Белоусова Влада Владимировна: другие произведения.

Психушка "Артемида"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это ответвление от моего основного романа "Райдер". Только в главных ролях здесь гений стрельбы - Вальтер.

  Часть 1
  Вальтер переступал с ноги на ногу, ожидая кого-то. Ему все было непонятно на новом месте работы, но любопытно. И, наконец-то, впереди появился силуэт.
  Мужчина лишь вскинул голову, но позу не сменил. Он смотрелся так, будто его загадочной душе на все было плевать. Эльзу же не интересовали ни волнение нового подопечного, ни его игры.
  - Ты. За мной, - на ходу бросила она и остановилась через пару метров, обнаружив, что приказ не был исполнен, - Вальтер, черт тебя побери!
  - А где волшебное слово? - разулыбался он блаженно.
  - Хочешь волшебное слово в первый же день работы? Ты его получишь, - она оголила кисти рук и в голову мужчины ударило чем-то тяжелым с такой силой, что тот рухнул на землю, - еще раз выкинешь против меня подобное - вообще на голодный паек посажу в общую палату! Ты понял?
  - Ведьма чертова, - выругался он, лежа на земле, - если бы я хотел тебя убить - даже магия не помогла бы.
  И Вальтер закинул ногу на ногу, ложась поудобнее, слово он желал загореть. Эльза начала понемногу закипать.
  - Второе предупреждение. Не нарывайся, Вальтер. После третьего тебе несдобровать, - загнула она два пальца.
  - Ой, очень страшны мне твои предупреждения, - мужчина расслабленно зевнул, но все-таки встал, - если бы не интересная работка, которую ты мне пообещала - не сдвинулся бы с места. Научись все-таки волшебные слова хоть иногда говорить.
  Эльза испепелила этого дурачка злым взглядом и молча двинулась вперед. Вальтер не отставал от нее, но при этом не выпускал рук из карманов и с любопытством разглядывал окрестности, как ребенок в детском садике. Его глаза так и сияли искренней любознательностью.
  - На этой неделе на мою голову свалилась Линда, - на ходу заговорила Эльза, - сама по себе она яйца выеденного не стоит, но вот ее хранитель доставил нам очень много хлопот. Вчера эта дура снова сбежала из психушки и бродит где-то по окраинам города. Моим агентам удалось ее вычислить, но подбираться близко к этой дамочке слишком опасно. Поэтому я вызвала именно тебя на это задание. Верни ее в "Артемиду" любыми путями.
  - То есть это мое первое задание? - показал на себя пальцем Вальтер, - вам меня совсем не жалко, да? А как же любовь и все былые признания?
  - Не придуривайся, Вальтер! - рявкнула на него Эльза, - и да - тебя не жалко. Доволен?
  - Люблю, когда меня ненавидят. По рукам, - улыбнулся он шире.
  Начальница закатила глаза и властно указала на глубокий овраг. Лицо Вальтера театрально вытянулось, и он издал нехороший звук губами, демонстрируя свое недовольство.
  Но спорить с начальницей больше не стал. Любопытство взяло верх над нарциссизмом, и мужчина уверенно пошел вперед.
  Спускаться вниз было не трудно, хотя Вальтера огорчало то, что пришлось запачкать штаны. Он громкими хлопками стал очищать их от грязи и привлек к себе внимание какой-то местной бездомной.
  - Че уставилась? - шугнул ее как птицу руками мужчина.
  Но девочка не испугалась. Только взгляд стал злее. Она не двигалась с места и все сверлила изучающим взглядом чужака.
  - Ты от Величкиной? - спросила она.
  - От Эльзы? Нет, конечно. Как ты могла подумать, Линда? - и он хлопнул себя ладонью по губам, - вот черт! Неужели проговорился? Какой кошмар.
  - Ты умрешь... Владимир убьет тебя! - она достала нож и кинулась, было, на гостя, но в воздухе прогремел выстрел.
  Девочка застыла на месте, как подбитая птица, однако она была цела. Только нож с жалобным звоном вылетел из рук в противоположную сторону. Дурачок Вальтер уже убирал свой пистолет обратно на место с хитрой улыбкой. Любил он разводить глупеньких людишек.
  Но Линда была магом. Она тряхнула в воздухе железными браслетами (такими же, какие были у Эльзы) и снова попыталась атаковать, однако вторая пуля чиркнула ее запястья. Девочка испуганно вскрикнула и юркнула обратно в камыши, ласково обнимая раненную руку.
  - Ты слишком быстрый для меня, - прошипела она оттуда, - уходи. Если я не могу сама справиться с противником, то ко мне приходит...
  - Бла-бла-бла... Владимир, - закончил за нее Вальтер, - и еще бла-бла-бла... он убьет тебя. Беги глупый незнакомец, беги...
  - Не издевайся! - вспылила Линда.
  - Я кого угодно могу достать. Ты не знала? - прокрутил он пистолет на пальце.
  - Это ненадолго, - послышался позади чужой голос.
  И вспышка разноцветных искр едва не поглотила наглого Вальтера, однако он успел уклониться от этой необыкновенной атаки. Затем несколько неудачных рукопашных атак заставили мужчину отступить на пару шагов назад. Он выстрелил в противника и рассек один лишь воздух. Вот это больше всего удивило Вальтера.
  - Из какого ты теста? - заинтригованно крикнул в пустоту он.
  - Зачем ты пришел, снайпер? - вместо ответа появился из воздуха белобрысый немолодой маг, - почему не бежишь? Ведь рано или поздно я убью тебя.
  - Пустые слова. Я также могу фантазировать, - склонил голову набок Вальтер, - я от Эльзы.
  - Что?! - удивился Владимир и обернулся к своей подопечной, - что ты опять натворила, глупая девчонка?
  Линда сидела в своих камышах и затравленно наблюдала за происходящим. Она привыкла не отвечать на вопросы хранителя и потому просто отвернулась в другую сторону.
  Вальтер же был настроен слишком позитивно. Он снова прокрутил пистолет на пальце и миловидно захлопал ресницами.
  - Ваша девочка сбежала из "Артемиды". Так делать нельзя, сударь. Но так как она сама слишком глупа, чтобы вернуться добровольно, мне пришлось найти вас. Сможете уговорить ее?
  - Ты меня раздражаешь, - сощурился маг, - сгинь! Мы вернемся обратно позже.
  - Не прогоняйте меня. Мы же ведь еще увидимся, - развел руки в стороны Вальтер и спрятал оружие, - приятного вам общения, сударь.
  Он отдал честь и полез обратно из оврага. Владимир зло обернулся к Линде. Девочка сжалась в комок и тихо стонала. Между ними состоялся какой-то неприятный разговор, которого никто уже не слышал.
  Эльза встретила Вальтера с легким удивлением на лице. Хотя по ней не было видно ни капли сочувствия.
  - Если он ее не убьет - то она вернется, - отрапортовал мужчина.
  - Я слышала выстрелы. Надеюсь, ты сам не прикончил ее? - насторожилась женщина.
  - Боже упаси. Ее прикончишь... - надулся Вальтер, - опять вы обо мне плохо думаете.
  - Ты клоун, Вальтер, - фыркнула Эльза, - но раз ты ее не убил - то, как остался жив? С Владимиром сложно договариваться.
  - Я не пойму: вас огорчает то, что я выжил или то, что смог найти общий язык с каким-то садистом-психопатом? Учитывая, что вы на это оказались не способны, - мужчина вновь показал ей язык.
  - Ах вот оно что. Рыбак рыбака видит издалека, - подняла глаза к небу женщина, - тогда я не ошиблась с кандидатурой на выполнение этого задания. Что он сказал?
  - Что-то вроде того, что они вернутся позже, - небрежно пожал плечами Вальтер.
  - Если до завтрашнего дня этого не произойдет - я накажу тебя, - пообещала Величкина.
  - Сначала пытки, потом пулю в лоб? - заинтересованно поднял брови он.
  - Пуля - это твоя стихия. Найду что-нибудь попрактичнее, - она пошла в сторону работы.
  А Вальтер все вертелся рядом и доставал ее разными глупыми вопросами, ужимками и шутками. То жаловался на то, что его никто не любит, то мечтал о новых убийствах. Эльза научилась игнорировать половину той информации, которую выдавал ее новый подопечный. Но даже ее нервов не хватало на то, чтобы не отвечать этому глупцу.
  
  Часть 2
  Вечером Вальтер явился в кабинет Величкиной по приказу. Хозяйка сидела в своем глубоком кресле и заполняла какие-то бумаги. Мужчина сел напротив и начал нагло заглядывать ей за руку.
  - Тебя этикету не учили? - огрызнулась она, откладывая документы.
  - Была одна дамочка, которая пыталась это сделать... - растянул он блаженную улыбку.
  - Все по своим прежним жертвам скучаешь? - сложила она руки вместе.
  - Да нет. Пока что отдыхаю от них. Слишком муторно это все было: заманить, закрыть, запугать... сколько еще страшных слов на приставку "за" можно придумать?
  - Линда вернулась, - перебив его, перешла к делу Эльза, - ты молодец. Заслуживаешь поощрения.
  - Кинете сахарную косточку, как собачке? - похлопал он в ладоши.
  - Не паясничай. Это хорошее начало для тебя. Могу пока что отказаться от промежуточного этапа приема на новую должность, - она устало зевнула, - короче будешь работать сам по себе, но исключительно с моего позволения. Никаких тебе наставников и учителей.
  - А почему бы и нет? - загорелись его глаза.
  - Потому что я так сказала. И меня твои шутки раздражают...
  - Они всех раздражают.
  - ...не перебивай меня.
  - Ладно.
  Эльза испепелила его своим традиционным взглядом. Вальтер притих, но выражение лица у него при этом было счастливое. Женщина уже научилась не закатывать глаза при общении с этим человеком.
  - Короче сегодня ты заслуживаешь сон. А завтра утром немедленно идешь ко мне за следующим заданием. Возможно, поставлю тебя в пару с одной миленькой девушкой. Вы понравитесь друг другу.
  - Устал я от этих миленьких девушек, - искренне заскучал Вальтер, - можно что-нибудь поострее?
  - Могу заставить тебя работать сегодня ночью, как и планировала.
  - Нет, спасибо. От этого я тоже устал. И вообще у меня апатия. Я правильно назвал болезнь?
  - Иди проспись, - вместо ответа приказала Эльза и указала на дверь.
  Мужчина не стал больше тянуть кота за хвост и вышел, раскланявшись. Его никто не сопровождал, но новобранец знал, что здесь все друг за другом следили. Такая уж политика у этой необычной психушки. "Артемида" - организация, которая работала с особенными госзаказами. Они выполняли всю грязную работу, которую нельзя было давать ни полиции, ни спецназу.
  Все дело в том, что "Артемида" не нуждалась в уликах, алиби и оправданиях. Есть деньги - есть работа. И никто никого не сдаст. За это у данной организации имелись определенные права: их никто не трогал, они могли учинять любые погромы, они имели право брать на работу кого угодно... чаще всего опасных и психически-больных личностей.
  И Вальтер был не самым ужасным представителем "Артемиды". Молодой садист примерно тридцати лет, долговязый, профессиональный стрелок. Отошел от своих увлечений после одной неадекватной молодой особы со Стокгольмским синдромом. Она еще и сотрудницей "Артемиды" оказалась. В общем, так на него и вышли... девушку уволили, т.к. Вальтер окончательно доконал ее разум, а его взяли на работу. Вот такая рокировочка.
  - Хи-хи, - корчила мужчине рожи симпатичная, но странная девчушка в кабинете Эльзы.
  - Ха-ха-ха, - передразнил ее Вальтер.
  Девчушка так обрадовалась такой реакции, что упала со стула и начала бить ручками по полу, заливаясь истеричным хохотом. Мужчина удивленно приподнял брови и с таким умилением наблюдал за ее корчами, словно хозяин за любимой собачкой.
  - Уже познакомились? - вошла внутрь Эльза, - знакомься с Любой. Двадцать пять лет. Эмоционально неуравновешенная. Может кинуться с ножом.
  - Ой, какая прелесть! - обрадовался одним голосом Вальтер, - а если я ей отвечу?
  - Да ради бога. Только не убивай. И постарайся калечить по минимуму, чтобы она еще работать могла, - махнула рукой хозяйка.
  - Замечательно. Тогда, я согласен, - улыбнулся он и толкнул девчушку обратно на пол, когда она вернулась на стул.
  Но вместо агрессии, Люба снова начала хохотать и биться головой об пол. Задание временным напарникам предстояло несложное: всего лишь пройти незаметными по заброшенному заводу, найти там банду бритоголовых, которые тайно делали взрывчатку на заказ и устранить их.
  - Они недавно зажали наши деньги, а товар так и не поставили, - подперла голову рукой Величкина.
  - Стоп, так это наши же сотрудники? - изумился Вальтер.
  - Да, но предатели, - ответила женщина.
  - А как же второй шанс?
  - Уже давала. Убили у них трех человек в качестве предупреждения, но эти идиоты собрались в ответ заложить бомбу в "Артемиде". Придется их стереть с лица земли за это.
  - А взрывчатку нашли? Разминировали?
  - Ну да. Вот эта дамочка умеет такими делами заниматься, - указала Эльза глазами на Любу.
  - Я могу! Я все могу! Я обожаю и могу! Что я обожаю? Объясните мне кто-нибудь... ой, не могу. Этот чудак такой смешной! - она стала истерично содрогаться от смеха, - хватит такие рожи строить! Ты слишком милый...
  - Я ничего не делал, - рассмеялся Вальтер, указывая на нее руками.
  - Я же говорила, что тебе понравится твой временный напарник. Удачи вам обоим. Координаты скину тебе на сотовый, - и Эльза выдворила этих обоих из кабинета.
  Вальтер вновь взглянул на напарницу, и в этот раз вместо смеха она присела на пол от страха и заплакала. Мужчина тяжело вздохнул и уставился в свой телефон. Смс с координатами пришла довольно быстро.
  "Может без нее пойти? Один я, что ли не справлюсь? - посмотрел на Любу стрелок, - и как можно пробраться на чью-то базу тайно с человеком, который не держит себя в руках?". Но тут девушка зло показала ему язык и стала срочно шарить руками в карманах.
  - Чего ты потеряла? Нож? - с грустным лицом пошутил он.
  - Именно! - выпалила она, продолжая возиться, - ты у меня поплатишься. Ты будешь страдать...
  - За что? - свел он брови вместе.
  - Все вы мужики такие. Козлы проклятые. Я по твоим глазами видела, что ты обо мне думал. Решил, что я бесполезна в этом задании? Да я тут дольше тебя работаю... ах ты ж черт, где же все мои инструменты? Подожди немного. Сейчас найду и тебе несдобровать...
  - Эм... золотая курочка повесилась над рекою с раками? - брякнул Вальтер первое, что пришло в голову.
  Люба неожиданно застыла, проговорила всю фразу еще раз одними губами и снова начала хохотать в истерике. О ноже она уже забыла, как и о напарнике, судя по всему.
  Мужчину это ничуть не удручало. Он снова со спокойной душой отвлекся на свой телефон и прикинул самый короткий путь до нужного завода. Дотуда можно было добраться пешком меньше, чем за сутки. А если транспортом - то всего пару часов потратят. Но в какой транспорт посадишь эту истеричку?
  - Ты когда-нибудь ездила со связанными руками? - маниакально поинтересовался Вальтер.
  - Нет, - призналась она, успокоившись.
  - А я отлично умею связывать людей, - загорелись глаза мужчины, - хочешь опробовать что-то необычное и новое?
  И не успела Люба ничего сообразить, как Вальтер уже распорядился с нею по-своему. Теперь у него появилась другая проблема...
  - Здравствуйте, а разрешите связанную девушку в багажник закинуть? - сунулся мужчина в первое попавшееся такси.
  Похоже, водитель его не так понял, но быстро дал с места по газам и чуть не оторвал чудику голову. Вальтер не сильно обиделся, но был обескуражен. Пока Люба спала себе в местной цветочной клумбе, он думал о том, что задание уже в самом начале оказалось на грани провала.
  
  Часть 3
  После нескольких часов мучений, Вальтер добился-таки от "Артемиды" личного автомобиля. Уж что-что, а уговаривать он умел. Правда, Эльза об этом пока не знала.
  Но мужчину не волновало то, что позже ему влетит. Главное чтобы за невыполненное задание не засадили в палату на неделю. Там скучно и не дают вкусной еды.
  Однако Любу он развязывать так и не стал. Она плакала и ныла, жалуясь на затекшие конечности, но Вальтер словно оглох на время. Однако позже оказалось, что это не так...
  - Вот мы и одни, - романтично проговорил он, глядя вдаль.
  За спиной послышался звук удаляющихся колес служебного автомобиля. Люба все еще злилась, но не могла ничего сказать или сделать. Вальтер позаботился даже о кляпе.
  - Малышка, да нам осталось сделать всего шаг в эту задницу мира, и задание будет выполнено, - указал пальцем в сторону завода напарник и рассмеялся, - ты чем-то вновь недовольна?
  Девушка испепелила его злобным взглядом и что-то стала шуметь. Мужчина ухмыльнулся и выдернул кляп, позволив ей говорить. Наслушался множество оскорблений, но был к ним привычен. Поэтому блаженное выражение лица ни на секунду не исчезло.
  - Ты понимаешь, что из-за тебя мы можем все провалить? - перебил ее Вальтер, - ты слишком неуравновешенная. Понимаю, это компенсируется тем, что ты разбираешься во взрывчатках, но сейчас... мне проще пристрелить тебя и сделать все самому.
  - Не сделаешь ты ничего сам, идиот! - огрызнулась Люба, - взрывчатку нужно обезвредить, либо взорвать весь завод вместе с нею. Эльзе интереснее будет увидеть второй результат. Но как ты сделаешь это, если даже задержку ставить не умеешь?
  - А издалека нереально все подорвать? - слегка пригорюнился мужчина.
  - Там все отлично спрятано. Я знаю этот завод как свои пять пальцев. А тебе кретину еще долго бродить там придется. И наверняка тебя прикончат раньше, - она злорадно захихикала и так увлеклась, что забыла даже про больные перевязанные руки и ноги.
  Вальтер вздохнул и обернулся в сторону цели. Как он не любил делать все тихо... аж воротит!
  - Хорошо, я отпущу тебя, но до взрывчатки ты должна будешь дойти одна. Раз уж ты здесь ориентируешься. А я прикрою. Согласна?
  - Струсил, гад? - оскалилась она.
  - Конечно, - с иронией пропел он и рассмеялся, - а ты? Не боишься, что я вообще в канаву тебя могу столкнуть вниз лицом прямо сейчас? И сам все сделаю.
  - Но...
  - Думаешь, я не выполню такую пустяковую работу, как большой подрыв здания? Ты меня недооцениваешь, - он приблизился ближе к ее лицу, - ну так что? Будешь сотрудничать со мною и выполнять все, как я говорю?
  - И не собираюсь! - разъярилась она и вцепилась зубами в веревки.
  - Тебе когда-нибудь говорили, что ты никчемная психованная истеричка? - продолжал Вальтер, - тебя ведь никогда не любил никто, наверняка.
  - Да что ты понимаешь? Не лезь ко мне! - прослезилась она, - я любила! И он был самым лучшим...
  - Но? - уцепился за больную тему Вальтер, - он бросил тебя? Умер? Издевался?
  - Он... подорвался на моей самодельной мине, - и она с горя стала биться головой о землю.
  Вальтер же не проявил ни капли сочувствия. Только бровь одну приподнял кверху, словно задумал что-то ужасное. "Так вот откуда уши растут, - мысленно потирал он ручки, - чокнулась из-за несчастного случая? А убийственное увлечение стало твоей профессией. Как удобно".
  Мужчина наклонился к самому уху Любы и медленно вкрадчиво проговорил: "Так вот если ты сейчас не отомстишь за своего возлюбленного - его смерть будет напрасной".
  - В смысле? - опешила девушка, оцепенев.
  А пока напарник распутывал ее руки и ноги, он продолжал плести свои сети лжи. Но Люба легко поддавалась внушению и уже через минуту ее глаза выражали всю боль, какую только могло вынести человеческое сердце.
  - Иди и сделай это, - слегка подтолкнул ее вперед Вальтер, - и не смей сворачивать с намеченного пути.
  Она ничего не ответила, но и в настроении не изменилась. Больше в ее лице не было никакого безумия: одна лишь отрешенность. И девушка шла вперед словно зомби, не особо стараясь скрываться. Она без проблем проникла внутрь, а Вальтер помогал ей, поставив на пистолеты глушители.
  И его коварный план близился к своему завершению. Поэтому мужчина совсем не удивился всхлипам в телефонной трубке. Оставалось только успеть выйти на улицу во время разговора.
  - Неужели наша маленькая слабачка сдалась? Ты испугалась что ли? - ерничал Вальтер.
  - Заткнись! - крикнула в трубку Люба и закрыла рукой глаза, - ты не остановишь меня теперь. Я отомщу убийце моего парня!
  - Так сделай это быстрее, - мило пропел Вальтер.
  И не успел он положить трубку, как от мощного взрыва содрогнулась огромная площадь вокруг завода. Вспышкой ослепило глаза, в ближайших домах разбило стекла. Полиция почти мгновенно отреагировала на зияющую воронку и пожар на окраинах города.
  Вальтер же уже был далеко и не пострадал от взрыва. Он задумчиво смотрел на результат своей деятельности и все прикидывал в голове, засчитают ли ему это задание.
  
  Часть 4
  - Какого черта? - возмущенно орала на него позже Эльза, - ты все-таки ее прикончил! Ты совсем тупой? Я же говорила, что нельзя избавлять от сослуживцев!
  - Она меня достала, - обиженно подпер подбородок Вальтер, - но задание-то выполнено! Причем, чисто. Никто и не поймет, кто это сделал.
  - Как ты вообще толкнул ее на самоубийство? Она хоть и не уравновешена была, но, во всяком случае, не полная дура.
  - Похоже, что вы плохо ее знали, - улыбнулся Вальтер.
  Величкина перестала бушевать и посмотрела на него очень внимательно. В этот момент ему показалось, что она даже не злилась ничуть. Это было странно. Обычно он привык, что за убийства сажают в тюрьму или выбивают зубы...
  - Тебе ни капли не жаль, что ты толкнул ее на этот шаг? - спросила женщина.
  - Нет, - искренне ответил он и приподнял одну бровь, пытаясь догадаться, куда она клонит.
  - А как ты это сделал все-таки? - села на свое места Эльза, сложив кончики пальцев домиком.
  Теперь опрос обрел совершенно другой оттенок. Вальтер даже сел поудобнее, а его оживившиеся глаза были лучшим показателем того, что хозяйка нашла любимую тему подчиненного. Он готов был рассказать все, что с этим связано. Сдерживала только легкая настороженность.
  Он с упоением поведал Эльзе о том, как безошибочно определил слабые стороны Любы. Как подготовил ее психологически, как вывел из себя и заставил старые раны кровоточить. Как посыпал их солью собственных фантазий и довел девочку до такого состояния, что она не смогла больше выбраться из сетей прошлого и пошла на самоказнь с радостью в сердце.
  Она даже не поняла, что ею манипулируют. Не хотела останавливаться. Считала, что сама приняла это решение. А ведь это все он сделал - Вальтер! И мужчина обожал себя за это, считая способность изводить людей гениальностью. И его сердце забилось еще быстрее, а улыбка становилась все шире с каждой секундой.
  Эльза смотрела на безумца, не мигая. Она не боялась его, но и отвращения не проявляла. Какое-то хладнокровие в поведение хозяйки еще больше привлекло Вальтера, и он влюбился в ее власть окончательно. Только вслух этого пока что не сказал.
  - Слушай, я придумала, какая работа подойдет тебе идеально, - в конце увлекательного рассказа сказала Эльза, - ты садист. Как относишься к физическим пыткам?
  - Не очень положительно, - немного замялся Вальтер, - я больше по психологии. Владимира вон себе возьмите. А то он, может быть, устал пытать одну свою подопечную. Может быть, захочет разнообразия?
  - Безусловно. Но все же я назначу на эту должность тебя. Посмотрим, как справишься. А там, может, и до палача дослужишься.
  - Вот это по мне! - приободрился Вальтер, - хотя не так интересно, как предыдущее задание.
  - Я думала, ты отошел от прежних увлечений, - припомнила ему один разговор Величкина.
  - Я тоже так думал. Но вы смогли снова меня разбудить. Работать с кем-то - это так возбуждающе. Сразу захотелось на ком-нибудь оторваться. Я бы и сам справился с тем заданием, кстати. Но очень уж хотел по девочке проехаться. Она была такой ранимой, такой нежной...
  - Вот поэтому я и перевожу тебя в отдел пыток, - достала какие-то папки Эльза, - хоть спесь собьешь. А то тебе еще часто придется с другими психами работать. Я не хочу, чтобы ты их всех рано или поздно перебил. Научись контролировать себя хоть немного.
  - Это невозможно контролировать... - попытался возразить, Вальтер, но Эльза прервала его.
  - От перенасыщения любая страсть затухает. Вот так я и хочу научить тебя самоконтролю. А сегодня ты отбываешь наказание.
  - Э? - опешил Вальтер.
  - Вообще-то ты нарушил мой приказ. Уже забыл? - приподняла брови Величкина и нажала какую-то кнопку на телефоне, - Моцарт, зайди ко мне.
  Вальтер остался дико недоволен, но с другой стороны... он готов был отбыть это наказание перед вступлением в новую должность. Столь быстрый карьерный рост его радовал.
  Довольно быстро в помещение вошел какой-то мрачный неразговорчивый тип. Его лицо было похоже чем-то на камень, а глаза - безжизненными светлячками. Ходячий труп, одним словом.
  Вальтер недовольно покосился на него: "Да этот тип того же возраста, что и я. Какого черта он отвечает за мое наказание?". И в голову мужчины пришла очередная шальная мысль, отразившаяся в его улыбке. Моцарт хмуро смерил его холодным взглядом.
  - Что за дурачек? - не выдержал, наконец, он.
  - Не задавай лишних вопросов, - огрызнулась на него Эльза, - просто в палату Љ 400 отведи его и забудь. И старайся с ним не разговаривать особо. Это бывших садист. Он всегда знает, к чему подкопаться.
  - Привет, красавчик, - манерно помахал ему ручкой Вальтер.
  Моцарта слегка перекосило. Но он воздержался от дальнейших комментариев и повелительно приказал провинившемуся следовать за ним.
  Всю дорогу Вальтер думал, чем бы еще подколоть эту глыбу льда. В нем даже азарт опять проснулся. Но Моцарт, видимо, уже догадывался о мыслях подчиненного. И был на чеку, когда мужчина незаметно подался вперед...
  - Еще раз так сделаешь - и я отрежу тебе руку, - пообещал он.
  И в голосе было слышно, что Моцарт обещание исполнит незамедлительно, не моргнув глазом. Вальтер изобразил смирение. Он умел распознавать интонации и в данной ситуации не смел даже шутить. Однако колкость все же отпустил:
  - Чего ты такой бяка? Кашки мало кушал утром?
  Моцарт промолчал. Вальтер все веселился.
  - Ну, поговори же со мной. Скучно.
  - В палате будет весело, - пообещал конвоир.
  - По тебе видно, как там весело, - надул нижнюю губу Вальтер.
  - Я живу не в "Артемиде". Заслуженным работникам выделяют личные дома, - злорадно хмыкнул Моцарт.
  И это была первая его эмоция за эти несколько минут. Снайпер даже вдохновился и снова начал улыбаться.
  - Значит, я тоже скоро получу свою хату? Эльза мне об этом ничего не говорила, - романтично проговорил Вальтер.
  - Ты вряд ли получишь здесь что-то, кроме пули в лоб, - резко оборвал его Моцарт, - а теперь заткнись и прись дальше.
  - Но ведь ты получил, - съязвил подчиненный.
  И попал в точку. Моцарт без лишних разговоров развернулся и вписал Вальтера лицом прямо в стену. Но то ли тот предсказал этот ход и специально подставился, то ли вовсе не испугался. Со стороны стены послышался сдавленный смешок.
  - Меня уже перевели в отдел пыток. А скоро я стану палачом. Ты, кажется, правая рука Эльзы? Скоро я и твое место займу, красавчик, - захлюпал проступившей кровью Вальтер.
  - Зачем тебе все это? Что ты хочешь добиться? - ледяным бесстрашным голосом спросил Моцарт, не отпуская голову виновного.
  - О чем ты? - изобразил наивность Вальтер.
  - Зачем ты пытаешься вывести меня из себя? У тебя ничего не выйдет.
  - О нет. Я уже вывел тебя из себя. И теперь понимаю, что я на голову выше всех местных психов. Даже лучше самой правой руки хозяйки... - он получил сильный удар в живот, но после кашля все-таки продолжил смеяться, - тот, кто знает слабости окружающих его людей - имеет в руках власть.
  - Твоя придуманная власть тебе не поможет избежать наказания, - Моцарт схватил его за шкирку и пинком заставил подняться.
  Вальтер наигранно ойкнул, смешно подпрыгнул и пробежал пару шагов вперед. Затем демонстративно почесал зад на глазах у Моцарта и скривил безобразную рожу.
  - Я и не собираюсь избегать наказаний Эльзы. Просто скоро их больше не будет. Я проверяю границы дозволенного. А вот и моя палата. Спасибо, что проводил меня, папочка, - и он гордо, но поспешно вошел в открытую комнату, пока ему не дали очередного пинка сзади.
  Веселые времена назревали в жизни "Артемиды". Новобранец никого не оставил равнодушным.
  
  Часть 5
  Отбыв скучное наказание, Вальтер наконец-то оказался в комнате пыток. Темное помещение за непробиваемой толстой дверью сразу понравилось ему своей пессимистичной мрачностью. Говорят, здесь многие и погибали, так что запах человеческих страданий витал в воздухе, оседал на стенках и заставлял коленки подгибаться....
  Но только не у Вальтера. Он вдруг ощутил себя здесь так хорошо, что потянулся, вдохнул воздух полной грудью и заявил, что теперь он точно дома.
  - Первая твоя клиентка - девушка тридцати лет. Гордая, своенравная. Не боится смерти, - передала Вальтеру папку Эльза.
  - Не боится смерти? - поднял он одну бровь, пролистывая страницы, - какая молодец. А что на счет боли?
  - Терпелива и при мне даже не кричала.
  - А кто ее пытал? - поднял глаза Вальтер, догадываясь об ответе.
  - Тебя это не касается. Главное - как ты справишься с этим заданием, - сложила пальцы вместе Эльза.
  - Ну, согласитесь, что Моцарт - никчемный сотрудник. Зачем вы его держите на этой должности вообще? - навязчиво улыбнулся Вальтер, наклоняясь чуть вперед и заглядывая в глазки хозяйки.
  Но она вместо ответа просто шарахнула его кипой бумаг по лицу, после чего вернула их в прежнее положение, аккуратно сложив на край стола. Мужчина не обиделся, и взгляд стал совсем как у кота.
  - Вы со мною заигрываете, - промурлыкал он.
  - Я просто дала понять, что не собираюсь перед тобой ни в чем отчитываться, - прокомментировала она, - мне нужно, чтобы эта цыпа сломалась. Хочу, чтобы она работала на нас.
  - А для этого ее надо как следует запугать или все-таки запытать до полусмерти? - отклонился обратно Вальтер.
  - Запугать? - нахмурилась Эльза, - ты совсем спятил? Ее даже боль не берет.
  - О-о-о, ну дайте мне шанс, - заблестели его глаза, - я справлюсь за один сеанс. Ну, максимум - за два.
  - Валяй, - махнула она рукой, - мне главное - результат. Не справишься с двух раз - вернешься на прежнее место и станешь рядовым исполнителем.
  - Ах, какая мотивация, - восхищенно всплеснул руками Вальтер, - и за что вы так со мною возитесь? Да еще и лично. Не видел, чтобы вы уделяли столько же внимания другим новобранцам.
  - Скажем так, я возлагаю на тебя большие надежды, - не стала скрывать хозяйка, - знаю, что ты и так обо всем сам догадался. Поэтому говорю прямо. Доволен?
  - О да. Вполне, - подмигнул ей мужчина, - аж работать захотелось. Ну, я пошел?
  И он в приподнятом настроении направился в комнату пыток. Свободолюбивая Елена ждала его там. Она была прикована к стулу посередине помещения и быстро подняла глаза на своего потенциального палача. Он выглядел слишком позитивным и не выглядел серьезной угрозой. Но было бы глупейшей наивностью считать, что ее пощадят. И Елена снова опустила глаза, ожидая развития событий.
  "Зря я на Моцарта ругался... - мысленно признался сам себе Вальтер, разглядывая тело девушки, - никаких явных повреждений, но эти ногти, эти не долеченные ожоги... он работает тонко". Мужчина провел рукой по всем инструментам, разложенным на столе, и почувствовал себя ребенком в конфетной комнате. Не любил физических пыток, но не мог отказаться от всех этих безделушек. Уж очень они соблазнительно блестели стерильной чистотой.
  - Здравствуйте, прекрасная Елена, я Вальтер, - проговорил он, перебирая новые "игрушки" руками, - еще не готовы с нами сотрудничать?
  Она молчала, и только утяжелившееся дыхание выдало ее волнение. Вальтер и не ждал иного ответа.
  - Скажите, как предыдущий мужчина сделал это с вами? Он был груб? Нахал такой высокий. Да? - обезьянничал Вальтер.
  - Я не буду с вами сотрудничать. Хоть пытайте, хоть убейте, - сдавленно прорычала она.
  Вроде бы в характере еще остался стержень, но в то же время тело было сломлено и не успело восстановиться после предыдущих процедур. Вальтер ловил и компоновал в голове всю информацию на лету. Ему стало любопытно с нею пообщаться.
  - Скажите, а почему вам так этого не хочется? Расскажите о себе, - мужчина присел напротив нее на пол, т.к. палачу стул не предназначался.
  Девушка недоверчиво косила на него глазами. Она недолго думала, прежде чем поджатые губы разомкнулись, и сквозь них наружу вырвался тяжелый вздох.
  - Вы и так про меня все уже знаете. Что вам еще нужно?
  - Я знаю немного. Вы про те бумажки? Я их даже не читал. Думаю, вы были неискренне тогда. Сейчас же другое дело... - но после минутного молчания он все-таки хмыкнул, - значит, вы хотите приступить сразу к вырыванию ногтей и выкалыванию глаз? Ну что ж. Странное предпочтение, однако воля ваша...
  - Я не сумасшедшая. Меня сюда затащили против воли. Засудили за какую-то мелочь, притянули за уши обвинения и вот я в "Артемиде". Никто не смог за меня заступиться только потому что ваш хозяин имеет слишком огромную власть в этом городе.
  - Хозяйка, - поправил ее Вальтер и снова улыбнулся, - я рад, что вы предпочли говорить. Это же ведь лучше, чем пытки.
  - Все равно вы к ним приступите. А это все - прелюдия, - безнадежно прокомментировала она.
  - О да, прелюдии я люблю, - глядя в потолок ответил Вальтер, - кем вы были раньше?
  - Я была тем, кто продал душу Огню, - ответила она.
  И все встало на свои места. Вальтер даже не смог скрыть эмоцию, хотя быстро взял себя в руки.
  "Вот это подарочек, Эльза, - мысленно злорадствовал он, - подсунула мне девку без эмоций! Понятно, почему она не кричала во время пыток. Представителям этой секты сжигают чувства во время вступления. На кой мне такая кукла?". Но все-таки Вальтер решил попробовать свои силы. Если он справится с такой чикой, то станет однозначно лучшим в своем ремесле. А эта заслуга дорого стоила.
  - За что вас судили? - спросил мужчина.
  - За убийство. Вроде бы, - отвела она глаза в сторону, - на самом деле я была к этому не причастна. Мой товарищ убил во время церемонии инициации добровольца. Такое случается, если их помыслы нечисты. Но я пыталась защитить права нашей секты, когда на нас вышли полицейские. Вот меня одну и посадили.
  "Это не так. Я чувствую, что она врет. Но где именно? - задумался Вальтер, чувствуя подвох, - она еще недавно проявляла эмоции, когда говорила, что ее запихали сюда без причины. Лицо оставалось ровным, но в голосе я точно услышал злость...".
  - А почему вы не хотите работать на нас? Вам же должно быть все равно, - склонил голову набок Вальтер.
  - Я равнодушна ко многим вещам, но всегда обязана служить только одному хозяину. И это наш Бог. Это Огонь, - загорелись ее глаза фанатизмом.
  - Тогда можно я тебя сейчас подожгу? - сразу же предложил мужчина.
  - Зачем это? - опешила вдруг она, - хотя делайте что хотите. Преждевременная казнь только облегчит мои страдания.
  - Ну и дура же ты, - рассмеялся вдруг Вальтер и сделал это так громко, что девушка смерила его непонимающим взглядом.
  А мужчина вел себя все более вызывающе, демонстрируя полнейшую неадекватность. В конце концов, он встал, подошел к девушке... и похлопал ее по плечу.
  - Молодец, Елена. Хорошо играешь роль. Да только ты не прошла инициацию Огнем. Не так ли?
  - Ты проклятый еретик... как смеешь сомневаться? - свела она брови.
  - Легко, - фыркнул он, - ты проявляешь эмоции. Ты боишься огня. И у тебя нет тех сил, которыми владеют сектанты. Иначе ты давно бы сбежала. А еще я открою тебе маленький секрет: в "Артемиду" не принимают продавших душу Огню. А здесь ошибки быть не может. Эльзе нужна именно ты. И кстати я наврал, когда сказал, что не читал бумаги. Конечно, я их читал. Причем очень подробно и вдумчиво. Там ни слова про секту.
  - А меня и не спрашивали подробно про мою личную жизнь, - парировала она, - к чему все эти разговоры?
  - К тому чтобы сломать тебя, - искренне заявил он, - нам не нужна калека или труп. Нам нужна твоя уникальная способность. И она заключается в том, что ты единственная, кто не поддается ни одному виду гипноза. Тоже вроде как отклонение. Поэтому "Артемида" в тебе и заинтересовалась.
  - Но я член общества Огня... - начала оправдываться Елена, но Вальтер закрыл ей рот рукой.
  - Не вешай мне эту лапшу на уши. Тем более ты и сама знаешь правильный ответ. Да, тебя проводили через испытание Огнем. Но ты единственная, кто не прошла его и осталась жива при этом. Однако продолжаешь играть свою роль и настолько привыкла к ней, что не всегда отличаешь реальность от самообмана. Чего же ты боишься? - он провел второй рукой по ее ключице, - почему просто не покинула общину? Моральные нормы не позволяют? Дань семейной традиции? Что, Елена? Что ты скрываешь?
  - Я не боюсь пустых угроз, - ответила она, зажмурившись, когда мужчина снова убрал руку со рта, - и мне плевать на то, что вы обо всем догадались. Что дальше-то?
  - А дальше все только хуже для тебя. Будем нарушать твои моральные принципы и запреты любимой секты, - весело пропел он, обходя пленницу стороной, - у вас нельзя проявлять эмоции? Ты уже в этом проиграла. У вас нельзя проявлять слабость? Оу... здесь ты тоже пролетела.
  - Я не произнесла ни слова, когда мне выжигал кожу предыдущий палач, - ледяным голосом проговорила Елена.
  - Зато ты начала жаловаться мне на злых несправедливых копов в начале нашего разговора, - дурашливо приподнял брови Вальтер, - будешь отрицать это? Не будешь. Но теперь я подхожу к самой сути. Я заставлю тебя проявить слабость еще раз... и еще раз... до тех пор, пока ты окончательно не сдашься. Боль и смерть - не самое страшное, что может произойти с нами. Самое страшное - это уничтожение наших идеалов. Знаешь такое ощущение, когда весь мир начинает рушиться после разрыва шаблонов? Руки сперва опускаются, а затем тянутся к собственному горлу...
  С каждым словом он говорил все медленнее и медленнее, обволакивая интонациями Елену. Она слушала его очень внимательно, следила за каждым жестом глазами и все не могла понять, куда он клонит. Но все-таки сердце ее заколотилось чуть быстрее в ожидании худшего исхода. Девушка не могла понять, откуда у этого клоуна столько самоуверенности. Почему он решил, что сможет сломать ее словами? Значит, у него есть какой-то козырь?
  Но вдруг против всех ожиданий, Вальтер прикоснулся рукой к ее животу и медленно надавил на него. Девушка вопросительно свела брови. Снова пытка болью? Это они уже проходили.
  - Как ни крути, а ты всего лишь женщина, - он коварно впился зрачками в ее глаза, - как умудрилась не сбросить ребенка после Моцарта?
  - Не угрожайте мне смертью не рожденного ребенка. Это будет всего лишь очередной выкидыш. Я не стану из-за него менять свое мнение, - огрызнулась она.
  Но дыхание участилось. И пресс слегка напрягся. А Вальтер все продолжал давить, причиняя ей уже не просто неудобство, но боль. И девушка стиснула зубы покрепче, готовясь к ужасным вещам.
  - О нет. Не так все просто, - улыбнулся Вальтер, - в секте не принято беременеть. А у тебя там вся семья состоит, судя по документам. Значит, я добьюсь того, чтобы их всех убили свои же представители Огня. А во всем виновата будешь ты... твоя глупая беременность. Понимаешь? Кто там у тебя из членов семьи есть? Мать, отец, да младшая сестренка. Такая миленькая с задорными хвостиками. Хм... любишь сестру?
  Елена смотрела на него таким страшным взглядом, какого не смогла скрыть. Было видно невооруженным глазом - Вальтер почти нащупал слабую точку.
  - Так вот твоей сестре будет хуже всех. Сначала я сам поглумлюсь над нею, а затем отдам сектантам на жертвоприношение. Хочешь узнать подробности нашей развлекательной программы?
  - Ты и малолетками не брезгуешь, как я погляжу, - ощетинилась она, все еще пытаясь держать себя в руках.
  - А чего ими брезговать? Такие нежные тела, такая тонкая кожа. Наивные сияющие глазки. Однако ты сдала ее сектантам... скорее всего пыталась защитить от своего тяжелого прошлого. Пыталась сохранить эмоции семьи и просто выжгла их. А у самой не вышло пройти инициацию. Но ты прикинулась, что все в порядке, ради того чтобы быть всегда рядом с ними. И до поры до времени тебе удавалось это сделать. Но вот у твоего отца на руках умирает новобранец. Более того, из-за этого идиота на вас вышли стражи порядка. И ты снова жертвуешь собой, защищая семью. Как благородно, но теперь все будет напрасно. Понимаешь, к чему я клоню?
  - Какой дешевый блеф. Просто блестящий! Браво.
  - Зря ты так, - Вальтер облизал губы, - думаю, пора привести твою сестричку сюда. Она-то и вправит тебе мозги. Вернее, ее медленное угасание. Знаешь, как у деревца, которому содрали кору под палящим солнцем. Вроде бы и не плачет, но ты чувствуешь боль от тысячи лопнувших капилляров...
  - Заткнись, - зашипела Елена.
  - Хорошая идея. Может быть, она тоже пригодится нам в работе? Станет какой-нибудь девочкой-на-побегушках. Или устроим ее местной проституткой. Тоже хороший вариант. Но только после того, как ты согласишься с нами сотрудничать. А если не согласишься - тогда просто попользуемся вдоль и поперек и сдадим своим же после объявления о твоей беременности. Ох, а если еще и малолетка забеременеет... ну ты, короче, знаешь, что с нею тогда сделают, - и он на мгновение замолк, ожидая ответная реакции.
  Но она не последовала. Девушка закрыла глаза и, казалось, отключилась от него. Елена просто замерла в том же положении и не подавала признаков жизни. Она была жива, но словно в трансе. И теперь до нее вообще невозможно было достучаться.
  - Ну что ж. Будь по твоему, - Вальтер встал, направился к двери и громко крикнул на выходе, - мне снова нужен допуск в город! Появилось одно дельце.
  
  Часть 6
  - Ты собираешься пытать девочку? - неодобрительно переспросила Эльза, - это не входило в наши планы. И не вписывается в смету расходов.
  - Какие расходы, если все можно сделать голыми руками? - закатил глаза Вальтер, - к тому же я все сделаю сам. Никого не обременяя.
  - Ты войдешь во вкус и только зазря погубишь человека. И в таком случае мы совершим бессмысленное жертвоприношение и не получим в свои руки Елену.
  - Доверьтесь же мне! Или стойте прямо за дверью, если вас так волнует сохранность малышки. Только не мешайте. И я все сделаю. Говорил же, что за два дня я сломаю Елену.
  Эльза долго задумчиво крутила в пальцах карандаш, глядя в окно. Затем обернулась и внимательно посмотрела на Вальтера. Ее мысли крутились где-то глубоко в мозгу сами по себе, но на лице читался соблазн согласиться.
  - Хорошо, мы приведем тебе девчонку. Только... она совсем еще ребенок, - сказала Величкина.
  - Я лучше сам схожу за нею. И в бумагах говорилось, что ей восемь, - почесал затылок Вальтер.
  - Ну и чудовище ты все же, - поджала губы Эльза.
  - Вы не лучше, - усмехнулся ей в лицо мужчина, - женское начало в вас говорит, что ребенка нужно пожалеть. Но тщеславие заставляет переступить через себя ради выгодного сотрудника. Только я честен перед собой, а вы нет. Кто из нас хуже?
  - Не важно. В "Артемиде" нет хороших людей, - и Величкина выгнала его из кабинета.
  На следующие сутки Елена снова сидела на том же месте. В этот раз она не была так спокойна, как раньше. И когда Вальтер вошел внутрь, ведя за собой ребенка с мешком на голове, ее сердце оборвалось и боль проступила в глазах. Ее как будто подменили.
  - Вы же понимаете, что я не смогу работать на вас честно! - выкрикнула в сердцах Елена, - зачем вы это делаете? Однажды я сбегу, предам вас или убью хозяйку. Неужели непонятно?
  - А ты думаешь, мы такие идиоты, чтобы доверять тебе полностью? - хмыкнул Вальтер, посадив девочку к себе на колено, - здесь никто никому не доверяет. Все друг за другом следят. И каждый держит другого психа за яйца, если так можно выразиться. Твоя сестренка для нас бесполезна. Она даже тебя отказывается вспоминать. Но тебе-то не все равно, что с нею произойдет...
  - Она всего лишь овощ, - появилась первая слезинка в глазах Елены, - все, кто продал Огню душу становятся пускающими слюну идиотами с огромной силой. Только сильнейшие проходят испытание успешно и сохраняют хоть немного рассудка.
  - Знаешь, я бы начал в таком случае разрезать ее по кускам прямо здесь и сейчас, - нежно убрал проступающие из-под мешка волосы назад Вальтер, - но эффект будет не долговечным. Твоего послушания хватит на день-два... или неделю. Поэтому я придумал кое-что получше. Посмотри на эти фотографии и видео. Может быть, ты захочешь такой жизни для маленькой Катюши?
  И Вальтер достал со стола планшет, который одолжил на время у хозяйки. То, что он показал Елене, очень сильно подействовало на нее. Глаза сначала сделались огромными, затем перестали моргать, а затем и вовсе отказались возвращаться в прежнее положение...
  Ее губы шептали что-то невнятное, слезы катились по щекам огромным градом, а пальцы сжимались, сдавливая горло воображаемого врага. Было видно, как она хотела убить Вальтера, какой недостижимой и желанной целью он вдруг стал. По всей комнате разносились звуки чьи-то стонов и страданий, отвратительных причавкиваний и треск разрубаемой плоти. Выстрелы и глухой стук раздавались все чаще и чаще. А в заключение нечто заставило Елену вскрикнуть.
  Она подняла глаза на девочку с мешком на голове и затряслась всем телом, как сумасшедшая. Вальтер удовлетворенно наблюдал за ее реакцией, подпитываясь запахом страданий. Он медленно убрал планшет в сторону, а Елена так сидела, словно ударенная током.
  - Т-ты... чудовище... - глотала она слезы.
  - О да, - ласково погладил ребенка по голове Вальтер, - о да. Я садист.
  - Ты уже сделал это с нею? Это видео не липа? - она желала всем сердцем, чтобы он признался во лжи.
  Но медленно растягивающаяся молчаливая улыбка довела девушку до истерики. Она стала кричать на Вальтера, обвиняя его во всем, что увидела. Желая ему смерти. Желая ему гореть в аду и мучиться. Она хотела, чтобы он пережил все то, чем мучил неповинных людей. И главное, чтобы он также искалечил свою жизнь и тело, как сделал это с маленьким ребенком...
  - Пожалуй, пора снять этот ненужный мешок, чтобы ты больше не сомневалась в серьезности моих аргументов, - после длительной тирады проговорил Вальтер, стаскивая с ребенка ткань, - любуйся Елена. И знай, что я могу сделать еще хуже. И жить при этом она будет долго. Теперь Катя - единственная, кто у тебя остался. Хоть и в таком виде. Хе-хе. Задумайся. И дай мне ответ через десять минут. Если перейдешь под наше командование - мы оставим ребенка в покое, вернув его в общину. Авось, он выживет там. Если нет - ты будешь наблюдать его страдания каждый день, но... сестра твоя долго не умрет. Подумай хорошенько. Хочешь ли ты для нее такой жизни?
  Он встал и вышел, оставив этих двоих наедине. Как только дверь за спиной закрылась, на него налетела Эльза и несколько раз ударила по лицу. Вальтер отреагировал на это более чем холодно. Он знал, за что получил. Хозяйку всю трясло от злости не меньше, чем саму Елену. Даже глаза были красными и припухшими. В кои-то веки она сняла свою маску абсолютного равнодушия.
  - Любые средства хороши, не так ли? - подтрунивал над нею Вальтер.
  - Ты говорил, что не любишь физических пыток, - прошипела Величкина.
  - Нет. Но я люблю добиваться своего. А ради этого - можно пойти на что угодно.
  - Перебить целую общину ради одной? И изуродовать ребенка?
  - Оно того стоило. Скоро вы будете мне ноги целовать за успешно выполненное задание, - оскалился Вальтер.
  - Я ошиблась в тебе. Ты действительно не умеешь держать себя в руках. Даже в отделе пыток накосячил в первые же дни работы!
  - А что вы хотели? Сами же дали добро на использование ребенка в качестве рычага.
  - Я думала, ты разумнее и ограничишься шантажом. Или, в крайнем случае - мелкими травмами. Да если бы ты начал что-то делать с сестрой на глазах Елены - она и раньше бы сдалась! Зачем ты уже привел ей результат? Да еще и с видеозаписями.
  - А затем, что теперь она точно не будет с нами шутки шутить. Посмотрите на нее. Прямо сейчас, - и Вальтер пригласительным жестом указал на комнату пыток, приоткрыв дверь.
  Эльза недоверчиво заглянула внутрь и по поднявшимся глазам Елены все поняла. Перед нею сидела одна из самых преданных и озлобленных собак волчьей породы. Вальтер сдвинул ее психику окончательно.
  
  Часть 7
  - Почему Моцарта так назвали? - закинув ногу на ногу, скандировал Вальтер, - он не похож на седого старика-композитора.
  - Почему тебя назвали Вальтером? - нехотя оторвалась от своих дел Эльза, - в честь древнего философа?
  - Не-е-е, я называл себя в честь своего любимого оружия, - он достал пистолет и поцеловал его, - а что? Был еще и философ такой?
  Женщина сдержанно вздохнула и вернулась к своей работе. Она планировала дождаться-таки девочку, которая должна была сегодня работать с этим поганцом. Но зная, что стало с предыдущими его сослуживцами, начальница все-таки предпочла проинформировать даму о ее новом кавалере. И желала, чтобы они познакомились именно в ее присутствии.
  - Прекрасная Елена еще не покушалась на вас? - вспомнил вдруг Вальтер.
  - Покушалась, - скучающим голосом проговорила Эльза, - но на меня каждый день кто-то пытается нападать. Это не в новинку. Здесь все-таки многие не по своей воле сидят.
  - Поэтому вы хотите, чтобы я стал вашим вторым помощником, - с пониманием и самообожанием проговорил мужчина, - потому что мы с Моцартом единственные, кто не пытается вас убить.
  - Это бабка надвое сказала, - подняла брови Величкина, не отрываясь от дел, - вы непредсказуемы. Но зато крепко сидите на крючке своих увлечений.
  - Это каких же? - заинтересовался Вальтер.
  - Тебе я позволяю реализовывать свои садистские наклонности. А Моцарту подарила собственную мастерскую для его творений. Он у нас творческая личность.
  - А можно поподробнее? - наклонился вперед мужчина.
  - А подробнее тебе расскажет Оля. Вот и она, - и Эльза даже искренне улыбнулась, выйдя навстречу вошедшей девчушке с кудрявыми волосами, - недавно Моцарт ее курировал. И Оля показалась мне одним из лучших и преданных новобранцев.
  - Ой, да бросьте, - покраснела девчушка-кнопка и закрыла лицо руками.
  - Эй, - свистнул ей Вальтер, - а у тебя какие отклонения?
  Эльза смерила его недовольным взглядом. Оля же убрала руки от лица и распахнула свои голубые глаза как два блюда. Затем перевела взгляд на хозяйку и мило улыбнулась.
  - А он забавный. Не такой хмурый, как Моцарт. Только можно я все-таки потом вернусь к Моцарту? У него дом хороший, - зачирикала она.
  - Позже вернешься. Сначала докажи свою дееспособность. Для этого я ставлю тебя в пару с Вальтером сегодня. Вам нужно познакомиться.
  - Зачем? - удивилась девчушка.
  - Ты не знаешь, что случилось с предыдущими его напарником? - удивилась Эльза.
  Вальтер красноречиво провел пальцем по горлу, а затем изобразил руками виселицу. Оля только миловидно захлопала ресницами. Она походила на ребенка, ей богу.
  - Я Оля. Шаман, - пожала плечами девочка, а затем снова покраснела от умиления, - какой же ты красавчик, все-таки!
  - Впервые слышу столько комплиментов на полной искренности, - с умилением обернулся к Эльзе Вальтер.
  - Не придуривайся. Она тебя все равно не боится, - сложила руки на груди хозяйка.
  - Еще испугается, - пообещал мужчина, - хотя после Моцарта это, наверное, будет непросто.
  - Моцарт лапушка. Не надо про него так категорично, - сложила ручки вместе кнопка, - и я, кстати, не ребенок, как вам могло показаться. Мне уже почти тридцать.
  Вальтер удивился, но ее возраст его не сильно волновал. Мужчина просто пожал плечами и вновь по-собачьи посмотрел на Величкину. Та же вручила ему очередную папку с заданием и потребовала быстрее ознакомиться с ее содержимым.
  Оля тут же подсела поближе, и Вальтер почуял запах каких-то нежных трав и цветов. Похоже, это были ее духи. И вообще особа выглядела вполне себе мирным позитивным и светлым человеком. Неужели Моцарт ни разу не пытался ее сломать?
  - Ого, опять массовое похищение, - завалилась не плечо Вальтеру Оля.
  - Мне конечно не тяжело, но вы что-то слишком близко, - предупредил ее мужчина.
  Малышка извинилась и тут же села обратно на свое место с лицом провинившегося дитя. Вальтер же вновь углубился в чтение, цитируя некоторые участки вслух.
  - Как мы сможем выполнить это незаметно? Мне проще перестрелять всю демонстрацию и выкрасть этих гениальных детей, а не возиться там среди зевак.
  - А на что я тебе шамана дала? - указала на девушку Эльза, - думаешь, я снова захотела, чтобы ты бойню там устроил?
  - А она может запудрить голову разом сотне человек? - недоверчиво указал туда же мужчина.
  - Я могу, - застенчиво подняла ручку малышка.
  - Серьезно? - не поверил Вальтер.
  - Вот и проверим, - улыбнулась она, пожимая плечами, - а если что-то пойдет не так - ты всех перестреляешь. Моцарт тоже так иногда делал.
  - Почему я об этом не знаю? - тут же ощетинилась Эльза.
  Малышка виновато и испуганно закрыла рот руками. Но уже поздно оправдываться: она проговорилась. И под закипающие эмоции хозяйки рассказала про несколько своих неудачных операций с Моцартом.
  Под конец Оля чуть ли не навзрыд плакала, каясь и боясь мести товарища. Вальтеру было чудно наблюдать за ее реакциями.
  В результате их пинком погнали на задание, а Моцарта Величкина вызвала к себе. Оля всю дорогу шла как в воду опущенная и, казалось, ее ничего больше не может радовать. А Вальтеру не хотелось поднимать ей настроение. Это было не в его стиле. Так они и шли вдвоем тихо до самого места назначения.
  Там проходила какая-то демонстрация напротив мэрии города. Вальтер понятия не имел, на что здесь люди жаловались, но уже издалека приметил необходимых ему детей. Оказывается, найти их было проще простого: два ДЦПшных мальчика на руках своих родителей. На глаз им было меньше десяти лет.
  - Я думал, ДЦП - это болезнь тела, а не мозга, - нахмурился он.
  - Бывают осложнения и на мозг, - заверила его Оля, - можно начинать?
  - Чего ты меня-то спрашиваешь? - приятно удивился мужчина.
  - Ну, я привыкла мнение мужчин спрашивать. Меня так воспитали, - виновато хихикнула она.
  Вальтеру это так польстило, что он не удержался от пафосной позы, пафосного жеста и просто чрезвычайно пафосного поведения. Девчушку это даже забавляло.
  После радостного хлопка в ладоши она достала из сумки небольшой бубен, закинула в рот неизвестные травы и стала медленно двигаться в такт воображаемой музыки. Мужчина отошел немного назад, понимая, что ему не стоит вмешиваться в процесс и присел на тротуар, подперев подбородок. И тут началось.
  Олю сломило пополам, словно от выстрела в живот, затем она открыла помутневшие глаза и стала так громко кашлять, словно подавилась. Но это было не так. Очень быстро девчушка схватила себя за горло свободной рукой и заставила разогнуться. Потом она подняла глаза к небу, и ее пальцы затрясло так неестественно, как будто начался припадок. А потом состояние транса и постоянный стук-стук-стук бубна о бока, о ноги и собственные руки. И приплясывание и притопывание ногами.
  Смотреть на это было интересно, и Вальтер не скрывал открытого внимания. В какой-то момент он догадался, что пришло время действовать. Еще больше мужчина в этом убедился, когда смог пройти сквозь толпу, не привлекая к себе ровно никакого внимания. Он толкался, наступал на ноги и пихал старушек в спины, но никто ему ничего не ответил и даже не выругался. Все происходило как нечто само собой разумеющееся. И вообще Вальтера ни для кого не существовало!
  "Ах, чертовка! - торжественно подумал мужчина, забирая детей из рук их родителей, - не ожидал я от тебя такого. А ведь чисто работаешь! Не мудрено, что Эльза от тебя в восторге". Ему в этот раз даже не пришлось расчехлять оружие. А так хотелось...
  Когда Оля пришла в себя, они были уже далеко от демонстрации. Ее вырвало на асфальт, и только после этого Вальтер уволок напарницу в сторону "Артемиды", везя еще и двух детей в сворованной коляске.
  - Мы с тобой прям на семейную пару похожи, - пробормотала ослабшим голосом Оля.
  Вальтер аж выругался сначала. Потом странно рассмеялся.
  - Первое, что ты сказала, придя в себя - это глупость. Смотрю, она в тебя с рождения заложена, - проговорил он и оттолкнул девушку в сторону, чтобы она шла сама.
  Оля миленько заулыбалась и, шатаясь, как пьяная, пошла за ним. Казалось, ее все радовало в этой жизни. А дети и вправду мирные попались. Не реагировали ни на что.
  - Это они еще от моей магии не отошли, - разрушила миф о смирных детях шаманка, - эффект работает еще несколько минут после моей отключки. Ну а слабые организмы могут и час в трансе пробыть.
  - Вот меня все разбирает любопытство, - задумчиво проговорил Вальтер, - ты выглядишь такой бесстрашной и наивной. Ты реально ничего не боишься?
  - Я знаю, что у тебя это любимая тема, - нежно посмотрела на него Оля, - конечно, мы все чего-то боимся. Но я доверяю своей религии. А она говорит, что все мы будем съедены великим Богом рано или поздно. И покуда эта истина нерушима, я спокойна за свою жизнь. Потому что знаю, где она закончится.
  - Стоп, что? - расхохотался он, хлопая себя по коленям, - твой Бог тебя однажды съест? Что за бред?
  - Я из полудикого племени родом, - обиженно надула губки девчушка, - вернее, меня оттуда давно изгнали. Поэтому я здесь, в "Артемиде". Хотя я верю, что, несмотря на изгнание, мой Бог меня все равно простит и съест.
  Тут у Вальтера начала абсолютная истерика. Он так развеселился, что долго не мог себя остановить и только спустя десять минут вдруг резко успокоился. Будто не смеялся только что.
  А затем поступил очень непредсказуемо, достав один пистолет и приставив его к голове Оли. Девушка попятилась и уперлась спиной в стену. Она подняла руки на манеру "я сдаюсь", но при этом не изъявляла абсолютного всепоглощающего страха.
  - Серьезно? На тебя даже это не действует? - саркастично спросил Вальтер.
  - Ну как бы тебе сказать... - замялась она в растерянности.
  - Просто осознай, что произойдет, если я сейчас выстрелю. А я смогу это сделать. Ты же понимаешь?
  - Да-да, я верю тебе, - кивнула она с глупой улыбкой.
  - Ты не думаешь, что так распрощаешься со своим Богом преждевременно? Не так как положено в вашем племени. Разве это не ужасно?
  - Вообще-то от судьбы не уйдешь, - развела она руками, - даже если ты выстрелишь и убьешь меня сейчас - мой Бог все равно найдет и съест мое тело.
  - Да кто ваш бог, черт возьми? - был сбит с толку Вальтер.
  - Он - это все, - обрисовала руками круг Оля, - и в землях нашего племени торчит его голова, которая принимает все жертвоприношения. Но даже если ты не попадешь в нее - то все равно доберешься в загробном мире до чрева Бога. И он пригреет тебя там и тебе будет хорошо...
  Мужчину от каждого нового слова все больше перекашивало. Он и так не любил фанатиков, а здесь вообще гремучая смесь какая-то. Вообще противоположная тому, что несла на днях Елена.
  - Но ты все же нервничаешь, - отметил он.
  - Еще бы. Ты вообще-то дуло приставил к моей голове, - указала она туда пальцем и нервно рассмеялась, подыгрывая напарнику, - так или иначе - все боятся распрощаться с мозгами.
  Вальтер раздосадовано выругался и опустил оружие. Не на такую реакцию он рассчитывал. Веселая девчушка тут же встрепенулась и предложила сходить за мороженым. От нечего делать мужчина согласился.
  - Все девушки любят мороженое? - спросил он в опущенном настроении.
  - Не знаю. Возможно. Я вообще больше мясо обожаю, - пожала плечами Оля.
  - Кто ж его не любит? - поднял руки к небу напарник.
  - Человеческое, - радостно уточнила Оля и попрыгала вперед как маленькая девочка из сказки.
  Впервые за последний год Вальтер чему-то удивился. Хотя с другой стороны... это многое объясняло.
  
  Часть 8
  - Повезло, скажу я вам, засранцу Моцарту с напарницей, - с завистью проговорил Вальтер позже, - почему мне такую нельзя завести? Она как ручная собачка: всегда тебя слушает, всегда кивает и веселиться.
  - Не торопи события. За особые заслуги и тебе достанется ученица. А пока что - набирайся опыта и постарайся перещеголять Моцарта, - ответила Эльза, глядя в окно.
  - Да я уже лучше его! Только вы почему-то этого не замечаете, - напыжился Вальтер, - я между прочим даже счет веду между нами.
  - Да? И какой он сейчас? - усмехнулась Величкина.
  - 2:0, - гордо ответил Вальтер, - первый бал за то, что я смог раскачать его наигранную напыщенность, а второй за Елену.
  - Замечательно, - пробормотала Эльза, - и это все, на что ты оказался способен? Радоваться мелким достижениям?
  - Ничего себе мелкие! - возмущенно выпалил Вальтер, - то есть вот так вы цените мой труд? Ну-ну. А вот если уйду?
  - Не уйдешь, - заверила его Эльза.
  - Ну ладно, не уйду, - откинулся он обратно на спинку стула, - но вы несправедливы ко мне. Дайте что-нибудь поинтереснее, и я покажу, на что способен.
  - Хорошо. Завтра нужно пытать одного пацана шестнадцатилетнего. Он оказался лазутчиком из "Черной кошки". Его нужно сначала пытать, а потом убить.
  - Может сразу убить? - скривился Вальтер.
  - Можешь сразу изнасиловать, - без доли сарказма проговорила Эльза.
  - Неееееееееееееееет-нет-нет-нет! В это я точно не играю! - чуть не стошнило мужчину, - уж извините, но у всего есть предел. Я могу имитировать желание изнасиловать, но уж точно не займусь этим со своим полом. У меня все в порядке с ориентацией.
  - Какая жалость. Ну, так имитируй. А теперь пошел в свою палату! И попробуй только завтра не выполнить моего приказа, - и она отвернулась обратно к окну, давая понять, что разговор окончен.
  За что они не любили "Черную кошку"? Это вражеская организация, работающая под прикрытием: прикидывается приютом для брошенных животных. На самом деле они этими животными пользуются также бесчеловечно и повсеместно, как и "Артемида" психами.
  Казалось бы, у двух крупных подпольных организаций не должно быть никаких точек соприкосновения. Но однажды они перешли друг другу дорогу... а, как известно, борьба за заказчика идет не хилая в этих краях. Вот с тех пор "Черная кошка" пытается уничтожить "Артемиду" и в то же время происходит обратный процесс.
  Поэтому они периодически засылают друг к другу своих людей, чтобы найти слабые места в структуре. Ну и частенько несчастные служаки обратно не возвращаются живыми... причем, карают их с особой жестокостью. А затем возвращают лишь труп обратно хозяину.
  Вальтер вошел в знакомое помещение, ставшее ему уже родным. Он только бегло взглянул на запуганный затравленный взгляд молодого пацана и сразу же замахал руками.
  - Почему это подсудимый все еще сидит? Сегодня у меня на него другие планы, - Вальтер загнал в комнату еще каких-то психов и заставил их изменить композицию, - я хочу, чтобы он стоял. И руки крепко прицепите, чтобы пошевелить ими не мог. Ноги тоже можно привязать.
  Мужчина остановился напротив пленного и призадумался, почесывая подбородок. Глаза мальца стали еще испуганнее, и он тщетно пытался сопротивляться действиям врагов. Вальтер все продолжал командовать и искусно вешать лапшу на уши.
  Когда же все его приказы были исполнены, подросток оказался идеально зафиксированным в стоячем положении с поднятыми руками и слегка раздвинутыми ногами. Его рот был заклеен и потому бедняга не мог воспользоваться уговорами или подкупом для того чтобы избежать своей участи.
  Вальтер дождался, когда дверь за его спиной закроется и таинственно улыбнулся во мраке. От этой эмоции плохо стало бы даже проститутке, не говоря уже об обыкновенном мальчике.
  - Хе-хей, чего затрясся? - хлопнул его по попе мужчина, - не говори, что не задумывался над тем, что с тобой произойдет, если сунешься в "Артемиду". Не знал? Ну, теперь пеняй на себя.
  Мальчишка что-то отчаянно застонал, пытаясь выкрикивать заклеенными губами целые слова. Но Вальтер игнорировал его. И он впервые решил воспользоваться инструментами на своем столе...
  Дверь была звуконепроницаемой. Но в какой-то момент Эльза позвонила Вальтеру на сотовый, прервав его экзекуцию. Мужчина стряхнул кровь с рук и тщательно протер их, прежде чем взять одними пальцами телефон. Пока он разговаривал с начальницей, пленник за спиной продолжал так громко кричать, что мужчине это надоело.
  - Убей его уже, наконец, - выругалась Эльза, - завязывай.
  - Как жаль, - иронизировал Вальтер, - ок, одну секунду.
  Он достал свободно рукой пистолет и, не оглядываясь, выстрелил два раза. Все сразу резко затихло. Мужчина с облегчением вздохнул и снова приложил телефон к уху.
  - Так-то лучше. Сразу спокойно стало, - пропел он в трубку.
  - Ты стрелял два раза? Я считала тебя снайпером, - с сарказмом проговорила Эльза.
  - Второй на всякий случай. Я стрелял вслепую, - тщательнее принялся протирать руки и оружие от крови Вальтер.
  - Ладно, прибери за собой и живо ко мне.
  - Что? Убирать за собой? - возмутился мужчина, - тут столько грязи... и этот труп еще... его прям самому волочить что ли? Да вы оборзели, мадам.
  - Оборзел здесь только ты. Быстро разберись с тем, что осталось от пленника и ко мне! - и она бросила трубку.
  Вальтера это так возмутило, что он на мгновение взбесился и швырнул первую попавшуюся под руки вещь в труп. Затем заставил себя успокоиться и решил, что ему нельзя так поддаваться эмоциям.
  "Она знала, когда позвонить, - подумал он, - как раз в тот момент, когда я себя уже не контролировал. А ведь мог и не взять трубку...". Вальтер задумчиво посмотрел на телефон. Затем разобрал его на части и разложил по разным карманам. Странный порыв.
  
  Часть 9
  - Молодец. Я довольна твоей работой, - встретила его такими словами Эльза, - добросовестно все выполнил. Технично.
  - Эм, а вы разве все видели? - удивился Вальтер.
  - Вообще-то в камере пыток стоит камера наблюдения, - ответила Величкина.
  - Скажите мне честно, - он наклонился вперед и чуть тише спросил, - вас это возбуждает что ли? Подглядывать за чужими пытками.
  - Ты все-таки полный кретин, хоть и отличный профессионал, - выругалась Эльза.
  Но не обиделась. Она уже привыкла к выходкам подчиненного и принимала их как данное. Зато Вальтер был в каком-то нервном состояние. Он не успел достигнуть пика удовольствия. Хотя раньше считал, что физические пытки его вообще не интересуют. И теперь сидел с неприятным ощущением незаконченности.
  - А вы все-таки подумайте над таким предложением, - вдруг проговорил он, - не хотите немного отвлечься от работы? Встряхнуться? Отдаться этой ночью настоящему мужчине?
  - Ты про себя что ли? - хмыкнула она, - Вальтер, ты, похоже, совсем заработался. Закажи себе проститутку.
  - Я серьезно...
  - И я серьезно. Даю тебе отпуск на неделю за твою исполнительность. Сходи в бордель, оттянись. Я разрешаю. Еще и зарплату выплачу сегодня вечером. Но только постарайся не светиться в эти дни. У меня и так много от тебя хлопот. Свободен.
  Вальтер изобразил какую-то потерянность на лице и вышел. Он сам не знал, чего хотел сейчас. Просто такое неприятное сосущее чувство неопределенности.
  Но все-таки мужчина последовал совету начальницы и этой ночью вызвал в отель девушку легкого поведения. Она начала работать с первых же минут, как только получила деньги. И тут-то до Вальтера дошло, чего ему хотелось больше всего...
  - Давай пристегнем тебя наручниками к кровати, - предложил он с блестящим взглядом.
  - О, ты любишь пожжеще? - лизнула она свои зубы и, конечно же, согласилась за дополнительную плату.
  Вальтер буквально засыпал ее деньгами, и под этот эпатаж довольная тигрица позволила приковать себя к кровати. И когда она уже приготовилась принимать клиента, он вдруг отошел к своей вешалке и достал из одежды пистолет.
  Вот тут-то она и испугалась... но попыталась превратить это все в игру. Однако клиент был явно не в адекватном состояние и неизвестно, что крутилось у него в голове. Вальтер выглядел болезненно-счастливым и после нескольких жалобных уговоров проститутки завис над нею.
  - Скажи мне... ты боишься смерти? - сладко поинтересовался он и медленно направил дуло ей в висок.
  
  Когда Эльза увидела своего "любимого" подчиненного у себя в кабинете на следующий же день, то не сильно удивилась. Она уже обо всем знала.
  - Ты как всегда? - устало зевнула она от недосыпа, - ну это не самый худший первый твой отпуск.
  Женщина держала в руках фотографию искалеченной жрицы любви. Новость о страшном инциденте уже с самого утра попала в местные газеты.
  - Как это не самый худший? Я думал, вы меня опять накажете за это, - блаженно улыбался Вальтер.
  Всю его нервозность как рукой сняло. Мужчина чувствовал себя превосходно и больше не нуждался в отдыхе. Решил перенести лишние дни отпуска на следующий раз.
  - Поверь мне, дорогой мой. После Моцарта - ты ангельский котенок. Я ожидала нечто подобное, - она бросила фотографию на стол, - он свою первую жертву сперва прикончил, потом изнасиловал, а затем оторвал ей... кажется, ногу и утащил в свою творческую мастерскую. Как же тяжело мне было потом заметать следы...
  - Изнасиловал... труп? - опешил Вальтер и изобразил, будто его рвет, - Моцарт совсем шибанутый?
  - Он некрофил, - пояснила Эльза обыденным голосом, - а еще скульптор и музыкант. Но все его инструменты сделаны из человеческих тел.
  - Какая прелесть, - исказился в нервном смешке Вальтер, - вау.
  - 2:1? - ухмыльнулась Величкина.
  Впервые она сама подколола Вальтера. И поэтому он хоть и хотел возмутиться на незаконный счет, но все-таки промолчал и погрозил ей пальцем. Такая игра мужчине нравилась, и он согласился со своим первым поражением перед соперником.
  - Идем, - коротко вдруг сказала она.
  - Куда? - спросил Вальтер.
  - Вот это еще один пункт, которому тебе предстоит научиться, - строго заметила Величкина, - не задавай вопросов. Важную информацию я всегда выдаю заранее. Понятно?
  Вальтер развел руками, дурашливо выпятив губу. Похоже, это означало, что он понял. Хозяйка накинула на себя куртку, повесила на плечо сумку и направилась на выход, звеня ключами. Мужчина бодро последовал за нею.
  Он первым вышел в коридор, пряча руки в карманах, т.к. не желал изображать из себя джентльмена и пропускать женщину вперед... но тут мимо его головы свистнул какой-то острый предмет и воткнулся позади в стену. Вальтер удивленно обернулся на необычный нож и тут же возмущенно посмотрел на его обладателя: мелкий мальчуган десяти лет несся на них, как разъяренный бык.
  - Величкина! Я отомщу тебе за свою сестру! - кричал он, готовясь смести на своем пути любого зазевавшегося.
  - Такой маленький, - усмехнулся Вальтер, но затем его взгляд резко изменился и стал демоническим, - и такой наглый. Ненавижу наглых детей.
  Он достал пистолет и сделал пару намеренно неточных выстрелов. Пули лизнули щеки мальчугана и он резко затормозил на месте, словно врезался в невидимую стену. Мелкий, похоже, испугался при виде огнестрельного оружия.
  - Уйди! - выпалил малец, - ты мне не нужен.
  - Возвращайся обратно в детский садик, сопляк, - насмешливо проговорил Вальтер.
  - Не недооценивай Дубину, - вдруг проговорила сзади Величкина, - мальчику не зря дали такую кличку здесь.
  - А мне-то что? - развел руками Вальтер.
  И тут мальчишка рванул с места с такой силой, что под его ногой продавился бетонный пол... вот тут-то мужчина и засуетился, едва увернувшись от нескольких ударов по ногам. Кулаки ребенка ушли в сторону и пробили стены почти насквозь. А ему при этом было совершенно не больно.
  "Да у него удар как пушечный выстрел", - нахмурился Вальтер и прицелился нападающему в лоб. Но не тут-то было.
  - Не стрелять! - громко приказала Эльза.
  Она так не вовремя это сказала и этот приказ так неудачно "связал руки" Вальтера, что он упустил из виду мальца и поплатился за свою суетность. Удар пришелся ему как раз в живот и мужчина едва не выплюнул все свои внутренности, врезавшись со всего маха в полки кладовки. Предметы со страшным шумом посыпались вниз следом за его телом. А позже наступила абсолютная тишина... только откуда-то издалека доносился плач скрипки.
  "Что я делаю?" - разозлился Вальтер и собрал все силы в кулак, с трудом выбравшись из-под завалов. Он думал, что Эльза уже нашла способ, как справиться с Дубиной, но все было намного хуже.
  Мелкий стоял на месте, всего в паре метров от женщины. Его лицо выражало полное непонимание и беспомощную злость. Тело не слушалось своего хозяина... оно как будто было скованно невидимыми нитями. Мальчик был похож на марионетку.
  Вальтер двинулся, было, на него, чтобы свести счеты, но Эльза остановила мужчину властным жестом. Она была спокойна как никогда.
  - Теперь это жертва Моцарта. А ты в аутсайдерах, дружок, - сказала она.
  - Как это? Не вижу Моцарта, - капризно выпалил сотрудник.
  - А скрипку слышишь? Это его оружие. Как только Моцарт начинает играть - все его жертвы превращаются в живых зомби и не могут защититься.
  После ее слов из толпы зевак вышел гордый мрачный стан с поющим инструментом. Не прекращая игры, Моцарт поприветствовал Эльзу и глазами поинтересовался, что ему делать дальше.
  - Сначала накажи этого мальчишку, а потом кинь в его палату. Только за столь отвратительный проступок, Дубину можно еще и цепями к кровати приковать. Посади его на "Время Новостей", - приказала женщина.
  Моцарт без улыбки почти незаметно кивнул и вдруг выдал скрипкой оглушительную истеричную трель. Мальчик всхлипнул и со всего маха ударил себя по лицу кулаком. Кровь разлетелась во все стороны и потекла по подбородку, смешавшись со слюнями и слезами. Еще одна трель - и он уже вбил сам себя головой в стену. Казалось, что после третьего приказа мелкий и вовсе вышибет себе мозги, но Моцарт вовремя остановился.
  - А теперь в палату, - спокойным могильным голосом проговорил он и первым пошел в нужном направлении.
  А мальчонок, как крысенок последовал за его музыкой, не способный противиться ее магии. Вальтер наблюдал за происходящим с не скрываемым интересом и досадой.
  - 2:2, - констатировала неприятный факт Эльза, - тебе еще многому нужно учиться, Вальтер. А теперь идем. Стены отмоют опущенные.
  Пока они шли полрайона пешком, пока дошли до каких-то гаражей и спустились в подвал, чтобы дождаться некоего Слесаря, снайпер много думал над произошедшим. А так как им выдалась свободная минутка, он решил вновь поговорить с хозяйкой.
  - Что не так с тем пацаном? Как он может владеть такой силой в этом возрасте? И почему он у нас?
  - Ты разве не знаешь, что магией может овладеть любой желающий? Причем, даже без браслетов. Просто с браслетами маг становится намного сильнее и быстрее учится. Так вот этот мальчик смог скопить в себе такое чудовищное количество магической энергии, что с легкостью выплескивает ее наружу, не контролируя себя. Собственно так мы его и нашли: по сводкам новостей. В своем возрасте он уже успел разрушить родительский дом. Обыкновенная детская шалость обратилась катастрофой. Мои агенты подоспели вовремя, прикинувшись психиатрами. Мы навешали на него различные диагнозы, один другого хуже и забрали мальца себе. Однажды он попытался сбежать, когда на помощь пришла старшая сестра. Она была слишком хитрой девушкой. Откуда-то знала про наше истинное лицо и планировала поднять страшный шум. Но... по этой причине мне пришлось от нее избавиться.
  Вальтер слушал все это с неподдельным интересом. А как только Величкина дошла до конца, он и вовсе недоверчиво вскинул брови.
  - Вы лично от нее избавились? - иронично склонил мужчина голову набок.
  - Думаешь, я на такое не способна? - усмехнулась над ним Эльза, - если и дальше продолжишь недооценивать своих врагов, то быстро сгинешь. Тебя сегодня десятилетний ребенок уделал. Задумайся.
  - Задумаюсь. Не беспокойтесь, - хитро сощурился он.
  И это был настораживающий знак. Эльза знала, что если Вальтер что-то задумал - то его сложно предсказать. Остается только следить и надеяться, что он ничего не натворит без ее присмотра.
  
  Часть 10
  "Эльза и с наркобизнесом связана?" - Вальтер состроил многозначительное выражение лица, вслушиваясь в разговор двух загадочных людей. Величкина неплохо изображала спокойную неприступность.
  А вот нервные телохранители слишком часто поглядывали на Вальтера. Его это даже заводило. Мужчине нравилось, что его принимают в расчет. Одно из двух: либо они планируют их убрать сегодня, либо его просто боятся из уважения. Или уважают из страха?
  - Сейчас я должен удалиться. Подождите меня немного, - привстал и учтиво поклонился наркодилер.
  - Ох, не беспокойтесь. Я тоже уже ухожу. Зачем мне ждать вас? - миловидно улыбнулась Эльза.
  - Я хочу показать вам кое-что очень важное. Но не могу распространяться вслух сейчас...
  - Вам и не придется, - холодно проговорила Величкина.
  И не успела она подать сигнал, как в крохотном подвале послышалось несколько метких выстрелов, после которых телохранители чужака повалились на пол, не успев даже глазом моргнуть. А самого наркодилера Вальтер вписал со всего маха лицом в стол, выбив ему два передних зуба.
  - Не надо было устраивать мне западню, - проговорила самоуверенная Эльза, - Вальтер...
  - Стойте! - выпалил испуганный бизнесмен, выплевывая кровь, - я не виноват. Я был вынужден...
  - Кто меня заказал? - спросила женщина.
  - Я не могу сказать. Иначе меня убьют.
  - Мы и так тебя убьем. Независимо от того, скажешь ты или нет. Так что в твоем случае лучше выдать заказчика.
  - Это был Медведь! Не убивайте меня, прошу вас. Я дам более точную наводку...
  Но Эльза уже кивнула Вальтеру. Дважды повторять не пришлось. Он приставил пистолет к затылку чужака и сделал свое дело без промедления. Отмываться им было некогда, поэтому они забрали машину мертвого накродилера возле гаража.
  - Как хорошо, что ты даже водить умеешь, - задумчиво проговорила она, уставившись в окно.
  - Только салон испачкал, - с легким сожалением проговорил мужчина.
  - Ерунда. Все равно машину сжечь придется. Что я сделала Медведю?
  - Стойте. До меня только сейчас дошло, - вдруг радостно воскликнул Вальтер, - вы только что взяли меня на личное задание как свою правую руку? Вместо Моцарта?
  - Не говори ерунды. Это пока только пробы, - попыталась отнекиваться Эльза, но Вальтера уже было не остановить.
  Он радовался как ребенок, смеясь и бесчинствуя на дороге, часто оборачиваясь к ней и что-то болтая. Женщина даже невольно улыбнулась, довольная его позитивным настроем.
  - Ладно-ладно, считай, что это твое первое серьезное задание в роли моей правой руки. Доволен? - сдалась она, - только веди аккуратнее. А то полицию подцепишь.
  - Так ведь не проблема же, - Вальтер хлопнул себя по поясу с оружием.
  - Да нет. Сейчас мне нужно добраться до леса, не привлекая внимания. А потом заскочим к моему старому товарищу...
  - А помыться?
  - Тебя это волнует? - психанула Эльза, - тем более мы пойдем как раз к Медведю. Думаю, твой внешний вид мне даже на руку.
  Вальтер состроил многозначительное выражение лица и притворился серьезно личностью. Он получал неизгладимое удовольствие от происходящего и хотел только обезьянничать. Но подвести начальницу точно не входило в его планы. Поэтому мужчина взял волю в кулак и постарался не отсвечивать.
  В лесу стояла сторожка охотника. Когда ее дверь, поскрипывая, открылась, Медведь не сразу отреагировал. Все-таки он не ждал гостей. А когда увидел Эльзу - то и вовсе испугался. Хотя внешне постарался изобразить радушный прием.
  - Ааа, здравствуй! Давно не виделись, дорогая! - распахнул он перед нею объятия, - как поживаешь?
  - Да вот, в гости к тебе решила зайти. Ты не против? - ответила она и показала пальцем ему за спину, - только разговаривать с тобою будет он.
  Медведь так и знал, что она пришла не одна. Он резко обернулся, увидел окровавленного Вальтера и схватил из-под стола свой дробовик, к которому, собственно, и шел. Но снайпер оказался быстрее, прострелив чужаку кисть.
  Тот взвыл как зверь, а затем неслабо вмазал Вальтеру по лицу левым кулаком. Зря тот подобрался так близко. Но не было приказа убивать, и потому психопат мгновенно оказался сзади и со всей силы вдарил врагу по коленной чашечке. Затем схватил со стола телефонный аппарат и словно камнем ухнул им по черепушке.
  Волосы смешались с кровью, Медведь тяжело дышал. Тем не менее, он сумел сделать какой-то выпад и повалил незадачливого Вальтера на пол. Но это была временная победа: снайпер ударил чем-то крепким соперника по уху. От звона в голове тот был вынужден отпустить нападающего. А псих в это время спокойно встал и отошел поближе к Эльзе, тяжело переводя дыхание. В рукопашной борьбе он был не спец.
  Но тут Медведь неожиданно быстро встал на ноги и кинулся к своему столу, из-под которого планировал достать что-то опасное. Однако менее чем через секунду его шея оказалась пригвожденной к стене старыми вилами с выбитыми зубцами. Этого хватило, чтобы обездвижить чужака. Он не мог вытащить инструмент, глубоко засевший в стене.
  Вальтер подошел ближе и вбил его еще поглубже, чтобы врагу хватало воздуха лишь на то, чтобы чуть-чуть дышать. И его брови тут же издевательски поползли вверх под стать растягивающейся коварной улыбке.
  - Я не говорил, что попадаю прямо в цель любой вещью, какую ни кину? - с издевкой задал он риторический вопрос.
  А затем в ответ на злобный хрип добавил: "Похоже, не говорил. Когда бы я успел?". И он обернулся к Эльзе, ожидая дальнейших команд. Она была строга, но Вальтер знал, что начальница довольна. Его это радовало как кота хозяйская ласка.
  - Как же я не люблю предателей, Медведь. Зачем ты это сделал? Я думала, мы друзья, - проговорила она.
  - Стерва, ты сама натравила на меня этого... - он с трудом перевел дыхание, - я не хотел нападать.
  - О да... вы все не хотели, - напевно проговорила она и повернулась к Вальтеру, - заставь его отвечать честнее.
  - Я припарковал машину вплотную к дому. Можно здесь все поджечь и тогда мы справимся с двумя делами разом, - с готовностью предложил снайпер.
  - Отличная идея. Я одобряю, - ласково улыбнулась ему женщина.
  Медведь начал страшно материться, но его слова невозможно было разобрать. Его игнорировали до тех пор, пока в доме не полыхнуло пламя...
  - Я все скажу, я скажу! Стойте! - заорал вдруг предатель.
  - Огонь уже не остановить, - с удовольствием заметил Вальтер, наблюдая, как пламя лижет стены, - у тебя есть всего несколько минут на то, чтобы признаться. У меня есть в запасе вода. Возможно, мы успеем тебя потушить.
  - Я не хотел... - выпалил еще раз Медведь.
  - Это мы уже слышали, - грубо перебила его Эльза, - мотив!
  - Ты... ты... наглая стерва! Отпусти меня! Я не успею всего рассказать!
  - А ты начни, - холодно проговорила она и снова обернулась к подчиненному, - он слишком тянет время. Поторопи его.
  Вальтер со всей силы ногой жахнул по столу и тот развалился на воспламенившиеся осколки, упав к ногам хозяина. Затем медленно начали плавиться штаны Медведя...
  - Ты убила мой бизнес! - заорал он, - я пытался поговорить с тобой, но ты меня отшивала. Отпусти и давай обсудим наши условия снова!
  - Ты сам убил свой бизнес, когда попытался продать наркотики на сторону, не предупредив об этом меня, - ответила Величкина.
  Огонь уже подобрался вплотную к ногам пригвожденного человека и стал взбираться повыше... раздался первым сдавленный крик. Затем снова череда мата и мольбы о пощаде.
  Вальтер перевел взгляд на хозяйку в ожидании дальнейших команд. Но она, казалось, еще думала, как стоит поступить. Снайпер снова посмотрел на Медведя и понял, что еще чуть-чуть и тот не жилец. Затем снова перевел взгляд на Эльзу, боясь упустить хоть малейший намек на команду. Но она хладнокровно наблюдала за чужой смертью и, только когда вокруг поднялся нестерпимый жар от стен, женщина проговорила.
  - Вальтер, про какую воду ты говорил? У нас ее ведь нет, - в ее голосе звучала усмешка.
  - Есть! - радостно выпалил мужчина и швырнул в догорающий труп бутылкой минералки, - пусть бросит в меня камень тот, кто скажет, что это была не вода.
  - Шут гороховый, - ухмыльнулась уголком губ Эльза, - ну пойдем обратно. Вызовем артемидовский автобус и домой.
  
  Часть 11
  "А она не так проста, как кажется, - позже с восхищением рассматривал свою хозяйку Вальтер, - хладнокровна. Умна. И меня обожает". Он мечтательно прикрыл глаза и едва не замурлыкал. Женщина же в это время отдавала последние приказы каким-то другим психам и, выдворив их, снова разбудила Вальтера.
  - Не спать на рабочем месте, - пнула она его стул.
  - Что? Я не спал, - изобразил растерянность мужчина, - ах за что вы, девочки, красивых любите? Любите страшненьких, таких как я.
  - Шутки шутить изволите? - улыбнулась она.
  Величкина была сегодня в очень хорошем настроении. Не потому ли, что устроила на днях зачистку в своих рядах? Вальтер же сиял как начищенный чайник и не мог сдержать эмоций.
  - Госпожа, я вами восхищаюсь. Как можно смотреть на горящего человека, не дрогнув ни одним мускулом? Даже мне было не по себе, - горячо проговорил он.
  - Я заметила твою нервозность. Но хорошо, что ты не стал делать ничего безрассудного, - она снова принялась раскладывать какие-то папки на столе, - просто я раньше сама занималась пытками. Пока организация не разрослась. Такой ответ устраивает?
  - А казнями? - заинтриговано спросил Вальтер.
  - Куда ж без этого? - ответила она, - ты точно никогда раньше не пытал физически? Не скрываешь от меня ничего?
  - От вас опасно что-то скрывать, - мужчина поднял руки на манер "сдаюсь", - но я редко прибегал раньше к физическим пыткам. Обычно людей можно свести с ума одной лишь психологией. Медведь раскололся бы и так, если бы вы чуть-чуть подождали.
  - Я все равно не планировала его оставлять в живых, - махнула рукой Эльза, - а вот когда ты расправлялся с пацаном-лазутчиком - это было любопытно. Ты практически ничего не делал руками. Только лишь под конец... но у Моцарта после такого люди еще умудряются молчать.
  - Потому что я подготовил благодатную почву, - похвастался, жестикулируя Вальтер, - если предварительно человека как следует запугать, то потом достаточно и ущипнуть разок, а он уже копыта отбросит. В прошлом веке в одной стране так даже казнили без единого надреза. Главное, чтобы жертва поверила, что ты собираешься сделать с нею все то, что наобещал.
  - Ты мастер, признаю, - наконец, сказала Величкина, - поработаешь палачом на этой неделе? Я предыдущего в отпуск отправила.
  - Вы меня спрашиваете? - наигранно опешил Вальтер, - не приказываете? Мне как-то даже неловко стало.
  - Ладно, ты меня раскусил. Это был приказ, - села на свое место Эльза, - в "Артемиде" нет демократии.
  - А можно мне еще покочевряжиться и сделать вид, что не хочу этого делать? - Вальтер посмотрел на нее боком, как попугай.
  - Вообще-то я планировала тебя повысить после этого и дать свой дом... - медленно пропела Эльза, - но раз ты этого не хочешь...
  - Стойте-стойте-стойте, я уже готов! - Вальтер выхватил свой пистолет, - кого мне нужно убить? Давайте прямо здесь и сейчас!
  Входная дверь открылась, и мужчина без разбора выстрелил туда. Послышался истошный женский визг и внутрь ворвался Моцарт, готовый к отпору. Но, увидев Вальтера, он плотно сдавил челюсти и воздержался. Однако взгляд был у него, мягко говоря, убийственный.
  Следом вползла испуганная Оля. Но при виде Вальтера она тут же развеселилась и с визгом кинулась его обнимать.
  - Здравствуй, старый друг! - крепко сжимала она снайпера, - давно не виделись. А ты возмужал. А меня закрепили за Моцартом. Ну, порадуйся за меня, ну порадуйся. Ты рад?
  - Хватит болтать, - дал ей подзатыльник Моцарт, - тем более с ним.
  - Но я его так люблю, - мгновенно прослезилась Оля, глядя на напарника, как ребенок, - а можно я хоть иногда буду с ним общаться?
  - Они одного поля ягоды, - вздохнула Эльза, - поэтому я и не стала ставить их в пару. Натворили бы делов, глядя друг на друга.
  - А жаль, - улыбнулась Оля, вытирая слезы.
  - Действительно жаль. Он ее не достоин, - указал пистолетом на Моцарта Вальтер.
  - Не тыкай в меня этой штукой, а то поплатишься, - спокойно проговорил скульптор.
  - Ты даже скрипочку достать не успеешь, если что, - показал ему язык Вальтер, - а еще я иду на повышение. Скоро смещу тебя. Понял? Понял?
  И он показал некультурный жест, изобразив какой-то странный танец. Оля искренне смеялась, а на лицо Моцарта лишь упала тень. Он не любил яркого выражения эмоций. Эльза по старинке закатила глаза.
  - А когда у меня будет своя собачка? Ой, я хотел сказать, ученица, - обернулся к ней снайпер.
  - Где-то через год, - сложила руки на груди Эльза, - не раньше.
  - Что за строгие рамки? - обиделся Вальтер.
  - Я тебя еще даже официально не повысила, а ты уже слишком далеко в будущее заглядываешь, - укорила она сотрудника, - а теперь выдворяйся, давай. Через два часа получишь новое задание. Моцарт, Оля, присаживайтесь. У меня для вас есть кое-что особенное.
  - Ну, бывай, коллега, - хлопнула его по плечу позитивная шаманка.
  - И ты не загнись с этим, - улыбнулся ей Вальтер.
  - Он на самом деле очень милый. Мясом вкусным делится, - захлопала глазами Оля и снова получила подзатыльник от напарника.
  Снайпер лишь усмехнулся и вышел. Давно у него не было такого хорошего настроения.
  Первым делом он решил зайти в местную столовую. Набрав себе целый поднос, Вальтер вдруг обнаружил неподалеку Линду, кушающую в одиночестве. Ему почему-то захотелось немедленно подсесть к ней. Мужчина так и поступил.
  - Здесь свободно? - весело спросил он, бесцеремонно располагаясь.
  Линда лишь подняла на него свой извечный тяжелый взгляд и продолжила молча есть. Вальтер тоже стал поглощать пищу, усиленно чавкая.
  - Ты чего такая грустная? Без Владимира скучаешь?
  - Наоборот Владимир мне всю ночь испоганил в очередной раз, - бесцветно произнесла она, ковыряясь вилкой в блюдце.
  - А чем вы занимались? - бестактно спросил мужчина, сверля девушку озорным взглядом.
  Она только вздохнула и смиренно положила в рот еще несколько кусочков хлеба. Затем неспешно все это прожевала и запила компотом.
  - Чего ты спрашиваешь, если и так все знаешь? Из меня больше не вытянешь никаких эмоций, - устало посмотрела она на него исподлобья.
  "Это действительно так, - подумал про себя Вальтер, приглядываясь к иссохшей фигурке собеседницы, - в прошлую нашу встречу она была поживее". Но это не мешало ему развлекаться в процессе еды.
  Но вдруг Линда достала с соседнего сидения игрушку младенца и, посадив его себе на колени, начала кормить с ложечки. Вальтер долго наблюдал за этим процессом со стороны, а потом все-таки протянул руку вперед, чтобы потыкать куклу пальцем. Но девушка отреагировала на этот жест очень бурно. Она всего в миллиметре от руки Вальтера вонзила вилку в стол.
  - Не трогай моего ребенка, - огрызнулась Линда, закрывая куклу руками.
  - Ты думаешь, он живой? - усмехнулся Вальтер, найдя слабую точку девушки.
  - Если за твою наглость Владимир в прошлый раз тебя пощадил - то в этот раз не надейся на тот же исход, - пообещала девушка и отодвинулась от Вальтера подальше.
  Но ему захотелось ее достать. Даже сытость наступила быстрее, и мужчина отодвинул от себя остатки еды. Девушка решила, что ей будет проще уйти от него и потому она решительно встала и направилась с куклой во двор.
  Вальтер последовал за нею, с улыбкой встречая каждый беглый взгляд и нервное спотыкание. Когда же они дошли заднего двора, мужчина уже приготовился поиздеваться над бедняжкой в полную силу, но тут его что-то сбило с ног, будто кувалдой ударили.
  Снайпер не успел даже охнуть, отлетев на несколько метров назад. Он почуял во рту кровь, а грудная клетка ныла и стонала, источая ужасную боль на каждом вздохе.
  Не разбираясь в ситуации, Вальтер быстро встал и достал оба пистолета... и перед ним всего в метре оказался Владимир. Он был опасен и так зол... что Вальтер даже не шутил на эту тему. Он был серьезен как никогда.
  - Ты чего так вспылил? - спросил Вальтер.
  - Убери оружие, - прошипел Владимир.
  И он боялся не за себя (сам-то хранитель успел бы избежать ранения). Второй пистолет Вальтер направил на Линду. А про его снайперские способности и скорость знали уже все вокруг.
  - Я бы не причинил ей вреда. Поиздевался бы и ушел. Тебе жаль что ли? - возмущенно проговорил Вальтер, - сам используешь ее также.
  - Да. Но она МОЯ собственность. И никому другому прикасаться к ней я не позволю, - пояснил Владимир.
  - Понятно... - недовольно промычал снайпер и стал медленно отходить назад, - больше такого не повториться.
  "Что случилось с Вальтером?" - скажете вы. Да просто хищник безошибочно распознает истинную угрозу и умеет просчитывать свои шансы на выживание. Против Владимира шансов не было ни у кого. Так уж вышло, что один из самых могущественных магов планеты поселился в "Артемиде". А свою подопечную он охраняет отнюдь не из-за любви...
  Все маги помешаны на энергии. Без нее не будет речи ни о каком колдовстве. И даже сильные представители своего рода нуждаются в постоянной подпитке. А есть люди-аккумуляторы. На свое горе Линда оказалась таковой. И потому против воли связала свою жизнь с Владимиром. Но это более подробно описано в другой истории.
  Вальтер и не знал, что его так заставило приударить за Линдой, зная о ее хранителе. Глупость? Эйфория от грядущего повышения? Все это можно было потерять в один миг уже сейчас. Не факт, что Владимир не убьет его сразу же после того, как Вальтер опустит оружие. Но вечно опасаться всего невозможно...
  Снайпер спрятал на свой страх и риск пистолеты. Понадеялся на удачу. Развернулся и пошел в сторону входа в "Артемиду", ожидая смертельного удара в спину. Ему было жаль только одного: что он так мало успел прослужить этой славной психушке.
  
  Часть 12
  - Где ты шлялся, черт побери? - выругалась на Вальтера Эльза, - опоздал на полчаса! Это непозволительно.
  - Я просто бухал, - честно признался мужчина, подпирая заваливающуюся щеку ладонью.
  - В честь чего, позвольте узнать? - свирепела на глазах женщина, - я же сказала, что через два часа дам тебе новое задание.
  - Я радовался жизни просто - вот и все, - развел руками подчиненный, и тяжелая голова его тут же упала на стол, - меня угораздило вызвать на себя гнев Владимира. Я, конечно, ни на что не жалуюсь. Но не мог не отпраздновать свое помилование.
  Эльза судорожно вздохнула, понимая, что злиться на психов нельзя. Иначе нервов не останется. Затем она пальцами провела по бровям и приказала себе успокоиться.
  - В отличие от тебя этот Владимир обладает хоть какой-то субординацией. Короче. Мне главное не твое состояние, а чистое выполнение задания. У тебя временно появится новый напарник, - и она тут же поспешила перебить взбодрившегося Вальтера, - но если ты хоть пальцем его тронешь - то я больше не буду с тобой мягкой. Несколько раз нарушать мои приказы - это дурной тон.
  - Ну что вы так строги? С Олей же ведь все в порядке, - икнул от пьяной радости мужчина.
  - В порядке. Но это не твоя заслуга, а ее, - прибила все аргументы к стене Эльза, - если бы девушка повела себя неправильно - то и ее труп пришлось бы вскоре опознавать в центре города. Поэтому-то я считаю ее особо ценным новобранцем: она умеет контактировать почти с любым психопатом, с кем ее ни поставь в пару.
  - Вы разбили мое сердце, - наигранно всхлипнул мужчина, - а как же я? Мои заслуги все забыты?
  - Если ты сейчас же не протрезвеешь сам - я выбью из тебя похмелье кулаком! - прорычала Величкина, - твой напарник скоро придет сюда. Зови его Сашей. И не лезь на рожон. У него норов крут.
  - Оу... - сразу же блаженно улыбнулся Вальтер, - как я люблю мальчиков с крутым норовом. Особенно выбивать его из них.
  - Попытаешься выбить - и я накажу тебя по-настоящему. Обещаю, - грозно проговорила Эльза, - и это больше не шутки, Вальтер. Если ты не внял моим словам из-за алкоголя - то тебе же будет хуже.
  Вскоре дверь открылась, и к ним вошел малец андрогинной внешности: то ли девочка, то ли мальчик. Но одинаково симпатичный для своих лет. Вальтер даже призадумался, нагло рассматривая его со стороны.
  - Че пялишься, урод? Хочешь в нос получить? - чуть ли не басом отреагировал на его ухмылку Саша.
  - Саша, успокойся! - рыкнула на него Эльза, - это не тот человек, с которым можно препираться.
  - Не вам меня учить, с кем как общаться, - ответил ей подросток, - если будете и дальше поощрять его выкрутасы - то он вам на шею сядет.
  - Примерно как ты? - подал голос Вальтер, расплываясь в широкой улыбке, - красивый ты, кстати. Мне уже нравятся наши совместные перспективы.
  - Не пытайся меня запугать своей сексуальной ориентацией, кретин, - Саша схватил Вальтера за воротничок, - еще раз что-то подобное вякнешь, и я реально всю дурь из тебя выбью. Дай только выйти за пределы "Артемиды".
  - Так, мне это надоело. Тебе не хватило предыдущих наказаний? - хлопнула рукой по столу Эльза и все снова затихло.
  Паренек отпустил Вальтера и отсел от него подальше, стараясь даже не смотреть в ту сторону. Мужчина же напротив сверлил его вредным взглядом, пытаясь вывести из себя. Процесс "дружбы" пошел.
  - Нет, серьезно. А чего он такой красивый-то? - рассмеялся, наконец, Вальтер, - как девочка, ей богу. Мечта педофила-гомика.
  - Я гермафродит, идиот, - вновь вспылил Саша, - ты что-то имеешь против?
  Вот это высказывание было совсем лишним. И глаза Эльзы стали столь же огромными и возмущенными, сколько у Вальтера - радостными и пьяными. Женщина поняла, что зря свела их вместе. Но отменять приказы - это было не в ее стиле. Тем более оба юнца давно выходили у нее из-под контроля. Пускай воспитают друг в друге терпение хоть немного. Тем более Саша уже прошел через пытки Моцарта и явно не хочет их повторять. А вот Вальтеру пора надеть намордник...
  - Вальтер. Я знаю, что ты задумал, - обратилась к нему Эльза, - каждый раз, когда ты задумаешь какую-нибудь глупость - думай о своей карьере. Я не повышу тебя, если ты натворишь делов.
  Взгляд Саши мгновенно стал хищным и наглым. Теперь Вальтер с болью взглянул на Эльзу, не понимая, зачем она сказала об этом в присутствии мальца. Он же будет постоянно донимать его этим!
  - Вместе вам придется работать недолго. Всего неделю. Потерпите, - продолжила Эльза, - за это время вам нужно пройтись по притонам и собрать с них дань. Не смотрите на меня такими огромными глазами. Это всего лишь рядовое задание. Никаких перестрелок, никакого выпендрежа. Все должно пройти мирно. Вы слышите меня?
  - Да-да... - пробормотали оба сотрудника.
  - А можно вопрос? - вдруг поднял руку Вальтер, - вы еще и притонами заведуете? А они как с нами связаны?
  - Зачем тебе нужна эта информация? - свела брови Величкина.
  - В притонах тоже работают наши люди. И чтобы полиция их не разгоняла и закрывала глаза на их существование - хозяева платят "Артемиде" деньги за защиту. Только полный придурок мог этого не знать, - с хамским акцентом ответил на его вопрос Саша.
  Вальтер просто молча смерил его неоднозначным взглядом. Им предстояло веселое сотрудничество.
  - Тогда второй вопрос: зачем здесь нужно два человека? Одним разве не обойтись? - поднял вторую руку мужчина.
  - Что? Большой мальчик уже заплакал из-за злого Сашеньки? Хнык-хнык, Вальтер, - и подросток начал протирать глаза, будто сам плакал.
  Вальтер сощурился и внутри себя ухмыльнулся еще шире. Все-таки он протрезвел. Эльза тоже уже пожалела о своем решении.
  - Саша способен отгадать код любого сейфа и кодового замка за пять минут. Возможно, отгадывать и не придется, но не со всеми хозяевами получиться договориться по-хорошему. Вся загвоздка в том, что там нельзя вести НИКАКОЙ перестрелки. И тем более нельзя калечить хозяев притонов. Поэтому я бы отпустила Сашу туда одного, но подстраховка все равно нужна. Не все любят меня, как ты помнишь, - любезно объяснила Величкина, - и напоследок скажу вам свои напутственные слова. Саша - по тебе Моцарт плачет. Вальтер - по тебе понижение. А теперь если всем все понятно - приступайте к заданию сегодня же. Жду вас с отчетом через неделю.
  
  Сначала они ехали в служебном автомобиле в полной тишине. Вальтера все же подмывало на пакости, тем более по отношению к тому, кто его ничуть не уважал. Мужчина снова стал пялиться на подростка. Как он и ожидал, тот вскоре вспылил.
  - Слушай, я знаю, почему ты так реагируешь, расслабься, - голосом мудреца проговорил Вальтер.
  - Ни черта ты не знаешь и только выпендриваешься, - борзо отвечал подросток, - из-за тебя мы оба попадем под горячую руку Эльзы.
  - Просто в душе ты все равно остался девочкой. А строишь из себя крутого пацана, чтоб никто не пытался тебя изнасиловать. Так ведь? - пропел Вальтер.
  Реакция Сашки была более чем взрывной. Он полез, было, в драку, но по пути случайно вдарил водителю по голове и чуть не вызвал аварию. Так в машине повисла тишина еще на пару минут.
  Но судя по этим эмоциям и раскрасневшемуся лицу мальца, Вальтер догадался, что попал в точку. Ему было приятно, что он так быстро раскусил наглеца. Оставалось теперь только играть на этом подольше.
  И мужчина тоже замолчал. Причем надолго. Они успели зачистить пару притонов, перекусить и отправиться еще к третьему, а Вальтер все не разговаривал. Только загадочно посматривал на Сашку искоса. А тот все терпел и тоже почти не высказывался. Только делал свою работу, хвастаясь своим новым телохранителем.
  Затем наступил второй этап их обоюдных издевательств: подросток стал у всех на глазах унижать и обзывать Вальтера, а тот по-прежнему молчал. И Сашка, видимо, решил, что мужчина позволяет вытирать о себя ноги, потому что испугался угроз Эльзы. И тут малец стал наглеть на глазах. А Вальтер все терпел...
  Если бы Саша знал, кто такой его напарник на самом деле - то не был бы таким самонадеянным. Но первые несколько дней для него все было замечательно. Он даже наглеть начал больше прежнего. Вальтер же отвечал ему всегда коротко и колко. Тогда подросток взрывался, вновь лез в драку, но опять их что-то останавливало.
  Такое относительно спокойное прохождение миссии не могло не напрягать. Это невозможно, чтобы Вальтер мирился с хамством. И Эльза знала об этом. Но не вмешивалась в их задание. В глубине души она тоже надеялась, что Вальтер поумнел.
  Однако в один прекрасный день что-то пошло не так. Притон успел закрыться перед приездом делегации. Вальтер с Сашей потоптались у главного входа и решили лезть через черный. Наверняка хозяин притона не успел еще убежать далеко: все двери были заперты изнутри. Приезд представителей "Артемиды", к счастью, заметили слишком поздно.
  Выбив окно, они влезли внутрь и направились на поиски кабинета сутенера. В некоторых комнатах не было никого, а в некоторых еще сидели запуганные дамы легкого поведения. Казалось, они знали Вальтера и Сашку в лицо. Это немного льстило напарникам.
  - Эх, остаться бы здесь подольше, - потянулся, разминая уставшие мышцы мужчина.
  - Мы на работе. Еще успеешь поиметь всех проституток города, - осек его Сашка.
  Но тут Вальтер резко схватил его за плечо, толкнул назад и подросток сам не заметил, как провалился в бездну. А менее чем через секунду он открыл глаза, лежа на полу в одной из темных комнат, а напарник сидел верхом на нем, придерживая руками за кисти. Сашу бросило в пот.
  - Ты че? Гомик гребанный! - завопил он, что есть силы.
  Но Вальтер перехватил обе его руки в свою одну и заклеил лентой рот. Теперь напарник мог только отчаянно мычать и тщетно сопротивляться. Ведь он не был магом.
  - Ну что ты мычишь, дорогуша? - ласково и с угрозой проговорил мужчина, - и никакой я не гомик. В тебе ведь есть что-то женское...
  Он провел свободной рукой по щеке мальца и положил ее на грудь. Саша завопил что-то еще громче, но ему невозможно было вырваться. И взывать к разуму напарника тоже было невозможно с закрытым ртом.
  - Что бы такого с тобой сделать сначала? Унизить, а потом издеваться до скончания дней? Неплохая перспектива. Ты не находишь? - и Вальтер хищно оскалился, наклоняясь все ниже к лицу подростка.
  И когда расстояние между ними уменьшилось настолько, что невозможно было уже даже пошевелиться, в комнате послышался какой-то шорох. Саша попытался поднять глаза, чтобы оглядеться, но ему мешала темнота. Вальтер же видел все...
  Он резко встал, отпустив подростка. Но тот успел лишь содрать липкую ленту со рта, как его схватили за руки и ноги и вовсе обездвижили.
  - Что здесь происходит? - совсем по-девичьи, а не по-пацански выпалил он, - Вальтер! Я думал, ты будешь защищать меня. Это твоя обязанность! Эльза тебе приказывала...
  - Она приказывала мне не убивать тебя. И выполнить задание. Но ты ведь останешься жив, - и тут Вальтер затрясся от безудержного злорадного смеха, - только вот девственником уже не будешь. Извини. Эти молодцы сами решат, девочка ты или мальчик. До свидания, напарничек.
  - Я тебе язык вырву голыми руками! - завопил испуганный подросток, уволакиваемый подозрительными типами, - что вы собираетесь делать? Отпустите меня, сейчас же! Быдло, сволочи, скоты!
  "Теперь твой острый язык тебе не поможет", - с чувством глубочайшего удовлетворения подумал Вальтер. Оставалось только выполнить задание самому и вернуться на базу. Он договорился с местными умельцами, что они сами довезут Сашку обратно до "Артемиды" после того как сделают с ним все, что необходимо.
  "Я такой заботливый, - погладил себя по волосам Вальтер и посмотрел на календарь на телефоне, - завтра последний день осталось отработать. Ну не мог я не поставить на место этого гада хотя бы напоследок. Тем более к его изнасилованию я немного не причастен. Всего лишь заказал специалистов. Интересно, Эльза сильно обидится?".
  
  Часть 13
  На следующий день Вальтер пришел к Эльзе в приподнятом настроении. Он понимал, что она как всегда все уже знает. Но вот реакция женщины очень сильно его озадачила.
  - Оружие на стол. Живо, - с порога приказал она, - не заставляй меня ждать.
  - С чего это вдруг? - обиделся Вальтер, не делая ни жеста в нужном направлении.
  Он не сразу заметил Моцарта, сидящего неподалеку. До мужчины не сразу дошло, что с ним хочет сделать хозяйка.
  - Нарушить мой приказ один раз - это уже хамство. Но вести себя подобным образом систематично - попахивает борзостью. Если ты хочешь вернуть к себе мое уважение и не потерять свое долбаное повышение - то сложи оружие на стол и прими традиционное наказание. Все, что было раньше - это цветочки, - пояснила Эльза, едва сдерживая злость.
  Такого исхода Вальтер явно не ожидал. Было чувство, будто ему в душу плюнули. Но мужчина не стал демонстрировать свою ранимость. Он вытащил оба пистолета, положил их прямо перед Эльзой и напоследок улыбнулся еще раз, заглядывая ей в самые глазки.
  Хотел многое ей высказать в этот момент, но не стал. Просто молча повиновался и вышел, направляясь добровольно в камеру пыток. Величкина мысленно призналась, что взгляд его был красноречив. И она даже немного сочувствовала этому дурачку... но без строгой дисциплины "Артемида" развалится ко всем чертям.
  - Ну что, ручной пес Величкиной, - по-свойски вышагивал в камере пыток Вальтер, - вот ты и добрался до меня. На законных основаниях. Ты счастлив?
  - Только не смей сопротивляться. Хотя я и так с тобой справлюсь. Без твоих-то пистолетов, - ответил ему Моцарт, заперев за собою дверь, - встань возле той стены.
  - Будешь снова пиликать на своей скрипочке? - проиллюстрировал свои слова соответствующими жестами Вальтер, - когда мы закончим, я ведь точно тебе отвечу со всей любовью.
  - И снова попадешь ко мне, - усмехнулся Моцарт, цепляя Вальтера за руки к бетонной поверхности, - ты так и не научился жить по чьим-то правилам. Значит, закрепим образование кнутом без пряника.
  - Ненавижу пряники, - рассмеялся собеседник, - они рассыпаются в руках и крошки на десна прилипают...
  Но он не договорил. Моцарт размахнулся и со всей силы врезал ему по зубам. Кажется, процесс перевоспитания уже начался.
  
  - А я умею ломать ребра так, чтобы они не протыкали легкие, - приложил Вальтер руки к грудной клетке пленницы, - думаю, ты не успеешь даже осознать боль. Она наступит позже.
  - Не надо, - прошептала девушка, истерично вдыхая каждый раз как в последний раз.
  Его руки все больше давили на нее. А у пленницы так кружилась голова, словно тисками сжимали ее. Грудная клетка все больше поддавалась давлению и трепыхалась уже как птица в клетке, сдавливаемая со всех сторон.
  - Пожалуйста, не делайте этого, - заплакала бедняга.
  А он все молчал и только тяжело дышал. Это сосредоточие пугало и заставляло еще больше паниковать.
  - Не надо! Уберите руки! Что я должна для вас сделать? Нет... нет... - она задохнулась на мгновение, встретив на вдохе препятствие, - не надо!
  Ее визг повис где-то в воздухе, а затем послышался неприятный тихий хруст. А затем резкая тишина, т.к. при сломанных ребрах даже чихать безумно больно. А воздух превращается в горячую ртуть и заставляет тебя страдать, совершая обыденное действие: наполняя легкие живительным продуктом.
  И Вальтер неожиданно проснулся, задыхаясь и хрипя, как зомби. К нему в палату тут же влетели врачи, поняв, что с легкими что-то не так. Все-таки во сне он совершил какое-то резкое движение и повредил внутренности.
  Когда же мужчину спасли, датчики на аппарате искусственного дыхания перестали истерично верещать. Он уже мог смотреть в потолок, хотя вчера это было невозможно. Видимо, отек с лица начал спадать. А в голове ни одной мысли... даже клокотание злости временно прошло. Сейчас ему хотелось только спать. Снова и снова засыпать и просыпаться вновь в аду, в клетке собственного тела, которое теперь уже было ни на что негодное.
  А во снах Вальтеру снились его прежние жертвы. Они появлялись в той же последовательности, в какой мужчина начинал чувствовать боль собственных конечностей после встречи с Моцартом. Он ведь никогда еще ничего себе не ломал. Только делал это сам с кем-то другим.
  "Теперь я понимаю, чего они так боялись, - прикрыл в какое-то мгновение глаза Вальтер, - беспомощности. Боли. Адской боли. Хотя она не такая уж и гадкая. Просто под перцем эмоций любой ушиб превращается в невыносимые пытки". И он хотел улыбнуться в этот момент сладким воспоминаниям, растекающимся по его жилам живительной влагой из-под капельниц, но не мог. Лицу еще предстояло долго восстанавливаться.
  Намного позже, когда Вальтер полностью поправился и спас-таки свое зрение с лучшими хирургами города, он потребовал вставить ему и новые зубы взамен выбитых. Слишком уж мужчина дорожил своей внешностью. Иначе как ему втираться в доверие наивным простушкам?
  И вернув себе прежнюю форму, Вальтер первым делом явился к Эльзе... по ее же приказу. Ведь это хозяйка выделила деньги на его лечение. Нельзя не отблагодарить ее за это.
  - Вернулся, наконец-то, - встретила его серьезным лицом Величкина, - извини, что я не при параде, а как всегда.
  Мужчина смотрел на нее тяжелым взглядом и не сразу усмехнулся. Его что-то тяготило, но не настолько, чтобы не захотеть поиздеваться над кем-нибудь.
  - Вам не кажется, что Моцарт немного переборщил? - наконец, задал Вальтер вопрос, который мучил его на протяжении всех последних месяцев лечения.
  - Не кажется. Он поступил абсолютно правильно. Иначе, как выбить дурь из такого непробиваемого человека как ты? - сурово ответила женщина, - согласись: ведь слов ты не понимаешь.
  На лице Вальтера сквозь боль проступил сарказм. Он смотрел на Эльзу как на поганую лису и хотел ее просто убить. Или сперва пытать, а потом скинуть с крыши. Любая новая мысль казалась чрезмерно соблазнительной.
  Однако он не предпринял ничего из того, что преподнесла фантазия. Вальтер одновременно обожал ее... непередаваемой животной преданностью и страстью.
  - Ну что ж. Во всяком случае, оно того стоило. Саша уж слишком зарывался, - произнес мужчина.
  - Я рада, что мы поняли друг друга, - ответила Эльза, коротко кивнув.
  - А можно в таком случае отдать Моцарта мне, когда он провинится? - с вожделением попросил Вальтер.
  И его нервный взгляд стал таким шальным, что пробрал бы до костей кого угодно. Но Эльза лишь хмыкнула, словно слушала лепет обиженного ребенка.
  - Он никогда не провинится. Такого не происходило ни разу за последние пару лет. Иди, отдохни. Скоро новое задание, - и она положила на стол оружие Вальтера, которое до сих пор хранила в своем шкафчике.
  Мужчина аж задохнулся от восторга, трепетно протянув руки к пистолетам. Коснувшись их, он с удовольствием ощутил этот приятных холод стали, с которым расстался так надолго. Малыши легли между его пальцев как родные, ответив телесным теплом. Вальтер с любовью провел по ним рукавами и убедился, что на них не осталось ни пылинки.
  Эльза протирала оружие. Каждый день с тех пор, как отдала Вальтера на растерзание Моцарту. Она хранила пистолеты и надеялась на его возвращение. Страдала ли она? Сожалела ли о своем решении?
  Вальтер бегло взглянул на лицо хозяйки, желая увидеть стыд или мимолетное облегчение. Но Эльза отвернулась к окну. "Как предусмотрительно, - с внутренним торжеством отметил мужчина, - ты, чертовка, ждала меня. Не забывала. Если ты страдала, боясь за мое здоровье - то я тебя прощаю. Черт побери, твои мучения - моя самая сладкая мечта! Твой крик станет для меня песнью".
  Он подкинул пистолеты, прокрутил их на пальцах, направил в голову Эльзы. Она слышала это, но не обернулась. Даже не напряглась. Почему-то женщина чувствовала себя в полной безопасности в скорлупе своего тела. Вальтер долго не решался нажать на курок, будто ждал чего-то. Но, в конце концов, он опустил стволы и спрятал их на место, заткнув за пояс.
  - Благодарю за сохранность, Эльза, - пропел он веселее, - надеюсь, ты умрешь как бездомная собака в луже собственной крови однажды. И не достанешься такому как я.
  - Странное пожелание, - с усмешкой заметила женщина, тихо улыбаясь.
  - Потому что у меня вы бы не умерли, а долго и медленно... ощущали каждую секунду жизни кожей. Знаете, как это выглядит со стороны? Будто у тебя нет кожи.
  - Я рада, что к тебе вернулся дар красноречия и фантазия. Но не мог бы ты все-таки удалиться? Я не хочу повторяться дважды, - обернулась она.
  И в ее глазах Вальтер увидел то, что хотел: любовь. Но не ту, которую можно было наблюдать между мужчиной и женщиной, а ту, что испытывал мастер к своему творению. Вальтер почувствовал себя ее творением, и это еще больше подогрело его уверенность в том, что он избрал верный путь. И все было не напрасно.
  Кивнув ей, мужчина развернулся и вышел. Больше им нечего было обсуждать и незачем мусолить старые темы. Пора возвращаться к работе.
  
  Часть 14
  Впереди по коридору Вальтер увидел Моцарта с Олей и его кулаки непроизвольно сжались. Хоть он и осознавал, что все между ними произошло по закону, но все равно в груди заговорила жажда мести.
  Скрипач тоже заметил его издалека и впервые на этом каменном лице проявилась пакостная эмоция удовольствия от наблюдения за чужим унижением. Вальтера словно подмыло.
  - Здравствуй, Моцарт. Мне кажется, наш разговор закончился немного не на той ноте, - подошел он к нему совсем вплотную, едва не касаясь носом лица.
  Оля сразу заподозрила неладное и с испуганным взглядом отошла на пару шагов назад. Она жалобно переводила взгляд с одного бойца на другого и умоляла их не драться. Девчушка знала обо всем и понимала, что сейчас произойдет.
  - Уже подлечился? Вставил новые зубы, вправил руки. Эльза нехило на тебя потратилась. Что-то она слишком любит клоунов, - мрачно проговорил Моцарт, не отходя назад ни на шаг.
  Пальцы Вальтера дрогнули, и вот он уже выхватил два пистолета, планируя направить их на Моцарта и прострелить ему ноги. Но что-то помешало мужчине... что-то извне.
  "Что за черт? - со злостью посмотрел вниз Вальтер, - почему я не могу пошевелить руками? У Моцарта даже скрипки в руках нет". Но по растерянному выражению лица врага, Вальтер догадался, что тот тоже обездвижен и очень не рад этому. Сомнений не оставалось...
  - Оля! - рявкнули они на нее почти одновременно.
  Девочка стояла на месте, спрятав руки в широких карманах и потупив глаза. От громкого оклика она вздрогнула и жалобно посмотрела на обоих мужчин.
  - Я не хочу, чтобы вы дрались. Одумайтесь, - слезно стала умолять шаманка, - я не отпущу вас, пока вы сами не разойдетесь!
  Девушка достала из карманов руки и продемонстрировала магические четки, которые стукались друг о друга практически бесшумно, но этого хватало на то, чтобы парализовать двух сильных личностей.
  - Да брось ты, - возмущенно выпалил Моцарт, - дай этому идиоту еще раз провиниться и тогда он добьется своего: лишиться последней возможности ходить и работать здесь.
  - Вот именно этого я и не хочу. Я обожаю вас обоих в равной степени и не позволю натворить глупостей! - отчаянно отвечала она.
  - Отпусти нас, Оля. Не вмешивайся в мужские разборки, - рыкнул на нее Вальтер.
  - Нет! - взвизгнула девчушка и зажмурила глаза, как маленький ребенок, - даже не пытайтесь! Вы меня не заставите!
  И она едва не захныкала, давясь собственным горем. Ей было так больно смотреть на эти разборки, что Вальтер все-таки смирился. Наверное, никто не мог на него так подействовать, как она. И это было странно даже для самого мужчины.
  Он сделал пару шагов назад и понял, что шаманка поможет ему уйти отсюда невредимым. Но незаметно напасть на обидчика тоже не удастся. "Какая же она, оказывается, сильная, - подумал Вальтер, - прочувствовать ее способности на себе было даже интересно". Он горделиво задрал нос, резко развернулся на каблуках и быстро удалился.
  Моцарт тут же подошел к Оле и наотмашь ударил ее рукой по лицу. Не ладошкой, не кулаком, а хлестнул словно хлыстом. До крови. Ни она не стала этому сопротивляться, ни Вальтер. Хотя он задумал идеальное преступление, перед которым даже Моцарт не устоит.
  "А как тебе понравится это?" - хищно подумал Вальтер, стоя в самой жуткой комнате из всех, какие видели артемидовцы. Это была мастерская скрипача.
  Человеческие оторванные руки, ноги и прочие части тела покоились здесь за стеклами, создавая общую композицию боли. Из них были сделаны музыкальные инструменты всех размеров и на любой вкус. Ребра, ногти, пальцы, волосы - все шло в дело.
  Вальтер сначала некоторое время с интересом рассматривал эту "красоту", а затем достал пистолеты и, недолго думая, выпустил целиком обе обоймы...
  Вечером того же дня реакция Моцарта была такой ужасной, что Оля сбежала из дома и кинулась предупреждать Вальтера о беде. Хотя и о себе ей стоило подумать не меньше: когда напарник в бешенстве - то не разбирает, на ком отрывается. Поэтому девушка вынырнула обратно на улицу сразу же, как только увидела погром. И, благо, скрипач не заметил ее побега.
  - Вальтер, Вальтер! - заколотила она кулаками в палату мужчины, - открывай же! Я знаю, что "Время Новостей" еще не началось.
  С той стороны двери послышалось медленное вялое шлепанье ног по полу. Затем что-то скрипнуло, и к девчушке вышел навстречу Вальтер. Он уже догадывался, о чем она будет рассказывать, поэтому не сильно удивился.
  Только протянул руку к ее лицу перед началом разговора и аккуратно дотронулся до разбитой губы. Малышка рефлекторно поджала ее и отвернула лицо.
  - Болит? - спросил Вальтер, - это он тебя так?
  - Не важно, - бегло ответила Оля, - но тебя он точно убьет.
  - Откуда тебе знать, что это я сделал? - насмешливо сказал мужчина.
  - Только дурак не догадается, - вздохнула девушка, - идем сразу к Эльзе. Скоро бешеный скрипач прибежит сюда и будет крушить все, что под руку попадется.
  - Оу, - радостно воскликнул Вальтер, - серьезно? Неужели мне удалось его, как следует разозлить?
  - Удалось. И он тебе этого не простит, - заверила его малышка.
  Эти слова звучали музыкой для мужчины. Он, не переодеваясь, закрыл за собой дверь и поспешил вместе с Олей к Эльзе. Хотел поделиться своей радостью. Хотя знал, что, скорее всего его опять за это накажут.
  Застыв возле дверей кабинета, Оля резко обернулась и очень странно посмотрела на Вальтера. Затем в каком-то необъяснимом порыве обняла его за пояс настолько крепко, насколько могла (ростом она не дотягивалась и до груди).
  - Эй-эй, ты чего? - ласково погладил ее по голове мужчина.
  - Ну почему ты такой? Понимаешь ведь, что будет, - сдерживая слезы, пробормотала шаманка, - мне жалко тебя.
  - Не жалей. Не на казнь же пришли, - улыбнулся он, - к тому же я редкостная сволочь по меркам нормальных людей.
  - Не правда, - тут она и не сдержала слез, - ко мне ты ласков. И вообще... люди ничего не понимают. Не слушай их. Меня слушай.
  - Я к тебе вообще-то пистолет приставлял. Уже забыла? - Вальтер рассмеялся и щелкнул девчушку по подбородку.
  Но ей было не весело. Она только судорожно всхлипывала как ребенок и утирала нос всем рукавом.
  - У каждого свои недостатки. Ты не можешь без пыток, а я без человеческого мяса. Моцарту важны его творения, а Эльза любит деньги. Мы все одинаковые. Только почему-то тебе достается больше остальных. Это несправедливо, - она взяла Вальтера за край одежды и принудительно дернула вниз.
  Они оба присели на пол, прислонившись к стене, и мужчина даже заключил девушку в объятия, подчиняясь ее нежно-требовательным порывам. Так они сидели некоторое время, после чего Вальтер вдруг хладнокровно заявил: "А сейчас я счастлив, потому что тебе плохо. Люблю, когда девушки плачут".
  Он был одновременно искренен и лжив. Удовольствие мужчина реально получал, но забота Оли не могла не трогать его. Тем более, она никогда не была жертвой Вальтера, поэтому ее он не рассматривал, как полноценный объект издевательств. Ему тоже иногда хотелось дружбы или нежности. Только они были у мужчины очень специфическими...
  Вот и сейчас шаманка не обиделась. Она продолжала крепко обнимать Вальтера и раскачивалась с ним в такт.
  - Наслаждайся, пока мне плохо, - ответила девушка, - потому что обычно я позитивная. У тебя было бы мало подпитки, если бы мы работали в паре.
  - Какой чудовищный альтруизм, - неодобрительно проговорил Вальтер.
  - Да ну что ты? Все в человеке должно быть в пользу. Если что-то не нужно тебе - отдай другому. Поэтому в конце жизни мы отдаем свое тело Богу.
  - Опять ты со своей религией, - насмешливо закатил глаза Вальтер, - ненавижу фанатиков.
  - Ненавидь, - разрешила ему Оля, - я все равно не изменюсь.
  - Ты так говоришь, будто влюблена в меня, - и мужчина заставил девчушку посмотреть на себя, - надеюсь, это не так?
  - Я всех люблю одинаково, - грустно ответила она, - а почему ты надеешься, что это не так?
  - Потому что меня нельзя любить, - ответил он с мрачной улыбкой, - я сдохну от тоски, если меня кто-то полюбит. И все равно потом распотрошу несчастную дурочку, растоптав ее чувства. Вот тогда я буду на пике удовольствия, а она - вряд ли.
  - Ты так заботишься обо мне, - с нежностью проговорила она.
  - Я только что обрисовал твои перспективы. Где ты тут заботу нашла?
  - Ты предупреждаешь меня о плохом будущем. Говоришь честно и искренне. Это и есть забота, - она вздохнула, - я уже слышу его шаги. Пошли к Эльзе, пока нас не застали тут. И не беспокойся. Я тоже никогда не стану ничьей женой. В нашем племени это запрещено.
  
  Часть 15
  Величкина уже собиралась идти домой, как к ней в кабинет ввалились две странных личности: зареванная Оля и Вальтер в домашних трусах. Женщина склонила голову набок, не в силах выразить возмущения словами.
  - А мы к вам на чай! - радостно всплеснул руками мужчина.
  - Помогите спасти его от расправы Моцарта! - со стоном выпалила шаманка, утирая слезы.
  - Это что за цирк, на вечер глядя? - рявкнула на них Эльза и все сразу затихло, - вы ни секунды одни остаться не можете? Пора спать.
  - Но Вальтер разбомбил мастерскую Моцарта. И тот скоро будет здесь, - жалостливо проговорила девушка, и в голове Величкиной все встало на свои места.
  Она хищно и с неприязнью посмотрела на мужчину, но он лишь невинно развел руками в стороны, мол "я не мог себе в этом отказать". Но, не успела Эльза ничего предпринять, как внутрь вломился скрипач собственной персоной.
  - Моцарт, даже не начинай. Я уже представляю, что произошло между вами, - не дала ему даже слова сказать Величкина, - предупреждаю сразу: разборки из-за порчи личного имущества не входят в мои обязанности.
  - Но... - гневно прорычал Моцарт.
  - Ваши дома, мастерские, личные вещи - не мое дело. Однако я не позволю устраивать из-за этого бойню, - продолжила она.
  - И что же нам делать? - хлопнул себя по щекам Вальтер, изображая детскую растерянность.
  Чем больше он паясничал, тем громче закипал его враг. Ох, это были лучшие минуты в жизни садиста!
  - Вальтер, ты меня конкретно достал. Я так отдохнула от тебя, за эти месяцы твоего больничного, - раздраженно прикрыла глаза Эльза, - но в ситуации с Моцартом - ты... имеешь полное право остаться безнаказанным.
  - Серьезно?! - скривило всего Моцарта, - он снова переступил наш закон!
  - Я не утверждала никаких законов о порче личного имущества вне стен "Артемиды", - строго посмотрела на него хозяйка, - и я не говорила, что буду защищать ваши увлечения. Если ты потом подожжешь дом Вальтера - то тебе тоже ничего за это не будет. Однако у Вальтера нет дома...
  И она язвительно посмотрела на садиста, сбивая с него спесь. Мужчина и так на мгновение насторожился, понимая, к чему она клонит. Однако это не помешало ему продолжить веселиться.
  - Пускай так. К черту повышение. Но была ущемлена моя гордость. И я лишь вернул должок, - проговорил он.
  - У тебя нет гордости, - устало зевнула Величкина, - Моцарт, мне жаль твою коллекцию. Так и быть, я выделю людей, чтобы помогли тебе все восстановить, если погром был крупным. Но Вальтера наказывать со всей жестокостью не стану. Смирись.
  - А что я могу сделать ему в ответ, чтобы меня тоже за это не наказали? - зло сощурился скрипач.
  - Нагадить мне под дверь, - предложил Вальтер.
  - Заткнись! - рявкнула на него Эльза и снова обернулась к Моцарту, - пока что ничего. Я сама разберусь со своими сотрудниками. В эти три дня посажу его на голодный паек. Посмотрим, как он будет выпендриваться после этого.
  - Это меньшее из зол, - пожал плечами мужчина, - только могу я просить об одном одолжении?
  - В твоем-то положении? - скривилась Величкина.
  - Ну, вы же меня любите, - захлопал он ресницами.
  Моцарт негодующе фыркнул и широким шагом вышел, хлопнув за собою дверь. Оля осталась в неловком положение, не зная, бежать за ним или остаться. Но Эльза сказал ей идти домой. Однако Вальтер попросил шаманку задержаться за дверью.
  - Что ты задумал? Я и так чрезмерно отстаиваю твои права, - сложила руки на груди Эльза, - это уже ни в какие ворота. Как будто ты мне симпатичен.
  - Я вам симпатичен, согласитесь же, - деловито сел напротив нее Вальтер, - но сейчас я не об этом. Оля не пострадает от рук Моцарта?
  - Тебя волнует чья-то жизнь?! - от удивления Величкина чуть не выкрикнула это на весь этаж, но затем взяла себя в руки и вздохнула полной грудью, - не пугай меня так. А то я подумаю, что ты заболел.
  - Он убьет ее, - стерпев насмешку, серьезно проговорил Вальтер, - я очень постарался его разозлить.
  - А ты не мог подумать об этом раньше? Когда планировал крушить его мастерскую? - с шипением проговорил Эльза, наклоняясь поближе к собеседнику, - или ты как всегда сначала сделал, а потом подумал?
  - Да, похоже на то, - поднял брови Вальтер, - но не подумайте превратно: мне искренне жалко, что она досталась не мне. Мы бы таких делов наворотили вместе...
  - Ты пьян? Или от скуки у тебя совсем крыша поехала? - пораженно переспросила Эльза, - никогда ты не проявлял ни к кому серьезных симпатий и переживаний. А Оля только притворяется милой девчонкой. Как думаешь, она смогла бы прожить тут целый год, не теряя улыбки, если бы не была такой же как вы с Моцартом? Думаешь, мягкотелым здесь место?
  - Но она...
  - Она сильнее вас обоих вместе взятых. И утрет нос каждому, если захочет того. Если Моцарт ее бьет - значит, она сама это позволяет. Но если Оля захочет жить - то ее не остановишь, и она перережет глотки тысячи и миллионам людей. Ты не знаешь этого, потому что не видел, как она расправляется со своими жертвами. Ты до сих пор считаешь ее милой? Она и по твоему трупу пройдется не глядя, если ты встанешь у нее на пути. Не ведись на тоненький голосок и слезливые глазки. Шаманы дикого племени с юга - очень опасный народ. Даже изгнанные.
  - Я не знаю что со мной, - он в панике схватился за голову, - вы правы. Я никогда так себя не вел. Это странно! Я ведь ни к кому не привязывался...
  - В этом сила Оли, - села на место Эльза, закинув ногу на ногу, - она дурманит разум даже заядлых убийц и маньяков. Моцарт остынет уже после третьего удара и не сможет довести дело до конца. Оля этим и сильна. Поэтому я поставила ее в пару с самым жестоким человеком "Артемиды". Только она сможет его обуздать. А вот на тебя намордник я еще не нашла. Оля тебя подчинит себе, если поставить вас в пару.
  - Как? - обиженно выпалил Вальтер, - я думал, ее легко прогнуть.
  - Чем закончились твои последние попытки запугать ее? - припомнила ему Эльза историю, которую уже давно узнала от самой шаманки, - нельзя связывать тебя с Олей. Иначе я потеряю своего драгоценного садиста-палача. Нужен кто-то другой, кто будет тебя всегда заводить. Иначе ты вернешься к тому этапу, с которого начал. Помнишь, в каком состоянии "Артемида" застала тебя дома? Ты был слюнявым второсортным... никем. Уставший от жизни, пресытившийся садизмом. Тебя сломила влюбившаяся девчонка, заставившая тебя страдать. Ты не привык к этому. Светлые чувства убивают такого как ты. Я подобрала твое бренное тело в тот момент, когда ты планировал пустить себе пулю в лоб. Любая сильная симпатия смертельна для твоего характера, Вальтер. Я этого не хочу. Поэтому я специально разводила вас с Олей до последнего момента. И теперь тороплюсь сделать это, пока не стало слишком поздно.
  Мужчина слушал ее с серьезным лицом, ни разу не перебив. В кои-то веки он задумался о прошлом. Раньше его это так не волновало.
  Когда Эльза закончила, он поднял на нее тяжелый взгляд и не мог выразить словами всю признательность за свое спасение. Как-никак, а Величкина была права.
  - Так она использует меня? - вдруг сделал он неожиданный вывод.
  - Оля? Не исключено, - небрежно отреагировала хозяйка, - хотя, скорее всего она и сама этого не осознает. Просто, способность манипулировать людьми - у нее в крови. Я знаю, что сейчас ты зол. Настолько, что готов лично ее убить. Но, прошу тебя, воздержись. Излей свою злость на что-нибудь другое, пока будешь сидеть взаперти голодным в своей палате. Иди и не задерживайся. Я прослежу, чтобы Оля не попалась тебе на глаза в ближайшую неделю.
  И Величкина властно прошла вперед, выйдя в коридор первой. Вальтер еще некоторое время смотрел себе на руки, сжимая их в кулаки, а затем резко встал и рывком распахнул двери. Он не увидел никого в коридоре. Только постыдные воспоминания остались там, разозлив его еще больше. Вальтер хотел кого-нибудь запытать... в этот раз до смерти.
  
  Часть 16
  - Убита проститутка? - получила с утра срочное сообщение Эльза, - как это относится ко мне?
  - Это уже второй случай нападения на жриц любви, - спокойно ответил полицейский, - и почерк преступника тот же.
  Внутри Величкиной что-то вздрогнуло. Она уже догадывалась, о ком идет речь, но на всякий случай переспросила. "Раньше Вальтер не убивал своих жертв, - задумалась она, - его настолько разозлили мои вчерашние слова? Надеюсь, сейчас он сидит у себя. Я заперла его лишь под утро".
  Разобравшись с хранителями правопорядка, женщина сразу же направилась проверить сотрудника. Он был на месте.
  - Мое тягостное заключение закончилось преждевременно? - поэтично спросил он, встретив Эльзу улыбкой.
  - А ты, смотрю, не унываешь, - отреагировала она, - как провел ночь?
  - Зачем спрашиваете, если и так уже наверняка знаете, - похлопал он себя по штанам, - я не могу вам врать. Я весь в вашей власти.
  - Ты привыкнешь, - сказала Эльза, - научишься жить без сердца.
  - К чему эти сопли? Я вас умоляю! - воскликнул он и подошел к хозяйке совсем вплотную, вдыхая запах ее духов, - как может быть сердце у монстра вроде меня? Моя жизнь давно бы оборвалась, если бы вы не явились как ангел и не приняли бы меня на работу. Так что за мной должок. И я выплачу его... своей службой.
  - Я рада это слышать, - ответила она, отклонившись от него, - всего три дня осталось. Если ты найдешь в себе силы, чтобы больше не наломать дров - то получишь свое повышение.
  - Серьезно? - удивился мужчина, - все потому что я поплакался вам? Ой, подождите! Я могу лучше. Я умею слезу пускать по заказу...
  - Не паясничай. Не из-за твоего нытья я так решила, - огрызнулась она, - просто ты как хорошая собака: правильно воспринимаешь наказания. Еще чуть-чуть и ты научишься быть сдержанным. Сядешь-таки на поводок. Это единственное, что мешает мне подпустить тебя к моим делам ближе.
  - Чем я сейчас плох? - нервно рассмеялся он, разведя руки в стороны, - вы видели меня в деле.
  - Ты не сдержан. А я работаю с очень влиятельными людьми. Один просчет - и бизнес рухнет. Сможешь стоять плечом к плечу с Моцартом и ни разу на него не огрызнуться? А это придется делать довольно часто. Так что подумай об этом три дня. И сделай соответствующие выводы, - и она вышла, стараясь не смотреть на ответную реакцию.
  Женщина думала, что взывать к рассудку Вальтера тщетно. Но все-таки пыталась идти этим путем. Может быть, терпение вознаградится?
  Но жизнь в "Артемиде" была настолько насыщенной, что без веселья не обошлось. Появилась новенькая. Причем, она была настолько буйной, что Эльза лично пошла ее смотреть.
  - Не поймем, какой она породы, - встретил хозяйку воплями низкорослый мужичек, - кое-как словили!
  - Буйная что ли? - переспросила Эльза.
  - Не совсем! - вновь кричал подчиненный, - она какая-то наполовину не человек!
  Величкина морщилась, слушая его повышенные интонации, но ничего не могла с этим поделать. Кирин был глуховат из-за того что проколол себе ушные перепонки в детстве ради веселья. Потом слух ему как-то восстановили, но не полностью.
  - Так, где же она? - поторопила его хозяйка.
  Мужчина показал пальцем на входную дверь и заявил, что ее сейчас запустят. Но с улицы доносились звуки какой-то возни и никто не заходил. Опыт подсказывал Величкиной, что пора вмешаться.
  Как только она вышла на свет, в ее сторону тут же полетели чьи-то когти. Женщина едва успела от них увернуться, после чего наугад пустила магический удар и вписала чужое тело в стену.
  Это была молодая девушка с длинными бледными волосами, зубастой пастью и длинными когтями. Она быстро пришла в себя после такого мощного удара, от которого отрубился бы и слон, после чего вцепилась когтями в стену и перемахнула пол коридора одним прыжком.
  - Вы притащили в "Артемиду" вурдалака? - грозно обернулась к подчиненным Эльза.
  - А разве нельзя было? - растерялись те под ее натиском.
  Но вместо бешенства на лице Величкиной проступила мимолетная радость. Она не могла отрицать того, что мечтала о подобном подарке уже очень давно.
  - Приведите ко мне Моцарта. Только он справится с этой бестией. Главное, чтобы она не вышла из здания! Неважно, сколько будет жертв. Помогите скрипачу поймать ее, - и Эльза, взбудораженная приятными обстоятельствами, направилась следом за своей жертвой.
  Но тут ее порывы оборвали застенчивым кашлем за спиной. Женщина не хотела слушать этих нытиков и параноиков, но все-таки остановилась.
  - Вы сами же отправили Моцарта на задание в Мертвые земли. Кажется за парочкой спятивших магов крови, - пробормотал один из людей, - и с ним шаманку Олю.
  - А Гипнотизер? - растерянно спросила Эльза.
  - Он в Краснополянске ищет сбежавших подрывников! - развел руками крикливый мужичек.
  - Кит, Поджигатель и Кровавая Мэри? - в негодовании поинтересовалась Величкина.
  - Разве вы не помните, что казнили Кита на днях? - переглянулись подчиненные, - Поджигатель и Кровавая Мэри в другом конце города сейчас. Позвонить им?
  - Слишком долго... - прорычала Эльза, - но звоните. Пускай бросают все дела и быстро едут сюда. У меня есть запасной игрок. Мы с ним задержим беглянку.
  И начальница широким шагом двинулась обратно. Она понимала, что поступает не по правилам "Артемиды", но ей очень хотелось заполучить вурдалака.
  "Жаль, я не могу запрячь в это дело Линду с ее хранителем, - анализировала на ходу Эльза, - этот неовампир ни за что не согласится играть на моей стороне. Сидит на шее и только мешает!". И она открыла запертую дверь.
  - Снова вы? - развел руками Вальтер, - сколько лет, сколько зим?
  - Одевайся живо! - рявкнула на него Эльза, - шутить и язвить будешь на бегу. У нас вурдалачка.
  - О-о-о, я знаю этих тварей, - облизал в предвкушении губы Вальтер, - их осталось очень мало в наши дни. Даже мне непросто подстрелить такую особь.
  И он оделся намного быстрее, чем желал. Все-таки такая работа была интересна даже ему. Знать бы только, где искать.
  - Излови ее даже ценой своей жизни, - на ходу приказала Эльза, - через час к тебе на помощь придут Поджигатель и Кровавая Мэри. Главное, не упустить и не убить вурдалачку.
  - Я сейчас расплачусь. Вы любите ее больше, чем меня? - театрально схватился за сердце Вальтер.
  - Хорошая шутка, - огрызнулась женщина, - только сейчас я на них вообще не настроена. Ляпнешь еще что-нибудь подобное, и я дам тебе по голове.
  - Думаю, это будет кулак любви, - невинно дрогнули брови Вальтера, но после гневного взгляда он поднял руки вверх, - молчу-молчу. Само с языка сорвалось.
  В комнате пыток что-то громыхнуло. Эльза с Вальтером тут же бросились туда. Только перед входом, женщина резко остановилась и заперла мужчину внутри.
  - Вот это прикол! - хлопнул он по двери руками, - я думал, вы останетесь со мной и будете поддерживать морально и физически!
  - Работай, Вальтер! Ты умеешь затыкаться хоть иногда? - послышался оттуда взволнованный голос.
  - Ну, уж нет, - издевался над нею сотрудник, - вы настолько хотите эту девку, что отменили мое наказание. Теперь я буду припоминать это вам до скончания жизни.
  Он бы и дальше веселился, да только услышал за спиною странный шорох. Резко обернулся и увидел незнакомку, прикованную к стулу посреди комнаты. Только рядом с нею не было никакой охраны. А сама она выглядела такой невинной, что не хватало только слез в уголках глаз.
  - Вот этот номер со мной не прокатит, - жестикулируя, проговорил Вальтер, - хочешь, чтобы я подумал, что кто-то забыл тут подсудимого, затем подошел ближе как дурак, и потом ты отгрызла бы мне голову? Ну, спасибо за уважение.
  - Дядя, что вы хотите со мной сделать? - дрожащим голосом прошептала она, а затряслась так естественно, будто реально боялась.
  Мужчина тяжело вздохнул, надул щеки и забавно выпустил воздух. Затем улыбнулся и посмотрел на девушку исподлобья.
  - Если хочешь - я могу пытать тебя нежно. Тебя заводят такие игры? - предложил он.
  Она удивленно захлопала глаза и спрятала лицо за волосами, наклонив голову. Весь ее вид демонстрировал абсолютную беспомощность.
  - Если я скажу, что вы правы, то вы не убьете меня? - сладко, но испуганно пролепетала она.
  - Коне-е-ечно, - заверил ее Вальтер, - только сперва отстрелим парочку миленьких ножек, чтобы ты даже не вздумала прыгать на меня, стерва!
  И не успел он достать пистолеты, как незнакомка резко изменилась в лице и так стремительно сорвалась с места, что мужчина не успел в нее выстрелить. Затем она попыталась напасть на него из темноты, но Вальтер выпустил туда несколько пуль. И услышал жалобный звон металла: попал в стальную балку.
  "Вот крыса, - мысленно выругался Вальтер, то и дело, проделывая дырки в стенах, - ты слишком юркая". Как назло потолок состоял из одних балок, к которым обычно крепились веревки, дополнительные конструкции, либо просто использовали это место как чердак для хлама. Вот между ними чужачка и прыгала, пытаясь отыскать наиболее выгодный ракурс для нападения.
  - О чем ты сейчас думаешь? - ласково спросил Вальтер, будто разговаривал со старой подругой, - отсюда ведь не выбраться. Мы заперты. Тебе не кажется это романтичным?
  - Ты не в моем вкусе, - послышалось шипение.
  Мужчина попытался определить на слух ее местоположение, но это было сложно сделать. Некоторые животные умеют издавать звуки так, чтобы самих их невозможно было обнаружить.
  - Зато ты в моем, - оглядывался он по сторонам, - такая юная, бойкая. У меня на тебя такие планы...
  Послышался злорадный смех. Вальтер пальнул в ту сторону наугад и конечно промахнулся. Перезарядился.
  - Я видел твои зубки. Это так не модно в наше время: иметь акулью челюсть. Я готов стать твоим личным стоматологом. Правда, мне не разрешают использовать обезболивающее. Ты только представь этот хруст, когда корни вылезают из десны...
  - Ты тянешь время, я знаю. Но освободи меня. И я тебя вознагражу, - послышался ответ.
  - С какой стати я должен тебе верить? - ухмыльнулся он.
  - А я тебе? - резонно заметила она.
  - Ну, раз ты не хочешь разговаривать о стоматологии, тогда давай поговорим о бытие. Как ты относишься к "Черной кошке"?
  - НЕНАВИЖУ! - и после этого вопля в мужчину полетел старый ржавый топор.
  Вальтер едва успел отвернуться от него, после чего быстро избежал еще нескольких опасных предметов. Все-таки содержимое чердака здесь было не типичным.
  - Чего ты на меня-то разозлилась? - изобразил удивление запыхавшийся Вальтер, - мы тоже их ненавидим. Может быть, согласишься сотрудничать с нами?
  - Вы не намного лучше. Вы такие же, как они. Только с "Черной кошкой" у меня личные счеты. А вас я ненавижу заочно. Я в курсе, чем тут занимаются...
  Вальтер снова выстрелил на слух, не дав ей договорить. Послышался визг, но никто не упал сверху. Мужчина понял, что снова промахнулся...
  Однако пара капель крови упала на пол. Все-таки он попал.
  - Отлично. Теперь это работа для нас, - ворвалась внутрь какая-то высокая взъерошенная женщина.
  Вальтер ревностно окинул ее недовольным взглядом, не понимая, кто это и зачем явился. Неужели она хочет забрать его добычу?
  - Столовая в другой стороне, мадам, - проговорил он недовольно.
  - Достаточно всего одной капли крови, чтобы поймать ее, - проигнорировала сообщение мужчины незнакомка.
  Она бесстрашно вышла на центр комнаты, подцепила красную точку кончиком ножа и подняла его на свет, рассматривая как высшую драгоценность. Затем достала из складок черного платья крохотную куколку и всадила нож в нее по самую рукоятку.
  Сверху послышался истошный вопль, несравнимый ни с чем, что раньше приходилось слышать Вальтеру. Взбешенная зверюга выскочила из тени и попыталась ударить чужачку, но ее испугали предупредительные выстрелы Вальтера.
  Не добившись своего, вурдалачка попыталась бежать, клюнув на приманку с открытой дверью. Но затем вновь упала как подкошенная и с новой порцией мучительного крика стала кататься из стороны в сторону, хватаясь за живот.
  Вальтер взглянул на манипуляции женщины в платье. Ее кукла истекала черной жидкостью как кровью! И даже корчилась в конвульсиях, протыкаемая и разрезаемая острым лезвие пополам.
  - Молодец, сестренка, - ворвался внутрь худой шустрый мужичек, - дави ее больше! Вурдалаки не так просты, как кажутся.
  - А ты кто такой? Сборище бомжей, - выругался Вальтер, пряча оружие на место.
  - Не убирай пистолеты, идиотина, - огрызнулась на него незнакомка.
  Но не успел мужчина остроумно отреагировать на этот приказ, как вурдалачка в мгновение ока оказалась рядом с ним, с неимоверной силой подняла над собой и зашвырнула в вошедшего мужичка. В дверях получилась небольшая куча-мала.
  Однако это временное замешательство не помогло зверюге сбежать. Как только она коснулась солнечного луча плечом - ее кожа вспыхнула красным огнем в том месте. Девчонка жалобно и затравленно заскулила и метнулась обратно в тени, увлекая себя в засаду.
  Тут ее поджидал Вальтер, оклемавшийся после удара. Он скрутил чужачке руки, в то время как королева боли снова вонзила нож в свою куклу. Силы вурдалачки стремительно убывали и, в конце концов, им втроем удалось по-настоящему приковать ее к стулу. На этом борьба была окончена.
  - Так, ребята, я молодец. Готов к похвале. Любите меня, - с тяжелой отдышкой кланялся на все стороны Вальтер, - и, черт побери, кто вы такие?
  - Это Кровавая Мэри и Поджигатель, - вошла внутрь Эльза, любуясь результатами, - а вы неплохо сработались втроем.
  - Едва ли, - пробасила леди, - этот кретин с пистолетами чуть не запорол нам всю операцию.
  - Что? Я?! Это вы разыграли целый спектакль вместо того чтобы просто обездвижить ее, - возмутился Вальтер, - ты кстати с мужчинами в постели также поступаешь? Я имел в виду: ты всегда с собой куклу Вуду носишь?
  - Что за клоун? - подал голос второй мужчина.
  - Этим вопросом многие задаются, - ответил ему Вальтер, - но не все находят ответы. А знаешь почему? Потому что я могу сделать так, чтобы ты помер от смеха.
  - Успокойтесь. Вальтер - мой очень ценный сотрудник. С недавних пор, - терпеливо пояснила Величкина, пресекая назревающий спор, - благодарю вас за то, что быстро добрались. Вы будете вознаграждены.
  - А я? - захлопал глазками Вальтер.
  - Тебе еще три дня отсидеть нужно, - строго оборвала его хозяйка, а затем снова обернулась к тем двоим, - прошу в мой кабинет. А Вальтер пока что с вурдалачкой посидит.
  - Что мне с нею делать-то? Песни распевать? - изобразил профессиональную скуку снайпер.
  - Вытяни как можно больше информации, зафиксируй все на бумаге. Постарайся на нашу сторону переманить, хотя с вурдалаками это пропащий номер. Но попробовать стоит.
  - Может, лучше я этим займусь? - предложила Кровавая Мэри, оттирая куклу от лишней жидкости.
  - О нет. Вальтер только кажется простаком. Он идеально вербует новобранцев, - зарекомендовала его Эльза и указала на дверь, - пройдемте же.
  "Чертовы очередные шаманы, - проводил злобным взглядом неизвестных сотрудников Вальтер, - на фоне их я чувствую себя голым". Но его печаль быстро развеялась, как только мужчина вспомнил о зверюге в человеческом обличии. Вот сегодня он оторвется...
  
  Часть 17
  Девушка смотрела на него снизу вверх глазами, полными ненависти. Вальтер же окончательно пришел в себя и надел привычную маску властного человека. Он теперь мог не спешить и ходил из стороны в сторону вразвалочку, прокручивая пистолеты на пальцах по настроению.
  - Мне кажется, ты не такая сильная, как кажешься, - вдруг сказал мужчина, - психологически, конечно. Твою физическую мощь я сегодня прочувствовал сполна.
  - Я должна выбраться отсюда, - с налетом грусти проговорила она, - я очень спешу. Задержалась вот из-за вашей дурацкой "Артемиды".
  - Куда тебе спешить? Может быть, мы поможем? За ответную услугу, конечно, - предложил мужчина, сев напротив.
  - Вам нельзя об этом знать, - зло сверкнула она глазами.
  - Ладно, позже вернемся к этому разговору, - уклончиво сказал Вальтер и сложил пальцы вместе, - может быть, познакомимся хотя бы? Меня зовут Вальтером. А тебя?
  - Я Марра. Внучка вурдалака, - прорычала она, - и я вам не нужна. Ваша хозяйка хочет настоящего вурдалака. Их не осталось никого в живых на сегодняшний день.
  - Откуда же ты, тогда появилась? - насмешливо спросил мужчина, склонив голову набок, - или тот, кто породил твою мать - давно умер?
  - Он жив, но очень далеко отсюда. Моя мать тоже не чистокровная. А меня и вовсе разбавили посторонними генами отца. Только зубы, да скорость. Отпустите меня. Такая как я вам точно не нужна.
  - Откуда тебе знать? - усмехнулся Вальтер.
  - Я сбежала из семьи, чтобы мстить за маму Эсмеральду. Плохие люди из "Черной кошки" покушались на ее жизнь. Но мой батя - чертов пацифист и не стал выслеживать плохих людей. За эту работу взялась я. Пришлось много дней идти пешком сюда из Краснополянска...
  И вдруг она замолчала, поняв, что проболталась, выдав очень важную информацию. И по жадному загоревшемуся взгляду Вальтера девушка осознала, что попала впросак. Страх сменился, гневом, а затем она снова вернулась в положение отчаяния.
  - Ты же знаешь, что я использую всю эту информацию против тебя? - сладострастно улыбнулся он.
  - Не надо! Не смей! - завопила на него Марра, - я вырву твое поганое сердце! Я порву тебя в клочья, если ты что-то сделаешь моей семье!
  - На мое счастье - ты глупа как пробка, - рассмеялся Вальтер, - если только не обманываешь меня, чтобы запутать.
  - Конечно, я обманываю! Стала бы я рассказывать всю правду про мою семью? - и она лживо рассмеялась.
  Однако врать Марра явно не умела. Вальтер смерил ее сочувствующим взглядом и набрал кого-то на телефоне.
  - Да, нужно проверить кое-какую информацию, - отвечал он своему собеседнику, - найти влюбленную пару вурдалачки и обычного человека в Краснополянске. Город небольшой, думаю, ваши сотрудники справятся. Да? Ну, вот ладненько! Спасибо.
  И Вальтер стал записывать что-то в блокнот после того как положил трубку. Марра в это время проверяла свои оковы на прочность, но не могла найти в них слабого звена.
  - Ты его и не найдешь, - не оборачиваясь проговорил коварным голосом Вальтер, - это кресло пережило очень многих опасных преступников... были даже некоторые посильнее тебя.
  - Я больше не скажу вам ни слова, - зашипела она по-кошачьи.
  - Скажешь, - пообещал мужчина, надвигаясь на нее как неминуемая угроза, - ты не умеешь долго молчать.
  - Пошел ты, - плюнула в него пленница.
  Вальтер остановился всего в метре от стула. Он утерся и задумчиво посмотрел на свою руку. После этого перевел взгляд на Марру, заставив ее нервничать больше прежнего. Девушка была больше похожа на дикую зверюшку, впервые оказавшуюся в клетке.
  - Страшно теперь? - протянул он руку к ее лицу, - ну-ну, не кусайся дурашка. Иначе...
  И он, увернувшись от ее зубов, схватил Марру за волосы. Она не издала ни звука, но болезненно зажмурилась. Обида подступила к горлу, однако зверюга держалась.
  - Иначе я вырву все твои зубы, как и обещал. Один за другим, - промурлыкал Вальтер, - но сейчас мне нужно от тебя кое-что другое. Поставлю вопрос ребром: либо ты присоединяешься к нам, либо твоей родне не поздоровится. И если ты сомневаешься в том, что мы их найдем - то в твою уютную клетку пришлют чью-то тоненькую ручку через пару дней. Вот и проверим, насколько ты любишь своих родителей. Жалеешь, небось, теперь, что сбежала из семьи?
  Девушка только по-звериному скрипела зубами и испепеляла его страшными глазами. В ней теперь вообще осталось мало человеческого.
  - Да ты упертая, - прокомментировал он, - тебе же хуже.
  - Поблизости шныряет неовампир Виктор Тремер, - сказала Марра, - я ищу его, чтобы убить. Он... набирает силу после инцидента в "Черной кошке". Кто-то серьезно разбил его тогда.
  - Я знаю этого типа, - задумчиво почесал подбородок Вальтер, - кажется, Эльза тоже заинтересована в этой личности. Только я все не пойму: у нас с тобой так много точек соприкосновения. Почему ты не хочешь на нас работать? Тебе мешают какие-то предубеждения?
  - Просто я вас ненавижу, - огрызнулась девушка, - тем более после того, что вы со мной сделали!
  - О, дорогая, с тобой еще никто ничего не делал, - недобро улыбнулся Вальтер, рассматривая пленницу с ног до головы, - а вот у меня на сегодня большие планы. Думаю, нам никто не успеет помешать...
  - Нет-нет-нет, - дернулась несколько раз Марра, - только попробуй!
  - Ты прекрасна как животное, - он провел рукой по ее шее, плечу и перешел на грудную клетку и живот, - такая же нелогичная, буйная. Все как я люблю.
  - Убери руку! Загрызу! - рычала она и тщетно выкручивала суставы, стараясь вырваться из заключения, - гребанный извращенец!
  Вальтер не удержался и навалился на нее всем телом, прикоснувшись губами к тонкой шее. Девушка клацнула бару раз акульими зубами, но не могла настолько хорошо вывернуть голову, чтобы впиться в плоть обидчика и пустить ему кровь. Затем ее глаза округлились, и вурдалачка вытянулась в струнку, вцепившись когтями в железный стул. Она задыхалась от возмущения и неизбежности происходящего. Ей это определенно не нравилось...
  Эльза слишком поздно спохватилась, вспомнив о Вальтере только после звонка охраны с камер наблюдения. Однако когда она стояла перед запертой дверью и слышала изнутри словно детский плач, то передумала взламывать замок.
  - У него свои методы, - оправдывалась она перед Кровавой Мэри.
  - А мне кажется, что он занимается не тем, - дернула носом дама.
  - Обыкновенный извращенец. Что вы в нем нашли такого, что захотели поставить на одну планку с Моцартом? Этот сопляк ему в подметки не годится, - трещал Поджигатель.
  - Вы просто хотите на это же место, - вызывающе улыбнулась Эльза, - а я знаю Вальтера лучше вас. Я взращу этот цветок зла собственными руками. Он податлив словно тесто.
  - Постоянно спорит с вами и делает все по-своему. Разве это подчинение? Тогда мы тоже будет вытворять, что хотим, - сложила руки на груди Мэри.
  - Не будете, - с каплей угрозы ответила Величкина, - вы не умеете работать так как он. Моцарт, Кит, ты с Поджигателем - вы все мои инструменты, которые никогда не дают осечки. Но вы не знаете психологию людей так, как Вальтер. Он на голову выше многих из моих психов в этом плане.
  - Какой в этом прок, если я смогу убить его на расстоянии? Он даже не маг, - все больше мрачнела дама.
  - Он гений, - сказала Эльза, - и этого достаточно, чтобы стать моим главным помощником. Я нуждаюсь именно в его способностях раскалывать людей психологически. А за основную защиту ответит Моцарт. Вместе они станут моим идеальным оружием. Но до этого момента Вальтера нужно воспитывать. Кнутом и пряником. Пока не научится саморегулироваться.
  
  Утром Вальтер очнулся в хорошем расположении духа, если не считать стонущего от голода живота. Он хорошо помнил, что сделал вчера с этой несчастной девочкой, и ему было ее не жаль ни капли. Хотя мужчина осознавала, что хватил лишка. Но что поделать: не удержался.
  К тому же он осознавал, как Эльза стала от него зависеть, раз пошла против своих принципов. Вальтер блаженно улыбался весь день, зная, что камера слежения установлена и в его палате тоже. Он выражал свое обожание именно ей - той самой, которая дарила ему такие ценные подарки вроде вчерашней девочки.
  Только на последний день голодовки Вальтера ждало разочарование. Вурдалачку упустили! Он страдал от этой мысли не меньше самой Эльзы, хотя и не понимал, почему его это так сильно волнует. Возможно, заразился фанатизмом хозяйки. Кто знает?
  Однако жаловаться Величкина пришла именно к нему. Сокрушалась и обзывала всех поголовно безмозглыми кретинами. На ее горе (и на счастье Вальтера) упустил Марру именно Поджигатель. Его напарница куда-то отошла на пару минут и все: они потеряли пленницу. Ее полдня уже ищут по всему городу лучшие псы "Артемиды", но безрезультатно.
  - Можно я сам их накажу? - с видом жалостливого котенка попросил Вальтер.
  - Ты все еще сам наказан, - оборвала его Эльза, - ими займется Одиссей.
  - А это что за тип? - сокрушенно спросил мужчина, - я не хочу запоминать по именам всех ваших служак. Просто объясните, чем он интересен.
  - Он любит... топить, - уклончиво ответила она, - а отклонение у него связано с потерей памяти.
  - В смысле? Пытает по два раза? - усмехнулся Вальтер.
  - Ты смеешься, а это правда, - кивнула хозяйка, - у него очень сильно барахлит кратковременная память. Но я его у себя держу за то, что он такой же бессердечный как и ты.
  - Вы мне льстите, - улыбнулся Вальтер и распахнул объятия, - обнимемся? Переспим? Поцелуемся?
  - Ты бестактный осел, - крутанула она зрачками и встала, - мне пора идти работать. Это ты тут прохлаждаешься. Наслаждаешься, видать?
  - Если бы еще кормили - был бы вообще как на Канарах, - скуксился мужчина.
  - Потерпи и будут тебе личные Канары, - пообещала она и вышла, заперев за собою дверь.
  Вальтер снова ощутил острое желание прибить ее. У него почему-то страстное обожание всегда граничило с убийством.
  Зато эта оплошность профессиональных убийц гарантировала автоматическое повышение Вальтеру через пару дней. И это мгновенно подняло его настроение.
  Целые сутки он крутился возле Эльзы, не давая ей проходу, и трещал о какой-то ерунде. Его так распирало, что шутки сыпались одна за другой как из рога обилия. Женщина как-то мужественно это терпела, хотя остальное ее окружение не выносило и пяти минут общения со снайпером.
  - Сегодня у меня важная встреча в ресторане, - собирала вещи в кабинете Величкина, - теперь ты всегда обязан быть рядом со мной, особенно в то время, пока Моцарт отсутствует. Не отходишь ни на шаг, не смотря ни на что. Иначе я автоматически тебя линчую.
  - Про линчевание - это образное выражение такое, да? - состроил милую моську Вальтер.
  - Вообще-то не совсем. За это я реально жестоко наказываю. Примерно также, как в прошлый раз, когда ты полгода лежал в больнице. А если со мной еще и что-то случится - то тебя убьют. Все понятно?
  - Вы справедливы, как и всегда, - с налетом горечи пропел Вальтер, - а мне что-нибудь брать с собой? Нужна какая-то иная помощь, кроме как спасение шкуры?
  - Нет. Только пистолеты, - хозяйка направилась к двери, - и поменьше шуток.
  Встреча проходила на удивление спокойно. Хотя Вальтеру почему-то постоянно казалось, что за ними следят. Нет, не снайперы второй стороны, которые прятались в соседних зданиях и на всякий случай наблюдали за каждым шагом чужаков. В ресторане был кто-то еще...
  - Чего-то ты притих, - после окончания встречи обернулась к Вальтеру Эльза, - все прошло отлично. Можешь теперь расслабиться и выпить со мною немного.
  - Это было бы чудесно, - учтиво согласился он и элегантно расположился напротив, принимая фужер, - вы так красивы. И умеете быть доброй.
  - Улыбка - это не добро. Уж не тебе ли не знать, - отпила она немного.
  "Чьи-то глаза буквально сверлят мой затылок, - все больше нервничал мужчина, - кто же это может быть? Уж не Марра ли? Но зачем ей добровольно идти в наши лапы?". Он волновался не от страха, а от нарастающего азарта. Ему не терпелось узнать, кто этот безрассудный незнакомец.
  - Что-то не так? - догадалась о его состоянии Эльза.
  - Ну что вы? Все прекрасно, - расслабленно улыбнулся он, - только я должен сделать кое-что. Уж извините меня за беспокойство.
  И он молниеносно достал пистолет и выстрелил вслепую куда-то в сторону. От грохота все присутствующие подскочили и начали метаться из стороны в сторону. Женщины визжали, мужчины помогали им бежать, звенела разбитая посуда...
  А из толпы на Вальтера выпрыгнул когтистый зверь, сбивший его телом стол и едва не впившийся клыками в горло. Монстру не хватало буквально нескольких миллиметров!
  - Неужели снова ты? - радостно выпалил Вальтер, сквозь напряженную борьбу, - и неужели я снова промахнулся?
  Он пнул ногой чудовище и сам нырнул в сторону, доставая второй рукой пистолет. Еще пара выстрелов и существо снова спряталось.
  - Черт побери. Это же вурдалачка! - выронила фужер из рук Эльза, и взгляд у нее стал как у ребенка, который все никак не мог заполучить любимую игрушку.
  - Ага, - счастливо ответил мужчина, - похоже, по мою душу.
  - Чем ты ее так разозлил, что она приперлась сюда, рискуя свободой? - с восторгом поинтересовалась Эльза, - получается, я не зря тебя повысила?
  - Вы меня спрашиваете? - развел он руками...
  ...и едва не пропустил очередной удар. Только в метре от снайпера, Марру словно поезд сбил. Она отлетела в противоположный конец комнаты и с такой силой врезалась в стену, что пробила ее наполовину.
  Но вурдалачка была крепче, чем казалась. Артемидовцы только успели разглядеть ее заплаканные глаза и искаженное жаждой мести лицо, после чего существо подскочило и вновь где-то исчезло. С ее ловкостью и скоростью не могло соперничать ни одно животное.
  - Хорошая же у вас магия. А там нет, случайно, магических пут? - похвалил хозяйку Вальтер.
  - Вообще-то ты должен меня защищать, а не наоборот, - огрызнулась она, - и я не владею магией Прядильщиков. Для этого нужно прожить среди них не менее года.
  - Вальтер... - раскатилось полное ненависти шипение по опустевшему ресторану, - я навсегда запомню твое имя. И если не убью сегодня - то сделаю это в следующий раз.
  - Откуда она говорит? - огляделась по сторонам Эльза.
  - Марра умеет произносить звуки, не выдавая своего местоположения. Я это еще в прошлый раз заметил, - объяснил мужчина.
  И тут его сшиб с ног дубовый стол, прилетевший откуда-то сзади. Если бы мужчина не успел заметить этот предмет в последний момент - то получил бы весь удар в голову. А так его просто отбросило на несколько метров и накрыло сверху.
  И в этот момент шипящая тварь напала на Эльзу, ударив ее когтями по плечу. Женщина успела увернуться от летального выпада врага и пыхнула перед собой огнем, пытаясь отогнать зверя. Однако Марра только прыгала вокруг нее, словно мячик, пытаясь зайти сзади. Она то подбиралась ближе, то на четвереньках накручивал круги и, в какой-то момент, прижала Эльзу к стене, с жадностью целясь в ее горло...
  Но выстрел по когтям заставил вурдалачку опомниться. Она жалобно взвыла и снова скрылась. Эльза потеряла равновесие и упала на пол. К ней подошел Вальтер и учтиво подал руку.
  - Вы ранены, - прикоснулся он к порезам хозяйки, - это плохо для меня. Не так ли?
  - Забудь. Ты знаешь, что сейчас главное, - хищно проговорила Эльза, - я восхищена твоей работой, Вальтер. Что ты в прошлый раз сделал с этой девкой, раз она так жаждет твоей смерти?
  - Я умею доставать людей, вы же знаете, - весело проговорил он.
  - Она не человек. Она животное, - поправила его начальница, - переключить вурдалачку с ее цели на себя не так-то просто.
  - Я просто маленько унизил ее тогда, - ответил мужчина, - как ни крути, а она по возрасту еще ребенок. Я бы дал ей лет пятнадцать...
  Величкина догадалась, о чем шла речь и больше не спрашивала. Хотя ее гложила мысль, что все было не так просто в комнате пыток. Почему Вальтер скрывал от нее важные подробности?
  В это время Марра слышала весь их разговор и тихо давилась слезами, сидя в вентиляционной шахте. Она нянчила здоровой рукой раненную и скрипела зубами, мечтая раскрошить ими череп Вальтера.
  Страшные воспоминания отравляли ее и убивали, словно кислота. Девушка хотела выть, стонать и биться в конвульсиях, зная, что Артемидовцы так просто от нее не отстанут. К тому же они знали, где живет ее родня...
  - Я переживу это, - ревела в комнате пыток Марра, - чего ты хочешь добиться, монстр?
  - Из нас двоих монстр здесь только ты, - он пропустил пальцы сквозь ее волосы и заглянул в самые глаза, - ты боишься подчиниться кому-то. Ведь ты свободная вурдалачка.
  - Делай со мной что угодно, но я не склоню перед тобой голову! - клацала она зубами, - даже если семью мою тронешь - я отомщу!
  Он опустил вторую руку ниже, и она кинулась опять вперед, пытаясь дотянуться хотя бы до его уха. Но Вальтер просчитал каждый миллиметр и оставил цель такой близкой, но такой недостижимой... отчего злость лишь возросла втрое в душе девушки.
  - Боль - твоя лучшая подруга. Я знаю, - шепнул он, обездвижив ее голову за волосы, - а сможешь ли ты пережить удовольствие?
  - Прочь! - заорала она, пытаясь отклониться от всех его манипуляций.
  А затем подняла голову к верху и просто беспомощно заорала. Вальтер прижал ее тело к стулу так, чтобы пленница не могла ни пошевелиться, ни сопротивляться. Марра вдруг ощутила из-за этого такой необузданный страх, будто ей руки и ноги отрезали. Ведь она точно также их сейчас не ощущала и не могла ими управлять...
  - Оставь меня, - уже более слезно выкрикнула она.
  - Что ты сказала? Задержаться там? - шумно улыбнулся он над ее ухом.
  - Нет! - вытаращила девушка глаза, и судорога прошла по ее телу, - сволочь.
  Она не привыкла не сопротивляться. Но в данной ситуации что-то вроде клаустрофобии навалилось на бедную девушку, и она стала задыхаться уже от одного этого неприятного пугающего чувства.
  - Я приучу тебя к себе, - взял девушку за горло Вальтер и сжал пальцы.
  Она смотрела на него, не мигая и чувствовала, как постепенно из ее легких безвозвратно уходит воздух. И при этом она по-прежнему не могла этому противиться.
  - Если будешь пай-девочкой и поможешь мне - я освобожу тебя, - пообещал Вальтер.
  Ее глаза наполнились недоверчивой надеждой. Она не хотела, чтобы его игра продолжалась и вообще только сейчас осознала, что попала впросак. Много жутких мыслей крутилось в ее голове, отравляющих мозг и перекрывающих здравый рассудок.
  Вот и воздух окончательно закончился в груди, а новый не мог просочиться через сдавленное горло. Марра открыла рот, но не помогла этим себе. Против желания организм наполнился паникой, и она невольно дернулась руками, чтобы спастись.
  Не хватало Марре гордости, чтобы умереть вот так. У нее была цель, ради которой пришлось пойти на что угодно...
  - Ну, принимай решение, пока мозг не отключился от нехватки кислорода, - заметил ее конвульсии Вальтер, - если согласна играть по моим правилам - заслужишь свободу. Моргни два раза.
  Она моргнула сколько нужно, и живительный кислород тут же хлынул в легкие, позволяя им расправиться от радости. Совесть пришла не сразу и этого времени хватило Вальтеру чтобы изгаляться над человеком, сколько душе угодно.
  - А теперь ты должна называть меня своим господином, если хочешь быстрее освободиться.
  - Что?! - опешила она.
  Вальтер без лишних слов наотмашь ударил ее тыльной стороной ладони по лицу. Марра рассвирепела, но для нее это было ничто в плане боли. Зато унижение колоссальное. Раньше за подобное девушка отгрызала руки обидчикам.
  - Кишки выпущу! - выпалила она и снова получила второй удар.
  - Ты затягиваешь свое пребывание здесь, - маньячно и ласково проговорил Вальтер, - я могу избивать тебя хоть до конца дня. Мне не надоест. Останутся ли у тебя силы?
  "Я должна выжить и быстрее вырваться отсюда, - гремела мучительная мысль в голове Марры, - я должна найти Тремера!". Девушка затравленно взглянула на Вальтера и попыталась справиться со своим языком. Но это было чудовищно сложно.
  - Ну же. Это ведь так легко, - издевался над нею Вальтер.
   - М... м-мой гос-подин, - пролепетала она через силу, стыдливо опуская глаза, - отпустите меня, пожалуйста. Я разберусь со своими делами и вернусь.
  - Не верно, - он снова ударил ее по лицу, - ты должна говорить это увереннее. Как будто ты обожаешь меня.
  - Я вам не актриса, - оскалилась Марра, но позже попыталась исправиться, - мой господин. Я хотела сказать, что... вы должны быть снисходительны ко мне. В моем-то положении.
  - Ну, уж нет, - схватил ее за волосы Вальтер и наклонил голову назад, - ты должна выполнять все идеально. Так как я скажу. Иначе никаких тебе поощрений. Все поняла?
  - Да, мой господин, - скрепя сердце выпалила она на одном дыхании.
  - Вот теперь молодец, - одобрительно проговорил мужчина, отпуская ее голову, - видишь, как быстро ты учишься?
  "Сволочь, - мысленно изничтожала его девушка, - если бы у меня не было более важной цели - я бы ни за что тебе не поддалась. Лучше сдохнуть, чем так унижаться...". Но Вальтер словно чувствовал ее внутренние терзания и профессионально играл на них, не позволяя увиливать от исполнения приказов. Он знал грань, до которой можно гнуть девчонку.
  - А теперь, что бы я ни делал - ты должна только изображать наслаждение, - таинственно проговорил он.
  Глаза Марры расширились еще больше. Почуяв неладное, она еще раз тщетно проверила крепость наручников. "Я должна была схватить его уже сегодня. Как долго Тремер просидит в этом городе? - и она слезно закусила губы, - если я этого не сделаю - моему возлюбленному конец".
  - Я буду соглашаться с каждым вашим предложением, мой господин, - переступая через собственную гордость, истошно выпалила девушка.
  
  Все, что произошло потом, было настолько унизительным, что стыд не заглох до сих пор. Он прогрызал в Марре дыры, заставляя ее идти на необдуманные поступки.
  - Сюрприз! - вдруг услышала она голос Вальтера совсем рядом и в последний момент только увидела зияющее дуло его пистолета, направленное ей в лицо.
  Девушка не ожидала, что снайпер так быстро ее найдет, да еще и подкрадется незаметным. Это все из-за дурацкой обиды, которая убила в вурдалачке последнюю осторожность!
  Прогремел выстрел, которого Марра не смогла избежать, после чего она потеряла равновесие и ухнула вниз как куль с картошкой, проломив собой еще один красивый дубовый стол.
  - Молодец, Вальтер! - торжествовала Эльза, направившись к жертве.
  Но мужчина властно остановил ее рукой, молча покачав головой. Он понимал, что даже с простреленной ногой эти твари способны на многое.
  - Прострели ей вторую ногу, если боишься, что она сбежит, - предложила хозяйка, - в моих руках лучшие врачи страны. Через годик она будет как новенькая.
  - Не поможет, - усмехнулся Вальтер, - если хотите обездвижить вурдалака - тогда убейте его. А все остальные методы бесполезны, хоть все четыре конечности отрежь. Болевой порог не тот. И структура тела другая. И вообще генетические вурдалаки плохо исследованы.
  - Генетические? - опешила Величкина, - ты мне об этом ничего не говорил.
  - Запамятовал, - миленько махнул ручкой мужчина, после чего стал немного серьезнее, - она сама рассказывала, что является лишь внучкой вурдалака. Седьмая вода на киселе.
  - Разве такое возможно? - удивилась женщина.
  - В редких случаях - да. Для этого носителем болезни должна быть женщина. Только кто с такой будет спать? Вот в чем вопрос. Да еще и чтобы беременность прошла успешно, и не случилось выкидыша... я много думал над этим. Возможно, Марра, последняя представительница своей породы.
  - Такая мощь в разбавленной крови? - с жадностью и восхищением проговорила Эльза, - теперь я хочу заполучить ее еще больше.
  - О да. Оно того стоит. Правда, непокорность у нее от бабки. Вряд ли это существо чем-то подкупишь. С одной стороны, она переживает о близких, но с другой - слишком безрассудна. Скорее умрет в борьбе, чем прогнется.
  - Но ведь ты в прошлый раз как-то с нею это сделал.
  - Это временный эффект, который нужно подпитывать постоянно. Ненависть конкретно к моей персоне заставила ее вернуться. Нужно насолить побольше, чтобы Марра отказалась от поисков Тремера и переключилась на меня. Но я готов, если вы этого пожелаете.
  - Не мне же одной постоянно избегать встреч с обозленными подчиненными, - пробормотала Эльза, - а про Тремера ты мне тоже ничего не говорил. Это вообще-то важная информация.
  - Тогда я позже вам обо всем расскажу. Пора ее брать, пока не очнулась.
  
  Часть 18
  Когда Марру снова сцапали, а Вальтер выложил Эльзе всю необходимую информацию, в "Артемиду" вернулись старые друзья. Оля хотела по привычке с визгом кинуться мужчине на шею и порадоваться за его повышение, но что-то остановило ее в последний момент.
  Девушка стояла напротив своего кумира и неловко топталась, опустив глаза. Вальтер же тоже не знал, как правильнее поступить с нею. Он успел забыть про тот инцидент...
  - Эльза хочет, чтобы мы с тобой реже пересекались. Ведь так? - догадалась шаманка, шаркая ножкой по полу.
  - Похоже на то, - признался Вальтер.
  - Ну что ж... не буду больше навязываться. Но я всегда буду тебя обожать, - сказала Оля и послала ему смешной воздушный поцелуй, после чего ускакала в неизвестном направлении.
  Мужчина задумчиво проводил ее взглядом до самого выхода, после чего усмехнулся и вернулся к своим делам. Странно, но он не мог злиться на Олю в ее присутствии. Похоже, эта чертовка и вправду была лучшим манипулятором.
  Что же касалось Виктора Тремера - он стал новой важной целью "Артемиды". Это неовампир, вроде Владимира, только намного слабее его. Хотя и считается одним из трех сильнейших представителей своей расы на земле.
  "Что-то многовато вас на один квадратный метр, - посмотрел в окно Вальтер, - но это будет большая честь для меня, поймать популярного мага". Дело в том, что вампиров не существует. Но некоторые маги настолько обожают этот образ и стремятся к нему, что обрекают себя на определенные трансформации: они подпитываются энергией других людей, чтобы стать могущественнее кого-либо из живущих на земле.
  Зато неовампиры способны на то, о чем обыкновенные люди могут только мечтать. Владимир нашел собственный аккумулятор в лице бедной Линды. Она сама не умела пользоваться всей той энергией, которая накапливалась в ее жилах.
  А вот Тремер сейчас слаб. Он ощущает присутствие аккумулятора где-то в этих землях, но не может его отыскать. Поэтому о его присутствии узнали многие нечеловеческие твари, обладающие идеальным нюхом и интуицией, граничащей с телепатией. А теперь еще и "Артемида" устроила охоту на горе-мага. Нужно хватать его, пока не окреп.
  Но из раздумий Вальтера вдруг вырвал истеричный звонок.
  Эльза вызвала мужчину к себе по телефону, чему он немного удивился. Обычно она делал это через посредников или по общей связи. Сотовым пользовалась лишь изредка, когда они были вынуждены работать врозь в разных частях города.
  Мужчина пришел к ней, чрезвычайно заинтригованный таким поведением. Увидев его, Эльза резко изменилась в лице и без лишних разговоров заперла дверь.
  - Я чего-то не понял, - зародились первые догадки в его голове, - у нас намечается вечеринка?
  Величкина не удостоила его объяснениями, а просто подошла и поцеловала в губы. Она требовательно притянула мужчину к себе, словно отдавала новый приказ. Он сперва дико удивился, но ненадолго. Быстро перехватил инициативу, обняв женщину за талию и наклонив чуть-чуть назад. Их страсть уже зашкаливала и он, не задавая больше лишних вопросов, ласково уронил ее на пол.
  Начались дикие эмоции, расстегивание одежды, объятия и все последующие события. И за все это время никто из них ни разу не задался вопросом, что он творит.
  Только через час Вальтер наконец-то выдохнул, глядя в потолок. Ему все определенно понравилось, но нельзя было все же не уточнить кое-что.
  - Вы меня точно после этого не казните? - с усмешкой повернулся он к хозяйке, - как Клеопатра убивала всех своих любовников.
  И мужчина провел пальцем по собственному горлу, издавая крякающий звук. Эльза посмотрела на него как дурачка и даже улыбнулась. Затем отрицательно покачала головой и стала одеваться.
  - И что это вообще было? - сел следом Вальтер, - мне, конечно, понравилось. Жаловаться не буду. Но могу я на что-нибудь рассчитывать, например?
  - На что ты хочешь еще рассчитывать? - со скрытой угрозой в голосе переспросила Эльза, - неужели тебе было мало?
  - Я безмерно рад и ничего не прошу, - поднял он руки вверх, - но вы странная.
  - Я работаю в психушке, и ты называешь меня странной? - искренне расхохоталась она и долго не могла остановиться, - вот уж кто не перестает меня удивлять - так это ты.
  - Я прямолинеен как вектор, - он тоже начал одеваться, - только поймал себя на мысли сейчас, что не пытался вас пытать. И это тоже необычно.
  - Ты хочешь сказать, что раньше не занимался этим просто из-за плотского желания? - недоверчиво подняла она одну бровь.
  - Вы хотели сказать "по любви"? - иронизировал Вальтер.
  - Хотела, но потом передумала. Да и какая разница? - отмахнулась женщина.
  - Действительно, - передразнил он, - однако вы правы: раньше я не занимался этим по обоюдному согласию. Я привык, что жертвы сопротивляются. И не вы ли говорили на днях, что мне нельзя влюбляться и привязываться к кому-то?
  - Бога ради, давай только без этого, - скривилась она, - мы просто разок переспали. Это нас ни к чему не обязывает.
  - А я могу хвастаться этим?
  - Нет, - резко ответила она.
  - Все, понял, - забавно надул он щеки, - будем считать, что между нами ничего не было. А могу я рассчитывать на повтор когда-нибудь?
  - Это вряд ли.
  - Я вам не понравился? - театрально схватился он за сердце.
  - Мне все понравилось. Но просто гормоны сегодня что-то расшалились. Вот я и использовала тебя для утоления этой жажды. Такое объяснение тебя устраивает?
  - Вполне, - кивнул Вальтер в легкой растерянности.
  - Тогда ты свободен. Только не забудь замок отпереть... - но не успела она договорить, как услышала страшных треск.
  Обернувшись, женщина увидела, что мужчина вырвал ручку из двери и так озадаченно смотрел на нее, словно нашкодивший ребенок. Эльза тяжело вздохнула и потерла пальцами висок. Все-таки этот придурок никогда не дослушивал ее до конца.
  - Не волнуйтесь, я все исправлю, - с радостной чокнутой улыбкой пообещал он и прострелил дверь в трех местах.
  Затем выломал остатки замка ногой и открыл проход. Оттуда на него уже смотрели шокированными огромными глазами несколько местных психов, которые едва не попали под град пуль.
  - Чего зырите? - наехал на них Вальтер, - не видите, дверь заело? А ну быстро летите за новыми материалами и чините ее!
  А затем он салютовал Эльзе и быстро ретировался. Женщина прикрыла глаза, тяжело вздохнула и стала срочно думать над тем, откуда ей взять деньги на новую мебель.
  
  Поджигатель еще долго на всякий случай хватался за голову, как только видел, что рядом с ним кто-то замахивается. Кровавая Мэри же наоборот сдавливала челюсти и прокручивала между пальцами крохотную куколку, зашитую с десяток раз.
  Они смотрели на позитивную рожу Вальтера и тихо его ненавидели. Ходили слухи, что этот клоун стал любимчиком хозяйки, но об этом никто вслух не говорил. А мужчина с каждым днем становился все наглее и все смешнее.
  Так случилось, что их троих отправили на границу проконтролировать работу тайных агентов, пытающихся разразить войну между странами. Там что-то шло не так, и вражеская сторона смогла дать отпор хитроумным действиям террористов.
  - Ребятки, а какие отклонения у вас? - приставал к ним Вальтер в автомобиле.
  - Не отвечай ему, - приказала леди своему напарнику.
  Но взгляд того резко изменился и по лицу пробежала какая-то судорога. Он почесал за ухом и через некоторое время заговорил непривычно тонким голосом.
  - О чем вы, дядя?
  - Черт бы тебя побрал, - закатила глаза девушка, - снова эта личность вылезла...
  - Раздвоение личности что ли? - радостно догадался Вальтер, - а у вас, мадам?
  - Твоя мамашка тебе мадам. А я еще леди, - огрызнулась она.
  - Фу, какая вы не культурная, - помахал рукой перед носом мужчина, - а чего злая такая?
  - Ты ко мне еще и на "ты" обращаться вздумал? - вспылила она.
  - Ну, ты же ко мне обращаешься, - невинно захлопал он глазами.
  - Тетя, что он от нас хочет? - плачущим голосом спросил у нее напарник.
  - Откуда мне знать, - огрызнулась она и отвернулась к окну, - разговаривай с ним поменьше.
  - Малыш, тебе, сколько лет? - обратился к Поджигателю Вальтер, стараясь сюсюкаться с ним как можно больше.
  - Двенадцать! - радостно выпалил мужичек, подняв кверху ручку и блестя глазками как при виде конфеты.
  - Ути мой хоросий, - потрепал его за щетинистую щечку Вальтер, - а ты можешь сказать, почему твоя тетя злится?
  - Она вас ненавидит, - сладостно зажмурился тот и получил болезненный тычок под ребра от напарницы.
  Лицо Поджигателя тут же исказилось, он надул губы и заплакал со слезами, как маленький ребенок. Вальтер тут же сгреб его к себе в охапку и стал нежно гладить по голове, злобно сверля глазами женщину.
  - Вы злая тетя. Нельзя же так, - издевался он над нею.
  - Ага. Вот сейчас он вернется в прежнюю личность у тебя в руках и тебе не поздоровится, - пообещала ему Мэри.
  Вальтер только миленько улыбнулся, выбесив этим девушку еще больше. Затем отстранил от себя Поджигателя и стал развлекать его рожицами. Мужчинка смеялся и хлопал нового друга по щекам, правда, через некоторое время его взгляд резко прояснился...
  И остаток дня Вальтер ехал с подбитой челюстью, обиженно подпирая ее рукой. Мэри была права: во взрослой личности Поджигатель был очень неуравновешенным и угрюмым человеком.
  
  Первым делом им троим требовалось заслать в тыл врага своего человека. Но Величкина решила, что для этого идеально подойдет зомби. В "Артемиде" их умели делать только Моцарт и Мэри.
  Подойдет любой курсант полиции, а еще лучше тот, кто мечтал о карьере в ФСБ: они не вызовут подозрения своим стремлением прорваться поближе к начальству. Но предпочтительнее было бы найти того, кто духом слаб. Иначе ритуал мог и сорваться...
  - Духом слаб? Я доконаю, кого угодно, чтобы он стал таким, - хвастливо заявил Вальтер.
  - Отлично. Только кандидатуру искать будет все же Поджигатель, - ответила холодная Мэри, - а ты потом помучаешь его и убьешь для меня.
  - А сама не можешь что ли? - скривился Вальтер.
  - Я не люблю руки марать, - брезгливо дернулась она, - а резать нужно ритуальным ножом. Вот он, кстати. Возьми.
  И она передала мужчине красивый короткий клинок с каменной ручкой и чудными росписями на лезвии. Вальтер с любопытство крутил его в руках, не понимая, почему у шаманов все так сложно.
  - Отрежь от него что-нибудь для специального раствора. Подготовь мне рабочую поверхность по этому списку. И прикончи побыстрее. Только ничего не напутай, - протянула она Вальтеру жеваный листок.
  - Ты меня как будто в магазин за продуктами отправляешь, - помахал этим куском бумаги Вальтер, - я специально не женился, чтобы себя от всего этого уберечь.
  - Потерпишь разок, - сверкнула она глазами, - но помни, что если ты где-то ошибешься - то придется искать иную кандидатуру. Мы не можем сейчас разбрасываться людьми. У нас времени слишком мало.
  - Да понял, я понял, мамочка... - изобразил несварение желудка Вальтер и на этом разговор был окончен.
  Не любил он работать по плану. Хотя перспектива грядущих пыток снова взбудоражила его и заставила кровь бурлить сильнее. Все звучало так многообещающе!
  "Эх, Эльза. Как жаль, что ты этого не увидишь, - крутил он вечером в руках красивый клинок, - тебе бы наверняка понравилось. С мужчинами работать еще интереснее, чем с нервными девчонками". Мужчина теперь хотел из кожи вон лезть, чтобы продемонстрировать хозяйке свою профпригодность. Иначе пытки ради пыток он давно уже разлюбил.
  
  Часть 19
  Когда Вальтер вошел в небольшую комнатку, сильно отличающуюся от их помещения для пыток, то застал скованного человека, сидящего на коленях. Судя по повешенной голове, отстраненному взгляду и тяжелой энергетике, тот уже догадывался, куда попал и для чего. Более того, он знал кто такие артемидовцы и боялся их. А возможно даже сотрудничал с этими психами, не догадываясь, что его взрастили как барана на убой.
  Человек поднял глаза на Вальтера и сразу догадался, кто пришел. Он не дрожал, не закатывал истерик, да и лицо оставалось мертвенно-холодным. Но глаза выдавали все, что мужчина пытался скрыть.
  - Как вас зовут, сэр? - запер за собою дверь снайпер.
  - Рядовой Галицын, - отрапортовал пересохшим языком тот, - вы и есть Вальтер? Тот низкорослый с раздвоением личности хорошо вас описал.
  - Он такой лапушка, - сложил ручки вместе Вальтер, а затем невольно усмехнулся, - представляю себе картину вашей беседы.
  - Я клялся в службе вам... но не думал, что все закончится вот так, - пролепетал заключенный.
  Вальтер заметил такую особенность, что если человек уже смирился со своей смертью, то его тянуло на общение. Пускай даже и с палачом. То ли потому что людям всегда хочется оставить о себе хоть какие-то воспоминания, то ли просто пытаются куда-то излить страх, превратив его в отстраненную беседу.
  Но снайпер не упускал ни слова, зная, что это пригодиться ему в дальнейшем. Он медленно раскладывал на столе все необходимые инструменты, сверяя их последовательность со списком. Заодно выложил и пистолеты, решив, что сейчас они ему не пригодятся.
  - Скажи мне, рядовой Галицын, не хочешь ли ты передать что-нибудь своей семье? - спросил спокойнее Вальтер, словно он был старым другом пленника, а не его будущим убийцей.
  - Мне нечего им передать. Мой отец - капитан полиции. Ему не до меня. Возможно, он даже не пытается меня искать. Серьезный человек. Я хотел быть на него похожим, - каждое слово вырывалось из него как сухая констатация факта.
  Ни капли сожаления, ни грамма обвинений. Просто человек говорил, потому что может.
  - А у тебя есть мать, жена, дети? - крутил в руках клинок снайпер.
  - Моя жена хотела со мной разводиться. Детей зачать мы не успели. И слава богу, - он выдохнул словно с облегчением, - мать погибла уже давно.
  - Ты молодец, хорошо держишься, - похвалил его Вальтер, - как тебе перспектива стать зомби?
  Впервые за весь разговор пленника немного подкосило. Он не сдержал нахлынувших эмоций и сжал кулаки. На шее проступили жилы, а грудь один раз нервно поднялась и опустилась.
  - Лучше бы смерть, - честно признался он.
  - Ты прав, - усмехнулся Вальтер, - я бы тоже этого не хотел. Но ты не будешь ничего осознавать. Просто будешь похож на обыкновенного человека. Продолжишь службу, станешь подавать надежды в работе. Только за тобою будет стоять кукловод. Вот и все. Ну, разве это не прелесть? Перестать думать и страдать.
  - К чему все эти разговоры? Я уже покойник. Просто сделайте это быстрее, - судорожно вздохнул пленник, - позор мне. Но ничего уже не изменить.
  - В чем твой позор? - подошел ближе и присел рядом на одно колено Вальтер.
  - В том, что я согласился служить "Артемиде" и покрывал все ее преступления, - задрожали руки человека, - теперь-то я вижу, что вы за люди.
  - У-у-у, это действительно серьезно, - протянул Вальтер игриво, - каждый хочет быть частью чего-то властного, пока не затрагивают его личные интересы. Ты думал, что в дальнейшем будешь работать на нас как один из важных персон, а оказался мелкой сошкой. Ах, как все хорошо начиналось. Красавица жена, возможность работать плечом к плечу с батей, которого ты безмерно уважал. Не так ли?
  Мужчина медленно повернулся к нему лицом, пытаясь понять, чего от него хочет Вальтер и почему тянет с казнью. Но тот был блаженным, как никогда и с его глаз ничего не считывалось.
  - Я могу снять с тебя твои грехи, - вдруг с интонациями праведника предложил снайпер.
  - Как? - ровным голосом спросил пленник.
  - Муками. Ты, ведь, верующий. А сейчас тебе как никогда хотелось бы очистить свою совесть. Просто терпи и думай о том, что все это во благо. Чем больше страданий - тем чище душа. Зомби не имеют души, как и простые мертвяки. Поэтому при любом исходе тебе ничего не грозит.
  - Зачем вы хотите сделать из меня именно зомби? - вдруг спросил человек.
  - Для войны, - вдруг уронил на его голову тяжелый груз слов Вальтер.
  Пояснять ничего не пришлось. Пленник и так обо всем догадался. Его зрачки стали уже, а рот приоткрылся в негодовании. Это было тяжелым ударом, учитывая, что бедняге об этом не сказали раньше. Тогда бы он приложил все силы, чтобы не даться артемидовцам в руки так просто!
  Все труды его отца насмарку...
  - Убейте меня. Прошу вас... - взмолился человек, проглатывая стыд и позор, - сделайте зомби из кого-нибудь другого. Скажите, что у вас ничего не получилось. Я не хочу в этом участвовать. Не хочу, чтобы черное пятно легло на мою семью...
  - Раньше надо было об этом думать, - стальными интонациями вдруг проговорил Вальтер и схватил пленника за волосы.
  Тот запрокинул голову, повинуясь его жесту, но лезвие ножа скользнуло по затылку, а не по горлу. Короткое мгновение испуга и человек вдруг обнаружил, что все еще жив.
  Вальтер отошел обратно к столу, и положил клочок волос на подставку рядом с глубокой чашкой. Ему почему-то казалось, что Мэри не справится сегодня со своей работой.
  - Я же молю вас... - тяжело дышал мужчина, - я так низко пал. Почему вы не можете пойти мне навстречу? Исполните последнее желание приговорённого к смерти.
  - Не к смерти, а к вечной жизни, - поправил его Вальтер таинственным голосом, - поэтому я не обязан вам ни в чем угождать.
  - Это не жизнь, а ад какой-то, - задрожал всем телом человек, - как вы можете быть таким бесчеловечным? Подумайте... разве у вас нет никого родного, ради кого вы готовы на все? Ради кого вы готовы землю жрать, лишь бы его не коснулась та же участь? Войдите же в мое положение!
  - Не взывай к милосердию, - провел пальцем по стальному клинку Вальтер, - предстоит еще слишком много боли пережить. А там кто знает... может быть я и исполню твою просьбу.
  - Ми-ло-сер-ди-е... - опустив голову, прошептал это слово мужчина, словно пробуя его на вкус, не доверяя своему языку.
  Он постепенно превращался в безумца. Осознание содеянного в полной мере дошло до него только сейчас. Вальтер очень постарался разворошить эмоции страдальца и не хотел останавливать этого бурного потока.
  - Ты так хочешь этого? - вдруг впал в ярость снайпер и с такой злостью направился к пленнику, что тот рефлекторно попытался отклониться от него, - говоришь о милосердии, хочешь успеть, что-то исправить? А ведь я соврал тебе, когда говорил, что зомби ничего не чувствуют. О нет. Они ощущают все. И разум покидает тебя не полностью, а лишь частично. Ты станешь безвольным, не сможешь контролировать свое тело. Но никогда никому ничего скажешь. Ты будешь все осознавать и видеть собственными глазами, как рухнет твоя семья, как умрут все, кто тебе близок, как ты вот этими руками прольешь много крови, прежде чем кто-то из полиции проявит так называемое милосердие и убьет тебя. Ты будешь нашей марионеткой. Понятно тебе? Мусор!
  И Вальтер в запале неконтролируемого безумства схватил сопротивляющегося человека за подбородок, запрокинул его назад и скользнул острым лезвием по горлу. Тонкая кожа лопнула моментально, после чего хлынуло много крови.
  Вальтер быстро отпустил пленника, позволив тому грузно упасть на пол и продолжить содрогаться на угасающих рефлексах центральной нервной системы. Мужчина брезгливым жестом стряхнул красную жидкость с клинка и досадливо взглянул на свои запачканные штаны. Он никогда не умел работать чисто!
  - Эй, Мэри! Теперь это твой клиент! - окликнул он девушку через закрытую дверь и щелкнул ключом в замочной скважине.
  Внутрь вошла, словно черный лебедь прекрасная высокая леди в длинном платье. Она профессиональным взглядом окинула умирающего человека и бросила на ходу "возможно, с этим что-то и получится". Затем ее ручки быстро забегали по столу, смешивая ингредиенты. В какой-то момент она взяла в руки пистолеты и со злостью швырнула их в Вальтера.
  - Ай, больно же! - обиженно выругался мужчина.
  - Их не было в списке. Мешались, - огрызнулась дама, продолжая колдовать за столом.
  - Слушай, а правда, что у зомби сохраняется сознание? - успокоившись, спросил мужчина.
  - Не правда, - на ходу бросила она, - но ты так уверенно орал об этом на весь этаж, что я и сама начала сомневаться в своем профессиональном опыте.
  - А-а-а... тогда я ему дважды соврал, - досадливо усмехнулся Вальтер, - ну и ладно.
  - К счастью, мне это на руку. В кои-то веки ты сгодился, - она кинула куколку в получившуюся жидкость с волосами, и все это варево закипело как на огне, - надломившийся разум за секунду до смерти - то, что нужно для мастера Вуду. Гнев и скорбь легко откликаются на мои манипуляции призыва. А теперь не мешай и выйди. Мне нужна полная концентрация.
  И она схватила чащу с кипящей куклой в руки, направившись к охладевающему трупу. Что там делала леди, Вальтер не знал. Он честно вышел в коридор и присел рядом с Поджигателем.
  Разговаривать ему тоже не хотелось, так как приятно было переваривать в душе эмоции после удачной операции. Вальтер просто откинулся на своем стуле и на пару минут уснул в таком положении. Он был абсолютно удовлетворен.
  
  Часть 20
  Примерно через час его разбудил напарник. Поджигатель сказал, что леди готова и нужно идти. Вальтер спросонья не сразу вспомнил, о чем он говорит и куда нужно идти, но потом память вернулась к нему.
  Когда мужчина вошел в ту самую комнату, то увидел Мэри, по-царски восседающую на стуле и рядом с нею мертвенно-серого человека, стоящего на коленях. А на полу лужи крови, как будто здесь забивали свинью.
  - Ничего себе! - восхищенно воскликнул Вальтер и сел напротив неэмоционального лица, - эй, чувак! Ты меня помнишь?
  - Пока что он всего лишь кукла, - ответила мужчине леди, - нужно еще долго работать над ним, чтобы этот уродец стал походить на человека. Тем более, чтобы его признали родные. Неделя уйдет.
  - Что за халтура? - возмущенно выпалил Вальтер и защелкал пальцами у трупа перед самыми глазами.
  Тот не моргал и никак ни на что не реагировал. Если бы в его рту скапливались слюни - то они давно висели бы шнурками, стекая с губ. Но сейчас из открытого рта вывалился только синеющий язык.
  - Отвратительное зрелище, - констатировал Вальтер.
  - Не нравится - не трогай, - зевнула Мэры, наблюдая за его манипуляциями, - вы можете немного покутить с Поджигателем.
  И на удивленные взгляды напарников она пояснила, что так приказывала Эльза. Мужчины сразу же многозначительно переглянулись и, не сговариваясь, свалили в бар. А Мэри и рада была: не любила она этих двух оболтусов. Хоть недельку отдохнет от них.
  - Эх, хорошая она женщина, - бормотал позже за столиком опьяненный Поджигатель, - но с Моцартом, к сожалению, не сравнится.
  - С чего это вдруг? - хмыкнул Вальтер, - как по мне, то Моцарт тоже не очень силен. Он просто... удачливый засранец.
  - Э-э-э, брат. Не говори так, - усмехнулся мужчина, - Мэри за неделю делает одного зомби. А Моцарт за пять минут - целую орду.
  - Врешь, - подавился Вальтер, - как такое возможно?
  - Все дело в его таланте, - почесал щетину Поджигатель, - Мэри делает что-то вроде гомункула. Увидишь ты этого рядового через пару дней и писаться по ночам от паранойи начнешь. Не найдешь разницы между тем, кого сам же зарезал и тем, что получится. Он будет проявлять эмоции, шутить, рассказывать какие-то семейные истории, но только это будет мертвец. Он не чувствует боли, не злится и не радуется ничему. А у Моцарта это натуральные зомбаки, но для этого ему нужна его скрипка и время.
  - Время?
  - Ага. Люди должны быть убиты только что. Не больше пяти минут как. И они оживают буквально. То есть это те же люди, но поднятые с того света насильно. Они чувствуют боль, от своей смертельной раны, истекают кровью, стонут, кричат и молят, чтобы их добили... жуткое зрелище. Но по этой причине Моцарта любят посылать в горячие точки. Там на поле боя он создает численное преимущество. К тому же его зомби не падают от выстрелов и продолжают ползти, даже если от тела осталась только грудная клетка и рука. А вот гомункула Мэри возможно убить снова. Всего лишь отрубив ему голову. Или пустив пулю в лоб.
  Так они бухали всю неделю, не замечая пролетающего времени за задушевными беседами. Вальтеру даже стало казаться, что они стали отличными друзьями... особенно с детской половиной Поджигателя.
  "Шутка, само собой, - усмехнулся однажды мужчина, набив напарнику рожу, - какая может быть дружба в нашей организации?". А подрались они из-за того, что Вальтер оскорбил Мэри в присутствии Поджигателя. А нечего быть на побегушках у женщины и исполнять любой ее каприз.
  Вальтер горделиво поднял подбородок, глядя на леди сверху вниз. Она же испепеляла его сдерживаемым огнем во взгляде. Ничего не говорила, но по поджатым губам было видно, насколько Мэри зла.
  - Хоть тебя и повысили, но ты все равно остался тем же клоуном, - позже огрызнулась она, когда Вальтер стал уже целенаправленно бесить ее, - и что Эльза нашла в тебе?
  - То, чего не хватает вам, - указал ей в лоб мужчина, - обожания своей работы.
  - Ты издеваешься? - сложила руки на груди Мэри, - как можно любить эту грязь? Или твоя крыша едет именно на этой почве?
  - Если бы ты заглянула хоть раз в мое личное дело - то не задавала бы таких глупых вопросов, - миленько улыбнулся он.
  - Ах да, - подняла она глаза к небу, - садист. Я и забыла. Только все равно не понимаю, почему ты так быстро идешь в гору. В "Артемиде" немало таких как ты. Я могу до вечера перечислять их по именам.
  - А зависть - это плохое качество, - пропел Вальтер.
  - Я бы с тобой даже не разговаривала, если бы не нужно было ждать нашего гомункула. Пока поджигатель поможет ему одеться - пройдет целая вечность.
  - Да, его бы только за смертью посылать, - задорно дернулись брови Вальтера.
  - Ах, какая шутка. Я обязательно запишу ее в своем ежедневнике, - передернуло Мэри, - вот и они. Слава богу.
  Эта беглая молитва звучала из уст леди как самое страшное дьявольское проклятие. Вальтер искоса взглянул на нее как на воплощение вселенского зла и не удержался от сдавленного смешка.
  Рядом с нею он вел себя как дворовой мальчишка. Слишком строгую мину вечно строила готическая красотка.
  Им навстречу шел рядовой Галицын в служебной форме при погонах, которых не успел заслужить. Просто Поджигатель их где-то своровал для того чтобы пройти вглубь здания МВД. И удостоверение, конечно...
  - Здорова, чувак, - махнул служаке рукой Вальтер.
  - Пошел ты, - огрызнулся зомби.
  Мужчина аж в осадок выпал. Такой искусной работы от Мэри он не ожидал. А когда Вальтер попытался проверить перерезанное горло трупа, тот перехватил его руку и так больно сдавил, что едва не сломал все кости.
  - Чертов гомункул! - выругался Вальтер, отходя назад.
  За спиной послышался довольный смешок. Это была осчастливленная леди.
  - По заслугам тебе, дурачина, - злорадствовала она, - я же говорила, что его от живого не отличишь.
  - Да живой он был посмирнее, - укорил ее Вальтер, - думаешь, никто не заметит, что хомяк превратился во льва?
  - Не заметит. Он так только с тобой себя ведет, - положила она руку себе на бедро, - я его так запрограммировала.
  - Ах ты стерва, - восторженно прошипел Вальтер, поглощая леди жадным взглядом.
  Он бы с нею пообщался поближе после такого. Да только, к этой шаманке на кривой козе не подъедешь: рискуешь лишиться и козы и жизни.
  - Хватит языками трепать. Пошли, - приказала она и повелительно махнула обоим напарникам.
  Проблем не возникло ни на одном этаже. Их всюду встречали, словно старых знакомых. Некоторые провожали чужаков удивленными взглядами, но заметив Галицына, сразу успокаивались и возвращались к своим делам.
  - Меня все мучает мысль, - подобрался Вальтер поближе к Мэри, - зачем нужно было замудряться с гомункулом? Неужели вы не нашли ни одной продажной собаки, которая отыграла бы свою роль от начала до конца?
  - Подходящей продажной собаки в этой структуре не оказалось, - сквозь зубы процедила леди, - а оборотней поди поищи в наши дни. В "Артемиде" их один-два и обчелся. И оба эти красавца уже пристроены. На такие мелкие задания их не дают, хоть на коленях проси.
  - Мелкие?! - скривился Вальтер, - да вы бредите мадам. Мы планируем развязать войну между странами.
  - Война давно назревала. Нужно только подтолкнуть. Тут до нашего прихода агенты старались годами. Так что наше дело - мелкое, - пришел на помощь напарнице Поджигатель.
  - А как дебош в МВД подтолкнет страну на войну? - все допытывался Вальтер.
  - Увидишь, - огрызнулась Мэри, - чего ты вообще прицепился? Бухой ты был намного сговорчивее.
  - Мне бухому вы тоже казались красивее, - развел руками Вальтер, - и умнее.
  Поджигатель и леди смерили его недовольными взглядами. Спорить и, тем более лезть в драку, уже было нельзя. И Вальтер прекрасно пользовался своей временной неприкосновенностью.
  Дошли до кабинета капитана. Сперва их не хотели пропускать, но услышав голос сына, суровый на вид мужчина, пригласил гостей внутрь. Он сухо общался с Галицыным и неодобрительно косился на его погоны. Затем все-таки раскраснелся, раздраженно сжал в руках стакан воды и почти разломил его на кусочки.
  Затем последовала грозная тирада на тему, что сын подлец и вор, раз пошел на такое! Надевать погоны, которых не заслужил - что может быть хуже? И он подошел ближе, чтобы сорвать их собственноручно...
  - Прости меня отец, - ответил на это парень и вонзил нож в горло капитана по самую рукоятку.
  Вальтер аж присвистнул, а Мэри с Поджигателем не шелохнулись, ведь так и было задумано. Старик ничего не успел сообразить. Только глаза наполнились недоумением. Так он и рухнул. Гомункул же не дрогнул ни одной мышцей лица.
  - А ведь он его жуть как обожал, - прокомментировал происходящее Вальтер, - я почувствовал это, когда издевался перед убийством.
  - И какое нам до этого дело? - обернулась к нему леди.
  - Да никакое. Просто все равно не понимаю: создавать зомби неделю ради одноминутного пшика?
  - Какой же ты тугодум... - тяжело посмотрел на него Поджигатель и толкнул в бок, требуя пройти на середину комнаты, - мы только что нарушили один международный договор. Условия не будут соблюдены и вторая сторона, обозлившаяся на очередную неудачу нашей страны, объявит войну.
  - А если не объявит? - допытывался Вальтер.
  - Объявят. Там тоже наши агенты сидят, - ответила Мэри, набрав капитанскую кровь в колбу, - и самое главное в нашем плане, чтобы вся вина пала на рядового Галицына. Мол, он убил отца из-за скандала про погоны.
  - Что за глупость? На это клюнут? - покрутил у виска мужчина.
  - Клюнут. Чем глупее гипотеза - тем удачливее ее раскручивает желтая пресса, - ответил Поджигатель, - а теперь прострели рядовому ногу пистолетом капитана и вложи оружие ему в руку. Только отпечатков не оставь.
  - Я до сих пор не понимаю, зачем меня третьим сюда взяли, - усмехнулся Вальтер и выполнил все, как просили.
  Тут же Мэри приказала ему закрыть глаза и отвернуться от окна. Интуитивно Вальтер догадался, что это не пустое предупреждение и повторил за леди.
  Поджигатель в это время высунулся на улицу и щелкнул в воздухе пальцами. Вспышка, появившаяся из ниоткуда, мгновенно разнеслась по округе и ослепила всех как световая граната.
  - Теперь путь свободен. Но поторопитесь, - крикнул мужчина, выбираясь в окно.
  Не успел Вальтер сунуться туда следом, как уловил ухом знакомый звук и... в последний момент остановил Мэри, спасая ее от смерти. Вражеская пуля свистнула всего в миллиметре от головы девушки и застряла в оконной раме.
  Леди впервые с благодарностью взглянула на Вальтера, восхищаясь его слухом. Но очень быстро напустила на себя прежнюю серьезность и продолжила свой путь, как ни в чем не бывало.
  "Ну, теперь я хоть вижу, зачем меня взяли", - подумал с радостью снайпер и выстрелил в том же направлении, откуда прилетела пуля. Поджигатель с Мэри аж на месте подпрыгнули от неожиданности.
  - Ты чего делаешь? - выпалили они.
  - Заметаю следы, - подтолкнул их Вальтер, требуя поторопиться, - я так понял, никто не должен был видеть, в каком направлении мы убегаем.
  - Думаешь, ты попал на таком расстоянии? Только внимание привлек больше! - ругалась Мэри.
  - Прекрасная леди, я никогда не промахиваюсь, если только между мною и целью не стоит преграда, - влюбленным голосом пропел он и шлепнул ее по попке, - двигайтесь дальше. Не задерживайтесь.
  Она вся горела от злости и хотела ему тут же ответить, но нельзя было терять ни минуты. Пришлось отложить месть на потом.
  
  Часть 21
  Когда Вальтер вернулся в "Артемиду", то застал ужасное зрелище. Повсюду было столько крови, словно орда демонов прошлась по коридорам здания. И среди трупов стояла одна только Оля, растерянно сжимая ручки.
  Услышав шаги, она обернулась. При виде Вальтера взгляд шаманки прояснился, и она быстро прильнула к его груди, несмотря на все запреты. Мужчина же был в таком неизгладимом шоке, что не стал ей мешать.
  - Вурдалачка? - догадался он без слов.
  - Это ужасно, - кивнула Оля, - и хуже всего то, что она еще и сбежала. Моцарт бросился за нею в погоню...
  - Он не догонит, - перебил ее мужчина, - вурдалаки бегают со скоростью дракона.
  - Мы знаем, - опущенным голосом ответила она, - но сидеть, сложа руки, не в его правилах. Ты же знаешь.
  - Стадо кретинов, - выругался Вальтер и двинулся в сторону кабинета Эльзы, бесцеремонно оттолкнув Олю, - я столько сил на нее потратил!
  Девчушка снова заломила ручки, глядя ему вслед жалобным взглядом. Затем снова повернулась к мертвецам и со вздохом попробовала их кровь на вкус. Поморщилась и решила, что мясо тоже уже пропало.
  Вальтер ворвался в, разодранную на куски, дверь хозяйки и с облегчением вздохнул, увидев ее живой и невредимой. На Эльзе не было ни царапинки. Все-таки она окружила себя могущественными телохранителями. Но лицо ее было таким искаженным от злости и огорчения, что мужчина не сразу рискнул подойти ближе.
  - Не бойся. Только тебя я и рада видеть сейчас, - процедила сквозь зубы Величкина, - жаль, что все произошло до твоего приезда. Еще пару таких осечек от моих "профессионалов" и ты заслужишь личный дом раньше срока.
  - Серьезно? - навострил уши Вальтер.
  - Нет, конечно. Это было бы слишком не профессионально с моей стороны, - грустно ответила она и смахнула со стола на пол дверные щепки.
  Мужчина покачал головой из стороны в сторону, мол "так я и думал". Затем набрался наглости, подошел ближе и встал напротив окна, чтобы женщина могла смотреть только на него. Она была немного удивлена.
  - Зато мы выполнили наше задание успешно. Хоть какая-то позитивная новость на сегодня, не так ли? - он говорил все это таким мягким голосом, что даже легкая ирония не резала по ушам.
  - Да у меня таких мелких позитивных новостей - куча. Хоть залейся, - она показала рукой на уровне лба, - а вот крупные провалы всегда расстраивают, т.к. бьют по кошельку и обламывают все планы.
  - Голубки снова воссоединились, - послышался ледяной голос со стороны прохода.
  На затылке Вальтера даже волосы встали дыбом от этих слов. Он понимал, как унизительно прозвучала эта фраза по отношению к Эльзе. Тем более от кого ее слышно? От Моцарта!
  - Что ты сказал только что? - с нескрываемой угрозой повернулась к нему хозяйка.
  - Я говорю, что вы опять воркуете, как влюбленные. Это так отвратительно. Я думал, служебные романы не допустимы в "Артемиде", - в нем клокотала злость.
  Но она была так хорошо замаскирована, что походила на лицемерие. Но Величкина не сидела бы на этом месте, если бы поддавалась на столь дешевую провокацию. Она только поджала губы и посмотрела на Моцарта свысока.
  - Ты понимаешь, что только что сделал? - сказала она ровным голосом, - ты наломал дров и упустил самого ценного пленника из всех, кого я хотела бы видеть в "Артемиде". А теперь являешься ко мне и срываешь злость на первом попавшемся. Твои слова меня ни капли не трогают. Но твоя ошибка не останется безнаказанной.
  - Я знаю, - признался Моцарт, - но больше не могу молчать. Вы незаслуженно возвышаете Вальтера над всеми остальными. Слухи о романе ходят уже по всему зданию. Стыдно, господа. И зря вы думали, что он держал вурдалачку на коротком поводке. Просто ему несколько раз повезло. Ему всегда везет. Бывают такие люди. А я работаю здесь достаточно долго, чтобы сказать откровенно: Марра никогда не осталась бы здесь по-хорошему. Надо было ее отдать сразу мне. И менее чем через сутки вы бы не узнали ее. Но, похоже, любовные игры вас настолько расслабили, что заставили позабыть обо всем. Даже о том, что вурдалаков нужно привязывать стальными наручниками, а не веревками.
  - Так кто веревками-то привязывал? - опешил вдруг Вальтер, - я ее вообще в комнате пыток оставлял перед уходом! И не ты ли, красавчик, вечно метил на место начальника? В отличие от меня, у тебя слишком большие амбиции. Только вот почему-то по карьерной лестнице быстрее идешь не ты...
  - Хватит вы оба! - не сдерживая гнев, рявкнула Эльза, - ненавижу подобным разборок. Стыд вам обоим. И теперь ты Вальтер тоже схлопотал наказание.
  - Я-то за что? - обиделся он.
  - Я же говорила закрепить Марру в ее индивидуальной палате! Ты не подумал, что утром комната пыток может понадобиться? - смерила его ледяным взглядом женщина.
  - Честно говоря, не подумал, - невинно почесал он переносицу, - а что? Никто не догадался, как можно ее безопасно перевести?
  - Все эти подробности мне уже не интересны. Вы оба провинились. И накажите друг друга сами, - и после этих ее слов в комнате повисла звенящая тишина.
  - То есть как это? - почти хором переспросили сотрудники.
  - Завтра в столовой освободим пространство. И устроим вам бой без оружия. В рукопашную, - терпеливо объяснила Эльза, - вы оба этого давно хотели, как два петуха. Я предоставлю вам такую возможность. Выпустите пары, разбейте друг другу все что захотите. Только оставьте проигравшего в живых. Это единственное мое условие, за которым я буду строго следить. А теперь разойдитесь по своим палатам! Это приказ.
  
  К следующему дню здание очистили от трупов и крови. Оно выглядело как новенькое, если не считать мелкого ремонта (пришлось чинить выбитые двери и поврежденные половицы).
  А благодаря грядущей дуэли двух самых популярных личностей "Артемиды" все и вовсе забыли о вчерашней трагедии. В столовой стоял жуткий гул. Психи эмоционально делились мнением на тему, кто выиграет, делали ставки и просто позволяли себе оттянуться на полную катушку.
  Когда же на "сцену" вышли сами виновники торжества, их имена скандировали как в Колизее и поднимали кверху руки. Моцарт отнесся к этом достаточно прохладно, хотя сама схватка его, безусловно, возбуждала. Вальтер же наслаждался, как мог, вскидывая руки зрителям в ответ и выкрикивая какую-то пошлятину.
  Оля дрожала на балконе, не желая видеть их крови. Но она не могла уйти отсюда: в ее обязанности входило следить за ходом боя. Чтобы успеть вырвать из лап победителя изуродованное тело соперника. Таких как она здесь было достаточно много. Но тревога все равно висела в воздухе.
  Зная о неприязни этих двоих друг к другу, зрители готовились к впечатляющему бою, полному жестокости и зрелищности. О том же думали и сами участники.
  - А меня, кажется, любят! - развел руки в стороны Вальтер, направляясь навстречу сопернику.
  - Это временно, - хрустнул костяшками пальцев Моцарт, - пока я не отправил тебя в нокаут.
  - Ой, да ты на кулаках также отстойно дерешься, как и я, - скривил смешную рожу мужчина.
  - Зато у меня опыта больше, - хмыкнул скрипач и поднял кулаки на уровень головы.
  Зрители загудели с двойной силой, почуяв начало боя и такой накал страстей. Вальтер не прекратил улыбаться и тоже встал в необходимую позу. Бой обещал быть интересным.
  И все ожидания оправдались после первого же удара. Его нанес Моцарт. Вроде бы зацепил слегка, но губа соперника мгновенно треснула и на свет показалась первая кровь.
  Вальтер утерся, хмыкнул что-то неопределенное и умудрился напасть второй раз исподтишка. Теперь удача улыбалась ему, ибо мощный удар по почкам достиг своей цели. В ответ он получил пинок в живот, а сам успел в этот момент разворотить чужой нос...
  Они все ускорялись. Все реже останавливались напротив друг друга, чтобы продумать дальнейшие действия. Тактический поединок все больше превращался в уличную драку. А под гудение сотни артемидовцев и вовсе складывалось ощущение, что они находятся в центре улья и борются за сердце королевы.
  На болтовню не оставалось ни сил, ни желания. Теперь разговаривали лишь кулаки. Обмениваясь тяжелыми ударами, мужчины все больше калечили друг друга. Через пару минут они уже и на ногах-то стояли кое-как, но продолжали нападать, вгрызаясь зубами друг другу в руки, ударяя коленом под дых, рубя тыльной стороной ладони по кадыку...
  Эльза наблюдала за всем происходящим тоже сверху. Оттуда ей было удобнее контролировать процесс. Она внешне выглядела спокойно, и ни у кого не оставалось сомнений: эта женщина не заводит себе любимчиков, а только заставляет думать подчиненных, что заинтересована в них. Она коварнее, чем кажется и это важное качество. Ведь в "Артемиде" половина психов готова сложить голову за свою жестокую хозяйку.
  И этой части людей хватало для того, чтобы обеспечить ей абсолютную безопасность. Даже во время сражения двух подчиненных, на начальницу готовилось несколько покушений. Но их пресекли на корню. А она даже не шелохнулась, будто была уверена в своих телохранителях на сто процентов. Возможно, так и было. Но и сама Эльза была способна постоять за себя. В этом не было никаких сомнений.
  В какой-то момент цивильный рукопашный бой вышел из-под контроля и Вальтер со всей силы впечатал Моцарта челюстью в стену. Казалось бы, от такого удара ни один череп не выдержит и треснет, как арбуз, но скрипач был крепче, чем казался.
  Он схватил висящую напротив картину и наотмашь врезал ею по голове Вальтера. У того аж светлячки перед глазами заплясали от такого удара и этого мгновения замешательства хватило сопернику, чтобы накинуться на него и сбить с ног.
  Так как в процессе боя мужчины сдвинулись к краю "арены", то Моцарт врезал Вальтера в стол, перевалившись вместе с ним на противоположную сторону. Пыль стояла столбом, щепки разлетелись в стороны. Еще несколько увесистых обоюдных удара по лицу и вот кульминационный момент!
  Вальтер оказался сверху! Он в ярости схватил острый обломок ножки стола и со всего размаха всадил его в лицо соперника... или нет.
  Во всяком случае, все зрители подскочили на своих местах, боясь упустить любые подробности. Даже руки Эльзы дрогнули от страха: она уже подумала, что упустила последний шанс остановить бой. Но не тут-то было.
  Оля едва не потеряла сознание от ужаса, однако ее шокированный визг растворился во всеобщем шуме. Моцарт смог перехватить осколок руками, и теперь они соревновались в силе. Вальтер заметно выигрывал, т.к. лег на оружие всем телом. Скрипач понемногу сдавал, и вот до его горла оставались уже какие-то миллиметры...
  Оля, Кровавая Мэри, Поджигатель и прочие арбитры нервно оглянулись на Эльзу, ожидая команды на остановку поединка. Но хозяйка все ждала чего-то. А перечить ее решению было чревато.
  И тут решающий удар нанес именно Моцарт. Вальтер на мгновение потерял возможность дышать, после чего выронил свое оружие, и его оцепеневшее тело было с легкостью откинуто в сторону. Скрипач перехватил осколок и собирался уже напасть на обидчика со всей жестокостью, но его руки вдруг сковало неведомой нечеловеческой силой.
  Он догадался, что это был знак окончания поединка, но его это так сильно взбесило, что мужчина еще долго сопротивлялся, пытаясь довершить начатое. Вальтер валялся, глотая воздух ртом словно рыба. Похоже, удар пришелся по диафрагме. Он мог только выдыхать, но при этом еще и конечности отказывали. Это уже дало о себе знать нервное сплетение.
  - Хватит, - подала голос Эльза и все присутствующие тут же затихли, внимая каждому ее слову, - ты победил, Моцарт. Но суть поединка была не в том, чтобы определить сильнейшего, а чтобы...
  Но она не договорила. Скрипач вдруг резко ослабел, выплюнул сгусток крови и безжизненно упал рядом с Вальтером. Вот тут-то и началась настоящая потасовка!
  Врачи и арбитры кинулись навстречу валяющимся обессиленным бойцам. Через некоторое время сознание стало покидать и Вальтера. И все остальное так смешалось с шумом толпы, что превратилось в сатанинские пляски чертей в аду. Мозг обоих бойцов не зафиксировал последних минут перед отключкой.
  
  Часть 22
  - Эх, Вальтер-Вальтер, ну почему ты не оставляешь никого равнодушным? - послышался женский голос из темноты.
  Мужчина коротко застонал, после чего нашел в себе силы поднять руку... и положить ее себе на лоб. В помещение тут же кто-то засуетился. Вальтер с трудом открыл глаза и увидел Олю.
  - Ты-то что здесь делаешь? - прохрипел он, хотя даже речь давалась ему с трудом.
  Казалось, что болит каждая клеточка тела. Опять эти неприятные ощущения собственного бессилия.
  - Помогаю медсестрам следить за тобой, - объяснила девчушка, мило улыбаясь, - у тебя жар. Убери руку с лица. Я положу на лоб мокрое полотенце.
  И она все сделала сама, не дождавшись, когда мужчина исполнить ее просьбу. От ласковой прохлады немного полегчало. Вальтер глубоко вздохнул и выдохнул, словно проверял дееспособность своих легких.
  - А как же твой Моцарт? - не удержался он от противной, но слабой улыбки.
  - Моцарт вовсе не мой, - игриво надула она губки, - и вообще не разговаривай. Из-за побоев ты похож на баклажан. А когда разговариваешь - то выглядишь особенно жутко. Как разговаривающий баклажан.
  - Ну, спасибо, - мужчина попытался рассмеяться, но это далось ему чрезвычайно сложно, через боль.
  Оля взволнованно вздохнула. Ее напарники никогда не заботились о своем здоровье. И девушку это сильно огорчало.
  - К тебе Мэри приходила. Просила об этом не говорить. Но я не могла скрывать, - сказала вдруг она, - а еще Эльза про тебя много спрашивала. Мне кажется, ты очень популярен среди женщин.
  - Еще бы. Я же должен втереться в доверие перед тем, как пытать, - с закрытыми глазами ответил мужчина.
  - Вальтер, ты бредишь? - вдруг подскочила на месте Оля, - скажи еще что-нибудь.
  - Я в порядке, - огрызнулся он и вдруг мир канул в лету, - в порядке ли я? Куда... меня затягивает?
  И тут его сознание словно засосало куда-то, в трясину суматошных мыслей. Девушка вовремя успела поднять панику и созвать врачей в палату. Они успели оказать пациенту посильную помощь. Хотя жар сбивали после этого еще очень долго...
  Когда мужчина в следующий раз открыл глаза - уже прошло два дня. Над ним теперь зависло другое лицо, но некоторое время Вальтер не мог разглядеть, кто это.
  - Очнулся, дуралей? - почти приветливо хмыкнула леди.
  - Мэри?! - удивился сквозь туман сознания снайпер.
  - А кто ж еще? Бабушка твоя? - она была намного игривее в этот раз, чем при их первой встрече.
  - Ты какая-то другая, - он долго не мог вернуться в сознание.
  Перед глазами Вальтера все плыло и только лицо леди находилось, словно в фокусе. Она была добра и приветлива. Это даже немного настораживало.
  - Просто я могу не строить из себя полную стерву сегодня. Поджигателя рядом нет. А значит, можно отрываться, - и она щелкнула пальцами в воздухе, - как ты себя чувствуешь?
  - Как баклажан. Который еще и разговаривает, - припомнил он фразу Оли.
  - Это шаманка тебе вбила в голову такой бред? - ревностно фыркнула девушка, - ты прекрасно выглядишь сейчас. Шрамы украшают мужчин.
  - Хорошо бы, - блаженно улыбнулся он, - а чего тебе здесь надо?
  - А чего ты меня гонишь? - нахмурилась она, - не хочешь, чтобы я ухаживала за тобой? А хочешь, я приглашу обратно Олю? Вы с нею вроде как дружны очень...
  - О нет. Только не ее, - закрыл глаза ладонью Вальтер, - нам нельзя видеться. Эльза запрещает.
  - Однако это не мешает ей приходить сюда чаще, чем к Моцарту, - продолжала злиться Мэри, - я давно предлагала свою кандидатуру на роль сиделки. Но мне что-то вешали всякую лапшу на уши, пытаясь отговорить от этого.
  - Какую лапшу? - жалостливо приподнял он пальцы, делая подобие козырька над глазами, - надеюсь, ты умеешь ее хорошо варить?
  - Сумею, если захочешь, - промурлыкала она и сделала неожиданный жест.
  Положила руку Вальтеру на живот, затем стала медленно вести ею вверх, побираясь к груди и к самым ключицам. Мужчина стал понемногу приходить в себя, но это поведение было ему не понятно.
  Девушка знала, что кроме них здесь сейчас никого нет и потому бесцеремонно села на край койки, ложась на пациента практически всем телом. Ее богатая благоухающая грудь мягко приземлилась на плечо Вальтера, а губы шептали уже рядом с ухом, обдавая его взволнованным жаром.
  - Я сразу почувствовала, что ты тот мужчина, который мне интересен. Не люблю, когда надо мною кто-то издевается, но ты... можно сказать, что ты украл мое сердце, негодник.
  Вальтер окончательно протрезвел и озадаченно уставился в потолок. Он знал, что нравится девушкам и это реально помогало ему в свое время завлекать жертв в подвал. Но чтобы вот так на него вешались обозленные закоренелые стервы - это что-то новенькое.
  - Извини, но я точно не твой типаж, - усмехнулся он, найдя в себе силы для сарказма, - видишь ли... я предпочитаю пытать всех девушек, с которыми хоть раз сближался. Недавно, правда, сделал исключение для Эльзы. Но, думаю, это было всего лишь обоюдное помутнение разума. А тебя мне пытать не очень-то хочется. Следовательно, я в тебе не заинтересован.
  Это было хлестко и походило на болезненную пощечину, но Мэри отреагировала не мгновенно. Она взяла себя в руки, выпустила коготки и медленно зависла над Вальтером, заглянув в его глаза своим взбешенным взглядом.
  Мужчина даже успел пожалеть, что в своем обессиленном состояние взялся спорить с ведьмой. Она вся полыхала от негодования и злости.
  - С кем? - переспросила Мэри, - с Эльзой? Так это правда?
  - Правда - что? - поднял он брови.
  - Вы спите вместе! - с отвращением сказала она.
  - Вообще-то нет. Всего один раз перепихнулись, - поднял мужчина перед ее носом указательный палец, - и мы не любовники. Прошу не делать поспешных выводов.
  - Что же тут поспешного? Вы целый месяц друг с другом обжимаетесь у всех на глазах, - зло говорила девушка, болезненно впиваясь ногтями в кожу Вальтера.
  - Мэри, осторожней. Мне же больно, - состроил он капризную гримасу, - и на что ты вообще рассчитывала? На романтические отношения? Или на одну ночь со мной?
  - Теперь я уже не знаю, что выбрать, - коротко бросила она.
  - Между чем и чем? - не понял Вальтер.
  - Теперь я хочу переспать с тобой еще больше, но после этого - убью к чертовой матери. Или сразу убить?
  - Ах ты, самка богомола, - вместо смеха из его груди вырвался какой-то кудахтающий звук из-за кашля.
  Леди начала тяжело дышать и все-таки не удержалась от того, чтобы не прильнуть к его губам. Вальтер, конечно, был не дурак и своего не упустил. Но у него и в мыслях не было предположения, что ей это понравится.
  Свет погас, дверь на ключ, спектакль начинается. Не дают человеку спокойно восстановиться после болезни.
  
  Часть 23
  - Что с Мэри? - чуть позже вопрошала у Вальтера Эльза.
  На ее лице читалось легкое недоумение и невидимое удовольствие. Вальтер дурашливо пожал плечами.
  - Она сама этого захотела, - невинно ответил он.
  - Ты душил ее. Зачем? - женщина все выше поднимала брови, - синяки по всему телу. И она так расстроена, что...
  Хозяйка на мгновение замялась, не зная, стоит ли продолжать. Но мужчина молящим взглядом уговорил ее.
  - Она никогда раньше не плакала. Ни при каких обстоятельствах. Даже когда была доставлена в госпиталь с ножевым ранением, - договорила Величкина, - вчера же на бедняжку страшно было смотреть.
  - О, это так будоражит, - пробежались по его телу мурашки.
  - Не думала, что она тебя заинтересует, - подперла подбородок рукой Эльза.
  - Она меня и не интересовала, пока не начала бесить, - улыбнулся Вальтер, - это я ей понравился почему-то.
  - Ты всем нравишься, дурачина, - усмехнулась хозяйка, - Бог наградил тебя редкостной харизмой... для маньяка.
  - Спасибо, - поблагодарил ее мужчина.
  - Тут не за что благодарить, - ответила она, - просто странно. И я счастлива, что ты на меня работаешь. Все больше убеждаюсь, что вы с Моцартом - незаменимые сотрудники.
  - Во время драки я бы по вам такого не сказал, - отвел он глаза в сторону.
  - Не издевайся. Я люблю, когда все идет по правилам. И вы оба прекрасно понимаете, почему я так себя повела, - спокойно объяснила Эльза.
  - Да-да, куда ж без этого? - он приложил руку к перебинтованному животу, - палка без пряника.
  - Пряник будет позже. Если ты выполнишь одно крупное и важное задание. Как только подниметесь на ноги - сразу же приступите к нему.
  - Мы? - сощурился Вальтер, - только не говорите, что имели в виду меня и Моцарта.
  - Именно это я и имела в виду, - хитро улыбнулась она, - а иначе, зачем я тебя на руках взрастила как младенца? Готовила лично к заключительному этапу, который покажет, на что ты годен. Справишься с заданием - личный дом, официальное повышение и хорошая зарплата твои. Провалишь - останешься рядовым палачом и мастером пыток на сух-пайке и с палатой в психушке.
  - "Обалденные" перспективы, - надул он щеки.
  - Еще бы, - хмыкнула женщина, - ну да ладно. Лечись, набирайся сил и готовься морально к вашему сотрудничеству. А я пойду дальше заниматься своими прямыми обязанностями.
  Она ласково погладила Вальтера по плечу и вышла. Мужчина остался один на один со своими мыслями. Поставить его в пару со скрипачом - это была шальная мысль. Как Эльза вообще до такого додумалась?
  В последний день лечения в госпитале сменилась медсестра. Какая-то хрупкая невысокая девочка, еще вчерашняя студентка. В глазах страх, руки дрожат. Но она упорно пыталась уложить Вальтера обратно в постель. А он все равно выписался раньше, т.к. не хотел больше умирать от скуки.
  Тогда девушка пообещала пожаловаться Эльзе, но мужчину это ничуть не испугало. Он только рассмеялся, обнял ее за плечи, вогнав в краску и ушел.
  Возле дверей кабинета хозяйки Вальтер столкнулся лицом к лицу с Моцартом... тот смерил его своим извечным мрачным взглядом, но ничего не сказал. Снайпер тоже уже не чувствовал в себе прежнего огня и его не тянуло в очередную драку. Он только запихал руки в карманы и прислонился к стене, кивая на дверь.
  - Только после вас, - пропел Вальтер гадким голосом.
  - И ты тоже выписался раньше, я смотрю, - холодно проговорил скрипач, - чего это так?
  - Рабочий зуд, так сказать, - улыбнулся собеседник.
  - В твоем случае - это целая чесотка, - пробормотал себе под нос мужчина и вошел первым.
  - Что я вижу? Вы просто вошли и даже не сцепились языками ни разу за эти пару минут? - встретила их Эльза
  - Мы в коридоре успели переброситься парой фраз, - показал пальцем на дверь Вальтер.
  Моцарт просто промолчал, сдержав тяжелый вздох. Величкина усмехнулась. Другого она и не ожидала, но не могла не прокомментировать происходящее. У нее сегодня было на удивление хорошее настроение.
  - Я буду безмерно рада, если вы и вправду научитесь работать вместе. До сегодняшнего дня Вальтер чудесным образом избавлялся от всех своих напарников. Одна Оля выдержала испытание. Но с Моцартом не пошутишь. Тем более, вы оба знаете, на что способны. Я не хочу, чтобы вы тратили свои силы друг на друга, вместо работы, - и женщина выложила на стол какие-то значки, - это личный знак "Артемиды". С ним вы пройдете куда угодно, любая дверь будет для вас открыта. Благодаря усилиям наших людей, война на границе началась. Но что-то мешает ей разрастись в полной мере. И в официальном СМИ все слишком спокойно. Я хочу, чтобы вы отправились туда и доложили мне, что пошло не так. По возможности, не вмешивайтесь в ход боевых действий. Вам нечего делать на фронте. Все ясно?
  - Да, - хором ответили мужчины и переглянулись.
  - Хорошо, - кивнула Эльза, - забирайте значки и отправляйтесь немедленно. Служебный автомобиль уже внизу. Жду вас через неделю.
  Но не успели они удалиться, как дверь кабинета вновь отворилась и на пороге появилась медсестра. Та самая хрупка новенькая девочка, которая всего вокруг боялась. Но сейчас ее глаза горели негодованием.
  - Эльза Вениаминовна, я, конечно, все понимаю, но эти двое еще не долечились! Позвольте мне ехать с ними, раз нельзя оставить пациентов в больнице, - сгоряча выпалила она.
  - Что вы себе позволяете? - огрызнулась на нее начальница, - подслушиваете, врываетесь без стука, да еще и права качаете. Эти два непробиваемых лба могли выписаться еще неделю назад по состоянию здоровья. Что вас не устраивает?
  - Синяки и отбитые внутренние органы удалось вылечить. Но в их крови было обнаружено что-то странное...
  - В каком это смысле? - насторожилась Эльза.
  - Я не могу быть уверенной на сто процентов, но анализы показали, что это вроде бы какой-то яд. В малых дозах слабый и с длительным инкубационным периодом, но если его не вывести до конца - то последствия станут необратимыми, - и ее голос раздался в кабинете с такой силой, что все невольно прислушались.
  Хозяйка была так поражена, что не постеснялась приоткрыть рот. Моцарт реагировал на все абсолютно равнодушно, а Вальтер решил, что это очередная шутка.
  - Бывшая медсестра пыталась нас убить? - удивленно почесал он лоб, - как мило. А за что ее уволили, кстати?
  - За пустяк, если честно, - поджала губы Эльза, - она воровала препараты из подсобки. Но яд в крови... а вы проверили остальных пациентов?
  - Пока еще проверяем. Но их есть на кого оставить. А вот я настаиваю на том, чтобы отправиться с этими двумя в путь, чтобы помочь им излечиться на ходу, если уж нельзя никак сдвинуть даты поездки, - чем больше она говорила, тем увереннее становился голос.
  Эта девушка знала свое дело и была теперь тверда, как камень. Ее было не узнать.
  Эльза призадумалась и все-таки решила пойти на условия медсестры. Отправила ее вместе с Вальтером и Моцартом, а сама устроила чистку во врачебном составе, проводя собственное расследование.
  Путь был не близким. Ехать предстояло около суток. И всю дорогу девушка тревожно смотрела в окно, инстинктивно прижимаясь к двери. Казалось, она боялась своих пациентов. И если скрипач старался не замечать вообще ее присутствия, то Вальтер напротив очень даже заинтересовался дерзкой молодкой.
  - Второй раз ты уже попадаешься мне на глаза. Назови хоть свое имя, коли увязалась следом, - начал он разговор.
  - Миранда, - бегло ответила она вполоборота.
  - Красивое имя, - протянул он и подвинулся чуть ближе.
  Однако продолжить у него не получилось. Девушка тут же выставила перед собой руку, требуя, чтобы Вальтер отсел обратно. Его это уже начинало веселить.
  - Серьезно? Собираешься ехать с нами целые сутки и при этом боишься оказаться чуть ближе? - рассмеялся мужчина.
  - В каком это смысле? - строго переспросила она.
  - Где ты планировала спать, есть и купаться, собираясь с нами?
  - Вас это точно не касается, Вальтер, - ответила девушка, не подавая виду, что боится, - вы мой пациент и не рассчитывайте на большее.
  - А с чего вы, Миранда, решили, что я рассчитываю на большее? - нагло улыбался мужчина.
  - Просто я знаю все о ваших похождениях, - сказала медсестра, - и знаю ваше личное дело. Частично. Но мне было достаточно для того, чтобы не повторить ошибку тех несчастных жертв.
  - Ах, вы об этом, - закатил он глаза, - а может быть, я изменился? М?
  - Не заговаривайте мне зубы. Никогда не поверю. И отсядьте уже!
  - Зря вы увязались с нами, - коварным голосом пообещал он, возвращаясь в прежнее положение.
  - Я вынуждена вас лечить. Иначе Эльза меня казнит со всем медперсоналом, - объяснила Миранда и снова отвернулась, - поверьте, здесь нет ни капли альтруизма.
  Почему-то в каждом ее слове Вальтер слышал противоречие самой себе. Она говорила одно, а думала совершенно о противоположном. И в плане альтруизма девушка могла переплюнуть кого угодно.
  Мужчина быстро осознал, какая интересная игрушка попалась ему в руки. И самое главное, что Моцарт ничуть не мешал исполнению его коварных планов. Только обмолвился разок: "Эх, а носик-то у нее прекрасный. Такой тоненький, милый". И на удивленный взгляд напарника он пояснил, что вновь взялся восстанавливать коллекцию в мастерской.
  Вальтер понял тогда, что это был камень в его огород и быстренько ретировался, чтобы не ввязываться в очередную драку. Ему уж очень хотелось сейчас выслужиться перед Эльзой.
  А вечером следующего дня Вальтера ждал сюрприз.
  - Боюсь, я в вас влюблена, - проговорила Миранда перед лечебной процедурой, - но не обольщайтесь. Здесь ничего серьезного.
  
  Часть 24
  - В меня что-то слишком много женщин влюбляется в последнее время. Подозрительно, - хмыкнул мужчина.
  - Ничего удивительного. Вы остроумный, довольно красивый и бываете милым, если закрыть глаза на послужной список, - она срочно стала записывать какие-то данные в историю болезни.
  - А вот на послужной список как раз глаза закрывать и нельзя, - размял он кулак, перед тем как девушка стала брать кровь из вены, - я ваш, например, совсем не знаю.
  - Я обыкновенный медик, попавший в "Артемиду" не по собственному желанию, - ловко проделывала она свою процедуру.
  - Так за что вы попали сюда? И почему мы до сих пор разговариваем на "вы"? - заинтриговано спросил он.
  - Вам будет не интересно, - сопротивлялась Миранда, - и я разговариваю с вами на "вы", т.к. соблюдаю субординацию. Мы разных статусов и не в том положении, чтобы переходить на "ты".
  - Как у вас все строго, - игрался Вальтер.
  - Вот именно. Как в аптеке, - кивнула девушка, набирая кровь шприцом, - и не пытайтесь меня раскачать своими издевками. Я стараюсь не злиться на больных.
  Однако когда она собралась уже уходить, мужчина подошел и требовательно положил руку на ее бедро, быстро огибая попу кругом и заходя спереди. Девушка рванула, было, но у нее не вышло освободиться с первого раза. Тогда она в гневе развернулась и дала Вальтеру пощечину. Однако для него это было как быку дробина.
  - Хам, - вцепилась она в его руку, - отпусти, урод!
  - А говорила, что тебя сложно раскачать, - наклонился он поближе и второй рукой провел по ее шее, - и вот ты уже обращаешься ко мне на "ты". Так вот что тебе было нужно?
  - Не смей, - она закрыла губы руками и застыла, тяжело переводя дыхание.
  Мужчина смотрел в ее глаза, наблюдая за реакцией, но в них не было привычного страха. И вожделения там не читалось. Что-то темное творилось в голове этой девушки, и от этого игра становилась только интереснее.
  - Почему ты так уверена, что я не сделаю с тобой ничего плохого? - ухмыльнулся он.
  - Я не уверена, - ответила она, - ты собираешься отпускать меня сегодня или тебе между ног врезать?
  - Вот этого не нужно. Что ж ты такая грубая? - рассмеялся Вальтер, сюсюкая, и все-таки отпустил деваху.
  Она тут же отошла на пару шагов назад, все еще закрывая губы руками. Затем повелительно указала ему на дверь и приказала выйти. Прямо как Эльза иногда говорит. Только у нее голос при этом не дрожит.
  В следующий раз Вальтер ущипнул Миранду за попу в столовой. Девушка подавилась, но не ответила. Только взяла поднос и перешла на другую сторону стола. Мужчина сверлил ее нехорошим взглядом и отправил воздушным поцелуй, когда медсестра снова обернулась.
  - У вас спортивный интерес что ли? - указала она в него вилкой, - я привыкла терпеть своих больных, чего бы они ни вытворяли.
  - Вот это мне в вас и нравится, Миранда, - влюбленным воодушевленным голосом проговорил Вальтер, - вы пытаетесь сопротивляться самой себе. Во всем: в ненависти, в любви и злости. Ваша душа мертва. Но кто выжег ее в вас?
  - Иногда вы проницательны, - снова принялась она за еду, - но не в этот раз. У меня замечательная семья осталась на гражданке, и я не сильно страдаю от того, что попала в "Артемиду". У меня не было работы в прежней жизни. Здесь же всегда множество больных и главное, что я собственными руками не вскрываю никому глотки. В отличие от вас с Моцартом.
  Мужчина слушал ее и слышал везде ложь. Ему захотелось расколоть медсестричку побыстрее. А для этого - ее нужно как следует раскачать.
  Когда снайпер управился с едой, то пошел вокруг стола, чтобы отнести поднос в мойку. Но на полпути он вдруг остановился и провел пальцами по лицу Миранды, стоя за нею.
  Девушка снова чуть не подавилась и оглянулась на него с нескрываемым гневом. Затем сдержанно вздохнула и схватила свой поднос с остатками еды.
  - Кажется, с меня хватит, - бегло проговорила она и направилась вперед Вальтера, стараясь обойти его стороной.
  - Вот смотрю я на все твои тщетные попытки вывести ее из себя и понять не могу: а на кой черта тебе это вообще нужно? - вдруг заговорил с Вальтером Моцарт.
  Он этого не делал уже давно. Поэтому снайпер даже поднос чуть не уронил от бурного удивления. Но затем сделал вид, что взял себя в руки и сел напротив напарника.
  - А что если я скажу, что эта цыпочка меня заводит? - таинственным голосом проговорил Вальтер, - или ты тоже на нее глаз положил? Думаю, здесь есть чем полюбоваться. Такие формы, такой характер.
  - Такой носик, - иронично добавил Моцарт.
  - Какой ты противный, фу! - наигранно скривился Вальтер и замахал ручками, - на такого как ты даже мухи не сядут, не говоря о девушках.
  - Спасибо за описание моих способностей и внешнего вида, - он стал шумно выхлебывать суп из своей ложки, - а ты чем лучше? Обманываешь бедных девушек ради выгоды и пыток. Ее ты тоже хочешь прикончить в конце?
  - А ты хочешь мне помешать? - хмыкнул Вальтер.
  - Это тот самый редкий случай, когда я готов даже присоединиться. Смотрю на ее лицо и понимаю, что оно мне целиком нравится. Не только носик.
  - Опять ты за свое! - закатил глаза снайпер и решительно встал, - сомневаюсь, что дойдет до такого. Миранда очень милая, трогательная и отзывчивая девушка. Нельзя с нею вести себя как... как животное!
  - Ну-ну. Посмотрим на тебя, когда эта милашка-скромняжка тебе кое-что откусит, - пообещал ему скрипач, - у вас идет обоюдная игра. Ты разводишь ее, а она тебя. Мне же интересно посмотреть, одолеет ли кто-нибудь легендарного Вальтера обольстителя сердец? Ведь если она прикончит тебя - то здесь я тоже вмешиваться не буду.
  - А вот и врешь. Будешь. Иначе Эльза тебя засадит, - Вальтер понимал, что несет бред, но очень хотел, чтобы последнее слово осталось за ним.
  Так и ушел, гордо задрав голову.
  
  Ночью Миранда ворвалась в комнату Вальтера как сумасшедшая, когда засекла по приборам у него сердечный приступ. Девушка настолько беспокоилась о здоровье пациентов, что заставила их обоих носить эти штуки, следящие за сердечным ритмом на случай, если яд все-таки достигнет центральной нервной системы.
  Но там ее ждал небольшой сюрприз... все выражалось одними только загадочными эмоциями Вальтера. Медсестра сразу поняла, что ее развели.
  - Опять вы за свое, - сложила она руки вместе.
  - Конечно, - улыбнулся он, - как вы смотрите на внеплановое обследование моего тела?
  - Какая пошлость. И вы так девушек кадрите? - поморщилась Миранда.
  - Почему бы и нет? Две пощечину дадут, а третья просто даст, - он подошел ближе и бесцеремонно обнял ее за талию, прижав к себе.
  В этот раз медсестра не так активно сопротивлялась и не ударила его. А только не сводила глаз с лица и вскоре уголки ее губ тоже дрогнули в сторону улыбки. Мужчина был рад, что она оказалась той самой третьей.
  - Ну, хорошо. Если об этом никто не узнает - то почему бы и нет? - решила Миранда и сняла с себя халат, - а вы хотите остаться в одежде? Обследования так не проводятся.
  - Ах да, конечно! - выпалила Вальтер, поддавшись возбуждению от этой ролевой игры, - одну секунду.
  И он почти мгновенно скинул с себя все, оставшись в одних трусах. Девушка раздевалась намного медленнее, словно дразнила его. Оказывается она и глазками стрелять умела и вообще заводила пациента с полуоборота. Вальтер уже начал подумывать, что ему нереально подфартило.
  - Может быть с наручниками попробовать? - предложила вдруг она, - у вас есть пара?
  - Эм... да, в служебном автомобиле были, - ответил Вальтер.
  - Я схожу, - ответила Миранда и исчезла.
  Мужчина не успел ее остановить и только угрюмо подпер рукой подбородок. "Упустил девушку как лох", - взгрустнул он, глядя на пустующий проход. Все-таки в этот раз она его развела.
  Но не тут-то было...
  - Оу, так вы все-таки серьезно? - несказанно обрадовался Вальтер, когда Миранда вернулась обратно с парой наручников.
  - А вы думали, я сбежала? - усмехнулась она, закрывая за собой дверь, - глупенький больной мой пациент. Вас нужно зафиксировать перед операцией.
  - О да, сделайте это! - выпалил мужчина, но вместо того чтобы лечь на кровать он вдруг подошел опять к медсестре, - только сначала поцелуйте меня.
  - Что? - на мгновение вышла из роли она, но затем взяла себя в руки, - уж нет! Не отходите от плана, Вальтер. Никаких поцелуев до...
  - Тогда я не согласен, чтобы меня приковывали, - капризно заявил он.
  В глазах девушки мелькнула какая-то паника. Мужчина раскусил ее и знал теперь, на чем играть и как манипулировать этой штучкой.
  - Вымогатель, - процедила она сквозь зубы, - ну хорошо. Но только один раз.
  И Миранда закрыла глаза, приподняв свое личико навстречу Вальтеру. Он обнял ее за голову и жадно впился в губы, словно между них таился живительный сладкий источник. Почему-то девушка сопротивлялась и не раскрывала рот целиком. Это так его заводило...
  - Все, хватит! - вдруг ударила мужчину в грудь медсестра и сама отпрянула назад, - вы и так получили слишком много. Теперь моя часть условия!
  - Какая ты строптивая, - блаженно закусил он губу.
  - Я только в быту серая мышка. А в постели предпочитаю быть хозяйкой, - соблазнительно пообещала она, - ложитесь на вашу койку, больной. И поднимите руки.
  Вальтер тут не стал сопротивляться. Одну руку он прицепил себе сам, а для второй попросил ее помочь.
  - О да, я, конечно, помогу! - страстно выпалила Миранда, залезая на него верхом и нежно сжимая бока пациента коленками.
  В какой-то момент она задержалась над его лицом в этой позе, поддаваясь чудным невидимым порывам. Они столкнулись взглядами, и Вальтер увидел в глазах девушки фанатичное помешательство. Он не мог понять, чем вызвана такая эмоция, но это было чертовски привлекательно.
  Мужчина безропотно поддавался каждой манипуляции в предвкушении наслаждения. Она ласкала его свободной рукой и прикасалась губами к ключице. Затем стала постепенно опускать пальчики все ниже и когда дошла до бедра...
  Вдруг ни с того ни с сего щелкнул пистолетный затвор. Вальтер открыл глаза и обнаружил, что ему в голову целилась Миранда из его же оружия!
  - Да ладно! Ты все это проделала только ради того, чтобы убить меня? - выпалил он насмешливо.
  - По-другому я бы не смогла к тебе подобраться так близко. А издалека бессмысленно целиться в снайпера, который никогда не попадался в западню, - она говорила все это, пытаясь усмирить тяжелое дыхание.
  Ее руки сильно дрожали, но помыслы были твердыми. Вот откуда этот фанатизм и отчаяние во взгляде!
  - И как давно ты мечтаешь меня убить? - склонил он голову на бок.
  - Достаточно давно. Нет... очень давно, - она пыталась заставить себя нажать на курок, - с тех пор, как ты, урод, замучил до смерти мою сестру!
  - Кого? Не помню такого... не было ни одной красавицы, похожей на тебя, - с издевкой проговорил Вальтер.
  - Заткнись! - выпалила Миранда, и глаза наполнились слезами от злости и ненависти, - ты издевался над шестилетним ребенком! Она была еще такой маленькой.... Как так вышло, что такая мразь еще жива, да еще и здравствует? Почему из-за тебя должны страдать другие люди?
  - Ты сначала о себе подумай, красотка. А потом уже о других говори, - сощурился Вальтер, - давай, стреляй. Ты стопроцентно промажешь даже с такого близкого расстояния.
  И тут послышался выстрел. Мужчина лишь на миллиметр отклонил голову в сторону, и пуля прошла сквозь спинку кровати. Но она даже не ранила своего хозяина.
  Глаза Миранды наполнились паникой, а вот Вальтер был спокоен как никогда, несмотря на то, что был прикован к кровати. И только сейчас медсестра обнаружила, что левая рука мужчины оказалась свободной...
  - Сюрприз, - пропел Вальтер и прострелил девушке плечо вторым пистолетом.
  Миранда сначала замерла как парализованная, но затем боль дошла до ее сознания и она так заорала, как не кричала уже давно. Девушка упала с кровати на пол, хватаясь здоровой рукой за окровавленные одежды и, с хрипом и слезами, переносила эту боль.
  Вальтер прострелил спинку кровати в том месте, где были прицеплены наручники и освободил вторую руку. Затем присел поудобнее на край, облокачиваясь на собственные колени и со спокойным лицом наблюдал за тем, как медсестра страдала.
  - Значит, яд тоже ты нам в кровь подливала, - медленно проговорил он, - что ж. Придется Эльзе доложить об этом завтра. Но что мне сделать с тобою сегодня?
  - Почему? - в животном ужасе выпалила девушка, - как ты смог освободиться?
  - В своем-то положении ты еще и спрашиваешь меня о чем-то? - удивился он, - так и быть, я скажу тебе. Просто я сразу понял по твоему нервному поведению, что здесь что-то не чисто и потому одну руку "прицепил" себе сам. Я знал, что ты намеренно пыталась меня соблазнить. Мне не впервой отбиваться от заказных проституток, которые потом оказывались сотрудницами военных служб или полиции. И то у них профессиональнее получалось скрывать злость, чем у тебя.
  Но не успел он придумать, как поизмываться над новой жертвой, а в комнату уже ворвался Моцарт. Вот его Вальтер не ожидал здесь увидеть и потому даже язык проглотил на мгновение. Тут такая картина открылась перед скрипачом, а он ни одним мускулом лица не дрогнул.
  - Ты еще и подслушивал меня? - возмутился снайпер.
  - Конечно. Ведь выстрелы и крики не было слышно за несколько кварталов отсюда, - съязвил в ответ скрипач, - все-таки это случилось. Она тебя почти поймала...
  - Но не довела дело до конца. Так что я выиграл, - самодовольно сказал Вальтер.
  На это Моцарт ему больше ничего не ответил, а только сел на колено перед Мирандой и грубо взял ее рукой за подбородок. Разглядывал лицо, словно выбирал себе лошадь на рынке.
  - Не трогайте меня, уроды! - выругалась девушка, - я откушу себе язык и...
  - Тссс, - приложил скрипач палец к ее губам и нежно провел по ее коже рукой, - тебе нельзя портить свою внешность. Не дергайся.
  И не успел Вальтер ничего предпринять, как послышался неприятный хруст и мужчина скривился от отвращения. Затем на смену этой эмоции пришло глубокое возмущение.
  - Моцарт, это не культурно! Ломать шею МОЕЙ жертве - это сверх наглости. Я, между прочим, твоих ни разу не трогал! - ругался снайпер.
  - Ты вывел ее на чистую воду. Спасибо. Доволен? - в приподнятом настроении высказался Моцарт, волоча труп за волосы к двери.
  - Но ведь... но... - жалобно бормотал Вальтер, а затем как выкрикнет ему вслед, - снова ты у меня девушку увел, некрофил проклятый!
  
  Часть 25
  Появление в этом городе не могло не сказаться на самооценке Вальтера. Все вокруг, завидев их с Моцартом, тут же расходились в стороны, освобождая путь, словно героям. В глазах зевак и военнослужащих читался ужас, и все называли прибывших по имени. Мужчинам даже пропуски не понадобились, которые Эльза выдала перед выездом.
  - Ну, надо же! Да мы знамениты, - не сдержал радостного смеха Вальтер, - не думал, что слава про мои деяния так быстро распространится за пределы "Артемиды".
  - Да, ты умеешь делать много шума, - мрачно проговорил Моцарт.
  - Вот вечно ты все перевернешь с ног на голову, - капризно отреагировал напарник и показал ему язык, - плохой-плохой дядька!
  Скрипач сдержанно прикрыл глаза и досчитал до десяти. Ему стоило огромного труда не пробить собеседнику голову прямо здесь и сейчас.
  - Садимся на уазик и выдвигаемся немедленно, - начал объяснять план дальнейших действий Моцарт, - в военном городке нужно расспросить о ходе боевых действий и выяснить, почему не получается продвинуться дальше. Если повезет - то мы увидим причину своими глазами. Но только не лезь в самую гущу событий. Прикончат тебя там.
  - Спасибо, папочка, - выпятил губу Вальтер, - в меня сложно попасть вообще-то.
  - Из огнестрельного оружия в тебя попасть трудно. А вот с магией ты откровенно не в ладу. Поэтому Эльза и отправила на двоих. Каждый хорош в своем деле, - терпеливо отреагировал скрипач, - магией тебя и ребенок уложит.
  - Если я раньше не прострелю ему башку, - насупился снайпер.
  - Хватит болтать. Поехали уже, - перебил его напарник и первый запрыгнул в автомобиль.
  По пути они позвонили Эльзе и рассказали про ситуацию с Мирандой. Хозяйка полностью одобрила их решение в устранении этой предательницы, тем более что она и сама уже заподозрила неладное. Труп девушки разрешила забрать Моцарту.
  Вальтер по-прежнему дулся за это на напарника, но все-таки пережил такой стресс. "Все равно, что мой бутерброд облизал", - ругался он по пути. Скрипач лишь самодовольно хмыкал. Он был счастлив такому неожиданному приобретению в поездке. Да еще и Вальтера позлить был всегда не прочь.
  В военном городке повсюду слышались выстрелы и взрывы. Ощущение, что палатки стояли в самом эпицентре войны и над ними, то и дело свистели какие-то снаряды.
  Мужчины разъединились, но все равно были друг у друга в поле зрения. Когда же Моцарт увидел, сколько трупов валялось вокруг без дела - то не удержался и расчехлил свою скрипку.
  - А как же твое пожелание "не лезть в гущу событий"? - съязвил Вальтер.
  Скрипач его проигнорировал и пустил в воздух всего несколько истеричных трелей. И тут над полем поднялся такой предсмертный вой, хрип и стоны, что даже бывалые служаки побледнели и отступили от армады поднимающихся зомби.
  Почему-то Вальтер получал удовольствие, наблюдая за этим действием. Внутри себя он восхищался способностями Моцарта, не смотря на то, что считал его своим врагом. Но способность мучать людей и после смерти его откровенно привлекала. Как жаль, что в детстве он не послушал мамочку и не стал изучать магию.
  - Мамка мне много врала в детстве, - зачем-то озвучил свои мысли вслух мужчина, - говорила, что колдовать нужно учиться во благо людей. Мол, с этими способностями в наши дни можно найти хорошую работу и бла-бла-бла. Ну почему я узнал правду об этой чудовищной силе только сейчас? Как же я хочу так научиться.
  - Вряд ли научишься, - не прекращая играть, ответил Моцарт, - здесь талант нужен.
  - Задолбал ты меня, капитан очевидность, - сплюнул на землю Вальтер и решил занять себя чем-нибудь более полезным, чем болтовней с напарником.
  Он сделал несколько выстрелов в пустоту, развлекаясь убийством мишеней. Моцарт сразу же их подбирал в свою команду и заинтересованно поглядывал на Вальтера искоса. Ему было необходимо следить за каждым шагом этого клоуна.
  Но тут скучающего Вальтера отвлекли новоприбывшие силы. Целый отряд "парных" единиц. Спятившие девушки и парни, девочки и мальчики плелись на привязи за артемидовцам. Те получили команду на начало атаки и буквально пинками толкнули своих "подопечных" вперед, скидывая их путы и вкладывая в руки бритвы.
  Сначала Вальтер не понял смысла этих действий, но очень скоро он увидел ответ собственными глазами. Безумные детишки и подростки не смотрели перед собой, не обращали внимания друг на друга и только сладострастно наносили себе все новые и новые увечья, упиваясь этой болью и пуская на воздух драгоценную кровь, которая тут же превращалась в каких-то адских зверей и со скоростью ветра улетала вперед. Эти внеземные твари набрасывались на людей, сшибая их с ног, вырывая глаза, растапливая технику, словно кислота...
  И наблюдатель не удержался от восторженного вопля, жадно поглощая процесс глазами. Это был отряд магов крови! Только окончательно спятивших и доведенных до мазохизма. Пускать кровь для них было необходимо. Иначе она бурлила в жилах, переполненная магией и приносила такую неудержимую боль, что хозяин тела вынужден был биться головой о пол и стены, чтобы хоть как-то унять мучения. А тут наконец-то облегчение...
  И только сейчас Вальтер догадался, почему "хозяева" не давали им оружие посерьезнее. Эти шизики зарезались бы раньше, если бы им дали волю.
  - Элита "Артемиды", - вновь прокомментировал происходящее Моцарт, - их у нас всего десяток, к сожалению. Но для этого мы с Олей и ездим периодически в Мертвые Земли: за новобранцами.
  - За добровольцами? - не расслышал Вальтер.
  - Хо-хо, нет. За новобранцами, - коварно поправил его напарник, - Маги Крови не с рождения такие сумасшедшие. У большинства из них мозги на месте до поры, до времени.
  - Глядя на плоды деятельности "Артемиды" - я все больше влюбляюсь в свою работу, - безудержно хохотал как Сатана Вальтер, разводя руки в стороны, - эта война и есть наивысшее творение Эльзы! Она прекрасна. Это... это так будоражит... я срочно должен найти себе применение! Нет... я должен сделать что-то такое, чтобы Эльза мною гордилась...
  "Опять у тебя передозировка эмоциями, - угрюмо подумал Моцарт, делая свое дело, - теперь нужно следить, чтобы ты не натворил делов, идиотина". Но Вальтер не успел найти себе применение.
  Его парализовала красота одного явления, которому мужчина не мог подобрать ни названия, ни подходящих слов восхищения. Над грохотом войны вверх вырвался стометровый клуб дымчатой энергии и мгновенно разнесся по сторонам, превращаясь формой в прозрачного дракона. Он был ужасен, он сносил лапой тысячу людей и разбивал о свои невидимые бока любую магию. Он рычал, он скалился и грыз огромными зубами человечески тела, рвал в клочья бесов Магов Крови. И Вальтер пал пред ним на колени, задыхаясь от неописуемого восторга, которому никак не мог найти выход...
  - О-о-о, теперь я вижу причину, по которой мы никак не можем продвинуться вперед, - вдруг зло оскалился Моцарт, - это же Драконис-Персона! Глазам своим не верю. Откуда он у них?
  - Что? Что это за божественное творение? - протягивал руки к монстру Вальтер.
  - Драконис-Персона - убийственная для своего хозяина редкая магия. Ее называют даром, но по факту - это психическая болезнь. Все, кто владеют ею, рано или поздно сходят с ума и либо убивают себя, либо уходят от людей в леса. Но пока эти маги в здравом уме - они обладают самой могущественной силой на земле, которая может сравниться только с мощью нашего неовампира Владимира. И то вряд ли он что-то сделает против этого дракончика... обычно люди бегут и война заканчивается раньше срока, если на чьей-нибудь стороне появляется Драконис-Персона.
  - Боже... какая сила... - ломало Вальтера от эмоций.
  - Да, она огромна, - Моцарт перестал играть на скрипке, - но нам тут делать больше нечего. "Артемида" явно проигрывает.
  - Что?! Так быстро? - вдруг опешил напарник, - но ведь еще ничего не произошло. Наших больше и здесь элита... разве не так?
  - Ты не понимаешь тактики войны, - хмуро заметил скрипач, - и я повторюсь: если на чьей-то стороне появляется Драконис-Персона - то бой считается заведомо проигранным для врагов. Потому что магов, владеющих этой силой на земле... зафиксировано всего пятеро. А в наши дни в живых осталось лишь трое.
  - Всего трое?! - не поверил своим ушам Вальтер, - и у нашей страны нет ни одного представителя?
  - К сожалению, пока нет. Но это главная миссия "Артемиды", за которую Эльза обещает золотые горы... однако за последние десять лет никого не постигла такая удача. Каждый жаждет найти мага с Драконис-Персона. Даже я продал бы все, что у меня есть ради шанса контактировать с этим чудом природы и кульминацией психического отклонения. Но нам пора возвращаться. Бессмысленно оставаться здесь дольше.
  
  Часть 26
  Эльза выслушивала отчет с нескрываемым раздражением. Снова наступили на ее больную точку по поводу неполноценности коллекции "Артемиды". Однако работа была выполнена идеально и Величкина исполнила свое обещание, дав Вальтеру личный дом.
  Вы бы видели его неописуемую радость. За это мгновение он не пожалел бы и еще сотни переломанных костей и унижений, пережитых в "Артемиде". Как же ему все-таки повезло с начальником!
  Жизнь определенно налаживалась. Сотрудничать с Моцартом приходилось не часто, да он больше и не бесил Вальтера так сильно, как раньше. Все-таки мужчина получил свое. Но все равно осталась вещь, из-за которой снайпер продолжал выносить мозги Эльзе.
  - Ну, дайте ученика, - лежа на полу, держался за ногу Величкиной Вальтер, - ну пожа-а-алуйста!
  - Прекрати обезьянничать! - рыкнула на него женщина, пытаясь освободить щиколотку, - чего он тебе сдался? Ты же ведь хочешь ученика не ради факта обучения, а ради статуса. Не так ли?
  - Ну, это же так здорово! Разве этого мало? - блестели его глаза от восторга и искусственной грусти, - ну я же ведь заслужил! Ну, мамочка-а-а!
  - Ты ведешь себя как ребенок, - аккуратно ударила она его ногой по носу и удалилась к собственному столу, - не могу я дать тебе ученика сейчас.
  - Ну почему? - жалобно сел он на колени, потирая ушибленное место.
  - Ты убиваешь всех своих напарников! - в сердцах выпалила Эльза, - пытаешь помощников и насилуешь любой женский пол, который двигается и не двигается. Как я могу дать тебе ученика после этого?
  - Но ведь я научился сотрудничать с Моцартом, не пытаясь его прибить. И не тронул Олю тогда...
  - Опять ты хвастаешься столетними заслугами, - рыкнула Эльза, - учеников нужно обучать и воспитывать. Ты же этого не умеешь.
  - Но я хочу собачку... ой, в смысле ученика! - вновь упал он на пол и стал бить ногами по полу, - хочу!
  - Уйди с глаз моих, иначе прикончу, ей богу! - показала ему кулак Величкина.
  Но тут дверь кабинета открылась, и внутрь вошли Моцарт с Олей. Застав Вальтера в таком состоянии, они не сильно удивились. Однако шаманка миленько рассмеялась, закрывая лицо руками.
  - Ты чего это тут валяешься? - она мигом оказалась рядом со снайпером и легла напротив, - ох, теперь я тебя понимаю. В этот жаркий летний день холодные полы особенно приятны!
  - И вторая теперь валяется, - вздохнула Эльза.
  - Вызывали? - перешел сразу к делу Моцарт.
  - Да. Есть одна работенка, - протянула мужчине папку с заданием женщина, - мне кажется, мы наткнулись на золотую жилу.
  - Что? - опешила Оля, развернувшись на полу к хозяйке, - только не говорите...
  - Зафиксирована активность Драконис-Персона?! - не удержался от ярких эмоций Моцарт.
  Тут-то все и затихли. Даже Вальтер пришел в себя, услышав драгоценную информацию, ласкающую слух. И никому не хватало слов, чтобы выразить то, что они чувствовали.
  - Именно, - сдерживая нервную радость, подтвердила Эльза, - я не могу доверить эту работу никому другому. Информация не подтвержденная, поэтому вполне возможно, что разведчики ошибаются. Все-таки не каждый день нам приходится видеть Драконис-Персона. Однако проверить стоит.
  - Мы слышим о возможных Д-П каждую неделю. Но почему вы делаете ставку именно на этот случай? - вернулся к прежней сухости Моцарт.
  - Женская интуиция, - ответила Эльза, - и чутье. Не зря Виктор Тремер и вурдалачка бежали к нам из Краснополянска. Возможно, там появилось то, что привело их в движение. И это нечто выжгло последние силы Тремера. Он хочет заполучить Драконис-Персона в качестве аккумулятора, как Владимир заполучил Линду. Здравая мысль, на мой взгляд. Но нуждается в подтверждении. Справитесь?
  - А можно я с ними? - выпалил вдруг Вальтер, - ну пожалуйста! Я в сторону Моцарта даже не посмотрю ни разу! И не влезу ни в какую драку. И вообще...
  - Ты слишком суетный, - сказала, как отрезала Эльза, - тут нужна деликатная работа. Ты на такую не способен.
  - Но... - в отчаяние выпалил Вальтер.
  - Нет! - строго хлопнула рукой по столу Величкина, - и если ты вдруг вздумаешь сам туда бежать - то я тебя очень жестоко накажу. И разжалую. Ты понял?
  Вот теперь глаза снайпера наполнились откровенным разочарованием. Затем пришла злость, он психанул и разбил какую-то вещь о пол, после чего вышел, громко хлопнув дверью. Моцарт был доволен как никогда. Оля снова забилась в угол, волнуясь за Вальтера. Эльза тяжело вздохнула, обессиленно упав на свое место.
  - Если нам и вправду удастся заполучить Драконис-Персона - то я... я даже не знаю, как нам это отпраздновать. Но умоляю, Моцарт, Оля, только не упустите ее.
  - Ее? - встрепенулась шаманка, - это еще и девочка?
  - Другие три мага - мужчины. Боюсь, в таком случае, здесь однозначно ошибка, - в сердцах проговорил Моцарт, - последняя девушка в истории, владеющая Д-П - была ее первая прародительница. Помните легенду про братьев и сестру, спасших страну?
  - Эту легенду каждый ребенок знает, - парировала Эльза, - но я готова поставить на кон все, что у меня есть. И помимо вас я отправила туда еще несколько искусных артемидовцев, которые также постараются подстроить все лучшим образом, чтобы эта рыбка попал в наши сети. И вы не оплошайте.
  - А почему Вальтера туда не послали? Когда нужно - он умеет собираться, - подала вновь голос застенчивая Оля.
  - О нет, - покачала головой Эльза, - я его обожаю и готова доверить этому идиоту свою жизнь. Но здесь... мне нужен холодный ум и расчетливость. А теперь идите. И удачи вам.
  Отправив лучших работников "Артемиды" на это дело, Эльза осталась в кабинете одна. Она глубоко ушла в свои мысли и все думала над тем, кого сделать наставником будущей новой сотрудницы.
  Нельзя делить шкуру не убитого медведя, но продумывать возможные варианты ей никто не мешал. Моцарт - это плохой вариант. За многие годы с ним, как и с Вальтером никто не уживался в паре. Только Оля прошла это испытание и лучше бы их не разъединять. Мэри или Поджигатель отлично работают в месте на протяжении трех лет. Нельзя разрушать такой идеальный тандем.
  Есть еще Птицеед и Одиссей... но первый не переносит детей. Поэтому Эльза всегда отсылала его на фронт или в боевые точки, чтобы этот чудик не мог столкнуться ни с одним ребенком. Иначе ему перекрывало мозг и ни одно наказание не действовало на этого придурка. Вальтер хотя бы умеет исправляться и старается выслужиться. Но будет ли он таким после получения желаемого? Что если стимулов больше не останется?
  Одиссей - очень ненадежен. Работает в одиночку. И дело в том, что напарники его подавляли и манипулировали им. Если припомнить еще парочку элитников "Артемиды" - то среди них можно было бы найти подходящие кандидатуры.
  "Нужно пересмотреть их личные дела", - полезла в шкафчик Эльза. И когда она достала эту кипу документов, то увидела на самой поверхности именно дело Вальтера. Ее сердце жалостливо сжалось. Почему она так усердно отвергала его кандидатуру?
  Вроде бы все предельно ясно: неуравновешенный, плохо срабатывается с другими людьми, не умеет бороться со своими страстями. Но с другой - самый лучший психолог в "Артемиде". И за год работы Эльза убедилась в том, что в плане вербовки и пыток ему не было равных. Так почему бы не дать ученика? Хотя бы попробовать.
  "Ну, нет, - осекла сама себя Величкина, - пробовать нужно на новобранцах попроще. А здесь Драконис-Персона! Я бы и сама взялась за такую ответственную работу, если бы у меня времени было больше". Но что-то сверлило ее изнутри. Казалось, что у женщины есть совершенно другие причины, по которым она отвергала кандидатуру снайпера.
  "Меня и так все давно упрекают в том, что я слишком переоцениваю Вальтера, - обернулась она к окну, - знаю за собой такой грешок. Но у меня еще никогда не было такого исполнительного и гениального сотрудника. Были жестокие бессердечные монстры, чьи руки по локоть в крови. Были те, кто мог убить животное или ребенка, не моргнув. Есть те, кто от скуки развлекается жестокими играми на выживание. Есть блестящие вербовщики, которые, к сожалению, могут только завлекать жертву в сеть, но не более. Есть те, кто отлично промывает мозги и даже пара гипнотизеров. Но это все не то. Мне нужно совершенно другое...".
  Она достала из стола какой-то алкоголь в крохотной бутылке и сделала глоток. Это бодрило! Нужно сперва дождаться результатов разведки и отчет Моцарта, а уж потом думать. Голова трещит.
  
  На следующий день телефонный звонок прозвучал в кабинете, словно грохот колокола. Эльза немедленно бросила все свои дела и сняла трубку.
  - Хорошие новости, - с трудом скрывая торжество, проговорил Моцарт, - это действительно она.
  - Ты уверен? - сперло дыхание у Величкиной.
  - Только что прямо на моих глазах всего в паре метров от нашего укрытия эта девка создала энергетического дракона и разнесла в клочья несколько зданий. Мы кое-как выбрались из-под обломков, и я немедленно позвонил вам. Никаких сомнений: это Драконис-Персона! Вы нашли его.
  Женщина задохнулась от нахлынувших эмоций и не смогла выговорить ни слова. Она вскочила с места, начала ходить по комнате и в смятении хваталась свободной рукой за все подряд.
  - Когда вы сможете доставить ее в "Артемиду"? - первое, что пришло на ум Эльзе.
  - Это будет уже сложнее... - протянул скрипач, - у нее могущественные покровители. Придется усердно думать над тем, как подвести ее под нарушение закона, чтобы сцапать свеженькой. Но мы справимся, если никто не облажается.
  - Я направила в этот город своих лучших агентов! - сжала кулак хозяйка, - у вас нет права на ошибку! Если она ускользнет из наших рук - я лично отрублю голову провинившемуся. Вам все понятно?
  - Так точно, - спокойно отреагировал Моцарт.
  - И передай всем остальным. Ты за главного, - она положила трубку и нервно откинула телефон от себя, будто он был раскален докрасна.
  Затем женщина схватилась за голову и все не могла прийти в норму. Они нашли ее! И скоро Д-П окажется в их руках! И не важно, сколько придется потратить на это средств и времени. Главное - результат.
  Но снова остро встал вопрос о том, кому потом сплавить эту девчонку. Пора было кое-что уточнить.
  - Заполни эту анкету, - передала в тот же день Вальтеру листок бумаги Величкина.
  - Что за анкета? - сухо спросил снайпер, пробегая глазами по вопросам.
  - На профпригодность, - строго ответила она, - мне нужны ответы сегодня же.
  - Бред какой-то, - фыркнул Вальтер, - вы и так знаете на практике, на что я способен. Что за ребячество?
  - Тебе ребячество, а мне документы "наверх" подавать нужно. Канцелярская работа всегда была скучной и неадекватной.
  - Что за вопросы? - продолжал бурчать Вальтер и схватил Эльзу за плечо, - нет уж, не убегайте, пока я все не выясню. "Знаешь ли ты, как обращаться с учениками?" - не знаю, конечно. У меня их ни разу не было. "Что нужно делать, если ученик проявляет нежелание работать" - пытать, блин. И вот еще...
  - Хватит придуриваться! - скинула его руку Эльза, - хочешь выставить меня на посмешище?
  - Было бы неплохо, - не отрывая глаз от листа, ответил мужчина, - "Назови лучший способ вербовки" - пытка. "Как раскрыть таланты ученика?" - это вообще что-то из оперы школьного учителя. Но я отвечу - запугать до смерти и он сам тебе откроется. Сможете сами записать все, что я только что озвучил?
  - Хамство у тебя из ушей льется. И наглости немерено, - зло прорычала Эльза и швырнула листок бумаги Вальтеру обратно в лицо, после чего пошла по своим делам.
  Кровь в ней кипела сильнее, чем обычно. Подлец снова вывел ее из себя.
  - Есть только один способ повлиять на человека и заставить его плясать под твою дудку. Я им всегда пользовался, хотя вы не придавали этому никакого значения, - вдруг бросил ей в спину снайпер, - главное, убить в человеке самооценку и чувство собственной значимости. Каждый думает, что он уникален и потому не может умереть, а другие не имеют права ломать его. Но как только ты избавишься от этого барьера - жертва идет по одному из двух путей: сдыхает или подчиняется.
  Вальтер ни на что не намекал, а просто смилостивился над Эльзой. Он высказался и ушел, оставив женщину в полном замешательстве. Она обернулась и увидела, что анкету снайпер бросил на пол, не пытаясь даже заполнять. Но ей этого уже было не нужно...
  После недолгих раздумий Величкина поняла, как сильно она ошибалась. Хуже всего дать новобранцу надежду на то, что с ним здесь будут считаться. Или дать понять, насколько он важен "Артемиде". Таких испорченных кадров Эльза душила позже собственными руками, но никогда ей и в голову не приходило, что все проблемы возникали по ее же вине.
  "Что бы я сделала в первую очередь, заполучив Драконис-Персона? - задала себе прямой вопрос женщина, - я бы дала ей лучших наставников, тряслась бы вокруг паршивки, как будто она пуп земли. Берегла бы ее здоровье, а об убийстве и речи не шло б. Но что я получу на выходе? Мощное оружие против самой себя. Нельзя опускать планку до уровня подчиненных, какими бы ценными они ни были. Моцарта, Олю, Одиссея и многих других я гнобила и наказывала как уличных псов. И получила то, что имею сейчас".
  Эльза присела и стала массировать себе виски пальцами. "С другой стороны я осознаю, что не смогу переломить себя и в любом случае буду плясать под дудку ценного подчиненного. Также, как поддаюсь харизме Вальтера. Мне все уже указали на этот недостаток, но я не могу ничего с собой поделать. Я слишком ценю гениальность. Но кто справится с этой хрупкой и трепетной работой лучше меня самой?" - и Эльза уставилась перед собой в невидимую точку. Мозги кипели и зацикливались на одном и том же лице.
  - Черт побери, не влюбилась ли я в него часом? - зло проговорила себе под нос Величкина и снова отпила тот самый алкоголь.
  Он помогал принимать сложные решения. Но тут снова зазвонил телефон. Эльза чуть не выронила его из рук от неожиданности. Это был Моцарт.
  - Строптивая деваха, - прямо проговорил он.
  - Что у вас там происходит? - не поняла хозяйка.
  - Оказывается, она не умеет пользоваться своим Драконис-Персона. Мы решили, что нам это на руку и попытались спровоцировать ее, но не сумели. Во-первых, ее телохранители быстро прибежали, а во-вторых, она сама не промах. Такая маленькая, а уже не боится смерти.
  - Не боится? Да брось бы... не поверю, чтобы великий Моцарт ляпнул такую глупость, - нахмурилась Эльза.
  - Так вот зная меня, вы должны понимать, что это правда, - холодно ответил мужчина, - девке на вид лет шестнадцать. Но из подслушанных разговоров мы поняли, что она прошла огонь, воду и медные трубы. Проще говоря, этот ребенок выжил в Мертвых землях среди магов крови, неплохо справляется с неконтролируемой силой Драконис-Персона и лично сражался со знаменитым вампиром Виктором Тремером, после чего осталась жива и здорова. Когда же наши люди прищучили ее и разыграли сцену нападения как по нотам, девка просто использовала магию браслетов, несмотря на то, что силы были не равны. Ни капли паники в глазах.
  - Спасибо за ценную информацию, - дрогнул голос хозяйки, - это все?
  - Пока что да. Больше мы не будем работать так грубо. Пришло время тонкой игры.
  - Работайте, - одобрила его слова Величкина и положила трубку.
  Решение было принято. Однако Эльза не делала поспешных действий. Она скрестила пальцы и заставила себя терпеливо ждать.
  
  И тот день пришел... и все складывалось в их пользу. И когда хозяйка узнала, что уже наверняка и бесповоротно Д-П у них в руках, только тогда она смогла с облегчением выдохнуть. Еще неделя... всего неделя бессмысленного показушного суда и "Артемида" получит драгоценный камень, несравнимый ни с чем, что попадало в ее стены с момента сотворения.
  Момент настал. Пора вызывать Вальтера. Он по-прежнему злился и дулся на нее, хотя выполнял свою работу как всегда чисто и оригинально. Торжество хозяйки заставило его навострить уши, но мужчина уже ничему не обольщался.
  - Будет тебе ученица, - плохо скрывая восторг, объявила Эльза, - но ты должен поклясться мне всем, что у тебя есть, что ты ОЧЕНЬ постараешься беречь ее как зеницу ока. И не прикончишь в первые же недели.
  - К чему вы клоните? - угрюмо и без энтузиазма откликнулся Вальтер.
  Он не очень понимал ее намеков и восторга. Тут Д-П по всей стране отлавливают, а он сидит в своей дыре и не получает ничего, кроме паршивых подачек.
  - Поклянись, Вальтер. Иначе, я казню тебя за нарушение договора, - строже приказала Эльза.
  - Да-да-да... - увел он глаза в сторону.
  - Так, я поняла. Тебе нужно сначала сказать, что это будет за ученица, - сдавила переносицу Эльза.
  - Да какая уж разница, - перебил ее Вальтер, - все равно я вижу, что вы мне не доверяете. А значит, и о статусе нет смысла беспокоиться. Может быть, я уже не хочу себе никаких учеников?
  - О да конечно, - не удержалась от нервного смеха Эльза, - то есть ты хочешь сказать, что отказываешься от Драконис-Персона?
  Эти слова прогремели как выстрел в голову. После некоторого замешательства Вальтер резко подался вперед и недоверчиво сбился на шепот.
  - Вы серьезно или издеваетесь?
  - Я серьезно, - кивнула ему Эльза, проговаривая каждое слово с какой-то любовью, - дурачек мой, ты скоро станешь папой. Девке всего шестнадцать.
  Надо было видеть лицо Вальтера, чтобы понять, что он испытал в этот момент. Это было что-то такое, чего не опишешь словами. В конце концов, мужчина откинулся на спинку стула и так глубоко ушел в себя, что хозяйка забеспокоилась о том, как ей придется возвращать его обратно.
  - Идите на ***, - выругался, вдруг Вальтер, - ни за что не поверю!
  - А зря, - нежно улыбнулась Эльза и погладила его по щеке, - ведь это правда.
  - Вы же сказали, что из меня получится никудышный наставник, - не верил он своему счастью, - да еще и Драконис-Персона... нет-нет-нет, я зря обольщаюсь...
  - Успокойся уже, тряпка! - несильно хлопнула она его ладонью по щеке, - я когда-нибудь шутила с тобой? И я не спятила, выбрав главной кандидатурой именно тебя. Говоришь, я не доверяю тебе? Ну конечно, после всех тех усилий и труда, который я вложила в эту наглую рожу! Нянчила тебя как выброшенного из гнезда птенчика. Терпела каждую выходку. Нужно же все реализовать, в конце концов. Наконец-то ты вернешь мне долг.
  - Но как? - продолжал удивляться Вальтер, - Драконис-Персона - это сокровище не только для "Артемиды", но и для вас в частности! Для всех нас. И почему именно мне? Я ведь даже не знаю, что с нею делать...
  - Но ты хочешь ее получить? - спросила Эльза.
  - О да... - выдохнул из последних сил Вальтер, - больше всего на свете. Я жажду...
  - Вот и не ной, - преисполненная чувств, она даже поцеловала мужчину в лоб, - наслаждайся. Вся загвоздка в том, что девчонка не умеет еще обращаться своими способностями. Я отберу у нее магические браслеты, чтобы не было соблазна колдовать, избегая Драконис-Персона. В твои обязанности входит: аккуратно раскрыть ее способности. Вскрыть культуру, воспитание, надежды и заставить ту чудовищную силу вырваться наружу и служить мне. Теперь понял, почему я выбрала именно тебя? Никто другой не разбирается в психологии людей так хорошо, как ты.
  Вальтер все еще смотрел на нее с недоверием, но теперь внимал каждому слову. От передозировки эмоций он проскочил тот этап, когда начинал неистово беситься и перешел сразу к обессиленной отключке мозга. Сейчас мужчина был способен только на то, чтобы мысленно обсасывать эту радостную новость со всех сторон и не думать больше ни о чем другом.
  - И только ты умеешь работать с людьми, не обращая внимания на их статус и заслуги. Я, к сожалению, немного лишена такой способности. Поэтому твои руки развязаны, но я буду контролировать сохранность девушки.
  И Эльза отпустила его на недельный отпуск, чтобы Вальтер мог собраться с силами и приготовиться к самой ответственной работе всей жизни. Вот этот день и настал. Птенец кукушки готов расправить крылья... и сломать чью-то жизнь. Скоро все решится. Скоро у "Артемиды" будет личный Драконис-Персона.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Е.Халь "Исповедник" (Научная фантастика) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | C.Возный "Последний шанс палача" (Боевик) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | Л.Свадьбина "Попаданка в семье драконов 2" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"