, лучше других людей знающих, что такое человек, как биологическое органическое разумное существо. А для Карин Чаквас, имевшей профессиональную подготовку по медицине инопланетных рас, пожалуй - всех основных рас, известных в Пространстве Цитадели профессиональный цинизм позволял без прикрас сравнивать человечество с любой другой расой и видеть и слабости и силу людей, как биологических органических разумных существ во всей полноте.
  Закончив работу, Чаквас обрядила тело адмирала в полный комплект белья и форменной одежды. Всё необходимое принёс Андерсон, когда Карин, прикрыв тело адмирала пологом, отвлеклась на десяток минут для того, чтобы написать медицинское заключение. Дэвид не посмотрел на экраны, висевшие над рабочим столом главного врача, он только мельком посмотрел на лицо адмирала, отметив про себя, что Карин постаралась отретушировать всё, что можно и даже немного - то, что виделось как такое, что невозможно было отретушировать. Уложив пакет с формой, бельём и обувью на стул у операционного стола, Андерсон тихо развернулся и тихо вышел, неслышно прикрыв дверь в медотсек.
  Корабли Отряда как раз приступили к обследованию системы Хан - известной по большинству Лоций, Сводов и Справочников как средняя система, располагавшая пятью планетами. Первым объектом внимания специалистов Отряда стал Пататанль - крупная, скалистая планета, чрезвычайно тонкий атмосферный слой которой состоял из водорода и окиси углерода. Поверхностная кора этой холодной планеты содержала богатые залежи урана и природные месторождения плутония. Масса Пататанля в четыре раза превышала массу Земли, поэтому предполагалось, что толщина атмосферы планеты должна значительно превышать толщину земной. Благодаря именно этой особенности планета была отмечена людьми и рядом других рас Пространства Цитадели, как потенциально интересная для научных исследований. Активизации практических работ по разработке природных кладовых планеты мешала необходимость серьёзных мер по защите от радиации. В процессе углублённого сканирования специалисты Отряда выявили и задокументировали ранее неизвестное крупное месторождение лёгкого металла - бериллия.
  Пока корабли шли к следующей планете - Фаркроту, Андерсон читал, запершись в своей каюте, отчёт и заключение, принесённые ему Чаквас. Карин не решилась поступить формально - отправить документы по линиям связи, пошла отнести лично.
  Когда она вошла, Андерсон стоял у задраенного наглухо бронезаслонкой иллюминатора, сцепив руки за спиной. В каюте царил полумрак, только настольная лампа на рабочем столе светила вполнакала. Услышав стук створки двери, Андерсон обернулся, кивнул едва заметно, повернулся и принял оба ридера из рук главного врача корабля. Повторный кивок - безмолвное "спасибо", скупой жест рукой в направлении кресла - просьба остаться и, возможно, пояснить некоторые места в документах. Карин тихо присела в кресло. Андерсон бесшумно и быстро занял своё рабочее кресло у стола, прибавил немного свет в лампе, закрыл дверь на замок нажатием клавиши на инструментроне, стал читать.
  Изредка он задавал тихим бесцветным голосом вопросы. Карин отвечала, стараясь не особо углубляться в детали, избегая излишнего употребления медицинской терминологии.
  Дочитав, Андерсон несколько минут сидел неподвижно, отложив ридеры в сторону и убавив свет в настольной лампе до минимума.
  - Спасибо тебе, Кари. - произнёс он, вынырнув из оцепенения, - Я не знаю, смог ли я доверить это... другому врачу. Нет, наверное не смог бы. И то, что ты принесла мне это сама, хотя могла бы вполне отправить это по связи... Я очень, особо ценю.
  Карин встала, подошла к креслу, в котором сидел Андерсон, наклонилась и обняла Дэвида за плечи. Просто обняла. Понимая, ощущая и зная, как ему сейчас тяжело. Кахоку был одним из высших офицеров ВКС Альянса Систем, кому Андерсон верил очень полно и глубоко. А теперь Кахоку нет. Физически рядом нет и уже никогда не будет. Осталась только саднящая душу память. Чаквас знала о полном психококоне, который натянул на себя Андерсон, чтобы выстоять в предстоящей войне. Знала, что даже этой уникальной психонастройки надолго не хватит - Андерсон не молод, а ноша командира в такие времена особенно тяжела. Поэтому несколько минут она молча держала плечи Дэвида в своих руках. Молчала, понимая, что в такие минуты любые слова будут излишними.
  Андерсон сидел неподвижно. Взгляд его упирался в стекло задраеного бронезаслонкой иллюминатора. Он не делал попыток обнять Карин, может быть - не хотел показаться ей излишне слабым, может быть - не хотел перекладывать на неё дополнительную тяжесть, которую должен был нести только он - командир фрегат-крейсера, офицер ВКС Альянса и Спектр Совета Цитадели. Минута истекала за минутой. Обоим - командиру и врачу не мешал полумрак, царивший в каюте. Не мешала установившаяся почти звенящая тишина - на разведкораблях всегда было очень тихо, а сейчас, как ясно чувствовала Чаквас, на "Нормандии" особенно тихо: экипаж фрегата по-своему переживал гибель адмирала Кахоку. Каждый нормандовец переживал этот факт индивидуально. Волговцы и в первую очередь - Стрельцова и Титов уже выразили Андерсону и официальные и неофициальные личные соболезнования, к которым традиционно присоединили свои соболезнования офицеры и рядовые члены команды и экипажа имперского разведкрейсера.
  - Благодарю, Кари. - тихо сказал Дэвид, легонько прикасаясь к рукам обнимавшей его женщины. - Мне надо поработать.
  Чаквас молча и тихо разомкнула объятия, сделала несколько шагов назад. Андерсон включил инструментрон, разблокировал дверь. Врач вышла из каюты, ощущая, как влекомая приводами, створка становится на место.
  Спустя несколько минут врач корабля уже входила в медотсек, смутно осознавая, что ей пришлось пройти несколько десятков метров по непривычно тихим переходам и коридорам фрегат-крейсера. Хоть и шла активная работа по изучению Фаркроты, на "Нормандии" было очень тихо.
  Шепард, на время принявший на себя почти все обязанности командира, читал отчёты специалистов Отряда по результатам обследования водородно-гелиевого газового гиганта. Единственной особенностью этого Фаркроты были его спутники - несколько десятков спутников внешне напоминали некую расу членистоногих, до сих пор оставшуюся неизвестной для самых видных учёных рас Пространства Цитадели. Ещё одна загадка, достойная приложения сил и ресурсов, на разгадку которой уже не будет выделено ни того, ни другого. Радиометрические данные однозначно подтверждали, что работа над этими спутниками в последний раз осуществлялась явно искусственным путём более чем полмиллиона лет назад. Неудивительно, что даже синтеты не смогли найти в Экстранете никаких особых упоминаний о чём-либо, способном пролить свет на этот феномен и сделать его более понятным.
  
  Мобилизация. Бандитские войны
  
  Впереди был Мавигон. Корабли Отряда завершили обследование Фаркроту и направились к этой небольшой скалистой планете, покрытой льдом, обладавшей атмосферой, состоявшей из аммиака и метана. Поверхность планеты по данным дальнего сканирования содержала в основном залежи олова и калия. На Мавигоне сохранялись примитивные формы жизни, основу жизнедеятельности которых составлял аммиак. Они существовали глубоко под землёй, вблизи геотермальных вулканов.
  - Из-за частых сильных ураганов видимость затруднена. - тихо произнёс вслух старпом, читая выкладки спецов Отряда. - Опасность низкой температуры второго уровня.
  - Капитан. - к стоявшему у Звёздной Карты старпому неслышно приблизились Явик, Сарен и Кайден. - Мы подготовили всё необходимое для высадки на Мавигон. - взявший на себя трудную роль основного "докладчика" Кайден волновался, несмотря на молчаливое ободрение и поддержку турианца и протеанина. - Я прошу вашего разрешения лично возглавить группу высадки и разобраться с последним гнездом преступного Синдиката.
  Шепард не стал оборачиваться к говорившему. Он прекрасно понимал, что Кайден достоин возглавить группу на этой сравнительно простой миссии. Ему же, как старшему помощнику, следует остаться на борту. Помочь Андерсону и поддержать своим присутствием остальной экипаж. С дилерами красного песка, контактировавшими в основном с батарианскими работорговцами надо было кончать самым решительным образом.
  Явик и Сарен молча положили перед Шепардом на штурманский рабочий столик ридеры с планом миссии. Шепард поочерёдно взял их в руки, ознакомился с содержимым файлов. Сокомандники учли всё. И то, что придётся столкнуться с противодействием со стороны представителей многих рас, включая кроганов. И то, что необходима не чисто человеческая, а смешанная команда - враги были сильны и хорошо подготовлены, а также прекрасно вооружены.
  База на Мавигоне была расположена на высокой скале в юго-восточной части уже очерченного сканерами района проведения операции. Здание базы защищали три башни с тяжёлыми турелями - на безопасности бандиты не экономили. Формально и конструктивно база представляла собой научную станцию, следовательно, придётся покидать салон челнока - об использовании транспортёров сокомандники Шепарда сразу отозвались в план-проспекте предстоящей операции, как о крайне нежелательном варианте действий. А на Мавигоне - второй уровень опасности. Второй.
  Синтеты, использовав почти все доступные им стандартные возможности и ресурсы, превзошли себя - они установили, что в каждом из трёх залов базы находились по пятнадцать наёмников, по два снайпера. Всего - больше пятидесяти разумных органиков, возглавляемые последним пока что остававшимся в живых криминальных авторитетов, входивших в совет при Елене Блейк, обещавшей покончить с практикой сориентированности Синдиката на красный песок и предполагавшей в дальнейшем круто изменить специализацию этого криминального сообщества. Теперь приходилось уничтожать всех последних членов этого Синдиката. Последних ли? Зло неискоренимо, но особо оно сильно тогда, когда впереди - Вторжение Жнецов.
  В план-проспекте отмечалось, что после расправы над защитниками базы и казни преступного авторитета группа высадки прочешет базу на предмет улучшений и ценной информации. Синтеты указали на наличие не включённой в официальные перечни заброшенной станции, в которой сканеры и локаторы уже обнаружили ящики с оружием, бронёй и улучшениями. Станция была включена в план работы на планете вторым пунктом. Предполагалось, что при необходимости либо с "Волги", либо - с "Нормандии" на планету придут челноки для эвакуации находок.
  Третьим пунктом был мумифицированный саларианец. Детали предстояло выяснить непосредственно во время осуществления высадки, но предполагалось, что этот воин имел отношение либо к самой Лиге Единения, либо к тем военнослужащим, которые занимались преследованием членов этой организации, пожелавших избегнуть несправедливого суда и ещё более несправедливой, вполне возможно - тайной и жестокой расправы.
  Четвёртым пунктом был разбившийся зонд. И спецы - люди и синтеты в один голос утверждали, что на его борту, в грузовом отсеке содержатся очередные улучшения оружия и брони.
  Пятым пунктом были месторождения ценных полезных ископаемых - кобальта и золота.
  Дочитав, Шепард расписался световод-кодатором на каждом из ридеров, утверждая планы работы:
  - Согласен. - сказал он, посмотрев поочерёдно на Сарена, Кайдена и Явика. - Вы, все трое - командное звено группы высадки. Сделайте так, чтобы всё прошло гладко. И - без жертв и остальных проблем. Базу - взорвать. Нечего оставлять "Церберу" возможности сэкономить на строительстве очередных убежищ.
  Человек, турианец и протеанин вытянулись и откозыряли старшему помощнику командира фрегат-крейсера, забрали ридеры и, чётко повернувшись кругом, ушли к ангару. Шепард обернулся к Карте, сделал шаг, опёрся о поручень. Как офицеру-десантнику и спецназовцу ему приходилось вот так поручать выполнение отдельных операций, "вмешательств" младшим по званию коллегам. И в том, что теперь он остался на борту фрегат-крейсера, а Аленко, Артериус и Явик командуют группой на высадке он, капитан ВКС Альянса, не видел ничего особенного. Рано или поздно ему предстоит уступить пост руководителя десантной группы лейтенанту Аленко. Ему нужно расти и карьерно, и в званиях, ведь он - не выпускник Академии Эн-Семь, не Спектр Совета Цитадели. Вот на таких высадках Кайден и получит возможность, реальную возможность проявить себя, когда рядом не будет Шепарда и придётся принимать решения полностью самостоятельно. И уж конечно - полностью отвечать и за них и за их последствия.
  Несколько минут - и пришёл доклад инженерной службы корабля о старте двух челноков. Группа высадки приступила к работе. Ожидание Шепард старался разбавлять активной работой у Карты и обходом по кораблю - обязанности старшего помощника, соединённые с обязанностями командира корабля не тяготили Джона. Он привык так работать, беря на себя максимум того, что необходимо было сделать. Его так учили действовать и в армии и в Академии: в спецназе нет лентяев и нет нытиков с неженками. Там все работают на износ, неизменно стремясь к высочайшему качеству и результативности.
  Доклад об уничтожении базы поступил спустя три с половиной часа вместе с видеоотчётом. Просмотрев краткий вариант, Шепард запросил уточнения и вскоре получил их. Всё было выполнено штатно - сопротивление было преодолено, преступный авторитет, попытавшийся было качать права, был застрелен "при попытке к бегству", с его сообщниками - в плане их уничтожения - проблем не возникло.
  Возле трупа саларианца были найдены несколько небольших артефактов. Найденный жетон, как оказалось, принадлежал капитану Сатранаки - одному из тех саларианских военных, которые вынуждены были заниматься преследованием членов Лиги Единения. Для Шепарда не было тайной весьма неоднозначное отношение саларианских военнослужащих к тому, что им было поручено уничтожение сотрудников едва ли не самой подготовленной спецслужбы саларианской расы.
  Улучшения к оружию и броне из грузового отсека разбитого зонда изъяли в стандартные сроки - здесь никто из членов группы высадки не стал спешить и стараться скоростить. Неотмеченную на большинстве карт базу чистили несколько часов, запросили два грузовых челнока. Один был направлен с фрегата, другой - с крейсера. Титов, вышедший на связь с Шепардом, в очередной раз попенял старпому, что крейсер используется "на подхвате", но сделал это пеняние мягко и необидно. Всё равно и волговцы и нормандовцы делали одно общее дело и меряться первенством перед лицом вторжения опаснейшего врага было бы глупо и недальновидно. В уточнённом отчёте, подписанном лейтенантом Аленко, было сообщено о находке на взорванной базе Синдиката огромной суммы в десять тысяч кредитов. Следуя имперскому правилу "что с боя взято, то - свято", деньги были зачислены на один из резервных анонимных номерных счетов Отряда - любые ресурсы были кстати, когда предстояло столкновение с Жнецами.
  Работа с месторождениями полезных ископаемых была проведена в полном соответствии с процедурой и графиком затрат времени. Никто не спешил, но и не ленился.
  Шепард, пройдя в ангар фрегат-крейсера, принял послеполётный доклад от Аленко и Сарена. Явик молчаливым кивком подтвердил, что у него лично нет никаких замечаний, дополнений и возражений, после чего поспешил к себе в каюту. Разрешив сокомандникам отдыхать, Шепард вернулся к Карте - выполнять обязанности командира корабля.
  Газовый гигант Хунинто, сравнимый по своим размерам с привычным для землян Юпитером, обладал обычной водородно-гелиевой атмосферой. Следы метана придавали диску планеты кобальтово-синий оттенок. Спектральный анализ в очередной раз показал, что система колец Хунинто состоит в основном из кристаллов льда. Хунинто обладал чрезвычайно мощным магнитным полем, которое создавало сильные радиопомехи внутри системы.
  Отработав планету и район её размещения, Отряд переместился к неприметной скалистой планете Паравину. Разогретая до высокой температуры поверхность планеты в основном состояла из кальция и залежей алюминия. Паравин обладал небольшой массой, поэтому одна из сторон была постоянно обращена к звезде Хан. Сканирование планеты аппаратурой кораблей Отряда дало некоторые намёки на то, что даже на такой небольшой планете могут быть ценные ресурсы, но, поскольку корабли Отряда не были специально предназначены для геологоразведки, специалисты только разместили обезличенную информацию на крупнейших геологоразведывательных и промышленных порталах Экстранета, после чего вернулись к обработке поступающих с приборов данных.
  Тренькнувший сигнал системы обнаружения искусственных форм привлёк внимание профильных спецов БИЦ - на геостационарной обрите Паравина сканеры углядели непилотируемую маленькую станцию, происхождение которой не удалось однозначно установить даже с помощью зондов под управлением спецов инженерной службы фрегат-крейсера. Один из зондов обнаружил в грузовом отсеке этого кораблика контейнер с фрагментом записей матриарха Дилинаги. Фрагмент был извлечён и доставлен на фрегат, помещён в хранилище артефактов.
  Четыре часа ушло у Отряда на то, чтобы перелететь в систему Мин, которая по какой-то явно бюрократической причине считалась маленькой системой, но располагала и пятью зарегистрированными планетами и поясом астероидов. Корабли, вошедшие в пределы системы, встретил Альтанорх - водородно-гелиевый газовый гигант, не имеющий особых характеристик. Благодаря сильному магнитному полю и относительно невысокой гравитации, он считался удобным и потому - весьма популярным местом для разрядки двигателей космических кораблей. В процессе сканирования планеты было установлено, что на поверхности планеты в древности происходило какое-то сражение местных масштабов. Полуавтоматические зонды позволили нормандовцам изъять с поверхности планеты некоторые предметы, представлявшие интерес для историков. Среди этих предметов оказался и очередной медальон члена Лиги Единения.
  Крупная скалистая планета Параг, атмосфера которой содержала азот и аргон, отличалась чрезвычайно высокой температурой поверхности. И это тогда, когда расстояние от местного светила - зведы Мин - составляло шесть сотен астрономических единиц. Кора Парага состояла большей частью из глинозёма, локаторы и сканеры кораблей Отряда подтвердили в очередной раз и наличие залежей серебра. Ввиду высокой температуры и не менее высокой радиации приземление на освещённой стороне планеты корабля, не оснащённого щитами военного класса, закономерно вело к фатальным последствиям, о чём было сделано автоматическое предупреждение с нескольких выставленных у планеты дрейфующих на орбите буёв. Направление вращения Парага было противоположно направлению вращения остальных тел в системе Мин, что свидетельствовало о вероятности принадлежности Парага к захваченным местным светилом телам. В ходе сканирования планеты было обнаружено новое крупное месторождение ценного лёгкого металла - титана.
  
  Мобилизация. Исчезнувший грузовой корабль
  
  При приближении к Антиропру - водородно-гелиевому газовому гиганту, сформировавшемуся во внешней части звёздной системы Мин и теперь постепенно перемещавшемуся поближе к местному светилу, сканеры и локаторы "Волги" нащупали брошенный, дрейфующий грузопассажирский корабль.
  - Капитан. - к стоявшему у Звёздной Карты Шепарду подошёл Кайден. Следом подошла Дженнифер. - Простите.
  Старпом оторвался от расчётов, посмотрел на лейтенанта усталым и несколько отрешённым взглядом.
  - На корабле есть как минимум один биотик. - сказал Аленко. Дженнифер кивнула, подтверждая слова офицера. - Вы же знаете, биотик биотика чувствует. Это не столь распространённая способность... Но нас этому учили. И меня и Дженнифер. - уточнил Кайден. - Я не знаю, каким образом этот биотик выжил на брошенном дрейфующем корабле, но вот данные, проясняющие причину, по которой он до сих пор не покинул борт этого корабля. - Кайден положил на штурманский столик ридер.
  Ознакомившись с содержимым файлов прибора, Шепард на минуту задумался.
  - Хорошо. Кайден, берёте свою группу. Вместе с Дженнифер десантируетесь на этот корабль. Находите этого биотика и изымаете его вместе с телом. По данным синтетов - это почти единственное, не считая биотика, конечно, относительно живое существо на борту. Остальные - трупы. Гадать о причинах нечего - синтеты выпотрошили компьютер этого грузо-пассажирского судна. Детали многие придётся всё равно уточнять и устанавливать и выяснять на месте. Действуйте, лейтенант.
  - Есть, капитан. - Кайден вытянулся, козырнул и почти бегом направился к ангару фрегата.
  - Спасибо, что не держите меня в тылу и в бездействии, капитан. - тихо сказала Дженнифер, после чего неспешно направилась следом за лейтенантом.
  Шепард вернулся к Карте, опёрся о поручень, вгляделся в данные по Антиропру. Измерения однозначно свидетельствовали - через несколько миллионов лет атмосфера планеты начнёт истончаться, рассеиваясь в космическом пространстве. Разница температур между стороной, обращённой к активному голубому гиганту и стороной, обращённой в холодный космос, стала причиной образования на Антиропре циклонических ветров. Тепло солнца, поглощаемое планетой, вкупе с внутренним источником тепла, вызывало радиационное свечение неосвещённой стороны планеты, ясно видимое в инфракрасном спектре.
  Обратившись к данным по найденному сканерами и локаторами кораблю, Шепард узнал, что "Вортингтон" был модульным транспортным кораблём популярного среди грузоперевозчиков Пространства Цитадели класса "Коулун", предложенного на рынок землянами. Корабль был оборудован как для грузовых, так и для пассажирских перевозок, что снижало затраты владельцев и пользователей на его эксплуатацию. Все системы "Вортингтона" были переведены в неактивный режим, двигатели выключены и корабль медленно и неуклонно сходил с орбиты Антиропра, уходя в космическое пространство. Рано или поздно на него наткнётся тягач Службы Эвакуации Кораблей, но вот нахождение на борту...
  - Капитан, мы на борту. - в спикере прорезался голос лейтенанта Аленко. - На нас совершила нападение последний член экипажа. Женщина. Пыталась стрелять, а потом применить биотику. Дженнифер её успокоила... своими средствами. Я не вмешивался. Осматриваю корабль, прослушал три записи из бортовых журналов на этом судне. Найдены были эти записи в ридерах в разных местах. Такое впечатление, что эта женщина... убивала всех членов экипажа. И, мне представляется, я знаю причину. Это тот человек, мужчина, тело которого лежит в медотсеке. Двигаюсь туда, о деталях и обнаруженном доложу позднее.
  В текстовом файле, пришедшем с инструментрона Дженнифер, были пояснения - женщину звали Джулия и человек в медотсеке был её мужем. Она очень любила его, поэтому не позволила отключить его тело от системы жизнеобеспечения. Она понимала, что мозг её мужа погиб и осталось практически только одно тело, функционирующее только благодаря работе медицинских автоматов. Но отключить автоматику жизнеобеспечения у неё до сих пор не поднималась рука. Она и напала на прибывшую группу высадки в попытке помешать пришельцам отключить автоматику жизнеобеспечения - в тот момент ей показалось, что прибывшие люди именно за этим и явились на борт грузопассажирника.
  Пострадавшего мужа Джулии зовут Джейкоб. Вышедший на связь с бортом фрегата Кайден подтвердил, что мозг Джейкоба мёртв - офицер перекинул медицинскую телеметрию по кодированному каналу связи на инструментрон Чаквас и врач корабля подтвердила предварительный вывод Аленко, указав, что только автоматика поддерживает функционирование тела мужа Джулии. Получив дополнительные данные от сканеров на скафандре офицера, Чаквас также подтвердила и тот факт, что Джулия - сильный биотик и именно она убила всю команду, чтобы не допустить отключения мертвеца от систем жизнеобеспечения медотсека.
  - Капитан. - в наушнике проявился голос Дженнифер. - Джулия сдалась. Она дала себя сковать и не оказывает сопротивления. Коллеги Кайдена эвакуируют тело Джейкоба на челнок, полагаю, надо предоставить Джулии возможность похоронить Джейкоба... по-человечески. Я ей постаралась пояснить некоторые детали, Карин также с ней говорила по видеосвязи. Похоже, Джулия успокоилась и осознала то, что ничего здесь исправить уже, увы, невозможно. Мы готовимся к возвращению на челноки.
  - Хорошо, Дженни. - Шепард получил от Кайдена и Ричарда дополнительные текстовые файлы и видеоролики. - Завершайте всё там и возвращайтесь. Сигнал эвакуационникам уже послан.
  - Есть, капитан. - Дженнифер переключила каналы, а Шепард углубился в изучение содержимого новопоступивших с дрейфующего грузопассажирника файлов.
  Пока челноки преодолевали расстояние от грузопассажирника до фрегат-крейсера, Шепард распорядился приготовить одну пустующую минимально обставленную каюту для Джулии и выделить место в холодильнике для тела Джейкоба. Судьбу Джулии на корабле будет решать только командир Андерсон, а пока женщина поскучает в изоляции.
  Двое полисменов-десантников пронесли в криохранилище упакованное в изолирующий контейнер тело, двое полисменов-десантников увели в подготовленную каюту и саму Джулию. Аленко и Дженнифер передали Шепарду ридеры с послеполётными отчётами - с ними ещё должен был ознакомиться Андерсон. Разрешив членам группы высадки отдыхать, Шепард направился в каюту командира фрегат-крейсера.
  Андерсон встретил его у порога, жестом разрешил войти и закрыл дверь.
  - Я уже вполне в норме. У Карин замечаний к моему состоянию теперь нет и я могу вернуться к работе, Джон. - Дэвид взял у старпома ридеры с отчётами. - Ознакомлюсь. И, полагаю, на Феросе мы сможем перегрузить и эту женщину и тело на проходящий пассажирник. Всё же колония располагает вполне приличным и часто посещаемым космопортом и нам не придётся вызывать челнок с проходящего пассажирника. Да и отпускать её... Думаю, что нужно будет согласоваться с патрульным фрегатом Корпуса Спектров, чтобы он забрал Джулию и тело Джейкоба, когда мы будем подходить к Феросу. Заодно - проверим как там командует Шиала. Сделаем на несколько суток остановку, дадим отрядовцам возможность почувствовать под ногами твёрдую землю. - Андерсон положил ридеры на свой рабочий стол. - Всё, Джон. Я возвращаюсь к активному командованию. Вам - большое спасибо. Можете отдыхать. И... поговорите по видеосвязи со Светланой. Полагаю, ей и вам сейчас необходимо пообщаться.
  - Хорошо, командир. - Шепард козырнул, обозначив передачу командирских полномочий. - Разрешите идти?
  - Идите. Я через несколько минут буду у Карты. Отдыхайте, Джон.
  - Хорошо, Дэвид. - старпом кивнул, повернулся и вышел из каюты командира фрегата.
  
  Работа кораблей отряда в скоплении Бета Аттики
  
  В скопление Бета Аттики Отряд вошёл через ретранслятор, расположенный в звёздной системе Геркулес - средней звёздной системе, располагавшей четырьмя планетами. Пока корабли преодолевали перегон по цепочке ретрансляторов, Шепард успел плотно поесть, полтора часа говорил со Светланой по видеосвязи, чем доставил любимой огромное удовольствие и удовлетворение, а также отоспаться десять часов - Андерсон, вернувшийся к командованию фрегат-крейсером по согласованию с Титовым принял решение не гнать корабли вперёд на предельной скорости, а двигаться так называемым экономичным ходом. Постепенно нормандовцев отпускала искренняя скорбь по Кахоку, члены экипажа и команды фрегат-крейсера возвращались к обычному ритму работы и службы. У Чаквас почти не было необходимости официально запрещать кому-либо из обитателей "Нормандии" возвращаться в обычный режим жизнедеятельности и тем более не было необходимости запирать кого-то в медотсеке, переводя на положение пациента.
  Водородно-гелиевый газовый гигант Затор был известен тем, что в верхних слоях атмосферы присутствовали серные облака, а в нижних слоях образовывались углеводородные соединения. На неосвещённой стороне планеты были подтверждены грозовые явления. На одном из спутников Затора при проведении углублённого сканирования волговцы обнаружили новое крупное месторождение золота, информация о котором после формализации и обезличивания была передана в общий доступ по принадлежности.
  - Впереди - Элетания, капитан. - сказал Сарен, войдя в каюту старшего помощника и с разрешения хозяина присаживаясь в кресло у рабочего стола. - Интересная планета.
  - Да, Сар. Вы правы. Основная проблема в том, что там есть некие симбиотические организмы, которые, как считается, на современном нам уровне науки и технологии невозможно выделить из воздуха и которые крайне необходимы для нормативного существования экосистемы планеты. Если бы их там не было, то можно было с полным основанием уверовать - Элетания чрезвычайно хорошо подходит для колонизации. Да, там есть зелёный, приятный для человеческого восприятия слой мхов, лишайников и водорослей, есть толстый атмосферный слой, содержащий кислород. Но эти симбиотические микроорганизмы своим присутствием предполагают, что заселение планеты любыми другими представителями разумной органической жизни может быть организовано и проведено только на основе максимальной герметизации мест обитания поселенцев. Купола и прочее. Если для Луны или для Марса это ещё понятно, то для такой планеты... Дороговато нам обойдётся желание иметь удовольствие видеть такую зелёную планету.
  - Пыжаки. - произнёс турианец. - Есть основание предполагать, что это - их материнская планета.
  - Вполне возможно, Сар. - кивнул Шепард. Они действительно, как утверждают наши специалисты, хорошо приспособлены к существованию в условиях Элетании. Мы же, как чужеродные организмы... Хорошо, если сможем ограниченно заселиться на высотах, объективно недоступных для упомянутых выше организмов.
  - Можно, конечно, поселиться там, где постоянно дуют ветра в благоприятных направлениях. - уточнил Сарен. - Правда, даже на Палавене мы стараемся не доверять ветрам и не полагаться на их постоянство.
  - Для нас важно исследовать планету и наладить контакт с пыжаками. - сказал Шепард. - Как бы там ни было, эти существа живут и не особо тужат аж на трёх планетах и терять с ними контакт мы себе позволить не можем.
  - Согласен, капитан. - Сарен кивнул. - Наверное, у меня, как и у многих других просто есть большое желание побывать на планете, где не нужен будет скафандр. Элетания, к сожалению, к таким планетам не относится. Но это - объект нашей работы и мы будем там работать так, как надо. Я сам удивился, когда увидел, как к вам относятся эти космические...
  - Обезьяны... - подсказал тихо и мягко старпом.
  - - Вот вот. Обезьяны. Так вот я был очень удивлён, а Найлус... он был просто поражён, что эти любопытные и вороватые создания так спокойно контактируют с вами, Шепард. Может быть, вы, Джон, в очередной раз станете ключом к нашему успеху.
  - Может быть. - спокойно и как-то буднично согласился с мнением Спектра-легенды Шепард. - Нам нужны будут любые успехи для общей и большой победы, Сар. Как бы там ни было, работать на Элетании придётся и, насколько я понимаю, пыжаки не особо заморачиваются тем, что все другие разумные существа на их планете должны носить изолирующие скафандры.
  - Может быть, пришло время усомниться в их неразумности, капитан? - Сарен остановился у двери каюты.
  - Может быть. Работа на Элетании это покажет лучше, чем что либо. - согласно кивнул Шепард.
  
  Мобилизация. Потерянный модуль. Контакт с пыжаками
  
  - Капитан, с разрешения капитана Андерсона пересылаю вам материалы, поступившие от командования ВКС Альянса Систем. - в наушном спикере прозвучал голос Оливии. - Переслано. - киборгесса сразу же ушла с канала, не было слышно даже привычного шороха-шелеста переключения каналов. Она делала так не всегда, но в этот раз сделала.
  Мелодичный сигнал приёма файлов прозвучал из инструментрона, разложенного на рабочем столе старшего помощника. Отметив про себя, что возможности сами находят того, кто может ими воспользоваться, Шепард углубился в изучение содержимого поступивших файлов.
  Задание было простым и полностью соответствовало основным направлениям деятельности Отряда. Командование Альянса просило командование "Волги" и "Нормандии" оказать помощь в поиске зонда с модулем, используемым для сбора информации о перемещаниях гетов в скоплении Беты Аттики. Модуль, как указывалось в присланных материалах, содержал уже достаточно много ценной информации, но сейчас сигнал от зонда, содержащего модуль, пропал как раз в районе планеты Элетания. Специалисты командования знали, что это, вполне возможно - материнская планета пыжаков, которые вполне способны вскрыть зонд и украсть модуль.
  Официальная точка зрения, что пыжаки - это неразумные создания, рушилась с грохотом горного камнепада. В материалах отмечалось, что в успехе поисков заинтересован адмирал Хаккет. Это уточнение не произвело впечатления на Шепарда, да и не только, наверное, на него. Всё же работа Спектра заставляла мыслить, выходя за пределы военизированной структуры Альянса и глубоко осознавать, что восемнадцать стран не могут полноценно представлять всё человечество.
  - Группе высадки основного состава - подготовиться к работе. - распорядился Шепард, взглянув на часы. Корабли Отряда уже вошли на орбиту планеты и сейчас челнокам потребовалось бы меньше получаса, чтобы достичь поверхности Элетании.
  
  При приземлении стало ясно - пыжаки действительно сумели вскрыть зонд и выпотрошить его. Можно было спорить, сделано это было разумным существом, полуразумным или неразумным - здесь не могло быть единого мнения, но факт оставался фактом: модуль из зонда исчез, а сам зонд был перенесён пыжаками с места приземления на достаточно большое расстояние и даже спрятан. Точнее - замаскирован. Непривычный к таким поворотам событий человек и не смог бы усомниться в том, что пыжаки обладают развитым разумом.
  Помня о специфичности планеты, группа высадки с "Нормандии" несколько минут ожидала, не покидая челноки и занимаясь изучением поступающих со множества датчиков информации. Спешить было уже некуда - зонд вскрыт, модуль украден. Можно было, конечно, начать расправу над всеми близрасположенными пыжаками и даже над их колониями, только в этот раз такие действия не привели бы к положительному результату. Надо было действовать по-другому, а для этого нужно было подождать, повнимательнее приглядеться и подумать. Чем, собственно, группа высадки в полном составе сейчас и занималась.
  - Агрессивности пыжаков не наблюдаем, капитан. - доложил Аленко. - Челноки "Нормандии" зависли в нескольких метрах над поверхностью планеты. Изоляция салонов и скафандров - норма.
  - Ищем модуль, а точнее - скорее всего придётся искать бибизьяна, который забрал эту штуку себе. Вряд ли он что сделает с ней - модуль изначально неразборный. - Шепард проверил герметичность скафандров обитателей первого челнока, убрал взятую было наизготовку винтовку в наспинные упоры скафандра. - Я прогуляюсь пока по планете. - старпом открыл салонную дверь челнока и спрыгнул вниз. - Оливи, дай радиусы на ближайшие колонии этих обезьянок.
  - Выполняю, капитан. - отозвалась киборгесса. - Выполнено. Данные пересланы на ваш инструментрон.
  - Принял, вижу, спасибо. - Шепард взглянул на средний экран своего инструментрона, где уже светилась карта. - Я пошёл, тут первая колония недалеко. Лучше челнокам держаться от колонии на удалении, коллеги. Это - их поселение, нам там всем на такой технике появляться - не нужно.
  - Хорошо, капитан. - Аленко переключил каналы.
  Пока Шепард шагал к расположению ближайшей колонии пыжаков, он успел убедиться в том, что эту планету при сегодняшнем уровне науки и техники большинства рас Пространства Цитадели терраформировать будет невероятно сложно. Пыжаки сопровождали медленно идущего человека в скафандре - где по одиночке, а где - небольшими группами. Несколько обезъянок держались поближе к гостю, не выказывая пока что вполне понятной настороженности или опасений.
  В колонии - на поляне, где стояли несколько пузатых похожих на лесные ульи жилищ, в каждом из которых селились почти полтора десятка пыжаков, пришельца окружили со всех сторон. Шепард впервые видел столько пыжаков самого разного возраста - от самых старых до самых молодых в одном месте. Обезьянки постепенно успокоились, видя и ощущая, что гость не собирается вредить им или их жилищам, вскоре возле Шепарда осталась только группа молодых пыжаков и несколько пожилых.
  Шепард сел на землю, подождал несколько минут. Молодой и старый пыжаки вспрыгнули на плечи человеку, уселись, легко касаясь лапками шлема. Секунда - и человек ощутил внутри себя знакомое напряжение - возвращалось состояние Струны.
  Меньше четверти часа заняло интенсивное общение. Если бы не эти возможности... Поиски были бы слишком длительными и сложными. Далеко не факт, что они могли бы быть завершены и через несколько суток. А так... Через три часа и в колонию пришли трое пыжаков. В лапках одного из них был зажат искомый модуль. Пыжак с модулем подошёл к человеку, несколько секунд вопросительно смотрел на соплеменников, затем положил модуль у ног Шепарда и отошёл. Шепард наклонил голову - он почему-то был уверен, что пыжаки это движение истолкуют правильно. Пыжак посмотрел в глаза человека и, вместе с двумя соплеменниками степенно покинул пределы колонии.
  - Капитан. Это срочно. Отряд гетов покинул засаду и двигается в направлении соседней колонии пыжаков. - сообщила Оливия. - Предполагаю возможность нападения гетов на колонию. Поскольку это - геты-еретики, действующие под управлением так называемых Старых машин...
  - Принял, Оливи. - Шепард переключил каналы. - Аленко, Сарен. Уничтожить отряд гетов, идущий к колонии. Нам не нужны жертвы среди пыжаков.
  - Выполняем, капитан. - отозвались лейтенант и Спектр. На карте на среднем экране инструментрона Шепард видел, как отметки двух челноков переместились к значку колонии и заняли позицию между колонией и гетами. Несколько минут и одна за другой отметки гетов стали исчезать с экрана.
  - Задача выполнена, капитан. Потерь с нашей стороны нет. Потерь со стороны жителей колонии - нет. В нападении на колонию приняли участие в основном геты-штурмовики и разрушители. В трёхстах метрах от места боя фиксирую наличие группы гетов-снайперов. - доложил Сарен. - Челнок лейтенанта Аленко отправился уничтожать их.
  Вскоре поступило текстовое сообщение от Кайдена - геты-снайперы были уничтожены.
  - Капитан, готовы забрать вас в любой момент. Оба челнока - на исходной позиции. - сказал Найлус.
  - Ладно. Я ещё немного побуду здесь. Пусть пыжаки привыкнут к нашему присутствию. У нас есть план работы.
  - Если позволите, капитан. - в разговор вклинился лейтенант Аленко. - Для сокращения времени мы бы могли заняться другими пунктами плана. А вы пока найдёте более общий язык с нашими новыми партнёрами.
  - Согласен. - Шепард просмотрел на экране инструментрона план работы и карту проведения операции, включающую в себя все районы, подлежащие посещению. - Действуйте.
  - Есть, капитан. - Аленко переключил каналы. Отметки челноков на экранной карте инструментрона покинули исходную позицию.
  Несколько молодых пыжаков с интересом наблюдали за происходящим на экране инструментрона. Движения пришельца их не пугали, скорее всего они уже привыкли к ним и не ощущали признаков угрозы или опасности. Шепард видел, как челноки зависают у отметки места теперешнего размещения отключённого разведзонда. Коллеги лейтенанта Аленко, как было видно на экране - шла прямая трансляция с камер, установленных на скафандрах - пакуют машину в грузовой отсек кораблика: зонд выполнил свою задачу и теперь при первой же возможности будет передан Альянсу.
  Несколько минут - и отметки челноков замирают у значка, отметившего место расположения обломков двигателя разбившегося более восьми лет назад грузового корабля. Там, по данным синтетов Отряда, находился небольшой грузовой отсек, до которого пыжаки так и не смогли добраться. Найлус прислал сообщение, что в отсеке были обнаружены некоторые улучшения для оружия и брони.
  Два с половиной часа коллеги Шепарда потратили на документирование и обозначение двух новых месторождений полезных ископаемых - палладия и золота. Конечно, сейчас трудно было предполагать, что на столь специфическую планету вскоре прибудут горнопромышленники и немедленно начнут разработку этих ресурсов, тем не менее, информация о столь ценных металлах поступила в обезличенном и формализованном виде в специальные сегменты Экстранета.
  - Капитан, это невероятно. - внезапно проявившийся голос лейтенанта Аленко был исполнен искреннего изумления, граничившего с неподдельным удивлением. - Тут в скальной гряде проявилась сфера диаметром почти пять метров. Мы только хотели пересечь эту каменную гряду и тут такое. - Лейтенант переключил каналы, подключив канал видео. - Посмотрите сами, капитан. Явик остался на Нормандии, мы с ним связались и он подтвердил, что это - протеанская сфера, для полной активации которой нужен специализированный ключ. Сам он, не будучи профессиональным учёным, не знает, где и как этот ключ искать, но уверен, что эта сфера содержит важную информацию в виде мыслеобразов. Такие сферы активно использовались протеанами в системах дальней космической связи. Как одна из подсистем, сэр.
  - Ключ?
  - Да, капитан. Ключ. Явик не уверен, но предполагает, что ключ... существует. Если бы ключ был уничтожен или повреждён, сфера бы вела себя по-иному. Он выразил явное удивление тем, что сфера среагировала на нас. Обычно, как он пояснил нам, так сфера реагирует на тех разумных, у которых может быть ключ. Но мы не знаем даже, как он выглядит. - в голосе лейтенанта проявилась целая гамма чувств. - Явик продолжает утверждать, что сфера должна была так среагировать на наше приближение. Это то, в чём он на данный момент абсолютно уверен. Полагаю, что будь Явик учёным, он бы сказал больше, но он - не учёный, а воин.
  - Ладно. - Шепард подобрал модуль данных с земли, уложил его в контейнер. - Кайден, я взял направление на сферу, это всего в трёх - четырёх километрах от меня. Полагаю, я прогуляюсь пешком до места.
  - Мы ждём вас, капитан. - Аленко, сказав это, переключил каналы.
  Пыжаки так и не покинули плечи старпома, сидя на них прочно и не выказывая страха и опасений. Путь к месту проявления протеанского артефакта занял чуть больше сорока минут и, судя по поведению сопровождавших старпома пыжаков, им эта прогулка явно понравилась.
  У челнока стоял лейтенант, с интересом рассматривая мерцавшую и переливавшуюся сферу. Остальные нормандовцы не покидали пределов челноков. Люки машин были закрыты.
  - В таком состоянии она всё это время пребывает. - доложил офицер-биотик. - Никакой угрозы, никакой опасности, никаких вредных воздействий. Похоже, это действительно нечто вроде информационного архива, капитан. Но, выслушав Явика, я лично сомневаюсь в том, что смогу правильно представить себе хотя бы его ёмкость. Наш воин утверждает, что ключ к этому архиву существует и что он, этот ключ - единственный.
  - Есть у меня одна вещь, Кайден. - Шепард достал из кармашка скафандра брелок, переданный ему Шаирой-Спутницей. - Она почти ничего о нём не знает, но утверждала, что этот брелок-ключ способен сам найти предназначенную для него замочную скважину. На разумных расстояниях, конечно. - с этими словами Шепард, держа брелок на раскрытой ладони, сделал первый шаг к сфере. - На всякий случай - держитесь подальше. Мало ли какие эффекты будут.
  - Ясно, капитан. - Аленко махнул рукой и оба челнока отлетели от сферы ещё на три десятка метров. Затем на то же расстояние отступил сам.
  "Юго-западный угол карты зоны проведения операции. - по памяти определил старпом, осторожно, маленькими шагами приближаясь к сфере. - район подозрительно похож по своим общим характеристикам на место размещения древних протеанских руин. - Брелок на ладони старпома затрепетал. - Похоже, Спутница обладала правильной и точной информацией. Этот ключ действительно способен найти предназначенную для него и только для него замочную скважину совершенно самостоятельно."
  То, что произошло спустя несколько секунд, Шепард помнил обрывками. В голове зазвучала дивная мелодия - медленная, спокойная, привычные для состояния Струны мыслеобразы проявились быстро и легко, как сновидения.
  Загадочный шар, как доказывали эти мыслеобразы, был действительно артефактом протеан, аномалией, размещённой в древних протеанских руинах. В артефакте хранилась резервная копия информации о прошлом человечества. Получалось, что Шепарду удалось получить независимое от Явика подтверждение того, что протеане изучали людей, пребывавших тогда ещё в каменном веке.
  Трепетавший всё более ощутимо и заметно брелок, наконец сорвался с ладони старпома и полетел, спокойно и быстро, по почти идеальной прямой к артефакту, в поверхности которого по мере приближения брелка всё шире и точнее обозначалась щель. Когда брелок исчез в щели, шар вспыхнул ярким белым светом, ослепив Шепарда и лишив старпома всякой возможности ориентироваться. В тот момент ему не было известно, как именно вспышка, происшедшая внутри шара, воздействовала на его сокомандников.
  
  Сознание вернулось скачком. Скорость и полнота его возвращения, некоторые ощущения совпали с теми, которые Шепарду были знакомы по Илосу. Но тогда всё определялось Явиком, а здесь действовал артефакт.
  Вокруг был лес. Оглядевшись по сторонам, Шепард вспомнил учения по программе "выживание". Тогда слушателей Программы "Эн-Семь" направляли в самые гиблые места различных планет с минимумом вещей или вообще без них - и выживай, как хочешь. А здесь рядом оказались вполне обитаемые заселённые пещеры и Шепард внезапно ощутил, что он теперь - член древнего человеческого племени, которое и обитало в этих пещерах. В руке, в правой руке старпома было зажато копьё с костяным наконечником.
  В голове был туман как будто старпом проснулся после многочасового и глубокого сна. Опираясь на копьё, Шепард поднялся на ноги. Его внимание привлёк шум, идущий сверху.
  Подняв взгляд, Джон заметил странное существо, которое летало над ним. Оно не было похоже на тех птиц, на которых Шепарду, как члену племени, приходилось охотиться во время вылазок к озеру: у этого существа не было головы и крыльев, но каким-то образом ему удавалось летать. Существо переливалось серебристым светом, часто зависало, подобное облаку. Шепард видел это существо очень нечётко, но знал, чувствовал, ощущал, что оно постоянно смотрело на него, простого члена древнего племени, изучало его. Такой взгляд, взгляд учёного и исследователя был почему-то знаком Шепарду. Что и говорить - неприятное ощущение. Когда кто-то смотрит на тебя столь изучающе, а ты даже не можешь толком рассмотреть его, это напрягает, заставляет нервничать.
  Желая показать существу степень своего неудовольствия, Шепард сжимает кулак свободной руки и угрожающе направляет своё копьё в сторону зависшего в нескольких метрах существа. Оно в ответ поднялось высоко в небо и скрылось из виду.
  Удовлетворённо рыкнув, Шепард вернулся к пещерам, занявшись привычными для древнего человека делами. С тех пор его не покидало чувство, что существо это не испугалось, оно просто временно оставило его в покое. Оно рядом, оно продолжает за ним наблюдать, продолжает его изучать.
  Наступил день, когда Шепард в поисках дичи забрёл очень далеко. И снова увидел странное существо. Оно теперь увеличилось в размерах, изменилось внешне, но Шепард всё равно узнал его. Теперь, приближаясь к Шепарду, оно издавало раскатистый оглушающе громкий звук, заставивший человека инстинктивно пригнуться. Этот звук накрыл Шепарда подобно морской волне.
  В последние несколько мгновений, пока он, Шепард, ещё мог что-то ощущать и видеть, он заметил, как в животе у существа открывается огромный глаз - появляется красный шар. Реакция человека на несомненную опасность была почти мгновенной: он попытался убежать. Луч красного цвета, исходящий из этого страшного глаза сковал движения и в глазах у Шепарда снова сгустилась тьма.
  - Шепард, капитан Шепард! - голос Аленко доходил до сознания старпома как сквозь толстый слой ваты. Такой толстый слой, какой Шепард помнил с детства - в него, в такой ватный слой в детском доме упаковывали ёлочные игрушки, когда в очередной раз разбирали искусственное деревце до следующего праздненства. Сантиметров пять-шесть толщиной был этот слой и таких слоёв в ящике было несколько - всем игрушкам хватало места, а игрушки эти были традиционно яркими, но хрупкими и ломкими. - Капитан, очнитесь!
  Сделав над собой усилие, Шепард разогнал морок перед глазами. Он лежал на земле, а протеанский артефакт, уменшившийся в размерах до футбольного мяча, парил в воздухе рядом с ним, чуть слева, не имея никаких признаков повреждений.
  - Я в порядке. - через силу выдохнул Шепард, приподнимаясь на локтях. - Что здесь произошло? Все целы?
  - Все целы, капитан. - облегчённо вздохнул Аленко, выпрямляясь и убирая блок автодоктора в кармашек своего скафандра. - Вспыхнул яркий свет, вы рухнули на землю. Мы сами не поняли, что случилось. Кроме того, что несколько секунд никто из нас ничего не мог увидеть из за слишком яркого света... странно, что мы после такой вспышки не ослепли... Почти никаких проблем. Ни у кого из наших. Вы...
  - Я сам не слишком понимаю, но, кажется, в этом артефакте заключена информация о далёком прошлом человечества. Я помню себя в образе охотника - кроманьонца. Я видел протеанина, а потом я видел существо... как теперь понимаю, Жнеца. Этот Жнец попытался меня убить... И, наверное, убил... Чёрт, где пыжаки?
  - Сидят рядом с вами, капитан. - сказал Налус. - Крепкие ребята. Что старый, что малый. Похоже, они кое-что видели из того, что видели только вы. Во всяком случае выражение их лиц именно такое: "Знаю, но не скажу. По вполне понятным причинам."
  - Хорошо. - Шепард, с усилием повернув голову, наконец увидел молодого и старого пыжаков. Те приблизились к продолжавшему полулежать навзничь человеку, легко и быстро коснулись лапками скафандра старпома. - Помогите мне встать. Лежать, конечно, мягко, но - неудобно.
  Аленко помог Шепарду подняться на ноги, пыжаки, подпрыгнув, заняли свои места на плечах скафандра старпома.
  - Словно всегда там сидели. - отметил Найлус. - Полагаю, сэр, вы заберёте этот "мячик" с собой. Мы, насколько это возможно, сами проверили - он безопасен. По большинству параметров. Явик и синтеты подтвердили. Телеметрию мы им дали.
  - Да уж. Оставлять такое здесь... Если коротко... - Шепард упаковал артефакт в контейнер и закрыл крышку на замок. - Похоже это воспоминания охотника-кроманьонца, зарегистрированные протеанским записывающим устройством. Я теперь имею полное подтверждение того факта, что протеане изучали примитивных землян и анализировали результаты исследований, может быть - и на своей основной, для нашей Солнечной системы, конечно, базе - на Марсе. Вот только интересно, чему протеане тогда научились у нас, если мы, люди, оказались достойны чему-то научить протеан. Наверное, даже Явик не сможет ответить на этот вопрос исчерпывающе полно. Вполне вероятно, что ответ на этот вопрос я не получу в самое ближайшее время. - Шепард помедлил, проверяя оборудование и снаряжение, закреплённое на своём скафандре. - Сколько же всего приходится отодвигать в область вероятного будущего из за Жнецов. - говоря это, Шепард чувствовал, что с каждой секундой он чувствует себя всё лучше и увереннее. - Я - уже в порядке, коллеги. Давайте-ка вернём этих храбрых пыжаков к их дому, выпустим их там и вернёмся на борт своего корабля. Блок данных - у нас, зонд - у нас, артефакт - у нас. В целом - мы выполнили все задачи, которые были поставлены перед нами в плане высадки. Возвращаемся.
  Пыжаки спокойно восприняли перспективу прокатиться на странном летательном аппарате пришельцев. Они не пытались проявлять излишнее деятельное любопытство, хотя вокруг оказалось столько всего интересного.
  Первый челнок снизился неподалёку от колонии пыжаков, на расстоянии прямой видимости, завис в метре от поверхности планеты и Шепард открыл боковую салонную дверь. Простучав лапками по шлему, наверное - исполнив традиционный и, хотелось верить, что общепонятный для обоих сторон контакта, ритуал прощания, пыжаки один за другим спрыгнули с плеч старпома на пол салона челнока, шмыгнули к проёму и вскоре нормандовцы видели двух обезьянок, спокойно направлявшихся к своим "ульям".
  - Полетели домой, коллеги. - сказал Шепард.
  По возвращении Шепард попросил Явика о встрече в его каюте. Поздним вечером человек и протеанин встретились и проговорили до утра. Где - словами, а где - мыслеобразами. Свидетелем их разговора стал тот самый "мяч" - он спокойно и тихо переливался, находясь в удобной подставке на рабочем столе протеанина. Старпом попросил Явика подержать артефакт пока у себя и протеанин согласился.
  
  Близость Сийдеда к активной звезде Геракл являлась причиной постоянного сине-фиолетового свечения в азотно-аргоновой атмосфере планеты. Во время сильных солнечных вспышек это свечение атмосферы достигало такой степени яркости, что его можно было зарегистрировать на поверхности и увидеть на расстоянии нескольких астрономических единиц при помощи обычной оптики. Шепард, читая отчёты специалистов, проводивших обследование планеты, вспомнил скандал, о котором ему рассказал капитан Андерсон. Скандал был связан со стремлением турианцев сэкономить на строительстве первой, исходной базовой версии "Нормандии", отказавшись и от иллюминаторов, и от многочисленных эвакуационно-служебных шлюзов, и от грузовых порталов, но главное - от систем оптического наблюдения. Да, системы были донельзя традиционны, да, требовали предельно точной юстировки и профессионального обслуживания, но полагаться экипажу боевого разведкорабля только на электронику, которая по определению может лгать и врать на пропалую... В общем и целом, скандал вышел знатным. Полетели многочисленные чиновные, остепенённые и не очень головы, многие тушки сменили кресла на стулья и табуреты. В конечном итоге на первой версии "Нормандии" стояли все обычные оптические приборы наблюдения, которые, как оказалось впоследствии, превосходно дополняли электронные средства и делали то, что электронике было не под силу, давая попутно людям возможность ощутить себя не придатками к кораблю, а важными членами его экипажа и команды.
  Поверхность Сийдеда была разогрета до чрезвычайно высокой температуры и состояла в основном из магния и залежей железной руды. В разветвлённой сети пещер, куда не проникали тепловое и радиационное излучения звезды были не так давно обнаружены необычайно разнообразные для таких жёстких условий внешней среды формы жизни, структурную основу которых составлял углерод.
  На геостационарной орбите планеты было обнаружено большое скопление обломков кораблей. Кое-какая информация об этом скоплении была вытащена синтетами Отряда из Экстранета, но увидеть такое поле обломков... В ходе дальнейшего сканирования управляемые инженером Адамсом зонды нашли в обломках несколько интересных объектов, среди которых был и медальон Лиги Единения, запрессованный в свинцовую оболочку-кубик.
  Ещё ближе к звезде располагался Заторрон - небольшая скалистая планета, тонкий атмосферный слой которой состоял из двуокиси углерода и сульфида водорода. Поверхность, температура которой была очень высока, состояла из серы и залежей бора.
  - Внимание по кораблям Отряда. - в динамиках громкой связи раздался голос вахтенного офицера фрегат-крейсера. - Отряд уходит в систему Тезей. Перегон займёт пять часов. В связ с планируемой стоянкой на планете Ферос экипажу и команде разрешается режим ночного отдыха.
  
  Тезей была известна как средняя система, располагавшая пятью планетами. Первой, конечно же, был обычный водородно-гелиевый газовый гигант Логан. Синтеты в своём предварительном отчёте по планете, разосланном на инструментроны нормандовцев, отметили, что разведгруппа, работавшая в этой системе более двадцати лет тому назад, зарегистрировала странные помехи в облаках атмосферы Логана. По своим характеристикам эти помехи предполагали наличие большого количества крупных твёрдых объектов под верхним слоем облаков. Как только разведывательный корабль приблизился, чтобы уточнить характеристики помех, те исчезли, словно рассеялись. Больше о таких помехах сообщений в Экстранете не было. Стандартные полтора часа углублённых исследований истекли быстро и фрегат-крейсер направился к Кване - планете, кора которой содержала богатые залежи тяжёлых металлов. Высокая плотность планеты, подтверждённая сканированием и лоцированием, предполагала наличие обширных месторождений минералов в её недрах. Атмосфера содержала азот и окись углерода.
  - Здесь мы добывали минеральные ресурсы. - сказал Явик, стоя рядом с Шепардом у Звёздной Карты. - Вы видите на поверхности руины разветвлённой сети горнодобывающих комплексов. Мы строили их столетиями, постоянно реконструировали. Рядом с шахтами неминуемо возникали посёлки, которые затем трансформировались в города. Я потратил несколько десятков минут, попросил специалистов БИЦ дать мне доступ к видеодатчикам. Сложное ощущение и не менее сложное чувство. Я не рассчитывал на то, что мне удастся увидеть это спустя... пятьдесят тысяч лет. - прострекотал Явик. - Поскольку планета действительно очень богата минеральными ресурсами... мы старались строить особо прочные здания. И вот теперь я вижу, что мы строили действительно на века. Сравнивая с тем, что я знаю о небоскрёбах Фероса, я вижу, что здесь остатки инфраструктуры... достаточно хорошо сохранились... - протеанин сделал короткую паузу. - К сожалению, это дало возможность мародёрам ограбить руины... в комфортных условиях.
  - Чёрные археологи. - сказал Шепард. Явик кивнул, подтверждая понимание сказанного старпомом. - Ценности из древних времён... всегда в цене. Антиквариат и всё такое...
  - Вы правы, Шепард. - протеанин обошёлся без кивания, продолжая рассматривать изображения на пяти экранах. - Наверное, я это вижу сейчас в том числе и потому, чтобы иметь потом все основания заниматься в полную силу восстановлением. А перед этим - я должен сделать всё, чтобы Жнецы были побеждены.
  - Капитан. - к Шепарду подошёл один из специалистов БИЦ. - мы закончили. Месторождение кобальта действительно новое, ранее ни в каких базах и сводах не упоминалось. Документирование и обезличивание информации выполнено.
  - Передавайте по принадлежности. - старпом подписал световод-кодатором текст на ридере.
  - Есть, капитан. - специалист БИЦ направился к своему рабочему месту.
  - Шарринг, следующая планета. - произнёс Явик, оторвавшись от созерцания экранов. - Уже предварительное дальнее сканирование подтверждает теперь. - он указал соответствующие места на текстовых экранах. - что на спутниках Шарринга следы именно нашей, протеанской цивилизации. Не сказал бы, что это мне привычно - сразу вот такое активное признание реальности существования и деятельности моей расы... Но воспринимается... нормативно.
  Шепард вчитался в тексты, высвеченные на среднем экране. Обычный водородно-гелиевый газовый гигант, атмосфера которого содержала аммиак, метан и большое количество водяного пара. Остальные характеристики подтверждали, что на Шарринге возможна промышленная добыча гелия-третьего.
  Тренькнул едва слышно сигнал, вспыхнули дополнительные малые экраны. Явик первым кинул взгляд на тексты и таблицы. На лице протеанина отразилось удовлетворение.
  - Протеанский диск найден. Очередные данные. - тихо произнёс воин древней расы. - Похоже, я буду иметь все основания обрадовать Таэлу в очередной раз, Джон.
  - Рад буду, если это так, Яв. - Шепард вполголоса попросил инженера Адамса изъять нещадно фонивший странным сигналом октаэдр с одного из спутников. Именно в этом